WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Российская деревня в условиях НЭПа: тенденции и противоречия социально-экономического и политического развития ( на материалах областей ЦЧО)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

Скрыпников Андрей Васильевич

Российская деревня в условиях НЭПа: тенденции и противоречия социально - экономического и политического развития (на материалах областей Центрального Черноземья)

Специальность 07.00.02. - Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва - 2009


2

Работа выполнена на кафедре отечественной истории

ГОУ ВПО «Московского городского педагогического университета»

Департамента образования г. Москвы

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ Касаров Георгий Георгиевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Борисов Валерий Михайлович доктор исторических наук, профессор Ливанов Борис Васильевич доктор исторических наук, профессор Уткин Анатолий Иванович

Ведущая организация: ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет»

Защита состоится « 22 » декабря 2009 г. в       часов

на заседании диссертационного совета Д 850.007.01

в ГОУ ВПО «Московском городском педагогическом университете» Департамента образования г. Москвы по адресу:

129226, Москва, 2-ой Сельскохозяйственный проезд, д. 4, аудитория

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Московского городского

педагогического университета» Департамента образования г. Москвы по адресу:

129226, Москва, 2-ой Сельскохозяйственный проезд, д. 4,

Автореферат разослан «     »_________ 2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного Совета,

кандидат исторических наук,

профессор                                                                                                          В.А. Корнилов


3

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Задачи отечественной истории требуют от исследователей более пристально вглядываться в свое прошлое, оценивать всю сложность стоящих перед обществом проблем, подчас перекликающихся с современными, видеть борьбу точек зрения и подходов к их решению. Восстановление картины переходного периода, понимание как практики социалистического строительства, так и теоретических дискуссий, требуют более глубокого и всестороннего изучения послеоктябрьского периода в нашей истории и творческого осмысления трудов ученых, партийных и государственных деятелей, представлявших различные научные школы и политические лагеря.

После свершения Октябрьской революции проблемы во взаимоотношениях рабочего класса и крестьянства претерпели серьезные изменения. Лидеры большевизма рассматривали крестьянство как союзника пролетариата в ходе борьбы за свержение самодержавия и, соответственно, решали вопрос о том, как направить энергию миллионов крестьян в нужное русло. В условиях окончания Гражданской войны необходимо было перейти к решению созидательных задач. Рабочий класс, превратившийся в господствующий класс и осуществлявший свою диктатуру, составлял незначительную часть населения, поэтому необходимо было обеспечить ему поддержку крестьянства.

Новая экономическая политика оказала огромное воздействие на экономическую, правовую, социальную, политическую, духовную сферы жизни общества. Её противоречивость для советской системы, разнообразие проявлений до сих пор волнует умы исследователей, заставляя их вновь и вновь обращаться к тем далеким 20-м годам, стремясь понять глубинный смысл процессов, происходивших в России в тот период. В подходе к изучению проблем НЭПа имели место различные точки зрения, формировавшиеся под воздействием конкретных политических условий. На изучении новой экономической политики сказывалось и то, что длительное время советская историография испытывала на себе давление политических и идеологических стереотипов, недоступность для исследователей многих источников. И только в последнее десятилетие возможности объективного анализа истории 20-х годов значительно выросли, и на этой основе начинает формироваться современная историография НЭПа, включая изучение различных ее сторон и явлений. В этой связи, важное значение приобретает изучение социально-экономических и политических сторон жизни российской деревни в 20-е годы, составляющие существенную часть жизни любого общества и имеющих самостоятельное научное значение. Представление о советском обществе в 1920-е годы обычно связывают с новой экономической политикой, которую стали проводить большевики после окончания гражданской войны. Литература часто сужает значение НЭПа, сводя его к анализу вопросов сугубо экономических. На самом же деле это было время больших перемен не только в хозяйственной, но и в социальной и политических сферах. Экономика была стержнем, вокруг которого "крутились" события. Одним из главнейших вопросов, который пришлось решать большевистскому руководству в этот период, являлась перестройка отношений города и деревни, предполагавшая формирование политического механизма, связывающего промышленность и сельское хозяйство.

В годы революции и гражданской войны деревня в основной своей массе пошла за городом. Основу такой поддержки составил военно-политический союз города и деревенского большинства, отражавший единство интересов рабочего класса и трудящегося крестьянства в вооруженной борьбе против контрреволюции. Такие связи представляли собой наиболее доступный в условия войны путь установления контактов городских рабочих с деревней, в целях организации бедноты на борьбу с буржуазией. В военных условиях эта форма союза обеспечивала ведущую роль пролетарского города, несмотря на "неслыханные кризисы".

Как только закончилась война и на первый план выдвинулись вопросы мирного хозяйственного строительства, обнаружилась необходимость нового подхода к упрочению

1 Ленин В.И. Планы брошюры «О продовольственном налоге». // Поли. собр. соч. Т. 43. С. 338.


4

социальной базы города и деревни. Предстояло найти формы связи, которые обеспечивали бы решение сложного комплекса задач на путях преодоления разрухи, развития промышленности и сельского хозяйства. Поиски осложнялись расстройством хозяйственных и политических связей в стране, наиболее серьезным следствием чего было ослабление политического влияния города на деревню, «невозможности для пролетариата противостоять стихии мелкобуржуазных колебаний и отчаяния» , отсутствия единства в самой правящей партии.

Преобразования проводимые в стране в начале 1920 - х годов на основе новой экономической политики по сложности и масштабности решаемых задач может быть отнесено к важнейшим этапам в истории развития нашего государства. Исторически непреходящее значение практики тех лет состоит в том, что это был опыт успешного разрешения острых проблем, вызванных специфическими условиями, кризисными явлениями, но в нем, этом опыте, наиболее полно отразились черты и закономерности переходного периода.

