WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Организация сопротивления в тылу немецко-фашистских войск на территории областей Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны

Автореферат докторской диссертации по истории

 

 

                                                                              На правах рукописи

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Коровин Владимир Викторович

 

ОРГАНИЗАЦИЯ СОПРОТИВЛЕНИЯ В ТЫЛУ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК НА ТЕРРИТОРИИ ОБЛАСТЕЙ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

 

 

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

 

Автореферат

 

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Курск – 2008

Работа выполнена на кафедре истории России Курского государственного университета

Научный консультант:                            доктор исторических наук, профессор

Яценко Константин Владимирович

Официальные оппоненты:                     доктор исторических наук, профессор

Куманев Георгий Александрович

доктор исторических наук, профессор

Чернобаев Анатолий Александрович

доктор исторических наук, профессор

Жилин Виталий Александрович

      Ведущая организация:                     Военная академия Генерального штаба

                                                                  Вооруженных сил РФ

Защита диссертации состоится  « 20 » июня 2008 г. в «___» часов на заседании Диссертационного Совета ДМ 212.105.05           по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Курском государственном техническом университете по адресу: 305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного технического университета по адресу: г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94.

Автореферат разослан  «     » _______________ 2008 г.

Ученый секретарь

Диссертационного Совета ДМ 212.105.05                                В.М. Довгаль

 

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы исследования. При анализе тысячелетней истории России в сферах нравственного сознания личности и общества вряд ли можно отметить более значимое чувство, чем патриотизм – беззаветную любовь россиян к Отечеству, готовность отдать свои силы, а если требовалось, и жизнь, во имя его кровных интересов и благополучия. С особой силой это чувство вспыхивало в их сердцах во времена тяжелых бед и потрясений, которые переживала страна в своем становлении и развитии.

Именно поэтому более 60 лет история Великой Отечественной войны остается одной из главных тем военно-исторической науки в России. Ее задачей является не только фундаментальная разработка проблем минувшей войны, но их популярное изложение, доступное широким слоям населения, в первую очередь, молодежи, что позволяет эффективно содействовать формированию исторической памяти, предотвращать фальсификации истории Великой Отечественной войны, отстаивать национальные интересы Российской Федерации. Долг каждого честного историка - дать глубокий научный и гражданский анализ того, что он излагает на страницах своих исследований.

Актуальность избранной темы исследования определяется несколькими аспектами. Во-первых, происходящие в обществе коренные изменения коснулись массового восприятия событий минувшей войны. В настоящее время в научных кругах ведутся острые, подчас некорректные дискуссии, в ходе которых высказываются диаметрально противоположные точки зрения на неоднозначные проблемы истории войны.   Но это требует научной обоснованности, взвешенности, объективности в их освещении и оценке. Состояние отечественной военной истории характеризуется сегодня новыми тенденциями: уменьшилось число квалифицированных специалистов в этой области, снизился интерес к изучению ключевых проблем Великой Отечественной войны.

Во-вторых, расширение, на основе рассекреченных архивных документов, источниковой базы изучения истории Великой Отечественной войны предоставляет возможность по-новому осмыслить содержание проблемы народного сопротивления в тылу немецко-фашистских войск. Если в 60-70-е годы XX столетия сложился стереотип определения антифашистского всенародного  движения сопротивления, как военных и политических акций партизанских отрядов и подпольных организаций, различных форм деятельности советских органов власти в партизанских краях и зонах, то в настоящее время детальный анализ источников, имеющихся в распоряжении исследователей, дает основание отказаться от термина «всенародная борьба в тылу врага».  Несмотря на массовое проявление лучших патриотических чувств гражданами СССР, необходимо признать, что активную борьбу в тылу противника вело не все население, остававшееся на оккупированных территориях. Коллаборационизм носил более значительный характер, чем считалось ранее. Поэтому для характеристики народной борьбы в тылу врага с учетом современных достижений исторической науки требуется уточнение содержания самого понятия сопротивления немецко-фашистским оккупантам.

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью комплексной разработки проблемы организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск в территориальных рамках конкретных регионов, без которой невозможно создание обобщающих трудов по истории антифашистского сопротивления в масштабах РСФСР и СССР. Исследователями партизанского движения традиционно уделялось недостаточное внимание сопротивлению в тылу немецко-фашистских войск на территории областей Центрального Черноземья. В свою очередь, народная борьба против гитлеровских захватчиков в оккупированных районах региона имела ряд особенностей. Она велась в прифронтовой полосе, где размещались крупные войсковые группировки врага, имелась разветвленная сеть контрразведывательных и карательных органов. Боеспособность партизанских формирований обусловливалась естественно-географическими условиями среднерусской лесостепи, другими факторами объективного и субъективного характера, требующими глубокого научного анализа.

Актуальность темы исследования объясняется и тем обстоятельством, что героические страницы отечественной истории, ратный подвиг наших сограждан, находившихся на оккупированной врагом территории, являются важными факторами патриотического воспитания подрастающего поколения. Отражением этого стало принятие Государственной программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006-2010 годы», которая определила основные пути развития системы патриотического воспитания, ее основные аспекты, позволяющие формировать готовность российских граждан к служению Отечеству. Одним из важнейших направлений программы является формирование научно-теоретических основ патриотического воспитания, в том числе и разработку новых военно-исторических исследований.

Таким образом, обобщение опыта организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск на территории одного из важных в военно-политическом и стратегическом отношениях Центрально-Черноземного региона РСФСР является актуальной научной проблемой, решение которой имеет существенное значение в дальнейшем исследовании истории Второй мировой и Великой Отечественной войн.

Объектом исследования избрана система государственных и политических структур, осуществлявших в годы Великой Отечественной войны властные функции по организации и управлению сопротивлением в тылу немецко-фашистских войск (центральные и региональные органы ВКП(б), территориальные управления НКВД СССР, политорганы Действующей армии армейского и фронтового звена), добровольческие военизированные формирования (партизанские отряды и соединения, разведывательно-диверсионные группы НКВД) и гражданское население, участвовавшие в борьбе с оккупантами.

Предметом исследования выступает деятельность властных структур и населения Центрально-Черноземного региона РСФСР по организации и ведению сопротивления в тылу немецко-фашистских войск, которое определяется нами как совокупность форм вооруженной и невооруженной борьбы с политическими, экономическими и военными мероприятиями противника, выражавшихся в активных действиях добровольческих военизированных формирований, подпольных организаций и отдельных патриотов на временно оккупированных территориях.  

Хронологические рамки исследования охватывают период с лета 1941 года (времени проведения первых организационных мероприятий по созданию партизанских отрядов и формированию разведывательно-диверсионной агентурной сети) и до полного освобождения территории Центрального Черноземья от немецко-фашистских захватчиков и расформирования резервных партизанских бригад осенью 1943 года. Такие временные границы позволяют целостно рассмотреть процесс сопротивления в тылу немецко-фашистских войск, выявить присущие ему особенности в каждом периоде военной истории.

Территориальные рамки исследования включают Центрально-Черноземный регион – Воронежскую, Курскую и Тамбовскую области в существовавших на тот период административных границах. Здесь с января 1954 г. расположены районы Воронежской, Курской, Белгородской, Тамбовской и Липецкой областей.

В годы Великой Отечественной войны территория Центрального Черноземья стала местом проведения важнейших боевых операций, которые имели существенное значение для всей борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Здесь велись боевые действия войск Брянского и Юго-Западного фронтов в ходе Сумско-Харьковской, Московской, Воронежско-Ворошиловградской стратегических оборонительных операций (1941-1942 гг.), а летом 1943 г. развернулось одно из крупнейших сражений в мировой истории – Курская битва. В связи с этим немаловажным было проследить, какую роль в поддержке операций, проводимых частями Действующей армии, сыграли партизанские формирования и подпольные организации на территории региона. В рамках Центрально-Черноземного региона возможно сравнение и выявление особенностей в организации сопротивления оккупантам: Курская область подвергалась полной оккупации противником, Воронежская была оккупирована частично, Тамбовская вообще не оккупировалась. Различные формы сопротивления немецко-фашистским захватчикам использовались как в глубоком тылу противника (северо-западные районы), так и в прифронтовой полосе (юго-восточные районы Центрального Черноземья). Указанное обстоятельство позволяет проследить многообразие методов борьбы с врагом, исходя из обстановки на фронте, характера оккупационного режима и других факторов, влиявших на ее эффективность.

Цель диссертационного исследования состоит в комплексном анализе процесса организации и руководства сопротивлением в тылу противника на территории Центрально-Черноземного региона - важной составляющей антифашистской борьбы советского народа на оккупированной территории, ставшей существенным фактором обеспечения победы в Великой Отечественной войне.

Диссертантом были определены следующие задачи исследования:

  1. представить развернутый анализ степени научной изученности заявленной и смежных с ней проблем исследования;
  2. дать научную критику массива документальных и иных источников, использованных при подготовке диссертации, и определить методологические принципы исследования избранной проблемы;
  3. проанализировать основные направления реализации распорядительных и исполнительных функций территориальных органов власти по организации борьбы в тылу немецко-фашистских войск;
  4. показать деятельность государственно-политических структур по созданию системы сопротивления на оккупированной территории региона;
  5. охарактеризовать совокупность объективных и субъективных факторов, влиявших на результативность борьбы с немецко-фашистскими оккупантами на территории Центрального Черноземья;
  6. отразить позитивные и негативные стороны системы управления партизанским движением на региональном уровне, существовавшей в годы войны;
  7. выявить специфику организации сопротивления оккупантам в рамках исследуемого региона и ее особенности в различные периоды войны;
  8. раскрыть характер форм и методов борьбы, применявшихся участниками сопротивления оккупантам в зависимости от ставившихся перед ними задач;
  9. показать взаимодействие партизанских формирований с частями Действующей армии, подпольной и разведывательно-диверсионной сетью.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что автором впервые в отечественной историографии на основе широкой источниковой базы, комплексно исследуется проблема организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск на территории Центрально-Черноземного региона РСФСР, имевшего важное военно-политическое и стратегическое значение в ходе Великой Отечественной войны.

В отличие от опубликованных работ, затрагивающих отдельные аспекты рассматриваемой проблемы, исследование не ограничено анализом организационной деятельности по развертыванию массового сопротивления оккупантам только одного звена системы власти в центре и на местах. Впервые во взаимодействии показывается работа партийных комитетов, органов государственной безопасности и военно-политических структур РККА. Таким образом, они были изучены как важный элемент государственно-политической системы управления в период войны, сыгравший существенную роль в вооруженной борьбе с противником.

Впервые в диссертации дан развернутый историографический анализ литературы по исследуемой и смежной с ней проблемам. В научный оборот введен широкий круг архивных документов, содержащих новую информацию и позволивших разносторонне проанализировать рассматриваемое направление деятельности властных структур и органов военного командования, внести ряд существенных дополнений и поправок в ранее существовавшее видение данной темы.

На основе международных и внутригосударственных нормативных актов автором уточнены особенности правового положения участников сопротивления в тылу немецко-фашистских войск. Впервые был проведен детальный сравнительный анализ юридических источников международного гуманитарного права, директивных документов органов государственной власти (постановления ЦК ВКП(б), СНК СССР, ГКО), ведомственных нормативных актов (директивы, распоряжения НКО СССР, НКВД СССР), приказов военного командования РККА, решений местных, прежде всего партийных органов, по вопросам организации сопротивления оккупантам. Большинство из указанных материалов введено в научный оборот впервые.

В рамках исследования поэтапно прослежен механизм управленческой деятельности политических и государственных структур Центрально-Черноземного региона по организации сопротивления противнику, начиная с принятия решений вплоть до их реализации, проанализирован комплекс факторов, влиявших на эффективность борьбы с оккупантами и определявших ее региональную специфику. 

Использование в исследовании документальных материалов Брянского, Воронежского, Юго-Западного фронтов за 1941-1942 гг., рассекреченных по инициативе автора, дало возможность восполнить пробел по освещению повседневной работы четвертых отделов и отделений политорганов Красной Армии. На основе фронтовых документов впервые автором глубоко изучены аспекты совместных действий партизан и частей Красной Армии, их участие в оборонительных и наступательных операциях в ближнем тылу противника, при освобождении территории региона от немецко-фашистской оккупации.

В диссертации дана взвешенная, по сравнению с предыдущими исследованиями, оценка роли партийного руководства партизанским движением и подпольем на территории областей Центрального Черноземья, детально отражено участие в организации сопротивления оккупантам территориальных структур НКВД, чья деятельность замалчивалась по причине закрытости служебной информации и стереотипности изложения проблемы в прежних военно-исторических трудах.

В работе анализируется целый ряд сюжетов, долгое время находившихся вне поля зрения исследователей. Ранее они не вписывались в официальную концепцию войны:  формализм при подборе кадров для выполнения специальных заданий в тылу противника, неэффективность системы управления партизанским движением и не решаемые проблемы материально-технического обеспечения партизан; влияние коллаборационизма местного населения на характер сопротивления оккупантам.

В исследовании получила впервые подробное отражение проблема влияния естественно-географических условий и экономического положения региона на развитие сопротивления оккупантам. Изучение специфики лесостепного ландшафта и умеренно-континентального климата Центрального Черноземья позволило автору всесторонне показать  их воздействие на повседневную жизнь и боевую деятельность партизан. Впервые изучены вопросы организации обучения на краткосрочных учебных курсах системы НКВД специалистов для проведения разведывательно-диверсионных операций в тылу противника.

В работе при проведении комплексного исследования процесса организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск, автор стремился преодолеть односторонность и схематичность в освещении, оценках рассматриваемых событий и явлений, показал их сложность, неоднозначность и противоречивость.

Апробация результатов исследования.

Основное содержание диссертации отражено в пяти монографиях и 65 публикациях, общим объемом более 80 печ. листов. Полученные в ходе исследования результаты докладывались на международных, Всероссийских, региональных научных конференциях в Москве (2000, 2004 гг.), Санкт-Петербурге (2004-2007 гг.), Пензе (2007 г.), Воронеже (2005, 2007-2008 гг.), Белгороде (2002 г.), Курске (1997-1998, 2005-2007 гг.), Ельце (1995 г.). Материалы исследования использованы при подготовке Курской областной Книги памяти. Выявленные в центральных и региональных архивах документальные источники автором включены в сборник документов «Суровая правда войны», изданный в 2002-2007 гг. архивным управлением и Государственным архивом Курской области. Документация, собранная в процессе исследования, легла в основу музея Партизанской славы, который организован при участии автора в школе № 15 г. Курска. Результаты исследования использованы для реэкспозиции Зала партизанской славы в Курском областном краеведческом музее, научном консультировании сотрудников музеев Партизанской славы мемориального комплекса «Большой Дуб», Дмитриевского и Рыльского районов. При участии автора подготовлены серии радио и телепередач по истории партизанского движения (на каналах ГТРК и ТВЦ-Курск в 2006-2007 гг.). Материалы диссертации используются в учебном процессе на историческом факультете Курского государственного университета.

Практическая значимость диссертации заключается, прежде всего, в том, что результаты проведенного исследования могут послужить базой для дальнейшей научной разработки  существенных аспектов истории Великой Отечественной войны, истории политических и государственных структур России.

Материалы диссертации могут быть использованы при создании обобщающих трудов по истории России, Центрально-Черноземного региона и отдельных областей, при подготовке учебных пособий, курсов лекций по отечественной истории и специальных курсов для студентов высших учебных заведений, а также в работе по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Ретроспективное исследование организации сопротивления и его важнейшей составляющей - партизанского движения в годы Великой Отечественной войны может быть полезно и для практиков при разработке и осуществлении мероприятий по борьбе с терроризмом и обеспечению национальной безопасности.

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, примечаний, приложений и списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновывается актуальность, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, его хронологические и территориальные рамки, апробация полученных результатов, раскрывается научная новизна и практическая значимость диссертации.

Первая глава «Историография проблемы, источники и методология исследования» раскрывает научные основы проведенного исследования.

В изучении истории войны отечественной наукой сегодня принято выделять несколько этапов. В исследованиях последних лет по проблеме периодизации военной историографии существуют различные точки зрения. В частности, В.М. Кулиш, Б.А. Томан, В.П. Купцов, К.В. Яценко и другие историки считают необходимым использовать более подробную периодизацию, которая включает в себя четыре этапа. Первый этап охватывает годы войны и первое послевоенное десятилетие, второй – период с середины 50-х до середины 60-х гг., третий – с середины 60-х до конца 80-х гг., четвертый – с начала 90-х гг. XX века по настоящее время. Критериями для периодизации послужили теоретико-методологическая основа исследований, качественные и коли­чественные изменения в разработке темы; характер используемых источников; уровень осмысления имевшихся фактов. Также учитывались исторические условия, в которых изучалась данная тема.

