WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Государственный совет Российской империи: состав, полномочия, структура, механизм функционирования (1906-1917 гг.)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

ДЁМИН Вадим Александрович

Государственный совет Российской империи: состав, полномочия, структура, механизм функционирования (1906-1917 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

 доктора исторических наук

Москва, 2007


Работа выполнена в Московском государственном областном университете.

Научный консультант           доктор исторических наук, профессор

Шелохаев Валентин Валентинович

Официальные оппоненты:    доктор исторических наук, профессор

                                                  Степанский Александр Давидович

                                                  доктор исторических наук, профессор

                                                  Малышева Ольга Геральдовна

                                                  доктор исторических наук, профессор

                                                  Кошкидько Владимир Григорьевич

Ведущая организация                              Московский педагогический государственный университет

Защита состоится 24 октября 2007 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.05 при Московском государственном областном университете по адресу: г. Москва, ул. Ф. Энгельса д. 21а ауд. 305

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета.

Автореферат разослан                          2007 года.

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент      (подписала)       Е.Б. Никитаева

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования вытекает из потребностей развития исторической науки  на современном этапе. Его особенностью является повышенный интерес к политическим институтам, к истории реформ, анализу причин их успехов и неудач и т.п.  

Как известно, в 1905-1906 гг. Российская империя перешла к конституционному строю. Был создан двухпалатный парламент с законодательными, финансовыми и некоторыми контрольными полномочиями. Его верхней палатой являлся реформированный Государственный совет.

Исследование одного из высших органов власти представляет значительный интерес для понимания политической системы последнего десятилетия Российской империи и возможностей ее эволюции. В частности, исследование верхней палаты весьма важно для выявления соотношения бюрократических и общественных элементов в политической системе, реального места в ней законодательных палат, возможности воздействия различных общественных слоёв на политику.

Изучение этих проблем необходимо для понимания особенностей модернизации России, что представляется весьма актуальным по научным и политическим соображениям.

Объектом исследования избрана система высших органов государственной власти Российской империи после преобразования государственного строя в 1905-1906 гг.

Предметом исследования является реформированный Государственный совет России как политический институт, его состав, место в системе органов власти, механизм функционирования. 

Хронологические рамки работы в основном охватывают период существования реформированного Государственного совета – 1906-1917 гг.

Целью исследования является анализ роли Государственного совета в системе высших органов власти Российской империи начала ХХ в. На основе этой цели поставлены следующие задачи:

–определить степень научной разработки проблемы;

–проанализировать историю Государственного совета до реформы 1906 г. (для выяснения его традиций, действовавших и после неё);

–выявить цели и задачи этого преобразования;

–изучить полномочия верхней палаты и её отношения с другими органами государственной власти;

–рассмотреть решения Государственного совета по всем входящим в его компетенцию проблемам;

–проанализировать порядок формирования Совета и правовой статус его членов, личный состав палаты;

–изучить состав и идеологию политических групп верхней палаты и их частей;

–подробно рассмотреть внутреннюю организацию и порядок работы Государственного совета.

Методологическая база исследования. Диссертация подготовлена на основе базовых принципов исторической науки: стремления к объективности, историзма, системности, детерминизма, а также идеи многофакторности исторического процесса.

Как известно, стремление к объективности требует от исследователя по возможности отрешиться от личных политических и др. симпатий и антипатий. Принцип историзма предполагает изучение исторических явлений в контексте их эпохи. Принцип системности позволяет представить объект исследования как систему со своей структурой и механизмом функционирования. Принцип детерминизма предусматривает выявление причинно-следственных связей между явлениями. Согласно идее многофакторности исторического процесса, исторические события обусловливаются различными факторами (политическими, идеологическими, социальными, экономическими, культурными, внешними и др.), соотношение которых в разных ситуациях меняется.

При работе над диссертацией использованы различные специально-исторические методы: нормативно-правовой, сравнительный, структурный, проблемно-хронологический, ретроспективный анализ и др.

В рамках нормативно-правового подхода проведено изучение законодательства о Государственном совете. Активно использован сравнительный метод: для выделения особенностей Государственного совета и присущих ему общих черт он сопоставляется с Государственной думой и верхними палатами других государств начала ХХ в. Активно использовался проблемно-хронологический подход, т.е. расчленение темы на ряд проблем, каждая из которых рассматривается в хронологической последовательности. Структурный метод применялся при рассмотрении внутренней организации верхней палаты. Важнейшее место занял ретроспективный анализ (движение от более удалённого прошлого к менее удалённому), позволивший выявить традиции Государственного совета, а также изменения его состава, организации, политической позиции, порядка работы и т.п. во времени.

Для установления политической роли Совета привлечены некоторые методы и теории политологии, в частности, учение М. Вебера о легитимности власти. Для обработки данных о личном составе верхней палаты использованы элементы статистического анализа.

Анализ степени изученности темы сделан в первой главе диссертации. В отечественной историографии можно выделить 3 периода: 1906-1917 гг., 1920-е – середина 1990-х гг., середина 1990-х гг. – настоящее время.

На первом этапе реформированный Государственный совет изучался, во-первых, журналистами и публицистами, во-вторых, специалистами по государственному праву. Последние рассматривали законы о Государственном совете и сравнивали их с постановлениями о зарубежных верхних палатах, практически не исследуя деятельность Совета.

Писавших о Государственном совете публицистов можно разделить на 3 направления: право-консервативное, либеральное и социалистическое. Все они кратко рассматривали законы о Государственном совете и его деятельность с точки зрения идей своих партий.

В советский период появилась научная литература о верхней палате. Основными исследованиями этого этапа были кандидатские диссертации (А.Д. Степанского, А.П. Бородина, Е.Э. Новиковой), части которых были опубликованы в виде статей, а также труды по истории правящих кругов начала ХХ в. (Е.Д. Черменского, А.Я. Авреха, В.С. Дякина и др.), в которых имеются упоминания о Государственном совете. В этих работах выяснены (не всегда удачно) лишь отдельные немногие стороны истории верхней палаты.

С середины 90-х гг. прошлого века изучение реформированного Государственного совета усиливается. Он затрагивается в работах по истории Государственной Думы (А.Ф. Смирнова, О.Г. Малышевой и др.), становится предметом монографических (А.П. Бородина, Е.А. Юртаевой, В.Г. Кошкидько) и других (В.М. Шевырина, М.Ф. Флоринского и др.) исследований. В этих работах изучены многие (но не все) стороны деятельности палаты.

Зарубежная (в т.ч. русская эмигрантская) литература о Государственном совете является крайне немногочисленной и фрагментарной.

Можно заметить, что в изучении реформированного Государственного совета достигнуты значительные успехи. Однако важные вопросы его истории исследованы недостаточно. Поэтому верхняя палата Российской империи нуждается в дальнейшем глубоком изучении.

Важнейшей составляющей источниковой базы диссертации стали документы 10 фондов РГИА и ГА РФ. Эти дела содержат материалы разработки реформы Государственного совета, записки высших сановников императору об его работе, служебную переписку его председателя, материалы к его заседаниям, протоколы заседаний комиссий палаты, формулярные списки её членов, документы об их статусе, дела о выборах в Совет, документальные материалы группы центра верхней палаты (протоколы заседаний группы и её комиссий, учёт её личного состава и др.), неопубликованные воспоминания членов Совета и др. Некоторые из архивных документов впервые вводятся в научный оборот.

Следующими группами источников являются законодательные и иные нормативные документы о реформированном Государственном совете, а также опубликованные материалы их обсуждения.

Важное место в источниковой базе исследования занимают издания законодательных палат. Из них необходимо выделить стенографические отчёты Государственного совета и приложения к ним. Эти материалы содержат полную и разнообразную информацию о всех сторонах его истории. Эти источники дополняются изданиями Государственной думы, а также ежегодными обобщающими докладами председателя Совета императору о работе верхней палаты.

Использованы газетные сообщения о работе реформированного Государственного совета. Они также дополняют стенографические отчёты и позволяют установить различные закулисные явления в его стенах.

Важное место в источниковой базе диссертации занимают воспоминания и дневники членов верхней палаты и правительственных деятелей (А.Н. Наумова, С.Ю. Витте, А.Ф. Кони, Н.С. Таганцева, В.Н. Коковцова, М.М. Ковалевского, А.А. Поливанова, А.А. Половцова и др.).

Более подробно использованные при работе над диссертацией источники разбираются в первой главе.

Научная новизна исследования заключается в следующем. Впервые выявлены традиции дореформенного Государственного совета, влиявшие на его деятельность после преобразования 1906 г. Впервые в литературе проанализирована роль Государственного совета в системе органов власти на основе всей совокупности его законодательной, финансовой и контрольной деятельности (а не рассмотрения лишь некоторых наиболее важных законов, как в предшествующих работах). На этом материале обоснованы выводы, отличающиеся от предложенных в большинстве исследований.

Также впервые подробно рассмотрены идеология (в т.ч. внутренние разногласия) всех политических групп верхней палаты на всём протяжении её истории. Впервые дано полное изложение (не только на основании законов и Наказа, но и практики) внутренней структуры и порядка работы Государственного совета. Подробнее, чем в предшествующих работах, рассмотрены законы о формировании верхней палаты и правовом статусе её членов, и, главное, соответствующая практика. Выявлена влиятельность представителей различных курий в Совете.

