WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Судебные реформы как механизм формирования гражданского общества в России (на материалах судебных реформ второй половины XIX века и рубежа ХХ-XXI веков)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА

На правах рукописи

 

Попова Анна Дмитриевна

Судебные реформы как механизм

формирования гражданского общества в России

(на материалах судебных реформ второй

половины XIX века и рубежа ХХ-XXI веков)

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертация на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

 

 

 

Москва 2011


Работа выполнена на кафедре истории Российского государства факультета государственного управления Московского  государственного управления имени М.В. Ломоносова.

Научный консультант:                              Доктор исторических наук

Лившин Александр Яковлевич,

профессор  кафедры истории Российского

государства факультета государственного

управления МГУ имени М.В. Ломоносова

Официальные  оппоненты:                     Доктор исторических наук

                                                                       Архипова Татьяна Григорьевна,

заведующая кафедрой истории

государственных учреждений

и общественных организаций РГГУ

Доктор исторических наук

                                                                       Васильев Юрий Альбертович

профессор кафедры истории

Московского гуманитарного университета

                                                                       Доктор исторических наук

Безгин Владимир Борисович,

                                                                       профессор кафедры истории и философии                        

Тамбовского государственного

технического университета

Ведущая организация:                              Российская академия народного хозяйства и

государственной службы при Президенте РФ

Защита состоится «__» ___________ 2011 г. в «__» часов на заседании Диссертационного совета Д. 501.001.98 в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4. E-mail: informcenter@spa.msu.ru.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке имени А.М. Горького МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, сектор А, ком. 114.

Автореферат разослан «_______» __________________2011 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент                                      Н.Л. Головкина


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Основополагающей целью развития нашей страны на современном этапе является построение гражданского общества. Большое значение для становления гражданского общества в нашей стране имели преобразования второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. Это позволяет говорить о  хронодискретном характере процесса формирования гражданского общества в России, т.е. он включает два периода, разделенных большим промежутком времени.

Важную роль в обе эпохи сыграли судебные реформы. Реформы судебной сферы второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. кардинально меняли облик судебного ведомства. Они были направлены на достижение единой цели - сделать правосудие доступным, более объективным, оперативным и предусматривали схожие мероприятия (изменение системы судов и правового статуса судей, укрепление состязательности, расширение возможностей для участников процесса пользоваться юридической помощью). Историческая роль этих преобразований заключается не только в совершенствовании процедуры отправления правосудия, но, прежде всего, в их значении для эволюции политической, экономической и социальных сфер: формировании рыночных отношений, либерализации взаимоотношений общества и власти, повышении уровня законности, расширении правового статуса личности, эволюции общественного сознания.

Изучение судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. как механизма формирования гражданского общества актуально для развития современной исторической науки. Сопоставление обеих судебных реформ позволяет полнее разработать представления об особенностях эволюции взаимоотношений общества и государства в условиях догоняющей модернизации. Значительный интерес представляет изучение исторической роли реформ судебного ведомства в процессе становления гражданского общества, их влияние на преобразования в различных сферах жизни, в частности, на становление рыночной экономики, изменение повседневной жизни людей, трансформацию общественного сознания. Эти вопросы являются малоисследованными в отечественной исторической науке и требуют тщательного изучения и концептуального осмысления.

Изучение исторического опыта проведения судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа XX-XXI вв. крайне важно для развития гражданского общества в нашей стране на современном этапе. В условиях разворачивающихся модернизационных процессов для государства должны стать приоритетными разработка и проведение в жизнь мер, направленных на укрепление институтов гражданского общества, что невозможно без оперативного демократического правосудия.

Учитывая хронодискретный характер формирования гражданского общества в России, необходимо проведение сравнительного анализа процесса проведения судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. Такой анализ будет способствовать выявлению общих закономерностей формирования гражданского в нашей стране в условиях догоняющей модернизации, более глубоко покажет значение судебных реформ в этом процессе. Это позволит скорректировать современный реформаторский курс, избежать повторения прежних ошибок и просчетов, создать более совершенный механизм защиты прав и свобод людей и других институтов гражданского общества, выбрать наиболее оптимальные меры для их развития, выстроить более совершенную модель взаимоотношений общества и государства.

Объектом исследования является система органов судебной власти, действующих в условиях осуществления модернизации и формирования гражданского общества во второй половине XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв.

Предметом данного исследования является процесс проведения  судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. как части многоплановой эволюции общественных отношений, направленных на формирование гражданского общества. В работе, с одной стороны, исследуется значение судебной реформы для становления гражданского общества, а с другой – определяется, каким образом процесс формирования гражданского общества предопределил содержание и методы проведения реформ в судебной системе.

Хронологические рамки исследования охватывают два периода: первый ? 1855-1881 гг., второй – 1985-2007 гг. Выбор хронологических рамок обуславливается хронодискретным характером формирования гражданского общества в нашей стране. Большую роль в становлении гражданского общества сыграли мероприятия эпохи царствования Александра II, в рамках которых разрабатывалась и проводилась судебная реформа 1864 г. Поэтому нижняя и верхняя хронологические границы первого периода определяются временем данного царствования – 1855-1881 гг. Процесс формирования гражданского общества возобновился только в конце ХХ в. с началом перестройки. Соответственно нижней границей второго периода выбран 1985 г., так как с апрельского Пленума ЦК КПСС начинается процесс преобразований, в ходе которого рождается потребность в судебной реформе. Верхняя граница второго периода обозначена 2007 годом, когда основные мероприятия судебной реформы рубежа ХХ-XXI вв. воплотились в жизнь.

Региональные рамки исследования обусловлены неравномерным в территориальном плане протеканием процесса формирования гражданского общества в нашей стране. Во второй половине XIX в. реформы охватывали только часть страны. Это касалось и осуществления судебной реформы, в полном объеме вводившейся в центральных губерниях. Поэтому региональные рамки по истории XIX в. ограничиваются, главным образом, территорией Московской судебной палаты, которая к 1881 г. включала 11 губерний . Для выявления общих тенденций в деятельности пореформенной судебной системы Российской империи фрагментарно использовался материал других округов. Процесс формирования гражданского общества в России на рубеже ХХ-XXI вв., в том числе и проведение судебной реформы, не ограничивался какой-либо частью страны. Соответственно географические рамки второго исследуемого периода охватывают всю территорию постсоветской России. При характеристике процессов, происходивших до распада Советского Союза, фрагментарно использовался материал бывших союзных республик (Украинской ССР, Молдавской ССР, Узбекской ССР, Казахской ССР).

Историография проблемы и источники исследования подробно освещены в первой главе диссертации.

Методологические основы исследования. Данная работа опирается на принципы объективности и историзма, а также на представление о многомерности и сложности исторического процесса. Принцип историзма позволяет проследить в динамике процесс взаимодействия преобразований в судебном ведомстве и механизма формирования гражданского общества, показать судебные реформы как важный элемент общеисторического процесса. Концептуальной основой исследования является теория модернизации, включающая комплексный анализ политических, социально-экономических и социокультурных изменений как взаимообусловленных процессов, направленных на преодоление отсталости и переход общества на новый качественный уровень развития. Данный процесс предполагает формирование рыночной экономики, демократизацию общественной жизни, повышение уровня законности, трансформацию общественного сознания и др. В работе использовались теоретические положения о гражданском обществе, разработанные философами, юристами и политологами.

Обращение к проблематике повседневности и регионоведения предполагает выделение особенностей протекания исторических процессов в провинции, а также оценку реформаторских мероприятий через призму интересов рядовых граждан, выявления значения изучаемых преобразований для повседневной жизни людей.

Использование историко-антропологического подхода обусловило выявление значения исследуемых реформ для трансформации общественного сознания, изменения стереотипов мышления, в том числе в сфере правосознания, эволюции правовой психологии.

Методической основой диссертации является совокупность общенаучных, исторических, социологических и юридических методов. Большое значение имело использование междисциплинарного подхода, что обусловливается междисциплинарными аспектами темы. Обращение к двум историческим периодам предопределило ведущую роль сравнительно-исторического и сравнительно-правового методов, предусматривающих сопоставление различных исторических и правовых явлений и нормативно-правовых актов, принимавшихся в разные исторические эпохи. Большую роль в исследовании темы играют системно-структурный и социокультурный подходы. Их использование предполагает рассмотрение судебной системы как части государственного механизма, играющей значительную роль в общественной, экономической, политической и культурной жизни. Соответственно судебная реформа изучается как элемент сложного преобразовательного процесса, что подразумевает выявление социальной значимости этой реформы и влияние на общественную жизнь. Использовались различные социологические методы: социологический анализ документов, в частности анкет присяжных заседателей, социологические опросы, интервьюирование.

Целью данного исследования является комплексный сравнительный анализ исторической роли судебных реформ как механизма формирования гражданского общества во второй половине XIX в. и на рубеже ХХ-XXI вв., а также выявление общих закономерностей, особенностей и роли изучаемых реформ в этом процессе.

Цель работы может быть реализована путем решения следующих задач:

¦ выявить причины обеих судебных реформ и показать необходимость преобразований в судебном ведомстве для формирования гражданского общества;

¦ проанализировать и сравнить содержание программ реформ, оценить их значение для развития гражданского общества;

¦ проанализировать мероприятия обеих судебных реформ и выявить их роль в становлении демократического правосудия;

¦ показать степень эффективности проводимых мероприятий в судебной системе для защиты прав, свобод и законных интересов, формирования рыночной экономики, повышения уровня законности, расширения демократии, выявить значение преобразований для рядового обывателя и оценить степень доступности правосудия и юридической помощи и оперативности правосудия;

¦ изучить общественное значение судебных реформ и исследовать влияние судебных реформ на развитие общественного сознания, а также обратное воздействие общественного сознания на деятельность судебной и правоохранительной систем;

¦ оценить, насколько полно был проанализирован и использован опыт проведения судебной реформы второй половины XIX в. в процессе реформирования современной судебной системы.

Научная новизна исследования обусловлена тем, что впервые в отечественной историографии представлено комплексное исследование судебных реформ 1864 г. и рубежа ХХ-XXI вв. как механизма формирования гражданского общества. Новым является использование хронодискретного подхода, предполагающего изучение исторических процессов, состоящих из нескольких периодов, разделенных во времени. В диссертации осуществление судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. представлено как часть сложного процесса – формирование гражданского общества в России. В работе впервые  рассматривается роль судебных реформ в  демократизации взаимоотношений общества и государства, т.е. проанализировано значение преобразований в судебной сфере для проведения выборов, обеспечения свободной деятельности общественных организаций, защиты прав и свобод людей.

Важным элементом новизны работы является обращение к проблеме социальной значимости рассматриваемых судебных реформ. Эффективность и  успешность реформ впервые оцениваются через призму повседневных интересов простых граждан. Новизной отличаются материалы, которые позволили показать степень доступности квалифицированной юридической помощи, а также возможность защиты свои интересы для каждого человека, не зависимо от места жительства, доходов и происхождения. Впервые выявляется влияние региональных особенностей на ход модернизационных процессов, проведено сопоставление отличительных черт реализации судебных реформ в крупных городах и в глубоко в провинции. Новым в отечественной науке является анализ воздействия судебных реформ на эволюцию общественного сознания. На основе обобщения большого фактического материала в работе показано, каким образом деятельность реформированных судебных органов содействует росту правовой культуры граждан и развитию механизма воздействия общества на власть. Новизна исследования заключается и в междисциплинарном подходе к проблеме, включающем использование методов истории, права, социологии, политологии.

Диссертация вводит в научный оборот большое количество исторических источников, в том числе и архивных, в частности, документов Министерства юстиции Российской империи (РГИА), Министерства юстиции СССР (ГАРФ), Министерства юстиции РСФСР (ГАРФ), материалы фонда писем первому Президенту РФ Б.Н. Ельцину (ГАРФ), документы текущего делопроизводства Рязанского областного суда. Новым является использование в качестве исторических источников многочисленных интервью и материалов официальных сайтов, в том числе официальных сайтов органов судебной власти и высших учебных заведений. Использование этих документов позволяет осветить различные аспекты становления гражданского общества в нашей стране и показать значение судебных реформ в этом процессе.

Теоретическое и практическое значение работы состоит в том, что разработка и реализация судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. рассматриваются как важная составляющая процесса формирования гражданского общества. Представленная диссертация оценивает роль преобразований в судебной системе в контексте их значения для развития демократических преобразований, осуществления защиты прав и свобод людей, формирования рыночных отношений. Обобщенный в диссертации материал позволяет показать особенности и сложности процесса становления и развития институтов гражданского общества в условиях догоняющей модернизации.

Материалы исследования вносят вклад в развитие ряда отраслей знаний – таких, как история государства и права, политология и социология. С точки зрения данных направлений науки имеет значение исследование трансформации роли судебных органов как части государственного механизма в период смены политической и экономической систем, изменение формы диалога общества и власти, эволюции общественного сознания. Диссертация вносит вклад в развитие нового направления в исторической науки: хронодискретных исследований, предполагающих сравнение схожих исторических процессов, имеющих место в разные периоды. Сравнение судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. дает возможность более глубоко проанализировать значение преобразований в судебном ведомстве для формирования гражданского общества.

Работа расширяет представления об особенностях протекания реформаторских процессов в провинции, а также о влиянии процесса модернизации на повседневную жизнь людей. Это вносит вклад в развитие новых направлений отечественной исторической науки – истории провинции и повседневности.

Материалы диссертации могут быть использованы для подготовки обобщающих научных трудов, учебных пособий, спецкурсов и семинаров по истории Отечества, истории государства и права России, истории государственного управления России. Отдельные положения работы могут использоваться представителями других научных дисциплин – правоведения, политологии и социологии. Выводы диссертационного исследования могут использоваться представителями государственных органов в корректировке процесса дальнейшего углубления современной судебной реформы, реформирования правоохранительных органов и становления гражданского общества в России.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Процесс формирования гражданского общества в России имел хронодискретный характер. Наиболее значимые мероприятия для его становления имели место в 60-70 гг. XIX в. и на рубеже ХХ-ХХI вв. Они реализовывались в условиях догоняющих модернизаций, что предопределило специфику складывания институтов гражданского общества в нашей стране: большую роль государства, неравномерность и незавершенность становления институтов гражданского общества.
  2. Представление власти и общества о предназначении суда как органа государственной власти в ходе формирования гражданского общества в изучаемые периоды претерпевали изменения. Вместо суда, выполняющим карательные функции, возникла потребность в суде, деятельность которого, в первую очередь, направлена на защиту прав и свободы людей, законные интересы, разрешение на основе права споры и конфликты.
  3. Либерализация всех сфер жизни общества потребовала проведение я кардинальных и многоплановых мер, направленных на формирование демократического правосудия. Для решения этой исторической задачи в ходе судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. произошло изменение правового статуса судей, что было важно для повышения уровня их независимости, улучшилось финансирование судебной системы, были приняты меры к ускорению судопроизводства (в частности, введен институт мировых судов) и к укреплению состязательности процесса (введены суды присяжных, расширены возможности защиты), расширен круг вопросов, решаемых судебным порядком.
  4. Реализация судебных реформ происходила в сложных условиях, вытекающих из догоняющего характера модернизации, в которой переплетались противоречивые явления и тенденции. Эффективность судебных реформ оказалась под угрозой из-за финансовых трудностей и сильного роста числа дел, вызванного становлением рыночной экономики, сложностями переходного периода, ростом преступности, что существенно усилило нагрузку на судебную систему. Однако хоть не сразу были приняты меры по расширению штатов судов, изменено отношение к финансированию судебной системы.
  5. Судебные реформы обеих эпох нельзя считать узковедомственными мероприятиями, касающимися работы только судебного ведомства. Обе реформы оказали существенное воздействие на трансформацию политической, экономической, социальных систем. Деятельность реформированных судов имела большое значение для совершенствования механизма защиты прав и свобод, развития рыночной экономики, влияли на повседневную жизнь людей. Реформы содействовали внедрению принципа разделения властей, делали шаг вперед по повышению уровня законности деятельности самой власти. На рубеже ХХ-XXI вв. деятельность судов имеет большое значение для проведения демократических выборов, создает гарантии для деятельности общественных организаций и периодических изданий, предоставляет гражданам дополнительные возможности воздействовать на власть путем опротестования действий должностных и коллегиальных органов в судебном порядке.
  6. Обе судебные реформы содействовали такому элементу формирования гражданского общества, как трансформация общественного сознания, т.е. способствовали ослаблению правового нигилизма, повышению уровня уважения к закону и доверия к судам. Это проявилось ростом обращений людей в судебные органы, изменением представлений в обществе о деятельности судебной власти, эволюцией образа суда в различных формах художественного творчества (кинематографе, живописи, литературе).
  7. Большое значение для становления гражданского общества имело введение в ходе обеих реформ суда присяжных, который должен быть признан важным способом воздействия общества на власть. Участие граждан в отправлении правосудия в обе эпохи способствовало улучшению работы органов предварительного следствия, повышало степень защиты человека от незаконного осуждения. Работа суда присяжных содействовала росту правовой культуры и доверия к судебной системе, преодолению правового нигилизма в обществе. Однако если реформа 1864 г. делала суд присяжных ведущей формой рассмотрения уголовных дел, то реформа рубежа ХХ-XXI вв. ввела суд присяжных только для незначительного круга дел, чем ослабило значение этого мероприятия реформы.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в двух монографиях: «”Правда и милость да царствуют в судах” (из истории реализации судебной реформы 1864 г.)» (Рязань, 2005), «Фемида в эпоху преобразований: судебные реформы 1864 г. и рубежа ХХ-XXI вв. в контексте модернизации» (М., 2009). Всего по теме диссертации в центральных и региональных изданиях опубликовано более 50 работ, в том числе 36 статей. Из них 17 опубликованы в изданиях, рекомендуемых ВАК для публикации основных результатов диссертационных исследований на соискание ученой степени. Различные аспекты исследования неоднократно обсуждались на международных, всероссийских и региональных конференциях, проводимых в Москве, Рязани, Орле, Смоленске, Ульяновске, Нижнем Новгороде и других городах. Многие положения диссертации получили апробацию при чтении автором курсов по истории России, истории государства и права, истории государственного управления России и философии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и научное значение темы; сформулированы цели и задачи исследования и определяется его предмет; показаны новизна и теоретическая и практическая значимость работы; охарактеризована ее методологическая основа.

