WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Сотрудничество российских военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана. 1830-1890-е гг.

Автореферат докторской диссертации по истории

 

                                                                                        На правах рукописи

 

           

Смирнов Валентин Георгиевич

 

 

Сотрудничество российских военных моряков и ученых

в исследовании Мирового океана.

1830-1890-е гг.

Специальность 07.00.10 – история науки и техники

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

Москва

2009

Диссертационная работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова РАН

Официальные оппоненты:                        доктор исторических наук

Старков Вадим Федорович

доктор географических наук

Зайцева Нина Александровна

доктор исторических наук

Соколовская Зинаида Кузьминична

Ведущая организация:                    Морской корпус Петра Великого – 

Санкт-Петербургский военно-морской институт

Защита диссертации состоится 15 апреля 2009 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 002.051.03 в Учреждении Российской академии наук Институте истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова РАН по адресу: 117485, Москва, ул. Обручева, д. 30 а, корпус В., комн. 202.

С диссертацией можно ознакомиться в Дирекции или в Отделе - Информационно-аналитический центр «Архив науки и техники» Института истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова РАН (комн. 202).

Отзывы в 2-х экземплярах, заверенные печатью учреждения, просим направлять ученому секретарю диссертационного совета по адресу: 109012, Москва, Старопанский пер., д. 1/5; тел./факс: (495) 938-6008, 938-6022.

Автореферат разослан «_____» марта 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент                                          М.В.Мокрова

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность исследования.

В «Морской доктрине Российской Федерации на период до 2020 года», утвержденной Президентом Российской Федерации 27 июля 2001 г., подчеркивается, что освоение пространств и ресурсов Мирового океана является одним из главных направлений развития мировой цивилизации в третьем тысячелетии. Россия, отмечается в «Морской доктрине…», заслужила статус ведущей морской державы «благодаря географическому положению с выходом в три океана и протяженности морских границ, а также огромному вкладу в изучение Мирового океана, в развитие морского судоходства, многим великим открытиям, сделанным известными русскими мореплавателями и путешественниками» .

В начале XXI в. человечество вплотную подошло к необходимости интенсивного использования ресурсов Мирового океана, чрезвычайно важных для  дальнейшего существования жителей планеты Земля. Поэтому, разработка вопросов, связанных с историей исследования и освоения Мирового океана отечественными военными моряками и учеными, представляет большой интерес. Это важно не только для углубления представлений об истории нашей страны, но и для выяснения роли России в различных направлениях изучения Мирового океана, в том числе установления ее первенства (приоритета) в исследовании тех или иных районов. Аргументированное доказательство приоритета позволяет правильно решать международные правовые проблемы, возникающие при разделе Мирового океана на «сферы собственности» различных государств.



Задолго до создания в России регулярного военного флота (1696 г.) русские люди славились как отважные мореходы и совершили крупные географические открытия, которые стали достоянием мировой науки. Однако лишь в царствование императора Петра I – основателя Российского флота – пришло осознание государственной значимости подробных исследований и описаний морей, рек и озер.

С начала XVIII в. начались систематические гидрографические работы на Балтийском и Каспийском морях, стали издаваться морские карты, без которых ни флот, ни другие государственные институты не могли успешно решать свои задачи . С тех пор военные моряки внесли «поистине неоценимый вклад в изучение природных условий океанов и морей» .

История сотрудничества российских военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана восходит к первой половине XVIII в. Уже с первых лет своего существования Адмиралтейств-коллегия и Петербургская академия наук (далее – Петербургская АН) приняли участие в организации и проведении 2-й Камчатской экспедиции (1733-1743 гг.), которой руководил капитан-командор В.Й. Беринг (1681-1741). Два судна экспедиции – «Святой Петр» (на нем совершил плавание адъюнкт натуральной истории Петербургской АН естествоиспытатель Г.В. Стеллер ) и «Святой Павел» – в 1741 г. достигли северо-западных берегов Америки. Это стало выдающимся достижением русских моряков, во главе которых были В.Й.Беринг и А.И.Чириков (1703-1748).

Впоследствии, в 1765-1766 гг., по инициативе выдающегося русского ученого, члена Петербургской АН М.В. Ломоносова (1711-1765) и при его активном участии, была организована секретная экспедиция под руководством капитана бригадирского ранга (впоследствии адмирала) В.Я. Чичагова (1726-1809) с целью поиска морского пути через Северный Ледовитый океан .

В конце XVIII в. Петербургская АН принимала участие в подготовке Северо-восточной географической и астрономической экспедиции И.И. Биллингса – Г.А. Сарычева (1785-1793) и несостоявшейся экспедиции пяти русских судов в Тихий океан под руководством капитана 1 ранга Г.И. Муловского (конец 1780-х гг.) .

Первая кругосветная экспедиция русских моряков, совершенная под руководством капитан-лейтенантов И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского (1803-1806 гг.), и последовавшие за нею в течение двадцати лет 20 кругосветных и полукругосветных плаваний русских парусных судов вывели Россию на качественно новый уровень – уровень мировой морской державы.

Научные исследования, выполнявшиеся на многих судах, в том числе и с участием представителей Петербургской АН, в первой трети XIX в. были распространены на все океаны планеты. Значительный вклад в исследования океанов и морей внесли экспедиции капитана 2 ранга (впоследствии адмирала) Ф.Ф. Беллинсгаузена и капитан-лейтенанта (впоследствии адмирала) М.П. Лазарева на шлюпах «Мирный» и «Восток» (1819-1821 гг.), а также лейтенанта (впоследствии капитана 1 ранга) О.Е. Коцебу на бриге «Рюрик» (1815-1818 гг.) и шлюпе «Предприятие» (1823-1826 гг.). Период царствования императора Александра I (1801-1825 гг.) вполне можно назвать «золотой страницей» в истории русского мореплавания. В течение почти двух последующих веков этот период привлекал (и привлекает) к себе внимание историков России и в целом достаточно хорошо изучен.

В царствование императора Николая I (1826-1855 гг.) дальние плавания русских моряков продолжались. Многие из них были связаны с деятельностью Российско-Американской компании (далее – РАК), поэтому их основной задачей была транспортировка грузов и людей. Едва ли не единственным исключением является кругосветное плавание капитан-лейтенанта (впоследствии адмирала) Ф.П. Литке (1797-1882) и сопровождавших его ученых на шлюпе «Сенявин» (1826-1829 гг.). Как отмечал в конце XIX в. выдающийся флотоводец и ученый вице-адмирал С.О. Макаров, «Литке был последний русский ученый кругосветный исследователь» . Научные результаты экспедиции Литке выдвинули его в первый ряд военных моряков-исследователей: в 1829 г. он был избран членом-корреспондентом Петербургской АН и внес большой вклад в  развитие сотрудничества военных моряков и ученых.

Объектом диссертационного исследования является сотрудничество российских военных моряков и ученых в изучении морей и океанов в 1830-1890-е гг.

Предметом исследования служат цели, задачи, формы и содержание сотрудничества российских военных моряков и ученых в изучении Мирового океана в 1830-1890-е гг.

Степень разработанности темы. История совместной деятельности российских военных моряков и ученых в изучении Мирового океана в царствования императоров Николая I, Александра II и Александра III в настоящее время практически не освещена в научных трудах. Историография по данной теме представлена в основном трудами по исследованию Мирового океана военными моряками. До 1917 г. количество трудов, посвященных этой теме, было незначительно.

В труде адмирала Г.И. Невельского (1813-1876) «Подвиги русских моряков на крайнем Востоке России. 1849-55» подробно изложено, как выполнялись исследования Приамурского края под его руководством. Однако автор не касался вопросов совместной деятельности военных моряков и ученых.

Вице-адмирал С.О. Макаров (1848-1904) в обширной лекции, прочитанной им в Морском кадетском корпусе в 1892 г. , постарался воздать должное не только морским офицерам, но и ученым, которые вместе с ними участвовали в исследовании Мирового океана. Так, он отметил роль академиков Э.Х. Ленца и Л.И. Шренка в океанографических исследованиях, выполнявшихся в  Тихом океане.

В «Океанографии» генерал-лейтенанта флота Ю.М. Шокальского (1856-1940) в краткой форме приведены сведения по истории океанографических исследований, выполнявшихся военными моряками и учеными, как России, так и других стран .

После 1917 г. вышло в свет немало трудов, посвященных географическим исследованиям. Из них следует отметить фундаментальный труд В.Ф. Гнучевой , в котором сконцентрированы данные об архивных материалах, посвященных сухопутным и морским экспедициям АН.

В труде инженер-контр-адмирала Н.Н. Зубова (1885-1960), посвященном отечественным мореплавателям – исследователям Мирового океана , кратко изложены ход и результаты ряда экспедиций, осуществленных русскими и советскими военными моряками (до 1941 г.). Однако автор строго держался избранной темы и не касался деятельности ученых, которые участвовали в исследованиях океанов и морей.

Историки науки В.А. Есаков, А.Ф. Плахотник и А.И. Алексеев в своей книге сделали обзор русских океанических и морских исследований . Несомненным достоинством книги является то, что в ней рассматривается не только деятельность военных моряков, но и ряда ученых (в частности, академиков Э.Х. Ленца, А.Ф. Миддендорфа и Л.И. Шренка).

Во втором томе «Истории Академии Наук СССР» , посвященном событиям XIX – начала XX в., вопросы сотрудничества ученых и моряков в исследовании Мирового океана специально не рассматривались. Однако в разделах по физике, астрономии, географии и зоологии приведены факты, свидетельствующие о совместной деятельности ученых и военных моряков в изучении океанов, морей и рек.

Для исследования проблемы сотрудничества военных моряков и ученых значительный интерес представляют работы историка полярных исследований В.М. Пасецкого (1920-2001). Весьма ценен его труд по истории основания и становления Главной физической обсерватории (далее – ГФО) Петербургской АН . В нем рассмотрена деятельность академиков А.Я. Купфера и Г.И. Вильда, отмечен вклад адмиралов Ф.П. Литке и М.Ф. Рейнеке, а также М.А. Рыкачева и других военных моряков в учреждение и развитие приморских метеорологических станций и системы штормовых предупреждений. В ряде своих книг об известных моряках-исследователях (например, о М.Ф.Рейнеке и Ф.П.Врангеле ), В.М.Пасецкий приводит факты сотрудничества этих гидрографов с учеными Петербургской АН.

В 1982 г. Ю.П. Потапов издал монографию «Степан Осипович Макаров», в которой, в частности, подробно рассмотрел деятельность флотоводца по исследованию Мирового океана .

В конце 70-х – начале 80-х годов XX в. были изданы два труда о деятельности военных гидрографов. В первом из них А.Н. Алексеев, Л.В. Басис, К.А. Богданов и др. сделали попытку проанализировать работы русских военных моряков по исследованию Мирового океана в течение 150 лет – с 1827 по 1977 гг. Другая книга – Л.И. Митина, В.И.Поляка, Л.Ф.Ганапольского и др. – была посвящена трудам гидрографов Черноморского флота. В обеих книгах речь идет, в основном, об исследовательской деятельности военных моряков.

Итоговым трудом коллектива авторов – военных гидрографов – явилась «История Гидрографической службы Российского флота» . В ней изложена история исследования морей и океанов военными гидрографами за 300 лет существования Российского флота – с 1696 по 1996 гг. При этом, как правило, отмечался и вклад ученых в исследования Мирового океана, хотя и в краткой форме.

В своем труде по истории изучения морей российскими учеными до середины XX в. А.Ф. Плахотник в краткой форме изложил те работы, которые  производили военные моряки и ученые, работавшие в АН, университетах, обществах естествоиспытателей, являвшиеся членами Русского географического общества, и др.

В.Н. Краснов и Е.А. Шитиков в историческом очерке развития отечественного флота и его взаимосвязей с наукой указали на многие примеры сотрудничества военных моряков и ученых. Они остановились, в частности, на итогах кругосветных экспедиций первой четверти XIX в. и сделали общий вывод о том, что «XIX век поистине стал для нашего Отечества золотым с точки зрения результатов исследования Мирового океана». Авторы очерка, кроме того, отметили офицеров флота, удостоенных Демидовской премии Петербургской АН (не выделяя тех из них, кто получил данную  награду за вклад в исследования океанов и морей),  кратко охарактеризовали деятельность адмирала Ф.П.Литке как президента академии.

В книге «Морские экспедиционные научные исследования России» , подготовленной коллективом авторов, обобщены сведения о выдающихся плаваниях парусных судов, географических экспедициях, гидрографических и океанографических исследованиях, выполненных российскими кораблями в период с конца XVII до конца XX в. В монографии, в частности, отмечено  значение исследований Л.И. Шренка, Ф.П. Литке, С.О. Макарова, А.И. Воейкова, М.Л. Онацевича, И.Б. Шпиндлера, Ф.Ф. Врангеля и других военных моряков и ученых. 

Э. Таммиксаар в своей монографии о географических аспектах творчества академика К.М.Бэра в 1830-1840-е гг. рассмотрел, в частности, его контакты с военными моряками Ф.П. Литке, Ф.П. Врангелем, И.Ф. Крузенштерном и А.К. Циволькой.

Гидрограф Л.Г. Колотило в одной из частей книги о деятельности военных моряков на озере Байкал в XVIII-XX вв. подробно рассмотрел исследования, выполненные Гидрографической экспедицией Байкальского озера в 1896-1902 гг., которой руководил подполковник Корпуса флотских штурманов (впоследствии генерал Корпуса гидрографов) Ф.К. Дриженко (1858-1922). В данной экспедиции принимали участие не только военные моряки, но и ученые, в частности, астрономы В.В. Ахматов и А.Д. Педашенко. 

