WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Формирование и реализация партийно-государственной политики СССР в сфере идеологии, культуры и образования в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

 

 

 

Токарев Игорь Алексеевич

 

Формирование и реализация партийно-государственной политики СССР

 в сфере идеологии, культуры и образования

в годы Великой Отечественной войны

1941-1945 гг.

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

Саратов - 2007

Работа выполнена в Саратовском государственном

социально-экономическом университете

  


Официальные оппоненты:

Доктор исторических наук, профессор

БОДРОВА Елена Владимировна

Доктор исторических наук, профессор

КРИВОРУЧЕНКО Владимир Константинович

Доктор исторических наук, профессор

САРАНЦЕВ Николай Владимирович

Ведущая организация – Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова

                                            

Защита состоится 10 октября 2007 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д.212.241.01 при Саратовском государственном социально-экономическом университете по адресу: 410003, Саратов, ул. Радищева, 89, ауд.843

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовского государственного социально-экономического университета по тому же адресу.

Автореферат разослан сентября 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                         Донин А.Н.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования определяется особой значимостью государственной политики по мобилизации духовно-нравственных сил и культурных традиций нации в переломные периоды ее существования. Великая Отечественная война 1941-1945 гг. продемонстрировала беспрецедентный потенциал советского народа в деле обороны страны от захватчиков, победы над фашизмом, восстановлении разрушенного народного хозяйства. Очевидные успехи на данном направлении в немалой степени определялись особым характером советской партийно-государственной политики в сфере идеологии, образования и культурного строительства. Несмотря на известную культурную закрытость СССР и идейно-политическую ограниченность советской массовой агитации, пропагандистская система страны обладала серьезным мобилизующим потенциалом, который не может быть оценен однозначно. В современных условиях очередной переоценки советского прошлого необходимо сформировать целостное научное представление о содержании и первоочередных задачах государственной политики СССР в области идеологии, культуры и образования в переломные годы борьбы с фашизмом.

Современное российское общество остро нуждается в героических примерах преодоления общенационального кризиса. В данной связи особое значение имеет накопленный за годы Великой Отечественной войны богатый опыт работы советского информационно-пропагандистского аппарата, который может быть полезен в деле патриотического воспитания современного подрастающего поколения.

Анализ состояния научной разработки темы исследования, проведенный в первом разделе диссертации, показал, что, политика СССР в сфере идеологии, культуры и образования в годы войны традиционно входит в сферу интересов отечественных историков, что, впрочем, не позволяет говорить о ее детальной и объективной разработке в исторической науке. Исследование данной темы, как в советской, так и постсоветской историографии, как правило, страдало излишней идеологизацией и привязанностью к современной политической конъюнктуре. Кроме этого, несмотря на обширное количество созданной исторической литературы, вне сферы научного анализа оказалась тесная взаимосвязь идеологической, культурной и образовательной политики СССР в 1941-1945 гг., что требует дополнительного внимания к данной проблематике.

Объектом исследования выступает политика руководства КПСС и советского государства в сфере идеологии, культуры и образования в период 1941-1945 гг.

Оценка актуальности, научной значимости и степени изученности темы позволяет сформулировать следующую цель исследования: обобщить и проанализировать исторический опыт разработки и реализации партийно-государственной политики СССР в сфере идеологии, культуры и образования в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Для достижения поставленной цели автор полагает необходимым решение следующих задач:

- показать основные теоретические и методологические подходы исторической науки к исследованию государственной политики СССР в сфере идеологии, культуры и образования в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., а также с привлечением широкого круга литературы определить главные тенденции в развитии историографии данной темы;

- выявить и показать изменение задач и направленности агитационно-пропагандистской работы советского государства после нападения фашистской Германии на СССР;

- рассмотреть приоритетные направления деятельности учреждений культуры СССР в годы Великой Отечественной войны;

- показать постановку и решение новых воспитательных задач советской системы просвещения в 1941-1945 гг.;

- проанализировать результаты участия творческой и педагогической интеллигенции СССР в борьбе с фашизмом.

Хронологические рамки исследования ограничены периодом Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. За годы сопротивления фашизму в системе идеологии, культуры и образования произошли значительные изменения, которые серьезно отразились на общей стратегии развития страны. В этот период было обновлено содержание массовой пропаганды и агитации, произошли принципиальные перемены в системе образования, особенно гуманитарном секторе, заметно изменилась направленность культурно-просветительной работы, советское искусство стало ближе к жизни, что сыграло позитивную роль в дальнейшем развитии страны.

Методологическая основа диссертации. При работе над диссертацией автор опирался на диалектико-материалистический метод исследования, приоритет общечеловеческих и гуманистических ценностных ориентиров, принципы научной объективности, конкретно-исторического подхода и сравнительного анализа. Методологическую основу работы дополнили логический, системно-структурный, историко-логический, социокультурный, сравнительно-правовой, метод обобщения, комментирования, опроса, включенного наблюдения. В ходе исследования автор основывался на сочетании общегосударственного и регионального подходов. С этих позиций исследован весь комплекс проблем, представленных в диссертации. Применение данных методов и подходов определяется целью, задачами исследования и спецификой используемых источников. Более подробно методологическая основа раскрывается в первом разделе диссертации.

Источниковую базу исследования составил комплекс архивных материалов, документов партии и советского правительства, статистические данные, воспоминания, мемуары и периодика, отразившие эволюцию политики СССР в сфере идеологии, культуры и образования в годы Великой Отечественной войны. В целом, названный круг источников при его критическом анализе позволил обосновать концептуальный замысел исследования, получить разнообразную информацию о развитии советских учреждений культуры и образования на протяжении одного из самых героических и трагических периодов отечественной истории. Подробный анализ использованных в диссертации источников проводится в первом разделе.

Научная новизна диссертации. Исследование в рамках докторской диссертации процесса разработки и реализации государственной политики СССР в сфере идеологии, культуры и образования в годы Великой Отечественной войны является первой попыткой комплексного освещения сложной и актуальной научно-исторической проблемы. В основу исследования положены разнообразные архивные документы, многие из которых ранее не использовались исследователями, в частности, материалы ГАРФ, РГАСПИ, РГАЛИ и др.

Автор делает вывод о том, что идеология, культура и образование в условиях военного времени выступали тесно взаимосвязанными и системообразующими компонентами советской государственности, рас­сматривались партийно-государственным руководством как основной фактор идейно-политической самоидентификации советского общества.

В исследовании отмечается объективная смена идеологических ориентиров в условиях военного времени. Вместо ленинских принципов интернационализма и мирового коммунистического строительства в пропагандистской работе был сделан акцент на поддержание патриотизма и гражданственности, высокого мораль­ного духа советского народа, обеспечения его политического единства. Сотрудники агитационно-пропагандистского аппарата, творческая и педагогическая общественность, привлеченные партийно-государственным руководством для утверждения новых форматов государственной идеологии, были ориентированы на воспитание любви к Родине, ненависти к ее внешним и внутренним врагам, прекращение антирелигиозной пропаганды.

С первых дней войны работники идеологической и культурно-просветительной сферы страны стали основной социальной опорой власти в деле реконструкции массового сознания, как в действующей армии, так и в ты­лу. Автор подчеркивает, что впервые в культуре советского интернационалистического государства в образе врага главный акцент делался на национальной принадлежности. Проведенный в диссертации анализ идейного содержания различных направлений искусства позволил также выявить значительные отступления от классовых оценок в отношениях с союзниками.

На научную новизну претендует проведенный в диссертации комплексный анализ сложного и неоднозначного процесса преодоления ошибочных представлений о силе противника, иллюзий о возможности широкого народного антигитлеровского движения в Германии, которые закладывались официальной пропагандой в сознание общества накануне войны.

Впервые в работе обобщены и систематизированы данные о том, что русская культура в военные годы оказала сущест­венное влияние на культуру всех народов СССР, стала основой формирования новой общности людей – советского народа.

Автор делает вывод о том, что культурно-просветительная система советского общества в экстремальных условиях продемонстрировала свою динамичность, временный отказ от жестко заданных "сверху" идеологических параметров. Кроме активизации патриотического вос­питания в стране по-прежнему продолжалась работа над созданием классической культуры, которая необходима для жизни и развития будущего государства. Исследование показало, что работникам искусства, особенно в эвакуации, приходилось вести борьбу не только за жизнь, но и за продолжение творчества, которое способствовало сохранению интеллектуального потенциала нации.

Новизна диссертации заключается в выявлении связи между эволюцией культурно-просветительной политики СССР и теми первоочередными производственно-экономическими и военно-стратегическими задачами, которые стояли перед страной в 1941-1945 гг. Партия и правительство стремились не только сохранить существующий уровень культуры и образования, но и создать основы для дальнейшего культурного роста, который должен был соответствовать новому статусу СССР как ведущей сверхдержавы в послевоенной мировой геополитике.

В источниковедческом плане научная новизна определяется расши­рением круга источников и комплексным подходом к их анализу.

