WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Критский вопрос и Россия в миротворческой операции великих европейских держав (1897–1909 гг.)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

Соколовская Ольга Владимировна

Критский вопрос и Россия

в миротворческой операции

великих европейских держав

(1897-1909 гг.)

07.00.15-

история международных отношений

и внешней политики

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва-2009


2

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте славяноведения, в Отделе истории славянских народов Юго-Восточной Европы в новое время

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук Шеремет Виталий Иванович доктор исторических наук Гросул Владислав Якимович доктор исторических наук Улунян Арутюн Акопович

Ведущая организация:

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. Исторический факультет, кафедра новой и новейшей истории

Защита состоится 19 мая 2009 г. в 15.00 час. на заседании диссертационного совета Д 002.248.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте славяноведения РАН по адресу:

119334 г. Москва, Ленинский проспект, д. 32а, корпус «В», 9-й этаж, ауд. 901-902.

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном совете Института славяноведения РАН

Автореферат разослан 3 марта 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                            q и ДАНЧЕНКО

доктор исторических наук

© Институт славяноведения РАН, 2009 г


1

Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования. В конце XIX в. великие европейские державы были вынуждены уделять особое внимание одному из важных стратегических форпостов Восточного Средиземноморья -острову Крит, где под лозунгом немедленного присоединения острова к Греции вспыхнуло очередное восстание греческого населения. После создания греческого королевства в 1829 г., Крит, как и многие другие территории, заселенные преимущественно греками, остались за границами новогреческого государства. Как и предыдущие (1841, 1856, 1858, 1866-69, 1878, 1887 гг.) это восстание имело ярко выраженный национальный и религиозный характер, поскольку на острове проживало две крупных группы населения - христиане и мусульмане (турки и обращенные в ислам критяне-греки). Главной задачей восставших было решить так называемый критский вопрос, т. е. любыми доступными путями осуществить присоединение («??????») острова к матери-Греции. Новая международная обстановка, характеризующаяся сложным сплетением интересов великих держав (это вскоре привело к созданию Антанты) создавала почву для самых неожиданных и временных комбинаций для решения конкретных задач. Критский вопрос оказался в эпицентре Ближневосточного кризиса конца XIX - начала XX в., затронув интересы многих стран Европы и Азии, и явился причиной начала миротворческой операции великих европейских держав-покровительниц - Великобритании, Италии, России и Франции - на Крите, длившейся с 1897 по 1909 г. Решение критской проблемы путем совместной миротворческой операции четырех великих держав - уникальный случай в истории Восточного вопроса, когда проявленное ее участницами невиданное ранее единство было успешно противопоставлено воле турецкого султана.

Европа накопила большой опыт в проведении совместных военно-политических акций. Миротворческие операции ведущих держав мира в последние десятилетия фактически стали нормой международных отношений. Обращение к событиям столетней давности представляется актуальным, прежде всего, потому, что позволяет сопоставить исторический опыт и современную реальность, воссоздать атмосферу первой совместной акции ведущих держав.


2

Научная актуальность темы заключается в том, что участие России в операции европейских держав-покровительниц на Крите в конце XIX -начале XX вв. никогда ранее не было предметом специального исторического исследования.. В XX в. термином «миротворческая операция» характеризовалась гуманитарная акция военно-морских сил (операция морских десантов) великих европейских держав, предпринятая с целью прекращения кровопролития на Крите и эвакуации пострадавшего мирного населения в январе-феврале 1897 г. Дальнейшие события на острове с участием держав-покровительниц рассматривались по отдельным частным вопросам, не связанным воедино. Многолетнюю деятельность представителей России вообще обходили молчанием.

Научная новизна исследования заключается в том, что это первая работа в историографии, посвященная всестороннему анализу критского вопроса в конце XIX - начале XX вв., как важной составляющей истории Восточного вопроса. В диссертации впервые поставлена задача комплексного изучения международной миротворческой акции европейских держав как способа решения критской проблемы.

В диссертации впервые раскрывается позиция России по Криту в период проведения миротворческой акции в 1897-1909 гг.: ее отношения с другими великими державами, населением Крита, с правительствами Греции и Турции. Впервые подробно рассмотрена деятельность дипломатических, военных и морских представителей России на Крите, их взаимодействие с представителями других держав-покровительниц, комиссаром великих держав греческим принцем Георгом и другие ранее недостаточно исследованные или вообще обойденные вниманием исследователей вопросы.

Новизна исследования и его значимость вытекает также из введения в научный оборот обширного корпуса неизвестных ранее документальных материалов из российских и греческих архивов. Большинство из них являются уникальными: например, «Дневники экспедиционного корпуса императорских войск на Крите за 1899-1909 гг.», обнаруженные диссертантом в Историческом архиве Крита и впервые введенные в научный обиход.

Степень изученности темы.

1. В российской историографии (до 1917 г.) основное внимание уделялось исследованию Восточного вопроса в целом: тема внешней по-


3

литики России в годы Ближневосточного кризиса в конце XIX в. находила немедленный отклик в трудах современников событий - историков, военных и дипломатов, которые придерживались различных историко-политических взглядов '. После начала миротворческой акции великих держав по спасению православного населения Крита в 1897 г. было опубликовано сразу несколько работ, посвященных истории острова2.

В советской историографии рассматривались различные аспекты Восточного вопроса. Традиционно исследователи сосредотачивались на таких проблемах, как противоречия великих держав на Ближнем Востоке и на Балканах, борьба за Черноморские проливы, освобождение христианских народов Османской империи 3.Как правило, советские историки

Татищев С.С. [Критский вопрос] Отношение держав к Восточному во

просу // Русский вестник. 1897. Т. CCXLVIL № 2; Жигарев С. Русская по

литика в Восточном вопросе (Ее история в XVI-??? веках, критическая

оценка и будущие задачи). Историко-юридические очерки. Т. 1-2. М.,

1896; Нолъде Б.Э. Внешняя политика. Исторические очерки. Пг., 1915;

Милюков П.Н. Балканский кризис и политика А.П. Извольского. СПб.

1910; Великая Россия. Сборник статей по военным и общественным во

просам. М, 1911. Кн. 2. ВергунД.Н. Россия и Турция. Взаимные отноше

ния. Войны. Нынешнее положение Турции. СПб. 1911.

Штиглиц А.Н. Остров Крит, мирная блокада и международный пле

бисцит. СПб. 1897; Баранцееич ЕМ. Остров Крит и события на нем. М,

1897; АбеггЮ. Заметки о Крите. Греко-турецкая война. СПб. 1898//

Сборник консульских донесений. СПб. 1898. Вып. IV-VI; ММ. «Про

шлое острова Крит»// Наблюдатель, 1898. №7. С. 211-217; Кап

нист И. Исторический очерк острова Крита // Русская мысль. СПб.

1899. Ч. 20. Кн. 1. С 16-39. Кн. 2. С. 22-40.; ШильдбахК. Греко-турец

кая война 1897. СПб. 1898; ТетловВ. «Критские беспорядки»// Рус

ский вестник. 1905. № 5. Т. CCXCVII. С. 346-367; там же. Т. 6. С. 781-

805; С. Т. Хроника дипломатической истории Крита с 1896 по

1913 гг. //Известия МИД. СПб. 1913. Кн. 4.

Шубукин А.Н. Россия на Ближнем Востоке. Л.-д., 1926; Тарле Е.В.

Европа в эпоху империализма. 1871-1919. М. 1928; Хвостов В.М.

Ближневосточный кризис 1895-1897 гг. // Историк-марксист. 1929.

№ 3; Ерусалимский А.С. Внешняя политика и дипломатия германского им

периализма в конце XIX в. М., 1951; Галкин И. С. Европейские державы и


4

трактовали политику России, направленную на поддержание status quo на Ближнем Востоке, как желание развязать себе руки для экспансии на Дальнем Востоке, но никогда не определяли ее как проявление здравого смысла в целях сохранения государственности самой Российской империи. Не случайно Россия в августе 1898 г. выступила с предложением к великим державам о проведении международной мирной конференции по разоружению.

Советский историк И.С. Галкин - автор многочисленных работ по внешней политики и международным отношениям, в труде о национально-освободительной борьбе балканских народов в начале XX в., одну из глав посвятил восстанию в Териссо на Крите в 1905 г.4 Но, рассматривая вопрос об оккупации острова империалистическими державами в военно-стратегических целях, автор полностью обошел сюжеты о пребывании русского экспедиционного отряда на Крите.

Ситуация начала постепенно меняться с конца 70-х гг., когда появляются комплексные исследования по истории международных отношений с учетом геополитических интересов Российской империи, хотя термин геополитика не сразу вошел в научный обиход 5. Серьезные исследования, которые отличаются новыми подходами к трактовке исторических

критский вопрос в 1908-1912 годах// Вопросы истории. 1956. №5; Боев Ю.А. Ближний Восток во внешней политике Франции 1898-1914. Очерки истории дипломатической борьбы Франции за Ближний Восток. Киев, 1964; Боеыкин В.И. Очерки истории внешней политики России. Конец XIX в. - 1917 г. М, 1960; Бестужев КВ. Борьба России по вопросам внешней политики (1906-1910). М., 1961; Ефремов П.Н. Внешняя политика России (1907-1914 гг.) М, 1961; ЗвавичА.И. Обострение противоречий между империалистическими державами накануне первой мировой войны. М., 1962; Аветян А.С. Германский империализм на Ближнем Востоке: Колониальная политика германского империализма и миссия Лимана фон Сандерса. М., 1968; Силин А.С. Экспансия Германии на Ближнем Востоке в конце XIX в. М, 1971; Сенкевич И.Г. Россия и Критское восстание 1866-1869. М, 1970; Шацилло К.Ф. Россия перед первой мировой войной. М, 1974.

Галкин И. С. Дипломатия европейских держав в связи с освободительным движением народов европейской Турции в 1905-1912 гг. М., 1960. С. 95-100.


5

событий, появились в 1990-е годы, когда была полностью отменена цензура и идеологический контроль и открыты многие ранее недоступные архивные фонды. Этапными работами по истории Восточного вопроса являются монографии и статьи известных российских историков В.Н.Виноградова, А.В. Игнатьева, Н.С. Киняпиной, В.М. Хевролиной, И.С. Ры-баченок, В.И. Шеремета, Т.А. Филипповой, Е.Г. Костриковой и некоторых других6.