Анализ исторической литературы, посвященной изучению различных форм сопротивления немецко-фашистской оккупации, дан в историографических работах Н.В. Канашиной, Т.А. Логуновой, О.В. Поповой. В них приводится периодизация историографии партизанского движения, раскрываются основные направления в исследовании проблемы, предпринимаются попытки решить спорные моменты теоретического порядка, указываются малоисследованные аспекты вооруженной борьбы на оккупированных территориях. По нашему мнению, такой подход применим и к анализу историографии исследуемой проблемы на региональном уровне, поскольку изучение истории войны в рамках Центрального Черноземья и, в том числе, вопросов организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск, проходило в тесной связи с общими тенденциями развития отечественной исторической науки.

Для научных исследований первого периода были характерны подчинение государственной политике и идеологии, разработка предписанных партийными органами направлений, стандартность, выделение преимущественно положительных аспектов и итогов. Определенное значение в становлении историографии партизанского движения имели публикации И.В. Сталина в сборнике речей и приказов «О Великой Отечественной войне Советского Союза», известных советских историков И.И. Минца, Р.И. Сидельского, руководителей борьбы во вражеском тылу П.К. Пономаренко, Т.А. Строкача и др. В них раскрывались характер партизанского движения и причины его широкого распространения, показывался массовый героизм народных бойцов, подводились первые итоги боевой и диверсионной деятельности.

Значительным шагом в исследовании различных аспектов истории войны стало создание специальной комиссии во главе с начальником Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) Г.Ф. Александровым. Первый опыт по сбору и обобщению материалов был связан с деятельностью областных комиссий по истории Великой Отечественной войны, созданных в ее начальный период. 3 января 1942 г. была образована областная комиссия по сбору и обработке материалов по истории Отечественной войны под председательством секретаря Курского обкома ВКП(б) П.И. Доронина. Был выпущен и целый ряд публикаций, посвященных различным аспектам истории войны на территории Воронежской области.

Работы, подготовленные в первый период изучения темы, затрагивали различные аспекты партизанской борьбы в тылу врага, но для них были характерны такие недостатки, как публицистичность, отсутствие научно-справочного аппарата, узость источниковой базы. Исследования проводились главным образом на региональном уровне. В центральных и местных периодических изданиях появляется ряд публикаций, отражающих отдельные эпизоды партизанской борьбы, а также повествующих о подвигах ее участников. Публикуются первые воспоминания бывших участников и руководителей партизанского движения на территории Курской области.

Первым значимым исследованием в Центрально-Черноземном регионе стала кандидатская диссертация С.В. Аброськина. В ней автор затронул деятельность областной партийной организации по созданию добровольческих военизированных формирований, руководству подпольем и партизанскими отрядами. Необходимо отметить, что качество работ первого периода историографии не позволяет представить объективную картину организации вооруженного сопротивления в тылу немецко-фашистских войск на территории областей Центрального Черноземья.

Новый период отечественной историографии Великой Отечественной войны начинается с середины 50-х гг. Под влиянием итогов XX съезда КПСС была предпринята попытка преодолеть догматические подходы в освещении событий войны. Применить критико-аналитический подход в разработке проблемы исследователям позволило и расширение источниковой базы. В научный оборот были введены многие документы местных и центральных архивов, что значительно повлияло на качество исторических трудов. Но наряду с позитивными изменениями, в этот период были допущены новые перекосы в освещении войны, вместо одних стереотипов появились другие.

История антифашистской борьбы нашла в этот период отражение не только в шеститомной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг.», но и в монографиях и статьях, опубликованных в научных периодических изданиях. Широкое распространение получили мемуарная литература и сборники документальных материалов по проблеме.

Партизанская борьба на территории Центрального Черноземья была освещена в трудах Л.Н. Бычкова и А.И. Залесского, но сведения о боевых действиях курских и воронежских партизан в этих работах носят отрывочный, эпизодический характер. Вопросы боевой деятельности курских и воронежских партизан отражены в статьях и публикациях Е.М. Поляковой, А. Колупаева, Л.В. Кривцуна, В.В. Прусакова.

В ходе третьего этапа отечественной историографии (середина 60-х - конец 80-х гг.) изучение истории Великой Отечественной войны развивалось противоречиво. В методологическом плане произошел отход от концепций шеститомной истории войны в освещении недостатков, просчетов, допущенных руководством страны – в сторону парадности и «приглаженности» при описании событий. Переработанная концепция легла в основу новых коллективных трудов: научно-популярного очерка «Великая Отечественная война», 12-томной «Истории второй мировой войны» и других.

Для третьего периода историографии партизанского движения характерно появление значительного количества научных работ, разнообразных по форме и проблематике рассматриваемых вопросов. Среди них можно отметить публикации Н.Ф. Азясского, В.Н. Андрианова, А.С. Князькова , которые раскрывают вопросы управления, оперативного использования, тактики боевых действий партизанских формирований.

Несмотря на значительное количество подготовленных в 70-80-е гг. прошлого столетия диссертационных исследований и монографий, большая их часть была посвящена руководящей роли КПСС в организации всенародной борьбы в тылу врага. В обобщающих трудах Т.А. Логуновой, Н.И. Макарова, В.Г. Еремина и П.Ф. Исакова, П.К. Пономаренко, относящихся к указанному периоду, приводятся сведения об организации и деятельности партизанских отрядов и подпольных групп на территории Центрального Черноземья. Но поскольку авторами использовались уже введенные в научный оборот источники, освещающие только положительную сторону деятельности партийных органов по руководству всенародной борьбой в тылу врага, новой информации по проблеме исследования названные работы не дают.

Ряд исследований в указанный период был посвящен вопросам организации и деятельности добровольческих военизированных формирований - подразделений народного ополчения, истребительных батальонов. В трудах А.М. Синицына, А.Д. Колесника, Н.А. Кирсанова, С.В. Биленко и других было расширено представление об организации сопротивления немецко-фашистским захватчикам. Но в них не была отражена роль органов НКВД в организации партизанского движения и истребительных батальонов, как источника комплектования партизанских отрядов.

В конце 60-х–80-е гг. появляются первые монографии по региональной проблематике и диссертации, посвященные военно-мобилизационной работе местных партийно-политических структур. В разделах очерков по истории областных партийных организаций, посвященных Великой Отечественной войне, дается лишь общая картина происходивших событий. Исследования этого периода были написаны в большинстве своем в историко-партийном аспекте. Жесткие идеологические установки, трудности с доступом к архивным документам не позволили их авторам объективно оценить формы и методы работы местных и центральных органов власти по организации отпора врагу.

Новый период в отечественной историографии Великой Отечественной войны приходится на начало 90-х гг. XX века и первые годы XXI столетия. При утрате марксизмом-ленинизмом статуса единственно научной теории и методологии начался поиск новых теоретико-методологических основ российской исторической науки и интерпретации исторических событий, в том числе военного периода. Этап отличается плюрализмом мнений, пересмотром многих прежних оценок, выработкой новых взглядов на события и факты Великой Отечественной войны.

Из фундаментальных научных работ, посвященных военной истории и вышедших в последнее десятилетие, заслуживает внимания четырехтомник «Великая Отечественная война, 1941-1945: Военно-исторические очерки». Оно отличается от предшествовавших многотомных трудов по истории войны значительно расширенной источниковой базой, использованием ранее недоступных архивных материалов, новыми подходами, свободными от идеологических рамок прежних десятилетий. В заключительном, четвертом томе «Народ и война» затрагиваются такие проблемы, как функционирование советского тыла, партизанское движение, духовный потенциал советского народа,  вопросы политического руководства фронтом и тылом.

В военно-историческом исследовании «Великая Отечественная на земле Российской» описаны события, происходившие в период войны, в том числе и на территории Центрального Черноземья. При анализе зимних боев 1943 г. упоминается о взаимодействии частей 65-й армии с Первой и Второй Курскими партизанскими бригадами. На наш взгляд, недостатком труда являются завышенные итоговые данные о боевой деятельности курских партизан, приводимые по ранее опубликованным источникам.

Для исследования особый интерес представляет ряд монографических публикаций и диссертационных исследований, охватывающих территориальными рамками значительные регионы СССР или Российской Федерации. Наиболее значимым историческим исследованием является докторская диссертация Н.Ф. Азясского, в которой впервые выявлены характерные закономерности в развитии организационного построения, форм и способов действия партизанских сил в тылу немецко-фашистских войск на Западном стратегическом направлении.

В 2007 г. защищена докторская диссертация С.В. Кулика «Антифашистское движение Сопротивления на оккупированной территории РСФСР в 1941-1944 гг. (проблемы политического и идеологического противоборства)». К сожалению, несмотря на обобщающий характер заявленной темы работы, автор ограничивает географические рамки исследования лишь западными и северо-западными областями РСФСР.

История партизанского движения в отдельных областях СССР получила значительную разработку в ряде региональных исследований. Диссертации А.А. Волоковых, А.С. Линец, Ю.Л. Евтушенко, О.И. Кулагина и монография В.А. Спириденкова освещают вопросы организационно-тактического оформления, материально-технического обеспечения, боевой деятельности партизанских формирований Ленинградской, Псковской, Мурманской областей, Карелии, Ставропольского края и Кубани.

Важное значение в изучении проблемы нашего исследования имеют фундаментальные издания «Партизанское движение (По опыту Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.)» и «История партизанского движения в Российской Федерации в годы Великой Отечественной войны 1941-1945». Кроме традиционной проблемно-хронологической характеристики  деятельности партизанских формирований, в них раскрываются и такие аспекты партизанской борьбы, как военное искусство и быт партизан, анализируются трудности и просчеты в становлении партизанского движения. Большое внимание уделяется проблеме централизации управления партизанскими силами, которую особенно детально освещает А.С. Князьков в главе, посвященной организационным основам партизанского движения.

Новые публикации о партизанском движении, не умаляя его значения как важной составляющей всенародной борьбы с врагом, отличаются более критичным подходом, обращают внимание и на упущения, просчеты в организации и руководстве партизанскими силами в годы войны. Гораздо более объективно, нежели ранее, представлена роль в организации борьбы во вражеском тылу различных руководящих структур. В монографиях В.И. Боярского и трудах А.Ю. Попова впервые отражена ключевая роль структур НКВД в руководстве партизанской борьбой на начальном этапе Великой Отечественной войны, рассмотрены проблемы правового регулирования и тактики действий партизанских сил. Вместе с тем, в силу выбранной тематики, авторы не смогли показать взаимосвязь  партийно-политических структур, органов госбезопасности и военного командования в оперативно-стратегическом управлении партизанским движением.

Вопросы истории и теории партизанского движения глубокую разработку получили в исследовании В.И. Боярского «Партизанство вчера, сегодня, завтра». Автором обобщен опыт ведения партизанских и контрпартизанских действий на протяжении XIX-XX столетий, как в нашей стране, так и за рубежом. Но вывод автора, что «весь опыт партизанской войны 1941-1945 гг. говорит о том, что специальные войсковые формирования, действующие партизанскими методами, совместно с местными партизанами, превышающими их по численности, опирающиеся на всемерную помощь и поддержку народа, - вот суть партизанской борьбы», не является бесспорным. Подобное взаимодействие, на наш взгляд, имело место только в прифронтовой полосе и ближнем тылу противника.

В издаваемой серии «Коммандос» подготовлен ряд хрестоматий по интересующей проблеме. Большая часть работ по истории партизанского движения периода Великой Отечественной войны, включенных в сборники, была издана в 1940-е годы ограниченными тиражами и длительное время была доступна лишь узкому кругу военных специалистов. Ранее закрытая для широкого круга исследователей тема участия органов государственной безопасности и военной контрразведки, в организации сопротивления оккупантам нашла отражение в ряде работ с презентабельными названиями: «Диверсанты Сталина. НКВД в тылу врага» - в серии «Лубянка открывает архивы»; «Супермены Сталина. Диверсанты страны Советов» - в серии «Спецподразделения и спецслужбы мира» и др.

Вопросы противодействия объединений коллаборационистов партизанскому движению и подполью стали предметом научных исследований лишь в последние годы. Среди научных трудов, подготовленных в последние годы, необходимо выделить издания Б.Н. Ковалева и С.Г. Чуева, в которых приводятся отдельные характеристики оккупационного режима и контрпартизанской борьбы на территории изучаемого нами региона.

В условиях антагонизма подходов к освещению истории Великой Отечественной войны, заметно выделяются исследования историков старшего поколения А.С. Князькова, Т.К. Дандыкина, В.А. Пережогина, А.А. Чернобаева, которые стремятся дать объективный анализ событий. К числу таких работ можно отнести и последние монографии Г.А. Куманева.

В 90-е гг. прошлого столетия по всей стране была проведена большая поисково-исследовательская работа по подготовке и изданию Книг Памяти павших в годы Великой Отечественной войны, содержащих не только списки погибших, но и военно-исторические обзоры. Содержание обобщающих статей о всенародной борьбе в тылу врага в сводном томе Всесоюзной и обзорном томе Всероссийской Книг Памяти не внесло существенных изменений в традиционное для советской историографии раскрытие темы.

Военно-историческая литература, появившаяся в последние годы в Центрально-Черноземном регионе, свидетельствует о росте интереса к проблематике Великой Отечественной войны. Появились новые сборники статей, материалов научных конференций.

Комплексному исследованию военно-организаторской деятельности органов власти Центрально-Черноземного региона посвящены исследования доктора исторических наук, профессора К.В. Яценко. В числе основных направлений военно-организаторской работы местных органов власти, автор глубоко проанализировал деятельность государственно-политических структур Воронежской, Курской и Тамбовской областей по организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск. Анализ деятельности партизанских отрядов и подпольных патриотических организаций Воронежской области занимает значительное место в исследованиях С.И. Филоненко, М.И. Филоненко и Н.В. Филоненко. Оккупационная политика немецко-фашистских войск на территории Курской области, как фактор, влиявший на развертывание организованного и стихийного народного сопротивления в регионе, исследуется в диссертации С.А. Никифорова. В ней приведены многочисленные примеры террора против местного населения, показаны трагические последствия оккупации. Периоду оккупации Курской области дается характеристика и в диссертации А.В. Шевелева. Он также сосредоточился на анализе различных аспектов оккупационного режима, акцентируя при этом внимание на деятельности разведывательных, полицейских и пропагандистских формирований и служб оккупационных властей.





Ряд исследований, проведенных в рассматриваемый период, посвящены функционированию в период Великой Отечественной войны органов внутренних дел и госбезопасности. Кандидатские диссертации воронежского историка Ю.С. Протасова и курского исследователя Д.В. Верютина объединяет изучение деятельности в рамках Центрально-Черноземного региона органов внутренних дел. Аналогичные проблемы рассматриваются в подготовленных на материалах Воронежской и Курской областей диссертациях М.В. Шетухина и А.В. Бондаревой о деятельности органов государственной безопасности в годы войны.

Из региональных диссертационных исследований последних лет, связанных с разрабатываемой проблемой, необходимо отметить работу Г.Д. Пилишвили, в которой освещен процесс использования истребительных батальонов как надежного помощника частей действующей армии и источника комплектования партизанских отрядов. Боевое взаимодействие партизанских сил региона и частей 21-й армии Юго-Западного фронта зимой 1941-1942 гг. нашло отражение в диссертации А.Д. Немцева.

Вопросы организации партизанского движения в регионе были рассмотрены в работах И.Г. Гришкова, И.Г. Пархоменко, А.В. Скрыпникова и В.М. Черных, Г.Т. Уваровой, В.Г. Шамаева А.К. Никифорова. Если публикации В.Г. Шамаева и Г.Т. Уваровой основаны на широком круге архивных документов, А.К. Никифорова – на личном опыте службы в органах госбезопасности, и вполне глубоко раскрывают обозначенные проблемы, то содержание работы И.Г. Пархоменко – «Действия белгородских партизан» – не вполне соответствует ее названию. Непосредственная деятельность белгородских партизан представлена упрощенно и освещена в краткой информации о нескольких боевых операциях всего двух отрядов.

Белгородский историк и архивист А.П. Чиченков в работе «В борьбе с оккупантами и их «новым порядком» приводит богатый фактический материал о деятельности отдельных партизанских отрядов, подпольных групп и патриотов-одиночек, действовавших на белгородской земле, но не дает комплексного представления по обозначенной проблеме в территориальных рамках современной Белгородской области. Отмеченный труд А.П. Чиченкова не всегда отражает новые подходы к раскрытию проблемы исследования и содержит значительное количество досадных фактических ошибок, особенно в научно-справочном аппарате.К сожалению, вопросы подготовки к развертыванию партизанского движения в Тамбовской области не были отмечены вниманием историков. Лишь в местных периодических изданиях нашли отражение некоторые аспекты подготовительной работы по созданию партизанских отрядов . Среди газетных публикаций, выделяется статья А.И. Кузнецова «Если бы на Тамбовщину пришел враг», основанная на впервые вводимых в научный оборот архивных документах, но не содержащая, в силу специфики издания, ссылок на них.

