WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Политика великих держав в Афганистане и пуштунские племена (1919-1945)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

 

 

ТИХОНОВ Юрий Николаевич

 

ПОЛИТИКА ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ В АФГАНИСТАНЕ

И ПУШТУНСКИЕ ПЛЕМЕНА (1919 ­ ­– 1945)

 

 

Специальность: 07. 00. 03  –  всеобщая история

(новое и новейшее время)

 

 

 

 

 

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

Москва - 2008

Работа выполнена в Отделе Ближнего и Среднего Востока

Института востоковедения Российской Академии наук.

 

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор  В.И. Шеремет (ИВ РАН)

доктор исторических наук, профессор  В.Н. Пластун (Новосибирский государственный университет)

доктор исторических наук, профессор      Г.Г. Косач (РГГУ)

Ведущая организация:

Институт стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова

Защита состоится «    » _____________ 2008 г. на заседании Диссертационного совета Д. 002.042.04 по историческим наукам в Институте востоковедения Российской Академии наук по адресу: 107996, г. Москва, ул. Рождественка, 12.

         С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института востоковедения РАН по адресу: 107031, г. Москва, ул. Рождественка, 12.

Автореферат разослан  «    » ­­­­­­­­______________ 2008 г.

 

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук                                               Шарипова Р.М.

© Институт востоковедения РАН, 2008

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В XIX - ХХ вв. человечество столкнулось с феноменом активного соперничества великих держав в различных районах Азии и Африки. В течение ХХ в. процесс глобализации превратил локальные конфликты и различные повстанческие движения в восточных странах в значимый составной элемент международных отношений. Наиболее ярко эта тенденция проявилась в стратегически важных регионах нашей планеты. В настоящее время мы являемся свидетелями нового витка «Большой игры» на Среднем Востоке, в центре которой в течение двух столетий находится Афганистан. Будучи «перекрестком» Центральной Азии, эта страна была (и будет) объектом пристального внимания дипломатических ведомств и спецслужб многих европейских государств и США.

С конца XIX в. самым значительным очагом повстанческого движения в мире стали районы проживания пуштунских племен на афгано-индийской границе («линии Дюранда»). Пуштуны оказывали мужественное вооруженное сопротивление любым попыткам установить военный и административный контроль над их землями. Вплоть до 1947 г. граница между Индией и Афганистаном была «имперской мигренью» для британского правительства: постоянные вооруженные восстания пуштунов требовали огромным финансовых и людских жертв, а соперники Англии предпринимали энергичные попытки использовать вооруженную борьбу племен по «линии Дюранда» в своих интересах. Значительные трудности в отношениях с пуштунскими племенами испытывали и афганские монархи. Население Южного Афганистана упорно противодействовало всем попыткам официального Кабула усилить централизацию в государстве и осуществить реформы с целью модернизации страны.

В борьбе за свою самостоятельность пуштуны Афганистана и Британской Индии неоднократно объединяли свои силы и поднимали восстания и мятежи против афганских и британских властей. Пуштунские приграничные племена умело использовали в своих интересах противоречия между Кабулом и Лондоном, а также финансовую и военную помощь врагов Великобритании. Во многом благодаря этому вплоть до настоящего времени пуштунские племена фактически сохранили свой контроль над обширным регионом вдоль ныне существующей афгано-пакистанской границы.

Зона пуштунских племен, где сейчас проводятся операции международных сил против вооруженных формирований движения «Талибан», продолжает оставаться одной из горячих точек планеты. В связи с этим становится очевидным, что в ХХI в. ведущим мировым державам предстоит приложить усилия для нормализации ситуации в Афганистане. Поэтому для воссоздания более точной исторической картины международных отношений в Центральной Азии в ХХ в. необходимо изучить роль «пуштунской проблемы» в политике великих держав в Афганистане в 1919 – 1945гг., чтобы выявить особенности влияние внешнеполитического фактора на ситуацию в зоне пуштунских племен.

Объектом исследования является история попыток ряда великих держав превратить Афганистан в плацдарм для удара по британским позициям в Индии. Для этого рассматриваются внешнеполитические установки советской и германской дипломатии 20 – 40-х гг. ХХ в. на Среднем Востоке; военно-политические меры Великобритании для укрепления безопасности северо-западной границы Индии, важной составной частью которых было поддержание стабильных отношений с Афганистаном.

Предмет исследования: антибританская деятельность советской дипломатии, разведки и Коминтерна в Афганистане и среди пуштунских племен; восстания пуштунов на афгано-индийской границе; противоборство внешнеполитических ведомств и спецслужб держав антигитлеровской коалиции с подрывной деятельностью стран «оси» в Афганистане и Индии.

Хронологические рамки исследования ограничены периодом 1919  – 1945 гг. Выбор нижней хронологической границы обусловлен тем, что в 1919г. Афганистан, добившись независимости, стал субъектом международных отношений. В этом же году Советская Россия установила дипломатические отношения с эмиром Аманулла-ханом и попыталась обеспечить себе транзит вооружения в зону пуштунских племен. 1945 г. выбран верхним хронологическим рубежом, так как в это время закончилась Вторая мировая война, в результате чего прекратилась подрывная деятельность миссий Германии и Японии в Кабуле, а в октябре 1945 г. правительство Хашим-хана при поддержке Великобритании подавило восстание пуштунов в Восточной провинции. Это крупное антиправительственное выступление приграничных племен оказалось последним в длинной череде пуштунских мятежей в Южном Афганистане в первой половине ХХ в.

Историография проблемы (степень научной разработанности темы). В диссертации главное внимание уделено событиям, происходившим в южных и восточных районах Афганистана и «независимой» полосе Северо-Западной Пограничной провинции (СЗПП) Британской Индии, так как в этом регионе периодически вспыхивали вооруженные восстания пуштунов против Англии и афганского правительства. Именно данная часть зоны пуштунских племен фигурировала в различных подрывных операциях противников Великобритании, чего не происходило с относительно стабильными районами вдоль афгано-индийской границы (Сват, Дир, Северный Белуджистан).

До последнего времени специальных исследований по истории политики великих держав в Афганистане с учетом «пуштунского фактора» в 1919 – 1945 гг. в советской и российской историографии проведено не было, хотя отдельные эпизоды указанной темы были освещены как в нашей стране, так и за рубежом.

Первым фундаментальным исследованием по новейшей истории Афганистана, в которых рассматривался ряд вопросов, касающихся пуштунских племен по «линии Дюранда», в советском востоковедении стала монография И.М. Рейснера «Независимый Афганистан» . В ней основатель советской афганистики проанализировал причины конфронтации приграничных племен с правительством Аманулла-хана.

Гражданская война 1928 – 1929 гг. в Афганистане, в которой активное участие приняли пуштуны, и начавшиеся с 1930 г. восстания патанов «независимой» полосы СЗПП вызвали большой интерес советских востоковедов к новейшей истории Афганистана и Индии. В журнале «Новый Восток» появились статьи, в которых анализировалась ситуация на афгано-индийской границе: И. Ринк «Проблема обороны Индии», «Область независимых племен и ее значение» . Значительный вклад в исследование событий 1928 – 1929 гг. внесли работы Примакова В. М. и Соколова-Страхова К.И. Характерными чертами этих исследований было стремление объяснить свержение Амануллы происками «британского империализма» и пристальный анализ военной обстановки. Указанные авторы были в разное время военными атташе в Кабуле, поэтому обобщили большой фактический материал о пуштунских племенах.

Большой вклад в изучение новейшей истории пуштунов по обе стороны «линии Дюранда» внесли Л.Р. Гордон и В.А. Ромодин , который первыми из отечественных историков осветили «новую наступательную политику» в полосе «независимых» племен СЗПП и дали общую характеристику наиболее крупным пуштунским племенам, указав общую численность пуштунов Британской Индии. Новый этап в изучении истории борьбы пуштунов СЗПП наступил после издания фундаментальной монографии Ю.В. Ганковского «Национальный вопрос и национальное движения в Пакистане» , в которой значительное внимание уделялось исследованию национально-освободитель-ного движения пуштунов СЗПП.

В 60 – 80 – х гг. в советской исторической науке появились многоплановые исследования по истории становления советско-афганских отношений и деятельности индийских националистов в Центральной Азии. В этих работах авторы рассматривали отдельные моменты «пуштунской проблемы», ее влияния на международные отношения на Среднем Востоке и нелегальную деятельность Коминтерна в этом регионе.

Л.Б. Теплинский осветил историю становления дипломатических отношений между Советской Россией и Афганистаном и проследил эволюцию советско-афганских связей в 20 – 40-х гг. На основе богатого фактического материала он выделил этапы этих отношений и коснулся проблемы соперничества Советской России – СССР и Великобритании в Афганистане . Его работы внесли большой вклад в разработку истории советско-афганских отношений, но в силу цензурных ограничений, существовавших в СССР, в них не было материалов о попытках большевиков превратить Афганистан в плацдарм для антибританской деятельности. По тем же обстоятельствам в его исследованиях не были указаны причины периодического ухудшения советско-афганских отношений в 20 – 30-х гг., одной из которых являлись интриги Коминтерна в зоне пуштунских племен.

Р.Т. Ахромович в монографии «Афганистан после второй мировой войны» дал обзор внешней политики правительства Хашим-хана и упомянул о попытках стран «оси» создать в Афганистане агентурную сеть с целью «развернуть подрывные действия против британских позиций в Индии». Впервые в отечественном востоковедении Т.А. Ахромович рассмотрел обстановку на афгано-индийской границе в 1943 – 1945 гг.

А.Н. Хейфец исследовал роль СССР в урегулировании кризиса 1923г., возникшего в результате «новой наступательной политики» Англии в «независимой» полосе СЗПП. Он осветил и участие СССР в подавлении Хостского мятежа 1924 – 1925 гг. При рассмотрении причин выступления приграничных племен против Амануллы А.Н. Хейфец придерживался устоявшейся в советской историографии точки зрения, что эти события спровоцировала Англия, хотя документальных доказательств этому нет.

Сотрудничеству восточных националистов с советским правительством и КИ посвящены труды М.А. Персица, Т.Ф. Девяткиной, М.Н.Егоровой, А.М.Мельникова, А.В. Райкова . В этих работах на базе документов Коминтерна изучена антибританская деятельность Туркестанского бюро Коминтерна и первых советских полпредов в Афганистане. В монографиях указанных авторов был рассмотрен план М.Н. Роя создать в Туркестане «революционную армию» для вторжения через Афганистан в Индию. Данный материал объясняет многие моменты в отношениях между Афганистаном и Советской Россией, а также позволяет более беспристрастно оценить политику Великобритании в Афганистане и зоне пуштунских племен. Ценный фактический материал о попытках экспорта революции в Индию в 1919 – 1921 гг. позволяет выяснить причины роста международной напряженности в Центральной Азии в начале 20-х гг. 

В 80-х гг. в отечественной исторической науке появился ряд ценных работ по истории Афганистана и пуштунов. Крупный вклад в разработку новой истории пуштунских племен внес Л. Темирханов . В его исследованиях определены главные принципы британской пограничной политики в отношении пуштунов. Н.М. Гуревич в монографии, посвященной внешней торговле Афганистана , коснулся вопроса о попытках афганского правительства в 1942 г. заставить Англию согласиться на присоединение «пуштунских» территорий к Афганистану. Проблема сопротивления племен реформам Аманулла-хана была изучена в монографии группы советских ученых под руководством Ю.В. Ганковского «История вооруженных сил Афганистана. 1747 – 1977.» .

Большой вклад в исследование восстания 1936 – 1939 гг. в Вазиристане и политики фашисткой Германии в отношение Индии внесли труды А.В.Райкова . В них рассматриваются: «индийская» политика стран «оси» в 1939 – 1945 гг. и сотрудничество Факира из Ипи с миссиями Германии и Италии в Кабуле.

В 90-х гг. в России была рассекречена часть документов НКИД, Коминтерна и советской разведки, касающихся различных проблем новейшей истории Афганистана. Основываясь на материалах Архива Службы внешней разведки (СВР), Ю.Л. Кузнец издал труд ««Мародеры» выходят из игры» , в котором осветил усилия спецслужб СССР и Англии по срыву попыток Абвера проникнуть в «независимую» полосу СЗПП с целью разжечь восстание пуштунов на афгано-индийской границе. После выхода в свет работы Ю.Л.Кузнеца открылось новое направление в изучении влияния «пуштунского фактора» на деятельность спецслужб великих держав в Афганистане.

Значительным шагом в изучении секретных сфер в истории советско-афганских отношений стали исследования С.Б. Панина . Он, используя документы советского посольства в Кабуле и Коминтерна, осветил сотрудничество между Москвой и Кабулом до 1928 гг., а также затронул вопросы деятельности КИ в Афганистане, хотя работа этой организации в зоне пуштунских племен не получила в его работах достаточного освещения.

Ценный материал о признании афганским правительством «линии Дюранда» фактической афгано-индийской границей был введен в научный оборот благодаря коллективной монографии В.Я. Белокреницкого, В.Н. Москаленко, Т.Л. Шаумян «Южная Азия в мировой политике» .

Значительный вклад в российскую афганистику внесла монография В.Г.Коргуна «История Афганистана. ХХ в.» . В этом исследовании многопланово проанализирована история Афганистана в ХХ в. Обобщив достижения российских и зарубежных историков, В.Г. Коргун по-новому оценил ряд моментов в политике великих держав в Афганистане в 20 – 40-х гг.

В 2000 – 2007 гг. проблема противоборства великих держав в Афганистане и роли в ней пуштунских племен была исследована автором данной диссертации в ряде монографий и статей (см. список работ). В итоговой монографии «Политика великих держав Афганистане и пуштунские племена. 1919 – 1945» на базе новых источников изучены этапы вооруженной борьбы пуштунов; проанализированы причины англо-афганского соперничества, а после прихода к власти Надир-шаха – сотрудничества в зоне пуштунских племен; исследованы интриги амануллистов; рассмотрены планы стран «оси» спровоцировать восстание в районе афгано-индийской границы и меры Великобритании и СССР для сохранения стабильности в Афганистане и СЗПП.

Зарубежных исследователей прежде всего интересовали восстания пуштунов и события «тайной войны» в зоне пуштунских племен в 20 – 40-х годах. Первыми к разработке указанных проблем приступили ученые Великобритании. Деятельность разведок стран «оси» на индо-афганской границе осветил в своей работе Г. Кёрк . Его книга стала первым исследованием по этой проблеме: в ней в общих чертах рассказывалось о попытках Абвера забросить своих агентов к Факиру из Ипи. Бывший губернатор СЗПП О.Кароэ в монографии «The Pathans» привел интересные факты о деятельности Абвера в «независимой» полосе пуштунских племен.

В монографиях британских историков главное внимание уделялось истории операций британских войск в СЗПП накануне и в годы Второй мировой войны. Эта тенденция проявилась в работах Д. Эллиота и А.Суинсона . В этих книгах были проанализированы ход и результаты «новой наступательной политики» Великобритании в СЗПП. Н.Митчелл удалось на базе ранее неизвестных документов, в первую очередь дневника британского губернатора СЗПП Г. Канингхема, воссоздать ситуацию в СЗПП накануне и в годы Второй мировой войны. Особенно ценным в книге Митчелл являются сведения о событиях в Вазиристане в 1940 – 1943 гг.