Особо важны для раскрытия диссертационного исследования се-

Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVHI - начало XX в. М., 1978; Формирование независимых национальных государств на Балканах (конец XVIII - 70-е годы XIX в.) (Отв. ред. И.С. Достян)М, 1986; К истории Восточного вопроса. М, 1989; История внешней политики России. Конец XIX - начало XX века. (От русско-французского союза до Октябрьской революции). Кн. 5. М, 1997; Россия и Черноморские проливы. (XVIII-XX столетия) / Отв. ред. Л.Н. Нежинский, А.В. Игнатьев. М, 1999; Шацилло К.Ф. Предисловие // Дневники императора Николая П. М., 1991; Кшяпша Н.С. Балканы и проливы во внешней политике России в конце XIX в. (1878-1898). М, 1994; Игнатьев А.В. Своеобразие российской внешней политики на рубеже ХГХ-ХХ вв. // Вопросы истории. 1998. №8; Рыбаченок И.С. Союз с Францией во внешней политике России в конце XIX в. М, 1993 и др. 6 6 Виноградов В.И. Британский лев на Босфоре. М, 1991; Он же. Балканская эпопея князя A.M. Горчакова. М., 2005; Игнатьев А.В. Внешняя политика России. 1907-1914; Тенденции. Люди. События. М., 2000; КиняпинаН.С, Георгиев В.А., Ерофеев Н.Д. История России XIX- начала XX в. М., 2004; Шеремет В.И. Босфор, Россия и Турция в эпоху мировой войны по материалам русской разведки. М., 1995; Шеремет В.И., Филиппова ТА. Приоритеты поздней империи // Россия: государственные приоритеты и национальные интересы. М., 2000; Сергеев Е.Ю., Улунян АрА. Не подлежитъ оглашенпо. Военные агенты Российской империи в Европе. 1900-1914 гг. М., 1999; Улунян АрА. Балка-зия и Россия. Структура угроз национальной безопасности Российской империи на Балканах, в Центральной и Передней Азии в представлениях российской военной и гражданской бюрократии (1900-1914 гг.) М., 2002; Рыбаченок И.С. Проекты решения проблемы Черноморских проливов в последней четверти XIX века // Вопросы истории. М., 2000.


6

рийные издания Института славяноведения РАН: «Международные отношения на Балканах», «Человек на Балканах», коллективные труды - «В пороховом погребе Европы», «За балканскими фронтами Первой мировой войны»7.

Вместе с тем следует признать, что в большом потоке российской исторической литературы, посвященной Восточному вопросу, критская проблема в конце XIX - начале XX вв. заняла весьма скромное место: в 1980-1990-е годы отдельные аспекты новой истории Крита исследовали российские историки Т.В. Никитина, В.П. Меньшиков, СП. Цехмист-ренко. Однако история миротворческой миссии не попала в поле зрение этих авторов, ограничившихся лишь упоминаниями об оккупации Крита военно-морскими силами великих держав в 1897-1898 гг.8

№ 4-5; Она же. Н.Н. Обручев о геополитических интересах России. «Первая наша забота - стоять твердо в Европе» // Россия: международное положение и военный потенциал в середине XIX - начале XX века: Очерки / Отв. ред. И. С. Рыбаченок. М, 2003; Она же. Путь к катастрофе. Николай Романов и К // Российская дипломатия в портретах. М., 1992; Хееролина В.М. Российский дипломат граф Николай Павлович Игнатьев. М., 2004; Дегоее В.П. Внешняя политика России и международные системы: 1700-1918 гг. М, 2004; Очерки истории МИД. 1802-2002. Т. 3. М., 2002; ГердЛА. Константинополь и Петербург. Церковная политика России на православном Востоке. (1878-1898). М., 2006.

7 Международные   отношения   на   Балканах   1856-1878 гг.   (Отв. ред.

В.Н. Виноградов) М., 1986; «Человек на Балканах в эпоху кризисов и этнополитических столкновений. XX века». М., 2002 (Ред. Р.П. Гришина); В пороховом погребе Европы 1878-1914. М., 2003; За балканскими фронтами первой мировой войны, М., 2007.

Никитина Т. В. Критское восстание 1895-1896 гг. и внутриполитиче

ское положение в Греции в освещении русских дипломатов // Полити

ческие, общественные и культурные связи народов СССР и Греции.

Балканские исследования. Вып. 11. М., 1989. С. 155-172; Меньщи-

кое В. П. Российская дипломатия и Греко-турецкая война 1897 г. // Там

же. С. 173-189; Он же. Российская дипломатия и автономия Крита

1898 г. // Революции и реформы на Балканах. Балканские исследования.

Вып. 12. М., 1994; Цехмистренко СП. Революционные и реформист

ские тенденции в национально-освободительном движении на острове


7

2. В зарубежной историографии Восточному вопросу в целом и позиции России в контексте данного вопроса традиционно уделялось значительное внимание 9. Однако зарубежная историография, за редким исключением, не свободна от крайне тенденциозного, часто враждебного освещения внешней политики России на Ближнем Востоке и Балканах: ей приписывается крайняя агрессивность и даже экспансионизм, а естественные жизненные цели и национально-государственные, геополитические интересы России полностью игнорируются. Во многих исторических трудах голословно утверждается, что Россия действовала на Балканах и на Ближнем Востоке лишь в корыстных интересах, при этом замалчиваются истинные политические цели европейских правительств. Известный историк А.В. Игнатьев приводит свежий пример такой трактовки американским историком Дж. П.Ле Донна, который теперь пытается объяснить русскую внешнюю политику, «преподносимую в старом духе безудержной агрессии, действием геополитических факторов», но также обходит молчанием цели западных держав. Игнатьев справедливо замечает, что, «разумеется, нет оснований во всех случаях оправдывать, а тем более приукрашивать внешнюю политику России рассматриваемого периода. Ее линия в международных делах порой определялась династическими или социально-консервативными интересами, не совпадавшими с

Крит в 1875-1878 гг. // Там же. С. 103-119. 9 Korf Baron S.A. Russia's Foreign Relations during the Last Half Century. N.-Y. 1922; Dillon E.J. The eclipse of Russia. L., 1918; Idem. The inside story of Peace conference. N.-Y., L. 1920; Russia today - yesterday. Toronto., 1929; hanger W.L. Russia, the Straits Question and the European Powers. 1904-1908 // English Historical Review. XLIV (1929); Petrovich M.B. The Emergence of Russian Panslavism, 1856-1870. N.-Y. 1956; Kohn H. Pan-Slavism: Its History and Ideology. 2-nd ed. N.-Y. 1960; Lederer I. Russian Foreign Policy. Essays in Historical Perspective. New Have. Conn. 1962; SaulN.T. Russia and the Mediterranean. Chicago. 1970; Summer B.H. Tsar-dom and Imperialism in the Far and Middle East, 1880-1914. L. 1970; JelavichB. A Century of Russian Foreign Policy 1814-1914. N.-Y. 1964; Idem. The Ottoman Empire. The Great Powers and the Straits Question, 1870-1887. Bloomington. L. 1973. Idem. Russia's Balkan entanglements, 1806-1914. Cambridge, 1991, etc.

9


8

национально-государственными. Правящие круги страны нередко злоупотребляли военно-силовыми методами, проявляя склонность к авантюризму. Но эти черты не являлись спецификой российской политики, а были свойственны поведению и других держав того времени» 10.

Критская проблема как часть Восточного вопроса серьезно изучалась в основном греческими историками или зарубежными исследователями греческого происхождения. Главная тема их работ - национально-освободительное движение на Крите, политика Э. Вени-зелоса и западных держав. При этом все исследователи критского вопроса в конце XIX - начале XX вв. называют силы великих держав «оккупационными», полностью игнорируя факт одобрения населением Крита и Греции присутствия на острове международных сил и их многогранной деятельности. Историки совершенно разных направлений: Г. Аспреас, Т. Вурнас, Г. Зоидис, Д. Закинитос, Я. Кордатос, С. Маркезинис, Августинос Гера-симос, Э. Кофос и некоторые другие, как правило, делают акцент на панславизме, якобы являвшемся внешнеполитической доктриной России, и подвергают ее голословному осуждению. Не изменяют этой традиции и авторы многотомного труда «История Греческой нации» п, который так-

10 См.: Игнатьев А.В. В плену геополитической схемы. О книге

Le Donne J. The Russian Empire and the World. 1700-1917. The Geopoli

tics of Expansionism and Containment. Oxford. 1997 // Геополитические

факторы во внешней политике России. Вторая половина XVI - начало

XX века. М, 2007. С. 332-359.

11   ????????. ??????? ??????? ??? ??????? ??????. 1963. ?. 1; ??????? ?.

??????? ??? ???????? ??????. ??????. 1974; ???????. ?????????????

?????: ??????-??????. ??????. 1958; ??????????. ? ???????? ???????

??? ???????? ???????. ??????. 1962; ?????????. ?????? ??????? ???

???????. ?????????. ??????? ??? ???????? ??????? ??????? ???

???????? ???????. (1900-1924). ?. 13. ?????, 1958.; ???????????.

??????? ??????? ??? ???????? ???????, 1828-1964. ?. 2. ?????,1968;

AugustinosGerasimos. Consciousness and History: National Critics of

Greek Society. 1897-1914. N.,-Y. 1977; Kofos E. Greece and the Eastern

Crisis. 1875-1878. Thessaloniki. 1975; Кофос Э. Россия и эллинизм в пе

риод Восточного кризиса 1875-1878 гг. // Политические и культурные

связи народов СССР и Греции. Балканские исследования. Вып. 11. М.,

1989; Prince Michael of Greece, Alan Palmer. The Royal House of Greece.


9

же не свободен от тенденциозности в отношении политики России. Главной целью России на Крите авторы соответствующих глав безосновательно считают захват бухте Суда в целях обеспечения стратегического господства в районе Восточного Средиземноморья. В целом внешняя политика России и других держав-покровительниц в отношении Крита освещаются в этих трудах лишь фрагментарно. Историки оценивают шаги российского правительства исключительно с точки зрения их соответствия национальным интересам самих греков. Можно с сожалением констатировать отсутствие работ зарубежных историков на указанную тему, хотя бы частично основанных на документах российских архивов, в чем мы видим главную причину столь поверхностного освещения политики России в критском вопросе.

Зарубежная историография Восточного вопроса, как впрочем, и советская до 90-х г. XX в., сводила его в основном к русско-турецким противоречиям по проблеме Проливов и положению славян на Балканах 12, В этом плане интересна работа американского историка греческо-

L. N.d.; Anderson M.S. The Eastern Question. 1774-1923. N.-Y., 1970; Miller W. The Ottoman Empire and its Successors. 1801-1922. Cambridge. 1923; ??????? ??? ????????? ??????. ???????? ?????????? ??? 1881— 1913.?????. 1977. ?. ??(13). 12 Gennadios I. Crete under Prince George // The Forthigtly review. Vol. 78. 1905; France. Ministere des Affaires Etrangeres. Affaires de Crete. 1904-1905. Paris. 1905; Kerofilas С Elefterios Venizelos: His Life and Work. L., 1915; Miller W. A History of the Greek People. 1821-1921. N.-Y.n.d.; Durham M.E. Twenty Years of Balkan Tangle. L. 1920; KaltchasN. Introduction to the Constitutional History of Modern Greece. N.-Y. 1944; DakinD. The Unification of Greece. 1770-1923. L., 1972; Bridge F. The Great Powers and European States System. 1815-1914. L., 1980; Christmas W. King George of Greece. L. 1914; NicolsonH. King George The Fifth. His Life and Reign. L. 1952; ???????? ?????? ??. ??????? ????????: ? ??? ??? ?? ????? ??? 1869-1957. ?????. 1955; Wood-house CM. The Story of Modem Greece. L., n.d.; Bickford-Smith R.A.H. H ?????? ??? ????? ??? ???????? ??? ?. ?????, 1993; Seligman V.J. The Victory of Venizelos. A Study of Greek Politics. 1910-1918. London, 1920; Henri Turot. H ??????? ?????????? ??? о ??????????????? ??????? ??? 1897. n.d.; CambellJ., SherrardPh. Modern Greece. 1770-1923. L., 1963;


