WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Особенности и реализация внешней политики Исламской Республики Иран в 1979 – 2010гг.

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

Юртаев Владимир Иванович

ОСОБЕННОСТИ И РЕАЛИЗАЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН

В 1979-2010 ГГ.

Специальность 07.00.15 - История международных отношений и

внешней политики

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Москва-2012


Работа выполнена на кафедре теории и истории международных отношений Российского университета дружбы народов


Официальные оппоненты:


доктор исторических наук, профессор Володин Андрей Геннадьевич,

главный научный сотрудник Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук

доктор исторических наук, профессор Москаленко Владимир Николаевич,

главный научный сотрудник Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт востоковедения Российской академии наук

доктор исторических наук, профессор Слизовский Дмитрий Егорович,

профессор кафедры политических наук Российского университета дружбы народов



Ведущая организация:


Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России


Защита состоится «

2012 г. в

часов на заседании Совета по

защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.203.03 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 10/2, ауд. 415.

С диссертацией можно ознакомиться в УНИБЦ (Научная библиотека) Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6.


Автореферат разослан «__ »


2012 года.



Ученый секретарь

Совета Д 212.203.03

кандидат исторических наук, доцент


Е.В. Кряжева-Карцева


2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования заключается в необходимости теоретического осмысления опыта создания исламской парадигмы участия Исламской Республики Иран (ИРИ) в современных международных процессах, специфики предлагаемых Ираном форматов международного взаимодействия и сотрудничества на глобальном и региональном уровнях во взаимосвязи с основополагающими принципами и направлениями развития ИРИ в условиях биполярного мира и в условиях глобализации. Кроме того, во второй половине 2000-х гг. происходил рост активности Ирана в формировании новой архитектуры региональных международных отношений. Поэтому проблематика диссертационного исследования имеет как научно-теоретическое, так и актуальное практическое измерения, поскольку выявление актуальных тенденций в международных отношениях с участием Ирана, включая региональный и глобальный аспекты, имеет ключевое значение в свете усилий мирового сообщества по обеспечению безопасности и развития на Среднем Востоке. Изучение актуальных форматов международного взаимодействия в связи с атомной программой Ирана приобретает особое значение в условиях взаимозаимозависимости различных частей мирового сообщества.

Объектом исследования является теория и практика внешней политики Ирана в период с 1979 по 2010 гг. как неотъемлемой части исторического процесса проявления государства в мировой политике.

Предмет      исследования      -      особенности             формирования,

концептуализации и реализации внешнеполитического курса Исламской Республики Иран в 1979-2010 гг. Особое внимание уделяется специфике предлагаемых Ираном форматов международного взаимодействия и сотрудничества во взаимосвязи с основополагающими принципами и направлениями развития ИРИ.

Целью исследования является выявление и анализ концептуальных оснований   и   приоритетов   иранской   внешней   политики   в   контексте

3


исторической   динамики   глобальных   и   региональных   международных отношений.

Для достижения названной цели поставлены следующие задачи:

-  дать сопоставительный анализ основных фундаментальных работ

идеологов государственного курса Ирана в контексте имплицитности их

основных идей во внешней политике;

сформулировать основные методологические основания исследования, предложив инструментарий анализа внешней политики государства, сочлененной с религиозным мировоззрением ее идеологов;

  1. выявить круг источников, позволяющих дать характеристику особенностям и реализации внешней политики ИРИ, а также дать их комплексный анализ;
  2. определить фундаментальные черты и особенности внешней политики Ирана на протяжении всего исследуемого периода;

определить    специфические    характеристики    страны,    которые проявляются во внешней политике государства;

  1. определить внешние факторы (мировые державы, проблемы региональной и национальной безопасности), влияющие на внешнюю политику ИРИ;
  2. проанализировать теоретические основания иранской внешней политики, сформированные на основе идей рахбаров (высших руководителей) ИРИ Р. Хомейни и А. Хаменеи;
  1. провести анализ развития основополагающих идей рахбаров ИРИ во внешнеполитической концептуалистике президентов ИРИ А.А. Хашеми-Рафсанджани, М. Хатами и М. Ахмадинежада;
  2. осуществить структурный анализ механизма принятия и реализации внешнеполитических решений в условиях становления и развития исламской власти в Иране;
  3. выявить приоритетные направления и этапы реализации внешней политики ИРИ в рассматриваемый период;

4


- выявить и проанализировать основные региональные интеграционные

сценарии, инициируемые Ираном в первом десятилетии XXI века;

-  оценить перспективность реализуемых ИРИ внешнеполитических

инициатив.

Хронологические рамки исследования - 1979-2010 гг. Исламская Республика Иран была провозглашена 1 апреля 1979 г. Высшее руководство Ираном до 1989 г. осуществлял имам Р. Хомейни, преемником которого на посту рахбара ИРИ стал А. Хаменеи. В 1999 г. президент ИРИ М. Хатами выступил с инициативой диалога цивилизаций, воспринятой мировым сообществом как актуальный формат международного взаимодействия. В 2005 г. при президенте ИРИ М. Ахмадинежаде началась реализация нового внешнеполитического курса, получившего обоснование в рамках концепции созидательного взаимодействия. Определенным этапом стало завершение строительства АЭС «Бушер» в 2010 г., с чем были связаны изменения в сфере внешней политики Ирана.

В отдельных случаях при решении исследовательских задач автор выходит за указанные хронологические рамки.

Методология исследования основана на системном подходе к истории международных отношений и изучению внешней политики государства, с учетом трансформации системы международного взаимодействия государств в условиях глобализации. Глобализация рассматривается в трех измерениях: как объективный исторический процесс, как идея и как проект. Участвуя в глобализации, человечество формулирует определенные концепции развития и реализует их в тех или иных проектах. В конце XX - начале XXI вв. в мире конкурировали два основных проекта глобализации - монополярного и многополярного мира. Активизация внешнеполитической деятельности отдельных государств, в том числе Ирана, интегрирует в мировой исторический процесс новые проекты.

Изучение идейных оснований и практики новых международных проектов,   предлагаемых  Ираном,   основано   на  принципах  историзма  и

системности. Историзм связывает успешность того или иного проекта в

5


сфере внешней политики ИРИ с его обусловленностью исторической возможностью и общественной востребованностью. Системность означает, что внешняя политика рассматривается в тесной связи и обусловленности с религиозно-политическими установками руководства ИРИ, как части реализации идеи исламской власти.

Методы исследования. Метод сравнительно-сопоставительного анализа позволил выявить преемственность иранской внешней политики в XX веке, дать более глубокую качественную характеристику феномену внешней политики ИРИ как целостного явления в современных международных отношениях. Сравнительно-сопоставительный анализ основных концепций внешней политики ИРИ позволил увидеть их в менявшемся историческим контексте, объяснить причины смены этих концепций, оценить их эффективность. Он также дал возможность проследить общее и особенное в предложенных мировому сообществу концептах международного взаимодействия при президентах ИРИ М. Хатами и М. Ахмадинежаде, во внешнеполитических установках рахбара (высшего руководителя) ИРИ Р. Хомейни и рахбара ИРИ А. Хаменеи.

В рамках проблемно-хронологического подхода метод конкретно-исторического анализа сочетается с методами сравнительного и системного анализа документов ИРИ и иранской внешней политики. Системный подход позволяет выявить «матрицу» внешней политики: внутреннюю логику соподчинения и взаимосвязи основных элементов системы, ее структуры, направленности и формата проявления в меняющейся внешней среде, а также дать хронологически выверенное и достоверное изложение фактов дипломатической истории Ирана.

Изучение внешнеполитической деятельности Ирана как многофакторной системы, имеющей выраженное региональное и глобальное измерения, определило значимость комплексного анализа, что позволило более четко представить внешне и внутренне обусловленные особенности внешней политики ИРИ в условиях быстро меняющегося мира.

6


Научная новизна исследования. В ходе сопоставительного анализа основных фундаментальных работ идеологов государственного курса Ирана в контексте имплицитности их основных идей в иранской внешней политике впервые был дан анализ работ первого рахбара ИРИ имама Р. Хомейни как источника исламского обоснования иранской внешней политики в изучаемый период; показана преемственность идейного обоснования иранской внешней политики при втором рахбаре ИРИ А. Хаменеи; проанализированы основные положения концепции «исламской власти» Р. Хомейни и теории «исламской революции» М. Мотаххари как важнейших источников концептуального обоснования внешней политики ИРИ; проведен сравнительный анализ основных положений концепции «исламской власти» Р. Хомейни с положениями «шахиншахского строя» Мохаммеда Резы Пехлеви; выявлены и рассмотрены концептуальные основания и основные направления формирования внешней политики ИРИ при имаме Р. Хомейни.

Определение методологической базы исследования позволило, во-первых, сформулировать новый методологический подход к рассмотрению современного феномена «глобализация» в трех измерениях; дать авторское определение понятия «глобализация» в сопряжении с предметом исследования; выявить основную методологическую установку внешней политики Ирана, определить соотношение концепций и стратегии во внешней политике страны; показать значимость внешней политики ИРИ как инструмента реализации целей исламской революции в Иране; рассмотреть внешнеполитическую деятельность Ирана с точки зрения внутренней логики соподчинения и взаимосвязи основных элементов системы, выявления ее матричного характера в условиях меняющейся внешней среды.

Во-вторых, предложить инструментарий анализа государственной внешней политики, сочлененной с религиозным мировоззрением ее идеологов, в частности - провести анализ потенциала и возможных результатов участия ИРИ в региональных интеграционных процессах, выражающих специфику регионализации как этапа и части глобализации;

изучить   многофакторную   систему   взаимодействий   в   сфере   принятия

7


решений в области внешней политики ИРИ; дать анализ основных характеристик участия ИРИ в международных отношениях на глобальном и региональном уровнях.

Новым является определение основных этапов и характеристик приоритетных направлений внешней политики ИРИ в рассматриваемый период и сравнительный анализ условий формирования, содержания и основной направленности внешнеполитических концепций: диалога цивилизаций (в 1997-2005 гг.) и созидательного взаимодействия (в 2005-2010 гг.).

Впервые проведено «портретирование» вдохновителей «исламского движения» в Иране (рахбаров ИРИ Р. Хомейни и А. Хаменеи, президентов ИРИ А.А. Хашеми-Рафсанджани, М. Хатами и М. Ахмадинежада).

В целом научная новизна исследования представлена в предмете исследования, источниках, введенных в научный оборот, методологии и в полученных выводах.

Источники представлены следующими основными комплексами на русском, персидском и английском языках: идейно-политическое наследие высших руководителей и идеологов Ирана (в шахский и исламский периоды); нормативно-законодательные источники, включая нормативные и законодательные акты ИРИ; опубликованные документы международных организаций; статистика; информационно-аналитические материалы. Предмет исследования источниками обеспечен, что позволяет представить в соответствии с поставленными целью и задачами исследования анализ внешней политики ИРИ в указанный период времени и получить достоверные выводы.

Важное значение для понимания ключевых идеологических концептов сыграло исследование идейно-политического наследия иранских политических деятелей. Необходимо прежде всего отметить работы первого рахбара ИРИ имама Р. Хомейни, в том числе трактат «Исламская власть: правление факиха» , диссертацию «Разъяснение вопросов» , «Завещание» , а

[Р. Хомейни]. Хокумат-э эслами. Велайат-э факих [Исламская власть. Правление факиха]. /3-е изд. - [Б.м.], 1971 (1391). (на перс, яз.)

8


также изданную при жизни Р. Хомейни в ведущем тегеранском издательстве «Амир Кабир» серию из 21 книги - тематических сборников текстов выступлений и заявлений Р. Хомейни за 20 лет с 1963 г.4. Труды второго рахбара ИРИ А. Хаменеи собраны в книге «Свет исламской революции»5 и в сборнике его ответов-консультаций как рахбара ИРИ на вопросы граждан (всего - 1111 -ть консультаций)6. Широко использовались документы и материалы, в том числе текущего архива на официальных сайтах, рахбара ИРИ А. Хаменеи7 и президента ИРИ М. Ахмадинежада8. Перу президента ИРИ М. Хатами принадлежит ряд монографий, в том числе «Страх перед бурей»9, «Ислам, диалог и гражданское общество»10 и др.

В качестве других важных источников в рамках данного комплекса были привлечены речи, выступления и интервью бывшего шаха Ирана11; а

Хазрат айаталла-аль-озма сейид Рухалла аль-Мусави аль-Хомейни. Тоузих аль-Масайел. Расале (Хомейни P.M. Разъяснение вопросов. Диссертация). - Кум: Дафтар-э энтэшарат-э эслами, [Б.г.]. (на перс, яз.)

Хомейни Р. Религиозное и политическое завещание. - М., 1999; Великий аятолла Имам Хомейни. Васийатнамэ [Завещание]. - [Б.м.]: Тавхид, [Б.г.]. (на перс, яз.)

Дар джостоджуи pax аз калам-э имам. / Аз байанат ва э'ламиха-йи эмам Хомейни аз сал-е 1341 та 1361 / Т. 1-21. - Техран: Моасэсе-йе энтешарат-э Амир Кабир, 1362, 1363. [В поисках пути за пером имама. / Из выступлений и заявлений имама Хомейни в 1341-1361. - Тегеран: Амир Кабир, 1984-1985/86. (на перс, яз.); Имам Хомейни. Марг бар Амрика. Бе сиздах забан [Смерть Америке. / На тринадцати языках]. - Тегеран, 1982 (1360). (на перс, яз.)

5 Аятолла Хаменеи. Свет исламской революции. Речи и выступления Руководителя Исламской Республики Иран. / Серия «Вожди народов - XX век». - М., 2000.; Весна свободы. // Приложение к бюллетеню «Третий взгляд» / Пресс-отдел Посольства ИРИ в РФ.-М., 1994;

Хаменеи Али. Эджвэбэ аль-эстэфтаат. - Техран: Энтэшаратэ бейнольмелляли-йе Аль-Хода. 1379, ордибехешт, чап-э доввом. [Хаменеи Али. Ответы-консультации / 2-е изд. - Тегеран, 2001.]. (на перс. яз.). 7 Архив речей рахбара ИРИ Али Хаменеи // URL: http://farsi.khamenei.ir/speech-index (на перс, яз.)

