WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Советские воинские контингенты на территории стран Балтии в 1939-1940 гг.

Автореферат докторской диссертации по истории

 

                                                      На правах рукописи

                                                             УДК 9 (С) 26

Ковалев Сергей Николаевич

СОВЕТСКИЕ ВОИНСКИЕ КОНТИНГЕНТЫ

НА ТЕРРИТОРИИ СТРАН БАЛТИИ В 1939–1940 гг.

 

Специальность 07.00.02 – «Отечественная история»

 

 

 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

Санкт-Петербург

2009


Диссертация выполнена в научно-исследовательском отделе (военной истории Северо-Западного региона Российской Федерации, г. Санкт-Петербург) Федерального государственного учреждения «Институт военной истории Министерства обороны Российской Федерации»

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Снигирев Сергей Федорович

доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации

Старков Борис Анатольевич

доктор исторических наук,

кандидат юридических наук, профессор

Белозеров Борис Петрович

Ведущая организация:         

Северо-Западная академия государственной службы

Защита состоится 11 июня 2009 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.199.06 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук в Российском государственном педагогическом университете имени А.И. Герцена по адресу: 191186, Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, к. 20, ауд. 212.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена по адресу: 191186 , Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48. к. 5.

Автореферат разослан                                               «___» _________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент        

Г.К. Шлыкова



Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Военно-политическая обстановка вокруг границ Российской Федерации, и, в целом, в мире обусловливает в современных условиях обеспечение национальной безопасности важнейшим направлением деятельности руководства Российской Федерации. При решении данной задачи значительное внимание уделяется и будет уделяться военной безопасности, главным содержанием которой, согласно Военной доктрине, являются предотвращение, локализация и нейтрализация военных угроз Российской Федерации. Обеспечение военной безопасности в Военной доктрине рассматривается в контексте строительства демократического правового государства . При этом в основе доктрины – утверждение принципов равноправного партнерства, взаимовыгодного сотрудничества и добрососедства в международных отношениях, последовательное формирование общей и всеобъемлющей системы международной безопасности и укрепление всеобщего мира.

В последние годы, на фоне активной деятельности НАТО по продвижению блока на Восток, усилий США по созданию на территориях Польши и Чехии элементов ПРО, развязанных руководством Грузии вооруженных конфликтов, проблемы обеспечения военной безопасности государства приобретают особую актуальность. Любые усилия Российской Федерации, направленные на обеспечение военной безопасности, вызывают ожесточенную критику в западных средствах массовой информации . При этом антироссийские выпады зачастую базируются на искаженных и сфальсифицированных оценках деятельности руководства СССР накануне Второй мировой войны. Советскому Союзу приписывается роль едва ли не инициатора Второй мировой войны или, по меньшей мере, одного из главных соучастников ее развязывания, что осуществляется в первую очередь с подачи новых членов НАТО, в том числе и государств Балтии.

Некоторые авторы, расширяя поле искажений исторических фактов и фальсификаций в оценках деятельности руководства СССР перед Второй мировой войной и в период, связанный с ее началом продолжают эксплуатировать сфальсифицированные западными средствами массовой информации еще в ноябре 1939 г. материалы некого текста «речи Сталина», будто бы произнесенной им на якобы состоявшемся 19 августа 1939 г. сверхсекретном заседании Политбюро ЦК ВКП(б) . Тем самым представляя использование предстоявшей войны между Германией и западными державами для революционизирования Европейского континента, в том числе и принятие советским руководством решения о заключении договоров о взаимопомощи с Прибалтийскими государствами как некий заранее разработанный руководством СССР план .

В западных средствах массовой информации и научных исследованиях поэтому нередки случаи представлять Советский Союз зачинщиком Второй мировой войны, или, в крайнем случае, возложить равную ответственность за её развязывание на Сталина и Гитлера . Такая трактовка подписанного 23 августа 1939 г. советско-германского пакта особенно настойчиво используется сегодня националистическими политическими кругами государств Балтии в качестве основы для предъявления претензий к Российской Федерации. Дискуссия по проблеме исследования, на фоне недавних событий в Чеченской Республике, на заседании в 2006 г. парламентской ассамблеи Совета Европы при активном участии Прибалтийских государств вылилась в принятие резолюции об осуждении тоталитарных коммунистических режимов. Это делает обращение к истории заключения двусторонних пактов СССР с Эстонией, Латвией и договора с Литвой, последующего ввода на территорию последних советских воинских контингентов исключительно актуальным, что для диссертанта. Сложившееся положение побудило диссертанта на проведение исследования российско-прибалтийских отношений в 1939–1940 гг., основанное на документальных источниках и предназначенное не для использования в политическом и идеологическом противостоянии, а для воссоздания реально прошедших событий.

Приходиться констатировать, что в настоящее время отсутствуют сколько-нибудь объективные, детальные исследования, посвященные анализу и оценке ввода и пребывания советских войск на территории Эстонии, Латвии и Литвы. Это вызвано тем, что основные усилия исследователей были направлены на изучение тех или иных аспектов международной политической ситуации в период ведения советско-англо-французских переговоров в Москве летом 1939 г., подписания договоров между Германией и СССР о ненападении 23 августа 1939 г. и о дружбе и границе  28 сентября 1939 г., падения Польши и переговоров о заключении договоров о взаимопомощи Советским Союзом с Прибалтийскими государствами. Период пребывания на территории Латвии, Литвы и Эстонии ограниченных советских контингентов и связанные с этим проблемы фактически оставались вне поля зрения историков.

Объект и предмет исследования. Сложившаяся к 1939 году международная политическая ситуация обусловила необходимость внесения политическим руководством СССР серьезных корректив в прежний внешнеполитический курс. Исключительная приоритетность задач обеспечения государственной безопасности диктовала потребность в выработке новых подходов к решению этих задач. Особое внимание советской стороной стало уделяться развитию взаимоотношений не только с великими европейскими державами, но и с ближайшими соседям на Балтике – Эстонией, Латвией и Литвой. При этом советская дипломатия допускала возможность альтернативных решений. Вышесказанным объясняется выбор автором в качестве объекта исследования формирование и осуществление советской внешней политики в восточноевропейском регионе в период предшествовавший началу и первого года хода Второй мировой войны.

Одним из тех европейских регионов, ситуация в которых вызывала в Москве наибольшее беспокойство, являлся восток Балтики. Стратегическое значение этого региона для обеспечения безопасности Северо-Запада СССР обусловливало стремление советской стороны к достижению договоренностей с правительствами Эстонии, Латвии и Литвы в военно-политической сфере. Если ход переговоров о заключении двусторонних договоров о взаимопомощи с правительствами вышеперечисленных государств в основных своих чертах исследован в отечественной и зарубежной историографии, то практическая реализация достигнутых договоренностей, связанная с пребыванием на территории государств Балтии советских воинских контингентов, остается фактически не исследованной. Это обусловило выбор в качестве предмета исследования комплекса проблем (военно-технических, экономических, юридических, социальных), связанных с вводом и пребыванием советских воинских контингентов в Эстонии, Латвии и Литве.

Хронологические рамки исследования. Развал в 1937–1938 гг. системы коллективной безопасности в Европе выразившийся подписанием Мюнхенских соглашений во многом определил дальнейшую политику СССР. В условиях надвигающейся европейской войны СССР был вынужден пойти на подписание пакта с Германией 23 августа 1939 г. Вместе с тем, противодействие складыванию враждебных военно-политических союзов в регионе лишь отчасти могло служить гарантией стабильности ситуации и безопасности границ СССР в этой части Европы. Поэтому после подписания договора о ненападении с Германией Советский Союз предложил Эстонии, Латвии и Литве подписать пакты и договор о взаимопомощи, предусматривавшие создание советских военных баз на их территории и фактически предотвративших дальнейшее сближение этих государств с Германией в военно-политической сфере.

В аргументации сторонников отделения Прибалтики от СССР в 1990-е гг. и в настоящее время, обращает на себя внимание то, что нижняя хронологическая граница начала т.н. «периода советской оккупации» относится к летним месяцам      1940 г., т.е. ко времени принятия парламентами государств Балтии актов о присоединении к СССР, которые были обусловлены в большей степени просчетами в области внутренней политики национальных правительств приведших к социально-экономическому кризису в Эстонии, Латвии и Литве, а не сколько наличием на территории этих государств советских воинских контингентов.

За короткий отрезок времени с 1 сентября 1939 г. до августа 1940 г. произошли события радикально изменившие расстановку сил в Европе, с карты континента исчезли целые государства – т.е. в этом отрезке спрессовались динамичные  и масштабные процессы, осмысление которых на основе широкой источниковой базы с включением в научный оборот ранее не изученных документов требует проведения специального исследования.

Именно эти положения в данном диссертационном исследовании и определяют его хронологические рамки – сентябрь 1939 г. – июль 1940 г. (до вступления Прибалтийских республик в состав СССР), а иногда, в исследовательских целях, охватывают и начало 1930-х годов.

Научная проблема: выявить и объективно оценить реальное содержание военно-политического сотрудничества СССР с Эстонией, Латвией и Литвой в 1939–1940 гг. в рамках выполнения сторонами пактов и договора о взаимопомощи.

Целью исследования является комплексное выявление условий, обусловливающих ввод контингентов советских войск в страны Балтии и проблем, связанных с их пребыванием на территории Эстонии, Латвии и Литвы с октября 1939 г. по июль 1940 г. в контексте внешнеполитической деятельности СССР направленной на обеспечение безопасности в Балтийском регионе.

Поставленная цель предусматривает решение следующих задач диссертационного исследования:

– анализ характера развития международной военно-политической обстановки накануне Второй мировой войны и комплекса причин, обусловивших ввод советских войск на территорию Прибалтийских государств в октябре 1939 г.;

– определение масштабов и содержания военного сотрудничества СССР с Эстонией, Латвией и Литвой;

– исследование характера развития разносторонних взаимоотношений между советскими войсками (силами) и эстонской, латвийской и литовской сторонами в сфере обеспечения военной безопасности;

– выявление характера деятельности сухопутной и морской составляющих советского воинского контингента в период пребывания на территории Эстонии, Латвии и Литвы до их вхождения в состав СССР;

– анализ опыта пребывания контингентов советских войск на территории Эстонии, Латвии и Литвы в 1939–1940 гг.

Методология исследования. Методологическая и теоретическая база исследования основывается на применении диалектико-материалистической теории познания, в т.ч. методов анализа и синтеза, исторического и статистического. Автор руководствовался принципами материалистической диалектики и историзма, научной достоверности, объективности, предполагающими всестороннее рассмотрение предмета исследования в контексте конкретной исторической обстановки. В ходе изучения проблемы автор стремился рассматривать деятельность советской военной группировки на территории Эстонии, Латвии и Литвы на фоне политических, экономических и социальных отношений и процессов в Прибалтийских государствах, принимая во внимание особенности международного положения того периода. В целях обеспечения достоверности результатов проведенного исследования автор применял специально-исторические методы: системный и сопоставительный, проблемно-хронологический, личностно-деятельный, актуализации, периодизации и некоторые другие, изложенные и обоснованные в трудах отечественных и зарубежных ученых по теории методологии, историографии и библиографии.

Положения, выносимые на защиту

1. Возможности решения проблем национальной безопасности руководством Эстонии, Латвии и Литвы были ограничены военным потенциалом упомянутых государств, а также нежеланием Западных держав рассматривать их в качестве полноценных субъектов международных отношений (глава 1, §§ 1.1, 1.2, с. 34–101).

2. Факторами, обусловившими ввод и пребывание советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы явились начавшаяся мировая война, необходимость СССР обеспечить безопасность границ на Северо-Западе, отсутствие возможности у Прибалтийских государств сохранить свою независимость в случае агрессии с Запада – со стороны Германии (глава 1, § 1.1, с. 34–54; глава 2,        § 2.1, с. 118–128).

3. Процесс выработки правовых оснований для ввода и пребывания советского воинского контингента на территории стран Восточной Балтии проводился в соответствии юридическими нормами законодательства Эстонии, Латвии и Литвы (глава 2, § 2.2, с. 129–155).

4. Содержание основных мероприятий по обеспечению ввода и пребывания советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы свидетельствует о принципиальном стремлении советской стороны уважать суверенные права Эстонии, Латвии и Литвы, что проявилось в процессе согласования хозяйственных соглашений сторон, руководствующихся принципами различных экономических систем (глава 2, § 2.2, с. 129–155; § 2.3, с. 156–191).

5. Характер взаимоотношений сторон с октября 1939 г. до июля 1940 г. обусловливался развитием военно-политической ситуации в Европе и стремлением правящих кругов Эстонии, Латвии и Литвы минимизировать политическое влияние СССР, но сохранить те экономические преимущества, которые они получили после подписания договоров о взаимопомощи с СССР в сентябре–октябре 1939 г. (глава 3, §§ 3.2, 3.3, с. 198–335).

