WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Развитие природопользования в Восточной Сибири (1946-1991 гг.)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

                                                                                На правах рукописи

ГАЙДИН

Сергей Тихонович

 

 

РАЗВИТИЕ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ

В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ 

(1946–1991 гг.)

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

Кемерово 2009

Работа выполнена на кафедре истории и политологии  ФГОУ ВПО

«Красноярский государственный аграрный университет»

Научный консультант                  доктор исторических наук, профессор,

                                                      Заслуженный работник высшей школы РФ

                                                           Гришаев Василий Васильевич

Официальные оппоненты:          доктор исторических наук, профессор

                                                           Цыкунов Григорий Александрович  

                                                           доктор исторических наук, профессор

Куперт Юрий Васильевич 

                                                          доктор исторических наук, профессор

                                                       Коновалов Александр Борисович

    Ведущая организация                   ФГОУ ВПО «Омский  государственный

                                                               аграрный университет»

Защита состоится « 23 »  декабря  2009 года в 10  часов на заседании диссертационного совета  Д 212.088.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук по специальности 07.00.02 - Отечественная история при  Кемеровском государственном университете по адресу: 650043, Кемерово, ул. Красная, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета.

Автореферат  разослан                     2009 г.

Ученый секретарь совета

кандидат исторических наук,

профессор                                                                              З.П. Галаганов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема взаимоотношений общества и природы в современных условиях приобрела глобальный характер. На протяжении многих лет происходит изменение климата, истощение природных ресурсов, нарастание дефицита пресной воды и загрязнение окружающей среды. Все более очевидным становится тот факт, что природные ресурсы и восстановительные способности живой природы небезграничны, и не исключено глубокое расстройство естественных механизмов, обеспечивающих биологическое разнообразие видов и качественные параметры жизни людей. Поэтому организация рационального природопользования относится к числу тех проблем, от которых зависит жизнь и развитие всего человечества.

Осознание этой ситуации побудило руководителей 179 государств во время Конференции  ООН в Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию в 1992 г. подписать декларацию «Повестка дня на XXI век», в которой приоритетной задачей мирового значения была провозглашена разработка стратегии перехода к устойчивому развитию. В декларации было отмечено, что модель социально-экономического развития, которая обеспечила благополучие нескольким десяткам развитых стран, себя исчерпала и не может быть использована в целях развития большинства стран планеты. Но практическая реализация концепции устойчивого развития в условиях глобализации требует длительного времени для переустройства природопользования и сталкивается с большим количеством политических, экономических и социальных проблем. Как показали годы, прошедшие после конференции ООН, экологическая ситуация в России и Сибири остается сложной и в ряде случаев имеет тенденцию к ухудшению.

Для разработки и реализации модели рационального природопользования важное значение имеет изучение организации природопользования в Восточной Сибири, которая играет важную роль в экологическом балансе планеты. В 1946–1991 гг. шло интенсивное освоение её природных ресурсов, возрастание значения региона в экономическом развитии страны, мировом производстве и обороте продукции лесной, деревообрабатывающей, химической промышленности и цветной металлургии. Анализ накопленного в Восточной Сибири опыта природопользования мог бы способствовать оптимизации взаимоотношений общества и природы в соответствии с принципом «мысли глобально, действуй локально».  

Историография проблемы. Проблема взаимоотношений общества и природы имеет междисциплинарный характер, и ею занимаются специалисты различных отраслей науки. Однако изучение истории природопользования осложняется тем, что в исторической, экономической, географической и других науках до сих пор не сложилось однозначного толкования понятия «природопользование». Профессор Н.А. Гладков ещё в начале 60-х гг. указывал на ошибочность бытующего в обществе противопоставления охраны природы и использования её ресурсов . В.А. Анучин отмечал, что «природопользование» – понятие емкое и не всегда однозначно понимаемое, оно подразумевает не только экономически эффективное вовлечение территориальных комплексов географической среды в процесс общественного производства, но и их охрану, а в целом ряде случаев восстановление и преобразование . Н.Ф. Реймерс писал о сложности выработки этого понятия в связи с его широкими рамками и историчностью . Но понятие, включенное им в словарь-справочник, изданный в 1990 г., оказалось интегративным, так как объединяет все формы воздействия человечества на природу, включая её освоение, преобразование и охрану. Природопользование он разделил на рациональное и нерациональное.  Рациональное природопользование характеризуется максимальным использованием каждого территориального природного комплекса, предотвращением или снижением возможных вредных последствий человеческой деятельности, поддержанием продуктивности и привлекательности природы. Нерациональное природопользование сопровождается исчерпанием природных ресурсов, подрывом восстановительных сил природы, загрязнением окружающей среды, снижением её оздоровительных и эстетических достоинств . Составной частью понятия «природопользование» являются широко используемые в науке понятия –   «хозяйственное освоение», «вовлечение природных ресурсов в хозяйственный оборот», «индустриальное развитие», «рациональное использование природных ресурсов», «охрана окружающей человека природной среды».

Складывание историографии природопользования осложнялось тем, что во второй половине 40-х гг. только начиналась работа по изучению природных ресурсов Восточной Сибири. В 50-е гг. были изданы материалы исследований по проблемам развития производительных сил региона на основе вовлечения в хозяйственный оборот его ресурсно-сырьевого потенциала . И в дальнейшем продолжался выпуск публикаций о природных богатствах, условиях и перспективах развития народнохозяйственного комплекса Восточной Сибири .

В этих условиях существенным вкладом в историографию природопользования Восточно-Сибирского региона стало издание трудов конференции по развитию производительных сил в Восточной Сибири, проходившей в Иркутске в августе 1958 г., и материалы которой были опубликованы в 13 томах под редакцией академика И.П. Бардина. В них были проанализированы история, состояние и перспективы развития отраслей общесоюзной специализации региона, занимавшихся вовлечением его природных ресурсов в хозяйственный оборот . Большой интерес представляют материалы первой сибирской конференции по проблемам охраны природы, проведенной в 1958 г. в Иркутске  в связи с разработкой долговременной программы развития производительных сил Восточно-Сибирского экономического района. В её материалах было проанализировано влияние промышленного развития на состояние воздушного, водного бассейнов и природных ресурсов .

Высшее руководство страны, которое испытывало потребность в изучении и обобщении опыта социально-экономического развития, требовало от историков проведения исследований по вопросам хозяйственного освоения новых территорий, развития производительных сил, анализа возникающих при этом проблем. На Всесоюзном совещании по подготовке научно-педагогических кадров по историческим наукам в декабре 1962 г. говорилось о необходимости коренного поворота к проблемам современной истории . Это дало толчок к изучению вопросов хозяйственного освоения природных ресурсов Сибири. В 60-е гг. были изданы работы А.Н. Зыкова, И.И. Комогорцева и других авторов. В первой из них был сделан акцент на партийное руководство процессом строительства гидроэнергетических станций в Восточной Сибири, а во второй был рассмотрен начальный период формирования химической промышленности в Сибири .

В пятитомной работе «История Сибири», посвященной изучению социально-экономического и культурного развития Сибири и Дальнего Востока, были затронуты исторические аспекты геологического изучения минеральных ресурсов Восточно-Сибирского региона, развития его традиционных отраслей промышленности и создания новых –  гидроэнергетической, химической и алюминиевой. Был сделан обоснованный вывод, что в 1946–1965 гг. сложилась специализация Восточной Сибири на электроэнергетике, цветной металлургии, лесохимии и деревообработке, в то время как Западная Сибирь специализировалась на черной металлургии, нефтехимической и углехимической промышленности, а Дальний Восток – на лесной, деревообрабатывающей, угольной, рыбной промышленности и цветной металлургии .

В монографии Г.Л. Тарасова было выявлено сочетание природно-климатических факторов, влиявших на размещение и развитие производительных сил Восточно-Сибирского экономического района, территориальное разделение труда между его частями в 50–60-е гг. Он одним из первых исследователей региона дал характеристику состояния воздушного и водного бассейнов в городах и зонах высокой концентрации промышленного производства . Данную им характеристику трудно переоценить, так как историки в тот период не имели доступа к информации о состоянии окружающей человека природной среды.

Её отсутствие не давало возможности объективно оценивать развитие природоохранной работы в регионе, которая тоже находилась в зачаточном состоянии. Поэтому изучение исторических аспектов природопользования долгое время велось по двум основным направлениям. Часть специалистов занималась исследованием развития промышленности на основе хозяйственного освоения природных ресурсов, а часть – стала изучать деятельность непосредственно по охране окружающей человека природной среды. Как это было принято в советский период, складывание нового направления исторических исследований началось с выявления взглядов и роли В.И. Ленина в организации использования и охраны природных ресурсов и претворения его взглядов в практической деятельности . Однако в этих работах не ставилась задача выявления реального состояния природоохранной работы и состояния окружающей человека природной среды.

На формирование советской историографии природопользования могли оказать влияние работы Дж. Баттона, Ж. Дорста, Дж. Гэлбрэйта, Д. Эренфелда,

Б. Коммонера, У.О. Дугласа и других исследователей. В них анализировались причины кризисной экологической ситуации в индустриальных странах, предлагались варианты её преодоления . Издание этих работ в СССР в 60–начале 70-х гг. скорее всего было вызвано стремлением продемонстрировать советскому обществу кризисные проблемы стран с рыночной экономикой. Но это обусловило нарастание интереса общественности к экологической проблематике.

Начало исторических исследований по проблемам охраны природы в западных странах и СССР пришлось на начало 70-х гг. В это время в Германии, США, Великобритании, Швейцарии и Израиле стала складываться экологическая история как новое направление исследований, изучавшее взаимоотношение человека, общества и природы . Серьезный импульс для развития научных исследований по этой проблематике в СССР дало провозглашение в начале 70-х гг. партийно-государственной политики по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов.

В конце 60-х–70-е гг. в стране в целом и в Восточной Сибири в частности были проведены научные и практические конференции по проблемам охраны природы и рационального использования природных ресурсов. В них участвовало большое количество специалистов, которые занимались исследованием различных проблем использования и охраны природных ресурсов, разработкой ресурсосберегающих технологий, созданием очистных сооружений . Это было характерно и для научно-практических и научно-технических конференций более позднего периода . Материалы конференций были полезны историкам для понимания состояния, направлений, тенденций развития природопользования в Восточной Сибири, экологических последствий хозяйственной деятельности в зависимости от специализации тех или иных территорий и специфики их природно-климатических условий. По мере развития деятельности по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов региона в материалах конференций более значимым становился её исторический аспект.

В начале 70-х гг. стали появляться работы, в которых рассматривалась история и состояние охраны природы в стране, её различных регионах и населенных пунктах. В.С. Петров сделал первый исторический обзор природоохранной деятельности в СССР . Г.Н. Андреев, Р.Н. Шлемов, А.В. Домбровская, И.Л. Горденина опубликовали свои работы по охране природы в Мурманской области и Ленинграде . Для вышеназванных публикаций был характерен акцент на позитивные результаты природоохранной деятельности, в них не анализировались её проблемы и недостатки. 

Но в процессе исследования природоохранной деятельности в СССР историки столкнулись с явным противоречием между теоретическими положениями работ классиков марксизма–ленинизма о гармонизации отношений общества и природы, решениями партии и правительства по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов и практической их реализацией. Плановая экономика и социалистическая собственность на природные ресурсы не стали гарантией, как это предполагалось, от ухудшения экологической ситуации. Причины этого противоречий пытались объяснить специалисты разных научных направлений. В качестве одной из причин

Г. Волков назвал наличие в социалистическом обществе пережитков капитализма, нехватку средств для охраны и восстановления природной среды на этапе становления социалистической экономики, наличие ведомственных противоречий, мешающих объединению усилий в решении значимых для общества проблем . М. Лемешев считал, что одной из причин этого является противопоставление экономической и природной систем, тогда как в условиях научно-технической революции экономические, технологические, социальные, биологические процессы оказались настолько взаимоувязанными и взаимообусловленными, что производственную деятельность нужно было расценивать как функционирование сложной эколого-экономической системы . То есть в середине 70-х гг. в научных кругах существовало осознание необходимости комплексного решения экономических, социальных и экологических проблем, что было возможно лишь за счет организации рационального природопользования. В.А. Анучин настоятельно рекомендовал искать выход из сложившихся противоречий на путях объединения усилий представителей естественных и общественных наук в изучении всего комплекса проблем природопользования .

Важнейшим условием для изучения проблем рационального использования природных ресурсов и охраны природы в Восточной Сибири стало дальнейшее изучение истории хозяйственного освоения и развития региона. В 70–начале 80-х гг. появились исследования по развитию промышленности Восточной Сибири и её конкретных отраслей  М.И. Капустина, М.Г. Семенченко, М.Н. Халбаева, В.В. Алексеева, И.И. Комогорцева, А.Е. Погребенко . Большинство вышеназванных исследований имело историко-партийный характер, но вместе с тем содержало важную информацию о создании и работе отраслевых предприятий. Так, М.И. Капустин исследовал процессы становления черной металлургии, а А.Е. Погребенко – лесохимии Восточной Сибири. В их исследованиях была дана характеристика сырьевой базы изучаемых отраслей, проанализированы процессы формирования трудовых коллективов. В работе А.Е. Погребенко была показана важность глубокой переработки древесины для рационального использования лесных ресурсов региона с большим количеством перестойных лесов.

Наибольший интерес с точки зрения исследования истории природопользования представляет монография В.В. Алексеева, посвященная изучению проблем гидроэнергетического строительства в Сибири, в которую автор впервые включил специальный параграф об экологических последствиях этого строительства и связанного с ним промышленного развития. В.В. Алексеев доказал, что водохранилища ГЭС влияют на климат прибрежной зоны, а высокая концентрация тепловых электростанций и промышленных предприятий, потребляющих электрическую энергию, чревата загрязнением атмосферы и водоемов. Он положительно охарактеризовал первые шаги, предпринятые по снижению отрицательного влияния, и выразил надежду, что они позволят защитить природу и людей от негативных последствий энергетического строительства и развития промышленного производства . К сожалению, степень отрицательного воздействия в последующие годы оказалась более высокой, чем предполагалось во время проведения исследования. Причем, как оказалось позже, негативные экологические последствия имели место практически во всех отраслях хозяйственной деятельности.

Вместе с тем руководители министерств химической промышленности, энергетики и цветной металлургии СССР В.В. Листов, П.С. Непорожний и П.Ф. Ломако в опубликованных ими в конце 70-х гг. работах о перспективах развития этих отраслей в Сибири делали акцент на необходимость увеличения добычи сырья и расширения отраслевого производства. Вопросы рационального и комплексного использования природного сырья интересовали их с точки зрения повышения эффективности производства, а экологические последствия рассматривались как неизбежные издержки его развития .

Против такого порочного подхода министерств и ведомств выступили ученые разных специальностей. И.Я. Блехцин и В.А. Минеев подвергли критике существовавшее размещение производительных сил, в основе которого лежал отраслевой подход . По их утверждению, экологический «переворот» был возможен только на путях формирования территориально-производственных комплексов и промышленных узлов. В.А. Керов, в свою очередь, сделал вывод о необходимости предварительной разработки комплексных долгосрочных программ освоения природных ресурсов и оптимизации размещения производительных сил . В монографии О.П. Бурматовой были предложены методы изучения влияния окружающей среды на выбор пространственной структуры производства на стадии предплановых территориальных проработок. Целесообразность их использования она показала на примере пространственной структуры Иркутско-Черемховского ТПК .

В условиях, когда министерства и ведомства относились к партийно-государственной экологической политике, как к очередной кампании, исследованием проблем её выполнения стали заниматься специалисты по истории КПСС. В конце 70–начале 80-х гг. К.Е. Есенбеков, М.С. Казакова,

С.А. Константинова, С.С. Туманян, В.П. Лесных и другие исследователи защитили  кандидатские диссертации по вопросам партийного руководства различными аспектами рационального использования природных ресурсов и охраны окружающей среды, написанные на материалах Казахской, Украинской, Белорусской, Армянской советских социалистических республик, а также Донбасса, Краснодарского и Ставропольского краев . В этих диссертациях анализировалась руководящая роль партийных организаций союзных республик и крупных экономических районов в деле охраны природы и рационального использования природных ресурсов. Несмотря на преобладание в них идеологической составляющей, в научный  оборот впервые были введены документы и материалы, позволившие не только рассмотреть работу партийных организаций, но и выявить направления, формы, тенденции и результаты непосредственно природоохранной деятельности. В этих работах также были выявлены особенности её осуществления в разных регионах, указаны имеющиеся недостатки и просчеты. Но, в соответствии с требованиями к историко-партийным исследованиям, выводы в них делались с акцентом на положительные результаты этой деятельности.

Одним из первых среди сибирских историков в начале 80-х гг. критически высказался по поводу существовавшей в Восточной Сибири практики нерационального природопользования В.В. Гришаев. Анализируя развитие производительных сил региона, он показал, что непродуманные подходы к строительству гидроэлектростанций и размещению новых промышленных производств, сопровождаются ухудшением экологической ситуации и обесценивают экономический эффект предпринимаемых действий . В.В. Гришаеву принадлежит ряд значимых публикаций по проблемам аграрного природопользования в Восточной Сибири .

Специалисты по отечественной истории, меньше связанные с выполнением идеологического заказа, на рубеже 70–80-х гг. занимались исследованием вопросов возникновения, развития экологических кризисов и поиска способов их преодоления на различных этапах российской и мировой истории. В материалах первой всесоюзной научной конференции по проблемам взаимодействия общества и природы (Москва, январь 1978 г.), подготовленных к изданию Институтом истории АН СССР, особое внимание было обращено на вопросы методологии и источниковедения исторических исследований по экологической проблематике .  Большинство опубликованных в сборнике работ было посвящено изучению взаимоотношений общества и природы в предшествующие исторические эпохи. Только М.А. Вылцан рассмотрел проблемы, связанные с реализацией сталинского «Плана преобразования природы», проанализировал основные направления деятельности по охране природы в СССР в 40–70-е гг., указал на причины, снижающие эффективность природоохранной деятельности в стране. В своей работе он затронул вопросы, требующие решения в связи с началом строительства Бурятского участка Байкало-Амурской магистрали .  

Формирование ретроспективного анализа, как нового направления в экономической науке, дало историкам возможность ознакомиться с долговременными тенденциями в развитии сибирской экономики, усложнением её отраслевой структуры, нарастанием масштабов использования природных ресурсов. В 1980 г. Институт экономики и организации промышленного производства СО АН СССР выпустил коллективную монографию под редакцией Р.И. Шнипера, в которой раскрывалась динамика развития на отраслевом и территориальном уровнях в процессе хозяйственного освоения новых территорий Сибири в 1961–1975 гг. В монографии «Очерки экономики Сибири», выпущенной этим же институтом под редакцией В.В. Алексеева, был сделан анализ экономического развития региона в досоветский и советский периоды. В ней особое внимание было обращено на характеристику природных ресурсов, выявление степени их вовлечения в хозяйственный оборот и экологические последствия развития отраслевой структуры экономики Сибири. Были сформулированы предложения о путях наиболее рационального использования этих ресурсов в интересах населения .

Исторический анализ тенденций и особенностей развития народнохозяйственного комплекса Сибири был сделан коллективом авторов под руководством В.В. Алексеева в сборнике, обобщавшем опыт индустриального развития Сибири в годы послевоенных пятилеток. В статьях К.А. Заболотской, Т.Е. Санжиевой, В.С. Ивановой и Н.М. Лаптева, Г.М. Макиевского было проанализировано развитие угольной промышленности Сибири, лесной и деревообрабатывающей промышленности Восточной Сибири, железнодорожного транспорта сибирского региона, электрификации Бурятии, рассмотрены факторы, обеспечивающие рост масштабов и эффективность производства . В статье С.С. Букина, посвященной охране здоровья рабочих Сибири, было указано на развитие в Сибири в 50–60-е гг. деятельности по улучшению санитарной культуры городов, озеленению производственных помещений, промышленных площадок. Но каких бы то ни было фактических данных автором не было приведено . Авторы вышеназванного издания использовали отраслевой подход к анализу развития народнохозяйственного комплекса региона и не ставили задачу рассмотрения развития отраслей в контексте природопользования.    

Развитие идей и подходов, изложенных в  этом труде, получило продолжение в коллективной монографии, изданной в конце 80-х гг. В ней особое внимание было обращено на исследование энергетических ресурсов и изучение минерально-сырьевой базы региона, влияние индустриального освоения Сибири на её демографическое развитие. В монографии была проанализирована обеспеченность населения Восточной Сибири водопроводом, канализацией, центральным отоплением по сравнению с Западной Сибирью и РСФСР. От этих показателей во многом зависело состояние окружающей человека природной среды в промышленных городах. Определенным вкладом в выявление социальных последствий природопользования стала коллективная монография, посвященная почти не исследованной до этого проблеме урбанизации Сибири . Сформулированные в ней выводы позволяют лучше понять необходимость целенаправленной работы по охране окружающей человека природной среды.

Определенный интерес для исследования проблем природопользования имеют публикации, изданные в 1975–1985 гг., посвященные развитию народнохозяйственного комплекса Восточной Сибири, особенно те, в которых была дана характеристика природно-ресурсного потенциала, природно-климатических особенностей региона, степени развития, форм организации хозяйственной деятельности, способов минимизации экологических последствий, проблем развития Забайкалья, освоения зоны БАМа и строительства КАТЭКа .

