WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Женское духовное образование и его роль в изменении общественного положения женщины в России (вторая половина XIX – начало ХХ вв.)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М.В. Ломоносова

 

 

На правах рукописи

 

ПОПОВА ОЛЬГА ДМИТРИЕВНА

Женское духовное образование и его роль

в изменении общественного положения женщины

в России (вторая половина XIX – начало ХХ вв.)

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

Москва 2009


Работа выполнена на кафедре истории Российского государства факультета государственного управления Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

Лившин Александр Яковлевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, г.н.с.

Кошман Лидия Васильевна

доктор исторических наук, профессор

Лавров Владимир Михайлович

доктор исторических наук, профессор

Леонтьева Татьяна Геннадьевна

Ведущая организация:

Институт переподготовки и повышения

квалификации преподавателей

социальных и гуманитарных наук

МГУ имени М.В. Ломоносова

                                          

Защита состоится «___» ______________ 2009 года в ___ часов на заседании Диссертационного совета Д 501.001.98 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4, ФГУ МГУ, ауд. А-619 E-mail: inforcenter@spa.msu.ru

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке имени А.М. Горького МГУ имени Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, Ленинские горы, Ломоносовский проспект, д. 27, сектор А, ком. 114.

Автореферат разослан «__» __________ 2009 года.

 

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент                                           Н.Л. Головкина


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации обусловлена тем, что функционирование системы женского духовного образования было тесно связано с деятельностью Русской православной церкви, активно влиявшей на общественную и политическую жизнь страны. Разветвленная сеть сословных и всесословных учебных заведений, находившихся в ведении Св. Синода представляла серьезный сегмент системы образования дореволюционной России. Эволюция образовательных учреждений России во второй половине XIX – начале ХХ века была тесно вплетена в модернизационный процесс и находилась под влиянием формирования новой социальной структуры общества. Процесс поиска иной культурной идентичности затронул все социальные слои, которые вынуждены были приспосабливаться к другим условиям жизни, вырабатывать новые стереотипы поведения.

Реформы Александра II открыли дорогу женщинам различных социальных слоев к образованию и общественной деятельности и потребовали изменения общественных представлений о месте и роли женщины в обществе. Изучение истории женского духовного образования является важным для понимания сложного процесса интеграции женщин в общественную жизнь во второй половине XIX века.

Актуальность теме исследования придает и то обстоятельство, что происходившие в России реформы на рубеже XX-XXI века также привели к серьезной перестройке общественной и политической системы, к трансформации социальных ролей в обществе и изменению системы образования России.

Период функционирования системы женского духовного образования – вторая половина XIX – начало ХХ века – это период реформ и контрреформ в России, время нарастания общенационального кризиса. Исследование эволюции данной системы образования в контексте противоположных тенденций общественного развития (обновление общества, с одной стороны, консервация сложившихся отношений – с другой) является актуальной задачей, поскольку позволяет глубже раскрыть сложность развития церковно-государственных отношений в начале ХХ века. Рассматриваемый этап нуждается во всестороннем исследовании, так как истоки глубокого социального кризиса начала ХХ века изучены в отечественной историографии недостаточно полно.

Не менее важным представляется исследование истории женского духовного образования, как части истории российской провинции, что позволяет осмыслить неоднородность культурных процессов в российском пространстве и выявить отличительные особенности интеграции женщины в общественную деятельность в провинции. Без понимания различий жизни провинциального города и столицы невозможен успех ни экономических, ни политических реформ.

Использование исторического опыта функционирования системы женского духовного образования необходимо для создания современной системы духовно-учебных заведений, отвечающей интересам гражданского общества и светского государства.

Объектом исследования является женское духовное образование как элемент образовательной системы второй половины XIX – начала ХХ века и общественное положение женщины в рамках православной культуры. Под «женским духовным образованием» понимается система женских учебных заведений, находящееся в ведомстве РПЦ. Понятие «духовный» в данном случае определяет особый характер воспитательной и учебной работы в рассматриваемой образовательной системе.

Предметом данного исследования является динамика развития женских учебных заведений духовного ведомства как части культурных и социальных трансформаций в жизни России и процесс интеграции женщин в общественную жизнь во второй половине XIX – начале ХХ века под влиянием функционирования системы женского духовного образования. Обращение к анализу обозначенных процессов обусловлено тем, что политика РПЦ в сфере образования оказывала влияние на формирование общественного сознания по ведущим вопросам общественной жизни.

Региональные рамки исследования. В основном исследование выполнено на материалах центрального региона России (привлекались материалы Рязанской, Орловской, Тверской, Нижегородской, Калужской, Ярославской и др. епархий), где православие являлось преобладающей религией, а православный сельский приход и семья православного священника были важным элементом в социальной структуре российского общества. Эпизодически использовались факты из жизни и деятельности учебных заведений, расположенных в многоконфессиональных регионах: Сибири, Тифлисе, западных епархиях дореволюционной России. Таким образом, региональные рамки исследования охватывают пространство Российской империи в ее дореволюционных границах.

Хронологические рамки исследования включают период с 1843 по 1918 год и определяются временем существования системы учебных заведений для дочерей духовенства в дореволюционной России. 1843 год – год открытия первого училища в России для девиц духовного звания в Царском Селе. Пришедшая к власти в 1917 году партия большевиков в 1918 году приняла «Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах», и ряд других актов, в соответствии с которыми функционирование всех духовно-учебных заведений прекращалось.

Историография проблемы и источники исследования подробно освещены в первой главе диссертации.

Методологические основы исследования. Данная работа опирается на основополагающие принципы объективности и историзма, а также на представление о сложности и многомерности исторического процесса. В качестве ведущего метода избран междисциплинарный подход к рассматриваемым явлениям, так как круг проблем диссертационной работы отражает различные аспекты политической и социальной истории России и непосредственно связан с такими научными направлениями, как религиоведение, гендерная история, история повседневности, история педагогики. Исследование темы через призму гендерной проблематики предполагает комплексное изучение процесса изменения социальных ролей в обществе по признаку пола, который сопровождался ломкой традиционных стереотипов поведения мужчин и женщин в рамках патриархальной культуры. Выявление гендерных аспектов исследования в работе также выражено обращением к исторической феминологии. Задачей научного поиска с позиций исторической феминологии является изучение истории женского духовного образования как сегмента системы женского образования России и процесса изменения социального статуса женщины духовного сословия.

Важную роль в диссертационном исследовании сыграли традиционные для исторической науки методы: проблемно-хронологический, системно-структурный и сравнительный методы. С позиций проблемно-хронологического метода выявлялись основные этапы развития системы женского духовного образования в контексте общих этапов исторического развития России. Системно-структурный метод предполагает рассмотрение сети женских духовных учебных заведений как особой структуры в системе образования России. Ведущая роль в исследовании принадлежит сравнительному методу,  который позволил выявить закономерности и особенности развития отдельных учебных заведений, составляющих систему женского духовного образования. Сравнительный метод также применялся для выявления отличительных черт системы женского духовного образования от системы светских женских учебных заведений.

Методологически важным для диссертационной работы оказалось рассмотрение процессов развития социальной истории с позиции регионоведения, что является сравнительно новым для современной исторической науки. Данный подход предполагает изучение российского пространства не как единого целого, а выявление особенностей протекания исторических и культурных процессов в отдельном регионе и влияния на ход этих процессов особенностей жизни российской провинции.

Целью данного исследования является комплексный анализ эволюции женского духовного образования, как части процесса интеграции женщин в общественную жизнь, под влиянием социокультурных, политических и социальных факторов развития России во второй половине XIX – начале ХХ века.

Цель работы может быть реализована в результате решения следующих задач:

  • Проанализировать условия зарождения системы женского духовного образования и выявить основные этапы ее формирования в контексте развития всей системы образования России.
  • Исследовать влияние событий политической и социокультурной жизни  России на отдельные стороны деятельности женских учебных заведений духовного ведомства: содержание учебных курсов, формы и методы организации воспитательной работы, особенности быта учащихся.
  • Проанализировать влияние эволюции системы женского духовного образования на повседневный быт и на общественное положение женщины, процесс формирования новых представлений духовенства о роли и месте женщины в общественной жизни.
  • Охарактеризовать содержание и формы кризисных явлений в системе женского духовного образования, раскрыть их причины.
  • Установить специфику взаимодействия власти и общества в сфере развития женского духовного образования в конце XIX – начале ХХ века посредством характеристики деятельности советов учебных заведений, Св. Синода и представителей духовенства по вопросам проведения реформы духовно-учебных заведений.
  • Показать проблемы женского духовного образования в системе обсуждения церковно-государственных реформ и в контексте общенационального кризиса в начале ХХ века.

Научная новизна исследования определяется тем, что история женского духовного образования в контексте культурной, социальной и политической жизни России второй половины XIX – начала ХХ века рассматривается впервые. В рамках исследования был проведен отбор и систематизация исторической информации, позволившей выявить основные этапы развития женского духовного образования, показать влияние событий жизни России на отдельные стороны деятельности женских учебных заведений духовного ведомства.

Новизна исследования также заключается в том, что в работе впервые проанализировано влияние системы женского духовного образования на процесс интеграции женщин в общественную жизнь, что позволяет глубже понять процесс изменения социальных ролей в обществе в период экономических и социальных преобразований. Трансформация социальной структуры общества и функционирование духовно-учебных заведений впервые показаны в системе сложной взаимосвязи.

Новым является анализ деятельности системы женского духовного образования в условиях реформ, контрреформ и революций, когда общество в целом, и Русская православная церковь в частности, искали новые пути развития и обновления. Научной новизной отличаются материалы, характеризующие механизм взаимодействия государства, церкви и общества в процессе поиска реформ духовно-учебных заведений в начале ХХ века. 

В научный оборот введен большой массив новых источников из материалов двух центральных и семи региональных архивов. Впервые вводится в научный оборот ряд документов Учебного комитета Св. Синода, делопроизводственные комплексы отдельных учебных заведений (Рязанского, Орловского, Нижегородского, Тверского и Ярославского епархиальных училищ), документы отдела по духовно-учебным заведениям Поместного Собора 1918 года, выявлен ряд уникальных ранее не публиковавшихся воспоминаний воспитанниц епархиальных училищ.

Теоретическое и научно-практическое значение диссертационного исследования состоит в том, что функционирование системы женского духовного образования исследовалось в контексте культурных, социальных и политических процессов, происходивших в России во второй половине XIX – начале ХХ века. Важным элементом новизны является применение междисциплинарного подхода к исследуемой проблеме.

Материалы и выводы диссертации значительно расширяют представления о специфике получения образования девушками в системе женского духовного образования, позволяют показать процесс смены модели социального поведения женщин во второй половине XIX века под влиянием полученнного образования. Это вносит определенный вклад в развитие нового исторического направления в отечественной исторической науки – гендерной истории и исторической феминологии.

Исследование функционирования системы женского духовного образования как части общественной и культурной жизни российской провинции позволило углубить изучение образовательной деятельности Русской православной церкви с позиции регионоведения и показать особенности трансформации сословной структуры российского общества в рамках жизни провинциального города.

Проведенный анализ трансформаций в повседневной жизни девушки во второй половины XIX века под влиянием развития женского духовного образования развивает такое направление исторической науки как история повседневности. Вклад данного исследования в разработку истории общественного сознания определяется тем, что в работе изучено воздействие традиционного сословного общественного сознания на развитие женского духовного образования и на характер дискуссий о его перспективах и направлениях.

Научные результаты диссертации, а также введенные в научный оборот источники могут быть использованы при подготовке обобщающих работ, учебников и учебных пособий по истории России XIX – начала ХХ века, истории русской культуры, истории Русской православной церкви. Итоги диссертационного исследования применимы при подготовке различных специальных курсов по гендерной проблематике и исторической феминологии. Результаты и выводы диссертации необходимы для формирования научно обоснованной политики центральной и местной власти по отношению к религиозным организациям и их учреждениям, могут способствовать развитию религиозной толерантности населения, особенно в условиях стремительно возрастающей роли религиозного фактора в современной жизни российского общества. Материалы диссертации могут быть использованы в современной педагогической практике педагогами в отрываемых различных учебных заведениях, в том числе и в современных епархиальных училищах.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  • Система женского духовного образования была одной из первых предназначенных для дочерей из небогатых сословий – духовного сословия. Строй и порядок внутренней жизни в момент возникновения первых учебных заведений для дочерей духовенства в полной мере отвечали сословному строю России, который поддерживался политическим курсом Николая I. Под влиянием политических и культурных процессов в России во второй половине XIX – начала ХХ века с изменением традиционных представлений о роли женщины происходит модернизация системы женского духовного образования, преобразуется жизнь воспитанниц. Однако под воздействием сохраняющихся в обществе сословных традиций определенное своеобразие организации внутреннего строя и учебного процесса по сравнению со светскими женскими гимназиями продолжает сохраняться.
  • Система женского духовного образования существенным образом повлияла на процесс интеграции женщин в общественную жизнь, однако это влияние было неоднозначным:

– с одной стороны, образование, полученное в системе женского духовного образования, открывало девушкам дорогу к самостоятельной деятельности, что в свою очередь вносило изменения в ее образ жизни, меняло в обществе представление об общественной роли женщины и отношение духовенства к женскому образованию.