Конечно, во время существования НЭП вряд ли был в состоянии разрешить все проблемы в жизни страны. И в нэповской России были элементы командно -бюрократической системы. При переходе к НЭПу попытки совместить реальные интересы крестьян с задачей строительства социализма на основе ленинской концепции союза рабочего класса и крестьянства привели к компромиссу. В его основе лежала уступка крестьянству без каких - либо изменений в политической сфере, где крестьянству отводилась подчиненная роль.

Переход к новой экономической политике означал признание неизбежности сохранения на относительно длительный срок различных социально - экономических основ развития: мелкокрестьянского хозяйства в деревне и социалистического уклада экономики в городе. Возникающие на этой основе противоречия, практика их разрешения с учетом интересов трудящихся различных социальных общностей был одним из источников питающих внутреннее саморазвитие страны в 20 -е годы, в ходе которого проявляли себя, закреплялись, утверждались закономерности нового типа отношений как в городе, так и в деревне.

При определении тематики диссертационного исследования учитывалось и то, что положение Центрально - Черноземного региона во многих отношениях отличалось от других районов страны, где преобладало крестьянское население, что, предопределяло специфику протекания политических и социально - экономических процессов.

Хронологические рамки исследования. Данное исследование включает в себя 1921-1927 годы. В этот период, после окончания Гражданской войны, перед обществом встали задачи созидательной работы восстановления разрушенной экономики и налаживания повседневного Гражданского управления страной. Эти задачи многократно усложнялись крахом политики военного коммунизма и притязаниями РКП (б) на всеобъемлющее проникновение и контроль над всеми сферами общественной жизни. В связи с тем, что огромное значение для понимания процессов протекавших в стране в 20-е годы XX века имеет анализ причин социально-экономического и политического кризиса и его особенностей в ЦЧО к концу гражданской войны, хронологические рамки исследования несколько расширяются и к анализу привлекаются документы и события периода "военного коммунизма". Избранный десятилетний отрезок времени достаточен для того, чтобы сделать обоснованные научные выводы, выявить динамику и определить основные закономерности процессов исторического развития обширного российского региона.

Территориальные рамки исследования определяются Центральным Черноземьем, в состав которого в тот период входили следующие губернии: Воронежская, Курская, Орловская и Тамбовская. Это был типично сельскохозяйственный район, где сельское население составляло более 90 процентов населения. Регион значительно отставал в своем

1 Ленин В.И. Заключительное слово по докладу о замене разверстки натуральным налогом. 18 марта. // Поли. собр. соч. Т. 43. С. 84.


5

развитии от других районов страны. Процесс восстановления экономики здесь завершился позднее, чем в целом по стране, только в 1927-1928 г.г. Исторически обусловленная хозяйственная отсталость региона, усугубленная Первой мировой, Гражданской войнами и крестьянскими восстаниями, дополнялись неразвитостью социальных и общественных институтов, что определяло законсервированность многих процессов в экономическом и социальном развитии региона.

Объектом исследования является российская деревня в условиях НЭПа в ЦЧО.

Предметом исследования является социально - экономический кризис сельского хозяйства после окончания Гражданской войны, изменения в политических и психолого -социальных настроениях крестьянства, экономические преобразования в аграрном секторе, политическое и социальное положение крестьянства в условиях НЭПа.

Методологической и теоретической основой исследования является диалектический материализм. Принципами научного анализа исследования являются историзм, системный подход, проблемно - хронологический метод. Они позволяют рассмотреть социально - экономический кризис деревни после окончания Гражданской войны, изменения в политических настроениях крестьян, экономические преобразования в аграрном секторе, политическое положение крестьянства в условиях НЭПа, различные формы и методы деятельности местных органов власти в их развитии, дают возможность выявить новые концептуальные подходы, представленные в современной исторической литературе.

Важное методологическое значение имеет принцип системного подхода, который позволяет комплексно рассматривать аграрные проблемы страны вокруг возможных альтернативных путей развития страны с точки зрения исторических реалий именно данного периода, а не исходя из общественно-политической ситуации сегодняшнего дня. Последовательное применение этих методов к изучению исторического прошлого позволяет анализировать происходившие события в их взаимосвязи, в соответствующем конкретно -историческом контексте, представить историю Черноземного села в 20-е годы XX века.

Степень научной разработанности проблемы. Актуальность проблемы обусловила интерес исследователей к изучению темы. На всех наиболее значимых поворотах истории нашей страны проблемы социально - политического и экономического развития российской деревни, как правило, выдвигаются на первый план. Вопрос этот необычайно сложен, не зря он вызывает такую бурную полемику. В поисках его решения известную помощь может оказать обобщение исторического опыта государственного и хозяйственного строительства НЭПа. Учитывая конкретный опыт нашей истории, особый исследовательский интерес вызывает проблема социально-экономического и политического развития российской деревни. К настоящему времени имеется обширная историческая литература по "крестьянским проблемам.

Анализ литературы по «крестьянским проблемам» приведенный нами в 1 разделе показал, что эти проблемы привлекают внимание широкого круга исследователей. Изучение этой одной из узловых проблем общественного развития в течение длительного времени идет по пути исследования отдельных её аспектов: крестьянских выступлений, социальных изменений в городе и деревне, роли города в массово-политической и культурно-просветительской работе на селе, шефской помощи и др. Вместе с тем не все стороны изучены с одинаковой полнотой. Назрела необходимость подготовки обобщающих исторических трудов о проблемах социально-экономического и политического развития деревни, исследований, опирающихся на достижения не только исторической науки, но и других дисциплин, связанных с социально-экономическими и политически проблемами деревни.

Новейшая историография НЭПа только начинает складываться, многие проблемы остаются нерешенными, ощущается недостаток конкретно-исторических исследований, показывающих развитие НЭПа в динамике, в конкретных проявлениях в сфере экономики,

1 См. : Раздел I.


