WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Миф и эпос как феномены сознания и социокультурной деятельности

Автореферат докторской диссертации по культурологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 

Основные положения, выносимые на защиту.

1.В работе проводится анализ роли понятий мифического смысла и социального кода. Мифический смысл и социальный код это исторически складывающиеся жизненно - практические инструменты организации социума. Они в то же время суть комплексы особого типа информации (знания), которые определяют особенности культуры   эпох, этносов и цивилизаций. Мифический смысл и социальный код образуют основания мировоззренческих структур и  содержат устойчивые, исторически стабильные представления об окружающем человека мире, о самом человеке, о ценностях бытия и способах его организации. Как относительно стабильные они существуют неизменно в рамках жизни определённой культуры или цивилизации и передаются из поколения в поколение благодаря действию механизма традиции.  Определяющую роль в развертывании мифической, а затем и эпической реальности играл социальный код, под которым здесь понимается универсальная форма упорядочения содержаний культуры.   В диссертации показано, что мифический смысл и социальный код формируются в зависимости от целеполагающей деятельности и определяются как общими, так и частными целями, возникающими в процессе общественного развития.  

2.В диссертации показано, что к середине I тыс. до н.э. от Северного Причерноморья и Северного Кавказа до Алтая сложилась цивилизация номадов, материальной основой которой  служили  скотоводство и военное дело.   Цивилизация кочевников сложилась на основе особой системы идеологических и духовных ценностей, которые оформились в трифункциональном социальном коде. Отличительными признаками этой цивилизации были:

а) производящее хозяйство;

б) развивающаяся имущественная и социальная дифференциация общества;          

в) наличие института власти с функциями регулирования, управления  и контроля;

г) сложная структура общества с ведущей ролью военных предводителей или военной аристократии.

Таким образом, универсальная модель   цивилизации исторически была реализована в двух сценариях, основанных на двух видах    производящей экономики: земледелии и скотоводстве.

3.В диссертации вводится понятие Северокавказской цивилизации, которая охватывает Северокавказский регион и включает в себя культуру народов, населяющих эту территорию. Воинская культура, сохранявшаяся на протяжении долгих веков, являлась стержнем, на котором основывалась Северокавказская цивилизация.  Война, с одной стороны, служила основой формирования этой цивилизации, так как посредством военного взаимодействия различных этносов происходило заселение Северокавказского региона. С другой стороны,  войны мешали образованию общекавказского единства. К новому времени Северокавказская цивилизация достигает первичной   стадии своей интеграции - стадии межэтнической консолидации, которая характеризуется  единством культуры, общим мифоэпическим наследием, единым уровнем материальной жизни.

4. Своеобразие Северокавказской цивилизации, как и своеобразие всякой цивилизации, сказывается, прежде всего, в  духовной атмосфере, стиле мышления, строе чувств и повседневном поведении действующих индивидов. Урбанистический путь, на который она стала  в  III-V вв., был прерван разрушительным нашествием кочевников в XIII-XV вв., а  последствия  этого нашествия пагубно отразились на её развитии, что способствовало возвращению  на доурбанистический уровень, на котором она пребывала до XIX в.

5. В диссертации вводится понятие инсталляционного кода, которое  означает способность человека обустраивать пространство своего бытия в соответствии с такими важнейшими задачами, как   обеспечение  безопасности и сакрализация пространства обитания.  В связи с этим анализ пространства обитания основывается  на выделении двух типологических моделей дома – дома-крепости и дома-храма.           В условиях кавказской цивилизации модель дома-крепости проявляется в строительстве родовых боевых башен, а в системе родоплеменных отношений - в обычае кровной мести.        Модель дома-храма инсталлируется в жилом пространстве дома, которое сакрализуется мифоэпическим сознанием и  населяется земными и небесными духами. Эту культуру, синтетически соединившую мифическое мироощущение, эпический максимализм и абстрактно-религиозную идею о непроявленном основании мироздания, мы определяем здесь как мифологическую религию или культуру единения.  Пространство обитания человека и сакрализованное пространство дома оказываются, таким образом, для него тождественными и неразличимыми.