В первой главе – «Историографические и источниковедческие аспекты исследования», рассматриваются основные вопросы и степень научной разработанности проблемы, ее место в современной исторической науке и особенности источниковой базы диссертационного исследования.

При рассмотрении историографических аспектов исследования следует отметить, что проблема становления гражданского общества в России является относительно новой для историографии. В советских общественных науках понятие «гражданское общество» считалось атрибутом буржуазной философии. Обращение к этой проблеме стало возможным в нашей стране в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в., когда отечественная общественная мысль включается в разработку новых для нее теорий и концепций. В частности, внимание историков привлекают модернизационные теории. Во второй половине 90-х гг. ХХ в. выходят в свет статьи и первые монографии , где история России рассматривается через призму модернизационного подхода. Также проявляется интерес к проблеме формирования гражданского общества, которая стала исследоваться в статьях и монографиях , а также в диссертационных работах . Особо следует выделить фундаментальную работу профессора Б.Н. Миронова , в которой показаны многие аспекты формирования гражданского общества: деятельность общественных организаций, трансформация общественного сознания и др.

Спорным в историографии является вопрос о моменте начала становления гражданского общества. Наиболее распространенной является позиция, согласно которой процесс формирования гражданского общества начинается с эпохи Великих реформ, с проведения земской и судебных реформ 1864 г. Альтернативными являются мнения, согласно которым этот процесс начался с революции 1905 г. или с создания Вольного экономического общества и дворянских сословных обществ в период правления Екатерины II . В то же время все авторы отмечают незавершенность данного процесса в России. Также распространенным является подход, по которому процесс формирования гражданского общества связывается с осуществлением модернизации и, следовательно, особенности формирования гражданского общества выводятся из догоняющего характера модернизации. В частности, эта позиция отражена в сборнике научных статей зарубежных и российских исследователей «Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российской империи. Вторая половина XIX – начало ХХ в.» , в котором подчеркивается, что в дореволюционный период процесс формирования гражданского общества остался незавершенным. Также в исторической литературе выделяется большая, чем в других странах, роль государства в становлении гражданского общества и территориальная неравномерность данного процесса .

Интерес к проблеме формирования гражданского общества и использование модернизационного концепта сочетаются с большим интересом к компаративистским или хронодискретным моногеографическим сравнительным исследованиям . Можно указать ряд направлений современных компаративистских исследований: сопоставление современных экономических реформ с эпохой НЭПа , деятельности современной Государственной Думы – с Думой 1906-1917 гг. , земской реформы 1864 г. – с современной реформой органов самоуправления , развития культуры России на рубежах XIX-ХХ вв. и ХХ-XXI вв. . В этих работах авторы стремятся к выявлению общих закономерностей исторического процесса и формулированию уроков исторического опыта. Особо следует выделить коллективную монографию «Опыт российских модернизаций XVIII-XX вв.» (М., 2000), в которой сопоставлены различные аспекты модернизационных процессов в России разных периодов.

В дореволюционной и советской историографии затрагивались только отдельные аспекты, связанные с формированием некоторых институтов гражданского общества (деятельность органов самоуправления, провозглашение политических прав и свобод в 1905 г.). Можно выделить несколько этапов развития историографии темы. Первый этап охватывает период с 1864 г. по 1905 г., т.е.  с момента начала реформы и до Первой русской революции. Для него характерно накопление фактического материала, создание первых работ в основном описательного характера, а также отображение в научной литературе дискуссий, которые велись в обществе по поводу деятельности новых судебных учреждений. Следует отметить работы, написанные самими судебными деятелями как на материале работы одного суда , так и на общероссийском материале . Их ценность заключается в обобщении интересного фактического материала. В публикациях этого периода отображаются дискуссии, которые велись в обществе о внедрении в российскую действительность элементов гражданского общества. Работы А.Д. Пазухина,  Н.М. Семенова, В.Я. Фукса достаточно критично оценивают деятельность новых судов: их авторы  негативно восприняли элементы гражданского общества, вводимые эпохой Великих реформ. В защиту новых судов выступали Г.А. Джаншиев и А.Ф. Кони , которые подчеркивали значение судебной реформы 1864 г. для укрепления равенства всех перед законом, защиты прав и свобод людей.

После Первой русской революции начинается второй этап развития историографии. В начале ХХ в. в отечественной юридической и политической мысли появляются теоретические работы, в которых провозглашаются принципы правового государства и гражданского общества, а также рассматривается значение деятельности судебных органов для реализации этих принципов . В изданиях начала ХХ в. используется более широкий круг источников, выделяются сильные и слабые стороны судебной реформы 1864 г. и в то же время оценивается деятельность новых судов с точки зрения общепризнанных демократических принципов (разделения власти, состязательности, доступности). В целом, дореволюционная историография оценила судебную реформу 1864 г. в контексте ее значения для общего курса модернизации и формирования гражданского общества, развития демократии и защиты прав и свобод людей, а также правового просвещения людей, воздействия на общественное сознание. Однако были сделаны только первые шаги в этом направлении, практически не была выделена взаимосвязь судебной реформы 1864 г. с экономическим развитием страны, слабо рассматривается взаимодействие отдельных мероприятий Александровской модернизации.

После Октябрьской революции начинается третий этап развития историографии. На оценку судебной реформы 1864 г. и деятельности пореформенных судов повлияли политические взгляды большевиков, которые отрицали принципы правового государства и гражданского общества. В трудах В.И. Ленина, Н.В. Крыленко и А.Я. Вышинского дореволюционные суды оцениваются как инструмент подавления сопротивления эксплуатируемого класса, формируется представление о суде как о карательном органе. Соответственно в работах 20-50-х гг. ХХ в. судебная реформа 1864 г. рассматривается поверхностно и предвзято. Практически не выделяется значение новых судов для защиты прав и свобод людей, становления всесословности, развития капиталистических отношений, правового просвещения.

После ХХ съезда партии начинается четвертый этап изучения темы. Большое значение имела некоторая либерализация внутреннего курса, больше внимания уделяется защите прав и свобод граждан, принципу законности, что дает возможность приступить к более глубокому изучению эпохи Великих реформ. Это выражается в создании в 1958 г. Группы по изучению первой революционной ситуации в России, которую в 1960 г. возглавила академик М.В. Нечкина. Результатом работы Группы стало переиздание ряда источников , подготовка ряда публикаций, в том числе коллективной монографии . Проблема реформ 60-70-х гг. XIX в. находит отражение во многих трудах советских историков . Одновременно модернизация Александра II привлекает внимание и зарубежных исследователей . Однако мнения советских и зарубежных историков не сошлись в оценке и объяснении причин реформ. Если для советской историографии более привычной была трактовка всех реформ как попытка спасти существующий режим под давлением революционного движения, то зарубежная историография объясняет реформы стремлением передовой части общества вывести страну из кризиса.

Как для советской историографии, так и для зарубежной характерно большое внимание к судебной реформе 1864 г. Причем исследователи разных стран оказались единодушными в оценке этой реформы как наиболее передовой для своего времени. Однако объяснение ее причин, авторами дается в общем русле трактовки всех реформ Александра II. В советской историографии судебная реформа 1864 г. рассматривалась в тесной взаимосвязи с политическими и экономическими преобразованиями, выделялось ее значение для формирования рыночных отношений, разрушения сословности, но при этом совсем не рассматривалась роль реформы в повышении уровня законности и защиты прав и свобод людей. В зарубежной историографии судебная реформа 1864 г. трактовалась как часть процесса демократизации общественных отношений, в ней большое внимание уделяется значению реформы для трансформации общественного сознания.

Пятый этап изучения темы начинается в 90-е гг. ХХ в., когда признаются понятия «правовое государство» и «гражданское общество» и с их позиций пересматривается место суда в системе государственных органов. Главной функцией суда отныне представляется защита прав и свобод людей, а независимая судебная власть - как главный механизм формирования демократии .

Это создает новые парадигмы для оценки как всей эпохи Великих реформ, так и судебной реформы 1864 г., а также для оценки современной судебной реформы, историография которой начинает активно развиваться. Появляется ряд новых публикаций, посвященных судебной реформе 1864 г. , создаются как исторические , так в большом количестве юридические работы , посвященные судебной реформе рубежа ХХ-XXI вв. Современная судебная реформа привлекает внимание и зарубежных исследователей: можно отметить работы канадского исследователя П. Соломона , американских исследователей С. Тэймана , Г. Швартца . Все авторы, как историки, так и юристы, как российские, так и зарубежные, единодушны в оценке причин обеих судебных реформ (второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв.), их исторической роли. Реформа суда представляется как важнейшая часть процесса формирования демократического государства, изменением функции судебных органов в государственном механизме в связи с формированием гражданского общества. Таким образом, отечественная историческая наука во многом примкнула к позиции зарубежных историков. Однако на этом этапе рассматривались в основном юридические аспекты осуществления современной судебной реформы.

Исходя из единой трактовки исторической роли обеих судебных реформ, закономерным стоит назвать появление исследований компаративистского характера, сравнивающих обе реформы, их содержание, причины, историческую роль. Следует отметить монографии А.С. Гондаренко, И.В. Зозули, А.Ю. Пиджакова, В.Б. Шевчука и А.А. Демичева и ряд диссертаций, посвященных сравнению как реформ в целом, так и отдельных институтов . Однако внимание исследователей обращено на правовые аспекты. Ими сравнивались содержание нормативных актов, а не процессы реализации их в жизнь, не анализировалось социальное и политическое значение реформ.

Изучение исторической роли судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI в. нашло отражение при развитии новых направлений для российской исторической науки, таких как история провинции, история повседневности, история ментальности. Модернизационные процессы в нашей стране в силу ее социальной неоднородности проходят по-разному, в разной степени изменяя жизнь жителей крупных городов и провинции, что ставит задачу выявления провинциальных особенностей. Интерес к провинциальной тематике привел к появлению большого ряда работ, посвященных реализации судебной реформы 1864 г. в отдельных губерниях . Провинциальная проблематика активно поднимается и в исследованиях, посвященных современной судебной реформе . Однако авторы чаще просто ограничиваются использованием материалов, собранных в своем регионе, не ставя при этом задачу показать провинцию как особое социальное пространство, выделить значение провинциальных особенностей для формирования гражданского общества.

Проблема провинции часто пересекается еще с одной достаточно новой для отечественной исторической науки проблематикой – темой повседневности. Формирование гражданского общества не может не затрагивать повседневные проблемы человека, а особенности повседневной жизни влияют на процесс становления гражданского общества. Разработка проблемы воздействия судебной реформы 1864 г. на повседневность находится пока в зачаточной стадии. Можно указать книги М. Вострышева, Л.И. Земцова, диссертацию В.Б. Безгина , в которых при анализе работы мировых и волостных судов показываются некоторые аспекты повседневной жизни крестьян. При рассмотрении процесса судебной реформы рубежа ХХ-XXI вв. затрагиваются такие аспекты повседневности, как проблемы финансирования судов, устройства помещений для судов, оплаты труда судей и сотрудников судов . Авторы отмечают значение этих вопросов для решения таких важных аспектов реформ, как доступность и оперативность правосудия.

Большой интерес в современные дни вызывают вопросы изучения общественного сознания и ментальности. Это имеет существенное значение для исследования процесса формирования гражданского общества, который предполагает изменение общественного сознания, отказ от прежних стереотипов мышления, формирование новых образов. Отечественная историческая наука позже, чем западная, занялась этой проблематикой. Западные исследователи уделяли большое внимание изучению особенностей сознания различных сословий и обращали внимание на разнообразные стереотипы и традиции, существовавшие в правосознании различных слоях общества. В 90-е гг. ХХ в. вклад в изучение особенностей российского менталитета вносят зарубежные исследователи Стив Франк и Джейн Бербанк . В работах Франка выделяются особенности крестьянского правосознания, анализируются народные правовые обычаи, подчеркивается низкий уровень развития обыденного правосознания, недоверие к судам, склонность к самосуду. Несколько иной позиции придерживается Бербанк, которая исследуя деятельность волостных судов, пришла к выводу, что они стали инструментом повышения народного правосознания. Проблема соотношения ментальных установок и западных правовых традиций, вводимых судебной реформой 1864 г., затрагивается и в книге Й. Баберовского, который считает, что внедрение в российскую действительность западных судебных порядков не улучшило народное правосознание, а только усугубило конфликт между официальным правом и обычаем .





В 90-е гг. ХХ в. к изучению проблемы ментальности подключаются и российские ученые. Знаковым является проведение в 1994 г. конференции «Менталитет и аграрное развитие России (XIX-ХХ вв.)», в которой участвовали российские и американские исследователи, а также выход в 1999 г. двухтомника Б.Н. Миронова . В нем трансформация обыденного правосознания представлена как элемент становления гражданского общества и выделено значение для этого процесса эпохи Великих реформ.

Проблема ментальности постепенно занимает все больше места в современной исторической литературе . Начинает исследоваться вопрос о влиянии особенностей российского менталитета на процесс реализации судебной реформы 1864 г. Особо следует выделить диссертации В.В. Кулачкова и В.Б. Безгина . Также особенности российского менталитета неоднократно поднимались в публикациях, посвященных формированию гражданского общества и проведению судебной реформы на рубеже ХХ-XXI вв. . Авторами подчеркивается мозаичность общественного сознания, низкий уровень правовой культуры, недоверие к судебным органам.

Таким образом, развитие историографии темы находится на стыке актуальных отраслей современной исторической науки. Однако изучение большинства аспектов темы только начато. Слабо проанализированы причины обеих реформ в контексте процесса формирования гражданского общества, не исследовано, насколько полно в обе эпохи была воплощена демократическая модель правосудия. Практически не рассматривался сам процесс реализации судебных реформ, не давалась оценка последовательности решения таких аспектов реформирования суда, как улучшение финансирования, укрепление независимости, решение кадрового вопроса, и не показано их значение для формирования гражданского общества. Не была выявлена роль реализации обеих реформ в трансформации общественного сознания. Следовательно, исторической науке еще предстоит внести свой вклад в изучение темы

Источниковая база исследования представлена широким кругом материалов. Следует выделить несколько больших групп источников, освещающих отдельные аспекты изучения роли судебных реформ в процессе формирования гражданского общества.  

