WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Формирование и реализация концепции национальной безопасности Российской Федерации в 1992-2004 гг.

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

 

 

 

 

ШТУРБА Евгений Викторович

 

формирование и реализация

концепции национальной безопасности

Российской Федерации в 1992-2004 гг.

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени 

доктора исторических наук

Москва – 2009

Диссертация выполнена в Славянском-на-Кубани государственном педагогическом институте на кафедре истории России и методики ее преподавания

 

Официальные  оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

ШИЛОВ Андрей Иванович

доктор исторических наук, профессор

звягольский Андрей Юрьевич

доктор исторических наук 

ДАВЫДОВ Станислав Геннадьевич

 

Ведущая организация: Российский государственный университет туризма и сервиса

Защита состоится 24 марта 2009 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571, Москва, проспект Вернадского, д. 88, кафедра истории МПГУ, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан 12 февраля 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                            Киселева Л.С.

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы диссертационного исследования определяется, прежде всего, исключительной важностью задач национальной безопасности,  решение которых является ключевым моментом обеспечения жизнеспособности любого социума, наиболее существенной составляющей его государственной самоорганизации. Последовательная защита национальных интересов страны, адекватная реакция на внутренние и внешние угрозы выступают в качестве важнейших функций государства, наиболее точно характеризуют уровень эффективности работы основных его институтов.

Обеспечение национальной безопасности приобретает особое значение в периоды радикального обновления основ государственного строя, когда общество и государство находятся в неустойчивом состоянии и сталкиваются с целым комплексом новых угроз, обусловленных нарушением привычных политических  и социальных связей и, вызванным трансформационными процессами, объективным ослаблением базовых государственных начал.

Распад Советского Союза, становление независимости Российской Федерации предъявили качественно новые требования к организации системной работы, направленной на укрепление политических, экономических, идейных, духовных основ российской государственности, на формирование конституционного строя, сохранение его стабильности, совершенствование социальной структуры общества, гармонизацию сферы социальных отношений и т.д. Наряду с этим, указанные процессы в значительной степени предопределили для России актуальность поиска нового места в системе международных отношений, выработки адекватного задачам времени комплекса внешнеполитических приоритетов.

Избранная для изучения эпоха представляет особый интерес, в первую очередь, обусловленный тем, что именно в это время, в Российской Федерации, переживавшей наиболее сложный этап самоидентификации, удалось преодолеть известные политические иллюзии, создавшие угрозу серьезной недооценки ее жизненно важных национальных интересов.

Анализ состояния научной разработки проблемы, проведенный в первом разделе, показал, что она нуждается в дополнительном изучении.

В качестве объекта исследования автором избран процесс модернизации российской государственности.

Предметом исследования определена деятельность органов государственной власти и управления Российской Федерации в сфере обеспечения национальной безопасности.

Целью работы является изучение исторического опыта формирования и реализации концепции национальной безопасности Российской Федерации в 1992-2004 гг.

Исходя из поставленной цели, для более полного раскрытия темы нами были определены следующие задачи:

- охарактеризовать степень научной изученности, источниковую базу проблемы, методологическую основу ее изучения и с учетом этого определить ее слабо разработанные аспекты и перспективы дальнейшего исследования;

- осмыслить процесс обновления основ политического строя России и формирования концепции национальной безопасности в 1992-2004 гг.;

- осуществить комплексный анализ внешнеполитических приоритетов страны в контексте разработки и реализации концепции национальной безопасности;

- исследовать специфику военных угроз национальной безопасности России и политику в сфере укрепления обороноспособности в 1992-2004 гг.;

- комплексно изучить проблемы обеспечения экономической безопасности в условиях интеграции России в мировое экономическое сообщество; 

- рассмотреть проблемы формирования социального государства как важного условия обеспечения национальной безопасности страны;

- осветить кризисные явления в сфере духовной жизни, борьбу государства с антиобщественными проявлениями, преступностью и экстремизмом.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1992-2004 годов, когда проходили изменения фундаментальных основ российской государственности, с одной стороны, обеспечившие последовательную интеграцию страны в международное сообщество, а с другой – усилившие комплекс внешних и внутренних угроз стабильности, территориальной целостности страны, ее политическим, экономическим, военным и иным базовым интересам. Нижние хронологические рамки связаны с началом процессов становления новой российской государственности, поиска новой парадигмы определения национальных интересов России. Верхние рамки ограничены первым сроком президентства В.В. Путина, когда обновленные теоретические концепты национальной безопасности получили полноценную системную апробацию в текущей внутренней и международной политике.   

Территориальные рамки исследования определены существующим административно-территориальным делением Российской Федерации.

Анализ степени изученности проблемы и характеристика источниковой базы диссертации проведены в 1 разделе работы.

Научная новизна исследования определяется, прежде всего, тем, что в нем, на основе обширного массива документов, осуществлено комплексное научно-историческое обобщение исторического опыта формирования и реализации концепции национальной безопасности постсоветской России.

Исследованием установлено, что наиболее значимым фактором, определившим специфику процесса разработки и реализации концепции национальной безопасности, явились объективные трудности становления новой российской государственности. Прежде всего, приватизировавшие ад­министративный ресурс разнородные фракции бюрократического аппарата оказались не способными с полной ясностью выразить, тем более - защитить национальные интересы страны. Соответственно, главный вектор эволюции политики России был сопряжен с осознанием того, что курс на демократизацию сам по себе не ведет к созданию качественно иной системы международной безопасности, основанной на механическом росте общности интересов России и ведущих западных демократий.

Изученные материалы позволяют утверждать, что с середины 1990-х гг. российские власти стали приближаться к осознанию идеи устойчивости базовых интересов государства вне зависимости от характера его политической системы. Однако лишь с преодолением кризиса власти и снятием чрезмерной остроты политической борьбы возникла возможность для того, чтобы концепция многополярного мира в российской политике получила смысловую законченность в установке на последовательное усиление роли России как важного гаранта стратегической стабильности.

Автором обоснован вывод о том, что допущенные российскими политиками и дипломатами первой половины 1990-х гг. ошибочные оценки глобальных перемен в мировой политике, недооценка ими прямых военных угроз привели к появлению не только целого ряда новых очагов острого военного противостояния в мире, но и серьезно дестабилизировали военно-политическую устойчивость самой России. В данной связи, на передний план в российской политике национальной безопасности неизбежно выдвинулась военная составляющая.

Исследование показало, что все более проблемным моментом обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в рамках периода становилось существенное ослабление ее военного потенциала. В основе данного положения дел лежали процессы деградации российской экономики, прежде всего, ее ВПК, принесенных в жертву квазирыночным реформам. Связанная с этим растущая неспособность России обеспечить свою экономическую независимость не только привела к вытеснению ее на мировую экономическую периферию, но и лишила ее Вооруженные Силы необходимого уровня боеспособности.

Проведенный анализ доказывает, что крайнюю опасность для национальной безопасности России представляли негативные социальные последствия реформ, объективно не позволяющие определить социальную политику государства как подлинно национальную, создающую условия для достойной реализации основных социальных прав и возможностей населения. Социальная политика не только не содействовала росту потенциала основных продуктивных слоев общества, но и, усиливая крайности социальной дифференциации, прямо подрывала единство российского социума. Логическим продолжением глубокого социального кризиса стал кризис духовных основ жизни, объективно лишавший страну ясных перспектив развития. Несмотря на отдельные позитивные перемены 1999-2004 гг., существенных улучшений социокультурного порядка, усиливающих национальную безопасность страны, обеспечить так и не удалось.

Методологической основой диссертации явилось диалектико-материалистическое понимание исторических процессов и явлений, основанное на признании доминирующего значения объективных материальных (ресурсных) факторов, определяющих возможности государства в условиях усиления противоречивости в сочетании моментов сотрудничества и конкурентной борьбы на международной арене в условиях глобализации. В ходе исследования использовались три группы методов: общенаучные, специально-исторические, методы смежных наук.

Автор рассматривает процесс разработки и реализации концепции национальной безопасности России как сложное социально-политическое явление, на которое оказывает влияние совокупность различных факторов (политические, военные, экономические, социальные, идеологические и др.) в комплексе с объективными и субъективными условиями.