6.В диссертации вводится понятие брачного кода, задача которого отобразить эволюцию брачных отношений в процессе исторического развития общества. Само изменение брачного кода определялось целями, мифическими смыслами и мироощущением первобытного коллектива. Брачный код формирует, в свою очередь, пространство брака, его локализацию (матрилокальность, патрилокальность), число брачных партнёров и характер отношений между ними. В диссертации показано, что брак следует рассматривать как   разновидность социальной игры, которая пронизывает собой всю Вселенную и разыгрывается как космическое действо. Система брачных отношений является первоосновой таких социально-исторических общностей, как семья, род, племя, этнос, а  отношения между мужчиной и женщиной становятся своеобразной парадигмой, освещающей путь познания      социального космоса и внутреннего мира человека.

7.В диссертации различаются два исторических типа пира как мироустроительной деятельности и точки соединения общественных интересов:

1. Пиры мифоэпического периода, длившиеся неделями, носившие характер народных празднеств и отрицавшие все общественные запреты.

2. Пиры, устраиваемые в эпоху подъёма  религиозного сознания, формирующего воздержанность в телесных проявлениях и способность к рефлексии, к контролю над нижними этажами человеческой психики. Бытие человека концентрируется в пространстве вкушения, сочетающем общественные идеалы, вкусовые предпочтения   и дух народной традиции.

Пир интерпретируется как начало, кульминация и конечная точка жизненного цикла этнической общности. В пространстве вкушения разворачиваются все социальные пространства: производство, общественные отношения, сословная, возрастная и половая дифференциация. Пир – это всё освящающая и дающая на всё санкцию мироустроительная деятельность общества. Культурный код пира упорядочивает социальную реальность и включает  ритуально-символические функции пищи  в  процесс коммуникации между участниками пира и богами.   Все сферы      человеческой деятельности обретают смысл и своё завершение, достигают своей цели только в   контексте пира.

Таким образом,  дом в социальном и духовно-практическом отношении ещё явственнее предстаёт перед нами через пир, через   народные празднества, связанные с вкушением, увеселением, состязательностью, пением, танцами и пр.

     Теоретическая  и практическая значимость работы. Основные выводы диссертации  рассчитаны на практическое применение в деятельности институтов государственного регулирования национальных отношений при разработке вопросов духовно-религиозной жизни на государственном и региональном уровне. Полученные результаты могут быть использованы в научной и методической работе по различным разделам философии, антропологии, этнологии, культурологии, этики, эстетики, религиоведения. Апробация результатов исследования. Основные идеи и результаты исследования отражены в монографии и статьях автора. Отдельные положения и выводы использованы в докладах и сообщениях на научно-практических конференциях:  XXI  век: на пути к единому человечеству?  -Международная конференция, М.,27-30 мая 2003г.; 

современные технологии обучения.- I международная научная конференция, Владикавказ, май, 2004 г.;  

метафизика музыки и музыка метафизики. – Конференция,  СПб, январь,2006 г.;   

полилингвальное образование как основа сохранения языкового наследия и культурного разнообразия человечества. - II международная научная конференции. Владикавказ,12-13 мая 2008 г.;   

Категория ценности и культура (аксиология, литература, язык).  Всероссийская научная конференция: 13-15 мая.  Владикавказ, 2010.  

 Структура диссертации.  Работа состоит из трёх глав, введения, заключения и библиографического списка.

      Основное содержание работы

    Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, характеризуется степень разработанности проблемы, формулируются цель и основные задачи работы,  определяются теоретико-методологические основы исследования, выявляются основные научные результаты и их научная новизна, излагаются основные положения диссертации, выносимые на защиту, раскрывается научная и практическая  значимость исследования, а также формы апробации результатов.