История Второй мировой войны, в том числе вопросы сопротивления оккупационной политике фашистской Германии на захваченной территории СССР, являлись предметом изучения и ряда зарубежных исследователей. Так, в 2007 г. были переизданы работы американских ученых «Советские партизаны» и «Партизанская война», подготовленные под руководством профессора Висконсинского университета Джона Армстронга. Исследование, основанное на советских и зарубежных публикациях 1940-х – начала 1960-х гг., несет на себе отпечаток «холодной войны». Партизанское движение в нашей стране, по мнению авторов, было организовано не столько для освобождения родной земли, сколько для защиты коммунистического режима и неограниченного проведения «безжалостных акций». Поэтому в указанной работе может заслуживать внимания освещение вопросов тактики проведения боевых операций. Рассмотрение проблем политического руководства и психологического аспекта партизанской борьбы отличается крайним субъективизмом.

Исходя из того, что территории временно оккупированных районов Воронежской области помимо немецких войск, находились итальянские и венгерские  части, определенный интерес для нас представляют работы итальянских и венгерских историков. В апреле 2005 г. в Воронежском государственном аграрном университете им. К.Д. Глинки была проведена международная научная конференция «Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне», в которой приняли участие военные историки из Италии и Венгрии. В выступлениях представителя национальной ассоциации альпийцев, генерала альпийских войск, военного историка Т. Видулича (Больцано), бывшего военного прокурора, историка Б. Завальи (Флоренция), генерального директора Военно-исторического института и музея Министерства обороны Венгерской республики генерал-лейтенанта Й. Холло были освещены вопросы участия итальянских и венгерских войск в боевых действиях против советских войск и партизан на территории региона, их взаимоотношений с местным населением. Участникам конференции удалось избежать антагонизма в подходах к освещению проблем военной истории.

Подводя итоги историографического обзора, приходится констатировать, что при наличии значительного числа научных работ по истории Великой Отечественной войны в рамках Центрального Черноземья, специальных монографий и диссертационных исследований, раскрывающих процесс организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск, на настоящий момент не имеется. Результаты критического анализа литературы указывают на необходимость разработки с новых позиций как проблемы в целом, так и отдельных ее аспектов.

Работа выполнена с привлечением широкого круга источников, включающих архивные материалы, документальные издания, публикации периодической печати военных лет, мемуарную литературу. Основную часть источниковой базы исследования составили документы и материалы архивов, в большинстве своем впервые вводимые в научный оборот. Значительное количество их выявлено в ранее закрытых фондах, доступ к которым исследователи получили лишь в 2003-2007 гг.

Важнейшими источниками для подготовки диссертации послужили документы, хранящиеся в Российском Государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), Центре хранения документов молодежных организаций РГАСПИ (РГАСПИ, Ф.М.), Центральном архиве Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ), Центре документации новейшей истории Государственного архива Брянской области (ГАБО, Ф.П.), в Государственных архивах Воронежской (ГАВО) и Курской (ГАКО) областей, в фондах Государственных архивов общественно-политической истории Воронежской, Курской областей (ГАОПИВО, ГАОПИКО), Центра документации новейшей истории Тамбовской области (ЦДНИТО), архивов Управлений Федеральной службы безопасности РФ по Белгородской, Воронежской, Курской и Тамбовской областям (АУФСБ БО, АУФСБ ВО, АУФСБ КО и АУФСБ ТО), Объединенного архива Орловско-Курского отделения Московской железной дороги.

Следует отметить особую важность документов, хранящихся в фондах Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Значительную ценность представляет комплекс директивных документов Государственного Комитета Обороны (ф. 644), рассекреченных в 1999-2004 гг. Нормативные документы ГКО позволяют проследить как роль высших государственных структур, так и региональных партийно-советских органов в руководстве партизанским движением на временно оккупированных территориях СССР. В архивных материалах отдела партийных органов ЦК ВКП(б) (Ф. 17. Оп. 41) хранятся наградные документы руководителей  и участников партизанского движения в Центрально-Черноземном регионе, которые содержат достаточно полные сведения о личном вкладе награжденных в борьбу с оккупантами (д. 117). Документы финансово-бюджетного отдела Управления делами ЦК ВКП(б) (Ф. 17. Оп. 77) отражают деятельность партийных и советских органов по материальному обеспечению семей партийных работников, в том числе и областей Центрального Черноземья, выполнявших специальные задания в тылу противника. Среди документов сектора информации Организационно-инструкторского отдела ЦК ВКП(б) (Ф. 17. Оп. 88)  значительное место занимают информационные сообщения, планы, сводки об организации партийного подполья и партизанского движения, результатах деятельности партизанских отрядов и диверсионных групп. Сопротивление в тылу немецко-фашистских войск на территории исследуемого нами региона наиболее полно отражено в документах фонда 69 («Центральный штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования»). Это материалы, находящиеся в делах оперативного и разведывательного отделов, структурных подразделений ЦШПД, документы Брянского и Воронежского штабов партизанского движения, осуществлявших руководство партизанскими отрядами Курской и Воронежской областей.

О роли политорганов фронтового и армейского звена в организации сопротивления оккупантам, взаимодействии партизанских формирований Центрального Черноземья с частями Красной Армии можно судить по документам Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО). Значительный интерес для нашего исследования представляет документация 4-х отделов политуправлений фронтов и 4-х отделений политотделов армий, занимавшихся работой среди войск противника, личного состава партизанских отрядов и населения оккупированных районов. Документы Политуправления Юго-Западного фронта (Ф. 229. Оп. 213), содержат директивы, планы, докладные записки, отчеты о руководстве партизанским движением, донесения партизан о боевой деятельности и агентурной работе в тылу врага. В приказах командования, оперативных сводках, политических донесениях 1-й гвардейской (Ф. 1043), 132-й (Ф. 1354), 280-й (Ф. 1578) стрелковых дивизий, 248-й отдельной стрелковой бригады (Ф. 2051) обнаружена информация о совместных боях партизанских отрядов и частей Красной Армии против немецко-фашистских войск, передаче партизан в состав Действующей армии.

Самая многочисленная часть документов по интересующей нас проблеме сосредоточена в Государственных архивах общественно-политической истории Воронежской, Курской областей и Центре документации новейшей истории Тамбовской области. Деятельность Воронежского, Курского и Тамбовского обкомов ВКП(б) по организации сопротивления немецко-фашистским оккупантам отражена в архивных материалах, хранящихся в фондах «Воронежский обком ВКП(б) (1934-1945)» (ГАОПИВО. Ф. 3), «Курский областной комитет ВКП(б)-КПСС» (ГАОПИКО. Ф. 1), «Тамбовский обком ВКП(б)» (ЦДНИТО. Ф. 1045). В них отложилась значительная информация о деятельности областных и районных партийных организаций по руководству сопротивлением врагу. Фонды бывших партийных архивов областей Центрального Черноземья содержат, помимо материалов о деятельности местных структур, большое количество директивных указаний вышестоящих инстанций. Взятые в комплексе с местными материалами, указанные документы вышестоящих органов дают возможность проследить процесс функционирования всей властной «вертикали».

 Наряду с материалами деятельности партийных органов в фондах указанных архивов широко представлены документы общественных и военизированных организаций. Так, в фонде 3478 ГАОПИВО «Штаб партизанского движения на Воронежском фронте» сосредоточена основная документальная база по организации борьбы в тылу немецко-фашистских войск на территории Воронежской области. Фонд-коллекция «Штабы партизанских бригад и отрядов Курской области» (Ф. 2) ГАОПИКО насчитывает более 540 единиц хранения. Документы, собранные в фонде «Брянский штаб партизанского движения» (Ф. 1650) Центра новейшей истории Брянской области позволили получить новую информацию о руководстве партизанским движением на территории северо-западных районов Центрального Черноземья осенью 1942 – в начале 1943 гг.

Большое значение для исследования имеют документы, хранящиеся в архивах Управлений ФСБ РФ областей Центрально-Черноземного региона. Материалы фонда 4-го отдела Управления НКВД СССР по Курской области и фонда 9 архива Управления ФСБ РФ по Воронежской области, раскрывающие участие сотрудников НКВД в организации вооруженной борьбы в тылу немецко-фашистских войск. Указанные документы в сопоставлении с другими источниками вносят необходимые коррективы в традиционные представления о партизанской борьбе на территориях, контролируемых противником.

Помимо источников, находящихся на хранении в центральных, региональных и ведомственных архивах, использовались документы, опубликованные в различных сборниках. Это, прежде всего, постановления и решения высших и центральных государственных и партийных органов по вопросам организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск . Многие рассекреченные архивные документы были опубликованы в многотомном издании «Русский архив: Великая Отечественная». Эти сборники документов и материалов предоставили возможность ознакомиться с постановлениями, директивами, приказами, распоряжениями ЦК ВКП(б) и СНК СССР, Государственного Комитета Обороны, Центрального и фронтовых штабов партизанского движения, других структур, раскрывающими проблемы организации партизанского движения.

Участие структур НКВД в организации и руководстве партизанской борьбой в тылу немецко-фашистских войск отражено в документах, опубликованных в издании «Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне», подготовленном к печати Федеральной службой безопасности Российской Федерации. Рассекреченные материалы Центрального и региональных архивов ФСБ РФ раскрывают многогранную деятельность сотрудников органов внутренних дел в сфере борьбы с оккупантами.

Разнообразные документальные материалы о работе местных партийно-советских органов по созданию добровольческих вооруженных формирований и подпольной сети, о боевой деятельности партизанских отрядов, положении гражданского населения на оккупированной территории, содержатся в ряде тематических сборников по отдельным областям Центрального Черноземья. Но представленные документы раскрывают, в основном, лишь позитивные стороны деятельности органов власти по организации вооруженного сопротивления оккупантам и результатов партизанской борьбы в регионе. Современные подходы к публикации документов периода Великой Отечественной войны нашли отражение в сборнике «Суровая правда войны», который включает в себя ряд интересных документов, в том числе недавно рассекреченных, позволяющих существенно дополнить картину событий первого периода войны на курской земле.

В работе использовалась такая группа источников, как материалы центральной и местной периодической печати. Их отличает периодичность, оперативность, непосредственное взаимодействие с текущими событиями, непрерывность, повседневность, репрезентативность. Информация о положении на фронте и в тылу давалась не только областными газетами «Курская правда», «Тамбовская правда», «Коммуна» (ежедневная газета Воронежского обкома и горкома ВКП(б) и областного Совета), но и такими специальными партизанскими изданиями, как газета «Народный мститель», выходившая в глубоком тылу противника.

В проведении исследования важное значение имели  источники личного происхождения: дневники и мемуарные издания отдельных авторов, различные сборники воспоминаний участников и очевидцев событий войны. Прежде всего, следует отметить мемуары видных организаторов партизанского движения в нашей стране, в том числе – П.К. Пономаренко, С.А. Ковпака, Д.В. Емлютина, М.И. Наумова. Знакомство с ними позволяет лучше представить события на территории Центрально-Черноземного и соседних регионов в 1941-1943 гг., «из первых рук» получить информацию о работе Центрального штаба партизанского движения, о взаимодействии украинских, брянских и курских партизан. Работа с дневниками участников и организаторов сопротивления оккупантам требует критического и взвешенного подхода, поскольку записи о событиях вносились иногда задним числом. Поэтому в них имеют место неточности, выявить которые удается путем сопоставления с официальными документами. Мемуарная литература, содержащая воспоминания ветеранов партизанской борьбы в тылу противника, представлена в региональных сборниках «Народные мстители» (Воронеж, 1975), «Ради жизни на земле» (Воронеж, 1970) и др. Использование в исследовательской работе опубликованных мемуаров чаще всего требует их сопоставления с архивными документами и другими источниками.

Не менее важным является глубокий анализ неопубликованных воспоминаний участников войны, хранящихся в фондах государственных и общественных музеев, в семьях ветеранов, ушедших из жизни. С целью выяснения многих аспектов проблемы автор исследования записал ряд устных свидетельств участников партизанского движения и подпольной борьбы, проживавших в Курской области. Был составлен вопросник по широкому кругу проблем боевой деятельности и повседневной жизни бывших партизан и подпольщиков. Всего были проинтервьюированы 18 ветеранов. Записи устных свидетельств участников войны позволяют выявить особенности партизанской жизни и быта отдельных участников борьбы с оккупантами, их мысли, чувства и поведение в описываемый период.

Таким образом, весь комплекс источников, исследованных нами при разработке темы исследования, содержит различную по полноте и степени достоверности информацию. Рассмотренная источниковая база позволяет, по мнению автора, обеспечить решение поставленных в исследовании задач, воссоздав достаточно полную и объективную картину организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск на территории Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны.

Методологической основой подготовленной диссертации стали принципы и методы научного познания. Автор опирался на диалектическую концепцию развития, из которой вытекают основополагающие принципы исторического исследования: историзм, объективность и системность. Принцип историзма предполагает рассмотрение всякого элемента общественного процесса в его развитии (изменении) и взаимосвязи, взаимовлиянии,  взаимообусловленности с другими явлениями и событиями. Именно с этих позиций мы стремились подойти к изучению организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск на территории областей Центрального Черноземья в динамике конкретных событий войны, показать тесную связь предмета исследования с решениями директивных органов, осуществлявших руководство партизанской борьбой, изучить данное явление как историческую индивидуальность, обладавшую специфическими чертами. Такой методологический подход позволил оценить реальный вклад населения Центрально-Черноземного региона РСФСР в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками на временно оккупированной территории, объяснить многие сложности и противоречия, сопровождавшие процесс организации этой борьбы.

Автор стремился в максимально возможной мере реализовать и принцип объективности исследования, предполагающий рассмотрение исторической реальности в целом, в ее многогранности и противоречивости, изучение всех фактов в их совокупности, независимо от желаний и пристрастий изучающего субъекта. В связи с этим при анализе тех или иных явлений и процессов, происходивших в годы Великой Отечественной войны, в том числе и организации сопротивления оккупантам, мы старались избегать влияния конъюнктурных соображений и идеологической заданности.

В процессе разработки избранной темы диссертант опирался на принцип системности, так как невозможно рассматривать историю одной из составляющих народного сопротивления оккупантам, будь то вопросы руководства и управления антифашистскими силами или применения различных форм борьбы, в отрыве от развития его в целом.

На основе этих методологических принципов используется большой набор методов исследования. Из общенаучных методов познания использовались в первую очередь исторический и логический, существующие в диалектическом единстве и противоположности. Исторический метод предусматривал исследование военно-организаторской деятельности местных властных структур в ее хронологическом развитии, со всеми присущими ей своеобразными чертами, деталями и особенностями. При логическом методе предмет исследования рассматривался на высшей стадии своего развития, когда он приобрел наиболее зрелую и завершенную форму. Это способствовало более глубокому пониманию предыдущих этапов его развития. Оба указанных метода дополняли друг друга, так как исторический метод имеет свои познавательные пределы, исчерпав которые, автор, чтобы сделать выводы и обобщения, пользовался логическим методом. Автором использовался и целый ряд специально-исторических методов исследования, в частности: проблемно-хронологический, историко-генетический, ретроспективный, структурно-функциональный, историко-сравнительного анализа, качественной социологии, статистический.

Во второй главе «Организационные основы сопротивления немецко-фашистским оккупантам на территории Центрально-Черноземного региона» дается анализ основных направлений реализации распорядительных и исполнительных функций территориальных органов власти по организации борьбы в тылу немецко-фашистских войск, показана деятельность государственно-политических структур по созданию системы сопротивления на оккупированной территории региона.

Первый параграф содержит характеристику нормативно-правовой базы, регламентировавшей процесс создания, укрепления и деятельности антифашистских сил в тылу противника.

К сожалению, правовой статус партизан не был окончательно урегулирован международными соглашениями до начала Второй мировой войны. Как отмечает бывший директор Международного Комитета Красного Креста (МККК) Жан Пикте: «…Самым сложным вопросом было положение партизан, ведущих борьбу на оккупированных территориях. Во время второй мировой войны оккупирующая держава считала их не комбатантами, а преступниками, и они подвергались суровым репрессиям».

Проведенное исследование указывает на то, что только нормами современного международного права признана правомерность движения сопротивления во время национально-освободительных войн или на оккупированной территории, которая является дозволенным театром военных действий партизан. Но в период Второй мировой войны неопределенность статуса участников сопротивления оккупационному режиму, приводила к массовому нарушению правил и законов ведения войны в отношении партизан.