Научно-теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в осмыслении фундаментальных интересов Российского государства, определяющих комплекс задач, стоящих перед ним в сфере обеспечения национальной безопасности. Значение работы видится в научном анализе исторического опыта формирования и реализации российской политики национальной безопасности, в выявлении объективных закономерностей ее эволюции на стадии выработки основополагающих концептуальных подходов. Собранные автором материалы, полученные результаты и научные выводы представляют интерес для широкой общественности. Они могут учитываться в деятельности органов государственной власти и управления, определяющих ориентиры современной российской внешней и внутренней политики. Использование результатов исследования возможно в процессе преподавания, а также в качестве материала для дальнейшей разработки актуальных проблем истории российского общества, в частности, при подготовке научных трудов, учебно-методической литературы, посвященной постсоветской истории Российского государства и т.д.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения диссертации изложены в научных публикациях общим объемом 56 печатных листов. О результатах исследования автор докладывал на научных конференциях по проблемам новейшей российской истории.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, семи разделов, заключения и списка источников и литературы.

II. основное содержание диссертации

Во «Введении» обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи исследования, его хронологические рамки, рассматриваются научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первом разделе – «Историография, источники и методология изучения государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации» раскрыты важнейшие научные подходы к проблеме, методологические принципы ее исследования, осуществлен анализ историографии и источниковой базы.

В разделе автор исходит из того, что изучение государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности предполагает, с одной стороны, учет особого значения для реформируемого российского общества задач защиты его национальных интересов, а с другой – обращение к новейшим достижениям наук в сфере осмысления феномена национальной безопасности. В данной связи показано, что проблемы безопасности на протяжении всей истории цивилизации относились к числу ключевых. Вместе с тем, характеризуя категориальный аппарат современных исследований, автор уделяет основное внимание становлению базового понятия «национальная безопасность», фиксируя его все более широкое применение с первых десятилетий XX столетия. При этом отмечается, что изначально воспринимавшееся в основном как безопасность военно-политическая, обеспечивающая политический суверенитет, со временем, в связи с все более системным изучением сквозь призму национальных интересов, оно превратилось в признанное интегративное понятие, включающее широкий комплекс проблем внутреннего и внешнего порядка.

Автор учитывает, что в большинстве современных демократий проблемы национальной безопасности исследуются в контексте так называемых «стратегических исследований». Соответственно, в диссертации используется теоретико-методологический потенциал большого массива работ признанных зарубежных и отечественных теоретиков в сфере философии политики, глобалистики, национальной безопасности (Г. Моргентау, В.В. Барабин, А.С. Панарин, К.С. Гаджиев и др.), в частности, учитываются наработки на основе системно-синергетического и цивилизационного подходов.

Отмечая плодотворность развития целого ряда новых концептуальных направлений, используя их теоретический потенциал, в то же время, автор стремится избегать очевидных крайностей, абсолютизации отдельных тенденций мирового развития, к примеру, многополюсности («По существу, «сверхдержав» больше не будет»). При этом особое внимание уделяется тому, чтобы отделить «должное» «в эпоху гуманистической ориентации системы международных отношений» и объективную реальность, в которой, как показывает исторический опыт последних десятилетий, напротив, все более торжествует курс на использование силовых методов решения существующих проблем.

В контексте современной российской истории, особое значение придается существенному расширению границ прежнего понимания «безопасности», в основном как «государственной безопасности», а также очевидному изменению в постсоветский период структуры угроз национальной безопасности, в которой на передний план стремительно выдвинулись угрозы внутреннего порядка.

Осуществляя историографический анализ проблемы, автор в первую очередь учитывал ее полидисциплинарность, предполагающую изучение обширного массива научной литературы, анализирующей различные аспекты политики в сфере национальной безопасности Российской Федерации.

К первому направлению относятся работы, посвященные политической истории постсоветской России, наметившие ее основные вехи, выявившие наиболее значимые факторы, определившие характер новой российской государственности, основные трудности на пути ее эволюции. Их авторы на богатом фактическом материале рассмотрели внешние и внутренние угрозы безопасности государства, общества.

Основное значение для исследования приобрели многочисленные публикации, адресно посвященные проблемам национальной безопасности, комплексно изучающие данный феномен в единстве его многообразных составляющих. В теоретическом и, отчасти, конкретно-политическом измерении их усиливают фундаментальные труды, рассматривающие общие проблемы геополитики, выясняющие место и роль России в современном геополитическом пространстве. Освещая широкой спектр проблем, прежде всего, вопросы мирового социально-экономического и политического развития, ресурсообеспеченности, народонаселения, гонки вооружений и пр., их авторы стремятся объективно выявить новые черты геополитического пространства, геополитические потери и приобретения России.

Прежде всего, в отмеченных работах достаточно обстоятельно проанализированы потери, связанные с распадом СССР. При этом после кратковременного всплеска популярности идей крайних «западников», ориентированных на максимальное сближение с США и их союзниками, в конечном счете, ведущее значение приобрели более критические оценки. В основном ученые сходятся в том, что после распада СССР мир не стал более стабильным и безопасным. Более того, нестабильность, вооруженные конфликты в мире стали представлять все более реальную угрозу для России, ее государственной безопасности, ввиду крайне тяжелого состояния страны. В немалой степени переоценке ценностей способствовало осмысление позиций ведущих мировых держав, озвученных в работах западных политиков и теоретиков, не только связавших «процветание» стран мира исключительно с США, «чьи военные ресурсы превосходят возможности любой из них», но и огласивших откровенные планы расчленения России.

С учетом новой политической реальности, а также, традиционно большого внимания к комплексу внешних угроз государственной безопасности, следует особо выделить исследования авторов, системно анализирующих факторы внешнеполитического порядка, в том числе, специально, проблемы военно-политической безопасности и военную политику России. В частности, здесь следует выделить работы А.Г. Арбатова, акцентирующего внимание на необходимости снижения уровня глобального военного (особенно ядерного) противостояния. При этом важно видеть, что в начале 1990-х годов даже серьезные аналитики, поддавшись общим иллюзиям относительно перспектив разоружения, сетовали: «К сожалению, нельзя вернуть миллиардные средства, затраченные на строительство лишних подводных лодок и ненужных железнодорожно-мобильных ракетных комплексов…».

Поскольку мировые реалии все более обнаруживали фактическое наращивание внешней экспансии США, внимание российских исследователей все более привлекали проблемы межблокового противостояния (в т.ч. в отдельных регионах мира), вооруженные конфликты, государственная пограничная политика. Особенно большой интерес вызывали конфликтные ситуации на постсоветском пространстве. В диссертации автор опирался на публикации ученых по проблемам формирования военно-политических, экономических и правовых отношений России и стран СНГ.

Фиксируя рост внешних угроз безопасности Российской Федерации, тем не менее, следует признать, что, в целом, вплоть до последнего времени в литературе преобладала компромиссная позиция, по сути, ориентированная на диалог. В основе своей, это обуславливалось официальной политикой руководства страны, акцентировавшего внимание на том, что «холодная война» ушла в «безвозвратное прошлое». В данной связи, определяя роль Вооруженных Сил в нейтрализации угроз национальной безопасности, С.Б. Иванов различал внешние, внутренние и трансграничные угрозы – международный терроризм, международная преступность и пр. (по форме – внутренние, по сути – внешние). Причем на их фоне приоритет отдавался «экономическим интересам» государства. С учетом этого, автор в качестве важного блока исследований выделяет исследования по проблемам внешне-экономической безопасности, в том числе ее военной составляющей. По мере интеграции России в мировую экономику, все большее значение приобретали также прикладные работы, экспертизы отдельных экономических проектов (к примеру, вступления в ВТО).

Отличительной особенностью постсоветской эпохи стал неуклонный рост внимания к вопросам внутренней безопасности. Обращаясь к большому массиву литературы по данной проблематике, автор выделяет, прежде всего, труды общего плана, комплексно рассматривающие систему внутренней безопасности в ее целостности.

Центральное значение в рамках указанного направления исследований имеют работы, посвященные российскому политическому процессу, прежде всего, вопросам укрепления конституционного строя страны, формирования гражданского общества и правового государства. При этом, по мере нарастания кризисных явлений в жизни страны, основную часть этих публикаций практически изначально объединила мысль о том, что процессы демократизации, можно только приветствовать, «если бы они не сопровождались … параличом власти, распадом традиционных и устойчивых социально-экономических связей, повальным дефицитом, ростом преступности, откладыванием в долгий ящик элементарных социальных проблем».