Первую группу представляют источники, позволяющие исследовать созревание идейного базиса реформ, в ходе которых происходит преобразование судебной власти и становление гражданского общества. Анализ публикаций либеральной печати 50-60-х гг. XIX столетия и документов Коммунистической партии СССР  – материалы XIX Всесоюзной партийной конференции, съездов партии (XXVII и XXVIII), ряда пленумов ЦК КПСС позволил показать, что в общественную мысль середины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв. проникают идеи, характерные для гражданского общества. В XIX в. это выражалось в требовании отмены крепостного права, расширении прав и свобод подданных, расширении функций органов самоуправления, а в конце ХХ в. – в признании принципов рыночной экономики и правового государства. При этом анализ источников показывает, что в обе эпохи решение этих задач связывалось с необходимостью проведения судебной реформы. Это дает возможность прийти к выводу, что идеологической предпосылкой обеих судебных реформ стало проникновение в общественное сознание единых демократических принципов: признание прав и свобод высшей ценностью, равенство всех перед законом.

Вторую группу составляют источники, показывающие содержание мероприятий модернизации, в том числе и судебных реформ, в ходе которых происходит становление институтов гражданского общества. Наиболее важную роль в освещении этого вопроса сыграло изучение законов и подзаконных актов (нормативно-правовых актов – НПА) и материалов, связанных с подготовкой НПА.

Использовался широкий круг материалов, связанных с разработкой нормативных актов как XIX в. , так и рубежа ХХ - XXI вв. . Некоторые из них – «Концепция судебной реформы» 1991 г. и Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007-2011 гг.», вводятся в научный оборот исторической науки впервые. Изучение этих документов позволило дать оценку правительственному курсу по реформированию судебного ведомства в обе эпохи, сопоставить тактику и стратегию проведения реформ. Сравнение этих материалов с НПА и делопроизводственными материалами дает возможность оценить последовательность правительственной политики.

Для выявления содержания реформаторского курса использовался ряд нормативно-правовых актов XIX в.: Судебные Уставы 20 ноября 1864 г. , «Положение о введении судебной реформы» 1865 г., а также ряд Высочайше утвержденных мнений Государственного совета и широкий круг законов рубежа ХХ - XXI вв., как характеризующих эволюцию политической и экономической систем , так и регламентирующих деятельность судебной системы , в том числе и целый ряд законов субъектов Российской Федерации, определяющих порядок введения мировой юстиции. Анализ нормативных актов позволил выявить суть преобразований в судебной сфере, изменение в системе судебных органов и правового статуса судей, а также порядок введения преобразований в жизнь.

Третью группу источников представляют разнообразные документы, дающие возможность изучить процесс реализации судебных реформ как части процесса формирования гражданского общества: статистические материалы, делопроизводственные источники, публикации периодической печати и источники личного происхождения. Использованные делопроизводственные материалы вводятся в научный оборот впервые и представлены разнообразными, как опубликованными, так и неопубликованными документами. Среди неопубликованных материалов привлекались фонды архивов – фонд Министерства юстиции Российской империи (РГИА. Ф. 640), фонд Московской судебной палаты (ЦГИА г. Москвы. Ф. 131), фонд Министерства юстиции СССР (ГАРФ. Ф. Р-9492), фонд Министерства юстиции РСФСР (ГАРФ. Ф. А-353), фонд писем первому Президенту РФ Б.Н. Ельцину (ГАРФ. Ф. 664). Фонды содержат различные делопроизводственные документы: так называемые перечневые ведомости 1866-1881 гг., содержащие данные о количестве дел, поступивших в суды; акты ревизий окружных судов второй половины XIX в.; отчеты работы судебных мест второй половины XIX в.; справки о состоянии судов конца ХХ в., деловую переписку обеих эпох. Также среди неопубликованных материалов следует указать анкеты присяжных заседателей, предоставленные автору Рязанским областным судом, статистический анализ которых позволил показать состав современного суда присяжных. Эти данные вводятся в научный оборот впервые. Среди опубликованных делопроизводственных материалов в качестве наиболее важных следует выделить обзоры судебной практики рубежа ХХ-XXI вв., постановления Всероссийских съездов судей, отчеты Уполномоченного по правам человека.

Большое значение имело использование периодики как XIX в., так и рубежа ХХ-XXI вв. , в том числе региональных изданий этого периода . Использование делопроизводственных документов и публикаций периодики позволяет показать процесс трансформации деятельности судебной системы в ходе реализации судебных реформ, осветить практическую работу реформируемых судов с их проблемами, выявить трудности, возникшие в ходе реализации реформ, и пути их решения.

Из статистических материалов использовались обзоры о деятельности судов, которые публиковались ежегодно на протяжении 1995-2008 гг. в журнале «Российская юстиция», а также неопубликованные статистические данные, предоставленные автору Судебным Департаментом при Верховном Суде РФ по Рязанской области. Эти отчеты и данные содержат разнообразную информацию: сведения о количестве поступающих дел, нагрузке на судей, структуре уголовных и гражданских дел, в ряде отчетов отдельно анализируются работа суда присяжных и мировых судей.

Осветить процесс реализации обеих судебных реформ помогло обращение к источникам личного происхождения. Изучались источники личного происхождения как второй половины XIX в. , так и рубежа ХХ-XXI вв. . Их использование позволило не только расширить фактический материал, найти дополнительные подробности о работе реформированных судов, но и воссоздать общественно-психологическую атмосферу, в которой проводилась реформа, передать взгляд изнутри на процесс реализации реформ.

Для изучения современной судебной реформы имели значения многочисленные интервью с судебными деятелями, опубликованные в периодической печати, которые также могут рассматриваться как своеобразный источник личного происхождения и вводятся в научный оборот впервые. В общей совокупности все эти материалы позволили сделать выводы о том, насколько процесс реализации обеих судебных реформ содействовал становлению гражданского общества.

Четвертую группу представляют источники, отображающие реакцию общества на модернизациионные мероприятия, в том числе на судебные реформы, и позволяющие проследить трансформацию общественного сознания как элемента процесса становления гражданского общества. Использовались традиционные источники для изучения общественного сознания (пресса обеих эпох,  мемуары лиц, живших в XIX в., но не являющихся судебными деятелями ). Также в работе в качестве исторического источника использовались нетрадиционные материалы: литературные произведения А.П. Чехова и Л.Н. Толстого, произведения живописи В.Е. Маковского, Н.А. Касаткина, К.А Савицкого, ряд кинофильмов и телесериалов рубежа ХХ-XXI вв. Произведения искусства создаются в определенной исторической среде, их создатель не может быть свободным от существующих в обществе взглядов и стереотипов. Поэтому анализ содержания художественных произведений позволяет осветить состояние общественного сознания, выявить ментальные установки, показать эволюцию образа судебной власти в сознании людей.

При исследовании роли судебной реформы в трансформации общественного сознания на рубеже ХХ-XXI вв. применялся такой способ анализа состояния общественного мнения, как социологические опросы, проведенные автором работы . Они позволили выявить целый ряд моментов: степень информированности россиян о мероприятиях судебной реформы, их отношение к ним, образ судьи в общественном мнении, готовность граждан обращаться в суд за защитой своих интересов или выполнить гражданскую обязанность, участвуя в рассмотрении дела в качестве присяжного заседателя.

Таким образом, поставленные задачи потребовали привлечения разнообразных источников, которые дополняют другу друга и позволяют решать многоплановые исследовательские задачи.

Во второй главе – «Эволюция представлений власти и общества о правосудии и разработка проектов судебных реформ», выявляются причины судебных реформ 1864 г. и рубежа XX-XXI вв., анализируются программы их проведения. В диссертации показывается, что задача реформирования судебного ведомства во второй половине XIX в. и на рубеже ХХ-XXI вв. возникла в ходе зарождения гражданского общества . Автор считает, что нецелесообразно противопоставлять институты гражданского общества и государство, так как только государство может обеспечить защиту прав и свобод людей и других институтов гражданского общества. Не случайно Гегель в качестве признака гражданского общества выделяет развитое правосудие .

В работе отмечается, что становление гражданского общества в России, так же как и в Европе, происходило в условиях догоняющих модернизаций, к которому в исторической литературе относят различные периоды отечественной истории (например, преобразования начала XVIII в., эпоха Великих реформ Александра II, мероприятия С.Ю. Витте и П.А. Столыпина, реформы рубежа ХХ-XXI вв.)

Процессу становления гражданского общества в России в наибольшей степени содействовали две модернизации: Александровская, под которой понимается эпоха Великих реформ 60-70-х гг. XIX в., и модернизация рубежа ХХ-XXI в. В работе сопоставляются причины их проведения. Автором показано, что обе модернизации были вызваны исчерпанностью резервов для дальнейшего развития страны в рамках прежних политических и экономических систем. Для обеих эпох характерны отставание в научно-техническом прогрессе, спад производства, нарастание недовольства в обществе, низкий уровень развития демократических механизмов для своего времени. Анализ ряда источников (партийных документов , обращений граждан ) выявляет проблемы советской системы: дефицит товаров, экстенсивный характер экономики, закрытость советского общества, отсутствие реальной демократии, отставание в научно-техническом прогрессе. В работе показано, что эти проблемы перекликаются с проблемами 50-х гг. XIX в.: крепостное право тормозило развитие капиталистических отношений, было причиной плачевного состояния армии, системы образования, бюджетной сферы.

Автором сопоставляется содержание обеих модернизаций и утверждается, что их проведение было направлено на становление гражданского общества. Анализ исторических документов (нормативных актов XIX в., партийных документов 1985-1990 гг. - материалов ряда Пленумов ЦК КПСС, партийных съездов, XIX партийной конференции) показывают, что как во второй половине XIX в., так и в конце ХХ в. происходит постепенная смена внутреннего курса. В диссертации выявляются признаки формирования гражданского общества. Отмена крепостного права в 1861 г. и возвращение института частной собственности в 1990 г. создали условия для развития рыночной экономики. В обе эпохи происходит демократизация системы управления, расширение возможностей для общества воздействовать на власть. В XIX в. эта тенденция выразилась в создании органов всесословного самоуправления, на рубеже ХХ-XXI вв. – во введении принципа разделения властей.

Ярким признаком формирования гражданского общества является свободная деятельность общественных организаций. Во второй половине XIX в. стремительно растет число различных обществ: просветительских, благотворительных, научных, спортивных, технических. Аналогичная ситуация наблюдается и на рубеже ХХ-XXI вв. . В оба периода повышается роль закона как регулятора общественных отношений, расширяется правовой статус личности, совершенствуются представления о правах и свободах людей. В конце ХХ в. это характеризуется в том числе ростом числа периодических изданий, созданием возможности для политической оппозиции действовать легально.

Автором подчеркивается, что формирование гражданского общества происходило в условиях догоняющей модернизации, что породило схожие особенности этого процесса. В России роль государства в процессе формирования гражданского общества была выше, чем в европейских странах. Также отмечаются неравномерность и непоследовательность этого процесса в оба периода, сочетание противоречивых явлений и процессов. Так, в XIX в. большинство мероприятий эпохи Великих реформ были построены на всесословном принципе, но сами сословия не были отменены до 1917 г. Формирование рыночных отношений было достаточно болезненным для общества, сопровождалось сильной эксплуатацией, социальным расслоением, а в конце ХХ в. – еще и падением жизненного уровня. В оба периода не сложилась социальная основа гражданского общества – средний класс . Медленно формировались механизмы воздействия общества на власть, реформы XIX в. не привели к созданию представительного органа. В диссертации делается вывод, что мероприятия двух анализируемых модернизаций не привели к окончательному оформлению гражданского общества, но начали процесс его становления.

В главе показано, что процесс формирования гражданского общества обусловил необходимость проведения судебных реформ. Автором проанализированы недостатки судебных систем дореформенных периодов и показано, что они были скроены под нужды своего времени, были призваны не защищать права и свободы людей, а охранять интересы правящего режима. В частности, ярко проявлялся такой недостаток судов как зависимость от административных органов, а в ХХ в. – еще и от партийных. Большинство советских судей являлись членами КПСС и ВЛКСМ, снижение процентного соотношения партийных по отношению к беспартийным рассматривалось как ослабление кадровой политики . Низким был уровень состязательности. В XIX в. обвиняемый совсем не имел права на защиту, а в ХХ в. обвинение находилось в более благоприятном положении при рассмотрении дела, чем защита. Анализ исторических источников показал еще ряд общих проблем: невысокий уровень подготовки судей, высокий процент судебных ошибок , плохое финансирование судов, низкий уровень зарплаты. Также формальным было и участие народных заседателей как в XIX в., так и в советский период.

Кроме того, судебная система первой половины XIX в. была построена по сословному принципу, правосудие вершилось негласно, письменно, большую роль при оценке доказательств играла архаичная теория формальных доказательств, в рассмотрении дел принимали участие представители административной власти. Для деятельности судов были характерны взяточничество и волокита. В общественном сознании двух эпох суды воспринимались не как защитники прав и свобод, а как репрессивный орган.

Анализ публикаций периодической печати двух эпох показывает, что становление гражданского общества сделало вопрос о судебной реформе насущным для всех слоев населения. Проблема реформирования судебной системы вызвала активное обсуждение в обществе. Автор делает вывод, что общественное сознание как XIX в., так и рубежа ХХ-XXI вв. приходит к единому взгляду на место суда в системе государственных органов: суд должен превратиться в защитника прав и свобод человека, стать независимым и справедливым арбитром в различных спорах, что обусловливает сходство предложений: обеспечить независимость судей, ввести суд присяжных, расширить полномочия адвокатуры.

В частности, прослеживается динамика развития общественной мысли по этому вопросу в публикациях либеральной прессы в первые годы царствования Александра II: от робких предложений отменить письменность и тайну судопроизводства к требованиям создать адвокатуру, сформировать состязательный процесс, ввести суд присяжных. Аналогичные проблемы обсуждаются в прессе в конце ХХ в. Так, высказываются предложения сделать судебный порядок защиты прав и свобод людей основным, установить судебный контроль за осуществлением предварительного следствия, изменить финансирование судебной системы, запретить судьям состоять в партии и др. Особое внимание общественности привлекли проблемы расширения полномочий адвокатуры и введения суда присяжных.

Общественное мнение требовало радикальных судебных реформ, и эта общественная позиция уже не могла быть проигнорирована властью ни в XIX в., ни тем более в конце 80-х гг. ХХ в. Обсуждение реформ в оба периода закончилось разработкой проектов - «Основных положений преобразования судебной части в России» (1862 г.) и «Концепции судебной реформы» (1991 г.).

Сравнительный анализ этих программных документов показал, что процесс формирования гражданского общества определил единый взгляд не только общества, но и власти на судебную реформу. Авторы проектов ставили цель сделать правосудие гуманным, состязательным, демократичным, гласным, независимым. Схожим предусматривался и набор мероприятий: изменение судебной системы с целью сделать ее более доступной для населения, изменение правового статуса судей в целях укрепления их независимости, изменение финансирования, расширение функций судебной власти, прокуратуры и адвокатуры (в XIX в. – создание адвокатуры), введение суда присяжных.

Таким образом, в главе делается вывод, что представления власти и общества на роль суда как части государственного аппарата, а также на методы и принципы отправления правосудия претерпевали существенные изменения в ходе формирования гражданского общества: на смену карательного суда должен был прийти демократический суд, чья деятельность направлена на разрешение споров, защиту прав и свобод людей. Была осознана необходимость в разработке и проведения мер для обеспечения независимости и доступности суда, расширения его доступности, а также юридической помощи, усиление контроля общества за деятельностью судебных органов путем введения суда присяжных.

В третьей главе диссертации – «Формирование демократического правосудия», анализируется содержание обеих судебных реформ в контексте процесса формирования гражданского общества, механизм формирования законодательной базы каждой реформы и его реализация.

Сравнительно-исторический анализ процесса разработки законодательной базы обеих реформ позволил выявить ряд отличных и схожих черт этого процесса. Судебная реформа 1864 г. была введена путем принятия Судебных Уставов, которые комплексно и единовременно преобразовывали судебную систему, меняли правовой статус судей и создавали новые процессуальные нормы. Реформа рубежа ХХ–XXI вв. проводилась не путем разработки и принятия единого комплексного акта, а созданием целой серии законов, реформирующих только отдельные стороны работы судебной системы.