6. Содержание проводимых мероприятий по организации и обеспечению размещения контингентов советских войск (сил) в пунктах дислокации (базирования) свидетельствуют о том, что главной целью ввода войск являлось создание условий для предотвращения внешней агрессии (глава 4, § 4.1, с. 336–398; § 4.2, с. 399–416;    § 4.3, с. 417–444).

7. Проблемы, связанные с развитием военной инфраструктуры советских войск (сил) на территории стран Восточной Балтии оказали одно из решающих значений на принятие решений советским руководством по принятию дополнительных мер по обеспечению безопасности границ СССР с Северо-Запада (глава 3, § 3.3,        с. 278–335; глава 4, § 4.2, с. 399–417).

Научная новизна исследования состоит в самой постановке проблемы и интерпретации ее содержания с учетом современных источников, литературы и оценок.

В труде впервые комплексно рассматривается деятельность находившихся на территории Эстонии, Латвии и Литвы советских воинских контингентов по обеспечению безопасности СССР в сложной международной обстановке того времени. Анализируя первый в истории СССР опыт пребывания советских войск и сил флота за переделами государства на договорных основах (на территории Эстонии, Латвии и Литвы в 1939–1940 гг.) позволяет последовательно рассмотреть весь комплекс проведенных мероприятий, содержание которых заложило основу в практику последующего международного военного сотрудничества Советского Союза с другими государствами.

Полученные результаты восполняют имеющийся пробел, связанный с проблемой исследования и формируют целостную картину событий, связанных с вводом и пребыванием советских воинских контингентов в Прибалтийских государствах в 1939–1940 гг. Проведенное исследование вносит существенный вклад в формирование обновленной концепции отечественной истории. В целом исследование данных проблем направлено на совершенствование прогнозирования развития взаимоотношений Российской Федерации с государствами Балтии на современном этапе. В научный оборот вводится значительное количество документов, ранее не использованных исследователями.

Теоретическая значимость исследования состоит в том что, проведенное диссертационное исследование позволило сформулировать ряд выводов и предложений (рекомендаций) для теоретической разработки (уточнения) и практического решения проблем основанных на анализе деятельности советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы в 1939–1940 гг.

В диссертации представлены разработанные, на основе архивных документов схемы размещения советских воинских контингентов и армий Прибалтийских государств на май 1940 г. Разработанный материал наглядно подтверждает, что размещение советских воинских контингентов предназначалось исключительно на отражение возможной внешней агрессии, а армиям Прибалтийских государств, отводилась роль вторых эшелонов (с. 159, с. 181, с. 189).

В диссертации впервые комплексно проанализирована деятельность советских воинских контингентов в Эстонии, Латвии и Литве в период смены правительств этих государств летом 1940 г. и период, связанный с принятием решений законодательными органами (парламентами) о вступлении Прибалтийских государств в СССР.

В диссертации, по результатам анализа историографии, посвященной заявленной проблеме исследования, сформулированы характеристики периодов, формировавших мотивации авторов при разработке трудов, монографий и публикаций:

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что в нем проанализированы подходы сторон при подготовке заключения пактов СССР с Эстонией, Латвией и договора с Литвой о целях и задачах советских воинских контингентов на территории Прибалтийских государств в условиях начавшейся Второй мировой войны.

Другим фактором, представляющим практическую значимость исследования, является выявление формирования механизмов и условий пребывания советских воинских контингентов за границей, которые сопровождались подписанием соглашений о значительном расширении торгово-экономических отношений и военно-технического сотрудничества СССР с Прибалтийскими республиками, направленных, в первую очередь, на обеспечение экономик этих государств, в условиях блокады, вызванной начавшейся Второй мировой войной.

Актуальность опыта пребывания советских войск в странах Балтии не утрачивает своей и в настоящее время. Этот обусловлено решением задач контингентами из состава Вооруженных Сил Российской Федерации в различных государствах мира, где имеется российское военное присутствие: Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Приднестровская Молдавская Республика, Украина. Опыт актуален для формирования условий создания и деятельности российских военных баз на территории Абхазии и Южной Осетии.

Проблема актуальна и для обеспечения деятельности российских миротворческих контингентов, осуществляющих свою деятельность в соответствии с мандатами ООН и межгосударственных договоренностей. Результаты исследования целесообразно использовать при подготовке специальных и общих курсов по истории Второй мировой войны и международных отношений в высших образовательных учреждениях, для разработки обобщающего труда об отношениях со странами Балтии.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на заседании научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона, г. Санкт-Петербург) Института военной истории МО РФ и рекомендована к защите на соискание ученой степени доктора исторических наук. Основные положения по теме диссертации излагались в публикациях автора – двух монографиях, статьях, текстах и тезисах докладов. Результаты исследования нашли отражение в докладах автора на различных ведомственных, региональных, всероссийских и международных конференций, круглых столах, в том числе: конференция Ленинградского военного округа (ЛенВО) «Роль Петербургского–Петроградского–Ленинградского военного округа в обеспечении безопасности северо-запада России» (1999 г.); региональная конференция «200 лет Военному министерству: 1802–2002» (2002 г.); международная научно-практическая конференция «Военное дело России и ее соседей в прошлом, настоящем и будущем» (СПб., 2005 г.); международная научно-практическая конференция «IX Царскосельские чтения» (апрель 2005 г.); международная научная конференция «Вторая мировая война и Восточная Пруссия». (Калининград, КГУ им. Э. Канта, 2005 г.); международная научная конференция «Вызовы глобализации в начале XXI века». (СПб., БГТУ. 2006 г.); международная научная конференция «Вторая мировая война и страны Балтии. 1939–1945. (Рига, 2006 г.); международная научная конференция «Проблемы обеспечения геополитической безопасности России в Северо-Западном регионе». (Мурманск, 2007 г.); международная научная конференция «Санкт-Петербург и страны севера Европы». (СПб., 2008 г.); VIII Международные Лихачевские научные чтения «Диалог культур и партнерство цивилизаций». (СПб., 2008 г.).

Некоторые публикации по теме исследования были размещены на сайтах в Интернете в т.ч. на официальном сайте Министерства обороны Российской Федерации – http://www.mil.ru/files/Vimisli_o_roli_SSSR.rtf.

На монографию диссертанта «Советские войска на территории Эстонии 1939–1940 гг.» в «Военно-историческом журнале» (№ 11 2005 г.) была опубликована рецензия д.и.н. Мусаева В.И. В Интернете она доступна на http://www.soldat.ru/doc/issue/vij-2005.html.

Приказом министра обороны Российской Федерации по результатам проведения конкурса лучших материалов, опубликованных в журналах МО РФ и газете «Красная звезда» диссертанту была присуждена первая поощрительная премия за 2004 г. за статью «И.В. Сталин: «Правительство Эстонии действовало мудро и на пользу эстонскому народу, заключив соглашение с Советским Союзом», опубликованную в «Военно-историческом журнале» (№ 6, 2004 г.) .

По теме диссертационного исследования опубликованы 21 работа.

Материалы исследования используются автором на теоретических семинарах, научных конференциях и круглых столах, для разработки спецкурсов по отечественной и военной истории, в системе профессионально-должностной подготовки офицеров органов военного управления Ленинградского военного округа.

Структура работы.В соответствии с поставленной целью и задачами диссертация состоит из введения, пяти глав, подразделяющихся на двенадцать параграфов, заключения, списка использованных источников, литературы и сокращений. В работу включены приложения, ряд из которых ранее никогда не был опубликован. Общий объем диссертации составляет 520 с.

Основное содержание работы

Во введении обосновываются актуальность темы, теоретические и методологические позиции, определены научная проблема, объект и предмет исследования, научная новизна, научная и практическая значимость работы, обоснованы хронологические и рамки исследования, сформулированы, цель и задачи диссертационного исследования.

Первая глава«Историографические и источниковедческие основы исследования» посвящена историографическому анализу опубликованных работ по проблеме диссертационного исследования, степени изученности проблемы, источниковой базы.

Следует отметить, что о вопросах ввода и пребывания контингентов советских войск (сил) в Латвии, Литве и Эстонии в научной литературе, периодических изданиях, электронных средствах массовой информации, причем как в России, так и за рубежом, в целом сказано много, но системного рассмотрения проблем, связанных с практическим выполнением советскими воинскими контингентами задач по выполнению договоров о взаимопомощи между СССР и странами Балтии, не предпринималось.

Основными причинами, по которым отечественные исследователи не обращались к данной теме, были, как представляется, следующие: 1) недостаточное понимание роли и значения деятельности контингентов советских войск (сил) по выполнению договорных соглашений СССР с государствами Балтии, 2) обусловленная политическими мотивами закрытость для исследователей до недавнего времени данной проблемы; 3) ограниченное количество материалов, позволявших рассматривать эти вопросы, что было вызвано сравнительно непродолжительной по времени отдаленностью событий исследуемого периода (особенно для советского периода времени) и продолжительными по срокам процедурами выборочного рассекречивания документов по проблемам исследования и последующей их передачи из ведомственных архивов в государственные.

В течение длительного времени исследователи при изучении вопроса ввода контингента советских войск на территорию Прибалтики были ориентированы на акцентирование внимания, прежде всего, на внешнеполитических аспектах: общей военно-политической ситуации в Европе, советско-германских отношениях, ходе переговоров СССР с Латвией, Литвой и Эстонией. Освещение целого ряда вопросов, связанных с проблемами развертывания советских группировок на территории вышеупомянутых государств Балтии, находилось под строгим контролем, и только в 1990-х годах отечественные историки обратились к серьезному обсуждению этих проблем. Опубликованные новые документальные материалы и открытие архивных фондов предоставили возможность более полно проанализировать события того периода, более детально воссоздать ту сложную ситуацию, которая складывалась вокруг Прибалтики.

Однако, несмотря на, безусловно, огромный интерес к этим проблемам собственно история деятельности советских контингентов по практическому решению поставленных перед ними задач остается темой фактически не разработанной в современной отечественной и зарубежной историографии .

В историографии, посвященной интересующим нас проблемам, можно выделить несколько периодов:

Первый период – с момента вступления Прибалтийских республик в состав СССР и до 1956 г. (т.е. до XX съезда КПСС). Следует подчеркнуть, что в этот период не было специальных работ, посвященных интересующей нас теме. Только отдельные аспекты ее оказались затронутыми в трехтомной «Истории дипломатии», изданной в 1945 г., и в материалах, посвященных Второй мировой войне . На характер публикаций того периода, безусловно, накладывало отпечаток начало «холодной войны» . Основным контекстом публикаций того периода являлось создание в мае 1955 г. в противовес Организации Северо-Атлантического Договора (НАТО) Организации Варшавского Договора (ОВД), что неизменно служило дополнительным аргументом в пользу обоснованности решений, принимавшихся в 1939–1940 гг. советским политическим руководством.

Второй период – период т.н. «хрущевской оттепели» (1956–1964 гг.). В этот период вышел в свет ряд изданий, в которых авторами предпринимались попытки переосмысления причин, обусловивших необходимость ввода и пребывания советских войск в Прибалтийских государствах в духе официальных установок того времени. Были изданы новые фундаментальные труды, отражающие официальные взгляды на развитие событий в предвоенный период . Появляются работы, в которых в официозном духе обосновывается мотивация действий руководства СССР и отражающие ход развития событий конца 30-х годов .

Третий период – вторая половина 60-х – первая половина 80-х годов. Характерным для того периода является издание большого числа работ, касающихся истории развития международных отношений. Это соответствовало духу того времени, характеризующимся наступлением краткосрочной разрядки начала 70-х годов, в условиях военно-стратегического паритета, когда руководством обоих противостоящих военно-политических блоков было осознано, что необходимо отказаться от расчетов на победу в ядерной войне и следует предпринимать совместные усилия для выработки правил, соблюдение которых позволит предотвратить всеобщую ядерную катастрофу. События в Чехословакии (август 1968 г.), вызвавшие резкое обострение отношений СССР с Западом, тем не менее, в среднесрочной перспективе способствовали общему движению к разрядке напряженности, результатом которого стало общеевропейское совещание в Хельсинки. Вместе с тем, авторы некоторых работ в контексте чехословацких событий не «забыли» обратится к прибалтийской теме .

Поэтому не случайным является в те годы издание 12-ти томного труда «История второй мировой войны 1939–1945», разработка которого началась с конца 1970 г., в соответствии с постановлением ЦК КПСС, и велась совместно рядом научно-исследовательских институтов – Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Институтом истории СССР АН СССР, Институтом всеобщей истории АН СССР, Институтом военной истории Министерства обороны СССР . Для этого фундаментального труда характерным было то, что тщательная проработка материалов (вполне понятно, что далеко не все архивные материалы были доступны в то время исследователям) по-прежнему осуществлялась с учетом идеологических установок Центрального Комитета КПСС.

В этот период появляются монографические работы И.Ю. Андросова, И.Ф. Максимычева, В.А. Поцелуева, А.М. Самсонова, И.М. Майского и других, в которых достаточно подробно рассматриваются события, связанные с международным предвоенным кризисом .