Крупный вклад в изучение проблемы безопасности северо-западной границы Британской Индии в 1936 –1945 гг. внес М. Хаунер, использовавший рассекреченные документы из архивов Германии и Англии. Он в своей фундаментальной работе «India in Axis Strategy. Germany, Japan and Indian Nationalists in Second World War»   проанализировал планы фашистской Германии использовать вооруженную борьбу пуштунов в своих интересах. М. Хаунер первым из английских историков ввел в научный оборот документы, свидетельствовавшие о том, что спецслужбы Великобритании и СССР в ходе совместной операции обезвредили фашистскую агентуру в Афганистане и зоне пуштунских племен. М. Хаунер отметил, что без материалов советских архивов нельзя воссоздать картину борьбы стран антигитлеровской коалиции и стран «оси» в Афганистане в период Второй мировой войны.

Британские историки в своих исследованиях подчеркивали, что Англия стремилась укрепить оборону северо-западной границы Индии, опасаясь в начале Второй мировой войны возможного наступления советских, а после 22 июня 1941 г уже немецких войск на Индию. Тезис об «оборонительном» характере мер британских властей в зоне пуштунских племен является одной из характерных черт вышеуказанных исследований.

С 60-х гг. в изучение новейшей истории международных отношений на Среднем Востоке и пуштунов включились исследователи США. Д. Спейн, долгое время проживший в Пакистане, на большом фактическом материале, издал две книги , в которых осветил ход восстаний пуштунов в 20 – 40гг. и меры Англии для их подавления. Он не ограничился описанием боевых операций против патанов, но и изучил деятельность британской администрации СЗПП, что до него в зарубежной историографии никто не делал. Д. Спейн также затронул проблему участия Советской России в «Большой игре» в Афганистане, осветив попытки Джемаль-паши с советской помощью поднять антибританское восстание приграничных племен.

Л. Адамец в своих работах на базе документов из английских и индийских архивов вскрыл причины, по которым Афганистан после завоевания независимости не признал границу с Индией . Этот исследователь осветил переговоры И. Риббентропа с афганским министром Абдул Маджидом об использовании Абвером территории Афганистана для подрывных операций в «независимой» полосе СЗПП. Л. Адамецу удалось раскрыть цели и основные этапы деятельности германской разведки в зоне пуштунских племен. Он также первым из западных ученых опроверг утверждение о «советской угрозе» Афганистану и Индии в 1940 – 1941 гг.

В 1973 г. в США были изданы монографии Р. Стюарт, Л. Пуллады и Л.Дюпре, которые значительно пополнили материал, накопленный до этого зарубежными афганистами . Эти исследователя собрали обширные сведения о политике Аманулла-хана и гражданской войне 1928 – 1929 гг. в Афганистане. Р. Стюарт на архивных источниках осветила события, связанные с попыткой Амануллы свергнуть Бачаи Сакао, и доказала, что главную роль в крахе монарха – реформатора вернуть себе престол, сыграли гильзайские племена. В свою очередь Л. Пулладе удалось проследить назревание конфликта между государственными структурами в Афганистане и племенной системой пуштунов. Л. Дюпре издал труд, содержащий ценный этнографический и фактический материал по данной стране. В разделе, посвященном новейшей истории Афганистана, он кратко изложил главные события политической истории этой страны.

Вопросы истории борьбы пуштунов против Англии и политической борьбы в СЗПП были изучены американскими историками Ч. Миллером и С.Риттенбергом . Они в своих работах доказали, что восстания пуштунов СЗПП были составной частью национально-освободительного движения народов Британской Индии.

Немецких исследователей в истории пуштунских племен интересовала прежде всего деятельность Абвера на афгано-индийской границе в годы Второй мировой войны. И. Кирхайзен первой ввела в научный оборот документы из так называемой «коллекции Абвера». Ей удалось воссоздать общую схему деятельности германской агентуры в Афганистане. Однако в то время архивы спецслужб СССР и Великобритании были еще недоступны для историков, поэтому И. Кирхайзен сделала неправильный вывод о результатах операций Абвера в Афганистане и Индии. Ю. Мадер в одной из своих работ восстановил «Дневник Абвера», в котором поместил материал об акциях германской разведки в Афганистане и Индии . Б. Шрёдер , продолживший изучение деятельности Абвера в зоне пуштунских племен, выявил ряд новых фактов о связях Факира из Ипи с посольствами стран «оси» в Кабуле. Все вышеуказанные германские историки отмечают в своих трудах, что главной причиной провала деятельности Абвера в Афганистане и «независимой» полосе СЗПП было поражение вермахта под Сталинградом и на Кавказе.

Об устойчивом интересе зарубежных ученых к истории пуштунских племен свидетельствует тот факт, что исследования, затрагивающие разные грани указанной проблемы, появляются даже в тех странах, где еще не сложились востоковедческие школы по Афганистану и Индии. Исследователь из Швеции Э. Янcсон доказал в монографии «India, Pakistan or Pakthunistan» , что в 1940 ­– 1941 гг. Факиру из Ипи удалось поднять на восстание против Англии новые племена Вазиристана. Этот ученый на базе отчетов администрации СЗПП изучил хронику нападений патанов на части английской армии, форты и населенные пункты этой провинции. Э. Янссон впервые привел данные о тайной разведсети, созданной Англией в СЗПП в годы Второй мировой войны.

Австралийские исследователи сосредоточили свое внимание на изучении военной истории СЗПП. Б. Фарвелл осветил историю ударных частей английских войск, задействованных в 30­ – 40-х гг. в операциях в Вазиристане. А. Уоррен на основе ценных источников из британских архивов написал работу, в которой значительное внимание уделил биографии Факира из Ипи и его роли в сопротивлении племен Вазиристана «новой наступательной политике» Англии .

Большая часть работ афганских исследователей об афгано-индийской (афгано-пакистанской) границе и патанах была опубликована при участии афганского МИДа с целью обосновать территориальные претензии Афганистана к Пакистану . В этих трудах помещен материал о статусе «независимой» полосы СЗПП в составе Британской Индии, дается описание районов расселения приграничных племен и их отношений с Кабулом. На русский язык была переведена фундаментальная монография М.Губара , в которой он исследовал период правления Аманулла-хана, уделив значительное внимание событиям Хостского мятежа и гражданской войны 1928 – 1929 гг. Работы афганских историков представляют значительную ценность при изучении истории Афганистана, пуштунских племен и международных отношений 20 – 40-х гг. в Центральной Азии.

Источниковая база. В данной диссертации впервые вводится в научный оборот большое количество ранее неопубликованных документов НКИД (Архив внешней политики РФ (АВП РФ)), НКВД (Архив Службы внешней разведки и Центральный архив ФСБ), Средне-азиатского военного округа (САВО) (Российский государственный военный архив (РГВА)), Политбюро ЦК ВКП (б) и Коминтерна (Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ)), а также Индийской политической разведки (ИПР) (Oriental & India Office Collections of British Library, Indian Political Intelligence).

Главной документальной базой диссертации стали материалы, хранящиеся в фондах АВП РФ. Среди них особую ценность представляют документы из фондов Г.В. Чичерина (фонд 04), М.М. Литвинова (фонд 05), В.М. Молотова (фонд 06), Л.М. Карахана (фонд 08) и референтуры по Афганистану (071), Индии (090), Германии (082). В них находится большое количество документов, содержащих ценный фактический материал по истории международных отношений в Центральной Азии, включая источники об англо-афганских отношениях и борьбе пуштунских племен против Великобритании. В фондах В.М. Молотова и Афганской референтуры хранятся документы о взаимодействии английской и советской дипломатических миссий в Кабуле в годы Второй мировой войны. Наиболее важными источниками из фондов АВП РФ являются донесения советских послов в Кабуле Я.Сурица, Ф. Раскольникова, Л.Старка и К.Михайлова. Их доклады и различные справки, подготовленные для советского руководства, позволяют изучить ранее неизвестные страницы соперничества великих держав в Афганистане в 20 – 40 - х гг. Много информации по теме диссертации содержится в записях бесед советских дипломатов в Афганистане с членами афганского правительства и дипломатами других стран. В указанных документах имеется обширный материал о попытках стран «оси» спровоцировать восстание пуштунов в Британской Индии.

Из фонда В.М. Молотова автор использовал в своей работе записи бесед Молотова с немецким послом Ф. Шуленбургом в 1939 г., которые свидетельствуют о том, что Германия в начале Второй мировой войны стремилась привлечь СССР к реализации своих планов в Афганистане и Индии.

Значительное количество ценных источников о первых шагах советской дипломатии в Афганистане хранится в «Референтуре по Индии» АВП РФ. В данном фонде сконцентрированы материалы Представительства НКИД в Ташкенте и советского посольства в Кабуле, касающиеся попыток Советской России открыть «афганский коридор» в Индию для организации антибританского восстания пуштунов.

В Архиве СВР автор исследовал документы советской разведки, содержащие обширную информацию о событиях в зоне пуштунских племен в 1938 – 1945 гг. Среди этих материалов ценными источниками являются справки советской резидентуры в Кабуле о событиях в Вазиристане и активности Абвера на афгано-индийской границе в 1941 ­– 1943 гг. В Архиве СВР хранятся также трофейные германские документы: телеграммы немецкого посла в Кабуле Г. Пильгера, донесения резидентов германской политической разведки атташе К. Расмуса и резидента Абвера Д. Витцеля и материалы о сотрудничестве разведок стран «оси» в Индии и Афганистане. На базе этих первоисточников хорошо прослеживаются этапы деятельности спецслужб стран «оси» в этих странах.

В ЦА ФСБ диссертант ознакомился с документами советской контрразведки, которые, в особенности материалы дел Сиддик-хана Чархи и Ф. Гробы, позволили выявить новые факты о попытках амануллистов с помощью СССР и Германии организовать свержение короля Захир-шаха.

Значительное количество ценных документов было изучено диссертантом в РГВА. Главным образом, это материалы Управления и разведотдела САВО за 1918 – 1941 гг. В донесениях военных атташе СССР в Кабуле обстоя-тельно освещаются восстания пуштунских племен против афганского правительства, заговор Наби-хана Чархи и внутриполитическая обстановка в Афганистане до 1941 г. Материалы штаба САВО позволяют по-новому осветить ход гражданской войны в Афганистане 1928 – 1929 гг.

В диссертации использованы документы РГАСПИ: фонды Политбюро ЦК ВКП (б) (Ф. 17), В.И. Ленина (Ф. 2) и Секретариата В.И.Ленина (Ф. 5), И.В.Сталина (Ф. 558.), Коминтерна (КИ) (Ф. 495) и др. Повестки заседаний Политбюро и документальные приложения к ним позволяют осветить неизвестные страницы советско-афганских отношений. В фонде В.И.Ленина хранится переписка советских дипломатов с НКИД и докладные записки Чичерина главе советского государства. В фонде Коминтерна имеется обширный документальный материал о деятельности Туркбюро КИ. Указанные источники позволяют изучить нелегальную деятельность этой организации в Кабуле и осветить ее сотрудничество на базе «племенной платформы» с восточными националистами в Афганистане. Среди ценных источников по истории разведки КИ в Афганистане и Индии следует выделить материалы о Бхагат Раме Тальваре, который, являясь резидентом Абвера в Индии, одновременно был агентом британской и советской разведок в Афганистане и зоне пуштунских племен.

Деятельность Аманулла-хана и Сиддик-хана с целью свержения династии Яхья-хель в Афганистане освещают материалы ИПР, хранящиеся в фонде Восточных коллекций библиотеки Британского музея. Обширное досье на Амануллу, состоит из различных справок и донесений, в которых прослеживаются попытки свергнутого монарха использовать в своих интригах пуштунские племена. В досье на Шами Пира изложены события 1938 г. в Вазиристане. Документы ИПР, особенно свидетельства Бхагат Рама Тальвара, дополняют документы Архива СВР, что позволяет более детально изучить деятельность Абвера в Афганистане в 1940 – 1943 гг.

В работе над диссертацией использовались сборники документов, изданные в нашей стране и за рубежом. Из них большую ценность представляют «Документы внешней политики СССР, т. 3, 4» и «Документы внешней политики» (т.23.1, 24) . В указанных томах опубликованы документы, относящиеся к советско-английским отношениям 20-х гг. ХХ в., ноты английского посла Р. Криппса советскому правительству и записи бесед посла К.Михайлова с британским посланником в Афганистане Ф. Уайли. 

В опубликованных материалах министерства иностранных дел Германии имеется значительное количество источников об «афганской» политике нацистского руководства: телеграммы И. Риббентропа в посольства в Москве и Кабуле, донесения в Берлин посла Пильгера. Эти документы дают возможность определить способы, с помощью которых Германия стремилась поднять антибританское восстание пуштунских племен. Дипломатическая переписка между германским МИД и посольством в Кабуле в годы Второй мировой войны опубликована австрийским историком Р. Шнабелем . Донесения Пильгера, Расмуса и Витцеля в Берлин позволяют выявить направления подрывной деятельности Абвера в Афганистане и зоне пуштунских племен. Немецкий исследователь Г. Зельтер опубликовал ряд документов о деятельности в Германии С.Ч.Боса, который стремился развернуть в «независимой» полосе СЗПП диверсионные акции против английских войск.

Из мемуаров наиболее значимыми источниками в работе над диссертацией были воспоминания британского посланника в Кабуле В. Фрэйзера-Тайтлера и Бхагат Рама Тальвара . В них приведены факты о деятельности германской разведки в Афганистане и «независимой» полосе СЗПП.

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертации заключается в том, чтобы показать влияние «пуштунской проблемы» на международную ситуацию в Центральной Азии и внешнюю политику Афганистана в 1919 – 1945 гг., раскрыв планы ряда великих держав использовать военную мощь пуштунских племен против Великобритании.

Для достижения указанной цели диссертант поставил следующие задачи:

1. Дать критический анализ накопленному в исторической науке материалу о политике великих держав в отношении Афганистана с момента завоевания им независимости и до конца Второй мировой войны (1919 – 1945).

2.Исследовать взрывоопасную обстановку на афгано-индийской границе в 20 – 40-х гг., чтобы раскрыв причины восстаний в «независимой» полосе СЗПП и попыток врагов Англии внедриться в зону пуштунских племен.

3. Выявить этапы деятельности Коминтерна против Британской Индии в 1919 – 1925 гг., показав место, отводившееся коминтерновским руководством, Афганистану и пуштунским племенам в экспорте революции в страны Азии.

4. Осветить на новых материалах ход восстаний в Южном Афганистане против Надир-шаха и англо-афганское сотрудничество в их подавлении.

5. Выявить интриги Амануллы с иностранной помощью и при поддержке пуштунских племен вернуться к власти, проанализировав результаты деятельности амануллистов в Европе и Афганистане в 30 – 40-х гг.

6. Изучить попытки фашистской Германии спровоцировать антибританский мятеж в СЗПП, рассмотрев деятельность агентуры стран «оси» в Афганистане в 1939 – 1943 гг.