На фоне растущего интереса к проблемам внутренней безопасности  базовое значение имело рассмотрение вопросов экономической безопасности. В центре внимания авторов оказались проблемы рыночного реформирования российской экономики, прежде всего, его проблемные моменты: деградации основных секторов народного хозяйства, деиндустриализации, сокращения инвестиций в основной капитал, утраты научно-технического потенциала и т.д. При этом преобладающей точкой зрения стало признание неэффективности экономической политики в 1990-е годы, создавшей ряд очевидных угроз национальной безопасности России. По мнению наиболее авторитетных авторов, они были связаны с ослаблением роли государства в определении стратегии экономических преобразований, с его неспособностью обеспечить стабилизацию экономической ситуации при помощи внеэкономических институтов. В то же время, вплоть до настоящего времени дискуссионными остались вопросы соотношения инструментов рыночного и государственного регулирования, эффективности процессов приватизации, разгосударствления российской экономики, путей преодоления структурных диспропорций экономики, финансовой политики и пр.

Новое направление стратегических исследований в постсоветской России определили труды по проблемам социальной безопасности. На фоне разрушительных социальных последствий эпохи 1990-х годов, ученые все чаще акцентировали внимание на поиске социально приемлемых для страны экономических решений. При этом особенно большое внимание авторов привлекали вопросы социальной защищенности населения в эпоху реформ, демографии, миграционные процессы и пр. Особое значение в новых условиях получило изучение сферы межнациональных отношений.

В процессе реализации задач исследования автором изучалась и критически переосмысливалась научная литература, посвященная анализу заметно актуализировавшихся проблем разработки и реализации политики в сфере борьбы с экстремизмом. В ней чаще всего выделяются три формы его проявления: политический, национальный и религиозный, причем исследователи подчеркивают их тесную взаимосвязь, отмечают, что в реальном политическом процессе эти формы переплетены и не выступают в чистом виде. Данное направление исследований существенно дополняют работы по проблемам терроризма. Немалое значение для понимания сути явления сыграли публикации, специально рассматривающие проявления этнорелигиозного экстремизма в отдельных регионах страны, прежде всего, на Северном Кавказе.

В качестве одной из значительных угроз внутренней безопасности государства, общества, а также безопасности отдельной личности автор рассматривает уголовную преступность, в рамках периода достигшую опасных пороговых рубежей. Это обусловило необходимость изучения обширного блока публикаций, посвященных политике государства в сфере борьбы с криминалитетом, деятельности отдельных органов правопорядка.

Среди работ, посвященных отдельным аспектам политики в сфере национальной безопасности, автор выделяет также такие ее направления как обеспечение информационной, духовной безопасности и т.д.

В целом, проведенный историографический анализ показал, что проблемы обеспечения национальной безопасности России привлекают к себе пристальное внимание, порождают острые дискуссии. Это обстоятельство требует дальнейшего комплексного осмысления указанной проблематики.

В разделе осуществлен также анализ источниковой базы работы, представляющей комплекс опубликованных и архивных документов и материалов.

Среди открытых публикаций, следует, прежде всего, выделить нормативно-правовые акты - Конституцию, Законы РФ, Указы и Послания Президента, постановления и распоряжения Правительства, постановления Государственной Думы и Федерально­го Собрания Российской Федерации. Особо следует выделить основные концептуальные документы, регулирующие отдельные направления политики в сфере безопасности. В комплексе они позволяют проанализировать содержание государственных решений по вопросам нормативно-правового регулирования сферы национальной безопасности.

Большую практическую ценность представляют тематические сборники правовых актов. Особое место в диссертации отводится международным правовым и иным актам.

Отдельно отметим многочисленные документы внешнеполитического характера, в том числе и иностранные.

Важными источниками явились опубликованные материалы парламентских расследований и слушаний, аналитические доклады. Наряду с этим автор опирался также на статистические и справочные издания, публикации, принадлежащие государственным деятелям, участвовавшим в выработке российского внутри- и внешнеполитического курсов. Богатый фактический материал по теме исследования содержат мемуары российских политиков.

Широко использовались в диссертации возможности Интернета и периодические издания – «Российская газета», «Российские вести», «Власть», «Военная мысль», «Стратегическая стабильность», «Независимое военное обозрение», «Безопасность» и пр. Отдельно отметим также журналы МИД РФ - «Международная жизнь», «Дипломатический вестник».

Особое значение для разработки темы исследования имели архивные материалы Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ), документы текущих архивов Совета Федерации и Государственной Думы ФС РФ, Министерства иностранных дел и Министерства юстиции РФ.

Автором проведена систематизация, обоб­щение и научный анализ этих докумен­тов, часть из которых впервые используется в работе.

В целом, использование данного комплекса источников составило основу исследования, позволило автору решить его основные задачи.

Во втором разделе - «Модернизация политической системы и формирование концепции национальной безопасности России в 1992-2004 гг.» эволюция государственной политики в сфере национальной безопасности рассмотрена в общем контексте трансформации российской государственности.

В разделе показано, что определяющее воздействие на формирование концепции национальной безопасности оказала модернизация политического строя России. На волне демократизации, под влиянием опыта западных демократий, в 1992 г. государство впервые прямо заявило о намерении во главу угла политики в сфере безопасности поставить либеральные ценности. Безопасность стала трактоваться как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз». Однако уже первые шаги реформ доказали, что его достижению препятствовал углублявшийся кризис российской государственности, связанный с ослаблением федеральной власти, прежде всего, с конфликтом ее исполнительной и законодательной ветвей. На данном фоне набрали силу процессы политической дезинтеграции, разрушения единого правового пространства, к концу 1990-х гг. поставившие страну на грань распада.

Основной вектор развития российской государственности в 1990-е гг. определили неуклонное укрепление президентской вертикали (при усилении контроля за ведомствами «силового блока»), а также организация ее взаимодействия с новой системой представительной власти, оформившейся в ходе преодоления конституционного кризиса 1993г. При этом сохранявшаяся острота политического противостояния обусловила глубокий кризис власти, оказавшейся длительное время неспособной осознать значимость задачи определения фундаментальных основ политики в сфере обеспечения национальной безопасности. К ее решению удалось вернуться лишь в преддверие президентских выборов 1996 года. Однако только к концу 1997 г. впервые в стране в качестве официального документа появилась общегосударственная Концепция национальной безопасности.

Политические реформы 1990-х гг. повлекли за собой серьезные изменения в организации российской власти, однако так и не позволили остановить нарастания ее кризиса, что убедительно доказали неоднократные попытки импичмента Б.Н. Ельцину, непрерывная череда парламентско-правительственных кризисов. По сути, они свидетельствовали о том, что государство так и не превратилось в систему ус­тойчивых институтов, стоящих над группами интересов. Следствием данного состояния дел стали низкая эффективность политики в сфере национальной безопасности, очевидная недооценка ряда важных угроз, поставившие под вопрос саму способность государства эффективно обеспечивать национальные интересы страны.

Тенденцию хронического обострения политического противостояния в стране удалось преодолеть лишь после смены президентской администрации. Это благотворно сказалось и на политике в сфере национальной безопасности. Прежде всего, оказалась значительно более реалистичной, особенно в части оценки значения целого ряда новых внутренних и, особенно, внешних угроз, новая редакция Концепции национальной безопасности.

В еще большей степени, позитивными оказались результаты системных практических усилий нового руководства, направленных на последовательное укрепление конституционного строя страны, борьбу с сепаратизмом, которые следует считать основой нового политического курса России. Так, в 2000 г. «одним из наиболее важных решений», стало создание федеральных округов, которое «заметно приблизило федеральную власть к регионам», позволило создать единое правовое пространство. Вслед за этим взяли старт масштабные мероприятия в рамках политической и административной реформ, в первую очередь, оптимизировавшие избирательный процесс, усовершенствовавшие систему представительных органов власти, укрепившие партийно-политический строй, изменившие статус Правительства, министерств и ведомств и пр. В итоге, благодаря внутриполитической стабилизации, к концу первого президентского срока В.В. Путина в сфере национальной безопасности России на передний план, после длительного перерыва, вновь вышел комплекс проблем внешнего порядка.