В работе выделяется и анализируется содержание как Судебных Уставов, так и целого ряда законов, составляющих правовой базис судебной реформы рубежа ХХ–XXI вв. . Сравнительный анализ этих актов позволил прийти к выводу, что, несмотря на разный механизм создания правовой базы каждой реформы, сходство политических и экономических процессов, происходящих в обществе, обусловил единый вектор реформаторских мероприятий в обе эпохи. Обе реформы изменили систему судебных органов. Важным моментом судебной реформы 1864 г. стало введение всесословного принципа, соответственно судебная система стала единой для всех сословий. Законодатели XIX в. создали две ветви судебной власти: мировые суды (первая инстанция – мировой судья, вторая – съезд мировых судей) и общие суды (первая инстанция – окружной суд, вторая – судебная палата). Первые предназначались для рассмотрения менее важных уголовных и гражданских дел, вторые – для более важных. На рубеже ХХ–XXI вв. было создано три подсистемы судебной власти: Конституционный суд РФ, арбитражные суды и суды общей юрисдикции. На каждую подсистему закон возложил рассмотрение своего круга дел: на Конституционный суд РФ – дела о соответствии различных нормативных актов нормам Конституции РФ, на арбитражные суды – споры между юридическими лицами, на суды общей юрисдикции – все остальные уголовные и гражданские дела. В подсистему судов общей юрисдикции были включены суды субъектов Российской Федерации (мировые суды) и федеральные суды (районные суды, областные, краевые суды, суды автономных республик, городов федерального значения). Законодатели конца ХХ в. ввели мировые суды в подсистему судов общей юрисдикции – районный суд стал второй инстанцией по отношению к мировым судам.

Важным элементом обеих судебных реформ стало изменение процессуального законодательства. Для XIX в. было очень значимым введение устного и гласного судопроизводства. Также для обеих эпох большую роль играло введение норм, закрепляющих состязательность процесса. Реформы изменили функции прокуратуры, на которую законодатели обеих эпох возложили обязанность поддерживать обвинение. Были расширены права обвиняемых, потерпевших, истцов и ответчиков по использованию юридической помощи. Реформа 1864 г. создала в России адвокатуру, мероприятия реформы рубежа ХХ–XXI вв. существенно расширили полномочия адвокатов. Также в XXI в. был введен судебный порядок проведения обысков и взятия под стражу. Укреплению состязательности в обе эпохи содействовало и введение суда присяжных.

В работе большое внимание уделено процессу введения реформы в действие, рассмотрен вопрос об участии региональных властей в процессе разработки и реализации обеих реформ. Автором показано, что в XIX в. и на рубеже ХХ-XXI вв. региональные власти имели разные возможности воздействовать на процесс подготовки и проведения реформ. Российская империя являлась унитарным государством, все законы разрабатывались и принимались только в центре. Регионального законодательства не могло быть в принципе. Современная судебная реформа проводилась в федеративном государстве, что предполагает существование не только федеративного, но и местного законодательства. Исследование процесса разработки законодательной базы современной судебной реформы показало, что большинство нормативных актов, регламентирующих деятельность судебной системы, относится к федеративному законодательству, а на региональных законодателей было возложено разрабатывать законы, регулирующих введение в регионе мировой юстиции.

Сопоставление исторических фактов показало, что в оба периода реформа в территориальном плане вводилась постепенно: нововведения доходили до отдельных регионов не сразу, а с течением времени. В результате жители различных регионов оказывались в неравноправном положении. В XIX в. обитателям провинции приходилось дольше ждать открытия новых судов, чем тем, кто жил в столичных губерниях, что с сожалением констатировалось прессой тех лет . Частично ситуация повторилась на рубеже ХХ-XXI вв., только многие наиболее значимые элементы судебной реформы, такие как суд присяжных, мировая юстиция, впервые вводились не в столицах, а в провинции. Первое заседание возрожденного суда присяжных в 1993 г. состоялось в г. Саратове, а первые мировые судьи начали действовать в Брянской области. В работе показано, что большую роль играла позиция региональных властей, которая была очень неоднозначной: одни ратовали за скорейшее введение мировых судов, другие сопротивлялись их появлению. Особенно это ярко проявилось при введении мировой юстиции на рубеже ХХ-XXI вв. Анализ процесса принятия законов субъектами Федерации выявил, что многие субъекты Федерации умышленно затягивали разработку соответствующих актов, а некоторые создавали их, нарушая нормы федеративного законодательства. Автором делается вывод, что это было следствием незавершенности процесса формирования гражданского общества, что обусловливало сильную зависимость любого реформаторского мероприятия от позиции как главы государства в оба периода, так и политической элиты в центре и в регионах.

В работе анализируется проблема становления независимости судебной власти в ходе реализации двух судебных реформ. Только независимый суд может стать механизмом формирования гражданского общества. Законодатели обоих периодов ввели нормы, определяющие независимость суда. От степени его практического воплощения зависел общий успех реформы как в XIX в., так и на рубеже XX-XXI вв. Анализ делопроизводственной документации судебной системы двух эпох показал, что данный принцип претворялся в жизнь, преодолевая ряд трудностей. В XIX в. представители местной администрации, прежде всего губернаторы, демонстрировали неоднозначное отношение к новым судам. Некоторые из них своими действиями содействовали укреплению авторитета суда, подавали пример уважительного отношения к нему. Данные факты имели место в Рязанской, Тверской, Ярославской губерниях . Однако источники свидетельствуют и о случаях неуважительного отношения к новым судам, попытках оказывать давление на судей, вмешиваться в их работу.

Сравнительный анализ показывает, что аналогично развивалась ситуация и на рубеже XX-XXI вв. Анализ прессы и делопроизводственных документов показал, что в конце ХХ в. процесс формирования демократических механизмов первоначально даже сказался негативно на становлении независимости судей: появились такие формы давления на судей, как депутатский запрос и давление в форме митингов и демонстраций протеста. В 90-е гг. ХХ в. для некоторых депутатов было нормой вызывать к себе судей и требовать отчета о вынесенных приговорах и решениях, давать руководящие указания . Только принятие Закона РФ «О статусе судей в РФ», прямо запрещающего требовать кому-либо отчета у судей, пресекло эту форму давления. В работе делается вывод, что процесс становления независимости судей имел двусторонний характер. С одной стороны, многое зависело от позиции губернаторов, депутатов, партийных лидеров и других лиц. С другой стороны, на процесс формирования независимости судей существенно влияли сами судьи: принципиально отстаивающие свою позицию в меньшей степени подвергались давлению со стороны административных органов. Трудности становления принципа независимости объясняются низким уровнем развития правовой культуры, многие, как чиновники, так и простые обыватели, не понимают, что на судью нельзя воздействовать административными или митинговыми способами.

В главе показано, что проблема независимости тесно переплетается с вопросом финансирования судебной системы. Плохо финансируемые суды могут оказаться в зависимости от региональных властей, учреждений и организаций, решивших оказать спонсорскую помощь. Также от обеспечения судов всем необходимым зависит оперативность работы суда, соответствующее помещение не просто создает комфортные условия для судей, сотрудников суда, граждан, но и повышает авторитет суда в обществе, демонстрирует уважение со стороны государства к желанию гражданина решать конфликты правовым способом, отстаивать свои права через суд.

Анализ исторических источников показал, что улучшение финансирования стало важнейшей составляющей судебных реформ второй половины XIX в. и рубежа ХХ-XXI вв., хотя этот вопрос решался медленно и неоднозначно. В частности, острым был вопрос о помещениях для судов. До судебной реформы 1864 г. специальных помещений судов не было совсем, так как негласное, письменное правосудие в них не нуждалось. В Советском Союзе 39% судов были размещены крайне неудовлетворительно . Более последовательно этот вопрос был решен на рубеже ХХ-XXI вв.:  часть зданий ремонтируется, для многих судов  подбираются другие здания, некоторые строятся заново. В XIX в. распространенным явлением было приспосабливание имеющихся помещений, что было не всегда удачно. Анализ делопроизводственной документации , интервью с работниками судебной системы показали, что для судебной реформы рубежа ХХ-XXI вв. актуальным оказался еще ряд проблем, которых не было в XIX в.: обеспечение судов служебным транспортом, компьютерами, оргтехникой. Экономический кризис 90-х гг. XX в. привел к нехватке денег даже на покупку канцелярских принадлежностей, которые стали требовать с заявителей. Суды были вынуждены принимать помощь от региональных органов власти , что ставило под угрозу независимость правосудия. Только после 2000 г. финансовое положение судов улучшается. Почти ликвидирована нехватка оргтехники, компьютеров. Как показал опрос судей Рязанской области, проведенный автором работы, большинство опрошенных судей оценивают свои условия работы как средние. В работе делается вывод, что изменение финансирования судебной системы в оба периода отображает изменение отношения власти к судам и трансформацию роли суда в системе государственных органов. Особо остро проявилась проблема становления независимости и финансирования судов при введении мировой юстиции. В оба периода к финансированию мировой юстиции привлекались региональные бюджеты и бюджеты органов самоуправления. В XIX в. все расходы по обеспечению деятельности мировой юстиции были возложены на земства (выплата жалованья судьям, содержание помещений). В ХХ в. законодатель возложил на бюджеты субъектов федерации содержание помещений мировых судов, обеспечение необходимым оборудованием, выплату зарплаты аппарату суда. Сами мировые судьи получают зарплату из федерального бюджета. Анализ законов ряда субъектов Федерации о мировой юстиции показывает, что большинство законодательных органов очень расплывчато регламентировали обязанности местных властей по финансированию мировых судей.

Сравнительно-исторический анализ фактов показал, что данный подход негативно сказался на процессе введения мировых судов: создание этих судебных институтов оказался в зависимости от позиции местных властей, характерной для обеих эпох была проблема недофинансирования этого звена судебной системы. В частности, несмотря на то, что земства были проводниками либерального курса и содействовали судебной реформе, в том числе путем подачи ходатайств с просьбой разрешить платить более высокое жалованье мировым судьям , в отдельных случаях имели место негативные явления, такие как недофинансирование отдельных статей расходов, внезапное снижение жалованья судьям, попытки оказывать давление на них. На рубеже ХХ-XXI вв. распространенным явлением было отсутствие удобных помещений для мировых судей, технического персонала, нехватка компьютеров, оргтехники, канцелярских товаров и даже мебели . С течением времени положение мировых судей в ряде субъектов Федерации  стало улучшаться, однако некоторые вопросы не решены по сей день.

В работе анализируется проблема трансформации правового статуса судей и изменения их роли в государственной системе. Автором подчеркивается, что судебная реформа станет механизмом формирования гражданского общества, если обеспечит независимость судей и создаст такой механизм отбора кандидатов на должности судей, что к отправлению правосудия будут допускаться только лица с высокими профессиональными и моральными качествами.

Анализ нормативно-правовых актов обеих эпох (Судебных Уставов 1864 г., Закона РФ «О статусе судей» и др.) показал, что законодатели обоих периодов устанавливали похожие требования к желающим надеть судейскую мантию: судьей может стать гражданин (подданный) России, достигший определенного возраста, имеющий соответствующее образование, опыт работы по специальности и непорочную репутацию. Некоторые требования трактуются и обговариваются в законах обеих эпох практически одинаково. Так, общим является ценз подданства (судьей может стать только гражданин/подданный страны), минимальный возраст для занятия судейской должности – 25 лет, высокие требования к моральному облику.

Другие цензы конкретизируются с некоторыми отличиями, продиктованными требованиями времени. Так, в XIX в. мягче трактовался ценз образованности: до судейской службы допускались люди с высшим образованием, но не обязательно юридическим. ХХ в. не просто сделал высшее юридическое образование обязательным как для федеральных, так и для мировых судей, но ввел обязательный экзамен, который сдают все желающие стать судьями. В работе показана необходимость данной меры: качество подготовки юристов во многих вузах не высокое. Не случайно многие кандидаты в судьи проваливают экзамен . Зато в XIX в. существовало ограничение по половому признаку: только в начале ХХ в. женщины стали приниматься в суды на канцелярские должности. В XX-XXI вв. половой ценз ликвидирован, анализ статистических данных показывает, что среди судей женщин даже больше, чем мужчин. Обе реформы ввели ценз опытности. В Советском Союзе  ценз опытности отсутствовал, имело место назначение на судейские должности вчерашних выпускников вузов . Однако в XIX в. он трактовался более строго: для занятия должности судьи было необходимо проработать некоторое время в других должностях по судебному ведомству (кандидатом на судебные должности, судебным следователем, прокурором). В современные дни за стаж по специальности принимается опыт работы в должностях напрямую не связанных с применением права (например, преподавание в вузе).

В работе анализируется проблема обеспечения независимости судей в обе эпохи. Автором показано, что одним из важных гарантов независимого положения судьи является не только принцип несменяемости, который вводят обе реформы, но и высокий уровень заработной платы. Обе судебные реформы сопровождались кардинальным повышением зарплат, превращая судью в высокооплачиваемого государственного служащего. В ходе судебной реформы рубежа XX-XXI вв. важную роль в формировании независимого статуса судьи сыграло введение принципа неприкосновенности судей, что подразумевает особый порядок привлечения их к уголовной или административной ответственности.

Сопоставление исторических фактов показало, что процесс проведения обеих реформ объединяет острота кадрового вопроса. Для обеих эпох оказалось нелегким делом отобрать достаточное количество кандидатур, отвечающих всем требованиям. В XIX веке главным препятствием, тормозившим формирование судейского корпуса, стала нехватка лиц с соответствующим образованием. Только для первых двух судебных палат – Московской и Петербургской – требовалось 186 специалистов, в то время как всего в системе Министерства юстиции в 1864 г. работало 617 человек с высшим юридическим образованием . В ходе современной судебной реформы причины возникновения кадрового голода были более разнообразными: нехватка образованных специалистов, резкое увеличение числа судей, ужесточение требований к моральному облику будущего судьи. В работе показано, что ситуация в оба периода, была разрешена благодаря существенному повышению заработной платы судьям и привлечению специалистов из других сфер (высшее образование, административная работа, правоохранительная деятельность). Обе реформы превратили судейскую должность в одну из наиболее престижных и оплачиваемых видов государственной службы, занимать которую должны лучшие из лучших.

Таким образом, автор приходит к выводу, что процесс формирования гражданского общества потребовал проведения целого ряда однотипных мероприятий, направленных на формирование демократического характера правосудия – изменения системы судебных органов, обеспечения состязательности процесса, улучшения финансирования судов, введения гарантий независимости судей, ужесточения требований к желающим стать судьями.

В четвертой главе диссертации – «Эффективность деятельности реформируемых судебных систем по защите прав, свобод и законных интересов», анализируется степень эффективности проводимых судебных реформ для защиты прав, свобод и законных интересов.

Автором показано, что деятельность реформированной судебной системы будет содействовать укреплению институтов гражданского общества только в том случае, если правосудие отвечает таким качествам, как доступность, оперативность и объективность, если обратиться в суд, а также получить квалифицированную юридическую помощь будет иметь возможность каждый, независимо от пола, места жительства, уровня доходов.

Автор рассматривает проблему доступности правосудия и юридической помощи в нескольких аспектах: правовом, территориальном, финансовом, социокультурном. Правовой аспект предполагает, что законодательство страны не ограничивает возможность субъектов правоотношений обратиться за защитой в суд по каким-либо признакам (пола, вероисповедания, сословной принадлежности). Сравнительный анализ законодательства обеих эпох показал, что в XIX в. этот аспект реформы был решен недостаточно последовательно: для крестьян продолжали сохраняться волостные суды, которые действовали на не основе закона, а обычая, что порождало недовольство крестьян . Однако в работе подчеркивается, что реформа 1864 г. существенно содействовала росту защищенности прав и свобод людей. В новых судах находили защиту те, кто раньше не мог на нее рассчитывать (обиженные работодателем работники, прислуга, ученики ремесленников, жертвы домашнего произвола).