Практическое значение работы. Материалы диссертации могут быть использованы при написании обобщающих трудов и учебных пособий по отечественной истории, разработке курсов и спецкурсов по политической истории России начала ХХ в., истории модернизации  России, истории российского парламентаризма и другим вопросам.

Апробация диссертации. Диссертация обсуждалась кафедрой истории России средних веков и нового времени Московского областного университета и была рекомендована к защите. Результаты исследования изложены в двух монографиях, нескольких десятках статей и др. работах соискателя. Издательский проект по теме диссертации был поддержан Российским гуманитарным научным фондом. Кроме этого, материалы диссертации использованы в написанных автором статьях в энциклопедии о Государственной думе и учебном пособии .

Структура работы построена по проблемному принципу, что позволяет всесторонне проанализировать реформированный Государственный совет. Диссертация состоит из введения, 5 глав, разделённых на параграфы, заключения, списков использованных архивных фондов, опубликованных источников и литературы.

Содержание исследования

Во введении дано обоснование актуальности темы, указаны предмет, хронологические рамки, цели и методы исследования, его научная новизна и практическое значение.

Глава 1 посвящена историографии и источниковой базе работы. В изучении реформированного Государственного совета (применительно к отечественной литературе) можно выделить 3 периода. Первый охватывал начало ХХ в. (1906-1917 гг.). Среди текстов этого времени можно выделить 2 группы. К первой относятся сообщения журналистов и произведения публицистов о деятельности верхней палаты или (чаще) Государственной думы с некоторыми сведениями о Совете, ко второй – курсы государственного права, а также монографии и статьи по этой дисциплине.

Работы первой группы обычно ограничивались сообщением тех или иных фактов из деятельности верхней палаты или своих наблюдений о ней. По политической направленности эти произведения можно разделить на 3 направления: право-консервативное, либеральное (делящееся в свою очередь на 2 течения – октябристское и кадетское) и социалистическое. Правые консерваторы положительно оценивали деятельность Государственного совета, отклонявшего те решения Государственной думы, которые противоречили принципам православия, самодержавия и народности или косвенно подрывали их .

Работы либерального направления, являвшиеся наиболее многочисленными и подробными, напротив, объявляли позицию Государственного совета излишне консервативной. Октябристы подчёркивали, что «работы третьей Думы на благо обновлённой России встретили неожиданные и порой даже неустранимые препятствия в своеобразной деятельности Государственного совета, во многих случаях сводившим на нет благие начинания нижней палаты». От анализа причин такого положения октябристы уклонялись . В их текстах подчёркивалось, что, несмотря на позицию верхней палаты, III Думе удалось добиться значительных успехов в деле обновления страны.

В работах кадетского направления отмечается, что «думские законопроекты, попадая в Государственный совет, подвергались прежде всего обсуждению не с точки зрения их соответствия определённым нуждам страны и целесообразности, а с точки зрения их политической благонадёжности и соответствия «искони-русским государственным началам». И как ни старалась третья Г. Дума удовлетворить этим требованиям… она, тем не менее, экзамена на благонадёжность не выдержала».

Поэтому «ко всем законопроектам, имевшим хотя бы слабые признаки прогрессивного начинания», Государственный совет неизменно применял «законодательную обструкцию» , т.е. их отклонение или переделку, лишающую их смысла.

Из немногих работ социалистического направления о реформированном Государственном совете можно выделить небольшую статью В.И. Ленина «Благодарим за откровенность» (1913 г.). Её суть сводится к следующей цитате: «Государственный совет – вовсе не случайное политическое учреждение, а орган класса… Класс этот – крупные помещики» .

Авторы работ по государственному праву (Н.И. Лазаревский, С.А. Котляревский, В.М. Гессен, Н.А. Захаров, Н.И. Палиенко, В.В. Ивановский и др.) анализировали законы о Государственном совете и сравнивали их с постановлениями о зарубежных верхних палатах . Использование сведений о практической деятельности Совета в этих трудах минимально. Альбом М.Л. Левенсона содержит краткие биографические сведения о большинстве членов верхней палаты.

Можно заключить, что на первом этапе изучения реформированного Государственного совета были исследованы законодательные постановления о нём и отдельные вопросы его работы. Однако научный анализ его деятельности не начинался.

Второй этап изучения реформированного Государственного совета имел место в 20-е – середине 90-х гг. До конца 30-х гг. верхняя палата почти не упоминалась в литературе. И лишь с этого времени он становится предметом интереса профессиональных историков, прежде всего Е.Д. Черменского , а с середины 50-х гг. А.Я. Авреха , В.С. Дякина и др. В их работах по истории правящих кругов начала ХХ в. появляются указания на политическую позицию Совета и его решения по наиболее важным вопросам. Эти сведения очень неполны, иногда еще и неточны . Эти работы приходят к выводу о наличии в верхней палате правого большинства и блокировании им почти всех попыток политических реформ (в т.ч. правительственных).

Реформе Государственного совета и началу его деятельности в обновленном виде были посвящены работы А.Д. Степанского . Он рассмотрел историю разработки законов о верхней палате, её деятельность в первые 2 сессии и создание в ней политических групп. По его мнению, Государственный совет был самым влиятельным органом власти.

В 70-е гг. появляются первые работы А.П. Бородина о Государственном совете , посвященные главным образом рассмотрению верхней палатой нескольких наиболее важных законопроектов правительства Столыпина. Е.Э. Новикова изучила деятельность (главным образом решения) верхней палаты в годы Первой мировой войны .

В первой половине 90-х гг. частота упоминаний реформированного Государственного совета увеличилась в связи с общим повышением интереса к истории императорского правительства. По мнению автора, это обстоятельство не означало перехода к новому этапу. Тексты этого времени выявили лишь небольшое число новых фактов, по-прежнему не претендуя на создание целостного представления о реформированном Государственном совете. В идейном плане (применительно к верхней палате) эти работы не вносили ничего нового по сравнению с текстами 30-80-х гг.

В общем можно заключить, что в 20-е – середине 90-х гг. были изучены отдельные вопросы истории реформированного Государственного совета. Основные исследования этого этапа представляли собой неопубликованные кандидатские диссертации. Верхняя палата рассматривалась как орган класса помещиков, занимающий последовательно консервативные позиции и сделавший невозможными даже умеренные реформы.

Со второй половины 90-х гг. начинается третий этап в изучении реформированного Государственного совета. Появляется довольно большое количество посвященных ему работ, в т.ч. монографических. Высказываются различные идеи о политических позициях верхней палаты и её роли в законодательном процессе.

В этот период реформированный Государственный совет продолжал рассматриваться попутно в работах, посвящённых Думе . В наиболее подробном исследовании А.Ф. Смирнова вновь подчёркивается консервативная роль верхней палаты.

Как отмечалось, на рубеже ХХ-ХХI вв. впервые появились посвященные верхней палате монографии. Первая из них была написана Бородиным. Она основана на весьма широком круге опубликованных и архивных источников. В монографии обстоятельно проанализированы история преобразования Государственного совета, его личный состав, соотношение численности политических групп. Рассмотрена также "реакция Государственного совета и в первую очередь его правого крыла" на правительственные проекты реформ, направленные на ликвидацию сословной приниженности крестьянства.

Подчёркивается, что "классовая природа самодержавия и соотношение сил внутри третьеиюньского блока обусловили ярко выраженный дворянский характер реформированного Гос. совета" . Подавляющее большинство (свыше 4/5) членов верхней палаты происходили из потомственных дворян. Около 3/4 (2/3 назначенных и 9/10 выборных) владели в разном размере недвижимостью, в основном землей. В то же время отмечается, что значительное большинство назначенных и многие выборные члены жили не столько на доходы от имений, сколько на жалование .

В монографии указывается, что реформа крестьянского землев­ладения была одобрена в соответствии с мнением правительства, реформа местного суда также была принята, хотя и с существенными изменениями. Совет согласился на введение земского самоуправления в юго-восточном крае, но не согласился относительно западных губерний и Донской обла­сти. Создание волостного земства и реформы в народном образовании были отклонены.

По мнению Бородина, в Государственном совете первона­чально существовало октябристское большинство, но с 1907 г. в резуль­тате отказа Николая II от реформ и усиления консервативных настроений в поместном дворянстве началось поправение верхней палаты. "Образовавшееся правое большинство парализует реформаторскую деятель­ность и Думы, и правительства, превращая Гос. совет в "гибельную за­пруду" .

В книге Бородина не изучена законодательная практика верхней палаты в целом (в частности, рассмотрение ею проектов о резком увеличении ассигнований на начальное образование, внесении част­ных улучшений в финансирование местного самоуправления, судебную часть, гражданское право, положение женщин и др.) и использование ею контрольных полномочий. Отсутствует систематическое изложение идеологии фракций Совета и их течений, внутренней организации и порядка работы палаты, а также её формирования и юридического положения членов. В целом ряде случаев невнимание к этим сюжетам приводит к фактическим ошибкам .

Попыткой подробного и полного изложения организации и деятельности реформированного Государственного совета, его структуры, компетенции, основных функций, форм взаимодействия с монархической властью, Государственной думой и Советом министров является работа Е.А. Юртаевой . Цель этого исследования трудно признать в полной мере достигнутой.