7. Показать значение сотрудничества СССР и Англии в пресечении происков стран «оси» в Афганистане в 1941 – 1943 гг.

8. Определить роль «пуштунской проблемы» в тайной дипломатии Хашим-хана в 1942 – 1943 гг.

Методологические основой исследования являются традиционные научные принципы: историзма, сравнительно-исторического анализа фактов, приоритета источника, системности, а также комплексный и проблемно-хронологический подходы к исследованию обширного круга документов. Они позволили автору данной диссертации на основе тщательного изучения первоисточников из российских и зарубежных архивов осветить обстановку в зоне пуштунских племен и «пуштунское направление» в политике великих держав в Афганистане в 1919 – 1945 гг.

Основные положения, выносимые на защиту:

– Завоевание Афганистаном независимости и вооруженные восстания пуштунских племен создали благоприятные предпосылки для различных антибританских акций в Кабуле и на афгано-индийской границе. Советская Россия попыталась воспользоваться этим, чтобы с афганской помощью создать в северо-западных районах Индии «революционную базу». Фактически речь шла о попытке спровоцировать пуштунские племена на новое мощное вооруженное выступление против Великобритании.

– С 1919 г. Центральной Азии начался очередной виток «Большой игры», но уже под революционными лозунгами. Коминтерн (КИ) при поддержке советского правительства развил бурную деятельность в Афганистане и Индии, организация «революции» в которой было признана важнейшей задачей при создании «восточного фронта» мировой революции. Восточные националисты и религиозные фанатики, несмотря на идеологические разногласия с КИ, согласились сотрудничать с этой международной организацией в борьбе против Англии. До середины 20-х гг. КИ пытался реализовать свои авантюрные планы в зоне пуштунских племен, что значительно осложняло отношения между СССР и Великобританией.

Британские власти в Индии имели основания для опасений за безопасность индо-афганской границы: воинственные пуштунские племена неоднократно поднимали восстания и периодически получали помощь от иностранных держав. Однако Англия, проводя «новую наступательную политику», даже ценой огромных финансовых затрат и людских потерь не смогла подавить  вооруженную борьбу патанов до  1939 г.

– Афганистан не признавал границу Британской Индией законной и требовал вернуть ему пуштунские земли, но, опасаясь, что приграничные племена могут свергнуть правящую династию Яхья-хель, афганское правительство накануне и в годы Второй мировой войны сотрудничало с Англией с целью устранить опасность всеобщего восстания пуштунов.

– В 1941 – 1943 гг. Германия и ее союзники хотели спровоцировать антибританское восстание в полосе «независимых» пуштунских племен, чтобы обеспечить успех вторжения вермахта в Индию. И хотя достичь этой цели Германии не удалось, деятельность германской агентуры значительно обострила обстановку на индо-афганской границе.

– СССР и Англия в годы Второй мировой войны сотрудничали в Афганистане, чтобы ликвидировать в этой стране фашистскую шпионскую сеть. Координация действий внешнеполитических ведомств и разведок этих стран позволила успешно решить эту задачу.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые в отечественной и зарубежной историографии на основе новых архивных документов и анализа широкого круга литературы комплексно исследуется история повстанческого движения пуштунских племен по обе стороны «линии Дюранда» в 1919 – 1945 гг. и попыток противников Британской империи на международной арене использовать восстания на афгано-индийской границе в своих интересах.

В работе рассматривается влияние неурегулированности пограничного вопроса, составной частью которого была проблема пуштунских племен, на англо-афганские отношения. Выявлены основные этапы «новой наступательной политики» Великобритании в «независимой» полосе СЗПП. Освещены причины, заставившие Надир-шаха пойти на сотрудничество с британскими властями против мятежных приграничных племен.

Впервые в диссертации рассматриваются тайные мотивы дипломатии великих держав в отношении Афганистана. Эта страна, будучи «перекрестком Азии», интересовала их не сама по себе, а лишь в качестве «коридора» к Индии. Поэтому попытки превращения Афганистана в плацдарм для удара по этой британской колонии или организация подрывной деятельности против английских войск с афганской территории упорно повторялись с момента завоевания Афганистаном независимости и до 1943 г.

Практическая значимость. Геополитические интересы России в Центральной Азии могут быть обеспечены в том случае, если Афганистан будет стабильным и дружественным государством. Принятие внешнеполитиче-ских решений, связанных с этой страной, невозможно без критического осмысления уроков прошлого. Комплекс проблем, существовавших между Англией и Афганистаном, все еще осложняет афгано-пакистанские отношения. Кроме этого, сохранилась проблема противостояния пуштунских племен государственным структурам Афганистана и Пакистана.

Результаты данного исследования могут быть использованы в работах по истории Афганистана и международных отношений на Среднем Востоке в первой половине 20 в. и в высших учебных заведениях при подготовке специальных востоковедческих курсов, написании учебников и пособий.

Апробация работы. Материал диссертации был использован для разработки разделов по Афганистану и Индии в «Биографическом словаре Коминтерна». По теме диссертации опубликованы две монографии, ставшие основой для данной диссертации, и ряд статей. Объём работ, изданных в России и за рубежом, составил 132 п.л.

Основные положения диссертации изложены в докладах и выступлениях на следующих научных конференциях и семинарах:

1. Международная научная конференция «Коминтерн в Москве: перекресток цивилизаций». Москва: РГАСПИ, 2000.

2. Семинар «Россия ­– Индия: перспективы развития регионов. (Липецкая область) Липецк – ИВ РАН, 2000.

3. Международная научная конференция «Пятые востоковедческие чтения имени А. Крымского». Киев: ИВ НАН, 2001.

4. Научная конференция «Исторические чтения на Лубянке». М., 2001.

5. Четвертый всероссийский съезд востоковедов. СПБ: ИВ РАН, 2002.

6. Региональная научная конференция «Четвертые востоковедческие чтения памяти С.Г. Лившица». Барнаул, 2002.

7. Международная научная конференция «Шестые востоковедческие чтения имени А.Крымского». Киев: ИВ НАН, 2002.

8. Международная научная конференция «Седьмые востоковедческие чтения имени А.Крымского». Киев: ИВ НАН, 2003.

9. Международная научная конференция «Проблема Восток-Запад. Историческая перспектива» София: Академия наук Болгарии, 2003.

10. Региональная научная конференция «Пятые востоковедческие чтения памяти С.Г.Лившица». Барнаул, 2003.

11. Межрегиональная научная конференция «Становление мира как «общего дома» человечества: динамика, этапы, перспективы (15 – 21 вв.)». Третьи петербургские кареевские чтения по новистике». СПб: СПбГУ, 2003.

12. Межрегиональная научная конференция «Чичеринские чтения. Российская внешняя политика и международные отношения в 19 – 20 вв.» Тамбов: ТГУ – Историко-архивный департамент МИД, 2002.

13. Научная конференция «Исторические чтения на Лубянке». М., 2003.

14. Межрегиональная научная конференция «Чичеринские чтения: Международные отношения в 19 – 20 вв.: проблема трансформации мирового порядка». Тамбов: ТГУ – Историко-архивный департамент МИД, 2004.

15. Международная конференция «Коммунистический Интернационал: люди, аппарат и структуры». Ганновер: Ганноверский ун-т, 2004

16. XXXVII международный конгресс востоковедов. М., 2004.

17. Международно-практическая конференция «Россия – Афганистан». М., 2006

18. Пятый всероссийский съезд востоковедов. Уфа, 2006.

19. Межрегиональная научная конференция «Россия, исламский мир и глобальные процессы в исторической ретроспективе и современных тенденциях» М.: ИВ РАН, 2006.

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения и библиографии.

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, научная новизна и практическая значимость диссертации; рассматривается состояние разработанности темы, сформулированы цели, задачи и методология исследования; изложены основные положения, выносимые на защиту; дается характеристика источников и краткий обзор научной литературы по теме диссертации.

В главе первой – «Влияние «пуштунского фактора» на советско-английское соперничество в Афганистане в 1919 – 1927 гг. » – освещаются попытки Советской России – СССР и Коминтерна превратить Афганистан в плацдарм для подрывной деятельности против Индии, а также контрмеры Англии на международной арене и в зоне пуштунских племен с целью нейтрализации антибританской деятельности в «независимой» полосе СЗПП и укрепления обороны индо-афганской границы.  

В первом разделе – «Общая характеристика зоны пуштунских племен» – дается обзор территории проживания пуштунов по обе стороны современной афгано-пакистанской границы («линии Дюранда»). Зона пуштунских племен включает в себя Южный Афганистан и обширные горные районы отрогов Гиндукуша. К 1939 г. в Афганистане и Британской Индии проживало около 10 млн. пуштунов, племенное ополчение которых насчитывало несколько сот тысяч воинов, вооруженных по тем временам современными винтовками и пулеметами. С этой грозной силой приходилось считаться как британским, так и афганским властям.

К началу ХХ в. в результате ряда военно-политических акций Великобритании сформировалась фактическая граница между Афганистаном и Индией («линия Дюранда»), вдоль которой была создана Северо-Западная Пограничная провинция (СЗПП). В ее состав были включены и труднодоступные территории еще непокоренных Англией пуштунских племен. Из-за упорного сопротивления патанов районы между административными округами СЗПП и границей с Афганистаном были объявлены Великобританией «независимой» полосой, международный статус которой не был установлен вплоть до 1935г. Попытки Великобритании «администрировать» и «умиротворить» пуштунов «независимой» полосы встретили их яростное сопротивление, в результате чего вдоль индо-афганской границы в ХХ в. возник самый крупный в мире очаг повстанческого движения.  

Во втором разделе – «Борьба советской дипломатии за «афганский коридор» в зону пуштунских племен в 1919 – 1925 гг.» – рассматривается попытки Советской России – СССР использовать взрывоопасную ситуацию на афгано-индийской границе, чтобы подготовить вооруженное восстание пуштунов против Великобритании. В 1919 г. большевистское руководство решило заключить наступательный союз с Афганистаном против Англии. Эмир Аманулла-хан также нуждался в союзнике против Британской империи, поэтому в начале 1919 г. в Москву отправил своего личного представителя Мухаммада Баракатуллу. В это же время в Ташкент прибыла первая советская миссия в Афганистан во главе с Н.З. Бравиным.

Баракатулла и Бравин своей главной задачей считали нанесение удара по могуществу Англии в Индии. Они расценивали заключение будущего советско-афганского договора как очередной виток «Большой игры» в Центральной Азии. Так, в одном из своих писем в НКИД Бравин писал: «История России дает нам неоспоримые доказательства неумолимой предопределенности тяготения России к Востоку и, в частности, к Средней Азии и Индии. На Индию тянула роковая судьба царскую Россию, тянет она и Советскую Россию. Именно в Индии должны разрешиться мировые вопросы, а разрешатся они столкновением России с Англией».

Баракатулла предлагал Ленину заключить с Амануллой союз «против английского господства в Индии» и просил предоставить Кабулу один миллион фунтов стерлингов и вооружение для войны с Англией. По его мнению, к Афганистану должны были присоединиться приграничные пуштунские племена, и революция в Индии стало бы неизбежной. В условиях Гражданской войны Ленин не смог обещать посланцу афганского эмира крупномасштабной помощи против Англии. Планы Баракатуллы оказали большое влияние на наркома по военным и морским делам Л.Троцкого, предложившего открыть «фронт» мировой революции в Азии. 

В 1919 г. Советская Россия и Коминтерн окончательно сделали ставку на открытие «восточного фронта» мировой революции. Прорыв Красной Армии в Индию был составной частью этого плана. В 1919 г. в Кабул прибыл полпред Суриц, а также индийские националисты: президент «Временного правительства Индии» Махендра Пратап, Абдур Раб и Ачария. Главной их задачей было сплотить и организовать индийских революционеров в Афганистане для подрывной деятельности среди пуштунских племен против Великобритании. Советское и афганское правительства в 1919 – 1921 гг. не имели сил, чтобы начать войну против Англии, поэтому они стремились тайно поддерживать пуштунов для изматывания английских войск в Индии.

Аманулла-хан стремился не допустить прямых контактов между пуштунскими племенами и представителями РСФСР, чтобы избежать новых конфликтов с Англией. Советско-афганские переговоры в Кабуле в 1919 – 1921 гг. превратились фактически в торг о количестве золота и вооружения, которое хотел получить Афганистан за разрешение транзита советского оружия и пропагандистской литературы в «независимую» полосу СЗПП. 

В свою очередь, в марте 1920 г. афганское руководство предложило Сурицу план наступления на Индию. В нем пуштунским племенам отводилась главная роль. Военный министр Афганистана Надир-хан считал момент для удара по Индии удачным, так как «все племена за немедленную войну». В связи с этим он предлагал, чтобы Красная Армия начала наступление через Хорасан (Иран), а афганские войска поддержали ее в Систане и «подняли бы общее восстание племен». В Москве отказались от провоцирования войны с Великобританией. В связи с этим Аманулла-хан в апреле 1920 г. был вынужден отказаться от подготовки войны против Англии. В итоге, в 1920 г. «афганский коридор» для большевиков закрылся: в советско-афганском договоре не было сказано о ведении антибританской пропаганды; пункт о транзите оружия для племен «независимой» полосы Британской Индии был исключен.

Отказ Амануллы помогать Советской России в экспорте революции в Индию был расценен в Москве и Ташкенте как временное поражение. Для помощи Сурицу в Афганистан прибыл турецкий военный деятель Ахмед Джемаль-паша, который сотрудничал с большевиками. В ноябре 1920 г. он ознакомил эмира со своим планом борьбы против Англии. Турецкий политик получил согласие Амануллы на руководство обороной афгано-индийской границы. Ему было разрешено поддерживать связь с пуштунскими племенами, воевавшими в тот момент против британских войск.

Джемаль-паша настойчиво добивался от Москвы доставки в Кабул крупных сумм золотом и оружия, но советская сторона не могла решиться на такие расходы. Чтобы получить средства и вооружение, в октябре 1921г. Джемаль прибыл в советскую столицу. 18 октября он направил Г.Чичерину меморандум, в котором доказывал необходимость дальнейшей советской поддержки своих начинаний в Афганистане. Джемаль-паша считал, что помощь племенам на индо-афганской границе была самым ценным средством для организации «вооруженного революционного движения» в Индии. Сталин рекомендовал предоставить в распоряжение турка 100 тыс. рублей золотом для передачи «вождям повстанцев». Кроме этого, он согласился на отправку в Афганистан крупной партии вооружения. Убийство Джемаль-паши в 1922 г. не позволило реализовать эти планы.

Хостский мятеж 1924 – 1925 гг. предоставил советскому правительству шанс укрепить свои позиции в Афганистане. Кремль расценил это выступление пуштунов как заговор Великобритании против Амануллы. В связи с этим СССР оказал Кабулу необходимую дипломатическую, военную и финансовую помощь. С этого момента зависимость Амануллы от советской помощи постоянно росла, поэтому в Москве рассчитывали на сотрудничество с эмиром во всех сферах, включая тайную антибританскую деятельность среди племен по «линии Дюранда».