В 2006 г. была издана монография географа В.И.Лымарева , в которой подробно описана деятельность по исследованию Аральского моря в 1848-1863 гг. морского офицера (впоследствии контр-адмирала) А.И. Бутакова (1816-1869), указано об избрании его в 1867 г. членом Совета Императорского Русского географического общества (далее – ИРГО).

Анализ трудов по истории изучения морей и океанов показывает их значительную ценность с точки зрения накопления, систематизации и исследования огромного массива исторического материала. Вместе с тем  ни в одном из них проблема сотрудничества российских военных моряков и ученых в изучении Мирового океана не исследовалась.

Хронологические рамки исследования ограничены 1830-1890-и гг. по следующим основаниям. Данный период практически не изучен с точки зрения взаимодействия российских военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана. Однако, именно в эти годы произошло становление и развитие Гидрографической службы Российского флота: в 1827 г. в структуре Морского  штаба было учреждено Управление генерал-гидрографа (в 1837 г. преобразовано в Гидрографический департамент Морского министерства, в 1885 г. – в Главное гидрографическое управление Морского министерства (далее – ГГУ). На первом этапе своего существования эта служба не обладала ни хорошо подготовленными кадрами, ни материально-технической базой, и потому нередко нуждалась в помощи ученых Петербургской АН, а также в использовании академических инструментов.

Исследуемый период характеризуется бурным развитием мореведческих наук как за рубежом, так и в России. Описательный характер наблюдений все более заменялся инструментальной оценкой тех или иных характеристик океанов и морей. Исследования океанов и морей стали проводиться на специально оборудованных судах и кораблях. В эти годы сформировались новые отрасли науки – океанография и морская метеорология; развивались гидрография, навигация, геофизика и морская картография. Расширялось международное сотрудничество, позволявшее внедрять в разных странах единые правила и методы выполнения морских исследований.

В исследуемый период многие ученые (академики К.М. Бэр, Э.Х. Ленц, Л.И. Шренк, А.Ф. Миддендорф, А.Я. Купфер, Г.И. Вильд и некоторые другие) активно интересовались процессами, происходящими в водной среде и в «приводных» слоях атмосферы.

Принимали участие в исследованиях морей и океанов и действительные члены образованного в 1845 г. ИРГО, председателем которого почти полвека являлся генерал-адмирал русского флота великий князь Константин Николаевич (1827-1892), а вице-председателем на протяжении многих лет был адмирал Ф.П. Литке.

В исследуемый период сложилась научная карьера таких крупных отечественных исследователей – морских офицеров как Ф.Ф. Врангель, С.О. Макаров, М.А. Рыкачев, Э.В. Майдель, И.Б. Шпиндлер, Ю.М. Шокальский.

Верхний рубеж исследования выбран с учетом следующих обстоятельств. К середине 90-х гг. XIX в. функции ГГУ были значительно расширены, что привело к изменению его организационной структуры, в том числе формированию новых экспедиционных подразделений, укомплектованных высококвалифицированными кадрами и современными инструментами. ГГУ накопило большой опыт исследовательских работ, и потому способно было самостоятельно решать стоявшие перед ним задачи. В то же время, Морское министерство лишилось нескольких деятелей, а Петербургская АН – ряда членов, которые в течение многих лет обеспечивали взаимовыгодное сотрудничество военных моряков и ученых: скончались генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич и адмирал С.И. Зеленой, академики Л.И. Шренк и А.Ф. Миддендорф, уехал за границу академик Г.И. Вильд. Ухудшились взаимоотношения между вице-адмиралом С.О. Макаровым и членами Петербургской АН из-за негативного отношения последних к идее строительства ледоколов и их использования для исследования Арктики. Таким образом, по объективным и субъективным причинам сотрудничество военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана к концу XIX  в. сократилось, хотя и не прекратилось .

Цель работы: на основе существующей исследовательской традиции и обширного фактического материала, в том числе впервые вводимого в научный оборот, всесторонне изучить сотрудничество российских военных моряков и ученых в изучении Мирового океана в 1830-1890-е гг.

Поставленная цель определила следующие конкретные задачи исследования:

- проанализировать взаимоотношения представителей Морского министерства России и ученых в сфере изучения морей и океанов;

- установить основные направления и формы сотрудничества российских военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана;

- исследовать международные аспекты сотрудничества военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана и установить их влияние на развитие в России мореведческих наук, а также личный вклад российских военных моряков и ученых в развитиемеждународных научных контактов в сфере изучения океанов и морей;

- выяснить значение сотрудничества военных моряков и ученых России  для развития океанографии, морской метеорологии, гидрографии, зоогеографии, морской картографии, геофизики;

- раскрыть взаимоотношения выдающегося океанографа XIX в. вице-адмирала С.О.Макарова с Петербургской АН;

- установить, как оценивались результаты деятельности российских военных моряков по исследованию Мирового океана учеными Петербургской АН.

- установить творческий вклад известных отечественных мореплавателей и деятелей Российского флота, а также видных ученых в организацию сотрудничества, направленного на эффективное исследование океанов и морей.

Обзор источников.

Основой для подготовки диссертации послужили различные виды документов, которые следует разделить на две группы: архивные и опубликованные документы.

Основными источниками стали материалы крупнейших архивов Санкт-Петербурга и Москвы: Петербургского филиала архива Российской академии наук (далее – ПФА РАН), Российского государственного архива Военно-Морского Флота (далее – РГА ВМФ), Российского государственного исторического архива (далее – РГИА).

В ПФА РАН многие неопубликованные документы были обнаружены в фонде Канцелярии и Комиссий Конференции Академии наук (ф. 2). Среди них – переписка руководителей Петербургской АН и морского ведомства об участии ученых в Охотской экспедиции (плавание адъюнкта Л.И. Шренка и его спутников на фрегате «Аврора» в 1853-1854 гг.), документы о поручении лейтенанту К.С. Старицкому производства магнитных наблюдений (1864 г.) и др. Неопубликованные документы, свидетельствующие о взаимодействии Петербургской АН и Морского министерства в исследовании океанов и морей, роли отдельных ученых и военных моряков в этих исследованиях были изучены в личных фондах академиков К.С. Веселовского (ф.24), А.Я. Купфера (ф. 32), М.А. Рыкачева (ф. 38), Л.И. Шренка (ф. 93), К.М.Бэра (ф. 129).

Большую роль в выяснении характера взаимоотношений между служащими Морского министерства и учеными сыграли документы, хранящиеся в РГА ВМФ. Особенно ценными оказались материалы Гидрографического департамента Морского министерства (ф. 402), которые свидетельствуют о различных сторонах сотрудничества военных моряков и ученых Петербургской АН: об организации и проведении совместных экспедиций и стационарных исследований, научно-техническом сотрудничестве, повышении научной квалификации моряков в академических обсерваториях и др. К кругу этих источников примыкают документы ГГУ (ф.404). В фонде Канцелярии Морского министерства (ф. 410) были изучены материалы о Северной экспедиции вице-адмирала К.Н. Посьета, в которой участвовал академик А.Ф. Миддендорф (1870 г.), об откомандировании морского врача А.А. Бунге в распоряжение Петербургской АН «для производства ученых исследований в полярных странах Сибири» (1885 г.) и др. Ряд документов фонда Главного морского штаба (ф. 417) свидетельствует об участии морского ведомства в научных исследованиях по программе первого Международного полярного года (1882-1883 гг.), организованных ИРГО под научным руководством академика Г.И. Вильда. Шканечные журналы фрегата «Аврора», относящиеся к плаванию академической экспедиции под руководством Л.И. Шренка (1853-1854 гг.), были изучены в фонде 870 – «Вахтенные и шканечные журналы (коллекция)». Интересные документальные свидетельства сотрудничества вице-адмирала С.О. Макарова с Петербургской АН удалось обнаружить в его личном фонде (ф. 17).

Из материалов РГИА использовались, в основном, документы фонда Департамента народного просвещения (ф. 733), относящиеся, в частности, к экспедициям Л.И. Шренка на фрегате «Аврора» (1853-1854 гг.) и А.А. Бунге на Новосибирские острова (1885-1886 гг.).

Основной корпус хранящихся в архивах материалов составляют переписка между руководителями Петербургской АН, ИРГО и морского ведомства, планы экспедиционных работ и их сметы, инструкции по исследованию океанов, прибрежных морей и рек, отчеты и рапорты непосредственных участников работ, ходатайства об их награждении. Изучение этих документов позволило установить как характер взаимоотношений между Морским министерством, Петербургской АН и ИРГО, так и роль отдельных военных моряков и ученых в осуществлении научного сотрудничества, определить его направления и формы.          

В диссертации использованы также отдельные материалы из Архива внешней политики Российской империи (далее – АВПРИ) и Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (далее – ЦГИА СПб).

Практически все эти документы прежде не публиковались и не использовались при изучении истории исследования океанов и морей.

При подготовке диссертации были тщательно изучены и опубликованные материалы, в которых отражена деятельность Петербургской АН и Морского министерства по совместному исследованию Мирового океана. Это «Журналы Министерства народного просвещения» за 1830-1850-е гг.,  «Ученые записки Академии наук» за 1852-1855 гг., «Записки Академии наук» за 1860-1890-е гг., «Известия Академии наук» за 1895 г. Все они стали существенными источниками для подготовки диссертации, поскольку в них опубликованы протоколы заседаний Петербургской АН, в частности, физико-математического отделения, ежегодные отчеты о деятельности академии, отчеты о присуждении различных премий (например, Демидовских и митрополита Макария), отчеты по ГФО, а так же многие труды, посвященные морским исследованиям.

В следующую группу источников для написания работы вошли издания, осуществлявшиеся морским ведомством: журнал «Морской сборник», «Записки Гидрографического депо», «Записки Гидрографического департамента», «Записки по гидрографии». В них публиковались не только материалы, связанные с боевой деятельностью флота, но и научные статьи, посвященные изучению Мирового океана, как русскими, так и иностранными военными моряками и учеными.

Кроме того, в ходе исследования использовались работы, посвященные отдельным проблемам, затронутым в диссертации.

Таким образом, собранный автором обширный массив источников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот, всесторонне отражает различные аспекты сотрудничества российских военных моряков и ученых в исследуемый период и дает возможность представить их совместную деятельность за большой исторический период.

Методологическую основу исследования составляют базовые принципы современной исторической науки (прежде всего, принципы историзма и объективности). В диссертации широко используются такие общеисторические методы, как проблемно-хронологический (описание событий во временной последовательности), историко-сравнительный (положен в основу объективной оценки вклада российских военных моряков и ученых в организацию сотрудничества), историко-биографический (позволил установить историческую роль ряда военных моряков и ученых в развитие океанографии и морской метеорологии). Системный метод позволил выявить многообразие прямых и опосредованных, формальных и неформальных взаимосвязей между российскими военными моряками и учеными, вычленить устойчивые типы взаимодействия, оценить их сравнительную эффективность. Комплексный, междисциплинарный подход к проблемам сотрудничества российских военных моряков и ученых позволил рассмотреть их исследовательскую деятельность в контексте исторических процессов, создать целостное представление об объекте исследования. 

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней впервые на основе большого массива исторических источников предпринята попытка комплексного изучения сотрудничества российских военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана в 1830-1890-е гг. Данная научная проблема ранее не рассматривалась в подобной постановке.

В работе впервые проанализированы контакты российских военных моряков (вице-адмирала А.С. Горковенко, генерал-адмирала русского флота великого князя Константина Николаевича) и академика А.Я. Купфера с одним из основоположников океанографии и морской метеорологии американским военным моряком, иностранным членом Петербургской АН М.Ф. Мори (1806-1873). На основе анализа этих контактов установлено их значение для развития  мореведческих наук в России.

Принципиально новой является историческая реконструкция событий, связанных с сотрудничеством военных моряков и ученых России при проведении экспедиционных и стационарных исследований в морях и океанах.

В работе впервые проанализированы различные формы сотрудничества российских военных моряков и ученых при исследовании Мирового океана, в том числе при проведении океанографических, метеорологических, зоогеографических, астрономических и магнитных наблюдений.





В диссертации впервые детально исследованы взаимоотношения одного из крупнейших отечественных океанографов второй половины XIX в. вице-адмирала С.О. Макарова с представителями Петербургской АН. Кроме того, выявлены оценки, данные учеными Петербургской АН деятельности российских военных моряков по исследованию Мирового океана в 1830-1890-е гг.

Большинство архивных документов, связанных с историей морской метеорологии, океанографии, гидрографии, морской картографии, зоогеографии, полярных исследований, создания и усовершенствования технических средств для исследования морей и океанов, впервые вводится в научный оборот.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке специальных курсов по океанографии, гидрографии, гидрометеорологии, физической географии, истории Российской академии наук и Российского флота.

Апробация работы. Основные положения и выводы исследования изложены в докладах, представленных научной общественности на международных и общероссийских научных форумах: конференциях по истории отечественной океанологии (Калининград, 1996, 1999, 2007; Санкт-Петербург, 2008), конференции «Русское географическое общество и Флот» (Санкт-Петербург, 1996), XVI–XXII, XXIX конференциях Санкт-Петербургского отделения Национального комитета по истории и философии науки и техники (1996-2001, 2008), международном симпозиуме «Наука под парусом: Русские исследования в северной части Тихого океана. 1728-1867» (США, Анкоридж, 2000), Годичной научной конференции ИИЕТ имени С.И.Вавилова РАН (г. Москва, 2001), I-III Елагинских чтениях (Санкт-Петербург, 2001, 2003, 2005), Всероссийской научной конференции «Исторический опыт научно-промысловых исследований в России» (Санкт-Петербург, 2002), Международной научной конференции «Санкт-Петербург и страны Северной Европы» (Санкт-Петербург, 2002), Константиновских чтениях (Санкт-Петербург, 2002), VII Международном конгрессе по истории океанографии (Калининград, 2003), XII съезде Русского географического общества (г. Кронштадт, 2005), конференции «Немцы в Санкт-Петербурге» (Санкт-Петербург, 2006), Международной научной конференции «История наук о Земле: исследования, этапы развития, проблемы» (г. Москва, 2008). Кроме того, по теме диссертации был прочитан ряд публичных лекций в Русском географическом обществе (2007/2008 гг.).