Монография написана главным образом на основе законов и иных нормативных актов, а также трудов правоведов начала ХХ в. и, в незначительной степени, стенографических отчетов верхней палаты.  Помимо содержания правовых актов, книга содержит рассуждения, основанные не столько на практике Государственного совета, сколько на общих соображениях и абстрактной правовой логике. Отмечается, что «народное представительство образца 1906-1917 гг. в России не имело должной социальной опоры, оно не только не выражало интересы народа, но и прямо им противоречило» .

История верхней палаты в 1906-1907 гг. рассмотрена в работах В.Г. Кошкидько . Он на основании различных опубликованных и архивных источников подробно изучил разработку реформы Государственного совета, его личный состав, внутреннюю организацию и порядок работы, фракционный состав, а также деятельность верхней палаты в 1906-1907 гг.

Помимо монографий, на рубеже ХХ-ХХI вв. появилось также несколько статей о реформированном Государственном совете, написанных на основе узкого круга источников (главным образом законодательных, некоторых мемуарных, а также выдержек из стенографических отчётов палат).

В работе В.М. Шевырина кратко рассматривается история дореформенного Совета, идеи, высказанные при обсуждении его реформы, полномочия, фракционный состав, внутренняя организация и деятельность палаты, личные качества её руководителей . В статье указывается, что «ни при Столыпине, ни позже Госсовет не стал «заглушкой» для эволюционного развития России» . «Госсовет скорее специализировался на «шлифовке» законопроектов…» . Отклонение Советом «нежелательных» и «слишком левых» законопроектов оценивается скорее положительно, т.к. быстрые преобразования в условиях России начала ХХ в. были чреваты катастрофой.

В статье П.А. Федосова при изложении полномочий палат отмечаются фактические преимущества Думы в законодательном процессе (едва ли не впервые в литературе). Автор критикует представление о верхней палате как об однозначно консервативном учреждении и указывает её основную задачу – «демпфировать прямые столкновения общества в лице Государственной думы и государства в лице царя» .

По мнению Федосова, «Государственный совет после реформы 1906 г. представлял собой полноценную по европейским меркам начала ХХ в. вторую палату парламента, признанную международным парламентским сообществом, аккумулирующую в себе огромный интеллектуальный потенциал и государственный опыт, настроенную на конструктивное сотрудничество с первой палатой, естественно, в рамках Основных законов страны, и осуществлявшую этот настрой с того момента, как аналогичную готовность проявила и Государственная дума» . Несмотря на ряд удачных наблюдений, работа представляется поверхностной и крайне односторонней.

Можно сделать вывод, что в середине 1990-х – 2000-е гг. изучение реформированного Государственного совета значительно улучшилось. В опубликованных работах исследованы многие стороны истории реформированного Государственного совета. Однако другие важные сюжеты разработаны недостаточно. Поэтому верхняя палата нуждается в дальнейшем изучении.

Предложить периодизацию зарубежной (в т.ч. русской эмигрантской) литературы о реформированном Государственном совете затруднительно из-за крайне малого числа соответствующих работ. В литературе «Русского зарубежья» исследований, специально посвященных реформированному Государственному совету, не имеется. Верхняя палата в той или иной степени затрагивалась в общих исследованиях, посвящённых политической истории начала ХХ в.

В зарубежной литературе реформированный Государственный совет специально почти не изучался. Монография французского правоведа П. Шасля по своему содержанию примыкает к трудам российских государствоведов начала ХХ в.

Верхняя палата упоминается в большом числе общих работ по политической истории начала ХХ в., опубликованных в его второй половине . Из них наиболее подробной является монография английского историка Д. Хоскинга. По его мнению, в Государственном совете уже к 1909 г. вокруг группы правых сложилось консервативное большинство, ставшее труднопроходимым барьером для законодательных изменений, особенно затрагивающих интересы дворянства или прерогативы самодержавия. Этот барьер могли проходить лишь проекты, одобренные императором . Это обстоятельство послужило одной из причин невозможности либеральных реформ (кроме крестьянской) в рамках третьеиюньской системы.

Специально посвящена реформированному Государственному совету лишь одна работа – довольно поверхностная статья американского историка А.Ч. Коррос , написанная на узком круге опубликованных источников и литературы. Исследователь в общем виде рассмотрела взаимоотношения верхней палаты с правительством П.А. Столыпина, а также ход обсуждения в Совете проектов о штатах Морского генштаба (очень кратко) и (немного подробнее) западного земства. В работе также утверждается, что Государственный совет оказался орудием дворянства в его противодействии реформаторским планам Столыпина.

Можно заключить, что в имеющейся литературе в общем исследованы законы о реформированном Государственном совете (в т.ч история их разработки), а также результаты обсуждения им наиболее важных законопроектов. Начато изучение взаимоотношения Государственной думы и Совета, личного состава верхней палаты, порядка её работы, а также её политических групп. Последние рассматриваются лишь в отдельные этапы своей истории.

В то же время не исследована законодательная и бюджетная работа реформированного Государственного совета в целом, фракции верхней палаты на всём протяжении их истории. Имеются пробелы в изучении политической позиции верхней палаты, её взаимоотношений с нижней, внутренней организации и порядка работы, влияния традиций Совета на его деятельность, личного состава верхней палаты, правового положения его членов.

В литературе преобладают идеи  (наиболее решительно высказанные Степанским и Бородиным ) о решающей роли реформированного Государственного совета в законодательной деятельности, наличии в нём однородно правого большинства и срыве верхней палатой реформаторских планов Думы и правительства, что привело к параличу законодательного механизма. Согласно другим мнениям (Шевырина и Юртаевой), верхняя палата лишь снижала скорость преобразований и была крайне зависима от правительства, являясь прежде всего «буфером» между Думой и самодержавной властью», во многом снимая «остроту отношений» между ними . Эта точка зрения в предшествующих работах не получила подробного обоснования.

Источниковую базу диссертации составили разнообразные опубликованные и архивные источники. Их важной группой являются законодательные и иные нормативные материалы о Государственном совете. Из их публикаций необходимо выделить сборник «Государственный совет. Сборник узаконений и постановлений с разъяснениями» , в котором собраны все законы и иные нормативные акты, касающиеся верхней палаты, а также указаны их толкования. Использовано также несколько  других публикаций .

Значительный интерес представляют собой материалы разработки и обсуждения реформы Государственного совета в 1905-1906 гг. Они содержат интересные сведения о взглядах правящих кругов на задачи и состав верхней палаты.

Стенограммы его заседаний и указатели к ним дают обширную и обстоятельную информацию о деятельности верхней палаты, её отношениях с другими органами власти, личном составе, численности, идеологии и выступлениях его политических групп и отдельных членов. Этот же источник раскрывает порядок принятия решений Государственным советом. Эти материалы были проработаны автором практически полностью.

Для уточнения решений Совета по отдельным вопросам,  почему-либо не нашедшим всестороннего отражения в стенограммах его заседаний, использованы материалы Государственной Думы , а также газетные сообщения о работе Совета . Они позволяют дополнить официальные стенограммы сведениями о различных закулисных явлениях в верхней палате, а также деятельности её руководства, комиссий и групп. Наиболее подробными в этом плане являются репортажи газеты «Новое время».

Стенограммы съездов Объединённого дворянства , в которых принимали активное участие многие члены Государственного совета, также позволяют уточнить идеологические позиции и политическую платформу фракций верхней палаты, главным образом правой группы.

Отчеты председателя Государственного совета императору о сессиях палаты подводят итог стенограммам заседаний,  излагая основные результаты работы Совета и изменений в его составе. 

Важное место в источниковой базе работы занимают материалы группы центра Государственного совета: списки группы и ее руководства, протоколы заседаний группы (сохранившиеся не полностью) и ее комиссий и др. Эти источники раскрывают состав, идеологию, политические позиции (в т.ч. внутренние разногласия), организацию (в т.ч. личный состав руководства) и деятельность центра верхней палаты.

Фонд общего собрания Государственного совета содержит служебную переписку его председателя , в которой имеются сведения о порядке реализации полномочий главы палаты, работе его и Совета в целом, порядке принятия в нём решений, а также фракционном составе и др. Фонд включают также другие интересные материалы Совета.

Дела государственной канцелярии позволяют выяснить отдельные стороны вопросы состава, организации и деятельности палаты. Записки отдельных сановников Николаю II о Государственном совете и посвященные ей дела Совета министров показывают отношение правительственных кругов к деятельности палаты.

Обширную и разнообразную информацию дают воспоминания членов Совета и связанных с ним лиц , а также их показания Чрезвычайной следственной комиссии . Эти источники, в частности, позволяют восстановить обстановку выработки решений в Государственном совете, уточнить механизм его работы, идеологию различных групп, выяснить личные качества и практическую роль руководителей палаты и её политических групп, и, главное, понять политическую атмосферу в Совете и точнее определить, чем его члены руководствовались в своей деятельности.

Имеющиеся опубликованные и архивные источники содержат достаточно полную и всестороннюю информацию о реформированном Государственном совете и позволяют решить поставленные в диссертации задачи.

Глава 2 – «История и состав Государственного совета» посвящена дореформенному Государственному совету, а также порядку формирования верхней палаты, правовому статусу и общему анализу анкетных данных её членов. В частности, указывается, что Государственный совет был создан в 1810 г. по инициативе известного реформатора М.М. Сперанского по образцу Государственного совета наполеоновской Франции.