В первой главе «Методологические проблемы исследования мифа и эпоса» на основе историко-философских, культурологических, антропологических, психологических и социально-философских идей анализируются   теоретические и методологические проблемы, возникающие при изучении мифа и эпоса как самостоятельных объектов философского исследования. Здесь отмечается, что мифический смысл и социальный код как феномены духовной культуры   играют существенную роль в организации социальной реальности. 

В параграфе I.1  «Теоретико-методологические проблемы происхождения и сущности мифа и эпоса» рассматриваются различные идеи и концепции, в которых отражаются представления зарубежных и отечественных исследователей о природе и эволюции   древнейших типов мировоззрения.

Осмысление различных мифологических сюжетов началось в период, когда     общество   в своём духовном развитии переходило от мифа к логосу. Интерес к мифологии и сущности мифического не ослабевал и в эпоху эллинизма, и в Средние века, и в Новое время.  В каждый из этих периодов миф оценивался и осмысливался по-своему в зависимости и  от исторических задач, решаемых исследователями, и от той картины мира, которая стояла перед их взором. Одной из форм теоретического решения проблемы происхождения и сущности мифа является анализ его истории в контексте развития научных представлений.   Бурный всплеск интереса  к мифологии произошёл в ХIХ в. Для исследователей этого периода ошеломляющим было установление того  факта, что  культуры этносов, далеко отстоящих друг от друга в пространстве и времени, имеют сходные мифоэпические сюжеты, обычаи, традиции.  Для ХIХв. эволюционный и объективно-научный подход к мифу был  значительным шагом вперёд. Признанный лидер британского эволюционизма Э. Тайлор говорил о необходимости свести к минимуму субъективизм исследователя мифа, который может привнести в материал свои собственные измышления и представления. Э.Тайлор  предлагал проследить этапы развития мифа от первичных «грубых проявлений фантазии» до  воплощения их в комплексах мифологических систем, получивших в Европе, Азии, Америке, Австралии и Африке разнообразную  эмоционально- художественную окраску.

На рубеже ХIХ и ХХ вв.  исследователи обратились к сравнительной мифологии, результаты которой   показали совпадение мифов у различных народов. Этот факт объяснялся общностью   происхождения,  взаимным влиянием вследствие  исторического соприкосновения или заимствованием мифологических сюжетов. Однако некоторые совпадения явно выходили за пределы  такого подхода и их пытались объяснить тождеством природных и социальных условий, нашедших отражение в мифологии.   В конечном счете это привело к появлению двух основных подходов в решении проблемы параллельной  мифологии: компаративистского и субстанциального, или психо-этно-социологического (критерием здесь, по мнению диссертанта, является основа зарождения мифа: индивидуальная или  коллективная психика, история этноса или инвариантные социологические структуры).

Согласно компаративистской (миграционистской) модели  мифы, изначально локальные по своему характеру, распространялись в процессе взаимодействия культур  из мифопроизводящих центров по всему миру. Эту позицию развивали в своих трудах    Л. Фробениус, Б.Малиновский, М.Элиаде.   Представители кембриджской школы Дж.Фрэзер,   Б.Малиновский показали связь мифа, магии и ритуала. Вторая модель - субстанциальная (психо-этно - социологическая) устанавливает, что основные элементы мифа суть продукты деятельности психики человека, его исторической практики, организации общества и поэтому они имеют общезначимый и универсальный характер. К сторонникам этой позиции относятся   З.Фрэйд, А.Адлер, К.Юнг, Дж.Кэмпбелл, Э.Дюркгейм,  Л. Леви-Брюль, К. Леви-Стросс   и др.  

Существенный вклад  в   изучение  мифа и эпоса  внесли   отечественные исследователи, среди которых можно назвать А.А.Потебню, А.Ф.Лосева, Я.Э. Голосовкера, П.С.Гуревича, Ю.М.Лотмана, М.И. Стеблин-Каменского, В.Я. Проппа, Б.Н.Путилова В.Н.Топорова, Б.А.Успенского. Значительную роль сыграли также работы О.М.Фрейденберг и Е.М.Мелетинского.