6

политики, духовной жизни. Выявляются и первоочередные, и перспективные направления исследований. Итогом работы в перспективе должно стать появление обобщающего труда, в котором бы нашел отражение процесс социально-политического развития деревни. Только выявив сущностные черты социально-политической и экономической системы НЭПа, все ее аспекты и элементы, можно понять весь процесс эволюции политической системы 20-х годов, в недрах которой было подготовлено все необходимое для перехода к тоталитарному обществу, режиму личной власти. Таким образом, поле деятельности в разработке проблем социально-политической истории 20-х годов, в том числе и проблем развития деревни, очень широко, и потребуется немало усилий и времени для того, чтобы в полном объеме исследовать данную проблему.

Цель и задачи исследования. Цель настоящего исследования заключается в том, чтобы опираясь на достижения отечественных и зарубежных ученых, исходя из имеющейся исторической литературы, и на основе анализа широкого круга источников изучить тенденции и противоречия социально - экономического и политического развития российской деревни в условиях НЭПа. Для реализации указанной цели автором поставлены следующие задачи:

  1. Рассмотреть социально - экономический кризис сельского хозяйства после окончания гражданской войны.
  2. Проанализировать изменения политических и социально - психологических настроений крестьянства в условиях перехода к НЭПу.
  3. Обобщить опыт экономических преобразований в аграрном секторе экономики.
  4. Исследовать политическое положение крестьянства в условиях НЭПа.
  5. Сделать выводы о результатах социально - экономического и политического развития деревни в условиях НЭПа.

Источниковая база исследования. Исследование опирается на широкую источниковую базу, основанную на обширной и разнообразной документальной основе, включающей в себя документы различного происхождения, как опубликованные, так и извлеченные из архивов.

При подготовке работы были использованы также партийные документы. Ценность этого комплекса источников в том, что он дает представление о характере взаимоотношений государственных и общественных организаций с партийными органами, о степени воздействия партии на формы и методы работы этих организаций. Важность привлечения партийных документов определяется руководящей ролью Коммунистической партии, решения которой лежали в основе законодательной и пракгической деятельности советского государства.

Несомненной ценностью для научного анализа являются фактический материал, введенный в научный оборот и обобщенный ранее различными поколениями историков и документы извлеченные из архивных фондов центральных и региональных архивохранилищ. Их количество велико. Поэтому принцип работы с источниками заключается в целенаправленном сборе информационно-насыщенных сведений, отразившего в наибольшей степени социально-экономические аспекты. Опубликованные источники, используемые в диссертации разноплановые. Впервые вводятся в научный оборот многие документы, извлеченные из местных и центральных архивов РГАСПИ (Российский Государственный архив социально-политической истории), ГАРФ (Государственный архив РФ), РГАЭ (Российский государственный архив экономики), РГВА (Российский государственный военный архив). Материалы по Орловской губернии почерпнуты из печати и центральных архивов. Значительная часть документов и материалов, выявленных в названных архива, введены в научный оборот впервые.

Значительно дополняют документальную основу диссертационного исследования материалы областных государственных архивов (Воронежской, Тамбовской и Курской областей) а также Центры документации новейшей истории, указанных областей.

Источниковая база диссертации, таким образом, позволяет в достаточной степени осветить поставленные в диссертационном исследовании проблемы, достичь поставленных


7

исследовательских целей и разрешить необходимые задачи, сделать аргументированными и обоснованными выводы.

Важным источником при написании диссертации явились документы Коммунистической партии и Советского правительства, работы деятелей партии и государства, советская печать, статистические материалы, газеты и журналы.

Характеристика источников и историография изучаемой проблемы специально рассматривается в первом разделе диссертационного исследования.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в работе на основе известных, а также значительного количества ранее неопубликованных документов делается попытка исследовать в комплексе на региональном уровне аграрные проблемы в 1921-1927 гг. в Центральном Черноземье. Использование перечисленных групп источников, критический анализ документов, часть из которых, как отмечалось выше, впервые вводится в научный оборот, позволил автору показать основные характерные черты присущие Советской системе в целом, и осуществить попытку исследования данной, чрезвычайно сложной проблемы. Автор стремится выявить не только положительные стороны в работе партийных и государственных организаций, но и проанализировать недостатки в решении задач, которые были характерны для исследуемого периода.

Научная новизна диссертации определяется тем, что в научный оборот введены новые документы и материалы, а также поставлены новые задачи, которые раннее комплексно не решались. В историческом плане Черноземная деревня как социально-экономическое и политическое явление стала объектом изучения.

В диссертации сделана попытка анализа аграрных проблем в 1921-1927 годах на региональном уровне, с привлечением широкого круга источников.

Соискатель на региональном уровне исследует комплекс проблем социально-экономической и политической жизни села на протяжении 20-х годов и показывает их тесную взаимосвязь. При постановке и анализе основных проблем Российской Черноземной деревни авторское исследование показывает социально-экономическую и политическую жизнь села в историческом контексте страны, увязывая с общими процессами, протекавшими в России и СССР.

Значительное внимание в диссертации уделено таким малоизученным вопросам, как раскрытие причин, приведших к крупным крестьянским выступлениям в ЦЧО; показано, как практически решались политические проблемы в период осуществления НЭПа; дан анализ деятельности местных партийных и советских органов; в том числе волокиты и многочисленные ошибки в деятельности этих органов в исследуемый период, сделана попытка определить роль НЭПа в формировании качественно нового образа жизни сельского населения и др.

Практическая значимость работы. Работа может способствовать ускорению процессов формирования новых историографических традиций освещения рассматриваемого периода. Результаты исследования могут быть использованы в научно-исследовательской и педагогической работе, при подготовке трудов по отечественной истории, разработке спецкурсов и спецсеминаров, а также при подготовке учебных пособий.

Полученные результаты диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке экспертных заключений по вопросам совершенствования механизма функционирования современного российского государства, органов местного самоуправления. Исследовательский опыт также может быть полезен при выработке новых концепций современной аграрной политики, а также возможность использования исследования в социально-политической практике при анализе и прогнозировании социально-политических реформ.