Научная и практическая значимость представленной работы видится в современном научном анализе идеологической и культурно-просветительной политики СССР в условиях Великой Отечественной войны. Исследование проводилось с привлечением многочисленных, ранее не привлекавшихся архивных источников. Это, на наш взгляд, позволило более объективно, без впадения в крайности, проанализировать результативность огромной ра­боты проводимой партией и советским правительством по организации работы учреждений культуры и учебных заведений, отдельных педагогических коллективов в годы Великой Отечественной войны. Материалы и результаты, отраженные в исследовании, могут быть использованы при создании научных трудов по истории Отечества, а также в патриотическом воспитании студенчества.

Апробация результатов исследования. Концепция диссертации и материалы исследования нашли своё отражение в ряде авторских публикаций, в том числе в двух монографиях по избранной теме. С результатами своего научного исследования соискатель знакомил научную общественность на ряде межвузовских и республиканских научных конференций, на которых выступал с докладами по проблемам государственной политики СССР в сфере идеологии, культуры и народного образования в годы Великой Отечественной войны.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи исследования, его хронологические рамки, рассматривается научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первом разделе – «Научные основы изучения государственной политики СССР в сфере идеологии, культуры и образования в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Историография и источниковая база исследования» - обобщена методологическая база диссертации, выявлены особенности освещения истории культурно-просветительной политики СССР в годы Великой Отечественной войны в научно-исторической литературе, а также проведена систематизация основных источников по теме исследования.

Автор стремился взять на вооружение из богатого арсенала теории и методов исторического познания все то, что способствовало осуществлению перевода от эмпирического уровня к социально значимым обобщениям и выводам. Несмотря на неоднозначность подходов различных авторов к изучению государственной политики в области идеологии, культуры и образования, большинство из них основывают свои работы преимущественно на традиционной отечественной методологии, определяющую роль в которой играет позитивистская теория многофакторности общественного развития, предполагающая при анализе исторических процессов учет и экономических, и социальных, и политических, и психологических, и географических, и биологических факторов, а также сочетание различных методов исследования. С данных общеметодологических позиций и осуществлялась подготовка представленной работы.

Состояние научной разработки проблемы. За 60 лет со дня Победы историография Великой Отечественной войны пополнилась значительным объемом научной литературы, однако это не означает, что избранная для исследования тема разработана должным образом. Одной из причин этого является преобладание в науке работ культурологической и историко-педагогической тематики. Серьезный анализ формирования новой государственной идеологии в 1941-1945 гг. проводился лишь в контексте самых общих работ по истории Великой Отечественной войны. Историография проблемы хронологически распадается на ряд периодов, на протяжении которых вопросы политического руководства идеологической, культурной и образовательной сферой освещались в тесной связи с изменениями политической конъюнктуры.

Серьезный отпечаток на характер первых статей и исторических исследований по теме, появившихся в годы войны, наложила обстановка на фронте, которая требовала активизации работы пропагандистского аппарата . Литература военного времени носила преимуществен­но агитационно-пропагандистский и информационный характер, отличалась узкой источниковой базой и имела явные недостатки в аналитической части . Большинство работ отличалось патриотическим пафосом, было непримиримо к врагу, содержало много лозунгов и призывов, но, при этом, всегда опиралось на сформулированные правящей партией и ее вождем политические концепции и императивы . Главным образом, это были небольшие публицистические статьи в периодической печати, став­шие впоследствии основой многих брошюр и сборников по истории Великой Отечест­венной войны.

Отдельные публикации содер­жали разрозненные сведения о состоянии литературы и искусства в период войны и были направлены на определение новой роли художест­венной интеллигенции в условиях военного времени. В годы Великой Отечественной войны были опубликованы исследования, в которых комментировались принимаемые решения по школьному строительству, говорилось об очередных задачах и приоритетных направлениях деятельности учительства, приводился большой фактический материал, отражавший как позитивные стороны, так и негативные моменты в работе образовательных учреждений.

Росту научного интереса к культурно-просветительной тематике способствовало ос­вобождения страны от немецко-фашистских захватчиков. На страни­цах центральных газет и журналов сообщались факты ущерба, нанесенного советской культуре и образованию, уделялось много внима­ния восстановлению разрушенных памятников архитектуры . Советские исследователи акцентировали внимание на самоотверженном труде ху­дожественной интеллигенции в период Великой Отечественной войны, показывали сложности эвакуации учреждений культуры, работу отдельных книжных издательств и различных художественных и педагогических коллективов. К этому времени относится издание ряда важных документов по теме, которые активизировали творческий поиск исследователей.

Во второй половине 1940-х гг. вышли в свет работы, отражавшие историю развития определенных ви­дов искусства военного времени. Сразу после войны были написаны отдельные музыковедческие, фольклорные и этнографические исследования. Заслуживают внимания сборники документальной кинолетописи Великой Отечественной войны, некоторые работы, посвященные деятельности театров. Авторы подчеркивали народно-освободительный характер Великой Отечественной войны, переосмысляли ее периодизацию, показывали массовый героизм советских людей на фронте и в тылу, организатор­скую и идеологическую работу партии, всемирно-историческое значение побе­ды Советского Союза. Но так как основные документы и материалы еще не отложились в архивах, главными источниками, опубликованными в те годы, являлись речи, доклады, приказы руково­дителей партии и крупных военачальников. В целом историография послевоенного десятилетия отличается преобладанием работ искусствоведческого характе­ра, в которых часто дублируется материал.

После решения XX Съезда КПСС и специального Постановления ЦК Коммунистической партии от 28 мая 1958 г. «О реабилитации ряда деятелей искусств, обвиненных в 1948 году за антинародное формалистическое на­правление в своем творчестве», открылись более широкие возможности для всестороннего изучения некоторых отраслей культуры в годы Великой Отечественной войны. Со второй половины 1950-х - до середины 1980-х гг. у исследователей появилась возможность привлекать ра­нее неизвестные архивные материалы и смелее исследовать малоизученные стороны культурного и школьного строительства в годы Великой Отечественной войны. Историкам удалось накопить докумен­тальный материал, по-новому осмыслить и понять события военных лет. Для этого периода историографии характерно разнообразие тем исследований.

Со второй половины 1950-х гг. начали издаваться работы биографического и автобиографического характера. Интерес представляют опубликованные работы Л.В. Максаковой, П.К. Суздалева, А.Б. Заславского, в которых представлены яркие характеристики идеологии и культуры военных лет, дана их авторская оценка. Среди работ историко-педагогической тематики следует отметить труды Е.Н. Медынского, Ю.С. Токаревой, Н.В. Роговой и др., в которых рассматривается развитие учебно-воспитательной работы, подготовки педа­гогических кадров, связи экономики и народного образования.

С конца 1960-х гг. возросло число исследований фронтовой печати, печати подполья и партизан. Много внимания историки уделяли аги­тационной работе, деятельности средств массовой информации в годы войны . В 1970-е гг. появились несколько сборников статей, в которых частично восполнялись сведения о репертуаре военных лет, деятельности малоизвестных работни­ков культуры, их суровых военных буднях. Отдельные работы освещали пропагандистскую деятельность Центрального радио. В то же время, большинство работ указанного периода носило апологетический характер. Часто в них отсутствовал критический анализ использованных источников, излишняя идеологизация не способствовала глубокому анализу рассматриваемых проблем. Тем не менее, собрав интересный фактический материал, авторы этих исследований заложили основы научно­го анализа проблемы.





В 1960-1970 гг. интерес к поставленной проблеме начинает расширятся, публиковались фундаментальные коллектив­ные исследования о литературе, искусстве военного периода, проблемах культурного строительства на оккупированных территориях и в тылу. С частично обновленных теоретических позиций анализировался опыт руководства ВКП(б) культурой и народным образованием военного времени, расширились диапазоны региональных исследований, привлекался новый, не вводимый ранее архивный материал . Однако в основном массиве работ по-прежнему рассматривались лишь общие вопросы политического и оператив­ного руководства идеологическими и культурно-просветительными процессами в стране. Отличительной чертой историографии первой половины 1980-х гг. является борьба с «буржуазными фальсифи­каторами» истории советской идеологии и культуры. Важность этих исследования заключалась в том, что они давали воз­можность познакомиться с точкой зрения зарубежных авторов и выйти за узкие рамки официального взгляда на события 1941-1945 гг. К концу 1980-х гг. наметились контуры кризиса официальной государственной идеологии. В этой связи появлялись работы, в которых авторы пытались ре­абилитировать советскую партийно-государственную систему прежними заслугами . В период перестройки вопросы идеологии и культурного строительства в СССР стали предметом обсуждения ряда научных конференций, материалы которых были опубликованы. В 1987 г. вышел коллективный труд под названием: «Вопросы исто­рии и историографии социалистической культуры», в котором объективно показано воздействие художественного твор­чества на моральное и духовное состояние народа в годы войны.