– с другой стороны, на рубеже XIX-ХХ века, стало очевидно, что образование, получаемое в системе женского духовного образования, было существенно урезанным по сравнению с женскими гимназиями, что значительно сужало возможности профессиональной реализации девушек и способствовало сохранению в общественном сознании патриархальных представлений о роли женщины.

3. В начале ХХ века стал очевиден кризис системы женского духовного образования, который был тесно переплетен с проблемами общественной и церковной жизни. Кризис женской духовной школы был обусловлен тем, что строй внутренней жизни, цели воспитания и образования духовной школы в начале ХХ века уже не отвечали потребностям общества. Отображением кризиса женской духовной школы явилось участие воспитанниц женских епархиальных училищ в революционных событиях 1905-1907 годов.

4. Кризис женской духовной школы повлиял на общественное сознание, активизировав обсуждение «женского вопроса» в России не только в среде светской интеллигенции, но и среди духовенства. На страницах церковной периодики широко обсуждались проблемы женского духовного образования, и, в частности, необходимость его реформирования. Однако взгляды прогрессивной части духовенства на женское образование входили в противоречие с официальной позицией Св. Синода и с мнением консервативной части духовенства.

5. Дискуссия духовенства по проблемам женского духовного образования значительно активизировала обсуждение других проблем взаимоотношений государства и церкви, была частью поиска путей реформ церковной жизни.

6. Анализ попыток реформирования системы женского духовного образования показывает, что проблемы женской духовной школы тесно переплетались с сословным вопросом. Это было обусловлено тем, что основы гражданского общества в начале ХХ века только формировались. Большая часть населения страны продолжала мыслить сословными категориями и боролась за свои права в рамках своего сословия.

7. Советская власть, несмотря на провозглашенные  демократические принципы построения государства в части «женского вопроса» и церковно-государственного строительства, фактически осуществила ликвидацию системы женского духовного образования. На местах ситуация усугублялась конкретными шагами исполнителей от имени Советской власти, которые стремились полностью уничтожить старую государственную систему и ликвидировать все то, что было связано с деятельностью Русской православной церкви.

Апробация работы. Диссертация подготовлена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре истории Российского государства факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова. Всего по теме диссертации в центральных и региональных изданиях опубликовано более 50 работ, из них 7 статей в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, а также монография:  «В стенах конвикта… (Очерки повседневной жизни женских епархиальных училищ)» (Рязань, 2006). Результаты исследования были представлены на четырех научно-практических конференциях «Яхонтовские чтения» (Рязань, 2001-2008 г.г.); трех международных научных конференциях (Москва, 2001, 2005 гг., Рязань, 1999 г.), а также на межрегиональных конференциях в Москве, Орле, Иванове, Смоленске, Нижнем Новгороде, Арзамасе, Калуге. Основные выводы диссертации были представлены в докладе на заседании Центра истории религии и церкви Института российской истории РАН.

Многие положения и выводы исследования получили апробацию в преподавательской деятельности автора при чтении лекционных курсов по истории России и религиоведению.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и научное значение темы; сформулированы цели и задачи исследования и определяется его предмет; показаны новизна и теоретическая и практическая значимость работы, охарактеризована ее методологическая основа.

В первой главе – «Историографические и источниковедческие аспекты исследования», рассматриваются основные вопросы и степень научной разработанности проблемы, место данной проблемы в современной исторической науке и особенности источниковой базы диссертационного исследования.

Анализ работ по теме диссертационного исследования показал, что история женского духовного образования представлена, прежде всего, работами, изданными в досоветский период, поскольку после 1917 года история учебных заведений для дочерей духовенства практически не изучалась. Эти работы составляют небольшой и очень слабо изученный пласт литературы по истории женского духовного образования.

В 60-90-е годы XIX века появляются первые работы, отражающие историю отдельных учебных заведений. Можно предположить, что определенную роль в стимулировании интереса к своему прошлому сыграл всплеск краеведческого движения в конце XIX века, центрами которого были учебные заведения, а также епархиальные центры. Большинство авторов не являлось профессиональными историками, а работы имели скорее просветительский характер. Однако их ценность состоит в том, что был накоплен интересный фактический материал по истории отдельных учебных заведений, а также опубликованы ценные документы, оригиналы которых затем были безвозвратно утрачены.

В начале ХХ века появляются труды, в которых авторы излагали историю отдельного учебного заведения с применением анализа различных источников, всесторонне освещая деятельность учебного заведения.

На рубеже XIX – ХХ веков вышел ряд работ, которые претендовали на исследование всей системы женских епархиальных училищ . Кроме того, история системы учебных заведений для дочерей духовенства затрагивалась в обобщающих трудах по истории женского образования дореволюционной России и, в частности, в известной работе Е. Лихачевой.

Анализ основных направлений в изучении истории образования рубежа XIX – ХХ веков показывает однотипность тенденций в исследовании истории женского образования и истории мужских духовно-учебных заведений – довольно большое количество работ, раскрывающих историю отдельных учебных заведений, и наличие небольшого числа трудов обобщающего характера, для которых характерно преобладание позитивного стиля изложения, наличие интересного фактического материла, цитирование большого количества документов. В методологическом смысле для большинства работ характерен позитивистский подход, преобладание фактографии. Содержание указанных работ составляла история возникновения учебных заведений, эволюция учебных курсов, отражение роли царских особ и епархиального начальства в развитии духовного образования. Неизменным сюжетом были акты благотворительности, благотворители и их роль в оказании помощи воспитанницам из беднейших семей и девочкам-сиротам. За рамками дореволюционных исследований оказывались аспекты, отражающие трудности адаптации выпускниц женских епархиальных училищ на рынке труда, проблемы вовлечения дочерей духовенства в общественную жизнь, дискуссии духовенства начала ХХ века о путях реформирования системы женского духовного образования. Всесторонний анализ этих явлений был невозможен в рамках дореволюционной историографии, поскольку статус официальной религии – православия – в России, всячески поддерживаемый государством, исключал возможность критического подхода в изучении деятельности церковных институтов.

Анализ исследований советского периода показал, что этот период оказался малопродуктивным для исследования женского духовного образования. Исследования по истории церкви и развития женского образования между собой не пересекались, каждое из этих направлений развивалось автономно. Факт существования учебных заведений для дочерей духовенства лишь кратко упоминается в классических трудах советского периода по истории Русского православия и в справочной литературе.

Таким образом, дореволюционные труды, отражающие историю женского духовного образования, ценны накопленным фактическим материалом. Однако методологические и идеологические подходы дореволюционного и советского этапа исторической науки не позволяли в полной мере исследовать сложный процесс интеграции дочерей духовенства в общественную жизнь и выявить специфику функционирования в России женских духовных учебных заведений. Выполнение этих задач требует обращения к анализу социального и правого статуса духовенства, разностороннего изучения церковно-государственных отношений и отказа от однозначных идеологических установок в оценке роли Русской православной церкви в истории России.

Основные направления и тенденции современной историографии истории России второй половины XIX – начала ХХ вв. В 90-е годы ХХ века начался новый этап отечественной историографии, который характеризуется появлением большого количества научных трудов, посвященных различным социальным группам. Например, появилось много трудов исследующих купечество, его экономическую, общественную и благотворительную деятельность . Серьезным вкладом в исследование социальной структуры российского общества является монография Л.В. Кошман, в которой автор впервые предприняла попытку исследовать специфику социального и культурного статуса мещанского сословия.

Серьезный фундамент для изучения русского духовенства как особой социальной группы был заложен в трудах зарубежных исследователей. Первые наблюдения о зависимом положении русского духовенства от государства были сделаны в работе эмигранта из России Н. Зернова, а затем продолжены в трудах американского автора Грегори Фриза. Значительную роль в концептуальном анализе специфики сословной структуры российского общества сыграли работы отечественных историков Б.Н. Миронова, Н.А. Ивановой и В.П. Желтовой. Показательным является вывод авторов о том, что трансформация социальной структуры российского общества, происходившая в стране во второй половине XIX века, меньше всего затронула духовное сословие.

Существенным вкладом в изучение духовенства является серия работ Т.Г. Леонтьевой . Автором подробно рассмотрены социально-правовой статус этого сословия, его отношения с прихожанами, самооценка духовенства в общественном сознании, мотивация поведения духовенства. Однако труды Т.Г. Леонтьевой в основном направлены на изучение специфики мужской части духовного сословия, но выводы и наблюдения, сделанные автором, важны для осознания истории женского духовного образования. В наибольшей степени проблемы интеграции духовенства в другие социальные слои в период реформ и изменения социальной структуры России рассмотрены в трудах американской исследовательницы Л. Манчестер, которая приходит к выводу, что, покинув духовное сословие, бывшие «поповичи» сохраняли черты ментальности и стереотипы поведения, присущие духовенству.

Как особая социальная группа исследуется студенчество в трудах А.Е. Иванова и О.Б. Вахромеевой. Одновременно в современной историографии появились работы, рассматривающие специфические черты детей духовенства как учащейся молодежи, посвященные духовным академиям и семинариям дореволюционной России. Все эти работы показывают, что организация учебного процесса в дореволюционной системе образования России зависела от сословной принадлежности их учеников, позволяют понять специфику обучения детей различных сословий.

Существенным направлением современной науки является исследование истории церковно-государственных отношений при неуклонном расширении проблематики таких научных трудов. Исследования  А.Ю. Полунова, С.В. Римского, В.А. Федорова, Ю.Е. Кондакова раскрывают вопросы, отражающие взаимоотношения церкви и государства в процессе политических и социальных реформ. Другой пласт проблем в истории церковно-государственных отношений связан с рассмотрением оппозиционного движения в среде духовенства начала ХХ века. Первые шаги по изучению оппозиционного движения были сделаны в американской историографии в работе Дж. Кёртисса, увидевшей свет еще в 1940-м году . Затем в 90-е годы этот круг вопросов подвергся анализу в трудах как зарубежных исследователей, так и отечественных историков, которые характеризуют различные направления обновленческого движения.

Новым для отечественной историографии является круг проблем, связанных с деятельностью Поместного Собора 1918 года. Отдельные аспекты истории Поместного Собора 1918 года получили отражение в ряде обобщающих трудов по истории Русской православной церкви и в отдельных статьях . Эти работы, исследуя характер церковно-государственных отношений в начале ХХ века, выявляют трудности проведения церковных реформ. Середина 1990-х годов – это время переоценки политики Советской власти по отношению к церкви и строительству светского государства. Важным шагом к пониманию неоднозначности церковно-государственных отношений в 1917-1918 гг. являются исследования современных отечественных и зарубежных авторов, сопоставляющих декларируемые принципы и реальную политику Советской власти в религиозном вопросе.

При комплексном исследовании эволюции общественного положения женщины в России следует учитывать многогранность культурных и социальных процессов в нашей стране, преобразования в повседневной жизни женщины во второй половине XIX века, специфику культурной среды провинциального города. Наличие таких многообразных факторов предполагает привлечение новых методов исторического исследования, которые активно развиваются в современной историографии.

В 90-е годы произошло возрождение интереса исследователя к провинциальному миру культуры и к стремлению исследовать локальный мир русской провинции и провинциального самосознания. Происходит введение в исторический оборот таких понятий, как «провинциальное культурное гнездо», «провинциальная культура», «провинциальная историография», «общественно-культурная среда», «регионология», «провинциология». Интерес к русской провинции в настоящее время приобрел международный характер , многие события общероссийского масштаба рассматриваются через призму жизни русской провинции. Серьезным этапом в отечественной исторической науке в развитии регионологиистал выход первого тома академического издания «Очерки русской культуры XIX века», где новаторской является попытка авторов исследовать особенности функционирования русского культурного пространства с позиций социокультурного подхода.

В исследованиях по истории русского православия в рамках провинциальной истории характерен интерес к миссионерской, благотворительной деятельности русского духовенства, описанию церквей, приходов, монастырей.

Одновременно в орбиту современных отечественных исследователей входит тема повседневности. Исследования в рамках региональной и повседневной истории позволяют ярче показать этапы развития системы образования, которые тесно пересекаются с изучением повседневной жизни учащейся молодежи в дореволюционной России. Яркая картина повседневной жизни различных групп учащихся России воссоздана в трудах А.Е. Иванова, В.А. Тарасовой, Т.Б. Котловой. В монографиях Т.Г. Леонтьевой и А.И. Мраморнова последовательно показан довольно неприглядный мир семинарской «бурсы». В целом можно констатировать, что в современной историографии уже утвердилось представление о том, что именно неустроенность бытовой жизни семинаристов являлась одним из источников волнений воспитанников духовной школы. Система мужских духовных учебных заведений, функционирующих в провинции, стала объектом ряда диссертационных работ.