Материалы диссертации нашли отражение в пяти монографиях и 30 научных статьях. Часть материалов опубликована в научных журналах, в том числе рекомендованных ВАК РФ («Вопросы истории естествознания и техники», «Морской сборник», «Военно-исторический журнал», «Известия Русского географического общества»), а также научных сборниках, в частности: Деятели русской науки XIX-XX веков. Вып. 2-й (2000), Наука Санкт-Петербурга и морская мощь России. Т. 1 (2001). Несколько статей опубликованы в зарубежных изданиях: «Сумська старовiна» (Украина, 2001), «International Hydrographic Review» (Международная гидрографическая организация, 2004).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, приложений, списка архивных источников и литературы. Общий объем работы – 442  страницы.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

 

Во введении определяется предмет исследования, устанавливается вклад российских военных моряков и ученых в совместные исследования океанов и морей в XVIII в. и первой половине XIX в., анализируется состояние изученности проблемы, обосновывается выбор хронологических рамок исследования, формулируются его цели и задачи, дается краткая характеристика материалов, приведенных в каждой главе.

Глава 1 посвящена международным аспектам сотрудничества военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана в 30-90-е гг. XIX в. В ней отражены взаимосвязи российских военных моряков и ученых с иностранными коллегами по реализации международных проектов и экспедиций, а также участие военных моряков и ученых России в различных  международных форумах (конгрессах, конференциях, выставках), оказавших значительное влияние на развитие методов и средств выполнения научных исследований в морях и океанах.

В параграфе 1.1. «Международная хронометрическая экспедиция в Балтийском море в 1833 г.» представлен анализ подготовительной работы, проведения и итогов экспедиции.    

В 1833 г., по инициативе директора Гидрографического депо, почетного члена Петербургской АН, генерал-лейтенанта Корпуса флотских штурманов Ф.Ф. Шуберта (1789-1865), была организована Международная хронометрическая экспедиция в Балтийском море, в которой приняли участие сам Ф.Ф. Шуберт, член-корреспондент Петербургской АН подполковник Корпуса флотских штурманов (впоследствии адмирал)  Б.В. Врангель (1797-1872), академик В.Я. Струве (1793-1864), а также ученые из Пруссии, Дании и Швеции. В ходе экспедиции, проводившейся на пароходе «Геркулес», были выполнены наблюдения с использованием 56 морских хронометров, позволившие уточнить координаты (в частности, долгoты) многих прибрежных пунктов на Балтийском море и связать Санкт-Петербургскую обсерваторию через Любек, Копенгаген и Альтону с Гринвичской обсерваторией в Англии .

Параграф 1.2. «Брюссельская морская конференция 1853 г.» посвящен подготовке и  проведению первой международной морской конференции.

В конце 40-х годов XIX в. директор ГФО академик А.Я.  Купфер (1799-1865) установил научные контакты с директором Национальной обсерватории

США американским военным моряком, гидрографом, океанографом и метеорологом М.Ф. Мори. Они периодически обменивались материалами исследований. Когда же в 1852 г. М.Ф. Мори, заручившись поддержкой своего правительства, выступил с инициативой проведения международной морской конференции, управляющий Морским министерством великий князь Константин Николаевич (1827-1892) распорядился направить на нее представителя русского флота. Делегатом первой международной морской метеорологической конференции, которая состоялась в Брюсселе в августе-сентябре 1853 г., стал капитан-лейтенант (впоследствии вице-адмирал)  А.С. Горковенко (1821-1876). На этой конференции при участии представителей десяти государств (Бельгия, Великобритания, Дания, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Россия, Швеция, США, Франция) были впервые установлены общие правила выполнения метеорологических наблюдений на военных кораблях и торговых судах. Решения Брюссельской конференции имели большое значение для развития морской метеорологии и океанографии во всем  мире, в том числе и в России.

В параграфе 1.3. «Антарктический проект 1861-1863 гг.» рассмотрен один из проектов М.Ф. Мори, посвященный организации международного сотрудничества в исследовании Мирового океана. Осенью 1861 г. по распоряжению великого князя Константина Николаевича многим военным морякам и известным ученым России было направлено письмо М.Ф. Мори, в котором он призывал организовать международную экспедицию для исследования «южных полярных стран». В заочном обсуждении предложения М.Ф. Мори приняли участие академики Э.Х. Ленц, А.Я. Купфер, Г.П. Гельмерсен, адъюнкт Л.И. Шренк и почетные члены Петербургской АН адмиралы Ф.П. Литке, Ф.П. Врангель, а также В.А. Римский-Корсаков, К.И. Истомин и другие военные моряки. Их мнения относительно возможности участия России в международной антарктической экспедиции оказались различными. Учитывая мнения адмиралов Ф.П. Врангеля, Ф.П. Литке, контр-адмирала В.А. Римского-Корсакова, академиков Э.Х. Ленца, А.Я. Купфера и адъюнкта Л.И. Шренка, а также отзывы иностранных коллег (в Англии и Франции проект Мори по различным причинам был отклонен еще в 1860 г.), великий князь Константин Николаевич распорядился проект Мори об организации международной антарктической экспедиции оставить «без последствий». 

В параграфе 1.4. «Проект исследования пассатной пыли» рассмотрены воззрения немецкого ученого Э.Х. Эренберга (1795-1876) и австрийского кругосветного мореплавателя контр-адмирала Б. фон Вюллерсдорф-Урбера на проблему пассатной пыли . 7 июня 1866 г. эта проблема (исследования «темного моря», пассатной пыли и кровяных дождей) обсуждалась на заседании физико-математического отделения Петербургской АН. Обсуждение было инициировано чтением письма Э.Х. Эренберга, в котором немецкий ученый выразил желание, чтобы Петербургская АН обратила внимание морского ведомства России на необходимость изучения «темного моря» на западном берегу Африки. Письмо Эренберга, а также схема с указанием местонахождения «темного моря», поясов пассатной пыли и кровяного дождя на земном шаре, были опубликованы в «Записках Академии наук» . 25 отдельных оттисков письма было отправлено в Гидрографический департамент с просьбой оказать содействие немецкому ученому в наблюдениях за интересовавшими его явлениями. 7 марта 1867 г. департамент выразил готовность «содействовать к пополнению пробелов в исследованиях» Эренберга.

К сожалению, не удалось обнаружить архивные материалы, свидетельствующие о том, что пробелы в исследованиях Эренберга действительно были пополнены военными моряками России. Но немаловажен и сам факт того, что в Гидрографическом департаменте, как это обычно бывало, откликнулись на призыв Петербургской АН о сотрудничестве в исследовании Мирового океана.

В параграфе 1.5. «Первый метеорологический конгресс в Вене в 1873 г.»  рассмотрено участие ученых и военных моряков в международном форуме, имевшем большое значение для развития метеорологии в европейских странах, США и в России. Делегатами конгресса были директор ГФО Петербургской АН академик Г.И. Вильд (1833-1902), сотрудник обсерватории В.П. Кёппен и лейтенант Российского флота Ф.Ф. Врангель (1844-1919), сын кругосветного мореплавателя, адмирала Ф.П.Врангеля. Ф.Ф.Врангель принял участие в работе трех комиссий конгресса, ознакомился с выставкой  гидрометеорологических инструментов и приобрел лучшие из них для использования при проведении исследований на Черном море. В период работы Венского конгресса делегатам не удалось обсудить все намеченные вопросы, и потому для координации деятельности метеорологов был избран постоянный международный метеорологический комитет, членом которого стал академик Г.И. Вильд.

В параграфе 1.6. «Лондонская морская метеорологическая конференция в 1874 г.» произведен детальный анализ проблем, связанных с дальнейшим развитием морской метеорологии. Ф.Ф. Врангель не смог приехать на эту конференцию. Однако делегаты от России на Лондонской конференции присутствовали. Ими стали капитан-лейтенант (впоследствии генерал по Адмиралтейству) М.А. Рыкачев (1840-1919), помощник директора ГФО Петербургской АН, и директор Тифлисской обсерватории А. Мориц. При этом М.А. Рыкачев являлся председателем 1-й субкомиссии конференции, обсуждавшей проблемы производства метеорологических наблюдений, а А. Мориц участвовал в работе 2-й субкомиссии, созданной для разработки единых методов обработки наблюдений.

Лондонская конференция 1874 г. внесла ряд изменений в действовавшие ранее постановления Брюссельской конференции 1853 г., в том числе и относительно выполнения гидрологических наблюдений в море.

В параграфе 1.7. «Международные выставки по проблемам исследования Мирового океана» рассматривается  участие военных моряков и ученых в географических конгрессах и выставках, имевших большое значение для развития гидрографии, гидрологии и морской картографии в России в конце XIX в.

В 1874 г. в Париже состоялся 2-й Географический конгресс. Почти от каждого министерства и «ученого общества» России в Париж были направлены представители в качестве делегатов Географического конгресса. Делегатами Морского министерства были член ученого отделения Морского технического комитета вице-адмирал А.С. Горковенко (в 1853 г. он участвовал в работе Брюссельской морской метеорологической конференции), а также представитель Гидрографического департамента лейтенант П.А. Мордовин.

На общем заседании конгресса делегаты приняли несколько важных постановлений по вопросам гидрографии, морской картографии и гидрометеорологии, в том числе о принятии для всех морских карт проекции Меркатора, устройстве в разных странах наблюдательных пунктов для одновременных наблюдений за приливами, выполнении наблюдений за длиной и высотой морских волн.

30 июля 1875 г. состоялось торжественное закрытие конгресса, на котором присутствовал почетный член Петербургской АН, председатель ИРГО, генерал-адмирал русского флота великий князь Константин Николаевич.

Еще до начала конгресса состоялось торжественное открытие Географической выставки. Российским комиссаром на выставке был член-корреспондент Петербургской АН востоковед Н.В. Ханыков (1822-1878), представителем Гидрографического департамента являлся лейтенант П.А. Мордовин. Экспозиция Гидрографического департамента (морские карты, атласы, руководства для плавания) была удостоена высшей награды – почетного диплома. Аналогичные награды были присуждены экспозициям Англии, Голландии, Испании, США и Франции.

В 1876 г. в Лондоне состоялась выставка научных приборов и инструментов. Поверенным России на выставке (комиссаром), по предложению директора Главной Николаевской (Пулковской) астрономической обсерватории академика О.В. Струве (1819-1905), был избран гидрограф, капитан-лейтенант Ф.Ф. Врангель. На выставке Ф.Ф. Врангель имел возможность познакомиться с выдающимися специалистами в различных сферах науки. Одним из них был  У. Томсон (1824-1907, с 1892 г. барон Кельвин). Свои впечатления от выставки Ф.Ф. Врангель изложил в двух статьях, опубликованных в «Морском сборнике» в 1876-1877 гг.

Морское министерство России в последней четверти XIX в. неоднократно принимало участие в международных форумах, на которых экспонировалась картографическая продукция – морские карты, атласы и навигационные пособия. Подтверждением высокого качества русских морских карт, изданных Гидрографическим департаментом, были медали и дипломы, полученные за картографические работы, демонстрировавшиеся на Всемирных выставках в Брюсселе и Париже (1875 г.), в Филадельфии (1876 г.) и в Венеции (1881 г.) .

В 1892 г. в Москве проводилась международная географическая выставка. Морское министерство приняло участие в этой выставке. ГГУ для демонстрации на выставке приготовило 34 атласа, 425 карт, 147 книг и брошюр, в том числе уникальных, изданных в XVI-XVIII в. Впоследствии перечень атласов, карт и планов, отправляемых на выставку, был расширен до 455 наименований, в том числе и за счет представленных контр-адмиралом С.О. Макаровым карт, предназначенных для его труда «“Витязь” и Тихий океан». Представителем ГГУ на выставке был подполковник И.Б. Шпиндлер .

В 1893 г. Россия приняла участие в Международной выставке в Чикаго, посвященной 400-летию открытия Х.Колумбом Америки. В ГГУ для нее приготовили копии шканечных журналов пакетбота «Св. Петр» (командир – капитан-командор В. Беринг), гукора «Св. Петр» (командир – лейтенант С. Ваксель), пакетбота «Св. Павел» (командир – капитан А.И. Чириков), подлинные донесения Беринга и Чирикова, а также извлечения из рапорта Вакселя (1738-1744). Кроме того, были специально изготовлены (отпечатаны с литографского камня) копии карт плаваний В. Беринга (с уменьшением в 2,7 раза) и А. Чирикова (с уменьшением в 2 раза). Император Александр III лично «обозрел» карты, журналы и другие документы, приготовленные для отправки в США. Представителем России на выставке был ее военно-морской агент .

В 1900 г. Россия приняла участие в VIII Международном конгрессе мореплавания, который проходил в Париже в рамках Всемирной выставки. Из ГГУ на конгресс во Францию было отправлено 25 морских карт. Большинство из них было напечатано в 1900 г., пять карт были изданы в первой четверти XIX в. . Из-за отсутствия финансовых средств управляющий Морским министерством не счел возможным послать в командировку кого-либо из гидрографов . Тем не менее, один из гидрографов – подполковник по Адмиралтейству Ю.М. Шокальский – побывал на Всемирной выставке (по ходатайству ИРГО он был командирован за границу для изучения уровня развития картографии в странах Западной Европы) .