В опубликованных в этот период исследованиях были использованы новые документальные материалы, что позволяло составить более объективную картину предвоенного периода. В 1970-е годы в СССР были переведены и изданы некоторые работы западных историков. Одной из них была монография Л. Мосли , в которой довольно подробно анализировались события предвоенного периода, однако, вопросы пребывания советского воинского контингента в странах Прибалтики в ней не затрагивались.

Начавшаяся во второй половине 80-х годов политика гласности создала предпосылки для углубленного изучения отношений СССР с Латвией, Литвой и Эстонией. Впервые появились возможности рассмотрения различных аспектов этих отношений без оглядки на идеологические установки правящей в СССР коммунистической партии. Этот период завершился в 1991 г. с распадом СССР.

Как известно, в 1990 г. на выборах в верховные советы прибалтийских республик победу одержали народные фронты. Принятые в республиках вслед за этим документы основывались на отрицании законности их присоединения к СССР в 1940 году. Так, 7 октября 1992 г. Государственное собрание Эстонской Республики приняло Декларацию о восстановлении конституционной государственной власти, в которой отмечалось, что в 1940 г. Эстония стала жертвой агрессии Советского Союза и была незаконно включена в состав последнего. На этой волне в конце 80-х и начале 90-х годов было издано большое количество журнальных и газетных публикаций, как в России (СССР), так и в странах Балтии (прибалтийских республиках Советского Союза) . Однако в силу политических установок националистических движений, представленная информация, и особенно комментарии, во многом носили односторонний характер .

Относительно проблемы, исследуемой в диссертационной работе, интерес представляют монография Ю.В. Емельянова и написанная им совместно с С.В. Волковым работа «До и после секретных протоколов» . В первой работе Емельянов рисует сложные запутанные взаимоотношения ведущих европейских держав, в которые оказались втянутыми государства Прибалтики, в ней раскрыты процессы, происходившие в этих странах в 1939–1940 годах. Во второй книге достаточно подробно излагается история международных отношений в Восточной Европе, заключения советско-германских договоров 1939 года.

Должное внимание анализу проблемам предвоенного политического кризиса 1939 г. и возможностям альтернативного развития событий уделено в коллективной монографии авторов Института всеобщей истории АН СССР «1939 год. Уроки истории» .

На фоне изданных в это время переводных работ выгодно своей объективностью и не ангажированностью отличается фундаментальное исследование  И. Фляйшхауэр . Следует отметить работы Г.Л. Розанова и М.В. Захарова, отличающихся комплексным анализом и некоторые другие в т.ч. обращающихся к проблемам исследуемого периода через призму событий конца перестройки .

Во второй половине 90-х годов выходят в свет тематические сборники и журнальные публикации , в которых затрагивались проблемы обеспечения национальной безопасности России , в том числе имеющие отношение и к теме данной диссертационной работы. В этих публикациях была предпринята попытка на основе привлечения новых архивных источников, более объективно рассмотреть некоторые проблемы отечественной истории. В последнее время на русском языке появились публикации, отражающие точки зрения представителей разных эстонских политических кругов. Так в монографии К.Г. Мяло «Россия и последние войны XX века (1989–2000)….» приводится заявление Марта Хельме, занимавшего с апреля 1995 по май 1999 г. пост посла Эстонии в Российской Федерации: «Мы свое место в Европе твердо определили на самом деле уже в 1242 году, когда вожди эстонского народа со своими воинами составили большую часть немецкого войска в Ледовом побоище против Александра Невского» .

В последние годы интерес к проблемам диссертационного исследования формировался под влиянием проблем межгосударственных отношений Российской Федерации и стран Балтии, принятия последних в блок НАТО, а также проблем связанных с отношением руководства этих государств к русскоговорящему населению, преследованием ветеранов Великой Отечественной войны. Среди опубликованных в этот период публикаций интерес представляют работы Ю.В Емельянова. «Прибалтика. Почему они не любят Бронзового солдата?» и М.Ю. Крысина «Прибалтика между Гитлером и Сталиным» . Первая монография расширяет материалы, опубликованные автором в его предыдущих работах на основе вновь выявленных архивных материалов. Автор второй работы, уделяя основное внимание сотрудничеству прибалтийских коллаборационистов с нацистами, обратил основное внимание на историю развития отношений Прибалтийских государств с Германией и Советским Союзом, странами Запада. Вместе с тем, Емельянов и Крысин непосредственно к проблемам диссертационного исследования не обращались.

Следует выделить монографию М.И. Мельтюхова «Упущенный шанс Сталина: Советский Союз и борьба за Европу. 1939–1941» , в которой автор на фоне широкого спектра вопросов уделяет внимание и вопросу ввода советских войск в 1939 и 1940 годах в Прибалтийские государства, но не затрагивает комплекс проблем, связанных с их пребыванием на территории Эстонии, Латвии и Литвы.

Во 2-м томе изданных в 2002 году Министерством иностранных дел Российской Федерации «Очерков истории Министерства иностранных дел России. 1802–2002» (в 3-х тт.) уделяется значительное внимание внешнеполитической деятельности НКИД, относящейся к периоду исследования. Однако проблемы относящиеся непосредственно к диссертационному исследованию в издании освещены обзорно, в общем контексте внешнеполитической деятельности советского руководства и деятелей советской дипломатии того периода . В диссертационных работах, как советского, так и постсоветского периода, основное внимание в большинстве своем авторы уделяли рассмотрению межнациональных отношений и социально-политических проблем . Проблематика отношений СССР с Латвией, Литвой и Эстонией также рассматривалась в контексте строительства Вооруженных Сил СССР и советско-финляндской войны . Авторы некоторых исследований затрагивали такое явление как коллаборационизм в государствах Балтии, а также борьбу с вооруженными формированиями, действовавшими против СССР с территории Прибалтийских государств . Появились работы, в которых рассматривались отношения с Прибалтийскими государствами в контексте истории обустройства государственной границы на северо-западе России .

Наибольший интерес представили изученные диссертационные исследования, а также авторефераты в которых нашли отражение результаты исследований проблем безопасности, межгосударственных отношений в Европе в 1930-е годы непосредственно перед Второй мировой войной .

Исключение представляет диссертация Курмышова В.М., рассматривающая проблемы развития военных портов, военно-морских баз и береговой обороны Балтийского флота в период с 1921 по 1941 годы . Но вопросы рассматриваемой проблемы в исследовании освещены опосредовано.

Из современных зарубежных исследований следует отметить монографию эстонского историка Магнуса Илмъярва «Тихое подчинение», увидевшую свет в 2004 г. (сокращенный перевод с эстонского на английский язык был опубликован в том же году в Стокгольме). Явное стремление учитывать современную политическую конъюнктуру Эстонии прослеживается уже в самом названии работы. Безусловно, автором были собраны интересные факты предвоенной политической истории Эстонии, Латвии и Литвы, а также международных отношений (конец 1920-х – 1940 гг.), однако, те проблемы, которым посвящено данное диссертационное исследование, остались вне поля зрения эстонского историка .

В аргументации сторонников отделения прибалтийских республик от СССР в конце 1980-х – начале 1990-х гг. и в настоящее время наиболее часто используется утверждение, что советско-германский договор от 23 августа 1939 г. привел к «советской аннексии» Эстонии, Латвии и Литвы, что служит в качестве обоснования тезиса о полувековой советской оккупации государств Балтии, который активно эксплуатируется националистическими политическими кругами в этих государствах. Обращает на себя внимание тот факт, что при этом нижняя хронологическая граница для периода оккупации относится к летним месяцам 1940 г., т.е. ко времени принятия парламентами государств Балтии актов о присоединении к СССР. В силу этого даже крайняя ангажированность эстонских, латвийских и литовских историков и политиков не позволяет им видеть в факте ввода войск акт оккупации, тем самым косвенно признавая объективную обусловленность заключенных в сентябре–октябре 1939 г. государствами Балтии договоров с Советским Союзом и их, так сказать, юридическую чистоту. Трудно отрицать также тот факт, что советская сторона стремилась исключительно корректно выполнять все статьи пактов о взаимопомощи, не допуская вмешательства во внутриполитическую жизнь балтийских государств.

Некоторые проблемы диссертационного исследования в той или иной степени ранее находили отражение в научной литературе, журнальных и газетных публикациях, однако, они освещали, в первую очередь, проблемы внешнеполитической деятельности СССР. Так, были рассмотрены причины ввода и пребывания советских войск в Эстонии, с позиций поясняющих мотивацию действий руководства СССР . В научных исследованиях авторы, в большинстве своем, уделяли внимание рассмотрению межнациональных отношений и социально-политических проблем, рассмотрению явления коллаборационизма в Прибалтике в контексте истории обустройства государственной границы на северо-западе России. Однако конкретно вопросы обустройства советских воинских контингентов, развития военной инфраструктуры, взаимоотношения с органами власти и местным населением в странах Прибалтики не рассматривались.

Кроме того, в этом контексте ранее не проводились исследования с целью рассмотрения проблем военного сотрудничества стран Прибалтики с другими государствами.

Анализ опубликованной литературы позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на неослабевающий интерес исследователей к событиям 1939–1940 гг. и, в частности, к отношениям СССР с Латвией, Литвой и Эстонией, обобщающий труд, в котором бы комплексно рассматривалась вся совокупность проблем, связанных с вводом и пребыванием советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы в 1939 – 1940 гг., до сих пор не был разработан.

Источники. Решение поставленных в исследовании задач было возможно только благодаря привлечению разных групп источников. Первая – опубликованные документы, отражающие переписку руководства НКИД с дипломатическими представителями СССР в Балтийских странах (телеграммы, записи бесед, ноты, тексты договоров и соглашений СССР со странами Балтии, а также некоторые материалы печати), деятельность наркоматов обороны и РККФ (приказы наркомов, доклады командующих и командиров различного уровня).

Особый интерес для темы диссертации представляли следующие сборники документов: «Год кризиса. 1938–1939» (2-х томах) ; «Полпреды сообщают… Сборники документов об отношениях СССР с Латвией, Литвой и Эстонией: Август 1939–август 1940 г.» ; «1940 год в Эстонии. Документы и материалы» ; «Прибалтика и геополитика» ; «СССР и Литва в годы Второй мировой войны»: том I «СССР и Литовская Республика (март 1939–август 1940 гг.)» .

Материалы первого из упомянутых сборников документов позволяют обобщить исходные данные для анализа военно-политической обстановки и межгосударственных отношений того времени. Во втором сборнике представлены документы, раскрывающие вопросы военного и военно-технического сотрудничества СССР и стран Прибалтики. Следует отметить, что изданный в 1990 г. сборник документов Министерством иностранных дел СССР заложил основу для подготовки издания подобных сборников в прибалтийских республиках СССР, а в последующем и суверенных Прибалтийских государствах. Вместе с тем до сих пор многие опубликованные в нем документы не нашли отражения в исследованиях авторов и не получили должной оценки. В третьем сборнике, подготовленном коллективом эстонских авторов, достаточно подробно представлены документы о пребывании советских войск в Эстонии. В четвертом сборнике, подготовленном специалистами Службы внешней разведки Российской Федерации, содержатся рассекреченные документы внешней разведки, относящиеся к событиям вокруг Прибалтики в предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны. Они освещают эволюцию в подходах государственных деятелей ведущих стран антигитлеровской коалиции к оценке важности этого региона для безопасности. Наиболее интересными из сборника «Прибалтика и геополитика» представляются документы, отражающие оценки действий советского руководства, относящиеся к исследуемому периоду. Публикуемые в сборнике материалы полезны с точки зрения более глубокого понимания геополитических и военно-стратегических реалий того сложнейшего времени.

В совместно подготовленном литовскими и российскими учеными сборнике «СССР и Литва в годы Второй мировой войны»: том I «СССР и Литовская Республика (март 1939–август 1940 гг.)» представлены документы дополняющие материалы в ранее опубликованных сборниках. Вместе с тем, нельзя не отметить, что вынесенные в водной статье сборника оценки деятельности советскому руководству по обеспечению безопасности СССР в Балтийском регионе носят дискуссионный характер и, в свою очередь, подтверждают необходимость проведения исследования по научной проблеме, заявленной автором.

Полезным для разработки проблематики диссертации стал сборник «На чаше весов: СССР и Эстония. 1940 год и его последствия» , изданный Европейским университетом в Таллине в 1999 г. В него частично вошли материалы, опубликованные в вышеуказанных сборниках, а также документы (тексты договоров, правительственных распоряжений, протоколы переговоров, межправительственные переговоры о правилах пребывания советских войск и дополнительных условиях их размещения, обстановка в Эстонии накануне советского ультиматума июня 1940 г., ввод дополнительного контингента советских войск, дипломатическая переписка, синхронные публикации в печати) о событиях 1939 и 1940 гг. в Эстонии. В сборнике опубликован ряд современных публицистических сочинений, отражающих противоположные точки зрения на проблему вхождения Эстонии в состав СССР в 1940 г. В него вошли также материалы, исключительно односторонне оценивающие т.н. «последствия советизации», а также публицистические рассуждения о причинах отчуждения в отношениях между русской и эстонской общинами. В указанном сборнике содержится также ряд материалов, относящихся к Латвии и Литве.