Обобщающий характер по проблемам промышленного освоения природных ресурсов Сибири имела «История рабочего класса Сибири». В четвертом томе, изданном в 1986 г., с учетом накопленного опыта и знаний, была дана характеристика природно-сырьевой базы Сибири, и в том числе восточной её части, показаны направления и тенденции хозяйственного освоения её новых районов, сделан анализ развития отраслевой структуры экономики. Но в работе не были указаны экологические последствия хозяйственного развития, в том числе возникшие при создании водохранилищ Иркутской, Братской, Красноярской и других гидроэлектростанций. В ней был сделан вывод о том, что «индустриальное освоение Сибири в 60–70-е гг. велось рационально. Промышленные предприятия создавались, как правило, непосредственно у источников сырья и топливно-энергетических ресурсов. Строительство промышленных предприятий осуществлялось комплексно, в виде крупных промышленных узлов с последовательной технологией глубокого использования сырьевых ресурсов. Комплексное освоение природных богатств Сибири позволяет глубоко и полно перерабатывать сырьевые ресурсы, рационально использовать электроэнергию, значительно повышать производительность труда, экономить затраты общественного труда и в то же время успешно решать задачи ускоренного развития производительных сил и сохранения окружающей среды» . Такой вывод к середине 80-х гг., когда уже была очевидной нерациональность использования многих видов природных ресурсов и высокая степень загрязнения окружающей человека природной среды не только в Восточной Сибири, но и в других регионах страны, является небесспорным.

В диссертационных исследованиях Ю.А. Зуляра и С.Т. Гайдина, посвященных вопросам партийного руководства решением экологических проблем в регионе, уже были показаны серьезные масштабы промышленного воздействия на окружающую среду. В них была рассмотрена деятельность по защите Байкала и рациональному использованию его природных ресурсов, по строительству очистных сооружений и газопылеулавливающих установок, мобилизации производственных коллективов на работу по охране окружающей среды. С.Т. Гайдин в своей работе сделал акцент на налаживание природопользования в Восточной Сибири .

В работах А.М. Омарова, Б.Н. Ласкорина, В.М. Андрианова, опубликованных во второй половине 80-х гг., было проанализировано развитие такого важнейшего направления природопользования, как рациональное и комплексное использование природного сырья в стране, Сибири и Восточно-Сибирском регионе. Эта работа велась в целях снижения себестоимости промышленной продукции, повышения эффективности производства и не всегда увязывалась с охраной окружающей среды. Но у руководства отраслевых предприятий уже складывалось осознание взаимозависимости решения экономических и экологических проблем . Однако в исторических исследованиях эта работа не изучалась самостоятельно, а чаще рассматривалась фрагментарно и в общем контексте деятельности по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов.

В монографии И.Н. Воеводы и А.П. Петрова были исследованы история и проблемы развития отрасли лесной и деревообрабатывающей промышленности Восточной Сибири, проблемы создания и функционирования Братского лесопромышленного комплекса, занимавшегося комплексной переработкой древесины .

К концу 80-х гг. в экономической и исторической науках появились работы по экономическому развитию Сибири, имеющие обобщающий характер. Это монография Б.П. Орлова, в которой он проанализировал не только достижения развития народнохозяйственного комплекса Сибири, но и его недостатки . Он указал на начавшееся в 70-е гг. замедление развития Восточно-Сибирского экономического района в связи с перераспределением средств в пользу развития Западно-Сибирского нефтегазового комплекса.

Исследованию механизмов организации природоохранной деятельности были посвящены работы О.Ф. Балацкого, В.А. Пертцика, Ю.С. Шемшученко и других авторов. В них раскрывалась роль государственных органов управления, партийных организаций, советов народных депутатов, руководства промышленных предприятий в решении экологических проблем на региональном уровне, в городах и коллективах промышленных предприятий, назывались проблемы, которые снижали эффективность этой деятельности .

Определенный вклад в понимание исторических аспектов природопользования в этот период внесло развитие научной дискуссии о причинах складывания в стране кризисной экологической ситуации, в ходе которой среди других причин были названы ошибочные подходы советского руководства к развитию промышленности за счет постоянного вовлечения природных ресурсов в хозяйственный оборот. Академик В. Легасов в качестве главной причины кризиса назвал исчерпание возможностей традиционного подхода к развитию производства, который преобладал во многих странах со времен промышленной революции и для которого было характерно развитие промышленности за счет постоянного увеличения добычи и переработки природного сырья . Академик В. Соколов указывал на то, что ситуация, при которой советской науке отводилась функция обслуживания текущих установок партийно-государственной политики, обернулась издержками для науки, общества и природы . В свою очередь, академик И.Т. Фролов подчеркнул, что рациональное природопользование невозможно без изучения естественноисторического процесса взаимодействия общества и природы и критического применения накопленного опыта к решению возникающих проблем. По его утверждению, общество стало заложником волюнтаристских представлений о необходимости покорения и преобразования природы .

Определенный интерес для осмысления советского опыта организации природопользования внесли работы В.О. Волкова, Е.Н. Лисицына,

О.В. Иванова и других авторов об организации использования природных ресурсов и охраны окружающей человека природной среды в развитых странах с рыночной экономикой .

Девяностые годы стали переломными в изучении проблем природопользования в стране и Сибири. Однако специалисты по отечественной истории и в этих условиях продолжали заниматься изучением опыта решения экологических проблем в досоветский период. Н.А. Миненко в своей монографии обобщила опыт природопользования русских крестьян в Сибири в XVIII–первой половине  XIX в. В Иркутске вышла работа Н.М. Шелоховой, в которой рассматривалось развитие природоохранной работы в Восточной Сибири в досоветский и первый советский период .

Международный конгресс, обсуждавший проблемы экологических изменений, проведенный в Красноярске в июле-августе 1993 г., подтвердил интерес исследователей к изучению исторического опыта взаимоотношений общества и природы . Руководитель секции «Общество и экология: исторические аспекты» В.В. Алексеев выступил с концептуальным докладом о задачах исторической науки в изучении проблем природопользования, в котором он говорил, что историческая наука находится в долгу перед обществом в изучении тех проблем, от которых зависит существование самого общества . Но большинство докладов и выступлений, сделанных на секции, было посвящено вопросам взаимодействия природы и общества в Уральском и Сибирском регионах в досоветский период. И только в двух докладах был проанализирован опыт природопользования в Восточной Сибири в послевоенный  период развития страны . Сборник «Опыт природопользования в Сибири в XIX–XX вв.», изданный Институтом истории СО РАН через десять лет после конгресса, также содержал статьи преимущественно по досоветскому периоду .

В условиях пересмотра идеологической парадигмы развития у специалистов по истории КПСС, занимавшихся ранее изучением экономических и экологических проблем, появилась возможность продолжить исследования на новой основе. После того как были сняты ограничения на доступ исследователей к части закрытых ранее архивных материалов, они смогли в большей степени, чем прежде, заняться исследованием деятельности по решению экологических проблем. Значительным событием этого периода стала изданная в 1991 г. монография  Г.А. Цыкунова, которая стала первым в Восточной Сибири историческим исследованием по проблемам формирования территориально-производственных комплексов Ангаро-Енисейского региона и хозяйственного освоения новых районов Иркутской области и Красноярского края . Автор не только рассмотрел положительный опыт создания ТПК, но и показал недостатки и упущения в процессе их формирования. Один из параграфов монографии он посвятил выявлению причин обострения экологической ситуации в регионе. К их числу он отнес: отказ от разработки научно обоснованных программ создания ТПК, обеспечивающих взаимоувязанное решение проблем развития производительных сил, внедрение достижений научно-технического прогресса и охраны окружающей среды; преобладание ведомственного подхода к решению комплексных проблем; недостаточный уровень экологических знаний и экологической культуры у руководителей и работников промышленных и строительных организаций; соглашательскую позицию местных партийных и советских органов; недостаточность проектного и технического обеспечения работ; нехватку финансовых средств на проведение природоохранных мероприятий. Результаты его исследований были обобщены в диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук .

Обстановка переосмысления пройденного в советский период пути развития создавала условия для формирования новых подходов к анализу взаимоотношений природы и общества в нашей стране. На такой подход нацеливали решения Конференции ООН по окружающей среде и развитию, проходившей в июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро. Её материалы были изданы в России по инициативе академика В.А. Коптюга. Во вступлении к материалам конференции он писал, что путь, которым пришли к своему благополучию развитые страны, был признан путем, ведущим к катастрофе .

На волне возрастающего интереса к глобальной экологической проблеме историки продолжили исследование её формирования и особенностей в Сибирском регионе. В частности, С.С. Букин проанализировал экологические последствия научно-технического прогресса в районах нового промышленного освоения Сибири, показал опасность непродуманных подходов для природы и населения . В.В. Евланов посвятил свое исследование анализу поиска путей решения экологических проблем в СССР в 50–первой половине 80-х гг. Однако Восточной Сибири в его работе было уделено крайне мало внимания .

Одним из первых исторических исследований по практической организации природопользования в Восточно-Сибирском регионе стала диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Т.Б. Григер. В ней была проанализирована деятельность местных органов власти Бурятской АССР по использованию природных ресурсов республики в 1966 – 1975 гг. В диссертации были рассмотрены проблемы водопользования в бассейне озера Байкал и меры по охране и рациональному использованию природных ресурсов зоны Байкало-Амурской магистрали в начальный период строительства новой железной дороги. Однако значительная часть исследования была посвящена проблемам использования и охраны земельных ресурсов, животного мира, ихтиофауны. Использованные Т.Б. Григер фонды не позволили автору рассмотреть широкий комплекс проблем в промышленности республики .

Новые возможности для исследования природопользования в Восточной Сибири дала публикация материалов о состоянии окружающей человека природной среды, формах, степени и последствиях использования её природных ресурсов, имевших ранее служебный характер . Историк И.М. Савицкий сконцентрировал усилия на выявлении экологических последствий таких закрытых прежде для исследования проблем, как работа предприятий оборонной промышленности, испытания ядерного оружия и ракетной техники в Западной Сибири. Он также проследил динамику экологического состояния реки Томь в 40–первой половине 90-х гг. Его исследования дали возможность для выявления особенностей экологической ситуации в Восточной и Западной Сибири .     

Заметным шагом в развитии исследований природопользования Восточной Сибири стало издание двух монографий Г.П. Власова по истории хозяйственного освоения зоны Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. В его трудах был дан анализ формирования основных отраслей производственной структуры районов нового освоения на территории Иркутской, Читинской областей и Бурятской АССР, рассмотрено развитие лесного комплекса и организация природоохранной деятельности. В автореферате на соискание ученой степени доктора исторических наук Г.П. Власов подчеркивал, что процесс хозяйственного освоения зоны БАМа был отмечен острыми противоречиями между обществом и природной средой, научной мыслью и бездушной практикой хозяйствования, забвением общечеловеческого опыта и нравственных ценностей . Экологические аспекты экономического развития Бурятской АССР в 60–90-е гг. были тщательно рассмотрены в монографии М.М. Халбаевой .

В основу исследований П.П. Пушмина по развитию лесозаготовительной и деревообрабатывающей промышленности в Красноярском крае и Иркутской области в 1946–1985 гг. и Т.В. Шалак по истории формирования и развития алюминиевой промышленности Восточной Сибири в 1950–1980 гг. было положено комплексное изучение экономических, экологических и социальных факторов .

Но если многие историки на протяжении длительного времени рассматривали проблемы освоения природных ресурсов Ангаро-Енисейского региона (АЕР) и развитие его производительных сил, то А.А. Долголюк, сделав ретроспективный анализ научной разработки его проблем, высказал критические замечания по поводу подходов, заложенных в разработку Ангаро-Енисейской проблемы . Н.В. Гонина проанализировала исторический опыт природопользования в этом регионе, накопленный в 1945–1970 гг. Она исследовала нарастание экологических последствий процессов развития топливно-энергетического, индустриального комплекса, деятельность по развитию лесной промышленности и меры по охране и восстановлению лесных ресурсов региона . Но в большей степени акцент в исследовании был сделан на организацию природопользования в сфере сельскохозяйственного производства и промысловой деятельности.

В 2002 г. вышла монография Ю.А. Зуляра, в которой он обстоятельно исследовал аграрное природопользование на территории Байкальского региона в советский период. Он проанализировал процессы урбанизации региона, создания охраняемых территорий, становления и развития Байкальского экологического движения. По материалам многолетних исследований в 2003 г. им была защищена диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук . В 2006–2007 гг. были изданы две монографии Н.В. Савчук, в которых акцент был сделан на изучение причин возникновения и обострения социально-экологических проблем в процессе индустриального развития Ангаро-Енисейского региона в 1950–1990 гг., на деятельность хозяйственно-административных структур, научных организаций, трудовых коллективов в области научного обеспечения рационального природопользования и экологической безопасности региона, практики природопользования в ходе реализации хозяйственных проектов по освоению гидроэнергетических и лесных ресурсов региона, организации природоохранной деятельности в АЕР, поддержании жизнеобеспечения населения городов. Н.В. Савчук была рассмотрена деятельность природоохранных органов и общественности . По результатам своих исследований она в 2007 г. защитила диссертацию на соискание ученой степени доктора исторических наук . Однако в работе посвященной социально-экологическим проблемам Ангаро-Енисейского региона, Н.В. Савчук не рассматривала многие аспекты промышленного природопользования в Восточной Сибири. 

Историография проблемы природопользования в Восточной Сибири позволяет сделать вывод о том, что за время после начала её изучения представителями экономической науки, экономической географии и других наук уже проведены исследования многих важных аспектов этой сложной и многоуровневой проблемы. Вместе с тем анализ состояния её изученности позволяет утверждать, что пока в исторической науке недостаточно исследована зависимость между развитием производительных сил и нарастанием экологических проблем   Восточно-Сибирского региона в 40-е–начале 90-х гг. ХХ века. Недостаточно исследована практическая деятельность по предотвращению и решению нарастающих экологических проблем. До сих пор в исторической науке не было самостоятельных исследований, посвященных развитию такого важного направления природопользования, как организация рационального и комплексного использования сырья в отраслях основной специализации Восточно-Сибирского экономического региона. Недостаточно исследованы направления и этапы деятельности по оздоровлению окружающей среды в промышленных городах. Дальнейшего исследования требует деятельность общественности в решении всего комплекса проблем природопользования.

Различные аспекты проблем природопользования в Советском Союзе рассмотрены в зарубежных работах . Дуглас Винер (Douglas R. Weiner) в своей монографии рассмотрел историю общественного экологического движения в СССР вплоть до распада советского государства. Джеймс Скотт (James C. Scott) сделал критический анализ государственных проектов природопользования в СССР и проанализировал экологические риски связанные с деятельностью авторитарного государства. Книга Пола Джозефсона (Paul R. Josephson) посвящена исследованию феномена индустриализации. Он рассмотрел проблемы взаимоотношения науки, технологии и природы в СССР в сравнении с другими индустриально развитыми странами, выявил общее и особенное. Однако вопросы истории природопользования в Восточной Сибири в работах вышеназванных авторов практически не рассматривались.

Цель и задачи исследования. Исходя из недостаточной изученности проблемы, а также учитывая её значимость и актуальность, целью данной работы обозначено выявление основных тенденций и региональных особенностей промышленного природопользования в Восточной Сибири в 1946–1991 гг.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие научные задачи.

  1. Показать основные направления и проблемы развития  природопользования.
  2. Охарактеризовать формирование системы научного обеспечения рационального природопользования.
  3. Раскрыть причины и механизмы деятельности по рациональному использованию природных ресурсов в промышленности.
  4. Выявить направления и способы защиты окружающей человека природной среды в промышленных городах региона.
  5. Показать деятельность по созданию региональной системы природопользования на примере Байкальского региона.
  6. Рассмотреть создание и работу органов государственного контроля за состоянием окружающей среды.
  7. Выявить экологические последствия, вызванные политикой хозяйственного освоения и промышленного развития.
  8. Определить формы участия общественности в решении экологических проблем.

Объект исследования. Объектом настоящего исследования является природопользование в Восточной Сибири.

Предмет исследования. Предметом исследования является природопользование, обеспечивающее индустриальное развитие региона и решение социальных проблем его населения в 1946–1991 гг. Оно рассматривается как совокупность форм изучения, эксплуатации природно-ресурсного потенциала, мер по его рациональному использованию и защите окружающей человека природной среды.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1946 по 1991 г., когда после окончания Великой Отечественной войны была сделана ставка на ускоренное развитие Восточно-Сибирского региона. Для этого периода была характерна деятельность по изучению и освоению его природных ресурсов, формированию отраслевой структуры промышленности, определявшей специализацию Восточной Сибири в народнохозяйственном комплексе страны, решению возникавших экологических проблем.

К этому периоду относится разработка государственной экологической политики по рациональному использованию и её реализация на региональном уровне. В 1960 г. был принят Закон «Об охране природы в РСФСР», в 1969 г. – Постановление Совета Министров СССР «О мерах по сохранению и рациональному использованию природных комплексов бассейна озера Байкал». В декабре 1972 г. было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об усилении охраны природы и рационального использования природных ресурсов».

Верхняя граница исследования обусловлена началом послевоенного восстановления экономики и складыванием в регионе советской модели природопользования на основе общественной собственности на природные ресурсы. Нижняя граница обусловлена распадом сложившейся государственной системы управления природопользованием, переходом к использованию рыночных механизмов его регулирования. В декабре 1991 г. было прекращено действие принятого в 1960 г. Закона «Об охране природы в РСФСР», которым руководствовались на протяжении значительной части рассматриваемого периода.

Территориальные рамки исследования охватывают Восточную Сибирь, включавшую в себя Красноярский край, Иркутскую и Читинскую области, Бурятскую АССР, общей площадью около 4 млн км2, что составляло 17,8 % от территории СССР и 23,3 % от территории РСФСР. К концу рассматриваемого периода здесь проживало 8846 тыс. человек, или 3,1 % населения Советского Союза и 6,1 % населения РСФСР. 

Наиболее крупным административно-территориальным образованием являлся Красноярский край, который занимал 61 % общей площади Восточной Сибири и в котором проживало 40,6 % всего населения региона. Иркутская область занимала 19,3 % территории и имела 32 % населения, Читинская область – 10,8 % территории и 15,6 % населения, Бурятская АССР занимала 8,8 % территории и имела 11,2 % населения Восточной Сибири. В городах Восточной Сибири было сконцентрировано 72,8 % всего населения региона, причем самыми урбанизированными были Иркутская область и Красноярский край, доля городского населения в которых составляла соответственно 80,5 % и

72,9 %. Доля горожан в Читинской области и Бурятской АССР была ниже и составляла соответственно 65,2 % и 61,5 % .

Плотность населения в Восточной Сибири, на всем протяжении рассматриваемого периода, почти в шесть раз уступала показателям плотности в СССР. Для таежных и тундровых районов региона был характерен очаговый, или точечный, тип заселения, для территорий, прилегающих к рекам и особенно к транспортным магистралям – ленточный тип.

На долю Восточной Сибири приходилось около 1/3 экономически эффективных гидроэнергетических ресурсов страны, 4/5 общесоюзных запасов каменного угля, пригодных для добычи дешевым открытым способом. Здесь имелись большие запасы железной руды, руд цветных, редких металлов, нерудных полезных ископаемых, древесины, а также возможности для выбора промышленных площадок и промышленного водоснабжения.

Для Восточно-Сибирского экономического района были характерны общие для страны социально-экономические процессы, вместе с тем, он являлся районом интенсивного освоения природных ресурсов, который быстро превращался в сырьевую и промышленную базу общесоюзного значения. Промышленность Восточной Сибири имела многоотраслевую структуру, однако ведущее положение в ней занимали отрасли, связанные с добычей и переработкой природных ресурсов. На их долю в 60-е гг. приходилось 50 %   валовой продукции и 75 % основных фондов всей промышленности Восточной Сибири . Наиболее развитыми в промышленном отношении являлись Иркутская область и Красноярский край, которые давали почти 80 % прироста объемов всего промышленного производства Восточной Сибири . В семидесятые годы в регионе была начато формирование новых  территориально-производственных комплексов, Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса, строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали.

По мере развития народнохозяйственного комплекса региона усиливалось его воздействие на природу. Необходимость строгого соблюдения экологических требований к ведению хозяйственной деятельности в Восточной Сибири диктовалась повышенной «ранимостью» природы в условиях сурового климата, наличием здесь уникальной жемчужины природы – озера Байкал, крупнейшего в мире естественного резервуара слабоминерализованных вод. Для региона было характерно наличие общих экологических проблем, требующих объединения усилий Бурятской АССР, Иркутской и Читинской областей, Красноярского края в их решении. Накопленный в Восточной Сибири опыт природопользования имеет важное значение для оптимизации отношений общества и природы в условиях обострения глобальной экологической ситуации.

Методологическая основа исследования.  Методологической основой исследования является совокупность современных философских представлений о взаимодействии природы и общества, общенаучных и специальных исторических методов научного исследования. В современных условиях при проведении исследовательской работы допускаются методологический плюрализм и концептуальная гибкость. История природопользования исследована нами как сложный многогранный развивающийся и противоречивый процесс, который потребовал использования принципов научности, историзма и объективности. Принцип объективности был использован нами при отборе, анализе, сопоставлении источников, выявлении значимых решений и событий, позволяющих показать процесс его развития в совокупности действия различных влиявших на него факторов. На основе принципа историзма нами проведено выявление научных, управленческих, организационных, кадровых, финансовых, материально-технических факторов, которые обусловили развитие изучаемого процесса.