Серьезное влияние на развитие отечественной исторической науки оказало направление, зародившееся в зарубежной историографии, – это гендерная история. В контексте настоящего исследования особый интерес представляют работы Р. Стайтса, Б. Пиетров-Эннкер,К. Руан, в которых показаны различные аспекты включения женщин в сферу общественной жизни – женский труд в качестве учительниц, участие женщин в общественных и революционных организациях. Большую роль в теоретическом осознании предмета гендерных исследований в отечественной исторической науке сыграли работы Е.Н. Цимбаевой, Л.П. Репиной, Н.Л. Пушкаревой. Начали развивать гендерную тематику в нашей стране этнографы, политологи, социологи и юристы. Однако постепенно «женская тема» начинает входить в круг исторических исследований. Традиционными для исторических исследований по «женской теме» являются изыскания, рассматривающие социокультурный статус женщины через систему образования, воспитания и эволюции роли женщины в семейной жизни.

Принципиально новыми для исторической науки являются работы Т.Б. Котловой, обращенные к анализу социального статуса женщины в культурной среде провинциального города. Один из важных выводов исследования состоит в том, что стремительно меняющийся облик города, расширяющиеся возможности к получению образования меняли образ жизни женщины, способствуя ее переходу из узкого семейного круга в сферу общественной и производственной жизни,

К исследованию специфики жизни женской части духовного сословия обращены некоторые публикации Т.Г. Леонтьевой и В.Д. Орловой и кандидатская диссертация В.Л. Колесниковой. В.Л. Колесникова показала, что вхождение женщины духовного сословия в общественную жизнь во второй половине XIX века происходило значительного медленнее, чем женщин других социальных слоев. Значительно тормозили этот процесс православные обязанности и запреты, которые строго регламентировали жизнь женщины в среде духовенства.

В исследовании истории женского образования появилось много публикаций по истории женских епархиальных училищ. Однако часть этих работ недалеко ушла от позитивистского подхода XIX века . В настоящее время намечается междисциплинарный подход к изучению женского духовного образования. Элементы истории епархиальных училищ фрагментарно прослеживаются в исследованиях по истории, педагогике, религиоведению. Например, педагогическая сторона деятельности женских епархиальных училищ стала объектом исследования в диссертации Е.А. Андреевой. Однако в ряде работ наблюдается неоправданная идеализация роли духовно-учебных заведений в истории образования России, не все авторы учитывают историческую обстановку, в которой функционировали эти учебные заведения. 

Таким образом, историографический обзор показывает, что тема диссертационного исследования лежит в русле современных направлений исторической науки. Однако многие проблемы связанные с историей женского духовного образования и трансформацией социального статуса женщины духовного сословия пока еще остаются мало изученными. В частности, пока еще слабо исследован процесс трансформация патриархального уклада жизни женщины в рамках православной культуры, влияние событий церковной и общественно-политической жизни на развитие системы женского духовного образования, динамика дискуссий в среде духовенства по «женскому вопросу».

Основу диссертационного исследования составляет многогранный комплекс опубликованных и неопубликованных документов. Выявленные законодательные источники определяют правовое поле деятельности учебных заведений. Первыми законодательными источниками были Устав Царскосельского училища девиц духовного звания (1843 г.) и специальные уставы для училищ, находящихся в ведении императрицы. Для учебных заведений, которые содержались на средства епархий, первоначально уставы составлялись главами епархий. Затем для этой категории училищ в 1868 году был принят единый Устав епархиальных училищ. В настоящей работе большое внимание уделяется сравнительному и системно-сравнительному анализу нормативно-правовых документов, поскольку нельзя существующий закон рассматривать изолированно, без учета нормативных актов, регламентирующих деятельность других учебных заведений: духовных семинарий, мужских и женских гимназий. Внутренний анализ представляет собой сравнение уставов отдельных учебных заведений для дочерей духовенства разных епархий, внешний – с уставами учебных заведений для других социальных слоев . Обязательным условием для анализа законодательных источников является привлечение нормативно-правовых актов, исходящих от имперской власти, – Высочайших повелений, а также от высшего церковного органа – Св. Синода – Определений Св. Синода. Анализ действия закона проводился с учетом местных особенностей и исторического процесса, была дана оценка возможности реализации этих положений в жизнь.

Отдельную группу законодательных источников составляют Декреты и постановления Советской власти с ноября 1917 года по октябрь 1918 года, которые позволяют оценить политику Советской власти в сферах церковных отношений и образования. Анализ политики государства в этих вопросах позволил  прояснить судьбу системы духовно-учебных заведений в России в 1918 г.

Делопроизводственная документация включает делопроизводственные комплексы отдельных учебных заведений, делопроизводственные комплексы Св. Синода, отчетную документацию различных уровней, делопроизводственный комплекс Всероссийского Поместного Собора 1918 года и делопроизводство советских органов власти.

Большой пласт информации о деятельности учебных заведений духовного ведомства содержится в архивных делопроизводственных комплексах Св. Синода, представленных в РГИА в Санкт-Петербурге . Материалы Св. Синода отражают повседневные контакты Учебного комитета с советами учебных заведений и руководством епархий по обычным рутинным вопросам и кадровому составу, процесс реформирования училищ в 1905-1907 годах и волнения и недовольства среди воспитанников духовной школы в начале ХХ века. Учебный комитет собирал с мест предложения о преобразовании системы духовно-учебных заведений.

Также привлекалась делопроизводственная документация отдельных учебных заведений - Рязанского, Тверского, Орловского, Ярославского, Нижегородского, Санкт-Петербургского епархиальных училищ, Царскосельского женского училища духовного ведомства, документы по истории Московского епархиального училища из фондов Московской духовной консистории и духовно-учебных заведений Новгородской епархии из фондов научного архива Новгородского государственного объединенного музея-заповедника. Делопроизводство учебных заведений представляет сведения практически по всем сторонам жизни учебного заведения: ход учебного процесса, введение преподавания новых учебных предметов, открытие новых классов, строительство зданий училища. Использование делопроизводственных комплексов региональных архивов позволило восстановить историю отдельных учебных заведений, но, к сожалению, сохранность таких архивных фондов неравномерна. Наиболее полную сохранность документов имеют фонды Рязанского и Ярославского епархиальных училищ.

Систему управления епархиальными училищами и политику местной епархиальной власти по отношению к образованию дочерей духовного сословия позволили проследить журналы ежегодного съезда уполномоченных духовенства и церковных старост. Большой пласт фактического материала представляет отчетная документация как отдельных учебных заведений, которая составлялась ежегодно, так и самого Св. Синода (отчеты обер-прокурора). Опираясь только на эти документы, удалось проследить основные этапы развития как отдельного учебного заведения, так и всей системы в целом. Однако отчеты, как и вся официальная информация, имеют и недостатки – они, как правило, излагают только положительную сторону дела, тщательно скрывая недостатки. Это характерно как для отчетов отдельных училищ, так и для общего отчета обер-прокурора.

Важную роль в исследовании сыграли комплексы опубликованных и неопубликованных документов, связанных с подготовкой и деятельностью Поместного Собора 1917-1918 годов. Они позволили проследить дискуссии по проблемам духовно-учебных заведений в ходе подготовки и работы Собора. Отдельную группу источников составляют делопроизводственные документы учреждений Советской власти, в которых нашли отражение сложные взаимоотношения церкви и государства в первые месяцы становления Советской власти и процесс закрытия духовных учебных заведений.

В работе использовался большой пласт информации, взятый из периодических как официальных изданий Св. Синода и епархий, так и неофициальных изданий РПЦ. В первую очередь периодические издания представляют интерес как источник общественной мысли по вопросам развития духовно-учебных заведений, а ряд оппозиционных изданий начала ХХ века – по проблемам и недостаткам духовной школы начала ХХ века. На страницах этих изданий получило отражение участие воспитанников духовно-учебных заведений в революционном движении.

Большое значение имеют мемуары воспитанниц учебных заведений, а также участников переломных событий в начале ХХ века. Воспоминания воспитанниц вводят читателя в атмосферу внутренней жизни закрытого учебного заведения, представляют ценную информацию о людях, служивших в системе учебных заведений для дочерей духовенства. Особо ценная информация содержится в обнаруженных соискателем не публиковавшихся ранее записках воспитанниц Рязанского и Калужского епархиальных училищ .

Мемуары воспитанниц Калужского епархиального училища, хранящиеся в фондах музея истории космонавтики имени К.Э. Циолковского, частично опубликованные и частично впервые введенные автором в научный оборот, представляют педагогическую деятельность великого ученого К.Э. Циолковского.

Воспоминания участников событий начала ХХ века – преподавателей учебных заведений и воспитанниц институтов благородных девиц – позволили почувствовать настроение различных социальных слоев, атмосферу времени на рубеже XIX – ХХ веков и выделить общие и частные черты в быте и нравах учащейся молодежи. При работе с воспоминаниями как с историческим источником учитывался субъективный характер информации такого источника, которая в целях установления объективной картины подвергалась тщательной проверке. 

Проведенный в первой главе анализ основных тенденций современной историографии показал, что изучение истории церкви и истории образования осуществляется с позиций современных достижений западной и отечественной методологии науки. В исследованиях широко применяются методы гендерной истории, истории повседневности, истории провинции. Наиболее перспективным является междисциплинарный подход, который раскрывает многовариантность исторических процессов в условиях многоукладной России. Обращение к истории повседневности и истории провинции позволяет глубже понять специфику протекания политических и социальных процессов России.

Анализ источниковой базы показал, что использованные источники в значительной степени отличаются друг от друга происхождения, репрезентативностью, сохранностью, степенью объективности отражением исторического процесса. Таким образом, только комплексный и критический подход в их использовании позволяет объективно показать процесс развития системы женского духовного образования в культурном пространстве России.

Во второй главе – «Женское духовное образование: возникновение и этапы развития в системе образования России», анализируется процесс формирования женского духовного образования в России и факторы, влиявшие на эволюцию системы женских учебных заведений духовного ведомства.

Проведенное исследование позволило установить, что формирование системы особых учебных заведений для дочерей духовенства и ее интенсивное развитие было обусловлено своеобразным правовым и социокультурным статусом русского духовенства в условиях сословного устройства России. В этом разделе показано, что первоначально возникновению новых учебных заведений способствовали социальные факторы – потребности социальной защиты и призрения детей малообеспеченных священнослужителей или детей-сирот. Появление первого училища в Царском Селе в 1843 году ставило задачу воспитывать новую женщину духовного сословия – «образованную матушку». Таким образом, факт появления первого училища в Царском Селе в 1843 году зафиксировал право на получение знаний девушками из непривилегированных сословий. До этого образование в России получали только дочери дворянства или состоятельного купечества. В то же время первые женские училища духовного ведомства изменения социальной роли своих выпускниц не предусматривали. Социальная роль выпускниц первых училищ предполагалась прежней и традиционной для дочери духовного сословия – девушки должны были стать хорошими женами для своих мужей. Социализация выпускниц связывалась, прежде всего, с замужеством. Важно также отметить, что такое представление о социальной роли женщины было характерно для всех остальных социальных слоев.

В диссертации утверждается, что в первых училищах для дочерей духовенства система образования вытекала из сословного предназначения воспитанниц, и сводилась к получению определенных навыков и азов грамотности, необходимых для скромной жизни в замужестве за сельским священником. Однако уже в этом случае можно говорить о том, что были сделаны первые шаги к изменению общественных ролей женщины. Развитие системы женского духовного образования являлось серьезным фактором изменения положения женщины в семье священника.

Анализ темпа роста системы женского духовного образования свидетельствует, что большую роль в развитии системы сыграли местная инициатива и условия российской действительности. Потребность в призрении малоимущих и сирот была настолько велика, что руководство епархий проявляло немалую инициативу по открытию новых учебных заведений для дочерей духовенства. В ряде случаев это были первые учебные заведения для девушек, возникавшие в городах русской провинции и менявшие представления общества о женском образовании. До 1858 года, т.е. до появления первых светских женских гимназий, училища для девиц духовного звания были открыты в Ярославле, Симбирске, Смоленске, Рязани, Тамбове, Харькове.

В диссертации показывается, что эпоха «Великих реформ» изменила традиционное представление о роли женщины в обществе и вместе с этим привела к изменениям в системе женского духовного образования. Для женщины значительно расширились возможности получения образования – возникла система всесословных женских учебных заведений с достаточно широким общеобразовательным курсом. Стремление к созданию гражданского общества сформировало в общественном сознании представление о равных правах на образование для женщин из различных социальных слоев. Серьезным шагом к изменению социальной роли выпускницы системы женского духовного образования стало принятие Устава женских епархиальных училищ в 1868 году. Менялся статус выпускницы училища – она получила право на звание домашней учительницы, что на практике означало возможность занимать должности учительницы начальной школы. Такое положение Устава следует оценивать не только как факт расширения учебного курса, но и как свидетельство смены представлений о месте женщины духовного сословия в жизни российского общества. Из традиционной матушки, зависимой от мужа, сфера деятельности которой ограничивалась только домом и домашним хозяйством, выпускница епархиального училища превращалась в самостоятельную личность, занятую общественным трудом. Однако в целом представление о женском предназначении оставалось традиционным и связывалось по-прежнему с замужеством. Область профессиональной деятельности, предоставляемая выпускницам епархиальных училищ, не выходила за пределы учительской профессии и тесно смыкалась с материнскими обязанностями.