В третьем разделе – «Нелегальная деятельность Коминтерна в Центральной Азии с целью организации революции в Британской Индии в 1920 – 1925 гг. » – на основе широкого круга архивных документов анализируются попытки Коминтерна создать «индийскую революционную базу» в Туркестане и Афганистане, чтобы организовать антибританское восстание пуштунских племен.

Начало деятельности Коминтерна (КИ) в «афганском коридоре» было связано с рядом серьезных трудностей. Из Ташкента предпринять что-либо значимое для экспорта революции в соседние страны было сложно. В этой ситуации у КИ была единственная возможность развернуть свою Деятельность в странах Азии: использовать советские посольства за рубежом в качестве опорных пунктов. Полномасштабная работа по налаживанию сотрудничества Коминтерна с антибританскими элементами в Афганистане и Индии началась с прибытием в Кабул Сурица, который официально являлся и представителем КИ в странах Центральной Азии. Вскоре сложилось логичное разделение обязанностей советских дипломатов: межправительственные отношения между Москвой и Кабулом курировал НКИД, а нелегальные связи с антибританскими деятелями – КИ. Первым успехом Сурица в качестве посланца КИ стало создание в 1920 г. в Кабуле «Революционной индийской ассоциации», объединившей различные группы индийских националистов. Благодаря этой организации КИ начал работу в зоне пуштунских племен.

Летом 1920 г. Коминтерн при активной поддержке большевиков готовил военную миссию во главе с М.Бородиным и М.Роем в Афганистан. Эти приготовления осуществлялись в рамках разработанного Роем «Плана военных операций на границах Индии». Рой рассчитывал вторгнуться из Афганистана в Панджаб во главе 25-тысячной армии, набранной, главным образом, из пуштунов. После начала боевых операций в зоне пуштунских племен предполагалось самолетами перебросить к границам Индии советское вооружение. С сентября 1920 г. «афганская миссия» КИ формально перешла под контроль представительства НКИД в Ташкенте. Реально руководство ею оказалось в руках Роя.

В Москве полагали, что революция в Индии будет программой-максимум, а создание антибританской «пятой колонны» в «афганском коридоре» – программой-минимум. Для их реализации Советской России и Коминтерну необходимо было создать «индийскую революционную базу» у границ Британской Индии. С этой целью «Совет интернациональной пропаганды и действия» в 1920 г. был заменен Туркестанским бюро КИ. Туркбюро планировало направить 100 «революционных офицеров» в зону пуштунских племен, чтобы создать там «индусскую бригаду». Из-за трудностей, вызванных Гражданской войной, эту задачу не удалось решить.

Создание подпольной сети Коминтерна в Афганистане потребовало крупных расходов. Советское правительство передало М. Рою 2 млн. индийских рупий, но, несмотря на траты крупных денежных сумм, ему не удалось наладить сотрудничество с пуштунами, так как они были готовы получить помощь для продолжения вооруженной борьбы против Англии, но не хотели сотрудничать с Коминтерном. Рой до последней возможности добивался от афганских властей разрешения создать революционный центр в Кабуле. Афганское правительство, желая заполучить в свое распоряжение оружие и золото, дало согласие на прибытие Роя в Кабул и на ввоз вооружения в Афганистан (но не в «независимую» полосу СЗПП). Коминтерн не решился предоставить оружие афганской стороне для его распределения среди приграничных племен. КИ хотел создать в Кабуле нелегальный центр, который поддерживал пуштунские племена и другие антибританские силы в Индии. Решение этой задачи было поручено Мухаммаду Али, который в 1920 г. стал первым резидентом Коминтерна в Афганистане. Ему поручалось сообщить пуштунским вождям, что они «могут получить оружие в том случае, если они в состоянии его транспортировать» через Афганистан. Летом 1921 г. наступил наиболее активный период в деятельности Али в Афганистане. К этому времени Сурица на посту советского полпреда в Кабуле сменил Ф.Раскольников, санкционировавший план Али по созданию на индо-афганской границе «конспиративного центра».

Коминтерн стремился использовать приграничные племена для подрыва британского господства в Индии, но не собирался помогать Афганистану включить «независимую» полосу в состав его территории. Воссоединение пуштунских земель под властью афганского монарха являлось бы ощутимым ударом по могуществу Британской империи в Центральной Азии. Однако в Москве в тот момент предпочитали использовать мятежи пуштунов в качестве детонатора для будущей «революции» в Индии.

Деятельность агентуры КИ в Афганистане стала серьезным препятствием для нормализации отношений между Кабулом и Лондоном, поэтому в 1922 г. афганские власти выдворили из страны самых активных агентов Коминтерна, и кабульский центр КИ прекратил свою деятельность.

Коминтерну удалось наладить сотрудничество с «Комитетом сподвижников священной войны», т. е. с индийскими ваххабитами, которые согласились содействовать КИ в проведении антибританской пропаганды среди пуштунских племен. 18 января 1924 г. Исполком КИ постановил создать в зоне пуштунских племен сеть подпольных ячеек. Постепенно с помощью ваххабитов КИ наладил антибританскую работу в зоне пуштунских племен. Коминтерновская нелегальная группа в Хайбаре была создана в мае 1924 г. Главной ее задачей было добиваться вывода британских войск из Хайбара. В г. Ване коминтерновской группе поручалось создать нелегальную сеть в Вазиристане и Белуджистане.

В 1925 г. руководство КИ перешло к реализации более крупных задач в «афганском коридоре». По сведениям британской разведки, референт восточного отдела Военной комиссии при ИККИ Б. Сейгель предложил план формирования пуштунских отрядов в районе г. Кандагара. Вооружение для них предполагалось доставить из СССР. Дальнейшее распределение оружия и боеприпасов должно было обеспечить афганское военное министерство. Коминтерн предполагал заключить с Аманулла-ханом тайное соглашение об оказании помощи патанам СЗПП. Протест Чичерина сорвал реализацию этого плана. Однако Г. Зиновьев все же добился от Политбюро, чтобы НКИД провел с афганским правительством переговоры о снабжении пуштунских племен вооружением.

Начало революции 1925 – 1927 гг. в Китае оказало огромное влияние на всю политику Коминтерна на Востоке. События в этой стране позволили Зиновьеву вновь попытаться осуществить авантюрные планы по расширению военно-конспиративной деятельности КИ в странах Азии. Осенью 1925 г. активизировалась деятельность агентуры КИ в Афганистане. По сведениям британской разведки, она имела задание создать надежные каналы связи между Кабулом и Индией. Параллельно с решением этой задачи агентура КИ усилила военно-конспиративную работу в зоне пуштунских племен. На эти цели ей было выделено 500 тыс. рублей золотом. Таким образом, в 1925 г. «афганский коридор» вновь хотели открыть для переброски в Индию оружия, пропагандистской литературы и агентов КИ.

Четвертый раздел – «Меры Великобритании по пресечению враждебной деятельности Советской России – СССР в отношении Индии и по усилению военного контроля над «независимой» полосой СЗПП» в 1921 – 1927 гг. – посвящен изучению военных и дипломатических акций, предпринятых Англией для пресечения подрывной деятельности против Индии с территории Афганистана. 

Попытки Советской России и Коминтерна нанести удар по Британской империи в Индии заставили английское правительство в экстренном порядке принять контрмеры для того, чтобы закрыть «афганский коридор» для противника, который рвался в «независимую» полосу СЗПП. Планы большевиков были известны в Лондоне. «Интеллидженс Сервис» проникла в коминтерновские структуры в Ташкенте и Москве. Успех британских спецслужб в значительной степени был обеспечен их сотрудничеством с разведками белогвардейских армий. Контрразведка Колчака наладила перехват радиосообщений между НКИД и Ташкентом, включая шифровки Сурица из Кабула. Сотрудничество с Англией в этой сфере продолжили спецслужбы Деникина и Врангеля.

Победа большевиков в Гражданской войне заставила правительство Ллойд Джорджав 1921 г. признать РСФСР de facto, но торговое соглашение от 16 марта 1921 г. было снабжено обширной преамбулой, в которой оговаривались политические условия развития советско-английских отношений. Самым важным из них было прекращение «экспорта революции» в Азию. Пункт «а» вводной гласил, что советское правительство должно было отказаться «от всякой попытки к поощрению военным, дипломатическим или каким-либо иным способом воздействия или пропаганды какого-либо из народов Азии к враждебным британским интересам или Британской империи действиям в какой бы то ни было форме, в особенности в Индии и в Независимом Государстве Афганистане». Дополнительно полпреду Б.Красину было вручено «письмо Хорна», в котором приводились факты антибританской деятельности представителей РСФСР и Коминтерна в Афганистане. Ради нормализации отношений с Великобританией советское правительство пошло на ликвидацию деятельности коминтерновских структур в Азии. В результате английского демарша 1923 г. («нота Керзона») интриги среди пуштунских племен были сведены к минимуму.

Дипломатические успехи в деле стабилизации ситуации в районе северо-западной границы Индии Англия упрочила с помощью «новой наступательной политики». Для подавления антибританской борьбы пуштунов СЗПП она пошла на оккупацию части Хайбара и Вазиристана, были сооружены или реконструированы крупные военные форты в Размаке и Ване. Для переброски английских войск была построена сеть дорог. Была также усилена охрана административной границы между «независимой» полосой и административными округами. Благодаря этим мерам англичане добились того, что вооруженная борьба пуштунов пошла на спад. Временное прекращение восстаний в СЗПП в сочетании с дипломатическими акциями в Москве и Кабуле позволили Великобритании оградить Индию от «красной угрозы».

Во второй главе – «Военно-политическая ситуация в зоне пуштунских племен в 1928–1938 гг.» – исследуются события, связанные с участием пуштунов в гражданской войне 1928 – 1929 гг. в Афганистане; освещается новый подъем вооруженной борьбы патанов «независимой» полосы СЗПП в 1930 – 1938 гг.; рассматриваются попытки амануллистов с иностранной помощью и при поддержке приграничных племен свергнуть династию Яхья-хель в Афганистане.

В первом разделе – «Участие пуштунских племен в гражданской войне 1928 – 1929 гг. в Афганистане и политика СССР и Великобритании» – рассматриваются главные этапы вооруженной борьбы за афганский престол в 1928 – 1929 гг. и освещается роль пуштунов в этих событиях. В 1928 г. восстания против Аманулла-хана начались как к северу от Кабула, так и в зоне пуштунских племен. С севера действовали отряды таджика Бачаи Сакао, а в Восточной провинции против эмира восстали шинвари, что привело к цепной реакции среди других пуштунских племен. Вначале мятеж Бачаи Сакао «казался незначительным», поэтому главные силы Аманулла бросил на восток, создав тем самым условия для захвата Кабула отрядами Бачаи Сакао. Перед сдачей столицы Аманулла отрекся от власти в пользу своего брата Инаятулла-хана и бежал в Кандагар. Однако Инаятулла также отрекся от престола. 18 января 1929 г. Бачаи Сакао объявил себя новым эмиром Хабибулла-ханом.

Первое время деятельность нового эмира была успешной. Он легко расправился со своим первым конкурентом в борьбе за кабульский престол – Али Ахмад-ханом, которого поддержали племена Восточной провинции.

19 января 1929 г. Аманулла-хан в Кандагаре вновь провозгласил себя эмиром. Для формирования племенной армии он развернул пропаганду среди пуштунов. В конце марта 1929 г. численность племенного ополчения в Кандагаре достигла 12 тыс. человек, что позволило Аманулле начать наступление на Кабул, которое провалилось. Его поражение ускорил переход на сторону Бачаи Сакао гильзаев. 23 апреля гильзаи атаковали позиции амануллистов под Газни. Одновременно против сил Амануллы выступили войска Бачаи Сакао. В ходе ожесточенных боев армия Амануллы была разбита, и он бежал в Индию. 

После разгрома сил Амануллы пуштуны объединились вокруг Надир-хана. Герой третьей англо-афганской войны был с радостью встречен населением Хоста. Крепость Матун на некоторое время стала штаб-квартирой Надира. В плане захвата Кабула, разработанном им, главная роль отводилась племенам Вазиристана, которые должны были разбить силы Бачаи Сакао и нейтрализовать раскол в пуштунских племенах Афганистана. Надир создал коалицию племен Южного Афганистана. Ее ядро составили племена, сражавшиеся вместе с генералом в третьей англо-афганской войне. Надир избрал единственно верный план боевых действий против Бачаи Сакао: он решил вести войну на измор.

Летом 1929 г. между силами Бачаи Сакао и Надир-ханом периодически вспыхивали бои, в которых лучше вооруженные кабульские войска одерживали верх. Сложилась тупиковая ситуация: Надир не мог начать наступления на Кабул, а его соперник – прорваться в Южную провинцию, где сконцентрировались главные силы пуштунов. Отвлечение крупных сил от обороны столицы было ошибкой эмира Хабибуллы. Перед решающей битвой за Кабул правительство Бачаи Сакао не располагало достаточными ресурсами, чтобы противостоять натиску пуштунских формирований.

В середине сентября 1929 г. в Афганистан стали прибывать патаны из «независимой» полосы СЗПП. 25 сентября 1929 г. около 14 тыс. воинов приграничных племен, действуя по единому плану, вступили в решающее сражение против войск Хабибуллы. 2 октября 1929 г. отряды вазиров и масудов начали успешное продвижение к Кабулу. В ночь на 8 октября оборона Кабула была прорвана. Бачаи Сакао отдал приказ своим войскам покинуть столицу. 15 октября 1929 г. в Кабул прибыл Надир-хан, которого вожди пуштунских племен избрали афганским королем Надир-шахом.  Победа пуштунов в гражданской войне 1928 – 1929 гг. была предопределена, так как их военная мощь превосходила силы правительственных войск. Особенно это ярко проявилось, когда «афганские» и «британские» племена объединили свои силы. 

Гражданская война в буферном государстве, каковым являлся Афганистан, заставила СССР и Великобританию определить свою степень вмешательства в этот конфликт. Наиболее активную позицию заняло советское правительство. СССР оказал Аманулле вооруженную помощь: весной 1927г. Политбюро ЦК РКП(б) решило ускорить темпы перевооружения афганской армии советским оружием. Боеспособность афганских ВВС поддерживалась благодаря работе военных специалистов из СССР. 20 марта 1929 г. Политбюро ЦК ВКП(б) санкционировало поставки оружия в Кандагар. Однако этот план не был реализован, так как Бачаи Сакао перекрыл пути в Южный Афганистан. 22 апреля советские войска под командованием В. Примакова и Гуляма Наби-хана Чархи захватили афганский Мазари-Шариф, чтобы превратить его в плацдарм для дальнейшего наступления на Кабул. Бегство Амануллы сделало бессмысленным нахождение в Мазари-Шарифе советских сил и отрядов Наби-хана. В мае 1929 г. они были выведены назад в СССР. Сделано это было неохотно: свержение Амануллы советское правительство восприняло как свое поражение.

Великобритания, правильно оценив ситуацию в Афганистане, придерживалась нейтралитета в гражданской войне 1928 – 1929 гг. Британские дипломаты понимали, что дни правления Аманулла-хана сочтены. Английские власти приложили все силы, чтобы удержать племена СЗПП от помощи Аманулле, и этим ограничились. Заявления афганских политиков, гневная кампания в мировой прессе против английских интриг в Афганистане были основаны на предположениях или являлись дезинформацией.