Интерес для работы представили сборники документов и материалов о событиях предвоенного периода изданные в 1970–1980-е годы, это «Документы и материалы кануна второй мировой войны. 1937–1939» в 2-х томах; «Документы по истории Мюнхенского сговора, 1937–1938» и некоторые другие . Но в силу установок того времени, в них не была включена значительная часть документов, относящихся к проблеме исследования.

Для решения исследовательских задач, поставленных в диссертации, определенное значение имели личные мемуары и воспоминания. Больший интерес представляют мемуары К.А. Мерецкова, бывшего в период 1939–1940 гг. командующим войсками ЛВО и руководившего решением всего комплекса задач, связанных с пребыванием советского воинского контингента на территории Эстонии . Интерес представляют также мемуары И.А. Губина , в течение ряда лет являвшегося членом Военного совета, начальником политуправления ПрибВО. Следует отметить, что в вышеуказанных изданиях, рассказывалось о Прибалтийском округе «с позиции нынешнего дня» . В наибольшей степени обстановку предвоенного времени и деятельности ПрибОВО передают воспоминания заместителя начальника инженерных войск округа генерал-майора инженерных войск П.В. Афанасьева .

Среди мемуарной литературы, позволяющей составить целостную картину деятельности СССР, направленной на предотвращение войны, относятся воспоминания В.М. Бережкова . В них можно найти ряд фактов, ранее никогда не упоминавшихся в отечественной историографии.

Научный интерес представили воспоминания Ивана Михайловича Майского, занимавшего в интересующий нас период времени пост полномочного представителя СССР в Великобритании, в которых автор подробно раскрывает развитие отношений между двумя странами и подходы их руководств к решению проблем направленных на обеспечение их безопасности .

Определенную помощь в исследовании вопросов, связанных с вводом и обеспечением деятельности группировки советских войск в 1939–1940 годах на территории Эстонии, Латвии и Литвы оказали материалы периодической печати: журналов и газет, которые содержат большой фактический материал. Это официальные публикации предвоенного периода в советских газетах  «Правда», «Известия», «Советская Балтика». На рубеже 1980-х – 1990-х годов диапазон наименований периодической печати значительно расширяется. Она отражает периоды «парада суверенитетов» и установления межгосударственных отношений между бывшими республиками СССР после его распада. В первом доминируют материалы о неправомерности действий СССР в 1939–1940 гг. на территории Эстонской республики и материалы, отражающие позицию руководства СССР того периода. В этот период в прессе публиковались ранее мало известные документы 1939–1940 гг. Во втором – оценки российских специалистов современных российско–эстонских отношений.

Наиболее ценным источником для исследования явились документы архивов. Исключительное значение для решения поставленных исследовательских задач имели материалы трех российских государственных архивов: Российского государственного военного архива (РГВА), Российского государственного архива Военно-морского флота (РГА ВМФ), Архива внешней политики Российской Федерации Историко-документального департамента Министерства иностранных дел Российской Федерации (АВП РФ).

В фондах РГВА отложились документы, содержащие сведения о деятельности органов военного управления различных уровней, информация политорганов, документы объединений и отдельных соединений об их деятельности на различных этапах: при подготовке, при вводе войск, их деятельности в период нахождения в Эстонии, Латвии и Литве. Особо следует выделить материалы фондов секретариата Председателя Революционного совета СССР (РВС) (Ф. 33987), секретариата Первого заместителя Председателя РВС (Ф. 33988), Политического управления Красной Армии (Ф. 9), управления Ленинградского военного округа (Ф. 25888), Прибалтийского особого военного округа (Ф. 37848), Особого корпуса Ленинградского военного округа (Ф. 32517), архива РГВА (Ф. 39041), управления 8-й армии (бывшая Новгородская армейская группа), (Ф. 32578), собрание документов советско-финляндской войны 1939–1940 гг. (Ф. 34980). Безусловно, исключительный интерес представляли материалы межведомственной переписки, позволяющие более четко представить именно организационную сторону осуществления ввода советского воинского контингента и создания условий для выполнения возложенных на него функций.

В коллекциях документов РГА ВМФ содержатся сведения о деятельности органов управления РККФ всех уровней, документы разведывательных органов, штабов, объединений, соединений, кораблей и береговых частей об их деятельности при подготовке, при вводе сил флота, их деятельности в период нахождения на территории государств Балтии. Особо следует выделить материалы фондов Главного морского штаба (ГМШ) (Ф. р-1877), Главного управления политической пропаганды ВМФ СССР (Ф. р-1549), исторического отдела Главного морского штаба (Ф. р-1529), штаба Краснознаменного Балтийского флота (Ф. р-92), политического управления Краснознаменного Балтийского флота (Ф. р-34), разведывательного отдела Краснознаменного Балтийского флота (Ф. р-1883).

Так, в фонде Народного комиссариата Военно-Морского флота СССР    (р-1678) отложились приказы наркома ВМФ по организационным вопросам, изданные на основании постановлений Комитета Обороны (КО) при Совете Народных Комиссаров СССР; материалы переписки с Народным комиссариатом иностранных дел по вопросам аренды в Эстонии территории островов и размещения войск, а также строительства военно-морских объектов в районе Палдиски, островов Эзель и Даго. Эти документы позволили детально раскрыть ряд вопросов, связанных с дислоцированием на территории Эстонии советского контингента.

В фонде Главного морского штаба (ГМШ) отложилась коллекция документов по организации и координации всех управлений ВМФ, руководству боевой подготовки флотов и флотилий: приказы начальника ГМШ по личному составу; штаты учреждений и частей, табели комплектования судов, в том числе и по интересовавшему нас периоду (1939-1940 гг.).

В документах секретариата ГМШ также содержатся материалы о боевых задачах КБФ и оперативной обстановке на Балтийском театре, директивы НКО. В фонде также содержатся материалы об организации строительства железнодорожных и стационарных батарей и формировании новых частей береговой обороны КБФ.

В фонде Главного управления политической пропаганды ВМФ СССР (р-1549) отложились приказы и директивы Наркома ВМФ СССР, политического управления, протоколы совещаний по вопросам агитации и пропаганды, обзоры по работе комсомольских организаций в период советско-финляндской войны 1939–1940 гг., сведения по личному составу. В этом же фонде, в документах секретариата начальника политического управления ВМФ СССР содержатся информационные материалы особого отдела Главного управления государственной безопасности Народного комиссариата внутренних дел (ГУГБ НКВД), отражающие ряд тем, представлявших особую значимость для решения поставленных в диссертации задач. Ценность материалов заключается в возможности сопоставления оценок руководителей различных ведомств и на основе этого – выявления процесса принятия решений по различным вопросам, связанных с пребыванием советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы.

Материалы фонда исторического отдела Главного морского штаба (р-1529), содержащие систематизированные сведения об участии Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) в советско-финляндской войне 1939–1940 гг. позволили уточнить в ряде случаев причины некоторых конфликтных ситуаций в отношениях с Эстонией.

Фонд штаба КБФ (р-92) представлял интерес коллекцией документов, в том числе: оперативные и боевые приказы командующего флотом, материалы соединений, частей и штаба, донесения, сводки и журналы о боевых действиях флота, доклады, протоколы, отчеты и другие материалы о ремонте, дислокации, передаче и движении судов. В материалах оперативного отдела штаба КБФ особый интерес представлял доклад наркома ВМФ СССР Н.Г. Кузнецова о разработке и проведении операций на морском театре, отражавший официальные взгляды советского военного руководства на место и роль ВМФ СССР в войне, а также формы, методы и способы его применения на различных морских театрах в т.ч. и на Балтике.

В материалах оперативного отдела значительный интерес представляли также разведывательные сводки Разведывательного управления Генерального штаба РККА,  1-го управления ВМФ и разведывательного отдела штаба КБФ; бюллетени и сводки иностранной прессы и военной литературы, обзоры хода военных действий в Европе; в материалы по планированию и проведению специальной операции флота по взаимодействию с сухопутными войсками в Эстонии и Латвии летом 1940 г.

В документах материально-планового отдела отложились отчеты о деятельности тыла КБФ по организации базирования флота, докладная записка начальника 1-го отделения тыла о проблемах в освоении военно-морских баз в Эстонии и Латвии.

В фонде  политического управления Краснознаменного Балтийского флота   (р-34) интерес представляла коллекция документов отражающих руководство политической, партийной и политико-просветительской работой на кораблях, в береговых частях и учреждениях флота; по перемещению кадров политсостава; по снабжению кораблей и частей средствами наглядной агитации. Особый интерес для исследования представляют доклады, политдонесения, рапорты и переписка о состоянии партийно-политической работы и политико-моральном состоянии личного состава частей и кораблей, базировавшихся на порты Эстонии и Латвии.

В фонде разведывательного отдела Краснознаменного Балтийского флота (р-1883) содержатся разведывательная информация различных инстанций ВМФ СССР, а также и НКО СССР. Значительный интерес представляют аналитические материалы разведотдела штаба КБФ, специальные информационные бюллетени, подготовленные центральными органами военного управления СССР

В АВП РФ в различных фондах отложились материалы, позволяющие детально изучить и проанализировать деятельность внешнеполитического руководства СССР и других государств, наркоматов СССР и ведомств других стран, накануне и с началом Второй мировой войны.

При изучении документов, отложившихся в фондах АВП РФ, автором значительное внимание было уделено материалам секретариатов наркомов и их заместителей, в том числе – секретариатов М.М. Литвинова (Ф. 05), В.М. Молотова (Ф. 6, 06), В.П. Потемкина (Ф. 011), В.Г. Деканозова (Ф. 012), И.М. Майского (Ф. 017).

В фондах территориальных отделов МИД РФ отложились подготовительные материалы к директивным письмам полпредам, аналитические записки, «вопросники» к письмам полпредам, доклады и дневники полпредов и сотрудников советских дипломатических миссий в государствах Балтии, а также переписка НКИД с другими народными комиссариатами и ведомствами СССР. В ряде случаев эти документы, благодаря сохранившимся пометам лиц, читавших их, позволяют уточнить отношение руководства НКИД и соответствующих территориальных отделов к тем или иным фактам, проблемам, а также выявить мотивацию принимаемых политических решений. Значительный интерес для решения поставленных в исследовании задач представляли переводы публиковавшихся в латвийской, эстонской и литовской прессе статей, регулярно направлявшиеся полпредствами в НКИД. Эти материалы позволяют судить об отношении различных слоев общества и политических партий в государствах Балтии к нахождению советского воинского контингента и возникающим в связи с этим политическим, социальным, экономическим и иным проблемам. Для проведенного исследования наибольший интерес представили коллекции документов 1 Западного отдела НКИД (референтура по Эстонии (154/0154), референтура по Латвии (150/0150), референтура по Литве (151/0151)), а также документы референтуры по Великобритании (069). Автор при изучении документов обращался также к документам фонда секретариата НКИД 03а – Латвия (Литва, Эстония), в котором отложились документы, связанные с подготовкой договоров, заключенных между СССР и Прибалтийскими государствами в 1939–1940 гг.

В коллекциях фондов полномочных представительств СССР в Эстонии (Ф. 214), Латвии (Ф. 210) и Литве (Ф. 211) отложился значительный объем уникальных информационно-справочных материалов о взаимоотношениях между СССР и Прибалтийскими государствами по вопросам, относящимся непосредственно к исследованию.

Всего изучены материалы проработано 25 архивных фондов ряда крупнейших архивохранилищ Москвы и Санкт-Петербурга и федеральных ведомств: РГВА; РГА ВМФ, АВП РФ (документов изучено свыше 700 ед. хранения).

В целом, архивные и опубликованные в России и других странах документы, работы зарубежных и российских историков, посвященные внешней политике и международным отношениям во второй половине 1930-х гг. и событиям начала Второй мировой войны, создают обоснованные возможности для проведения всестороннего научного исследования проблемы, сформулированной в представленном диссертационном исследовании. В тоже время в ходе обсуждения и дискуссий по проблеме ввода советских воинских контингентов в страны Прибалтики присутствуют различные точки зрения, такие как: необоснованность обвинений Москвы о несоблюдении условий пактов о взаимопомощи Прибалтийскими государствами, послужившими отправной точкой для последующей «советизации» этих стран, насколько справедлив аргумент о том, что присоединение Прибалтики к СССР способствовало укреплению безопасности советских границ, о том что события могли бы сложиться иначе, если бы немцам пришлось сначала преодолевать сопротивление армий независимых государств Прибалтики, после чего потрепанные в боях немецкие войска вышли бы к линии старой границы и вступили бы в соприкосновение со свежими силами Красной Армии и другие. Такие оценки свидетельствуют о том, что их авторы не в полной мере владели документами о событиях исследуемого периода. Все это послужило стимулом обратиться к исследованию ввода и пребывания советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы.