10

го происхождения Г. Псомиадеса 13, исследующего последнюю стадию Восточного вопроса. Отдавая дань гостеприимству единоверной России, которая стала второй родиной почти для миллиона греков, бежавших из Османской империи, автор не замечает дипломатических усилий России в отношении присоединения Крита к Греции; обвиняет Россию в том, что она предпочитала видеть «слабую в военном отношении Грецию, которая не могла бы помешать ее интересам в Константинополе и на Дунае». В оценках русской политики в критском вопросе греческие историки, как правило, исходят из того, что необходимость осуществления их великодержавной программы - Мегали идеа, в полном объеме никем не может подвергаться сомнению. Вопросам национального самосознания греков и самой Мегали идеа посвящены в разной степени все труды по истории Греции, но наиболее значительными, по нашему мнению, являются хорошо документированные работы Т. Тациоса и болгарского историка Н. Да-новой 14. Серьезными исследователями российской политики на Ближнем Востоке являются американские ученые Барбара и Чарльз Елавич, однако им также не удалось ознакомиться с документами россий—ских архивов, что в значительной мере повлияло не наш взгляд, на дискуссионность ряда выводов этих авторов. В частности, они ставят под сомнение позитивную роль России в освобождении балканских народов от османского владычества, подчеркивают запутанность, непоследовательность и бесперспективность балканской политики России, в частности в критском вопросе, с чем нельзя согласиться 15. Выделяются также работы англий-





Seton- Watson R. W. The Rise of Nationality in the Balkans. L. 1917; Greece in Transition. Essays in the History of Modern Greece. 1821-1974. Ed. By J. Koumoulides. L., 1977; E. Driault-M. Lhйritмer. Histoire diplomatique de la Grece (1821-1923). 5 t. Paris. 1925-1926; Stavrianos E.S. Balkans since 1453. N.-Y. 1958; Foster L.S. A Short History of Modern Greece 1821-1940. L., 1940.

13  Psomiades H.J. The Eastern Question: The Last Phase. Thessaloniki. 1968.

14  Данова H. Националният въпрос в гръцките политически програми

през XIX в. София, 1980; Tatsios Т. The megali idea and the Greek-Turk

ish war of 1897. The impact of the Cretan Problem on Greek Irredentism.

1866-1897. N.-Y. 1984.

15  Jelavich Ch. & B. The Establishment of the Balkan National States. 1804-

1920. Seatle., L., 1977; Jelavich B. Russia's Balkan Entanglement. 1806-


11

ского историка Д. Дейкина, исследовавшего историю становления и развития греческой нации, но и он не свободен от тенденциозного про греческого взгляда на критскую проблему. Д. Дейкин отмечает растущее с конца XIX в. недоверие греков к единоверной России в связи с ее пробол-гарской политикой, что не отвечало историческим реалиям и, вслед за греками, осуждает соглашение России и Австро-Венгрии 1897 г., которое, якобы, нанесло ущерб интересам греков 16.

Немногочисленные научные труды по истории Крита в период его автономии (1898-1913) - К. Сволопулос, Т. Деторакис, Й. Дутковский, С. Папаманусакис, П. Бордо, Г. Капсалис и некоторые другие 17) также обходят вниманием позицию России в критском вопросе. Так, в докторской диссертации К. Сволопулоса, построенной на основе обширнейшей источниковой базы (ученым использованы архивы Великобритании, Франции, Греции, западная пресса, а также все доступные опубликованные источники и литература), проанализирована внутриполитическая обстановка на Крите и политика великих держав-покровительниц - Франции, Великобритании и Италии, в меньшей степени - политика Германии и Австро-Венгрии. И лишь позиция России, также являвшейся державой-покровительницей Крита и игравшей ключевую, наряду с Великобританией, роль в период последней фазы решения критской проблемы, осталась за рамками исследования. Докторская диссертация поляка И. Дут-ковского, основанная на богатом фактическом материале, посвящена

1914. Cambridge. 1991.

16           Dakin D. The unification of Greece. 1770-1923. L., 1972. P. 168.

17 ??????????? К. О ?????????? ????????? ??? ? ??????? ?????? ??? ???

????????? ?????? 1901-1906. ?????. 1974; ??????????? ?. ? ???????

???????? ??? ?? 1899. ??? ??', ET. 13. 1977, ???. 199-215 ??? 280-282;

??????????? ?. ? ???????? ??? ??????????// ?????. ??????? ???

?????????. ????????, 1988; ????????????. ??????? ??? ??????. ?????,

1986; ?????????????? ?. ? ?????????? ???? ?????, ????, ?.104;

Dutkowski J.S. Inoccupation de la Crete. Une experience d'administration

Internationale d'un territoire (1897-1909). Paris, 1953; Bordeaux P.E. Inoc

cupation Internationale de la Crete, La participation francaise, Paris, 1946;

????????. H ?????????? ??? ???????. ?????, 1987; ????????? ?. ?

???????????? ????????? ??? 22 ??????????? 1908. ?????, 1989.


12

главным образом международно-правовым аспектам одного из первых опытов совместной деятельности великих держав - оккупации и международному управлению Критом. Лишь единственная статья критского автора Э. Замбетакиса 18, поднимает вопрос о присутствии русского экспедиционного корпуса на Крите. Эта работа основана на воспоминаниях русского полковника Иосифа Ковальского. Автор отдает дань энергии и деловым качествам русских офицеров, которые много сделали для жителей Ретимно. Работы других греческих исследователей этого периода дают лишь поверхностное изображение событий и часто изобилуют ошибками при изложении позиции России.

Важны для понимания критского периода деятельности выдающегося политика Греции Э. Венизелоса книги А. Лили Макракис и В. Се-

19

лигмэна   .

Подводя итог историографическому обзору, можно констатировать, что в обширном перечне работ по критской проблеме позиция России в критском вопросе и ее участие в операции великих держав на Крите в конце XIX - начале XX вв. до сих пор не были предметом специального всестороннего изучения.

Источниковой базой диссертационного исследования являются многочисленные, впервые вводимые в научный оборот, материалы из российских и греческих архивов: многие из них стали доступны ученых лишь в последнее десятилетие XX в. Именно знакомство с одним из таких фондов, хранящимся в Историческом архиве Крита (далее - ГАК), доступа к которому не было более 70 лет - «Архивом императорского русского консульства на Крите. 1860-1919 гг.»- подтолкнуло диссертанта к изучению темы участия России в миротворческой операции европейских держав на Крите в 1897-1909 гг. В этом фонде впервые были выявлены «Дневники экспедиционного корпуса (затем отряда) русских императорских войск на Крите в 1898-1909 гг.». Работа с этими материалами, их расшифровка и текстологический анализ показали уникальность данного исторического источника, сохранившегося в российских архивах лишь в виде фрагментов копий. Дневники хранятся в двух объемных пап-

18  ?????????? ???. ??????? ?????????. ??????? ???????. ?. 18, 1964.

19  Makrakis A. Lili. Elefterios Venizelos Agonistes. A Study in Cretan Leader

ship (1864-1910). Athens. 1981; Seligman V.J. The Victory of Venizelos. A

Study of Greek Politics. 1910-1918. L. 1920.


13

ках (по 400-500 страниц) и представляют собой сброшюрованные по 5-7 страниц подлинные рукописные тексты на русском языке по старой орфографии. Все документы ветхие, пагинация в большинстве случаев отсутствует. Записи велись начальниками экспедиционного отряда в Ретим-но: полковником бароном Б.Б. Кене, подполковником, а затем полковником К.И. Урбановичем, полковником М.А. Рошковским и полковником СИ. Войцеховским, осуществлявшим эвакуацию русского отряда с Крита в 1909 г. Записи вносились практически ежедневно и раз в неделю отправлялись российскому консулу в Канею.

Наиболее важные для темы диссертации материалы были выявлены в Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ), в фондах: Политархив (1897-1909), Канцелярия, Греческий стол, Миссия в Афинах, Секретный архив министра, Посольство в Константинополе и некоторых других. Данный источник представляет собой целый комплекс дипломатической переписки МИД России с великими державами по истории международного отряда на Крите за 1987-1909 гг., переписки МИДа с императорскими посольствами, миссиями в столицах великих держав, Греции, Османской империи, с генеральным консульством в главном административном центре Крита - Канее (ныне Ханья).

В работе широко использованы документы, составленные высшими государственными деятелями России, такими как военные министры А.Н. Куропаткин, В.В. Сахаров, министры иностранных дел М.Н. Муравьев, В.Н. Ламздорф, А. П. Извольский, а также видными дипломатами, влиявшими на выработку внешнеполитического курса России - И. А. Зиновьевым, А.И. Нелидовым, P.P. Розеном, A.M. Ону, П.А. Капнистом Исключительно важны для раскрытия темы диссертационного исследования впервые использованная в работе записка видного юриста-международника, профессора международного права Санкт-Петербургского университета Ф.Ф. Мартенса, служившего в МИД России юрисконсультом, товарищу министра иностранных дел В.Н. Ламздорфу «Остров Крит, его прошлое, его настоящее и его будущее» от 13 марта 1897 г. Записка является бесценным источником для объяснения позиции России в критском вопросе в конце XIX в.

В диссертации также широко использованы многочисленные материалы, хранящиеся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА). Документы, касающиеся пребывания Русского


14

экспедиционного корпуса (затем отряда) на Крите, хранятся в фондах Генерального штаба, Главного управления Генерального штаба, Канцелярии военного министра, Военно-ученого комитета, Коллекции Военно-ученого архива - «Греция» и некоторых других. Ценными для работы являются донесения русских военных агентов в Греции, на Крите и в Турции о состоянии вооруженных сил Греции и Турции, военном и политическом положении на Крите, оказании помощи пострадавшему от восстаний населению Крита (как христианскому, так и мусульманскому), участии греческих офицеров в Критском восстании 1896 г. Часть материалов освещает такие вопросы, как формирование и перевозка войск на Крит, заход пароходов Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ) и Добровольного флота в Судскую бухту на Крите, обустройство русского корпуса, его состав и перегруппировка сил за 1898-1909 гг. Важны для работы также переписка с Министерством финансов по поводу перевозки войск на Крит, ведомости расходов русского экспедиционного отряда на Крите, сообщения об обеспечении довольствием и деньгами русского отряда и т. д.

Большое значение для раскрытия темы имеют богатые архивные фонды Российского государственного архива военно-морского флота (РГА ВМФ). Они содержат донесения по Криту военно-морских агентов в Турции и Греции, судовые журналы кораблей отдельного отряда судов в Средиземном море и донесения штаба контр-адмирала Н.И. Скрыдлова, руководившего в составе «совета адмиралов» устройством Крита после восстания 1896-1897 гг. В донесениях, кроме сведений, требуемых морским уставом и приказами по отряду, подробно сообщалось о политическом состоянии острова, обо всех наиболее важных событиях его внутренней жизни, о действиях на Крите иностранных войск, об отношениях мусульманского и христианского населения, о числе иностранных судов в критских водах и т. д. Особый интерес для изучения темы представляют тематические записки о Греко-турецкой войне 1897 г., конфиденциальные рапорты и «примечания к строевым рапортам» командира эскадренного броненосца Средиземноморской эскадры «Император Николай I» капитана 1-го ранга Д.Г. Фон-Фелькерзама, которые не были ранее опубликованы.