Как следует из диссертации, важнейшую роль в организации сопротивления на территории оккупированных районов Центрального Черноземья сыграли нормативно-правовые акты СССР. Постановления и директивы ГКО, высших партийных, советских, военных и административных органов определяли задачи, характер и содержание работы по созданию и управлению боевой деятельностью добровольческих военизированных формирований, осуществлявших вооруженную борьбу в тылу войск противника. Решения местных органов власти по вопросам активизации партизанского движения и подпольной борьбы в оккупированных районах принимались во исполнение директивных указаний вышестоящих партийно-политических структур и были направлены на подбор, подготовку и рациональную расстановку кадров участников сопротивления. Проведенное исследование нормативно-правовых и управленческих актов указывает на отсутствие системности в их разработке и принятии. По содержанию большая часть из них носила не упреждающий характер, а лишь констатировала ситуацию на фронте и в тылу противника, предлагала меры реагирования на происходящие изменения.

Во втором параграфе рассматривается работа партийно-политических структур Центрального Черноземья по созданию партизанских отрядов, подпольных организаций и руководству ими. В 1941-1942 гг. партийными комитетами областей Центрального Черноземья были допущены серьезные просчеты в деле организации борьбы во вражеском тылу. Курскому обкому ВКП(б) на протяжении всего периода оккупации не удалось обеспечить работу подпольных партийных органов как областного, так и районного звена, призванных осуществлять идеологическое руководство сопротивлением противнику. Активность работы Воронежского и Тамбовского обкомов ВКП(б) по организации партизанского движения испытывала конъюнктурные колебания в зависимости от ситуации на фронте. Соответствующая подготовительная работа ослабевала вместе со снижением угрозы вторжения противника на территорию этих областей, и наоборот – усиливалась в критические моменты, что было характерно для лета 1942 года.

Мероприятия, проводившиеся Курским и Воронежским обкомами ВКП(б) в течение весны-лета 1942 г. и направленные на организацию и расширение масштабов партизанской борьбы в регионе, не принесли ожидаемых результатов. Практика формирования резервных партизанских отрядов не оправдала себя, так как в ряде случаев к подготовке их мест базирования и подбору личного состава ответственные за проведение этой работы лица отнеслись халатно. В результате большая часть отрядов не смогла или не пожелала перейти линию фронта и остаться в тылу противника.

Партийные органы Курской и Воронежской областей приняли ряд решений об усилении партизанской борьбы путем переброски на оккупированную территорию значительного числа организаторов партизанских отрядов и групп. Но представление партийного руководства о том, что активизация партизанского движения в регионе могла быть осуществлена только за счет увеличения количества его участников, было ошибочным. Основной проблемой, сковывавшей деятельность уже находившихся в тылу врага отрядов, являлось отсутствие оперативного управления партизанскими силами.

В целом, на протяжении 1941-1943 гг. партийно-политические структуры областей Центрального Черноземья провели комплекс мероприятий, направленных на организацию сопротивления немецко-фашистским оккупантам. Их руководящая роль в указанном процессе заключалась, прежде всего, в принятии властных решений, координирующих деятельность местных органов власти, а также контроле за результатами работы по формированию добровольческих военизированных формирований и управлению боевой деятельностью партизанских отрядов и подпольных групп.

В третьем параграфе изучена роль органов НКВД в формировании и организации деятельности партизанских отрядов и разведывательно-диверсионной сети на оккупированных территориях. Представленные в исследовании материалы показывают особую роль четвертых отделов областных управлений НКВД в деле подбора и подготовки кадров для борьбы с оккупантами, проведении оперативных мероприятий по управлению партизанскими силами. С целью организации сопротивления в тылу вражеских войск, приказом НКВД СССР № 001151 от 25 августа 1941 г. оперативные группы НКВД-УНКВД реорганизовывались в 4-е отделы. На создаваемые структурные подразделения возлагались важнейшие организационные задачи и оперативные функции, к числу которых были отнесены: организация агентурной разведки районов вероятных действий партизанских отрядов, подготовка и засылка разведчиков на территорию противника, руководство истребительными батальонами, партизанскими отрядами и разведывательно-диверсионными группами УНКВД.

В Курском областном управлении НКВД 4-й отдел был организован 31 августа, в Воронежском – 15 сентября 1941 года. Во главе их были поставлены заместители начальников областных управлений НКВД: Курского - В.Т. Аленцев и Воронежского - В.С. Соболев. В штате 4-го отдела УНКВД по Курской области насчитывалось 28 сотрудников, в задачи которых входили координация действий районных органов власти по формированию партизанских отрядов, подготовке мест их базирования, а также вербовке агентурно-разведывательной сети для работы в тылу противника. В 4-м отделе Воронежского УНКВД состояло 16 сотрудников, занимавшихся активной подготовкой будущих партизан и подпольщиков.

Одним из существенных недостатков организационной работы в период формирования партизанских отрядов стал формальный подход к комплектованию их личного состава. Во многих районах сотрудники НКВД записывали в отряды до 100 и более человек. Об этом свидетельствуют клятвы партизан, датированные августом-сентябрем 1941 года. Вскоре значительная часть бойцов, занесенных в первоначальные списки отрядов, была мобилизована в РККА, эвакуирована вглубь страны или выполняла боевые задачи в составе истребительных батальонов. В результате, при отмобилизации партизанских отрядов к местам постоянной дислокации, их состав сократился на 50-70%.

Первые результаты работы по организации партизанского движения в Курской области были изложены в докладе 4-го отдела УНКВД, направленном в 4-е Управление НКВД СССР. В нем сообщалось, что на оккупированной территории западных и юго-западных районов Курской области было создано 32 партизанских отряда, из которых 3 партизанских отряда вскоре были разбиты, а 5 партизанских отрядов распались. Как показало исследование, осенью 1941 года только часть партизанских отрядов Курской области вела борьбу с врагом. Разведсводка, направленная на имя наркома НКВД СССР Л.П. Берия 14 ноября 1941 г., содержала информацию о том, что после установления связи с партизанскими отрядами, действующими в тылу противника, получены данные о боевой, диверсионной и разведывательной деятельности только Дмитриевского, Белгородского, Глушковского, Крупецкого отрядов.

В отличие от курских чекистов, сотрудникам 4-го отдела УНКВД по Воронежской области в 1941 г. не пришлось заниматься организацией боевой деятельности партизанских отрядов и разведывательно-диверсионных групп на собственной территории. Обстановка на фронте предоставила воронежцам больший временной промежуток для формирования и обучения будущих участников сопротивления.

В результате организационно-мобилизационной работы, проведенной сотрудниками НКВД, к 19 ноября 1941 г. в районах Воронежской области было создано 149 партизанских отрядов общей численностью 4287 чел., подготовлено 267 диверсионных групп с количеством бойцов в них 988 чел., завербовано 129 диверсантов-одиночек. Для участия в сопротивлении оккупантам было привлечено 446 жителей областного центра, объединенных в 8 партизанских отрядов и 42 диверсионные группы.

В целом, на протяжении осени – зимы 1941 г., сотрудники УНКВД по Воронежской области провели значительную работу по подготовке к развертыванию партизанской борьбы в тылу немецко-фашистских войск. Но позиция партийного руководства области, не обеспокоенного обстановкой на Юго-Западном фронте, оказывала сдерживающее влияние на проведение комплекса мероприятий по мобилизации материальных и людских ресурсов и выполнению специальных заданий на оккупированных территориях близ лежащих областей.

Подготовительная работа по организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск проводилась и сотрудниками УНКВД  по Тамбовской области. Но исследование указанной деятельности Тамбовского УНКВД затруднено в силу отсутствия и частичной закрытости документальных источников. Изученные документы представляют определенный интерес для раскрытия неизвестных ранее сторон истории партизанского движения. Одним из таких не изученных эпизодов в организации вооруженной борьбы на оккупированных территориях стало привлечение к ней заключенных исправительно-трудовых колоний.  Как следует из письма НКВД СССР от 10 сентября 1941 г. № 45/3645, адресованного на имя Начальника УНКВД по Тамбовской области капитана госбезопасности С.Т. Митряшова, по личному указанию Наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия был разрешен персональный отбор заключенных для включения в состав и заброски в тыл противника диверсионных и партизанских отрядов.

В связи с созданием Центрального и фронтовых штабов партизанского движения приказом Наркома внутренних дел СССР от 1 июня 1942 г. и в соответствии с директивой заместителя наркома В.Н. Меркулова от 13 июня 1942 г., из ведения 4-х отделов УНКВД были изъяты функции руководства партизанским движением с передачей их штабам фронтов и местным партийным органам. Штат 4-го отделов был сокращен на 2 отделения – отделение партизанского движения и боевой подготовки.

Реорганизация системы управления партизанскими формированиями привела к обострению противоречий  между партийным руководством и территориальными структурами НКВД. Воронежский обком ВКП(б) считал, что органы НКВД должны по прежнему заниматься вопросами обеспечения партизанской работы. В этой связи он предъявлял требования к областному управлению НКВД по организации партизанских отрядов, их подготовки и заброски за линию фронта. При этом Воронежский обком партии и Штаб Воронежского фронта до конца августа 1942 г. не принимали реальных мер к созданию штаба по руководству партизанским движением.

Оперативным работникам НКВД пришлось выполнять служебные обязанности и на оккупированной территории, находясь в составе партизанских отрядов. При каждом крупном партизанском формировании или соединении действовали оперативно-чекистские группы на правах особых отделов НКВД. Их основное предназначение заключалось в противоборстве контрпартизанским действиям со стороны оккупационных властей, выявлении предателей и вражеской агентуры.

Четвертый параграф раскрывает проблемы военного руководства партизанским движением в тылу немецко-фашистских войск на территории областей Центрального Черноземья. В исследовании впервые показан вклад политических органов Красной Армии в организацию сопротивления оккупантам. Он ограничивался оказанием содействия местным органам власти в пересечении линии фронта организаторами, связными, пропагандистами, а также в распространении агитационных материалов на оккупированных территориях. Являясь не неподотчетными территориальным властным структурам, армейские политработники с достаточной степенью критичности оценивали их деятельность по руководству партизанской борьбой и подпольем, при этом не всегда объективно определяя собственную роль в этом процессе.

Среди политорганов войск Западного направления одними из первых начали функционировать структуры политуправления Брянского фронта. Основное внимание в его работе уделялось организации партизанской борьбы в зоне Брянских лесов на территории Орловской области. Как следует из документов, 4-й отдел при Политуправлении был организован в августе 1941 года. В его штат входили четыре человека во главе с батальонным комиссаром М.И. Малковым. Перед ними стояла задача организации партизанских отрядов в прифронтовых районах и засылка партизан в тыл врага.

Работники отдела, выезжавшие в районы, оказывали помощь местным партийным органам в создании партизанских отрядов, инструктировали бойцов о предстоящей боевой деятельности в тылу противника. При их непосредственном участии были организованы партизанские отряды в районах Орловской, Сумской, Курской (Фатежском, Дмитровском районах) областей.

Наиболее эффективно взаимодействие партизанских отрядов региона с политорганами РККА складывалось на территории южных районов Центрального Черноземья - в полосе войск Юго-Западного фронта (ЮЗФ). В августе 1941 г. при Политуправлении фронта был создан 4-й отдел, который возглавлял батальонный комиссар Г.Ф. Боровиков. Согласно «Положению об отделе по работе среди частей Красной Армии и партизанских отрядов в тылу противника», разработанному Политуправлением Юго-Западного фронта, в его штате, кроме начальника, было 6 старших инструкторов и секретарь.

Анализ задач, ставившихся перед 4-м отделом Политуправления ЮЗФ, показывает, что фронтовые политорганы в августе 1941 г. слабо представляли специфику партизанской борьбы в тылу противника. Во-первых, попавшие летом 1941 г. в окружение части Действующей армии, быстро распадались как организованные воинские формирования. Оставшиеся в живых и не попавшие в плен военнослужащие, мелкими группами или чаще всего, поодиночке, стремились пересечь линию фронта. Если этого не удавалось, они селились в оккупированных населенных пунктах под видом местных жителей. Поэтому организованно проводить партийно-политическую работу с указанной категорией военнослужащих было практически невозможно.

Во-вторых, установление регулярной связи с действующими в тылу противника формированиями путем направления представителей, да еще с привлечением авиации, танков, речного флота и железнодорожного транспорта, было не осуществимо из-за стремительно изменяющейся обстановки на фронте. По тем же причинам проблематично было организовать снабжение войсковых частей и партизанских отрядов агитационными материалами и инструкциями по дезорганизации вражеского тыла.

Ряд армейских политорганов самостоятельно пытался урегулировать взаимоотношения с местными властными структурами. В марте 1942 г. был подготовлен план совместных мероприятий 4-го отделения политотдела 40-й армии с 4-м отделом УНКВД по Курской области. Согласно плану в тыл противника направлялись представители политотдела армии с задачами проведения агитационно-разъяснительной работы, вовлечения местного населения в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками, организации связи и взаимодействия партизан с частями Красной Армии. Четвертое отделение брало на себя обязательство содействия в переброске через линию фронта кадров связных, пропагандистов и организаторов, снабжение их печатной продукцией. От 4-го отдела УНКВД требовалось оперативное предоставление информации о дислокации партизанских отрядов.

После передачи 40-й армии Юго-Западного фронта в состав Брянского фронта, для установления связи и организации руководства партизанскими силами, действовавшими в зоне Брянских лесов, была направлена группа политработников во главе со старшим инструктором 4-го отдела Политуправления Брянского фронта батальонным комиссаром И.Д. Калининым. Характеризуя потенциальные возможности партизанского края, он указывал, что это была могучая сила, повседневно разрушающая коммуникации и уничтожающая живую силу противника. Они «живут полнокровной жизнью боевых отрядов и их трудно отличить от частей Красной Армии. Личный состав преимущественно кадровый, имеются все специалисты, организованы мастерские – даже оружейников».

В работе дана новая оценка процесса централизации управления партизанским движением. Передача руководства партизанской борьбой летом 1942 г. штабу партизанского движения при Военном Совете Брянского фронта носила формальный характер. Только через 2,5 месяца после создания БШПД, его приказом в августе 1942 г. был сформирован объединенный штаб партизанских отрядов Курской области. Партизанские отряды западных районов были объединены под общим командованием спустя еще два месяца. Руководство их деятельностью со стороны БШПД и ЦШПД сводилось, главным образом, к направлению приказов по боевой деятельности. Созданный в октябре 1942 г. штаб партизанского движения при Военном Совете Воронежского фронта в полной мере не смог возглавить боевую деятельность воронежских партизан.

24 октября 1942 г. Военным Советом Воронежского фронта было принято постановление, в котором давалась неудовлетворительная оценка работе по организации сопротивления оккупантам и вовлечению в дело борьбы с немецко-фаши­стскими войсками населения районов в полосе Воронежского фронта. Одним из крупных недостатков в деле развертывания партизанского движения было признано отсутствие связи с партизанскими отрядами, оставшимися для борьбы в тылу противника. Военный совет фрон­та отметил пассивность разведотдела штаба фронта и командования некото­рых частей в деле своевременной переброски в тыл врага партизанских отрядов, сформированных Воронеж­ским обкомом ВКП(б). В результате этого 9 отрядов в количестве 111 чело­век находились на линии фронта от одного до двух месяцев.

Переподчинение партизанских отрядов командованию частей и соединений РККА в ходе зимнего наступления советских войск (1943 г.)  и расформирование партизанских бригад и отрядов оказалось мерой преждевременной. Овладевшие тактикой партизанской борьбы, бойцы и командиры отрядов могли эффективно использоваться для решения боевых задач на оккупированной территории Курской и соседних областей.

Третья глава «Факторы и условия развития сопротивления противнику на временно оккупированной территории областей Центрального Черноземья» содержит характеристику совокупности объективных и субъективных факторов, влиявших на результативность борьбы с немецко-фашистскими оккупантами на территории региона.

В первом параграфе исследуются естественно-географические и экономические предпосылки организации сопротивления оккупантам. Рассматриваемый район  площадью в 168 тысяч квадратных километров занимает южную окраину Среднерусской возвышенности и Окско-Донскую низменность. По совокупности физико-географических условий Центральное Черноземье представляет собой большей частью среднерусскую лесостепь. Территория лесостепи представляет равнину с заметным и частым колебанием высот. Характерными чертами рельефа на юго-западе Среднерусской возвышенности являются не только сравнительно большая его высота, но и сильная расчлененность густой сетью речных  долин, балок и оврагов. Подобная специфика регионального рельефа оказывала двойственное влияние на развитие сопротивления в тылу противника. С одной стороны, наличие естественных неровностей способствовало скрытому передвижению бойцов партизанских отрядов и разведывательно-диверсионных групп, давало им возможности маскировки. С другой стороны, снижало маневренные возможности крупных партизанских формирований.

В целом, на территории Центрального Черноземья, оккупированной немецко-фашистскими войсками, было мало лесных массивов, пригодных для развертывания крупномасштабного партизанского движения. Поэтому наибольшая активность партизанских отрядов и разведывательно-диверсионных групп проявлялась в районах, располагавших лесными урочищами (в основном северо-западные районы Курской области).