Ахмадинежад Махмуд. Избранное. / Под ред. Б.М. Ягудина. - Казань, 2010.; Ахмадинежад Махмуд. Потенциал нашего сотрудничества огромен / Интервью журналу «VIP-Premier». // URL: http://www.irбn.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=l&news_id=62102 // 12.02.2010; YouTube: Full speech by Mahmoud Ahmadinejad at UN. Russia Today. 23 September 2010. URL: http://www.youtube.com/watch?v=k4phNuwx8Hs. Retrieved 24 September 2010; Архив речей президента ИРИ Махмуда Ахмадинежада // URL: http://president.ir/fa/speech-index (на перс, яз.) 9 Хатами М. Страх перед бурей. - М., 2001.

Хатами М. Ислам, диалог и гражданское общество. - М., 2001. 11 Пахлеви, Могамед-Реза Шах. Белая революция. Выпуск первый. - Париж: Украинская типография во Франции, 1967. - 180 с; 12 years in Constracting a new Iran. 1953-1964. / Ashraf Ahmadi / Central Council, Celebration of the 25th Century of the Foundation of the Iranian Empire. -[Б.м.]: Kayhan Presse, [Б.г.].

9


также теоретика исламской революции аятоллы М. Мотаххари , первого президента ИРИ А. Банисадра13.

Важнейшим источником концептуального осмысления внешней политики ИРИ стала Конституция страны, с учетом внесенных дополнений и изменений14. В ходе исследования были проанализированы положения Конституции ИРИ как в области внешнеполитической деятельности, так и с точки зрения сформулированных в других разделах Конституции идеологических положений, обеспечивающих легитимность исламского содержания и идеологических приоритетов во внешней политике страны.

Значимые источники по внешней политике ИРИ содержатся на сайте и в изданиях Министерства иностранных дел Исламской Республики Иран (МИД ИРИ), а также - Министерства иностранных дел Российской Федерации (МИД России); в опубликованных в центральной иранской прессе материалах Совета безопасности ИРИ, текстах выступлений иранского руководства и официальных документах ИРИ15.

Важным источником послужили официальные документы и материалы ООН, включая резолюции Генеральной Ассамблеи, заявления, выступления и доклады Генерального секретаря ООН и представителей ИРИ в ООН16, а

Моттахари Мортаза. Энгелаб-е эслами (Исламская революция). - Кум, 1378. (на перс, яз.) и др.

Аввалин ра'ис джомхур. Пандж гофтогу дар борэ-йе аввалин энтэхабат-э рийасат-э джомхури-йе Иран. / Бе кушеш-э Мохаммад Джевад Мозаффар. - Техран, 1358, дей. [Первый президент: 5 интервью о первых выборах президента республики Иран / Сост. Мохаммад Джевад Мозаффар. - Тегеран, 1980.]

Конституция Исламской Республики Иран (неофициальный перевод). // Приложение к бюллетеню «Третий взгляд» / Пресс-отдел Посольства ИРИ в РФ. - М., 1994. - С. 63-100; Конституция Исламской Республики Иран (Канун-э асаси-йе джомхури-йе эслами-йе Иран). -Тегеран, 1980. (на перс, яз.); Конституция Исламской Республики Иран. Тегеран (Канун-э асаси-йе джомхури-йе эслами-йе Иран). - [Б.м.]: аз энтешарат: рузнаме-йе расми, [б.г.].) (на перс, яз.)

Программа девятого Правительства. Секретариат Совета по информации Правительства, 23.07-22.08.2005 г. (Барнаме-йе доулат-е нохом. Дабирхане-йе шоура-йе эттел'а расани-йе доулат. Мордад 1384). // URL: http://www.president.ir/fa/ (на перс, яз.); Материалы экстренного заседания Совета целесообразности от 11 октября 2003 г. - Джомхури-йе эслами. - 12.11.2003. (на перс, яз.); Успехи исламской революции в Иране за 20 лет. / Пресс-отдел Посольства ИРИ в РФ. - М., 2000; Соглашение Правительства Российской Федерации и Правительства Исламской Республики Иран о торговом и экономическом сотрудничестве от 14 апреля 1997 г. // http://www.mid.ru; Об участии Президента России В.В. Путина во Втором Каспийском саммите. Сообщения Министерства иностранных дел России. Департамент информации и печати. Информационный бюллетень от 16.10.2007 г.; и др.

Гали Бутрос Б. Повестка дня для мира. Декларация Генерального секретаря ООН // Вестник МИД РФ. - 1992. - №13-14. - С. 36-48; Резолюция 598 (1988) СБ ООН от 6 августа 1988 г. // URL:

10


также Международного агентства по атомной энергии что позволило дать развернутый анализ международных инициатив Ирана, таких как «диалог цивилизаций» М. Хатами, и показать развитие международной ситуации вокруг иранской ядерной программы.

Факты, статистические данные из различных справочных изданий существенно пополнили содержание диссертационного исследования18.

Материалы информационных агентств ИТАР-ТАСС, The Associated Press (АР), Agence France-Presse (AFP), Islamic Republic News Agency (IRNA), Российского Информационного Агентства (РИА) Новости, информационного агентства IRAN NEWS19 были дополнены ценной систематизированной информацией по военно-политической и атомной проблематике, которая содержится на сайте исследовательского ПИР-центра, специализированного сайта Иран.ру; в материалах международных научно-практических конференций и др. Средства массовой информации и периодическая печать представляли собой источник информации по различным аспектам изучаемой темы. Среди органов печати стран Ближнего и Среднего Востока следует выделить такие авторитетные издания, как «Эттелаат», «Кейхан», «Джомхури-йе   эслами»,   «Tehran   Times».   Среди   западноевропейских   и

http://www.un.org/doc/;    Резолюция    1949    (2010)   СБ   ООН   от   9   июня   2010   г.   //   URL: http://www.un.org/doc/; и др. (здесь и далее подр. см.: Список источников и литературы)

Доклад Генерального директора МАГАТЭ «Осуществление соглашения о гарантиях в связи с ДНЯО в Исламской Республике Иран» от 16 ноября 2009 г. // URL: http://www.iaea.org/Publications/Documents; и др.; Резолюция Совета управляющих МАГАТЭ «Осуществление соглашения о гарантиях в связи с ДНЯО и соответствующих положений резолюций 1737 (2006), 1747 (2007), 1803 (2008), 1835 (2008) Совета безопасности в Исламской Республике Иран» от 27 ноября 2009 г. // URL: http://www.iaea.org/Publications/Documents; и др. 18 Современный Иран (Справочник). - М., 1975; Современный Иран (Справочник). - М., 1993; Иран в IX-XV вв. / Сост. Н.К. Белова // Хрестоматия по истории средних веков / Отв. ред. С.Д. Сказкин.- М., 1963. - Т.П. - С. 200-224; Иран в V-VII вв. / Сост. Э.А. Грантовский // Хрестоматия по истории средних веков / Отв. ред. С.Д. Сказкин- М., 1961. - T.I. - С. 168-198; Ислам. Энциклопедический словарь. - М., 1991.

19Сайт ИТАР-ТАСС // URL: http:// www.itar-tass.com; Сайт The Associated Press (АР) // URL: http://www.ap.org; Сайт Agence France-Presse (AFP) // URL: http:// www.afp.com; Сайт Islamic Republic News Agency (IRNA) // URL: http://www.irna.ir; Сайт РИА Новости // URL: http://www.rian.ru; Сайт информационного агентства IRAN NEWS // URL: http://www.iran.ru 20 Хронология российско-иранского сотрудничества 1989-2010 гг. - М., 2010. // URL: http://www.pircenter.org/kosdata/page_doc/pl307_l.pdf; Хатами: «Мы готовы передать свой опыт Нигерии». // ИРНА // URL: http://www.iran.rU/rus/bulletins/politic/2005-l/#26700 // 12.01.05; Международная научно-практическая конференция «Правовой статус Каспийского моря, проблемы и перспективы сотрудничества прикаспийских государств. Алматы, 15-16 мая 1995 г. (стенографический отчет). - Алматы, 1995; и др.

11


американских газет и журналов оказались значимыми «The Washington Post», «New-York Times», «The Middle East Journal». Важное значение имела информация из русскоязычной периодики, среди которых - «Российская газета», «Независимая газета», «Коммерсантъ», «Мировая экономика и международные отношения», «Восток - ORIENS», «Азия и Африка сегодня».

Историография

Всесторонний анализ предмета исследования потребовал изучения следующих историографических комплексов на русском, персидском и английском языках: анализ теории и практики внешней политики Ирана как части исторического процесса; история становления и развития ИРИ и ее внешней политики.

В рамках первого историографического комплекса значительный интерес представляли работы зарубежных и отечественных ученых, посвященные проблеме «вызова и ответа» в противостоянии Запада и Востока конца XX -  начале  XXI  вв.,  таких  как А. Тойнби  (динамика

91

лидерства    цивилизаций)  ,    С.    Хантингтон        (теория    «столкновения

99                                                                                                             9^                                                 94

цивилизаций»)  , Ф. Фукуяма (теория «конца истории»)  ,  И. Валлерстайн

9S

(глобальное лидерство), П.Л. Бергер (культурная динамика цивилизаций) , Д.   Фридман   (глобальная   прогностика)26,   Р.   Кеохейн   (теория   «наличия

97                                                                                                      9Я

взаимных интересов»)  , Дж. Кемп (новое лидерство Востока)   и др.

Среди ученых, специалистов по международным отношениям, мировой экономике    большой   вклад   в   теоретическое    осмысление   глобальных

См., например: Тойнби А.Дж. Постижение истории. / Пер. с англ. / Сост. Огурцов А.П.; Вступ. ст. Уколовой В.И.; Закл. ст. Рашковского Е.Б. - М., 1991.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. 1996. / Пер. с англ. - М., 2003; Мегатренды мирового развития / Под ред. М.В. Ильина, В.Л. Иноземцева. - М., 2001.

23 Fukuyama Francis. The End of History and the Last Man. - Free Press, 2006.

24 Валлерстайн И. Миросистемный анализ: введение. - М., 2006; Пантин В.И. Циклы и волны как

феномен социального развития. - М., 1997.

Бергер Питер Л. Культурная динамика цивилизации. / Введение // Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире / Под ред. Питера Л. Бергера и Самюэля П. Хантингтона / Пер с англ. В.В. Сапова / Под ред. М.М. Лебедевой. - М., 2004.

Фридман Д. Следующие 100 лет: прогноз событий XXI века. / Пер. с англ. А. Калининой, В. Нарицы, М. Мацковской. - М., 2010. - С. 25.

27   Keohane Robert О. After Hegemony. Cooperation and Discord in the World Political Economy. -

Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1984. - P. 6.

28  Kemp Geoffrey. The East Moves West. India, China, and Asia's Growing Presence in the Middle East.

- Washington: Brooking Institution Press, 2010. - P. 3-4.

12


политических процессов вносят Торкунов А.В. (трансформация системы международных отношений) , Богатуров А.Д., Воскресенский А.Д. , Зонова Т.В.31, Косолапов Н.А., Лебедева М.М., Неклесса А.И., Хорос В.Г., Хрусталев М.А., Чумаков А.Н., Цыганков А.П.32 и др.

Значителен вклад в теоретическое осмысление и эмпирические исследования современных международных отношений научных проектов «Политический атлас современности» (Мельвиль А.Ю., Ильин М.В., Мелешкина Е.Ю., 2005 ) и «Мировые цивилизации в глобализирующемся мире» (руководители -Хорос В.Г., Рашковский Е.Б., 2002-2007 гг.); а также работы Володина А.Г., Лунева СИ., Широкова Г.К. (начала, тенденции, перспективы и опыт участия больших стран Евразии в процессах глобализации и регионализации); Воронина С.А. (проблема лидерства в мире ислама)34, Иноземцева В.Л., Караганова С.А. (глобализация в целом и перспективы исторического развития; глобализация и ее значение для устойчивого   развития)  ,   Пантина   В.И.   (циклическо-волновой   характер





29 См., например: Современные международные отношения. / Под ред. проф. А.В. Торкунова. - М.,

2001.

30    Восток/Запад: Региональные подсистемы и региональные проблемы международных

отношений. / Под ред. проф. А.Д. Воскресенского. - М., 2002 и др.

31 Зонова Т.В. Современная модель дипломатии. Истоки становления и перспективы развития. -

М., 2003;

Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталев М.А. Очерки теории и политического анализа международных отношений. - М., 2002; Неклесса А.И. Управленческий хаос: движение к нестандартной системе мировых отношений // МЭиМО. - 2002. - № 9; Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. - М., 2005; Цыганков П.А. Теория международных отношений. - М., 2007.

33 Мельвиль А.Ю. Политический атлас современности // МЭиМО. - 2008. - № 8; Мельвиль А.Ю. Потенциал международного влияния и эффективность внешней политики России (2008 - начало 2009 гг.) / А.Ю. Мельвиль, М. В. Ильин, Б.И. Макаренко и др.; Научно-координационный совет по международным исследованиям МГИМО (У) МИД России. - М., 2009.

Воронин С.А. Эволюция политического лидерства в исламском мире в контексте концепции

«Третьего пути» в 40-е гг. XX в. - нач. XXI в. (Индонезия, Ливия, Иран). // Автореф дисс.д.и.н. /

Ин-т            востоковедения           РАН.           -             2010.           -             С.            39.            //

http://vak.ed.gov.ru/common/img/uploaded/files/vak/20 lO/announcements/istorich/25-Ol/VoroninSA.doc

Володин А.Г., Широков Г.К. Глобализация: начала, тенденции, перспективы. М., 2002; Лунев СИ. Вызовы безопасности южных границ России. - М., 1999; Лунев СИ., Широков Г.К. Трансформация мировой системы и крупнейшие страны Евразии. - М., 2001; Иноземцев Владислав, Караганов Сергей. О мировом порядке XXI века. // Россия в глобальной политике. -Январь-февраль 2005. - №1 // URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_4476 // 17.02.2005; Россия и мир. Новая эпоха. 12 лет, которые могут все изменить / Отв. ред. и рук. авт. кол. С.А. Караганов. - М., 2008.