Основная обязанность дореформенного Государственного совета сводилась к рассмотрению министерских законопроектов и бюджета до их представления императору. При рассмотрении этих дел Совет в основном разрешал разногласия министерств, а также не допускал издания законов из личных, узковедомственных и т.п. соображений. Несмотря на исключительно совещательные полномочия Совета, основная часть законопроектов утверждалась в редакции его большинства.

Превращение Государственного совета в верхнюю законодательную палату было связано с созданием Государственной думы. При разработке законов о преобразовании правительство стремилось создать консервативный противовес народному представительству, способный предотвратить прямые столкновения императора и Думы, а также придать верхней палате моральный авторитет в глазах общественного мнения и Думы.

Согласно указу 20.2.1906 г. о преобразовании учреждений Государственного совета и Учреждению Государственного совета 24.4.1906 г. верхняя палата включала 196 членов: 98 назначаемых императором и 98 выборных. Первые выбирались из числа, как правило, высших чиновников.

Члены реформированного Государственного совета по назначению увольнялись от должности только по их просьбам. Однако количество членов по назначению превышало число мест для них в палате. Поэтому 1 января каждого года 98 назначались на 1 год к присутствию. Не попавшие в этот список оставались на государственной службе и продолжали получать немалое жалование, но никаких прав и обязанностей в Государственном совете не имели.

Ежегодно переводилось в не присутствующие в среднем  3-4 члена, в основном весьма пожилые сановники, утратившие работоспособность. Однако и единичные (до 1917 г.) случаи увольнения из-за неугодных выступлений "имели самое демора­лизующее влияние на членов по назначению…" . В январе 1917 г. была проведена чистка назначаемой части Совета (поддержавшего думскую оппозицию правительству) и освобождено от присутствия 18 членов.

56 членов Государственного совета (29 % его состава) избирались от губерний Европейской части России (с развитым частным землевладением), по общему правилу 1 член от губернии. В губерниях с земским самоуправлением (таковых в 1906 г. было 34, с 1913 - 43) член верхней палаты избирался губернским земским собранием. В губерниях без самоуправления выборы производились съездом крупных и средних землевладельцев. Срок полномочий членов от земств и землевладельцев по общему правилу равнялся 3 годам.

42 члена Государственного совета (21 % его состава) избиралось от различных элитных групп населения на общегосударственной основе на 9 лет, причем каждые 3 года 1/3 представителей каждого разряда заменялась. 18 членов (9 %) избирались съездом выборщиков от губернских дворянских собраний. 12 членов Государственного совета (6 %) избирались выборщиками от различных организаций предпринимателей (в основном биржевых комитетов).

6 членов (3 %) представляли Академию наук и университеты. Они избирались съездом выборщиков от полного собрания АН и университетских советов. Ещё 6 членов верхней палаты представляли православное духовенство. Из них 3 (от чёрного духовенства) выбирались епархиальными архиереями, другие 3 (от белого духовенства) – Святейшим синодом из большого числа (как минимум многих десятков) кандидатов,  выдвинутых духовенством на благочинных съездах.

Члены реформированного Государственного совета в большинстве были пожилыми людьми (средний возраст на момент первого назначения или избрания – 56 лет) и отличались высоким уровнем образования (высшее имели 78 %). Члены по назначению были в среднем лучше образо­ванны, более опытны в государ­ственных делах вообще и в законодательных в частно­сти, а также хорошо знали друг друга по предшествующей службе. Благодаря всему этому они играли ведущую роль в палате, подавляя своих вы­борных коллег, принадлежащих к разным регионам и общественным слоям, нередко с недоверием относившихся друг к другу и часто обременённых делами вне верхней палаты.

Определенное влияние в реформированном Государственном совете имели также представители земств и примыкавшая к ним часть делегации дворянства. Они также вышли из одной среды и имели обширный опыт работы в государственном управлении (как предводители дворянства) и самоуправлении, а также представляли состоятельную ("цензовую") часть общества, доминировавшую в Государственной думе (с 3.6.1907 г.) и земствах. Однако эти депутаты значительно уступали бюрократам в численности и образованности, поэтому повести за собой большинство могли лишь при высокой степени единодушия.

Остальные члены не пользовались в Совете большим влиянием и либо следовали за представителями бюрократии, либо занимали маргинальное положение и могли оказать влияние лишь на отдельные второстепенные постановления.

В Государственном совете существовало разделение на "актив" и "пассив". Два-три десятка человек фактически определяли всю работу палаты: возглавляли комиссии, докладывали их заключения и выступали в прениях. Большинство же пассивно голосовало, а несколько десятков членов и вовсе манкировало заседаниями.

В главе 3 – «Место Государственного совета в системе органов власти России» – рассмотрены полномочия верхней палаты, практика их реализации и отношения Совета с другими органами власти.

Основные государственные законы 23.4.1906 г. разделили законодательную власть между Государственной думой, Государственным советом и императором. Все законопроекты подлежали одобрению обеих палат и утверждению монарха.

Из 3550 проектов, одобренных I-IV Государственными думами, Совет отклонил 46, 19 отказался рассматривать, не успел рас­смотреть 158. По 39 проектам не была окончена согласи­тельная процедура. Остальные законопроекты были одобрены верхней па­латой, в т.ч. без поправок - 3291 (93 %). Однако последнюю группу составляли в основном проекты о пересмотре штатных расписаний различных государственных учреждений и другим третьестепенным вопросам. В то же время в число отклонённых или задержанных верхней палатой вошла значительная часть реформаторских проектов. Это обстоятельство дало оппозиционным политикам и большинству историков основание утверждать, что Государственный совет оказался непреодолимым препятствием на пути думских и даже правительственных реформ.

Факты не соответствуют этому мнению. Крестьянская реформа не вызвала противодействия верхней палаты. Соответствующие законопроекты прошли через неё с относительно второстепенными поправками. Государственный совет не возражал против страхования промышленных рабочих от несчастных случаев и болезни, но пытался воспрепятствовать распространению законов об охране  труда на служащих (с ограниченным успехом).

С молчаливого согласия правительства Государственный совет отклонил проект создания волостного земства. Было одобрено несколько проектов об улучшении финансового положения органов самоуправления. Верхняя палата отклонила большинство предложений о распространении земского и городского самоуправления на окраины, согласившись с некоторыми из них.

Совет последовательно (даже против мнения правительства) выступал против государственной поддержки языков национальных меньшинств. В других случаях обсуждения национального вопроса верхняя палата обычно не проявляла инициативы, быстро и без поправок одобряя проекты об ограничении автономии Финляндии и др. Государственный совет с согласия правительства отклонил предложения Думы о дальнейшем развитии указов 1905-1906 гг. о расширении веротерпимости.

Верхняя палата одобрила большинство проектов об очень значительном увеличении расходов на народное образование и открытии новых учебных заведений всей уровней (отклонив часть возникших по инициативе Думы без согласия правительства). В соответствии с мнением последнего Совет отклонил предложение нижней палаты передать под контроль министерства просвещения церковноприходские школы.

Государственный совет последовательно отклонял все предложения Думы о расширении прав законодательных палат. Он обычно соглашался с проектами об увеличении налогов (в т.ч. введении в 1916 г. прогрессивно-подоходного). При рассмотрении бюджета в 1908-1914 гг. роль Государственного совета в основном сводилась к контролю за думскими сокращениями правительственных запросов и восстановлением последних в большинстве случаев. В частности, верхняя палата блокировала попытки нижней (1908-1911 гг.) отложить военное кораблестроение. В 1915-1916 гг. Совет принимал бюджет в редакции Думы.

При рассмотрении реформы местного суда Совет согласился на лишение земских начальников судебных полномочий и на восстановление выборного мирового суда. В согласии с правительством верхняя палата вопреки мнению Думы настояла на сохранении в значительно улучшенном виде сословного волостного суда.

Государственный совет одобрил большинство преобразований по уголовному, гражданскому и процессуальному праву (о введении условного досрочного освобождения, разрешении суду включать в срок наказания время, проведенное под стражей во время следствия и суда, увеличении максимального срока аренды с 12 до 36 лет, введении права застройки и т.д.). Некоторые из таких проектов были отклонены.

Государственный совет в основном согласился с уравнением женщин в наследственных правах (кроме внегородских земельных владений) и расширением их служебных прав, отклонив проект о допуске женщин в адвокатуру.

Таким образом, Государственный совет обычно занимал положение арбитра между правительством и Государственной думой. Верхняя палата практически отказалась от собственной законодательной инициативы и ограничилась уменьшением ради­кальности реформ, не пытаясь последовательно защищать существовавшее положение и тем более повернуть законодательство в обратном направлении. Немало преобразований, в т.ч. существенных, было одобрено Государственным советом.

При отклонении или пересмотре думских проектов Совет ориентировался, как пра­вило, на позицию правительства или его более консервативной части. От использования контрольных полномочий верхняя палата практически отказалась и, в отличие от Думы, не пыталась влиять на правительственную политику (как учреждение).

Такой курс Совета был обусловлен как указанными выше особенностями его состава, так и невысокой легитимностью Государственной думы, избранной по положению 3.6.1907 г., которое, как известно, устанавливало совершенно произвольное представительство различных общественных слоёв.

Когда же Дума пользовалась значительной популярностью и поддерживалась общественным мнением, она преобладала над Советом. По словам его члена гр. С.Ю. Витте, "первую Государственную думу Государственный совет бо­ялся, но в известной мере с ней считался... а третью Думу Государ­ственный совет не боится и с ней не считается", т.к. "такая Дума на­родных желаний не выражает" .  