На рубеже 1980-1990-х гг. исследователи, как правило, критически оценивали государственное руководство художественной жиз­нью страны, в том числе и в годы войны. По мнению исследователей, вмешательство партийных руководителей в творческий процесс лишало художественную интеллигенцию инициативы и уверенности в своих способностях. В целом, на рубеже 1980-1990-х гг. наблюдалось уменьшение числа исследований по рассматриваемой проб­леме, что было связано с необходимостью коренного пересмотра целого ряда позиций.

Серьезное изменение историографической ситуации произошло в начале 1990-х гг. С этого времени дея­тельность работников искусства и образования в годы Великой Отечественной войны впервые начала рассматриваться вне контекста идеологической работы партии, были пересмотрены многие уже сложившиеся позиции и оценки, в научный оборот введены новые комплексы документов, которые в значительной степени изменили представления о ранее изучаемых тенденциях идеологии и культурного строительства.

Уже в начале 1990-х гг. произошла переоценка опыта политического руководства со стороны ВКП(б)-КПСС многими сторонами общественной жизни, включая сферу идеологии, культуры и народного образования. В постсоветский период культурная и образовательная политика СССР, как правило, оценивалась с негативной стороны. В то же время, многие авторы признавали вынужденный характер жесткого идеологического диктата в условиях внешней агрессии.

В конце 1990-х – начале 2000-х гг. непрерывно расширялось количество и улучшалось качество региональных исследований. Много внимания авторы уделяли проблеме свободы творчества, патриотизма советской интеллигенции, перспективам культурного развития советского государства в послевоенный период. В конце 1990-х гг. стали появляться исследования, восполняющие некоторые пробелы в освещении работы средств массовой информации и их влияния на мировоззрение советского народа. Исследованию массового сознания в годы войны посвящены глубокие работы А.И. Ломовцева. В 2004 г. вышла книга «Война. 1941-1945. И.Г. Эренбург» - пер­вое за 60 послевоенных лет издание избранных статей самого популярного военного публициста Советского Союза, в которых нашла точное отраже­ние идейно-политическая составляющая борьбы советского народа против фашизма.

Подводя итог очерку историографии рассматриваемой проблемы, автор отмечает, что вопросы политического руководства учреждениями культуры и образования в годы Великой Отечественной войны рассматривались в большинство случаев либо на региональном материале, либо это проводилось не специально, а в общем контексте историко-партийных и историко-педагогических исследований. Кроме этого, долгое время историческая наука не могла освободиться от партийно-государственной опеки и различных идеологических доминант. Только в последние годы сложились наиболее благоприятные условия для дальнейшего научного поиска.

Источниковая база исследования. Исследование проводилось на основе широкого круга опубликованных и неопубликованных источников. Архивную базу составили материалы Государственного Архива Российской Федерации, Российского государственного архива социально-политической истории, Российского государственного архива экономики, Российского Государственного архива литерату­ры и искусства, Центрального архива литературы и искусства г. Москвы - это документы высших органов государственного управления, постановления ЦК ВКП (б), аналитические записки об организации агитационно-пропагандистской работы, творческой деятельно­сти ведущих художественных коллективов страны, директивные письма Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) и Отдела по делам культур­но-просветительных учреждений, постановления и циркулярно-директивные пись­ма, отчеты, протоколы заседаний, переписка центральных органов правления с их местными отделениями, оригиналы распоряжений, инструкции, справки и др.

Значительная часть архивных материалов была опубликована в сборниках документов. Группа статистических источников по­зволила выявить количественные характеристики работы творческих организаций, объемы финансирования агитационных и культурно-массовых меро­приятий в период войны. Важным документальным источником стал сборник нормативных актов «Народное образование в СССР», а также некоторые другие сборники государственных актов, действовавших в этой сфере. В годы войны в свет вышел ряд статей, авторами которых яв­лялись государственные и партийные руководители, литераторы, деятели сфе­ры искусства, работники образования. Значительно расширили возможности изучения культурного строительства и твор­чества художественной интеллигенции документы личного проис­хождения, главным образом, воспоминания и мемуары. Оценка труда художественной интеллигенции на фронтах и в тылу на­шла свое отражение в материалах периодической печати военной поры, которые дополняют источниковую базу исследования.

В целом, значительный по объему и разнообразный круг источников позволил достаточно объективно подойти к освещению основных вопросов диссертационного исследования.

Во втором разделе – «Нападение фашистской Германии на СССР и изменение агитационно-пропагандистских задач советского государства» - показано, что Великая Отечественная война изменила сложившийся в довоенный период уклад жизни советского общества, потребовала решительной перестройки идеологической архитектуры государ­ства, мобилизации материальных и духовных ресурсов, всех сил народа для разгрома врага.

В разделе автор отмечает, что для духовной жизни предвоенных лет была характерна известная идейно-политическая огра­ниченность, связанная с особым характером советской государственной системы, ориентированной на строительство социализма в отдельно взятой стране в кругу империалистического окружения. В советской пропаганде предвоенного времени не всегда раскрыва­лась объективная реальность международной обстановки и суровая сущность фашизма. Накануне войны, особенно после заключения советским прави­тельством с фашистской Германией пакта о ненападении от 23 августа 1939 г. и Договора о дружбе и границе с Германией от 28 сентября 1939 г., оказалась под строгим запретом любая антифашистская агитация и пропаганда.

В условиях внезапно на­чавшейся войны работникам идеологической, культурной и образовательной сферы приходилось преодолевать большие трудности при объяснении советским гражданам истинных причин немецко-фашистской агрессии, трагического отступления советских войск, оборонительного характера войны. В ряде случаев приходилось ломать устоявшиеся стереотипы, поскольку большинство советских граждан ожидало, что бу­дущая война окажется легкой и будет вестись на чужой территории. Об этом свидетельствует ряд писем граждан, пришедших на имя В.М. Молотова, в которых выражалась уверенность в быстрой победе.

Исследование показало, что в конце июля 1941 г. перед лицом национальной катастрофы лидеры советского государства были вынуждены обратиться к таким знаковым понятиям русской культуры как Родина и Отечество. Эти временно забытые после революции нравственные величины были упомянуты уже 22 июня 1941 г. в знаменитом выступлении В.М. Молотова по радио: «Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за Ро­дину, за честь, за свободу». На страницах центральных газет представители ин­теллигенции проводили параллели с историческими событиями Ледового побоища 1242 г., Отечественной войны 1812 г., Первой мировой войны. Были вновь упомянуты имена Александра Невского, А.В. Суворова, М.И. Кутузова и др. Автор подчеркивает, что в годы войны впервые в идеологии и культурной политике советского государства на первый план стал выдвигаться более «земной», понятный людям смысл понятия «патриотизм» - это не только история партии и государства, но и любовь к своей семье, к близким, к своему дому.

В разделе отмечается, что важной составляющей стороной культурной политики и пропаганды патриотизма был призыв к беспощадной борьбе с захватчиками, воспитание ненависти к врагу. Не случайно на советских политических плакатах в образе врага главный акцент стал делаться на национальной принадлежности (например, «немецкий прихвостень», «немецкая овчарка» и т.д.).

Важным программным документом перестройки страны в соответствии с требованиями военного времени явилось директивное письмо ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР партийным и советским организациям 29 июня 1941 г., в котором подчеркивалось, что «наша Родина оказалась в величайшей опасности и мы должны быстро и решительно перестроить всю работу на военный лад». В сентябре 1941 г. был издан приказ «О работе политико-просветительных учреждений в во­енное время». В этих документах, а также других многочисленных приказах, инструк­циях, методических письмах партийных и советских органов на местах со­держалось требование превратить политико-просветительные учреждения, библиотеки, музеи в подлинно массовые, действенные центры агитационной работы, подчинить их деятельность целям пропаганды идей советского пат­риотизма, героических традиций русского народа, образцов воинского и трудового героизма советских людей, разъяснять всю серьезность опасности, нависшей над Родиной, необходимость строжайшей дисциплины и бдитель­ности, всеми доступными им средствами способствовать разгрому врага.

Автор делает вывод о том, что война потребовала перестройки всех учреждений культуры, сокращения аппарата ее управления и заметного ослабления идеологического контроля над художественным творчеством. Уже на второй день войны состоялся расширенный пленум Центрального комитета Союза работников искусств, где обсуждался вопрос о культурном обслуживании частей действующей Красной Армии. Обсудив задачи, встав­шие перед творческими работниками, пленум обратился к деятелям культуры с призывом сплотиться вокруг партии, встать на защиту Родины, подчинить свою работу интересам фронта, пересмотреть свой репертуар и создать бри­гады для выступлений в частях Красной Армии. В центральных изданиях отмечалось, что в военное время «деятельность науки, техники, литературы и искусства нужна не меньше, а, пожалуй, еще больше, чем в мирное время», и что «всякая наука теперь в нашей стране служит делу победы над врагом».