Документы, сохраняемые в фондах: «Морской генеральный штаб (Генмор)», «Главный морской штаб», «Балканский стол», «Канцелярия


15

морского министерства», «Вахтенные журналы канонерских лодок» и некоторых других, также освещают многие стороны жизни острова.

Большой интерес для исследователей представляют уникальные исторические документы - не известные ранее письма греческой королевы - русской великой княжны Ольги Константиновны Романовой - к российскому императору Николаю II, ее племяннику, а также к брату, великому князю Константину Константиновичу о критских делах, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). Переписка дает представление о роли королевы в критском вопросе, о существенном влиянии тесных династических связей между Грецией и Россией на судьбу Крита, свидетельствует о стремлении Ольги способствовать сохранению православной веры на Ближнем Востоке, о ее желании участвовать в осуществлении политики России на Крите.

В одном из частных фондов в Афинах автором диссертации была обнаружена неизвестная ранее коллекция писем Великого князя Константина Константиновича к королеве Ольге, которая вскоре, возможно, будет передана в Россию. Из переданных диссертанту писем видно, что Великий князь в 1897 г. по просьбе российского императора Николая II пытался повлиять в Европе на назначение принца Георга Греческого верховным комиссаром великих держав.

Весьма ярко характеризует отношение российской, критской и греческой общественности к критскому вопросу периодическая печать разных политических направлений того времени, использованная в диссертации.

Важным источником для раскрытия темы являются также российские и зарубежные документальные публикации по истории международных отношений20, мемуары и дневники царственных особ, политических

20 Документы из архивов царского и временного правительств 1878-1917. Сер. 2. 1900-1913. Т. 18-20. М.,-Л., 1938-1940; Сборник договоров России с другими государствами. 1856-1917. М., 1952; Константинополь и проливы: по секретным документам бывшего министра иностранных дел. (Под. ред. Е.А. Адамова). Т. 1-2. М, 1925; British Documents on the Origins of the War. 1898-1914. Vol. 5. L., 1927; Great Britain. Parliament. 1889-1901. Correspondence respecting the affairs of Crete. L., [1889-1901]; To ???????? ??? ???????? ????????? ?? ???????? ??? ??? ??????????? ??? ??????. ???????. 1899.


16

деятелей и дипломатов, крупных государственных чиновников21.

Методологической основой исследования является принцип историзма, максимальной научной обоснованности и объективности анализа конкретных фактов и проблем изучаемого периода. В основе исследования лежат методы системно-исторического подхода, требующего рассмотрения событий и явлений в их развитии и взаимовлиянии, а также в их целостности, логической связи и взаимообусловленности.

Практическая значимость диссертации: исследование является результатом многолетних изысканий, проведенных автором, историком-эллинистом, по истории Греции и Крита. Они также представлены в многочисленных исторических Интернет-сайтах. Научные изыскания диссертанта стали основой деятельности экспертной группы военно-мемориального центра вооруженных сил Российской Федерации (МВЦ ВС РФ) по Средиземноморью (Крит), в которую входит и сам диссертант.

21 Rosen R.R. Baron. Forty Years of Diplomacy. 2 vol. N.-Y., 1922; Grey of Fallodon. Twenty-Five Years of Diplomacy (1892-1916). L., 1935; Nicholas Prince of Greece. My Fifty Years. L., 1926; ???????? (????????) ???????????????. Л., 1927; Charykov V.N. Climpses of High Politics : Through War and Peace. 1855-1929. L., 1931 ; George Prince of Greece. The Cretan Drama. The Life and Memoirs of Prince George of Greece. High Comissioner in Crete 1898-1906. Ed. A.A. Pallis. N.-Y. 1959; ???????. ???????. ????- H ????????? ??? ???????. 22.08.1851-19.06.1926. ??????, 1934; ???? ?. ? ?????? ?????. О ??. ?. ?????????: ????????, ??????. ??????. 1965; Воспоминания Кронпринца Вильгельма. Берлин, 1922; Гаршин М.Ю. Королева Эллинов Ольга Константиновна. Прага. 1937 //Русская морская зарубежная библиотека. 1937. № 44; Соловьев Ю.Я. Воспоминания дипломата. М., 1959; Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1903-1919. Т. 1-2, Л., 1960; Витте С.Ю. Воспоминания. М., 1960. Т.2; Сазонов С.Д. Воспоминания. Т. 3. М., 1991; Игнатьев А.В. Пятьдесят лет в строю. М., 1991; Григорович И.К. Воспоминания бывшего морского министра. СПб., 1993; Лам-здорфВ.Н. Дневник. 1894-1896. М., 1991; Милюков П.Н. Воспоминания (1859-1917). М., 1990;;На службе трех императоров. Генерал от инфантерии Н.А. Епанчин. М., 1996; Дневники императора Николая П. М., 1991; Джунковский В. Воспоминания. Т. 1-2. М., 1997.

21


17

Были восстановлены многие забытые имена и события. В сентябре 2008 г. на Крите была открыта памятная доска, посвященная русским воинам в г. Ретимно.

Труды диссертанта рекомендованы для изучения студентам вузов по специальностям: «История международных отношений», «История эллинизма», для чтения спецкурсов по темам: «История миротворческих акций ??-??? вв.», «История Греции», «История внешней политики России в ???-?? вв.

Апробация исследования. Результаты исследования легли в основу докладов и сообщений, сделанных на международных и российских научных конференциях: «Последняя фаза критской проблемы» (Греция, Крит, Ираклион, 2001 г.); «Человек на Балканах в эпоху кризисов и этно-политических столкновений XX века» (Исл РАН, Москва, 2001 г.); «Греция: национальная идея, общество, государство. XVII-XX вв.» (Истфак МГУ, Москва, апрель 2001 г.); «125 лет русско-турецкой войны. 1877-1878 гг.» (Исл РАН. Москва, февраль 2003 г.); «Межнациональные конфликты на Балканах», (Исл РАН, Москва, март 2004 г.); Международная конференция, посвященная 175-летию установления дипотношений России с Грецией. (Москва. Октябрь 2004 г. Дипломатическая академия МИД России); «Греческий мир XVIII-XX вв. в новых исторических исследованиях» (МГУ, апрель 2005 г.); «Греки вчера и сегодня», (Москва, февраль 2006 г. Фонд греческой культуры); «Русские дипломаты в Архипелаге в XVIII в.» (Греция, Санторини, сентябрь 2006 г.); «Русское присутствие в Ретимно в 1897-1909 гг.». (Греция. Ретимно, октябрь 2007 г.); «Участие моряков в первой международной миротворческой операции на Крите в 1897 г.» «Наварин: 180 лет со дня битвы». (Москва. Фонд греческой культуры, октябрь, 2007); «Архивное востоковедение». (Москва. ИВ РАН, июнь 2008 г.).

Хронологические рамки исследования охватывают весь период проведения миротворческой операции великих держав, начиная с наиболее острого момента очередного восстания на Крите в конце 1896 - начале 1897 гг., когда державы вынуждены были вмешаться в события с целью прекращения кровопролития. Конечная дата исследования, 1909 г., совпадает с выводом миротворческих сил с острова и конституционным переворотом на Крите, когда остров фактически перешел в руки греков.

Главными целями диссертационной работы являются:


18

Во-первых, на основе впервые вводимых в научный оборот архивных материалов из российских и греческих архивов, ранее опубликованных источников и литературы исследовать критский вопрос как самостоятельную специфическую проблему международных отношений во всем его многообразии в период проведения миротворческой операции великих европейских держав.

Во-вторых, представить детальную картину миротворческой акции великих держав на Крите в 1897-1909 гг., показав ее цели и задачи, выявив главные этапы.

В-третьих, подробно и максимально объективно изучить не исследованную ранее в научной литературе позицию России в критском вопросе в конце XIX - начале XX вв. в контексте ее политики на Балканах и Ближнем Востоке.

Достижение целей реализуется через решение следующих задач:

Выявить побудительные причины участия России в совместной европейской акции на Крите; проследить ее конкретное участие во всех этапах данной миротворческой операции; определить роль России в решении критского вопроса и показать ее взаимоотношения с другими великими державами, проанализировав баланс общности их целей и противоречий; выявить причины усиления и ослабления роли России в решении критского вопроса; показать посредническую роль России в греко-турецком диалоге по критскому вопросу; раскрыть неизвестные или малоизвестные стороны жизни греческого и мусульманского населения острова; определить объем и характер помощи России Криту; представить картину участия духовенства и членов Русского экспедиционного отряда в жизни православного Крита.

В диссертации также ставится задача рассмотреть взаимоотношения России с представителями других держав в различных вопросах военного, дипломатического и административно-хозяйственного характера в период становления критской автономии, как первого этапа независимости острова; показать отношение остальных держав-покровительниц к ведущей (до 1906 г.) роли России в критском вопросе.

Диссертант считает важным также детально проследить многостороннюю деятельность Русского экспедиционного корпуса императорских войск и военно-морских сил России на Крите в 1897-1909 гг., наряду с


19

другими европейскими силами, по сохранению спокойствия на острове, включая некоторые военные операции; осветить ранее не исследованную роль представителей России в деятельности «совета адмиралов» по вопросу вывода с острова турецких войск и избавления Крита от турецкой администрации.

Диссертант стремился дать объективный ретроспективный анализ истории критского вопроса через призму экономических, стратегических и геополитических интересов России, Великобритании и других великих держав, принимая во внимание также позицию Турции и законные интересы Греции.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографии. Диссертация построена по проблемно-хронологическому принципу.

Основное содержание работы Во введении обосновывается актуальность избранной темы, рассматривается степень изученности проблемы в российской и зарубежной историографии, дается подробный анализ источниковой базы исследования, сформулированы цели и задачи исследования, обоснованы хронологические рамки и методологические подходы автора к исследуемой теме, а также определена новизна и практическая значимость диссертации.

Первая глава «Предыстория критского вопроса и начало миротворческой операции европейских держав» состоит из трех параграфов. В первом параграфе охарактеризована суть критского вопроса в XIX в. и его взаимосвязь с великодержавными идеями Греции; рассмотрены варианты (реформистский и революционный) его решения, обусловленные в основном динамикой международной обстановки. Кроме того, показаны этапы борьбы греков-островитян за воссоединение с Грецией, деятельность османских властей на Крите, причины исламизации части населения Крита и возникновения этнорелигиозных и социальных конфликтов на острове, реакция великих держав. Заканчивается параграф возникновением критского кризиса 1895-1896 гг., что привело к началу миротворческой операции европейских держав по спасению мирного населения. В параграфе также отражены взгляды российских политиков и дипломатов


20

(СС. Татищев, B.H. Ламздорф) на критский вопрос, указано на усиление внимания внешнеполитического ведомства критскому вопросу.