Глава 4 – Объединения членов Государственного совета – посвящена группам верхней палаты. Из них необходимо выделить политические фракции. Первые три (центра, правая и левая) возникли в 1906 г. Группа центра была создана кружком умеренно-либеральных членов по назначению во главе с бывшим министром земледелия А.С. Ермоловым (инициатором создания Государственной думы), до своей смерти в январе 1917 г. возглавлявшим бюро группы.  Большинство группы составляли выборные члены (от землевладельцев, земств и предпринимателей, отчасти дворянства). Значительная первоначально доля членов по назначению постепенно уменьшалась. В 1917 г. в группе оставалось лишь 8 сановников.

Центристы выступали за постепенные либеральные преобразования при сохранении монархии и частной собственности. При проведении реформ центристы уповали на авторитарную власть и не были склонны считаться с симпатиями и антипатиями населения, кроме разве высших классов и то лишь тогда, когда они поддерживали их (центристов) позицию .

Центр решительно поддержал крестьянскую реформу, преобразование местного суда, выступал за создание волостного земства и распространение самоуправления на окраины, поддерживал (в большинстве) законопроекты, направленные на модернизацию уголовного и гражданского права, а также на развитие народного образования и т.п.

По национальному вопросу позиция группы менялась со временем. Примерно до 1911 г. её большинство голосовало за сохранение привилегий православной церкви и ограничение прав национальных меньшинств (особенно иудеев) по аналогии с действовавшим законодательством. С 1911 г. центр выступал за уменьшение этих ограничений в различных частных вопросах.

История группы центра делится на 2 этапа, примерным рубежом между которыми был 1911 г. Первый период группа центра была многочисленным и аморфным объединением разнородных сил. В 1906-1907 гг. она включала больше половины членов Государственного совета, впоследствии её численность постепенно уменьшалась.

"Многие участники этой группы, особенно из числа членов по назначению, опасались решительного выступления на путь необходимых широких реформ и склонны были считаться преимущественно с тем, как посмотрят на их образ действий в Петергофе и Царском селе" . В то же время среди центристов были и довольно последовательные либералы, "для которых правовой порядок, равенство граждан перед лицом закона, перед налогом и судом, и государственной службой являются неопровер­жимыми истинами, для которых религиозная свобода и обеспечение личности от произ­вола столь же необходимы, как пища и воздух" .

В 1906-1907 гг. в группе цен­тра образовался ряд подгрупп.  Большинство её членов входило в основную подгруппу. В 1907 г. возник правый кружок. Он включал примерно полтора-два десятка членов и отличался сплоченностью и наибольшей самостоятельностью. Его бессменным лидером являлся шурин П.А. Столыпина А.Б. Нейдгарт. Первоначально кружок своей основной задачей считал поддержку правительства. По на­циональным и религиозным вопросам он придерживался крайне националистических позиций, смыкаясь с правыми, а по другим проблемам в большинстве случаев под­держивал умеренные реформы вместе с другими течениями центра.

Значительной независимостью пользовался возникший в мае 1906 г. польский кружок (коло), первоначально включавший 14 членов. Польские представители довольно последовательно выступали за либеральные преобразования во всех отраслях государственной жизни.

В соответствии с таким составом группы центра её председателем в феврале 1907 г. был избран бывший московский губернский предводитель дворянства кн. П.Н. Трубецкой, "большой тактик в деле объединения и председательствования, уступчивый и довольно беспринципный" .

На этом этапе группа добилась принятия Государственным советом (не без поправок) предложенного ею адреса императору с заявлением о «прямодушном стремлении к взаимодействию с Государственной думой» и требованиями умеренных реформ и ограниченной политической амнистии, а также проекта об ассигновании средств на помощь пострадавшим от неурожая в редакции I Думы (тем самым поддержав её в борьбе с правительством). Центр провёл через верхнюю палату реформу крестьянского землевладения в радикальном варианте (1910).

Группа добилась (несмотря на противодействие правых) принятия проектов о создании Московского народного университета, отмене обязанности крестьян бесплатно тушить лесные пожары, введении условного досрочного освобождения и др.

Провалом группы центра было отклонение Государственным советом в 1907 г. (когда она имела абсолютное большинство) внесённого ею проекта о реформе административных департаментов Сената.

С 1911 г. группа центра, значительно уменьшаясь в численности, становится значительно более сплочённой. В марте этого года после решения большинства группы голосовать против проекта о западном земстве (из-за несогласия с дискриминацией польских помещиков) из неё вышел правый кружок. Основная подгруппа, в которой увеличивалась доля выборных членов (прежде всего от земств), под влиянием общественного мнения стала более радикальной.

В ноябре 1913 г. председателем группы центра стал бывший председатель петербургской губернской земской управы бар. В.В. Меллер-Закомельский, последовательный сторонник реформ . Он возглавлял центр до 1917 г.

Первоначально эти изменения привели к уменьшению влияния группы. Она добилась (при поддержке правого центра и части правых) одобрения верхней палатой реформы местного суда (1912), а также проектов о юго-восточном земстве, улучшении финансирования местного самоуправления и др. Несмотря на значительные усилия, центр не смог помешать отклонению Советом проектов о создании волостного земства и введении городского самоуправления в Польше с использованием польского языка (1914), а также земского самоуправления в Донской области и Архангельской губернии.

Во время мировой войны и нарастания антиправительственных настроений группа центра возглавила оппозиционные силы в верхней палате, примкнувшие к думскому Прогрессивному блоку. В 1915-1916 г. он определял решения Государственного совета. В частности, палата одобрила проекты о создании Особых совещаний и бюджеты на 1915-1916 гг. в думской редакции, радикальную реформу административных департаментов Сената, а также приняла (24.11.1916 г.) предложенную центром резолюцию с требованиями  «решительного устранения влияния на дела государственные скрытых безответственных сил» и «образования правительства, действительно сплочённого и объединённого общей программой, опирающегося на доверие и сочувствие страны и действительно способного к совместной с законодательными учреждениями деятельности».

Правая группа была создана в мае 1906 г. и первоначально имела своей задачей поддержку правительства и сопротивление I Государственной думе. В ней преобладали члены по назначению. Первое время она была не очень многочисленной, но до 1915 г. её численность медленно росла как среди назначаемых, так и выборных (от духовенства, дворянства и земств).

Основной задачей группы была защита неограниченной монархической власти. Группа, особенно её крайнее крыло, отрицательно относилась к Государственной думе и выступала за жёсткий контроль за её решениями.

Правые отстаивали авторитарные методы государственного управления, выступали за сохранение и упрочение господствующего положения православной веры, сословный строй с руководящей ролью дворянства, ограничение прав национальных меньшинств.

С правых мест заявлялось, что "Россия прежде всего для православных и русских... и что историческая задача России, русского правитель­ства... состоит... в том, чтобы обрусить все нерусское и оправославить все непра­вославное" . Группа последовательно выступала за употребление во всех государственных учреждениях, включая органы самоуправления, а также учебных заведениях, включая частные, лишь русского языка , за обеспечение в местностях со смешанным населением русского господства в самоуправлении. Правые решительно отстаивали сохранение существовавших национальных ограничений, выступая при этом с антисемитскими речами .

В отличие от центристов, правые старались учитывать некоторые традиционные принципы в сознании крестьянства (например, фактическое лишение женщин прав на на­следство, желание сохранить сословное самоуправление, нежелание казаков допускать к управлению краем иногородних и др.).

С известной долей условности в правой группе можно выделить 2 течения . Крайне правых отличало неприятие каких-либо реформ, в т.ч. преобразований 1905-1906 гг. и создания законодательных палат . Они считали недопустимым положение, при котором "власть... не управляет, она не регулирует жизни; она является органом, управляемым жизнью и подчинённым её течениям" .

Представители умеренного крыла группы также были сторонниками самодержавной монархии и сословного строя, однако были настроены довольно прагматично, одобряли создание законодательных палат и определенную либерализацию режима. Они возражали против "торжества все нивелирующей, все в своих руках централизующей самовластной бюрокра­тии" и в ряде случаев требовали её ограничения в пользу сословных обществ. Часть членов группы колебалась между флангами.

Группа была относительно сплочена. В 1906-1915 гг. её возглавляли представители крайнего крыла С.С. Гончаров (1906-1908), бывший министр внутренних дел П.Н. Дурново (1908-1911 и 1911-1915), отличавшийся "исключительным умом", а также твёрдостью и упорством , П.П. Кобылинский (1911). Затем в связи с падением популярности правительства руководство группой перешло в руки умеренных. Пост её председателя последовательно занимали бывший председатель Постоянного совета объединённых дворянских обществ гр. А.А. Бобринский (1915-1916), б. министр юстиции И.Г. Щегловитов (1916) и бывший председатель Совета министров А.Ф. Трепов (1917), уволенный из правительства за стремление к компромиссу с IV Государственной думой.

В 1906 г. правые не сумели предотвратить антиправительственные решения Государственного совета, но добились включения в адрес императору пожелания об амнистии не только участников ненасильственных революционных выступлений, но и чинов администрации, допустивших в борьбе с революцией превышение или бездействие власти. После 1906 г. группа отказалась от безоговорочной поддержки правительства. Правые позволяли себе возражать против предложений министров, если относительно них император не имел определенного мнения, а наиболее консервативные – и против любых реформаторских.