13


исторических процессов)36, Панарина А.С, Яковца Ю.В., Якунина В.И.37, Симония Н.А. (синтез традиционного и современного) , Цымбурского В.Л. (по геополитике России и Среднего Востока)   и др.

Ценные концептуальные разработки в области теории и истории международных отношений и важный информативный материал имелись в фундаментальных научных исследованиях и статьях Бажанова Е.П.40, Белокреницкого В.Я., Москаленко В.Н.41, Примакова Е.М.42 и др.

При решении исследовательских задач по изучению теории и практики внешней политики Ирана возникла необходимость специального изучения историографических комплексов по внешней политике ИРИ и по атомной программе ИРИ.

Работы по внешней политике Исламской Республики Иран позволяют проанализировать эволюцию деятельности ИРИ на международной арене. В научных трудах ведущих иранистов СССР/России Алиева СМ.43, Арабаджяна А.З.44, Аруновой М.Р.45, Бининашвили A.M.46, Вартаняна A.M.47,

Пантин В.И. Циклы и волны глобальной истории. Глобализация в историческом измерении. -М., 2003.

См., например: Панарин А.С. Искушение глобализмом. - М., 2000; Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизацией. - М., 2001; Яковец Ю.В. Диалог между цивилизациями -императив XXI века. // Диалог цивилизаций: исторический опыт и перспективы XXI века. Российско-иранский международный научный симпозиум 1-2 февраля 2002 г. - М., 2002. — С. 29-32; Якунин В.И. Формирование геостратегий России. Транспортная составляющая. - М., 2005.

38 Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. - М., 1984.

39 Цымбурский Вадим. Народы между цивилизациями. // Pro et Contra. - М., 1997, лето. - С. 154-

184.

40 Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Избранные труды: В 3 т. - М.,

2001-2002;и др.

См.,   например:   Белокреницкий   Вячеслав.   Средне-Западная   Азия   в   мировой   политике: перспектива-2008. // URL: http://www.fondsk.ru/article.php?id=1147 // 09.01.2008; Белокреницкий В.Я., Москаленко В.Н., Шаумян Т.Л. Южная Азия в мировой политике. - М., 2004. 42 Примаков Е.М. Мир без России? К чему ведет политическая близорукость. - М., 2009; и др.

Алиев СМ. Иран 60-70-х-годов: социальные и политические сдвиги. // Иран. Проблемы экономического и социального развития в 60-70-е гг. - М., 1980. - С. 256-303; Алиев СМ. История Ирана: XX век. - М., 2004; Алиев СМ. Нефть и общественно-политическое развитие Ирана в XX в.-М., 1985.

44 Арабаджян А.З. ИРИ - СССР // Иранская революция 1978-1979 гг. Причины и уроки. / Отв. ред. А.З. Арабаджян. - М., 1989. - С. 438-445; Арабаджян А.З. Иран: экономический потенциал: первая половина 90-х годов. - М., 2002; Арабаджян А.З. Сверхдержавы и Исламская Республика Иран (точка зрения). / Отв. ред. Мамедова Н.М. и Мехди Санаи. // Иран: ислам и власть. - М., 2001. - С. 220-237; и др.

Арунова М.Р. Российско-иранские отношения на современном этапе и афганская прблема. // Иран и Россия. / Отв. ред. Н.М. Мамедова / ИВ РАН, Ин-т изуч. Изр. и Ближ. Востока. - М., 2004.

14


Дружиловского СБ.48, Дунаевой Е.В.49, Кулагиной Л.М.50, Мамедовой Н.М.51, Мелкумян Е.С.52, Орлова Е.А.53, Сажина В.И.54, Склярова Л.Е.55, Ушакова В.А.56, Федоровой И.Е.57, Хуторской В.В.58, Цуканов В.П.59, Юртаева В.И.60 и

- С. 95-116; Арунова М.Р. Россия-Иран: продолжение диалога (2000-2001 гг.). Отв. ред. Мамедова Н.М., Мехди Санаи. Иран: диалог цивилизаций. Материалы конференции. - М., 2003. - С. 56-73.

Бининашвили A.M. ИРИ и международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке // Иранская революция 1978-1979 гг. Причины и уроки. / Отв. ред. А.З. Арабаджян. - М., 1989. - С. 416-438; и др. 47 Вартанян A.M. «Новое лицо» иранской дипломатии. // http://www.iimes.ru // 29 мая 2006.

Дружиловский СБ. Мировое сообщество и новая внешнеполитическая концепция Ирана. // Иран: Диалог цивилизаций. Материалы конференции. - М., 2003. - С. 132-145; Дружиловский СБ. Политика ИРИ в Центральной Азии и Афганистане. // Иран и исламские страны. - М., 2009. - С. 27-33; Дружиловский СБ. Российско-американо-иранский треугольник (общность и столкновение интересов. // Иран и Россия. - М, 2004. - С. 23-31; и др.

Дунаева Е.В. Подходы ИРИ к решению проблемы правового статуса Каспийского моря. // Иран и исламские страны. - М., 2009. - С. 86-94; Дунаева Е.В., Мамедова Н.М. Особенности формирования внешней политики ИРИ // Институт Ближнего Востока // URL: http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/14-02-1 l.htm; и др.

Кулагина Л.М. Новые тенденции во внешней политике ИРИ (90-е годы). // Иран: эволюция исламского правления. М., 1998. - С. 60-66; Кулагина Л.М. Общая оценка внешней политики ИРИ // Иранская революция 1978-1979 гг. Причины и уроки. / Отв. ред. А.З. Арабаджян. - М., 1989. - С. 445-449; Кулагина Л.М. Основные направления внешней политики ИРИ на современном этапе. // Ближний Восток и современность. - М., 1996. - №2. - С. 15-24; и др.

51         Мамедова        Н.М.         Иран         в         XX         веке.         Роль        государства        в

экономическом развитии. - М., 1997; Мамедова Н.М. Российско-иранское сотрудничество: многосторонность аспектов. // Север - Юг - Россия 2008: Ежегодник / Отв. ред. В.В. Сумский, В.Г. Хорос. - М., 2009. - С. 136-142; и др.

Мелкумян Е.С. Иран и Арабские государства Персидского залива: новые тенденции в развитии отношений. // Азия и Африка сегодня. - 2001. - № 11. - С. 18-23; Мелкумян Е.С. Регион Персидского залива: влияние ислама на взаимоотношения региональных государств. // Иран и исламские страны. - М., 2009. - С. 115-130; и др.

Орлов Е.А. Россия и Иран в XX веке (основные этапы взаимоотношений). / Отв. ред. Мамедова Н.М. и Мехди Санаи // Иран: ислам и власть. - М., 2001. - С. 193-206 и др.

Сажин В.И. Военная мощь Ирана в контексте региональной и глобальной политики. // Ближний Восток и современность. / Отв. ред. Исаев В.А., Филоник А.О. - Выпуск седьмой. - М., 1999. - С. 283-296; Сажин В.И. Ирано-иракская война (1980-1988 гг.). - М., 1990; Сажин В.И. Треугольник Россия-Иран-США (Итоги и перспективы развития российско-иранских отношений в новых геополитических условиях). // Институт изучения Израиля и Ближнего Востока // URL: http://www.iimes.ru/rus/stat/2002/26-06-02.htm; и др.

55 Скляров Л.Е. Роль Ирана в современных интеграционных процессах в Центральной и Западной Азии. // Исламские страны и регионы. / Отв. ред. В.Я. Белокреницкий, О.И. Жигалина. - М., 1994. -С. 186-203; и др.

Ушаков В.А. Внешняя политика Ирана и эволюция понятия «экспорт исламской революции» в 90-е годы. // Иран: эволюция исламского правления. М., 1998. - С. 67-98; Ушаков В.А. Иран и мусульманский мир. 1979-1998 гг. - М., 1999; Ушаков В.А. Иранская внешняя политика накануне ХХ1-го века. / Отв. ред. Исаев В.А., Филоник А.О. // Ближний Восток и современность. - Выпуск шестой. - М., 1998. - С. 226-245; и др.

Федорова И.Е. Влияние политики США на отношения Ирана с соседними странами. // Иран и исламские страны. - М., 2009. - С. 72-78; Федорова И.Е. Иран - США: Диалог и противостояние. -М., 2004; и др.

Хуторская В.В. Взаимоотношения Исламской Республики Иран и стран Центральной Азии. / Отв. ред. Мамедова Н.М. и Мехди Санаи//Иран: ислам и власть. - М., 2001. - С. 220-237.

Цуканов В.П. Анализ сквозь призму ответов на анкетные вопросы. // Иран и Россия. / Отв. ред. Н.М. Мамедова/ ИВ РАН, Ин-т изуч. Изр. и Ближ. Востока. - М., 2004. - С. 78-94.

15


других авторов проанализирована внешнеполитическая и дипломатическая деятельность ИРИ.

Важный фактический и аналитический материал содержат труды российских ученых по отдельным аспектам внешнеполитической ситуации вокруг Ирана. Это - работы Вишнякова В.Г., Гушера А.И., Жириновского В.В., Зобова А., Кисляка С, Кондратьева С.С, Кудаева С, Панкратьева В.П., Тер-Оганова Н.К., Тульева М. и др.61

Важное значение имели исследования по проблематике атомной программы Ирана и международным санкциям Бондаренко СВ., Евсеева В.В., Задонского СМ., Мамедовой Н.М., Мельвиля А.Ю., Макаренко Б.И., Михайлова В.Н., Новикова В.Е., Орлова В.А., Сафранчука И.А., Саруханяна СИ., Спектора Л., Тимербаева P.M., Хлопкова А.В.62, Хуторской В.В.63, Юртаева В.И., а также Кожанова Н.А., Сотникова В.И., Устинова Р.А.64.

См. ниже список авторских публикаций.

61  Вишняков В.Г. Россия - Иран и региональная стабильность. // Международная жизнь. - М.,

1998. - №11-12. - С. 15-36; Гушер А. Стратегические приоритеты: расчеты и реальность. // Азия и

Африка сегодня. - М., 2000. - №9. - С. 32-45; Жириновский В.В. Перспективы развития

российско-иранских взаимоотношений. - М., 1999; Зобов. А. Безопасность России, Иран и

американские санкции. - М., 2001; Кисляк С. Иран: Ситуация стала понятнее, но не все вопросы

сняты. // Вопросы безопасности. // http://www.iimes.ru // 1 марта 2005; Кондратьев С.С.

Особенности внешней политики ИРИ на пороге тысячелетия. // Ближний Восток и современность.

- М., 2002. - №14. - С. 136-149; Кудаев С. Иран: реформы по - тегерански. // Азия и Африка

сегодня. - М., 2003. - № 10. - С. 23-36; Панкратьев В.П. Некоторые проблемы безопасности на

Ближнем Востоке. // Проблемы безопасности в Азии. - М., 2001. - С. 109-122; Тер-Оганов Н.К.

Иран: неиспользованный потенциал. // URL: iimes.ru>rus/stat/2008/07-02-08b.htm и др.; Тульев М.

Состояние и перспективы развития ирано-китайских отношений. // URL: http://www.iimes.ru // 20

ноября 2003; и др.

62  Бондаренко СВ. Энергетическая безопасность стран Ближнего Востока и Северной Африки:

страновой, региональный и глобальный аспекты. // Мировая экономика. Социально -

экономическое развитие стран мира. - 2007. - № 7. - С. 24-35; Евсеев В.В. Иранская ядерная

программа: состояние и перспективы. // URL: http://www.iimes.ru // 15 марта 2010; Евсеев В.В.,

Сажин В.И. Иран, уран и ракеты. - М., 2009; Задонский СМ. Ядерная программа Ирана и

российско-американские отношения. - М., 2002; Мамедова Н.М. Ситуация вокруг ядерной

программы Ирана в 2007 г. // URL: http://www.iimes.ru/rus/stat/2008/12-03-08a.htm // 12 марта 2008;

Мамедова Н.М. Иранская ядерная программа в 2008 г. // URL: http://www.iimes.ru/rus/stat/2009/15-

03-09a.htm // 5 марта 2009; Мельвиль А.Ю. Потенциал международного влияния и эффективность

внешней политики России (2008 - начало 2009 гг.). / А.Ю. Мельвиль, М. В. Ильин, Б.И.

Макаренко и др.; Научно-координационный совет по международным исследованиям МГИМО (У)

МИД России. - М., 2009; Михайлов В.Н. Домыслы и факты о сотрудничества России и Ирана в

области мирного использования атомной энергии. // URL: http://www.iss.niiit.ru //11 июня 2003;

Новиков В.Е. Состояние и перспективы развития ядерных и ракетных технологий в Иране. // Иран

в современном мире. - М., 2003. - С. 125-134; Орлов В.А., Тимербаев P.M., Хлопков А.В.

Проблемы ядерного нераспространения в российско-американских отношениях: история,

возможности и перспективы дальнейшего взаимодействия. - М., 2001; Сафранчук И. Ддерные и

ракетные программы Ирана и безопасность России: рамки российско-иранского сотрудничества. //

16


Тема внешней политики Ирана 1990-х - начала 2000-х гг. в российской историографии получила систематическое освещение в сборниках статей, составленных, как правило, по итогам конференций под эгидой Института Востоковедения Российской Академии Наук (РАН), посвященных Ирану. Прежде всего, следует назвать сборники, выпущенные Институтом изучения Израиля и Ближнего Востока: «Ближний Восток и современность» (1991-2010), «Иран и мусульманский мир», «Иран и СНГ», а также сборники статей, изданные Институтом востоковедения РАН (ИВ РАН) - «Иран: ислам и власть», «Иран: диалог цивилизаций», «Иран: эволюция исламского правления», «Исламская революция в Иране: прошлое, настоящее, будущее» (1990-2003 гг.). Однако несмотря на значительный накопленный аналитический и фактический материал, обобщающей монографии по предмету исследования в отечественной историографии нет.