Вторая глава – «Развитие международной военно-политической обстановки накануне Второй мировой войны и решение проблемы национальной безопасности в странах Восточной Балтии и СССР». В главе проанализированы международная военно-политическая обстановка, накануне Второй мировой войны и ее влияние на подходы к решению проблем национальной безопасности руководством Эстонии, Латвии и Литвы, на формирование планов советского руководства по применению вооруженных сил в зависимости от вариантов ее развития в Европе, в целом, и в Балтийском регионе, в частности. Проведенный диссертантом комплексный анализ развития предвоенного кризиса в Европе, позволил раскрыть его влияния на формирование позиций руководства Прибалтийских государств и позволил сформировать оценки их деятельности.

В первом параграфе «Международная военно-политическая обстановка накануне Второй мировой войны в Европе и ее влияние на Балтийский регион» анализируется ход развития европейских межгосударственных отношений в предвоенный период. Автор отмечает, что их развитие проходило в контексте политики стран Запада, нацеленной на столкновение СССР с Германией. Лишь, когда угроза войны в Европе стала окончательно ясной, политические руководители Великобритании и Франции предприняли шаги к заключению военного союза с СССР. Однако крах этих переговоров и внезапный поворот советского руководства от попытки заключения союза с западными державами к подписанию советско-германского пакта 23 августа 1939 г. – был предопределен политикой Запада: остаться в стороне, «над схваткой», направив агрессию на Восток, отведя угрозу от своих границ.

Советский Союз, в свою очередь, проводя прагматичный внешнеполитический курс, 28 сентября 1939 г. в Москве, подписал договор с Германией, устанавливающий западную границу Советского государства примерно на так называемой «линии Керзона». Достигнутые условия советско-германского пакта о ненападении были главной стратегической целью советского руководства. Ее содержание, направленное  на упрочение безопасности страны, состояло в выдвижении западных рубежей страны на 200—400 км.

Автор заключает, что непосредственно на геополитическую ситуацию в Балтийском регионе, накануне Второй мировой войны, оказывали влияние отношения между Англией и Францией с Германией, с одной стороны, СССР и Германией, с другой, и с третьей, – Англии и Франции с СССР. Для Советского Союза в то время наиболее важным являлось выяснение вопроса, по какому пути пойдет развитие отношений между странами Балтии со странами Запада и странами «Оси», возможность их вовлечения в сферу влияния того или иного военно-политического блока. Автор отмечает, что Советский Союз стоял перед выбором: с каким военным блоком в обозримой перспективе ему пришлось бы вступить в вооруженное столкновение.

В параграфе втором «Решение проблем национальной безопасности руководством Эстонии, Латвии и Литвы» исследованы походы и деятельность руководства этих государств по решению проблем национальной безопасности.

Дальнейшее эскалация политического кризиса в 1938 г. в Европе, ослабление авторитета Лиги Наций, выразившееся подписанием Мюнхенского договора, обеспечили реализацию дальнейших экспансионистских планов Германии и Италии. Автор отмечает, что в этих условиях заявленная Прибалтийскими государствами «политика нейтралитета» была обусловлена несколькими обстоятельствами.

В связи с тем, что Германия покинула Лигу Наций, а Советский Союз вступил в Лигу Наций, для Балтийских государств создавалась совершенно новая ситуация. С точки зрения их правительств это не упрочивало стабильность внешнеполитического положения Латвии и Эстонии, а вносило элемент нестабильности, неопределенности. Например, в случае объявления Лигой Наций Германии государством-агрессором, под предлогом выполнения санкций Советский Союз смог бы использовать их гавани и аэродромы, им пришлось бы предоставить Советскому Союзу право прохода его войск через территории Балтийских государств.

Власти Эстонии, Латвии и Литвы исходили из того, что после поражения агрессора советские вооруженные силы могут отказаться покинуть территории их государств. Вместе с тем, политические круги Эстонии, Латвии и Литвы не верили в возможность проведения военных операций Великобританией и Францией на Балтийском море с целью их защиты от германского вторжения. Точно так же ими не могли игнорироваться экономические и политические аспекты ситуации, поскольку внешнеторговый фактор играл для экономик этих государств решающее значение. Поэтому предложенный комплекс предписанных Лигой Наций санкций мог создать значительные трудности в экономической жизни этих государств.

Исследование показывает, что сформировавшаяся под воздействием Германии и Польши Прибалтийскими государствами позиция «политики нейтралитета» (заявленная ими в сентябре 1939 г.), по мнению советского руководства, означала что Эстония, Латвия и Литва (имевшая на тот период свои особые внешнеполитические проблемы: Вильно и Виленская область – с Польшей; Клайпеда (Мемель) – с Германией) не собирались использовать экономические и военные санкции против агрессора и были готовы отвергнуть любую попытку Красной Армии пройти через их территории. Вместе с тем в Москве рассматривали нейтралитет Балтийских государств как полностью иллюзорный и соответствующий целям только стран – агрессоров. Советское руководство считало, что рано или поздно Балтийские государства окажутся в сфере влияния одной из Великих держав.

Такие оценки вытекали из логики позиции руководства Германии, считавшего, что в случае оказания Советским Союзом военной помощи Чехословакии Балтийские государства должны были защитить Польшу и Германию на их восточных границах. Последняя в этих целях предусматривала возможность оказания военной помощи Эстонии и Финляндии в их усилиях предотвратить проход советских войск через их территории и заявляла, что в рамках нового подхода в отношении к Балтийским государствам – любая защита их нейтралитета будет невозможной без поддержки Рейха. При этом подчеркивалось, что Рейх стал достаточно сильным, чтобы защитить Балтийские государства от нападения Советского Союза, т.е. Германия реально рассматривала возможность протектората над Прибалтийскими государствами.

Следует отметить что, предпринимая попытки по решению проблем безопасности, Эстония, Латвия и Литва стремились использовать различные инструменты. Поэтому решение отказаться от пропуска через свои территории войска других государств, с их точки зрения, должно было обеспечить им нейтралитет и тем самым не быть вовлеченными в военный конфликт, развивающийся в Европе. Поэтому преобразование статьи 16 устава Лиги Наций в дополнительное правило могло рассматриваться, как желание Балтийских государств усилить безопасность их стран. С другой стороны, принимая во внимание взаимные отношения стран Балтии, их отношения с Германией и Советским Союзом, применение на практике положений статьи 16 к ним как к государствам-членам Лиги Наций (по мнению руководства Эстонии, Латвии и Литвы) было нежелательным, т.к. не гарантировали их безопасность.

Вместе с тем, отказ стран Балтии от участия в системе коллективной безопасности в Европе так же во многом повлиял на дальнейший ход событий – развязывание Второй мировой войны. Очевидно, что реализация положений статьи 16 не была бы более опасной, чем отказ от их соблюдения. В целом, Лига Наций, независимо от ее многих недостатков, препятствовала Великим державам устанавливать исключительные двусторонние и зависимые от них отношения с малыми государствами. В то же время ослабление позиций Лиги Наций вызвало охлаждение и увядание отношений между Балтийскими государствами, обусловленное самостоятельными поисками гарантов заявленного ими нейтралитета среди Великих держав. Автор отмечает, что Эстония, по сути, в военно-политическом отношении встала в фарватер внешней политики Германии. Литва и Латвия, имевшие свои особенности в отношениях с Германией, так же переходили в сферу ее влияния.

В целом, развал системы коллективной безопасности, отход от принципов мирного сосуществования, декларированных Лигой Наций, оставили игроками на политической арене только Великие державы.

Автор отмечает, что возможности решения проблем национальной безопасности руководством Эстонии, Латвии и Литвы были ограничены следующими факторами: военным потенциалом указанных государств, а также нежеланием Западных государств рассматривать их на уровне полноценных субъектов международных отношений.

В третьем параграфе «Планы советского руководства по применению вооруженных сил в зависимости от вариантов развития военно-политической обстановки в Европе» проводится анализ планов советского руководства по применению вооруженных сил, в зависимости от вариантов развития военно-политической обстановки в Балтийском регионе.

Автор указывает, что здесь на первый план выступал ряд условий, оказавших влияние на военные и политические решения советского государства относительно Балтийского региона, и стран Балтии. Прогноз развития военно-политической обстановки показывал, что в случае возникновения войны основные операции сухопутных войск и сил флота при таком развитии событий стали бы осуществляться на южной части побережья Финского залива, т.е. на эстонском направлении, что обусловливало возрастание роли флота.

Советское руководство учитывало, что Англия и Франция, несмотря на войну с Германией стремились привлечь к участию в подготавливаемых ими боевых действиях против СССР Прибалтийские государства . В рамках совместного военного сотрудничества финны и эстонцы готовились совместно использовать Имперскую Российскую систему зашиты, которая была создана в начале XX столетия для защиты Санкт-Петербурга от вражеского военно-морского нападения, чтобы воспрепятствовать действиям советского флота с востока, не допустить его прорыва в Балтийское море и Ботнику.

С учетом вышеперечисленного, советское руководство было вынуждено потребовать правительства Эстонии, Латвии и Литвы вступить в переговоры с советской стороной. 28 сентября первым подписало пакт о взаимопомощи с СССР правительство Эстонии, затем 5 октября – Латвия, а 10 октября, договор  – Литва. По этим договорам Советский Союз обязался оказывать им военную помощь в случае нападения на них любой державы. С этой целью он получил право разместить на их территории свои войска, создать морские и воздушные базы. Со своей стороны и Прибалтийские государства обязались оказать помощь СССР в случае нападения на него любой европейской державы через их территорию, а также со стороны Балтийского моря.

Предпринятые шаги позволяли непосредственно на балтийском направлении  выдвинуть далеко на запад, за пределы СССР, советские передовые военные базы  для подготовки к отражению неминуемой агрессии.

Автор констатирует, что подписанием договоров с Эстонией, Латвией и Литвой была устранена возможность создания на территориях Прибалтики и Польши марионеточных государств под эгидой Германии. Для СССР это предоставило возможность создания на территории Эстонии военных баз, которые стратегически доминировали в Рижском и Финском заливах и обеспечивали осуществление контроля над Ботническим заливом, создавало условия для поддержания баланса сил между флотами СССР и Германии.

Третья глава – «Военное сотрудничество СССР с Эстонией, Латвией и Литвой» посвящена анализу факторов, обусловивших ввод и пребывание советских войск (сил) на территории Прибалтийских государств; формированию правовых оснований для ввода и пребывания советского воинского контингента на территории стран Восточной Балтии; мероприятий по обеспечению ввода и пребывания советского воинского контингента на территории Эстонии, Латвии и Литвы.

В первом параграфе «Факторы, обусловившие ввод и пребывание советских войск на территории Эстонии, Латвии и Литвы» автор констатирует, что среди факторов, обусловивших ввод советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы, особое значение имело изменение внешнеполитического курса СССР связанного с укреплением его безопасности и предвидения войны в Европе знаковым проявлением которого стало подписание 23 августа 1939 г. договора о ненападении между Советским Союзом и Германией.

Вместе с тем, вероятность агрессии с запада нарастала. Молчаливое согласие Лондона и Парижа подталкивало Германию на оккупацию Прибалтики. Ранее в течение ряда лет предпринимавшиеся советской стороной усилия по созданию системы коллективной безопасности не принесли результата в силу занятой правительствами Англии и Франции позиции.

Создание военных баз на территории каждого из государств Балтии имело свои характерные черты. Так, советские военные базы на территории Эстонии был признаны внеземельными. Здесь следует отметить, что эстонское руководство советско-финляндскую войну официально рассматривало как вынужденные действия со стороны СССР и признавало, что юридический статус советских баз соответствовал их нейтралитету, несмотря на их использование для ведения боевых действий. Поэтому применение советских ВМФ и ВВС с баз, расположенных на территории Эстонии, в ходе советско-финляндской войны по оценкам эстонского руководства того времени не являлось нарушением Договора между СССР и Эстонией.

Анализ подписанных в сентябре–октябре 1939 г. пактов с Эстонией, Латвией и договора с Литвой показывает, что они в своей основе сформировали механизмы обеспечения ввода и пребывания советских войск (сил) на территории государств Балтии и обусловливали практическую реализацию. Основой для их реализации являлись: во-первых, предоставление территории для советских баз на условиях аренды было наиболее оптимальным вариантом для решения проблем обустройства, содержания и обеспечения советских баз на их территории; во-вторых, обеспечивалась заказами экономика Прибалтийских государств, что способствовало созданию дополнительных рабочих мест, в-третьих – импорт продукции Эстонии, Латвии и Литвы получил сбыт в Советском Союзе.