Централизации работы информационной службы способствовало создание Совинформбюро, которое являлось действенным политическим и психологическим оружием партии. На первый план была выдвинута работа в наиболее оперативных и эффективных средст­вах массовой информации, таких как печать, радио, кинематография, где был использован опыт политико-просветительной работы периода гражданской войны. Сводки Информбюро передавались 18 раз в день на 70 языках народов СССР. Специальные передачи были адресо­ваны населению тыловых районов, воинам Красной Армии, молодежи.

Значительные перемены в идеологической и культурной жизни СССР произошли в связи с практически полным прекращением в годы войны государственной антирелигиозной пропаганды. Советское руководство стремилось использовать в своих целях такой глубинный пласт народного сознания как религиозность. Религиозные чувства сохранялись у значительной части населения, особенно в сельских районах. Церковь призывала к борьбе с захватчиками и поддерживала все усилия власти, направленные на разгром врага. Духовные лидеры православной церкви были удостоены первых официальных наград, состоялось избрание патриарха, был образован Синод. Аналогичные послабления были сделаны и в отношении других вероисповеданий.

Автор делает вывод о том, что, несмотря на внезапность нападения фашистской Германии, партии и правительству удалось в целом последовательно и оперативно перестроить идеологическую систему советского государства, приспособить ее к новым условиям военного времени, что позволило максимально эффективно использовать ее в дальнейшем в целях мобилизации масс и достижения Победы.

Третий раздел – «Приоритетные направления деятельности учреждений культуры в годы Великой Отечественной войны». В разделе отмечается, что уже в первые дни войны Наркомпрос СССР разработал целостную систему мероприятий по перестройке на военный лад содержания работы основных культпросвет учреждений страны. Подробные рекомендации были даны местным органам власти об организации патриотической деятельности театров, школ, библиотек и музеев в новых условиях.

В военные годы в результате эвакуации учреждений культуры во многих республиках стали возникать национальные театры, филармонии, такие учебные заведения, как консерватории, музы­кальные и балетные училища. Стали развиваться творческие национальные кадры. Эвакуация многих ученых, деятелей искусств, творческих коллекти­вов вглубь страны ускорила объективный процесс взаимообо­гащения и взаимовлияния культур между народами. «В отличие от войн прошлого, - писал композитор Д.Д. Шостакович, - ни в одной национальной культуре война не рождала столь колоссального взлета творчества... Факт сам по себе беспрецедентен. Искусство впрямую участвовало в борьбе народа с врагом. Наше искусство было напоено беспре­дельной любовью к Родине, это был его главный определяющий тон».

В условиях начавшейся войны значительно сократилось финансирование учреждений культуры. Фи­нансовые отделы исполкомов облсоветов взяли под строгий контроль факти­ческие расходы театров, библиотек, музеев, предупреждая об уголовной ответственности по за­конам военного времени за нерациональное расходование средств. Особенно трудными были условия работы сотрудников учреждений культуры в провинции: как для всех предприятий страны, рабочий день был удлинен на 1 час, в ряде случаев отменялись выходные дни, отпуска заменялись денежной компенсацией. Помещения плохо или совсем не обогревались, из-за отсутствия финансирования документы писались на обоях, тетрадных листах, корочках от тетрадей, плакатах в основном карандашом, реже - чер­нилами. В целях экономии даже эти бумаги писались малым форматом. Мно­гие документы не хранились, уничтожались как не представлявшие для того времени никакой ценности.

Автор показывает, что война нанесла значительный ущерб литературе и издательско-полиграфической деятельности. Перед войной в СССР действовало 220 издательств и около 5000 полиграфических предприятий. В начале войны сотни предприятий отрасли были разрушены или захвачены оккупантами. На Восток удалось перебазировать лишь часть полиграфического оборудования. Издательства были вынуждены эвакуироваться и во многих слу­чаях сократить или даже полностью прекратить свою деятельность . Основная масса квалифицированных специалистов-полиграфистов пополнила ряды армии, резко сократилось снабжение отрасли. Страна лишилась крупного издательского потенциала, поскольку респуб­лики бывшего СССР, первыми подвергшиеся нападению врага, прак­тически полностью прекратили издательскую деятельность. Однако, несмотря на объективные трудности военного времени, власть делала все возможное для поддержания работы типографий.

Автор показывает, что нападение Германии на Советский Союз не дезорганизовало работу музеев, часть фондов которых была эвакуирована. Понадобились огромные усилия оперативной перестройки со­держания, форм и методов идеологической, информационной, культурно-просветительной работы с тем, чтобы привести ее в соответствие с чрезвы­чайной ситуацией, новыми задачами, усилить роль музеев в укреплении боево­го духа народа. В директиве Наркомпроса «О мероприятиях по улучшению работы музе­ев» (сентябрь 1941 г.) излагались конкретные задачи, стоявшие перед работни­ками этих учреждений в военное время, в числе которых отмечались сохранение музей­ных фондов и развитие экспозиционной деятельности. Музейные работники должны были разъяснять справедливый и освободительный характер Отечественной войны, воспитывать мужество и стойкость, готовность к подвигу во имя Родины, сообщать населению своевременную информацию о событиях на фронте, вносить посильный вклад в мобилизацию трудящихся на выполнение и перевыполнение производственных планов, оказывать по­мощь в обучении военному делу.

Таким образом, в разделе показано, что война внесла серьезные изменения в деятель­ность и структуру учреждений культуры, многие заведения оказались в эвакуации, часть из них оказалась закрыта. Большие трудности испытывали центры культуры в провинции. Велика была текучесть кадров. Положение осложнялось тем, что многие работники учреждений культуры были призваны в ряды действующей армии, вступили в народное ополчение, де­журили в госпиталях, участвовали в оборонных работах. Их сменили во мно­гих случаях люди без специальной подготовки, не имевшие творческого опыта и практики работы в культурной сфере. На их плечи легла основная, большая по масштабам и общественно-политической значимости работа.

В четвертом разделе – «Новые воспитательные задачи советской системы просвещения в 1941-1945 гг.» - автор отмечает, что фашистская агрессия приостановила историческое развитие культуры и образования народов СССР, потребовала решительных изменений в образовательной политике, нацеленных на массовое создание кадров оборонной промышленности, воспитание чувства патриотизма и гражданственности, формирование нового поколения советских граждан, способных восстановить страну после окончания войны.

В разделе показано, что деятельность партийно-государственного руководства по обеспечению воспитательного процесса в тя­желых условиях Великой Отечественной войны отличалась четкой организацией и результативностью. Несмотря на трудности военного времени, образовательная сфера оставалась приоритетным направлением политики советского правительства. Проведенный в разделе анализ материалов статистики показал, что за годы войны увеличились ассигнования на развитие школьной сети, повысилось внимание к качеству вузовского преподавания . По-прежнему издавались учебники, производились школьные принад­лежности, тетради, были организованы бесплатные обеды для школьников.

Качественно новый этап в развитии народного образования наступил с 1943 г. На завершающем этапе войны был принят ряд организационно-педагогических мер, направленных на повышение качества учебно-воспитательной работы и организационной деятельности общеобразовательной школы. Во всех центральных и местных партийных органах были созданы отделы школ, выделенные из управлений агитации и пропаганды. Несмотря на тяжелые условия военного времени, учителям была повы­шена заработная плата, в среднем на 50%. Улучшилось материально-бытовое положение сельских учителей. На протяжении всего исследуемого периода в государственной образовательной политике основное внимание уделялось вопро­сам порядка и укрепления сознательности и дисциплины среди школьни­ков и учителей. Немалое значение придавалось повышению квалификации и переквалификации работников образования. На решение этих вопросов была нацелена и дальнейшая работа учительских общественных организаций, что в целом привело к позитивным результатам.

В разделе акцентируется внимание на том, что, кроме усиленного патриотического воспитания, изучения российских традиций, не ослабевало художественное воспитание детей и юношества. Несмотря на трудности военного времени, по-прежнему издавались классики художественной литературы, по радио звучала классическая музыка, издавались грампластинки, работали кружки художественной самодеятельности. Правительство понимало, что целостное развитие личности гражданина и работника невозможно без приобщения молодежи к искусству. В профессиональном образовании резко увеличилось количество обученных рабочих, мастеров массовых профессий. Немалое значение придавалось повышению квалификации и переквалификации работников. Автор делает вывод о том, что продуманная политика в сфере образования и воспитания молодежи в 1941-1945 гг. стала важной составляющей победы СССР в Великой Отечественной войне.

В заключительном, пятом разделе – «Участие творческой и педагогической интеллигенции СССР в борьбе с фашизмом» - подведены итоги активной деятельности творческих работников и педагогической общественности Союза ССР по выполнению приоритетных задач партии и правительства в годы Великой Отечественной войны.

Автор отмечает, что в первое время после начала войны творческие работники были ориентированы на конкретизацию образа врага, который пока еще не имел четких очертаний. Согласно официальной установке, деятели культуры и искусства, журналисты, работники сферы образования не должны были допускать ощущения катастрофы в стране. В средствах массовой информации, особенно в прессе, для борьбы со страхом стали показывать героические образы солдат, партизан как пример для подражания. В журналистской практике широко использовался метод принижения образа врага. Шла огромная работа в жанре сатирического пла­ката, создавались кинофильмы с карикатурными образами немцев. Фронто­вые концертные бригады, высмеивая фашистов и принижая их образ, помо­гали воинам и жителям прифронтовых зон в преодолении страха.