На основе анализа динамики количества училищ и социального состава воспитанниц делается вывод, что изменение общественно-политической ситуации и общественного мнения о роли женщины в обществе, а также их вхождение в общественную жизнь способствовали стремительному расширению системы женского духовного образования. Устав женских епархиальных училищ 1868 года предъявлял единые требования к организации учебно-воспитательного процесса. При этом до принятия Устава епархиальных училищ в различных женских учебных заведениях, содержащихся на епархиальные средства, учебные программы и правила организации внутренней жизни могли значительно отличаться. Во второй половине XIX века происходит постепенный процесс преобразования епархиальных училищ по единому Уставу, что приводит к неуклонному совершенствованию системы обучения дочерей духовенства. В 1876 году было только 33 епархиальных училища, при этом по Уставу 1868 года действовало 20 училищ, а 13 еще не были преобразованы по Уставу 1868 года, затем таковых не осталось; в 1890 году количество епархиальных училищ возрастает до 46, в 1896 году – до 51, в 1899 году – до 53, в 1907 году – до 59. С изменением общественного сознания менялась и модель социального поведения выходцев из духовного сословия, которые рассматривали свое будущее не только в рамках традиционных социальных ролей: сын священнослужителя – «батюшка», а его дочь – «матушка». Получение образования для дочери священнослужителя становится таким же желанным, как замужество, а представление о его необходимости – повсеместным.

Изучение этого процесса интеграции в общественную, культурную и производственную жизнь в зависимости от полученного образования позволило прийти к выводу, что женское духовное образование влияло неоднозначным образом на процесс социализации девушки. Если в середине XIX века епархиальные училища были порой единственными женскими учебными заведениями в провинциальном городе, которые давали хоть какое-то образование, то в конце XIX века наравне с женским духовным образованием действовала уже разветвленная сеть светских женских учебных заведений, которая составляла определенную конкуренцию.

Как показал проведенный анализ, на сферу применения труда дочерей духовенства сильное влияние оказывали сословные традиции, несмотря на то, что реформы второй половины XIX века имели яркую тенденцию к формированию гражданского общества. Женские епархиальные училища во второй половине XIX века продолжали оставаться сословно ориентированными учебными заведениями и заметно отличались от женских гимназий Министерства народного просвещения. Сравнительный анализ системы женских епархиальных училищ относительно всей системы женского образования показал, что ввиду консервативности политики церковных властей епархиальные училища стали уступать светским учебным заведениям. Учебный курс среднего женского образования в целом был более узким, чем курс классической мужской гимназии, а курс женских учебных заведений для дочерей духовенства был более сокращенным, чем в женских гимназиях. Свидетельство об окончании женского епархиального училища давало ограниченные перспективы: сельская учительница церковно-приходской школы или учительница начальной школы, чей труд являлся самым малооплачиваемым в системе образования. Более престижный труд в качестве педагога среднего учебного заведения, начальницы гимназии или врача, инженера требовал получения образования на высших женских курсах. Однако именно они были наименее доступны для дочерей духовенства. Анализ правил поступления на имеющиеся в 1916 году в России 28 высших женских курсов свидетельствует, что бывшие епархиалки имели наименьшие шансы поступить на высшие женские курсы и тем самым выйти за рамки учительской профессии, так как проигрывали в нелегкой конкуренции с выпускницами женских гимназий.

Немалую роль сыграли и влиявшие на политику Св. Синода в духовном образовании идеологические установки православия в вопросах образования и роли женщины в общественной жизни и в семье, которые были весьма консервативными, что оказывало отрицательное влияние на организацию системы женского духовного образования, сдерживало процесс вхождения воспитанниц в сферу профессиональной деятельности, ограничивало возможности получения высшего образования.

Сам факт смены ориентации на профессиональную деятельность обусловил изменение характера социализации дочерей духовенства. Большинство выпускниц епархиальных училищ посвятили себя педагогической деятельности. Некоторые из них были даже отмечены государственными наградами Советской власти – орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», удостоены звания «Заслуженный учитель школы РСФСР», «Заслуженный учитель ЯАССР». Наиболее целеустремленные выпускницы смогли получить высшее образование – окончили высшие женские курсы или советские высшие учебные заведения, стали инженерами, врачами, учеными.

Таким образом, во второй половине XIX века стремительно менялись условия существования епархиальных училищ. Интенсивный рост женского образования и расширение сферы применения женского труда изменил и идеал образованной девушки, что в свою очередь меняло статус женских учебных заведений для дочерей духовенства и их место в общественно-культурной жизни русской провинции.

В третьей главе диссертации – «Женское духовное образование в контексте изменений в повседневной жизни на рубеже XIX – ХХ веков», осуществляется анализ влияния динамики политической и социальной жизни на повседневную жизнь воспитанниц женских учебных заведений Русской православной церкви.

В главе отмечается, что особенностью системы женского духовного образования являлась ее зависимость в материальном плане от епархиального духовенства. Одиннадцать женских училищ духовного ведомства находились под покровительством царской семьи и могли рассчитывать на твердый бюджет. В основном сеть учебных заведений  для дочерей духовенства состояла из женских епархиальных училищ и финансировалась за счет средств епархиального духовенства. Епархиальное духовенство обязано было платить установленные взносы на содержание такого учебного заведения. На собранные средства осуществлялось содержание учениц, строительство зданий епархиальных училищ, покупка учебников и др. Такие выплаты были тяжелым бременем для духовенства, поскольку его материальное положение преимущественно было бедственным. Поэтому уровень развития отдельных учебных заведений был различен. Некоторые епархиальные училища, например в Рязани, обладали удобными и красивыми зданиями, другие были более прогрессивны в развитии учебной базы – открывали дополнительные классы, расширявшие учебный курс епархиального училища, третьи стремились принять в училище как можно больше воспитанниц, отодвигая содержательную сторону образования на второй план. Регулярная выплата денежных средств заставляла епархиальное духовенство вырабатывать свое собственное отношение к идее женского образования и постоянно быть в курсе его проблем.

На основе анализа большого фактического материала Рязанской, Владимирской, Курской, Нижегородской, Орловской, Тверской, Вятской, Ярославской и Московской епархий в главе утверждается, что в процессе развития система образования дочерей духовенства меняла отношение епархиального духовенства к идее женского образования и к расширению прав женщин в лучшую сторону. Если в середине XIX века духовенство отдавало своих дочерей обучаться неохотно, а также наблюдались отказы в уплате денежных взносов, то в конце XIX века большинство священнослужителей принимало участие в финансирование женских епархиальных училищ. В свою очередь меняющееся отношение духовенства к женскому образованию способствовало развитию последнего. Епархиальные съезды в начале ХХ века поддерживали довольно дорогостоящие проекты по развитию епархиальных училищ. Например, во многих епархиях для них были выстроены удобные и красивые здания. В целом можно заключить, что к началу ХХ века у духовенства сложилось позитивное отношение к идее получения женщинами профессиональных знаний.  

Анализ условий повседневной жизни воспитанниц учебных заведений для дочерей духовенства свидетельствует, что введение единого Устава 1868 года стало решающим фактором не только для формирования системы епархиальных учебных заведений, но и для коренного изменения образа жизни воспитанниц в стенах этих учебных заведений. В период правления Николая I в системе воспитания преобладало трудовое воспитание, которое порой сводилось к эксплуатации детского труда для обеспечения функционирования самого заведения. Объем учебных курсов первых учебных заведений для дочерей духовенства ограничивался представлениями о потребностях жизни в сельской местности в кругу российского крестьянства.

Под влиянием социокультурных процессов, происходивших в России в результате «Великих реформ», постепенно менялся образ жизни большинства социальных слоев, в том числе менялись стереотипы поведения духовенства, что приводило к кардинальной перестройке внутренней жизни женских епархиальных училищ. Освоение наук становится основным занятием воспитанниц. Развитие образовательного процесса в системе женского духовного образования во второй половине XIX века проходило в русле педагогических достижений того времени. Совершенствовалась методика преподавания, путем регулярных проверок и ревизий Св. Синода осуществлялся контроль за качеством преподавания, постепенно создавалась материально-техническая база, соответствующая духу времени. В некоторых учебных заведениях работали выдающиеся педагоги, такие как К.Э. Циолковский – в Калуге, С.Д. Яхонтов – в Рязани.

Важным фактором, влиявшим на развитие учебного процесса, являлся выход выпускниц женских епархиальных училищ на рынок труда в качестве учительниц. Развитие системы начального образования и появление определенных требований к уровню знаний учителей начальных школ стимулировали процесс совершенствования системы подготовки учителей. В большинстве епархиальных училищ к концу XIX в. были открыты образцовые школы, где воспитанницы выпускных классов практиковались в проведении уроков.

Анализ документов позволяет утверждать, что кардинальная модернизация системы женских духовно-учебных заведений была значительно замедлена возвращением к политике укрепления сословности в период правления Александра III. Официальная политика Св. Синода также поддерживала консервативные тенденции в развитии духовно-учебных заведений. Учебные планы женских гимназий постепенно расширялись, а учебные планы епархиальных училищ оставались неизменными. Таким образом, женские учебные заведения для дочерей духовенства формировали образец консервативной модели женского образования.

Позиция Св. Синода по вопросам женского образования влияла на общественное сознание, консервируя представление о женщине как о хозяйке дома или учительнице только начальной школы. На рубеже XIX – ХХ веков уровень образования, получаемый в женских епархиальных училищах, уже не соответствовал запросам их выпускниц. В отдельных епархиях эту проблему пытались решить путем введения необязательных предметов (музыки, гигиены, иконописания, латинского языка и др.), а также открытием необязательного 7-го класса. Вместе с тем следует подчеркнуть, что епархиальные училища в России не были учебными заведениями, готовившими педагогов, а были общеобразовательными училищами, дающими общее среднее образование.На основе выявленных мемуарных источников бывших воспитанниц учебных заведений для дочерей духовенства и документов делопроизводства  удалось воссоздать особенности внутреннего быта и повседневной жизни воспитанниц Рязанского, Калужского, Томского, Владимирского, Орловского и Курского епархиальных училищ и Царскосельского и Ярославского женских училищ духовного ведомства.

В диссертации подчеркивается, что особенностью системы женского духовного образования был полузакрытый характер организации внутренней жизни. Изолированность от внешнего мира была обусловлена наличием конвикта – общежития, в котором девочки обеспечивались едой, одеждой и кровом. Повседневная жизнь воспитанниц отличалась жесткой регламентацией режима дня, железной дисциплиной, четкой системой наказаний и поощрений и строгими требованиями к внешнему виду и питанию. Обеспечение учащихся содержанием открывало дорогу к образованию девочкам из отдаленных селений. Пребывание в конвикте значительно повышало качество жизни воспитанниц по сравнению с условиями жизни в отдаленных селениях. Во второй половине XIX века постепенно улучшалось содержание воспитанниц. Изменения бытовой стороны жизни в епархиальном училище ломало сложившиеся в общественном сознании представления о том, что дочерей духовенства следует содержать очень скромно, приучая их к будущей жизни в среде беднейшего крестьянства. 

Анализ внутренней жизни воспитанниц в системе женского духовного образования показал, как под влиянием развития педагогических технологий постепенно формировались новые формы воспитательной работы – вокально-музыкальные вечера, экскурсии, чтение светской литературы, что способствовало формированию светских черт в повседневной жизни воспитанниц, меняя стереотипы их поведения. Однако полузакрытый характер женского духовного заведения значительно тормозил процесс формирования светского образа жизни. Проникновению светских черт препятствовали сохранявшиеся представления в обществе об особом характере воспитания дочерей духовенства. В системе женского духовного образования за счет обособленности от общества строже следили за соблюдением христианских обязанностей, а изоляция от влияния культурного мира провинциального города поддерживалась целенаправленно и искусственно.

В целом в выводах по содержанию третьей главы отмечено, что система духовного образования под влиянием общественных процессов постепенно меняла повседневную жизнь девочки и девушки из духовного сословия, внося в нее светские элементы. Однако процесс формирования женщины нового типа в женских учебных заведениях духовного ведомства шел гораздо медленнее из-за приверженности патриархальным традициям. Сохранение православных стереотипов поведения в свою очередь влияло на другие сословия, сохраняя в общественном сознании консервативные представления о роли женщины в общественной жизни.

В четвертой главе диссертации – «Женское духовное образование и «женский вопрос» начала ХХ века», анализируется положение женской духовной школы в условиях стремительно менявшейся социальной структуры российского общества, развития экономики и изменения положения женщины в обществе.