Изучение международных аспектов деятельности Морского министерства и Петербургской АН по исследованию Мирового океана в 1830-1890-е гг. свидетельствует о следующем:

1. Военные моряки и ученые внимательно следили за научными достижениями иностранных коллег, стремились овладеть новыми методами проведения исследований, новейшими инструментами и применять их в изучении морей и океанов.

2. Представители Морского министерства и ученые принимали участие в различных международных форумах, проводившихся в европейских странах и США: географических конгрессах и выставках, метеорологических конференциях и съездах, научно-технических и картографических выставках. Решения этих форумов служили важными ориентирами для дальнейшего развития океанографии, морской метеорологии и морской картографии в России, а научные контакты, установленные в период проведения форумов, способствовали последующей плодотворной деятельности военных моряков и ученых.

3.  Военные моряки и ученые принимали активное участие в реализации тех международных проектов, которые были научно обоснованы, поддерживались в других странах и могли принести весомую пользу России. 

4. Международные аспекты сотрудничества в области исследования Мирового океана имели большое значение в деятельности военных моряков А.С. Горковенко, Ф.Ф. Врангеля, М.А. Рыкачева, Ю.М. Шокальского и ученых А.Я. Купфера и Г.И. Вильда.

5. Большое влияние на деятельность российских военных моряков и ученых и развитие океанографии, морской метеорологии и гидрографии в России оказали труды американского военного моряка и исследователя М.Ф. Мори. 

Глава 2. «Экспедиционная деятельность российских военных моряков и ученых» посвящена одному из главных направлений сотрудничества военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана.

Параграф 2.1. «Экспедиция академика К.М. Бэра на Новую Землю в 1837 г.» освещает организацию, проведение и итоги первой научной экспедиции на Новую Землю, осуществленной по инициативе Петербургской АН. В ее подготовке активное участие приняли военные моряки, а плавание проходило на небольшой шхуне «Кротов» под командованием прапорщика Корпуса флотских штурманов А.К. Цивольки (1810-1839) . В ходе экспедиции были выполнены зоологические, ботанические, метеорологические, магнитные, гидрологические, геодезические, гидрографические и геологические исследования. После завершения экспедиции академик К.М. Бэр (1792-1876) дал высокую оценку профессиональным качествам военного моряка А.К. Цивольки, его «неутомимому усердию и любви к наукам» .

В параграфе 2.2. «Дальневосточная экспедиция академика Л.И. Шренка на фрегате “Аврора” в 1853-1854 гг.» освещено сотрудничество военных моряков и ученых по организации и проведению полукругосветной научной экспедиции.

В 1853 г. управляющий Морским министерством великий князь Константин Николаевич предложил Петербургской АН отправить научную экспедицию на военном судне, направлявшемся в Приамурский край. Это предложение было одобрено комиссией в составе академиков А.Я. Купфера, Э.Х. Ленца, Ф.Ф. Брандта, К.А. Мейера, Г.П. Гельмерсена, А.Ф. Миддендорфа и Ф.И. Рупрехта. По приглашению Петербургской АН экспедицию возглавил молодой ученый Л.И. Шренк (1826-1894), впоследствии академик. В 1853-1854 гг. Л.И. Шренк и его спутники (рисовальщик В. Поливанов и препаратор М.Шиль) на фрегате «Аврора» (командир – капитан-лейтенант И.Н.Изыльметьев), совершили плавание из Кронштадта вокруг мыса Горн в Петропавловский порт. Совместно с офицерами фрегата Л.И. Шренк производил метеорологические и гидрологические наблюдения. Кроме того, по своей инициативе с помощью пелагической сетки он собирал мелких представителей морской фауны и исследовал их под микроскопом.

Спустя 40 лет адмирал С.О. Макаров назвал метеорологический журнал «Авроры» одним из лучших.

Параграф 2.3. «Азовская экспедиция академика К.М. Бэра в 1862 г.» посвящен исследованиям проблемы обмеления Азовского моря, предпринятым  по поручению ИРГО. Академика К.М. Бэра сопровождал зоолог Г.И. Радде (1831-1903). 8 июня 1862 г. ученые приехали в Николаев, где главный командир порта и военный губернатор города вице-адмирал Б.А. Глазенап оказал им радушный прием и содействие. В гидрографической части Николаевского порта Бэр исследовал «старинные измерения Азовского моря», однако наблюдений XVIII в. не обнаружил. Бэр сравнил русскую карту измерений в Азовском море 1803 г. с ее греческим изданием и обнаружил в первой опечатку. Это дало ему основание утверждать, что в Азовском  море никакого уменьшения глубины не было.

На небольшом военном пароходе «Тамань» Бэр и Радде совершили переход по маршруту: Одесса – Севастополь – Таганрог. Они произвели в Таганрогском заливе контрольные измерения глубин лотом и не нашли расхождений с величинами, указанными на карте гидрографа Е.П. Манганари (1833 г.). Кроме того, ученые «совершили поездку по рейду вокруг стоящих там судов, взяли пробы грунта с помощью отличного аппарата, изготовленного Гидрографическим департаментом, и ни разу не подняли ни одного камня» от сбрасываемого в море балласта.

Поездка на Азовское море убедила К.М. Бэра в правильности выводов академической комиссии, созданной по инициативе генерал-адмирала русского флота, великого князя Константина Николаевича и работавшей в Петербурге в период с октября 1861 г. по январь 1862 г. В состав комиссии входил также представитель Морского министерства капитан 1 ранга Г.А. Кригер (впоследствии вице-адмирал, директор Гидрографического департамента в 1874-1881). В своем докладе комиссия отрицала возможность обмеления Азовского моря из-за сброса в него торговыми судами каменного балласта.

Несмотря на авторитетное мнение комиссии, подтвержденное результатами экспедиции К.М. Бэра, дискуссия об обмелении Азовского моря, начавшаяся в периодической печати еще в 1850-х гг., продолжалась в течение нескольких десятилетий, в том числе и на страницах журнала «Морской сборник». При этом важные выводы об изменении среднего многолетнего уровня моря были сделаны в 1884 г. морским офицером Э.В. Майделем (1842-1918), ставшим впоследствии известным исследователем, генерал-майором.

В параграфе 2.4. «Исследование течения Гольфстрим академиком А.Ф. Миддендорфом на корвете “Варяг” в 1870 г.» освещаются научные аспекты сотрудничества военных моряков и ученых в одной из экспедиций по исследованию русского Севера, Баренцева моря, а также северной части Атлантического океана.  

Почетный член Петербургской АН А.Ф. Миддендорф (1815-1894) в 1870 г. совершил плавание на винтовом корвете «Варяг», сопровождая великого князя Алексея Александровича (1850-1908) и его наставника вице-адмирала К.Н. Посьета (1819-1899). С помощью офицеров судна А.Ф. Миддендорф организовал наблюдения за температурой воды (на поверхности и на глубине) в Белом и Баренцевом морях и Северном Ледовитом океане. Произведенные наблюдения  А.Ф. Миддендорф обобщил в специальном труде , в котором высказал суждения о северной ветви течения Гольфстрим (к востоку от мыса Нордкап). Выводы А.Ф. Миддендорфа в определенной степени подтвердили гипотезу немецкого географа А. Петермана (1822-1878) о существовании ветви Гольфстрима в направлении Новой Земли. Однако ученый ошибался, предположив, что это течение можно наблюдать и в Белом море. Это его заблуждение разделял и вице-адмирал К.Н. Посьет.

В ходе плавания выполнялись и другие исследования, результаты которых были также опубликованы . Кроме того, лейтенант Э.В. Майдель за проведенные на шхуне «Секстан» (входившей в состав отряда судов под общим командованием К.Н. Посьета) обширные метеорологические и магнитные наблюдения у Мурманского побережья и в Северном море был награжден серебряной медалью ИРГО.

Плавание корвета «Варяг» в 1870 г. имело большое значение для России, поскольку А.Ф. Миддендорф и К.Н. Посьет привлекли внимание общественности и правительства к проблеме освоения северных просторов страны. Миддендорф в конце своего труда о Нордкапском течении пророчески отмечал, что «…Сибирское полярное море вскоре обратит на себя должное внимание» .

К.Н. Посьет в своем обширном рапорте писал о многих направлениях развития русского Севера: улучшении системы внутренних водных путей, развитии рыболовства и его охране, необходимости строительства порта в Кольском заливе, прекрасном народе – поморах, которыми можно комплектовать русский флот, и т.д. Предложения вице-адмирала К.Н. Посьета,  несомненно, способствовали освоению русского Севера, а некоторые из них ему пришлось претворять в жизнь самому, являясь в 1874-1888 гг. министром путей сообщения.

В параграфе 2.5. «Гидрологические наблюдения исследователя Новой Гвинеи и Океании Н.Н. Миклухо-Маклая на корвете “Витязь” в 1870-1871 гг.» освещается малоизвестная сторона научной деятельности выдающегося русского путешественника. Н.Н. Миклухо-Маклай (1846-1888), отправившийся на остров Новая Гвинея по рекомендации академика Ф.Ф. Брандта и при содействии президента Петербургской АН адмирала Ф.П.Литке, в период своего плавания на корвете «Витязь» в 1870-1871 гг. вел наблюдения за температурой воды в Атлантическом и Тихом океанах. При подготовке к путешествию Н.Н. Миклухо-Маклаю оказали содействие директор Гидрографического департамента вице-адмирал С.И. Зеленой (1810-1892), помощник директора ГФО Петербургской АН лейтенант М.А. Рыкачев, а в производстве наблюдений – офицеры и матросы корвета «Витязь» под командованием капитана 2 ранга (впоследствии вице-адмирала, начальника ГГУ в 1892-1898 гг.) П.Н. Назимова (1829-1902). Гидрологические наблюдения Н.Н.Миклухо-Маклая в Атлантическом и Тихом океанах имеют большое значение для истории науки, и, в частности, для истории океанографии, поскольку они были произведены до знаменитого плавания английского корвета «Челленджер» (1872-1876 гг.) и кругосветного плавания капитана 1 ранга С.О. Макарова на корвете «Витязь» (1886-1889 гг.).

В параграфе 2.6. «Экспедиция Петербургской академии наук на Новосибирские острова в 1885-1886 гг.» рассмотрено сотрудничество военных моряков и ученых по проведению исследований на побережье Сибири и арктических островах.

Начиная с 80-х гг. XIX в., после того, как шведский исследователь  Н.А.Э. Норденшельд (1832-1901) на шхуне «Вега» прошел вдоль арктического побережья России с запада на восток (1878-1880 гг.), в России стали уделять больше внимания изучению арктических районов страны. По инициативе академиков Л.И. Шренка, К.И. Максимовича, А.А. Штрауха и Ф.Б. Шмидта была организована экспедиция Петербургской АН на Новосибирские острова (1885-1886). Возглавлял экспедицию морской врач А.А. Бунге (1851-1930), его помощником являлся кандидат естественных наук Э.В. Толль (1858-1902). В ходе экспедиции им удалось уточнить географическое положение Новосибирских островов и собрать богатый материал «для разъяснения некоторых специальных вопросов, относящихся до полярного пояса Сибири…».

В параграфе 2.7. «Черноморская экспедиция по измерению глубин морского дна в 1890-1891 гг.» освещаются исследования, предпринятые по инициативе ИРГО. Руководителем экспедиции был заведующий метеорологическим отделением ГГУ подполковник (впоследствии генерал-лейтенант) И.Б. Шпиндлер (1849-1919). Для работ экспедиции Морское министерство выделило военные суда. В 1890 г. исследования проводили И.Б. Шпиндлер, гидрограф и метеоролог Ф.Ф. Врангель (в этот период он был инспектором воспитанников Императорского Александровского лицея) и доцент геологии Новороссийского университета Н.И. Андрусов (1861-1924). Плавание на канонерской лодке «Черноморец» (командир – капитан 2 ранга А.И. Смирнов) продолжалось 26 дней. Участники экспедиции выполнили 60 промерных и гидрологических станций; на 13 из них были произведены драгировки. 

В 1891 г. Ф.Ф. Врангель не смог принять участие в продолжении работ. В экспедиции по Черному морю на канонерских лодках «Донец» (командир –  капитан 2 ранга Мартыни) и «Запорожец» (командир – капитан 2 ранга  В.П. Пуцилло), а также по Азовскому морю на транспорте «Казбек» (командир –  капитан 2 ранга Попов) участвовали И.Б. Шпиндлер, доктор зоологии А.А. Остроумов, профессор химии Московского университета В.В. Морковников и три представителя Новороссийского университета (г. Одесса): лаборант по химии А.А. Лебединцев, кандидат С.Г. Попруженко и доцент В.В. Заленский. Они выполнили наблюдения на 126 океанографических станциях, 58 из которых являлись глубоководными. Исследования подтвердили выводы экспедиции 1890 г.

В январе 1892 г. Совет ИРГО присудил участникам экспедиции для глубоководного исследования Черного моря И.Б. Шпиндлеру и Ф.Ф. Врангелю малые золотые медали. Впоследствии они продолжали заниматься обработкой материалов экспедиции и издали совместный труд .

В параграфе 2.8. «Участие военных моряков в экспедициях ученых» проанализированы факты оказания помощи, которую оказывали представители морского ведомства исследователям различных ведомств и учреждений.

В 1853-1856 гг. военные моряки в значительной степени обеспечили успех экспедиции по изучению рыболовства в Каспийском море, которой руководил академик К.М. Бэр, предоставив в его распоряжение суда и необходимый инвентарь.