Творческая интеллигенция привлекалась к массовой информационной работе с населением, большими тиражами выпускались листовки, открытки, брошюры, плакаты, широ­кое распространение получили различные виды непериодической печати: стенные газеты, «молнии», «боевые листки», бюллетени, лозунги, которые позволяли в короткий срок мобилизовать народ на выполнение неотложных задач. Одной из главной задач творческой интеллигенции было утвержде­ние в массовом сознании народа жизнеутверждающей надежды на скорую победу, на встречу с родными и близкими. Анализ печатных изданий военно­го времени показал, что в основной массе их воздействие было направлено на создание позитивных эмоций, нежели негативных чувств .

Автор делает вывод о том, что после тяжелых поражений Красной Армии лета и осени 1941 г. часть деятелей литературы и искусства отказалась от создания облегченного образа войны в своих произведениях. Однако заложенные еще пропагандой 1930-х гг. стереотипы были живучи в среде творческих работников, инерция старых представлений была велика, что заметно в литературных произведениях и кинопропаганде 1941-1942 гг. Согласно директивам партии и правительства, деятели культуры своим творчеством должны были подчеркивать силу и непобедимость русского оружия, воспитывать стойкость и мужество на примерах из героического прошлого страны. 29 июня 1941 г. от имени всех ученых страны Академия наук СССР обратилась к ученым всех стран мира с призы­вом «сплотить все силы на защиту человеческой культуры от гитлеровских варваров». Обращение было подписано 42 академиками и опубликовано в центральных газетах.

Важным идеологическим оружием в годы войны стало радио. Благодаря своей оперативности и возможности передавать на большие рас­стояния живую человеческую речь, оно занимало особое место в средствах массовой информации. Дикторам необычайно трудно приходилось читать сводки о тяжелых бо­ях, о вынужденных отступлениях советских войск. Как воспоминал Ю. Левитан: «Душили гнев и ненависть к врагу, горечь сжимала сердце, и все это надо было прочесть с чувством уверенности в том, что победа придет, преступления гитлеровцев не останутся безнаказанными и фашисты ответят за все». В дни героической битвы под Москвой, 7 ноября 1941 г., радио доно­сило до миллионов людей сведения о параде на Красной площади. С августа 1941 г. Центральное радио начало транслировать передачи из Ленинграда.

В кинематографии особое внимание было уделено созданию докумен­тальных фильмов и киножурналов, которые освещали героические подвиги Красной Армии, силу советского оружия, самоотверженную ра­боту тружеников тыла. Самыми оперативными работниками искусства стали художники, первыми откликнувшиеся на начало войны. В 1941-1945 гг. в прессе и на улицах городов размещались плакаты, которые имели огромное эмоциональное воздействие на жителей страны.

Автор отмечает, что Великая Отечественная война нанесла серьезный удар по психологии «человека-винтика», исполнителя. Не сознавая в полной мере всей значительности этой тенденции, творческая интеллигенция в своих произведениях не только отразила этот процесс, но и способствовала ему. Однако уже к концу войны в сфере культурного строительства начала набирать силу система цензурных умолчаний и запретов. В произведениях литературы и искусства о войне особенно нежелательными стали сюжеты, затрагивающие события начального этапа войны, вопросы о причинах и ответственности за поражения Красной Армии в 1941-1942 гг.

В целом, несмотря на сохранение заметных цензурных ограничений, творческая деятельность советской интеллигенции за годы войны вышла на качественно новый уровень, стала уникальным явлением не только российской, но и мировой культуры.

В заключении подводятся итоги работы, делаются обобщения и выводы. В частности, автор отмечает, что сфера идеологии, культуры и образования рассматривалась руководством советского государства как один из основных рычагов воздействия на общество с целью его мобилизации на борьбу с врагом. Под влиянием нового курса культурно-просветительной политики в годы войны в общественном сознании происходили сложные, противоречивые процессы. На начальном этапе наиболее значимым был процесс преодоления ошибочных представлений о силе противника, иллюзий о возможности широкого народного антигитлеровского движения в Германии, которые закладывались официальной пропагандой в общественное сознание накануне войны. Автор делает вывод о том, что в 1941-1945 гг. на уровне государственного культурного строительства произошел отказ от интернациональной парадигмы, а патриотическая идея стала определяющей в духовной жизни советского общества. Серьезной коррекции подверглось само понятие «патриотизм», в котором стала доминировать не сопричастность человека социалистическому строительству, а пропаганда исторических традиций защиты Отечества.

 

 

По теме исследования опубликованы следующие работы

Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Токарев И.А. Перестройка системы советской агитации и пропаганды в условиях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. Воронеж: Изд-во ВГУ, 2004. № 2. С. 181-197 (1,3 п.л.).
  2. Токарев И.А. Эволюция содержания советской массовой пропаганды в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Вестник Российского университета друж­бы народов. Серия: История России. М.: РУДН, 2005. № 1. С. 26-41. (1,0 п.л.).
  3. Токарев И.А. Формирование патриотизма и гражданственности советской молодежи в первые годы Великой Отечественной войны (1941-1943 гг.) // Вестник Российского университета друж­бы народов. Серия: История России. М.: РУДН, 2005. № 2. С. 132-148. (1,2 п.л.).
  4. Токарев И.А. Историографические оценки массового героизма советского народа в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Вестник Красноярского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. Красноярск, 2005. № 3/2. С. 152-168. (0,8 п.л.).
  5. Токарев И.А. Сохранение культурного фонда СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Вестник Военного университета. М., 2006. № 2. С. 49-61.

Монографии:

  1. Токарев И.А. Партийно-государственное руководство культурным строительством в СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). М.: «Прометей», 2004. 389 с. (25 п.л.).
  2. Токарев И.А. Особенности разработки и реализации политики СССР в сфере идеологии, культуры и образования в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). М.: «Сокол», 2006. 351 с. (21 п.л.).

Статьи:

  1. Токарев И.А. Нападение фашистской Германии на СССР и изменение агитационно-пропагандистских задач советского государства // Общест­венно-политические преобразования в России: страницы истории. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2000. С. 79-86. (0,5 п.л.).
  2. Токарев И.А. Обновление идеологической архитектуры советского государства в условиях Великой Отечественной войны: тенденции и противоречия // Гуманитарий. История и общественные науки. (Сборник научных трудов). Выпуск V. М.: МПГУ. 2002. С. 115-124. (0,7. п.л.).
  3. Токарев И.А. Власть и творческая интеллигенция СССР в 1941-1945 гг. //  Власть и общество. Сборник научных статей. Вып. 2. М., Изд-во «МАКС Пресс», 2003. С. 174-183. (0,4 п.л.).
  4. Токарев И.А. Патриотический подъем советского народа в годы Великой Отечественной войны (На материалах государственных партийных, общественно-политических органи­заций и патриотических движений страны) // Сборник статей региональной научно-практической конференции «История России: экономика, культура, управление». Оренбург: «Русское слово», 2003. С. 82-94. (0,6 п.л.).
  5. Токарев И.А. Эвакуация учреждений культуры и народного образования из оккупированных районов СССР в начальный период Великой Отечественной войны // Новые подходы к изучению отечественной истории. Материалы круглого стола. СПб, 2004. С. 141-152. (0,6 п.л.).
  6. Токарев И.А. Новые воспитательные задачи советской системы просвещения в 1941-1945 гг. // Проблемы социально-гуманитарных наук. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 2004. С. 17-23. (0,7 п.л.).
  7. Токарев И.А. Деятельность органов массовой агитации и пропаганды в годы Вели­кой Отечественной войны. 1941-1945 гг. // Материалы третьей краевой научной конференции «История общественных движений в России». Краснодар, 2004. С. 214-223. (0,6 п.л.).
  8. Токарев И.А. Историография партийного руководства культурным строительством в годы Великой Отечественной войны // Общественно-политические преобразования в России: страницы истории. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2004. С. 225-235. (0,5 п.л.).
  9. Токарев И.А. Педагогическая общественность Юга России в годы Великой Отечественной войны // Развитие непрерывного педагогического образования в новых социально-экономических условиях на Кубани (Научные труды). Армавир, 2005. С. 126-132. (0,4 п.л.).
  10.  Токарев И.А. Особенности массовой агитации и пропаганды в национальных республиках СССР в годы Великой Отечественной войны // Материалы научной конференции «Концептуальные проблемы государственного строительства в России». СПб.: «Школа Будущего», 2005. С. 311-317. (0,3 п.л.).
  11.  Токарев И.А. Советское общество в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны // Социально-экономические и культурологиче­ские проблемы современности. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 2005. С. 43-57. (0,8 п.л.).
  12.  Токарев И.А. Участие творческой и педагогической интеллигенции СССР в борьбе с фашизмом (1941-1945 гг.) // Научные труды МПГУ. Серия: Социально-исторические науки. Сборник статей. М.: Прометей, 2005. С.296-311. (1,3 п.л.).
  13.  Токарев И.А. Восстановление народного хозяйства и культурной жизни СССР в послевоенный период (1945-1948 гг.) // Проблемы политической истории России. Сб. статей. М.: Изд-во Университетский гуманитарный лицей, 2006. С. 91-113. (1,2 п.л.).
  14.  Токарев И.А. Идеология, культура и массовое сознание советского общества в период борьбы с фашистской Германией (1941-1945 гг.) // Социально-экономические и культурологические проблемы современности. Сборник научных трудов факультета социологии, экономики и права. М.: «Гном-Пресс», 2006. С. 12-27. (0,7 п.л.).
  15.  Токарев И.А.  // Нападение фашистской Германии на СССР и изменение задач государственной культурной политики // Сборник научных трудов. Смоленск: СГПУ, 2006. С. 57-65. (0,7 п.л.).
  16.  Токарев И.А. Образ врага в советской массовой агитации и пропаганде в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Страницы социально-политической истории России. Тверь, 2005. С. 38-46. (0,5.п.л.).
  17.  Токарев И.А. Советская агитация и пропаганда в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Гуманитарий. История и общественные науки. (Сборник научных трудов) Выпуск 2. М., 2005. С. 102-109. (0,4 п.л.).
  18.  Токарев И.А. Художественная и педагогическая интеллигенция СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). // Научные труды МПГУ. Серия: Социально-исторические науки. Сборник статей. М.: Прометей, 2006. С. 94-108. (0,9 п.л.).