Апробация работы. Основные идеи и положения диссертации изложены автором в более 70 научных публикация, среди них 4 авторские монографии. Материалы исследования использованы при написании учебных пособий по отечественной истории. По материалам исследования автором сделаны доклады на межреспубликанских и межвузовских научных


8

конференциях в Москве, Санкт - Петербурге, Воронеже, Луганске, Нижнем Новгороде, Костроме, Туле др. Материалы исследования активно используются в общем курсе по отечественной истории и спецкурсах.

Структура работы. Диссертация состоит из введения пяти разделов, заключения, списка используемых источников и литературы.

П. Основное содержание работы.

В первом разделе «Историография и источники» дан анализ литературы и источников по исследуемой проблеме. К настоящему времени имеется обширная литература по "крестьянским проблемам" . Всю литературу, относящуюся к исследуемой проблеме, условно можно разделить по следующим периодам: 1) годы, ограниченные хронологическими рамками исследования, т.е. 1921-1927 гг.; 2) литература 1930-х - 1950-х гг.; 3) литература начало 1960-х - конец 1980-х гг.; 4) исследования последних лет, связанные с бурным всплеском интереса к объективному осмыслению отечественной истории.

Становление советской историографии по проблемам новой экономической политики происходило на теоретическом фундаменте, заложенном В.И. Лениным .

Одна из особенностей литературы первой половины 1920-х гг. - ее полемическая направленность. Такой характер носили выступления в печати государственных руководителей, партийных публицистов . Этим работам присущи такие моменты, как отсутствие реалистического анализа сути и результатов политики, подмена потенциала реальностью, а также - рассмотрение проблем "борьбы с враждебными политическими течениями и группами", в которые зачислялись абсолютно все те, кто был не согласен с линией руководства компартии как по принципиальным, так и по отдельным вопросам . Это характерно для 1923-25 гг., когда свою интерпретацию представляли Л.Д. Троцкий и его главные оппоненты: Л.Б. Каменев, Г.Е. Зиновьев, Н.И. Бухарин .

Появление так называемой "новой оппозиции" и борьба с нею сопровождались публикацией точек зрения (в том числе и на историю вопроса о союзе рабочего класса и

1 См.: Ким М.П. О задачах изучения опыта социалистического строительства в СССР // Вопросы истории. 1962. №12; Зак Л.М., Лельчук B.C., Погудин В.И. Строительство Социализма в СССР. Историографический очерк. М. 1971; Першин П.Н. Аграрная революция в России: В 2-х кн. М. 1961-1966; Поляков Ю.А. Переход к НЭПу и советское крестьянство. М. 1967; Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: в 2-х кн. М. 1977-1979; Кабанов В.В. Крестьянское хозяйство в условиях "военного коммунизма". М. 1988; Городецкий Е.Н. Рождение советского государства (1917-1918гг.). М. 1965. 2. Орлов И.Б. Современная отечественная историография НЭПа: достижения, проблемы, перспективы. // Отечественная история. 1999. №1. С. 102.

2   Ленин В.И. X съезд РКП (б) 8-16 марта 1921г. //Поли. Собр. Соч. - Т.43. С. 1-27; Он же. О

продовольственном налоге. //Там же. С.205-245.; Он же Наказ от СТО // Там же. С.266-291; Он же.

Предложения к выводам Ф.Э. Дзержинского о состоянии транспорта. Там же. С.84; Он же. Новая

экономическая политика и задачи Политпросветов. Там же. С. 155-175; Он же; Постановления СТО о плугах

"Фаулера". Там же. С. 183; Он же. Речь на I Московском губернском сельскохозяйственном съезде 29 ноября

1921г. и др.

3  Дзержинский Ф.Э. Промышленность СССР. Ее достижения и задачи. М. Л., 1925; Преображенский Е.А.

Новая политика. М., 1926; Кржижановский Г.М. 1917-1927; Милютин В.П. История экономического развития

СССР (1917-1927гг.). М., 1928; Ряузов Н. Вытеснение частного посредника из товарооборота. М., 1930; Диков

А.И. Крестьянское хозяйство после пяти лет НЭПа. Воронеж, 1928.

4  Вардин Ил. Эсеровские убийцы и социал-демократические адвокаты. М., 1922; Он же. Революция и

меньшевизм. М. - Л. 1925; Бубнов А. С. Буржуазное реставраторство на втором году НЭПа. Пг. 1923;

Мещеряков Н.Л. на идеологическом фронте борьбы с контреволюцией. М. - Л. - 1923; Абрамов А. Партия и

"новая оппозиция". Л. - 1926; Шлихтер А. На платформе Социал-демократического уклона. М. - Л. - 1927;

Ярославский Е. Рабочая оппозиция. Рабочая группа. Рабочая правда. М. - Л. - 1927; Дискуссия 1923 года:

Материалы и документы. М. - Л. - 1927; Эрде Д.И. Эсеры. (Партия социалистов-революционеров). Харьков.

1930 и др.

5. См.: Зиновьев Г.Е. Содоклад на XIV съезде ВКП(б). XIV съезд ВКП(б). Стенографический отчет. - М. -Л. - 1926; Сталин И.В. Политический отчет. М. - Л. - 1926; Каменев Л.Б. Выступление на XV конференции ВКП (б), XV конференция ВКП(б). Стенографический отчет. - М. - Л. - 1927.


9

крестьянства) Каменева и Зиновьева, с одной стороны, и Бухарина - Сталина, с другой . Историография проблем этого периода несла на себе сильнейший отпечаток внутрипартийной борьбы. Наряду с полемикой, литература 1920-х гг. впитала в себя обширный фактический материал, отражающий практику строительства основ социалистической экономики, в том числе и деревни. Чаще всего подобные публикации принадлежали перу практических работников партийного и государственного аппарата и основывались на текущей статистике материалов ведомственной отчетности .