Зимой 1876/1877 г. в Варшаве состоялся V съезд русских естествоиспытателей, который принял решение ходатайствовать о предоставлении «на известный срок» в распоряжение натуралистов, отправляющихся исследовать глубины Черного и Белого морей, паровых судов. Это ходатайство было рассмотрено в Морском министерстве. На Белом море для исследователей могла быть предоставлена шхуна «Самоед» («только лишь во время плавания ее для инспектирования Беломорских маяков»), на Черном море – шхуны, выполняющие промерные работы, а в случае необходимости иметь отдельное судно – шхуна «Ингул» сроком на одну неделю. Однако, планы естествоиспытателей не осуществились из-за начавшейся Русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

В 1882-1883 гг. моряки Владивостокского порта и эскадры Тихого океана оказали помощь научному сотруднику Зоологического музея Петербургской АН И.С. Полякову (1847-1887), доставляя его в различные пункты на военных судах.

Геофизик Э.В. Штеллинг (1850-1922), проверявший в 1890 г. по поручению академика Г.И. Вильда деятельность метеорологических станций на Сахалине, Камчатке и побережье Охотского моря и попутно производивший магнитные наблюдения, отмечал существенную помощь, которую оказали ему морские офицеры, служившие на судах Добровольного флота .

Заведующий биологической станцией Петербургской АН в Севастополе доктор зоологии А.А. Остроумов (1858-1925) в 1891-1894 гг. при выполнении наблюдений многократно пользовался содействием моряков Черноморского флота, которым командовал вице-адмирал Н.В. Копытов (1833-1901).    

Изучение сотрудничества военных моряков и ученых по организации морских экспедиций в исследуемый период позволяет сделать следующие выводы:

1. Совместной экспедиционной деятельностью военных моряков и ученых  были охвачены многие прилегающие к России или внутренние моря (Азовское, Черное, Белое, Баренцево, Охотское, Японское, Восточно-Сибирское и Лаптевых). В ряде случаев исследования проводились в Северном Ледовитом, Атлантическом и Тихом океанах.

2. Проведение совместных экспедиций не носило систематического характера; их организация нередко зависела от инициативы отдельных моряков и ученых.

  1. 3. В ряде случаев причинами проведения совместных экспедиций послужили исследования, проведенные иностранными учеными. Однако, в отличие от зарубежных стран (например, Австро-Венгрии и Англии ), в России в 1830-1890-е гг. не было организовано ни одного кругосветного плавания с научной целью . Отчасти это объясняется тем, что многие военные моряки и ученые считали необходимым, прежде всего, подвергнуть более тщательному исследованию моря и земли, прилегающие к континентальной части России. Однако утрата замечательной традиции – организации кругосветных плаваний с научной целью, заложенной в период царствования императора Александра I, отрицательно сказывалась на международном авторитете России .

4. Совместные экспедиции имели большое значение не только для развития таких наук, как география, зоология, ботаника, гидрометеорология, океанография и геология, но и сыграли определенную роль в истории России.

5. Наибольший творческий вклад в организацию совместных экспедиций внесли академики К.М. Бэр, Л.И. Шренк, А.Ф. Миддендорф и военные моряки генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич, адмиралы Ф.П. Литке, К.Н. Посьет, подполковник И.Б. Шпиндлер, гидрограф и метеоролог Ф.Ф. Врангель, морской врач А.А. Бунге.

Глава 3. «Сотрудничество российских военных моряков и ученых при выполнении стационарных наблюдений» посвящена исследованиям, проводившимся в 1830-1890-е гг., в основном, в прилежащих морях России. 

Параграф 3.1. «Наблюдения за уровнем Балтийского моря в 1830-1870-е гг.» посвящен сотрудничеству военных моряков и ученых по организации уровенных исследований. Наблюдения за изменением уровня Балтийского моря были начаты в 1833 г. гидрографами под командованием капитан-лейтенанта (впоследствии вице-адмирала, директора Гидрографического департамента в 1855-1858 гг.) М.Ф. Рейнеке (1801-1859). В 1837 г., по инициативе академика К.М. Бэра, для этих наблюдений была разработана специальная инструкция. В 1888 г. подполковник Корпуса флотских штурманов (впоследствии генерал-лейтенант, начальник ГГУ в 1898-1903 гг.) К.И. Михайлов (1838-1918), используя обнаруженные в архиве Морского министерства материалы наблюдений М.Ф.Рейнеке и его подчиненных, вывел разность уровня Балтийского моря за промежуток от 31 года до 39 лет. Он составил таблицу для 11 пунктов, согласно которой понижение уровня Балтийского моря за этот период составило от 4,09 до 11,6 дюймов. 2 мая 1888 г. записка К.И. Михайлова была отправлена вице-председателю ИРГО Н.Н. Семенову. К ней были приложены карты Финского и Ботнического заливов с обозначенными на них пунктами «высечек».

В параграфе 3.2. «Наблюдения за приливами и отливами в Русской Америке и Белом море в 1840-1850-е гг.» впервые рассмотрено сотрудничество военных моряков и ученых по организации и выполнению данных исследований в северных и восточных районах Российской империи.  

В 1840-е гг. военные моряки, по инициативе контр-адмирала Ф.П. Литке, производили наблюдения за приливо-отливными явлениями в Русской Америке и в Белом море. На американском континенте этими наблюдениями руководил главный правитель русских колоний капитан 1 ранга А.К. Этолин (1799-1876), в Белом море – капитан Корпуса флотских штурманов П.Т. Мацеровский. Наблюдения производились с помощью механического приливомера («гипсалографа»). Научным руководителем этих стационарных наблюдений являлся академик Э.Х.Ленц (1814-1865). В обработке наблюдений принимал участие его ученик М.И. Талызин

В параграфе 3.3. «Метеорологические наблюдения на приморских станциях в 1850-1890-е гг.» произведен анализ сотрудничества военных моряков и ученых по устройству приморских метеорологических станций и их деятельности. В этом важном деле ГФО сотрудничала с Гидрографическим департаментом, начиная с 1850-х гг. – еще до того, как она стала подразделением Петербургской АН. К середине 90-х гг. XIX в. общее количество приморских станций превысило 100, причем более 80-и из них содержалось на средства Морского министерства. Большую роль в организации сотрудничества в этой области сыграли академики А.Я. Купфер и Г.И. Вильд, руководители Гидрографического департамента А.Г. Вилламов и С.И. Зеленой, морские офицеры Н.Н. Тресковский, М.А. Рыкачев, Э.В. Майдель и И.Б. Шпиндлер.

В параграфе 3.4. «Организация и функционирование службы штормовых предупреждений в 1860-1890-е гг.» установлено, что созданная усилиями военных моряков и ученых России сеть метеорологических станций позволила не только организовать оперативный сбор данных о погоде, но и создать в 70-80-е гг. XIX в. систему штормовых предупреждений на Балтийском и Черном морях, Ладожском и Онежском озерах. Заслуга в этом принадлежит, прежде всего, директору ГФО Петербургской АН академику Г.И. Вильду и его помощнику морскому офицеру М.А. Рыкачеву, руководившему отделом морской метеорологии, телеграфных сообщений о погоде и штормовых предостережений. Подготовленные в ГФО прогнозы погоды нередко направлялись государственным деятелям России, включая императора. Летом 1885 г. синоптические карты стали постоянно публиковаться в газетах «Правительственный вестник» и «Новое время». К концу 1892 г. отдел М.А. Рыкачева получал утренние телеграммы от 170 метеорологических станций, в том числе от 108 русских и 62 заграничных. В 1892 г. в порты Балтийского моря и на прибрежные станции больших северных озер были отправлены 194 штормовых предупреждения, а в порты Черного и Азовского морей – 147. Доля удачных и отчасти удачных предупреждений возросла соответственно до 85% и 76%. Таким образом, передававшиеся по телеграфу в порты штормовые предупреждения повышали безопасность плавания военных и гражданских судов.

В параграфе 3.5. «Участие военных моряков в деятельности научных станций на острове Новая Земля и в устье реки Лены в период проведения Международного полярного года (1882-1884 гг.)» выяснено значение сотрудничества представителей морского ведомства и ученых России в реализации одного из самых масштабных международных научных проектов конца XIX в. В 1882-1883 гг. наиболее развитые страны (Австрия, Великобритания и Канада (совместно), Германия, Голландия, Дания, Канада, Норвегия, Россия, США, Швеция, Финляндия) участвовали в проведении исследований по программе первого Международного полярного года. Деятельность их координировала Международная полярная комиссия, председателем которой был директор ГФО Петербургской АН академик Г.И. Вильд. Организация исследований в рамках проведения Международного полярного года была поручена ИРГО, которое создало специальную комиссию. В ее состав вошел и капитан-лейтенант Ф.Ф. Врангель. Для проведения одновременных магнитных и метеорологических исследований в пунктах арктических областей Россия организовала две полярных станции. Одна из них под руководством морского офицера, лейтенанта (впоследствии генерал-лейтенанта) К.П. Андреева (1853-1919) была развернута на Новой Земле (1882-1883 гг.), другая, которой командовал штабс-капитан Корпуса флотских штурманов Н.Д. Юргенс (1847-1898), – в устье реки Лены на острове Сагастырь (1882-1884 гг.). Основную роль в проведении предусмотренных программой наблюдений сыграли военные моряки, поскольку новоземельская станция была почти полностью укомплектована флотскими офицерами и «нижними чинами», а на Усть-Ленской станции зимовали Н.Д. Юргенс, морской врач А.А. Бунге и два матроса.

На обеих станциях был собран огромный массив метеорологических, гидрологических, астрономических, геофизических и картографических материалов, обработкой которых в течение нескольких лет после возвращения в Петербург занимались К.П. Андреев и Н.Д. Юргенс, прикомандированные к ИРГО. В своей работе «Результаты метеорологических наблюдений Первой международной полярной экспедиции 1882-1883 г.г.» (СПб, 1889) М.А.Рыкачев отметил, что проведенные полные одновременные геофизические исследования создали «прочную основу для дальнейшего прогресса в изучении как атмосферных, так и магнитных процессов в полярных областях земного шара».

Изучение совместной деятельности военных моряков и ученых по организации и проведению стационарных наблюдений на побережьях морей и океанов  в 1850-1890-е гг. позволяет сделать следующие выводы:

1. Представители морского ведомства и ученые плодотворно сотрудничали в вопросах организации и проведения метеорологических наблюдений на приморских станциях, создания и функционирования службы штормовых предупреждений, деятельности полярных станций на Новой Земле и в устье реки Лены, исследования изменения уровня Балтийского моря.

2. Сотрудничество военных моряков и ученых по организации и производству метеорологических наблюдений на приморских станциях имело длительный – в течение нескольких десятилетий – характер. Это сотрудничество координировалась директором Гидрографического департамента (с 1886 г. – начальником ГГУ) Морского министерства и директором ГФО Петербургской АН.

3. Совместная деятельность военных моряков и ученых в деле организации и функционирования службы штормовых предупреждений на побережьях морей и озер имела важное государственное значение.

4. Организованные и проведенные военными моряками и учеными стационарные наблюдения имели большое значение для развития гидрометеорологии, гидрологии и геофизики в России.

5. Основной творческий вклад в организацию и проведение стационарных наблюдений внесли военные моряки Ф.П. Литке, М.Ф. Рейнеке, С.И. Зеленой, М.А. Рыкачев, Н.Д. Юргенс, К.П. Андреев, А.А. Бунге и академики К.М. Бэр, Э.Х. Ленц, А.Я. Купфер, Г.И. Вильд.

В главе 4. «Различные формы сотрудничества российских военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана» установлены существовавшие в XIX в. формы взаимодействия представителей морского ведомства и научных учреждений (Петербургской АН, ИРГО и др.) при изучении морей и океанов.   

В параграфе 4.1. «Научные стажировки военных моряков в академических обсерваториях» рассматриваются вопросы дополнительной подготовки морских офицеров в Главной астрономической (Пулковской) и Главной физической обсерваториях Петербургской АН.

Поскольку ценность наблюдений и качество их камеральной обработки зависит от профессионализма наблюдателей, то одной из форм совместной деятельности стало повышение квалификации морских офицеров под руководством ученых Петербургской АН. Сначала в диссертации рассматривается астрономическая подготовка моряков.

23 марта 1828 г. император Николай I утвердил проект директора Гидрографического департамента Ф.Ф. Шуберта по съемке части Балтийского моря. Пункт 6 этой программы гласил: «Командировать от 2х до 4х офицеров, имеющих ... охоту к астрономическим наблюдениям, в г[ород]. Дерпт, дабы могли обучиться в практическом употреблении новейших инструментов и новейших метод под руководством Профессора Штруве (так в документе. – В.С. .

После постройки Главной астрономической обсерватории и назначения академика В.Я. Струве ее директором (1839 г.) военных моряков стали направлять на обучение в Пулково. В конце 1850-х гг. дело отца, в том числе и по астрономической подготовке офицеров флота, продолжил академик О.В. Струве, являвшийся совещательным астрономом Гидрографического департамента.

Освоение моряками новых методов и инструментов для производства метеорологических и магнитных наблюдений началось в 60-х годах XIX в., когда директором ГФО Петербургской АН стал академик Г.И. Вильд.

В течение исследуемого периода десятки офицеров флота прошли стажировку в Главной астрономической (Пулковской) и Главной физической обсерваториях. Это положительно повлияло на качество выполнявшихся военными моряками наблюдений и общую организацию исследований в океанах и морях. Многие из прошедших стажировку офицеров с течением времени заняли высшие и высокие посты в Гидрографической службе Российского флота. Среди них – Н.Л. Пущин, Г.К. Ланевский-Волк, А.И. Вилькицкий, Ф.К. Дриженко, И.Б. Шпиндлер, Э.В. Майдель, К.П. Андреев, М.Е. Жданко, Е.Л. Бялокоз  и др.