В третьем разделе - «Эволюция внешнеполитических приоритетов Российской Федерации в контексте разработки и реализации концепции национальной безопасности в 1992-2004 гг.» исследован комплекс внешних угроз национальной безопасности страны.

В разделе показано, что рубеж 1990-х гг. был ознаменован серьезным изменением политической карты мира, по сути, означавшим крах системы послевоенного мироустройства. Это потребовало глубокого переосмысления новых геополитических реалий. Однако стремление реформаторов ускорить движение по пути демократических преобразований неизбежно повлекло за собой утверждение очевидных иллюзий относительно возможных перспектив формирования миропорядка, обеспечивающего стратегическую стабильность за счет поступательной гармонизации межгосударственных отношений. Среди политиков России популярность получила теория «нового политического мышления», декларировавшая смену политики силового противостояния эпохи холодной воины политикой баланса интересов участников мировой политики. При этом главным инструментом гармонизации международных отношений считалось укрепление сотрудничества с США и странами Западной Европы как «катализатора глобального партнерства».

Однако действительность оказалась принципиально иной. Поскольку США настойчиво работали над тем, чтобы «осуществлять свое лидерство» в мире, избранная Россией политика уступок все более обнаруживала свою неадекватность. Тем не менее, это осознавалось крайне медленно. Лишь принятые Советом безопасности в апреле 1993 года ос­новные положения концепции внешней политики впервые усилили акцент на важности общения России с широким кругом стран. В частности, с этого времени значительное место во внешней политике страны заняли проблемы СНГ. С середины 1990-х гг. произошла также активизация российской политики в ряде других регионов мира (ШОС и др.). Однако и после этого для руководства МИДа прозападная политика осталась приоритетной.

Набиравшая силу тенденция формирования однополюсного мира ускорила преодоление длительного периода неопределенности в формулировке внешнеполитического курса России. Потребность демократической России в выработке целостной системы представлений о национальных интересах получила известную реализацию с приходом на пост министра иностранных дел в январе 1996 г., а затем и на пост премьера (сентябрь 1998 г.) Е.М. Примакова. На основе концепции «многополярности» российская дипломатия встала на путь большего реализма, прямо заявив «о необходимости создать внешнюю среду, которая в наибольшей степени благоприятствовала бы развитию экономики, демократических процессов в российском обществе».

Автор доказывает, что обеспечение национальной безопасности России внешнеполитическими средствами оказалось максимально затруднено ввиду сложившихся в мире стереотипов: «бывший министр иностранных дел Козырев всерьез приучил Запад к тому, что Россия стерпит все и пойдет на любое, даже противоречащее ее национальным интересам сотрудничество». Соответственно, диалог с Западом в 1990-е гг. систематически осложнялся, с одной стороны, слабостью позиций страны, переживавшей состояние острого кризиса, а с другой – настойчивым стремлением вытеснить Россию на периферию мировой политики. В конечном счете, это привело к тому, что первоначально доминировавшие опасения изоляции России, к концу 1990-х гг. были дополнены осознанием прямого роста внешних угроз. Наиболее ярко это отразилось в оценке продвижения к границам России блока НАТО.

В целом, к концу 1990-х годов российская дипломатия была поставлена перед необходимостью обновления концептуальных основ своей деятельности. В данной ситуации проблемы национальной безопасности впервые получили системное осмысление в подготовленной к июлю 2000 г. новой Концепции внешней поли­тики РФ, получившей высокую оценку российских политиков.

Внешняя политика России стала более прагматичной с приходом новой администрации, давшей более реальную оценку международных обстоятельств и возможностей страны, по мнению В.В. Путина, вставшей перед «реальной опасностью оказаться во втором, а то и в третьем эшелоне государств мира».

В четвертом разделе - «Военные угрозы национальной безопасности и эволюция государственной политики Российской Федерации в сфере укрепления обороноспособности в 1991-2004 гг.» осмыслены новые реалии военного противостояния в современном мире.

В разделе показано, что в рамках периода отмечалось неуклонное усиление военной со­ставляющей политики национальной безопасности, обусловленное ростом нестабильности мирового развития, формированием новых очагов напряжен­ности, прямо связанных с национальными интересами Рос­сии. Так, с развалом СССР значительно активизировалась деятельность ведущих держав в приграничных регионах РФ. Ряд политиков Германии и Польши заявили претензии на Калининградскую область, Финляндии – на Восточную Карелию, Японии – на Южные Курилы и юг Сахалина и т.д. При этом в массовое сознание ими стали внедряться идеи силового решения территориальных споров. Значительно выросло и прямое военное присутствие на границах РФ. К примеру, к концу 1990-х гг. в Черном море ежегодно совершали плавание до 30 иностранных кораблей, тогда как до 1991 их было не более 5 (в Бал­тийском море до 40 и не более 8 - соответственно).

На данном фоне широко рекламировавшееся военное сотрудничество с ведущими военными державами так и не стало по-настоящему продуктивным. Основной вектор политики США и НАТО определил курс на ослабление обороноспособности России, ее военную изоляцию, закрытие для страны рынков вооружений, ограничение доступа к новым технологиям и т.д. В целом, по оценке началь­ника Генерального штаба Ю.Н. Балуевского: «Переход России к взаимодействию с Западом на основе формирования общих или близких стратегических интересов не способствовал укреплению военной безопасности нашего госу­дарства». При этом общая военно-политическая обстановка характеризовалась ослаблением позиций России.

В свою очередь, поскольку непрерывное реформирование органов госбезопасности серьезно дезорганизовало их деятельность, активность военно-диверсионных центров ряда зарубежных стран распространилась и на территорию России. В этих условиях на первый план среди внутренних военных угроз вышла опасность широкомасштабной гражданской войны. Очаги напряженности возникли на Северном Кавказе, в некоторых других национально-государственных автономиях. В ряде случаев военная опасность переросла в вооруженные конфликты (Северная Осетия – Ингушетия, Чеченская республика и т.д.). Эскалация военной конфликтности в стране прямо поощрялась из-за рубежа. В итоге, только в ходе военных операций в Чечне (1994-1996 гг. и 1999-2001 гг.) безвозвратные потери федеральных сил со­ставили около 9 тыс. (и более 60 тыс. ранеными), мирных жителей – около 100 тыс., уча­стников бандформирований - от 20 до 30 тыс. человек.

Обеспечению военной безопас­ности России серьезную угрозу создала «деградация» военного потенциала. Неблагоприятные тенденции в данной сфере не удалось преодолеть в рамках всего периода.

Тем не менее, с 1999 г. военная составляющая в российской политике стала меняться в сторону усиления. В отличие от прошлых лет государство стало выполнять свои обязательства перед Вооруженными силами. При этом новая редакция военной доктрины, констатируя «снижение опасности развязывания крупномасштабной войны», фиксировала нарастание «потенциальных» внешних и внутренних угроз военной безопасности России. В данной связи особое внимание было обращено на обеспечение «баланса сил, вблизи государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников». В частности, положительные тенденции характеризовали усиление военного взаимодействия с Белоруссией, а также с рядом среднеазиатских стран, в 2002-2004 гг. столкнувшихся с угрозой «экспорта демократии» и «цветных» революций.

В пятом разделе - «Обеспечение безопасности Российской Федерации в условиях рыночных реформ и интеграции в мировое экономическое сообщество» дан анализ процесса реализации национальных интересов страны в экономической сфере.

В разделе показано, что, начиная с рубежа 1990-х гг. среди основных приоритетов политики руководства СССР, а затем и Российской Федерации особое место занял курс на расширение участия страны «в мировой торгово-экономической системе», в частности, на максимальное сближение с МВФ, МБРР и т.д. Иллюзии относительно перспектив данного курса не смогло развеять даже резкое падение мировых цен на нефть, сократившее приток в страну «нефтедолларов», а также то, что на деле Запад придавал все меньшее значение экономическому и научно-техническому сотрудничеству с РФ. Более того, реальностью стало усиление внешней конкурентной борьбы, что, к примеру, ярко проявилось по мере обострения борьбы с США, Турцией, рядом других стран за нефтяные ре­сурсы Кавказа и пути их транспортировки.