Говоря о литературе 30-х гг., нельзя не остановиться на работах Л.Д. Троцкого, написанных им в эмиграции. Подводя некоторые итоги развития страны и партии в 20-е гг., он изложил свои взгляды на историю дискуссий. Мысли Троцкого, безусловно, интересны, но, поскольку в условиях Советского Союза 30-х годов его работы были исключены из научного оборота, сталинское направление в историографии 30 - 50-х годов следует признать единственным .

Традиционно в советской историографии определялось, что во второй половине 50-х - начале 60-х гг. складывается начальный этап в изучении отечественной истории . Действительно, в этот период появилось большое количество работ по данной теме, которые можно разделить на четыре группы:

исследования, посвященные разработке В.И. Лениным учения о союзе рабочего класса и крестьянства ;

работы по истории внутрипартийной борьбы 20-х гг. ;

специальные историографические исследования по проблемам союза рабочего класса    и    крестьянства      (проблемы    развития    российской    деревни    традиционно

1 См.: Сталин И.В. О социально-демократическом уклоне в нашей партии. Доклад на XV конференции

ВКП (б) //XV конференция ВКП(б). Стенографический отчет. - М. - Л. - 1927; Заявление 83-х в Центральный

Комитет ВКП(б) //Коммунистическая оппозиция в СССР. - М. - 1990. - Е.З. - С.60-72; Контртезисы оппозиции

о пятилетнем плане народного хозяйства. / Тезисы большевиков-ленинцев (оппозиции) к XV съезду ВКП(б) //

Правда. - 1987. - 17 ноября.

2 См.: Август А. Партия и оппозиция. - М. - Л. - 1927; Гоникман В. Десять лет. Очерки истории троцкизма

в ВКП(б). - Харьков. - 1928; Соколов М. Партия и оппозиция. История всех оппозиционных течений и

группировок в ВКП(б) от октября 1917 по XV партсъезд. - Ростов на Д. - 1928; Лемон Н., Покровский С.

Идейные истоки правого уклона. - Л. - 1930; Гайсинский Л. Борьба с уклонами от генеральной линии партии. -

М. - Л. - 1931; Попов Н. Очерк истории ВКП(б). - М. - 1933.

3  См.: Лурье Д. Социалистическая революция и крестьянство //Большевик. - 1937. - №21, С.75-91;

Анисимов Н.И. Ленинский план переделки крестьянских хозяйств // Большевик. - 1929. - №10, С.58-62;

Маркус Б. Партия в борьбе за осуществление Ленинского плана индустриализации // Большевик. - 1939. - №1,

С. 11-35; Котов Т.Г. Сталинское учение о коллективизации. - М. - 1940 и др.

4  См.: Ленинское о союзе рабочего класса с крестьянством. - М. - 1969; Ленинский кооперативный план

социалистической индустриализации и его осуществление. - М. - 1969; Ленинское учение о НЭПе, его

международное значение. - М. - 1973; Трапезников СП. Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос. - М. - 1983.

-Т.2идр.

5  См.: Макаров Б.И. Троцкизм по вопросам строительства социализма в СССР. - М. - 1965; Вяткин А.А.

Разгром коммунистической партией троцкизма и других антиленинских групп. - М. - 1966; Борьба партии

большевиков против троцкизма. - М. - 1969 и др.

6. Богомолов Т.И. Очерк историографии союза рабочего класса и крестьянства в период борьбы за победу социализма в СССР. - Омск. - 1978; Калмыков А.А. Историография деятельности партийных организаций ЦЧО по развитию сельского хозяйства в период коммунистического строительства. - Воронеж. - 1974; Торжество ленинского кооперативного плана. (Под ред. А.В. Лосева и др.). - Воронеж. - 1981 и др.

7 Очерки по историографии советского общества. - М. - 1965; Гингиков A.M. Советская историография социалистического преобразования сельского хозяйства. - М. - 1971; Смышляев В.Н. Торжество ленинского кооперативного плана. - Л. - 1972; Гингиков A.M. Советская историография первых аграрных преобразований и начального этапа колхозного строительства. - Саратов. - 1974; Погудин В.И. Путь советского крестьянства к социализму. - М. - 1975; Логунов В.И. КПСС - организатор восстановления народного хозяйства Центрального Черноземья 1921-1927гг. - Воронеж. - 1970; Юрьев Н.Я. и Александров Н.П. Промышленность и сельское хозяйство Воронежской области за 40 лет Советской власти. - Воронеж. - 1957; Александров Н.П. Сельское хозяйство Воронежской области за 40 лет Советской власти. - Воронеж. - 1957; Культурное строительство в Воронежской области (1918 - 1928гг.). Сб. документов. - Воронеж. - 1965; Центральное Черноземье за годы Советской власти (краткий историко-экономический очерк). - Воронеж. - 1967; Народное


10

рассматривались советской историографией в теме: союз рабочего класса и крестьянства); историографические труды по общим проблемам социально-экономической истории страны .

История вопроса представляется как борьба партии, ее "здорового ядра" с мелкобуржуазными уклонами, стремившимися извратить ленинское учение о союзе рабочего класса и крестьянства. Позиции Бухарина, Зиновьева, Каменева, Троцкого фальсифицировались. При этом авторы зачастую не утруждали себя тем, чтобы подтвердить свои положения ссылками на определенные работы критикуемых деятелей партии .

Активное отступление от унифицированного подхода к изучению истории советского периода, в том числе и к трактовке НЭПа (своеобразный ренессанс НЭПа), начавшийся в конце 80-х гг.. Идеологизированный подход к НЭПу в перестроечный период (в нем искали истоки перестройки и аргументы для анализа причин деформации социализма) позволил увидеть в нем реальный путь выхода из экономического и политического тупика, в котором оказалась страна. Проблема альтернативности становится основной в суждениях о НЭПе, а по мере разрастания дискуссии вопрос переходит в плоскость выяснения того, почему эта политика не стала альтернативной и долговременной.