В параграфе 4.2. «Научно-техническое сотрудничество военных моряков и ученых» рассмотрены факты их взаимодействия при испытаниях научных приборов, предназначенных для исследования Мирового океана, в частности, в испытаниях гидрологических, метеорологических и гидрографических приборов и инструментов.

В 1864 г. Гидрографический департамент, по просьбе академика А.Я. Купфера, организовал испытания двух анероидов, созданных фирмой знаменитого французского мастера А.Л. Бреге (1747-1823). Они были проведены на пароходо-фрегатах «Олаф» и «Смелый», командиры которых в своих отчетах отметили, что английские анероиды системы Казелла имеют некоторые преимущества в сравнении с теми, которые были присланы для испытаний.

С конца 1850-х до середины 1860-х гг. на судах Российского флота в Онежском озере, в Средиземном и Черном морях проводились испытания «электрического лота» петербургского ученого Э.Х. Шнейдера, учителя физики Императорского училища правоведения. У этого лота момент касания грузом дна отмечался звонком на борту судна. В испытаниях принимали участие военные моряки А.П. Андреев и Ф.Ф. Врангель. В 1865-1866 гг. в Средиземном море с борта фрегата «Пересвет» (командир – капитан-лейтенант Н.В. Копытов) лейтенант Ф.Ф. Врангель произвел «электрическим лотом» Э.Х. Шнейдера несколько измерений глубин в диапазоне от 550 до 1900 саженей. Глубоководные исследования на фрегате «Пересвет» были выполнены на несколько лет ранее аналогичных английских наблюдений. С конструкцией «электрического лота» Э.Х. Шнейдера был знаком академик К.М. Бэр. Записка Э.Х. Шнейдера об испытаниях этого лота, по предложению академика Л.М. Кемца, была напечатана в «Бюллетене» Петербургской АН. Несколько статей Э.Х. Шнейдера было опубликовано в «Морском сборнике» . В 1866-1869 гг. лот Шнейдера успешно использовался при глубоководных промерах Черного моря.

В параграфе 4.3. «Вклад военных моряков в пополнение коллекций Зоологического музея Петербургской академии наук» произведен анализ выявленных фактов передачи (присылки) в дар Зоологическому музею различных предметов. При этом установлен значительный вклад военных моряков Н.А. Ивашинцова, К.Н. Посьета, Н.А. Бирилева, А.А. Бунге и др. в пополнение морских коллекций Зоологического музея. Произведенный автором анализ списка пожертвований, составленного академиком А.А. Штраухом, показывает, что за период с 1832 по 1882 гг. адмиралы, офицеры и морские врачи передавали в музей зоологические предметы морского происхождения лишь около 20 раз (из 306 случаев) . Таким образом, оценивая в целом эту форму сотрудничества, следует признать вклад военных моряков в пополнение морских коллекций Зоологического музея незначительным.

Параграф 4.4. «Участие ученых в анализе материалов морских экспедиций» посвящен сотрудничеству российских военных моряков и ученых в обработке данных, полученных в результате исследований. Не принимая непосредственного участия в исследованиях, ученые Петербургской АН производили анализ материалов морских экспедиций, которые передавали в их распоряжение военные моряки – руководители и участники этих работ. Так, в 1860-х гг. начальник Гидрографической экспедиции по съемке и промеру Каспийского моря (1856-1872) капитан 1 ранга (впоследствии контр-адмирал, член-корреспондент Петербургской АН) Н.А. Ивашинцов (1819-1871) неоднократно присылал в академию обширные коллекции (пробы воды, грунта, зоологические предметы). В исследовании этих коллекций принимали участие академики К.М. Бэр, Г.П. Гельмерсен, Н.И. Кокшаров, А.М.Бутлеров, член-корреспондент академии Ф.И. Вейссе, магистр А.Ф. Гёбель. Контр-адмирал А.А. Попов в 1863 г. прислал в Петербургскую АН пробы воды, собранные в Атлантическом и Индийском океанах, а также в Японском море.

В 1864 г. из Гидрографического департамента Морского министерства в Петербургскую АН были доставлены образцы грунтов со дна Ладожского озера, собранные руководителем гидрографических работ капитаном (впоследствии генерал-лейтенант) Корпуса флотских штурманов А.П. Андреевым (1820-1882). Их исследование было поручено члену-корреспонденту Петербургской АН Ф.И. Вейссе.

В феврале 1878 г. директор Гидрографического департамента представил в Петербургскую АН присланные А.П. Андреевым пробы грунта со дна Онежского озера, а также образцы антрацита, добытые в озере. Для исследования «коллекции Андреева» была назначена комиссия из академиков Г.П. Гельмерсена, Н.И. Кокшарова и А.М. Бутлерова.

Капитан 1 ранга С.О. Макаров, вернувшись в Петербург после кругосветного плавания на корвете «Витязь», передал в октябре 1889 г. собранные им пробы грунта морского дна академику А.С. Фаминцыну, которому Петербургская АН поручила их рассмотреть.

В 1874-1875 гг., по инициативе лейтенанта Ф.Ф. Врангеля, на некоторых судах Черноморского флота определялась плотность воды и собирались пробы воды, которые отправлялись для анализа в Тифлис (химику Г.В. Струве) и в Харьковский университет.

Академик Л.И. Шренк в течение многих лет анализировал данные метеорологических журналов, которые ему присылали с судов, плававших в дальневосточных морях. В результате анализа Л.И. Шренк пришел к выводу, что в Японском и Охотском морях существуют четыре течения: Курильское, Сахалинское, Лиманское (все – холодные) и Цусимское (теплое) как ветвь течения Куросио. Эти выводы Л.И. Шренк изложил в труде «О течениях Охотского, Японского и смежных с ними морей», опубликованном в 1874 г. в «Записках Академии наук». Л.И. Шренк был первым из отечественных ученых второй половины XIX в., кто, обрабатывая термометрические наблюдения, производившиеся на русских военных судах, внес значительный научный вклад в исследование дальневосточных морей. Приоритет академика Л.И. Шренка в исследовании морей Дальнего Востока подтверждал и вице-адмирал С.О. Макаров .

Параграф 4.5. «Исследование магнитной аномалии в Финском заливе»  посвящен истории изучения аномальных геофизических явлений в  Балтийском море. Первоначально, в 1815-1817 гг. три «штурманских помощника» – Холязев, Бабушин и Кузьмин – занимались этими наблюдениями в окрестностях островка Юссарэ. Они определили лишь несколько наклонений и около 200 склонений. В 1849 г. исследованием магнитной аномалии занимался капитан-лейтенант Н.А. Ивашинцов, а десять лет спустя – руководитель морской описи в Финском, Рижском и Ботническом заливах капитан 1 ранга (впоследствии генерал-лейтенант Корпуса флотских штурманов) А.И. Борисов (1810-1874).

В 1859 г. академик Э.Х. Ленц предложил своим коллегам по Петербургской АН организовать экспедицию для изучения магнитной аномалии в Балтийском море. По решению академии в 1860 г. такая экспедиция была организована. Ее руководителем и главным наблюдателем стал кандидат Санкт-Петербургского университета Р.Э. Ленц (1833-1903), сын академика Э.Х. Ленца. Вернувшись из  экспедиции, Р.Э. Ленц занимался обработкой своих наблюдений. 14 февраля 1862 г. академик Э.Х. Ленц представил на заседании физико-математического отделения Петербургской АН сочинение Р.Э. Ленца «О неправильном распределении земного магнетизма в северной части Финского залива», предложив напечатать его в «Мемуарах». Год спустя статья Р.Э. Ленца «Об исследовании магнитной аномалии в Финском заливе» была опубликована в «Морском сборнике» . Там же были помещены две карты и чертеж. В 1862 г. за свою диссертацию «О магнитных аномалиях в Финском заливе» Р.Э. Ленц был удостоен степени магистра физики.

В параграфе 4.6. «Вице-адмирал С.О. Макаров и Петербургская академия наук» впервые рассмотрены взаимоотношения между С.О. Макаровым и российскими учеными в конце XIX в. В 1880-х годах военный моряк С.О. Макаров (1848-1904) завоевал высокий авторитет среди ученых России, опубликовав труд по гидрологии «Об обмене вод Черного и Средиземного морей», который был удостоен половинной премии митрополита Макария Петербургской АН. После возвращения из кругосветного плавания (1886-1889) контр-адмирал С.О. Макаров опубликовал фундаментальный труд – «“Витязь” и Тихий океан», который был удостоен полной премии митрополита Макария. В диссертации подробно рассмотрены взаимоотношения С.О. Макарова с Петербургской АН, начиная с 1881 г. до его героической смерти в Порт-Артуре в 1904 г. В частности, установлены причины, по которым С.О. Макаров не стал действительным членом Петербургской АН, о чем очень мечтал.

В параграфе 4.7. «Оценка Петербургской академией наук исследовательской деятельности российских военных моряков» впервые произведен анализ оценок научной деятельности представителей морского ведомства по изучению морей и океанов. Деятельность военных моряков по исследованию океанов и морей в разные годы исследуемого периода получала признание со стороны главного научного учреждения страны. Петербургская АН публиковала научные труды многих военных моряков, присудила Демидовские премии М.Д. Тебенькову (1802-1872), М.Ф. Рейнеке,  Н.А. Ивашинцову, Ломоносовскую премию – М.А. Рыкачеву, премию митрополита Макария – С.О. Макарову (дважды). Почетными членами Петербургской АН стали адмиралы Ф.П. Литке, Ф.П. Врангель, С.И. Зеленой, К.Н. Посьет. Генерал-адмирал русского флота великий князь Константин Николаевич, избранный почетным членом Петербургской АН в 17-летнем возрасте, впоследствии стремился оправдывать это высокое звание, оказывая содействие делу исследования Мирового океана.

Адмирал Ф.П. Литке в 1864 г. был удостоен высшей чести: император Александр II назначил его президентом Петербургской АН, которую он возглавлял  в течение 18-и лет.

Анализ всей совокупности форм сотрудничества военных моряков и ученых по исследованию Мирового океана в 1830-1890-е гг. позволяет сделать следующие выводы:

1. Наиболее длительной и скоординированной являлась деятельность по  повышению научной квалификации морских офицеров. Остальные формы сотрудничества имели в значительной степени эпизодический характер. Они, как правило, были инициированы отдельными военными моряками и учеными.

2. В ряде случаев сотрудничество военных моряков и ученых не было непосредственно связано с конечным результатом – получением точных научных данных о тех или иных физико-химических характеристиках океанов и морей, однако создавало предпосылки для  более тщательных и методически более надежных исследований. Различные формы сотрудничества военных моряков и ученых сыграли положительную роль в развитии гидрологии, морской метеорологии, гидрографии, геофизики и биологии.

3. Высокая оценка, которую Петербургская АН давала деятельности многих военных моряков – исследователей Мирового океана, являлась стимулом для расширения их научной деятельности. Так, во многом благодаря признанию Петербургской АН его заслуг в исследовании течений пролива Босфор, С.О. Макаров впоследствии организовал выполнение океанографических работ на корвете «Витязь», которые были высоко оценены не только в России, но и за рубежом.

4. Наибольший творческий вклад в организацию различных форм сотрудничества по исследованию Мирового океана  внесли военные моряки Ф.П. Врангель, Ф.П. Литке, М.А. Рыкачев, К.Н. Посьет, Н.А. Ивашинцов и академики  В.Я. Струве, О.В. Струве, А.Я. Купфер, Л.И. Шренк, Г.И. Вильд.

В заключении обобщены результаты и сформулированы выводы, вытекающие из основных положений диссертации.

1. На основе анализа обширной источниковой базы и выявленной литературы впервые обобщена, теоретически осмыслена и решена крупная научная проблемареконструирована история сотрудничества военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана в 1830-1890-е гг.

Для систематизации и обобщения были использованы обширные архивные материалы крупных архивов России – ПФА РАН, РГИА, РГА ВМФ, АВПРИ. Многие из исследованных материалов впервые введены в научный оборот. Кроме  того, использованы монографии по теме исследования, а также  материалы, опубликованные в научных периодических изданиях XIX-XX в.

2. Исследованы международные аспекты сотрудничества военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана и установлено их влияние на развитие в России мореведческих наук.

Показано, что в исследуемый период представители морского ведомства и ученые России принимали участие в различных международных форумах, проводившихся в европейских странах и США: метеорологических конференциях и конгрессах, географических конгрессах и выставках по проблемам исследования Мирового океана (в том числе, научно-технических и картографических). Решения этих форумов служили важными ориентирами для дальнейшего развития океанографии, морской метеорологии, гидрографии и морской картографии в России, а научные контакты, установленные в период проведения форумов, способствовали последующей плодотворной деятельности военных моряков и ученых по исследованию Мирового океана. Большое влияние на развитие в России мореведческих наук оказали труды и деятельность американского военного моряка и ученого М.Ф. Мори. 

3. Установлены направления, формы и типы сотрудничества военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана.

Установлено, что одним из основных направлений сотрудничества представителей Морского министерства и ученых по исследованию Мирового океана являлась экспедиционная деятельность. Совместной экспедиционной деятельностью были охвачены многие прилегающие к России или внутренние моря (Азовское, Черное, Каспийское, Белое, Баренцево, Охотское, Японское, Восточно-Сибирское и Лаптевых). В ряде случаев экспедиционные исследования проводились в Северном Ледовитом, Атлантическом и Тихом океанах.

  1. Проведение экспедиций не носило систематического характера; их организация нередко зависела от инициативы отдельных ученых и военных моряков. В ряде случаев причинами для проведения совместных экспедиций служили исследования, проведенные иностранными учеными.