После бегства Амануллы в Италию Англия поддержала Надир-хана в его борьбе против Бачаи Сакао. Англичане осознали, что пуштуны не смирятся с эмиром-таджиком и рано или поздно его свергнут. Удержать патанов от участия в этой схватке было невозможно, что прекрасно понимали британские политики. Англия опасалась, что патаны, захватив военные трофеи в Афганистане, попытаются выйти из-под ее контроля. Великобритании необходимо было ликвидировать хаос в Афганистане, приведя к власти общепризнанного пуштунского лидера, поэтому английские власти не мешали племенам СЗПП оказывать помощь Надир-хану.

Во втором разделе – «Попытки Аманулла-хана и его сторонников организовать свержение династии Яхья-хель в начале 30-х гг. ХХ в.» – исследуются интриги бывшего афганского монарха, стремившегося с иностранной помощью вернуться к власти; освещается военно-политическая ситуация в Афганистане и районе афгано-индийской границы, где аманнулисты пытались с помощью пуштунских племен свергнуть Надир-шаха, а затем и Захир-шаха.

Аманулла-хан, находясь в изгнании, начал борьбу за возвращение утраченного трона. Положение Надир-шаха в Афганистане было сложным, поэтому амануллисты считали, что его свержение можно осуществить в ближайшее время. Недовольство пуштунских племен политикой нового короля, а также соперничество великих держав в Афганистане позволяли надеяться на успех государственного переворота.

Отношения с пуштунскими племенами у Надира ухудшились уже в 1929 г., так как он не выплатил им вознаграждения за взятие Кабула и потребовал вернуть захваченное оружие. Пуштуны помнили, что Надир призывал их к походу на Кабул для защиты Амануллы, а затем сам стал королем. Недовольство патанов династией Яхья-хель усилилось, когда в 1930 г. в СЗПП вспыхнули антибританские восстания, а афганское правительство, выполняя секретное соглашение с Англией, отказало горцам «независимой» полосы в помощи. Все это вызвало гнев пуштунов. Племена Вазиристана поклялись повторить поход на Кабул и свергнуть Надира.

В 1932 г. амануллисты организовали заговор во главе с Наби-ханом Чархи. Им удалось договориться с некоторыми приграничными племенами о выступлении против кабульского правительства. Составной частью плана государственного переворота в Афганистане было восстание приграничных племен. Благодаря принятым Надиром и англичанами контрмерам заговор Наби-хана стал рушиться с самого начала, но Наби-хан делал все возможное, чтобы поднять восстание в Южном Афганистане.

В ночь с 8 на 9 ноября в Кабуле прошли аресты амануллистов, и их организация в афганской столице была разгромлена. Однако взрывоопасная ситуация на юге Афганистана не позволила афганскому правительству арестовать участников заговора Наби-хана среди племенной знати. «Амануллистская пятерка» во главе с Факиром Леванаем продолжила подготовку к восстанию против афганского правительства. Вскоре вазиры и масуды объявили Надира узурпатором и готовились к вторжению в Афганистан.

В феврале 1933 г. силы вазиров и масудов пересекли афганскую границу и начали наступление на Матун, нанеся ряд поражений правительственным войскам. Бои в Хосте стали сигналом для многих афганских племен: в Южной провинции вспыхнуло восстание. Афганское правительство было вынуждено срочно перебросить в район Хоста почти всю регулярную армию, что позволило отбить первый натиск восставших пуштунов.

В этой ситуации афганский монарх пошел на еще более тесное сотрудничество с Англией. В феврале 1933 г. Надир перебросил войска в район Хоста, а британское командование направило дополнительные силы в Вазиристан. 8 марта 1933 г. при поддержке с воздуха они начали операцию против вазиров и масудов. Известие, что их родные селения оказались в опасности, понизило боеспособность вазиров и масудов. Многие из них ушли домой: численность отрядов Леваная резко упала. Воспользовавшись этим, афганские части вынудили восставших отступить в «независимую» полосу, где их разгром был завершен британскими войсками.

Вооруженные выступления приграничных племен возродили у Амануллы надежду вернуть себе афганский престол. В 1933 г. он встретился с Ататюрком, от которого хотел получить военную помощь. Однако СССР и Турция не могли в тот момент идти на разрыв с Англией, союзником которой был Надир-шах. Несмотря на это, правительства ряда стран рассматривали Аманулла-хана как реального претендента на афганский престол.

Советское правительство все же не спешило с ответом на просьбы Амануллы, поэтому в июне 1934 г. Сиддик-хан Чархи встретился с министром иностранных дел СССР М. Литвиновым, который доложил в Политбюро о содержании своей беседы с представителем Амануллы. В итоге, 15 июля 1934 г. было разрешено «выдать нескольким афганским эмигрантам (10 – 12 человек) транзитные визы в Афганистан с правом остановки в СССР на один месяц». Таким образом, Сталин разрешил амануллистам начать деятельность в среднеазиатских республиках. Однако контакты Амануллы с советской стороной неожиданно для него в 1935 г. прервались, так как Сталина насторожил интерес фашистских держав к Аманулле.

В третьем разделе – «Вооруженные выступления пуштунов «независимой» полосы СЗПП в 1930 – 1938 гг.» – рассматриваются причины, ход и результаты новых восстаний пуштунов СЗПП, а также первые попытки стран «оси» начать подрывную деятельность в районе афгано-индийской границы.

Победа в гражданской войне 1928 – 1929 гг. в Афганистане окрылило пуштунов Британской Индии. Они захватили в Афганистане большое количество вооружения, что увеличило их военный потенциал. Английские власти еще больше обострили ситуацию в СЗПП, начав в 1929 г. реформу законодательства, нарушавшую нормы шариата, и увеличив налоги. Кампания гражданского неповиновения, начавшаяся в 1930 г. в СЗПП, привела к восстаниям в Пешаваре и в «независимой» полосе. Для подавления мятежных племен Великобритании пришлось провести крупные карательные операции в СЗПП. Боевые действия против афридиев в долине Хаджури продолжались более года. В 1932 – 1935 гг. 30 тыс. английских войск при поддержке танков, артиллерии и авиации проводили операции против момандов. На эту кампанию Англия потратила 50 млн. рупий.

В 1936 г. в Вазиристане вспыхнуло новое восстание, вызванное попыткой британских властей установить контроль над самыми отдаленными районами «независимой» полосы. Возглавил восстание племен Вазиристана Факир из Ипи. К весне 1937 г. силы восставших выросли до 10 тыс. воинов. В боях в Вазиристане участвовали воины племен Южного Афганистана. Вынужденный считаться с этим, афганский премьер-министр Хашим-хан не пошел на военное сотрудничество с Великобританией против Факира из Ипи.

До 1939 г. в одиночку Англия не могла подавить восстание в Вазиристане. Ведя маневренную войну, Факир наносил чувствительные удары по английским частям. За кампанию 1938 г. его лашкары совершили 65 нападений на британские войска. Во время одного из таких рейдов был захвачен г. Банну, что нанесло ущерб престижу Англии в Индии. Но силы вазиров и масудов были на исходе, поэтому восстание закончилась в середине мая 1939 г. Факир укрылся в пещере близ Горвехта, откуда продолжил антибританскую деятельность среди племен Вазиристана. Британское командование до 1943 г. вынуждено было держать в Вазиристане 40 тыс. войск.

 Германия и Италия в 1938 г. попытались спровоцировать еще более мощное восстание в Вазиристане и Афганистане. Немецкий агент и дальний родственник Амануллы Шами Пир должен был призвать пуштунские племена к походу на Кабул, чтобы восстановить на престоле Амануллу. На свержение Захир-шаха в Берлине не рассчитывали, но при любом развитии событий Германия оставалась бы в выигрыше, так как очередное восстание пуштунов сковало бы дополнительное количество британских войск в Индии. Но объединенного «похода на Кабул» приграничных племен не получилось. Вмешательство ВВС Великобритании ускорило развязку: 30 июня Шами Пир сдался в плен британским властям. Патаны, деморализованные его бегством, разошлись по домам.

Для предотвращения провокаций в зоне пуштунских племен Великобритания в 1938 г. заключила тайное соглашение с Афганистаном («соглашение Меткафа»), согласно которому афганской стороне предоставлялась военная и финансовая помощь. Таким образом была заложена основа для сотрудничества Англии с правительством Хашим-хана против интриг стран «оси» в районе афгано-индийской границы в годы Второй мировой войны.

В главе третей – ««Пуштунская проблема» в политике великих держав в Афганистане в период Второй мировой войны. 1939 – 1945.» – характеризуются планы стран «оси» превратить Афганистан в плацдарм для подрывной деятельности против Индии, чтобы спровоцировать мощное антибританское восстание пуштунских племен; на базе новых материалов из центральных архивов Российской Федерации анализируется дипломатическая борьба вокруг «патанских земель»; рассматриваются наиболее значимые эпизоды противоборства разведок великих держав в Афганистане и зоне пуштунских племен; освещается обстановка в районах вдоль «линии Дюранда» в 1939 – 1945 гг.

В первом разделе – «Интриги стран «оси» и деятельность фашистских спецслужб в Афганистане в 1939 – 1943 гг.» – рассматриваются попытки Германии использовать в своих целях вооруженную борьбу патанов против Великобритании.

Фашистское руководство надеялось, что реставрация на афганском престоле Амануллы решит эту задачу. Германские планы спровоцировать мятеж в зоне пуштунских племен в 1939 – 1940 гг. строились с учетом помощи СССР в свержении династии Яхья-хель. МИД Германии высказался в пользу операции «Аманулла», целью которой было «приобретение базы для операций любого рода против Индии, сковывание английских вооруженных сил, поддержка повстанческого движения в Вазиристане». Для свержения Захир-шаха планировалось в советском Туркестане сформировать отряд под руководством Сиддик-хана Чархи, чтобы захватить г. Мазари-Шариф, а затем поднять восстание приграничных племен. Для гарантии успеха Берлин предлагал задействовать в операции «Аманулла» горную дивизию вермахта. Помощь СССР свелась бы к переброске частей вермахта к афганской границе. В декабре 1939 г. представитель И. Риббентропа провел переговоры с В. Молотовым. Несмотря на уклончивый ответ советского министра, в Берлине решили продолжить обсуждение «афганского проекта», но эти попытки закончились безрезультатно. Кроме этого, глава внешнеполитического отдела НСДАП А. Розенберг опасался, что попытка Амануллы вернуть себе власть заставит Захир-шаха искать союза с Англией, поэтому Гитлер отклонил план «Аманулла». Германия все же извлекла выгоду из «афганского проекта»: слухи о советских войсках, сосредоточенных якобы для вторжения в Афганистан, вынудили Англию сконцентрировать на индо-афганской границе дополнительные силы.

В 1940 – 1941 гг. Италия и Германия координировали свои действия в Афганистане и «независимой» полосе СЗПП. Их спецслужбы активно создавали агентурную сеть в Афганистане, нацеленную на проведение подрывной деятельности в зоне пуштунских племен.  Чтобы получить содействие афганского правительства в Индии, Германия пообещала Афганистану провести будущую афгано-индийскую границу по р. Инд. Взамен она попросила свободный провоз германского вооружения в  СЗПП. Афганское правительство не пошло на эту сделку.

 После начала агрессии Германии против СССР Абвер приступил к осуществлению операций «Пожиратель огня» и «Тигр», согласно которым перед началом наступления немецких войск на Индию планировалось поднять антибританский мятеж среди вазиров, момандов и афридиев. Операция «Пожиратель огня» была пресечена британской и афганской разведками. Однако в Берлине не отказались от своих планов: операция «Тигр» была лишь отложена. Главная роль в ней отводилась подпольной организации, созданная Бхагат Рамом Тальваром в Индии. Бхагат Рам тесно сотрудничал и с советской разведкой, которая смогла вместе с британскими спецслужбами провести в Афганистане одну из самых эффективных операций против Абвера в годы Второй мировой войны. 

Готовясь к летнему наступлению 1942 г. на восточном фронте, германская разведка усилила подрывную деятельность в Индии и Афганистане. В декабре 1941 г. Абвер приступил к подготовке диверсионных групп в «независимой» полосе СЗПП с целью осуществить диверсии в Индии.

Весной 1942 г. Факир из Ипи возобновил боевые действия в Вазиристане, что дало резиденту Абвера в Афганистане Витцелю повод настаивать на своей поездке к Факиру. Немец планировал скрыться из Кабула, похитив радиопередатчик авиакомпании «Люфтганзы». По требованию  посла Пильгера эта авантюра не была санкционирована Риббентропом, который запретил также германским дипломатам в афганской столице вести переговоры с Хашим-ханом о доставке в Вазиристан оружия и боеприпасов из арсеналов афганской армии.

В 1942 – 1943 гг. решение «патанской проблемы» оставалось одной из главных задач внешней политики Афганистана. «Молодые» политики во главе с Дауд-ханом были готовы пойти на союз с Германией, а «старики» во главе с Хашим-ханом выжидали. В 1942 г. в этой ситуации страны «оси» вновь пообещали Афганистану в случае их победы в войне отдать «патанские» территории, если афганское правительство не будет препятствовать подрывной деятельности против Британской Индии.

В 1942 г. Дауд-хан и его группировка готовили вооруженный мятеж на афгано-индийской границе. Сигналом к началу вооруженного выступления  должно было стать вторжение вермахта в Иран. Германия взяла на себя обязательства поставить восставшим необходимое вооружение и боеприпасы. Выброску десантов в Вазиристан немецкое командование планировало осуществить после захвата Баку. В 1942 г. самолетам «Люфтваффе» удалось сбросить Факиру из Ипи первые партии вооружения. Поражение под Сталинградом и на Кавказе заставило Германию отказаться от планов в зоне пуштунских племен. 

Во втором разделе – «Сотрудничество СССР и Великобритании в 1941 – 1945 гг. с целью срыва военно-дипломатичеких акций стран «оси» в Афганистане» – исследуется борьба стран антигитлеровской коалиции против подрывной деятельности Германии и ее союзников в Афганистане.

К 1941 г. деятельность фашистской агентуры в Афганистане создала реальную угрозу для Англии, поэтому британское правительство предложило СССР сотрудничество против разведок стран «оси» в Афганистане. Сталин понимал, что сотрудничество в ликвидации фашистской агентуры на Среднем Востоке ускорит заключение соглашения между СССР и Англией о совместных действиях в войне против Германии. 

Летом 1941 г. афганское правительство выдало агреман новому немецкому посланнику В. Хентигу, который  мог создать большие проблемы для Англии в зоне пуштунских племен. Поэтому английское правительство предложило СССР добиться от Хашим-хана, чтобы Хентигу было отказано в агремане. Принятие подобных мер не потребовалось, так как Хашим-хан, убедившись в том, что СССР и Великобритания готовят совместную акцию, отказался принять Хентига в качестве германского посланника.