Во втором параграфе расмотрены развитие критского кризиса 1896-1897 гг., затронувшего интересы Европы и Азии, причины вмешательства в происходящие события великих европейских держав Великобритании, Франции, России, Италии, а также Германии и Австро-Венгрии (которые позже отошли от решения критского вопроса). Изучаются причины и способы перехода к «умиротворению» острова; отмечена большая роль военно-морских сил России в спасении православного населения, о чем свидетельствуют уникальные материалы РГА ВМФ.

Позиция России в критском вопросе была противоречивой: с одной стороны, традиционная политика поддержки единоверцев требовала активного вмешательства в Ближневосточный кризис, однако геополитические интересы России более сочетались с политикой сохранения status-quo, не только исходя из планов России на Дальнем Востоке, но также потому, что сохранение Черноморских проливов в руках слабой Османской империи оберегало их от посягательств других великих держав.

Еще более сложной проблемой для держав стала активизация греческой политики. Под предлогом начать эвакуацию беженцев с Крита, греческий король Георг I направил на остров флотилию миноносцев, а затем и сухопутные силы на помощь восставшим, которые объявили о своем союзе с Грецией и инициировали вооруженные стычки с турецкими войсками. В ответ созданный совет адмиралов заявил, что любое действие со стороны греков или турок против главных городов Крита - Ка-неи, Ретимно и Ираклиона - встретят отпор со стороны десантов и флотов, установивших блокаду критского побережья. Из-за нерешенности критского вопроса и действий Греции, которая сделала попытку одним махом разрубить гордиев узел, душивший Крит, Греция и Турция были на волоске от войны.

В третьем параграфе проанализирована политика России в критском вопросе в начале миротворческой операции, рассмотрены причины возникновения Греко-турецкой войны 1897 г. и ее взаимосвязь с критской проблемой.

Стремясь погасить Ближневосточный кризис, угрожавший территориальной целостности империи султана, Россия придерживалась следу-


21

ющей позиции: все важнейшие вопросы внешней политики следует решать только совместно с «европейским концертом». Этому способствовала изменившаяся расстановка сил на Ближнем Востоке и в Европе, где усилились англо-германо-австрийские, но ослабли русско-английские и русско-французские противоречия. Мир стоял на пороге создания Антанты.

Начинался новый этап миротворческой операции великих европейских держав, связанный с их стремлением предотвратить Греко-турецкую войну. В этих условиях МИД России пытался определить главные задачи своей политики в критском вопросе. Составленная зимой 1897 г. профессором международного права Ф.Ф. Мартенсом аналитическая записка по Криту была тщательно изучена не только министрами, но и самим Николаем II, обеспокоенным делами на Ближнем Востоке, в том числе тяжелым положением, в котором оказались его родственники из греческого королевского дома: королева Ольга, тетка Николая II, и родной брат его матери король Георг I.

Единственном выходом из создавшегося положения, считал Мартене, было «умиротворение» острова путем его оккупации иностранными войсками, вытеснение греческих и турецких войск, а также создание нового административного порядка. План Мартенса, проанализированный в диссертации, предусматривал целый ряд мероприятий военного, дипломатического и административного характера. Его предложения легли в основу российского плана преобразований на острове, представленного на обсуждение послам в Константинополе, наряду с планами других держав-покровительниц, и скорректированный с учетом более прогрессивных идей коллег. Державы фактически по своей инициативе 6(18) марта 1897 г. даровали автономию Криту, что являлось важнейшим этапом в мирном решении критского вопроса. Совету адмиралов четырех держав были даны полномочия для начала «воплощения» автономии. Европейский морской десант был заменен международным оккупационным отрядом с целью предотвращения назревшего военного конфликта между Грецией и Турцией, установления и поддержания порядка на острове и помощи в создании автономного режима. Наряду с другими державами-покровительницами Россия направила значительный контингент сухопутных войск на Крит, а центром российского сектора стал г. Ретимно.


22

Однако «Тридцатидневная война» между Грецией и Турцией все-таки произошла, угрожая полностью нарушить status quo, хотя и успокоила «разбушевавшийся эллинизм» (по выражению российского посланника М.К. Ону) и спасла греческую династию. Благодаря активной политике великих держав, авторитету британского флота, несмотря на сокрушительное поражение Греции в войне, христиане Крита ничего не потеряли, но Греция была отстранена от решения критского вопроса (вывела с острова сухопутные силы), что привело к росту влияния на дела Крита политики великих держав.

Вторая глава «Крит под управлением адмиралов» посвящена двум годам правления совета адмиралов: от провозглашения автономии Крита в марте 1897 г. до вывода под натиском европейской дипломатии турецких войск осенью 1898 г. и прибытия на остров в декабре 1898 г. принца Георга Греческого в качестве верховного комиссара четырех держав.

Первый параграф посвящен деятельности международных отрядов, прежде всего русского, по введению автономного управления в своих секторах. Послы великих держав в Константинополе вели напряженную работу по выработке нового «Органического регламента» (ставшего впоследствии конституцией), который был представлен на Генеральной Ассамблее Крита летом 1898 г. Россия призывала великие державы, забыв о разногласиях, сосредоточиться на главном - на «умиротворении» острова, установлении и укреплении автономного режима, что могло стать базой для дальнейших шагов по присоединению Крита к Греции. Российская дипломатия взяла на себя инициативу переговоров с султаном и добилась определенных успехов. Меры, предпринятые российскими дипломатами, а также гуманитарные акции России были встречены с одобрением критянами и способствовали сокращению эмиграции христиан с острова.

Не дожидаясь выработки окончательных правил управления островом, русские офицеры из состава Экспедиционного отряда русских императорских войск в Ретимно во главе с талантливым военным полковником Ф.А. Шостаком провели большую работу по наведению порядка и организации управления в округе, ставшем образцом для всех остальных. До конца 1898 г. Россию в совете адмиралов представлял командующий Отдельным    отрядом    судов    в    Средиземном    море    контр-адмирал


23

Н.И. Скрьщлов, сыгравший огромную роль в налаживании мирной жизни на острове. Прибыв с гуманитарной миссией спасения мирного населения Крита от начавшейся в ходе критского восстания резни, русские войска задержались на Крите почти на 12 лет. Параграф содержит также описание повседневной жизни русского отряда, его деятельности по благоустройству города Ретимно. Свою миролюбивую политику на Крите Россия подкрепляла разнообразной помощью беднейшим слоям критян всех вероисповеданий.

Во втором параграфе анализируются причины и цели вывода турецких войск с острова в 1898 г. Главным условием прекращения турецкого владьгаества на острове и его «умиротворения» великие державы считали вывод турецких войск и ликвидацию турецкой администрации. Мусульмане, подстрекаемые извне различными патриотическими обществами и находясь под защитой турецких властей острова, были готовы попытаться восстановить свои прежние права.

Крайне напряженная обстановка на Крите привела в сентябре 1898 г. к кровавым событиям в Кандии, английском секторе, в результате которых погибли 28 английских офицеров, 40 солдат и вице-консул, были сожжены вице-консульства остальных трех держав. Жертвами стали еще 600 христиан. Действия Ф.А. Шостака, наладившего отношения с мусульманами округа Ретимно, позволили избежать здесь повторения событий в Кандии. В диссертации приводятся данные о том, что многие мусульмане, беспокоясь о будущем своих детей, обращались в российское консульство за справками о возможности перехода в русское подданство.

В связи с сентябрьскими событиями 1898 г. в английском секторе великие державы приняли решение увеличить международный экспедиционный отряд, а также убрать турецкие войска и представителей турецкой власти с Крита, даже если для этого придется использовать силовой вариант.

Россия, несмотря на опасность закрытия для нее Проливов, вела в отношении султана последовательную твердую политику, согласованную с другими державами и советом адмиралов, что дало положительные результаты. Кроме того, к началу октября 1898 г. численность европейского отряда была уже достаточной для проведения операции по мирной эвакуации турецких войск с острова даже без согласия Порты. После некоторых колебаний турецкое правительство изъявило готовность выполнить


24

требования великих держав. Успешно проведенная военная и политическая операция фактически поставила точку в более чем двухсотлетнем господстве турок на острове.

В третьем параграфе анализируется решающая роль России на переговорах великих держав о назначении христианского генерал-губернатора Крита - принца Георга Греческого.

Европейская дипломатия обсуждала этот вопрос достаточно долго, не желая раздражать поспешными действиями и решениями турецкое правительство и султана, сопротивление которых было велико: согласившись предоставить Криту автономию, Турция стремилась сохранить там свое влияние и предложила избрать губернатором одного из сыновей султана. В этих сложных условиях Россия не только предложила европейским державам кандидатуру греческого принца, но также взяла на себя непростую миссию убедить султана как в неизбежности изменений на Крите в целом, так и в необходимости нового назначения, что стало главной задачей миссии российского посла в Константинополе И.А. Зиновьева. Султан и турецкое правительство прекрасно понимали, что проблема Черноморских проливов является стержнем всей политики России на Ближнем Востоке и Балканах: за этим стояли вопросы развития Черноморского флота, угрозы стратегического и экономического характера, через Проливы шла почти вся южнорусская торговля хлебом. Турцию весьма устраивала роль некоего посредника между Европой и Азией, а особенно зависимость России от несправедливого по сути режима Черноморских проливов. Во время тяжелых и длительных переговоров с Турцией Россия не изменяла своей позиции и твердо стояла за кандидатуру греческого принца Георга. Английские коллеги Зиновьева выражали озабоченность, не ухудшатся ли из-за предполагаемого назначения отношения с Турцией. В действительности же они опасались, что Россия будет играть решающую роль в разрешении критского вопроса. Предложение Франции называть принца не губернатором, а верховным комиссаром четырех великих держав упростило процедуру его назначения, которая в таком случае не требовала одобрения Порты.

Христианское население Крита было готово предоставить принцу полную самостоятельность в управлении островом, о чем гласило постановление Критского народного собрания. Прибытие верховного комиссара четырех держав принца Георга в декабре 1898 г. и снятие блокады


25

Крита означали окончание критского кризиса 1896-1898 гг. и переход к новому этапу в развитии острова. После этого разделение Крита с Грецией стало носить формальный характер, что было весомой компенсацией за вывод греческих войск с острова после поражения Греции в «тридцатидневной» войне. Соответственно совет адмиралов прекратил свою деятельность.

Третья глава посвящена критскому вопросу в годы управления островом принца Георга (1898-1903).

В первом параграфе анализируется позиция великих держав в отношении деятельности принца, в руках которого, с одобрения самих критян, была сосредоточена значительная власть. По мнению России, главной задачей великих держав было укрепление авторитета верховного комиссара, что гарантировало бы мирное развитие острова, необходимое для установления прочной административной власти. России пришлось бороться с попыткой других держав-покровительниц навязать молодому принцу своих советников и финансистов в новую администрацию. Представители четырех великих держав (теперь в Риме) вели постоянный обмен мнениями по поводу урегулирования финансовых и административных вопросов, связанных с установлением нового автономного управления на Крите. Они стремились всячески облегчить греческому принцу осуществление главных задач по «умиротворению» острова, организации на нем управления, созданию жандармерии, национальной милиции, хотя их интересы нередко расходились.