Использование конкретно-исторических методов позволило изучить сложный процесс природопользования на основе использования существующих источников исторической информации. Использование историко-генетического метода дало возможность рассмотреть природопользование в его историческом развитии через выявление причинно-следственных связей, логики и тенденций. Применение историко-системного метода позволило изучить историю этого процесса на основе взаимоувязанного и взаимообусловленного функционирования его составляющих. Историко-сравнительный метод стал основой для изучения природопользования в пространственном и временном аспектах для выявления сущности, повторяемости процессов и определения их особенностей. Использование методов статистической обработки данных оказалось необходимым при выявлении количественных характеристик, отражавших процессы рационального использования природных ресурсов и охраны окружающей среды

Источниковая база исследования. Источниковую базу исследования образует совокупность архивных и опубликованных источников. Основными источниками для представленной работы стали неопубликованные материалы 60 фондов центральных, региональных и текущих архивов, в том числе Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Государственного архива Красноярского края (ГАКК), Государственного архива Иркутской области (ГАИО), Государственного архива новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО), Государственного архива Читинской области (ГАЧО), Национального архива Республики Бурятия (НАРБ), Комитета по делам архивов при Правительстве Республики Хакасия (Хаккомархив).

В зависимости от происхождения, внутренней структуры, содержания и характера все архивные и опубликованные источники группируются согласно видовой классификации и подразделяются на семь групп.

К первой группе документов отнесены законодательные и нормативные документы, которые регулировали развитие экономики, в том числе природопользования. К ним отнесены решения съездов, партийные и партийно-правительственные постановления, законы страны, которые закладывали основы политики формирования и развития промышленного комплекса Восточной Сибири. Этот вид источников позволяет проследить основные этапы в изменении государственной политики природопользования. Данные документы по вопросам народного хозяйства систематизированы и опубликованы в сборниках «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», «Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам», «Справочник партийного работника». Интерес представляют тематические сборники решений партии и правительства, министерств, ведомств по различным аспектам политики природопользования.

Однако большинство постановлений по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов даны либо в изложении, либо в виде извлечений. Некоторые постановления в рассматриваемый период по разным соображениям фактически изымались из обращения, как это было сделано с постановлением Совета Министров СССР от 29 мая 1949 г. «О мерах борьбы с загрязнением атмосферного воздуха и улучшении санитарно-гигиенических условий населенных мест». Оно входило во второе издание сборника «Об охране окружающей среды», но не было включено не только в третье издание сборника, но и в приложенный к нему перечень решений партийных и государственных органов, не вошедших в сборник. Нам не удалось получить всю необходимую информацию из таких документов, как принятое в феврале 1971 г. постановление ЦК КПСС и Совета Министров «О мерах по дальнейшему комплексному развитию в 1971–1980 годах производительных сил Красноярского края», которое было опубликовано в варианте из нескольких строк.    

Вторая группа источников включает материалы всесоюзных и региональных конференций по развитию производительных сил Восточной Сибири, решения и рекомендации которых служили основой для разработки хозяйственной и природоохранной политики, а также документы, характеризующие практическую деятельность по решению различных экологических проблем в стране и Сибири. Значительный интерес для понимания причин принятия и особенностей реализации партийно-государственных решений по проблемам природопользования представляет изданный в 1999 г. сборник документов «Экология и власть. 1917–1990». В нем содержатся данные о состоянии рек бассейна озера Байкал, приведены материалы дискуссии по целесообразности завершения строительства Селенгинского целлюлозно-картонного комбината, имеется информация о некоторых других проблемах природопользования Восточной Сибири.

Третью группу источников образуют документы Красноярского краевого, Бурятского, Иркутского и Читинского областных комитетов партии, а также соответствующих советов народных депутатов, которые отложились в архивах. Использованы также материалы горкомов, райкомов партии, городских и районных советов народных депутатов. Важную роль в исследовании сыграли материалы партийных архивов, так как в существовавшей в СССР системе управления с руководящей ролью партии именно в них была сконцентрирована важнейшая информация по проблемам организации природопользования. Это объясняется тем, что основные решения обсуждались и принимались на краевой и областных партийных конференциях, пленумах, заседаниях партийно-хозяйственного актива, в работе которых принимали участие партийные, советские и хозяйственные руководители, представители государственных комитетов, отвечавших за организацию природопользования и контроль за состоянием окружающей среды. В обсуждении наиболее крупных и значимых проблем природопользования в регионе принимали участие руководители отраслевых министерств и ведомств, ответственные работники центральных органов управления. По материалам этих партийных форумов можно познакомиться с аргументацией руководителей и специалистов, возможными версиями решения проблем, с данными об использовании природных ресурсов, освоении новых территорий, состоянии воздушного и водного бассейна, выяснить противоречия и проблемы в работе по использованию природных ресурсов и охране окружающей среды. Информацию подобного характера также давали материалы Верховного совета Бурятской АССР, сессий краевого и областных советов народных депутатов.

Большинство решений по проблемам природопользования Красноярского краевого, Иркутского, Читинского и Бурятского областных комитетов КПСС, горкомов, райкомов партии принималось совместно с исполкомами советов народных депутатов. Самостоятельные решения Совета Министров Бурятской АССР, исполкомов Красноярского краевого,  Иркутского и Читинского областных советов народных депутатов, как правило, согласовывались с партийными органами, а их руководители несли перед ними партийную ответственность.

Материалы парткомов и партийных бюро научных учреждений, производственных объединений и промышленных предприятий, наряду с публикациями многотиражных газет, являются основным источником информации о работе этих учреждений, объединений и предприятий.

Существенным недостатком документов партийных архивов является их тенденциозность и предопределенность, обусловленные субординационной зависимостью партийных органов разного уровня. Вместе с тем, нужно отметить, что до сих пор не подлежат выдаче исследователям материалы Читинского обкома КПСС со второй половины 70-х гг., Иркутского обкома КПСС конца 80-х гг., некоторые материалы Красноярского крайкома КПСС, связанные с реализацией программы второй красноярской десятилетки (1981–1990 гг.).     

К четвертой группе источников относятся документы, постановления, информационные справки, отчеты органов советской власти, региональных комитетов по охране природы, региональных отделений Всесоюзного общества «Знание» и Всероссийского общества охраны природы. В Бурятской АССР были изучены фонды Верховного Совета и Совета Министров автономной республики. Их материалы позволили выявить механизм взаимодействия центральных и региональных органов по вопросам развития производительных сил региона, реализации природоохранной политики. Однако использование документов советских органов без привлечения документов соответствующих партийных органов не позволяет выявить работу механизмов по организации природопользования и весь комплекс средств, используемых для решения экологических проблем в Восточной Сибири.

Документы региональных отделений Всероссийского отделения охраны природы (ВООП), имеющиеся в архивах, не отражают весь период деятельности этих отделений. Например, материалы Читинского областного отделения общества, имеющиеся в Государственном архиве Читинской области, охватывают период 1968–1985 гг., а документы Красноярского отделения ВООП с начала 80-х гг. не представлены в Государственном архиве Красноярского края. В этом случае приходилось обращаться к текущим архивам указанных организаций. В архивах Восточной Сибири крайне слабо представлена информация о работе региональных комитетов природных ресурсов и охраны окружающей среды Министерства экологии и природопользования РСФСР.

Пятую группу источников составляет статистическая информация, которая отложилась в государственных архивах, была включена в сборники документов и материалов, изданные ЦСУ СССР, РСФСР, статистическими управлениями Бурятской республики, Красноярского края, Иркутской и Читинской областей. В работе были использованы материалы республиканских, краевых и областных статистических сборников. Привлечение статистических данных дало возможность показать динамику процессов и выявить основные тенденции их развития. Недостатком этих сборников является то, что данные по природоохранной деятельности стали учитывать только с 70-х гг. и по крайне ограниченному количеству аспектов. По признанию председателя Госкомитета СССР по статистике В.Н. Кириченко, методика подсчетов в этой сфере составлялась таким образом, чтобы представить благополучную картину решения экологических проблем, и для этого сведения приводились в несопоставимых данных, чтобы их невозможно было проанализировать. Причем данные, которыми оперировали партийные и советские органы региона, значительно отличались от данных, включаемых в официальную статистику. Это объяснялось не только конъюнктурными соображениями, но и использованием разных методик подсчета. Сопоставимая статистическая информация по изучаемым проблемам стала появляться лишь в последние годы перестройки и последовавший за ней период, когда Госкомстат России стал издавать статистические сборники «Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации» и «Регионы России. Социально-экономические показатели».

Важным источником достоверной информации об использовании природных ресурсов, состоянии окружающей среды, здоровья людей, финансирования природоохранной деятельности и другим аспектам стали ежегодные государственные доклады, которые с начала 90-х гг. стали готовить региональные комитеты по охране природы. Эти доклады составлялись по единой методике и в них практиковался ретроспективный анализ по различным направлениям природопользования, что давало возможность получать информацию за предыдущий период, отслеживать тенденции развития экологической ситуации, определять эффективность природоохранной работы.   

Шестую группу источников составляют материалы, опубликованные в центральных, региональных периодических изданиях, многотиражных газетах промышленных предприятий. Важный фактический материал по проблемам природопользования содержат региональные газеты «Красноярский рабочий», «Восточно-Сибирская правда», «Правда Бурятии», «Забайкальский рабочий». В аналитических статьях журналистов, партийных, советских, хозяйственных руководителей, специалистов природоохранных организаций зачастую более полно и оперативно, чем в материалах партийных и советских органов, отражалась конкретная работа по рациональному использованию природных ресурсов и охране окружающей среды. Многотиражные газеты промышленных предприятий показывали и анализировали эту работу на уровне производственных подразделений, смен, бригад, звеньев, отдельных энтузиастов. Важную роль для исследования имеют материалы, освещавшие работу по рациональному использованию, экономии сырья, воды, реагентов, которая носила объективно природоохранный характер.

Без газетных публикаций невозможно понять многие процессы в развитии природопользования в период перестройки, когда партийные и советские органы не поспевали за развитием событий и многие новые формы работы и проявления общественной активности не нашли отражения в документах партийных и советских органов, размещенных в архивах. Эти публикации нередко являются единственным источником по работе неформальных экологических организаций и развитии общественного экологического движения. Тем более, что во второй половине 80-х гг. партийные и особенно советские органы региона через газеты выносили на обсуждение проекты постановлений по охране окружающей среды и публиковали в них полные тексты принятых решений.  

Особую значимость для выявления состояния воздушного и водного бассейнов в Восточной Сибири,  поиска оптимальных вариантов решения накопившихся проблем представляют публикации в изданиях экологического профиля, появившихся в условиях перестройки. Таким образом, материалы периодической печати при их критическом осмыслении не только выполняют вспомогательную информационную функцию, наряду с архивными источниками, при изучении проблем природопользования, но и являются самостоятельным источником информации. Этот источник, в  отличие от официальных документов, не только позволяет отслеживать развитие природопользования на протяжении всего рассматриваемого в диссертации периода, но и выяснять, какая информация о нем становилась достоянием населения и как она влияла на формирование его сознания.   

К седьмой группе отнесены источники личного происхождения, в основном представленные опубликованными воспоминаниями участников процесса создания промышленных комплексов Восточной Сибири и данными, полученными во время встреч и бесед с руководителями региональных отделений Всероссийского общества охраны природы, региональных комитетов по охране природы, руководителями промышленных предприятий и леспромхозов. Они позволяют исследовать субъективные факторы, влияющие на развитие природопользования.  

Характер и содержание перечисленных групп источников во многих отношениях различны, однако все они несут значительную информационную нагрузку и в совокупности обеспечивают достаточно полную документальную базу для исследования проблемы. Перечисленные источники и методы исследования позволили проанализировать развитие природопользования в Восточной Сибири, выявить его основные направления, тенденции и особенности.

Научная новизна работы. Диссертационное исследование проведено в соответствии с подходами, сложившимися в международной традиции исследований по экологической истории. Его научная новизна заключается в том, что:

  1. определены основные направления и проблемы развития природопользования в Восточной Сибири;
  2. прослежено формирование системы научного обеспечения рационального природопользования;
  3. раскрыты причины и механизмы деятельности по рациональному использованию природных ресурсов в промышленности;
  4. выявлены направления и способы защиты окружающей человека природной среды в промышленных городах региона;
  5. обобщен опыт деятельности по созданию региональной системы природопользования на примере Байкальского региона;
  6. прослежено создание и работа органов государственного контроля за состоянием окружающей среды;
  7. выявлены экологические последствия, вызванные политикой хозяйственного освоения и промышленного развития;
  8. определены формы участия общественности в решении экологических проблем.

Практическая значимость. Опыт природопользования в Восточной Сибири, накопленный в 1946–1991 гг. и обобщенный в диссертационном исследовании, может быть использован органами власти на общегосударственном и региональном уровне, Министерством природных ресурсов России и его региональными управлениями для оптимизации взаимоотношений между человеком, обществом и природой в современных условиях. Он может быть использован в работе по формированию у людей чувства ответственности за решение глобальной экологической проблемы и вовлечению их в конкретную природоохранную деятельность по месту жительства.

Результаты исследования могут быть использованы для написания учебников и учебных пособий по гуманитарным и экологическим дисциплинам, для создания справочников и энциклопедий, написания обобщающих работ по истории Сибири и России.  

Апробация исследования. По теме исследования опубликовано 40 работ, общим объемом 50 п. л., в том числе в рецензируемых изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией. Была издана монография «История природопользования в Восточной Сибири». Результаты исследования были обсуждены на международных, всероссийских, региональных конференциях, симпозиумах и конгрессах в Санкт-Петербурге, Красноярске, Иркутске, Улан-Удэ, Кемерово, Новосибирске, Екатеринбурге, Пятигорске.

В декабре 1989 г. докторант был избран председателем общественного экологического совета при Красноярском краевом комитете по охране природы и возглавлял его до реорганизации краевого комитета в 1991 г. Им был подготовлен спецкурс «История и опыт взаимоотношения общества и природы», который читается студентам Красноярского государственного аграрного университета. Экологические аспекты хозяйственного развития рассмотрены в учебном пособии «Документы и материалы по истории земельных отношений в России с древнейших времен до наших дней», допущенном Министерством сельского хозяйства Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов сельскохозяйственных высших учебных заведений.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения, списка источников и литературы, приложения, состоящего из 54 таблиц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность изучения развития природопользования в Восточной Сибири, дается анализ историографии проблемы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, указываются территориальные и хронологические рамки, характеризуются  основные методы исследования и источниковая база, раскрываются научная новизна и практическая значимость работы.

В первой главе «Основные направления и  проблемы природопользования» раскрывается изменение отношения государства к освоению природных ресурсов Восточной Сибири. В период индустриализации здесь, независимо от сложности природных условий и степени финансовых затрат, развивалась добыча стратегических видов сырья, которых не было в европейской части страны. В регионе были построены Шерловогорский оловянный, Джидинский вольфрамо-молибденовый, Норильский горно-металлургический комбинаты, предприятия по добыче золота, слюды и асбеста. В годы Великой Отечественной войны произошло расширение отраслевой структуры промышленности региона за счет вынужденной эвакуации в Красноярский край и Иркутскую область оборудования предприятий из европейской части страны. В послевоенный период природные ресурсы Восточной Сибири широко использовались для восстановления и развития пострадавшей от военных действий экономики страны. Это в значительной степени обусловило место Восточной Сибири как поставщика сырьевых ресурсов и полуфабрикатов в общесоюзном разделении труда, тем более, что в европейской части страны уже стал ощущаться дефицит некоторых видов сырья и воды. Основными отраслями региона в годы первой послевоенной пятилетки были лесная, деревообрабатывающая, угольная, химическая промышленность и цветная металлургия.

Условия для качественно нового этапа природопользования в Восточной Сибири стали создаваться во второй половине 40-х–50-е гг. в связи с организацией систематического изучения её природно-сырьевых и гидроэнергетических ресурсов и формирования энергетической базы, которое началось в 1950 г. со строительства Иркутской ГЭС. Это стало первым шагом к реализации Ангаро-Енисейской проблемы, разработкой которой специалисты занимались еще в довоенный период.

В 50-е гг. со всей остротой проявилось противоречие между степенью промышленного развития европейской части страны и Восточной Сибири с её огромным сырьевым и энергетическим потенциалом. Инициатива в постановке вопросов о развитии промышленности региона в этот период перешла к его партийным и советским органам, что объяснялось не только амбициями руководителей, но и стремлением обеспечить его экономическое развитие и получить возможности для решения социальных проблем населения. В результате поиск решений по развитию природопользования шел одновременно из центра и из регионов.

На определение основных направлений природопользования повлияли решения представительной конференции по развитию производительных сил Восточной Сибири, которая в августе 1958 г. в Иркутске подвела итоги изучения природных ресурсов и возможностей их использования. Конференция определила наиболее перспективные для развития отрасли и приняла рекомендации по их становлению и развитию. Особое внимание было обращено на необходимость развития транспорта и обеспечение доступа к разведанным ресурсам. Значительная часть рекомендаций конференции после прохождения экспертизы Госплана вошла в долговременную программу развития страны и региона и, подвергаясь корректировке на последующих конференциях, определяла его развитие на всем протяжении рассматриваемого периода. Следует отметить, что решения о развитии принимались с учетом существовавшего понимания политических, экономических и социальных задач, когда еще не в полной мере учитывались экологические последствия экономического развития.

Время после конференции по развитию производительных сил Восточной Сибири стало периодом развития отраслевой структуры региона. В 60-е гг. было произведено перемещение лесозаготовок из европейской части в Сибирь, и Восточная Сибирь вышла на первое место в СССР по заготовке древесины. На Коршуновском ГОКе, Абаканском и Тейском рудниках была налажена добыча железной руды для металлургических предприятий Западной Сибири. Началась разработка документации по формированию Канско–Ачинского топливно-энергетического комплекса. Развитие энергетической базы обусловило создание алюминиевой, химической, нефтехимической и других энергоемких отраслей промышленности. В регионе из местного сырья было начато производство глинозема для алюминиевой промышленности. Рост объемов заготовки древесины, в том числе при очистке ложа водохранилищ ГЭС, стимулировал создание крупных предприятий по её глубокой переработке. В Иркутской области были сданы в эксплуатацию Братский лесопромышленный комплекс, Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. В Бурятии строился Селенгинский целлюлозно-картонный комбинат. В Красноярском крае велось строительство лесохимического комплекса, включавшего в себя целлюлозно-бумажный комбинат, биохимический, шинный заводы, завод синтетического каучука и другие предприятия.

Однако размещение промышленных предприятий большинства отраслей производилось либо в городах, расположенных на Транссибирской магистрали, либо в южной части Ангаро-Енисейского региона с относительно мягким для Сибири климатом, развитой транспортной сетью, высокой плотностью населения, хорошей водообеспеченностью и наличием промышленных площадок. Причем состояние воздушного и водного бассейнов этой территории не учитывалось при решении вопросов о размещении новых предприятий.

Существовавшее отставание в развитии промышленности Бурятской АССР и Читинской области объяснялось более поздним началом её формирования, малочисленностью и низкой плотностью населения, слабой транспортной освоенностью территорий, дефицитом электроэнергии и воды, суровыми климатическими условиями. Поэтому в Читинской области акцент был сделан на добычу олова, урана, цветных металлов с вывозом концентратов для дальнейшей переработки в другие регионы страны. Здесь были приняты меры по развитию станкостроения, производству промышленного оборудования для удовлетворения потребностей Дальневосточного экономического района. Новым фактором, ограничивающим развитие народнохозяйственного комплекса Забайкалья, стало принятие мер по рациональному использованию и охране природных ресурсов озера Байкал и его бассейна, что требовало безотлагательных действий по формированию системы рационального природопользования. В бассейне озера были сокращены заготовки древесины. В Бурятской АССР расчет делался на развитие машиностроения, приборостроения, глубокую переработку древесины.

Как показала практика природопользования в Сибири, заложенный еще в годы индустриализации в основу экономического развития, вполне оправданный на первый взгляд, отраслевой принцип обусловил неоправданную подмену государственных интересов отраслевыми, приоритет экономики по отношению к экологии и решению социальных проблем населения осваиваемых территорий. Приоритет отраслевых интересов стал главной проблемой, сдерживающей формирование рационального природопользования.

Партийные и советские органы региона не могли противостоять давлению министерств, так как вместе с ними отвечали за результаты хозяйственной деятельности. Однако развитие советской экономики по экстенсивной модели за счет наращивания добычи природно-сырьевых ресурсов было неэффективным с экономической точки зрения и ущербным с экологической. Это подталкивало высшее руководство страны к переводу экономики на интенсивный путь развития, который предполагал рациональное использование сырья, охрану природы и воспроизводство возобновимых природных ресурсов. 

В 1971 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР утвердили программу комплексного развития производительных сил Красноярского края на последующее десятилетие и тем самым пошли на проведение эксперимента по отработке взаимодействия органов отраслевого и территориального управления по решению экономических, социальных и экологических проблем. Развитие отраслей планировалось проводить за счет формирования Центрально-Красноярского, Саянского, Северо-Енисейского, Нижне-Ангарского  территориально-производственных комплексов (ТПК), энергетическим ядром которых являлась либо действующая, либо строящаяся, либо планируемая гидроэнергетическая станция. Организация производства внутри ТПК должна была производиться через создание промышленных узлов с едиными инженерными сооружениями, в том числе природоохранного характера. Канско–Ачинский топливно-энергетический комплекс должен был развиваться на собственной теплоэнергетической базе. Маловодные 70-е гг. показали нецелесообразность ставки на преимущественное развитие гидроэнергетики. Развитие теплоэнергетики должно было гарантировать обеспеченность энергией независимо от сезонных факторов и климатических особенностей отдельных лет.

Красноярская десятилетка, подкрепленная необходимыми финансовыми средствами, дала высокий экономический эффект в использовании природных ресурсов региона. Однако она продемонстрировала нежелание отраслевых министерств участвовать в комплексной застройке промышленных узлов и финансировании общеузловых объектов. Но, несмотря на проблемы и издержки в формировании ТПК и промышленных узлов, очевидной была польза от комплексного подхода к развитию. Высокую эффективность демонстрировал создаваемый в Иркутской области Братско–Усть-Илимский ТПК. Новые возможности для освоения природных ресурсов недоступных ранее районов появились после начала строительства Байкало–Амурской магистрали. Их освоение предполагалось за счет организации Верхне-Ленского ТПК в Иркутской области, Северо–Байкальского ТПК в Бурятской АССР, Удоканского промышленного узла в Читинской области. Прокладка железнодорожной магистрали создавала условия для формирования второго промышленного пояса Сибири.