 Изучение географического положения региона, его природно-климатических условий и экономического развития указывает, что наиболее приемлемыми для дислокации и боевой деятельности добровольческих военизированных формирований, боровшихся с оккупантами, являлись северо-западные и юго-восточные районы Центрального Черноземья. Здесь расположены крупные лесные массивы на глубоко пересеченном рельефе местности и широкая речная сеть. В сочетании с умеренными погодно-климатическими условиями средней полосы России, эти природные особенности региона чаще всего способствовали успешному проведению боевых операций. И все же, они могли ограничивать мобильность партизан, создавая дополнительные препятствия при проведении оборонительных мероприятий и выходе из окружения.

Как показывает проведенное исследование, развитие аграрного и промышленного секторов экономики в Центрально-Черноземном регионе накануне Великой Отечественной войны, в значительной степени, позволяло удовлетворить потребности в необходимом продовольствии и вооружении формируемых партизанских отрядов. Но их боеспособность не могла быть обеспечена только за счет привлечения местных ресурсов. Экономический потенциал оккупированных районов использовался партизанами и бойцами специальных групп НКВД при проведении разведывательно-диверсионных операций. Совершение диверсий на транспортных объектах, в частности, железных и автомобильных дорогах Центрального Черноземья, ограничивало возможности оккупационных сил в осуществлении воинских перевозок, особенно в период проведения Харьковской операции, наступления на Воронеж и Сталинград.

Во втором параграфе автором изучено влияние оккупационной политики на развертывание народного сопротивления в тылу немецко-фашистских войск. Приведенные в работе материалы убедительно доказывают, что в большинстве населенных пунктов для удержания в покорности гражданского населения прифронтовых и тыловых районов оккупанты использовали политику террора, устраивали публичные казни жителей. Особенно массовый характер истребление мирных жителей носило в районах базирования и деятельности партизанских формирований на северо-западе Центрального Черноземья. Уничтожая населенные пункты вместе с жителями, каратели отчитывались о разгроме мнимых партизан, одновременно перекрывая источники поступления помощи и поддержки партизанам реальным.

Оккупация территории Центрального Черноземья осуществлялась в два этапа: первый – в ходе битвы за Москву и осеннее-зимнего наступления немецко-фашистских войск (октябрь – декабрь 1941 г.); второй – в период Воронежско-Ворошиловградской стратегической оборонительной операции (июнь – июль 1942 г.). В ходе первого этапа гитлеровские войска захватили территории 50 из 66 сельских районов Курской области. В ходе второго этапа оккупации подверглись все восточные и юго-восточные районы Курской области (за исключением 17 сельсоветов Воловского, Тербунского и Большеполянского районов). В начале июля 1942 г. из 83 районов Воронежской области 29 подверглись оккупации полностью и 5 частично. К лету 1942 г. Курская область была поделена на 15 округов. При этом территории Дмитровского и Михайловского районов Курской области были переданы в Локотский округ Орловской области.

Ввиду близости фронта на захваченной территории Центрального Черноземья сохранялось военное управление. При занятии населенных пунктов, расположенных по линии фронта, все жители этих сел выселялись вглубь района, по приказу, в течение нескольких часов, в первый же день прихода в село фашистов. Наоборот, немецкое военное командование принимало меры к тому, чтобы имущество граждан отселяемых сел оставалось на месте. Имущество постоянно грабили немецкие, венгерские и итальянские офицеры и солдаты.

На работу в аппарате немецко-фашистской магистратуры, городского управления, окружной и городской полиции, волостей, управлений по сельскому хозяйству и других органов привлекались изменники родины, бывшие кулаки, уголовные элементы и морально-политически неустойчивая часть интеллигенции. Находясь в оккупированных районах Центрального Черноземья, немецко-фашистские захватчики не смогли реформировать советскую организацию хозяйства. Колхозы, совхозы, МТС оставались основными хозяйственными единицами, снабжавшими оккупационную армию.

Для контроля и поддержания порядка в городах и селах, проведения карательных функций на оккупированных территориях создавалась вспомогательная полиция, состоявшая из числа местных жителей. 26 сентября 1942 г. в разведывательном бюллетене Курского областного управления НКВД отмечалось, что в зоне действия партизанских отрядов были созданы полицейские патрульные батальоны численностью до 350 человек, вооруженные пулеметами и минометами. По мере активизации партизанской борьбы, особенно северо-западных районах Центрального Черноземья, осенью 1942 г. численность полицейских гарнизонов возросла в несколько раз. По данным, приводимым в докладной записке помощника начальника оперативного отдела штаба партизанского движения на Брянском фронте старшего лейтенанта И.Г. Хорошавина, к началу декабря 1942 г. в населенных пунктах Дмитровского, Дмитриевского, Троснянского, Михайловского, Поныровского районов Курской, Кромского Орловской области, находившихся вблизи районов базирования отрядов 1-й Курской партизанской бригады, было сосредоточено 3635 полицейских и 2897 немецких, чешских и венгерских солдат. Если рядовой и младший командный состав полицейских состоял из лиц, вынужденных под угрозой служить оккупантам, то руководителей всех уровней полиции отличала верность и преданность, с которой они служили «новому порядку». Их отличала патологическая ненависть к советскому режиму, к институтам советской власти, к бывшим сослуживцам и соседям, особенно если среди них были семьи партизан.

Приведенные в диссертации материалы указывают на стремление оккупантов внушить мирным гражданам веру в незыблемость «нового» фашистского порядка. Пропаганда новых общественных отношений осуществлялась как через агитационные материалы, так и через проведение новой социально-экономической политики. Эти мероприятия являлись составной частью системы мер, направленных на борьбу с партизанским движением. Жестокость оккупационных сил по отношению к местному населению и советским военнопленным вызывала ненависть к режиму, установленному немецко-фашистскими захватчиками, стремление внести посильный вклад в освобождение родной земли, активизировало вступление в ряды народных мстителей.

Как следует из третьего параграфа, одним из ключевых факторов развития сопротивления оккупационному режиму стало решение проблем подбора и подготовки кадров его участников. Начальным источником для комплектования партизанских отрядов в областях Центрального Черноземья явились истребительные батальоны. Первый период подготовительной работы по созданию добровольческих военизированных формирований характеризовался включением в них представителей партийно-комсомольского и советско-хозяйственного актива, которые систематически привлекались к проведению других военно-организационных работ и частично подлежали мобилизации в Действующую армию. В результате этого реальная численность партизанских отрядов к моменту начала их боевой деятельности значительно сокращалась.

Приведенные в исследовании материалы доказывают, что способность к ведению активных боевых действий партизанских отрядов во многом определялась личными качествами их командования. Оказавшись в экстремальной ситуации вражеской оккупации, многие номенклатурные работники районных административно-партийных органов, которым было поручено возглавить вооруженную борьбу с противником в регионе, не смогли преодолеть чувство страха, проявили полное отсутствие организаторских способностей. В результате этого партизанские формирования распадались либо бездействовали.

Одним из существенных резервов пополнения партизанских отрядов стали бойцы и командиры Красной Армии, которые оказались в окружении на территории западных и северо-западных районов Центрального Черноземья и не смогли перейти линию фронта. Здесь же находилось значительно число военнослужащих, бежавших из фашистского плена. Зимой 1941-1942 гг. они проживали на квартирах у местного населения. Проведенная среди воинов-окруженцев агитационно-разъяснительная работа способствовала активизации партизанской борьбы в регионе. Расширение ее масштабов в 1942-1943 гг. было связано с вовлечением военнослужащих РККА, оказавшихся в окружении, и местных жителей, не принявших оккупационный режим.

Архивные документы свидетельствуют, что обучение диверсантов и террористов осуществлялось по разным учебным планам. Если при подготовке диверсантов больше внимания уделялось основам подрывного дела,  то в ежедневную программу подготовки террористов включались теоретические и практические занятия по основам совершения террористического акта в тылу противника. Продолжительность курсов составляла 7 дней. Еще два дня выделялись для сдачи зачетов. Значительная часть диверсионно-террористических групп, сформированных по результатам обучения в спецшколе, неоднократно уходила за линию фронта, успешно выполняя задачи по дезорганизации вражеского тыла.

В целях активизации разведки фронта и тыла противника, а также приобретения квалифицированных кадров агентов-разведчиков 12 мая 1942 г. при 4-м отделе Управления НКВД по Курской области была организована школа разведчиков. Постоянный контингент курсантов составлял 50 человек, которые подбирались из числа действующей агентуры, бойцов истребительных батальонов, комсомольцев и беспартийных патриотов.

Для подготовки организаторов сопротивления на оккупированной территории 17-19 мая 1942 г. при спецшколе Курского УНКВД были проведены краткосрочные курсы руководителей партизанских отрядов перед выброской их в тыл. Командиры, комиссары и начальники штабов отрядов изучали топографию, подрывное дело, отечественное оружие, методы ведения разведки; слушали лекции о задачах, организации партизанских отрядов и руководстве ими; практиковались в стрельбе и метании гранат. В ходе обучения командный состав отрядов получил необходимую подготовку, позволяющую успешно выполнить поставленные перед ними задачи.

К 1 декабря 1941 г. на курсах, организованных 4-м отделом УНКВД по Воронежской области, прошли подготовку 2109 человек, из них 63 связиста, 54 диверсанта, 143 командира партизанских отрядов и 1849 партизан. Для большего охвата обучением участников сопротивления были открыты курсы в Воронеже, рассчитанные на подготовку 1425 курсантов, в Липецке (591 чел.), в Россоши (631 чел.), в Острогожске (524 чел.). К 10 декабря 1941 г. планировалось обучить на этих курсах основам разведывательно-диверсионной деятельности на оккупированной территории 3171 человек.

Большинство воронежских партизан окончили курсы подготовки партизанских кадров при спецшколе обкома ВКП(б), организованной в июле 1942 года с помощью Военного совета Воронежского фронта в с. Садовое Аннинского района Воронежской области. С 12 июля по 1 ноября 1942 г. спецшколу окончил 291 человек. По решению Тамбовского обкома ВКП(б) от 1 декабря 1941 г. подготовка партизанских кадров началась с организации трех специальных школ по обучению диверсантов.14 В Мичуринской школе планировалась подготовка партизан из 13 районов Тамбовской области, в Моршанской – из 7, в Тамбовской – из 27. Общий контингент курсантов был определен в количестве 2500 человек. Устанавливалась 5-6 дневная продолжительность курсов.

В четвертом параграфе показано, что наиболее значимой проблемой, влиявшей на эффективность борьбы с оккупантами, являлось обеспечение добровольческих военизированных формирований вооружением и боеприпасами. Зарезервированные запасы необходимого военного имущества позволяли, при условии их сохранности, организовать боевую деятельность лишь непродолжительное время. И если продовольственное снабжение партизан удалось организовывать за счет местных жителей в течение всего периода оккупации, то поддерживать боеспособность отрядов трофейным оружием было невозможно. К сожалению, ситуацию не исправило создание системы централизованного снабжения партизанских формирований. Как следует из исследованных нами документов, ЦШПД оказывал реальную помощь крупным партизанским соединениям Белоруссии, Украины и Орловщины. Отсутствие необходимого вооружения у партизан, действовавших осенью 1942 – зимой 1943 гг. на северо-западе Центрального Черноземья, при наличии кадрового резерва из числа местных жителей, явилось одним из факторов, снижавших интенсивность сопротивления немецко-фашистским оккупантам.

Руководители партизанских соединений, выступившие на Х пленуме Курского обкома ВКП(б), состоявшемся в апреле 1943 г., признали неудовлетворительным снабжение партизан вооружением. Участвовавший в работе пленума начальник ЦШПД генерал-лейтенант П.К. Пономаренко высказал четкую установку Центра по вопросу о материально-техническом обеспечении партизан: «Источником снабжения наших партизан вооружением должно быть немецкое интендантство, а поэтому партизаны должны были обращаться к ним». Не согласившись с критикой в адрес Центрального штаба, П.К. Пономаренко отметил, что ЦШПД курским партизанам было выделено 500 автоматов, 1000 винтовок и 100 пулеметов.

Противоречивая позиция органов централизованного управления партизанским движением по вопросу обеспечения боевой деятельности в тылу противника средствами борьбы, на наш взгляд, стала основным фактором, сдерживавшим развитие сопротивления оккупантам на северо-западе Центрального Черноземья, где осенью 1942 – зимой 1943 гг. сложились благоприятные условия для его активизации. Материально-техническое оснащение партизанских отрядов Воронежской области, принявших участие в ее освобождении совместно с частями Красной Армии, оказалось более пригодным для выполнения поставленных боевых задач.

Психологическая готовность участников сопротивления к борьбе на оккупированной территории определялась, в том числе, и уверенностью за материальное благополучие своих ближайших родственников. В первые месяцы Великой Отечественной войны финансовое обеспечение партизан и членов их семей осуществлялось на основании постановлений ГКО от 29 июля 1941 г. № 326 и СНК СССР от 27 августа 1941 г. № 2710 за счет средств бюджетов территорий, на которых формировались партизанские отряды. 9 апреля 1942 г. ГКО СССР принял постановление № 1567с. В нем отмечалось, что «рабочие, служащие, колхозники и учащиеся, вступившие в партизанские отряды, получают пособия в размере их среднемесячной зарплаты по месту прежней работы». Семьи партизан обеспечивались пособием наряду с семьями военнослужащих рядового и младшего начсостава в военное время.

В связи с созданием структур ЦШПД и фронтовых штабов партизанского движения изменялся и порядок финансового обеспечения партизан. В соответствии с инструкцией НКФ СССР, НКО СССР и ЦШПД от 15 августа 1942 г. № 00137 назначение пособий партизанам производилось фронтовыми штабами партизанского движения в размере среднего заработка рабочих, основного оклада служащих и стипендии учащихся, получаемых по прежнему месту работы или учебы. Для командиров и комиссаров отрядов ежемесячное денежное вознаграждение составляло не менее 750 руб.; заместителей командиров, начальников штабов и командиров батальонов – 600 руб.; командиров рот, взводов, групп, помощников по комсомолу – 500 рублей. Рядовым партизанам, не представившим справки с прежнего места работы, до выяснения среднего заработка устанавливался размер выплаты в 300 руб., учащимся – 100 рублей. Семьям бойцов и командиров партизанских отрядов пособие назначалось комиссиями при районных и городских исполкомах по месту их жительства. Семьи погибших партизан и подпольщиков, находясь в эвакуации, получали пособия в размере среднемесячного заработка кормильца. После возвращения на места постоянного жительства, им назначались пенсии из средств местных бюджетов.

Существенным обстоятельством для решения бытовых проблем партизан, сражавшихся в тылу противника, являлась организация медико-санитарного обслуживания. На начальном этапе партизанские формирования испытывали острую потребность в специалистах, имевших медицинскую подготовку. Впоследствии в состав отрядов стали вливаться как военные врачи, оказавшиеся в окружении, так и гражданские медработники, испытавшие все тяготы оккупации. Санитарные службы партизанских отрядов испытывали острую потребность в хирургическом инструментарии, перевязочном материале, медикаментах.

В четвертой главе диссертации «Формы и методы сопротивления немецко-фашистским войскам на оккупированной территории областей Центрального Черноземья» раскрывается характер форм и методов борьбы, применявшихся участниками сопротивления оккупантам в зависимости от ставившихся перед ними задач.

Первый параграф посвящен характеристике основных направлений боевой деятельности партизанских формирований региона. Как показывает проведенное исследование, наиболее важной формой вооруженной борьбы партизан Центрального Черноземья стали диверсии на коммуникациях и военных объектах противника. Если на начальном этапе деятельности партизанских отрядов их диверсионная работа была направлена в основном против отдельных транспортных средств и небольших подразделений вражеских войск, передвигавшихся по автомобильным дорогам или находившихся в населенных пунктах, то с весны 1942 г. главным объектом для совершения диверсий стали железнодорожные магистрали. Наиболее эффективными действия диверсионных групп партизанских отрядов, особенно в северо-западных районах Центрального Черноземья, были осенью-зимой 1942 г., когда им удалось сорвать значительное количество воинских перевозок противника на Сталинградское направление.

Ведение разведки вражеского тыла также стало одним из основных направлений боевой деятельности партизанских отрядов Центрального Черноземья. Собранная разведчиками информация эффективно использовалась командованием отрядов при планировании и проведении боевых операций, а также оперативно переправлялась в штабы партизанского движения и войсковых частей, дополняя тем самым сведения о численности, вооружении и тактике действий противника, которыми располагало советское военное командование.