Несмотря на то, что текст новой Конституции был уже готов, принц пытался расширить свои права и сократить представительство народа в критском парламенте, что вполне согласовывалось с консервативной политикой царского правительства, но шло вразрез с традициями греков и могло вызвать недовольство постепенно складывавшейся на Крите оппозиции принцу. После опубликования Конституции в апреле 1899 г. принц Георг назначил первое правительство Крита, в которое вошли пять известных деятелей - И. Сфакьянакис, Э. Венизелос, М. Кунду-рос, К. Фумис и Хасан Скильянакис. Они считались советниками принца, а фактическим премьером Крита стал личный секретарь Георга А. Папа-дьямантопулос, властные замашки которого явились главной причиной конфликта между принцем и быстро оформившейся оппозицией во главе с Венизелосом.


26

Несмотря на уход адмиралов с Крита, кроме стационеров четырех держав, многие иностранные суда еще оставались в критских водах, но в связи со спокойной обстановкой, воцарившейся на острове к лету 1899 г., Россия и другие державы согласились с желанием принца сократить каждый оккупационный отряд до 500 человек и упразднить сектора, на которые был поделен остров.

Принц, считая себя греческим патриотом, всегда настойчиво и открыто говорил о присоединении острова к Греции как о вопросе, не имевшем иной альтернативы. Непросвещенное население Крита, не отдавая себе отчета в последствиях, относилось к данной позиции принца сочувственно. Что же касается образованных критян, то они, понимая истинное положение вещей, считали, что поднимать такой вопрос пока несвоевременно.

Во втором параграфе подробно освещена роль военно-морских сил России в поддержании спокойствия на Крите на рубеже веков.

Присутствие военно-морских сил великих держав было главным условием сохранения мира на Крите. Основные силы русских войск располагались в Ретимно и прилегавших к нему районах. Расположенные в Канее, Суде и форте Изеддин войска были интернациональными. Со времени прибытия на остров принца Георга его мать, королева греческая Ольга, стала уделять много внимания русскому экспедиционному отряду, который теперь находился под ее постоянным покровительством. В свою очередь, отряд был лучшей гарантией безопасности ее сына. Спокойная обстановка способствовала проведению реформ и созданию новых административных органов власти автономного Крита, в которых, например, в русском секторе и в Канее, участвовало большое число русских офицеров. Функционирование обновленной политической структуры острова внесло оживление в политическую, экономическую, общественную и культурную жизнь. Большой благотворительной деятельностью занимался и русский отряд, строго экономя, отпущенные ему на собственные нужды средства. Города Крита, благодаря присутствию там международных отрядов, постепенно преображались. Стало проводиться совместно с греческими священниками богослужение в кафедральном соборе Ретимно. Полковник Б.Б. Кене продолжил деятельность на пользу Ретимского округа, начатую Ф.А. Шостаком.

В этих условиях было решено именовать оставшиеся силы России


27

не экспедиционным отрядом, а Отдельным отрядом русских императорских войск на Крите, подчеркивая тем самым ограниченность поставленных перед ним задач поддержания мира на острове. Однако великие державы не собирались выводить свои войска полностью, так как главная цель - создать прочную базу для объединения греческого общества - еще не была достигнута. Принц и греческое население, разумеется, надеялись на большее, однако державы всячески противились даже разговорам о присоединении острова к Греции.

Третий параграф посвящен поездке принца Георга в Европу в связи с окончанием трехлетнего срока его управления, а также позиции российской дипломатия по критскому вопросу в 1900-1901 гг.

Вся бурная политическая борьба, как в Греции, так и на Крите была связана с обсуждением путей присоединения к Греции «великого острова Средиземноморья» Крита. Осенью 1900 г. принц Георг решил лично посетить столицы четырех держав-покровительниц, чтобы выяснить их намерения относительно будущего острова. Первый визит он нанес своему кузену императору Николаю II в Крыму. Особые надежды население Крита возлагало именно на поддержку русского императора. Королева Ольга, находившаяся в это время в России, также пыталась воздействовать на своего племянника. Николай II сначала поддался уговорам о необходимости срочного переустройства Крита, наподобие Боснии и Герцеговины, и готов был поддержать просьбу гостей. Из дипломатической переписки мы узнаем ранее не замеченный исследователями важнейший факт: Россия для предотвращения крайне опасных решений Народного собрания Крита (о присоединении острова к Греции) приняла на себя почин заявить о своей готовности введения нового порядка на острове по плану, предложенному принцем правительствам Франции, Италии и Англии в том случае, если все они согласятся.. Во время своих визитов в европейские столицы принц Георг мог лично убедиться, что, в отличие от России, готовой всячески содействовать осуществлению его идей, остальные европейские державы не торопятся их поддерживать. Российские дипломаты высшего ранга уговаривали царя не брать на себя инициативу в критских делах. По их мнению, создание автономного режима и удаление турецких войск и чиновников-турок с острова уже обеспечивали Греции влияние на ход критских дел, которые, «неизбежно должны   были   привести   к   постепенному   присоединению   Крита   к


28

Греции», «без особых потрясений на Востоке».

Вняв доводам и давлению своих министров и влиятельных дипломатов, российский император вынужден был отдать приоритет сохранению верховных прав турецкого султана Абдул-Хамида на остров. Неудачи принца Георга в Европе привели к существенным изменениям политической обстановки на Крите и к его столкновениям с оппозицией в Народном собрании. Поэтому державы решили продлить мандат верховного комиссара принцу Георгу еще на несколько лет с целью «введения автономного управления» островом.

Четвертый параграф продолжает тему парадоксальности российской дипломатии в критском вопросе в конце 1901-1903 гг., который был в то время одним их самых запутанных вопросов российской балканской политики.

После смерти М.К. Ону в августе 1901 г. на его место в Афины был назначен известный дипломат барон P.P. Розен, раскритиковавший в своих донесениях в МИД в пух и прах всю русскую политику в критском вопросе. Он полагал, что вопрос об окончательном разделе турецкой империи «очень скоро все равно будет поставлен на очередь» и «настанет день, когда мы будем рады приветствовать поддержку эллинизма как противодействие болгарскому господству на Балканах». Политика западных держав была значительно тоньше, но и ее впоследствии Розен назовет «великой путаницей». Но особо Розен выделял безрезультатность политики России, стремившейся примирить требования Турции с национальными устремлениями греков. Позиция Розена не была одобрена в высших сферах России, что стоило ему быстрой отставки, (не без влияния греческой королевы Ольги). На место Розена в Афины был назначен Ю.Н. Щербачев, которому вновь были даны инструкции, «держаться выжидательного образа действий и не вызывать каких-либо осложнений на Крите». Парадокс российской политики заключался в том, что взгляды дипломатов, имевших влияние на принимаемые решения МИДа, не совпадали с мнением греческого королевского дома, который они поддерживали по указанию Николая II; в свою очередь, позицию тех, кто разделял нетерпение критян и греков в разрешении вопроса, не поддерживало большинство в правящих кругах России. Попытка Николая II помочь своему греческому родственнику была заблокирована ведущими дипломатами, отказавшимися выполнять даже указания МИД, где угождая царю, од-


29

новременно понимали, что Россия должна, прежде всего, защитить свои собственные геополитические интересы (как их понимало большинство). Российское правительство заявляло лишь о своей готовности способствовать созданию автономной администрации острова и его умиротворению. Но сам «умиротворенный» Крит больше был похож на дымящийся вулкан, готовый вот-вот извергнуть лаву.

В четвертой главе исследуется политика России накануне и во время восстания в Териссо в 1904-1905 гг.

В первом параграфе разбираются причины усиления оппозиции принцу Георгу на острове и его безрезультатные попытки укрепить свою власть. Оппозиция во главе с Э. Венизелосом умело перехватила лозунг присоединения к Греции - «эносис». По мнению принца, чтобы спасти его положение, державам необходимо было отозвать международные войска, заменив их греческими и устроить в политическом отношении остров по принципу присоединенных к Австро-Венгрии Боснии и Герцеговины, т. е. передав бразды правления греческому королю с сохранением Крита формально в составе Османской империи.

Начавшаяся в 1904 г. Русско-японская война, внесла существенные коррективы в позицию России по критскому вопросу: необходимость договариваться с султаном о проходе военных кораблей, идущих на Дальний Восток, через Проливы, диктовала политику сдерживания на Крите любых «смут». Однако критяне, в свою очередь, почувствовали изменение ситуации, связанное с неудачами России в войне с Японией, и сочли момент благоприятным для начала новой кампании за присоединение острова к Греции. Национальные чаяния об осуществлении хотя бы частично Мегали идеа вновь оживились.

К этому моменту на острове оставалось незначительное число иностранных войск. Россия, все силы которой в этот период были сосредоточены на войне с Японией, а также на решении внутриполитических проблем в связи с ростом революционного движения, подумывала вообще об отозвании своих войск с Крита. Большой интерес представляет переписка министра иностранных дел В.Н. Ламздорфа с послом в Константинополе И.А. Зиновьевым. Одним из аргументов Ламздорфа в пользу отозвания с Крита русского военного отряда было то, что «дарованный автономный режим за семь лет пустил глубокие корни в стране и нельзя ожидать ни при каких обстоятельствах возврата к порядку до


30

1897 г.». И.А. Зиновьев считал, что в Константинополе известие об удалении русского отряда «будет истолковано в смысле уступки нашей греческим притязаниям». В результате поднятый было вопрос об отозвании русского отряда с Крита под предлогом русско-японской войны посчитали несвоевременным. Генштаб России не только приостановил отправку в Россию части русского отряда, но вскоре, как и другие державы, увеличил число своих войск.

Во втором и третьем параграфах показаны причины и ход восстания в Териссо, организованного оппозицией во главе с Э. Венизе-лосом, а также участие великих держав в его подавлении. Население Крита рассматривало оккупационный режим великих держав-покровительниц и автономию острова как переходный на пути к полному освобождению от турецкого владычества. Однако «переходный период» затянулся и превратился, по мнению критян, в тормоз экономического и политического развития острова. Восставшие потребовали прекращения режима верховного комиссара, обвинявшегося в развале экономики, бесцветности управления и т. д., и призывали к присоединению Крита к Греции. Постепенно восстание охватило многие регионы Крита, и великие державы приступили к его подавлению. Власть верховного комиссара четырех держав - покровительниц подверглась серьезному испытанию, и Георг обратился за военной помощью к державам.

В марте 1905 г. в Риме открылось совещание послов великих держав, где было принято решение удовлетворить просьбу принца Георга и командировать иностранные войска на помощь критской жандармерии единственной местной военной силе - с целью усмирения восставших. Большую роль в умиротворении Крита великие державы отводили своим военно-морским силам. В Судской бухте постоянно находилось большое число военных судов держав-покровительниц (иногда до двадцати и больше.) Принц, по совету держав и стараясь смягчить обстановку, объявил о некоторых реформах «в либеральном духе» и о финансовых «облегчениях», предложенных державами для Крита. Он тайно обратился с просьбой к державам определиться и либо способствовать присоединению острова к Греции, либо как можно скорее подавить восстание.