Умеренное крыло группы поддержало реформу крестьянского землевладения, крайнее безуспешно пыталось её смягчить. Правые решительно выступили против попыток Думы расширить веротерпимость и добились отклонения (формального или фактического) соответствующих проектов. Умеренное крыло поддерживало проекты о расширении начального образования, крайне правые в ряде случаев выступали против них. Группа добилась отклонения думских проектов об установлении контроля ведомства просвещения над церковноприходскими школами.

В большинстве случаев правые выступали против распространения земского самоуправления на окраины. В частности, голосование части группы против национальных курий в западном земстве стало причиной их отклонения и провала законопроекта в целом, что вызвало конституционный кризис, приведший к фактическому краху политической карьеры Столыпина (1911).

Правые добились также отклонения проектов о создании донского и архангельского земств и городского самоуправления в Польше, вместе с остальными фракциями голосовали против сибирского земства (1913-1914). В то же время группа, во всей видимости, согласилась с созданием юго-восточным земством (1912). Крайнее крыло выступало против проектов об охране наёмного труда (опасаясь их распространения на сельскохозяйственных рабочих, прислугу и т.п.), умеренное при их рассмотрении следовало за правительством.

Правые (без умеренного крыла или его части) безуспешно возражали против реформы местного суда (1912). Группа добилась отклонения проекта создания волостного земства (1914). Правые обычно выступали против модернизации гражданского и уголовного права. Тем не менее большинство соответствующих проектов были одобрены Государственным советом.

В годы мировой войны правая группа оказалась единственной фракцией, поддержавшей правительство. Правые не смогли помешать принятию антиправительственных резолюций верхней палаты, но совместно с министрами добились отклонения думской поправки о подсудности дел о должностных преступлениях присяжным заседателям. Группа безуспешно выступала против введения подоходного налога (1916). Большая часть правых поддержала довольно радикальную реформу Сената, направленную на превращение его в независимого и эффективного блюстителя законности в государственном управлении (1916).

В апреле – мае 1906 г. в Государственном совете возникла радикально-либеральная левая (академическая, прогрессивная) группа. Первоначально она являлась фракцией партии народной свободы и имела своей за­дачей всемерную поддержку I Государственной думы. Впоследствии в группе увеличилась доля членов менее радикальных партий (мирного обновления, демократических реформ, прогрессивной) и беспартийных и она заняла более умеренную позицию, сохранив при этом кадетское руководство. Группа состояла только из выборных членов, в основном от науки, земств, и, в меньшей степени, от торговли и промышленности. Численность левой группы колебалась от одного до двух десятков. Её председателями были члены от науки Д.И. Багалей (1906) и Д.Д. Гримм (1907-1917).

Группа выступала за либеральные реформы: расширение прав законодательных палат, равноправие национальностей и сословий, расширение веротерпимости (члены группы правее кадетов выступали за сохранение привилегий православной церкви) и прав местного самоуправления, его распространение на окраины (без национальной дискриминации), развитие народного образования, использование местных языков в этих сферах, сохранение автономии Финляндии, расширение компетенции суда присяжных, модернизацию гражданского и уголовного права. Группа поддержала реформу местного суда. Из-за малочисленности левые обычно избегали выступать самостоятельно, примыкая к радикальной части центра.

При рассмотрении крестьянской реформы левые сомкнулись с крайним крылом правой группы, резко критикуя правительственные мероприятия и поддерживая поправки, направленные на их смягчение. Левые поддерживали проекты об охране наёмного труда и выступали за усиление государственного регулирования экономики.

Левая группа не могла оказывать значительного влияния на решения Государственного совета. В 1915 г. группа вошла в прогрессивный блок.

В декабре 1910 г. большая часть беспартийных (ими были в основном члены по назначению) для прохождения в комиссии создала кружок внепартийного объединения. В него вошёл также ряд правых и центристов. Председателями кружка последовательно являлись бар. Ю.А. Икскуль (1910-1911), кн. Б.А. Васильчиков (1911-1917) и гр. В.Н. Коковцов (1917).

Первое время кружок внепартийных был немногочисленным и разнородным объединением без общей идеологии, не пользовавшимся заметным влиянием. Однако в годы войны в кружке стали преобладать умеренно-либеральные бюрократы, выступающие совместно с различными течениями группы центра. Фактически примкнув к прогрессивному блоку, кружок внепартийных оказал ему значительную поддержку.

Группа правого центра возникла в марте 1911 г. в результате выхода из группы центра её правого кружка, несогласного с поворотом группы к отказу от дискриминации национальных меньшинств. Со временем к правому центру примкнули некоторые члены умеренного течения правых. Группа включала около 20 членов, в основном от земства и дворянства, отличалась сплочённостью и дисциплинированностью. Её председателем оставался Нейдгарт. В 1911-1914 гг. группа правого центра занимала центристское положение в верхней палате и обычно определяла её решения, давая своими голосами перевес то правым, то центру и левым.

Группа отстаивала «необходимость мирного дружного сотрудничества в нашем государственном строительстве общественных сил и правительственных властей» . После убийства Столыпина она освободилась от жёсткой зависимости от правительства. Правоцентристы решительно поддержали судебную реформу 1912 г., выступали за увеличение полномочий местного самоуправления. Правый центр голосовал за юго-восточное земство, но способствовал отклонению донского и архангельского. Группа решительно возражала против допущения польского языка в польском городском самоуправлении и добилась (совместно с правыми) отклонения проекта об его введении. Большая часть группы выступила против законопроекта о создании волостного земства (меньшая его активно поддержала), что привело к его провалу.

При рассмотрении проектов об охране труда и правах женщин группа голосовала по-разному. Правоцентристы выступали за развитие народного образования, возражали против подчинения церковноприходских школ ведомству народного просвещения и употребления в учебных заведениях, включая частные, языков национальных меньшинств (за небольшими исключениями).

После начала мировой войны и создания прогрессивного блока влияние группы правого центра значительно уменьшилось. Она перестала определять результат голосования. Её политическая позиция оказалась неопределённой. Правоцентристы перешли в оппозицию правительству и отклонили несколько предложений правой группы о создании коалиции . В то же время правый центр не соглашался с требованием «министерства доверия» и не примкнул к Прогрессивному блоку. Группа безуспешно возражала против прогрессивности подоходного налога и его введения во время войны. В 1916 г. её члены (включая наиболее консервативных) высказывались за создание волостного земства.

Около двух десятков членов Государственного совета (в основном по назначению) не входили во фракции. Их большую часть (примерно десяток – полтора) составляли министры. Они принимали участие лишь в некоторых голосованиях, не всегда при этом действуя согласованно. В результате отсутствия министров в 1914 г. верхняя палата отклонила проект о волостном земстве. В 1915-1916 гг. в случае голосования прогрессивного блока против правых и правого центра именно министры могли определить решение. В частности, таким образом была отклонена думская поправка о подчинении суду присяжных дел о должностных преступлениях (1915). Однако в большинстве голосований (в т.ч. по политическим резолюциям) министры по традиции не участвовали. 

Глава 5  «Внутренняя организация и порядок работы Государственного совета» посвящена  истории Наказа (регламента) верхней палаты, её высшим должностным лицам, комиссиям, аппарату и процедурным вопросам.

Реформированный Государственный совет возглавлялся председателем, назначаемым императором на 1 год из числа членов по назначению. Кандидат на эту должность согласовывался с председателем Совета министров или Совмином в целом. Глава верхней палаты обычно занимал свою должность пожизненно или до потери работоспособности. Он при соответствующих личных качествах мог пользоваться огромным влиянием как в палате, так и вне её.

Докладывая императору о законодательных делах, председатель мог регулярно воздействовать на взгляды и решения главы государства. В результате докладов о назначениях в Совет и к присутствию в нём, а также о награждениях его членов председатель оказывался в значительной степени начальником членов по назначению. Это обеспечивало ему возможность значительного открытого (вроде практически единоличного определения повестки дня) и закулисного воздействия на решения Совета.

Большую часть существования верхней палаты (1907-1914 гг.) эту должность занимал М.Г. Акимов, до назначения входивший в умеренное крыло правой группы. Он всеми способами добивался усиления этой группы, а также подчинения верхней палаты желаниям императора. По свидетельству члена Совета гр. С.Ю. Витте, без давления председателя «по многим существенным делам Государственный совет дал бы другие вотумы" . Акимов также способствовал подрыву доверия Николая II к реформаторской программе П.А. Столыпина .

Для предварительного рассмотрения дел Государственный совет создавал постоянные и временные (особые) комиссии. Первые обсуждали определённый круг дел, вторые обычно создавались для изучения отдельного проекта. Постоянных комиссий в 1906-1915 гг. было 3, к 1917 г. их число возросло до 7. За всю историю реформированного Государственного совета было создано 62 временные комиссии.

Аппаратом Государственного совета являлась государственная канцелярия. После реформы 1906 г. её политическое влияние значительно сократилось. Порядок работы верхней палаты в общем позволял ей всесторонне обсуждать рассматриваемые дела. При изучении соответствующих вопросов заметно частое и произвольное вмешательство Акимова в прения, а также решение наиболее важных или спорных законодательных и финансовых дел тайным голосованием.