Положительный опыт реализации первой красноярской десятилетки побудил ЦК КПСС и Совет Министров СССР принять новое постановление о развитии производительных сил Красноярского края на 1981–1990 гг. и Бурятской АССР на 1981–1985 гг. и на период до 1990 г. Для того чтобы не допустить ошибок, с которыми столкнулись в Красноярском крае, в автономной республике была разработана и утверждена «Схема районной планировки Бурятской АССР», включавшая в себя такие разделы, как «Генеральная схема освоения зоны БАМа» и «Комплексная схема охраны территорий, прилегающих к БАМу». Позже, в 1986 г., ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли адресное постановление по развитию производительных сил Иркутской области на 1986–1990 гг. и на период до 1995 г.

Однако реализация принятых постановлений оказалась проблематичной по многим причинам, в том числе из-за перераспределения капиталовложений в пользу Западной Сибири после начала формирования Западно-Сибирского нефтегазового комплекса. В середине 80-х гг. было сокращено выделение средств на развитие отраслей основной специализации в Восточной Сибири, что вызвало массовое уклонение отраслевых министерств от участия в формировании промышленных узлов. Кроме того, оказалось, что научные учреждения в тот период еще не могли обеспечивать проработку долговременных процессов формирования ТПК.

Партийным и советским органам Читинской области в течение всего рассматриваемого периода не удалось убедить Госплан СССР в необходимости комплексного развития её народного хозяйства. Не получил поддержки разработанный в области в середине 80-х гг. научный прогноз развития производительных сил Восточного Забайкалья. Госплан СССР делал ставку на интеграцию Бурятской АССР и Читинской области в развитие Дальневосточного экономического региона.

К середине 80-х гг. Восточная Сибирь представляла собой экономический район с многоотраслевой промышленностью, развивавшейся преимущественно на экстенсивной основе. Техническую основу промышленного производства составляли предприятия союзного подчинения большой единичной мощности. Налицо была значительная разница в промышленном развитии Ангаро–Енисейского региона и Забайкалья.

В 1988 г. высшее руководство страны вынуждено было признать факт превращения Восточной Сибири в сырьевой придаток европейской части страны и наличия в регионе сложной экономической, социальной и экологической ситуации. Но ответственность за все это была возложена только на отраслевые министерства и ученых, которые обслуживали их интересы. Хотя проблема была глубже и заключалась в тупиковом характере экономической модели развития, которая разделяла экономику на отраслевые сегменты. Поэтому в условиях расшатывания административно-командной системы советы народных депутатов административно-территориальных образований региона поставили под сомнение необходимость её дальнейшего существования. Они потребовали введения совместной собственности союзного, республиканского, краевого, областных и нижестоящих местных советов на природные ресурсы, а также разграничения между ними прав, обязанностей и ответственности. А Верховный Совет Бурятии в декабре 1990 г. отменил статус автономной республики и принял Декларацию о государственном суверенитете Бурятии. В её компетенцию входили территориальная неприкосновенность, экономическая самостоятельность и экологическая безопасность. Таким образом, попытки урегулировать взаимоотношения участников процесса природопользования в рамках советской экономической модели привели к её разрушению.  И в регионе на протяжении рассматриваемого периода не удалось приблизиться к рациональному природопользованию.       

Вторая глава «Деятельность по организации рационального природопользования в Восточной Сибири» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Создание системы научного обеспечения рационального природопользования» рассмотрены вопросы формирования и развития академических институтов, высших учебных заведений, отраслевых проектных и научно-исследовательских институтов, научных подразделений промышленных предприятий, работавших над решением проблем рационального природопользования и внедрением полученных результатов в практику.

До конца 50-х гг. изучением природных ресурсов Восточной Сибири и разработкой рекомендаций по их использованию занимались научные экспедиции, направляемые по линии Академии наук СССР, отраслевых министерств и ведомств. Развитию исследований способствовало создание в 1944 г. Западно-Сибирского филиала АН СССР, в сферу влияния которого был включен Красноярский край, создание в 1947 г. Якутской научно-исследовательской базы, которая вела исследования в северной части Забайкалья, и создание в 1949 г. Восточно-Сибирского филиала АН СССР, который работал на территории Иркутской, Читинской областей и Бурятской АССР. Благодаря работе экспедиций в 1947 г. была проведена конференция по развитию производительных сил Иркутской области. Проведенная в августе 1958 г. конференция по развитию производительных сил Восточной Сибири определила основные направления развития природопользования на длительную перспективу.

Условия для развития академических научных учреждений в регионе появились после создания в 1957 г. Сибирского отделения Академии наук СССР. В 1966 г. был образован Бурятский филиал СО АН СССР, в составе которого стали работать институт естественных наук с лабораторией эрозии почв, отдел геологии, отдел экономических исследований, комплексная группа, которая занималась исследованиями проблем развития и размещения производительных сил Бурятской АССР. Сложнее шел процесс формирования академических институтов в Красноярском крае, где ставка долгое время делалась не на сотрудничество с Академией наук, а на использование исследовательского потенциала режимной организации «Енисейстрой». Созданный в Читинской области комплексный научно-исследовательский институт СО АН СССР был передан Министерству геологии СССР.   

Разработкой проблем рационального использования природного сырья и снижением промышленных выбросов в окружающую среду на крупных промышленных предприятиях занимались отраслевые институты, которые были их генпроектировщиками, такие как «Норильскпрооект» для Норильского ГМК, ВНИПИнефть для объединения «Ангарскнефтеоргсинтез», Всесоюзный научно-исследовательский и проектный институт алюминиевой, магниевой и электродной промышленности (ВАМИ) для алюминиевых заводов Восточной Сибири и Ачинского глиноземного комбината. В 50-е гг. на территории Восточной Сибири работало 120 ведомственных проектных и научно-исследовательских институтов.

Важную роль в повышении уровня использования сырья и снижения загрязнения окружающей среды играли научно-исследовательские подразделения промышленных предприятий. Созданная в довоенный период центральная лаборатория Норильского ГМК была преобразована в горно-металлургический опытно-исследовательский цех комбината (ГМОИЦ). Главными направлениями деятельности цеха стали разработка и внедрение технологических процессов по снижению потерь металлов при добыче, обогащении, переработке полиметаллических руд. В 1966 г. в целях снижения потерь полезных компонентов с выбросами в воздушный бассейн в его составе была создана лаборатория пылеулавливания. Для отладки технологических процессов по рациональному использованию сырья в 60–70-е гг. были созданы опытные экспериментальные цехи в объединении «Ангарскнефтеоргсинтез», на Ачинском глиноземном, Сорском молибденовом, Нерчинском полиметаллическом, Братском лесопромышленном, Байкальском целлюлозно-бумажном и многих других предприятиях региона. Определенный вклад в разработку и внедрение природоохранных процессов вносили региональные отделения отраслевых научно-технических обществ.

Партийные  и советские органы Красноярского края, Бурятской АССР, Иркутской и Читинской областей в 60–80-е гг. боролись за открытие на их территории академических, отраслевых научно-исследовательских институтов, высших учебных заведений, что давало им возможность использовать созданный научный потенциал для решения экономических, социальных и экологических проблем. Надо отметить, что предпринимаемые меры не всегда сопровождались успехом. Например, Ангарский горком партии и дирекция объединения «Ангарскнефтеоргсинтез», несмотря на многократные попытки, предпринятые в 60–70-е гг.,  не сумели убедить отраслевое министерство в необходимости создания в городе организации, занимавшейся проектированием сооружений природоохранного характера. С другой стороны, некоторые скоропалительно созданные отраслевыми институтами исследовательские подразделения в регионе не получали необходимой поддержки, как это случилось с лабораторией ВНИИбумаги, созданной на Селенгинском ЦКК. Однако к началу 70-х гг. в Восточной Сибири уже функционировала система научных учреждений и служб, которые занимались разработкой различных аспектов организации в регионе рационального природопользования.

Партийные и советские органы не только оказывали помощь в создании и развитии научных учреждений, но и пытались влиять на формирование тематики их научных исследований. Так, в феврале 1967 г. Иркутский обком КПСС потребовал от научных учреждений Восточно-Сибирского филиала СО АН СССР организации исследований по освоению природных ресурсов Средней Ангары и бассейна озера Байкал, разработке генеральных схем организации территориально-производственных комплексов, создании технологий по рациональному использованию сырья. С одной стороны, такой подход подкупал нацеленностью местных органов власти на развитие производительных сил региона, на внедрение научных разработок в производство, но, с другой стороны, чрезмерное привлечение академической науки к решению прикладных проблем не могло не сказаться на развитии фундаментальных исследований.

Активизация научных исследований по проблемам природопользования произошла на рубеже 60–70-х гг. после принятия партийных и правительственных постановлений по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов.

В исследовании показана работа коллективов Бурятского филиала СО АН СССР и Сибирского научно-исследовательского института лесной промышленности. Обращено внимание на создание подразделений по разработке проблем размещения производительных сил, улучшения  лесоэксплуатации, рационального использования природного сырья, укрепления их материально-технической базы, укомплектования их квалифицированными кадрами.

В свою очередь, промышленные предприятия региона еще с 50-х гг. стали привлекать научные учреждения к разработке проблем использования природных ресурсов. В основе этого процесса были разные причины, а именно: необходимость выполнения распоряжений отраслевых министерств, местных партийных и советских органов, а также заинтересованность коллективов в улучшении экономических показателей за счет снижения потерь сырья и увеличения выпуска продукции. Но если в указанный период, как правило, практиковалось приглашение специалистов для разработки отдельных проблем, то в дальнейшем сотрудничество стало приобретать долговременный систематический характер. Распространение получила практика проведения исследований на хоздоговорной основе.

Партийные и советские органы длительное время выступали в качестве координаторов научных исследований академической, вузовской и отраслевой науки, и им нередко приходилось заниматься урегулированием проблем, возникающих между учреждениями разной подчиненности. Для координации научных исследований по проблемам сельского, водного и лесного хозяйства при Совете Министров Бурятской АССР в 1969 г. был создан специальный научный совет. В Красноярском крайкоме, Иркутском и Читинском обкомах КПСС в разное время создавались ученые, научные и технико-экономические советы.

В связи с активизацией научных исследований по байкальской проблематике Президиум СО АН СССР создал Байкальскую комиссию во главе с академиком А.А. Трофимуком. В дальнейшем был создан Совет АН СССР по Байкало–Амурской магистрали, который возглавил академик А.Г. Аганбегян. Совет имел единый план проведения научных исследований и координировал работу пятидесяти академических и научно-исследовательских институтов.

Новым этапом  в координации научных исследований по проблемам природопользования стала разработка Сибирским отделением АН СССР единой долгосрочной программы «Комплексное освоение природных ресурсов Сибири», более известной под названием программы «Сибирь». Она объединила около тридцати долгосрочных отраслевых и межотраслевых программ. В Восточной Сибири ученые работали над реализацией таких составляющих, как «Благородные и редкие металлы, медь и никель Красноярского края», «Угли Канско–Ачинского бассейна», «Лесные ресурсы Сибири», «Медные руды Удокана», «Чистый Енисей», и другими программами. Причем, если на первых порах программа «Сибирь» была рассчитана на реализацию уже имевшихся научных разработок, то по мере накопления опыта она дополнялась и расширялась.

Благодаря развитию фундаментальных и прикладных исследований по этой программе, удалось обеспечить дальнейшее развитие системы академических научных учреждений в Восточной Сибири. В 1979 г. было принято решение о создании Красноярского филиала СО АН СССР, в 1980 г. –  о создании Читинского комплексного научно-исследовательского института. Для решения экологических проблем конкретных предприятий Президиум Бурятского филиала СО АН СССР создал лабораторию промышленной экологии на Селенгинском ЦКК и лабораторию охраны окружающей среды на Улан-Удэнском авиационном заводе. Несомненной заслугой СО АН СССР стало обоснование необходимости разработки экологических паспортов промышленных предприятий и начало работы по их созданию, а также участие в проведении экологической экспертизы проектов строительства сибирских гидроэлектростанций.

В течение рассматриваемого периода в Восточной Сибири была создана система научного обеспечения рационального природопользования, включавшая в себя академические, научно-исследовательские, проектные институты, высшие учебные заведения, научные подразделения промышленных предприятий. Это позволило значительно продвинуться по пути создания теоретических основ и решения конкретно-практических проблем рационального природопользования. В диссертации показаны меры, предпринимаемые научными учреждениями, партийными и советскими органами региона, Президиумом СО АН СССР по внедрению результатов научных исследований, и проблемы, с которыми они при этом сталкивались. Рассмотрены действия Президиума Сибирского отделения АН СССР в период перестройки по сохранению научного потенциала, накопленного в регионе опыта проведения научных исследований по проблемам природопользования и развития исследований в сотрудничестве с зарубежными научными организациями.

Во втором параграфе «Рациональное использование природных ресурсов как фактор взаимоувязанного решения экономических и экологических проблем» раскрыты причины и механизмы деятельности по рациональному использованию природных ресурсов в промышленности Восточно-Сибирского региона. Важнейшим направлением деятельности по формированию рационального природопользования в рассматриваемый период являлось комплексное использование природного сырья на всех стадиях технологического цикла – от его заготовки и добычи до выпуска конечной продукции.

Одной из причин принятия мер по улучшению использования сырья было значительное увеличение заготовки древесины и добычи угля в послевоенный период, что было связано с переводом предприятий лесной и угольной промышленности на новую техническую базу, с созданием леспромхозов круглогодичного действия и использованием технологии открытой добычи в угольной промышленности. 

Несмотря на то, что значительная часть заготовленного в регионе леса предназначалась на вывоз в круглом виде, в Восточной Сибири предпринимались меры по более полному использованию остающейся древесины. Во многих районах были построены небольшие деревообрабатывающие предприятия, смолоскипидарные заводы. Переработкой отходов древесины занимались промысловые артели региона. В послевоенный период развитие получила гидролизная промышленность. В целях улучшения использования древесины в 50–60-е гг. была проведена реконструкция действующих в Восточной Сибири деревообрабатывающих предприятий и на некоторых из них было налажено производство фибролита из отходов производства. Однако ставка в этот период была сделана на строительство крупных деревообрабатывающих комплексов и предприятий по глубокой переработке древесины, таких как Енисейско–Маклаковский, Братский лесопромышленные комплексы, Байкальский целлюлозно-бумажный и Селенгинский целлюлозно-картонный комбинаты.

В регионе также были приняты меры по более глубокой переработке углей Черемховского бассейна. В Иркутской области был построен завод по производству из них жидкого топлива, велась подготовка к строительству таких заводов в Красноярском крае. Это направление не получило развития в связи с началом производства горюче-смазочных материалов в Ангарске на основе башкирской нефти. В регионе рассматривалась проблема брикетирования бурых углей Восточного Забайкалья и было принято решение о подземной газификации угля для перевода Иркутска на газоснабжение. В Ачинске строился уникальный глиноземный комбинат по комплексной переработке местного нефелинового сырья, а некоторые строительные организации стали использовать промышленные отходы для производства строительных материалов.

Значительный импульс работе по рациональному использованию сырья в Восточной Сибири был дан в середине 60-х гг. в связи с переводом народного хозяйства на новую систему планирования и экономического стимулирования, когда возможности развития производства и решения социальных проблем стали напрямую зависеть от экономических показателей работы предприятий. Это побуждало производственные коллективы к снижению себестоимости продукции за счет рационального использования природно-сырьевых ресурсов, воды, уменьшения их потерь с выбросами в воздушный и водный бассейны. Их деятельность приобретала объективно природоохранный характер, так как позволяла расширять сырьевую базу промышленности и снижать загрязнение окружающей человека природной среды. Для привлечения коллективов к поиску резервов производства были разработаны методы морального и материального стимулирования. Принимались меры по распространению опыта работы передовых подразделений.

Перевод лесозаготовительных предприятий на хозрасчет побудил их коллективы шире использовать заготовку древесины методом узких лент, который давал возможность сохранять подрост. Это позволяло снижать расходы на уплату штрафов за нарушение лесоэксплуатации. В лесной промышленности была развернута деятельность по снижению потерь древесины во время молевого сплава. Работа по экономии воды на Братском ЛПК и в объединении «Ангарскнефтеоргсинтез» позволила в десятки раз снизить количество промышленных стоков, сбрасываемых в водоемы. На предприятиях цветной металлургии было снижено разубоживание руды и повышена степень извлечения полезных компонентов при её переработке. Развитию этой работы способствовала организация в 1970 г. Всесоюзного общественного смотра экономии и бережливости, который позволил получить значительный экономический эффект. В дальнейшем такие смотры объявлялись ежегодно вплоть до конца рассматриваемого периода.

Однако многие предприятия, которые производили дополнительную продукцию за счет рационального использования сырья, сталкивались с проблемой её реализации. Многие министерства, имевшие свои леспромхозы, были не готовы приобретать эту продукцию, так как для них это было чревато закрытием своих собственных производств и ликвидацией поселков лесозаготовителей. Система отраслевой организации экономики не позволила в тот период найти приемлемое решение.

В девятой пятилетке в стране были приняты меры по усилению режима экономии, что было связано с осознанием необходимости перевода народного хозяйства с экстенсивного на интенсивный путь развития. Оснащение источников выбросов в воздушный и водный бассейны очистными сооружениями и устройствами требовало огромных затрат и создавало проблему утилизации уловленных веществ. Более эффективной с экономической и экологической точки зрения была работа по снижению промышленных выбросов в окружающую среду. Поэтому в СССР и в развитых странах Европы в 70-е гг. был провозглашен курс на переход к малоотходным и безотходным технологиям.

Фактором, побуждающим производственные коллективы к экономии воды, стало введение в 1972 г. платы за воду, забираемую из водохозяйственных систем в доход государства. В диссертации подробно рассмотрена организация работы по снижению её расхода в технологических целях на Красноярском комбайновом и некоторых других предприятиях региона. Для обозначения ориентиров в деле рационального использования природного сырья ЦК КПСС и Совет Министров СССР в начале 70-х гг. приняли несколько постановлений, направленных на распространение опыта передовых предприятий страны по рациональному использованию древесины, полиметаллических руд и других видов природного сырья. К развитию этой работы подталкивала наметившаяся во многих отраслях производства тенденция к снижению эффективности производства.

В целях повышения эффективности производства в отраслях, занятых добычей и переработкой природного сырья, были использованы меры организационного характера. Например, в леспромхозах с истощенной лесосырьевой базой стали внедрять бригадный подряд, при котором размер премии зависел не только от количества заготовленной древесины, но и от соблюдения правил лесоэксплуатации и очистки лесосек от древесных отходов. Одним из способов повышения экономической эффективности предприятий лесной промышленности стало создание в регионе комплексных леспромхозов, объединявших в своем составе лесхозы, лесозаготовительные и деревообрабатывающие предприятия. Они занимались не только заготовкой и переработкой древесины, но и проведением лесовосстановительных работ и охраной лесов от пожаров. Эксперимент оказался удачным, но не получил дальнейшего развитие из-за ведомственных противоречий.

Местные партийные и советские органы принимали меры воздействия на руководство леспромхозов и деревообрабатывающих предприятий, подталкивая его к снижению количества отходов и выпуску технологической щепы. Благодаря применению мер организационного, технического, технологического характера, в 70–80-е гг. в Восточной Сибири удалось значительно повысить глубину переработки древесины, наладить производство ДВП, ДСП, картона и других видов продукции.

В диссертации подробно показаны способы вовлечения коллективов в работу по рациональному использованию сырья на Красноярском ЦБК, Норильском ГМК, на котором в середине 70-х гг. из полиметаллических руд извлекалось пятнадцать элементов. Творческий подход к увеличению числа извлекаемых из руды элементов был характерен для коллективов Сорского молибденового, Джидинского вольфрамо-молибденового, Нерчинского полиметаллического, Шерловогорского горно-обогатительного, Ачинского глиноземного и других комбинатов. На Орловском ГОКе, Абаканском и Тёйском железных рудниках стали использовать вскрышные и вмещающие породы для производства строительных материалов.

Но к 80-м гг. не удалось переломить тенденцию к снижению эффективности производства в связи с ростом затрат на добычу и переработку сырья. Поэтому государство сделало акцент на улучшение использования сырья. Теперь отходы производства стали учитываться как вторичное сырье, подлежащее использованию в производстве, была проведена его инвентаризация в разных отраслях экономики. В диссертации рассмотрена работа Усольского объединения «Химпром» и ряда других предприятий по его использованию. Во второй половине 80-х гг. особые надежды на развитие этой работы возлагались на переход промышленных предприятий на хозрасчет, самоокупаемость и самофинансирование. В диссертации показано, как это повлияло на использование сырья на предприятиях цветной металлургии и лесной промышленности.

Новым направлением в работе по рациональному использованию сырья стало создание в годы перестройки совместных предприятий. Зарубежные фирмы проявляли интерес к расчистке рек, водохранилищ ГЭС от затонувшей древесины, организации производств по выпуску ДВП, ДСП из отходов лесной и деревообрабатывающей промышленности. Их привлекали невысокие затраты на получение сырья. Определенный интерес представляет кооперативная форма переработки вторсырья. Она просуществовала недолго, но продемонстрировала значительный экономический и экологический эффект своей работы.

Исследование показало, что внедрение экологически целесообразных способов добычи и заготовки природно-сырьевых ресурсов, организация работы по их рациональному использованию в промышленности на протяжении всего рассматриваемого периода были подчинены решению экономических задач. Вместе с тем, развитие этой работы давало значительный экологический эффект. Но в регионе ещё не ставилась задача создания системы взаимоувязанного решения экономических и экологических задач.