Более последовательно решил этот вопрос законодатель конца ХХ в. Реформа существенно расширила круг вопросов, которые могут разрешаться судебным способом, что предопределяет ее важнейшее значение для формирования гражданского общества. Она дала возможность через суд защитить каждому свои права и свободы практически в каждой ситуации. Анализ судебной статистики показывает, что роль суда по защите прав и свобод значительно выросла. В судебной практике появились новые категории дел, которых раньше не было. Суд стал важным органом, в том числе в решении вопросов повседневности. Например, правосудие стало важным инструментом защиты прав потребителя. Количество исков этой категории растет с каждым годом . Также деятельность судов является гарантией функционирования таких важных элементов гражданского общества, как свободная деятельность прессы и общественных организаций, проведение демократических выборов. Деятельность издания или общественной организации может быть прекращена только в судебном порядке, а нарушение избирательного законодательства может быть оспорено в суде, вплоть до признания результатов выборов недействительными.

Анализ статистики также показывает, что судебная реформа рубежа ХХ - XXI вв. дала возможность реализовать такой важный признак гражданского общества, как воздействие общества на власть. В частности, она предоставила гражданам возможность в судебном порядке опротестовывать действие должностного лица, коллегиального органа.

Иски к чиновникам прочно занимают место в судебной статистике рубежа ХХ - XXI вв. Также новшеством стали иски к правоохранительной системе. В советские годы люди, пострадавшие от незаконного осуждения, судебной ошибки, недобросовестности следователя, имели очень ограниченные возможности получить какую-либо компенсацию. Реформа дала такую возможность. Количество подобных исков растет. . Судебная реформа предоставила гражданам и организациям еще одну возможность воздействовать на власть: в судебном порядке возможно потребовать признания нормативно-правовой акт недействительным, нарушающего права и свободы и противоречащего акту, обладающему более высокой юридической силой.

Однако правовая доступность существенно корректируется финансовыми и территориальными аспектами. Сравнительно-исторический анализ показал, что в обе эпохи они оказались весьма значимыми. Проведение судебной реформы как в XIX в., так и на рубеже ХХ - XXI вв. попадает в сильную зависимость от уровня развития инфраструктуры – наличия хороших дорог, развитых систем сообщения. Если для городских жителей суд оказывался доступнее из-за территориальной близости (суд мог находиться на соседней улице), то для жителя села или деревни, чтобы обратиться в суд, надо было совершить путешествие в город, что по сей день представляется нелегким делом из-за несовершенной работы транспорта. Изучение делопроизводственной документации показало, что в XIX в. жители ряда уездных городов стремились добиться открытия дополнительных окружных судов в своих городах .

Из территориального аспекта вытекает финансовый аспект доступности правосудия. Анализ законодательства обеих эпох показал, что авторы реформ стремились сделать правосудие доступным в финансовом плане и с этой целью установили невысокий уровень судебных пошлин, современный законодатель даже установил случаи, когда пошлины не взимаются. Однако именно территориальная удаленность судов для жителей провинции может делать обращение в суд дорогим: расходы на транспорт для участников процесса могут превысить сумму иска.

Большое внимание в работе уделено анализу степени доступности качественной юридической помощи. Обе реформы вводили состязательное правосудие, при котором стороны обязаны сами представлять доказательства своей позиции, что многие граждане не могут сделать самостоятельно из-за отсутствия юридических знаний. В диссертации показано, что на ход обеих реформ существенно влияла нехватка адвокатов. До реформы 1864 г. их не было вообще, советская государственная система не отрицала института адвокатуры, но адвокатов было крайне мало – на одного адвоката приходились больше 10 тысяч человек . С принятием Судебных Уставов 1864 г. в России создается корпорация профессиональных адвокатов, а в ходе судебной реформы рубежа ХХ-XXI вв. существенно расширяются полномочия адвокатов, начинает увеличиваться их количество, чему содействует рост оплаты труда.

Однако быстро разрешиться проблема доступности качественной юридической помощи не могла, что осложнило проведение обеих судебных реформ и процесс формирования гражданского общества. В XIX в. присяжные поверенные предпочитали практиковаться в столицах или других крупных городах, в провинции было не редкостью, когда присяжные поверенные отсутствовали полностью. В постсоветской России наблюдается быстрый рост количества адвокатов, которых теперь можно найти даже в райцентрах. Однако актуальными являются финансовая доступность и уровень качества оказываемых услуг. В работе показано, что стоимость юридических услуг не всегда являлась и является доступной для большинства граждан. Также проблемой стала нехватка именно хорошо образованных специалистов, что особенно остро проявилось в XXI в., когда наличие диплома о высшем юридическом образовании не всегда свидетельствует о высокой квалификации . Анализ результатов опроса судей, проведенного автором работы, показал, что качество работы адвокатов является различным. Автор анализирует общественные способы повышения уровня доступности качественной юридической помощи. В XIX в. большую роль сыграли земства, которые брали на себя часть расходов по оказанию юридической помощи беднейшему населению (нанимали помещение, оплачивали его содержание и пр.). В XXI в. получили распространение юридические клиники при юридических факультетах вузов, где студенты старших курсов под руководством преподавателей оказывают юридическую помощь населению. В работе анализируется деятельность целого ряда клиник и делается вывод об их высокой эффективности.

Большое внимание в работе уделяется проблеме оперативности судопроизводства, ее значению для формирования гражданского общества и проведения процесса модернизации. Сопоставление исторических фактов выявило, что, с одной стороны, процесс модернизации и формирования гражданского общества требовал ускорения судопроизводства, а с другой – стал причиной увеличения потока уголовных и гражданских дел. В оба исследуемых периода повышается степень уважения к правам и свободам людей, развивается рыночная экономика, увеличивается число банков, коммерческих предприятий, растет товарооборот . В то же время имеют место негативные явления. Обе модернизации сопровождались обострением социальных противоречий, усилением эксплуатации, разорением банков и предприятий, массовой задержкой выплаты зарплаты, созданием финансовых пирамид, а также ростом преступности . В этих условиях на судебную систему и правоохранительные органы ложится задача обеспечить защиту прав и свобод, законных интересов людей, не допуская при этом медлительности.

Анализ статистических данных показал, что сложности модернизационного процесса обусловили большой рост дел в судах. В оба периода в судах растет число дел о нарушении прав работников, задержке выплаты заработной платы, о защите прав пострадавших от финансовых пирамид. С 1869 года по 1881 год по каждому окружному суду количество уголовных дел, поступавших за год, выросло в 2-3,5 раза. Это многократно превышало цифры, прогнозируемые при подготовке к введению реформы 1864 г. в действие . Аналогичную динамику демонстрирует судебная статистика рубежа ХХ-XXI вв. Анализ ежегодных статистических отчетов о деятельности судов показал, что с 1993 по 1999 годы, т.е. за 6 лет, количество поступающих уголовных дел в суды общей юрисдикции выросло в 1,6 раза, а гражданских - в 2,8 раза . Постсоветская Россия столкнулась с появлением организованной преступности и настоящими войнами между криминальными группировками. Для судей это означало не просто увеличение количества рассматриваемых уголовных дел, но и принятие в производство многотомных многоэпизодных дел с большим количеством подсудимых, свидетелей, потерпевших. Рассмотрение некоторых таких дел занимало даже не несколько месяцев, а несколько лет.

В работе утверждается, что на рубеже ХХ-XXI вв. рост количества поступающих уголовных и гражданских дел объясняется также и повышением уровня правосознания граждан и доверия к судебной власти. Рост уголовных и гражданских дел вызвал сильную перегрузку судей, а также сотрудников прокуратуры и следователей. В 1869 г. на одного сотрудника прокурорского надзора приходилось в Рыбинском окружном суде 19,5 дела, в Калужском – 20 дел, в Нижегородском - 19 дел, в Тверском – 25,5 дела . Аналогичная ситуация сложилась и на рубеже ХХ-XXI вв. В 1995 г. на одного судью приходилось в месяц 22 гражданских дела, в 1996 - 22,7 дела, в 1997 г. – 29,3 дела, в 1998 г. – 35,5 дела, в 1999 г. – 38 дел. Меры по предотвращению медлительности судопроизводства становятся важнейшей составляющей обеих судебных реформ. На первом месте стояла задача расширения штатов судов. Анализ деловой переписки XIX в. показал, что проблема не сразу нашла понимание у властей и судам потребовалось не раз обращаться в Министерство юстиции с просьбой выделить дополнительные штатные единицы, но в конечном итоге штаты некоторых окружных судов были расширены. В XXI в. также встал вопрос о расширении штатов и также он решался не сразу. Разрешение этого вопроса тормозили финансовые трудности и уже указанные кадровые проблемы. Однако и в ходе судебной реформы ХХ-XXI вв. количество судей увеличилось, причем даже более существенно, чем в XIX в. В 1994 г. в районных и городских судах было 12 526 судей, в 2004 г. общее количество судей (включая суды всех инстанций) составило уже 23 172 человека . Параллельно увеличилось число специалистов в судах (секретарей, сотрудников канцелярий).

В качестве одной из наиболее кардинальных мер по борьбе с медлительностью судопроизводства в ходе судебной реформы рубежа ХХ-XXI вв. в работе показано введение мировой юстиции. Анализ статистических данных показал, что мировые судьи существенно разгрузили федеральных судей, повлияв на ускорение судопроизводства в районных судах. За 2002 г. в Центральном федеральном округе мировые судьи рассмотрели 16,7% всех уголовных дел, 36,5% всех гражданских дел, 37,9% дел об административных правонарушениях . Однако возникла угроза перегрузки самих мировых судей. В 2006 г. средняя нагрузка на одного мирового судью в Рязанской области составила 69,9 дела в месяц, в Архангельской области – 219,9 дела, в Магаданской области – 217,9, в Орловской области – 142,4, в Читинской области – 186,1 . Проблема перегруженности судей пока полностью не решена.

В работе анализируются и другие причины, которые обусловили медлительность судопроизводства. В частности показано, что на оперативность правосудия влияет и отношение самих граждан к суду. Сопоставление исторических фактов показало, что в обе эпохи правосудие страдало от непонимания граждан своей обязанности явиться в суд и дать показания. В качестве еще одной причины, тормозящей оперативность правосудия, в работе показана недостаточно хорошая работа предварительного следствия, что особенно ярко проявилось на рубеже ХХ-XXI вв. Экономический кризис, падение уровня зарплат, особенно у следователей системы МВД, привели к вымыванию в следственных органах опытных следователей. В результате суду по ходатайству сторон приходится назначать ряд действий, которые можно было осуществить на стадии предварительного расследования, например, назначать ту или иную экспертизу.

В работе затрагивается проблема объективности судопроизводства, что выявляется гораздо сложнее, чем оперативность. Ориентироваться приходится, главным образом, на косвенные показатели. Для оценки этого аспекта эффективности судебной реформы 1864 г. использовались публикации периодики и делопроизводственные материалы. Как показывает их анализ, случаи, когда судьи выносили необъективные решения и допускали ошибки, имели место. В первую очередь это было характерно для мировых судей, которые не имели юридического образования, что и становились причиной ошибок (неправильное определение подсудности, неправильное применение закона). Порой имело место проявление сословной психологии, но данное явление не было массовым. Анализ ряда делопроизводственных документов, в частности отзывов прокуроров ряда окружных судов о работе мировых судей, показывает, что большинство мировых судей действовали в духе закона, благоприятно воздействуя на народное сознание

При исследовании данной проблемы применительно к судебной реформе рубежа ХХ-XXI вв. стало возможным использование некоторых статистических данных: процент приговоров и решений, которые были отменены или изменены вышестоящими судебными инстанциями, число жалоб, поступающих от граждан России в Европейский суд по правам человека, число судей, привлеченных к дисциплинарной или уголовной ответственности. В целом, изменения касаются небольшой части приговоров и решений . Статистика отмечает ежегодный прирост жалоб в Европейский суд по правам человека от граждан России.  За 9 лет (с 1996 по 2004 гг.) их количество выросло более чем в 5 раз. Однако в работе высказывается мнение, что это вызвано не столько неправосудными решениями, сколько особенностями правосознания российских граждан. Анализ статистических данных Высшей квалификационной коллегии о числе судей, привлеченных к дисциплинарной или уголовной ответственности, позволил сделать вывод, что проблема чистоты судейских рядов существует. Однако общее число судей, лишившихся судейской мантии за различные правонарушения, в том числе и за преступления против правосудия, взятки, не велико. Число судей, осужденных за преступления, незначительно по сравнению с общим числом судейского корпуса.

Таким образом, в работе показано, что роль обеих судебных реформ в процессе формирования гражданского общества заключается в обеспечении защиты прав, свобод и законных интересов. В ходе реализации обеих реформ значительно выросла роль суда как защитника прав и свобод людей, расширилась доступность правосудия и юридической помощи, были приняты меры для ускорения судопроизводства, хотя эффективность судебных реформ во многом оказалась зависимой от смежных факторов: уровня развития инфраструктуры и  наличия подготовленных кадров.

В пятой главе – «Влияние деятельности реформируемых судов на эволюцию гражданского сознания и развитие механизмов общественного контроля», анализируется значение обеих реформ для развития общественного сознания и формирования системы общественного контроля над властью.

Для обоих периодов были характерны схожие проявления низкого уровня развития правовой культуры: правовой нигилизм, недоверие к органам власти, восприятие суда как карательного органа, а не защитника прав и свобод, представление о недопустимости для честного человека иметь дело с судом и правоохранительными органами.

Становление гражданского общества предполагает формирование гражданского сознания, т.е. такого сознания, для которого характерно наличие определенных ментальных установок и стереотипов общественного поведения (уважение к закону, правам и свободам других людей, готовность выполнить свои обязанности перед государством и обществом). В работе анализируется значение деятельности пореформенных судов в этом вопросе.

В главе показано, что в оба периода значимым фактором эволюции общественного сознания стала гласность судопроизводства. Сравнительно-исторический анализ показал, что проведение принципа гласности при реализации обеих реформ имело свою специфику. Для судебной реформы 1864 г. этот принцип был новаторским. Для судебной реформы рубежа ХХ-XXI вв. стояла задача добиться реального воплощения этого принципа в жизнь: в советское время этот принцип не отрицался, но на практике его реализация вступала в противоречие с демократическими принципами отправления правосудия. Гласность использовалась в идеологических целях: практиковалось проведение показательных процессов в учреждениях и организациях, что фактически нарушало принцип презумпции невиновности , ограничивалось использование материалов судебной практики в научных и журналистских публикациях.

Сравнительный анализ исторических фактов показал, что в XIX в. принцип гласности, несмотря на свою новизну, воплощался в жизнь с меньшими трудностями, чем это было в конце ХХ в. В главе показано, что открытые судебные заседания стали своеобразным «окном» в совсем иную жизнь, вобравшую традиции западно-европейской демократии и общие веяния Александровской модернизации, такие как равенство всех перед законом и уважение к личности каждого человека независимо от его положения в обществе. Поэтому открытые заседания вызывали огромный интерес у публики, в зале суда присутствовали представители всех сословий, мужчины и женщины . Ход наиболее интересных процессов освещался в печати путем публикации стенографических отчетов.

В конце ХХ в. реализация принципа гласности в полном объеме, как это требовали задачи судебной реформы, встретила ряд трудностей. В частности, сыграло свою роль состояние зданий судов (нехватка залов судебного заседания), что порой вынуждает судей рассматривать дела у себя в кабинете, что подтвердил опрос судей Рязанской области. При этом в работе показано, что имели значение и дефекты профессионального правосознания судей: многие из них оказались не готовы к открытым заседаниям не только по форме, но и по сути. В первые годы реализации судебной реформы рубежа ХХ - XXI вв. имело место факты воспрепятствования судьями присутствию в зале заседания посторонних, в том числе и журналистов . Однако автор приходит к выводу, что эти негативные явления имели временный характер и постепенно курс на расширение открытости работы судебной системы стал важным составляющим современной реформы суда. Более того, в ее ходе разрабатываются новые способы повышения уровня гласности, которые не могли быть применены в XIX столетии, в частности Интернет.

В главе также анализируется эволюция образа судебной власти в общественном сознании. Автором сформулирован термин «информационная поддержка», под которым понимается формирование в общественном сознании положительного имиджа судебной системы, содействие повышению уровня доверия к суду и росту правосознания общества. Сравнительно-исторический анализ фактов показал, что в обе эпохи степень интенсивности информационной поддержки оказалась различной. В XIX в. в виду не очень насыщенного общего информационного потока мероприятия судебной реформы оказались в центре внимания общественности, активно освещались в периодической печати, повседневность судебных будней нашла отражение в художественной литературе и живописи. В результате проведение судебной реформы фактически получило информационную поддержку на фоне большого общественного интереса.