Анализ духовных периодических изданий начала ХХ века позволил установить, что бурное обсуждение «женского вопроса» в этот период повлияло на духовенство, которое оказалось вовлеченным в дискуссию на тему о предназначении и общественной роли дочерей духовенства. Исследование периодики и изучение проектов преобразований системы женских епархиальных училищ показали, что позиция духовенства по женскому вопросу эволюционировала от однозначно патриархальной психологии священнослужителя до появления либеральных взглядов на «женский вопрос». Часть духовенства стала разделять идею возможности получения женщиной образования, ее право на самостоятельную жизнь без контроля мужа.  Наиболее прогрессивные священнослужители стали выражать на страницах периодики неудовлетворенность существовавшей системой женского духовного образования. Все это свидетельствует о мозаичности взглядов  духовенства на проблемы женского образования.

Проведенное исследование показало, что острота «женского вопроса» в России, стремительная ломка норм патриархальной культуры и нерешенность в России сословного вопроса явились причиной развития кризиса системы женского духовного образования. О наличии кризиса свидетельствуют публикации на страницах духовной прессы, а также участие воспитанниц в революционных событиях 1905-1907 годов.

Анализ документов Св. Синода, делопроизводственных документов отдельных учебных заведений и материалов периодики позволяет утверждать, что воспитанницы женских епархиальных училищ также были вовлечены в беспорядки и волнения учащихся духовно-учебных заведений наравне с воспитанниками мужской духовной школы. Массовые нарушения дисциплины имели место в Курском, Тверском, Тифлисском, Пензенском, Самарском епархиальных училищах. Проявление недовольства девочек носило скорее характер детских шалостей и непослушания, тогда как выступления семинаристов имели агрессивный и насильственный характер. Главной формой проявления недовольства воспитанниц являлась подача петиций с требованием проведения реформ.

На основе проведенного автором сравнительного анализа петиций воспитанников духовной школы в работе делается вывод, что недостатки системы женского духовного образования исходили из общих проблем сословного образования России. На первом месте во всех петициях воспитанниц, так же как и в петициях воспитанников мужской духовной школы, стояло требование реформы самой системы епархиальных училищ. Проекты преобразований предусматривали ликвидацию сословности, уравнение прав выпускниц духовной школы с правами женских и мужских гимназий, открытие седьмого и восьмого классов в качестве обязательных, значительное расширение программ некоторых предметов и сокращение программ богословских дисциплин. Часть требований касалась правил внутреннего распорядка, дисциплины, внешнего вида и содержания воспитанниц. При этом в исследовании обращается внимание на слабую выраженность политических требований в петициях, как воспитанниц епархиальных училищ, так и воспитанников духовных семинарий.

Под влиянием протестных движений воспитанников духовно-учебных заведений Св. Синод оказался вовлеченным в обсуждение вопросов духовной школы, в том числе и с учетом остроты «женского вопроса». В период с 1906 по 1917 годы проекты реформ обсуждались не раз и на разных уровнях. Периодически Св. Синод обращался к мнению преподавателей духовной школы – просил советы учебных заведений составить проекты желательных преобразований по образцу подготовки крестьянской реформы 1861 года или других реформ того периода. Анализ таких попыток свидетельствует о том, что некоторые участники этого реформаторского процесса, в частности, советы учебных заведений, родители учащихся, преподаватели придерживались весьма прогрессивных взглядов и выступали за ликвидацию сословных различий в женском, а также в мужском образовании.

Проблемы женского духовного образования регулярно рассматривались на заседаниях Св. Синода. В Государственную Думу также вносились законопроекты, направленные на решение отдельных проблем женских епархиальных училищ, которые в итоге так и не были рассмотрены. Политика правительства, направленная на сохранение сословной структуры общества, и несовершенство работы различных государственных институтов не позволяли решить накопившиеся проблемы в системе духовно-учебных заведений, в том числе и в системе женского духовного образования. Преобразования, проведенные в 1907 году, носили половинчатый характер. Серьезным шагом к решению проблемы высшего образования дочерей духовенства было открытие Женского Богословского института, которое состоялось в 1916 году. Появление особого высшего учебного заведения для дочерей духовенства значительно облегчало получение высшего образования, поскольку, как отмечалось выше, на другие курсы, особенно самые престижные – Бестужевские, поступить было сложно из-за высокого конкурса. Сам факт появления Женского Богословского института ставил точку в дискуссиях духовенства о возможности получения женщиной высшего образования. Однако появление особого высшего учебного заведения для дочерей духовенства противоречило тенденциям строительства гражданского общества. Создание Женского Богословского института венчало систему женского духовного образования и являлось продолжением идей сословного образования. Школьный вопрос был составной частью проблем в ходе подготовки Поместного Собора, проходившей красной нитью в истории Русского православия начала ХХ века.

Автор полагает, что сохранение на уровне руководства РПЦ устаревших представлений о женском образовании обусловлено не только консерватизмом правительства и нежеланием Св. Синода решать насущные проблемы. Прежде всего, глубокий кризис в начале ХХ века в России характеризовался тем, что интересы отдельных социальных слоев противоречили друг другу. Кроме того, общество нуждалось в коренных и полномасштабных преобразованиях, а государственные институты были не способны их осуществить. И, наконец, реформирование духовно-учебных заведений означало бы необходимость решения других проблем церковной жизни и государства, проблем не только духовенства, но и прочих социальных слоев. Однако государственная машина в тот момент была не готова к проведению полномасштабных преобразований.

В целом следует отметить, что постановка проблем женской духовной школы, борьба ее воспитанниц за повышение образовательного уровня, активное участие духовенства в обсуждении «женского вопроса» являлись частью общероссийского движения борьбы женщин за расширение своих прав, хотя, как отмечалось выше, проблемы женской духовной школы лежали в основном в сфере сословного вопроса. В России начала ХХ века сословные традиции продолжали играть важнейшую роль — большая часть населения страны продолжала мыслить сословными категориями и боролась за свои права в рамках своего сословия. Поэтому кризис в системе женских духовных учебных заведений был частью общероссийского «женского вопроса», хотя и носил ярко выраженную сословную окраску.

В пятой главе – «”Женский вопрос” и женское духовное образование в эпоху смены политического строя» исследуются проблемы, возникшие в системе образования дочерей духовенства под влиянием переломных событий политической жизни России в начале ХХ века в условиях Первой мировой войны, падения самодержавия и прихода к власти большевиков.

Анализ политической ситуации в России в 1914-1918 годы показывает, что переломные годы истории нашей страны оказали неоднозначное влияние на изменение общественного положения женщины, связанного с функционированием системы женских духовных учебных заведений. Традиционно годы войны и революции давали возможность различным политическим и общественным движениям удовлетворить свои амбиции и потребности. Определенных итогов в годы войны и в ходе февральских событий достигло и женское движение. В годы войны значительно расширилась сфера применения женского труда, а Временное правительство постепенно шло на расширение прав женщин. Позиция руководства Русской православной церкви по отношению к свержению самодержавия фактически также означала готовность к реформированию многих наболевших вопросов церковной жизни. Все это создавало предпосылки и условия для реформирования консервативной модели женского духовного образования.

Однако из проведенного исследования следует, что события Первой мировой войны оказали разрушительное влияние на систему женского духовного образования. Падение жизненного уровня и сокращение учебного года фактически поставили под угрозу функционирование системы женского духовного образования и тем самым возможность получения образования дочерьми духовенства. Кроме того, нужды военного времени, большое количество раненых требовали помещений для госпиталей, в связи с чем традиционно использовались здания учебных заведений. Под лазареты были отведены помещения Харьковского, Смоленского и Калужского женских епархиальных училищ, Минского, Волынского и Полоцкого женских училищ духовного ведомства. Однако к полному закрытию учебного заведения прибегали очень редко. Стремление епархиального духовенства и самих преподавателей женских епархиальных училищ сохранить учебный процесс в самых тяжелых условиях демонстрирует, что система женского духовного образования заняла прочное место в культурном пространстве России, а получение образования в них стало важной частью социализации дочерей духовенства. Несмотря на трудности военного времени, большинство епархиальных училищ стремились продолжать учебный процесс, прибегая в условиях нехватки помещений к поочередному проведению занятий.

Исследование сложившейся ситуации в стране в марте 1917 года позволило оценить степень влияния падения монархии на систему учебных заведений духовного ведомства. Журналы заседаний советов ряда учебных заведений свидетельствуют, что в большинстве заведений, несмотря на сложность ситуации в стране, не допускалась мысль о прекращении функционирования самой системы. Свидетельством этого служат факты набора новых воспитанниц на предстоящий учебный год.

Сложившаяся ситуация в стране создавала условия для проведения реформ, в том числе и системы женского духовного образования, вселяла надежду на решение нужд конкретных учебных заведений. Учебный комитет Св. Синода начал предпринимать шаги по проведению реформирования системы духовно-учебных заведений. Однако кризис сословной системы образования для дочерей духовенства к 1917 году обострился до предела, что поставило вопрос о существовании действующей системы общеобразовательных учебных заведений в лоне Русской православной церкви. Работа с документами всероссийского съезда учителей духовно-учебных заведений, состоявшегося в Москве в начале 1917 года, позволила установить, что съезд выработал проекты преобразований системы духовного образования в России, которые наиболее полно соответствовали идеям гражданского общества. Новизна этих проектов состояла в том, чтобы передать общеобразовательную подготовку детей духовенства в другое ведомство – Министерство народного просвещения, оставив за духовным ведомством только подготовку служителей церкви, сделав ее доступной для всех желающих. Однако сложность вопроса состояла в том, что в стране еще не существовало условий для создания разветвленной сети женских гимназий, способных принять всех желающих. Идея передачи общеобразовательной подготовки в ведомство МНП вызвала опасение, что детям духовенства не хватит мест во всесословных гимназиях. Поэтому решения съезда вызвали много дискуссий, которые продолжались на Поместном Соборе в 1918 году. В исследовании отмечается непоследовательность решений съезда: постановление о передаче общеобразовательных заведений для детей духовенства было принято только по епархиальным училищам, мужская духовная школа оставалась в ведении церкви. Противоречивым выглядит и решение сохранить в передаваемых в светское ведомство училищах особую систему православного воспитания. Все решения съезда носили рекомендательный характер, но они оказали влияние на процесс обсуждения проблем духовно-учебных заведений в ходе работы Поместного Собора.

В диссертации отмечается, что «женский вопрос» не обошло одно из ключевых событий в жизни РПЦ начала ХХ века – Поместный Собор. «Женский вопрос» рассматривался в рамках православных традиций в аспектах расширения участия женщины в православном богослужении (о возрождении чина диаконис), прав женщин, правил заключения брака и проблем духовно-учебных заведений. Вопрос о судьбе духовной школы на Соборе занимал такое же место, как и другие актуальные проблемы: восстановление патриаршества, реформирование церковного суда, изменение управления приходом.

Исследование протоколов заседаний промежуточных подготовительных отделов и подотделов по делам духовно-учебных заведений и протоколов заседаний Собора позволило установить, что на заседаниях Собора проблема женского духовного образования рассматривалась принципиально по-новому. Если в начале ХХ века недостатки системы женского духовного образования предполагалось решать через реформирование ее отдельных элементов, то к 1917 году необходимость расширения содержания учебных программ и перестройки правил внутренней жизни уже осознавалась практически всеми, теперь главный путь реформирования виделся в решении вопроса о принадлежности системы образования для детей духовенства.

В диссертации показывается, что на уровне как подотдела по женским учебным заведениям, так и отдела по духовно-учебным заведениям вопрос о передаче системы епархиальных училищ в другое ведомство рассматривался только как крайняя мера, но допустимая. Одновременно в ходе рассмотрения были выработаны решения по отдельным сторонам училищного курса и  управления. Непосредственно на самом Соборе весной 1918 года в условиях кардинальной смены политической парадигмы одной из основных проблем стала судьба учебных заведений Русской православной церкви. Решения Собора о сохранении духовно-учебных заведений и программ преподавания религиозных дисциплин в общеобразовательной школе явились ключевыми решениями Собора по школьному вопросу.

Однако решения Собора не суждено было претворить в жизнь. Политика Советской власти по отношению к «женскому вопросу» и к церковному вопросу определила судьбу системы женского духовного образования.