Глава третья «Направления и способы защиты окружающей человека природной среды и создания региональной системы природопользования»  содержит два параграфа. Первый параграф «Деятельность по обеспечению санитарно-гигиенического благополучия в промышленных городах региона» посвящен выявлению основных направлений и способов защиты окружающей среды промышленных городов Восточной Сибири.

В послевоенный период очень высоким было загрязнение воздушного, водного бассейнов и почв в Красноярске, Норильске, Иркутске, Черемхове, Улан-Удэ и некоторых других городах, что объяснялось развитием здесь   промышленного производства, ростом населения, строительством неблагоустроенного жилья. Поэтому после перехода к мирной жизни особое внимание в регионе было обращено на оздоровление санитарного состояния промышленных городов, что делалось за счет очистки жилых районов, прокладки тротуаров, асфальтирования улиц и проведения озеленительных работ.

Важным направлением деятельности по оздоровлению санитарно-гигиенической ситуации в 50-е гг. стало проведение работ по электрификации, газификации жилого фонда, его переводу на централизованное тепловодоснабжение и канализацию. Это было обусловлено развитием коммунального хозяйства, связанным с ростом финансовых возможностей, развитием энергетической базы, появлением землеройной техники. Но, вместе с тем, их проведение имело очевидный природоохранный характер, так как позволило уменьшить выбросы от печного отопления, начать ликвидацию дворовых и квартальных котельных, уличных уборных, неорганизованных свалок бытовых отходов. А электрификация железнодорожного и городского пассажирского транспорта дала возможность снизить транспортные выбросы в воздушный бассейн.

Сложность проблемы обеспечения санитарно-гигиенического благополучия заключалась в том, что она постоянно воспроизводилась в районах промышленных новостроек, которые начинались с временного неблагоустроенного жилья и отсутствия элементарных удобств. Многие города долгое время не имели генеральных планов развития, что давало возможность отраслевым министерствам размещать свои предприятия в привязке к городским инженерным коммуникациям. Это привело к высокому уровню загрязнения воздушного и водного бассейнов Ангарска, Братска и некоторых других городов. Но даже в тех случаях, когда генеральные планы были утверждены, отраслевые министерства уклонялись от их соблюдения. Адресные правительственные постановления по развитию коммунального хозяйства некоторых городов региона не всегда выполнялись в полном объеме.

Новым направлением природоохранной работы в регионе, которая развернулась в начале 60-х гг. после принятия Закона «Об охране природы в РСФСР», стало строительство очистных сооружений в городах и крупных промышленных предприятиях. Однако оно сдерживалось традиционным отношением к природоохранным объектам как второстепенным, недостаточным финансированием, отсутствием специализированных проектных и строительных организаций. Поэтому очистные сооружения сдавались в эксплуатацию с опозданием, и нередко после сдачи их невозможно было вывести на проектную мощность. Для исправления сложившейся ситуации партийным и советским органам региона приходилось вмешиваться в работу строительных организаций.

Нужно отметить, что в связи с ужесточением требований к соблюдению природоохранного законодательства, на большинстве крупных промышленных предприятий, построенных в 60-е гг., очистные сооружения были введены либо вместе с производственными объектами, либо даже раньше. Вместе с тем, по обеспеченности водопроводом, центральным отоплением, канализацией, очистными сооружениями Восточная Сибирь отставала как от РСФСР, так и от Западной Сибири. В начале 70-х гг. очистные сооружения в Бурятской АССР имелись лишь на 40 из 150 предприятий, а в Иркутской области ими было обеспечено 37 % источников выбросов в водный бассейн. Газопылеулавливающими установками в это время в Восточной Сибири было обеспечено около половины источников выбросов в воздушный бассейн, но многие из них не работали из-за отсутствия специалистов и ремонтных служб.  

Научный и практический интерес представляет собой изучение способов привлечения населения к работам по озеленению и благоустройству городов. Начиная с первых послевоенных лет, практиковалось обращение к жителям с предложением о наведении порядка во дворах, уборке мусора, принятии участия в озеленении дворов и улиц. В некоторых случаях за невыполнение санитарных требований на нарушителей налагали штраф. В 1947 г. в целях вовлечения жителей Красноярского края в благоустройство населенных пунктов крайком КПСС поставил задачу превращения Красноярска в лучший город Сибири, а села Шушенское – в образец сельского благоустройства. Со второй половины 40-х гг. жители Восточной Сибири стали принимать участие в Неделе сада, во время которой на протяжении ряда лет проводились работы по озеленению населенных пунктов, закладке полезащитных лесополос, колхозных и индивидуальных садов. Это способствовало развитию работ по озеленению и воспитанию бережного отношения к проделанной работе. Хороший результат в 40–50-е гг. дало привлечение к работам по озеленению и благоустройству дворовых, уличных комитетов и женсоветов.

Со второй половины 50-х гг. в регионе стали проводить весенние и осенние месячники по благоустройству и озеленению с привлечением к участию в них коллективов предприятий, учреждений, организаций. Это можно квалифицировать как проявление кампанейского подхода к решению важной проблемы.  Но, вместе с тем, организацию озеленительных мероприятий в весенне-осенний период можно рассматривать как вполне приемлемую форму объединения усилий ради благополучия всех горожан. Проведение месячников озеленения и благоустройства доказало свою эффективность, и эта форма работы использовалась вплоть до конца рассматриваемого в диссертации периода. Её недостатком являлось то, что в регионе не удалось создать систему ухода за проведенными посадками, из-за чего гибло много саженцев.

Таким образом, в 1946–1970 гг. были определены основные направления охраны окружающей человека природной среды промышленных городов и создание благоприятных санитарно-гигиенических условий проживания населения. Однако достигнутый за четверть века уровень благоустройства и санитарного благополучия городов Восточной Сибири оказался недостаточным. На рубеже 60–70-х гг. в регионе пришлось принимать чрезвычайные меры в связи со вспышками брюшного тифа, холеры и других инфекционных заболеваний из-за загрязнения водных источников промышленными, хозяйственно-бытовыми стоками и снабжения жилого фонда недостаточно чистой водой.

В период после провозглашения партийно-правительственной экологической политики и обязательного включения экологических разделов в планы развития народного хозяйства развитие работы по санитарно-гигиеническому благополучию шло по сложившимся в предыдущий период направлениям, но формы её организации постоянно совершенствовались. Развитие нормативной базы природоохранной деятельности позволило применять более радикальные, чем прежде, меры, вплоть до остановки работы предприятий и закрытия отдельных производств.

Более жесткие экологические требования в этот период стали предъявляться к разработке новых генеральных планов развития городов. А генеральные планы новых городов, построенных в 70–80-е гг., уже имели высокий уровень проработки экологических разделов. При размещении новых производств в регионе учитывалось состояние окружающей человека природной среды и принимались меры по недопущению его ухудшения. В диссертации показаны сложности в решении экологических проблем Канска, Лесосибирска, Байкальска, имевших специфические особенности в формировании и развитии.

Увеличение затрат на природоохранное строительство в 70–80-е гг. дало возможность значительно продвинуться в оснащении источников выбросов в воздушный и водный бассейны очистными сооружениями и устройствами. Для обеспечения их работы были приняты меры по подготовке специалистов необходимого профиля и созданию специализированных подразделений по их обслуживанию. В связи с высокой стоимостью и недостаточной эффективностью работы очистных сооружений и устройств в регионе была сделана ставка на формирование промышленных узлов с общими инженерными, и в том числе природоохранными, сооружениями, что давало значительный экономический и экологический эффект. Новые возможности для снижения загрязнения окружающей среды в бассейне озера Байкал дало решение о переводе объектов жилищно-коммунального хозяйства расположенных здесь городов и других населенных пунктов на электроснабжение, а объектов жилищно-коммунального хозяйства Иркутско–Ангаро–Черемховского района на газовое топливо. 

Эффективным способом организации природоохранной работы на промышленных предприятиях в городах, административно-территориальных образованиях Восточной Сибири стала разработка планов их социально-экономического развития. В диссертации выявлены проблемы их разработки, содержания и роли в решении экологических проблем. На новый уровень в этот период вышла традиционная работа по озеленению населенных пунктов. Введение в регионе еженедельных санитарных пятниц дало возможность не только лучше поддерживать санитарный порядок, но и в какой-то мере наладить уход за зелеными насаждениями. Особое внимание стало уделяться формированию санитарно-защитных зон промышленных предприятий и зеленых зон населенных пунктов. В диссертации выявлены возникавшие при этом проблемы, в том числе и связанные с развитием коллективного садоводства в пригородной зоне.

За сорок послевоенных лет в Восточной Сибири удалось изменить отношение к санитарному благополучию населенных пунктов и наладить систематическую работу природоохранного характера. Несмотря на имевшиеся в ней недостатки и просчеты, удалось добиться некоторых положительных результатов. Но по степени благоустройства города Восточной Сибири значительно отставали от европейской части страны, а внутри региона отставание было характерно для городов Бурятской АССР и Читинской области. В годы перестройки достоянием гласности стала информация о существовавшем в регионе радиоактивном загрязнении.

В условиях распада административно-командной системы местным органам власти пришлось искать новые способы обеспечения санитарно-гигиенического благополучия городов. Для выяснения фактического состояния окружающей среды исполкомы городских и районных советов пошли на проведение экологических экспертиз, введение платы за экологический ущерб и создание специальных экологических счетов, предназначенных для финансирования неотложных работ по охране и оздоровлению воздушного и водного бассейна. Они потребовали от предприятий составления экологических паспортов, наличие которых давало возможность органам исполнительной власти выявлять роль каждого их них в загрязнении, разрабатывать реалистические планы охраны окружающей среды при опоре на финансовые средства министерств, имевших свои предприятия в городах и рабочих поселках региона. В некоторых городах Восточной Сибири в состав органов исполнительной власти были введены профессиональные экологи. Этот эксперимент носил незаконченный характер, но он свидетельствовал о поиске подходов к решению экологических проблем в новых условиях.  

Во втором параграфе «Байкальская политика государства как попытка создания региональной системы природопользования» сделан анализ деятельности по созданию региональной системы природопользования в бассейне Байкала.

Байкальская проблема в современном её понимании возникла в связи с началом строительства на Байкале целлюлозно-бумажного комбината, а несколько позже – на реке Селенге, впадающей в озеро, Селенгинского целлюлозно-картонного комбината. Беспрецедентная для советского общества послесталинского периода дискуссия о судьбе уникального водоема, вызвавшая широкий общественный резонанс, побудила высшее руководство страны принять меры по созданию региональной системы рационального природопользования. Не исключено, что при этом оно преследовало цель продемонстрировать мировому сообществу способность советской системы решать проблемы, которые в мире начинали осознаваться как глобальные. Тем более, что в Байкале была сосредоточена пятая часть мировых запасов пресной воды.

Ко времени постановки байкальской проблемы уже существовала необходимость принятия срочных мер по снижению загрязнения рек его бассейна на территории Бурятской АССР, Иркутской и Читинской областей промышленными и коммунально-бытовыми стоками. Принятие решений о строительстве Байкальского ЦБК и Селенгинского ЦКК свидетельствовало о том, что в их основу был положен приоритет экономических интересов перед экологическими.

Руководство АН СССР и Госплана СССР представляло масштабы возможных экологических последствий ввода этих предприятий. После проведения государственной экспертизы строительства комиссия Госплана СССР дала разрешение на пуск Байкальского ЦБК в эксплуатацию только после завершения строительства очистных сооружений и организации работы подразделений, которые должны были заниматься утилизацией отходов. Однако это требование не было выполнено. Не были учтены ошибки, допущенные при строительстве и эксплуатации этого предприятия при решении вопросов о размещении, строительстве Селенгинского ЦКК и Байкало–Амурской магистрали.

Ухудшение экологической обстановки, предсказанное в ходе байкальской дискуссии, заставило правительство страны пойти на принятие в 1969 г. постановления о мерах по сохранению и рациональному использованию природных комплексов бассейна озера Байкал. Его принятие обусловило развертывание работ по улучшению лесоэксплуатации, строительству очистных сооружений, прекращению молевого сплава, расчистке сплавных рек, вывозу заготовленной древесины в хлыстах. Данные об их организации, результатах и издержках представлены в тексте диссертации.

Однако местные партийные и советские органы через некоторое время вынуждены были констатировать уклонение отраслевых министерств и ведомств от выполнения значительной части указанных в постановлении мероприятий. Это объяснялось тем, что они не были подкреплены точным расчетом сил, средств и возможностей. У хозяйственных руководителей существовали психологические барьеры, которые сдерживали развитие природоохранной деятельности на предприятиях, тем более, что возникала необходимость корректировки уже утвержденных пятилетних планов, перераспределения финансовых и материальных средств.   

В целях воздействия на участников решения байкальской проблемы в 1971 г. было принято более высокое по статусу совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о дополнительных мерах по обеспечению рационального природопользования в бассейне озера. В нем были определены более реалистические сроки выполнения решений, зафиксированных в первом постановлении, определены более масштабные задачи. СО АН СССР было поручено проведение научных исследований по проблемам, связанным с организацией рационального использования и сохранения природных богатств бассейна озера Байкал. Контроль за выполнением постановления, кроме руководителей министерств и ведомств, был возложен на партийные и советские органы региона.

Принятие этого постановления позволило создать в бассейне Байкала режим наибольшего благоприятствования для решения экологических проблем. В диссертации выявлены и проанализированы основные направления деятельности по его выполнению, в которой участвовали научные учреждения, министерства и ведомства, их предприятия, организации и учреждения, партийные и советские органы региона. Благодаря этой деятельности в Бурятской АССР, Иркутской и Читинской областях были разработаны пятилетние планы развития лесного хозяйства и проведения лесовосстановительных работ, ускорено строительство очистных сооружений и систем оборотного водоснабжения на промышленных предприятиях, активизирована разработка и внедрение технологий малоотходного производства. Вместе с тем анализ проделанной работы позволяет сделать вывод о том, что эффект от принятых постановлений имел временный и затухающий характер. Поэтому в 1977 г. пришлось принимать очередное партийно-правительственное постановление.

За время осуществления байкальской политики по некоторым направлениям деятельности удалось достичь весомых результатов. За 1969 – 1986 гг. был полностью прекращен молевой сплав леса, проведена очистка рек и берегов Байкала от затонувшей и брошенной древесины, был упорядочен режим ведения лесного хозяйства. За этот период на территории Бурятской АССР было построено 120 водоохранных объектов, в том числе около 100 очистных сооружений. В бассейне озера были выделены особо охраняемые территории со статусом заповедников и национальных парков. Однако в целом экологическая ситуация в бассейне озера оставалась сложной. К концу рассматриваемого периода здесь работало около 300 предприятий с устаревшими технологиями, половина из которых не имела очистных сооружений. Много нарушений природоохранного законодательства было зафиксировано на строительстве Байкало–Амурской магистрали.

Партийные и советские органы региона не могли радикально влиять на позицию министерств и ведомств, так как вместе с ними несли ответственность за экономические результаты работы отраслевых предприятий. Они имели реальную возможность лишь обращаться с просьбами в вышестоящие инстанции или отраслевые структуры. В частности, они ставили вопросы о целесообразности строительства Забайкальского апатитового завода, о расширении охраняемых территорий в бассейне озера, о создании в Бурятской АССР академического научного учреждения по изучению проблем рационального природопользования в бассейне Байкала.

Одной из последних попыток советского руководства переломить ситуацию в решении байкальской проблемы стало принятие в апреле 1987 г. очередного совместного постановления о мерах по охране и рациональному использованию природных ресурсов бассейна озера Байкал в 1987–1995 гг., в котором акцент был сделан на необходимость перепрофилирования БЦБК в экологически чистое производство и на создание на СЦКК системы замкнутого водоснабжения. В нем был наложен запрет на строительство новых и расширение действующих предприятий. Для Байкальского региона поручалась разработка проекта «Генеральной концепции развития производительных сил в бассейне озера Байкал», «Территориальной комплексной схемы охраны природы бассейна озера Байкал» и «Норм допустимых воздействий на экологическую систему озера». На всех предприятиях бассейна за 1987–1995 гг. было решено провести строительство и реконструкцию установок для очистки сточных вод и выбросов в воздушный бассейн. На СЦКК предстояло завершить создание в 1987–1991 гг. замкнутой системы водоснабжения. А БЦБК до конца XIII пятилетки нужно было перепрофилировать в экологически безопасное мебельно-сборочное производство.

ЦК КПСС в специальном постановлении рассмотрел вопрос об ответственности лиц, виновных в невыполнении ранее принятых решений по Байкалу, и освободил от занимаемых обязанностей заместителей министров лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР, лесного хозяйства РСФСР, наложил взыскания на других должностных лиц. В целях объединения усилий партийных, советских и хозяйственных органов Байкальского региона было проведено совместное собрание партийно-хозяйственного актива Иркутской области и Бурятской АССР. В 1988 г. Совет Министров СССР утвердил Генеральную концепцию развития производительных сил, а весной 1989 г. на обсуждение была представлена ТерКСОП бассейна озера Байкал. Однако, несмотря на демонстрируемое внимание высших органов страны к байкальской проблеме, и последнее постановление не могло быть выполнено в полном объеме. Причины этого, выявленные в ходе исследования, указаны в тексте диссертации.

В условиях перестройки Иркутский и Бурятский обкомы КПСС стали активнее использовать различные факторы воздействия на позицию центральных органов. При их поддержке была проведена Всесоюзная социально-экологическая экспертиза по байкальской проблеме, которая не имела официального статуса и представляла собой организационно-деятельностную игру, проведенную в форме суда. В её заключительном акте был сделан вывод о том, что при существующих системе организации хозяйственной деятельности, структурах власти и правовых рамках невозможно сохранение уникального байкальского природного комплекса. Выход из создавшейся ситуации, по мнению экспертов, был возможен лишь за счет создания новых механизмов взаимоотношения природы и общества, принятия Закона о Байкале, введения регионального хозрасчета в Байкальском регионе, разработки нового информационного порядка и экологического права. То есть участниками экспертизы была предложена экологическая модернизация за счет полного или частичного демонтажа административно-командной системы.

Новыми факторами воздействия на партийно-государственные органы власти в решении байкальской проблемы во второй половине 80-х гг. стало развитие Байкальского общественного движения и налаживание сотрудничества с зарубежными научными и общественными организациями. В конце 1990 г. Иркутский областной совет народных депутатов принял решение о перепрофилировании БЦБК.

Несмотря на многочисленные партийно-государственные постановления, работу по организации рационального природопользования в бассейне Байкала  не удалось вывести из состояния проведения очередных кампаний и придать ей систематический характер. Причинами этого стали неготовность органов государственной власти идти на смену приоритетов в развитии народнохозяйственного комплекса региона, неготовность отраслевых министерств отказываться от традиционных форм организации хозяйственной деятельности и неготовность научных учреждений решать проблемы такого масштаба.

Четвертая глава «Организация государственного контроля за экологическими последствиями природопользования» содержит два параграфа. В первом параграфе «Создание в регионе системы экологического мониторинга» прослежены создание и деятельность органов государственного контроля за состоянием окружающей среды. 

До начала 60-х гг. основным органом государственного контроля, в том числе за состоянием воздушного, водного бассейнов и почв, являлась Главная санитарная инспекция. Создание большинства других органов государственного контроля происходило после принятия в 1960 г. Закона «Об охране природы в РСФСР», который разделил природу на объекты, такие как земля, недра, воздух, вода, леса, животный мир. Учет количества и состояния этих природных объектов был возложен на те министерства, которые занимались их эксплуатацией. Это привело к созданию отраслевых контрольных органов, которые имели общесоюзные министерства сельского, рыбного хозяйства, здравоохранения. Контроль за погодными изменениями на территории страны был возложен на Главное управление по гидрометеорологии при Совете Министров СССР. Контроль по использованию и охране водных ресурсов на территории РСФСР был поручен республиканскому Министерству мелиорации и водных ресурсов, которое в Восточной Сибири создало свои бассейновые инспекции.

Наряду с созданием региональных отделений ведомственных органов контроля за состоянием природных ресурсов и охраны окружающей человека природной среды, на предприятиях региона в 60-е гг. стали создаваться органы контроля за санитарным состоянием на рабочих местах. Этим занимались инспекции Госгортехнадзора, профсоюзов, народного контроля, лаборатории научной организации труда, что в определенной степени позволяло следить за качеством воздушной среды не только в цехах, но и на промышленных площадках и жилой зоне предприятий. Главным недостатком в работе этих органов было то, что они в большинстве случаев не имели технической базы для проведения инструментального контроля.   

В конце 60-х гг. на крупных предприятиях стали создаваться специальные санитарные лаборатории, которые осуществляли постоянный контроль за состоянием воздушного и водного бассейнов. В Бурятской АССР после принятия первого правительственного постановления по Байкалу на предприятиях было начато формирование лабораторий по промышленным стокам. Но этот процесс сдерживался недостаточным пониманием его необходимости со стороны дирекции отраслевых предприятий, нехваткой кадров и контрольно-измерительного оборудования. В результате ко времени принятия второго байкальского постановления таких лабораторий ещё не было на многих ведущих предприятиях бассейна Байкала.

Отсутствие санитарных лабораторий, лабораторий по промышленным стокам или их неэффективную работу на предприятиях региона партийные и советские органы пытались компенсировать привлечением к этой работе органов народного контроля и комиссий партийного контроля деятельности администраций. В диссертации показана работа таких комиссий в объединении «Ангарскнефтеоргсинтез» и на Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате. Зачастую комиссии формировались из работников контрольных лабораторий, очистных сооружений, что позволяло в какой-то степени повышать эффективность работы существующих природоохранных служб и обеспечивать контроль за выбросами в окружающую среду.