Между тем, уже на заре перехода к радикальным рыночным реформам стало ясным, что реформаторам не удалось обеспечить создание «эффективно работающего нового частного сектора». Сложившаяся экономическая ситуация характеризовалась падением объемов промышленного и аграрного производства, углублением финансового кризиса, увеличением дефицита бюджета, ухудшением внешнеэкономического положения страны, ростом государственного долга, утратой золотовалютных резервов и т.д. С переходом к свободному ценообразованию и в связи с развалом кредитно-денежной системы страна оказалась перед угрозой деиндустриализации. Данные процессы были довершены в ходе так называемой «ваучерной приватизации» 1992-1994 гг., полностью дезорганизовавшей реальный сектор экономики. В 1989-1998 гг. падение промышленного производства составило 43,4%, ВВП - 55,8%. Среди 209 стран мира Россия стала занимать 102 место по производству на душу населения.

Бессистемная приватизация, с одной стороны, и конфискационная фискальная политика государства – с другой, привели к колоссальной криминализации российской экономической жизни, объявленной рядом реформаторов «единственным путем» в рынок (А.Чубайс). При этом одну из главных угроз национальной безопасности России стала представлять теневая экономика. Уже в 1992 г. в стране имелось 100-200 млрд. рублей теневого капитала. В 1994 г. уже 40 % частного бизнеса, 60 % всех государственных компаний и до 85 % банков имели связи с организованной преступностью. В условиях невиданного разгула коррупции объем теневого оборота капитала в России достиг в 1999 году 40% от ВВП. По мере включения России в международные экономические отношения, одной из самых существенных угроз ее безопасности стало «бегство капиталов» за границу.

Наиболее глубокий спад охватил высокотехнологичные отрасли промышленности, прежде всего, предприятия ВПК, что породило феномен «примитивизации» промышленности, создавший угрозу обороноспособности страны. Производство военной техники в 1991-1994 гг. сократилось на 94%, военных самолетов – на 90%, военной электроники – на 95%. Несмотря на целый ряд указов Президента и постановлений правительства с 1992 г. практически исчез госзаказ на производство основных видов вооружений (в авиации, флоте и пр.). За 1990-е годы сокращение производства оборонной и гражданской продукции на предприятиях ВПК достигло 5% от уровня 1991 г. Фактически остановились научные разработки. За 1989-1995 гг. произошло более чем 10-кратное, ничем не обоснованное, системное снижение расходов на НИОКР в военной области. Снижение численности персонала научных организаций оборонного комплекса РФ к 1996 г. составило порядка 50%.

Погружение России в хаос спонтанных экономических реформ удалось несколько приостановить в процессе активизации экономической политики государства после выхода из кризиса 1998 года, обеспечившей устойчивый экономический рост 1999-2004 гг. В свою очередь, это позволило начать реформирование оборонно-промышленного комплекса.

Проведенный анализ показал, что, несмотря на ряд позитивных перемен, качественного изменения экономической политики государства, прежде всего, реструктуризации экономики и восстановления фактически утраченных основных производственных фондов обеспечить не удалось, что не позволило существенно повысить уровень обороноспособности страны. 

В шестом разделе - «Формирование социального государства как условие обеспечения национальной безопасности Российской Федерации» исследованы социальные последствия радикальных рыночных реформ, их воздействие на обороноспособность страны.

В разделе показано, что преобразования в социально-экономической и политической жизни страны, имевшие целью ее превращение в социальное государство, на практике, привели к значительному падению уровня жизни основной части населения. Так, в 1999 г. реальная заработная плата упала до самого низкого уровня, составив всего около 50 % уровня 1990 г. На рубеже столетия совокупные денежные доходы россиян, рассчитанные по методике ООН, составили менее 10% аналогичного показателя жителя США. Снижение реальных душевых доходов привело к тому, что к 2000 г. за чертой бедности находились 59,9 млн. россиян, т.е. 41,2 % населения страны. При этом величина официально установленного прожиточного минимума (1,6 долл. в день, или 1 400 руб. в месяц), взятого за основу этого расчета, по оценкам экспертов, была существенно занижена.

В особенно трудных условиях оказались российские семьи, имеющие детей. В конце 1990-х годов у черты бедности или за ней оказалось около 60% их общего числа. Ухудшились и такие ключевые параметры, опреде­ляющие качество жизни нации, как состояние здоровья и сред­няя продолжительность жизни. Крайне тревожной являлись тенденции ухудшения здоровья, роста заболеваемости женщин и детей. Так, инвалидизация детей в 1990-е гг. выросла в 3 раза. В указанном контексте закономерным итогом реформ стали процессы депопуляции. Уровень рождаемости на протяжении 1990-х гг. находился ниже черты простого воспроизводства населения. Согласно расчетам Центра демографии и экологии человека Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, в конце 1990-х годов смертность в России в среднем в 1,7 раза превышала рождаемость.

В целом, по признанию лидеров страны, к рубежу столетия Россия перестала олицетворять высшие рубежи экономического и социального развития современного мира. Не случайно она так и не ратифицировала Конвенцию Международной Организации Труда № 117 об основных целях и нормах социальной политики, определяющую прожиточный минимум с учетом таких основных потребностей, как продукты питания и их калорийность, жилище, одежда, медицинское обслуживание, образование и др.

Крайне негативными представляются процессы маргинализации и люмпенизации части населения. К 2000 г. в России насчитывалось около миллиона бездомных детей, столько же – лиц, не имевших определенного места жительства. Более 1,2 млн. россиян находились в местах лишения свободы, следственных изоляторах. Число наркотически зависимых граждан приблизилось к 3 миллионам человек. На аномально высоком уроне (около 13 литров алкоголя на душу населения) находилось потребление алкоголя.

Деградация социальной сферы крайне негативно отразилась на обороноспособности страны. Прежде всего, предельно обострилась проблема комплектования вооруженных сил. Падение уровня жизни, ухудшение продовольственной ситуации, потребление некачественных, опа­сных для здоровья суррогатов, распространение саморазрушающих видов поведения молодежи существенно подорвали физическое здоровье призывников. Кризисные явления в сфере образования, утрата групп населения – носителей инновационного потенциала, ограничили возможности комплектования элитных, прежде всего, технически оснащенных частей.

Особое внимание автор уделяет проблемам усиления имущественного расслоения при обнищании значительной части населения, прямо подрывавшего моральный дух армии и флота.

В заключение в разделе показано, что, несмотря на экономический подъем 1999-2004 гг., Россия так и не смогла преодолеть последствия кризиса 1990-х гг. ни по одному из значимых социальных показателей.

В седьмом разделе - «Кризисные явления в сфере духовной жизни России в 1992-2004 гг. и борьба с антиобщественными проявлениями, преступностью и экстремизмом» осуществлен комплексный анализ проблем духовной безопасности страны.

В разделе показано, что особенностью начального этапа российских реформ стало то, что на волне разрушения коммунистического наследия материальные ценности в сознании массы россиян значительно возвысились над духовными. При этом оказались утраченными многие идеалы, которые могли быть поставлены на службу современного общества. В свою очередь, несоответствие первоначально высокого уровня позитивных ожиданий и реальности усилило глубокий идейный, а затем и духовный кризис общества.

Автор отмечает глубокую противоречивость перемен, происходивших в сфере духовной жизни. В частности, утверждение демократических свобод, продвигавшее общество по пути плюрализма, в то же время питало настроения вседозволенности. Превратное понимание свободы зачастую вело к игнорированию требований массовой информационной безопасности, нередко превращало СМИ в проводников культа насилия, жестокости и пр.

В свою очередь, противоположностью начавшегося духовного возрождения, религиозного ренессанса, глубокого пересмотра прежней системы духовно-нравственных ценностей стали рост духовного вакуума, экстремистских настроений, нашедших отражение в массовых движениях. Отражением углублявшегося духовного кризиса стал рост национализма, этнорелигиозного экстремизма. Особую остроту приобрели вопросы импорта крайне опасных теорий из-за границы. Так, в религиозной сфере утвердились неизвестные ранее в нашей стране религиозные направления и течения, тоталитарные секты, число которых достигло 2-2,5 тысяч. В частности, в России многотысячными экземплярами издавалась ваххабитская литература. По данным Верховного муфтия России Т. Таджудина, более 20 тысяч российских юношей прошли обучение в зарубежных исламских центрах и вернулись «зомбированными». В данной связи реализация принятых «антиваххабитских законов» была объективно затруднена.