Подписано в печать 29.06.07                                             Формат 60х 1/16

Бумага типогр. № 1                                                             Гарнитура «Times»

Печать офсетная                                                                  Уч.-издат. л. 1,8

Заказ №                                                                                Тираж 150 экз

Издательский центр

Саратовского государственного

социально-экономического университета

410003, г. Саратов, ул. Радищева, 89

См.: Вдовина А.А. Критика концепций английских и американских бур­жуазных историков по проблемам народного образования в СССР в военный период. Дисс. ... канд. ист. наук. Л., 1980; Куманев Г.А., Черник С.А. Деятельность коммунистической партии по подготовке и воспитанию учительских кадров в годы Великой Отечественной войны // Деятельность коммунистической партии по подготовке и воспитанию учительских кадров в период социалистического строительства. М., 1981; Черник С.А. Советская общеобразовательная школа в годы Вели­кой Отечественной войны. Изд-во «Педагогика». М., 1984 и др.

См.: Шамаев В.Г. Партийное руководство военно-патриоти­ческим воспитанием населения Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны. Волгоград, 1988; Кожаев А.И. Критико-методологический аспект советологических интерпретаций деятельности КПСС в сфере образования (по материалам западногерманского педагогического «Остфоршунга»). Дисс. канд. ист. наук. Л., 1989; Манаенков А.И. Культурный Фронт в годы Великой Отечест­венной войны. М., Знание. Новое в жизни, науке и технике. Сер. история и политика КПСС. М., 1988. № 3; Партийные организации во главе культурного строительства в условиях совершенствования социализма на материалах РСФСР. М., 1987; Дайч З.Г. Школьная политика в СССР. Уроки партийно-государственного руководства: перспективы развития. М., 1991.

См.: Вопросы становления и развития советского общества в отечественной историофафии: Межвуз. Сб. ста­тей. М.: МГИАИ, 1986; Вопросы истории и историографии Великой Отечественной войны: Межвуз. сб. / Под. Ред. И.А. Росенко, Г.Л. Соболева. Л.: Изд-во ЛГУ, 1989 и др.

См.: К проблеме истории и историографии международных культурных связей СССР // Вопросы истории и ис­ториографии социалистической культуры / Сост. Л.М. Зак. М., 1987.

См.: Топчиева И.В. Советские художники в годы Великой Отечественной войны. (1941-1945 гг.): Автореф. дисс. к.и.н. М., 1990 и др.

Матюшин П.П. Государственная политика СССР в сфере образования в 1940-е гг. М., 1997; Режим личной власти Сталина. К истории формирования // Под ред. Ю.С. Кукушкина. М., 1989; Попов В.П. Государственный террор в Советской России. 1923-1953 годы // Отечественные архивы. 1992. № 2.

См.: Савельев П.Ю. Партийное руководство деятельностью комсомольских организаций ВУЗов в годы Великой Отечественной войны (На материалах Московской городской и областной партийных организаций). Дисс... канд. ист. наук. М., 1987; Сорокина О.Л. Деятельность комсомола по осуществлению курса партии на восстановлении общеобразовательной школы в годы Великой Отечественной войны. Дисс...канд. ист. наук. М., 1990; Дрыночкин В.В. Современная историография политического руководства системой народного образования в годы Великой Отечественной войны Советского Союза // История политических партий в вузовском курсе политической истории. Проблемы теории методологии, методики. Всесоюзная научно-методич. конф. Тезисы докладов и сообщений. Вып.2. М., 1991; Овчинников А.В. Общественно-политическая деятельность учительства в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг. (На материалах Московского региона). М., 1994 и др.

См.: Сперанский А.В. В горниле испытаний. Культура Урала в годы Великой Отечественной вой­ны 1941-1945. Екатеринбург, 1996; Кондакова Н.И. Духовная жизнь России и Великая Отечественная война. 1941-1945 гг. М., 1995; Кон­дакова Н.И., Майн В.Н. Интеллигенция России 1941 - 1945 гг. М.: Луч, 1995;; Храмкова Н.П. Деятельность Куйбышевской студии кинохроники и кинообслуживания населения в 1941 - 1945 гг. // Про­блемы истории Великой Отечественной войны. 1941 - 1945 гг. Вып. 2. Самара, 1996; Баринов Д.Б. Саратовские театры в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. // Проблемы философии, истории, культуры: Межвузовский сб. Саратов, 1996; Пинегина Л.А. Изобразительное искусство в годы Великой Отечественной войны. М.: Знание, 1997; Пинегина Л.А. Художественная культура как фактор Великой Победы. 1941-1945. М.: Диалог-МГУ, 1997; Храмкова Н.П. Тыл в России в годы Великой Отечест­венной войны. 1941-1945 гг.: Библиографический указатель литературы. Самара, 2000 др.

См.: Баринов Д.Б. Основные направления и проблемы профессиональной деятельности творческой интеллигенции Поволжья в военный период 1941 - 1945 гг. // Поволжье в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.: Про­блемы истории тыла. Межвузовский сб. науч. тр. / От вред. Л. В. Храмков. Самара, 1993; Унгвицкий В.Н. Культурная жизнь на Урале в годы Вели­кой Отечественной войны 1941–1945. Пермь: Перм. ун-т, 1994; Бабиченко Д.Л. Писатели и цензоры. Советская литература 1940-х гг. под политическим контролем ЦК. М.: ИЦ «Россия молодая», 1994.

См.: Самарцева Е.И. Интеллигенция России в Отечественной историографии (1917-90-е гг. XX в.): Дис... д-ра ист. наук. Тула, 1999; Кошелева Л. А. Интеллигенция как феномен русской культуры: Дис. канд. ист. наук. М., 2000; Зезина М.Р. Советская художественная интеллигенция и власть в 1950-е- 60-е гг.: Дис.. д-ра ист. наук. М., 2000; Горбулина И.В. Социальная политика советского государства в годы Великой Отечественной войны (на материалах Сибири): Дис... канд. ист. наук. М., 2001.

См.: Баринов Д.Б. Художественная интеллигенция Поволжья в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). (Проблемы профессиональной и общественно-политической деятельности): Дис... канд. ист. наук. Саратов, 1991; Шальное М.Ю. Общественно-политическая роль художественной интеллигенции в годы Великой Отечест­венной войны (на материалах областей и автономных республик Волго-Вятского региона и Среднего По­волжья): Дис... канд. ист. наук. Н.-Новгород, 1991; Жумашев Р.М. Развитие социалистической культуры в Казахстане в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945). Дис... канд. ист. наук. М., 1990; Есимова А.Б. Демографические процессы в Казахстане в годы Великой Отечественной войны: Дис... канд. ист. наук. М., 1999.

См.: Храмкова Н.П. Культура России в годы Великой Отечественной войны в документальных публикациях // Рос­сийский исторический журнал. 1996. № 3; Интеллигенция современной России: духовные процессы, исторические традиции идеалы. Тезисы докладов XIII международной научно-теоретической конференции 26-28 сентября 2002 г. Иваново, 2002.

См.: Ломовцев А.И. Средства массовой информации и их воздействие на массовое сознание в годы Великой Отечественной войны (на материалах Пензенской области): Дисс. к.и.н. Пенза, 2002.