Заключение договоров с СССР, позволило государствам Балтии не быть втянутыми на данном этапе в мировую войну и поддерживать в равной степени отношения, как со странами Запада, так и с Германией. Диссертантом показано, что такое положение наиболее полно соответствовало позиции руководств Эстонии, Латвии и Литвы.

Диссертант, по полученным результатам исследования констатирует, что факторами, обусловившими ввод и пребывание советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы являлись начавшаяся Вторая мировая война, вызвавшая для СССР необходимость обеспечить безопасность Северо-Западного региона, отсутствие возможностей у Прибалтийских государств сохранить свою независимость в случае агрессии с Запада, в первую очередь Германии.

В параграфе втором «Формирование правовых оснований для ввода и пребывания советских воинских контингентов на территории стран Восточной Балтии»автором основное внимание уделено анализу установления правовых регламентаций предшествующих вводу и пребыванию контингентов советских войск (сил) на территории  Эстонии, Латвии и Литвы.

Диссертантом констатируется, что основой для заключения договоров СССР с Прибалтийскими государствами составили мирные договоры 1920 г. и международным правовые нормы того времени.

В ходе исследования была проанализирована деятельность руководства СССР, направленная на заключение договоров о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой, предшествующих вводу и пребыванию советского воинского контингента на территории этих государств.

Исследование показывает, что переговорные процессы с руководством Прибалтийских государств носили сложный характер. Колебания позиций правительств Эстонии, Латвии и Литвы были обусловлены, в первую очередь, их ориентацией на ранее заключенные договоры с Германией.

В диссертации выявлено, каким образом были сформированы правовые основы, которые соответствовали международным правовым нормам того времени. Особое внимание в исследовании обращено на обеспечение сохранения суверенных прав Прибалтийских государств, в том числе экономической системы и государственного устройства. В работе проанализированы этапы создания системы совместного контроля сторонами над выполнением договорных положений и разрешения спорных вопросов.Проведенный в исследовании анализ показывает, что формирование правовых оснований для ввода и пребывания советских воинских контингентов на территориях Эстонии, Латвии и Литвы имело как схожие подходы к решению этих вопросов, так и определенные различия. Так, эстонское руководство советско-финляндскую войну официально рассматривало как вынужденные действия со стороны СССР и признавало, что юридический статус советских баз соответствовал их нейтралитету, несмотря на их использование для ведения боевых действий, что по оценкам эстонского руководства времени не являлось нарушением пакта между СССР и Эстонией, советские военные базы на территории Эстонии был признаны внеземельными .

Механизмы обеспечения ввода и пребывания советских войск на территории государств Балтии обусловливали практическую реализацию подписанных в октябре 1939 г. пактов. Во-первых, предоставление территории для советских баз на условиях аренды было наиболее оптимальным вариантом для решения проблем обустройства, содержания и обеспечения советских баз на их территории. Во-вторых, обеспечивалась заказами экономика указанных государств, что способствовало созданию дополнительных рабочих мест. Кроме того, государства Балтии получили в 1939 г. дополнительные рынки сбыта и доступ к источникам природных ресурсов, а также возможность транзита своих товаров через территорию СССР, т.к. прежние были нарушены начавшейся в Европе войной, что давало им возможность избежать резкого ухудшения внутриполитической и экономической ситуации. Так, увеличение товарообмена между Советским Союзом и Эстонией в 4,5 раза позволило последней поднять уровень ВВП к лету 1940 года на самый высокий уровень в ее довоенной истории.

Автор констатирует, что процессы выработки правовых оснований для ввода и пребывания советских воинских контингентов на территории стран Восточной Балтии осуществлялись в соответствии с юридическими нормами законодательства стран пребывания советских воинских контингентов, превалировавшими при формировании содержания соответствующих договоров и соглашений.

В третьем параграфе «Мероприятия по обеспечению ввода и пребывания советского воинского контингента на территории Эстонии, Латвии и Литвы» проанализировав документы и материалы, диссертант заключает, что исходя из осознания перспективы военного столкновения с Германией в ближайшей перспективе, советское руководство вводом ограниченного оговоренных договорами количеством войск (сил) на территорию Прибалтийских государств преследовало главную цель – защиту этих государств от возможной агрессии со стороны Германии.

В работе отмечается, что в период октября 1939 г. – июля 1940 г. сторонами в основном был выработан механизм системы совместного контроля над выполнением достигнутых сторонами договорных положений и разрешения спорных вопросов, механизмов позволяющих разрешать различные проблемы, не включенные в подписанные договора и соглашения.

В работе впервые подробно исследовано содержание практической стороны проводимых мероприятий сторонами по обеспечению ввода и пребывания советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы, многогранность их содержания, варианты решения возникавших в связи с этим проблем.

Исследование выявило, что именно практическая сторона обеспечения пребывания советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы вызывала набольшие затруднения, что потребовало в дальнейшем участия для ее реализации участия помимо военных ведомств координации усилий и других ведомств сторон.

В исследование установлено, что созданные механизмы обеспечения ввода и пребывания советских войск (сил) на территории Прибалтийских республик, в основном, сформировали условия для военного сотрудничества сторон, практическую реализацию пактов с Эстонией и Латвией и договора с Литвой.

В конце главы автор отмечает, что анализ подготовки и проведения основных мероприятий по обеспечению ввода и пребывания советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы свидетельствует о принципиальном стремлении советской стороны уважать суверенные права и учитывать экономические интересы Прибалтийских государств. Различия в подходах сторон при согласовании хозяйственных соглашений между ними были обусловлены различием экономических систем и принципов, которыми они при этом руководствовались.

Четвертая глава: «Отношения командования советских войск (сил) в государствах Прибалтики с местными властями и населением». В главе раскрыто формирование правовых основ взаимоотношений советских войск (сил) с местными властями и населением. Основное внимание уделено исследованию характера взаимоотношений сторон.

В первом параграфе «Правовые основы взаимоотношения советских войск (сил) с местными властями и населением» раскрыто формирование правовых основ взаимоотношений советских войск (сил) с местными властями и населением.

Основополагающими документами, устанавливающими правовые основы взаимоотношения советских войск (сил) с местными властями и населением явились пакты о взаимопомощи между СССР и Прибалтийскими республиками, соглашения между командованием Красной Армии, советского Военно-Морского флота и командованиями вооруженных сил Эстонии, Латвии и правительством Литвы.

В развитие подписанных договоров и соглашений, 25 октября 1939 г. были изданы аналогичные по содержанию приказы №№ 0162, 0163 и 0164 Народного комиссара обороны СССР «О поведении личного состава воинских частей Красной Армии…» , регламентирующие деятельность командования и поведения личного состава воинских частей 65-го Особого стрелкового корпуса (ОСК), 2-го ОСК и 16-го ОСК, дислоцировавшихся на территории Эстонии, Латвии и Литвы, соответственно.

В приказах НКО подчеркивалось, что личный состав корпусов должен выполнять поставленные перед ними задачи при полном соблюдении ими всех пунктов пактов и договора между СССР и Эстонией, Латвией и Литвой.

На командование корпусов была возложена персональная ответственность за выполнение подписанных пактов о взаимопомощи, исключив при этом у всего личного состава настроения о «советизации» Прибалтийских государств и попытки вести «коммунистическую пропаганду», как противоречащие политике советского руководства. Подобные настроения приказы требовали пресекать самым беспощадным образом.

Приказами также категорически запрещались какие-либо контакты для всех категорий военнослужащих с представителями организаций, а также  устройство совместных собраний, концертов, приемов и т. д. Запрещалось допускать вмешательство во внутренние и общественные дела Прибалтийских государств.

Указывалось, что для местного населения начальствующий и рядовой состав советских частей должен быть образцом организованности и культуры поведения, были определены дополнительные меры контроля за личным составом. Приказами были определены требования о необходимости изучения местных условий и правил поведения.

Требования приказов НКО личному составу систематически разъяснялись в ходе  командирских занятий и политической учебы красноармейцев.

Автором отмечается что, правовые основы взаимоотношения советских войск (сил) с местными властями и населением формировались в соответствии с требованиями приказов к личному составу корпусов, что в значительной степени способствовало установлению и поддержанию, в основном, бесконфликтных взаимоотношений с местными властями и гражданами Эстонии, Латвии и Литвы.

Во втором параграфе «Характер взаимоотношений сторон после ввода группировки войск (сил) до лета 1940 г» диссертант отмечает, среди историков оценка вопроса о выполнении договоров вызывает разногласия. Большинство авторов отмечает, что, несмотря на определенные трения, стороны в целом соблюдали условия договоров .

Исключение составляли лишь эпизоды, вызванные непреднамеренно допущенными в период советско-финляндской войны нарушениями со стороны авиации ВМФ СССР безопасности граждан и объектов (известны факты 11 бомбардировок и сброса 71 авиабомбы, случаи обстрела эстонских самолетов), которые привели к ухудшению отношений со стороны властей и части местного населения Эстонии к военнослужащим и другим советским гражданам. Здесь следует отметить, что руководство СССР достаточно жестко реагировало на подобные случаи и привлекало виновных к ответственности.

Однако, анализ документов показывает, что отношения сторон носили далеко не идиллический характер. При выполнении договоров о взаимопомощи перед сторонами возникали все новые и новые проблемы, для решения которых с ноября 1939 г. по май 1940 г. неоднократно велись переговоры на разном уровне и были заключены соглашения, конкретизирующие отдельные стороны пактов.

Решения Прибалтийских стран о размещении советских военных баз декларировалась как политика, рассчитанная на время войны. Более того, допускались откровенные высказывания о том, что после разгрома Германии Англией и Францией неизбежна война их с СССР .

Строго придерживаясь своей линии на полное невмешательство во внутренние дела Эстонии, Латвии и Литвы, советское руководство внимательно следило за ситуацией в Европе и Прибалтике. Советские представители на местах отмечали, что Прибалтийские страны, формально выполняя договоры, стремились нажиться на поставках советским войскам необходимых товаров и услуг. Власти Прибалтийских стран стремились свести к минимуму контакты советских военнослужащих с местным населением. Угроза вмешательства Англии и Франции в советско-финскую войну подогревала в правящих кругах стран Прибалтики настроения, направленные на освобождение от заключенных с СССР договоров.

В этой связи эстонское правительство допускало нарушение положений договора о взаимопомощи, в том числе формирование на территории Эстонии отрядов добровольцев и ведение вербовки добровольцев для участия в боевых действиях на стороне Финляндии против СССР. Советское руководство также учитывало, что Англия и Франция в ходе советско-финляндской войны, несмотря на войну с Германией, стремились привлечь к участию в подготавливаемых ими боевых действиях против СССР Прибалтийские государства, а Германия, в свою очередь, предпринимала меры по развитию с последними военно-политических отношений.

Как показывают результаты исследования, в период советско-финляндской войны в Эстонии, Латвии и Литве некоторыми кругами подогревались настроения направленные против советских войск: «…Советская Армия не стоит ничего, и только зря о ней славу распускают …» . Стереотипы негативного образа советского военнослужащего формировались и в руководящих документах армий этих стран, в частности латвийской .

Анализ документов приводит к выводу, что к лету 1940 г. обстановка в районах строительства советских баз в Эстонии, Латвии и Литве стала обостряться, что выражалось не только в проблемах самого хода их строительства, а в конкретных провокациях со стороны силовых ведомств Прибалтийских государств . Такое положение советская сторона расценивала как «как подготовку нападения на наши воинские части» . К таким оценкам вело и то, что командование Прибалтийских армий не проявляло особого желания приобретать советскую военную технику на льготных условиях, что было оговорено договорами активности, как отмечалось по причине того, что «Видимо, зависимость их армии от советской военной техники им не по душе» .

Автор приходит к выводу, что развитие отношений сторон в период после ввода советских войск осенью 1939 г. до ввода советских войск летом 1940 г. в наибольшей степени отражают все сложности того периода и носили неоднозначный характер.

В параграфе третьем «Развитие взаимоотношений сторон после ввода советских войск (сил) летом 1940 г.» диссертатом отмечается, что быстрая победа Германии на Западе Европы не соответствовала ожидаемым политическим прогнозам. Советское руководство вынуждено было резко менять политический курс. К этому побуждали также действия эстонского руководства, которое с мая 1940 г. стало прибегать к лозунгам, призывающим население быть в готовности с оружием в руках защитить свое государство, держа при этом курс на сближение с Германией. Латвийское руководство принимало активные меры по проведению мероприятий мобилизационного характера, выразившиеся в подготовке военнообученного резерва и накопления материально-технических средств. Позиция литовского руководства приняла характер покровительства провокационных действий силовых ведомств и представителей экономических кругов, направленных на затруднение выполнения задач, обусловленных договором, советским воинским контингентом.

Эти обстоятельства побудили правительство Советского Союза в июне 1940 г. предъявить правительствам Латвии, Литвы и Эстонии требования обеспечить выполнение договора о взаимопомощи с Советским Союзом.