В диссертации показывается, что большевики в своих первых законопроектах провозгласили демократический принцип свободы совести и равенство мужчин и женщин. Формально декреты и законы Советской власти, наконец, претворили в жизнь чаяния и надежды многих воспитанников духовной школы и их преподавателей – уничтожение сословности и право детей духовенства на равное образование с детьми других сословий, право граждан новой страны на получение религиозного образования. Равные права мужчин и женщин устанавливались на получение образования. Однако на деле судьба системы женского духовного образования определялась конкретными действиями Советской власти в отношении церковного вопроса, которые сводились не к строительству светского государства, а к ликвидации всего, что было связано с деятельностью Русской православной церкви. Попытки Поместного Собора и представителей Русской православной церкви наладить отношения с новой властью ни к чему не привели

Анализ документов позволяет утверждать, что большинство представителей новой власти, как в высших ее кругах, так и на местах, понимали свободу совести искаженно – как полный запрет на отправление религиозных культов. Советская власть не желала использовать накопленный Россией опыт в сфере образования. Ликвидация сословного строя, что являлось необходимым для строительства гражданского общества, ликвидировала и условия существования для сословных учебных заведений. Уничтожению системы женского духовного образования также способствовало стремление новой власти реализовать равные права мужчин и женщин. Одним из способов достижения равноправия являлось совместное обучение мальчиков и девочек в единой школе. В диссертации констатируется, что закрытие духовных учебных заведений сопровождалось насилием и разгромом их имущества. Отрицательную роль сыграла революционная перестройка общественного сознания в переломные годы. Народные массы были настроены не на конструктивное создание нового, а на полное уничтожение всего того, что ассоциировалось со старым строем, в том числе и с церковью

В заключении диссертации сформулированы итоги исследования и подведены его результаты.

Развитие женского духовного образования являлось важнейшей частью  процесса интеграции женщин в общественную жизнь. Однако влияние на процесс изменения общественных ролей женщины со стороны системы женского духовного образование было неоднозначным. В нем прослеживаются как прогрессивные, так и консервативные тенденции. Этот процесс тесно зависел от политической ситуации в России и от развития церковно-государственных отношений.

Изучение истории эволюции женского духовного образования, а также особенностей интеграции выпускниц в сферу труда в разные периоды исторического развития позволяет выделить три этапа этого процесса.

Период с момента появления первого училища для девиц духовного звания в 1843 году до введения Устава женских епархиальных училищ (1868 г.) можно определить как первую ступень развития женского духовного образования. На данном этапе училища для дочерей духовенства открыли дорогу к образованию для выходцев из небогатых сословий. Первые выпускницы таких училищ начали менять в обществе представление об обязанностях матушки, занимаясь не только ведением домашнего хозяйства, но и просветительской деятельностью в приходе своего мужа.

На втором этапе (1868-1900 гг.) происходило формирование единой системы женского духовного образования и ее совершенствование. В этот период система женского духовного образования развивается наравне с женскими гимназиями. Духовенство было вынуждено приспосабливаться к меняющимся условиям жизни, что трансформировало отношение к вопросам образования своих дочерей, представление о необходимости учебы для женщины становится повсеместным, а получение образования расширяло границы самореализации девушек.

Третий этап (1900-1918 гг.) характеризуется накоплением кризисных явлений в системе женского духовного образования, что было следствием общенационального кризиса. Обнаруживалось очевидное несоответствие уровня  и характера подготовки выпускниц женских учебных заведений духовного ведомства потребностям рынка труда. 

Трансформация системы женского духовного образования оказалась непростым и противоречивым процессом. Отмечено, что роль системы женских учебных заведений Русской православной церкви в процессе изменения общественного положения женщины нельзя рассматривать только как позитивно возраставший процесс перехода от неграмотной дочери священнослужителя к девушке, занятой общественной деятельностью. Анализ этапов развития женского духовного образования позволяет прийти к выводу о противоречивом влиянии системы женского духовного образования на процесс интеграции женщины в общественную жизнь.

Возникновение первых учебных заведений для дочерей духовенства было определено сословной политикой Николая I. Важным фактором, стимулирующим развитие системы, являлась необходимость организации системы социальной помощи детям-сиротам из духовного сословия в силу высокой смертности и низкого материального статуса большей части приходского духовенства. Однако именно в середине XIX века первые шаги по созданию системы женского духовного образования совпали с потребностью общества в развитии учебных заведений для девочек и расширении сфер женского труда. Из учреждений, осуществлявших функцию призрения сирот и малоимущих, они стали превращаться в образовательные заведения. При этом епархиальное духовенство постепенно меняло свое отношение к женскому образованию и стало выражать заинтересованность в развитии женских епархиальных училищ.

Вторая половина XIX века характеризуется стремительным развитием женского среднего образования, а в конце XIX века и появлением высших женских учебных заведений, а также процессом включения женского труда в общественную жизнь. Интенсивное развитие образования, науки, промышленности и размывание сословных рамок под влиянием эпохи «Великих реформ» значительно изменили в общественном сознании представление о необходимом уровне образованности и доступности образования для различных социальных слоев. Анализ эволюции учебно-воспитательного процесса и повседневной жизни воспитанниц женских епархиальных училищ показал, что во второй половине XIX века женское духовное образование развивается под влиянием основных тенденций эпохи. Значительно расширяется учебный курс епархиальных училищ, совершенствуется система преподавания и воспитания. Полученное девушкой образование меняло ее социальный статус, трудоустройство давало ей возможность занять определенное социальное положение. Автором установлено, что система женского духовного образования способствовала внедрению в повседневную жизнь женской части духовного сословия элементов быта светского общества. Многие девушки, вышедшие из духовного сословия, проявили большую активность в общественной деятельности, трудясь в качестве учительниц.

Рассмотрение социокультурной роли епархиальных училищ через призму культурного пространства провинциального города показало, что этот тип женских учебных заведений в конце XIX века оказался неконкурентоспособным в системе среднего женского образования, министерские и частные женские гимназии создавали им серьезную альтернативу. Включение в общественную жизнь выпускниц женских епархиальных училищ шло гораздо медленнее, чем выпускниц женских гимназий, из-за более низкого образовательного уровня первых.

Развитие системы женского духовного образования оказывало существенное воздействие на представления в обществе о социальной роли женщины. Открывшиеся в середине XIX века училища для дочерей духовенства влияли позитивно на общественное сознание. Выпускницы первых учебных заведений дочерей духовенства создавали у народа образ новой «образованной матушки» и тем самым меняли отношение в обществе к идее развития женского образования. Затем в конце XIX века наметившееся отставание женского духовного образования от светских женских учебных заведений начало негативно влиять и на общественные представления. Совершенствование учебного курса, введение новых методик преподавания в женских епархиальных училищах проходило гораздо медленнее, чем в женских гимназиях.

На рубеже XIX – ХХ веков у части духовенства продолжало сохраняться представление о необходимости особого сословного образования для дочерей духовенства, а сокращенные учебные планы епархиальных училищ и преобладание религиозного воспитания продолжали сохранять в народе представление о невозможности получения женщиной образования наравне с мужчиной. Такие психологические преграды являлись серьезным препятствием в развитии всесословной системы учебных заведений. 

В 1900-1917 годы кризис женского духовного образования приобретает явно системный характер. Он был вызван несоответствием стандартов образования и устаревшими представлениями о роли женщины руководства РПЦ новым потребностям развивающегося общества. Проблемы женского духовного образования тесно переплетались с проблемами как всего духовного сословия, так и других социальных слоев. Духовенство разного уровня и Св. Синод оказались вовлеченными в обсуждение «женского вопроса». Св. Синод являлся выразителем официальной позиции Русской православной церкви, которая выражала поддержку консервативному курсу правительства. Духовенство же на страницах периодики демонстрировало неоднородность в обсуждении проблем реформы духовной школы и «женского вопроса». Споры о женском духовном образовании являлись частью дискуссий в группах оппозиционного духовенства, в ходе подготовки Поместного Собора и в работе третьей Государственной Думы. Свидетельством наличия кризиса является установленный в ходе исследования факт участия воспитанниц женских епархиальных училищ в революционных событиях 1905-1907 годов.

В целом в обществе стремительно росла потребность в новых общественных отношениях, где бы роль женщины была уже другой, а правительство, не замечая этих потребностей, отстаивало устаревшие патриархальные нормы. Игнорирование потребностей общественного развития привело страну к революционным потрясениям. Новая власть, провозглашая на словах идею равенства мужчины и женщины и право народа на свободу совести, на деле проводила совершенно противоположную политику, что привело к уничтожению системы женского духовного образования.

 


Основные положение и выводы по теме диссертации

содержатся в следующих публикациях:

Монография:

  1. В стенах конвикта… (Очерки повседневной жизни женских епархиальных училищ). –Рязань: Издательство «Поверенный», 2006. – 276 с. (12 п.л.)

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов докторских диссертаций:

  1. Книжная полка епархиалки… (Эволюция читательского интереса дочерей духовенства как отражение социокультурной динамики России во второй половине XIX века) // Библиотековедение. – М., 2008. – № 6. – С. 61-66. – 0,4 п.л.
  2. Высшее женское образование и Русская православная церковь // Высшее образование в России. – М., 2008. – № 7. – С. 155-160. – 0,6 п.л.
  3. Советская власть и духовно-учебные заведения Русской православной церкви // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки. – СПб., 2008. – № 11 (66). – С. 236-246. – 0,9 п.л.
  4. Опыт учета общественного мнения в законотворческом процессе (на примере церковных реформ во второй половине XIX – начале ХХ века) // История государства и права. – М., 2007. – № 8. – С. 32-35. – 0,3 п.л.
  5. Петиции воспитанников духовной школы как выражение общественной мысли в годы первой русской революции // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. – Саратов, 2007. – № 17 (3). – С. 172-175. – 0,5 п.л.
  6. Поместный Собор 1917-1918 годов и проблема духовно-учебных заведений // Вестник Челябинского государственного университета. История. – Челябинск, 2007. – № 21. – С. 86-98. - 1 п.л.
  7. Воспоминания о Тобольском епархиальном училище как исторический источник // Вестник Томского государственного университета. – Томск, 2008. – № 308 (март) – С. 96-99. – 0,6 п.л.

Статьи и материалы докладов:

  1. История Русской православной церкви конца XIX – начала ХХ века в современной отечественной историографии // Историографическое наследие провинции. Материалы IV научно-практической конференции, посвященной памяти Д.И. Иловайского и М.К. Любавского. Рязань. 21 февраля 2007. – Рязань, 2009. – С. 210-220. – 0,5 п.л.
  2. Женские епархиальные училища и провинциальный город: влияние и взаимодействие // Провинциальное духовенство дореволюционной России. Сб. науч. трудов. / Науч. ред. Т.Г. Леонтьева. – Тверь, 2008. – С. 182-190. – 0,5 п.л.
  3. Первая мировая война и учебные заведения для дочерей духовенства // Вестник церковной истории. М., – 2008. – № 3 (11). – С. 116-123. – 0,5 п.л.
  4. Фотодокументы как источник изучения истории женских епархиальных училищ // Четвертые Яхонтовские чтения. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Рязань, 24-27 октября 2006 года. – Рязань, 2008. – С. 105-108. – 0,3 п.л.
  5. Эволюция ментальных представлений российского духовенства об образовании дочерей духовного сословия // Власть и общество в России: традиции и современность. Материалы IV Всероссийской научной конференции 12-13 апреля 2008. – Рязань, 2008. – Т. 1. – С. 359-365. – 0,4 п.л.
  6. Епархиалки в дореволюционной России // Преподавание истории и обществознания в школе. – М., 2007. – № 4. – С. 58-62.– 0,5 п.л.
  7. Проблема разработки законопроектов реформы духовно-учебных заведений в период деятельности Государственной Думы I-IV созыва // Научные труды Российской академии юридических наук. Вып. 6. В 3-х т. – М.: Издательская группа «Юрист», 2006. –Т. 1. – С. 360-365. – 0,4 п.л.
  8. Психологический климат в женских епархиальных училищах середины XIX – начала ХХ вв. // Педагогика. – М., 2005. – № 2. – С. 62-67. – 0,5 п.л.
  9. Воспоминания епархиалок: источниковедческая характеристика документов // Третьи Яхонтовские чтения, посвященные 150-летию С.Д. Яхонтова и 120-летию Рязанского музея-заповедника. Рязань. РИАМЗ. 12-15 октября 2004 года. – Рязань, 2005. – С. 102-106. – 0,3 п.л.
  10. Дискуссия русского духовенства о реформе духовно-учебных заведений на основе принципов гражданского общества на страницах периодики начала  ХХ века //  «Мининские чтения». Материалы научной конференции. Нижегородский государственный университет. 29-30 октября 2004 года. – Нижний Новгород, 2005. – С. 203-209. – 0,4 п.л.
  11. О репрезентативности архивных комплексов по истории женских епархиальных училищ // Вторые Яхонтовские чтения. Материалы научно-практической конференции. – Рязань, 2003. – С. 55-59. – 0,3 п.л.
  12. Благотворительность и покровительство в жизни светской и церковной элиты // NOBLESSE OBLIGE: Праздничная и повседневная жизнь господствующих слоев Европы XVI – XX столетий. Вып. 1. – Орел, 2003. – С. 35-38 – 0,25 п.л.
  13. Влияние екатерининской  эпохи на быт и нравы женских епархиальных училищ (2-я половина XIX – начало ХХ в.) // Рязанская область и Центральный регион в контексте российской истории. Материалы межвузовской научно-практической конференции. – Рязань, 2003. – С. 220-223. – 0,3 п.л.
  14. Духовно-учебные заведения в современной России: исторический опыт и перспективы // Alma mater. Вестник высшей школы. – М., 2002. – № 1. – С. 25-28. – 0,5 п.л.
  15. Рязанское женское епархиальное училище и его значение в истории РГПУ // История дореволюционной России: мысль, события, люди. Сборник научных трудов кафедры Древней и средневековой истории Отечества. Выпуск 1. – Рязань, 2001. – С. 68- 75. – 0,5 п.л.
  16. Рязанское женское епархиальное училище в системе духовно-учебных заведений России // Первые Яхонтовские чтения. Материалы научно-практической конференции. – Рязань. 21-22 декабря 2000. – Рязань, 2001. – С. 72-77. – 0,3 п.л.
  17. Во имя веры и просвещения! (Из истории женских епар­хиальных училищ в России) // Вышенский паломник. Православный журнал. – Рязань, 2000. – № 1(9). – С. 59-66. – 0,5 п.л.
  18. «О реформе духовной школы» (Характеристика периодических изданий Русской православной церкви как исторического источника по истории духовно-учебных заведений начала ХХ века) // Сборник научных трудов гуманитарных кафедр РГМУ. Вып.1. – Рязань, 1999. – С. 246-275. – 1 п.л.
  19. «..Юные дети, вашея помощи во учении книжнем просящия…» (О системе учебных заведений для дочерей духовенства в дореволюционной России) // Церковно-исторический вестник. – М., 1999. – № 2-3. – С. 244-262. – 1 п.л.
  20. Епархиальные женские училища в культуре провинциального города // Региональная история в российской и зарубежной истори­ографии. Материалы международной научной конференции. – Рязань, 1999. – С. 75-80. – 0,3 п.л.
  21. Политика Св. Синода по отношению к женским епархиальным училищам (сравнительный аспект с государственными женскими учебными заведениями) // Российская государственность: традиции, преемственность, перспективы. Материалы II Чтений памяти профессора Т.П. Коржихиной 26-27 мая 1999 г. – М., 1999. – С. 183-187. – 0,25 п.л.
  22. Из истории епархиальных училищ Курской губернии // Из истории монастырей и храмов Курского края / под. ред. Друговской А.Ю. – Курск, 1998. – С. 76-88. – 0,5 п.л.
  23. Епархиальные женские училища в делопроизводственных документах Св. Синода (в. п. XIX – нач. ХХ в. в.) // Отечественная история: люди, события, мысли. Сборник науч. трудов. – Рязань, 1998. – С. 48-62. – 0,5 п.л.
  24. Общественный подъем начала ХХ века и женские учебные заведения духовного ведомства // Дискуссионные вопросы Российской истории. Материалы межвузовск. науч.-практич. конф. – Арзамас, 1998. – С. 321- 326. – 0,3 п.л.
  25. Рязанское женское епархиальное училище // Рязанская энциклопедия. Справочные материалы Т. 5. – Рязань, 1992. – С. 24-34. (в соавторстве с И.П. Поповым) – 0,5 п.л.