Постановка вопроса об альтернативности неизбежно вела к поиску конкретных форм альтернативного развития. И такую форму многие увидели в "бухаринской альтернативе". "Бухаринская альтернатива" одними авторами рассматривалась как реальная, жизнеспособная политика, не принятая в результате навязывания партии сталинской стратегии , тогда как другие авторы, признавая наличие "бухаринской альтернативы", скептически относились к возможности ее реализации . Лучшим считался синтез бухаринского и сталинского вариантов.

Начало нового этапа историографии С.А. Павлюченков связывает с переходом к постижению закономерностей общественного развития. Можно согласиться с мнением исслдователя, что сейчас утрачен смысл поисков "деформаций" социализма или социалистических "альтернатив" реальному историческому опыту . М.М. Горинов склонен видеть скорее негативные последствия в отказе постперестроечной историографии от поиска   альтернатив,   в   признании   изначальной  запрограммированности   перерождения

советского  режима  существом  марксистской  доктрины  и  характером  большевистской

б партии .

Наиболее целостная концепция НЭПа, была выдвинута В.П. Дмитриенко, несла в

себе принципиальное положение о наличии альтернативности в НЭПе как потенциала и

возможности. Вывод о том, что НЭП существовал в политике как одна из тенденций, а в

хозяйство Воронежской области за 50 лет Советской власти. - Воронеж. - 1967; Гришин Г.Т. Экономика воронежской области и ее анализ в трудах Воронеж. - И. Ленина. - Воронеж. - 1971; Ленинская программа социалистического преобразования сельского хозяйства и современность. (Под ред. А.В. Лосева). - Воронеж. -1970; Очерки истории Воронежской области. (Под ред. Е.Г. Шуляковского). - Воронеж. - 1967 и др.

1     Погудин В.И. Руководство рабочего класса социалистическим преобразованием деревни.

(Историографический очерк)//Рабочий класс и развитие сельского хозяйства СССР. - М. - 1969.

2 См.: Клямкин И. Какая дорога ведет к храму? // Новый мир. - 1987. - №11, с. 178-179; Ципко А. О зонах,

закрытых для мысли // Суровая драма народа. - М. - 1989. - М. - 1989, с. 170, 186-187; Лацис О. Сталин против

Ленина //Осмыслить культ Сталина. - М. - 1989, с. 211-214; Смирнов Г.К. К вопросу о ленинской концепции

социализма // Страницы истории КПСС. - М. - 1989, с. 82-88; Деятельность КПСС по укреплению союза

рабочего класса, крестьянства и интеллигенции. (Под ред. А.В. Лосева и др.). - Воронеж. - 1988 и др.

3 . См.: Бордюгов Г.А., Козлов В.А. Поворот 1929 года и альтернатива Бухарину // Вопросы истории

КПСС. 1988. №8. С. 15-33; Наумов В.П. Возвращение к правде // Бухарин: человек, политик, ученый. М. 1990.

С.8-62идр.

4 См.: Данилов В.П. "Бухаринская альтернатива" // Бухарин: человек, политик, ученый. М. 1990. С. 82-130;

Попов Г.Х. К 100-летию со дня рождения Н.И. Бухарина // Вопросы экономики. 1988. №8. С.93-94 и др.

5 См.: Исторические исследования в России. Тенденции последних лет./Под ред. Г.А. Бордюгова. М. 1996.

С.222, 227, 236.

6 Там же. С.239-240.


11

экономике как один из ее элементов, стал новым шагом на пути создания многомерной и вариативной "модели" 20-х гг. .

К середине 90-х гг. исследования выходят на качественно новый уровень: анализу подвергаются все аспекты и стороны НЭПа. Спор переводится в другую, концептуальную плоскость: НЭП - определенная политика, идеология в конкретно-исторический период или своеобразная реакция руководства РКП (б) на угрозу утраты власти, набор средств и методов для решения конкретно-исторической задачи? .

Получивший большее распространение цивилизационный подход к истории не миновал и период НЭПа. Так, О. Лацис, подчеркивая тот факт, что до сих пор преобладали формационные оценки НЭПа (его взаимодействие с капиталистической и социалистической формациями), отметил, что НЭП и прежде всего его роль в развитии современной индустриальной цивилизации в нашей стране не оценивались с общецивилизационной точки зрения. Хотя автор опять же сводит изучение этого аспекта не столько к обстоятельствам возникновения и развития НЭПа, сколько к причинам его свертывания в конце 20-х гг. В рамках цивилизационного подхода видно, что для России проблема индустриализации была тесно связана с достижением экономической независимости. А так как до 1917г. эта общенациональная задача не была решена, то ее разрешение стало первоочередной проблемой в советское время .

Отдельно остановимся на западной историографии НЭПа, поскольку на Западе серьезная школа по истории новой экономической политики, накоплен богатый фактический материал. Она располагает источниками, которые позволяют ей самостоятельно работать по многим темам советской истории. Вопрос о сущности советской власти как экономической, социальной, политической системе зарубежные историки ставили на протяжении десятилетий. Заложили основы западной советологии исторические работы 20-х годов русских социал-демократов, оказавшихся в эмиграции. В работах Ю.О. Мартова, Ст. Ивановича (СО. Португейс), давались оценки НЭПа, исследовались основные силы и тенденции развития экономики, прогнозировались перспективы нэпа .

Интересы западных историков до недавнего времени сосредотачивались вокруг "тоталитарной модели" и ее критики роли НЭПа в советской истории, причинах отказа от нее. Верт Н. полагает, что НЭП одновременно с экономическим подъемом вызвал "социальную деградацию" общества: оно приобрело характер социума, в котором "заправляли тунеядцы, паразиты, спекулянты и продажные чиновники". Именно "социальная деградация" и общее "разгильдяйство", по мнению автора, вызвали у большинства коммунистов мысль о необходимости "большего скачка" .