При вводе советских войск на территорию Прибалтийских республик в июне 1940 г. местное население в основном лояльно относилось к советским военнослужащим, местные власти не чинили никаких препятствий и внешне стремились поддерживать порядок и спокойствие. В свою очередь, в развивающиеся внутриполитические события в государствах Балтии советскому командованию было запрещено вмешиваться. Однако имелись случаи обстрела, например, со стороны эстонских военных советских воинских формирований, что в свою очередь повлияло на действия последних.

После ввода контингентов советских войск в июне 1940 г., в предвидении будущей войны, было принято решение о создании Прибалтийского военного округа и передислокации в Таллин штаба КБФ.

В Прибалтике создавалась сосредотачивающимся в Восточной Пруссии и оккупированной Польше войскам Германии паритетная группировка Красной Армии. Незамерзающие порты обеспечивали действия флота на Балтике круглый год. В случае войны Балтийский флот получал возможность проводить крейсерские операции, организовывать рейды подводных лодок, осуществлять минирование акватории Балтийского моря у берегов Восточной Пруссии и Померании, блокировать доставку в Германию железной руды из Швеции. Прибалтийские аэродромы позволяли советской авиации наносить удары по территории Германии. Именно с них были нанесены первые воздушные удары по Берлину в августе 1941 г.

Результаты работы показывают, что характер взаимоотношений сторон с октября 1939 г. до июля 1940 г. обусловливался развитием военно-политической ситуации в Европе и стремлением правящих кругов Эстонии, Латвии и Литвы минимизировать политическое влияние СССР, но при этом сохранить те экономические преимущества, которые они получили при подписании договоров в сентябре–октябре 1939 г. В исследовании выявлено, что надежды руководства Прибалтийских государств, при условии сохранения ими нейтралитета, обеспечить свои экономические интересы за счет поставок воюющим сторонам не оправдались.

Пятая глава «Особенности деятельности советского воинского контингента на территории Эстонии, Латвии и Литвы до их вхождения с состав СССР». В главе проведен анализ проблем организации и обеспечения размещения советского воинского контингента на территории Прибалтийских республик в пунктах дислокации и местах базирования флота; развития военной инфраструктуры; организации повседневной жизни и деятельности советских войск; организация и основное содержание подготовки войск.

В первом параграфе «Особенности организации и обеспечения размещения контингента советских войск (сил) в пунктах дислокации (базирования)» показано, что организованно проведенный ввод войск не положил начало четко налаженной повседневной жизнедеятельности советских воинских контингентов в государствах Балтии. Советские войска и силы флота столкнулись с рядом проблем, оказывающих негативное воздействие на качество решаемых задач. В первую очередь это были: трудности в организации продовольственного обеспечения; неразрешенность вопросов аренды помещений и земельных участков для строительства объектов военной инфраструктуры. Сложно решались вопросы организации доставки воинских грузов по железной дороге, почтового обслуживания, аренды линий связи и др.

Отчасти это также усугублялось и отсутствием должного взаимодействия между командованиями РККА и РККФ с одной стороны и рядом высших советских ведомств, с другой. сложившееся положение замедлило решение вопросов закупки и получения хозяйственных материалов, особенно по линии квартирно-эксплуатационного и тылового обеспечения, не были должным образом организованы банно-прачечное и военно-медицинское обеспечение, работа военторга.

На морально-психологическое состояние командного состава негативно воздействовали длительный отрыв от семей и остро стоящая проблема их предстоящего переезда и размещения. В исследовании показано, что отсутствие практического опыта финансово-экономического обеспечения советских войск за границей также негативно сказалось на организации денежных выплат военнослужащим в иностранной валюте. Это в свою очередь влекло совершение правонарушений (в частности, самовольные операции с иностранной валютой).

Автор констатирует, что в подходах руководства СССР к организации и обеспечению размещения советских воинских контингентов в пунктах дислокации (базирования) главной целью являлось создание условий для предотвращения внешней агрессии.

В параграфе втором «Развитие военной инфраструктуры советских войск (сил) на территории стран Восточной Балтии» проведенный автором анализ деятельности советского руководства по развитию советской военной инфраструктуры приводит к выводу, что оно рассматривало необходимостью оборудования территорий Балтийских государств как возможного театра военных действий. Вместе с тем, базирование кораблей советского военно-морского флота в предоставленных портах не было обеспечено, так как ранее Эстония и Латвия исходили из потребностей своих крайне малочисленных флотов. В этих целях был разработан комплекс мероприятий, предусматривавший ускорение строительства военно-морских баз и береговых батарей и других объектов с привлечением к работе целого ряда наркоматов СССР.

Диссертант отмечает, что использование в ходе советско-финляндской войны судоремонтных предприятий Прибалтийских государств для ремонта советских военных кораблей способствовало решению поставленных перед КБФ боевых задач. Командование Балтийского флота уже с началом зимы смогло воспользоваться преимуществами базирования кораблей в незамерзающих портах Прибалтийских стран, что во многом способствовало решению задач по их применению.

В третьем параграфе «Организация повседневной жизни и деятельности советского воинского контингента. Подготовка войск (сил)» показано, что направленность боевой подготовки советским воинским контингентам была задана им установкой советского руководства на роль «авангардного заслона от возможных покушений со стороны врагов» на Советский Союз и государства Балтии. Вместе с тем, с началом советско-финляндской войны, части сил Балтийского флота пришлось выполнять боевые задачи из мест базирования в Прибалтике. Причем, на перспективу силы флота были ориентированы на подготовку к масштабным боевым действиям на Балтийском море.

Изучение документов отражающих ход подготовки сухопутных войск, ВВС и сил флота свидетельствуют о том, что их боевая и политическая подготовка были организованы и, несмотря на сложные условия, проводились в соответствии с планами. Негативное влияние на ход подготовки войск и сил флота оказывали: отсутствие опыта в освоении баз и их большое взаимоудаление; маломощность вспомогательного флота; неготовность баз для размещения в них быстро увеличивающегося числа боевых кораблей; отсутствие плановости в выполнении организационных мероприятий; увеличение численности формирований и низкий уровень их обеспеченности боевым и другим имуществом; нехватка подготовленных кадров.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, обобщаются основные выводы и положения полученные по отдельным главам и параграфам и изложенные выше.

Анализ военно-политического сотрудничества СССР с Эстонией, Латвией и Литвой в 1939–1940 гг. в рамках выполнения сторонами пактов и договора о взаимопомощи показывает, что медлительность на пути реализации договоренностей между сторонами была обусловлена стремлением властей этих государств «вести игру» одновременно с несколькими партнерами, причем часто идущими диаметрально противоположными курсами.

На фоне произошедших весной 1940 г. событий в Европе, советское руководство заняло жесткую позицию, направленную на реализацию достигнутых с государствами Балтии договоренностей, а резкое изменение расстановки сил в Европе требовали от руководства СССР принятия мер направленных на усиление безопасности страны.

Диссертант по результатам исследования заключает, что проблемы связанные с процессом формирования и развития военной инфраструктуры советских войск (сил) на территории стран Восточной Балтии наряду с внешне-политическими факторами, оказали одно из решающих значений на принятие решения советским руководством о дополнительном вводе войск (сил) на территории Прибалтийских государств летом 1940 г.

Основные положения диссертации отражены в следующих

опубликованных работах автора общим объемом 45,55 п.л.:

Монографии:

1. Ковалев С.Н. Советские войска на территории Эстонии (1939–1940 гг.).  – СПб.: Новик. 2005. – 178 с. – 12,25 п.л.

2. Ковалев С.Н. Советские войска на территории стран Балтии                         (1939–1940 гг.). – СПб.: Славия. 2008. – 274 с. – 21,9 п.л.

Публикации в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых

журналов и изданий, рекомендуемых ВАК:

1. Ковалев, С.Н. И.В. Сталин: «Правительство Эстонии действовало мудро и на пользу эстонскому народу, заключив соглашение с Советским Союзом» / Ковалев С.Н // Военно-исторический журнал. – 2004. – № 6. – С. 36–41 – 0,7 п.л.

2. Ковалев, С.Н. Советские гарнизоны на побережье Балтийского моря являются таким фактором, который обеспечивает мир в этой части Европы. / Ковалев С.Н. // Военно-исторический журнал. – 2007. – № 6. – С. 9–13 – 0,6 п.л.

3. Ковалев, С.Н. Вымыслы и фальсификации в оценках роли СССР накануне и с началом Второй мировой войны. / Ковалев С.Н. // Военно-исторический журнал. – 2008. – № 7. – С. 15–20 – 0,8 п.л.

4. Ковалев, С.Н. Особенности организации и обеспечения размещения советских воинских контингентов в Литве в 1939–1940 годах. / Ковалев С.Н. // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные  науки». – 2008. – № 3. – С. 10–16 – 0,7 п.л.

5. Ковалев, С.Н. Развитие военной инфраструктуры советских войск (сил) на территории Прибалтийских стран. 1939–1940 гг. / Ковалев С.Н.// Военно-исторический журнал. – 2008. – № 8. – С. 19–24 – 0,7 п.л.

6. Ковалев, С.Н. Мероприятия по обеспечению ввода и пребывания советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы (1939 г.). / Ковалев С.Н. // Военно-исторический журнал. – 2008. – № 9. – С. 28–31 – 0,7 п.л.

7. Ковалев, С.Н. Проблемы размещения Советских войск в странах Балтии (по опыту дислокации на территории Латвии) в 1939–1940 гг. / Ковалев С.Н. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. «История».  Выпуск 3. – Сентябрь 2008. – С. 56–66 – 0,6 п.л.

8. Ковалев, С.Н. Особенности организации и размещения контингентов советских войск (сил) в пунктах дислокации (базирования) на территории Эстонии, Латвии и Литвы (1939–1940 гг.). / Ковалев С.Н. // Военно-исторический журнал. 2008. № 10. – С. 16–21 – 0,6 п.л.

Основные статьи, материалы конференций

11. Ковалев, С.Н. О вводе советского воинского контингента из состава Ленинградского военного округа. / Ковалев С.Н. // Роль Санкт-Петербургского – Петроградского – Ленинградского военного округа в обеспечении безопасности северо-запада России. Сборник материалов военно-научной конференции ЛенВО 15 декабря 1999 г. Под. ред. В.С. Бобрышева. – СПб.: Нестор. – 1999. – С. 67–71 – 0,8 п.л.

12. Ковалев, С.Н. О военно-политической обстановке, предшествующей этапу ввода контингента советских войск в Прибалтику в 1939 – 1940 гг. / Ковалев С.Н. // Политика и армия современной России. Сборник материалов научной конференции. – СПб.: Издание БГТУ. – 2001. – С. 22–26 – 0,6 п.л.

13. Ковалев, С.Н. Особенности организации и проведения боевой подготовки контингента советских войск в Эстонии осенью – зимой 1939 – 1940 гг. / Ковалев С.Н. // История создания, развития и деятельности штаба войск гвардии и Петербургского–Петроградского – Ленинградского военного округа в обеспечении безопасности России. Материалы военно-научной конференции ЛенВО 21 марта 2002 г. – СПб.: Нестор. – 2002. – С. 116–122 – 0,5 п.л.

14. Ковалев, С.Н. О военном сотрудничестве Финляндии и Эстонии в зоне Финского залива. / Ковалев С.Н. // 200 лет Военному министерству: 1802 – 2002. Материалы военно-исторической конференции. – СПб.: Нестор. – 2002.  – С. 111–116 – 0,5 п.л.

15. Ковалев, С.Н. О правовой регламентации пребывания советского воинского контингента на территории Эстонии. / Ковалев С.Н. // Геополитическая доктрина России: реалии и проблемы выбора. Материалы научной конференции. – СПб: Издание БГТУ. – 2004. – С. 211–217 – 0,5 п.л.

16. Ковалев, С.Н, Романов, А.И Основные этапы внешней политики СССР в предвоенные годы. / Ковалев С.Н., Романов А.И. // IX Царскосельские чтения. Том I. – СПб.: Издание ЛГУ им. А.С. Пушкина. – 2005. – С. 152–156 – 0,4 п.л.

17. Ковалев, С.Н. Советские войска на территории Эстонской Республики. 1939–1940 гг./ Ковалев С.Н. // Вызовы глобализации в начале XXI века. Материалы международной научной конференции, 14–16 апреля 2006 г. Часть. 2. Книга 1. – СПб.: Издание СЗАГС, БГТУ – 2006. – С. 85–91 – 0,5 п.л.

18. Ковалев, С.Н. Советские войска на территории Эстонской Республики в 1939–1940 гг. Правовое урегулирование взаимоотношений сторон. / Ковалев С.Н. // Международная научно-практическая конференция: «Военное дело России и её соседей в прошлом, настоящем и будущем». 29–31 марта 2005 г., Санкт-Петербург.    – М.: Воентехиздат МО РФ. – 2006. – С. 329–333 – 0,5 п.л.