Совместные экспедиции имели большое значение не только для развития таких наук, как география, зоология, ботаника, гидрометеорология, океанография и геология, но и сыграли определенную роль в истории России.

Вторым основным направлением сотрудничества представителей морского ведомства и ученых являлось проведение стационарных наблюдений. Они включали организацию и выполнение метеорологических исследований на приморских станциях и маяках, создание и функционирование службы штормовых предупреждений,  деятельность полярных станций на Новой Земле и в устье реки Лены, многолетние наблюдения за уровнем Балтийского моря.

Организованные и проведенные военными моряками и учеными стационарные наблюдения имели большое значение для развития гидрометеорологии, климатологии, гидрологии и геофизики в России.

Показано, что формы сотрудничества военных моряков и ученых были весьма разнообразными:

- научно-образовательное сотрудничество (повышение научной и практической квалификации морских офицеров под руководством ученых в Николаевской Главной астрономической и Главной физической обсерваториях Петербургской АН);

- международное сотрудничество (участие в международных экспедициях и научных форумах, в международном обмене научными данными);

- научно-техническое сотрудничество (испытания научных приборов и инструментов и их усовершенствование);

- организационно-техническое сотрудничество (оказание помощи военными моряками экспедициям ученых: доставка на судах в различные пункты побережья и на острова, обеспечение инструментами и другим инвентарем);

- аналитическое сотрудничество (анализ (обработка) учеными материалов морских экспедиций);

- метеорологическое сотрудничество (организация и выполнение метеорологических наблюдений на приморских метеорологических станциях, организация и функционирование службы штормовых предупреждений);

- музейное сотрудничество (пополнение военными моряками коллекций Зоологического музея Петербургской АН);

Среди указанных форм сотрудничества военных моряков и ученых удалось выделить несколько типов (в зависимости от времени взаимодействия, от количества участников и от значения результатов).

В некоторых случаях взаимодействие военных моряков и ученых носило долгосрочный и скоординированный характер.Примером является метеорологическое сотрудничество (в частности, организация и функционирование системы штормовых предупреждений, предназначенной для обеспечения безопасности мореплавания военных и коммерческих судов). Это взаимодействие актуально и в наши дни.

В ряде случаев сотрудничество военных моряков и ученых носило краткосрочный, эпизодический характер(при решении отдельных научных задач). К ним следует отнести международное, научно-техническое, организационно-техническое, аналитическое и музейное взаимодействие военных моряков и ученых.

В зависимости от количества участников сотрудничества его можно разделить на три типа. К первому типу – двустороннему сотрудничеству – относится взаимодействие между представителями Морского министерства и Петербургской АН или между представителями морского ведомства и ИРГО.  Второй тип – многостороннее сотрудничество – связан с взаимодействием между представителями нескольких ведомств и учреждений (например,  между военными моряками, учеными Петербургской АН и членами ИРГО). Наконец, третий тип – это индивидуальное (инициативное) сотрудничество между представителем морского ведомства (например, Н.А.Ивашинцовым, С.О.Макаровым) и Петербургской АН или членом академии (например, А.Я.Купфером, Л.И.Шренком) и Морским министерством.

В зависимости от значения результатов совместной деятельности военных моряков и ученых следует выделить два типа сотрудничества: имеющее государственное значение (например, метеорологическое сотрудничество) и межведомственное значение (так, например, можно оценить научно-образовательное сотрудничество).

  1. Выяснено значение совместной деятельности военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана для развития различных областей науки.

Особенно существенными являются результаты деятельности военных моряков и ученых по исследованию течений в северо-западной части Тихого океана и Гольфстрима в Баренцевом море, выполнению многолетних метеорологических наблюдений на приморских станциях, проведению комплексных глубоководных исследований в Черном море, организации и выполнению многолетних наблюдений за уровнем Балтийского моря. Исследования Мирового океана, совместно произведенные военными моряками и учеными в 1830-1890-е гг., способствовали становлению и развитию в России океанографии и морской метеорологии, развитию гидрографии, морской картографии, геофизики и зоогеографии. Укреплению международного научного авторитета России способствовали организация и успешное проведение исследований на Новой Земле и в устье Лены по программе первого Международного полярного года (1882-1883).

В сотрудничестве военных моряков и ученых не всегда были только успехи. Однако, на основании произведенного исследования, можно сделать следующий вывод: сотрудничество представителей Морского министерства и ученых по исследованию Мирового океана было достаточно плодотворным как с научной, так и с государственной точек зрения, хотя, как правило, и не носило систематического характера

Рассматривая проблему исследований Мирового океана военными моряками и учеными России, необходимо помнить, что Российская империя в начале исследуемого периода представляла собой огромную, в значительной степени неизведанную страну. Именно поэтому правительство, в том числе морское ведомство, и ученые старались основные усилия направлять на изучение внутренних районов страны и  прилежащих морей России.  

Следует отметить также, что никто из членов Петербургской АН специально (то есть, в течение всей своей научной карьеры) вопросами исследования океанов и морей не занимался. Интерес некоторых академиков к морским проблемам в большинстве случаев носил эпизодический характер. Таким образом, следует сделать вывод о том, что в 1830-1890-е годы Петербургская АН не уделяла исследованиям океанов и морей значительного внимания.

Указанные обстоятельства, однако, не могут уменьшить значения совместной деятельности военных моряков и ученых в изучении океанов и морей.

5. Выяснена оценка исследовательской деятельности военных моряков со стороны Петербургской АН. 

Установлено, что в  исследуемый  период Петербургская АН  не  оставляла  без  внимания  труды  тех  военных моряков, которые  вносили  большой  вклад  в  изучение  океанов и морей. Так, лауреатами  престижной  Демидовской  премии  стали М.Ф.Рейнеке и М.Д.Тебеньков. Дважды  был  удостоен  премии  митрополита  Макария С.О.Макаров. Лауреатом Ломоносовской премии стал М.А.Рыкачев.

За большой научный вклад известные военные моряки-исследователи  были избраны почетными членами Петербургской АН. Это Ф.П.Литке, Ф.П.Врангель, С.И.Зеленой и К.Н.Посьет. В члены-корреспонденты Петербургской АН были избраны М.Ф.Рейнеке, Н.А.Ивашинцов и  М.А.Рыкачев. Адмирал Ф.П.Литке – единственный из военных моряков – в 1864 г. был назначен президентом Петербургской АН и занимал этот пост около 20 лет, практически до своей смерти (1882 г.).

ИРГО также неоднократно награждало военных моряков за морские и полярные исследования. Среди них – А.П.Андреев, Э.В.Майдель, Н.Д.Юргенс, С.О.Макаров, И.Б.Шпиндлер.

6. Проанализированы взаимоотношения одного из выдающихся океанографов XIX в. вице-адмирала С.О.Макарова с представителями Петербургской АН.

Установлено, что С.О.Макаров поддерживал устойчивые научные контакты со своим коллегой из ГФО Петербургской АН – М.А.Рыкачевым. Поддержку С.О.Макарову оказывали академики Л.И.Шренк и Г.И.Вильд. Петербургская АН опубликовала ряд научных трудов военного моряка С.О.Макарова и дважды присудила ему премию митрополита Макария. В начале 1890-х гг. С.О.Макаров стремился стать членом-корреспондентом Петербургской АН, однако после смерти Л.И.Шренка и отъезда Г.И.Вильда за границу поддержать кандидатуру С.О.Макарова было некому. Выяснены обстоятельства конфликта С.О.Макарова с представителями Петербургской АН в связи с проектом постройки ледокола «Ермак» и его арктических плаваний.

7. Установлен творческий вклад видных ученых, известных мореплавателей и деятелей Российского флота в организацию сотрудничества, направленного на эффективное исследование океанов и морей.

Сотрудничество военных моряков и ученых в исследовании Мирового океана в немалой степени зависело от тех лиц, которые в разные годы находились во главе морского ведомства, Петербургской АН и их подразделений, ИРГО или оказывали серьезное влияние на решение научных проблем. Большая роль в обеспечении плодотворного сотрудничества в исследовании океанов и морей принадлежала президенту Петербургской АН, вице-председателю ИРГО адмиралу Ф.П.Литке, директорам ГФО А.Я.Купферу и Г.И.Вильду, директорам Главной Николаевской астрономической обсерватории академикам В.Я.Струве и О.В.Струве. Активно способствовали укреплению сотрудничества и лично участвовали в совместной деятельности с военными моряками академики К.М.Бэр, Э.Х.Ленц, Л.И.Шренк и А.Ф.Миддендорф.

Всемерно старались поддержать действия ученых, а нередко своей инициативой предопределяли установление взаимовыгодного сотрудничества между моряками и учеными, такие деятели Российского флота как адмиралы Ф.П.Литке и Ф.П.Врангель, генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич.

Возглавляя Гидрографический департамент Морского министерства, обеспечивали координацию действий военных моряков с учеными адмиралы М.Ф.Рейнеке и С.И.Зеленой, а также начальник ГГУ генерал Корпуса флотских штурманов Ф.Ф.Веселаго (1817-1895).

Большой личный вклад в организацию и проведение совместных с учеными исследований внесли представители морского ведомства А.С.Горковенко, Н.Д.Юргенс, К.П.Андреев и А.А.Бунге.

Активно способствовали успешному проведению научных исследований в океанах и морях М.А.Рыкачев, Э.В.Майдель, К.Н.Посьет, Н.В.Копытов, И.Б.Шпиндлер, Ф.Ф.Врангель и другие офицеры.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах автора:

Монографии

1. История морского картографического производства в России (конец XIX – начало XX в.). СПб.: ЦКП ВМФ. 2003. 312 с. (в соавторстве с А.В.Антошкевичем, А.А.Комарицыным и Б.С.Фридманом).

2. От карт ветров и течений до подводных мин. Неизвестные страницы российско-американских научных и военных контактов в середине XIX века. СПб.: Гидрометеоиздат. 2005. 240 с.

3. Исследования Мирового океана военными моряками и учеными России. 1826-1895 гг. СПб.: изд. Главного управления навигации и океанографии Министерства обороны РФ. 2006. 292 с.

4. Неизвестный Врангель. СПб.: Гидрометеоиздат. 2006. 362 с.

5. Фердинанд Фердинандович Врангель, 1844-1919. М.: Наука. 2008. 208 с.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных положений докторской диссертации

6.           Иван Михайлович Диков // Морской сборник. 1996. № 6. С. 32.

  1. Моряки – лауреаты престижной премии // Морской сборник. 1996. №8. С. 92-94.
  2. Проект М.Ф.Мори об исследовании Южных полярных стран // Известия РГО. 1998. Т. 130. Вып. 5. С. 46-54.
  3. С.О.Макаров и Петербургская Академия наук // Известия РГО. 2000. Т. 132. Вып. 2. С. 48-59.
  4. Несостоявшаяся экспедиция лейтенанта Ф.Ф.Врангеля на «Челленджере» // Известия РГО. 2002. Т. 134. Вып. 1. С. 79-82.
  5. Исследование Гольфстрима на корвете «Варяг» (1870 г.) // Известия РГО. 2003. Т. 135. Вып. 1. С. 81-87.
  6. Наблюдения над приливами и отливами в Русской Америке и Белом море // Известия РГО. 2003. Т. 135. Вып. 4. С. 81-89.
  7. Сотрудничество российских военных моряков и ученых в организации и выполнении метеорологических наблюдений на приморских станциях в 1850-1890-е годы // ВИЕТ. 2008. № 4. С. 120-139.

Другие публикации

  1. Наблюдения над приливами и отливами в Белом море (1843-1848 гг.) // Материалы XVI Симпозиума РАН по истории и методологии технических наук и инженерной деятельности «Технические науки и проблемы ответственности ученых и инженеров». СПб.: СПбФ ИИЕТ имени С.И.Вавилова РАН.1995. С. 62-64.
  2. Морские исследования Л.И.Шренка и офицеров фрегата «Аврора» в 1853-1854 гг. // Тезисы докладов международной конференции «История отечественной океанологии». Калининград: Музей Мирового океана. 1996. С. 22.

16. Н.Н.Миклухо-Маклай и Российский военный флот // Русское географическое общество и Флот. СПб., 1996. С. 128-129.