Зарубежная историография по вопросам изучения внешней политики ИРИ обширна. Специфический интерес к Ирану, его внешней и внутренней политике, возникший после событий 1979 года, не только не уменьшился, но возрос, особенно на рубеже веков. Необходимо отметить, что в эту группу исследователей в основном входили авторы иранского происхождения, как правило - эмигрировавшие из Ирана в период после революции: М. Аминзаде65, Дж.  Калабрезе66, Д. Менашри67, Р. Рамазани68 М. Саджадпур69,

Научные записки ПИР Центра. - М., 1998. - №8. - С. 7-22; Саруханян СИ. Россия и Иран 10 лет ядерного сотрудничества. - Ер., 2006; Спектор Л., Макдонаф М. По следам ядерного распространения: путеводитель в картах и таблицах. // Иран. Ядерное Распространение. - М., 1995. - №7. - С. 22-43; Тимербаев P.M. Россия и ядерное нераспространение. - М., 1999; Хлопков А. Иранская ядерная программа в российско-американских отношениях. // Научные записки ПИР-Центра. - М., 2001. - №18. - С. 5-7; и др.

63 Хуторская В.В. Атомная энергетика как одно из стратегических направлений сотрудничества России с ИРИ. // Ближний Восток и современность. / Отв. ред. Исаев В.А., Филоник А.О. - Выпуск седьмой. - М., 1999. - С. 310-318;

Кожанов Н.А. Экономические санкции против Ирана: цели, масштабы, возможные последствия введения. / Институт Ближнего Востока. - М., 2011; Сотников В.И. О безъядерной зоне на Ближнем Востоке. // Институт Ближнего Востока // URL: http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/31-01-ll.htm // 31.01.2011; Устинов Р.А. Эффективность санкционного режима в отношении Ирана. // Вестник РУДН / Серия «Международные отношения». - 2011. - №2. - С. 41-55.

65 Aminzade М. The Shi'i Ulama and the State in Iran. Theory and Society. - N.Y, 2000.

66 Calabrese. J. Revolutionary Horizons: Regional Foreign Policy in Post Khomeini Iran. - N.Y., 2005.

67 Menashri D. Post-Revolutionary Politics in Iran: Religion, Society, and Power. - Portland, 2001.

Ramazani R. Iran's National Security Policy: Capabilities, Intentions and Impact. - Washington, 2003.

17


С. Баккаш и др. Более подробное изложение позиций авторов этой группы исследователей дается в соответствующих разделах данного диссертационного исследования.

Анализ иранской революции, роли ее лидера - имама Р. Хомейни, эволюции его религиозной и политической концепции посвящены исследования С. Забиха71, Н. Кедди72, М. Резы Годса73, Б. Нируманда74, А. Тахери , Ф. Холлидея , Г.Х. Янсена . Важным для понимания специфики проявления «исламского фактора» в международных отношениях оказалось изучение работ французского исламоведа и политолога-востоковеда О. Руа, в том числе опубликовавшего в 1985 г. во Франции книгу «Ислам и сопротивление в Афганистане», переведенную на английский язык в 1986 г.

но

и изданную в серии «Библиотека Кембриджа по Ближнему Востоку» . Для понимания смыслового наполнения понятия «справедливость» в Иране важны идеи Абдулатипова У.Х.

Саджадпур Карим. Аятолла Хаменеи: Высший руководитель // Pro et Contra. - 2008, июль -август. - №4; Саджадпур Карим. Читая Хаменеи: Взгляды на мир самого влиятельного деятеля Ирана / Пер. с англ. А.С. Сатунина; Московский центр Карнеги. - М., 2009. // http://carnegieendowment.org/files/Reading_Kriamenei_rus.pdf; Sajjadpoore М. Iranian's Foreign Policy. Theory and Practice. - Washington, 2003.

70 Bakhash Shaul. The Reign of Ayatollahs: Iran and the Islamic Revolution. - N. Y., Basic Books, 1990.

71 Zabih Sepehr. Iran's Revolutionary Upheaval: An Interpretative Essay. - San Francisco: Alchemy

Books, 1979.

72 Keddie Nikki R. The Roots of Ulama Power in Modern Iran. // Scholars, Saints and Sufis / Keddie, ed.

- Los Angeles: University of California Press, 1972. - P. 211-229; Keddie Nikki R. and Hooglund Eric.

The Iranian Revolution and the Islamic Republic. - Syracuse, New York: Syracuse University Press,

1986.

73 Реза-Годс M. Иран в XX веке. Политическая история. - М., 1994.

74 Nirumand Bahman. Iran: The New Imperialism in Action. - New York: Monthly Review Press, 1967.

75 Taheri A. The Spirit of Allah: Khomeini and the Islamic Revolution. - NY., 1986.

76 Halliday Fred. Iran: Dictatorship and Development. - New York: Penguin Books, 1979.

77 Jansen G.H. Militant Islam. - L: Pan Books Ltd., 1979.

78 Roy Olivier. Islam and resistance in Afghanistan. / English translation. - Cambridge, University Press,

1988; Khosrokhavar Farhad, Roy Olivier. Iran : comment sortir d'une revolution religieuse? - Le Seuil,

1999; Roy Olivier. Globalized Islam: The Search for a New Ummah. - Columbia, University Press, 2004;

Roy Olivier. Secularism Confronts Islam Columbia, University Press, 2007.

Абдулатипов У.Х. Концепция справедливости в таджикской философии IX-XI веков. / Автореф. дисс... канд. филос. наук. Академия МВД Республики Таджикистан. -Душанбе, 2006.

18


Полезный фактический материал по сотрудничеству ИРИ с различными странами Африки содержится в работах таких авторитетных авторов, как Чипонда Чимбелу80. Ариэль Фаррар-Вэлман81 и др.

В 1980-1990-е гг. в Иране превалировали исследования, подробно характеризовавшие институциональный аспект формирования внешней политики, а именно структуру аппарата и функции МИД ИРИ, статьи Конституции ИРИ, посвященные внешнеполитической деятельности и т.п. В начале 2000-х годов появился ряд работ, в которых проводился достаточно глубокий анализ внешней политики, с использованием вариативных исследовательских приемов. Особого внимания в этой связи заслуживают работы А. Азханди (эволюция внешней политики ИРИ после революции 1978-1979 гг.), Ираджа Зоуки (факторы формирования внешней политики ИРИ) и др. Среди работ второй половины 2000-х гг. необходимо, прежде всего, выделить исследования в  области внешней политики ИРИ таких

од

иранских авторов как: К. Барзегяр (проблема «баланса сил» в регионе) , С.Дж. Дехгани-Фирузабади (история и приоритеты внешней политики ИРИ)  , Хамид Моуляна (внешнеполитический курс М. Ахмадинежада и его

О/Гон

атомный вектор) , Сеййед Р. Мусави (ситуация вокруг Каспия) , A.M. Хаджи-Юсефи (аспекты региональной политики ИРИ в 1991-2001 гг.)88, М.

Chiponda Chimbelu. Iran makes inroads in parts of Africa. DW-World.DE. // URL: http://www.dw-world.de/dw/article/05257032,00.html // 28.02.2010.

81    Ariel    Farrar-Wellman.    Sudan   -    Iran    Foreign    Relations,    January    17,    2010.    //   URL: http://www.irantracker.org/foreign-relations/sudan-iran-foreign-relations// 17.01.2010; и др.

Азханди А. Сийасат-э хареджи-йе Иран [Внешняя политика Ирана]. - Тегеран. 2002.

Зоуки Ирадж. Авамэл-е мо'асэр бар сийасат-э хареджи-йе Иран. // Тарих-е равабэт-е хареджи. Фаслнамэ. Сал-е аввал. - 1378 зэмэстан (Зоуки Ирадж. Факторы, воздействующие на внешнюю политику Ирана. // История внешней политики. Ежеквартальный журнал. - Тегеран: Центр документации и истории дипломатии МИД ИРИ, 2000). - №1. - С. 99-110.

84 Barzegar Kayhan. Balance of Power in the Persian Gulf: an Iranian View. // Middle East Policy / Vol. 17, issue 3.-2010.-P. 74-87.

Дехгани-Фирузабади  Сейид  Джелал.   Сийасат-э  хареджи-йе  джомхури-йе  эслами-йе  Иран [Внешняя политика Исламской Республики Иран]. - Тегеран, 2009.

Моуляна Хамид. Сйасат-э хареджи-йе джомхури-йе эслами-йе Иран дар доулат-э Ахмадинэжад [Внешняя политика Ирана при правительстве М. Ахмадинежада]. - Тегеран, 2009. 87 Mousavi Rasoul Seyyed. The Future of the Caspian Sea after Tehran Summit. // The Iranian Journal of International Affairs / Vol. XXI. - 2008-09, winter-spring. №1-2. - p. 27-42.

Хаджи-Юсефи Амир Мохаммад. Сийасат-э хареджи-йе джомхури-йе эслами-йе Иран дар портоу тахвалат-э мантагеи. 1991-2001 [Внешняя политика Исламской республики Иран на фоне изменений в регионе (1991 - 2001 гг.)]. - Тегеран, 2008.

19


Хейдари (проблемы геополитики и безопасности Ирана) ; а также сборник статей «Взгляд на внешнюю политику ИРИ», вышедший под редакцией профессора-международника Тегеранского университета Насрин Мосаффа90. Иранский ученый Мехди Санаи91 предложил содержательный аналитический анализ различных аспектов вовлеченности Ирана в диалог цивилизаций и дал ретроспективный анализ российско-иранских отношений.

Вопросам ядерного сдерживания Ирана, международным санкциям и различным аспектам энергетической безопасности посвящены исследования P.O. Фридмана92, Вали Насра и Рея Такей93, и др.

Среди попыток дать сценарный прогноз развития событий до 2015 года следует выделить работу международного коллектива авторов по руководством М. Оппенгеймера94.

В отечественной литературе более фундаментально исследованными оказались 1980- начало 1990-х годов истории ИРИ, а также различные аспекты внешней политики ИРИ. Однако проблема соотнесения ее глобального и регионального измерений оказалась практически незатронутой. Предлагаемое исследование восполняет этот пробел. Подробный анализ российской и зарубежной историографии по теме диссертационного исследования дается в основной части работы.

Хейдари Мохаммед. Дегаргуниха-и жеополитик-е дахе-йе 1990 ва джографйа-и новин-э омният-э Иран. // Ховар-э Мийанэ. - 1383, бахар. - №1. - С. 57. [Геополитические изменения 1990-х гг. и новая география безопасности Ирана. // Средний Восток. - 2004, весна. - №1. - С. 57. ] (на перс, яз.)

Нэгахи бе сийасат-е хареджи-йе джомхурий-йе эслами-йе Иран [Взгляд на внешнюю политику ИРИ. / Сборник статей. / Под ред. Мосаффа Н.] - Тегеран, 2006.

Санаи М. Внешняя политика Ирана: между историей и религией. // Россия в глобальной политике. - 2006, январь-февраль. - № 1 // URL: http://www.globalaffairs.ru/numbers/18/5295.html; Санаи Мехди. Диалог цивилизаций и исламский фактор. // Диалог цивилизаций: исторический опыт и перспективы XXI века. Российско-иранский международный научный симпозиум 1-2 февраля 2002 г. - М.: РУДН, 2002. - С. 25-28; и др. 92 Russian-Iranian Relations in the 1990-s. // MERIA, v.4. - 2000, June. - №2.

Hacp Вали, Такей Рей. Цена сдерживания Ирана. // Россия в глобальной политике. - Январь -Февраль 2008. - № 1.11 URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_10271; Nasr Vali R. The New Hegemon Author. // http://www.cfir.org/publication/12212/new_hegemon.html; Nasr Vali R. Meet 'The Decider' of Tehran. It's Not the Hothead You Expect. // URL: http://www.cfr.org/publication/15005/meet_the_decider_of_tehran_its_not_the_hothead_you_expect.htm l?breadcrumb=%2Fbios%2F11622%2Fvali_r_nasr; Takeyh Ray. The Triumph of Absolute Rule. // http://www.cfr.org/publication/8200/triumph_of_absolute_rule.html

94 Iran 2015. CGA Scenarios. / Ed. by M. Oppenheimer / Center for Global Affairs / New York University. - N-Y., 2008 spring. - №2.

20


Структура диссертации обусловлена спецификой предмета и методологии исследования, а также поставленными задачами. Работа состоит из введения, основной части, заключения, списка источников и литературы. Основная часть подразделяется на четыре главы исходя из принципа проблемно-хронологического анализа.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обоснована актуальность исследования, определены его предмет, цели, задачи, хронологические рамки, методология и методика, степень научной разработанности проблемы и представлен источниковый анализ.

Первая глава «Теоретико-методологический комплекс исследования» посвящена изложению методологии исследования и анализу российской и зарубежной литературы. В центре внимания находятся вопросы участия Ирана в процессе глобализации, особенностей и ресурсов его внешней политики. Специально исследованы: ресурсный потенциал (энергетический, географический и демографический факторы) и проблемы участия Ирана в регионализации и диалоге цивилизаций, формирования «атомного портала» для входа в мировую политику.

К 2000-м гг. Иран располагал самой сильной экономикой и армией в регионе Персидского залива. По оценкам экспертов, Иран сохранял за собой вторую позицию в системе ОПЕК как минимум до 2015 года с 7% производства и экспорта нефти на мировых энергетических рынках. Иран обладал значительным людским потенциалом, срединным пространством на пересечении стратегически важных транспортных коммуникаций («новый Шелковый Путь»), выходом к морю, великим цивилизационным наследием. Заявленным генеральным ориентиром ИРИ было занять первое место к 2025 году в экономике, науке и технологиях в регионе в целом, стать «исламской Японией».

Одной из важнейших характеристик потенциала современного Ирана,

помимо его энергетических ресурсов и географического положения (подр.