При реализации современной судебной реформы ситуация с проведением информационной поддержки оказалась более сложной. В работе показано, что первоначально имело место даже формирование негативного образа судебной и правоохранительной систем в общественном сознании: пресса, освобожденная от цензуры, увлеклась разоблачительными статьями во всех сферах, в художественных фильмах и литературе стал навязываться негативный образ лиц, призванных стоять на страже закона . Это не просто ухудшило имидж суда и правоохранительных органов в общественном сознании, но косвенно повлияло на их работу. Падение авторитета правоохранительных органов, а также ухудшение финансирования привели к вымыванию квалифицированных кадров, что стало причиной ухудшения качества предварительного следствия, а это в свою очередь осложнило работу судов. Однако с конца 90-х гг. ХХ в. ситуация медленно меняется: пресса переходит от выискивания негативных фактов в деятельности судов и правоохранительных органов к информированию о проводимых мероприятиях судебной реформы, чаще публикует интервью с представителями судебной власти. Анализ художественных произведений (фильмов, сериалов, детективных романов) показал, что постепенно возвращается на экран и страницы книг образ положительного сотрудника правоохранительного органа, судебной системы, хотя остается актуальной проблема достоверности сюжетов этих произведений. Знаковым является создание фильмов, где главными положительными героями являются люди, участвующие в отправлении правосудия, создание игровых программ, имитирующих судебные заседания, использование Интернет-ресурсов – создание официальных сайтов Верховного Суда РФ, судов областного звена. Анализ содержания более 30 сайтов судов областного звена показал, что они могут быть признаны весьма значимым средством осуществления информационной поддержки судебной реформы. Содержание сайтов разнообразно, включает страницы с законодательством, регулирующим деятельность судебной системы, новости о работе суда, сведения о руководстве суда, информацию для посетителей (адрес, схему проезда, реквизиты для оплаты пошлин и пр.), историю судебной системы. Как проведение информационной поддержки судебной реформы и расширение гласности в работе показаны деятельность пресс-служб судов, а также реализация некоторых новаторских проектов, в частности проекта «Знакомьтесь, судебная система», проводимого совместно Рязанским областным судом, Рязанским институтом развития образования и рядом школ г. Рязани и Рязанской области, в ходе которого школьники знакомятся с работой судов .

В работе делается вывод, что общим для реализации обеих судебных реформ было их воздействие на общественное сознание: деятельность пореформенных судов и освещение их работы в СМИ содействовали росту авторитета судебной власти. Подчеркивается, что данный процесс происходил весьма медленно, общественное сознание в обе эпохи продолжало оставаться очень мозаичным, однако постепенно изживался стереотип, что суды являются исключительно карательным органом, а обращение в них не достойно честного человека, что подтверждается данными социологических опросов. Если в 1997 г. по данным опроса Фонда «Общественное мнение» 33% опрошенных были готовы обратиться в суд в случае нарушения их прав , то по данным опроса, проведенного автором работы среди жителей Рязанской области, защищать в судебном порядке свои интересы были готовы 66,3% опрошенных.

Большое внимание в работе уделено роли судебной реформы в развитии форм общественного контроля над властью. Атрибутом гражданского общества является наличие возможности у общества воздействовать на власть. Знаковым элементом обеих судебных реформ стало введение суда присяжных, так как участие граждан в отправлении правосудия воздействует как на работу судов, так и правоохранительных органов. Важнейшим условием выполнения этой роли суда присяжных является демократический состав присяжных. Суд присяжных воплотится в форму общественного контроля только в том случае, если в его составе будут представлены широкие слои населения. Сравнительный анализ нормативно-правовых актов и статистических данных показал, что в оба периода состав суда присяжных был достаточно демократичным для своего времени. В XIX в. в присяжные не допускались прислуга, народные учителя, женщины, зато не устанавливались сословный и религиозный цензы, имущественный ценз в ряде случаев становился  необязательным. На скамье присяжных можно было видеть представителей всех сословий, причем крестьяне часто составляли большинство. Согласно законодательству конца ХХ в. присяжным может стать практически каждый гражданин России старше 25 лет, полностью дееспособный, не имеющий судимости, существенных проблем со зрением и слухом, не состоящий на службе в правоохранительных органах. Автором впервые проведен социологический анализ состава суда присяжных на примере состава коллегий присяжных, работавших в Рязанском областном суде в 1993-2007 гг. Анализ выявил, что среди присяжных есть представители всех социальных слоев, однако отмечается некоторое преобладание женщин и лиц в возрасте от 40 до 50 лет.

В работе проанализировано значение деятельности суда присяжных как формы общественного контроля над властью. В частности, подчеркивается позитивное значение суда присяжных для улучшения качества предварительного следствия. Сама суть суда присяжных обеспечивает максимальное воплощение принципа состязательности, стороны вынуждены не просто доказывать свою позицию, но делать это с тщательным соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства. В обе эпохи предварительное следствие было не в идеальном состоянии, существенно сказывались нехватка подготовленных кадров и перегруженность следователей, для ХХ в. было характерно также наследие советского строя, когда в судах обвинение было в более привилегированном положении, чем защита. Это становилось причиной вынесения присяжными оправдательных вердиктов. В XIX в. 47% оправдательных вердиктов были порождены недостатком доказательств . В конце ХХ в. после введения суда присяжных в каком-либо субъекте федерации, рассмотрение первого дела заканчивалось, как правило, или полным оправданием подсудимого или переквалификацией обвинения на менее тяжкое. Это вынудило следственные органы работать более тщательно, скрупулезно соблюдая нормы закона. В результате качество предварительного следствия по делам, которые потенциально могут рассматриваться судом присяжных, значительно выросло, а значит, вырос уровень законности и соблюдения прав и свобод граждан в ходе уголовного процесса.

Однако в работе делается вывод, что в ходе судебной реформы рубежа ХХ-XXI вв. этот потенциал суда присяжных был использован недостаточно полно. В XIX в. присяжные привлекались к рассмотрению каждого уголовного дела, подсудного окружному суду, если подсудимому грозило лишение каких-либо прав (заключение в тюрьму даже на непродолжительный срок, ссылка в Сибирь и пр.). Современный законодатель предоставил право подсудимому просить о рассмотрении дела с участием присяжных, если его дело подсудно суду областного звена. В результате если в XIX в. подавляющее число уголовных дел в окружных судах рассматривалось с участием присяжных, то в XXI в. доля таких дел просто незначительна – 0,08% от всех уголовных дел, рассматриваемых федеральными судами . Автором высказывается мнение о необходимости расширения круга уголовных дел, которые могут рассматриваться с участием присяжных.

В работе анализируется значение суда присяжных для эволюции общественного сознания. Деятельность суда присяжных в оба периода содействовала росту правосознания и повышала уровень доверия к суду. В главе показано, что на решения присяжных повлияли некоторые стереотипы обыденного сознания. В XIX в. это было предвзятое отношение присяжных к обвиняемым в конокрадстве или богохульстве, и наоборот слишком снисходительное к обвиняемым в мелких кражах, драках, лесных порубках. Для XXI в. типичным становится недоверие к правоохранительным органам, что отмечается и в зарубежной литературе. Суд присяжных внес вклад в разрушение данных стереотипов. Кроме того, подчеркивается, что, несмотря на наличие дефектов обыденного правосознания, присяжные в оба периода оказались в состоянии рассматривать даже сложные уголовные дела, в том числе и многоэпизодные уголовные дела об организованных преступных группировках. Сам факт участия представителей народа в отправлении правосудия поднимает авторитет суда и государства в целом.

Таким образом, реализация обеих судебных реформ, деятельность пореформенных судебных органов имела большое значение для трансформации общественного сознания, эрозии правового нигилизма, повышения правовой культуры. Суд присяжных стал одной из форм воздействия на власть, своей деятельностью оказывая влияние как на работу властных органов, так и на эволюцию общественного сознания.

В заключении диссертации сформулированы итоги исследования и обобщены его результаты. Во второй половине XIX в. и на рубеже ХХ-XXI вв. в России происходил процесс формирования гражданского общества, что характеризуется схожими признаками: расширяются представления о правах и свободах людей, активизируется деятельность общественных организаций, усиливается роль органов самоуправления, повышается роль закона как регулятора общественных отношений, формируется рыночная экономика, меняются ментальные установки в общественном сознании. Главная особенность формирования гражданского общества заключалась в том, что этот процесс проходил в условиях догоняющей модернизации. Это предопределило ряд его особенностей: большая, чем в других странах, роль государства, неравномерность развития институтов гражданского общества, медленное становление демократии и механизмов воздействия общества на власть. Модернизация и становление гражданского общества меняли представления общества и власти о роли суда в государственном механизме. Дореформенный суд в обе эпохи являлся карательным органом со схожими недостатками (зависимость от административных/партийных органов, нехватка образованных кадров, плохое финансирование, низкий уровень состязательности и открытости судопроизводства, медлительность в рассмотрении дел), а не защитником прав, свобод и законных интересов. Становление гражданского общества сформировало представление о необходимости развития демократического состязательного, доступного и независимого правосудия.

Сравнительный анализ процессов подготовки и реализации обеих судебных реформ показал, что процесс модернизации привел к разработке передовых проектов судебных реформ. «Основные положения преобразований судебной части в России» 1862 г. и «Концепция судебной реформы» 1991 г. предусматривали прогрессивные шаги по реформированию судебной системы: введение суда присяжных, мировой юстиции, изменение функций прокуратуры, создание адвокатуры (в XIX в.) или расширение ее полномочий (в ХХ в.), введение независимости судей, улучшение финансирования судебной системы.

Процесс формирования гражданского общества обусловил серьезные изменения в положении суда в системе государственных органов. Важное значение имело укрепление независимости суда, изменение правового статуса судей, а также улучшение финансирования. В оба периода реформы значительно изменили статус судей, с одной стороны, существенно повысив требования, предъявляемые к желающим стать судьями, с другой, приняв ряд мер к независимому положению судей, в том числе повысив уровень оплаты их труда.

На процесс реформирования судебной сферы в полной мере влияли сложности и противоречия модернизационных процессов обоих периодов. Затрудняли процесс проведения реформ финансовые проблемы, слабое развитие инфраструктуры, нехватка квалифицированных кадров, рост преступности, противоречия формирования рыночных отношений. Резко возросший поток поступающих гражданских и уголовных дел затруднял работу реформированных судов. Однако, несмотря на данные обстоятельства, обе судебные реформы имели большое значение для формирования гражданского общества. Обе реформы создали условия для эффективной защиты прав, свобод и законных интересов, повлияли на повседневную жизнь людей. Важными составляющими обеих реформ стали меры по расширению доступности правосудия и юридической помощи. Ряд мероприятий реформ был направлен на ускорение судопроизводства. Обе реформы усилили роль судов в защите прав и свобод. Реформа 1864 г. расширила возможности обращения за защитой для лиц всех сословий. В новых судах находили защиту те, кто раньше не мог на нее рассчитывать (обиженные работодателем работники, прислуга, ученики ремесленников, жертвы домашнего произвола). Хотя этот аспект реформы был проведен недостаточно последовательно: продолжали действовать сословные волостные суды и суды для духовенства. Реформа рубежа ХХ-XXI вв. также расширила компетенцию судов по защите прав и свобод. Многие вопросы, которые ранее рассматривались в административном порядке, отныне могли быть разрешены в суде. Реформа ввела судебный порядок решения вопросов о взятии под стражу, проведении обысков, перлюстрации переписки, разрешения споров при проведении избирательных кампаний, прекращении деятельности общественных организаций, периодических изданий, что имеет большое значение для реализации таких важных признаков гражданского общества, как свободная деятельность общественных организаций и проведение демократических выборов.

Деятельность пореформенных судов содействовала становлению экономической основы гражданского общества – рыночной экономики. Процесс реализации обеих реформ имел большое значение для развития механизмов воздействия общества на власть и для эволюции общественного сознания. Реформы суда стали эффективным средством воздействия и утверждения в массовом сознании важнейших демократических принципов: презумпции невиновности, равенства всех перед судом, уважения к закону. Естественно, это воздействие осуществлялось медленно. Большая роль в этом процессе принадлежит гласности правосудия, деятельности органов средств массовой информации и произведениям искусства (литературы, живописи, кино).

Значимую роль в развитии общественного контроля над властью в оба периода сыграл суд присяжных, который может быть назван одним из механизмов воздействия общества на власть. Исследование показало, что в оба периода состав суда присяжных был достаточно демократичным для своего времени, представляя различные слои общества. Анализ судебной практики обоих периодов, периодической печати и делопроизводственных материалов выявил, что суд присяжных положительно воздействует на правоохранительную систему, повышая качество предварительного следствия, и на общественное сознание, содействуя росту авторитета суда и государства в целом в обществе. Однако в то же время выявлено, что в ходе реформы рубежа ХХ-XXI вв. суд присяжных был введен для гораздо меньшего круга уголовных дел, чем это было в XIX в., что снизило значение данного мероприятия. Потенциал суда присяжных как механизма воздействия общества на власть не был использован полностью.

Таким образом, обе судебные реформы – и реформа 1864 г., и реформа рубежа ХХ-XXI вв. – стали значимой частью модернизационного процесса и механизмом формирования гражданского общества, содействуя развитию рыночной экономики, укреплению законности, демократии и защите прав и свобод людей.

Основные выводы и положения по теме диссертации содержатся в следующих публикациях:

Монографии:

  • «Правда и милость да царствуют в судах» (из истории реализации судебной реформы 1864 г.). Рязань: Поверенный, 2005. – 320 с. (19 п.л.)
  • Фемида в эпоху преобразований (судебные реформы 1864 г. и рубежа XX-XXI вв. в контексте модернизации). – М.: Новый хронограф, 2009. – 360 с. (20 п.л.)

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов докторских диссертаций:

3. Судебные реформы 1864 года и рубежа ХХ-XXI вв. и их роль в процессе модернизации //Вестник Тверского университета. – 2010. – № 17. – С. 45-54 (1 п.л.).

4. Суд присяжных как атрибут демократического государства: история и современность // Российская юстиция. – 2010. – № 5. – С. 56-59 (0,4 п.л.).

5. Особенности источниковой базы изучения современной российской истории (на примере исследования процесса проведения судебной реформы рубежа ХХ-XXI вв.) //Вестник Тверского университета. – 2009. – № 43. – С. 121-129 (0,5 п.л.).

6. Судебная реформа как фактор построения гражданского общества //Власть. – 2009. – № 3. – С. 120-123 (0,4 п.л.).

7. История становления правового статуса судей: прошлое и настоящее //Государственная служба – 2008. – № 2. – С. 28-32 (0,5 п.л.).

8. Открытость правосудия и его воздействие на развитие общественного сознания (на примере судебных реформ 1864 г. и рубежа ХХ-ХХ1 вв.)  //Вестник Тамбовского университета. – 2008. – № 11. – С. 341-345 (0,4 п.л.).

9. Формирование правового статуса судей: история и современность //Журнал российского права. – 2007. – № 9. – С. 97-104 (1 п.л.).

10. Становление мировой юстиции: проблемы прошлого и дня сегодняшнего //Российский судья. – 2007. – № 9. – С. 20-22 (0,3 п.л.).

11. Роль центральной и местной власти в процессе реализации судебных реформ (на примере реформ 1864 г. и современной судебной реформы) //Федерализм. – 2007. – № 1.

12. Суд присяжных в зеркале общественного мнения //Социологические исследования. – 2007. – № 3. – С. 97-103 (1 п.л.).

13. Информационная поддержка как управленческий аспект реформаторского процесса (на примере судебных реформ 1864 г. и рубежа ХХ-XXI вв.) //Вестник Академии права и управления. – 2007 – № 9. – С. 167-170 (0,4 п.л.).

14. Из истории становления независимости судебной власти в России: суды и местные учреждения в 1864 г. // Новый исторический вестник. – 2006. – № 1. – С. 14-24 (1 п.л.).

15. Современный российский присяжный: кто он? //Социологические исследования. – 2004. – № 12. – С. 113-116 (0,5 п.л.).

16. Гласность судопроизводства: становление принципа в период реализации судебной реформы 1864 г. //Российский судья. – 2004. – № 6. – С. 42-45 (0,3 п.л.).