В Заключении подводятся основные итоги исследования. В частности, указывается, что в реформированном Государственном совете (также, как и в правящей элите России начала ХХ в.) преобладали представители высшей бюрократии, а также (в значительно меньшей степени) верхов поместного дворянства. Члены Совета по назначению оказались в более зависимом положении от правительства, чем до 1906 г. В результате Государственный совет на деле оказался не столько частью народного представительства (хотя бы и имущих классов), сколько "советом чиновников, постановляющим свои заключения по указаниям высшего начальства" .

Исследование показало, что основная часть членов Государственного совета (соответственно и тогдашняя правящая элита) являлась беспартийной и придерживалась разных версий консервативной идеологии. Одни сохраняли враждебное отношение к конституционному строю и были против любых преобразований, другие в соответствии с историческим опытом ХIХ в. (как России, так и, главным образом, западных стран) выступали за укрепление конституционного строя при сохранении монархии, господствующего положения дворянства и частной собственности, а третьи (едва ли не большинство) образовывали «болото», поддерживавшее то первых, то вторых (в зависимости главным образом от степени легитимности Государственной думы).

О роли реформированного Государственного совета в политическом процессе можно заметить следующее. С 1907 г. общее направление законодательства определяла Государственная дума, последовательно выступавшая, как известно, за постепенные либеральные реформы. Верхняя палата, действовавшая, как правило, по указаниям правительства или, в единичных случаях (при отсутствии у правительства определённой позиции), объединённого дворянства, в общем согласилась с ними, уменьшая их радикальность, но не пытаясь последовательно защищать существовавшее положение и тем более повернуть законодательство в обратном направлении. Во многих случаях Государственный совет улучшал редакцию законопроектов и обеспечивал их большую связность.

Тем не менее в условиях почти всеобщего значительного недовольства существующим строем деятельность Государственного совета стала одной из причин того, что скорость реформ перестала устраивать общество, в т.ч. имущие классы.

Преобразование Государственного совета из совещательного органа при монархе в законодательную палату вызвало недовольство даже либеральных консерваторов, не говоря о более радикальных кругах. Последующая деятельность Совета скорее усугубила такое положение.

По этим причинам реформированный Государственный совет (в отличие от дореформенного) не пользовался авторитетом в общественном мнении. Деятельность палаты одобряли лишь занимающие в нём маргинальное положение консервативные круги, видевшие в Совете оплот традиционного государства и средство борьбы против либеральных преобразований. Государственный совет оказался удобной мишенью в пропаганде антиправительственных сил, утверждавших о невозможности обновления страны при сохранении существовавшего режима.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии

  1. Дёмин В.А. Государственная дума России (1906-1917). М., 1996. 214 с. 13,5 п.л.
  2. Дёмин В.А. Верхняя палата Российской империи (1906-1917). М., 2006. 376 с. 23,5 п.л.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Дёмин В.А. Борьба вокруг думских законов в начале века // Государственная служба. 1999. № 3. С. 87-95. 0,4 п.л.
  2. Дёмин В.А. Рецензия на книгу Бородин А.П. Государственный совет России (1906-1917). Киров, 1999 // Вопросы истории. 2000. № 7. С. 160-162. 0,3 п.л.
  3. Дёмин В.А. Фракции II Государственной думы // Вопросы истории. 2006. № 10. С. 25-41. 1 п.л.
  4. Дёмин В.А. Верхняя палата Российской империи. 1906-1917 гг. // Отечественная история. 2006. № 6. С. 74-85. 0,9 п.л.
  5. Дёмин В.А. Государственный совет России (1906-1917 гг.): проблемы историографии // Вестник МГОУ. Серия исторических и политических наук. № 2. М., 2007. С. 41-51. 0,7 п.л.
  6. Дёмин В.А. Соотношение Государственного совета и Государственной думы в законодательном процессе начала ХХ века // История государства и права. 2007. № 3. С. 22-24. 0,25 п.л.

Статьи в других изданиях

  1. Дёмин В.А. Бюджетно-налоговые вопросы // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 81-83. 0,3 п.л.
  2. Дёмин В.А. Государственное управление // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 146-148. 0,2 п.л.
  3. Дёмин В.А., Медушевский А.Н. Государственный совет // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 148-150. 0,3 п.л.
  4. Дёмин В.А. Женский вопрос // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 201-202. 0,1 п.л.
  5. Дёмин В.А. Закон и указ // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 208-209. 0,2 п.л.
  6. Дёмин В.А. Конституционный кризис 1911 // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 303-304. 0,2 п.л.
  7. Дёмин В.А., Соловьёв А.К. «Конституционный рубль» // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 304. 0,1 п.л.
  8. Дёмин В.А. Крыжановский Сергей Ефимович // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 316-317. 0,2 п.л.
  9. Дёмин В.А. Манифест 20 февраля 1906 об изменении Учреждения Государственного совета и пересмотре Учреждения Государственной думы // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 365-370. 0,1 п.л.
  10. Дёмин В.А. Местное самоуправление // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 386-387. 0,2 п.л.
  11. Дёмин В.А. Народное образование // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 411-413. 0,4 п.л.
  12. Дёмин В.А. Основные государственные законы // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 449-452. 0,4 п.л.
  13. Дёмин В.А. Русская группа межпарламентского союза // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 556. 0,1 п.л.
  14. Дёмин В.А. Сольский Дмитрий Мартынович // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 591. 0,1 п.л.
  15. Дёмин В.А. Судебно-правовые вопросы // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 617. 0,2 п.л.
  16. Дёмин В.А. Царскосельские совещания // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 689-690. 0,2 п.л.
  17. Дёмин В.А. Церковно-вероисповедные вопросы // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 693-694. 0,1 п.л.
  18. Дёмин В.А. Чрезвычайно-указное право в Российской империи // Государственная дума России. Энциклопедия. Т. 1. М., 2006. С. 712-713. 0,3 п.л.

Сборник документов

1.Российское село на пути к «цивилизации». 1906-1911 / Сост. и автор примечаний В.А. Дёмин. М., 1997. 295 с. 18,5 п.л.

Учебное пособие

1.Дёмин В.А. Российские реформы в контексте общемирового развития в начале ХХ века. Лекция для студентов вузов. М., 2005. 20 с. 1 п.л.

Витте С.Ю. Воспоминания. Т. III. Таллинн-Москва, 1994. С. 428

Государственный совет. Стенографические отчёты. Сессия 4. СПБ., 1909. Стб. 1925-1927, 1930. Сессия 5. Стб. 1279

Шипов Д.Н. Воспоминания и думы о пережитом. М., 1918. С. 439

Ковалевский М.М. Моя жизнь // История СССР. 1969. № 5. С. 92

Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний. Т. 2. Нью-Йорк, 1955. С. 4, 148

После убийства Трубецкого (октябрь 1911) год должность председателя оставалась вакантной и группой руководило бюро. В декабре 1912 – октябре 1913 номинальным председателем центра был престарелый А.А. Сабуров.

Наумов А.Н. Указ. соч. С. 212-213

Государственный совет. Стенографические отчёты. Сессия 7. СПб., 1912. Стб. 86

Кроме первых двух лет обучения детей, не знающих его.

Например, Государственный совет. Стенографические отчёты. Сессия 7. Стб. 2540. Сессия 8. СПб., 1913. Стб. 1456

Наумов А.Н. Указ. соч. С. 151-152

,См. например Государственный совет. Стенографические отчёты.  Сессия 6. СПб., 1912. Стб. 387, 927. Сессия 7. Стб. 1933

Там же. Сессия 12. Пг., 1916. Стб. 1581-1582

будущий представитель этого течения А.Г. Булыгин в 1905 г. в качестве министра внутренних дел руководил разработкой законов о Государственной думе.

Государственный совет. Стенографические отчёты. Сессия 5. Стб. 3811-3824

Дневник А.А. Половцова. С. 26

Новое время. 1913. 5.11

Там же. 1916. 26. ноября.  1917. 24 января.  Речь. 1917. 7 января.

Витте С.Ю. Указ. соч. С. 180-181

Крыжановский С.Е. Заметки русского консерватора // Вопросы истории. 1997. № 4. С. 108.

РГИА. Ф. 1544. Оп. 1. Д. 16. Л. 63-79 (записка основного разработчика реформ С.Е. Крыжановского, в которой говорилось о недопустимости такого положения)

Государственная дума России. 1906-2006. Энциклопедия. Т. 1. Государственная дума Российской империи. 1906-1917. М., 2006

Дёмин В.А. Российские реформы в контексте общемирового развития в начале ХХ века. Лекция для студентов вузов. М., 2005

Юрский [Замысловский] Г. Правые в третьей Государственной думе. Харьков, 1912

Микетов Я. Что сделало народное представительство третьего созыва. СПб., 1912. С. 82, 85.

Ежегодник газеты «Речь» на 1912 год. С. 133.

Там же. С. 132

Ленин В.И. ПСС. Т. 22. С. 359-360

 Гессен В.М. Русское государственное право. СПб., 1909; Грибовский В. Государственное устройство и государственное управление Российской империи. Одесса, 1912; Захаров Н.А. Система русской государственной власти. Новочеркасск, 1912; Ивановский В.В. Учебник государственного права. Казань, 1909. Он же. Указ и закон по действующему русскому законодательству // Журнал министерства юстиции. 1912. № 5; Корф С.А. Русское государственное право. М., 1915. Котляревский С.А. Юридические предпосылки русских Основных законов. М., 1912; Лазаревский Н.И. Русское государственное право. СПб., 1913; Нольде Б.Э. Очерки русского государственного права. СПб., 1911. Палиенко Н.И. Основные законы и форма правления в России. Харьков, 1910 и др.