21


см.: глава 4), является его население, численность которого к 2010 г. составляла около 72 млн. человек. Более половины жителей Ирана в 2000-е гг. составляла молодежь в возрасте до 20 лет. Феномен турбулентности современного Востока, который отмечался в конце XX века, в значительной степени обусловлен спецификой демографической ситуации этого региона. Стремительное увеличение молодежного контингента населения Ирана определили «молодежный» характер иранского общества95, что сказывалось и на характеристиках иранской дипломатии и внешней политики.

Среди первых серьезных исследований иранской внешней политики сразу после победы исламской революции следует назвать работы A.M. Бининашвили и Л.М. Кулагиной, а также А.З. Арабаджяна («Иранская революция 1978-1979 гг. Причины и уроки», 1979 г. и др.), в которых отмечалось, что в основание общегосударственного курса ИРИ был положен принцип «Ни Запад, ни Восток, Ислам». Поэтому внешняя политика в первые годы после победы «исламской революции» характеризовалась усилиями по двум направлениям: 1) демонтажу шахской системы международных связей и 2) полноправному вхождению Исламской Республики в мировую политику96. При этом фактически оказался свернутым курс шахского режима на достижение доминирующей роли в Индийском океане путем формирования на первом этапе трехстороннего альянса ЮАР-Иран-Австралия для контроля над безопасностью судоходства.

Отмечая имевшиеся в 1980-е гг. разногласия и противоречия между Ираном и соседними странами Центральной и Западной Азии, зоны Персидского залива, следует особо отметить центральную проблему выхода Исламской республики на международную арену, где традиционно светские государства взаимодействовали в рамках секулярной дипломатии. Сведя к минимуму    внешнеполитические    контакты    с    США    (путем    разрыва

95  Подр. см.: М.Ю. Рощин, В.И. Юртаев. Проблемы ювенологии в странах Азии, Африки и

Латинской Америки. // Молодежь стран Азии, Африки и Латинской Америки: 70-80-е годы. - М.,

1988. -С. 234-241; Юртаев В.И. Место студенческой молодежи в Исламской Республике Иран.//

Молодежь стран Азии, Африки и Латинской Америки: 70-80-е годы. - М., 1988. - С. 212-233.

96 Подр. см.: Иранская революция..., С. 384-387.

22


дипломатических отношений с «Большой сатаной») и СССР («Малой сатаной»), Иран в известной степени упростил себе задачу. Однако ввести «исламский стиль» в практику международных отношений методами «экспорта исламской революции» оказалось невозможным. Как отметила Л.М. Кулагина, конфликт из-за захвата в 1979 г. посольства США в Тегеране и заложников «стал определяющей чертой не только ирано-американских отношений, но и всей внутренней и внешней политики Ирана»97.

В ИРИ на смену принципу «безопасности» как системообразующего элемента внешней политики шахского Ирана (имевшим ярко выраженную антисоветскую и антикоммунистическую направленность), пришли установки исламской революции. В период своего становления (1 апреля 1979 г. - 22 июня 1981 г.; со дня провозглашения ИРИ и до снятия президента ИРИ А. Банисадра указом Р. Хомейни) внешняя политика ИРИ характеризовалась революционным нигилизмом и бескомпромиссной нацеленностью на экспорт исламской революции. Но недостаточность внутренних ресурсов в условиях ирано-иракской войны (1980-1988 гг.) и вооруженной борьбы за полноту власти в стране (1979-1981 гг.) не позволили Тегерану сразу восполнить возникший после падения шахского режима «вакуум силы» в регионе.

С победой исламской революции произошла кардинальная смена ближневосточной политики Ирана, главными взаимосвязанными элементами которой стали поддержка «арабского и палестинского дела» и враждебность к экспансионистскому курсу Тель-Авива . В ближневосточном конфликте с самого начала существования ИРИ, как показал А.А. Игнатенко, была поставлена задача разработки «общей стратегии борьбы с Израилем»99. При этом исламская составляющая внешней политики ИРИ проявилась и как

Иранская революция..., С. 389.

Бар гозидеи аз соханан-э эмам Хомейни. Моузу': сийасат-э хареджи-йе джомхури-йе эслами-йе Иран. - Техран, 1360; ИРИ и международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке (A.M. Бининашвили). //Иранская революция..., С. 416.

Игнатенко А.А. Политика государственного терроризма и исламские неправительственные религиозно-политические организации на Ближнем Востоке. // «Исламский фактор» в международных отношениях в Азии. - М., 1987. - С. 54.

23


отказ от союзов с «мировыми гегемонистами», и как противостояние их попыткам доминировать где-либо, особенно на Ближнем Востоке100.

Среди методов экспорта исламской революции в рассматриваемый период преобладали насильственные: направление иранского воинского контингента в Ливан, политизация хаджа и использование иранских паломников для провоцирования антиправительственных выступлений в Саудовской Аравии и др. В этот же период характерным для курса ИРИ на международной арене стало «различие между декларируемой и реальной политикой, широкое применение Тегераном шиитского принципа «такие» («утаивание») в своей внешнеполитической практике»101.

В 2000-х гг. российские иранисты и востоковеды продолжили изучение различных аспектов внешней политики ИРИ, расширяя географические рамки исследования и в ряде случаев работая в соавторстве с коллегами-арабистами (В.М. Ахмедов и др.) . Пристальное внимание было уделено вопросам вовлеченности ИРИ в ближневосточный конфликт, развития событий в Афганистане и Ираке, противодействия международному терроризму, а также - анализу ситуации вокруг иранской ядерной программы, развитию отношений Ирана с соседними странами и в регионе, в том числе и российско-иранского сотрудничества.

По итогам первой главы, было сделано заключение о реализуемой в 2000-х гг. «атомной дипломатии» Ирана как о достаточно неожиданном результате процесса реализации иранской атомной программы. Подобная динамичная трансформация «атомного фактора» и возникновение на его основе стратегического направления внешнеполитического курса государства не имела аналогов в международной практике. В конце первого десятилетия XXI века ИРИ вошла в число активно действующих государств

ИРИ и международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке (A.M. Бининашвили). // Иранская революция..., С. 422.

101  Taheri A. The Spirit of Allah: Khomeini and the Islamic Revolution. - N.Y., 1986. - P. 229; ИРИ и

международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке (A.M. Бининашвили). // Иранская

революция..., С. 434.

102  Кулагина Л.М., Ахмедов В.М. Иран на Ближнем Востоке: сотрудничество, соперничество,

интересы // Современный Иран, октябрь-декабрь 2010. - М., 2010. - №1. - С. 68-79; и др.

24


«второй линии» - региональных лидеров, внешняя политика которых имеет выраженное глобальное и региональное измерения.

Вторая глава «Влияние концепции исламской власти Р. Хомейни на формирование внешней политики Исламской Республики Иран» посвящена рассмотрению концептуальных оснований и практике их воплощения и во внешней политике ИРИ при имаме Р. Хомейни.

После победы исламской революции в Иране103 (9-11 февраля 1979 г.) все иранское общество подверглось тотальной исламизации с целью создания единого мусульманского общества - Уммы в провозглашенной 1 апреля 1979 г. Исламской Республике Иран. Исламские религиозно-политические идеи и принципы деятельности составили основу и определили основные особенности новой системы государственной власти и внешней политики ИРИ. Так разрешился возникший в Иране социальный конфликт, приведший к власти «законодателя»104, который не был пророком, но которого его последователи назвали «имамом». Имам Хомейни стал первым рахбаром (Высшим руководителем) Исламской Республики Иран.

С исламом Р. Хомейни связывал единственную возможность разрешить существующие в обществе проблемы на основе справедливости105 и при этом отрицал все существовавшие в современном ему мире виды власти, кроме исламской. Основные положения концепции исламской власти Р. Хомейни, изложены им в книге «Исламская власть: правление богослова-правоведа» («Хокумат-е эслами: велаят-е факих»)106. Практически без изменений все они вошли в текст Конституции Исламской Республики Иран, составив основу официальной идеологии ИРИ и на многие годы задав главные параметры внутренней и внешней политики страны. Анализ взглядов Р. Хомейни показал, что в его интерпретации исламская власть (в идеале - во всем мире),

В отечественной научной историографии определение «исламская революция в Иране» одной из первых было дано Л.Р. Полонской в 1991 г. - Полонская Л.Р. Религия и формирование современного политического мышления. // Мусульманские страны. Религия и политика (70-80-е годы) / Сб. статей / Отв. ред. А.В. Малашенко, И. Музикарж. - М., 1991. - С. 14.

104 Вебер Макс. Избранное. Образ общества. / Пер. с нем. - М.: Юрист, 1994. - С. 115.

105 [Р. Хомейни]. Хокумат-э эслами. Велайат-э факих. / 3-е изд. - [Б.м.], 1971 (1391), с.163-164.

106 [Р. Хомейни]. Хокумат-э эслами. Велайат-э факих. / 3-е изд. - [Б.м.], 1971 (1391).

25


позволит создать общество «власти всеобщей справедливости на земле » под управлением (велайат) «справедливого факиха108» (факих-э ,адэл,)1°9; осуществить власть закона, который суть «указ (фарман) и предписание (хокм) Бога... и имеет абсолютную власть (хокумат-э там) над всеми индивидами и исламским правительством (доулат)»110 и создать «власть всеобщей справедливости на земле (хокумат-э адл-е омуми дар алем)»111. Рассматриваемая концепция исламской власти Р. Хомейни относится к шиитским идеологическим системам мировоззренческого характера, ее основные параметры определяются спецификой использования в ней «прин­ципов религии» (осул-е дин) и «предписаний религии» (фору-э дин).

Сравнительный анализ основных положений концепции «исламской власти» Р. Хомейни с положениями концепции «шахиншахского строя», который строил в Иране шах Мохаммед Реза Пехлеви в ходе «белой революции» показал, что существует типологическое совпадение основных символов и институтов власти: сохраняется структурность «божественное-социальное-личностное»; и принципиально меняется их содержание: с монархического на исламское. Типологическое единство двух концепций доказывает и стратегическая установка на формирование «избранного народа» (мардом-э салари), строителя «великой цивилизации» (при шахе) и «народа-мессии» в лексике руководства ИРИ второй половины 2000-х гг.;

Путь Хомейни сочетал идеи мусульманского единства (единая Умма) и исламской солидарности с представлениями об особой миссии мусульман, мессианской роли ислама и Исламской Республики Иран, что определяло перманентный характер исламской революции и ставило в центр всех теоретических построений антагонизм между «угнетенными» или «обездоленными» (в лексике Р. Хомейни, мостазэфин), с одной стороны и «угнетателями»    или    «высокомерными»    (мостакберин)    -    с    другой.

[Р. Хомейни]. Хокумат-э эслами..., с. 63.

Факих - получивший религиозное образование знаток мусульманского права - фикха. 109 [Р. Хомейни]. Хокумат-э эслами..., с. 22, 63, 101 и др. [Р. Хомейни]. Хокумат-э эслами..., с. 54. [Р. Хомейни]. Хокумат-э эслами..., с. 63.

26


Вступающий в должность президент ИРИ должен принести присягу, в которой обязуется посвятить себя «защите права и распространению справедливости» [ст. 121 ]112.

«Противостояние всем проявлениям угнетения и несправедливости, обездоленности» закономерно составило второй важнейший принцип исламской революции, который вслед за принципом «ни Запад, ни Восток -Ислам» определил глобальное измерение внешней политики ИРИ. В сфере внешней политики эти два принципа нашли свое выражение в лозунге революции: «Независимость» (эстэглал). Иран никогда не был колонией и под «независимостью» подразумевалось именно его свободная и инициативная политическая воля, как норма участия в международных делах, обеспечивающая независимость страны от влияния сверхдержав. В современной дипломатии ИРИ эта особенность внешней политики страны проявилась в выстроенной «от Ирана» дипломатической линии Тегерана в

in

отношении к двусторонним, региональным и мировым проблемам    .

Среди шиитских религиозных авторитетов - идеологов исламского движения в Иране следует назвать аятоллу М. Мотаххари, одного из ближайших соратников имама Хомейни, известного как главный теоретик и пропагандист «исламской революции»114.

Краеугольным основанием внутренней и, особенно, внешней политики ИРИ стало установление и развитие отношений «со всеми мусульманами мира», а приоритетными стали считаться «исламские страны». Имам Хомейни различал также «не исламские страны или страны с неисламской властью в исламских странах»115. В русле этого подхода в зависимости от оценки характера правящих в них режимов и их внешнеполитической ориентации все

Там же. 113 Санаи Мехди. Иран и иранцы. // История Ирана. / Сост. С.А. Шумов, А.Р. Андреев. - Киев-Москва, 2003. - С. 207.

Подр. о концепции см.: Юртаев В.И. Иран: студенты в исламской революции. - М., 1993. - С. 56-63.

[Р. Хомейни]. Хокумат-э эслами..., с. 180.

27


страны «мира ислама» в ИРИ стали делить на: «братские, дружественные, нейтральные и враждебные»116.

Идеи Р. Хомейни и других идеологов ИРИ об исламской власти и исламской революции нашли свое отражение в Конституции ИРИ117, принятой 15 ноября 1979 г. Внешней политике Ирана посвящена 10 глава Конституции ИРИ «Внешняя политика», состоящая из 4 статей (статьи 152-155). Основные принципы внешней политики ИРИ были зафиксированы в статье 152: «Внешняя политика Исламской Республики Иран основана на отрицании всяческого господства над Ираном либо со стороны Ирана, сохранении независимости во всех сферах и территориальной целостности, защите прав всех мусульман и непринятии на себя обязательств перед гегемонистскими державами и на мирных взаимоотношениях с государствами,    не   имеющими   враждебных   намерений   в    отношении

1 1 о

Ирана» . Важное значение для понимания особенностей внешней политики ИРИ как инструмента для реализации всемирной миссии ИРИ имеет статья 154, в которой была определена цель Исламской Республики Иран -«благоденствие (саадат) человека», реализованное для каждого из людей планеты и право каждого народа на «независимость, свободу, власть истины и справедливости»119.

Третья глава «Новая концептуалистика внешней политики Исламской Республики Иран в 1989-2005 гг.» посвящена развитию внешней политики Ирана после Р. Хомейни под руководством нового рахбара ИРИ А. Хаменеи и президентов ИРИ А.А. Хашеми-Рафсанджани и М. Хатами.