17. «На всякую новую работу мы смотрели как на новый источник удовольствия» (о формировании профессионального правосознания в среде пореформенных судебных деятелей 60-70 гг. XIX в.) //Российский судья. – 2003. – № 3. – С. 10-19 (1 п.л.).

18. Судебная реформа 1864 г. и развитие гражданского общества во второй половине XIX в. // Общественные науки и современность. – 2002. – № 3. – С. 89-100 (1 п.л.).

19. Как обстояло дело со взятками в судебной системе после реформы 1864 г. (или 50 копеек за оправдательный вердикт //Вестник высшей школы «Alma-mater». – 2001. – № 5. – С. 42-47 (0,5 п.л.).

Статьи и материалы докладов:

20. Место суда присяжных в уголовном процессе: история и современность //Хронодискретное моногеографическое сравнительное правоведение: сб. науч. тр. /Под ред. д.ю.н. А.А. Демичева. – Вып. 2. – Н. Новгород, 2010. – С. 118-131 (1 п.л.). 

21. Фемида и общественное сознание (о воспитательной функции суда: история и современность) // Мировой судья. – 2010. – № 1. – С. 10-13 (0,3 п.л.)

22. Суд присяжных как зеркало российской ментальности //Социальные практики правоприменения и правоисполнения в мировой истории: сборник статей. – М.: ИВИ РАН, 2009. – С. 119-134 (1 п.л.).

23. Судебная реформа: формирование политических и экономических предпосылок в начале 90-х гг. ХХ в. //Вестник Рязанского филиала Московского университета МВД. – 2009. – Выпуск 3. – С. 72-82 (1 п.л.).

24. Развитие взаимоотношений судебных органов и органов местной власти в процессе реализации современной судебной реформы //Местное самоуправление: проблемы правового регулирования, совершенствования управления, охраны правопорядка и собственности: материалы межвузовской научно-практической конференции. – М.: Академия права и управления, 2007. – С. 186-191 (0,4 п.л.).

25. Доступность судопроизводства как фактор формирования гражданского общества //Администратор суда. – 2007. – № 2. – С. 21-30 (1 п.л.).

26. Жилищный вопрос для Фемиды (о проблеме помещений для судов) //Администратор суда. – 2007. – № 2. – С. 24-27 (0,4 п.л.).      

27. Грабли для мировой юстиции (о проблеме финансирования мировых судов в современной России) //Администратор суда. – 2007. – № 1. – С. 16-20 (0,4 п.л.).

28. Право граждан на участие в отправлении  правосудия //Актуальные проблемы частного права на этапе становления правового государства в России: сборник материалов научно-практической конференции. – Рязань: Рязанский филиал Московского университета МВД. –2006. – С. 62-68 (0,5 п.л.).

29. Влияние формы осуществления судопроизводства на формирование общественного правосознания (на примере эволюции судебной системы России во второй половине XIX века – первой половине ХХ века) //Юридическая наука: проблемы и перспективы развития (региональный аспект): материалы международной научно-практической конференции. - Великий Новгород: Изд-во НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2006, Т. 1. – С. 91-94 (0,3 п.л.).

30. Взаимодействие власти на федеральном и региональном уровне в реформаторском процессе (на примере реализации судебной реформы 1864 г.) //Опыт и проблемы взаимодействия ветвей государственной власти и органов местного самоуправления: материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Ульяновск: УлГУ, 2006. – С. 236-242 (0,5 п.л.).

31. Проблемы доступности судебного способа защиты интересов собственника в современном обществе // Социально-экономические и правовые аспекты собственности переходного периода и роль ОВД в ее защите: сборник научных статей. – Рязань, 2005. – С. 61-71 (0,5 п.л.).

32. Суд присяжных: шаг в будущее или шаг назад? //Наука и жизнь. – 2004. – № 7. – С. 56-62 (0,5 п.л.).

33. Что взвешивает на весах Фемида? (К вопросу о взяточничестве в судебной системе после реформы 1864 г.) // Историки размышляют: сборник статей. Выпуск второй. – М.: МГУ, 2000.

34. Деятельность пореформенной судебной системы //Вестник Московского государственного университета. Сер. 8. История. – 1999. – № 5. – С. 33-49 (1 п.л.).

35. Кадровая политика Министерства юстиции России в процессе формирования личного состава пореформенных судебных учреждений //Историки размышляют: сборник научных статей. – М.: МГУ, 1999. – С. 19-40 (1 п.л.).

РГИА. Ф. 1405. Оп. 68. Д. 2101. ЛЛ. 1-119. Оп. 69 Д. 6034. ЛЛ. 1-94.

Киреев Н. Правосудие на выселках: мировые судьи у тульских чиновников не в чести // Российская газета. – 2003. – 23 июля; Обзор аппарата уполномоченного представителя Президента РФ в Центральном федеральном округе «О некоторых условиях работы мировых судей в Центральном федеральном округе (по состоянию на 1 января 2003)» // Буква закона. – 2003. – № 2. – С. 24.

Калинина В.А. Доклад председателя квалификационной коллегии судей Рязанской области // Буква закона. Журнал судейского сообщества Рязанской области. – 2005. – № 1-2. – С.52.

ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 8. Д. 2405. Л. 10.

Соображения комиссии, высочайше утвержденной для окончания работ по преобразованию судебной части, о порядке введения в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864 г. - Б.м. и г., Приложение 7. - С. 16.

Свод замечаний о применении на практике Судебных Уставов (1869-1870). - Б. м., г.  - С. 3; Czap P. Peasant Class courts and Peasant Customary Justice in Russia. 1861-19912 // Journal of Social History. – 1967. – Winter. – Р. 154.

В 1998 г. их было подано 27,1 тысячи, а в 2006 г. – 28,9 тысячи в районный судах и 69,4 тысячи – в мировых.

В 1996 г. их было 43,6 тысячи, что составило 1% от всех поступивших исков, причем 70% исков этой категории были удовлетворены. В 1997 г. поступило уже 80,6 тысячи таких исковых заявлений, составивших 2,1% ото всех исков, а в 2003 г. – 117,5 тысячи (5,4%). См.: Статистика 96 // Российская юстиция. – 1997. – № 7. – С. 52; Работа судов  Российской Федерации в 2003 г. // Российская юстиция. – 2004. – № 4. – С. 72.

Шаров А. Генпрокуратура предлагает извиниться // Российская газета. – 2008. – 28 мая.

РГИА. Ф. 1405. Оп. 68. Д. 8143. Л. 157.

ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 17. Д. 1339. Л. 1 об.

Рожкова Л.Н. Состязание бывает и юридическим (Интервью с судьей Октябрьского районного суда г. Рязани Л.Н. Рожковой / Беседовали И. Матвеева и Т. Кривцова) // Буква закона: журнал  судейского сообщества Рязанской области. – 2004. – № 3-4. – С. 63.

С 1995 г. по 2007 г. доля частных предприятий в России выросла с 62,5% до 80,7%. См.: Россия в цифрах. 2008: краткий статистический сборник / Росстат. – М., 2008. – С. 180.

ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 8. Д. 2735. Л. 105.

Например, в 1869 г. во Владимирский и Калужский окружные суды гражданских дел поступило в 13 раз больше, чем ожидалось, а в Рязанский - в 18 раз больше. В 1870 году число уголовных дел, принятых к производству окружными судами, было больше ожидаемого в 1,2-1,6 раза, в 1881 году - в 1,5-2 раза. См.: ЦГИА г. Москвы. Ф. 131. Оп. 22. Д. 7.

Данные приводятся по официальным статистическим отчетам, публикуемым ежегодно в журнале «Российская юстиция»: Российская юстиция, 1995. – № 6; 1996. – № 5; 1997. – № 7; 1998. – № 6,7; 1999. – № 5, 8, 9; 2000. – № 5, 7, 8; 2001. – № 4, 11; 2002. – № 4, 8; 2003. – № 4; 2004. – № 4; 2005. – № 6; 2006. – № 8.

ЦГИА. г. Москвы. Ф. 131. Оп. 8. Д. 94. Л. 9 об.

Отчет VI Всероссийскому съезду судей Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде РФ А.В. Гусева // Российская юстиция. – 2005. - № 1-2. – С. 25.

Там же. С. 24.

Б.а. Свежая новость // Буква закона. – 2005. – № 4. – С. 50.

ЦГИА. г. Москвы. Ф. 131. Оп. 26. Д. 86. Л. 87.

В 1995 г. были изменены или отменены 2,4% решений и приговоров, вынесенных районными судами, в 2003 г. в общей сложности  были отменены 1,9% приговоров и решений, столько же изменены. См.: Гагарский А. Работа судов Российской Федерации в 1997 г. // Российская юстиция. – 1998. – № 6. С. – 57, № 7. – С. 57; Работа судов Российской Федерации в 2003 г. // Российская юстиция - № 2004 – 4. – С. 77.

ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 8. Д. 2749. Л. 36.

Егоров А. Страницы из прожитого. - Одесса, 1913. - С. 124; Козлина Е.И. За полвека. 1862-1912. - М., 1913. - С. 94; Найденов Н.А. Воспоминания о виденном, слышанном и испытанном. - М., 1905, Т. 2. - С. 48.

Котляр Т. Всем выйти – суд идет! // Российская газета. – 2001. – 9 февраля.

Solomon P. Courts and transition in Russia: the challenge of Judicial reform. – Boulder Oxford Westriw press, 2000. – P. 83.

«О мероприятиях по обеспечению доступности, открытости и прозрачности правосудия. О гласности и роли пресс-службы».  Решение Совета судей Рязанской области от 01.06.2007 г.

Официальный сайт Фонда «Общественное мнение» Режим доступа: http://bd.fom.ru/report/cat/power/pow_jus/t8030706  Время доступа: 03.01.2007

РГИА. Ф. 1405. Оп. 77. Д. 13. ЛЛ. 2-9 об.

Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2005 г. // Российская юстиция. – 2006. – № 9. – С. 72.

Черемных Г.Г. Судебная власть в Российской Федерации. – М., 1998; Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. – М., 1991; Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации деятельности. – М., 1998; Судебная власть / под ред. И.Л. Петрухина. – М., 2003; Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномене в логосе. – М., 2005.

Смыкалин А. Судебная реформа 1864 г. // Российская юстиция. – 2001 - № 5; Степанский А. Обещая «Правду и милость» // Народный депутат. – 1990. –  № 4; Ланская С.В. Мировая юстиция и местное управление в дореволюционной России: аспект взаимоотношений // Правоведение. – 2003. –  № 4; Коненко В.И. Мировой суд в России // Адвокат. – 1998. –  № 3.

Архипова А.Г. Государственность в современной России. – М., 2003.

Лебедев В.М. Судебная власть в современной России. - СПб., 2001; Радченко В.И. Судебная реформа в Российской Федерации: некоторые теоретические и практические проблемы. - М., 1999; Колоколов Н.А. Судебная власть: некоторые проблемы реформирования. - Курск, 2002; Морщакова Т.Г. Российское правосудие в контексте судебной реформы. - М., 2004.

Solomon P. Courts and Transition in Russia: the Challenge of Judicial Reform. – Boulder Oxford Westview press, 2000; Соломон П. Угроза судебной контрреформы в России // Сравнительное конституционное обозрение. – 2005. – № 5.

Thaman S.C. Europe’s New Jury Systems: the Cases of Spain and Russia // Law and Contemporary Problems. – 1999. – Vol. 62; Thaman S.C. The Resurrection of Trial by Jury in Russia // Stanford Journal of International Law. –  1995. – Vol. 31.

Schwartz H. The Struggle for Constitutional Justice in Post-Communist Europe. - Chicago and London, 2000.

Гондаренко А.С., Зозуля И.В. Судебная система России: сравнительное исследование развития на рубежах XIX-ХХ вв. и ХХ-XXI вв. (на примере Кубани). – Ставрополь, 2002; Демичев А.А. Институт присяжных заседателей в России: проблемы становления и развития. – Н. Новгород: НА МВД России, 2003.

Верещагина А.В. Реформа уголовной юстиции 1864 г. и ее значение для преобразования уголовного процесса РФ. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М.,1993; Гущев В.В. Сравнительно-правовое исследование мирового суда в России (история и современность): автореф. дис… канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2005;  Никонов В.А. Сравнительно-правовое исследование института прокуратуры в России во второй половине XIX – начале ХХ века и конце ХХ – начале XXI века: автореф. дис… канд. юрид. наук. – Владимир, 2005.

Буйских О.В. Судебная реформа в Вятской губернии: 60 - 80-е годы XIX века: автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Киров, 2000; Клюкин А.И. Судебные органы Тамбовской губернии в 1920-1928 гг.: автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Тамбов, 2006; Крамченко Е.В. Судебная система Воронежской губернии во второй половине XIX – начале ХХ вв.:  автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Воронеж, 2005

Гондаренко А.С., Зозуля И.В. Судебная система России: сравнительное исследование развития на рубежах XIX-XX и XX- XXI веков (на примере Кубани и Ставрополья). - Ставрополь: Из-во СГУ, 2002; Цыганаш В.Н., Степанов О.В. Мировые судьи в современной России: опыт юридико-социологического анализа. - Ростов-на-Дону, 2004.

Вострышев М. Повседневная жизнь России в заседаниях мирового суда и ревтрибунала. – М., 2004; Земцов Л.И. Волостной суд в России 60-х – первой половине 70-х годов XIX в. (по материалам Центрального Черноземья). – Воронеж, 2002; Безгин В.Б. Традиции сельской повседневности конца XIX – начала ХХ вв. (на материалах губерний Центрального Черноземья): автореферат дис. …  д-ра ист. наук. – М., 2006.

Гусев А. Правосудие не может быть дешевым // Отечественные записки. – 2003. – № 2; Фомин Д. Финансирование судебной системы в России // Отечественные записки. – 2003. – № 2; Максимов В.В. Мировая юстиция: проблемы и перспективы // Журнал российского права. – 2001. - № 9.

Atwell J.W. The Russian Jury // Slavonic and East European Review. – 1975. – January; Saunder D. Russia in the Age of the Reaction and Reform. 1801-1881. – London and N.-Y. 1990; Уортман Р.С. Властители и судии: Развитие правового сознания в императорской России. – М., 2004.

Frank S.P. Popular Justice, Community and Culture among the Russian Peasantry. 1870-1900 гг. // The World of the Russian Peasant Post-Emancipation Culture and Society. Ed. by Eklof B. and Frank S.P. Boston. 1990; Frank S.P. Narratives within Numbers Women, Crime and Judicial Statistics in Imperial Russia. 1834-1913 // The Russian Review. – 1996. – October.

Бербанк Дж. Правовая культура, гражданство и крестьянская юриспруденция: перспективы ХХ в. // Американская русистика. Вехи историографии последних лет. Императорский период: Антология / Сост. М. Дэвид-Фоки. – Самара. 2000.

Медушевский А.Н. Рец. на книгу: Й. Баберовский. Самодержавие и юстиция. Соотношение правовой государственности и отсталости на исходе Российской империи. (1864-1917 гг.) // Вопросы истории. – 1997. – № 7. – С. 160-164.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII-начало ХХ вв.). – СПб, 1999.  Т. 1-2.

Лившин А.Я. Общественные настроения в Советской России 1917-1927 гг. – М., 2004; Сергеев А.В. Менталитет российского провинциального  общества на рубеже XIX-ХХ вв. на материалах Вятской губернии: автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Ижевск 2007; Лямин С.К. Менталитет населения прединдустриального города 1860-1870-гг. По материалам Тамбова: автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Тамбов 2003.

Альмухаметова М.Ш. Судебная реформа второй половине XIX в. в Западной Сибири в восприятии местного общества // История государства и права. – 2005. – № 3. – С. 15-17;  Бабин И.Л. Правовая культура осетин и судебные реформы в XIX-ХХ вв. // Этнографическое обозрение. – 2001. – № 5. – С. 50-64; Прянишников Е.А. О правосознании крестьян во второй половине XIX в. // Адвокат. – 2000. – № 2. – С. 87-88.

Кулачков В.В. Правовое сознание крестьян Орловской губернии во второй половине XIX  – начале ХХ вв.: автореф. дис. … канд. ист. наук. – Брянск, 2006; Безгин В.Б. Традиции сельской повседневности конца XIX – начала ХХ вв. (на материалах губерний Центрального Черноземья): автореф. дис. … д-ра ист. наук. – М., 2006.