19. Ковалев, С.Н. Формирование факторов, обусловивших ввод советских войск на территории Эстонии, Латвии и Литвы в 1939 г. / Ковалев С.Н. // Материалы круглого стола «Обеспечение национальной безопасности России в Северо-Западном регионе в условиях глобализации и формирования архитектуры мирового порядка». – СПб.: ИВИ МО РФ – 2007.– С. 22–26 – 0,4 п.л.

20. Ковалев, С.Н. Позиция руководства Латвии после начала Второй мировой войны. / Ковалев С.Н. // Вторая мировая война и страны Балтии. 1939–1945 гг. Материалы международной научной конференции 14–15 декабря 2006 г. – Рига. 2008. – С. 8–14 – 0,6 п.л.

21. Ковалев, С.Н. Геостратегические планы советского руководства в Балтийском регионе в предвоенный период. / Ковалев С.Н. // Геополитика и безопасность. – СПб.: – 2008. – № 3. – С. 23–31 – 0,7 п.л.

Riigi Teataja. 1939. № 108. lk. 1923–1924.

РГВА Ф. 4. Оп. 15. Д. 22. Л. 250–257; Военно-исторический журнал. 1988. № 12. С. 12–13.

Мельтюхов М.И. Наращивание советского военного присутствия в Прибалтике… С. 54.

Полпреды сообщают... С. 190.

Полпреды сообщают… С. 183.

Полпреды сообщают… С. 183.

Полпреды сообщают... С. 379.

Там же.

АВП РФ. Ф. 011. Оп. 4. П. 29. Д. 112. Л. 112–113.

Макунова Л.В. Диалектика национальных отношений советского общества в условиях перестройки. Л.: 1989; Станчинский Г.А. Эволюция социально-политического сознания советского общества во второй половине XX века. 1945 – 1990 (на материалах эмпирических исследований общественного сознания населения Прибалтики и Северо-Запада России). СПб.: 1993; Лушин Ю.Ф. Сопротивление тоталитаризму, активность и протест в истории советского общества. М.: 1993; Сорочинская – Дупате Х.И. Политический экстремизм в Латвии: история и современность (1917–2000 гг.). М.: 2001; Петроченко К.В. Русская диаспора в Латвийской Республике (1918–1940 гг.). Новосибирск.. 2006; Калиниченко Е.В. Положение русскоязычного населения в странах Прибалтики в межвоенный период (1918–1939 гг.). М.: 2005 и др.

Золотарев В.В. Влияние советско-финляндской войны на строительство Вооруженных Сил СССР. М.: 1993; Майоров А.В. Советско-финляндские отношения и проблемы северо-западных границ СССР (1948–1983 гг.); Мишанов С.А. Строительство Красной Армии и Флота. 1921–1941 гг. М.:1993; Захаров В.В. Политика советского государства по отношению к Германии в военной области и ее влияние на обороноспособность СССР (1921–1941 гг.). М.: 1993; Петров П.В. Краснознаменный Балтийский флот в советско-финляндской войне 1939–1940 гг. СПб.: 2000; Кантор Ю.З. Военно-политические отношения Советской России и Германии 1921–1939 гг.СПб.: 2007; Минц М.М. Будущая война в представлениях военно-политического руководства СССР в 1927–1941 гг. М.: 2007 и др.

Шляхтунов А.Г. Создание и применение прибалтийских формирований в составе вермахта и войск СС 1941 – 1945 гг. М.: 2000; Патенко А.Н. Борьба с прибалтийскими националистическими формированиями на Северо-Западе России в 1920–1940-х гг. СПб.:. 2007 и др.

Аблаев Ю.М. Государственная граница северо-запада России: история и современность. СПб.: 2002.

Жепкайте Р.С. Литовско–польские отношения в 1919–1939 гг. и их место в политической констелляции северо-восточной Европы. Вильнюс. 1983; Жуковская Т.Ю. СССР и Лига Наций. Ростов н/Д. 2005; Мельтюхов М.И. Политика обеспечения национально-государственных интересов Советского Союза в Европе в преддверии Великой Отечественной войны (март 1939–июнь 1941 гг.). М.: 2004; Федотов Р.А. Советско-германские отношения. Сентябрь 1938–июнь 1941 года. М.: 2006; Башкин А.В. Образование «оси» Берлин–Рим–Токио и позиция СССР: 1936–1941 гг.М.: 2005; Корунова Е.В. Проблема нейтралитета во внешней политике Швеции, 1933–1939 гг. М.: 2007; Михайлова Е.Е. Проблема «баланса сил» и место СССР во внешнеполитической стратегии Великобритании в Европе (1937–1941 гг.). Н. Новгород:. 2003; Наумов А.О. Нарастание кризисных тенденций Версальской системы международных отношений 1936-1938 гг. М.: 2004; Паузин Л.Н. Дипломатическая подготовка гитлеровской политики реванша и экспансии (1933–1939 гг.). М.: 2007 и др.

Курмышов В.М. Строительство Балтийского флота в межвоенный период 1921–1941 гг. (на материалах развития военных портов, военно-морских баз и береговой обороны). СПб.: 2004.

MagnusIlmjarv. Haaletu alistumine. Eesti, Lati ja Ledu valispoliitilise orientatsiooni kujunemine ja iseseisvuse kaotus. 1920 aastate kekspaigast anneksioonini. Tallinn: Argo, 2004.

Ковалев С.Н. Группировка советских войск на территории Эстонской республики в 1939–1940 гг. СПбГУ. 2003.

Год кризиса. Т 1, 2. М.: 1990.

Полпреды сообщают …. Сборник документов об отношениях СССР с Латвией, Литвой и Эстонией: Август 1939 – август 1940 г. М.: 1990.

  1940 год в Эстонии. Документы и материалы. Таллин: OLION. 1989.

Прибалтика и геополитика. Сборник документов (1935–1945). М.: 2006.

СССР и Литва в годы Второй мировой войны. Том I. СССР и Литовская Республика (март 1939–август 1940 гг.) Сборник документов. Вильнюс: 2006.

На чаше весов: Эстония и Советский Союз. 1940 год и его последствия. Таллин: 1999.

Документы и материалы кануна второй мировой войны. 1937–1939. Т. 1, 2. М.: 1981; Документы и материалы по истории советско-польских отношений. Т. 1–7. М.: 1969–1973; Документы по истории Мюнхенского сговора, 1937–1938. М.: 1971; История внешней политики СССР 1917–1945. Т. I. М.: 1980.

Мерецков К.А. На службе народу. Страницы воспоминаний. М.: 1968.

Губин И.А. Слово о Краснознаменном Прибалтийском. Рига: 1981.

Губин И.А. Слово о Краснознаменном Прибалтийском. Рига: 1981. С. 290.

Из личного архива Кудашкина В.А.

Бережков В.М. Страницы дипломатической истории. М.: 1987.

Майский И.М. Кто помогал Гитлеру? Из воспоминаний советского посла. М.: 1962; Майский И.М. Воспоминания советского дипломата. Ташкент. 1990. Иван Михайлович Майский. Избранная переписка с российскими корреспондентами. В 2-х книгах. М.: 2005; 2008.

Сиполс В. Тайная дипломатия. Буржуазная Латвия в антисоветских планах империалистических держав. 1919–1940 гг. Рига. 1968. С. 322.

Указ Президента Российской Федерации от 21 апреля 2000 г. № 706 «Об утверждении Военной доктрины Российской Федерации»// Российская газета. 2000. 28 апреля.

Bonwetsch B. Was wollte Stalin am 22. Juni 1941? Bemerkungen zum “Kurzen Lehrgang“ von Viktor Suworow // Blatter fur deutsche und intenationale Politik, 1989; Magenheimer H. Die Militarstrategie Deutschlands 1940-1945: Fuhrungsentschlusse, Hintergrunde, Alternativen. 2. erw. u. uberb. Aufl. Munchen, 1997 и др.

См. Случ С.З. Речь Сталина, которой не было. // Отечественная история. М.: № 1. 2004.

Der. Neue Erkenntnisse zur Entfesselung des Zweiten Weltkrieges; der. Entscheidungskampf 1941 -Sowjetische Kriegsvorbereitungen-Aufmarsch-Zusammensto?. Bielefeld, 2000.; Hoffmann J. Stalins Vernichtungskrieg 1941–1945: Planung, Ausfuhrung und Dokumentation. 8., uberarb. u. erg. Aufl. Munchen, 2001; Мерцалов А., Мерцалова Л. Сталинизм и война. М.: 1998; Павлова И.В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск. 2001. С. 372 и др.

The Great Powers and the Polish Question, 1941–45 : A Documentary Study in Cold War Origins / ed. by Antony Polonsky. L., 1976; Ericsson J., D. Dilks (Ed). Barbarossa. Edinbourg, 1994.; Робертс Дж. Сферы влияния и советская внешняя политика в 1939-1945 гг.: идеология, расчет и импровизация // Новая и новейшая история № 5, 2001; Misiunas R., Tagepera R. The Baltic States: Years of Dependence 1940–1980. University of California, 1983

Военно-исторический журнал. № 6. 2005. С. 71.

Для примера укажем, что в одной из последних эстонских коллективных монографий «Между миром и войной. Политика безопасности Эстонии до 1940 г.» (Soja ja rahu vahel. Eesti julgeolekupoliitika 1940. aastani. I koide. Tallinn, 2004) вопросы, связанные с осуществлением советского воинского контингента своих задач, оказались сведенными едва ли не к иллюстративному ряду.

Дипломатия в период подготовки Второй мировой войны 1919–1939 гг.// История дипломатии. М. – Л.: 1945. Т. 3.; Сборник материалов по истории военного искусства в Великой Отечественной войне. Выпуск V. Т. I. М.: 1955.

Beloff M. The Foreign policy of Soviet Russia. 1929–1941. Volume II. 1937–1941. Oxford University Press. 1949.; Meissner B. Die Sowjetunion, die Baltischen Staaten und das Volkerrecht. Koln. 1956; Tarulis A.N. Soviet policy toward the Baltic states.; 1918–1940. Notre Dam, Indiana. 1959.

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг. В 6-ти томах. Т. 2. М.: 1961 (1960–1965 гг.); История Эстонской ССР. В 3-х томах. Таллин. 1961.

См., например: Сепре О.А. Зависимость буржуазной Эстонии от империалистических стран. Таллин: 1960.

Tomingas W. The Soviet colonization of Estonia. Canada. Oma Press. 1973.

История Второй мировой войны. 1939–1945. В 12 Т. М.: Воениздат.

Андросов И.Ю. На перекрестке трех стратегий. М.: 1979. Максимычев И.Ф. Дипломатия мира против дипломатии войны. М.: 1981; Поцелуев В.А. Внешняя политика СССР в канун и в годы Великой Отечественной войны. М.: 1985; Самсонов А.М. Крах фашистской агрессии. 1939–1945. М.: 1980 и др.

Мосли Л. Утраченное время: Как начиналась Вторая мировая война: Пер. с англ. М.: 1972.

Они нашли свое отражение в следующих периодических изданиях: «Вечерний Таллин», «Гласность», «Новое время», «Русская мысль», «Советская Эстония», «Твой дом» и др.

Toivo U. Raun. Estonia and Estonias. Stanford, California. 1987.

Емельянов Ю.В. Большая игра (Ставки сепаратистов и судьбы народов). М.: 1990.

Волков С.В., Емельянов Ю.В. До и после секретных протоколов. М.: 1990.

1939 год: Уроки истории. М.: 1990.

Фляйшхауэр И. Пакт Гитлер Сталин и инициатива германской дипломатии 1938–1939. М.: 1991.

Розанов Г.Л. Сталин–Гитлер. М.: 1991; 1939 год. Уроки истории. М.: 1990; Поцелуев В.А. Внешняя политика СССР в канун и в годы Великой Отечественной войны. М.: 1985; Архивы раскрывают тайны. М.: 1991; Титма М. Что у нас происходит? Таллин: 1989; Захаров М.В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М.: 1989.

Россия и Финляндия в XX веке. СПб.: Европейский дом; Vaduz-Liechtenstein: Topos Verlag, 1997. (Сборник материалов ежегодных Российско-Финляндских гуманитарных чтений).

Мельтюхов М.И. Наращивание советского военного присутствия в Прибалтике в 1939–1940 годах. // Отечественная история. № 4. 1999 г.

Золотарев В.А. Военная безопасность Отечества. М.: 1998.

Мяло К.Г. Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы. М.: 2002.

Емельянов Ю.В. Прибалтика. Почему они не любят Бронзового солдата? М.: 2007; Крысин М.Ю. Прибалтика между Гитлером и Сталиным. М.: 2004.

Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина: Советский Союз и борьба за Европу. 1939–1941 (Документы, факты, суждения). М.: 2000.

Очерки истории Министерства иностранных дел России. 1802–2002: В 3 т. Т. 2. 1917–2002 гг. М.: 2002.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.