Как показал анализ взглядов второго рахбара ИРИ А. Хаменеи (с 4 июня 1989 г.), наряду с принципами справедливости и независимости в число основополагающих включались также принципы самодостаточности («ход

116 Ушаков В.А. Иран и мусульманский мир. 1979-1998 гг. - М., 1999. - С. 3.

Ссылки на текст Конституции ИРИ даны в авторском переводе с персидского языка по официальному первоначальному тексту Конституции 1979 г., а также по ее неофициальному переводу на русский язык (выполненному и распространенному Посольством ИРИ в РФ в 1994 г.), чтобы учесть внесенные в текст Конституции в 1989 г. изменения и дополнения.

Конституция Исламской Республики Иран (неофициальный перевод). 1989. // Весна свободы.., с. 95.

Канун-e асаси-йе джомхури-йе эслами-йе Иран. - [Б.м., б.г.]. - С. 37.

28


кефаи») и исламского благочестия. При А. Хаменеи в Иране начался второй этап развития внешней политики ИРИ, который включил в хронологических рамках исследования три периода: «прагматичной дипломатии» президента А.А.    Хашеми-Рафсанджани    (1989-1996    гг.);    «диалога    цивилизаций»

1 9П

президента М. Хатами (1997-2005 гг.) и «созидательного взаимодействия » президента М. Ахмадинежада (с 2005 г. по 2010 г).

Став рахбаром, А. Хаменеи не пересматривал фундаментальные основы внешней политики Ирана, сформировавшиеся еще во времена революции 1979 г. и, прежде всего, противодействие и враждебное отношение к Соединенным Штатам и Израилю. По мнению А. Хаменеи, исламская революция 1979 года избавила Иран от двух зол: иранского шаха и США. Однако, несмотря на глубокое недоверие Хаменеи к Соединенным Штатам, позиция Хаменеи, тем не менее, предусматривала возможность диалога с США. Так, в 2008 году он заявил, что «Прекращение связей с Америкой лежит в основе нашей политики. Однако мы никогда не говорили,

1 91

что наши отношения разорваны навсегда...» . В 1990-е гг. иранские руководители стали уделять меньше внимания палестинской проблеме. Главным препятствием для нормализации, например, отношений с США стала именно непримиримая позиция рахбара ИРИ по Израилю.

А. Хаменеи подчеркивал, что Иран «идет по пути созидательного строительства и  восстановления  своей  экономики»,  а  «исламская умма

1 99

жаждет обретения веры в себя, достоинства и независимости» . Для этого рахбар ИРИ был готов создать объединенный фронт исламских государств от Индонезии до Северной Африки123.

Для иранской внешней политики периода «прагматичной дипломатии» характерна  направленность  на  выход  из  международной  изоляции,  что

Третий период второго этапа развития внешней политики ИРИ рассмотрен в четвертой главе диссертации.

Саджадпур Карим. Читая Хаменеи: Взгляды на мир самого влиятельного деятеля Ирана. / Пер. с англ. А.С. Сатунина; Московский центр Карнеги. - М.: Изд. Эхо Бук, 2009. - С. 29 // URL: http://carnegieendowment.org/files/Reading_Kliamenei_rus.pdf

Аятолла Хаменеи. Свет исламской революции.., с. 249.

Аятолла Хаменеи. Свет исламской революции.., с. 247.

29


предопределило нивелирование силовой составляющей экспорта исламской революции и расширение сети культурных представительств ИРИ в зарубежных странах, отвечавших за распространение и пропаганду ирано-исламской культуры и опыта самого Ирана в мире. Произошла переориентация внешней политики. Теперь она была нацелена на обеспечение внутренней безопасности страны и ее территориальной целостности, поддержание добрососедских отношений с граничащими с ИРИ государствами. Таким образом, объективно, один из главных принципов внешней политики ИРИ - «Ни Запад, ни Восток - Ислам» - отчасти потерял свою актуальность. Иранская традиционная внешнеполитическая концепция балансирования между двумя соперничающими силами (в XIX в. между Россией и Англией, с середины XX в. - США и СССР) оказалась невостребованной в новом мировом порядке. Так в результате прихода к власти А.А. Хашеми-Рафсанджани в 1989 г., который являлся сторонником прагматичного внешнеполитического курса, удалось сделать политику Ирана, как внутреннюю, так и внешнюю, более гибкой и пластичной.

Иранская внешнеполитическая активность периода «диалога цивилизаций» связана с международной деятельностью президента ИРИ М. Хатами и выдвинутой им идеи диалога цивилизаций. Концепция диалога цивилизаций структурировалась по трем уровням: 1) Диалог внутри мира ислама; 2) Диалог исламской и западной (христианской) цивилизаций; 3) Диалог с другими цивилизациями и конфессиями. Одним из центральных положений стало утверждение М. Хатами о том, что лишь те культуры и цивилизации  смогли выжить  и развиваться,  которые  обладали умением

1 24

«говорить», «слушать» и «понимать» . Диалог в рамках мира ислама должен был вестись во имя возвращения в «общий исламский дом» всех мусульманских народов и создания «исламского гражданского общества»125.

Санаи Мехди. Диалог цивилизаций и исламский фактор. // Диалог цивилизаций: исторический опыт и перспективы XXI века. Российско-иранский международный научный симпозиум 1-2 февраля 2002 г. - М., 2002. - С. 25.

125 Хатами М. Выступление на 8-й сессии Глав государств членов ОИК, Тегеран, 9 декабря 1997. // Ислам, диалог и гражданское общество. - М., 2001. - С. 37.

30


Главной целью ИРИ при президенте М. Хатами являлось достижение регионального лидерства. Второй важнейшей целью было выведение Ирана из политической и экономической изоляции.

Активная фаза реализации концепции диалога цивилизаций происходила в период 2002-2005 гг. Фактически в конце 1990-х гг. в Иране произошла смена внешнеполитической парадигмы, культурная составляющая временно стала доминантой нового государственного курса. Тем самым идея о необходимости «возврата к себе» вылилась в декларацию ирано-исламской самобытности, тогда как утопическая концепция всемирной исламской революции трансформировалась в более реальную доктрину доминирования персо-шиитов. Однако позитивно начавшийся процесс диалога цивилизаций затем был серьезно деформирован в условиях международного давления на Иран с начала 2000-х гг. После трагических событий 11 сентября 2001 года в США продолжилось ужесточение американского подхода к ИРИ, начался новый виток радикализации политики Ирана как на внутренней, так и внешней арене. Помимо этого военно-политическое присутствие США с 1990-х гг. изменило «лицо региона» и стало новой питательной средой для «конфликта интересов» в зоне Персидского залива, придав ему глобальное измерение.

В итоге в религиозном руководстве страны возобладали силы, которые являлись носителями установки на экспорт исламской революции, что стало задержало выход ИРИ из международной изоляции.

Четвертая глава «Концептуальные основания и основные направления внешней политики Ирана в 2005-2010 гг.» посвящена становлению ИРИ как регионального лидера. Изучены концептуальные основания и основные направления внешней политики Ирана в 2005-2010 гг. при президенте ИРИ М. Ахмадинежаде. Специальное рассмотрение получили вопросы: Иран и проблема Каспия; Иран как лидер мира ислама; Иран и страны Африки; Иран и Китай; Иран и Россия; мировое сообщество и «атомная дипломатия» Ирана; Иран в интеграционных процессах и др.

31


В 2005 году М. Ахмадинежад, представитель «осулигяран» («следующих принципу» - так называют в Иране сторонников «линии имама Хомейни» и его концепции исламской власти), неожиданно для сторонников М. Хатами победил на президентских выборах 2005 года. Это не могло не отразиться на внешнеполитическом курсе страны. Шестой президент ИРИ летом 2005 г. заявил о «втором старте» ирано-исламской цивилизации. Миссия ИРИ была определена как «создание условий для установления всемирной справедливой власти путем нового возвышения исламской цивилизации»126. В число главных ориентиров развития Ирана вошли: реализация 20-летнего плана развития страны (2006-2025 гг.); продвижение к обществу справедливости, процветания, здоровья и духовности; воспитание поколения сознательных, компетентных и готовых к воплощению всемирной справедливой власти (хокумат-е адл-е джахани); международная деятельность в направлении справедливости, мира и уважения127.

Среди основных характеристик внешней политики Исламской Республики Иран второй половины 2000-х гг., определявших ее особенности, иранские исследователи выделяли «первичные принципы», среди которых «первым» обычно назывался принцип: «Отрицание господства и несогласие с угнетением: величие», то есть установка на «полное отрицание и подавление всякого рода господства (сальтэ), угнетения (сэтамгяри) и согласия с угнетением (сетампазири)» . Именно на основе методологического по своей значимости «первого» принципа происходило формирование глобального измерения внешней политики ИРИ, кристаллизация которого произошла в период президентства М. Ахмадинежада. При этом положенное в основу внешнеполитической концепту алистики ИРИ исламское обоснование указывает       на       матричную        природу       современной       иранской

Программа девятого Правительства. Секретариат Совета по информации Правительства, 23.07-22.08.2005. (Барнаме-йе доулат-е нохом. Дабирхане-йе шоура-йе эттел'а расани-йе доулат. Мордад 1384) // URL: http://www.president.ir/fa/ (на перс. яз.). - С. 11. 127 Программа девятого Правительства..., с. 15-16.

Дехкани Фирузабади Джелал Сейид Доктор. Сийасат-э хареджи-йе джомхури-йе эслами-йе Иран.., с. 130.

32


внешнеполитической деятельности, основные характеристики которой задаются в соответствии с «первым» принципом и реализуются на глобальном, региональном и локальном уровнях.

Проведенное исследование позволило сделать заключение о том, что к началу второго срока президентства М. Ахмадинежада (2009 г.) внешнеполитическая деятельность ИРИ реализовывалась в рамках основных направлений, в том числе: 1) Защиты независимости страны во всех аспектах политики, безопасности, военной, экономической, культурной и других областей; 2) Препятствия вмешательству извне во внутренние дела страны и уважение права всех стран на самоопределение (неприятие экспансионистской политики и зависимости от других стран); 3) Обеспечению права всего иранского народа на независимость и свободу    .

Как показано в диссертации, период «созидательного взаимодействия» в иранской внешней политике был нацелен прежде всего на всемерную глобализацию процессов региональной интеграции и сотрудничества под эгидой ИРИ. Первый срок его президентства прошел под знаком «дипломатии справедливости», когда широко использовался формат «открытых писем» президента М. Ахмадинежада, адресованных руководителям США и ряда европейских стран. В это же время продолжались усилия по расширению международных связей ИРИ, особенно с развивающимися странами Латинской Америки (с 2007 г.) и Африки.

Собственно реализацию программы вхождения Ирана в мировую систему международных отношений на основе концепции «созидательного взаимодействия» (та'амол-е сазандэ) президент М. Ахмадинежад начал после своего переизбрания в 2009 году. Среди «основных тезисов» внешней политики приоритетное значение получили следующие: 1) создание обстановки сбалансированности и справедливости, 2) отрицание режима господства, 3) укрепление связей внутри восточного блока, 4) развитие отношений с соседними странами, 5) глобализация регионального видения и

129 См., например: Основные направления внешней политики Ирана // URL: http://www.iranembassy.com.ua/Ru/politic/structure.html // 02.11.2011.

33


6) расширение отношений с региональными организациями. Анализ внешнеполитической концептуалистики избранного в 2009 г. на второй срок президента ИРИ М. Ахмадинежада позволяет увидеть преемственность во внешней политике ИРИ, продолжение курса Р. Хомейни.

Иранский атомный проект при президенте М. Ахмадинежаде (с 2005 г.) стал выражением стратегического консенсуса политических элит Ирана и придал новое измерение произошедшей к 2010 г. «геополитической накачке» ИРИ. В той или иной форме решение «иранского вопроса» представляет интерес для широкого спектра глобальных игроков и включено во все глобальные стратегические сценарии (правящих кругов США, Китая, Японии, Европы, стран исламского мира). Поэтому можно сделать заключение о том, что с завершением первого этапа иранской атомной программы в 2010 году (пуск АЭС «Бушер») ИРИ вышла на новый уровень взаимодействия с мировым сообществом на основе «атомной дипломатит».

В 2010 г. Совет Безопасности ООН проголосовал за введение новых санкций против Ирана в связи с дальнейшим углублением иранской атомной программы, в результате чего перед ИРИ на неопределенное время закрылись двери для участия в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в качестве государства-члена, на что иранское руководство делало ставку. В условиях возникшей международной изоляции под угрозу оказались поставлены также планы Тегерана по созданию азиатской региональной организации по типу Европейского Союза (ЕС). Призрачными стали выглядеть замкнутые на идею «Большого Ирана» геополитические построения, включающие страны ближневосточного региона, Центральную Азию и Россию и равным образом - идея геополитического союза от Урала до Персидского залива.

Одним из уязвимых мест оставалось отсутствие единого центра выработки внешнеполитических решений, хотя уже к 2005 г. в ИРИ сложилась многоуровневая структура центров выработки и принятия внешнеполитических решений.

34


В целом, Иран все заметнее втягивался в борьбу за лидерство на евразийском пространстве. В условиях мирового финансово-экономического кризиса руководство ИРИ выступило с инициативой формирования нового международного экономического пространства, альтернативного капиталистическому. Такой подход органично сочетался с положениями теории исламской революции.

Выдвинув амбициозные планы развития к 2025 году, Тегеран приступил к проведению активной внешней политики, подчиненной решению двуединой задачи - сохранения строя «исламской республики» и создания условий для вхождения Ирана в число ведущих государств-членов клуба с условным названием «многополярный мир». Поэтому региональная политика ИРИ получила глобальное измерение, а складывавшиеся альянсы выходили далеко за рамки Среднего Востока и Юго-Восточной Азии.