В разделе показано, что поиск новых духовных опор жизни россиян в рамках рассматриваемого периода фактически оказался безрезультатным, о чем ярко свидетельствовали неудачные попытки сформулировать так называемую «национальную идею».

Среди кризисных явлений, серьезно угрожавших национальной безопасности России особое место заняла девальвация принципов права и законности. Нормой повседневной жизни стала невозможность добиться элементарной справедливости. Так, жертвами финансовой пирамиды «МММ» стали 10 миллионов россиян, которые потеряли от 100 миллионов до 10 миллиардов долларов США. Открыв погоню за наживой любой ценой, реформаторы дезорганизовали общественную жизнь, заложив морально-этические предпосылки криминализации страны.

Важно отметить, что государство не вело должной борьбы с отмеченными кризисными явлениями на законодательном, идейном и духовном уровнях. В частности, в 90-е годы Президентом России трижды отклонялся закон «О борьбе с коррупцией», дважды - закон «О борьбе с организован­ной преступностью». Вместо них было принято несколько частных указов, которые принципиально не меняли общей неблагоприятной ситуации.

В заключении автор подводит итоги работы, делает обобщения, и выводы, предлагает рекомендации по дальнейшему научному осмыслению и анализу данной научной проблематики.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

Работы, опубликованные в периодических научных изданиях,

рекомендованных перечнем ВАК

1. Штурба Е.В. Правоохранительные органы и решение задач обеспечения внутренней безопасности России в 1990-е годы // Научная мысль Кавказа. Научный и общественно-теоретический журнал. 2004. №6. С. 29-33. (0,5 п.л.) 

2. Штурба Е.В. Актуализация проблем социальной безопасности России в условиях рыночных реформ 1990-х – начала 2000 годов // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2007. № 1. С.121-124. (0,5 п.л.) 

3. Штурба Е.В. Военный потенциал и проблемы национальной безопасности России в условиях системных реформ (1992-2000 гг.)// Наука и школа. 2008. №2. С.66-67. (0,4 п.л.)

4. Штурба Е.В. Внешнеполитический курс Российской Федерации в контексте выработки концепции национальной безопасности (1991-1997 гг.)// Научные проблемы гуманитарных исследований. 2008. №1. С.51-55. (0,5 п.л.)

5. Штурба Е.В. Вопросы национальной безопасности России и их отражение в концепции внешней политики в 1990-е годы// Преподаватель - XXI век. 2008. №4. С.57-60. (0,5 п.л.)

6. Штурба Е.В. Изменение концептуальных основ внешней политики Российской Федерации в условиях глобализации (1991-1994гг.)// Наука и школа. 2008. №3. С.79-80. (0,5 п.л.)

7. Штурба Е.В. Экстремистские национальные движения и сепаратизм как угроза национальной безопасности Российской Федерации в 1991-2004 гг.// Наука и школа. 2008. №6. С. (0,4 п.л.)

Монографии

8. Штурба Е.В. Внешняя политика Российской Федерации в условиях формирования новой модели международного правового сотрудничества в 1990-е гг. Краснодар: КубГУ,  2008. 168 с. (14,5 п.л.)

9. Штурба Е.В. формирование и реализация концепции национальной безопасности Российской Федерации в 1992-2004 гг. М.: Альфа-Полиграф, 2008. 212 с. (17,0 п.л.)

Брошюры

10. Штурба Е.В. Теория стратегического партнерства в 90-е гг. ХХ века. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2003. 47с.  (2,2 п.л.)

11. Штурба Е.В. Корпоративная философия в системе внешнеполитического PR. Краснодар: КубГУ, 2008. 60 с. (3,5 п.л.)

12. Штурба Е.В. Современные проблемы теории и практики связей с общественностью в деятельности МИД РФ. Краснодар: КубГУ, 2008. 75 с. (4,4 п.л.)

Статьи

13. Штурба Е.В. Российское МВД и международное правовое сотрудничество в 1990-е годы// Актуальные проблемы российской модернизации. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2001. С.39-47. (0,6 п.л.)

14. Штурба Е.В. Особенности внешней политики РФ в 90-х гг. 20 века на Балканах // История Отечества в 20 веке. Материалы научно-практической конференции. Сб. научных трудов. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2001. С.59-61. (0,5 п.л.)

15. Штурба Е.В. История российской дипломатии: исторический опыт трансформации в 1999-2000 гг. // Развитие государственности в Российской Федерации. Материалы научно-практической конференции. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2002. С.35-36. (0,4 п.л.)

16. Штурба Е.В. Внешняя политика России в начале 90-х гг. 20 века // Теоретические и прикладные проблемы современных международных отношений. Материалы региональной научно-практической конференции. Краснодар, 2002. С.44-45. (0,4 п.л.)

17. Штурба Е.В. Россия на международной арене в 1991 – 1994гг.// История России. Материалы научно-практической конференции. Ч.1. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2003. С. 19-21. (0,4 п.л.)

18. Штурба Е.В. Политические отношения России и стран СНГ в 90-е гг. 20 века// История России в XX веке. Материалы научного семинара. Астрахань,  2003. С.144-147. (0,5 п.л.)

19. Штурба Е.В. Россия в системе международных отношений (1997-2001 гг.) // История России. Материалы научно-практической конференции. Ч.2. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2003. С.97-100. (0,5 п.л.)

20. Штурба Е.В. Международные договоры между МВД Российской Федерации и министерствами внутренних дел зарубежных стран // Проблемы становления правового государства в современной России. Материалы научного семинара. Краснодар, 2003. С.28-30. (0,5 п.л.)

21. Штурба Е.В. Национальная безопасность и контроль над вооружениями: исторический опыт 1991-2003 гг.// Материалы международной научно-практической конференции Проблемы и перспективы развития Конституции РФ. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2003. С.26-31. (0,6 п.л.)

22. Штурба Е.В. Актуальные проблемы продовольственной  безопасности России в 1998 – 2004 гг.// Аграрная политика в современной России. Сб. статей. Краснодар, 2004. С.72-80. (0,7 п.л.)

23. Штурба Е.В. Внешнеполитические приоритеты России в свете новой редакции Концепции национальной безопасности// Общество и право. 2004. № 2. Краснодар: КА МВД, С. 53-56. (0,5 п.л.)

24. Штурба Е.В. Активизация борьбы с терроризмом как приоритет обеспечения национальной безопасности// Вестник МГОУ. Кропоткин, 2005. №4. С.36-47. (0,7 п.л.)

25. Штурба Е.В. Внешнеэкономическая безопасность России: опыт обеспечения в 1999-2004 гг.// Вестник МГОУ. Кропоткин, 2006. №1. С.22-229. (0,5 п.л.)

26. Штурба Е.В. К вопросу о технологиях медиатизации имиджа современного политика // Актуальные проблемы связей с общественностью в политической сфере. Материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции. Краснодар: КубГУ, 2006. С.77-87. (1,0 п.л.)

27. Штурба Е.В. Штурба В.А. Национальные проекты – PR-акция правительства?// Актуальные проблемы связей с общественностью в государственном управлении и «третьем» секторе». Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар: КубГУ, 2006. С.33-40. (0,8/0,4 п.л.)

28. Штурба Е.В. Штурба В.А. Социально-политическое объединение как пиаровский концепт: процессуальный и конфликтологический аспект // Актуальные проблемы связей с общественностью в социальных процессах и конфликтах. Материалы межрегионального научно-практического семинара. Краснодар: КубГУ, 2007. C.28-36. (0,7/0,4 п.л.)

29. Штурба Е.В. Штурба В.А. Выборы 2007/2008: Что мы увидим нового в PR-составляющей выборов?// Актуальные проблемы социальных коммуникаций  и связей с общественностью. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию ФППК КубГУ. Ч. I.  Краснодар: КубГУ, 2008. С.37-42. (0,6/03 п.л.)

30. Штурба Е.В. Штурба В.А. Правила формирования имиджа руководителя// Актуальные проблемы социальных коммуникаций и связей с общественностью. Материалы Международной научно-практической конференции. Ч.2.  Краснодар: КубГУ, 2008. С. 54-60. (0,6/03 п.л.)