См.: Война. 1941-1945. И.Г. Эренбург / Под ред. Ю.А. Усольцевой. М., 2004.

См.: РСФСР - фронту. 1941-1945. Документы и материалы Главархив РСФСР, ЦГА РСФСР, ЦГАНХ СССР, Ин-т ист. СССР АН СССР. М.: Советская Россия, 1987; Культурное строительство на Среднем Урале: Сб. документов 1941-1977. Свердловск: Ср.Урал. кн. Изд-во., 1987; Культурное строительство в РСФСР: Документы и материа­лы. Т. 3. 1941-1945 / Главархив РСФСР, ЦГА РСФСР. М., 1989; Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) - ВКП(б), ВЧК - ОГПУ - НКВД о культурной политике. 1917 - 1953 / Под ред. А.Н.Яковлева; Сост. А. Артизов, О.Наумов. М.: МФД, 1999; Великая Отечест­венная война. 1941 - 1945. События. Документы: Краткий ист. справочник/ Ред. О.А. Ржешевский. Сост. Е.К. Жигунов. М.: Политиздат, 1990; Политическая история XX века. Документы, материалы, комментарии. 1917-1945. Вып.2.: Учеб. пособие / Сост. И.Ю Заорская, М.В. Зотова, И.В. Чапайкин. М.: Изд-во МГПУ, 1998; Сборник важнейших документов по руководству и контролю за работой школ. Свердловск. 1944; Сборник документов о школе. Молотов. 1944; Русский архив: Великая Отечественная: Тыл Красной Армии в Великой Отечественной войне. 1941-1945гг.: Документы и материалы. Т.2. М.: Терра, 1998; Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сбор­ник документов. 1917-1973 гг. М.: Педагогика, 1974 и др.

См.: Материалы Центрального статистического Управления при Совете Министров СССР - Ф. 1562, Государственного планового комитета СССР - Ф. 4372 из РГАЭ, Центрального статистического Управления при Совете Ми­нистров РСФСР - Ф. А-374, Министерства финансов РСФСР - Ф. А-411 из ГАРФ; Народное образование, наука и культура в СССР. М.: Статистика, 1971; Народное образование, наука и культура в СССР. М.: Статистика, 1977; Народное образование и культура в СССР. Финансы и статистика. М., 1989 и др.

См.: Народное образование в СССР: Сборник нормативных актов. М.: Юрид. лит. 1987.

См.: Документы и материалы по перестройке школы. М., 1960 и др.

См.: Ярославский Е. За культуру - против фашистского варварства. Ташкент: Госиздат УзССР, 1942; Калинин М.И. Учительство и война. М., 1942; Потемкин В.П. Статьи и речи по вопросам народного образования. М.-Л. 1947; Суслов М.А. Больше внимания школе и народному учителю. Сокр. стеногр. речи на I съезде учителей 14 августа 1944 г. Ставрополь. 1944; Астахов И. Кинодраматургия военного времени // Новый мир. 1944. № 11-12; По­спелов П. Советская интеллигенция в Великой Отечественной войне // Большевик. 1942. № 5; Народное образование в РСФСР в 1944 г. М., 1945; Москвин И.М. Речь на антифашистском митинге в Москве 29 нояб. 1942 г. // Мос­ковский художественный театр. Ежегодник, 1944. Т.1. М., 1946; Большаков И. Советское кино в дни войны // Правда. 26 дек. 1941.

См., напр.: Ленинградская консерватория в воспоминаниях: В 2-х кн. Л.: Музыка, 1987; Чуковский К. Дневник (1938-1969). М., 1994 и др.

См.: Партийно-политическая работа в Советской Армии и Флоте: Сборник статей. М., 1953. С. 193.

См.: РГАЛИ. Ф. 2075. Оп.7. Д. 141. Л.15.

См.: Кулешова Н. Ю. «Не нынче - завтра грянет бой»: образ грядущей войны и ее участников в литературе 1930-х годов // Отечественная история. 2002. № 1. С. 189.

См.: ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 82. Д. 111. Л. 252-253, 105 - 113.

См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК в 16 т. 9-е доп. и испр. - М.: Политиздат, 1985. - Т.7. - С. 221-223.

См.: Правда. 23 июля. 1941.

См.: Общество и власть. Повествование в документах. М., 1998. С. 122-124.

См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК в 16 т. 9-е доп. и испр. - М.: Политиздат, 1985. - Т.7. - С. 223.

См.: Работа политико-просветительных учреждений в годы Великой Отечественной войны. М. - 1943. - Вып.IV. - С.49.

См.: Правда. 1941. 26 декабря.

См.: Культурная жизнь в СССР. 1941-1945. Хроника. М., 1977. С. 24.

См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.122. Д.188. Л.4; Ф.2391. Оп.1. Д.5. Л.15.

См.: Максакова Л.В. Культура Советской России в годы Великой Отечественной войны: Автореф. дисс. д.и.н. М., 1977. С. 181.

Шостакович Д. Музыка и время. Заметки композитора. Коммунист. 1975. № 7. С. 38.

См.: ГАРФ. Ф. 2036. 0п.70.Д.1152. Л.13.

См.: Печать СССР за сорок лет. 1917-1957 гг.: Стат. материалы. М., 1957. С. 12-57.

См.: О порядке открытия экспозиций в музеях. Приказ ИКП РСФСР № 808 от 3 августа 1942 г. // Директивы и инструктивные материалы для музеев. - М. - 1943. - Вып. IV. С. 49.

См.: Шаги пятилеток. Развитие экономики СССР. М., 1968. С.147.

См.: ГАРФ. Ф.2306. Оп. 69. Д.2809. Л.52.

См.: Сборник руководящих и инструктивных материалов по всеобщему обучению детей. М., 1944. С. 31-36.

См.: Сборник указов, постановлений, решений, распоряжений и при­казов военного времени. 1944. Л., 1945; Сборник руководящих материалов о школе. М., 1944; Собрание постановлений правительства РСФСР /1939-1949/. М., 1950 и др.

  См.: Черник С.А. Советская общеобразовательная школа в годы Великой  Отечественной войны. Историко-педагогическое исследование. М., 1984. С.67.

См.: Кузнецов Г.Ю. Исторический опыт культурного строительства в СССР в годы Великой Отечественной войны  (1941-1945 гг.). Автореф. к.и.н. М., 2005. С. 15.

См.: Музы вели в бой. М., 1985. С. 80.

См.: Герасимов В.М. Идейно-политическая работа Московской партийной организации в первый период Вели­кой Отечественной Войны. М., 1969.

См.: На разгром врага. 1943. 13 марта; За Родину. 1943. 26 августа. На врага. 1944. 13 мая.

См.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Военно-исторические очерки. Кн. первая: Суровые испытания. М.: Наука, 1998. С. 455.

См.: ЦАЛИМ. Ф. 143. Оп. 5. Д. 321. Л. 76.

См.: Наука и ученые России в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. Очерки. Воспоминания. Доку­менты. М.: Наука, 1996. С.4.

См.: Радио в дни войны. Очерки и воспоминания видных военачальников, известных писателей, деятелей ис­кусства, дикторов радиовещания. М.: Искусство, 1982. С. 179.

См.: Радио в дни войны. Очерки, воспоминания... М., 1982. С. 177.

Пинепша Л.Л. Художественная культура как фактор Великой Победы 1941-1945. М.: Диалог-МГУ, 1997. С. 201.

См.: РГАНИ. Ф. 5. Оп. 16. Д. 187. Л. 131.

См.: Работники науки и культуры против гитлеровского варварства // Правда. 27 июля. 1941; Уничтожим фашизм! На митинге писателей Москвы // Литературная газета. 29 июня. 1941. С. 1; Арбузов М.Ф. Задачи школы в предстоящем учебном году // Советская педагогика. 1941. № 8-9;

См.: Советская интеллигенция в Отечественной войне // Правда. 24 янв. 1942; Советский учитель в дни Великой Отечественной войны // Начальная школа. 1942. № 1-2.

См.: Успешно завершить ликвидацию неграмотности // Коммуна. 9 марта 1939; Шестакова А. Улучшить руководство школами // Комму­на. 28 мая 1941; Уроки и выводы // Коммуна. 21 июня 1941.

См.: Фашизм и интелли­генция // Литературная газета. 20 июля. 1941; Храпченко М. Советское искусство в дни войны // Литера­тура и искусство. 1 янв. 1942; Фадеев А. Художественная интеллигенция в Отечественной войне // Литература и искусство. 1янв. 1942 и др.

См., напр.: Кафтанов С.В. Советская интеллигенция в Великой Отечественной войне. М.: Госполитиздат, 1945; Комаров В.Л. Работники науки и культуры против гитлеровского варварства. Ташкент, 1942 и др.