  1. Cекретное плавание «Скобелева» // Цитадель. 2000. № 1(9). С. 25-32.
  2. Л.И.Шренк как океанолог и метеоролог / Деятели русской науки XIX-XX веков. Вып. 2. СПб.: изд. «Дмитрий Буланин». 2000. С. 15-33.
  3. The Petersburg Academy of Sciences and the Russian Marine Ministry: Cooperation in researching the North Pacific Ocean in the 18th and 19th centuries / «Science Under Sail: Russian Exploration in the North Pacific, 1728-1867». Cook Inlet Historical Society Symposium. Anchorage, Alaska. October 13-14, 2000. 10 pages.
  4. Академия наук и морское ведомство: сотрудничество в исследовании Мирового океана в XVIII-XIX вв. // Наука Санкт-Петербурга и морская мощь России. Т. 1. СПб.: Наука. 2001. С. 335-345.
  5. Персидский путь в Индию (несостоявшийся проект М.Ф.Мори) // Факты и версии: Историко-культурологический альманах. Кн. 2. СПб.: ИМИСП. 2001. С. 65-77.
  6. К истории российско-американского военного сотрудничества: командировка капитан-лейтенанта А.С.Горковенко в США (1853-1854) // Наука и техника: Вопросы истории и теории. Тезисы XXII годичной конференции СПб отделения Российского Национального комитета по истории и философии науки и техники. Вып. XVII. 2001. С. 184-185.
  7. Морские исследования Л.И.Шренка и офицеров фрегата «Аврора» (1853-1854) // Наука и военная техника. СПб., 2001. С. 183-191.
  8. М.Ф.Мори и Россия: сотрудничество в области метеорологии, океанографии и военном деле (1850-1860-е годы) // ИИЕТ имени С.И.Вавилова РАН. Годичная научная конференция. 2001. М.: Диполь-Т. 2001. С. 395-396.
  9. Академик Л.И.Шренк – уроженец Сумского уезда // Сумьска старовiна. 2001. Вып. VIII-IX. С. 83-90 (в соавт. с О.В.Йодко).
  10. Участие России в Международной морской метеорологической конференции в Брюсселе (август-сентябрь 1853 г.) // Клио. 2001. № 3 С. 61-70.
  11. Участие военных моряков в научно-промысловых и биологических исследованиях ученых во второй половине XIX в. // Всероссийская научная конференция. Исторический опыт научно-промысловых исследований в России. М.: изд. ВНИРО. 2002. С. 175-178.
  12. Астрономическая подготовка морских офицеров под руководством ученых Академии наук (конец XVIII – начало XX в.) // Астрономический календарь на 2002 г. СПб., 2002. С. 168-172.
  13. М.Ф.Мори и Россия // Новый часовой. 2002. № 13-14. С. 320-332.
  14. Participation of Russia in the International Marine Conference in Brussels (1853) // History of Oceanography. Abstracts of the VII International Congress on the History of Oceanography. Kaliningrad. 2003. P. 48-51.
  15. Международная хронометрическая экспедиция в Балтийском море (1833 г.) // Санкт-Петербург и страны Северной Европы: материалы ежегодной Международной научной конференции (25-26 апреля 2002 г.). СПб.: РХГИ. 2003. С. 218-226.
  16. Lieutenant F.F.Wrangel` and corvette `Challenger`/ In: International Hydrographic Review. Vol. 5. № 1 (New Series). April 2004. P. 6-9.
  17. Первый Международный полярный год: участие военных моряков в деятельности научных станций в устье Лены и на Новой Земле (1882-1884) // Труды XII съезда РГО. Мировой океан, водоемы суши и климат: Доклады XII съезда РГО. Кронштадт, 2005. Т. 5. СПб.: РГО. 2005. С. 201-205.
  18. Черноморская глубомерная экспедиция 1890-1891 гг. // Наука и техника: Вопросы истории и теории. Тезисы XXIX международной годичной конференции СПб отделения Российского Национального комитета по истории и философии науки и техники (24-28 ноября 2008 г.). Вып. XXIV. 2008. С. 97-98.
  19. Исследование военными моряками и учеными России магнитной аномалии в Финском заливе в XIX в. // История наук о Земле: исследования, этапы развития, проблемы / Материалы Международной научной конференции

(г. Москва, 25-27 ноября 2008 г.). Сборник. М.: ИИЕТ РАН, 2008. С. 95.

При проведении исследования удалось установить, что, находясь в Лондоне в 1872 г., лейтенант Ф.Ф.Врангель стремился стать участником экспедиции первой кругосветной океанографической экспедиции на корвете «Челленджер» (1872-1876), но из-за осторожной позиции Министерства иностранных дел России этого не произошло. Подробнее см.: Смирнов В.Г. Несостоявшаяся экспедиция лейтенанта Ф.Ф. Врангеля на «Челленджере» // Известия РГО. 2002. Т. 134. Вып. 1. С. 79-82.

Кругосветное плавание капитана 1 ранга С.О. Макарова на корвете «Витязь» (1886-1889) проходило по плану Морского министерства. Его результаты имели большое научное значение благодаря личной инициативе командира корабля, организовавшего выполнение гидрологических наблюдений.

Свидетельством этого является записка сенатора А.А. Сабурова (1837-1916), написанная в 80-х годах XIX в., в которой автор предлагал организовать научную кругосветную экспедицию на «военном судне из Добровольного флота» с участием «молодых русских ученых» продолжительностью один год. Осуществление такой экспедиции, по мнению Сабурова, должно было «поднять значение русского ученого мира» и предоставить молодым ученым «трудами их снискать с ранней поры Европейскую известность» [РГИА. Ф. 1044. Оп. 1. Д. 500. Л. 1-2].

Смирнов В.Г. Наблюдения над приливами в Русской Америке и Белом море (1830-1840-е годы) // Известия РГО. 2003. Т. 135. Вып. 4. С. 81-89.

Отчет по Главной физической обсерватории за 1892 год // Записки АН. Т. 73. Прил. №9. СПб., 1893. С. 59, 62-63, 80.

РГА  ВМФ. Ф. 402. Оп. 1. Д. 97. Л. 1-2.

Шнейдер Э. Неудовлетворительность ныне существующего способа измерения морских глубин и применение гальванизма к устройству глубомера // Морской сборник. Т. LVIII. 1862. № 4. С. 314-335; Промеры посредством электрического лота и определение подводной температуры в Черном море // Морской сборник. Т. CI. 1869. № 3, неоф. С. 125-143.

Штраух А.А. Зоологический музей Императорской Академии наук. 50-летие его существования. Обзор основания, постепенного расширения и современного состояния музея // Записки АН. Т. 61. СПб., 1889. Прил. № 3. С. 71-104.

Макаров С.О. О трудах русских моряков по исследованию вод Северного Тихого океана // Морской  сборник. Т. ССXLIX. 1892. №5. С. 32.

Ленц Р. Об исследовании магнитной аномалии в Финском заливе // Морской  сборник. Т. LIX. 1862. №3. С. 110-161.

Национальная морская политика России. М., 2002. С. 4.

Громов Ф. Введение / В книге: Болгурцев Б.Н., Грибанов О.Л., Ермоленко К.В. и др. История Гидрографической службы Российского флота. Т. 1. СПб.: изд. ГУНиО МО РФ, 1996. С. 3.

Плахотник А.Ф. История изучения морей российскими учеными до середины XX века. М.: Наука, 1996. С. 3.

Подробнее об этом в книге: Стеллер Г.В. Дневник плавания с Берингом к берегам Америки. 1741-1742. Пер. с англ. М.: Наука, 1996.

Подробнее об этом в книге: Перевалов В.А. Ломоносов и Арктика. М.-Л.: изд. Главсевморпути, 1949.

Дивин В.А. Русские мореплавания на Тихом океане в XVIII веке. М.: Мысль, 1971. С. 289.

Ивашинцов Н.А. Русские кругосветные путешествия с 1803 по 1849 г. СПб., 1872.

Одним из последних примеров является публикация книги: Левенштерн Е.Е. Вокруг света с Иваном Крузенштерном / Сост. А.В.Крузенштерн, О.М.Фёдорова, Т.К.Шафрановская. СПб.: ЦКП ВМФ, 2003, которая представляет собой дневник участника первого кругосветного плавания, содержащий ценные свидетельства о деятельности морских офицеров и ученых.

Макаров С. «Витязь» и Тихий океан. Т. 1. СПб., 1894. С. 231.

Невельской Г.И. Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России. 1849-55. СПб., 1878.

Макаров С.О. О трудах русских моряков по исследованию Северного Тихого океана // Морской сборник. Т. CCXXXXIX. 1892. № 5. С. 15-47.

Шокальский Ю.М. Океанография. Пг., 1917.

Гнучева В.Ф. Экспедиции Академии наук XVIII-XIX веков. М.-Л.: изд. АН СССР, 1940.

Зубов Н.Н. Отечественные мореплаватели – исследователи океанов и морей. М.: Географгиз, 1964.

Есаков В.А., Плахотник А.Ф., Алексеев А.И. Русские океанические и морские исследования. М.: Наука, 1964.

История Академии Наук СССР. Т. 2 (1803-1917). М.-Л.: Наука, 1964.

Пасецкий В.М. Метеорологический центр России. Л.: Гидрометеоиздат, 1978.

Пасецкий В.М. Михаил Францевич Рейнеке. М.: Наука, 1978.

Пасецкий В.М. Фердинанд Петрович Врангель. М.: Наука, 1982.

Потапов Ю.П. Степан Осипович Макаров. Л.: Наука, 1982.

Алексеев А.Н., Басис Л.В., Богданов К.А. и др. 150 лет Гидрографической службе Военно-Морского Флота. Исторический очерк. Л.: изд. ГУНиО МО СССР, 1977.

Митин Л.И., Поляк В.И., Ганапольский Л.Ф. и др. Гидрография Черноморского флота (1696-1982). Исторический очерк. Севастополь: тип. Гидрографической службы Черноморского флота, 1984.

Болгурцев Б.Н., Грибанов О.Л., Ермоленко О.В. и др. История Гидрографической службы Российского флота. Т. 1-4. СПб.: изд. ГУНиО МО РФ, 1996-1997.

Плахотник А.Ф. История изучения морей российскими учеными до середины XX века. М.: Наука, 1996.

Краснов В.Н., Шитиков Е.А. Краткий исторический очерк развития отечественного флота и его взаимосвязь с наукой (конец XVII века – середина XX века) // Российская наука – Военно-морскому флоту. Под ред. академика А.А.Саркисова. М.: Наука, 1997. С. 12-68.

Михайлов Н.Н., Вязилов Е.Д., Ламанов В.И., Студенов Н.С. Морские экспедиционные научные исследования России/ Под ред. М.З.Шаймарданова. СПб.: Гидрометеоиздат, 1998.

Таммиксаар Э. Географические аспекты творчества Карла Бэра в 1830-1840 гг. Тарту, 2000.

Колотило Л.Г. Военные моряки Байкала: проблемы исторической реконструкции деятельности военных моряков российского флота по физико-географическому изучению и освоению озера Байкал в XVIII-XX вв. / Отв. ред. В.Д.Доценко, науч. ред. Б.П.Полевой. СПб.: Наука, 2004.

Лымарев В.И. Алексей Иванович Бутаков. 1816-1869 / Отв. ред. А.В.Постников, А.Ф.Плахотник. М.: Наука, 2006. Одним из рецензентов книги являлся В.Г.Смирнов.

Так, в 1900-1903 гг. была осуществлена Русская полярная экспедиция Петербургской АН, в которой участвовали ученые Э.В. Толль, А.А. Бялыницкий-Бируля, Ф.Г. Зееберг, Г.Э. Вальтер, морские офицеры Н.Н. Коломейцев, Ф.А .Матисен, А.В. Колчак и которой посвящено немало публикаций. См. например: Врангель Ф.Ф. Русская полярная экспедиция. СПб., 1900;  Синюков В.В. Александр Васильевич Колчак: от исследователя Арктики до Верховного правителя России. 2-е изд., перераб. М.: ЗАО «Кно-Рус», ООО «Корвет», 2004 (одним из рецензентов книги был В.Г.Смирнов).

Смирнов В.Г. Международная хронометрическая экспедиция в Балтийском море 1833 г. // Санкт-Петербург и страны Северной Европы. СПб.: РХГИ. 2003. С. 218-226.

Вюллерсдорф-унд-Урбер Б. О пассатной  пыли // Морской  сборник. Т. LXV. 1863. №3, см. С. 1-9.

Эренберг. О темном  море  и  явлениях  пассатной  пыли  и  кровяных  дождях // Записки  АН. Т. X. Кн. 1. СПб., 1866. С. 85-92.

Врангель Ф.Ф.: Глубомер Сименса // Морской сборник. Т. CLVII. 1876. № 11, ч. неоф. С. 103-113; Мореходные инструменты на Лондонской  выставке научных приборов // Морской сборник. Т. CLX.1877. № 5, неоф. отд. С. 23-55.

Богданов К.А. Картографическое производство Военно-Морского Флота. Л.: изд. ГУНиО МО СССР, 1977. С. 70.

РГА ВМФ. Ф. 404. Оп. 2. Д. 328. Л. 8, 9а, 14-15, 17-18, 28 об., 35 об., 37.

Андреев В. Документы по экспедиции капитан-командора Беринга в Америку // Морской сборник. T. CCLV. 1893. № 5, неоф. С. 1-16.

РГА ВМФ. Ф. 404. Оп. 2. Д. 700. Л. 12.

РГА ВМФ. Ф. 404. Оп. 2. Д. 899. Л. 25.

Антошкевич  А.В., Комарицын А.А., Смирнов В.Г., Фридман Б.С. История морского картографического производства в России (конец XIX – начало XX в.). СПб.: изд. ГУНиО МО РФ. 2003. С. 238.

Рейнеке М.Ф. Плавание прапорщика Цивольки с академиком Бэром к Новой Земле в 1838 и 1839 гг. // Записки Гидрографического департамента. Ч. III. 1845. С. 1-128.

ПФА РАН. Ф. 2. Оп. 1-1837. Д. 5. Л. 73.

Миддендорф А.Ф. Гольфстрим на восток от Нордкапа // Записки АН. Т. 19. СПб.,1871. С. 73-101.

В 1871 г. Петербургская АН получила в дар два сочинения: от лейтенанта И.П.Белавенца – «Магнитные наблюдения, произведенные во время плавания Великого Князя Алексея Александровича речным путем из Петербурга в Архангельск, Белым морем и Северным Ледовитым океаном в 1870 г.» и от лейтенанта Козлова – «Астрономические наблюдения, для определения географического положения мест и азимутов, произведенные во время плавания Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича речным путем из Петербурга в Архангельск, Белым морем и Ледовитым океаном в 1870 г.».

Миддендорф А.Ф. Указ. соч. С. 100.

Материалы по гидрологии Черного и Азовского морей, собранные в экспедициях 1890 и 1891 гг. Обработаны полковником И.Шпиндлером и бароном Ф.Врангелем. Прил. к «Запискам по гидрографии». СПб., 1899. Вып. XX. 102 с.

Добровольный флот – пароходство, созданное в России в 1878 г. на народные пожертвования с целью развития отечественного торгового мореплавания и создания резерва военного флота.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.