Великие державы и верховный комиссар всеми силами пытались не дать восстанию разгореться в полную силу. Все войсковые отряды великих держав в Канее, Кандии и Ретимно и их окрестностях были приве-


31

дены в боевую готовность. Постепенно «дерзость» инсургентов и противостояние их международным отрядам возросли. После кровавого столкновения восставших с международными войсками в деревне Вукомес, где были убитые и раненые, было разрешено применять огнестрельное оружие не только сухопутным силам всех держав, но и в особых случаях морским десантам, на что требовалось особое разрешение. Международные силы были поставлены в весьма щекотливое положение. Главной задачей в эти дни стало соблюдение хотя бы внешнего спокойствия и недопущение погромов мусульман. В мае 1905 г. в Риме состоялось совещание послов держав-покровительниц, которые выработали проект обращения к инсургентам Крита и было единодушно решено: 1) не допускать присоединения Крита к Греции; 2) приступить к финансовым и административным преобразованиям; 3) выразить поддержку принцу Георгу. Державы ввели военное положение на острове.

Русские представители на Крите, следуя личным указаниям Николая II, стремившегося всеми силами помочь принцу Георгу навести порядок, активнее представителей других великих держав приступили к подавлению восстания. Западные державы не высказывали своего несогласия с действиями русских, а англичане, согласно традиции «загребать жар чужими руками», даже не возражали против расширения зоны действий русских войск на часть их сектора.

Несмотря на суровые меры, предпринятые по подавлению восстания, Россия активно участвовала в переговорах великих держав с повстанцами и первая распустила гражданскую стражу в своем секторе, что произвело благоприятное впечатление на жителей. В целом своими достаточно согласованными действиями великие державы не допустили решения критского вопроса путем восстания, т. е. силовым методом.

В пятой главе исследуется критский вопрос на последнем этапе миротворческой операции в 1906-1909 гг. и позиция великих держав.

Первый параграф посвящен новому этапу миротворческой деятельности держав, стремившихся провести на Крите серьезные административно-финансовые реформы и упрочить автономию как главное условие будущего присоединения острова к Греции. С этой целью был создан постоянный орган надзора - международная административно-финансовая комиссия, в которой опытный дипломат B.C. Сергеев продолжал проводить российскую линию на сохранение status quo в Восточ-


32

ном Средиземноморье.

Российское правительство, понимая, что меры по подавлению восстания породили обиду в христианской среде, пыталось вновь обсудить вопрос о присылке на помощь державам греческих войск и о передаче управления островом Греции, а военный министр В.В. Сахаров вообще предлагал отозвать с Крита все русские войска. Во всеподданнейшей записке царю В.Н. Ламздорф в январе 1906 г. излагал причины и условия передачи управления Критом Греции и предлагал, чтобы Россия выступила в этом деле инициатором. На документе Николай II начертал собственной рукой: «Вполне согласен и считаю, что именно России подобает первой поднять этот вопрос и привести его к естественному разрешению». Однако к мнению России прислушивались все менее: Франция, Англия и особенно Италия посчитали, что это было бы равносильно присоединению острова к Греции. В результате было решено оставить войска на острове в неприкосновенности. Западные державы опасались открытого недовольства не только султана, а также неблагоприятного воздействия на положение дел в Македонии и на всем Балканском полуострове и возможности нарушения status quo. Оппозиция во главе с Э. Венизелосом поставила вопрос о смене верховного комиссара острова. Не помогли даже ходатайства греческой королевы перед российским императором. В конце концов, главной задачей русской дипломатии на Крите было сохранение там спокойствия. Поэтому Россия поддержала кандидатуру нового верховного комиссара - известного греческого политика Александроса Заимиса, который должен был прибыть на Крит в сентябре 1906 г. Население Греции и Крита, раздосадованное неудачами Георга в решении критского вопроса, приветствовало это назначение.

Так закончился, как писал в своих воспоминаниях сам принц Георг, его «несчастный режим» и начался новый период в истории Крита. Причина неудач Георга заключалась не только в его неумении управлять и действовать дипломатично. Главное заключалось в том, что цель, которую стремились достичь великие державы в этот период - умиротворение острова, - не совпадала с интересами христиан Крита. Кроме того, либеральная оппозиция не могла примириться с авторитарным стилем управления принца и его желанием передать лавры соединения острова с Грецией членам греческой королевской семьи, а значит, и укрепить ее авторитет в глазах греков всего мира.


33

Во втором параграфе показан постепенный переход управления Крита с конца 1906 - по 1908 г. в конституционное русло, совершенный под управлением А. Заимиса, которому греческий король Георг I просил предоставить полную свободу действий. Новый верховный комиссар немедленно приступил к проведению реформ, выработанных ранее международной финансово-административной комиссией держав-покровительниц и утвержденных в феврале 1907 г. Учредительным собранием Крита. Был принят текст новой конституции Крита, имевший демократические поправки; так, законы, принятые палатой на двух последующих сессиях, не требовали утверждения их у верховного комиссара. Деятельность международных сил на острове носила все более мирный характер и подвергалась строгим ограничениям. Следующим шагом А. Заимис считал отмену военного положения на острове и вывод всех международных войск с заменой их национальной критской жандармерией и милицией во главе с греческими офицерами. Вскоре договоренность с державами об эвакуации была достигнута: в соответствии с августовской коллективной нотой четырех великих держав 1906 г. они обещали отозвать поэтапно все свои войска с Крита до 1 июля 1909 г.

Последний, третий параграф посвящен событиям на Крите, связанным с окончательным выводом международных сил и заменой их греческими войсками, что по времени совпало с младотурецкой революцией 1908 г.

Большинство греческого населения острова посчитало момент подходящим для окончательного решения критского вопроса. 24 сен-тя-бря, как только верховный комиссар А. Заимис уехал в Афины, на Крите произошел переворот: население, а за ним и Народное собрание, все светские и духовные власти, жандармерия и милиция объявили о присоединении острова к греческому королевству. От присяги королю эллинов воздержалось лишь мусульманское население острова, что не помешало части его оказаться вскоре на службе нового критского правительства.

Во время переворота находившиеся на Крите международные войска бездействовали, а их руководители безмолвствовали. Великие державы объявили переворот незаконным, но дальше этого не пошли: никаких мер к возвращению прежнего порядка, в том числе власти верховного комиссара, принято не было. Таким образом, в результате временное правительство Крита оказалось негласно признанным.


34

Российской дипломатии в июне 1909 г. удалось предотвратить назревавшие военные действия со стороны Турции в связи с окончательным удалением с острова иностранных отрядов.

Последний этап эвакуации международных войск начался в 1909 г. Англичане сделали попытку оставить часть войск в Суде, но остальные державы воспротивились этому. Россия первая выполнила соглашение по эвакуации войск. Проводы в Ретимно носили искренний и дружественный характер, ведь критяне связывали с этим немедленное присоединение острова к Греции. Уходили международные сухопутные силы четырех великих держав-покровительниц - Великобритании, Италии, России и Франции - так же дружно, как и пришли. В целом можно сказать, что они принесли на Крит мир, суверенитет и уверенность, что остров останется в лоне христианской церкви и в недалеком будущем обязательно станет неотъемлемой частью Греции.

В августе 1910 г. Э. Венизелос вступил в афинский парламент как гражданин Греции, а уже в ноябре, благодаря своим способностям и связям, сделался членом кабинета министров Греции. После первой балканской войны, по Лондонскому договору от 30 мая 1913 г., Крит воссоединился с Грецией.

В Заключении подводятся общие итоги исследования и излагаются выводы, выносимые на защиту.

Углубленный и объективный анализ истории критского вопроса в конце XIX - начале XX вв., проведенный в контексте европейской политики, показывает, что в этот период греческое население Крита, разочарованное в попытках избавиться от турецкого ига путем реформ, признавало лишь революционный путь.

Резкая активизация процесса распада Османской империи в конце XIX в. привела к усилению великодержавных устремлений греков и очередному восстанию и заставила европейские державы выступить общим фронтом против немедленного присоединения Крита к Греции. Впервые после Крымской войны 1856-1857 гг. и русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Османская империя оказалась перед лицом объединенной Европы и вынуждена была уступить, продемонстрировав неспособность сопротивляться общей воле великих держав, проявивших в тот момент в отношении Крита невиданное ранее единство. Зримым проявлением это-


35

го единства явилась международная военно-политическая акция 1897-1909 гг. Единодушие, проявленное великими державами при решении критской проблемы, стало уникальным случаем в истории Восточного вопроса.

Широкая документальная база диссертационного исследования позволила опровергнуть устойчивые стереотипы в оценке политики России, имеющиеся в западной, особенно греческой историографии. Если на протяжении всего XIX в. Россия стремилась ослабить Османскую империю, поддерживая борьбу балканских народов, в том числе критян, за независимость, то в конце XIX - начале XX вв., когда султанская Турция уже не представляла для нее прежней опасности, Россия пыталась не дать ей «развалиться мгновенно с ужасными последствиями». Руководящей внешнеполитической доктриной российского правительства в Восточном Средиземноморье в изучаемый период стала доктрина status quo, которая объективно отвечала интересам других европейских держав. Единство держав-покровительниц, стремившихся к «умиротворению» острова, сделало возможным проведение многолетней совместной миротворческой операции в 1897-1909 гг. В операции были задействованы многотысячные военно-морские силы Англии, Италии, Франции и России.

Суть согласованной державами-покровительницами политики «умиротворения» заключалась в предоставлении острову широкой автономии, что фактически означало его постепенный отрыв от Османской империи, а в перспективе - присоединение к Греции. Великие державы предпочли реформистский путь решения критского вопроса, и были последовательны в этом до конца миротворческой операции. Большую роль в становлении критской автономии сыграла Россия, от которой потребовались для этого значительные дипломатические и военные усилия.

Главной задачей России и других великих держав-покровительниц в критском вопросе было удержание Греции от конфликта с Османской империей, сохранение на Балканах общего баланса сил. Вместе с тем Россия, всегда поддерживая православные народы, осознавала неизбежность присоединения острова к Греции в силу его географического положения, этнического состава, национального самосознания большинства его населения-греков, не мысливших себя вне Греции, вне греческой единой нации.

После поражения в Греко-турецкой войне 1897 г. разгромленная и


36

попавшая в полную финансовую зависимость от европейских держав Греция не имела возможности вести активную самостоятельную политику на Крите, поэтому политика, направленная на сохранение status quo, была ей также выгодна. Экономика Греции и Крита выиграла от международного контроля и предоставленных займов. Российское правительство считало главной задачей участия России в международной финансовой комиссии сохранение греческой государственности, что и было осуществлено.

Нельзя согласиться с теми греческими историками, которые игнорируют неоспоримый факт, что наряду с «умиротворением» острова, четыре державы-покровительницы поставили задачей своей миссии создание прочного автономного управления, предоставление острову конституции европейского образца, вывод турецких войск с Крита, который способствовал укреплению суверенитета и явился залогом дальнейшего мирного развития острова в русле традиционной христианской культуры. Они создали национальную критскую милицию и жандармерию, что, в конечном счете, привело к укреплению политической и экономической независимости Крита от Османской империи. Была достигнута и главная цель - установление мира и спокойствия на Ближнем Востоке.