См.: Поспелов П. Советская интеллигенция в Великой Отечест­венной войне. М., 1942; Лукин А. Работа школ Московской области в условиях военного времени // Советская педагогика. 1942. № 1; Воспитание патриотизма // Комсомольская правда. 1945. 23 января; Успешно завершить учебный год // Московский большевик. 1943. 25 апреля; По-большевистски подготовиться к новому учебному году // Московский большевик. 1943. 4 августа; Учить и учиться // Московский большевик. 1943. 15 августа; Кафтанов С. Совет­ская интеллигенция верно служит Родине. М., 1945.

См.: Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. М., 1946; Правда. 1946. 11 февраля.

См.: Важнейшие законы и постановления Советского Государства за время Великой Отечественной войны. М.: Воен. изд. НКО СССР.1946 и др.

См.: Ждан В. Военный фильм в годы Великой Отечественной войны. М.: Госкиноиздат, 1947; Резник О. О некоторых чертах советской литературы в годы Великой Отечественной войны // Советская литература: Материалы совещания-семинара преподавателей советской литературы педагогических институтов. М.: Учпедгиз, 1947; Перцов В.О. Подвиг и герой. Этюды о советской литературе. М.: Советский писатель. 1946; Театральный альманах: Сб. статей и материалов. Т.1. Ч.3. М.: ВТО.1946; Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны. Сб. статей. М.-Л., 1948 и др.

См.: Осовецкий И. Фольклор Великой Отечественной войны. М., 1946, Крупянская В.Ю. Фольклор Великой Отечественной войны. М., 1947.

См.: Смирнов B.C. Документальные фильмы о Великой Отечественной войне. М., 1947; Большаков И.Г. Совет­ское киноискусство в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). М., 1948; Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны // Сборник статей. Л., 1948; Очерки ис­тории русского советского драматического театра. 1935-1945. М., 1954. Т.2.

См.: История русской советской музыки. 1941-1945. М., 1959. Т.З; История русского искусства. М., 1964; Со­ветское искусство периода Великой Отечественной войны. М., 1965.

См.: Вайнкоп Ю. Композиторы и музыковеды Ленинграда на «Большой Земле» // В годы Великой Отечественной войны: Воспоминания. Л., 1959; Музалевский В. Ленинградские композиторы в Узбеки­стане // В годы Великой Отечественной войны. Л., 1959; Образцова А.Г. Театр имени Моссо­вета. Очерк творческого пути. М.: Искусство, 1959; Ким М.П. 40 лет советской культуры. М.: Гос. изд-во полит. лит., 1957.

См.: Максакова Л. В. Культурно-просветительные учреждения в первые годы Великой Отечественной войны 1941 - 1943 гг. // История СССР. 1960. № 3; Максакова Л.В. В рядах воюющего народа (Из истории советской культуры в годы Великой Оте­чественной войны). М., 1965; Максакова Л.В. Театр - фронту. 1941 - 1945 // История СССР. 1965. №3; Максакова Л.В. Культура Советской России в годы Великой Отечественной войны: Автореф. дисс. д.и.н. М., 1977.

См.: Суздалев П.К. Подвиг народа - главная тема изобразительного искусства // Советская культура в годы Ве­ликой Отечественной войны. М., 1976; Он же. Советское искусство периода Великой Отечественной вой­ны. М.: Советский художник, 1965; Он же. Советское искусство в период Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы. М.: Изд-во Академии худ. СССР, 1963; Он же. Художники Москвы в годы Великой Отечественной войны // Московские художники в дни Великой Отечественной войны. М., 1981.

См.: Заславский А.Б. Вспоминая годы грозовые: Записки художника. Саратов, 1969.

См.: Медынский Е.Н. Народное образование в СССР. М., изд-во АПН РСФСР, 1952; Токарева Ю.С. Деятельность партийных организаций Советской России в области народного образования. М., 1956; Яркина Т.Ф. Школа РСФСР в период Великой Отечественной войны 1941-1945. Дисс... канд. пед. наук. М., 1954; Миркина Г.Л. Средняя школа Московской области в годы войны и послевоенной сталинской пятилетке. Дисс. канд. пед. наук. М., 1951; Плотников И.Ф. КПСС - вдохновитель и орга­низатор труда советской интеллигенции и учителей. Дисс. канд. ист. наук. Свердловск, 1954; Штымов С.Т., Дейненко М.М. Народное образование как фактор, влияющий на развитие экономики СССР. Челябинск: Южно-Уральское кн. изд-во, 1966; Рогова Н.В. Школы Ленинграда в годы Великой Отечественной войны: По архивным материалам отдела рукописей и редких книг / Исследование памятников письменной культуры в собрании отдела рукописей и редких книг. Воспоминания и дневники. Л., 1967.

См.: Балуев Б.П. Газета «Правда» в годы Великой Отечественной войны. М., 1970; В одной газете... Репортажи и статьи 1941-1945 гг. / Сост. Л. Лазарев. М., 1979; Ревуцкий М.И. Фронтовая печать сибирских дивизий в битве за Ленинград (декабрь 1941- август 1944): Автореф. дисс. к.и.н. Томск, 1973; Семакин С.И. Военная печать - боевое оружие Коммунистической партии в укреплении дружбы народов СССР на фронтах Великой Отечественной войны. 1941-1945. М., 1988; Широкорад И.И. Деятельность московской партийной организации по повышению роли печати в усилении помощи фронту 1941-1945 гг.: Дисс. к.и.н. М., 1989.

См.: Советский театр в годы Великой Отечественной войны. К 20-летию Великой Победы. 1945-1965. Фронто­вые спектакли. М., 1965; История советского драматического театра. 1941-1953. М., 1969. Т.5; Сагалович М., Московский художественный театр и Советская Армия. М., 1972; Герасимова Н.П. Патриотическая деятельность театров в годы войны 1941-1945 гг.: Автореф. дисс. к.и.н. М., 1988.

См.: Попова Л.Е. Радио — важнейшее средство Коммунистической партии по мобилизации советского народа на борьбу против немецко-фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны (на материалах Центрального радио): Автореф. дисс. к.и.н. М., 1969; Ковтун В.Г. Радио - важнейшее идеологическое оружие Ленинградской организации в период героической обороны города (июнь 1941-1944 гг.). Л., 1975 и др.

См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945. М., 1963; История Советского драматического театра: В 6 т. Т.5. 1941 - 1953 гг. М: Наука, 1969; Из истории куль­турного строительства в Таджикистане. 1941 - 1960 гг. Т.2. Душанбе: Изд-во «Ирфон», 1972; Из истории советской архитектуры. 1941 - 1945 гг.: Документы и материалы. Хроника военных лет. Архитектурная пе­чать. М.: Наука, 1978; История музыки народов СССР. Т.3. 1941-1945. М: Советский композитор, 1972; Васильев А.Ф. Советский тыл в Великой Отечественной войне // Вопросы истории. 1966. № 6; Кузница победы: Подвиг тыла в годы Великой Отечественной войны. Очерки и воспоминания. М: Политиздат, 1980; Беликов А.М. Советский тыл в годы Великой Отечественной войны. М., 1969; Он же. Тыл кует победу. М.: Знание, 1965; Культурная жизнь в СССР.1941-1945. Хроника. М: Наука, 1977.

См., напр.:  Сечкина Л.П. Трудовой подвиг Таджикского народа в годы Великой Отечественной войны. Дис... канд. ист. наук. М., 1960; Меликулов Р. Развитие культуры Узбекистана в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941 - 1945): Дис... канд. ист. наук. Ташкент, 1963; Ахунова Р.Р. Советская интеллигенция Узбеки­стана в годы великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.): Дис. канд. ист. наук. Ташкент, 1975 и др.

См.: Веселов Г.П. Советская интеллигенция в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945): Дис. ... канд. ист. наук. М., 1966; Лихоманов М.И. Хозяйственно-организаторская работа партии в тылу в первый пери­од Великой Отечественной войны. 1941 - 1942 гг. Дис... канд. ист. наук. Л., 1970; Арсеньев В.И. Опыт организации и управления военной экономикой СССР в первый период Великой Отечественной войны: Дис... канд. ист. наук. М., 1973; Луке Г.А. Вклад научной и инженерно-технической интеллигенции Поволжья в укрепление тыла и оказание помощи фронту в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. Дис... канд. ист. наук. Куйбышев, 1980.

  См.: Сарченко Г.Ф. Учительство - ближайший помощник партии во всенародной борьбе в тылу врага 1941-1944 / Ученые записки Псковского ГПИ. Т.32 Ч.I. Псков. 1966. С.13-49; Сыркин В.А. Они тоже ковали победу. Куйбышев. 1970; Макаров В.И. Деятельность коммунистической партии по руководству народным образованием в Центральных районах РСФСР. Дисс. канд. ист. наук. М., 1971; Грачева О.Н. Руководство партийных организаций Урала народным образованием в период Великой Отечественной войны 1941-1945. Дисс...канд. ист. наук. Свердловск. 1965; Черник С.А. Связь времен и поколений // Советская педагогика. 1977. № 5; Лельчук B.C., Погудин В.И. Строительство социализма в СССР. Историографический очерк. М.: Мысль, 1977 и др.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.