В целом западные историки в большей степени рассматривали советскую историю, в том числе и историю 20-х годов, с позиций социально-политической истории. В последнее время заметно смещение акцентов от категории "классы" и "политическая система" к изучению идей, положений, индивидуальности, повседневного быта, нравов и представлений населения различных слоев групп, жизненный уровень, то есть к социальной истории. Такой подход свидетельствует о стремлении изучить историю "снизу". Все это нашло  отражение  в  публикациях на  страницах в  отечественных изданиях .  Западные

1 Дмитренко В.П. Четыре измерения НЭПа // Вопросы истории КПСС. 1991. №3. С. 125-132.

2 Дмитренко В.П. Четыре измерения НЭПа // Вопросы истории КПСС. 1991. №3. С. 125-132.

3 Лацис О. НЭП - цивилизационный аспект //Свободная мысль. 1991. №18. С. 39.

4 Черняк Е.Б. Цивилизация и революция //Новая и новейшая история. 1993. №4. С.62.

5 .Мартов Ю.О. Мировой большевизм. Берлин, 1923; Иванович Ст. ВКП(б); Десять лет коммунистической

монополии. Париж, 1928; Гарви П.А. Закат большевизма. Десять лет диктатуры. Рига, 1928; НЭП: взгляд со

стороны: Сб. ст. М., 1990.

6 Верт Н. История советского государства. 1980-1991: Пер. с фр. - М.: Прогресс: Прогресс-Академия. 1992.

7 Холмс Л. Социальная история России: 1917-1941: (Пер. с англ.). - Ростов н/Д. :Изд-во. Рост. Ун-та, 1994.

- 140с; Фицпатрик Ш. Классы и проблемы классовой принадлежности в Советской России 20-х годов. //

Вопросы истории. - 1990. - №8. - с.16-31. Левин М. Бюрократия и сталинизм. // Вопросы истории. 1995 №3:


12

историки внесли в изучение проблем отечественной истории определенный вклад, история стала более многообразной и многомерной, что оказывает положительное воздействие на изучение исторической действительности.

Сегодня, когда рушатся стены непонимания между нашей страной и Западом, важной особенностью историографического процесса становится вовлечение в единое историографическое русло эмигрантского направления русской исторической и экономической мысли. Особая услуга по освещению экономической жизни Советской России принадлежит Экономическому кабинету С.Н. Прокоповича и издаваемому им "Экономическому вестнику" и "Русскому экономическому вестнику" . Серьезная работа по изучению сельского хозяйства России в 20-е годы была проделана экономистами и социологами, группирующимися вокруг сборника "Крестьянская Россия", издаваемого в Праге . Важный вклад в разработку намеченных проблем внесли Б. Д. Бруцкус, С.С. Маслов, В.М. Чернов и др. Одним из первых интересный очерк складывания двух направлений русской экономической науки - организационно - производственного и социально-экономического - сделал Н.П. Макаров . Работа была написана и опубликована в 1923 г. в Праге, когда Н.П. Макаров находился в эмиграции.

С начала 90-х годов исторические исследования выходят на качественно новый уровень. Авторы рассматривают НЭП более широко, анализу подвергаются все аспекты его истории. Характерной для публикаций последних лет стала переориентация с анализа "положительных" сторон НЭПа, на менее изученные его "негативные" стороны. Аргументация 80-х годов в основном не изменилась. Сохранилась в определенной степени и преемственность с "перестроечной" публицистикой конца 80-х годов. Так, Г.А. Трукан продолжал видеть в НЭПе, Бухарине альтернативу победившей сталинской линии. Он настаивает на реальности ленинской модели социализма, а одну из причин победы Сталина видит в отсутствии демократии, плюрализма, гласности . И все же, отличительная черта современной историографии от истории перестроечного периода - отказ от чрезмерно оптимистических оценок и переход на объективное освещение различных сторон НЭПа с целью понять суть происходившего в 20-е годы. Одна из первых попыток на профессиональном уровне проанализировать НЭП с новых позиций предпринята М.М. Гориновым и СВ. Цакуновым . Творческий союз историка и экономиста оказался в целом положительным. Авторы приходят к нескольким принципиальным выводам. Во-первых, переход к НЭПу - вынужденный шаг, продиктованный обстоятельствами. Во-вторых, Ленину пришлось убеждать партию и даже настаивать на переходе к НЭПу. Но работа еще не свободна от стереотипов, устаревших подходов, это проявилось, в частности, в утверждении, что вариант жесткой внутренней политики являлся оправданным, так как обеспечивал столь необходимую для возрождения страны политическую стабильность .

Его же. Деревенское бытие: нравы, верования, обычаи. // Крестьяноведение. Теория. История. Современность. Ежегодник, М., 1997; Мерль Ст. Экономическая система и уровень жизни в дореволюционной России и Советском Союзе. // Отечественная история. 1998. №1.

1 См.: Экономический вестник. Берлин, 1923-1924. №1-3; Русский экономический вестник. Прага, 1925-

1928. №1-12.

2 "Крестьянская Россия" - сборник по общественно-политическим и экономическим вопросам. Издавался

в первой половине 20-х годов в Праге. Направление, представляемое сборником, возникло в России под

влиянием "сменовеховских" настроений и полностью перенесло эти тенденции на вопросы экономической

жизни и прежде всего крестьянского хозяйства. Среди авторов "Крестьянской России" наряду с видными

эмигрантами П.А. Сорокиным, П.Н. Милюковым, С.Н. Прокоповичем, Б.Д. Бруцкусом и др. впоследствии

вернувшиеся в Россию ученые-аграрники Н.П. Макаров и А.Н. Челинцев (см. : Крестьянская Россия. Прага, Т.

1-9. 1922-1924).

3. См. : Макаров Н.П. Русская экономическая мысль в вопросах сельского хозяйства //Крестьянская Россия. Прага, 1923. T.IV.

4 Трукан Г.А. Путь к тоталитаризму: 1917-1929гг. М., 1994. С. 158-159.

5 . Горинов М.М., Цакунов СВ. Ленинская концепция НЭПа: становление и развитие // Вопросы истории.

1990. №4. (С.20 - 39).

6 Там же. С.38.