О.М.Фрейденберг считала, что миф выполняет важную познавательную функцию и первобытный человек воспринимает свои ощущения в категориях общественного сознания. Семантика еды, рождения и смерти у О.М.Фрейденберг носит универсальный характер и поэтому имеет редукционистскую направленность.

Е.М.Мелетинский в работе  «Поэтика мифа» отмечал, что мифология в архаических обществах является доминантой духовной культуры.  Различая «здравый смысл» первобытного человека и его мифологию, он подчёркивал, что каждая из этих форм духовной жизни имеет своё предназначение и предметную область.  Мифология,   по мнению Е.М.Мелетинского, «становится тотально господствующим способом глобального концептирования».      В вопросах   происхождения и функционирования мифов методологическое значение для  него имеют практические потребности и цели.

Итак, мы имеем дело с двумя теоретическими моделями - компаративистской и субстанциальной, которые, будучи дихотомическими, исчерпывают всё многообразие представлений о происхождении и функционировании мифологии и эпоса.

Предпринятый  анализ был необходим для выявления  основополагающих принципов  построения концепции мифа и эпоса. При этом миф и эпос рассматриваются не как жанры фольклора или художественные продукты народного творчества, а как живой, органичный обществу процесс идейно-смыслового  и деятельного освоения  мира, игравший в прошлом существенную роль в   развитии общества и личности. 

В параграфе I. 2 «Природа мифического смысла и социального кода»рассматриваются проблемы происхождения, формирования и динамики мифического смысла  и социального кода и степень их воздействия на  исторический процесс.

Вопрос о происхождении и сущности мифического смысла и социального кода    решается в диссертации на базе определенных, теоретически обоснованных принципов понимания социума и социальной реальности. Проблема происхождения и сущности мифа в свете  философского анализа предполагает ответ на вопрос о сути социального вообще.

Понятия “социальная реальность”, “социальная действительность”, “социальное бытие” отражают различные стороны социальной онтологии. .  

Любая социальная реальность складывается в определённой экологической зоне, на определённой территории и включает в себя природную среду с её растительным и животным миром, а также видимый космос - и всё это в  той степени, в какой  эти пространства освоены человеком.  Поэтому    действительной «клеточкой» социальной реальности является человеческое действие, главной характеристикой которого выступает целеполагание. В  рамках противопоставления человека и мира социальная реальность имеет прежде всего антропологические основания и коренится в природе человека, в его способности  трансцендировать и выходить за пределы непосредственного бытия и в телескопически связанной с ней способности опредмечивать мир собственных  смыслов и значений.

В диссертации выделяются в соответствии с типами мировоззрения несколько наиболее важных понятий,   обозначающих отдельные фрагменты единого и целостного духовного пространства социума: понятия мифической и эпической реальности, религиозной и философской реальности, научной и эстетической реальности. Эти виды реальности основаны на единстве объективного  и субъективного, так как включают не только предметные формы своего существования, но и целостные миры чувств, переживаний, идей, понятий и принципов, знаний и догм.

Социальная реальность есть сфера действия общественных индивидов, наделённых разумом и волей, стремящихся к определённым целям  и решающих различные задачи в соответствии с  общественными  и личными интересами.

В таком контексте миф рассматривается не как часть общественной жизни или её сфера, не как элемент духовной организации общества, а как аспект, имманентное свойство человеческой деятельности и возникающей в процессе её опредмечивания социальной реальности. В мифе  существование и сущность совпадают, а его носитель выступает как демиург, как существо, несущее в себе цель  и целостность бытия, объединяющее его разрозненные части и наполняющее их смысловым единством. 

Мелетинский  Е.М. Поэтика мифа. – М .,  1976.  -    С.163.

См.:Очерки социальной философии.// Под ред. Пигрова К.С.-  С.51-54

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.