Петручак Л.А. Правовой нигилизм: причины и особенности в современной России // Право и государство: теория и практика. – 2008. – № 10 – С. 10-13; Попов М.Ю. Правовая культура как элемент социального порядка // Власть. – 2006. – № 6. – С. 13-18; Орлова И.В. Гражданское общество в России: возможность и действительность // Социальная политика и социология. – 2007. – № 2. – С. 38-50; Степанов О. Доверяет ли Россия своей судебной системе // Российская Федерация сегодня. – 2006. – № 3; Романова И.Е. Имидж судебной власти как ценность демократической культуры: автореф. дис. … канд. философ. наук. – Тюмень, 2006.  

Унковский А.М. Соображения по докладам Редакционных комиссий // Голоса из России. Сборники А.И. Герцена и П.И. Огарева. Выпуск третий. Кн. 9. - М. 1974; Чебышев-Дмитриев А. Очерк лекций уголовного процесса в Англии, Франции и Германии // Отечественные записки. – 1860. – № 12. О словесном делопроизводстве в России // Русский вестник. – 1857. – Т. 11. Кн. 1.; Баршев С.И. Уголовное судопроизводство // Русский вестник. 1857. – Т. 10. Кн. 2; Х.Д. Несколько мыслей о судопроизводстве // Русский вестник. –1858. – Т. 16. Кн. 2; Палюмбецкий А.А. Вопрос об устности и гласности суда // Русский вестник. – 1859. – Т. 16. Кн. 2.

Горбачев М.С. Доклад XIX Всесоюзной партийной конференции // Материалы XIX Всесоюзной партийной конференции. - М., 1988; Горбачев М.С. О перестройке и кадровой политике партии // Материалы Пленума ЦК КПСС 27-28 января 1987 г. - М., 1987; Горбачев М.С. Политический доклад ЦК XXVII съезду КПСС // Материалы XXVII съезда КПСС. - М., 1986; Ивашко В.А. О положении в стране и задачах КПСС в связи с переводом экономики на рыночные отношения // Материалы Пленума ЦК КПСС 8-9 октября 1990 г. - М., 1990.

Основные положения преобразования судебной части в России // Журнал Министерства юстиции. – 1862. – № 14. – С. 11-71; Соображения комиссии, высочайше учрежденной для окончания работ по преобразованию судебной части, о порядке введения в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864 г. Б.м. и г..

Концепция судебной реформы. – М., 1991; Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007-2011 гг.» // Российская газета. – 2006. – 1 ноября.

Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства, Устав судебных учреждений и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями // Судебные Уставы 20 ноября 1864 г. с разъяснениями их по решениям кассационных департаментов в Правительствующем Сенате. Изд. 11. – СПб, 1877.

См. напр.: Положение о введении в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864 г. // Судебные Уставы 20 ноября 1864 г. с разъяснениями их по решениям кассационных департаментов в Правительствующем Сенате. Изд. 11. – СПб, 1877.

См. напр.:  Конституция РФ. М., 1993; Закон СССР  «Об общественных объединениях» от 9 октября 1990 г. // Вестник Верховного Совета СССР. 1990. № 42. Ст. 839; Закон РСФСР   «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г. // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР. 1990. № 30. Ст. 416.

См. напр.: Уголовно-процессуальный кодекс РФ. – М., 2008; Закон РФ «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. // СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1; Закон РФ  «О мировых судьях РФ» от 17 декабря 1998 г. // СЗ РФ. 1998. № 51. Ст. 6270; Закон РФ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 20 августа 2004 г. // Российская газета. – 2004. – 23 августа.

«Колокол», «Голос», «Дело», «Отечественные записки», «Русский инвалид», «Судебный вестник», «Журнал Министерства юстиции», «Юридический вестник».

«Правда», «Российская газета», «Известия», «Литературная газета», «Сельская жизнь», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Суд идет», «Труд», «Независимая газета», «Парламентская газета».

«Рязанская семерка», «Рязанские ведомости», «Нижегородский рабочий», «Владимирские ведомости», «Ульяновская правда», «Амурская правда», «Липецкая газета», «Ставропольская правда», «Тамбовская жизнь», «Орловский курьер» и др.

См. напр.: Громницкий М.Ф. Из прошлого // Русская мысль. – 1899. – № 2; Захарьин И.Н. Жизнь, служба и приключения мирового судьи. - СПб., 1900; Фет А.А. Воспоминания. - М., 1992. Т. 2.

См. напр.: Полудняков В.И. Эссе председателя городского суда Санкт-Петербурга. - СПб., 2003; Топильская Е.В. Настоящие тайны следствия // Мир криминала. – 2008. - № 25; Феофанов Ю.В. Тайна совещательной комнаты. Заметки народного заседателя. М., 1974.

См. напр.: Голицин В.М. Московский университет в 60-х гг. // Голос минувшего. – 1917. – 11/12.;  Дементьев П.А. Воспоминания старого земца // Вестник Европы. – 1903. – Кн. 9-11; Найденов Н.А. Воспоминания о виденном, слышанном и испытанном. - М., 1905. Т. 2; Одоевский В.Ф. Текущая хроника и особые происшествия. Дневник // Литературное наследство. – 1935. – № 22/24.

«Бандитский Петербург», «Улицы разбитых фонарей», «Тайны следствия», «Закон», «12», «Ваша честь!», «Суд», «Адвокат», «Вердикт» и др.

Два из них были посвящены выявлению мнения о судебной реформе жителей Рязанской области. Один опрос выявлял мнение о судебной реформе в целом (опрошено 716 человек), другой – мнение рязанцев о суде присяжных (опрошено 457 человек). Третий опрос проводился среди судей и был направлен на выявление отношения судей к реформированию судебной системы.

Под гражданским обществом автор понимает определенный характер взаимоотношений общества и государства, которому присущи взаимная ответственность, высокий уровень защиты прав и свобод людей, возможность общества воздействовать на власть и отстаивать свои интересы.

Гегель Г.В. Философия права. – М., 1990. С. 258.

Горбачев М.С. О перестройке и кадровой политике: доклад Пленуму // Материалы Пленума ЦК КПСС 27-28 января 1987 г. - М., 1987; Горбачев М.С. Политический отчет ЦК КПСС XXVIII съезду КПСС и задачи партии // Материалы XXVIII съезда КПСС. - М., 1990.

ГРАФ. Ф. А-664. Оп. 1. Д. 337. Л. 35; ГАРФ Ф. Р-9492. Оп. 8. Д. 2374. Л. 18.

В 1996 г. было зарегистрировано 2879 общественных организаций, а в 2006 г. –145743. Увеличивается количество религиозных организаций (в 1995 г. их было 13073,  в 2005 г. – 22144). См.: Российский статистический ежегодник. Статистический сборник. – М., 2006. – С. 53; Российский статистический ежегодник. Статистический сборник. – М., 1996. – С. 13.

Хефнер Л. В поисках гражданского общества в самодержавной России. 1861-1914 гг. // Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российской империи. Вторая половина XIX – начало ХХ вв. / Отв. ред. Б. Пиетров-Эннкер, Г.Н. Ульянова. – М., 2007. – С. 47.

ГАРФ Ф. Р-9492. Оп. 8. Д. 2405. Л. 86.

Например, справка о работе судов Казахской ССР за 1986 г. ГАРФ Ф. Р-9492. Оп. 8. Д. 2405. Л. 10; справка о работе судов Узбекской ССР за 1986 г. ГАРФ Ф. Р-9492. Оп. 8. Д. 2405. Л. 65.

Конституция РФ (1993 г.), Закон РФ «О статусе судей» (1992 г.),  Закон РФ «Об обжаловании в суде действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (1993 г.),  Закон РФ «О судебной системе РФ» (1996 г.), Закон РФ «О мировых судьях в Российской Федерации» (1998 г.), УПК РФ (2001 г.), ГПК РФ (2002).

Б.а. Дело. – 1868. – № 3. – С. 103.

РГИА. Ф. 1405. Оп. 66. Д. 3044. Л. 6 об.

ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 8. Д. 2836. Л. 28.

Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992. - С. 15.

ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 8. Д. 2749. Л. 21.

Новиков Н. Г. «В суд идти можно и нужно» (Интервью с председателем Касимовского районного суда Рязанской области Н.Г. Новиковым / Беседовала В. Катаргина) // Буква закона. Журнал судейского сообщества Рязанской области. – 2006. – № 1-2. – С. 70; Пахомов А. «Смысл нашей деятельности – работа на правосудие» (интервью с начальником Управления Судебного департамента по Липецкой области А. Пахомовым / Беседовал А. Бочкарев) // Липецкая газета. – 2003. – 5 июля. 

Воробьев В. «Фемида с протянутой рукой» (Интервью с председателем Нижегородского областного суда В. Воробьевым / Беседовала М. Полетаева) // Нижегородский рабочий. – 1998. – 5 марта; Фомин Д. Финансирование судебной системы в России // Отечественные записки. – 2003. – № 2. – С. 362.

Московская, Владимирская, Калужская, Рязанская, Тульская, Тверская, Ярославская, Нижегородская, Смоленская, Костромская и Вологодская губернии.

Согрин В.В. Современная российская модернизация: Этапы, логика, цена // Вопросы философии. – 1994. - № 11. – С. 3-18; Пантин В.И. Ритмы общественного развития и переход к постмодерну // Вопросы философии. – 1998. – № 7. – С. 3-14; Пантин В.И., Лапкин В.В. Волны политической модернизации в истории России: к обсуждению гипотезы // Полис. – 1998. – № 2. – С. 39-51.

Лейбович О.Л. Модернизация в России. К методологии изучения современной отечественной истории. – Пермь, 1996; Красильщиков В.А. Вдогонку за прошедшим веком. Развитие России в ХХ веке с точки зрения мировых модернизаций. – М., 1998.

Черных А.И. Долгий путь к гражданскому обществу (реформы 1860-х годов в России) // Социологические исследования. – 1994. – № 8-9. – С. 173-180; Красильщиков В.А., Гутник В.П., Кузнецов В.И., Белоусов А.Р., Клепач А.Н. Модернизация: зарубежный опыт и Россия. – М., 1994; Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России / под ред. В.Г. Хороса. – М., 1998; Захарова Л.Г. Великие реформы 1860-1870-х гг.: поворотный пункт российской истории // Отечественная история. – 2005. – № 4. – С. 151-167.

Ермакова Е.Е. Зарождение и становление институтов гражданского общества в Енисейской губернии. 1880-1916 гг.:   автореф. дис. ... канд. ист. наук. 07.00.02.  Красноярск, 2005; Невоструев Н.А. Образование и развитие элементов российского гражданского общества на Урале во второй половине XIX - начале XX века: автореф. дис. ... д-ра ист. наук. 07.00.02  Пермь, 2006; Валитов А.А. Становление гражданского общества Западной Сибири во второй половине XIX - начале XX вв.: автореф. дис. ... канд. ист. наук. 07.00.02  Тобольск, 2007.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX вв.). В 2-х т. – СПб., 2000. 

Хорос В.Г. Гражданское общество: общие подходы // Мировая экономика и международные отношения. – 1995. – № 11. – С. 55.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX вв.). В 2-х т. – СПб., 2000. Т. 1. – С. 521.

  Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российской империи. Вторая половина XIX – начало ХХ вв. / Отв. ред. Б. Пиетров-Эннкер, Г.Н. Ульянова. – М., 2007.

Ермакова Е.Е. Зарождение и становление институтов гражданского общества в Енисейской губернии. 1880-1916 гг.:  дис. ... канд. ист. наук. 07.00.02.  Красноярск, 2005. – С. 33.

Демичев А.А. Теоретико-методологические принципы научной школы хронодискретного моногеографического сравнительного правоведения // Хронодискретное моногеографическое сравнительное правоведение: сборник научных трудов / под ред. А.А. Демичева. Вып 1. – Н.Новгород, 2009. – С. 7.

Плимак Е.Г. Почему удался ленинский НЭП и окончилась крахом перестройка Горбачева // Россия и современный мир. – 2006. –  № 4 – С. 161-171; Багемский А.М. Новая экономическая политика (НЭП) и современность. – М., 1998.

100 лет российского парламентаризма: история и современность: материалы Международной научно-практической конференции. – Нижний Новгород, 2006.

Волкова Т. Земский компонент российской модернизации // Власть. – 2009. – № 12. – С. 53-55.

Янин И.Т. Культура России на рубеже XIX-ХХ вв. и в 90-е гг. ХХ в.: историко-сравнительный анализ: автореф. дис… д-ра ист. наук. – М., 1999.

Ляпунов Д. Первое 10-летие Тверских мировых судебных учреждений (1866-1876). – Тверь, 1876; 25-летие московских столичных мировых учреждений. – М., 1891; Кротков П.В. Московские столично-судебные правовые учреждения. – М., 1896.

Тимофеев Н.П. Суд присяжных в России. – М., 1882; Хрулев С. Суд присяжных. Очерк деятельности судов и судебных порядков. – СПб., 1886; Бобрищев-Пушкин А.М. Эмпирические законы деятельности  российского суда присяжных. – М., 1896.

Семенов Н.М. Наши реформы. – М., 1884; Пазухин А. Современное состояние России и сословный вопрос. – М., 1886, Фукс В.Я. Суд и полиция. – М.,1889.

Джаншиев Г.А. Страницы из истории судебной реформы. – М., 1883; Он же. Великие реформы. – М., 1907.

Кони А.Ф. Судебная реформа и суд присяжных // Кони А.Ф. За последние годы. – СПб., 1896; Он же. Новые меха и новое вино // Книжки недели. – 1893. – № 3.

Котляровский С.А. Власть и право. Проблемы правового государства. – М., 1915; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. – СПб, 1884. Т. 1,2.

Гессен И.В. Судебная реформа. – СПб., 1905; Судебные уставы 20 ноября 1864 года за 50 лет. – СПб., 1914-1915; Судебная реформа / под ред. Н.В. Давыдова и Н.Н. Полянского. – М., 1915.

Вышинский А.Я. Советский суд и социалистическое правосудие. – М., 1938; Кожевников М.В. История советского суда. – М., 1948; Городецкий Е.Н. История СССР (1870-1903). Лекции, прочитанные в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б). – М., 1946; Слухоцкий Л. Очерк деятельности  Министерства юстиции по борьбе с политическими преступлениями // Историко-революционный сборник. Т. 3. – М., 1926; Гернет М.К. История царской тюрьмы. В 5-ти томах. – М., 1941.

«Колокол», «Голоса из России», «Полярная звезда».

Революционная ситуация в России в сер. XIX века / под ред. М.В. Нечкиной. – М., 1978.

Левин Ш.М. Общественное движение в России в 60-70 гг. XIX века. – М., 1958; Лейкина-Свирская В.Р. Столетие первой  революционной ситуации и падение крепостного права в России. – Л., 1961; Захарова Л.Г. Самодержавие и отмена крепостного права в России. 1856-1861. – М., 1984; Зайончковский П.А. Военные реформы 1866-70 гг. – М., 1952.   

Chraham St. Tsar of Freedom. The Life and Reign of Alexander II. – Hamdem, 1968; Mosse W. Alexander II and the Modernization of Russia. – N.-Y. 1962; Emmons T. The Russian Landed Gentry and the Peasant Emancipation of 1861. – Cambridge, 1968; Czap P. Peasant Class Courts and Peasant Customary Justice in Russia. 1861-19912 // Journal of Social History. – 1967. – Winter.

Шувалова В.А. К вопросу о судебной реформе 1864 года // Вопросы истории. – 1965. –  № 2; Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформы в России. – Саратов, 1969; Судебная реформа в России // Вестник высших учебных заведений. Правоведение. – 1964. –  № 3; Галай Ю.Г. Российская администрация и судебное устройство во второй половине XIX века. Автореф. дис…  канд. ист. наук. – Минск, 1980; Афанасьев А.К. Суд присяжных : автореф. дис. .. канд. ист. наук. – М., 1978. Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 г. в России. – Воронеж, 1989.

Wortman R. The Development of a Russian Legal Consciousness. – Chicago. 1976; Coubrey H. Mc. The Reform of Russian Legal System under Alexander II // Renaissance and Modern Studies. – 1980. – № 24; Atwell J.W. The Russian Jury // Slavonic and East European Review. – 1975. – January.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.