Партизанские отряды, действовавшие на территории Центрально-Черноземного региона, принимали активное участие в уничтожении живой силы противника путем истребления его воинских гарнизонов, штабов, учреждений и отдельных отрядов. Партизанам пришлось бороться с многочисленными полицейскими формированиями и противостоять карательным экспедициям оккупационных войск. Прямое боевое соприкосновение с врагом наносило ему наиболее ощутимые потери. К сожалению, подобные операции партизанских отрядов влекли за собой усиление репрессий в отношении местного населения, что накладывало на партизан дополнительную моральную ответственность.

Во втором параграфе показано взаимодействие партизанских отрядов и соединений Центрального Черноземья с войсками Действующей армии. Из материалов диссертации следует, что на протяжении 1941-1943 гг. действовавшие в пределах Курской и Воронежской областей партизанские отряды оказывали реальную помощь Действующей армии, выводили из окружения воинские части, доставляли ценную разведывательную информацию, срывали вражеские перевозки, участвовали в совместных боевых операциях.

Партизанские отряды южных и юго-западных районов региона уже в конце 1941 – начале 1942 гг. вели борьбу с небольшими по численности гарнизонами и подразделениями вражеских войск, находившимися в населенных пунктах прифронтовой полосы. Базируясь на не оккупированной территории, партизанские отряды данной группы районов во взаимодействии с частями 38-й и 21-й армий Юго-Западного фронта и самостоятельно провели ряд успешных боевых операций по уничтожению живой силы противника. Выполнение заданий разведывательных отделов штабов воинских частей, в полосе обороны которых действовали отряды, способствовало получению положительных результатов во время проведения совместных операций.

Наступление немецкой армии на Воронежском направлении, начавшееся 28 июня 1942 г., привело в замешательство бойцов и командиров многих партизанских отрядов, действовавших на юге Курской области. Большая часть из них была вынуждена оставить места постоянной дислокации и отойти в тыловые районы страны вслед за воинскими частями.

Непродолжительное время оккупации противником (с июля 1942 года по январь 1943 года) районов Воронежской области наложило свой отпечаток на деятельность воронежских партизан. В основном она сводилась к разведывательно-диверсионной и агитационно-массовой работе. В тылу врага действовали партизанские отряды, организованные партийным активом, оставленным в тылу для подпольной работы, а также созданные бойцами, командирами и политработниками Красной Армии, оказавшимися в окружении или бежавшими из плена.

На заключительном этапе боевой деятельности партизанские отряды Воронежской и Курской областей приняли участие в освобождении их территорий от немецко-фашистских захватчиков. Наступательные бои во взаимодействии с частями РККА стали тяжелым испытанием, особенно для курских партизан. Отряды, приобретя значительный опыт партизанской борьбы с врагом, не были знакомы с тактикой ведения боевых действий на фронте. В результате этого потери личного состава бригад в завершающих боях превосходили в несколько раз количество партизан, погибших за все предыдущие периоды их боевой деятельности. В целом, партизанскими отрядами Центрально-Черноземного региона был накоплен значительный опыт боевого сотрудничества с частями Действующей армии, позволивший успешно решать задачи по дезорганизации вражеского тыла.

В третьем параграфе анализируется применение способов невооруженного сопротивления оккупационному режиму в тактике партизан, подпольщиков и местного населения. Одним из наиболее значимых направлений невооруженной деятельности партизан Центрального Черноземья являлась агитационно-разъяснительная работа с жителями временно оккупированных районов. Как показал опыт ведения борьбы в тылу противника, только тесная связь партизан с местным населением смогла обеспечивать помощь материальными и людскими ресурсами, поддержку в ходе боевых операций.

В борьбе против немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории временно оккупированных районов Центрального Черноземья наряду с партизанскими формированиями принимали участие и патриотические подпольные организации. Деятельность патриотических подпольных организаций и групп являлась особой формой сопротивления оккупационному режиму. Возникновение подполья происходило уже в условиях вражеской оккупации и являлось следствием патриотического порыва его участников, не принявших «новый» фашистский порядок, осознававших всю необходимость своего личного участия в борьбе с оккупантами.

В отличие от партизанских отрядов, подпольные организации не только формировались, но и действовали в городах и селениях, находящихся под непосредственным контролем войск противника и полицейских подразделений. Деятельность подпольщиков была связана с повседневным риском для жизни, чаще всего приводила к разоблачению и гибели их участников. Основными направлениями деятельности подполья являлись агитационная работа, ведение разведки, совершение мелких диверсионных актов, оказание материальной помощи партизанам и Красной Армии. Подпольные организации и отдельные патриоты активно противостояли оккупантам в Дмитриевском, Льговском, Касторенском, Обоянском, Солнцевском районах Курской, Радченском, Ольховатском, Синелипяговском и других районах Воронежской областей.

С начала оккупации Центрального Черноземья широкий размах приобрел саботаж всех мероприятий немецких властей. Саботаж проявлялся в организованной, активной и пассивной форме. Его рост, расширение видов и методов, являлись результатом как агитационно-разъяснительной работы партизан и подпольщиков, так и индивидуального проявления чувства патриотизма, гражданской ответственности и сострадания к ближнему у населения временно оккупированных районов.

Трудовой саботаж в различных формах проявляли рабочие промышленных и транспортных предприятий региона. На Курском и Льговском железнодорожных узлах ремонтные работы подвижного состава проводились со значительным отставанием от технических норм. Так, помывочный ремонт паровозов в депо Курск проводился в два раза дольше, чем до войны. Гитлеровцы не смогли организовать четкую и бесперебойную работу на важнейших железнодорожных объектах из-за частых аварий и актов диверсий. На предприятиях, перерабатывавших сельскохозяйственную продукцию, рабочие сознательно ухудшали качество выпускаемой продукции, нарушая технологию производства, что зачастую приводило к быстрой ее порче. Производительность труда на таких предприятиях была очень низкой.

В 1942-1943 гг. насильственный угон молодежи Воронежской и Курской областей для работы на предприятиях немецкой оборонной промышленности приобрел массовый характер. Так,  из районов Воронежской области для работы в Германию было угнано 4476 человек, из Курской – 38797 человек .  Самые различные формы использовались молодежью Центрального Черноземья для срыва поставок рабочей силы на территорию Германии и ее союзников. Важную роль в организации саботажа по отправке молодежи в Германию играли медицинские работники Курска, Воронежа, Белгорода, Щигров, Фатежа и других населенных пунктов Центрального Черноземья.

Деятельность подпольных патриотических организаций на территории областей Центрального Черноземья стала одной из трагических страниц истории сопротивления оккупантам. Несмотря на то, что подпольщиками применялись невооруженные способы борьбы с врагом, большинство из них были выданы предателями и приняли мученическую смерть в фашистских застенках. Саботаж населением оккупированных районов экономической и административной политики немецко-фашистских захватчиков стал важным дополнением противостояния агрессору.

В четвертом параграфе рассмотрена разведывательно-диверсионная деятельность специальных групп и агентуры органов НКВД на оккупированной территории региона. С целью усиления подрывной, разведывательно-диверсионной и террористической деятельности в тылу противника четвертыми отделами Управлений НКВД СССР по Курской и Воронежской областям через линию фронта регулярно направлялись группы разведчиков и диверсантов, прошедших подготовку в спецшколах НКВД.

Мобильные диверсионные группы, насчитывавшие от 3 до 5 человек, в начале осени 1941 г. до вторжения немецко-фашистских войск в западные районы Курской области направлялись и на территорию соседней Сумской области, частично занятой врагом. Только Управлением НКВД по Курской области за период оккупации было обучено и направлено в тыл противника 1176 разведчиков и диверсантов, которые благодаря мобильности в короткие сроки справлялись с поставленными задачами по дезорганизации вражеского тыла. Выполнив задания, разведывательно-диверсионные группы возвращались в УНКВД для доклада о проделанной работе и получения новых боевых задач.

На путях сообщения противника диверсии спецгрупп НКВД оказывали значительную помощь частям Красной Армии, особенно в период оборонительных боев. Одновременно диверсионные группы вели активную разведку расположения и численности немецко-фашистских войск. Некоторые из них участвовали в боях против оккупантов совместно с подразделениями Красной Армии или партизанскими отрядами.

Большинству разведывательно-диверсионных групп, направленных в тыл противника 4-м отделом УНКВД по Воронежской области, не удалось выполнить поставленных задач. Причинами создавшегося положения, на наш взгляд, стали низкая парашютно-десантная, боевая и военно-тактическая подготовка их бойцов и командиров. Приземление групп в незаданных районах вызывало затруднения в ориентировании на местности и установлении контактов с их жителями. Отбор кандидатов  требовал для выполнения разведывательно-диверсионных заданий более глубокого изучения  их морально-волевых качеств. Практика подбора кандидатов в диверсионные группы часто было непродуманной. Поэтому из присланных в Воронеж граждан для выполнения спецзаданий в тылу врага отсеивалось по разным причинам не менее 50 %.

По состоянию на 31 июля 1942 г. в Курской области в тылу противника действовало 200 диверсантов, окончивших спецшколу 4-го отдела УНКВД. Кроме этого, 83 человека были переданы в партизанские отряды, 122 человека – в разведотделы войсковых частей и соединений, 8 человек – обкому ВЛКСМ для направления на нелегальную работу. Необходимо отметить, что не все члены разведывательно-диверсионных групп вели активную подрывную деятельность в тылу. Некоторые из них, не выполнив задания, возвращались обратно или, оставаясь на оккупированной территории, бездействовали.

Помимо подготовки и переброски в тыл противника разведывательно-диверсионных групп, территориальные органы НКВД занимались организацией борьбы с агентурой разведывательных служб фашистской Германии. Решение этой задачи реализовывалось, в том числе, путем внедрения завербованной агентуры в немецкие спецслужбы, с последующим выявлением планов и намерений противника, раскрытием абверовской агентуры. От разведчиков поступала и информация, которая помогала объективно оце­нить и восстановить хронику событий на оккупированной территории.

В целом, деятельность на оккупированной территории Центрального Черноземья разведывательно-диверсионных групп и агентуры, организованных 4-ми отделами областных Управлений НКВД, имела важное военно-политическое значение, так как позволила усилить взаимодействие между партизанскими формированиями, развернуть широкомасштабную разведку по сбору ценных сведений о дислокации германских войск, их передвижении, политике оккупационных властей, отношении населения к мероприятиям захватчиков. Направляемые в тыл противника оперативные группы, добывали разведывательную информацию, совершали диверсии, внося  вклад в борьбу с врагом.

Заключение к диссертации содержит основные итоги исследования. Сопротивление в тылу немецко-фашистских войск на территории областей Центрального Черноземья стало составной частью борьбы населения временно оккупированных районов СССР в годы Великой Отечественной войны. Проведенное исследование показало, что, несмотря на наличие в отечественной историографии фундаментальных обобщающих трудов по истории партизанского движения и подпольной борьбы с оккупантами, их авторы не всегда глубоко и объективно могли отразить специфику сопротивления в отдельных регионах нашей страны.

На территории Центрально-Черноземного региона РСФСР сопротивление в тылу немецко-фашистских войск в годы Великой Отечественной войны носило, главным образом, организованный характер. Нормативное регулирование борьбы с оккупантами осуществлялось, в первую очередь, директивными указаниями центрального руководства страны, ставившего перед партизанами в качестве основной задачи создание невыносимых условий для врага и активных его пособников.

В 1941–1942 гг. не удалось выработать четкий механизм эффективного управления процессом сопротивления оккупантам. Руководство деятельностью по организации вооруженной борьбы в тылу немецко-фашистских войск осуществлялось Центральным и областными комитетами ВКП(б). Непосредственное выполнение функций по созданию добровольческих военизированных формирований и обеспечению выполнения ими боевых задач на оккупированной территории возлагалось на центральные и территориальные структуры НКВД СССР. Координация совместных действий войск Красной Армии, партизанского движения и подполья выполнялась политическими структурами фронтового, армейского и дивизионного звена.

Отсутствие единого органа управления сопротивлением в тылу войск противника сопровождалось межведомственными противоречиями, что приводило к негативным последствиям. Многие партийные руководители районного звена не желали выполнять требования представителей УНКВД по проведению мобилизационных мероприятий при формировании партизанских отрядов. Сотрудники НКВД отказывались обмениваться оперативной информацией по зафронтовой работе с работниками армейских политорганов. Часто командование войсковых частей РККА не оказывало содействия партизанским отрядам и разведывательно-диверсионным группам при переходе линии фронта.

Таким образом, процесс организации сопротивления оккупационному режиму на территории областей Центрального Черноземья длился почти 18 месяцев, с 1941 по 1943 гг., и включал целый комплекс различных по форме и содержанию мероприятий, призванных обеспечить условия для успешной боевой деятельности в тылу врага партизанских отрядов, подпольных организаций и разведывательно-диверсионных групп.

Несмотря на предпринимавшиеся усилия, органам, осуществлявшим руководство партизанским движением, не удалось до конца отработать механизм оперативного управления партизанскими силами и оказания им необходимой помощи. Но специфика партизанской борьбы заключалась в том, что опора на поддержку местного населения позволяла партизанам самостоятельно решать многие проблемы по организации их деятельности.

На территории областей Центрального Черноземья основными формами сопротивления в тылу немецко-фашистских войск стали: вооруженная борьба добровольческих военизированных формирований, к числу которых необходимо отнести партизанские отряды и соединения, а также разведывательно-диверсионные группы органов НКВД; различные способы невооруженной борьбы с оккупационным режимом, которую вели, кроме партизан, подпольные патриотические организации и отдельные жители в оккупированных населенных пунктах. Вооруженная борьба в тылу осуществлялась, главным образом, путем совершения диверсий, внезапного нападения на отдельных представителей и на небольшие гарнизоны противника. Невооруженное сопротивление оккупантам проявлялось и в агитационно-разъяснительной работе с населением, и в различных видах саботажа оккупационной политики немецко-фашистских войск.

В целом, сопротивление в тылу немецко-фашистских войск на территории временно оккупированных районов Центрального Черноземья имело важное военное и политическое значение, так как действия партизанских формирований, подполья, разведывательно-диверсионных групп и саботаж отдельных патриотов нанесли значительный урон живой силе и материально-техническому оснащению противника, что не позволило утвердиться в регионе политике, проводимой оккупационными властями.

Важнейшей практической ценностью исследования является его использование для формирования патриотических качеств современной молодежи. Истоки и корни патриотизма и массового героизма в военное и мирное время одни и те же. Как показал 20-летний опыт педагогической деятельности автора, история народной борьбы с врагом учит молодежь защищать Родину, изучать военное дело в целях защиты Отечества. В подтверждение приведем такой пример. Воспитанник секции туризма и краеведения Курского Дворца пионеров А.А. Хмелевской, участвовавший под руководством автора диссертационного исследования в походах по местам партизанской славы, после прохождения срочной службы стал бойцом отряда милиции особого назначения. За подвиг, совершенный во время контртеррористической операции на Северном Кавказе, в апреле 2000 г. был посмертно удостоен звания Героя Российской Федерации. Как следует из проведенного исследования, на сравнительных примерах прошлого и настоящего молодежь должна воспринимать сущность героических дел участников Великой Отечественной войны, их преданность своему народу, любовь к Родине, во имя чего и была достигнута Великая победа.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ, ОТРАЖАЮЩИХ

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

1. Коровин В.В. Деятельность органов внутренних дел по организации парти­занского движения на территории Курской области // На страже порядка. Из истории органов внутренних дел Курского края / Сост. Н.А. Постников; Под ред. А.Н. Волкова. – Курск, 2002. – С. 123-139. (70 / 1 п.л.)

2. Коровин В.В. Партизанское движение на территории Курской области в 1941-1943 гг. – Курск: «ЮМЭКС», 2005. – 220 с. (13,75 п.л.)

3. Коровин В.В., Манжосов А.Н., Немцев А.Д., Цуканов И.П. Победу приближали как могли (Боевые действия Брянского, Юго-Западного фронтов и партизан против войск Гитлеровской Германии и ее союзников в Центрально-Черноземном регионе РСФСР (октябрь 1941 – июль 1942 гг.). – Курск: Курский гос. ун-т; Издательский дом «Славянка», 2006. – 322 с. (18,72 / 4,5 п.л.)

4. Коровин В.В., Манжосов А.Н., Немцев А.Д., Пожидаева Н.Н. Твой путь я разделю, как верная подруга… (Женщины Курской области в Вооруженных Силах Советского Союза и добровольческих военизированных формированиях в 1941-1945 гг.). – Курск: МУП «Курская городская типография», 2006. – 132 с. (8,25 / 1,5 п.л.)

5. Коровин В.В. Поднимались воины народа: Сопротивление в тылу немецко-фашистских войск на территории областей Центрального Черноземья в 1941-1943 гг. – Курск: Славянка, 2007. – 512 с. (30,57 п.л.)