После провозглашения партийно-государственной экологической политики на рубеже 60–70-х гг. функция государственного контроля за состоянием окружающей человека природной среды в стране была возложена на Главное управление по гидрометеорологии при Совете Министров СССР. Партийные и советские органы Восточной Сибири оказывали помощь в укреплении материально-технической базы территориальных управлений гидрометслужбы. Вместе с тем они требовали от управлений не только качественного выполнения текущей работы, но и разработки прогнозов возможных изменений состояния окружающей среды. Это было необходимо для решения вопросов развития, размещения производительных сил и определения направлений деятельности по охране воздушного и водного бассейна.

Новый импульс в развитии контрольных функций был дан после преобразования в 1979 г. вышеназванного Главного управления в Государственный комитет СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды. Этот комитет развернул в Восточной Сибири свои дополнительные подразделения. В Диксонском управлении был создан отдел химии вод и атмосферы, в Ачинске была организована лаборатория по сбору информации о загрязнении воздушного бассейна вредными для здоровья людей веществами. В Красноярске, по ходатайству краевых органов власти, был сформирован Центр по изучению и контролю загрязнения природной среды с лабораториями в промышленных городах края. Развитие подразделений Госкомприроды СССР в Красноярском крае объяснялось тем, что край работал по специальной десятилетней программе, реализация которой требовала оперативного выявления и предупреждения последствий хозяйственного развития. Значительное внимание было уделено развитию территориальных комитетов в бассейне Байкала, что позволило создать здесь развернутую систему контроля за состоянием природных комплексов. Вместе с тем, работа территориальных органов Госкомприроды показала, что в промышленных городах Восточной Сибири существовал высокий уровень загрязнения воздушного бассейна, представляющий опасность для здоровья людей.

Усиление контроля за состоянием окружающей среды, в свою очередь, обусловило необходимость налаживания контроля за работой очистного оборудования, предназначенного для улавливания выбрасываемых в атмосферу веществ. Эта функция была возложена на Министерство химического и нефтяного машиностроения СССР, которое в 1974–1975 гг. создало Красноярскую, Иркутскую, Восточно-Сибирскую и Читинскую региональные инспекции. Они не только выявляли состояние оборудования, но и через оформление предписаний на устранение недостатков, передачу материалов о нарушениях в исполнительные органы советской власти добивались улучшения использования очистного оборудования и снижения выбросов в воздушный бассейн.

В 70-е гг. была активизирована работа органов лесного хозяйства региона, были созданы новые лесхозы и лесничества. В Читинском областном управлении лесного хозяйства был организован отдел по регулированию использования и воспроизводства лесных ресурсов в бассейне озера Байкал. Контроль за состоянием использования и охраной вод в Восточной Сибири проводили бассейновые инспекции Министерства мелиорации и водного хозяйства РСФСР. В диссертации подробно рассмотрена деятельность Байкальского бассейнового управления.

Развитие контрольных служб в регионе позволило партийным и советским органам в конце 70-х гг. ставить перед ними задачу инвентаризации всех источников выбросов в воздушный и водный бассейны. Но каждый отраслевой контрольный орган работал по собственной методике, обслуживал интересы своего министерства и его информация имела закрытый характер. Отсутствие единых стандартов и методик осуществления контроля не только привело к дублированию функций контрольных органов, но и сделало невозможным получение комплексной, достоверной информации.

В целях преодоления сложившейся ситуации в стране были предприняты попытки создания системы вневедомственного контроля через использование возможностей народного контроля СССР, привлечение космических технологий. Но, как показано в диссертации, эта работа не увенчалась успехом из-за того, что отраслевые министерства либо противодействовали созданию такой системы, либо использовали её элементы для обслуживания собственных     потребностей. Высшее руководство страны также предпринимало попытки по превращению Государственного комитета СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды в орган всеобъемлющего контроля состояния окружающей среды. Во второй половине 80-х гг. ему было поручено доводить до населения данные о состоянии воздушного и водного бассейнов. В диссертации выявлены основные формы информирования, которые использовались региональными отделениями комитета Восточной Сибири. Недостаточная эффективность ведомственного контроля, уклонение хозяйственных руководителей от соблюдения природоохранного законодательства побудило создать Восточно-Байкальскую межрайонную природоохранную прокуратуру, которая в рассматриваемый период находилась ещё в стадии становления.

В конце 80-х гг. Политбюро ЦК КПСС пришло к выводу о необходимости создания надведомственного органа, который осуществлял бы функции государственного управления в деле охраны природы и рационального использования природных ресурсов. Он должен был сконцентрировать в своих руках функции контроля за состоянием воздушного, водного бассейнов, других природных объектов, которые до его создания осуществлялись ведомственными контрольными органами. В диссертации проанализирована деятельность по созданию региональных комитетов по охране природы Восточной Сибири. Из-за противодействия отраслевых министерств ни Государственный комитет СССР по охране природы, ни его региональные комитеты не получили декларированных полномочий и не смогли оправдать связанные с его созданием ожидания. Вместе с тем, нужно признать, что он внес некоторый вклад в налаживание надведомственного контроля, создание региональных и общесоюзного банка данных о состоянии окружающей среды. Несмотря на предпринимаемые в стране действия по созданию единой системы экологического мониторинга, в конце рассматриваемого периода в Восточной Сибири, наряду с региональными отделениями Госкомприроды, функционировали практически все органы ведомственного контроля, созданные ещё в шестидесятые годы, а уровень координации их деятельности был недостаточным.   

Во втором параграфе «Экологические последствия хозяйственного освоения Восточной Сибири» выявлены экологические последствия, вызванные политикой хозяйственного освоения и промышленного развития.

В параграфе показано, что к началу рассматриваемого периода в Восточной Сибири уже существовали серьезные экологические проблемы, связанные с перепромыслом рыбных запасов и ростом промышленного производства в годы войны. Далее в параграфе выявлены причины обострения экологической ситуации в традиционных и новых отраслях промышленного производства.

В лесной промышленности в 40–50-е гг. произошло значительное увеличение заготовки древесины. Но отсутствие транспортного доступа к новым сырьевым базам вызвало, с одной стороны, перерубы расчетной лесосеки и сведение лесов в районах, прилегавших к Транссибирской магистрали, а с другой стороны, обусловило гибель перестойной древесины на недоступных для освоения территориях. Из-за неразвитости транспортной системы региона, на протяжении всего рассматриваемого периода, степень использования лесосечного фонда Восточной Сибири была недостаточной.

К наиболее распространенным нарушениям лесоэксплуатации в регионе относились недорубы и неочистка эксплуатируемых лесосек от порубочных остатков, а также невывоз  заготовленной на них древесины. Недорубы объяснялись тем, что при проектировании леспромхозов расчет делался только на заготовку древесины хвойных пород. Крайне низкий уровень лесоэксплуатации был характерен для леспромхозов из малолесных районов РСФСР и республик Средней Азии, работавших в Восточной Сибири, которые специализировались только на заготовке и вывозке круглого леса и на долю которых в регионе приходилось от 30 до 60 % всего объема заготавливаемой здесь древесины. Сложность контроля за работой самозаготовителей заключалась в том, что их руководство находилось в других республиках и регионах. 

Весь комплекс проблем, вызванный ростом объемов лесозаготовок, нарушением правил лесоэксплуатации, отставанием в проведении лесовосстановительных работ, неэффективностью борьбы с лесными пожарами уже к середине 70-х гг. привел к истощению лесосырьевой базы многих леспромхозов региона, обмелению и исчезновению рек, развитию эрозионных процессов, превращению таежных ландшафтов в степные. Тенденции в лесоэксплуатации, которые сложились в Восточной Сибири, вызывали обеспокоенность судьбой таежных массивов зоны Байкало–Амурской магистрали, так как восстановление сведенных лесов здесь требовало длительного времени.

Серьезными экологическими последствиями сопровождался молевой сплав заготовленной древесины. Он приводил не только к её большим потерям, но и к ухудшению качества воды, утрате рыбохозяйственного значения сплавных рек. Несмотря на внедрение в регионе вывозки древесины в хлыстах, объем молевого сплава, из-за больших затрат на строительство лесовозных и грузосборочных дорог, и к концу рассматриваемого периода оставался высоким. Одной из причин высоких потерь древесины являлось отставание в развитии деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной и гидролизной промышленности в Восточной Сибири от развития лесозаготовительной промышленности.

Серьезные экологические последствия вызвал перевод угольной, горнодобывающей промышленности и промышленности строительных материалов на добычу дешёвым открытым способом. Со временем в районах, где были расположены крупные карьеры и разрезы, стали наблюдаться эрозионные процессы, оврагообразование и нарушение гидрологического режима. Работы по рекультивации нарушенных земель требовали высоких финансовых затрат, привлечения больших людских и технических ресурсов. Объем этих работ был незначительным по отношению к масштабам нарушенных земель. Тяжелыми экологическими последствиями в регионе сопровождалось  проведение работ по глубокому бурению, прокладке газопроводов и ведению горных работ в зонах вечной мерзлоты.

В горнодобывающей и металлургической промышленности экологический ущерб заключался в разубоживании руды при добыче, её потерях при транспортировке, некомплексном извлечении полезных компонентов при обогащении, потерях сырья с выбросами в воздушный и водный бассейны. В исследовании выявлена тенденция к улучшению использования рудного сырья и уменьшению негативного воздействия вышеназванных отраслей промышленности на окружающую человека природную среду. Одной из основных причин некомплексного использования полезных компонентов полиметаллических руд являлось незаинтересованность структурных подразделений Министерства цветной металлургии СССР, отвечавших за производство различных видов цветных и редких металлов, в объединении усилий в этом направлении. В диссертационном исследовании показаны масштабы потерь полезных компонентов из-за недоизвлечения или отказа от их извлечения.

Существенный экономический и экологический ущерб обусловило строительство гидроэнергетических станций в Восточной Сибири, без которых было невозможно создание энергоёмких производств и обустройство жизни населения в урбанистическом варианте. Экономия средств на строительстве ГЭС в Восточной Сибири по сравнению с гидростроительством в европейской части страны привела к утрате плодородных земель, охотничьих угодий, рыбохозяйственного значения водоемов, древесины, которая ушла под затопление, появлению климатологических изменений и негативному влиянию на здоровье людей.

Причинами отрицательного воздействия всех построенных в рассматриваемый период промышленных предприятий было то, что их строительство начиналось без утвержденных проектов и четкого представления о возможных последствиях. А в утвержденных проектных документах долгое время из-за нехватки необходимых специалистов отсутствовала проработка их экологической составляющей. Закупленные за рубежом технологии и оборудование устаревали ко времени использования на предприятиях региона.  Это приводило к отставанию промышленности Восточной Сибири от уровня развитых стран, в том числе и по экологическим параметрам, на десять–пятнадцать и более лет.

Волевые решения по размещению промышленных предприятий на тяготевших к источникам энергии территориях привели к высокой концентрации промышленного производства и угрозе здоровью проживающего населения. Не сразу удалось преодолеть отношение к строительству очистных сооружений на промышленных предприятиях как к делу второстепенного характера. Причинами промышленного загрязнения окружающей человека природной среды являлись нарушения технологической дисциплины, связанные с высокой текучестью кадров и недостаточной их подготовкой. От промышленных выбросов в воздушный и водный бассейны страдали жители территорий, оказавшихся в сфере воздействия этих выбросов. Вода многих рек оказалась непригодной не только для питьевого, но и для технического водоснабжения.   

В условиях перестройки достоянием общества стали сведения о радиоактивном загрязнении в Восточной Сибири, которое происходило из-за развития атомной промышленности, испытаний атомного оружия, проведения подземных ядерных взрывов в геофизических целях. Отрицательное воздействие на окружающую среду оказывали аварии техногенного характера. В диссертации приведены данные о масштабах загрязнения окружающей человека природной среды городов и их последствиях для здоровья населения. Они сведены в таблицы, расположенные в приложении.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что подходы к освоению природных ресурсов региона и выбранные для этого технологии привели к серьезным экологическим последствиям. На протяжении рассматриваемого периода не удалось обеспечить приемлемого баланса экономических и экологических интересов при развитии его производительных сил. Это дает основание квалифицировать природопользование в регионе как нерациональное. Деятельность по минимизации и устранению экологических последствий отставала от темпов нарастания экологических проблем.  

Пятая глава «Участие населения Восточной Сибири в решении экологических проблем» содержит два параграфа. В первом параграфе «Формы проявления природоохранной активности населения в 1946–1986 гг.»  определены основные формы участия общественности в решении экологических проблем, раскрыты особенности деятельности Всероссийского общества охраны природы.

В нем показано, что до середины 50-х гг., когда в Восточной Сибири началось создание отделений Всероссийского общества охраны природы (ВООП), здесь уже проводилась работа по воспитанию у населения любви к природе своей малой родины. В ней были задействованы возможности средств массовой информации, художественной и научной литературы, кино, живописи, музеев. Практиковались многодневные экскурсии школьников по родному краю. Делалось это, скорее всего, в целях воспитания патриотизма, но, вместе с тем, это было вкладом в формирование экологической культуры населения. Нужно признать, что в официальной пропаганде того периода делался акцент на подготовку людей к роли «преобразователей природы во благо человека и общества». Природоохранная деятельность населения в послевоенный период заключалась в создании обществ любителей природы по интересам, участии в озеленении и благоустройстве населенных пунктов, закладке садов и лесополос, в попытках влиять на решение проблем охраны природы и рационального использования природных ресурсов через предложения, направляемые в редакции газет.

Активное формирование районных, городских отделений ВООП, создание его первичных организаций пришлось на время после принятия в

1960 г. Закона «Об охране природы в РСФСР». Одной из сложных проблем, с которой столкнулось руководство общества в тот период, оказалась проблема вовлечения населения в его ряды. На протяжении всего рассматриваемого периода основным источником пополнения общества было принятие в него в качестве коллективных членов школ, техникумов, высших учебных заведений, учреждений, организаций. Вопрос об их членстве решался на уровне руководства, а новоявленные члены ВООП зачастую не подозревали об этом.

Столкнувшись с проблемой вовлечения в общество взрослого населения, особенно работников промышленности, советы региональных отделений ВООП вынуждены были обращаться за помощью к партийным и советским органам. Были случаи, когда созданием первичных организаций ВООП на предприятиях занимались непосредственно парткомы и партбюро. С конца 60-х гг. к работе по росту рядов общества охраны природы были подключены профсоюзные и комсомольские организации региона. Эти меры позволили увеличить число работников промышленности и лесного хозяйства  в составе ВООП. В середине 70-х гг., после обязательного включения экологических разделов в народнохозяйственные планы предприятий, их дирекция стала охотнее откликаться на предложения о создании первичных организаций ВООП.

В 50–60-е гг. под контролем партийных органов Восточной Сибири были сформированы руководящие органы региональных отделений ВООП. Партийные и советские органы рассматривали эти отделения как инструмент для организации природоохранной деятельности населения и привлекали их к проверке выполнения природоохранного законодательства, состояния природоохранной работы, подготовке рекомендаций по решению экологических проблем и проектов своих постановлений по вопросам природопользования.

Многие руководители и члены региональных, городских, районных советов, комитетов, комиссий, секций советов ВООП, как правило, являлись руководителями или сотрудниками государственных органов и  служб, связанных с решением проблем природопользования. В силу служебного положения они имели доступ к необходимой информации и административные возможности для привлечения к работе возглавляемых ими коллективов. Таким образом, их общественная работа являлась сегментом служебной и профессиональной деятельности. В диссертационном исследовании проанализированы основные направления и формы деятельности руководящих структур общества охраны природы. Необходимо подчеркнуть, что отделения ВООП развернули целенаправленную работу по экологическому воспитанию населения. В этой работе они сотрудничали с отделениями общества «Знание», комитетами ВЛКСМ, редакциями средств массовой информации, музеями. Формой природоохранного образования взрослого населения в Восточной Сибири стали народные университеты охраны природы.

Сложнее обстояло дело с вовлечением членов первичных организаций общества в конкретную природоохранную работу. На многих предприятиях для этого использовалось проведение совместных акций с Всесоюзным обществом изобретателей и рационализаторов через объявления конкурсов на лучшее предложение по решению конкретных экологических проблем. Рядовых членов общества также вовлекали в акции всероссийского характера. Часть членов первичных организаций являлась общественными инспекторами по охране природы и участвовала в работе постов по охране вод, паспортизации водоемов и проведению проверок на предприятиях.

Однако дирекция предприятий допускала деятельность первичных организаций настолько, насколько она не противоречила отраслевым интересам и представлениям конкретных руководителей. Работа первичных организаций общества была активизирована после создания на предприятиях общественно-технических комитетов. Компромисс между дирекцией и руководством первичных организаций ВООП был найден за счет назначения руководителями общественно-технических комитетов главных специалистов предприятий и превращения комитетов в инструмент проведения технической политики руководства предприятий.

Поэтому единственным, по настоящему массовым мероприятием природоохранного характера являлось участие членов первичных организаций общества в работах по озеленению, благоустройству и наведению санитарного порядка на территории предприятий в их санитарно-защитной и жилой зоне. Но участники этих работ, как правило, отождествляли себя с трудовыми коллективами, а не с членством в ВООП.

Анализ деятельности региональных отделений Всероссийского общества охраны природы позволяет сделать вывод о систематической плодотворной работе значительной части руководящего состава советов, комитетов, комиссий, секций. Однако за многие годы работы отделений так и не удалось найти эффективных форм вовлечения в природоохранную деятельность большинства его членов.        

Во втором параграфе «Особенности природоохранной деятельности населения в годы перестройки» рассмотрены особенности участия общественности в решении экологических проблем в условиях перестройки.

Одной из причин роста общественной активности населения стала его озабоченность судьбой родных и близких в связи с получением доступа к закрытой ранее информации об экологической ситуации и её влиянии на здоровье людей. Достоянием гласности её делали средства массовой информации. Сопровождаемая комментариями ученых медиков, специалистов системы здравоохранения, она вызывала обеспокоенность, страх и возмущение действиями властей. Газеты периода перестройки стали выполнять роль информационно-организационных систем, осуществлявших поиск недоступной ранее для общества информации, доведение её до населения, организацию общественных дискуссий по решению накопившихся экологических проблем. Общественный резонанс также вызывали работы кинодокументалистов, фотохудожников, публицистов, деятелей искусства.

Оказавшись в ситуации, когда очевидной стала неспособность властей решать экологические проблемы, люди стали выбирать для себя собственную линию поведения к их решению. На смену определенным партийными органами формам деятельности пришли формы, обусловленные личными интересами и проблемами. Часть населения сделала выбор в пользу приобретения знаний, позволявших обеспечивать свои жизненные потребности за счет садоводства, огородничества, использования лекарственных растений дикой природы. Эти люди посещали народные университеты охраны природы, которые, в отличие от прежних университетов, были больше похожи на клубы по интересам. Развитие в рассматриваемый период получили и университеты, которые, как и в предыдущий период, создавались региональными отделениями ВООП. Потребность населения в достоверной информации и совместных действиях привела к организации в Восточной Сибири кинолекториев, созданию Домов природы и музеев нового типа, которые превращались в центры экологического воспитания и организации природоохранной работы.

Часть населения связывала свои надежды на решение экологических проблем с усилением роли советов народных депутатов и избрания в них людей, ответственных перед обществом. В диссертации сделан обзор предвыборных программ многих кандидатов в народные депутаты и показана их конкретная деятельность после избрания. Несмотря на некоторые отличия в подходах депутатов к решению вышеназванных проблем, все они выступали за изменение взаимоотношений между центром и регионами и введение регионального хозрасчета.

Одной из форм проявления общественной активности в годы перестройки стало добровольное участие населения в природоохранной деятельности по очистке малых рек, зон отдыха, участие в проведении Дня Земли. Однако эти акции объединяли лишь небольшую часть населения региона.

Более распространенной формой проявления природоохранной активности стало участие общественности в работе создаваемых в тот период общественных экологических организаций. В диссертации дана характеристика общественных организаций всесоюзного и российского характера. В Восточной Сибири создавались как филиалы этих организаций, так и самостоятельные общественные организации городского и регионального уровня. Наибольшее их количество было создано в Байкальском регионе. Для налаживания связей с общественностью экологические организации всех уровней по возможности начинали выпуск своих периодических изданий. Определенное развитие в регионе получили протестные формы природоохранной активности. В диссертационном исследовании выявлены формы протестных действий и показано их влияние на органы власти.

В новой политической ситуации партийные и советские органы региона не могли игнорировать настроения большинства населения и поэтому не только выносили проекты своих решений по экологическим проблемам на общественное обсуждение, но и нередко использовали его возросшую активность для ограничения амбиций министерств и ведомств. Наряду с критическими замечаниями, жалобами, требованиями отдельные граждане и целые коллективы предлагали через средства массовой информации собственные варианты решения этих проблем.

Однако в самом конце рассматриваемого периода экологическое движение в Восточной Сибири уже прошло пик своего развития, после которого началось снижение интереса населения к его деятельности. Отказ средств массовой информации от функций посредника между населением и органами власти привело к снижению спроса на периодические издания и, в свою очередь, падению их влияния на население. Для большинства людей в условиях ухудшающейся экономической и социальной ситуации на первый план вышла проблема обеспечения своих минимальных жизненных потребностей.      

В Заключении диссертации подведены итоги исследования, сделаны основные выводы и обобщения.

В результате решения поставленных в диссертации задач автор пришел к ряду выводов, которые выносятся на защиту.