Говоря обобщенно, Ирана оказался перед альтернативой, рожденной условиями глобализации. Точнее - регионализации как этапа глобализации. Суть одного из потенциально возможных путей в том, чтобы, сохраняя основы правления в самой ИРИ, наладить эффективный диалог с внешним миром в рамках региональной интеграции в сферах, сотрудничество в которых будет определять развитие мира в XXI веке.

Заключение содержит выводы по предмету исследования.

На основе проведенного анализа доказано, что:

- исламское обоснование иранской внешней политики восходит к пяти принципам веры, определяющим мировоззрение мусульман-шиитов джафаритского мазхаба (имамитов), которые системно соотнесены с принципами реализации иранской внешней политики (принцип невмешательства во внутренние дела других государств» и др.) и в совокупности образуют исламскую внешнеполитическую матрицу, что позволяет сделать вывод о теоретической завершенности исламского обоснования внешней политики Исламской Республики Иран (ИРИ) на основе концепции исламской власти имама Р. Хомейни;

35


  1. после победы революции в Иране в феврале 1979 г. основные положения концепции исламской власти Р. Хомейни практически без изменений вошли в текст Конституции ИРИ, составив основу официальной идеологии и задав главные параметры внутренней и внешней политики страны;
  2. понятие «исламская революция» стало центральным в официальной идеологии ИРИ с 1979 г. и закономерно составило методологическое основание внешней политики ИРИ в формулировке «экспорт исламской революции»;
  3. ИРИ предложила свой планетарный интеграционный проект путем осуществления перманентной исламской революции во имя установления «исламской власти во всем мире». В стратегическом отношении Иран нацелен на гегемонию в мире путем его исламизации;
  4. внешнеполитическая стратегия ИРИ может быть охарактеризована как совокупность концепций и конкретных внешнеполитических акций, нацеленных на достижение основной методологической установки -экспорта исламской революции.

-   методологическая установка на экспорт исламской революции

находила свою реализацию во внешней политике ИРИ на протяжении всего

рассматриваемого периода (1979-2010 гг.), что позволяет сделать вывод о

неизменности стратегической нацеленности иранской внешней политики, ее

цельности и завершенности в теоретическом отношении и практическом

наполнении;

- силовая составлящая во внешней политике дореволюционного Ирана

сохранилась в ИРИ, наполнившись исламским содержанием.

Соответственно, иным во внешней политике ИРИ стал и подбор партнеров,

из числа которых исчезли страны Запада во главе с США, сотрудничество с

Израилем сменилось агрессивной враждебностью, были легализованы связи

с палестинским движением сопротивления, шиитскими военизированными

организациями в Ливане и др.;

36


  1. формирование внешней политики ИРИ в рассматриваемый период 1979-2010 гг. происходило под влиянием трех основных факторов: 1) исламизации; 2) геополитизации и 3) глобализации. При этом роль внешнего фактора при актуализации данных трех особенностей формирования иранской внешней политики была решающей и инициирующей. Создание новой внешней политики Ирана началось в 1979 г. с ее исламизации, после 2001 г. актуализировался процесс ее геополитизации и глобализации;
  2. исламизация внешней политики ИРИ завершилась в целом к 2008 году, что нашло свое отражение как в создании цельной внешнеполитической концептуалистики (концепция созидательного взаимодействия), так и в формировании соответствующей системы внешнеполитических приоритетов с учетом предписаний ислама. В результате возникла исламская внешнеполитическая матрица, которая образована принципами исламского обоснования. Исламское основание определяет базовые характеристики иранского внешнеполитического курса;
  3. геополитизация внешней политики ИРИ, основные характеристики которой определяются исторической традицией и спецификой географического положения страны, произошла в условиях геополитических вызовов XX века и роста геополитического давления со стороны США, особенно после создания военно-политического «навеса» вокруг Ирана в 2001-2003 гг., следствием чего стала неизбежная «геополитическая накачка» иранской внешней политики, что в свою очередь привело к актуализации иранского «большого пространства»;
  4. процесс глобализации придал новое измерение иранской внешней политике, органично связав универсалистские основания исламизации с современным прочтением иерархии международных отношений. Иран является одним из государств, претендующих от имени «мира ислама» на роль системного лидера «мира глобализации» как нового регионального лидера и активно действующего государства «второй линии»;

-   в   рамках   методологической   установки   на   экспорт   исламской

революции вслед за принципом «Ни Запад, ни Восток - Ислам», глобальное

37


измерение внешней политики ИРИ на этапе становления определил принцип «противостояние всем проявлениям угнетения и несправедливости, обездоленности». В сфере внешней политики эти два принципа нашли свое выражение в лозунге революции: «Независимость» (эстэглал);

  1. семь «первичных» принципов внешней политики ИРИ в концепции созидательного взаимодействия М. Ахмадинежада образуют стройную систему внешнеполитической концептуалистики, имеющей выраженную матричную природу. В соответствии с этой матрицей формируются основные направления внешней политики Ирана, которые реализуются на глобальном, региональном и локальном уровнях;
  2. основные характеристики «исламской» внешнеполитической матрицы задаются и реализуются в соответствии с имеющим методологическое значение «первичным» принципом «Отрицание господства и несогласие с угнетением: величие», определяющим два главных приоритета для всей внешней политики ИРИ: а) недопущение господства со стороны неисламских стран при сотрудничестве с ними; б) борьба с высокомерием (эстэкбар) и режимом гнета (золм), господства (салтэ) и несправедливости. На этой основе шло формирование глобального измерения внешней политики ИРИ, кристаллизация которого произошла в период президентства М. Ахмадинежада;
  1. в сфере внешней политики усилиями Тегерана в международный диалог была внесена сильная гуманистическая составляющая - инициатива «диалога цивилизаций», что получило поддержку и признание ООН, а затем мировому сообществу была предложена концепция созидательного взаимодействия шестого президента ИРИ М. Ахмадинежада (с 2005 г.);
  2. главная цель внешней политики религиозного руководства при рахбарах ИРИ Р. Хомейни и А. Хаменеи может быть определена как создание под эгидой Ирана мировой Уммы. Данное положение, суть которого официально закреплена в статье 11 Конституции ИРИ, является обязанностью для всех граждан страны и имеет долговременный характер;

38


  1. системное исследование вопроса о роли внешней политики в ИРИ в конце XX - начале XXI вв. дает основание для вывода о том, что внешнеполитическая деятельность рассматривалась правящим режимом как важнейший инструмент при реализации идеи имама Р. Хомейни об установлении исламской власти во всем мире;
  2. главной целью ИРИ при президенте М. Хатами являлось достижение регионального лидерства и именно региональная политика образовывала центральное ядро ее внешней политики. Второй важнейшей целью было вывести Иран из политической и экономической изоляции;
  1. во второй половине 2000-х гг. характеристики развития такого крупного государства Среднего Востока и Юго-Западной Азии, как Иран показали, что процесс становления этого регионального лидера эпохи глобализации претерпел трансформацию и заметное ускорение. Иранский фактор стал одним из ключевых при обсуждении вопросов урегулирования ситуации в Ираке и в Афганистане, при рассмотрении проблем энергетической безопасности Западной Европы и безопасности «большого Ближнего Востока» в целом;
  2. путь, который определил в 2005 году рахбар ИРИ А. Хаменеи и который призван реализовать президент ИРИ М. Ахмадинежад, нацелен, прежде всего, на всемерную глобализацию процессов региональной интеграции и сотрудничества под эгидой ИРИ. При этом, в своем стремлении к независимости Иран, в конечном счете, решал задачу сохранения своей цивилизационной идентичности. Во второй половине 2000-х гг. при президенте М. Ахмадинежаде Иран пытался войти в мировую политику через «атомный портал» - именно использование формата «атомной дипломатии» стало отличительной чертой иранской внешней политики во второй половине 2000-х гг., определяло динамику глобального и регионального измерений во внешней политике ИРИ, продолжающей реализацию исламской революции.
  3. под глобализацией автор понимает объективный процесс перехода человеческого  сообщества в  новое  общемировое качество  в  результате

39


реализации планетарных проектов. Доминантой мирового сообщества станет духовное производство и глобальное сознание, а стратегическим ресурсом цивилизации в мире глобализации - креативная способность человека.

Проведенный анализ основных характеристик внешней политики ИРИ во второй половине 2000-х гг. позволил сделать следующие выводы:

- изучение теоретического наследия руководителей ИРИ показало, что

при формировании внешней политики иранское руководство исходило из

понимания «исламской революции» как всепроникающего и перманентного

процесса, как пути обретения мусульманами своего единства (единая Умма),

реализации особой миссии мусульман, ислама и Исламской Республики Иран

в мире. Другими словами, краеугольным камнем всей внутренней и особенно

внешней политики стало установление и развитие отношений «со всеми

мусульманами мира», а приоритетными стали считаться «исламские страны»;

определение в качестве центрального противоречия эпохи антагонизма между угнетенными - «обездоленными» (мостазэфин, в терминологии Р. Хомейни) и «угнетателями» - «высокомерными» (мостакберин) отразило установку на борьбу с несправедливостью, которая считается традиционной ценностью иранцев еще с доисламских времен и, будучи дополненной положением о неприятии колониализма, вошла в современную внешнеполитическую риторику ИРИ как «борьба с высокомерием» (эстэкбарсатизи). В соответствии с «первичными» принципами внешней политики в ИРИ сформировалось направление «борьбы с высокомерием», которое получило исламское обоснование на уровне фору'э дин: 1) «амр-бе-ма'руф» и 2) «нахи-аз-монкер», как обязательного для внешнеполитической деятельности «исламского государства»;

-  в число принципов внешней политики Ирана вошли принципы:

дружбы и радушия (маваддат), доброго обхождения и терпимости

(молайемат), сотрудничества, добрососедства, мирного сосуществования,

неприятия  войны  и  грубости,   поддержка  мира,  что   стало   отражением

40


культурно-исторических и религиозных особенностей развития иранского народа;

  1. приоритетность при принятии внешнеполитических решений и уровень необходимого проявления жесткости во внешнеполитической деятельности Ирана определяет структура «национальных интересов» страны. Главной «ценностью» здесь признано «продолжение жизни нации (бага-йе мелли) или сохранение существования страны». Ценности «сохранения исламской революции», «обороны» и «безопасности» Исламской республики отнесены к следующему разряду - «сущностные интересы» (манафэ-йе воджуди) государства. Третьими в иерархии ценностей признаны «жизненные интересы» (манафэ-йе хайати) государства. К числу этих интересов были отнесены: 1) идеологические интересы ИРИ и 2) обеспечение международной безопасности. Эта группа интересов определяла место Исламской Республики Иран в мире. В 2000-х гг. в число «жизненных интересов» ИРИ был включен также «мирный ядерный потенциал» Ирана. Далее шли «важные» (мохэмм) или «основные»; «частные» (хашийе-и) или «малозначимые» интересы. Их обеспечение не предусматривало использование военной силы и должно было преимущественно достигаться дипломатическим путем;
  2. сложный многоуровневый процесс принятия решений в Иране, наряду с другими факторами, явился причиной многих кризисов, которые Иран испытал после революции 1979 г., вместе с тем сделав прогнозирование внешнеполитических шагов Тегерана чрезвычайно сложным;

- специфика современной дипломатической практики ИРИ во многом

определяется установкой на приобретение международного доверия и

уважения. Было показано, что для иранской стороны речь, прежде всего, идет

о «престиже» страны, укрепление которого обеспечивается «правильными»

или «неправильными» действиями, что в свою очередь определяется самой

иранской стороной исходя из принципа «самооценки» (ходнэгяр). Подобный

подход имел свои ограничения и издержки, поскольку в международных

отношениях принято соблюдать действующие нормы протокола и новая

41


дипломатия «исламского государства» не всегда вписываясь в общепринятый формат (например, захват посольства иностранного государства) способствует изоляции ИРИ на международной арене;

- во второй половине 2000-х гг. в военно-политическом отношении Иран являлся безусловным лидером на Среднем Востоке и одним из ключевых игроков в Юго-Западной Азии. В условиях возраставшего международного давления в связи с иранской ядерной программой Тегеран пытался выиграть время за счет активной региональной политики, сочетавшей элементы традиционного для Ирана стремления к доминированию в регионе и панисламского лидерства. Именно поэтому иранская региональная политика приобрела глобальное измерение, а складывающиеся альянсы выходили далеко за рамки Среднего Востока. Из рассматривавшихся союзов наибольшую известность получила идея стратегического альянса на Ближнем Востоке по оси Багдад-Тегеран-Сирия. При этом борьба за Ирак рассматривалась в Тегеране как многофакторный стратегический процесс в противостоянии с США, строившими однополярный мир.

Автором предложена периодизация внешней политики ИРИ. Первый этап - 01.04.1979 - 04.06.1989 гг. - включает два периода: переходный и активной исламизации. Началом этапа стало провозглашение 1 апреля 1979 г. Исламской Республики Иран (ИРИ). В это время рахбаром страны был имам Р. Хомейни. При нем была сформирована в основном законодательная база внешнеполитической деятельности (15 ноября 1979 г. принята Конституции ИРИ), произошел демонтаж шахской внешней политики, наступил кризис присутствия ИРИ на международной арене в связи с захватом посольства США и заложников (04.11.1979 - 20.01.1981 гг.). Второй этап начался 4 июня 1989 г. и включает три периода: 1) «прагматичной дипломатии» президента А.А. Хашеми-Рафсанджани » (1989-1996 гг.); 2) «диалога цивилизаций» президента М. Хатами (1997-2005 гг.); 3) «созидательного взаимодействия» президента М. Ахмадинежада (с 2005 г. по 2010 г). В это

время рахбаром ИРИ являлся Али Хаменеи. Анализ основных характеристик

42


третьего периода данного этапа, учитывая хронологические рамки данного исследования, завершен на ситуации после принятия санкций СБ ООН в июне 2010 г. и ввода в строй осенью 2010 г. иранской АЭС в Бушере.

Научную значимость диссертационного исследования определил использованный метод комплексного анализа возможностей участия Исламской Республики Иран в современных процессах трансформации системы международных отношений, что позволило дать характеристику данному процессу как «статусно-технологической интеграции», где статусный характер возникает благодаря сотрудничеству в прорывных сферах, в частности, в космосе, участие в развитии потенциала которых будет определять лидеров XXI века.