 

 

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации

основных результатов диссертационных исследований

6. Коровин В.В. Борьба с оккупантами на территории Центрально-Черноземного региона (1941-1943 гг.) // Вопросы истории. – 2006. – № 6. – С. 118-130. (1,2 п.л.)

7. Коровин В.В. Взаимодействие партизан Центрального Черноземья с войсками Брянского и Юго-Западного фронтов в 1941-1942 гг. // Военно-исторический журнал. – 2006. – № 7. – С. 14-19. (0,7 п.л.)

8. Коровин В.В. Деятельность политорганов Красной Армии по организации сопротивления немецко-фашистским оккупантам на территории Центрального Черноземья в начальный период Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.) // Известия Тульского государственного университета. Серия История и культурология. Вып. 5. – Тула: Изд-во ТулГУ, 2006. – С. 89-94. (0,36 п.л.)

9. Коровин В.В. «Отделением принимаются меры  к организации новых партизанских отрядов и групп»: Документы российских архивов об организации вооруженного сопротивления в тылу немецко-фашистских войск на Курщине в сентябре 1941 – январе 1942 г. // Отечественные архивы. – 2007. – № 1. – С. 97-109. (0,8 п.л.)

10. Коровин В.В., Манжосов А.Н., Пожидаева Н.Н. Женщины Курской области в антифашистских добровольческих военизированных формированиях // Военно-исторический журнал. – 2007. – № 5. – С. 18-23. (0,7 / 0,2 п.л.)

11. Коровин В.В. За линией фронта: Современная историография организации сопротивления немецко-фашистским войскам на оккупированной территории Центрального Черноземья // Военно-исторический журнал. – 2007. – № 8. – С. 8-13. (0,36 п.л.)

12. Коровин В.В. Начало партизанского движения (1941 г.) // Преподавание истории в школе. – 2007. – № 8. – С. 26-32. (0,7 п.л.)

13. Коровин В.В. «Источником снабжения наших партизан вооружением должно быть немецкое интендантство». Проблемы материально-технического снабжения советских партизан. 1942-1943 гг. // Исторический архив. – 2007. – № 6. – С. 31-48. (1 п.л.)

Статьи

14. Коровин В.В. Хроника организации партизанского движения на территории Курской области // Была война народная. – Курск: Курск, 1992. – С.11-30. (0,8 п.л.)

15. Коровин В.В. Основные этапы организации партизанского движения на территории Курской области в 1941-1943 гг. // Курский край: Научно-истор. журнал. (Далее – Курский край). – № 6 (9). – Курск, 1999. – С. 4-37. (2 п.л.)

16. Коровин В.В. Боевая деятельность партизанских отрядов и бригад Курской области (1941-1943 гг.) // Курский край. – 2000. – № 2 (11). – 68 с. (4,25 п.л.)

17. Коровин В.В. Взаимодействие курских и белгородских партизан с войсками Юго-Западного и Воронежского фронтов в 1941-1943 гг. // Н.Ф. Ватутин и его время. Сб. мат-лов науч.-практич. конф., посвященной 100-летию со дня рождения Н.Ф. Ватутина. – Белгород: изд-во БелГУ, 2002. – С.37-45. (0,5 п.л.)

18. Коровин В.В. Партизанское движение на территории Курской области в годы Великой Отечественной войны: историография проблемы // Труды Курского областного научного краеведческого общества. Том первый. Ч. 1. – Курск, 2004. – С. 36-47. (0,6 п.л.)

19. Коровин В.В. О руководстве партизанским движением в годы Великой Отечественной войны (по материалам областей Центрального Черноземья) // Российская история ХХ века: проблемы науки и образования. Мат-лы науч. конф. – М.: Изд-во МПГУ, 2004. – С. 194-196. (0,3 п.л.)

20. Коровин В.В. Юные помощники партизан // Детство, опаленное войной. Кн. 1 / Под ред. проф. А.Ю. Друговской. – Курск, 2005. – С. 164-173. (0,54 п.л.)

21. Коровин В.В. Морально-психологические качества командного состава партизанских отрядов как фактор обеспечения эффективности вооруженной борьбы в тылу противника // Человек в экстремальных условиях: историко-психологические исследования. Мат-лы XVIII Междунар. науч. конф. Санкт-Петербург, 12-13 декабря 2005 г. Ч. 1. – СПб.: Нестор, 2005. – С. 247-251. (0,24 п.л.)

22. Коровин В.В. Взаимодействие органов внутренних дел Воронежской и Курской областей по организации разведывательно-диверсионной работы в тылу немецко-фашистских войск // Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне. Мат-лы междунар. науч. конф. Воронеж, ВГАУ им. К.Д. Глинки. 11-12 апреля 2005 г. – Воронеж, 2006. – С. 426-430. (0,31 п.л.)

23. Коровин В.В. Совместные операции партизан Центрального Черноземья и войск Брянского, Юго-Западного и Воронежского фронтов в 1941-1943 гг. // Военно-исторический архив. – № 5 (77). – М., 2006. – С. 12-39. (1,7 п.л.)

24. Коровин В.В. Современная историография организации сопротивления в тылу немецко-фашистских войск на территории Центрального Черноземья // Актуальные проблемы истории Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны: Мат-лы межрегион. науч. конф. Курск, 16-17 мая 2007 г.  – М.: РИЦ МО РФ; Курск: ЮМЭКС, 2007. – С. 51-62. (0,72 п.л.)

25. Коровин В.В. Подготовка диверсионно-террористических групп для борьбы с оккупантами в областях Центрального Черноземья (1941-1942 гг.) // Природа терроризма и психология человека на историческом фоне его угрозы: Мат-лы XXI Междунар. науч. конф. Санкт-Петербург, 14-15 мая 2007 г. / Под ред. д-ра ист. наук, проф. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2007. – С. 158-163. (0,3 п.л.)

26. Коровин В.В. Взаимодействие партизан с подпольными организациями и разведывательно-диверсионными группами НКВД в период Великой Отечественной войны (по материалам областей Центрального Черноземья) // Клио. Журнал для ученых. – СПб.: Нестор. – 2007. – № 2 (37). – С. 82-91. (1,3 п.л.)

27. Коровин В.В. Военное руководство партизанским движением на территории Центрального Черноземья осенью 1941- летом 1942 гг. // Курский край. – 2007. – № 7 (100). – С. 30-41. (0,73 п.л.)

28. Коровин В.В. Документы Государственного Комитета обороны как источник изучения истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны // XX век в истории России: Актуальные проблемы: Сборник материалов III Междунар. науч.-практич. конф. – Пенза: РИО ПГСХА,  2007. – С. 71-73. (0,23 п.л.)

29. Коровин В.В. Роль органов НКВД в формировании партизанских отрядов на оккупированных территориях Центрального Черноземья // Труды 2-й междунар. науч. конф. «Краеведение в Курском крае: прошлое и современность. Межрегиональные связи». Ч. 2. – Курск, 2007. – С. 122-127. (0,36 п.л.)

30. Коровин В.В. Решение проблем бытового обеспечения партизан Центрального Черноземья (по архивным документам и воспоминаниям ветеранов) // Быт как фактор экстремального влияния на историко-психологические особенности поведения людей: Мат-лы XXII Междунар. науч. конф. Санкт-Петербург, 17-18 декабря 2007 г. / Под ред. д-ра ист. наук, проф. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2007. – С. 143-146. (0,24 п.л.)

Степанищев И. Как нас готовили к партизанской борьбе // Школьная перемена [Тамбов]. 2004. май (№ 4). С. 1; Машенков Д., Григорец Т. Создавалось подполье // Мучкапские новости [Мучкапский р-н, Тамбовская обл.]. 2004. 9 июля. С. 7; Никитина Н. Готовы были встретить врага // Голос хлебороба [Уметский р-н, Тамбовская обл.]. 2005. 4 мая. С. 8.

А.И. Кузнецов. Если бы на Тамбовщину пришел враг // Наш голос [Тамбов]. 2005. 28  апр. С. 7.

Достаточно подробный анализ зарубежной историографии второй мировой и Великой Отечественной войн дан в ряде статей сборника «Великая Отечественная война: Историография: Сб. обзоров».  М., 1995.

Армстронг Джон. Партизанская война. Стратегия и тактика. 1941-1943 / Пер. с англ. О.А. Федяева. М., 2007. Он же. Советские партизаны. Легенда и действительность. 1941-1944 / Пер. с англ. О.А. Федяева. М., 2007.

Армстронг Джон. Советские партизаны. Легенда и действительность. 1941-1944 / Пер. с англ. О.А. Федяева. М., 2007. С. 12.

Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне. Мат-лы международной научной конференции. Воронеж, ВГАУ им. К.Д. Глинки. 11-12 апреля 2005 г. Воронеж, 2006.

Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне (Июнь 1941 г. – 1945 г.): Документы и материалы. М., 1970; Горьков Ю. А. Государственный Комитет Обороны постановляет (1941–1945). Цифры, документы. М., 2002; Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941-1945): Сб. док. и материалов: (В 3 вып. ). М., 1969; Огненные годы: Молодежь в годы Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 годов: Сб. документов. 3-е изд., 1976 и др.

Русский архив: Великая Отечественная: Приказы Народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 - 1942 г. Т. 13 (2–2). М., 1997; Русский архив: Великая Отечественная. Прелюдия Курской битвы. Т. 15 (4–3). М., 1997; Русский архив: Великая Отечественная: Курская битва. Документы и материалы 27 марта –23 августа 1943 г. Т. 15 (4–4). М., 1997; Русский архив: Великая Отечественная: Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: Документы и материалы. Т. 20 (9). М., 1999 и др.

Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сб. документов. Т. 2. Кн. 1. Начало. 22 июня – 31 августа 1941 г. М., 2000; Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сб. документов. Т. 2 Кн. 2. Начало. 1 сентября – 31 декабря 1941 г. М., 2000; Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сб. документов. Т. 3 Кн. 1. Крушение «Блицкрига». 1 января – 30 июня 1942 г. М., 2003; Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сб. документов. Т. 3 Кн. 2. От обороны к наступлению. 1 июля – 31 декабря 1942 г. М., 2003; «Огненная дуга»: Курская битва глазами Лубянки. М., 2003 и др.

Воронежская область в Великой Отечественной войне: Сб. документов и материалов. Воронеж, 1948; Во имя Победы (Воронежская областная партийная организация в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.): Сб. документов и материалов. Воронеж, 1975; В суровую пору (Белгородчина в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.). Сб. документов и материалов. Воронеж, 1978; Из истории Курской областной комсомольской организации (1918–1970 гг.): Сб. документов и материалов. Курск, 1972; Курская область в период Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг.: Сб. документов и материалов. В 2-х т. Курск, 1960 – 1962; Подвиг народный. Участие трудящихся Курской области в Великой Отечественной войне (1941–1945 гг.). Курск, 1978;

Суровая правда войны. 1941 год на Курской земле в документах архивов. Часть 1. Сб. документов. Курск, 2002; Суровая правда войны. 1942 год на Курской земле. Часть 2. Сб. документов. Курск, 2004; Суровая правда войны. 1943-1945 гг. на Курской земле в документах архивов. Часть 3. Сб. документов. Курск, 2007.

Емлютин Д.В. Шестьсот дней и ночей в тылу врага. М., 1971; Ковпак С.А. Воспоминания, очерки, статьи. Киев, 1987; Наумов М.И. Хинельские походы. Киев, 1960; Пономаренко П.К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков. 1941-1944. М., 1986.

Мельник Я.И. 554 дня партизанской войны: дневник, документы. М., 2006; ГАОПИКО. Ф. П-5570. Оп. 1. Д. 1; ГАКО. Ф. Р-199. Оп. 1. Д. 8.

Воронежские чекисты рассказывают. Воронеж, 1976;  У Победы есть имена. К 55-летию Курской битвы. Сб. статей и воспоминаний. Курск, 1998.

Пикте Ж. Развитие и принципы международного гуманитарного права. М., 1994. С. 50.

Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сб. документов. Том второй. Кн. I. НАЧАЛО. 22 июня – 31 августа 1941 года. М. 2000. С. 518.

Изученные автором документы указывают на то, что 4-й отдел при УНКВД по Курской области начал функционировать ранее его нормативного оформления приказом начальника управления. (АУ ФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 25. Л. 23-25.)

АУВД КО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 12. Л. 317.

АУ ФСБ ВО. Ф. 9. Оп. 10. Д. 55. Т. 2. Л. 17.

Там же. Д. 64. Л. 31-об.

Там же. Д. 131. Л. 50-51.

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1074. Л. 57.

ЦАМО РФ. Ф. 229. Оп. 213. Д. 3. Л. 2-4.

Там же. Л. 104.

ЦАМО РФ. Ф. 202. Оп. 36. Д. 275. Л. 52.

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 257. Л. 36-39.

Никифоров С.А. Оккупационная политика немецко-фашистских захватчиков на территории Курской области в 1941 – 1943 гг. // Курский край. Научно-историч. журнал. 1999. № 4 (7). С. 7.

Филоненко С.И., Филоненко Н.В. Указ. соч. С. 26.

Шевелев А.В. Разведывательные, полицейские и пропагандистские формирования оккупационных властей на территории Курской области в годы Великой Отечественной войны. Автореф… дис. канд. ист. наук. Курск, 2004. С. 18.

ГАОПИВО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 4584. Л. 119.

АУФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 129. Л. 12.

ГАБО. Ф. П-1650. Оп. 1. Д. 51. Л. 16-об.

В 1941 г., по данным члена Военного Совета 13-й армии генерала М.А. Козлова, на территории Орловской и Курской областей в окружении осталось не менее 3 тысяч бойцов и командиров Брянского фронта. (В пламени сражений. Боевой путь 13-й армии. М., 1973. С. 41.)

АУФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 40. Л. 1-2.

АУФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 45. Л. 82.

Там же. Д. 54. Л. 202, 205.

АУФСБ ВО. Ф. 9. Оп. 8. Д. 2. Л. 50.

ГАОПИВО. Ф. 3478. Оп. 1. Д. 15. Л. 37-44.

ЦДНИТО. Ф. 1045. Оп. 36. Д. 5. Л. 187-189.

Там же. Л. 174.

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 5. Л. 10.

Русский архив: Великая Отечественная. Тыл Красной Армии в Великой Отечественной войне. 1941-1945.: Документы и материалы. Т. 25 (14). М. 1998. С. 235.

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 28. Л. 78-80.

ГАОПИКО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 18. Л. 29-30.

Филоненко С.И., Филоненко Н.В. Указ. соч. С. 47; Курская область в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Документы и материалы. Т. 1. Курск,1960. С. 215.

ГАОПИКО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 26. Л. 17-об.

Кулиш В.М. Советская историография Великой Отечественной войны // Россия. ХХ век. Советская историография. М., 1996. С. 274-315; Томан Б.А. Новые фундаментальные исследования по истории Великой Отечественной войны // Новая и новейшая история. 2000. № 6. С. 4; Купцов В.П. Проблемы перестройки народного хозяйства и эвакуации мирного населения в годы Великой Отечественной войны.: Автореф. … дис. д-ра ист. наук. М., 2002. С. 4; Яценко К.В. Курская область в период Великой Отечественной войны: историография. Учебное пособие. Курск, 2006. С. 4.

Канашина Н.В. Партийное руководство партизанской борьбой на оккупированной территории РСФСР в 1941-1944 гг. (Историография проблемы): Дис. … канд. ист. наук. Л. 1988.

Логунова Т.А. Советская историография народной борьбы в тылу немецко-фашистских войск. 1941-1945. М., 1985.

Попова О.В. Сопротивление фашистскому режиму на территории СССР (проблемы историографии) // Метаморфозы истории. Вып. 1. Вена. СПб. Псков. 1997. С. 173-184.

Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. Изд. 5-е. М., 1951.

Попов Д.М. Народная партизанская война на землях Смоленщины // Большевик. 1942. № 11-12; Бойцов И.П. Партизаны Калининской области // Партийное строительство. 1942. № 23-24; Строкач Т. Партизаны Украины. М., 1943; Минц И.И. Партизанская война. М., 1941; Сидельский Р. Борьба советских партизан против фашистских захватчиков. М., 1944 и др.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 204. Л. 1-5

ГАОПИКО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2833. Л. 2.

Аброськин С.В. Бои за Воронеж. Воронеж, 1944; Счет нашей мести. Статьи и документы о злодеяниях немецко-фашистских оккупантов на территории Воронежской обл. - Воронеж, 1943; Кабаров В. Партизаны: Очерк о боевых действиях партизан Ладомировского района Воронежской области. Воронеж, 1944 и др.

См., напр.: Всенародная партизанская война в тылу врага. Сб. статей. М. 1941; Народные мстители. Сб. статей. Л. 1942.