Активность стран «оси» в Афганистане все же заставила Англию и СССР пойти на демарш в Кабуле. Английское правительство вновь обратилось к Москве с просьбой помочь удалить из Афганистана подданных Германии и Италии. 29 сентября 1941 г. в Лондоне А. Иден и посол И. Майский договорились о совместных действиях в Кабуле. При этом англичане дали понять советскому руководству, что из-за угрозы восстания пуштунов они не пойдут на повторение «иранского варианта».

Совместный демарш возымел свое действие: 13 октября 1941 г. Хашим-хана согласился удалить граждан Германии и Италии. Окончательное решение по этому вопросу должна была принять Лоя Джирга, поэтому Англия добилась от Хашим-хана гарантий, что на нее не будут приглашены представители племен «независимой» полосы СЗПП. В ноябре немецкие и итальянские подданные были депортированы из Афганистана.

В 1942 г. Хашим-хан считал, что настал момент, чтобы добиться от Англии согласия на возвращение Афганистану «независимой» полосы СЗПП. Поэтому афганское правительство потребовало от Лондона возвращения «патанских» территорий. Англия ради сохранения сотрудничества с Хашим-ханом ответила, что претензии Кабула «серьезно рассматриваются», но в 1943 г. все же отвергла эти требования.

Хашим-хан, чтобы решить «патанскую проблему» попытался играть на противоречиях среди стран антигитлеровской коалиции. В долгосрочной перспективе США и СССР не были заинтересованы в сохранении Британской империи. 19 октября 1942 г. начальник политического отдела МИД Наджибулла заявил послу К. Михайлову, что афганское правительство намерено воссоединить с Афганистаном территорию Кашмира, СЗПП и Белуджистана. В условиях войны СССР не стал вмешиваться в англо-афганский спор. США также пришли к выводу, что из-за Афганистана не нужно осложнять отношения с Великобританией.

В Москве знали, что немцы главной своей задачей в Афганистане считают организацию мятежа приграничных племен. В связи с этим спецслужбы СССР пристально следили за обстановкой в зоне пуштунских племен. В 1942 – 1943 гг. в ходе операции спецслужб СССР и Великобритании была ликвидирована фашистская агентура в зоне пуштунских племен.

В феврале 1943 г. Англия получила информацию о подготовке странами «оси» нового восстания в Вазиристане. 15 мая 1943 г. английский посол в Москве А. Керр вручил Молотову памятную записку, в которой говорилось о деятельности фашистской агентуры в зоне пуштунских племен и Бухаре. В документе указывалось на стремление немцев «способствовать беспорядкам на территории, населенной индийскими племенами», через Факира из Ипи. Сталин согласился на новый совместный с англичанами демарш в  Кабуле.

26 мая 1943 г. английский посланник Уайли потребовал от Хашим-хана ареста фашистских агентов среди афганцев и высылки из Афганистана разведчиков стран «оси» с дипломатическим прикрытием. 8 июня 1943 г. советский посол вручил Хашим-хану ноту протеста правительства СССР. Афганское правительство было вынуждено выполнить требования Великобритании и СССР. Видя неизбежность краха Германии и единство союзников по антигитлеровской коалиции, Хашим-хан приложил все усилия для ликвидации агентуры стран «оси» в Афганистане, что позволило Москве и Лондону отказаться от практики совместных демаршей в Кабуле.

В разделе третьем – «Координация усилий Великобритании и Афганистана по обеспечению мира в зоне пуштунских племен в 1939 – 1945 годах» – рассказывается о мерах афганского правительства и английских властей в Индии, принятых с целью предотвращения восстаний приграничных племен в период Второй мировой войны.

 Английская сторона первой пошла на налаживание сотрудничества с Хашим-ханом против германских интриг среди приграничных племен. Еще 26 августа 1939 г. в Кабул для переговоров прибыли начальник разведки Британской Индии Дж. Эварт и командующий английскими ВВС в Индии маршал Филипп де ла Форте. В ходе переговоров было условлено, что британское посольство в Кабуле будет передавать Хашим-хану сведения о враждебной династии Яхья-хель деятельности среди пуштунов.

Подкуп мусульманского духовенства и вождей племен позволил Англии  стабилизировать ситуацию в СЗПП. Однако уже в сентябре 1939г. в Кабуле была раскрыта организация амануллистов, которые готовили заговор с целью свержения Захир-шаха. Глава амануллистов Гулям Хайдар-хан бежал к афридиям, которые, узнав о «соглашении Меткафа», подняли восстание, подавленное афганскими и английскими войсками лишь через месяц.

Война с Германией требовала от Великобритании мобилизации всех сил, поэтому английский Генеральный штаб решил стабилизировать ситуацию на индо-афганской границе.  В 1939 – 1940 гг. был подавлен мятеж масудов, грозивший перерасти во всеобщее восстание приграничных племен. Английские ВВС подвергли бомбардировкам селения близ Макина. Эти бомбардировки усугубили ситуацию в Вазиристане, вызвав возмущение населения. Карательные операции в СЗПП не принесли желанного результата, поэтому в Лондоне решили ограничить их. Этим Англия признала, что ситуация в зоне пуштунских племен могла выйти из-под контроля.

В 1940 г. слухи о советском вторжении в Афганистан и Индию заставили Кабул и Лондон еще более считаться с интересами пуштунов, так как только объединенные силы афганской армии и их лашкаров могли остановить продвижение вероятного агрессора к Индии. В Симле приняли решение привлечь силы племен для защиты Индии. Хашим-хан активно помогал Великобритании примирять пуштунов, так как в случае войны вооруженное противостояние между патанами и британской армией лишало Афганистан главных союзников. С помощью подкупа вождей англичанам удалось привлечь к сотрудничеству многие пуштунские племена.

 Политика Хашим-хана заставила пуштунов чувствовать себя обманутыми. Их вожди, призванные в Кабул якобы для решения военных вопросов, оказались заложниками афганского правительства. В 1941 г. вместо усиления гарнизонов Северного Афганистана Хашим-хан стал перебрасывать войска в зону пуштунских племен, где вновь обострилась обстановка, что привело к еще большому сближению Хашим-хана с Англией.

В 1942 г. опасность восстания приграничных племен дополнилась угрозой прорыва вермахта к границам Индии, поэтому Великобритания активно совершенствовала оборону северо-западной границы Индии. Фортификационные работы в «независимой» полосе привели к новым боевым действиям, в ходе которых английские ВВС по ошибке сбросили бомбы на афганские селения близ Хоста. После этого инцидента Факир из Ипи направил своих представителей в Кабул с целью добиться от афганского правительства поддержки вооружением против англичан, но Захир-шах ответил отказом, поэтому Факир не начал всеобщее восстание пуштунов.

Осенью 1942 г. обстановка на юге Афганистана и в СЗПП еще больше накалилась после поездки Дауд-хана к приграничным племенам. Вероятнее всего, во время своих переговоров с пуштунскими вождями он призвал их по сигналу из Кабула начать восстание против Англии. Почувствовав поддержку афганского правительства и зная об успехах японцев в войне с Англией, патаны подняли ряд восстаний против англичан. Карательными мерами британским властям удалось стабилизировать ситуацию в СЗПП. Благодаря этому, а также советско-английскому демаршу в Кабуле в 1943 г., Англия обеспечила мир в СЗПП до конца Второй мировой войны.

Однако в 1944 г. началось антиправительственное восстание в Афганистане. В нем активное участие приняли амануллисты и пуштуны «независимой» полосы СЗПП. В течение двух лет афганские и британские власти не могли стабилизировать ситуацию в зоне пуштунских племен. В начале 1944 г. восстало племя джадран во главе с вождем Замрак-ханом, к которому присоединились мангалы, тани и сафи. Стремясь предотвратить объединение сил восставших с племенами Вазиристана, британские власти заставил патанов не вмешиваться в афганские события. Английское командование координировало свои операции в СЗПП с афганским Генеральным штабом. Совместными усилиями они вынудили Замрак-хана на время прекратить деятельность среди племен Северного Вазиристана, в результате чего ситуация в Восточной провинции Афганистана к декабрю 1944 г. стабилизировалась.

Голод и непосильные налоги вызвали в 1945 г. новое вооруженное противостояние между пуштунами и Кабулом.  В июне началось восстание сафи, шинвари, хугиани и момандов. Правительственные войска оказались не готовы к боям с сильной коалицией приграничных племен. В Кабуле не надеялись на быстрое подавление восстания в Южном Афганистане. Для этого афганская армия не имела достаточных запасов оружия. В этой критической ситуации Хашим-хан закупил вооружение у Англии. В сентябре 1945 г. в Кабул прибыла первая крупная партия английского вооружения. Благодаря этим поставкам Дауд-хан смог подавить восстание сафи и союзных им племен. Восстание 1944 – 1945 гг. еще раз доказало, что без вмешательства «третьей силы» Афганистан и Великобритания совместно могли подавить любое восстание пуштунов.

В Заключении обобщены выводы, сделанные в процессе разработки темы диссертации. Главный из них состоит в том, что главной целью великих держав в ходе «Большой игры» в Афганистане в 20 ­– 40-х гг. ХХ в. была Индия, являвшаяся основой могущества Британской империи. В результате этого соперничества  в первой половине ХХ в. произошла интернационализация локального по своей сути конфликта между Великобританией и воинственными пуштунскими племенами. Соперники Англии на международной арене, зная о «болевой точке»  Британской империи, в периоды возникновения международных кризисов настойчиво стремились спровоцировать антибританское вооруженное восстание племен, проживавших по «линии Дюранда», чтобы лишить Англию возможности использовать части англо-индийской армии в Европе и на Ближнем Востоке.

Еще в период Первой мировой войны Германия предприняла первую попытку с помощью Афганистана нанести удар по могуществу Британской империи, используя военный потенциал пуштунских племен. Поражение кайзеровской Германии на европейском театре военных действий предопределило крах всех «революционных» проектов Четверного союза в Азии, включая планы организации мощного антибританского восстания в зоне пуштунских племен. Однако в период подготовки «индийского похода» была отработана общая схема, с помощью которой ряд держав позднее пытался превратить Афганистан в плацдарм для подрывных акций против Британской Индии. Германское руководство хотело использовать мятежные пуштунские племена и в годы Второй мировой войны, а технический прогресс в военной сфере позволил  ОКВ более масштабно планировать десантные операции в Афганистане и зоне пуштунских племен.

Советская внешняя политика в «афганском коридоре» эволюционировала от доктрины создания «восточного фронта» мировой революции против Великобритании до тесного сотрудничества с ней в Афганистане в годы Великой Отечественной войны. В начале 20-х гг. Советская Россия (СССР) фактически стала восприемницей антибританских планов Германской империи в Азии. Стремление большевиков нанести удар в колониальный «тыл» западных держав, чтобы зажать империализм «между пролетарской революцией в Европе и колониальной революцией в Азии» определило первые шаги советской дипломатии и Коминтерна в Афганистане. Вооруженные пуштунские племена должны были стать катализатором «революции» в Британской Индии. Крах этого плана (во всех его вариантах) был обусловлен нежеланием здравомыслящей части советского и афганского руководства спровоцировать новую войну с Англией.

Активную роль в разработке планов по использованию пуштунских племен против Англии в 20-х гг. играл Коминтерн. В 1920 – 1921гг. Туркбюро КИ  целенаправленно трудилось над созданием «революционной базы» в Афганистане, ради чего, отбросив идеологические установки, пришлось пойти на сотрудничество с традиционными врагами Великобритании: представителями племенных структур и восточными националистами. Революция 1925 – 1927 гг. в Китае дала новый толчок попыткам КИ подготовить восстание в зоне пуштунских племен. Фактически речь шла о стремлении коминтерновского руководства взять реванш за провал «восточного фронта» мировой революции. В это время КИ, учтя свои ошибки, берет курс на сотрудничество с афганским правительством, что представлялось ИККИ возможным благодаря зависимости Амануллы от СССР. Приход к власти Надир-шаха окончательно сделал невозможным для КИ ведение  эффективной деятельности среди пуштунских племен. 

«Пуштунская проблема» играла важную роль в англо-афганских отношениях и оказала значительное влияние на средне-восточную подсистему международных отношений в период между двумя мировыми войнами. Аманулла-хан после завоевания Афганистаном независимости в 1919 г. был вынужден признать «линию Дюранда» фактической границей с Британской Индией, но он же оказывал патанам помощь в их борьбе против Англии. Англо-афганское соперничество в буферном приграничном районе, каковым являлась «независимая» полоса СЗПП,  серьезно осложняло отношения между Лондоном и Кабулом.   

Англии пришлось в экстренном порядке принять решительные шаги,   чтобы усилить военный контроль над «независимой» полосой и заставить Советскую Россию – СССР отказаться от попыток дестабилизировать обстановку в Северо-Западной Индии. Обе эти задачи были успешно решены английским правительством: восстания патанов были подавлены, в стратегически важных районах Северо-Западной Индии в ходе «новой наступательной политики» были созданы новые форты и дороги, а Кремль после «ноты Керзона» отказался от подрывных акций с использованием пуштунских племен.

В ходе гражданской войны 1928 – 1929 гг. в Афганистане пуштунские племена убедительно продемонстрировали, что являются грозной силой. Поэтому Великобритания отказалась от активного вмешательства в афганские события этого периода. Заключив тайное соглашение с Надиром, английские власти в Индии смогли направить события в Афганистане в нужное им русло: Аманулла-хан потерпел поражение, и к власти в Кабуле пришел лояльный к Великобритании Надир-шах. С этого момента патаны лишились «афганского тыла», оказавшись под скоординированными ударами афганских и британских войск. Сотрудничество с Надиром и его приемниками позволило Великобритании в 30-х гг. удержать ситуацию в СЗПП под контролем и  ликвидировать заговоры амануллистов в Афганистане.

Накануне Второй мировой войны ситуация в зоне пуштунских племен вновь обострилась: усиливавшийся военный контроль Великобритании над «независимой» полосой привел к мощному восстанию в Вазиристане, что на несколько лет сковало крупный контингент британских войск в СЗПП. Эти события вызвали ухудшение в англо-афганских отношениях и привели к возрождению старых планов Германии сковать англо-индийскую армию с помощью организации вооруженного мятежа пуштунов.

События 1939 – 1941 гг. доказали, что Вторая мировая война привела к обострению «пуштунской проблемы». В «Большую игру» активно включились новые державы. К интригам Германии в Афганистане присоединилась фашистская Италия, опередившая своего союзника при создании агентурной сети в зоне пуштунских племен. Финансовая слабость Италии заставила ее сконцентрировать свои усилия только на поддержке партизанского движения патанов. Милитаристская Япония также поддержала Германии в ее усилиях развернуть подрывные акции в Северо-Западной Индии. Японская дипломатия  неоднократно совместно с другими странами «оси» предпринимала попытки втянуть Афганистан в войну против Англии, обещая Хашим-хану «вернуть» пуштунские территории. 

 Интригам стран «оси» в Афганистане и Индии противостояли державы  антигитлеровской коалиции. Оценив угрозу со стороны Германии и ее союзников в Афганистане, Великобритания выступила инициатором сотрудничества с СССР на Среднем Востоке. Одной из главных причин столь кардинального изменения внешнеполитического курса Англии была постоянно возраставшая фашистская опасность в зоне пуштунских племен. Советское руководство оказало содействие британскому союзнику в Афганистане, понимая важность сохранения стабильности в Центральной Азии. 