31. Штурба Е.В. Изменения концептуальных основ внешней политики Российской Федерации в 90гг. ХХ века// Актуальные проблемы социальных коммуникаций и связей с общественностью. Материалы Международной научно-практической конференции. Ч.2.  Краснодар: КубГУ, 2008. С. 88-98. (1,0 п.л.)

Тезисы

32. Штурба Е.В. К вопросу об обеспечении прав человека в постсоветской России// Социально-гуманитарные науки на современном этапе. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2001. С. 37-40. (0,25 п.л.)

33. Штурба Е.В. Государственная политика России в сфере международного правового сотрудничества (1998-2000гг.)// Правоохранительные органы России: история и современность. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2002. С.6-9. (0,25 п.л.)

34. Штурба Е.В. Роль России в Совете Безопасности ООН в 90-х гг. 20 века // Россия на рубеже веков. Материалы научного семинара. Краснодар, 2003. С.141-142. (0,3 п.л.)

 

 

Гыскэ А.В. Борьба с преступностью в системе обеспечения внутренней безопасности российского общества. М., 2001; Добреньков В.И. Нас убивают. М., 2004; и др.

Жаглин А.В. Органы внутренних дел в системе национальной безопасности Российской Федерации. Воронеж, 2008; МВД России в системе обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. М., 2006; и др.

Брандман Э.М. Глобализация и информационная безопасность общества. М., 2007; Информационное оружие – новый вызов международной безопасности. М., 2000; Информационная безопасность России в условиях глобального информационного общества. М., 2001; Брусницын Н.А. Информационная война и безопасность. М., 2001; и др.

Тыква В.А. Духовная безопасность России. М., 2008; Шапарь В.Б. Секты – угроза национальной безопасности России. М., 2007; Патриотизм – один из решающих факторов безопасности Российского государства. М., 2006; и др.

Конституция (Основной Закон) Российской Федерации - России. М., 1993; Собрание законодательства РФ (СЗ РФ); Собрание актов Президента и Правительства РФ (САПП); Послание по национальной безопасности Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ. М., 1996; Концепция национальной безопасности Российской Федерации// СЗ РФ. 2000. № 2. Ст.170; О борьбе с терроризмом. ФЗ от 25 июля 1998 № 130-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3808; и др.

Военная доктрина Российской Федерации (утверждена Указом Президента РФ от 21 апреля 2000 г.)// Российская газета. 2000. 22 апреля; Государственная стратегия экономической безопасности РФ// Экономическая безопасность России. Вып.1. М., 1996; Концепция регулирования миграционных процессов в Российской Федерации. Одобрена Правительством РФ 1 марта 2003г. №256-р; и др.

Совет Безопасности Российской Федерации: функции, структура, нормативные документы. Сборник справочных материалов. М., 1997; Империя пространства. Хрестоматия по геополитике и геокультуре России// Сост. Д.Н. Замятин, А.Н. Замятин. М., 2003; и др.

См.: Международно-правовые основы борьбы с терроризмом. Сборник документов. М., 2003; и др.

Концепция внешней политики Российской Федерации// Безопасность. 2000. №1-12; и др.

История СБСЕ/ОБСЕ в документах. 1973-1994. В 3 т. М., 1996; Документы, касающиеся взаимоотношений между Европейским Союзом и Россией. М., 1994; и др.

О политическом экстремизме (Аналитический обзор)// Материалы к парламентским слушаниям 9.02.2001г. по проблемам политического экстремизма; Комиссия Говорухина. М., 1995; и др.

Состояние законности в Российской Федерации (1993-1995 гг.): Аналитический доклад. М., 1996; и др.

Российский статистический ежегодник: Статистический сборник. М., 1993-2005; Состояние преступности в России. Стат. сборники МВД РФ. М., 1994-2004; и др.

Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера: Справочник. Белгород, 1997; Справочник Госкомстата России. Внешняя торговля Российской Федерации за 1995, 1996, 1997 гг. М., 1998; Миграция населения в странах СНГ: 1997-1998 гг. Международная организация по миграции. Женева, 1999; и др.

Ельцин Б.Н. Место и роль России в период формирующегося многополярного мира // Дипломатический вестник. 1998. № 6; Выступление В.В. Путина на 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 25 сентября 2003г. // Дипломатический вестник. 2003. №10; и др.

Ельцин Б.Н. Президентский марафон. М., 2000; Примаков Е.М. Годы в большой политике. М., 1999; Исаков В. Парламентские дневники. 1992-1993. Екатеринбург, 1997; Филатов С.А. Совершенно несекретно. М., 2000; и др.

Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 15. Ст.769.

См.: О безопасности. Сборник законодательных и нормативных документов. М., 1998.

См.: Послание по национальной безопасности Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ. М., 1996. С.3-4.

См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации. М., 1998.

СЗ РФ. 2000. №2. Ст.170.

О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ. М., 2001. С.11-12.

См. напр.: Козырев А.В. Стратегия партнерства // Международная жизнь. 1995. № 5. С. 5-15.

U.S Department of State Dispatch. 1993. Sept. 27. Vol. 4. № 39. Р. 650.

ТА Министерства иностранных дел РФ.

Дипломатический вестник. 1996. № 2. С. 3.

Bowker M. Russia after the Cold War. L.: Longman, 2000. P. 22.

См. напр.: Московские новости. 1993. 19 сентября; 1999. 22 ноября.

ТА Государственной Думы ФС РФ.

Дипломатический вестник. 2002. №5. С. 11-12.

ТА Совета Федерации ФС РФ.

Военная мысль. 1999. №3. С. 23.

Независимое военное обозрение. 2007. № 8. С.11.

Коммерсантъ-Власть. 2001. № 30. С. 19.

См. напр.: Военный дипломат. 2004. ноябрь-декабрь. С.6.

Российская газета. 2000. 25 апреля.

РГАНИ. Ф. 89. Оп. 42. Д. 61. Л. 3.

ТА Министерства иностранных дел РФ.

См.: European Bank Reconstruction and Development. Transition Report. 1994. Oct. P.5.

Вопросы статистики. 2006. №12. С.57; Россия в цифрах. 2006. М., 2006. С.35.

Российский статистический ежегодник. Статистический сборник.  М., 1999. С.49.

Известия. 2002. 12 марта.

ТА Государственной Думы ФС РФ.

ТА Министерства юстиции РФ.

Финансовые известия. 1994. 1 декабря.

ТА Совета Федерации ФС РФ.

Федеральная целевая программа реформирования оборонно-промышленного комплекса на 2001 - 2005 годы и на период до 2010 года // ТА Государственной Думы ФС РФ.

ТА Государственной Думы ФС РФ.

ТА Совета Федерации ФС РФ.

Путин В.В.На рубеже тысячелетий // Независимая газета. 1999. 30 декабря.

См.: Федеральная программа обеспечения и защиты прав и свобод человека (1998-2002 гг.). Проект. С.33-34.

http://www.demoscope.ru/center.html.

См. напр.: Информационное общество. 1997. № 4-6. С. 36-42.

См. напр.: Трифонов Е. Полчаса до хаоса// Новое время. 2004. №38. 19 сентября. С.4-5.

ТА Министерства юстиции РФ.

ТА Государственной Думы ФС РФ.

Труд. 2003. 11 июня.

См.: Собрание Законодательства Республики Дагестан. Махачкала, 1999. 30 сентября.

Российская газета. 2004. 28 января.

См.: Друкер П.Ф. Новые реальности. В правительстве и политике, в экономике и бизнесе, в обществе и мировоззрении. М., 1994. С.57; Гаджиев К.С. Геополитические горизонты России: контуры нового миропорядка. М., 2007. С.278.

Теоретические основы внешнеполитической стратегии России. М., 1997. С.89.

Пихоя Р.Г. Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на переломе тысячелетий. 1985-2005. М., 2007; Млечин Л.М. Формула власти: От Ельцина к Путину. М., 2000; Рогозин Д.О. Россия между миром и войной. М., 1998; Современная политическая история России (1985-1998 годы). Т.1. М., 1999; Согрин В. Политическая история современной России, 1985-1994: От Горбачева до Ельцина. М., 1994; Фроянов И.Я. Погружение в бездну.  М., 2002; Шевцова Л. Режим Бориса Ельцина. М., 1999; и др.