1. Показаны основные направления развития природопользования. К ним относились: переход от использования отдельных видов природных ресурсов к развитию отраслей, определявших место Восточно-Сибирского экономического района в общесоюзном разделении труда; развитие промышленности Восточной Сибири на основе хозяйственного освоения новых районов и вовлечения в оборот их природных ресурсов; создание мощной энергетической базы и развитие энергоёмких производств; формирование территориально-производственных комплексов и промышленных узлов как экономически эффективных и экологически целесообразных форм организации промышленного производства.

Особенностью природопользования являлось развитие промышленности в районах, прилегавших к Транссибирской магистрали, другим транспортным коммуникациям, в южной части Ангаро-Енисейского региона с благоприятными природно-климатическими условиями, высокой водообеспеченностью, наличием промышленных площадок.

Проблемами, сдерживающими формирование рационального природопользования, являлись: а) отсутствие целенаправленной государственной политики по его организации; б) преобладание отраслевого подхода к освоению природных ресурсов; в) наличие сложных природно-климатических условий на большей части территории Восточной Сибири и высокая уязвимость экологических систем региона; г) невозможность оперативной корректировки природопользования из-за отсутствия достоверной информации об экологических последствиях промышленного развития.

2. Охарактеризовано формирование системы научного обеспечения рационального природопользования, в которую вошли академические, отраслевые проектные, научно-исследовательские институты, учреждения высшего профессионального образования, научные подразделения промышленных предприятий. Деятельность различных научных учреждений была направлена на изучение природных ресурсов, разработку рекомендаций по развитию производительных сил Восточной Сибири, создание технологий, обеспечивающих рациональное использование сырья и охрану окружающей человека природной среды. 

Разработка и реализация программы «Комплексное освоение природных ресурсов Сибири» дала возможность повысить координацию работы научных учреждений в решении проблем рационального природопользования, что позволило получить весомые научные результаты. Однако из-за экстенсивного развития экономики, отраслевого подхода к освоению природных ресурсов и их использования на безвозмездной основе не удалось создать эффективную систему внедрения научных разработок.

3. Основными причинами деятельности по рациональному использованию природных ресурсов в промышленности Восточной Сибири являлись: а) увеличение их потерь по мере нарастания объемов добычи и переработки; б) необходимость снижения себестоимости продукции и повышения эффективности производства; в) ориентация на переход от экстенсивного к интенсивному пути развития экономики.

Организация работы по рациональному использованию природных ресурсов обеспечивалась через совершенствование хозяйственного механизма, развитие нормативной базы, вовлечение коллективов промышленных предприятий во всесоюзные акции и повседневную деятельность по экономии воды, снижению потерь сырья, что обеспечивало не только экономический, но и экологический эффект. Мотивацию для участия производственных коллективов в этой работе создавало применение дирекцией предприятий, партийными и профсоюзными организациями принципов морального и материального стимулирования.

В период перестройки практиковалось создание совместных с иностранными фирмами предприятий по глубокой переработке природного сырья и использование возможностей кооперативной формы организации производства. Исследование показало, что в рассматриваемый период в Восточной Сибири удалось повысить степень использования природного сырья, но не удалось создать систему взаимоувязанного решения экономических и экологических проблем.

4. Выявлены основные направления защиты окружающей человека природной среды промышленных городов, которые складывались поэтапно и включали в себя: а) работы по очистке, благоустройству и озеленению жилой зоны населенных пунктов; б) развитие коммунального хозяйства, проведение электрификации железнодорожного и городского пассажирского транспорта; в) принятие мер по снижению влияния автомобильного транспорта на состояние воздушного бассейна; г) оснащение источников промышленных и хозяйственно-бытовых выбросов очистными сооружениями и установками; д) формирование промышленных узлов с едиными инженерными системами;

е) создание санитарно-защитных зон промышленных предприятий и зеленых зон населенных пунктов.

Способами организации природоохранной работы являлись разработка и реализация планов развития коммунального хозяйства, генеральных планов развития населенных пунктов, планов социально-экономического развития предприятий и территорий, пятилетних планов по решению экологических проблем, ставших обязательными с 1975 г. На завершающем этапе перестройки местные органы советской власти стали строить природоохранную работу на основе проведения экологических экспертиз, взимания компенсационных штрафов с предприятий, создания экологических фондов, необходимых для финансирования наиболее важных направлений деятельности.

Несмотря на значительный объем проделанной работы по охране воздушного и водного бассейна городов, в регионе не удалось преодолеть тенденцию к ухудшению экологической ситуации.

5. Показана деятельность по созданию региональной системы природопользования в бассейне Байкала. Она обеспечивалось через принятие высшим руководством страны адресных постановлений, которые разрабатывались с учетом анализа предыдущей деятельности и рекомендаций ученых. К этой деятельности были привлечены партийные, советские, хозяйственные органы региона, коллективы научных учреждений, промышленных предприятий, региональные отделения Всероссийского общества охраны природы.

В бассейне Байкала  была создана зона особого природопользования, определены особо охраняемые природные территории, организована система государственного контроля за состоянием природных ресурсов и окружающей человека природной среды.  Благодаря осуществлению широкого комплекса мер удалось добиться определенных результатов в деле рационального использования, охраны и восстановления природных ресурсов, принять решение о перепрофилировании БЦБК и начать подготовку к включению Байкала в перечень мирового природного наследия. Новыми факторами воздействия на органы власти в период перестройки стало развитие массового Байкальского экологического движения и налаживание международного сотрудничества в решении байкальской проблемы.

Однако неготовность органов государственной власти, отраслевых министерств, научных учреждений, значительной части населения к созданию региональной системы рационального природопользования не позволили вывести работу по её формированию из состояния проведения очередных кампаний и придать ей систематический характер.

6. Рассмотрена работа по созданию органов государственного контроля за состоянием природных объектов. Она проходила в соответствии с закрепленным законом разделением единого природного комплекса на земли, недра, воды, леса, животный мир, атмосферный воздух, что обусловило отраслевую принадлежность созданных органов контроля и их работу по обслуживанию отраслевых интересов. В 60–70-е гг. на промышленных предприятиях была развернута система ведомственного контроля за работой очистных сооружений, газопылеулавливающих установок, состоянием выбросов  в окружающую среду, в которую вошли санитарные лаборатории и подразделения по обслуживанию очистного оборудования.

Приоритетное развитие в 70-е гг. получили органы гидрометеорологической службы при Совете Министров СССР, на которые возлагался контроль за состоянием окружающей природной среды, и региональные государственные инспекции Министерства химического машиностроения СССР, которым был поручен контроль за работой очистных и пылеулавливающих установок. Наличие многочисленных отраслевых органов контроля из-за отсутствия в стране единых стандартов и методик его проведения привело к дублированию функций и осложнило получение комплексной и достоверной информации.

Это побудило высшее руководство страны пойти на создание Государственного комитета СССР по охране природы как центрального органа государственного управления охраной окружающей среды и рациональным использованием природных ресурсов. Однако отраслевые министерства уклонились от передачи ему контрольных функций, кадров и материально-технической базы органов отраслевого контроля. Поэтому Государственный комитет и его региональные подразделения не смогли в полном объеме выполнить возложенные на них обязанности. На протяжении рассматриваемого в диссертации периода не удалось создать независимую от ведомственных интересов государственную систему экологического мониторинга в стране и в Восточной Сибири.  

7. Выявлены экологические последствия промышленного вовлечения природных ресурсов в хозяйственный оборот в условиях повышенной уязвимости экологических систем. К ним относились:

1) нарушение почв, гидрологического режима, ухудшение условий жизни населения в районах открытой добычи угля и других полезных ископаемых. Из-за действия разных факторов рекультивацию удалось провести только на части нарушенных земель;

2) экологический и экономический ущерб от гидроэнергетического  строительства в Восточной Сибири из-за утраты сельскохозяйственных и охотничьих угодий, затопления лесов, снижения рыбопродуктивности водоемов, изменения температурного режима,  отрицательного влияния на здоровье людей;

3) истощение лесосырьевой базы из-за нерационального размещения лесозаготовок,  нарушения правил лесоэксплуатации,  недостаточного развития лесовосстановительных работ, высоких потерь древесины при заготовке, молевом сплаве и деревообработке;

4) значительные потери металлов в горнодобывающей и металлургической промышленности из-за разубоживания руды, несовершенных технологий обогащения, потерь с выбросами в окружающую человека природную среду;

5) загрязнение воздушного, водного бассейнов и почв промышленных городов, роста заболеваемости населения из-за высокой концентрации промышленного производства и использования устаревших подходов к строительству новых предприятий.

Совокупность негативных экологических последствий природопользования в Восточной Сибири в рассматриваемый период позволяет квалифицировать его как нерациональное.

8. Определены формы участия общественности в решении экологических проблем. На протяжении рассматриваемого периода они видоизменялись. В первые послевоенные годы разные категории населения вовлекались в походы по родному краю, проведение озеленения и благоустройства населенных пунктов, закладку плодовых садов. Со второй половины 50-х гг. природоохранная деятельность населения была связана с развертыванием работы региональных отделений Всероссийского общества охраны природы. Для создания первичных организаций ВООП и увеличения численности рядов общества использовались возможности советских  органов, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций. Многие члены общества, введенные в него «списочным составом», не подозревали о своем членстве.

Партийные и советские органы Восточной Сибири рассматривали региональные отделения ВООП как инструмент для организации природоохранной деятельности. Работа значительной части руководящего состава отделений общества, его советов, комиссий, комитетов, секций была достаточно систематической и продуктивной. Однако за многие годы существования отделений так и не удалось найти эффективных форм вовлечения в природоохранную деятельность большинства его рядовых членов.

Одной из причин возрастания природоохранной активности населения региона в период перестройки стал его доступ к закрытой ранее информации о состоянии экологической ситуации и её влиянии на здоровье и продолжительность жизни. По мере ослабления партийной регламентации жизни в стране произошла дифференциация форм участия общественности в природоохранной деятельности. Основой для объединения людей в новых условиях стало совпадение их личных интересов. Часть населения стала связывать решение экологических проблем с укреплением местных органов советской власти. Часть населения стала добровольно принимать участие в проведении акций по решению конкретных экологических проблем по месту жительства. Часть населения предпочла участие в неформальном экологическом движении, в котором на определенном этапе развития распространение получили протестные формы. Но природоохранная активность населения стала снижаться по мере ухудшения социально-экономической ситуации в стране и регионе.

Исследование различных аспектов развития природопользования в Восточной Сибири дает возможность сделать вывод, что в рассматриваемый период были достигнуты значительные успехи в создании элементов рационального природопользования, однако обеспечить рациональное природопользование не удалось.

Основные публикации по теме диссертации

Монографии

1. Гайдин, С.Т. Развитие природопользования в Восточной Сибири (1946– 1991 гг.) / С.Т. Гайдин; Краснояр. гос. аграр. ун-т – Красноярск, 2008. – 428 с. (26,75 п.л.).

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией

1. Гайдин, С.Т. Эволюция политики по рациональному использованию и охране природных ресурсов озера Байкал и его бассейна (1946–1991 гг.) / С.Т. Гайдин // Известия Алтайского государственного университета. Сер. «История и политические науки». – Барнаул, 2008. – № 4 ( 4). – С. 29-37 (0,6 п. л.).

2. Гайдин, С.Т. Основные этапы во взаимоотношениях отраслевых министерств и территорий в решении проблем природопользования в Восточной Сибири (1946 – 1990 гг.) / С.Т. Гайдин //  Вестник Московского государственного областного университета. Сер. «История и политические науки». – М.: Изд-во МГОУ, 2008. – № 4. – С. 50-56 (0,5 п. л.).

3. Гайдин, С.Т. О некоторых этапах в развитии лесопромышленного комплекса Восточной Сибири в 1946 – 1991 годы / С.Т. Гайдин //  Вестник Поморского университета. Сер. «Гуманитарные и социальные науки». – Архангельск, 2008. – № 12. – С. 21-28 (0,6 п. л.).

4. Гайдин, С.Т. Роль науки в решении проблем природопользования в Восточной Сибири / С.Т. Гайдин //  Вестник Челябинского государственного университета. История. Вып. 29. – Челябинск, 2009. – № 4. – С. 47-56 (0,7 п. л.).

5. Гайдин, С.Т. История и проблемы природопользования в Восточном Забайкалье в 1946–1991 гг. / С.Т. Гайдин // Вестник Челябинского государственного университета. История. Вып. 30. – Челябинск, 2009. – № 6. – С. 88-99 (0,8 п. л.).

6. Sergey T. Gaydin Establishment and Development of Depatments of All-Russian Society of Nature Conservation in Eastern Siberia (1946-1991) // Journal of Siberian Federal University. Humanities&Social Sciences 2009 2 (2). – С. 280-291.

//  Журнал Сибирского федерального университета. Гуманитарные науки. – Красноярск, 2009. – 2 (2). – С. 280-291 (0,8 п. л.).

7. Гайдин, С.Т. Рациональное использование природных ресурсов как фактор решения экологических проблем Восточной Сибири (1946–1991 гг.) / С.Т. Гайдин //Вестник Московского государственного областного университета. Сер. «История и политические науки». – М.: Изд-во МГОУ, 2009. – № 4.  – С. 57-68 (0,7 п.л.).

Публикации в сборниках научных работ, международных, всесоюзных, всероссийских конференций

1. Гайдин, С.Т. К  вопросу о формах партийного руководства деятельностью по охране природы (Из опыта партийных организаций промышленных предприятий Красноярского края по мобилизации коллективов на охрану окружающей среды в 1971–1975 годах / С.Т. Гайдин // Взаимодействие природы и общества как комплексная проблема науки и практики: тез. докл. и выст. к науч-практ. конф. Чита, 23–25 сентября 1981 г. –  Иркутск – Чита,  1981. –  С. 97-99  (0,2 п.л.).

2. Гайдин, С.Т. Партийное руководство природоохранной работой рационализаторов и изобретателей / С.Т. Гайдин // Проблемы охраны окружающей среды в районах с интенсивно развивающейся промышленностью: тез. докл.

2-й  республик. конф.  Кемерово, 12-14 октября 1982г. – Часть II. – Кемерово: Кузбасский политехнический институт, 1982. –  С. 191-192  (0,1 п.л.).

3. Гайдин, С.Т. Производство и охрана природы неразрывны. / С.Т. Гайдин // Блокнот агитатора. – 1982. – № 12. – С. 12-16 (0,3 п.л.).

4. Гайдин, С.Т. Партийное руководство активизацией природоохранной деятельности общественных организаций (на материалах Восточной Сибири) / С.Т. Гайдин // КПСС и вопросы партийного руководства государственными и общественными организациями в обществе развитого социализма: тез. докл. науч.-практ. конф. Ставрополь, 26 ноября 1982 г. – Ставрополь, 1983. – С. 173-178 (0,4 п.л.).

5. Гайдин, С.Т. Партийное руководство совершенствованием природопользования в Восточной Сибири (1966–1980 гг.) / С.Т. Гайдин // Красноярский край на ленинском пути коммунистического созидания: тез. сообщ. на науч.-практ. конф. “Воплощение ленинских идей в реальном социализме и современная идеологическая борьба”. Красноярск, июнь 1983 г. – Красноярск: Краснояр. кн. изд-во,1983. –  С. 77-82  (0,38 п.л.).

6. Гайдин, С.Т. Здоровье природы в наших руках. / С.Т. Гайдин //  Блокнот агитатора. – 1984. – № 7. – С. 16-19 (0,3 п.л.).

7. Гайдин, С.Т. Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по повышению роли науки в реализации экологической политики (1966–1980 гг.) / С.Т. Гайдин // Рукопись деп. в ИНИОН,  23.12.1984 г. № 18950  (1,2 п.л.).

8. Гайдин, С.Т. Опыт озеленения города Красноярска / С.Т. Гайдин // Блокнот  агитатора. – 1985 . –  №  3. –  С. 10-13  (0,2 п.л.).

9. Гайдин, С.Т. Охрана природы как фактор защиты здоровья советских людей / С.Т. Гайдин // Здоровье человека в Сибири: тез. краевой науч.-практ. конф. молодых учёных и специалистов. Красноярск, 19-21 ноября 1986 г. – Красноярск, 1986. – С. 7-9 (0,2 п.л.).

10. Гайдин, С.Т. Охрана природы как фактор защиты здоровья советских людей / С.Т. Гайдин //  Блокнот  агитатора. – 1986 . –  №  4. –  С. 8-10  (0,2 п.л.).

11. Гайдин, С.Т. Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по формированию экономо-экологического подхода к развитию промышленности / С.Т. Гайдин // Великий Октябрь и исторический опыт организации и дальнейшего ускорения индустриального развития Сибири: тез. к науч. конф. Кемерово, 28–29 сентября 1987 г. – Кемерово, 1987. – С. 28-29  (0,1 п.л.).

12. Гайдин, С.Т. Партийное руководство перестройкой природо-охранительной работы в Красноярском крае / С.Т. Гайдин // Пути совершенствования партийного руководства осуществлением перестройки: опыт и проблемы (Тез. док. и сообщ. краевой науч.-практ. конф. Красноярск, 21 октября 1989 г. – Красноярск, 1989. – С. 182-185  (0,25 п.л.).

13. Гайдин, С.Т. Пути повышения роли социалистического соревнования в решениях экологических проблем/ С.Т. Гайдин // Пути повышения роли социалистического соревнования в ускорении социально-экономического развития Красноярского края: тез. докл. науч.-практ. конф., Красноярск, 15 апреля 1989 г. –  Красноярск, 1989. – С. 52-56  ( 0,3 п.л.).

14. Гайдин, С.Т. Развитие экологического движения в Сибири во второй половине 80-х годов / С.Т. Гайдин, А.Л. Аверина // Новое политическое мышление: актуальные вопросы (Правдинские чтения. Вып. 2). – Красноярск, 1991. – С. 73-77 (0,2 п.л.).

15. Гайдин, С.Т. Бурятская АССР. Проблемы организации природо-охранной работы в бассейне Байкала / С.Т. Гайдин //  Мат-лы Всес. конф. Человек, мировоззрение, наука. Улан-Удэ, июль 1991 г. – Улан-Удэ: Фонд Байкала, 1992. – С. 52-54 ( 0,2 п.л.).

16. Гайдин, С.Т. Новые подходы местных советов народных депутатов к решению экологических проблем в Сибири   (вторая половина 80–начало 90-х гг.) / С.Т. Гайдин //  Дуловские чтения 1992 года: тез. докл. и сообщ. Часть II,  Иркутск, 16 – 17 октября 1992 г.  –  Иркутск, 1992 г. – С. 184 – 188  (0,3 п.л.).

17. Гайдин, С.Т. Местные органы власти Кемеровской области и экология (1987–1991 гг.) / С.Т. Гайдин // 50 лет Коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. 50 лет Кемеровской области: тез. докл. и сообщ. на науч. конф., Кемерово, 18 – 19 ноября 1992 г. – Кемерово: Кемеровский гос. ун-т, 1992 – С. 136-137

(0,2 п.л.).

18. Гайдин, С.Т. Изучение проблем окружающей среды в курсе политической истории / С.Т. Гайдин // Теоретические и методологические аспекты в преподавании экономических и социально-политических дисциплин: тез. докл. науч.-метод. совещания-семинара. – Красноярск: КрасГАУ, 1992.  – С. 4-7  (0,3 п.л.).

19. Гайдин, С.Т. Ретроспективный анализ развития природоохранной деятельности в Сибири в 40–80-е годы XX века / С.Т. Гайдин // Международный конгресс “Окружающая среда для нас и для будущих поколений. Экология и бизнес в новых условиях»: тезисы докладов. Часть 2. Красноярск, 27 июля–2 августа 1993 г. –   Красноярск, 1993. – С. 35  (0,1 п.л.).

20. Гайдин, С.Т. К вопросу о реализации возможностей фермерских хозяйств в решении экологической проблемы / С.Т. Гайдин // XX век: исторический опыт аграрного освоения Сибири: мат-лы респуб. науч. конф, Красноярск, 1993 г. – Красноярск: Краснояр. гос. ун-т, 1993 . – С. 392-398  (0,5 п.л.).

21. Гайдин, С.Т. Попытки создания системы оптимального природо-пользования в бассейне Байкала/ С.Т. Гайдин // 50 лет Великой Победы: тез. науч. конф. Кемерово. – Кемерово: Изд-во ОблИУУ, 1995. – С. 106-109  (0,25 п.л.).

22. Гайдин, С.Т. Послесталинская оттепель, как условие зарождения байкальского общественного движения/ С.Т. Гайдин // Перестройки в российской истории: Исторический опыт и уроки XX века: сб. тез. респуб. науч. конф. Красноярск, 20 –  21 марта 1996 г. – Красноярск: Изд-во «РИО-Пресс», 1996 . –  С. 23-25  (0,2 п.л.).

23. Гайдин, С.Т. Опыт развитых стран по сохранению пашни / С.Т. Гайдин //  Технологии неистощительного землепользования: мат-лы науч. конф. / Краснояр. гос. аграр. ун-т. – Красноярск, 1997. – С. 5-6  (0,1 п.л.).

24. Гайдин, С.Т. К вопросу об озеленении г. Красноярска в досоветский период / С.Т. Гайдин // Исторические этапы социально-экономического и культурного развития Красноярского края. –  Красноярск, 1998 . – С. 34-37  (0,2  п.л.).

25. Гайдин, С.Т. К вопросу об особенностях государственной экологической политики в СССР и развитых странах с рыночной экономикой / С.Т. Гайдин // История, культура, общество: мат-лы Всерос. заоч. науч. конф./ Краснояр. гос. аграр. ун-т. – Красноярск, 2004. – С. 327-331 (0, 4 п.л.).