Хрупкий мир на афгано-индийской границе в период Второй мировой войны мог взорваться не только в результате подрывных действий стран «оси», но и попытки США в 1942 г. оккупировать часть территории Афганистана под предлогом организации поставок по ленд-лизу в СССР. Еще не имея прочных позиций в Афганистане, США вынуждены были отказаться от указанного плана из-за активного противодействия Великобритании, опасавшейся мощного восстания пуштунов в случае ввода американских войск  в «независимую» полосу СЗПП и Афганистан.   

Новый виток «Большой игры» в 1939 – 1945 гг. ознаменовался не только увеличением количества держав, включившихся в нее, но и обострением проблемы пуштунских территорий. Эта тенденция наиболее ярко проявилась уже после Второй мировой войны, но именно в ходе ее Хашим-хан, побуждаемый группировкой Дауда, пытался добиться от Англии согласия на присоединение к Афганистану «патанских земель». 

 «Пуштунская проблема» привела в 40 – 50-х гг.  к острому кризису в афгано-пакистанских отношениях, что дало великим державам новый повод для вмешательства в конфликт. Степень его влияния на международные отношения в период «холодной войны» еще предстоит определить российским и зарубежным востоковедам. Но уже сейчас можно с уверенностью заявить, что проблема «Пуштунистана» являлась важным фактором внутриполитической борьбы в Афганистане в конце ХХ и начале XXI вв.: от падения монархии в 1973 г. и вплоть до приходов талибов к власти. 

В настоящее время пуштунские племена остаются ведущим участником затянувшегося вооруженного конфликта в Афганистане. «Независимая» полоса СЗПП Пакистана стала главной базой экстремистского движения «Талибан». Можно говорить о том, что «пуштунская проблема» в нынешних условиях приобрела не только «героиновую», но и «ядерную» составляющие, так как возможная дестабилизация обстановки в Пакистане (а в СЗПП быстрыми темпами нарастает процесс «талибанизации») создает угрозу ослабления или даже потери контроля над ядерным арсеналом этой страны. В свою очередь, в самом Афганистане вооруженные отряды талибов и их союзников при поддержке части пуштунских племен ведут партизанскую войну против сил международной антитеррористической коалиции во главе с США.

Взрывоопасная внутриполитическая обстановка в Афганистане (и в целом в регионе) требует от ведущих мировых держав трезвой оценки происходящих там процессов с учетом дестабилизирующего влияния  «пуштунского фактора», которое прослеживалось в течение всего ХХ в. В этой ситуации, как нам представляется, Россия, интересы безопасности которой распространяются на регион Центральной Азии, может оказать содействие в урегулировании афганского конфликта, в который вовлечены пуштунские племена. В связи с этим в рамках обеспечения геостратегических российских интересов  в этом регионе существует реальная необходимость учитывать уроки новейшей истории Афганистана и роли в ней приграничных пуштунских племен.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

 

Монографии:

1. Тихонов Ю.Н. Афганская война Третьего рейха. / Ю.Н. Тихонов. – М.: Олма-Пресс, 2003. – 383 с. – 20, 01 п. л.

2. Tikhonov Yu. N. The Afghan War of German Reich. / Yu. N. Tikhonov. – Peshawar, 2004. (на языке пушту) – 393 с. – 20 п.л.

3. Тихонов Ю.Н. Политика великих держав в Афганистане и пуштунские племена.1919 – 1945. / Ю.Н. Тихонов. – Липецк: Инфол, 2007. – 382 с. – 25п.л.

Публикации в научных изданиях, рекомендованных ВАК:

4. Тихонов Ю.Н. Кабул - 42, или как был сорван поход Гитлера в Индию /Ю.Н. Тихонов // Военно-исторический журнал. – 2000. – № 1. – С.24 – 30; №3. – С.36 – 41. – 1,3 п.л.

5. Тихонов Ю.Н. Документы из архива Службы внешней разведки РФ о деятельности разведок стран «оси» в Афганистане / Ю.Н. Тихонов //Новая и новейшая история. – 2001. – № 5. – C. 92 – 108. – 1,8 п.л.

6. Алаев Л.Б.; Тихонов Ю.Н. Ваххабиты в Британской Индии. Уроки истории. / Л.Б. Алаев; Ю.Н. Тихонов // Азия и Африка сегодня. – 2001. – №3. – С.42 – 45. – 0,5 п.л. (0,25 / 0,25 п.л.)

7. Тихонов Ю.Н. Афганистан. Восстания пуштунских племен. 1944 – 1945. /Ю.Н. Тихонов //Азия и Африка сегодня. - 2001. - №12. – C.51-56. – 0,8 п.л.

8. Тихонов Ю.Н. «Ключ к мировой революции находится в Индии». Меморандум А. Джемаль-паши советскому правительству. 1921. / Ю.Н. Тихонов // Исторический архив. – 2002. – № 5. – С. 73 – 92. – 1,3 п.л.

9. Тихонов Ю.Н. Афганистан. Тайная война со странами фашистской «оси» / Ю.Н. Тихонов // Азия и Африка сегодня. – 2002. – № 12. – С. 43 – 50; 2003. –  № 1. – С. 44 – 52; № 2. – С. 57 – 65. – 3 п.л.

10. Тихонов Ю.Н. «Новая наступательная политика» Великобритании против «независимых» пуштунских племен в 1922 - 1945 гг. /Ю.Н. Тихонов //Восток. – 2003. – № 4. – С. 53 – 64. – 1,3 п.л.

11. Тихонов Ю.Н. Деятельность Гуляма Сиддик-хана Чархи в 1930 – 1945гг. /Ю.Н. Тихонов // Восток. – 2005. – № 2. – С. 40 – 50. – 1 п.л.

12. Тихонов Ю.Н. Пуштунские племена в гражданской войне в Афганистане (январь – октябрь 1929 г.) / Ю.Н. Тихонов // Азия и Африка сегодня. – 2006. – № 6. – С. 66 – 73. – 1,2 п.л.

13. Тихонов Ю.Н. Афганистан: Мятеж в Хосте 1924 – 1925 гг. и позиция великих держав / Ю.Н. Тихонов // Азия и Африка сегодня. – 2007. – № 9. – С.74 – 78. – 0, 5 п.л.

Статьи:

14. Тихонов Ю.Н. Политика фашистской Германии в отношении Афганистана и зоны пуштунских племен в годы Второй мировой войны / Ю.Н. Тихонов //Всеобщая история: малоизученные проблемы истории стран Востока. Сб. науч. тр. / Липецк, 1993. – С. 27 – 49. – 1 п.л.

15. Тихонов Ю.Н. Использование материала о планах фашистской Германии в отношение Афганистана и зоны пуштунских племен Британской Индии в школьном факультативе «Международное значение Сталинградской битвы» / Ю.Н Тихонов //Проблемы обучения и воспитания: сб. науч. тр. /Липецк, 1995. – С.138 – 141. – 0, 5 п.л.

16. Тихонов Ю.Н. Деятельность фашистской агентуры в зоне пуштунских племен в период Второй мировой войны / Ю.Н. Тихонов // Политика империалистических держав в странах Востока в годы Второй мировой войны. Сб. науч. тр. – Вып.1. – Липецк, 1995. – C. 34 – 58. ­– 1 п.л.

17. Тихонов Ю.Н. Новые данные о крахе фашистской агентуры в Афганистане и зоне пуштунских племен Британской Индии в годы Второй мировой войны (по архивным материалам) / Ю.Н. Тихонов // Политика империалистических держав в странах Востока накануне и годы Второй мировой войны. Сб. науч. тр. – Вып. 2. – Липецк, 1996. – C. 33 – 77 – 2,5 п.л.

18. Тихонов Ю.Н. «Новая наступательная политика» Англии в полосе «независимых» пуштунских племен Британской Индии / Ю.Н. Тихонов // Политика империалистических держав и национально-освободительное движение в странах Востока накануне и в годы Второй мировой войны. Сб. науч. тр. – Вып. 3. – Липецк, 1997. – C. 28 – 42. – 1 п.л.

19. Тихонов Ю.Н. Восстания восточных пуштунов в 1930 – 1939 гг. /Ю.Н.Тихонов // Политика империалистических держав и национально-освободительное движение в странах Востока накануне и в годы Второй мировой войны. Сб. науч. тр. – Вып. 3. – Липецк, 1997. – С.43 – 56. – 1 п.л.

20. Тихонов Ю.Н. Обстановка на северо-западной границе Британской Индии в период Первой мировой войны / Ю.Н. Тихонов // Ученые записки Липецкого государственного педагогического института. – Вып.1. – Липецк, 1997. – C. 39 – 45. – 0,5 п.л.

21. Тихонов Ю.Н. Абвер в Афганистане / Юрий Тихонов // Новости разведки и контрразведки. – 1997. – № 5. – С.13; № 6. – C. 14. – 1 п.л.

22. Тихонов Ю.Н. Крах операции «Пожиратель огня» /Юрий Тихонов //Новости разведки и контрразведки. – 1997. – № 20. – C. 7 – 10. – 1,5 п.л.

23. Тихонов Ю.Н. Восстание пуштунских племен на индо-афганской границе и авантюра Шами Пира / Ю.Н. Тихонов // Политика империалистических держав и национально-освободительное движение в странах Востока накануне и в годы Второй мировой войны. Сб. науч. тр. – Вып. 4. – Липецк, 1998. – С.20 – 32. – 0,75 п.л.

24. Тихонов Ю.Н. Новые данные о подготовке Германией антибританского восстания пуштунских племен в 1942 г. (по архивным материалам) /Ю.Н.Тихонов // Вехи минувшего. Ученые записки исторического факультета. ­– Вып 1. – Липецк: ЛГПИ, 1999. – С. 90 – 100. – 0,8 п.л.

25. Тихонов Ю.Н. Пуштуны и Британская империя /Ю.Н. Тихонов //Мир истории. – 1999. – №3. – С. 1–15. – 1,5 п.л.

26. Тихонов Ю.Н. Михаил Аллахвердов: резидент советской разведки в Афганистане в годы Великой Отечественной войны / Ю.Н. Тихонов //Российский кто есть кто. – 1999. – № 3. – С. 43 – 47. – 0, 6 п.л.

27. Тихонов Ю.Н. Деятельность немецкой и японской разведок среди басмачества Северного Афганистана в 1935 – 1943 гг. /Ю.Н. Тихонов //Диалог. – 2000. – № 4. – С.66 – 76. – 1 п.л.

28. Тихонов Ю.Н. Коминтерн и «афганский коридор». / Ю.Н. Тихонов //Материалы международной конференции «Коминтерн в Москве: перекресток цивилизаций». Научно–информационный бюллетень РГАСПИ. – 2000. – № 12. – С. 70 ­– 73. – 0,3 п.л.

29. Тихонов Ю.Н. Политический кризис в Афганистане в 1944 ­– 1945 гг. (по архивным материалам СВР и МИД Российской Федерации) / Ю.Н. Тихонов //Вехи минувшего. Ученые записки исторического факультета ЛГПУ. – Вып.2. – Липецк, 2000. – С. 275 – 290. – 0,9 п.л.

30 Тихонов Ю.Н. Новые данные о сотрудничестве индийских националистов с Коминтерном. 1919 – 1943. / Ю.Н. Тихонов // Россия - Индия: перспективы развития регионов. (Липецкая область) М.: ИВ РАН, 2000. – С. 140 – 151. – 0,5 п.л.

31 Тихонов Ю.Н. Субхас Чандра Бос и Интеллидженс сервис в годы Второй мировой войны / Ю.Н. Тихонов // Малоизученные проблемы всеобщей истории. Сб. науч. тр. – Вып. 6. – Липецк, 2000. – С. 86 – 97. – 0,8 п.л.

32 Тихонов Ю.Н. Попытки Амануллы-хана вернуться к власти в Афганистане и тайная дипломатия СССР. 1930 – 1938. / Ю.Н. Тихонов // Пятые востоковедческие чтения им. А.Крымского. – Киев, 2001. – С.137 – 138. – 0, 2 п.л.

33 Тихонов Ю.Н. Деятельность Джемаль-паши по организации воору-женного восстания приграничных пуштунских племен Британской Индии (1920-1921) / Ю.Н. Тихонов // Четвертые востоковедческие чтения памяти С.Г. Лившица. – Барнаул, 2002. – С. 58 – 63 – 0,25 п.л.

34 Тихонов Ю.Н. Новые документы российских архивов о деятельности Субхас Чандра Боса в годы Второй мировой войны /Ю.Н. Тихонов //Восточный архив. – 2002. – № 8-9. – С.80 – 89. – 0,9 п.л.

35 Тихонов Ю.Н. Германская разведка в зоне племен / Ю.Н. Тихонов //Афганистан на переходном этапе. – М., 2002. – С.81 – 91. – 0,5 п.л.

36 Тихонов Ю.Н. «Пуштунское» направление в деятельности резидентуры советской внешней разведки в Афганистане в 1944-1953 гг. / Ю.Н.Тихонов //Исторические чтения на Лубянке. – М., 2001. – С.27 – 32. – 0,4 п.л.

37 Тихонов Ю.Н. Пуштунский фактор во внешней политике Афганистана в 1919 – 1943 гг. / Ю.Н. Тихонов // Шестые востоковедческие чтения им. А. Крымского. – Киев, 2002. – С.155 – 158. – 0,25 п.л.

38 Тихонов Ю.Н. Восстание пуштунских племен в Южной провинции Афганистана в 1933 г. / Ю.Н. Тихонов // Седьмые востоковедческие чтения имени А. Крымского. – Киев, 2003. – С. 93 – 96. – 0,25 п.л.

39. Тихонов Ю.Н. Сотрудничество спецслужб СССР и Великобритании в Афганистане в период Великой Отечественной войны / Ю.Н. Тихонов //Российские спецслужбы: история и современность: сб. науч. тр. – М.: «X – History», 2003. – С. 226 – 334. – 0,5 п.л.

40. Тихонов Ю.Н. Документы Коминтерна о подготовке вооруженного восстания в Британской Индии в 1921 г. / Ю.Н. Тихонов //Восточный архив. – 2003. – № 10. – С.35 – 41. – 1 п.л.

41. Тихонов Ю.Н. Международные отношения в Центральной Азии и проблема приграничных пуштунских племен в ХХ в. / Ю.Н. Тихонов //Проблема Восток-Запад. Историческая перспектива: сб. науч. тр. – София, 2003. – С.559 – 568. – 0,6 п.л.

42. Тихонов Ю.Н. Борьба Гулама Сиддик-хана Чархи против династии Яхья-хель. 1930 – 1941. / Ю.Н. Тихонов // Пятые востоковедческие чтения памяти С.Г. Лившица. – Барнаул, 2003. – С. 84 – 91. – 0,5 п.л.