Арбатов А. Безопасность: российский выбор. М., 1999; Россия в поисках стратегии безопасности. М., 1996; Яновский Р.Г. Национальная безопасность России. М., 1996; Зимонин В.П. Новая Россия в новой Евразии: проблемы комплексного обеспечения безопасности. М. 1997; Буркин А.И. Возжеников А.В. Синеок Н.В. Национальная безопасность России в контексте современных политических процессов. М., 2008; и др.

Уткин А.И. Мировой порядок XXI в. М., 2001; Гаджиев К.С. Геополитика. М., 1997; Митрофанов А.В. Шаги новой геополитики. М., 1997; и др.

Актуальные проблемы российской геополитики. М., 2004; Ивашев Л.Г. Эволюция геополитического развития России: исторический опыт и уроки. Дисс. … докт. ист. наук. М., 1999; Нарочницкая Н.А. Геополитические и историко-философские аспекты состояния русской нации. М., 2001; Панарин А.С. Россия в цивилизационном процессе. М., 1995; Сорокин К.Э. Геополитика современности и геостратегия России. М., 1996; Губченко А.В. Безопасность России в условиях глобализации. М., 2007; и др.

Гайдар Е.Т. Государство и эволюция. М., 1995; Козырев А.В. Преображение. М., 1994; и др.

Беляков Ю.М. Политика государственной безопасности. М., 2003; Государственная безопасность России: история и современность. М., 2004; и др.

См.: Олбрайт М. Задача США – управлять последствиями распада Советской империи// Независимая газета. 1998. 16 октября; Кларк К. Как победить в современной войне. М., 2004.

Говард М. Уроки холодной войны. Survival Шанс на выживание. Оксфорд, 1995. С.76.

См.: Бжезинский З. Геостратегия для Евразии// Независимая газета. 1997. 24 октября.

Иванов И.С. Новая российская дипломатия. М., 2001; Внешняя политика Российской Федерации. 1992-1999 гг. М., 2000; Геополитические вызовы и внешнеполитическая деятельность России. М., 2002; и др.

Кортунов С.В. Контроль за вооружениями и интересы России. М., 1997; Ефимов Н.Н. Политико-военные аспекты национальной безопасности России. М., 2006; Волошко В.С. Лутовинов В.И. Военная политика и военная безопасность Российской Федерации в условиях глобализации. М., 2007; Кабакович Г.А. Фильков С.М. Проблемы национальной безопасности и контроль над вооружениями. М., 2007; Коровянский А.И. Лутовинов В.И. Военная безопасность Российской Федерации и ее обеспечение в современных условиях. М., 2007; Останков В.И. Военная безопасность России в начале XXI столетия. М., 2007; Пыж В.В. Геополитическая обусловленность военной политики России. Можайск, 2003; и др.

Арбатов А.Г. Ядерное вооружение и безопасность России. М., 1997; Арбатов А.Г. Противоракетная оборона и новые стратегические отношения России и США. М., 2002; и др.

На водоразделе безопасности: распад СССР и проблемы оборонной и внешней политики. М., 1992. С.11.

Дашичев В.И. Национальная безопасность России и экспансия НАТО. М., 1996; Россия, НАТО и новая архитектура безопасности в Европе. Н. Новгород, 1998; Россия и НАТО в новом контексте международной безопасности: материалы международной конференции, Москва, 13 сентября 2004 г./ Под ред. Д.А. Данилова. М., 2005; и др.

Выборнов В.Я. Развитие и безопасность: опыт стран Востока и Россия. М., 1997; Безопасность России. Черноморский регион. М., 1997; Бурлаков В.А. Проект «Туманган» и игра геополитических интересов в Северо-Восточной Азии в 90-е годы XX века. Владивосток, 2007; Новоселов С.В. Политика национальной безопасности России в Каспийском регионе в 1991-2000 годах. Дисс. …канд. ист. наук. Астрахань, 2004; и др.

Евстафьев Д.Г. Ограниченные вооруженные конфликты и проблемы безопасности России. М., 1996; и др.

Государственная граница, организованная преступность, закон и безопасность России. М., 2006; Пограничная политика Российской Федерации. М., 1997; Кулаков А.В. Геополитика и актуальные проблемы обеспечения национальных интересов России на государственной границе. М., 2003; и др.

Россия и ее соседи. Проблемы межнациональных и межгосударственных отношений. М., 1992; Миротворческие операции в СНГ. М., 2002; Чаевич А.В. Интеграционные процессы в постсоветском пространстве и национальная безопасность России. М., 2004; Котилко В.В. Риски и кризисы на пространстве СНГ. М., 2007; и др.

Иванов С.Б. Обеспечение национальной безопасности как необходимое условие развития России. М., 2006. С.51.

Там же. С. 10, 14-15.

Гусаков Н.П. Зотова Н.А. Национальные интересы и внешнеэкономическая безопасность России. М., 1998; Ищенко Л.С. Экономическая безопасность Российской Федерации: (международный аспект). Казань, 2005; Дорот Е.В. Анализ современного состояния экономической безопасности России в разрезе ее отдельных составляющих. СПб., 2006; Воронков А.Н. Экономическое обеспечение национальной безопасности России. Н. Новгород, 2008; и др.

Ракита Е.Н. Организационно-экономические основы военно-экономической безопасности государства. СПб., 2008; и др.

Оценка социально-экономических последствий присоединения России к Всемирной торговой организации. М., 2007; и др.

Шашурина Г.В. Система обеспечения внутренней безопасности России на современном этапе. М., 2004; Гущин С.В. Сущность и функции системы внутренней безопасности. М., 1996; Овчинников В.В. Внутренние вооруженные конфликты на территории постсоветской России. М., 2007; и др.

Василенко В.И. Василенко С.В. Влияние гражданского общества на безопасность России в условиях глобализации. М., 2007; Кистанов В.В. Федеральные округа России: важный шаг в укреплении государства. М., 2000; и др.

Проскурин С.А. Национальная безопасность страны: сущность, структура, пути укрепления. М., 1991. С.3.

Воронков А.Н. Экономическое обеспечение национальной безопасности России. Н. Новгород, 2008; Богданов И.Я. Экономическая безопасность России: Теория и практика. М., 2001; Путь в XXI век. Стратегические проблемы и перспективы российской экономики/ Под ред. Львова Д.С. М., 1999; и др.

См.: May Н.А. Экономика и власть. Политическая история экономической реформы в России, 1985 - 1994 гг. М., 1995. С. 37-42.

Серебрянников В. Хлопьев А. Социальная безопасность России. М., 1996; Осадчая Г.И. Ронк В.Д. Социальные аспекты экономической безопасности России. М., 2006;  и др.

Россия – новая социальная реальность. Богатые, бедные, средний класс. М., 2004; и др.

Социально-демографическая безопасность регионов России: результаты диагностики в 2000-2006 гг. Екатеринбург, 2008; Рыбаковский Л.Л. Демографическая безопасность: популяционные и геополитические аспекты. М., 2003; и др.

Суровцев И.С. Литвинов Н.Д. Миграция и национальная безопасность России: аналитический обзор. Воронеж, 2007; и др.

Вопросы национальных и федеративных отношений: сборник научных статей. М., 2007; и др.

Павлинов А.В. Насильственный экстремизм. М., 2004; Политический экстремизм в Российской Федерации и конституционные меры борьбы с ним. Материалы конференции. М., 1998; Феномен экстремизма// Под ред. А.А. Козлова. СПб., 2000; Арухов С.З. Экстремизм в современном мире. Махачкала, 1999; и др.

Борьба с терроризмом. М., 2004; Терроризм в России и проблемы системного реагирования. М., 2004; Петрищев В.Е. Терроризм как угроза внутренней безопасности России. М., 2002; Устинов В.В. Обвиняется терроризм. М., 2002; и др.

Герейханов Г.П. Лукьянов А.Г. Моренов И.С. Угрозы национальной безопасности России на Северном Кавказе: (Этноконфессиональный аспект). М., 2004; Матвеев В.А. Исторический опыт противостояния сепаратизму на Северном Кавказе и современность. М., 2002; и др.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.