26. Гайдин, С.Т. Об основных направления работы по охране окружающей среды в населенных пунктах Восточной Сибири в послевоенный период существования СССР / С.Т. Гайдин // Наука, образование в системе культуры: Сибирь и Россия: освоение, развитие, перспективы: мат-лы IV Всерос. науч. конф. / Краснояр. гос. аграр. ун-т. – Красноярск, 2006. – С. 154-158 (0,4 п.л.).

Савчук, Н.В. Ангаро-Енисейский регион: социально-экологические проблемы хозяйственного освоения (1950 –1990 гг.) / Н.В. Савчук. – Ангарск, 2006; Савчук, Н.В. Социальная сфера Ангаро-Енисейского региона в условиях экологической нестабильности (1950–1990 гг.) / Н.В. Савчук. – Ангарск, 2007.

Савчук, Н.В. Социально-экологические проблемы хозяйственного освоения Ангаро-Енисейского региона (1950-е –1991 гг.): дис. …д-ра ист. наук / Н.В. Савчук. – Иркутск, 2007. 

Scott, James C. Seeing like a State. How Certain Schemes to Improve the Human Conditions Have Failed. New Haven & London, 1998;  Weiner, Douglas R. A Little Corner of Freedom. Russian Nature Protection from Stalin to Gorbachev. Berkeley, 1999; Josephson, Paul R.. Resources under Regimes: Technology, Environment, and the State. Harvard, 2005.

Подсчитано по данным: Народное хозяйство СССР за 70 лет: юбилейный статистический ежегодник. – М., 1987. – С. 389-391; Города Сибири и Дальнего Востока: краткий экономико-географический справочник / сост.: Ф. М. Бородкин, Е.А. Гендельман, В.М. Пушкарев, В.Х. Чукалин. – М., 1990. – С. 39, 55, 145, 330. 

Тарасов, Г.Л. Территориально-экономическое развитие и размещение производительных сил Восточной Сибири / Г.Л. Тарасов. – М., 1970. – С. 14.

Тенденции экономического развития Сибири (1961–1975 гг.) / отв. ред. Р.И. Шнипер. – Новосибирск, 1980. –С. 81, 88.

Гладков, Н.А. Богатства природы / Н.А. Гладков // Природа. – 1962. –  № 2. – С. 4.

Анучин, В.А. Основы природопользования: теоретический аспект / В.А. Анучин. – М., 1978. – С. 209.

Реймерс, Н.Ф. Природопользование: словарь-справочник / Н.Ф. Реймерс. – М., 1990. – С. 3.

Там же. – С. 404-405.

Материалы по изучению производительных сил Бурят-Монгольской АССР. Вып. I. – Улан-Удэ, 1954; Разумов, И.М. Производительные силы Читинской области / И.М. Разумов. – Чита, 1956.

Природные богатства и перспективы развития экономики Читинской области. – Чита, 1960; Природные условия Красноярского края. – Красноярск, 1961.

Развитие производительных сил Восточной Сибири: труды конференции. В 13-ти т. / ред. кол.: акад. И.П. Бардин (глав. ред.) [и др.]. – М., 1960. 

Охрана природы Сибири: мат-лы I сибирской конференции, 1958 г. – Иркутск, 1959.

Всесоюзное совещание о мерах улучшения подготовки научно-педагогических кадров по историческим наукам, 18 – 21 декабря 1962 г. – М., 1964. – С. 27.

Зыков, А.Н. КПСС – организатор строительства гидроэнергетических станций Восточной Сибири (1950–1967 гг.) / А.Н. Зыков. – Иркутск, 1969; Комогорцев, И.И. Большая химия Сибири / И.И. Комогорцев. – Новосибирск, 1964.

История Сибири. В 5-ти томах. Т. 5. Сибирь в период завершения строительства социализма и перехода к коммунизму. – Л., 1969. – С. 330.

Тарасов, Г.Л. Территориально-экономическое развитие и размещение производительных сил Восточной Сибири / Г.Л. Тарасов. – М., 1970. – С. 171-173.

Хуторцов, И.И. В.И. Ленин об охране природы. – Майкоп, 1964; Куражковский, Ю.Н. Владимир Ильич Ленин и природа / Ю.Н. Куражковский. – Астрахань, 1969.

Малащенко, Ю.С. Ленин и научно-технический прогресс / Ю.С. Малащенко, С.В. Шухардин. – Л.: Наука, 1969; Педосов, А.Д. Партия большевиков и технический прогресс / А.Д. Педосов. – М.: Мысль, 1969; Потемкин, А.А. Ленин и развитие минерально-сырьевой базы страны / А.А. Потемкин. – М., 1969; Гладков, Н.А. Охрана природы в первые годы Советской власти  / Н.А. Гладков. – М., 1972;  Петров, В.С. История охраны природы на территории СССР / В.С. Петров // Человек и биосфера. – Ростов н/Д., 1973.

Баттон, Дж. Загрязненное небо / Дж. Баттон. – М., 1967; Дорст, Ж. До того как умрет природа / Ж. Дорст. – М., 1968; Гэлбрэйт, Дж. Новое индустриальное общество / Дж. Гэлбрэйт. – М., 1969; Эренфелд, Д. Природа и люди / Д. Эренфелд. – М., 1973; Коммонер, Б. Замыкающийся круг. Природа, человек, технология / Б. Коммонер. – М., 1974; Дуглас, У. О. Трехсотлетняя война. Хроника экологического бедствия / У.О. Дуглас. – М., 1975 и др.

Человек и природа: экологическая история / под общ. ред. Д. Александрова, Ф.-Й. Брюггемайера, Ю. Лайус. – СПб., 2008. – С. 4.

Охрана природы Красноярского края: мат-лы первой краевой научно-технической конференции молодых ученых и специалистов/ ред. кол. Н.П. Курбатский и др. – Красноярск, 1969; Природа, её охрана и рациональное использование: тез. докл. второй Иркутской областной научной конференции по охране и рациональному использованию природных ресурсов / отв. ред. Я.М. Грушко. – Иркутск, 1970.

Природа, её охрана и рациональное использование: мат-лы Иркутской областной научно-практической конференции по охране и рациональному использованию природных ресурсов / отв. ред. С.А. Меркурьев. – Иркутск, 1974; Охрана природы и экономические проблемы природопользования: тезисы докладов II семинара молодых ученых и специалистов по рациональному использованию и охране природных ресурсов / ред. кол. В.Н. Смагин и др.. – Красноярск, 1975. 

Петров, В.С. История охраны природы на территории СССР / В.С. Петров // Человек и биосфера. – Ростов

н /Д., 1973.

Андреев, Г.Н. Вопросы охраны природы в Мурманской области / Г.Н. Андреев, Р.Н. Шлемов, А.В. Домбровская. – Апатиты, 1974; Горденина, И.Л. Природа и охрана окружающей среды Ленинграда / И.Л. Горденина. – М., 1975.

Волков, Г. «Экологический кризис» и социалистическое природопользование / Г. Волков // Коммунист. – 1976. – № 12. – С. 40.

Лемешев, М. Экономика и экология: их взаимосвязь и взаимозависимость / М. Лемешев // Коммунист. – 1975. – № 17. – С. 47.

Анучин, В.А. Основы природопользования: теоретический аспект / В.А. Анучин. – М., 1978. – С. 64.

Капустин, М.И. Деятельность КПСС по созданию третьей металлургической базы страны / М.И. Капустин. – Иркутск, 1974; Семенченко, М.Г. Деятельность КПСС по развитию промышленности Восточной Сибири в условиях строительства коммунизма / М.Г. Семенченко. – Иркутск, 1975; Халбаев, М.Н. Индустриальное развитие национальных районов Сибири. 1959-1970 / М.Н. Халбаев. – Новосибирск, 1978; Алексеев, В.В. Индустриальное развитие и рабочий класс Восточного Забайкалья / В.В. Алексеев // Социально-экономическое и культурное развитие Забайкалья: мат-лы к «Истории рабочего класса Сибири». – Новосибирск, 1980. – С. 58-65; Комогорцев, И.И. Восточное Забайкалье в период развитого социализма / И.И. Комогорцев // Там же. –

С. 66-79; Погребенко, А.Е. Деятельность КПСС по развитию лесохимии РСФСР (1950–1975 гг.) / А.Е. Погребенко. – Иркутск, 1981.

Алексеев, В.В. Электрификация Сибири. Историческое исследование. Часть II. 1951 – 1970 гг. / В.В. Алексеев. – Новосибирск, 1976. – С. 170-186.

Листов, В.В. Большая химия Сибири / В.В. Листов. – М., 1978; Непорожний, П.С. Гидроэнергетика Сибири и Дальнего Востока / П.С. Непорожний. – М., 1979; Ломако, П.Ф. Сибирь – край алюминия / П.Ф. Ломако. – М., 1980.

Блехцин, И.Я. Производственные силы СССР и окружающая среда (проблемы и опыт исследования) / И.Я. Блехцин, В.А. Минеев. – М., 1981.

Керов, В.А. Проблемы хозяйственного освоения новых районов (Европейский Север, Сибирь и Дальний Восток). – М., 1982.

Бурматова, О.П. Оптимизация пространственной структуры ТПК: экологический аспект / О.П. Бурматова. – Новосибирск, 1983.

Есенбеков, К.Е. Деятельность Коммунистической партии по охране окружающей среды, рациональному использованию и воспроизводству природных ресурсов (1959–1970 гг.): автореф. дис. …канд. ист. наук /              К.Е. Есенбеков. – Алма-Ата, 1978; Казакова, М.С. Деятельность Коммунистической партии по охране и рациональному использованию природных богатств Донбасса (1966–1970 гг.): дис. …канд. ист. наук / М.С. Казакова. – Донецк, 1978; Константинова, С.А. Деятельность Компартии Белоруссии по охране, рациональному использованию и воспроизводству природных ресурсов на этапе развитого социализма (1959–1975 гг.): дис. …канд. ист. наук / С.А. Константинова. – Минск, 1981; Туманян, С.С. Деятельность Коммунистической партии Армении в области рационального использования природных ресурсов и охраны окружающей среды: автореф. дис. …канд. ист. наук / С.С. Туманян. – Ереван, 1983; Лесных, В.П. Деятельность КПСС по усилению охраны природы и улучшению использования природных ресурсов (1971–1980 гг.) (На материалах партийных организаций Краснодарского и Ставропольских краев): автореф. дис. …канд. ист. наук / В.П. Лесных. – Краснодар, 1986.

Гришаев, В.В. Одиннадцатая пятилетка: исторический облик / В.В. Гришаев  // Енисейский меридиан. – Красноярск, 1982. – Вып. 4. – С. 222-227.

Агропромышленный комплекс Красноярского края: история развития (1920–1970 гг.): сборник документов и материалов / отв. ред. В.В. Гришаев. – Красноярск, 1991; Гришаев, В.В. Хрущевские опыты на полях Красноярья и их последствия / В.В. Гришаев // Духовно-исторические чтения. Вып. 2. – Красноярск, 1997. – С. 23-32.

Андрианов, Б.В. К методологии исторического исследования проблем взаимодействия общества и природы // Общество и природа: исторические этапы и формы взаимодействия. – М., 1981. – С. 250-261; Шмидт, С.О. Проблема взаимодействия общества и природы и некоторые вопросы источниковедения // Там же. – С. 262-275.

Вылцан, М.А. Опыт преобразования и охраны природы в СССР // Там же. – С. 234-249.

Тенденции экономического развития Сибири (1961–1975 гг.) / отв. ред. Р.И. Шнипер. – Новосибирск, 1980.

Очерки экономики Сибири / отв. ред. В.В. Алексеев. – Новосибирск, 1980. – С. 34-65.

Заболотская, К.А. Угольная промышленность Сибири в послевоенные годы / К.А. Заболотская // Индустриальное развитие Сибири в годы послевоенных пятилеток (1946 – 1960) / ред. кол.: В.В. Алексеев (отв. ред.), С.С. Букин, А.А. Долголюк, В.С. Иванова, Ф.А. Лукинский. – Новосибирск, 1982. – С. 30-38; Санжиева, Т.Е  Электрификация Бурятии в 50-е гг. / Т.Е. Санжиева // Там же. – С. 39-50; Иванова, В.С. Развитие железнодорожного транспорта Сибири в 4-й пятилетке / В.С. Иванова, Н.М. Лаптев //Там же. – С. 50-62; Макиевский Г.М. Развитие лесной промышленности Восточной Сибири / Г.М. Макиевский //Там же. – С. 82-92.

Букин, С.С. Охрана здоровья рабочих Сибири /С.С. Букин// Там же. – С. 194-195.

Индустриальное освоение Сибири: опыт послевоенных пятилеток. 1946 – 1960 гг. / В.В. Алексеев, С.С. Букин, А.А. Долголюк [ и др.]  – Новосибирск, 1989.

Урбанизация советской Сибири / отв. ред. В.В. Алексеев. – Новосибирск, 1987.

Недешев, А. Областной экономический район (исследование функции, структуры и процессов развития на примере Читинской области) / А. Недешев. – Новосибирск, 1975; Раднаев, Г.Ш. Народнохозяйственный комплекс Бурятской АССР ( структура, использование ресурсов, проблемы развития) / Г.Ш. Раднаев; отв. ред.        Б.П. Орлов. – Новосибирск, 1979; Освоение природных ресурсов Забайкалья. – Новосибирск, 1985; Географические условия создания Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса: сб. мат-лов IV совещания по прикладной географии (23-25 мая 1979 г., Иркутск) / отв. ред. В.В. Воробьев, Л.М. Корытный. – Иркутск, 1979; Природные и экономические факторы формирования КАТЭКа: сб. мат-лов IV совещания по прикладной географии (23-25 мая 1979 г., Иркутск) / отв. ред. В.В. Воробьев, Л.М. Корытный. – Иркутск, 1980; Человек и природа в зоне БАМ: охрана окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов / отв. ред. В.В. Воробьев, А.Т. Напрасников. – Иркутск: Институт географии СО АН СССР, 1984; БАМ: первое десятилетие. – 2-е изд. / отв. ред. А.Г. Аганбегян, А.А. Кин. – Новосибирск: Наука, 1985. 

Рабочий класс Сибири. 1961 – 1980 гг. / отв. ред. И.И. Комогорцев. – Новосибирск, 1986. – С. 83.

Зуляр, Ю.А. Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по охране природы в период зрелого социализма (1971–1981): автореф. дис. … канд. ист. наук / Ю.А. Зуляр. – Иркутск, 1984; Гайдин, С.Т. Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по совершенствованию природопользования в условиях развитого социализма (1966 – 1980 гг.): дис. …канд. ист. наук / С.Т. Гайдин. – Новосибирск, 1985.

Омаров, А.М. Бережливость – закон социалистического производства / А.М. Омаров. – М., 1986; Безотходная технология в промышленности / Б.Н. Ласкорин, Б.В. Громов, А.П. Цыганков, В.Н. Сенин. – М., 1986; Андрианов, В.М. Комплексное использование сырья в промышленности / В.М. Андрианов, Н.А. Соколова, М.Е. Усков. – М., 1988.

Воевода, И.Н. Территориально-отраслевые комплексы (на примере лесной промышленности и лесного хозяйства) / И.Н. Воевода, А.П. Петров. – Новосибирск, 1987.

Орлов, Б.П. Сибирь: шаги индустрии / Б.П. Орлов. – М., 1988.

Балацкий, О.Ф. Природоохранная работа на промышленном предприятии / О.Ф. Балацкий, А.Ю. Жулавский, Н.И. Малышко, В.Н. Скомороха. – Киев, 1986; Пертцик, В.А. Краевые, областные Советы народных депутатов и территориально-производственные комплексы в РСФСР / В.А. Пертцик. – М., 1986; Шемшученко, Ю.С. Местные Советы и охрана окружающей среды / Ю.С. Шемшученко. – М., 1987.

Легасов, В. Из сегодня – в завтра: мысли вслух / В. Легасов // Правда. – 1987. – 9 октября.

Соколов, В. Экология и гласность / В. Соколов // Известия. – 1989. – 28 марта.

Фролов, И.Т. Гуманитарные проблемы экологии / И.Т. Фролов // Правда. – 1991. – 5 июня. 

Волков, В.О. Лесная промышленность зарубежных стран / В.О. Волков. – М., 1987; Лисицын, Е.Н. Охрана природы в зарубежных странах / Е.Н. Лисицын. – М., 1987; Иванов, О.В. В борьбе с драконом «Когай»: опыт природопользования в Японии / О.В. Иванов, Л.Г. Мельников, А.Н. Шепеленко. – М., 1991.

Миненко, Н.А. Экологические знания и опыт природопользования русских крестьян Сибири в XVIII – первой половине  XIX в. / Н.А. Миненко. – Новосибирск, 1991.

Шелохова, Н.М. Из истории охраны природы Восточной Сибири: учеб. пособие / Н.М. Шелохова. – Иркутск, 1992.

Международный конгресс «Окружающая среда для нас и будущих поколений. Экология и бизнес в новых условиях» (27 июля – 2 августа 1993 г.) Часть 2. Россия. Красноярск. – Красноярск, 1993.

Алексеев, В.В. Экологический кризис на Востоке России во второй половине ХХ в. // Окружающая среда для нас и будущих поколений. Экология и бизнес в новых условиях: мат-лы междунар. конгресса.– Красноярск, 1993. – С. 5. 

Зуляр, Ю.А. Байкал второй половины ХХ в: эколого-социальный аспект. Трагедия озера и народа // Там же. – С. 11; Гайдин, С.Т. Ретроспективный анализ природоохранной деятельности в Сибири в 40–80-е гг. ХХ в. // Там же. – С. 35.

Опыт природопользования в Сибири в XIX – XX вв. / отв. ред. М.В. Шиловский. – Новосибирск, 2001.

Цыкунов, Г.А. Ангаро-Енисейские ТПК: проблемы и опыт (исторический аспект) / Г.А. Цыкунов. – Иркутск, 1991.

Цыкунов, Г.А. Ангаро-Енисейские территориально-производственные комплексы: исторический опыт и уроки развития в 1970–1980-е гг.: автореф. дис. …д-ра ист. наук / Г.А. Цыкунов. – Новосибирск, 1992.

Коптюг, В.А. Вступление // Конференция ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, июнь 1992 г.): информационный обзор. – Новосибирск, 1992.

Букин, С.С. Экологические последствия НТП в районах нового промышленного освоения Сибири / С.С. Букин // Роль науки в освоении восточных районов страны: тез. докл. Всерос. науч. конф.17-19 ноября 1992 г. – Новосибирск, 1992. – С. 210.

Евланов, В.В. Экологическая проблема в СССР. Поиск путей её решения (1950-е – первая половина 1980-х г.): авотореф. дис. … д-ра ист. наук / В.В. Евланов. – М., 1993.

Григер, Т.Б. Деятельность местных органов власти по проблемам природопользования в Бурятии (1966–1975 гг.): автореф. дис. …канд. ист. наук / Т.Б. Григер. – Иркутск, 1994.

Окружающая среда и условия устойчивого развития Читинской области / А.М. Котельников, О.А. Вотах, А.М. Возмилов [и др.]. – Новосибирск, 1995; Экологическое состояние и природоохранные проблемы Красноярского края: мат-лы подготовительной конференции ко Всероссийскому съезду по охране природы (30 января–

1 февраля 1995 г.). – Красноярск, 1995 и др.

Савицкий, И.М. Экологические последствия предприятий оборонной промышленности в Новосибирской области / И.М. Савицкий // Гуманитарные науки в Сибири. Сер. Отечественная история. – 1998. – №. 2. –

С. 103-106;  Савицкий, И.М. Экологические последствия испытания ядерного оружия и ракетной техники в Западной Сибири (1950-е – первая половина 60-х годов) / И.М. Савицкий // Там же. – 1999. – №. 2. – С. 95-99; Савицкий, И.М. Экологическое состояние водных ресурсов реки Томи (1940–первая половина 90-х гг.) / И.М. Савицкий // Там же. – 2000. – №. 2. – С. 74-76.  

Власов, Г.П. БАМ: опыт, уроки (1970–1990): исторический аспект / Г.П. Власов. – Иркутск, 1998; Власов, Г.П. Регион БАМа: стратегия и опыт освоения: исторический аспект / Г.П. Власов. – Братск, 1999; Власов, Г.П. История хозяйственного освоения региона Байкало-Амурской магистрали (1970–1980-е гг. ): автореф. дис. …  д-ра ист. наук / Г.П. Власов. – Иркутск, 1999. – С. 34.

Халбаева, М.М. Бурятия в 1960–1990 гг.: тенденции и противоречия социально-экономического развития (исторический аспект) / М.М. Халбаева. – Улан-Удэ, 1999.

Пушмин, П.П. Развитие лесозаготовительной и деревообрабатывающей промышленности в Восточной Сибири в 1946–1985 гг. (на примере Иркутской области и Красноярского края): дис. …канд. ист. наук / П.П. Пушмин. – Иркутск, 2004; Шалак, Т.В. История развития алюминиевой  промышленности Восточной Сибири (1950–1980 гг.): дис. …канд. ист. наук / Т.В. Шалак. – Иркутск, 2004.

Долголюк, А.А. Научная разработка проблем Ангаро-Енисейского региона в 70–80-е гг. / А.А. Долголюк // Сибирь: проекты ХХ века (начинания и реальность). – Новосибирск, 2000. – С. 47-80.

Гонина, Н.В. Исторический опыт природопользования в Ангаро-Енисейском регионе во второй половине 1940-х–1960-х гг.: дис. …канд. ист. наук / Н.В. Гонина. – Красноярск, 2002.

Зуляр, Ю.А. Очерки истории природопользования в Байкальском регионе в XX веке / Ю.А. Зуляр. – Иркутск, 2002; Зуляр, Ю.А. История аграрного природопользования в советский период в Байкальском регионе: автореф. дис.  …д-ра ист. наук / Ю.А. Зуляр. – Иркутск, 2003.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.