Как научное, так и практическое значение имеет заключение о том, что основной узел стратегических вызовов ИРИ завязан вокруг вопроса о сохранении ее как суверенного и целостного исламского государства, одного из естественных лидеров возможной исламской интеграции.

Научно-практическую значимость имеют выявленные приоритеты реализации впервые ставшей предметом научного анализа принятой в Иране в 2008 г. новой внешнеполитической концепции созидательного взаимодействия, которые структурированы по шести уровням: международный; развивающийся мир; мир ислама; Средний Восток; соседи; национальный.

Теоретическую и практическую значимость имеет вывод о том, что к 2010 году судьбы Ирана и России снова переплелись на новом витке исторического развития» и возможными «конструктивными основаниями взаимодействия здесь могли бы стать внеблоковый прагматизм российской внешней политики и гуманитарная составляющая иранской дипломатии.

Практическая значимость исследования. Выводы и подходы автора к изучению внешней политики ИРИ могут быть использованы при изучении специфики внешнеполитической деятельности исламских государств и их участия  в   мировой  политике,   в  том  числе  в   интересах  выстраивания

43


оптимальных моделей долговременного стратегического партнерства с участием России.

Материалы диссертационного исследования могут быть рекомендованы в качестве основы для разработки курса лекций для бакалавров, магистров и аспирантов, изучающих международные отношения в регионе Ближнего и Среднего Востока и СНГ и внешнюю политику Ирана, при подготовке кадров дипломатов и сотрудников неправительственных организаций и различных миссий.

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования были доложены автором более чем на 30-ти международных научных и научно-практических конференциях в России, Иране, Турции, Германии, США, Канаде, Великобритании, странах СНГ, Китае, в том числе на: Международном форуме ученых «Наука, техника и мир» (Москва, 1986), Первом «круглом столе» по стратегическому партнерству между Россией и Ираном (Тегеран, 1995), Третьей международной евро-азиатской конференции по транспорту (СПб., 2003), Пятой и Шестой Европейских конференций по иранистике (Равенна, 2003; Вена, 2007), Бухарестском международном экономическом форуме «Новая Европа в диалоге Запад-Восток: интеграция и развитие» (Бухарест, 2004), XI Всероссийской международной конференции африканистов (Москва, 2008), XII Петербургском международном экономическом форуме (Санкт-Петербург, 2008), X Международной ежегодной конференции по изучению Центральной Евразии (Торонто, 2009), Международной парламентской конференции «Россия - Африка: горизонты сотрудничества» (Москва, 2010); Деловом форуме стран БРИКС (Санья, 2011); на ежегодных научных конференциях по актуальным проблемам современного Ирана, проводимых сектором Ирана Института востоковедения РАН.

Диссертация была обсуждена на совместном заседании кафедр истории России и теории и истории международных отношений Российского университета дружбы народов и рекомендована к защите.

44


ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА: А) Монографии:

  1. Попов А.К., Юртаев В.И. Глобализация: битва двух парадигм. - М.: ИНЭС,2000.-48с.(1.0п.л.)
  2. Юртаев В.И. Иран: студенты в исламской революции. - М.: Наука, 1993.-218 с.
  3. Юртаев В.И. Студенчество и высшие учебные заведения как объекты «исламской культурной революции». // Иранская революция 1978-1979 гг. / Отв. ред А.З. Арабаджян. - М.: Наука, 1989.-С. 259-267.
  4. Юртаев В.И. Участие студенчества в общественном движении в 60-70-е годы. // Иранская революция 1978-79 гг. / Отв. ред А.З. Арабаджян. - М.: Наука, 1989. - С. 46-56.
  5. Юртаев В.И. Этнофактор в условиях «переходного» общества во второй половине XX в. // Западная Азия: этнополитическая ситуация / Отв. ред. М.С. Лазарев. - М.: Наука, 1993. - С. 49-60.

Б) Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Юртаев В.И. Глобализация и справедливость. // Восток. - М.: Наука, 2007, ноябрь-декабрь. - №6. - С. 156-166.
  2. Юртаев В.И. Иран: интеграция и безопасность в Центральной Евразии // Вестник РУДН / Серия «Международные отношения». -2008.-№4.-С. 18-25.
  3. Юртаев В.И. Иран: перспективные сценарии региональной интеграции // Вестник РУДН / Серия «Международные отношения». - 2009.-№3.-С. 5-13.
  4. Юртаев В.И. Иран: регионализация и геополитика // Вестник РУДН / Серия «Международные отношения». - 2010 - №4. - С. 19-28.
  5. Юртаев В.И. Шанс России: лидерство в евразийской интеграции. // Восток (Oriens). - М.: РАН, май 2003. - С. 119-124.

45


11.     Юртаев В.И., Ситнянский Г.Ю. Россия и Южная Евразия:

концепции и проекты. // Экономические стратегии. - М.: ИНЭС,

2000. - №4. - С. 40-47. (0,3 п.л.)

В) Публикации в прочих изданиях:

  1. Андреева О.В., Юртаев В.И. Религиозный фактор в контексте глобального развития человечества. // Глобализация и мультикультурализм. - М.: РУДН, 2004. - С. 262-268.
  2. Андреева О.В., Юртаев В.И. Священное Писание (Библия и Коран) о насилии в истории. // Ирано-Славика. Ежеквартальный научный журнал на рус, англ., тадж., перс. яз. - М., 2004. - № 2- С. 34-35.
  3. Бестужева С, Загорский А., Капралов Н., Рощин М., Юртаев В. Социальные проблемы молодежи на Востоке. / Колл. мон., отв. ред. М.Ю. Рощин, В.И. Юртаев // Молодежный ренессанс (проблемы социализации молодежи). - М.: Наука, 1989. - С. 104-114.
  4. Попов А.К., Юртаев В.И. Российский проект глобализации. // Актуальная Россия (вопросы экономической теории и практики) / Под ред. Ю.М. Осипова, О.В. Иншакова, М.М. Гузева, Е.С. Зотовой: В 2 т.. - М.; Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2000. - Т. 1. - С. 125-139.
  5. Юртаев В.И. «Евразия» - путь в международный транспортный коридор «Север-Юг». // Аналитические записки. / Отв. ред. В.И. Максименко. - М.: декабрь 2007. - С. 65-82.
  6. Юртаев В.И. Интеграция и транспорт на пространстве ШОС. // Некоторые проблемы международных отношений и внешней политики России (история и современность) / Отв. ред. В.Г. Джангирян, А.С. Протопопов. - М.: Экон-Информ, 2009. - С. 190-202.
  7. Юртаев В.И. Иран в поисках нового статуса: итоги 2007 года. // URL: http://www.fondsk.ru/article.php?id=1154&search=ropTaeB // 14.01.2008.

46


  1. Юртаев В.И. Иран: геополитика и стратегия развития. // Восток: грани постижения / Серия «Азиатские исследования, 2009». - М.: РУДН, 2009.-С. 23-45.
  2. Юртаев В.И. Иран: глобализация и регионализация. // Ближний Восток и современность / Сб. статей (выпуск сорок четвертый) / Отв. ред. М.Р. Арунова, В.А. Исаев, А.О. Филоник. - М., 2011. - С. 327-337..
  3. Юртаев В.И. Иран: между модернизацией и «дипломатией справедливости».         //                                                                URL: www.kreml.org/opinions/245376329?mode=print // 26.05.2010.
  4. Юртаев   В.И.   Иран:   программа   атомной   энергетики.   //   URL: http://www.fondsk.ru/news/2010/09/02/iran-programma-atomnoj-energetiki.html // 02.09.2010.
  5. Юртаев В.И. Иран: энергетика, безопасность и справедливость. // Аналитические записки, № 22. Спецвыпуск / Отв. ред. В.И. Максименко. - М., 2007, июнь. - С. 85-102.
  6. Юртаев В.И. Иран и Ирак: сотрудничество с чистого листа. // Фонд стратегической                                             культуры                   //                    URL: http://www.fondsk.ru/pview/2008/03/03/8688.html // 03.03.2008.
  7. Юртаев В.И. Иран и Россия: Диалог между цивилизациями, развитие, туризм. // Ближний Восток и современность. / Вып. 14. -М., 2002.-С. 299-307.
  8. Юртаев В.И. Иран и Россия: к итогам Тегерана-2007. // URL: http://www.fondsk.ru/arti cle.php?id=l 022&search=K>pTaeB                                                         // 17.10.2007.
  9. Юртаев В.И. Иран и Россия: к новым горизонтам делового сотрудничества. // Аналитические записки. Энергоресурсы и геополитика. Специальный выпуск. - М., 2008, март. - С. 119-138.
  10. Юртаев   В.И.   Иран   и   Россия   -   новые   грани   регионального

взаимодействия. // Тридцать лет исламской революции в Иране. -

М.: ПРОБЕЛ-2000, 2009. - С. 262-273.

47


  1. Юртаев В.И. Иран - новая ситуация. //                                      URL: http://www.fondsk.ru/article.php?id=1710 // 27.10.2008.
  2. Юртаев         В.И.         Иран:        новая        элита.        // URL: http://www.fondsk.ru/pview/2009/06/30/9590.html // 30.06.2009.
  3. Юртаев     В.И.     Иран:     программа     атомной     энергетики.     // http://www.fondsk.ru/news/2010/09/02/iran-programma-atomnoj-energetiki.html // 02.09.2010.
  4. Юртаев В.И. Логистика - императив развития МТК «Север - Юг». // Вестник Евро-азиатского транспортного союза. / Выпуск 1. - М., 2005.-С. 337-342.
  5. Юртаев В.И. Неудавшаяся оранжевая революция. // Политический класс. - 2009, август. - №8. - С. 54-75.
  6. Юртаев В.И. Обама делает шаг навстречу Ирану. // URL: http://old.fondsk.ru/article.php?id=2197 // 05.06.2009.
  7. Юртаев В.И. Перспективы развития российско-иранского сотрудничества в сфере туризма. // Диалог цивилизаций: исторический опыт и перспективы XXI века. Российско-иранский международный научный симпозиум 1-2 февраля 2002 г. - М.: РУДН,2002.-С. 197-203.
  8. Юртаев В.И.                Победа Ахмадинежада.               // URL: http://old.fondsk.ru/article.php?id=2233 //16.06.2009.
  9. Юртаев В.И. Призрак войны и российско-иранские отношения. // URL: http://www.fondsk.ru/article.php?id=956 //14.09.2007.
  10. Юртаев В.И. Принцип справедливости (адл) в идеологии и практике исламской революции в Иране. // Глобализация и справедливость. Сб. статей / Под ред. Н.С. Кирабаева, др. - М.: РУДН, 2007.-С. 257-272.
  11. Юртаев В.И. Тегеран-43 и «Большая тройка». // Итоги Второй мировой. Покушение на Великую Победу. - М: Алгоритм, 2005. - С. 136-159.

48


  1. Юртаев В.И., Воронков А.К. Африка во внешней политике Ирана. // Африка: 50 лет новой истории / Серия «Африканские исследования, 2011».-М.: РУДН, 2011. - С. 221-234.
  2. Jurtaev Vladimir. Iran: geopolitica e strategia di sviluppo // Eurasia. -2008.-NI.-P. 127-134.
  1. Yurtaev V. Busher. Russia and Iran's Meeting Point. // Russian Analytica. - M., 2005 April. - Vol.4. - P. 99-114.
  2. Yurtaev V. Iran: Energy, Security and Justice. // Essays&Analyses. -M.,Volume 11, June, 2007. - P. 79-94.
  3. Yurtaev V.I. Iranian concept of "Justice" (Adi) and its Modern Interpretation by Iranian Moslem Leaders // 6th European Conference of Iranian Studies. Abstracts. - Vienna, 18-22 September 2007. - P. 97.
  4. Yurtaev V.I. Iran: Searching for a New Status. The Outcomes of 2007 // Russian Leadership Journal. - January-February, N19, 2008. - P. 38-40.
  5. Yurtaev V.I. Cultural and Historical traditions of urban Governmenting in Iran since the Ancient Times till the Contemporary situation // Материалы V Европейской конференции по иранистике. - Италия, Равенна, SIE. Октябрь 2003. - С. 63-64.
  6. Yurtaev V.I. Convergence and Divergence: Security and Role of the International Organizations for Regional Cooperation // «Безопасность на Южном Кавказе» / Материалы 11 -го Международного Семинара по Центральной Азии и Кавказу. - 2003, декабрь. - Р. 44.
  7. Yurtaev V. The Eurasia Canal: a Link to the "North-South" International Transport Corridor // Essays&Analyses. - M., Volume 13, December, 2007.-P. 61-78.

Всего по вопросам истории и внешней политики Ирана, процессам глобализации и интеграции, в том числе по теме диссертации, автором опубликованы более 70 научных статей общим объемом 52,8 п.л.

49


Юртаев Владимир Иванович

Особенности и реализация внешней политики

Исламской Республики Иран в 1979-2010 гг.

АННОТАЦИЯ

В диссертационной работе исследуются концептуальные основания внешней политики и внешнеполитическая деятельность Исламской Республики Иран в 1979-2010 гг. В центре внимания автора находится рассмотрение предлагаемых Ираном форматов международного взаимодействия и сотрудничества на глобальном и региональном уровнях в их взаимосвязи с основополагающими принципами и направлениями развития ИРИ. Специальное внимание уделено анализу потенциала и возможных результатов участия ИРИ в региональных интеграционных процессах, выражающих специфику регионализации как этапа и органичной части глобализации.

Yurtaev V.I. The special features and its implementation in foreign policy of Islamic

Republic of Iran in 1979-2010.

ANNOTATION

In doctoral thesis the conceptual base of the Islamic Republic of Iran's foreign policy and its international activities during 1979-2010 is investigated. The author focuses on the consideration of the international cooperation and partnership formats on the global and regional levels in the context of the Iran's development fundamental principles and main directions. The special attention is given to analyze the potential and probably results of the rationality as the stage of the globalization.

50

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.