Большую роль Россия сыграла в назначении христианского генерал-губернатора на Крите (верховного комиссара четырех держав) принца Георга Греческого. В этот период династические связи российского и греческого королевских домов играли важную, но не решающую роль. Приведенные в исследовании новые архивные документы свидетельствуют о том, что российский император Николай II был готов оказать содействие Греции в присоединении Крита еще в 1898 г. для укрепления греческой династии, однако поддержки у других европейских держав в то время он не нашел. Несмотря на то, что пребывание контингента российских войск и военно-морских сил на Крите было во многом направлено на удержание греческого принца на посту верховного комиссара и укрепление престижа греческой монархии, политика России во многом отвечала интересам православного населения острова и способствовала закреплению результатов национально-освободительной борьбы, которую греки вели особенно активно в конце XIX - начале XX вв. Россия, вопреки без-


37

доказательным утверждениям западных историков, не преследовала никаких экспансионистских целей на Крите.

Россия была одним из самых активных участников военно-морской, внешнеполитической и административно-хозяйственной составляющих миротворческой операции. Большую роль в разрешении критского вопроса сыграла российская дипломатия, многочисленные российские военно-морские силы (включая морские десанты) и сухопутные войска. Активность российской дипломатии в критском вопросе была связана не только с торгово-экономическими и военно-политическими интересами. Ее близость к православным народам, стремление оказать им помощь в освобождении от мусульманского ига, защитить православие на всем Ближнем Востоке - вот стратегические цели России на Ближнем Востоке. Представленная впервые в диссертационном исследовании широкая картина неизвестной ранее административной деятельности России на Крите в целом свидетельствует о ее позитивном характере, хотя консерватизм взглядов русского правительства, бюрократии и некоторых дипломатов нередко уступал прогрессивным планам государственного строительства, предложенным, например, Францией.

Россия в годы проведения миротворческой операции сыграла одну из ведущих ролей в решении критского вопроса. Можно утверждать, что своей мощью и авторитетом она способствовала постепенному разрешению национального вопроса на Крите. Она не отозвала свои войска с острова даже в годы русско-японской войны и революции 1905-1907 гг. В качестве державы-покровительницы, Россия участвовала в миротворческой акции до конца, вьщеляя значительные материальные средства на поддержание спокойствия и установление автономного режима на острове, действуя согласованно вместе с Англией, Францией и Италией.

При этом огромную роль, как показано в диссертации, играла разносторонняя деятельность российской дипломатии - послов в Константинополе и Риме И.А. Зиновьева и А.И. Нелидова, посланников в Афинах -М.К. Ону, барона P.P. Розена, Ю.Н. Щербачева, консулов и генеральных консулов на Крите, военных и военно-морских представителей, а также контр-адмирала Н.И. Скрыдлова и первого начальника русских сухопутных сил Ф.А. Шостака.

Документы свидетельствуют, что в русском секторе на Крите был налажен образцовый порядок, появилось много полезных учреждений; из


38

русского сектора раньше всех были выведены турецкие войска; русские военные первыми передали управление учреждениями в своем секторе местному населению. Все сведения говорят об исключительно дружественных, даже теплых, отношениях между населением острова, включая мусульманское, с представителями российских сухопутных и военно-морских сил.

В период восстания в Териссо 1905 г. русское правительство, защищая интересы греческой династии, в некоторых случаях было вынуждено применить оружие против повстанцев, но за каждый произведенный выстрел военно-морские представители России держали ответ перед своими ведомствами, как и другие державы, также применявшие в крайних случаях оружие.

Огромное влияние на национально-освободительное движение на Крите оказали революции начала XX в России и Турции. Критяне, пользуясь вовлеченностью этих держав в свои внутриполитические дела, сумели извлечь из этого большую пользу. Они постоянно привлекали внимание мировой общественности к своей проблеме, и их оправданная активность, в конечном счете, привела к желаемому результату. В свою очередь критский вопрос оказал большое влияние на общебалканскую обстановку и усиление национально-освободительной борьбы в регионе против османского засилья.

Главным достижением европейских держав в решении сложного этнорелигиозного конфликте на Крите было то что, благодаря присутствию международного контингента войск в 1897-1909 гг. и их плодотворной деятельности остров был сохранен для христианского мира. Это была безусловная победа европейской цивилизации над распадавшейся мусульманской Османской империей.


39

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах автора:

Монография:

1. Соколовская О.В. Россия на Крите. 1897-1909 гг. Из истории первой миротворческой операции XX века. М: Индрик, 2006. 146с. (18 п.л.).

Работы, опубликованные в ведущих научных журналах из перечня, утвержденного ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Из истории умиротворения Крита и спасения православного населения в период кризиса 1897-1898 годов. Публикация с предисловием // Славяноведение. № 2. 2008. С. 84-98. 1,3 п.л.
  2. Крит судьбе принца Георга Греческого и российского императора Николая П. // Новая и новейшая история. № 4. 2008. С. 188-197. 0,8 п.л.
  3. Архив императорского русского консульства на Крите. 1860-1919 // Отечественные архивы. № 4. 2008. С. 51-57. 0,8 п.л.
  4. Русские на Крите в конце XIX в. // Славяноведение. № 4. 2008. С. 46-53. 0,5 п.л.
  5. Критский вопрос и Греко-турецкая война 1897 года// Военно-исторический журнал. № 9(581). 2008. С. 37-41. 0,5 п.л.
  6. Обострение критского вопроса в 1908-1909 гг. // Вопросы истории. № 11. 2008. С. 119-128. 1 п.л.
  7. Россия в миротворческой акции великих европейских держав на Крите в 1897-1909 гг. //Военно-исторический журнал. № 11. 2008. С. 25-30. 0,5 п.л.

Разделы в коллективных монографиях:

  1. Греция как конституционное государство в 60-70-е годы XIX в. //Формирование национальных независимых государств на Балканах. Конец XVni - 70-е годы XX в. М: Наука. 1986. С. 72-92 (В соавторстве с Г.Л. Аршем.)
  2. Греция на путях становления буржуазного государства. 1878-1918 гг. //Балканы в конце XIX - начале XX века. Очерки становления

40

национальных государств и политической структуры в Юго-Восточной Европе. М: Наука, 1991. С. 248-288.

  1. Разделы по истории Греции в 1913-1922 гг. // За балканскими фронтами первой мировой войны. М: Индрик, 2002. С. 28-37, 87-91, 121-125, 146-149, 203-208, 219-233, 328-330, 374-379, 427-437, и др.
  2. Главы по истории Греции за 1895-1913 гг. // В «пороховом погребе Европы» 1878-1914. М: Индрик, 2003. С. 228-252, 453-476 и др.
  3. Глава: Участие моряков в первой ме5кдународной миротворческой операции на Крите в 1897-1909 гг. // 300 лет российской морской пехоте. Т. 2. (1857-1990 гг.) М, 2009. 1 п.л.

Публикации:

  1. ОнуА.М. Загадки русского сфинкса. Очерки по новейшей русской истории. М., 1995. (Составитель и автор предисловия О.В. Соколовская). 110 с.
  2. Переписка греческой королевы Ольги Константиновны Романовой с генералом А.А. Киреевым. (Составитель - О.В. Соколовская. Авторы предисловия - О.В. Соколовская, И.В. Чуркина) II Славяноведение. №4.М, 1996. С. 57-73.
  3. Письма капитана 1-го ранга М.Ю. Гаршина к королеве эллинов Ольге Константиновне Романовой в годы первой мировой войны. (Составитель и автор предисловия О.В. Соколовская) //Славяноведение. № 1 2006. С. 92-119.
  4. Российский флот в фотографиях из Национального исторического музея в Афинах (конец XIX - начало XX вв.) (Составитель и автор предисловия О.В. Соколовская). С 6-16. М., 1996. 110 с.
  5. ????????? тои ??????? ?????????????? ???????????? ??? ?????????????? ???????????? ???? ????? (1899-1909). (??????? ??? то ???????? ?????? ??????) (Дневники русского экспедиционного отряда императорских войск на о. Крит. 1899-1909. Документы из исторического архива Крита). (Составитель и автор предисловия О.В. Соколовская). Афины. 2009. 35 а.л.

41

Статьи и тезисы:

  1. Велико греческий национализм в XIX - начале XX вв. // Общественно-политическая мысль в Европе в конце XVIII - XX в. М., 1987. Тезисы. С. 72-74.
  2. Социально-политический кризис и «Великий бросок» в Греции в 1909-1912 гг. / Революции и реформы на Балканах // Балканские исследования. М., 1994. Вып. 12. (В соавторстве с Т.В. Никитиной). С. 167-189.
  3. Greek Diaspora merchant communities of the Black sea and the sea of Azov and the Greek-Russian Trade: 1870-1917. Report. Research Center of the University of Economics and Business. Athens, 1994. (В соавторстве с греческим экономистом Э. Дендрину). 112 с.
  4. The Great Greek Idea (The Megali Idea) in the Early 20 Century // WWI and the XX Century. M, 1995. P. 163-165.
  5. Великая греческая идея на Парижской мирной конференции // Версаль и новая Восточная Европа. М, 1996. С. 86-111.
  6. Великая греческая идея в начале XX века и русская дипломатия. // Первая мировая война. Пролог XX века. М: Наука, 1998. С. 396-408.
  7. The Expeditional Detachment of the Russian Imperial Army in Crete. The Unknown Diaries (1899-1909) // H ????????? ???? ??? ???????? ?????????. ??????? ???????????? ????????. ????????, 21-23 ????????? 1998. Тезисы. ????????. 1998. С 75-77.
  8. The Expeditional Detachment of the Russian Imperial Army in Crete. The Unknown Diaries (1899-1909) The Expeditional Detachment of the Russian Imperial Army in Crete. The Unknown Diaries (1899-1909) // H ????????? ???? ??? ???????? ?????????. ??????? ???????????? ????????. ????????, 21-23 ????????? 1998. ???????? 2002. С 509-520.
  9. Роль греческой королевы Ольги в переводе Евангелия на новогреческий язык в 1901 году. // Человек на Балканах в эпоху кризисов и эт-нополитических столкновений XX века. Санкт-Петербург: Алетейя, 2002. С. 213-221.

10.  Эпистолярное наследие королевы эллинов Ольги Константи

новны Романовой как исторический источник// Греция. Национальная

идея, общество, государство. XVII-XX вв. М: МГУ, 2002. С. 177-192.


42

  1. Миротворцы прошлого века // Европа. № 4(38). 2004. С. 27-29.
  2. Из истории первых Олимпийских игр современности 1896 года // Европа. Июнь. 2004. С.
  3. Письма греческой королевы к отцу великому князю Константину Николаевичу о русско-турецкой войне // Россия и Болгария. М., 2006. С. 80-90.
  4. Двести лет борьбы за демократию // Греки вчера и сегодня. М., 2006. С. 12-28.
  5. Россия в миротворческой акции европейских держав на Крите //Восточный архив. 2007. Афины. № 16. С. 29-39.
  6. Греция и процесс европейской интеграции Балкан // Греческий мир XVIII-ХХвв. в новых исторических исследованиях. М.: МГУ, 2006. С. 178-193.
  7. Неизвестные архивные документы (Морские рапорты) о греко-турецкой войне 1897 года// Тезисы. Международная научная конференция «Архивное востоковедение». М.: ИВ РАН, 2008. С. 96-97. 0,2 п.л.

Подписано в печать 10.02.2009 Объем 2,3 а.л. Тираж 100 экз. Компьютерный центр ИСл РАН - ritlen@mail.ru

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.