43. Тихонов Ю.Н. Повстанческое движение пуштунских племен и противоборство великих держав в Афганистане в первой половине ХХ в. /Ю.Н.Тихонов // Становление мира как общего дома человечества: динамика, этапы, перспективы (XV – XXI вв.). Третьи петербургские кареевские чтения по новистике. – СПб, 2003. – С. 482 – 490. – 0,5 п.л.

44. Тихонов Ю.Н. Роль Г.В. Чичерина в укреплении советско-афганских отношений в 1919 – 1922 гг. (по архивным материалам) / Ю.Н. Тихонов //Чичеринские чтения. Российская внешняя политика и международные отношения в XIX – XX вв. – Тамбов, 2003. – С. 81 – 84. – 0,18 п.л.

45. Тихонов Ю.Н. Роль советской разведки в династической борьбе в Афганистане в первой половине 30-х гг. / Ю.Н. Тихонов //Исторические чтения на Лубянке. – М., 2003. – С. 83 – 89. – 0,5 п.л.

46. Тихонов Ю.Н. Начало Второй мировой войны и обострение международных отношений в Центральной Азии. 1939 – 1940. (архивным документам) /Ю.Н. Тихонов // Азиатский Восток в новое и новейшее время. Сб. ст. межрегиональной научной конференции. – Липецк, 2004. – С.73 ­– 83. – 0,75 п.л.

47. Тихонов Ю.Н. Несостоявшаяся реставрация: попытки короля Амануллы-хана вернуться к власти в Афганистане в 1930 – 1943 гг. /Ю.Н Тихонов //Alaica: сб. науч. тр. – М., 2004. – С. 398 – 415. – 1,3 п.л.

48. Тихонов Ю.Н. Коминтерн и политическая борьба в Афганистане.1930 – 1931. / Ю.Н. Тихонов // Восточный архив. – 2004. – № 11 ­– 12. – С. 113 – 120. – 0,8 п.л.

49. Тихонов Ю.Н. Новый источник по истории «Большой игры» в Афганистане в период двух мировых войн. / Ю.Н. Тихонов // Восточный архив. – 2005. – № 13. – С.102 – 111. – 1,1 п.л.

50. Тихонов Ю.Н. Попытки Советской России обеспечить «афганский коридор» к Индии в 1919 – 1920 гг. / Ю.Н. Тихонов // Чичеринские чтения. Международные отношения в XIX – XX вв.: проблема трансформации мирового порядка. – Тамбов, 2003. – С. 118 – 126. – 0,6 п.л.

51. Тихонов Ю.Н. Борьба советской дипломатии за «афганский коридор» в зону пуштунских племен в 1919 – 1921 гг. (по архивным материалам) /Ю.Н.Тихонов // Афганистан и безопасность Центральной Азии. – Вып.2. – Бишкек, 2005. – С.32 – 51. – 1,2 п. л.

52. Тихонов Ю.Н. Протокол допроса обвиняемого Сиддик-хана от 5.04.1946г. / Ю.Н. Тихонов // Афганистан и безопасность Центральной Азии. – Вып.2. – Бишкек, 2005. – С. 192 – 206. – 0,9 п.л.

53. Тихонов Ю.Н. Военно-конспиративная деятельность Коминтерна в Центральной Азии в 1925 г. / Ю.Н. Тихонов // Проблемы истории международных отношений в новое и новейшее время. Межвузовский сб. науч. статей. – Тамбов, 2006. – С. 72 – 77. – 0, 4 п.л.

54. Tikhonov Yu. N. New Facts on the Escape of Subhas Chandra Bose through Afghanistan and USSR to Germany (According to Documents from Archives of Russian Federation) / Yu. N. Tikhonov // Netaji Subhas Chandra Bose and Indian Freedom Struggle. – Vol. 2. – New Delhi, 2006. – Р. 5 – 12. – 0,5 п. л.

55. Тихонов Ю.Н. Роль пуштунских племен в планах Коминтерна в Афганистане и Британской Индии (1924 – 1925) / Ю.Н. Тихонов //Восток в исторических судьбах России. Пятый всероссийский съезд востоковедов. – Кн.3. – Уфа, 2006. – С.259 – 263. – 0,3 п.л.

56. Тихонов Ю. Н. Новые документы о работе Туркестанского бюро Коминтерна в 1922 г. / Ю.Н. Тихонов // Восточный архив. – 2006. – № 14 – 15. – С.122 ­­– 127. – 0,6 п.л.

57. Тихонов Ю.Н. Восстание пуштунских племен в Афганистане в 1932 – 1933 гг. / Ю.Н. Тихонов // Афганистан и безопасность Центральной Азии. – Вып. 3. – Бишкек, Душанбе, 2006. – С.283 – 299. – 1 п.л.

58. Тихонов Ю.Н. «Доклад об Индийской работе за полугодие с 1 декабря [1922 г.] по 1 мая 1922 г.» советского полпреда в Афганистане Ф.Раскольникова. / Ю.Н. Тихонов // Афганистан и безопасность Центральной Азии. – Вып. 3. – Бишкек – Душанбе, 2006. – С. 319 – 338. – 1,25 п.л.

59. Тихонов Ю.Н. Советско-британское сотрудничество в Афганистане в период Второй мировой войны. / Ю.Н. Тихонов // Россия – Афганистан. Материалы международной научно-практической конференции. – Ч.1. – Бердск, 2007. – С. 84 – 92. – 0,5 п.л.

60. Tichonow Ju. Die Komintern und der «afghaniche Korridor». 1919 – 1943. [Text] / Ju. Tichonow // Biographishes Handbuch zur Geschichte der Kom-munistischen Internationale. – Berlin, 2007. – S. 310 – 326. – 1 п.л.

Рейснер И.М. Независимый Афганистан. [Текст] / И.М. Рейснер. –  М.: МИВ, 1928.

Ринк И. Проблема обороны Индии. [Текст] / И.. Ринк // Новый Восток. – 1928. –  № 23 – 24. – С. 25 – 34; М.М. Область независимых племен и ее значение. [Текст] / М.М. //Новый Восток – 1929. – № 25. – С. 279 – 289.  

Примаков В. М. Афганистан в огне. [Текст] / В.М. Примаков. – Л.: Красная газета, 1929; Соколов-Страхов К.И. Гражданская война в Афганистане. 1928 – 1929. [Текст] /К.И. Соколов-Страхов. – М: Государственное военное издательство, 1931.

Гордон Л.Р. Аграрные отношения в Северо-Западной Пограничной провинции Индии. 1914 –1947. [Текст] /Л.Р. Гордон. – М.: Академиздат, 1953; Массон В.М., Ромодин В.А. История Афганистана. [Текст] / В.М. Массон, В.А. Ромодин. – М.: Наука, 1965. – Т. 2.

Ганковский Ю.В. Национальный вопрос и национальное движение в Пакистане. [Текст] /Ю.В. Ганковский. – М.: Наука, 1967.

  Теплинский Л.Б. Советско-афганские отношения. 1919 – 1960. [Текст] / Л.Б. Теплинский. – М.: Соцэкгиз, 1961; Теплинский Л.Б. 50 лет советско-афганских отношений. 1919 – 1969. [Текст] / Л.Б. Теплинский. – М.: Наука, 1971; Теплинский Л.Б. СССР и Афганистан. [Текст] / Л.Б. Теплинский. – М.: Наука, 1982; Теплинский Л.Б. История советско-афганских отношений. 1919 – 1987. [Текст] / Л.Б. Теплинский. – М.: Мысль, 1988.

Ахрамович Р.Т. Афганистан после второй мировой войны. [Текст] / Р.Т. Ахромович. – М.: ИВЛ, 1961.

Хейфец А.Н. Советская дипломатия и народы Востока. 1921 – 1927. [Текст] /А.Н.Хейфец. – М.: Наука, 1968.

Персиц М.А. Революционеры Индии в Стране Советов. 1918 – 1921. [Текст] /М.А. Персиц. – М.: Наука, 1973; Девяткина Т.Ф., Егорова М.Н., Мельников А.М. Зарождение коммунистического движения в Индии. [Текст]  / Т.Ф. Девяткина, М.Н.Егорова, А.М. Мельников. – М.: Наука, 1978.   Райков А.В. Национально-революционные организации Индии в борьбе за свободу. [Текст] / А.В. Райков. –  М.: Наука, 1979.

Темирханов Л. Восточные пуштуны в новое время (этно-социальная характеристика). [Текст] / Л. Темирханов. – М.: Наука, 1984; Темирханов Л. Восточные пуштуны: основные проблемы новой истории. [Текст] / Л. Темирханов. – М.: Наука, 1987.

Гуревич Н.М. Внешняя торговля Афганистана в новейшее время. [Текст] /Н.М. Гуревич. – М.: Наука, 1981.

История вооруженных сил Афганистана.1747 – 1977. / ИВ РАН [Ответ. ред. Ганковский Ю.В.] – М.: Наука, 1985.

Райков А.В. Факир из Ипи – борец за свободу Вазиристана. [Текст] /А.В.Райков //Восток. – 1995. – № 3 – С. 83 – 92; Райков А.В. Опаснейший час Индии. [Текст] / А.В.Райков. – Липецк: Липецкое изд-во Госкомпечати РФ, 1999.

Кузнец Ю.Л. «Мародеры» выходят из игры. [Текст]  / Ю.Л. Кузнец. –  М. ИНТЕРПРАКС, 1992.

Панин С.Б. Советская Россия и Афганистан. 1919 – 1929. [Текст] / С.Б. Панин. ­– М.: Изд-во Иркутского государственного педагогического университета, 1998; Панин С.Б. Дипломатическая борьба держав в Афганистане. 1919 – 1921 гг. [Текст] / С.Б. Панин //Страницы истории и историографии Индии и Афганистана. К столетию со дня рождения И.М. Рейснера. – М., 2000.

Белокреницкий В.Я., Москаленко В.Н., Шаумян Т.Л. Южная Азия в мировой политике. [Текст] / В.Я. Белокреницкий, В.Н. Москаленко, Т.Л. Шаумян. – М.: Международные отношения, 2003.

Коргун В.Г. История Афганистана. 20 век. [Текст]  / В.Г. Коргун. – М.: Крафт+, 2004.

Kirk G. The Middle East in the War. [Text] / G. Kirk. – L.: Oxford Uneversity Press, 1954.

Caroe O. The Pathans, 550 B.C. to A.D. 1957. [Text] / O. Caroe. – L.: Macmillan, 1958.

Elliot J. The Frontier 1839 – 1947. The Story of NWF of India. [Text] / J. Elliot. – L.: The Trinity Press, 1968; Swinson A.H. North-West Frontier. [Text] / A.H. Swinson. – L.: Huchinson of London, 1967.

Mitchell N. Sir Georg Cunningham. [Text] / N. Mitchell. – Edinburg: Blackwood, 1968.

Hauner M. India in Axis Strategy. Germany, Japan and Indian Nationalists in Second World War. [Text] / M. Hauner. – Stuttgart: Klett-Cotta, 1981.

Spain J. People of the Khyber. [Text] / J. Spain. – N.Y.: Hale, 1963; Spain J.W. The Pathan Borderland. [Text] / J. Spain. – Hague: Mauton and Co, 1963.

Adamec L.W. Afghanistan’s Foreign Affairs to the Mid-Twentieth Century.  [Text] /L.W.Adamec. – Tucson (Arisona): The Univ. of Arisona Press, 1974;  Adamec L.W. Historical and Political Who’s Who of Afghanistan. [Text] / L.W. Adamec. – Graz Akad. u. Verlag, 1975.

Stewart R.T. Fire in Afghanistan.1914 –1929. [Text] / R.T. Stewart. – New York: Doubleday and Company, 1973; Poullda B.P. Reform and Rebellion in Afghanistan. 1919 – 1929. [Text] /B.P. Poullda. – L.: Cornell University Press, 1973; Dupree L. Afghanistan. [Text] / L. Dupree. – Princeton (New Jersey): Princeton University Press, 1973.

Miller C. Khyber: British Indian’s North-West Frontier. [Text] / C. Miller. –  N.Y.: Martin’s Press, 1977; Rittenberg S.A. Ethnicity, Nationalism and the Pakhtuns: the Independence Movement in India’s North-West Frontier Province. [Text] / S.A. Rittenberg. – Carolina Carolina Akademic Press, 1988.

Glasneck J., Kircheisen I. Turkei und Afghanistan Brennpunkte der Orientpolitik im Zweiten Weltkrieg. [Text] / J. Glasneck, I. Kircheisen. – Berlin: Deutscher Verlag der Wissenschaft, 1968.

Mader  J. Hitlers Spionagegenerale sagen aus. [Text] / J. Mader. – Berlin: Verlag der Nation, 1971.

Schroder B.P. Deutchsland und der Mittelere Osten im Zweiten Weltkrieg.  [Text] /B.P.Schroder. – Gottingen: Musterschmidt Verlag, 1975.

Jansson E. India, Pakistan or Pakhtunistan. [Text] / E. Jansson. – Uppsala: Sweden, 1981.

Farwell B. The Gurkhas. [Text] / B. Farwell. – N.Y.: George J. Mc. Leod Limited, 1984.

Warren A. Waziristan, the Faqir of Ipi and the Indian Army. The North West Frontier Revolt of 1936 – 1937. [Text] / A. Warren. – Oxford: Oxford University Press, 2000. – 324 P.

Razwak R. An Article on Pukhtunistan. [Text] / R. Razwak. – N.Y.: Published by Royl Afghan Embassy, 1960; The Pakhtun question. [Text] Hove, 1951. 

Губар М. Афганистан на пути истории. [Текст] / Мир Гулам Мухаммад  Губар. – М.: Наука, 1987.

Документы внешней политики СССР. [Текст] /МИД СССР [Ред. коллегия: Белов В.Г. и др.] – М., 1959. – Т. 3; Документы внешней политики СССР [Текст] / МИД СССР [Ред. коллегия: Гапоненко Л.С. и др.] – М., 1962. – Т. 4; Документы внешней политики. [Текст] / МИД РФ [Ред. коллегия: Мамедов Г.Э. и др.] – М.: Международные отношения, 1995. – Т. 23.1; Документы внешней политики. [Текст] / МИД РФ [Ред. коллегия: Гусаров Е.П. и др.] – М.: Международные отношения, 2000. – Т. 24. 

Akten zur deutschen auswartigen Politik 1918 – 1945. [Text] / Aus dem Archiv des Auswartigen Amt, [Ed. Bearb.: Grupp P. et al.] – Gottingen: Vandenhoek und Ruprecht, 1969 – 1970. –  Serie D. Bd. 8, 12. 1, 13.1.

Schnabel  R. Tiger und Schakal. [Text] / Raimund Schnadel – Wien: Europa Verlag,1968.

Selter G. Zur Indienpolitik der faschistischen deutschen Regierung wahrend des zweiten Weltkrieges. [Text] / Gelhard Selter. – Leipzig, 1965. Diss. Anlage.

Fraser-Tytler W.K. A Afghanistan. A Study of Political Developments in Central and Souther Asia. [Text] / W.K. Fraser-Tytler. – L. : Oxford Uneversity Press, 1957. 

Talwar  B.R. The Talwars of Pathan Land. [Text] / Bhagat Ram Talwar. – New Delhi: People’s Publ. House, 1976.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.