РГИА, Ф. 802, Оп. 10 (1911), Д. 1023, Л. 165; НА РИАМЗ, Д. 965,  Л. 50; ГАОО, Ф. 83, Оп. 1, Д. 63, Л. 439; Д. 61, Л. 417.

Прибавление к Церковным ведомостям. – 1897. – № 29. – С. 999; Прибавление к Церковным ведомостям. – 1902. – № 33. – С. 1145; Прибавление к Церковным ведомостям. – 1901. – № 33. – С. 1167.

ГАТО, Ф. 845, Оп. 1, Д. 1699, Л. 180-209; Д. 1701, Л. 8; Д. 1703, Л. 80; Л.118 об. - 119. ГАОО, Ф. 83, Оп. 1, Д. 61,  Л. 380; РГИА, Ф. 802, Оп. 10 (1905), Д. 22. Л. 6; Оп. 10 (1906), Д. 109, Л. 1; Оп. 10 (1905), Д. 76, Л. 6-14; Определение Св. Синода // Церковные ведомости. – 1906. – № 5.

РГИА, Ф. 802, Оп. 10 (1905), Д. 76, Л. 19- 32 об.;  Д. 55., Л. 119; Д. 68, Л. 18.

РГИА, Ф. 802, Оп. 11 (1917). Д. 80, Л. 2-20, 96-97. Рожков В. Церковные вопросы в Государственной Думе. –М., 2004. Приложения – С. 334; Определения Св. Синода от 20-22 декабря 1905 года // Церковные ведомости. – 1906. – № 1. – С. 7; РГИА, Ф. 802, Оп. 10 (1905), Д. 57. Ч. II- III; Извлечения из представленных епархиальными преосвященными Святейшему Синоду соображений советов епархиальных женских училищ по вопросу об изменениях в строе этих училищ. – СПб., 1906.

РГИА, Ф. 802, Оп. 10 (1905), Д. 57. Ч. II- III; Извлечения из представленных епархиальными преосвященными Святейшему Синоду соображений советов епархиальных женских училищ по вопросу об изменениях в строе этих училищ. – СПб., 1906.

Определение Св. Синода от 20 декабря 1906 – 20 марта 1907 года // Церковные ведомости. – 1907. – № 13. – С. 77; Определение Св. Синода от 23 августа – 5 сентября 1907 // Церковные ведомости. – 1907. – № 36. – С. 324; Положение о 7-м дополнительном педагогическом классе при епархиальных женских училищах // Церковные ведомости. – 1907. – № 41. – С. 362.

Определение Св. Синода от 5-22 ноября 1914 // Церковные ведомости. –  1914. – № 48. – С. 550; ГАРО, Ф. 1280, Оп. 1, Д. 864, Л. 3.

ЦГИА СПб., Ф. 730, Оп. 1, Д. 137, Л. 47, Л. 53 об.

ГАРФ, Ф. Р-3431, Оп. 1,  Д. 387, Л. 2- 14 об.; Д. 388, Л. 18; Д. 389, Л.Л. 192-197.

ГАРФ, Ф. Р-3431, Оп. 1, Д. 387, Л. 9 об.; Д. 389, Л. 165-179; Д. 123, Л. 39.

Полное собрание законов Российской империи (далее - ПСЗ). – Собрание 2. – Т. XVIII. – Отд. 1. – № 17116. – СПб. – 1843.

Устав училищ в западных епархиях (в Полоцкой, Подольской, Минской, Волынской)  // ПСЗ. Собрание 2. – Т. XXXVIII. – № 40287. – СПб., 1866; Устав Могилевского училища девиц духовного звания // Православное обозрение. –1863. – № 7. – С.185-188; Государственный архив Ярославской области, Ф. 570, Оп. 1, Д. 1 и 2.

Устав епархиальных училищ // ПСЗ. Собрание 2. Т. XLIII, № 46271. – СПб., 1868.

Уставы и штаты православной духовной семинарии и училищ. – СПб., 1868; Свод Уставов и проектов Уставов духовных семинарий. 1808-1814, 1862, 1867, 1908. – СПб., 1908; Положение о женских училищах ведомства Министерства народного просвещения. – М., 1861.

Декреты Советской власти. Т. 1-3. – М., 1957-1964.

Фонды Учебного комитета (ф. 802), канцелярии Св. Синода (ф. 796) и канцелярии обер-прокурора (ф. 797).

См., например: По реформе епархиальных женских училищ // РГИА, Ф. 802, Оп. 11 (1917), Д. 80; О временном прекращении учебных занятий в епархиальных женских училищах // РГИА, Ф. 802, Оп. 10 (1905), Д. 76;

См., например: О выработке проекта реформы духовной школы // РГИА, Ф. 802, Оп. 11 (1917), Д. 169; По соображениям относительно преобразования духовно-учебных заведений // РГИА, Ф. 802, Оп. 10 (1905), Д. 58;

ГАРО, Ф. 625; ГАТО, Ф. 845; ГАОО, Ф. 83; ГАЯО, Ф. 570; ГАНО, Ф. 526; ЦГИА СПб., Ф. 1009; ЦГИА СПб., Ф. 730; ЦГИА г. Москвы, Ф. 803; научного архива Новгородского государственного объединенного музея-заповедника (Ф. 51).

См., например: ГАРО, Ф. 625, Оп. 5, Д.Д. 1-11; Журналы XL ... съезда... – Рязань, 1906. – 108 с.; Журналы XLIX ... съезда. – Рязань, 1915. – 205 с.; Журналы XLVIII ... съезда... – Рязань, 1914. – 305 с.; Журналы XXLVII ... съезда. – Рязань, 1913. – 303 с.

Например: Отчет о состоянии Санкт-Петербургского Исидоровского епархиального училища за 1913/1914 учебный год. – СПб., 1915; Отчет о состоянии Симбирского епархиального училища за 1906 / 07 год // Симбирские епархиальные ведомости. – 1908. – № 1-24; Всеподданнейший отчет обер-прокурора  Св. Синода К. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1888 и 1889 годы. – СПб.,  1891. – 213 с.; Всеподданнейший отчет обер-прокурора Св. Синода по ведомству православного исповедания за 1905-1907 годы. – СПб. – 1910. – С. 204-205;

ГА РФ, Ф. Р-3431; Священный Собор Православной Российской церкви. 1917-1918 гг.. Обзор деяний. Первая сессия. – М., 2002.; Священный собор Православной Российской церкви. 1917-1918 гг. Обзор деяний. Вторая сессия. – М., 2001; Священный собор Православной Российской церкви. 1917-1918 гг. Обзор деяний. Третья сессия. – М., 2000.

Государственный архив Нижегородской области, Ф. 526, Оп. 467, Д. 162, 191; Ф. Р-120, Оп. 2, Д. 78; 101; 166; ГАРО, Р-132, Оп. 1, Д. 3; 6; 12; 13; 16;138;  140.

Например: Церковный вестник. – СПб., 1875-1877, 1879, 1881-1895, 1897, 1898, 1900-1917; Рязанские епархиальные ведомости. – Рязань, 1865-1916; Орловские епархиальные ведомости. – Орел,  1899, 1903, 1905-1907, 1911; Ярославские епархиальные ведомости. – Ярославль, 1880; 1885, 1887; 1910 - 1915; Церковные ведомости 1888- 1917; Колокол. – 1906-1917; Православное обозрение 1862-1880.

Век. – 1906 - 1907; 1908 (№ 19); Церковное обновление. – 1907; Красный звон 1908, 1909; Епархиальные отголоски. – 1906-1907.

Разумовская Е. Воспоминания об учении в Ярославском училище девиц духовного звания в 1855 – 60 годы. –СПб., 1899; Воспоминания о Елизавете Павловне Шиповой – первой начальнице Ярославского женского училища духовного ведомства (1843 – 1883). – Ярославль, 1884; Х.И. [Харитина Игнатова] Воспоминания // Тобольские епархиальные ведомости (в приложении к журналу «Школьный листок»). – 1914. – № 10, 11, 13, 14, 17.; Е. Д. Воспоминания о Царскосельском женском церковном училище конца первого начала второго 25-летия жизни его //  Прибавления к Церковным ведомостям. – 1894. – № 44. – С. 1573-1585; Лидина Н.Д. Архангельское епархиальное училище начала ХХ века (воспоминания) // Слово о людях и земле Поморской: доклады и тезисы докладов III научно-краеведческих чтений «Слово о людях и земле Поморской». – Архангельск, 1995. –  С. 255-257.

Научный архив Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника (НА РИАМЗ), Д. 965; Фонд музея школы-гимназии № 9 г. Калуги.

Научный архив музея истории космонавтики имени К.Э. Циолковского, Ф. 1. Оп. 4.; Циолковский в воспоминаниях современников. – Тула, 1971.

«Так и живем изо дня в день». Дневник И.И. Проходцова. Март-июль 1919 // Страницы былого. Дневники, мемуары, свидетельства. – Рязань, 1998. С. 109-156; Институтки: воспоминания воспитанниц институтов благородных девиц. – М., 2003.

Воспоминания о Елизавете Павловне Шиповой – первой начальнице Ярославского женского училища духовного ведомства (1843 – 1883). – Ярославль, 1884. – С. 27; Об училищах для девиц духовного звания // Чтения в императорском Обществе «История и древняя Россия» при Московском университете. – 1866. – Кн. 1. – С. 172.

Устав епархиальных училищ // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2. Т. XLIII, № 46271. – СПб., 1868.

Статистика приводится по данным отчетов обер-прокурора по ведомству Православного исповедания, публикуемых на страницах «Церковных ведомостей»: Церковные ведомости – 1876. – № 10, 1889. – № 20, 1891. – № 29, 1897. – № 28, 1901. – № 23, 1910. – № 40, 42.

ПСЗ. Собрание 2. Т. 33. От. 1. № 3321. – СПб., 1860. – С. 691; ПСЗ. Собрание 2. Т. 35. От. 1. 35780. – СПб., 1862. – С. 532; ПСЗ. Собрание 2. Т. 45. Отд. 1. № 48406. – СПб., 1874. – С. 701-705.