См., напр.: Чапуркин А.Ф. Партизанское движение в Калининской области (1941-1944). Автореф. дис. … канд. ист. наук. Л. 1947; Чурилова М.Д. Партизанское движение в Ленинградской области (1941-1944). Автореф. дис. … канд. ист. наук. Л. 1954.

См.: Так мы мстим // Комсомольская правда. 1942. 6 авг.; Боевые дела курских партизан // Курская правда. 1942. 30 окт.; Крайнов П. Борьба курских партизан // Красная Звезда. 1942. 12 дек.; Партизаны разрушают вражеские коммуникации // Правда. 1942. 13 дек.; Огнева В. Пламенная патриотка // Народный мститель. 1942. 30 дек.

Злуникин В.Г. Коммунисты в тылу врага // Курская правда. 1946. 23 фев.; Свирин И.И. Так сражались курские партизаны // Курская правда. 1946. 3 июля; Федосюткин А.Д. Партизаны Первой курской партизанской бригады в боях за Родину // Курская правда. 1946. 30 июля; Кубриков И.Д. Партизаны Второй Курской бригады в боях за Родину // Курская правда. 1946. 11 авг.

Аброськин С.В. Воронежская областная партийная организация в годы Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. Воронеж, 1954.

История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945: В 6-ти т. М., 1960-1965.

См., напр.: Залесский А.И. В партизанских краях и зонах: Патриотический подвиг советского крестьянства в тылу врага. М., 1962; Бычков Л.Н. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 (краткий очерк). М., 1965; Лесняк Т. Некоторые вопросы организации и ведения партизанской борьбы в первые месяцы войны // Военно-историч. журнал. 1963. № 9. С. 25-33.; Рудаков М.В. Роль Военных Советов фронтов и армий в руководстве боевыми действиями партизан в годы Великой Отечественной войны // Военно-историч. журнал. 1962. № 7. С. 71-86.

Бычков Л.Н. Указ. соч.; Залесский А.И. Указ. соч.

Полякова Е.М. Молодые куряне защищают Родину // В боях и в труде. Из истории Курской областной комсомольской организации (воспоминания, статьи, очерки, документы). Курск, 1959. С. 181-205; Колупаев А. Сильные духом // Там же. С. 214-221; Кривцун Л.В. Воронежские комсомольцы в годы Великой Отечественной войны. Воронеж, 1958; Прусаков В.В. Пароль: «Здравствуй». Курск, 1962 и др.

Великая Отечественная война. Краткий научно-популярный очерк. М., 1970; История второй мировой войны. 1939–1945: В 12 т. М., 1973-1982; Великая Отечественная народная. 1941-1945: Краткий исторический очерк. М., 1985; Вторая мировая война: Итоги и уроки. М., 1985 и др.

Азясский Н. Из опыта планирования боевых действий партизан // Военно-историч. журнал. 1977. № 7; Он же. Развитие тактики диверсионных действий партизанских формирований в Великой Отечественной войне // Военно-историч. журнал. 1984. № 11. С. 29-34.

Андрианов В.Н. Разведывательная деятельность партизан // Военно-историч. журнал. 1971. № 8. С. 20-28; Он же. Базирование и материально-техническое обеспечение партизанских формирований в годы Великой Отечественной войны // Военно-историч. журнал. 1972. № 5. С. 80-84.

Князьков А.С. Боевая деятельность партизан в полосе Карельского фронта в годы Великой Отечественной войны // Военно-историч. журнал. 1985. № 9. С. 36-42; Он же. Действия партизан в ходе подготовки и проведения Крымской наступательной операции // Воено-иторич. журнал. 1984. № 5. С. 30-34.

См., напр.: Буянов И.М. Деятельность КПСС по материально-техническому обеспечению партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Дис. … канд. ист. наук. М., 1974; Быстров В.Е. Деятельность Коммунистической партии по организации подполья на оккупированной фашистскими захватчиками советской территории. Дис. … канд. ист. наук. М., 1970.

См., напр.: Макаров Н.И. Коммунистическая партия - организатор и руководитель всенародной борьбы на оккупированной врагом территории РСФСР в годы Великой Отечественной войны. М., 1973; Война в тылу врага: О некоторых проблемах истории советского партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Вып.1. М., 1974; Партийное подполье: Деятельность подпольных партийных органов и организаций на оккупированной советской территории в годы Великой Отечественной войны. М., 1983. и др.

Логунова Т.А. Партийное подполье и партизанское движение в западных и центральных областях РСФСР. Июль 1941 - 1943 гг. М., 1973; Макаров Н.И. Непокоренная земля российская. М., 1976; Еремин В.Г., Исаков П.Ф. Молодежь в годы Великой Отечественной войны. М., 1984; Пономаренко П.К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков. 1941-1944. М., 1986.

Синицын А.М. Всенародная помощь фронту и ее роль в укреплении боевой мощи действующей армии в годы Великой Отечественной войны (О патриотических движениях советского народа в 1941–1945 гг.): Дис. … докт. ист. наук. М., 1973; Банников Ф.Г. Истребительные батальоны НКВД СССР в Великой Отечественной войне (1941–1945 гг.). М., 1968; Биленко С.В. Истребительные батальоны в Великой Отечественной войне. М., 1969; Кирсанов Н. А. По зову Родины (Добровольческие формирования Красной Армии в период Великой Отечественной войны). М., 1974; Колесник А.Д. РСФСР в годы Великой Отечественной войны. Проблемы тыла и всенародной помощи фронту. М., 1982; Он же. Ополченческие формирования Российской Федерации в годы Великой Отечественной войны. М., 1988.

Бирюлин И.Ф. Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне: Партийно-политическая работа в войсках и прифронтовых районах (июнь 1942 г. – март 1943 г.). Воронеж, 1970; Шамаев В.Г. Партийное руководство военно-патриотическим воспитанием населения Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны. Воронеж, 1988.

Курасов И.А. Военно-организаторская деятельность партийных организаций Центрально-Черноземных областей в первый период Великой Отечественной войны (июнь 1941 г. – ноябрь 1942 г.): Дис. ... канд. ист. наук. М., 1985; Леонов В.Н. Деятельность партийных органов Центрально–Черноземных областей по мобилизации сил и средств на разгром врага в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. Воронеж, 1988; Шамаев В.Г. Деятельность партийных организаций по военно–патриотическому воспитанию населения в период Великой Отечественной войны (на материалах Воронежской, Курской и Тамбовской областей): Дис. ... канд. ист. наук. – Воронеж, 1985 и др.

Очерки истории Белгородской организации КПСС. Воронеж, 1983; Очерки истории Воронежской организации КПСС. Воронеж, 1979; Очерки истории Курской организации КПСС. Воронеж, 1980; Очерки истории Липецкой организации КПСС. Воронеж, 1982; Очерки истории Тамбовской организации КПСС. Воронеж, 1984.

Великая Отечественная война, 1941-1945: Военно-исторические очерки: В 4-х кн. М., 1998-1999.

Великая Отечественная на земле Российской. Военно-историческое исследование. М., 2006.

См.: Азясский Н.Ф. Опыт борьбы советских партизан на Западном стратегическом направлении в 1941-1944 гг.: Дис. … д-ра ист. наук. М., 1993.

Кулик С.В. Антифашистское движение Сопротивления на оккупированной территории РСФСР в 1941-1944 гг. (проблемы политического и идеологического противоборства). Автореф. дис. … д-ра ист. наук. СПб, 2007.

Волоковых А.А. Объективный фактор в организации и развитии партизанского движения на Северо - Западе Российской Федерации в годы Великой Отечественной войны. Дис. … канд. ист. наук. СПб, 2002; Евтушенко Ю.Л. Партизанское движение на Кубани в период Великой Отечественной войны : Дис. ... канд. ист. наук. Армавир, 2005; Кулагин О.И. Партизанское движение в Карелии и Мурманской области: объективные и субъективные факторы: 1941-1944 гг.  Дис. ... канд. ист. наук. Петрозаводск, 2005; Линец А.С. Партизанское движение в Ставропольском крае в период немецко-фашистской оккупации: Июль 1942 – январь 1943 гг. Дис. … канд. ист. наук. Пятигорск, 2003.

Спириденков В.А. Лесные солдаты. Партизанская война на Северо-Западе СССР. 1941-1944. М., 2007.

См.: Партизанское движение (По опыту Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.). Жуковский; М., 2001; История партизанского движения в Российской Федерации в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. Историографическое исследование партизанского движения на временно оккупированных территориях Российской Федерации  во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. М., 2001.

Боярский В.И. Партизаны и армия (История упущенных возможностей). Мн.; М., 2003;  Попов А.Ю. Борьба гитлеровцев против советских партизан в годы Великой Отечественной войны. // Военно-исторический архив. 2002. № 9 (33). С. 125-145. Он же. НКВД и партизанское движение. М., 2003. Он же. Диверсанты Сталина. Деятельность органов госбезопасности СССР на оккупированной советской территории в годы Великой Отечественной войны. М., 2004.

Боярский В.И. Партизанство вчера, сегодня, завтра. Историко-документальный очерк. М., 2003.

Там же. С. 96.

Малая война. Организация и тактика боевых действий малых подразделений: хрестоматия. Мн., 2003; Спутник разведчика и партизана: Сборник. Мн., 2004; Антипартизанская война в 1941-1945 гг. М.; Мн., 2005; Пятницкий В.И., Старинов И.Г. Разведшкола № 005 / В.И. Пятницкий; История партизанского движения / И.Г. Старинов. М.; Мн., 2005.

Попов А.Ю. Диверсанты Сталина. Деятельность органов Госбезопасности СССР на оккупированной советской территории в годы Великой Отечественной войны. М., 2004; Попов А.Ю., Цветков А.И. Бог диверсий: Профессор русского спецназа Илья Старинов. М., 2004; Абрамов В. Смерш. Советская военная контрразведка против разведки Третьего рейха. М., 2005; Дегтярев К. Супермены Сталина. Диверсанты Страны Советов. М., 2005; Зевелев А., Курлат Ф. Люди особого назначения. М., 2005; Стечкин В. Павел Судоплатов – терминатор Сталина. М., 2005; Чертопруд С. НКВД-НКГБ в годы Великой Отечественной войны. М., 2005.

Ковалев Б.Н. Нацистская оккупация и коллаборационизм в России, 1941-1944. М., 2004. С. 201, 229-230. Чуев С. Проклятые солдаты. М., 2004. С. 126.

Князьков А.С. Народная борьба в тылу врага // Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Материалы в помощь лекторам. М., 2005. С. 310-330; Дандыкин Т.К.    Не ставшие на  колени. Брянск, 2005; Пережогин В.А. Партизаны в Московской битве. М., 1996; Чернобаев А.А. История Великой Отечественной войны, единство фронта и тыла на страницах журнала «Исторический архив» // Единство фронта и тыла в Великой Отечественной войне (1941-1945). Мат-лы Всеросс. науч.-практич. конф. М., 2007. С. 246-254.

Куманев Г.А. Подвиг и подлог: Страницы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 2007; Куманев Г.А. Проблемы военной истории Отечества (1938-1945 гг.). М., 2007.

См.: Памяти павших в Великой Отечественной войне (1941-1945) / Объединенная редкол. Книг Памяти в годы Великой Отечественной войны. М., 1995. 336 с.; Всероссийская Книга Памяти. 1941-1945: Обзорный том. М., 1995.

Армия в истории России: Мат-лы межвуз. науч. конф. Курск, 1997; Великая Отечественная война 1941–1945 гг.: уроки истории: Сб. мат-лов науч.-практич. конф. Белгород, 2000; Война и дети: им память – высшая награда: Мат-лы Междунар. науч.-практич. конф. Курск, 2005; Воронеж в годы грозовые: Воспоминания. Очерки. Статьи. Воронеж, 1998; Вставай, страна огромная: Мат-лы областной науч.-практич. конф. Воронеж, 2001; История Великой Отечественной войны в документах и судьбах (По материалам Курской области). Курск, 1995; Непобедимые сыны Отечества: Мат-лы Всеросс. науч. конф. Курск, 2000; Оружие победы ковалось в Воронеже: Мат-лы военно-историч. конф. Воронеж, 2001; По ту строну фронта: Очерки, статьи, воспоминания ветеранов войны и труда о боевых действиях партизанских отрядов, подпольщиков-разведчиков в тылу гитлеровцев. Воронеж, 2001; Поисковое движение как форма изучения событий Великой Отечественной войны: Мат-лы. Всерос. науч.-практ.конф. Курск, 2005; Разгром немецко-фашистских войск на завершающем этапе войны и вклад Воронежа и Воронежской области в общую победу: Мат-лы областной науч.-историч. конф. Воронеж, 2000; Тамбовская деревня в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945: Тезисы докладов к науч. конф. Тамбов, 1995; Центральное Черноземье России в годы Великой Отечественной войны: Межвуз. сб. научных трудов. Воронеж, 2000; Человеческие документы войны. Воспоминания. Письма. Стихотворения. Статьи / Под ред. А.Ю. Друговской. Курск, 1998; Детство, опаленное войной. / Под ред. проф. А.Ю. Друговской. Кн. 1-3. Курск, 2005; Актуальные проблемы истории Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны: Мат-лы межрегион. науч. конф. Курск, 16-17 мая 2007 г. М., Курск, 2007. и др.

Яценко К.В. В борьбе за Победу: Военно-организаторская деятельность государст­венных и политических структур областей Центрального Черноземья в годы Великой Отече­ственной войны. М., 2003; Он же. Военно-организаторская деятельность государственных и политических структур областей Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны. Дис. … докт. ист. наук. М., 2003; Он же. Фронтовой регион. Курск, 2006.

Филоненко С.И., Филоненко Н.В. Крах фашистского «нового порядка» на Верхнем Дону (июль 1942 – февраль 1943). Воронеж, 2003; Филоненко Н.В. Немецко-фашистский режим на временно оккупированной территории Воронежской области и его крах (июль 1942 г. – февраль 1943 г.): Дис. ... канд. ист. наук. Воронеж, 2003; Филоненко С.И., Филоненко М.И. Психологическая война на Дону: Мифы фашистской пропаганды 1942-1943. Воронеж, 2006.

Никифоров С.А. Политика оккупационных властей на территории Курской области в 1941-1943 гг. Дис. … канд. ист. наук. Курск, 2003.

Шевелев А.В. Разведывательные, полицейские и пропагандистские формирования оккупационных властей на территории Курской области в годы Великой Отечественной войны: Дис. ... канд. ист. наук. Курск, 2004.

Протасов Ю.С. Добровольческие формирования в структуре НКВД в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: на материалах Центрально-Черноземного региона. Дис. … канд. ист. наук. Воронеж, 1999.

Верютин Д.В. Деятельность органов НКВД на территории Центрального Черноземья накануне и в годы Великой Отечественной войны: Дис. ... канд. ист. наук. Курск, 2002.

Шетухин М.В. Деятельность органов государственной безопасности СССР против разведывательно-подрывных акций немецко-фашистских войск на территории Воронежской области в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) : Дис. ... канд. ист. наук. Воронеж, 2001; Бондарева А.В. Органы государственной безопасности советской провинции в годы Великой Отечественной войны (на примере Курской области): Дис. ... канд. ист. наук. Курск, 2004.

Пилишвили Г.Д. Добровольческие военизированные формирования в годы Великой Отечественной войны (на примере народного ополчения и истребительных батальонов Курской области). Дис. ... канд. ист. наук. Курск, 2005.

Немцев А.Д. Боевые действия советских войск на территории Центрального Черноземья осенью 1941 – летом 1942 гг. (по материалам Курской области): Дис. … канд. ист. наук. Курск, 2006.

Гришков И.Г. Борьба курян с немецко-фашистскими захватчиками на временно оккупированной  территории области // Курская область в годы Великой Отечественной войны. Курск, 1999. С. 55-98; Пархоменко И.Г. Действия белгородских партизан // Истоки. Вып. 2. Белгород, 1993. С. 142-155; Скрыпников А.В., Черных В.М. Воронежские партизаны // История, экономика, культура в годы войны. Елец, 1995. С. 19-21; Уварова Г.Т. Действия партизан в тылу врага. // «Вставай, страна огромная». Воронеж, 2001. С. 50-52; Она же. Партизаны и подпольщики Воронежского края. // Воронежский фронт: история, люди, победы. Воронеж, 2005. С. 149-163; Шамаев В.Г. Подготовка и развертывание партизанской борьбы органами государственной безопасности Воронежской области // Цен­тральное Черноземье России в годы Великой Отечественной войны. Воронеж, 2000. С. 72-77; Никифоров А.К. О вкладе воронежских чекистов в разгром немецко-фашистских захватчиков под Воронежем. // Историческая роль и место города Воронежа в разгроме немецко-фашистских войск в годы Великой Отечественной войны. Воронеж, 2003. С. 44-53.

Чиченков А.П. Белгородчина в Великой Отечественной войне. 1941-1945 гг. Белгород, 2005.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.