Левенсон М.Л. Государственный совет (портреты и биографии). СПб. (Пг.), 1907, 1910, 1915 (первые 2 издания без указания автора)

Черменский Е.Д. Буржуазия и царизм в первой русской революции. М., 1938, 1970.  Он же. Россия в период столыпинской реакции. М., 1954.  Он же. История СССР. Период империализма. М., 1965, 1974.  Он же. IV Государственная дума и свержение царизма в России. М., 1976 и др.

 Аврех А.Я. Третьеиюньская монархия и образование третьеиюньского буржуазно-помещичьего блока // Вестник Московского университета. 1956. № 1. Он же. Вопрос о западном земстве и банкротство Столыпина // Исторические записки. Т. 70. М., 1961. Он же. Царизм и третьеиюньская система. М., 1966. Он же. Столыпин и III Дума. М., 1968. Он же. Царизм и IV Дума. М., 1981. Он же. Распад третьеиюньской системы. М., 1985. Он же. Царизм накануне свержения. М., 1989 и др.

Дякин В.С. Русская буржуазия и царизм в годы первой мировой войны (1914-1917). Л., 1967. Он же. Чрезвычайно-указное законодательство в России (1906-1914) // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. VII. М., 1976. Он же. Сфера компетенции указа и закона в третьеиюньской монархии // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. VIII. Л., 1976. Он же. Самодержавие, буржуазия и дворянство в 1907-1911 гг. Л., 1978. Кризис самодержавия в России. 1895-1917. Л., 1984 (соответствующие разделы). Он же. Буржуазия, дворянство и царизм в 1911-1914 гг. Л., 1988 и др.

 Например, по словам Черменского и Авреха, утвержденный в 1912 г. закон о реформе местного суда якобы не был издан (Аврех А.Я. Столыпин и третья Дума. С. 510. Черменский Е.Д. История СССР. М., 1965. С. 316, 385). 

Степанский А.Д. Государственный совет в период революции 1905-1907 гг. Диссертация на степень кандидата ист. наук. М., 1965. Он же. Политические группы в Государственном совете в 1906-1907 гг. // История СССР. 1965. № 4. Он же. Реформа Государственного совета в 1906 г. // Труды МГИАИ. Т. 20. М., 1965. Он же. Польская группа Государственного совета в 1906-1907 гг. // Исследования по истории польского общественного движения XIX в. - начала XX в. М., 1971

Бородин А.П. Усиление позиций объединенного дворянства в Государственном совете // Вопросы истории. 1977. № 2. Он же. Государственный совет и столыпинская программа преобразований в области местного управления, суда и начального образования. Диссертация на степень кандидата ист. наук. М., 1977

Новикова Е.Э. Государственный совет в годы первой мировой войны. Диссертация на степень кандидата ист. наук. М., 1985

 Государственный совет и Государственная дума // Аналитический вестник. Совет федерации. 1996. № 5. Смирнов А.Ф. Государственная дума Российской империи 1906-1917 гг. М., 1998. Флоринский М.Ф. Российский парламентаризм начала ХХ в. // Вестник Межпарламентской ассамблеи. 2000. № 2. Рыбка О.Ю. Государственная дума в системе власти России в начале ХХ столетия. М., 2001. Малышева О.Г. Думская монархия. Ч. 1-2. М., 2001-2003 и др.

Бородин А.П. Государственный совет России (1906-1917). Киров, 1999. См. также Он же. Государственный совет и указ 9 ноября 1906 г. // Отечественная история. 1994. № 2. Он же. Реформа Государственного совета 1906 года // Вопросы истории. 1999. № 4-5. Он же. Столыпин: реформы во имя России. М., 2004

Бородин А.П. Государственный совет России. С. 77

Там же. С. 84-85

Там же. С. 235

См. Дёмин В.А. Рецензия на кн. Бородин А.П. Государственный совет России (1906-1917). Киров, 1999 // Вопросы истории. 2000. № 7. С. 161-162

Юртаева Е.А.  Государственный совет в России (1906-1917 гг.). М., 2001. См. также Она же. Государственный совет в России (1906-1917 гг.) // Государство и право. 1996. № 4

 Юртаева Е.А. Указ. соч. С. 152

 Кошкидько В.Г. Представительная власть в России: формирование и функционирование (1905-1907 гг.). М., 2000. Он же. Реформа государственного строя России в условиях политического кризиса начала ХХ в. М., 2003 и др.

 Шевырин В.М. Государственный совет в России (1906-1917) // Россия и современный мир. 1996. № 1

Там же. С. 168

 Там же. С. 161-162

 Федосов П. Первая «вторая» палата – Государственный совет Российской империи в 1906-1917 гг. // Власть. 2001. № 9

Там же. С. 73

Там же. С. 79

Chasles P. Le parlement russe. Paris, 1910

Например, Leontowitsch W. Geschichte des Liberalismus in Russland. Frankfurt-am-Main, 1958 (Русский перевод - Леонтович В.В. История либерализма в России. М., 1995). Hosking G.A. The Russians Constitutional Experiment. 1907-1914. Cambridge, 1973. Manning R.T. The crisis of the old order in Russia. Princeton, 1982. Hagen M. Entfaltung politischer Offentlichkeit in Russland 1906-1914. Wiesbaden, 1982. Lieven D.C. Russia’s Rulers under the Old Regime. New Haven, 1989. Pipes R. The Russian Revolution. New York, 1990 (русский перевод – Пайпс Р. Русская революция. Ч. 1. М., 1994) и др.

Hosking G.A. Op. cit. P. 81 (впрочем, описывая рассмотрение проекта о штатах Морского генштаба, историк отмечает, что верхняя палата поддавалась также давлению правительства (Там же. Р. 84)).

Korros A.S. The Landed Nobility, the State Council, and P.A. Stolypin (1907-11) // The Politics of Rural Russia. 1905-1914. Bloomington-London, 1979.

Степанский А.Д. Государственный совет в период революции 1905-1907 гг. С. 323.

Бородин А.П. Государственный совет России. С. 3.

Юртаева Е.А. Указ. соч. С. 152-153 и др.

 Государственный совет. Сборник узаконений и постановлений с разъяснениями / Сост. В.П. Шеин и Г.Э. Блосфельдт. СПб., 1910

 Законодательные акты переходного времени. 1904-1908 / Сост. Н.И. Лазаревский. СПб., 1909. Наказ Государственного совета с соображениями, на коих он основан. СПб.,  1908 и Пг., 1915. Свод законов Российской империи. Т. 1. Издания 1906 и 1908 годов. СПб., 1906 и 1908. Указатель положений, которые применялись в деятельности Государственного совета. Сессии 1-3. СПб., 1907-1908

Мемория совещания для разработки необходимых в действующем Учреждении Государственного совета изменений. [СПб., 1906]. Протоколы секретного совещания в феврале 1906 года под председательством бывшего императора по выработке Учреждения Государственной думы и Учреждения Государственного совета // Былое. 1917. № 5-6. РГИА. Ф. 1544. Оп. 1. Д. 16-20

Государственный совет. Сессии I-ХII. Стенографические отчеты. Приложения к ним. СПб. (Пг.), 1906-1916

 Государственная дума. Стенографические отчёты. Указатели к ним. СПБ. (Пг.), 1906-1916. Обзор деятельности Государственной думы третьего созыва. Ч. 1-3. СПб., 1912

Новое время. 1906-1917. Правительственный вестник. 1906-1917. Речь. 1906-1917. Биржевые ведомости. 1908-1909 и др.

Труды съездов уполномоченных объединённых дворянских обществ. СПб., 1906-1914

Всеподданнейшие отчеты председателя Государственного совета. СПб. (Пг.), 1907-1916

ГА РФ. Ф. 1178. РГИА. Ф. 727. Оп. 2.

РГИА. Ф. 1148

Там же. Оп. 10

РГИА. Ф. 1162

ГА РФ. Фф. 543  и 601

РГИА. Ф. 1276

Витте С.Ю. Воспоминания. Т. 3. Таллинн - М., 1994. Ковалевский М.М. Моя жизнь // История СССР. 1969. № 5. Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Кн. 1-2. М., 1992. Кони А.Ф. Из недавнего прошлого // Прошлое и настоящее. Вып. 1. Л., 1924. Он же. Сергей Юльевич Витте. М., 1925. Крыжановский С.Е. Заметки русского консерватора // Вопросы истории. 1997. № 2-4. Он же. Воспоминания. Берлин, б.г. Львов Л. Звездная палата // Минувшие дни. 1928. № 3. Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний. Т. 2. Нью-Йорк, 1955. Мемуары профессора И.Х. Озерова // Вопросы истории. 1997. № 1-2. Поливанов А.А. Из дневников и воспоминаний по должности военного министра и его помощника. М., 1924. Дневник А.А. Половцова // Красный архив. 1924. Т. 4. Таганцев Н.С. Пережитое. Вып. 1. Пг., 1919. Шипов Д.Н. Воспоминания и думы о пережитом. М., 1918. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 1. Д. 727. Там же. Оп. 2. Д. 225. РГИА. Ф. 839. Оп. 1. Д. 16

Падение царского режима. Т. I-VII. M.-Л., 1924-1927

Витте С.Ю. Воспоминания. Т. 3. Таллинн-М., 1994. С. 180

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.