Все высшие учебные заведения России. Краткая характеристика Высших женских школ. Условия приема. Документы, необходимые для поступления. Программы предметов. – М., 1916.

См., например: Штат должностных лиц при Ярославском женском епархиальном училище // Ярославские епархиальные ведомости. Часть неофициальная. – 1880. – № 46. – С. 368; Отчет … Тверского епархиального училища за 1899/1900 учебный год // Тверские епархиальные ведомости. Ч. офиц. – 1901. – № 12. – С. 301.

ГАЯО, Ф. 570, Оп. 1, Д. 34а, Д. 391; Журнал Рязанского епархиального съезда духовенства 1880 года // Рязанские епархиальные ведомости. Отд. офиц. – 1880. – № 13. – С. 408; ГАРО, Ф. 625, Оп.. 4, Д. 12,; Елабужское епархиальное женское училище. Памятная записка об открытии епархиального женского училища и о постройке здания для него. – Елабуга, 1903; ЦГИА СПб., Ф. 1009, Оп. 1, Д. 9а, Л. 37; Центральный исторический архив Москвы, Ф. 203, Оп. 524, Д. 37.

См., например: Отчет Рязанского епархиального женского училища … за 1893 / 94 учебный год //Рязанские епархиальные ведомости. – 1895. – № 5. – С. 174; Отчет о состоянии Курского женского епархиального училища … за 1892/93 учебный год // Курские епархиальные ведомости. Од. офиц. – 1894. – № 11. – С. 184; ГАРО, Ф. 625, Оп. 4, Д. 38, Л. 287; РГИА, Ф. 802, Оп. 10 (1905), Д. 28, Л. 124; ГАТО, Ф. 845, Оп. 1,  Д. 1785., Л. 1-3.

ГАРО, Ф. 625. Оп. 4. Д. 64. Л. 185 об.-186; ГАРО, Ф. 625, Оп. 4, Д. 94. Л. 140 об.-141; Правила испытания при поступлении учениц в женские гимназии и прогимназии, переводе из класса в класс и окончании курса. Казань, 1892; Определение Св. Синода от 23 августа-5 сентября 1907 года // Церковные ведомости. – 1907 . – № 36. (8 сентября). – С. 325.

См., например: Ярославское училище девиц духовного звания. – Ярославль, 1861; Леонтьев Н. Ф. Об образовании женщин. Второй выпуск воспитанниц Астраханского епархиального женского училища. – СПб., 1872; Алфеев П. Деятельность преосвященного Гавриила по открытию и устроению в Рязани училища для девиц - сирот духовного звания // Рязанские епархиальные ведомости. Отдел неофиц. – 1887. – №№ 3-8; Преображенский Г. Исторический очерк Ярославского женского училища духовного ведомства. К 50-летию этого училища (1846-1896). – Ярославль, 1896 и др.

См., например: Краснов М. Рязанское училище девиц духовного звания. – Рязань, 1901; Преображенский А. История Владимирского женского епархиального училища за первый период его существования. – Владимир, 1902; Лебедев В. И. Историческая записка о Тамбовском епархиальном женском училище за 50 лет (1863-1913). –Тамбов, 1914; Лучинский А. Материалы для истории Рязанского епархиального училища // Рязанские епархиальные ведомости. Отд. неофиц. – 1908. – № 22. – 1909. – № 1-13, 15-17, 24. – 1910. – № 2-5, 7, 11, 12. – 1913. – № 10-17, 19, 22-24 и др.

Кузнецов А. Епархиальные женские училища // Церковные ведомости. Прибавления. – 1909. – №№ 3-8, 10-11.

Лихачева Е. Материалы для истории женского образования России (1826-1856). Вып. III - IV – СПб., 1895-1901.

См., например: Колосов В.И. История Тверской духовной семинарии. – Тверь, 1869; Малицкий Н.В. История Владимирской духовной семинарии. – М., 1900; Очерк истории Смоленской духовной семинарии и подведомственных ей училищ со времени основания до ее преобразования по уставу 1867 года. – Смоленск, 1892; Белявский Ф.Н. О реформе духовной школы. – СПб., 1907. Ч. 1-2; Титлинов Б.В. Духовная школа в России XIX века. Вып. 2. – Вильна, 1909.

См.: Никольский Н.М. История русской церкви. – М., 1985. – С. 230-233; Русское православие: вехи истории. –М., 1989. – С. 335; Педагогическая энциклопедия. – М., 1964, Т. 1, ст. "Епархиальные женские училища" и др.

См., например: Кусова И.Г. Рязанское купечество. Очерки истории XVI – начала XX века. – Рязань, 1996; Филлипов Д.Ю. Купечество города Касимова конца XVIII - начала XX вв. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. –Воронеж, 1998.

Кошман Л.В. Город и городская жизнь в России в XIX столетии. Социальные и культурные аспекты. М., 2008.

Зернов Н.М. Русское религиозное возрождение ХХ века: пер. с англ. – Paris, 1974; ZernovN.M. The Russians and their Church. – London, 1978; Freeze G.L. The Russian Levities: Parish Clergy in the Eighteenth Centaury. London, 1977;   Freeze G.L. The Paris Clergy in Nineteenth Centaury Russia: Crisis, Reform, Counter- Reform. – Princeton, 1983. 

Миронов Б.Н. Социальная история России. Т. 1-2. 3-е издание. – СПб., 2003. (1-е издание: 1999; 2-е издание: 2000); Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословно-классовая структура России в конце XIX – начале ХХ века. – М., 2004.

Леонтьева Т.Г. Вера и прогресс: православное сельское духовенство России во второй половине XIX – начале XX вв. – М., 2002; Она же. Православное сельское духовенство в условиях модернизации России, вторая половина XIX  – начало ХХ вв. Дис. … д-ра ист. наук. – Тверь, 2002.

Manchester Laurie. Secular Ascetics: The Mentality of orthodox Clergymen’s Sons in Late Imperial Russia/ Columbian University, 1995; Manchester Laurie. Holy fathers, secular sons: clergy, intelligentsia, and the modern self in revolutionary Russia. Northern Illinois University Press. 2008.

Иванов А.Е. Студенчество России конца XIX – начала ХХ века. – М., 1999; Вахромеева О.Б. Духовное пространство университета. Высшие женские Бестужевские курсы. – СПб., 2003.

Тарасова В.А. Высшая духовная школа в России в конце XIX – начале ХХ века. История императорских православных духовных академий. – М., 2005; Федоров В.А. Духовная православная школа // Очерки русской культуры XIX века. Т3. Культурный потенциал общества. –  М., 2001. – С. 365-387.

Полунов А.Ю. Под властью обер-прокурора: государство и церковь в эпоху Александра III. – М., 1996; Римский С.В. Российская церковь в эпоху Великих реформ. – М., 1999; Федоров В.А. Русская Православная Церковь и государство. Синодальный период. 1700-1917. – М., 2003; Кондаков Ю.Е. Государство и церковь в России: эволюция отношений в первой половине XIX века. – СПб., 2003.

John Shelton Curtiss. Church and state in Russia the last years of the Empire. 1900-1917. New York. Columbian University. 1940

Поспеловский Д.В. Русская православная церковь в ХХ веке. – М., 1995; Фирсов С.Л. Русская церковь накануне перемен (конец 1890-х – 1918 гг.) – М., 2002. Бабкин М.А. Русская православная церковь в начале ХХ века и ее отношение к свержению монархии в России. Автореф. дис. …. д-ра ист. наук. – М., 2007.

См.: Белякова Е.В. Церковный суд и проблемы церковной жизни. – М., 2004; Гюнтер Шульц. 1914 – 1918 гг. как поворотный пункт в церковной истории России // Церковно-исторический вестник. – 2001. –  № 8. – С. 101-120; Лавров В.М., Лобанов В.В., Лобанова И.В., Мазырин А.В. Иерархия Русской православной церкви, патриаршество и государство в революционную эпоху. – М., 2008.

Кривова Н. Власть и церковь в 1922-1925 гг. – М., 1997; Anderson J. Religion, State and Politics in Soviet Union and successor States. – New York and Melbourne, 1994; Husband W.B. Soviet Atheism and Russian Orthodox Strategies of Resistance, 1917-1932 // Journal Modern History. – 1998. Vol. 70. No 1; Roslof E. The Heresy of “Bolshevik” Christianity: Orthodox Rejection of  Religious Reform during NEP // Slavic Review. – Vol. 55. – No. 3. – 1996.

Севастьянова А.А. Русская провинциальная историография второй половины XVIII века. Дис. …. д-ра ист. наук. – СПб., 1993; Она же.  Русская провинциальная историография XVIII века. – М., 1998; Очерки русской культуры XIX века. Т.1. Общественно-культурная среда. – М., 1998.

См., например: Provincial Landscapes. Local Dimensions of Soviet Power, 1917-1953 / [compiled by] Donald J. Raleigh. University of Pittsburgh Press, 2001.

Очерки русской культуры XIX века. Т.1. Общественно-культурная среда. – М., 1998.

См., например: Мавлютова Г.Ш. Миссионерская деятельность Русской православной церкви в Северо-Западной Сибири (XIX – начало ХХ вв.). – Тюмень, 2001; Боченкова И.Д. Государственная политика в отношении староверов в последней четверти XVIII – начале XIX века. (На материалах Ярославского наместничества). Автореф. дис. … канд. ист. наук. – М., 1999 и др. 

Котлова Т.Б. «… Много хороших воспоминаний осталось от гимназии» (женское образование в России сто лет назад) // Социальная история: Ежегодник. 2004. М., 2005. – С. 254-281.

Герасимова Н.Е. Среднее духовное образование в Ярославской и Костромской губерниях во второй половине XIX – начале ХХ вв. Дис. … канд. ист. наук. – Ярославль, 2001; Мраморнов А.И. Духовная семинария в России начала ХХ века. Кризис и возможности его преодоления (на саратовских материалах). – Саратов, 2007.

Stites R. The Women’s Liberation Movement in Russia. Feminism, Nihilism and Bolshevism. 1860-1930. Princeton. New Jersey. 1978; Стайтс Ричард. Женское освободительное движение в России. Феминизм, нигилизм и большевизм. 1860-1930. – М., 2004; Pietrow-Ennker B. Rublands “neue Menschen”. Die Entwick lung der Frauenbewegung von den Anfangen piszur Oktoerrevolution. Frankurt; N.Y.: Campus Verlag, 1999; Пиетров-Эннкер Б. «Новые люди» России. Развитие женского движения от истоков до Октябрьской революции / пер. с нем. Ю. П. Шаттона; под. ред. М.П. Мохначевой. – М., 2005; Ruane Christine. Gender, Class and the Professionalization of Russian City Teachers. 1860-1914. Pittsburgh, 1994; Ruane Christine. Divergent Discountres: Images of the Russian Woman Schoolteachers in Post-Reform Russia // Russian History. Vol. 20. 1993. # 1-4. P. 109-124.

См., например: Репина Л.П.. «Новая историческая наука» и социальная история. М., 1998; Введение в гендерные исследования. Учебное пособие. Ч. 1-2. – Харьков, 2001; Пушкарева Н.Л. Женщины России и Европы на пороге Нового времени. – М., 1996.

Пономарева В.В., Хорошилова Л.Б. Мир русской женщины: воспитание, образование, судьба. XVIII – нач. ХХ вв. – М., 2006; Перова Н.И. Смолянки, мариинки, павлушки … бестужевки. Из истории женского образования в Санкт-Петербурге. – СПб., 2007.

Котлова Т.Б. Указ. соч.; Она же. Российская женщина в провинциальном городе на рубеже XIX – начала ХХ века. – Иваново, 2003.

Леонтьева Т.Г. Женщины из духовного сословия в самодержавной России // Женщины. История. Общество. Вып. 1. – Тверь, 1999; Колесникова В.Л. Женщина духовного сословия второй половины XIX – начала ХХ столетия: исторический потрет (на примере Курской и Тамбовской губерний). Автореф. дис. …. канд. ист. наук. – Воронеж, 2007.

См., например: Еперина Г.С. Из истории Омского епархиального женского училища // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. Омск. – 1997. – № 5. – С. 35; Герасимова Н.Е. Женское духовное образование в российской провинции во второй половине XIX – начале ХХ вв. (на материалах Ярославской губернии) // «От мудрости и святости былого…» VII Тихомировские чтения: тезисы докладов. – Ярославль, 1999. – С. 1999.

Герасимова Н.Е. Среднее духовное образование в Ярославской и Костромской губерниях во второй половине XIX – начале ХХ вв. Автореф. дис. … канд. ист. наук. – Ярославль, 2001; Моладикова А.А. Состояние и организация педагогического образования в Рязанской губернии во второй половине XIX  – начале ХХ века. Дис. …. канд. пед. наук. – М., 2006

Андреева Е.А. Возникновение и развитие епархиальных женских училищ в России (середина Х1Х – начало ХХ века). Дис. … канд. пед. наук. – М., 2000.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.