13

В 90-х годах активизируется процесс изучения механизма реальной политики властей, причем исследования становятся научно-доказательными. Все больше работ носят конкретно-исторический характер, что особенно важно для накопления фактов с последующим концептуальным обобщением .

В 1994 году вышел сборник статей о НЭПе под редакцией В.П. Дмитренко . Несмотря на разноплановость, сборник можно рассматривать как своеобразное подведение итогов научных изысканий о НЭПе конца 80-х - начала 90-х годов. Принципиальные выводы можно свести к следующим: НЭП продолжал решать "проклятые вопросы", поднятые Октябрем; НЭП был чужд коммунистической бюрократии; продолжало увеличиваться социальное расслоение в обществе; у большевиков не было альтернативных вариантов социалистического строительства.

Одной из характерных черт "перестроечных" публикаций являлся настойчивый поиск свидетельств готовности Ленина пойти на реформирование политической системы, опираясь на его последние работы . При этом изменение роли компартии в обществе, превращение ее в монопольную политическую силу трактовалось как разрыв с собственно марксистко-ленинской традицией видения ее внутреннего строения, ее роли в государстве и обществе. В результате эволюции взглядов историков, накопления первичных фактов к началу 90-х годов сложилась ситуация, позволявшая определить основные подходы к вопросу оценки политической системы 20-х годов. Один из них состоит в отрицании принципиальной разницы между политическими системами 20-х и 30-х годов. Так, Н.С. Симонов уже в названии статьи утверждает, что НЭП - это тоталитарное общество и даже сравнивает его с фашистскими режимами. Второй подход заключается в признании существенных различий между политическими системами 20-х и 30-х годов. Главное различие - НЭП был все-таки "авторитарным", а в 30-е годы сложился "тоталитаризм". НЭПу присущи лишь отдельные, а не все признаки тоталитаризма .

Вопросам становления системы партийно - государственного монополизма в послеоктябрьской политической системе посвящена работа СВ. Леонова, в которой автор приходит к выводу, что вместо подлинной демократии пришли в конечном итоге к диктатуре партии, еще более жесткой бюрократической системе, чем в царской России . Особый интерес представляют работы, в которых прослеживается процесс складывания политической системы в советской России в систематизированном виде. К такого рода работам принадлежат публикации Е.Г. Гимпельсона . В последующем взгляды Гимпельсона существенно меняются .

1 Павлюченко С. С чего начинался НЭП // Трудные вопросы истории. М., 1991; Он же. Крестьянский

Брест, или предыстория большевистского НЭПа. М., 1996; Быстрова И.В. Государство и экономика в 1920-е

годы: борьба идей и реальность // Отечественная история. 1993. №3 (С. 19-34); Роговин В.З. Л.Д. Троцкий о

большевистской и сталинской концепции социализма // Из истории социальной политической мысли СССР.:

сб. ст. - М: Мысль, 1993. - С.5-45.; Новичков М.Н. Дискуссии по проблемам НЭПа: (По материалам 20-х

годов) // Историография, источниковедение отечественной истории. М. Наука, 1993. - С. 130-141); Щербань

Н.В. Опыт выхода из кризиса при переходе к НЭПу: уроки и историческое значение // Россия в XX веке. М.,

1994; Дмитренко В.П. Советская модель социализма //Россия в XX веке. М., 1994; Мац В.А. Реформы и догмы.

1914-1929. Очерки истории становления хозяйственной системы советского тоталитаризма. М., 1993.

2 НЭП: приобретения и потери. М., 1994.

3 Минаев Л.Б. Борьба за лидерство и деформация облика социализма // Вопросы истории КПСС. 1989.

№12; Кушнив А.Г. Демократическая альтернатива середины20-х годов (Реформа системы упр. в Сов. России.).

М. 1989; Дорошенко В. Ленин против Сталина. 1922-1923 // Звезда. Л. 1990. №4; Наумов В. 1923 год. Судьба

ленинской альтернативы // Коммунист. 1991. №5; Опех Г.Л. Поворот, которого не было: Борьба за

внутрипартийную демократию. 1919-1924гг. Новосибирск. 1992.

4. Игрицкий Ю.И. Снова о тоталитаризме; Гимпельсон Е.Г. Политическая система и НЭП: неадекватность реформ // Отечественная история. 1993. №3.

5  Леонов СВ. Советская государственность: Замыслы и действительность. (1917-1920гг.) // Вопросы

истории. 1990. №12. С.45.

6 Гимпельсон Е.Г. Влияние гражданской войны на формирование Советской политической системы. 1918-

1920гг. // История СССР. 1989. №5.

7 Он же. Политическая система и НЭП: Неадекватность реформ // Отечественная история. 1993. №3.


14

Активизируются и исследования в области социальной истории, которая прежде сводилась к чисто производственным вопросам, а некоторые проблемы вообще исключались из сферы научных исследований (повседневность, самосознание и т.д.). Эта тенденция нашла отражение в заметных для научной общественности публикациях . В орбиту исследований вовлекаются все новые сюжеты, стороны и аспекты НЭПа, которые нашли отражение в ряде публикаций последних лет и представляющие несомненный интерес для тех, кто занимается изучением политических проблем новой экономической политики . Социально-политические и экономические аспекты НЭПа в той или иной мере нашли свое отражение в диссертационных исследованиях последнего периода .

Социально-политические аспекты НЭПа все чаще при-влекают внимание местных исследователей, которые на основе местного материала выявляют сущностные черты социально-политического процесса 20-х годов, происходившего в провинции .

Вопросы социально-политического развития Центрального Черноземья в период НЭПа не являлись ранее предметом специального рассмотрения. Как следствие -отсутствие обобщающих работ. Движение в этом направлении только начинается, и историография на сегодняшний день представлена исследованиями отдельных вопросов. Тематика индивидуальных научных исследований в регионе характеризовалась схематизмом, мелкотемьем и фрагментарностью. Наибольший схематизм проявлялся в освещении конкретно-исторических событий социальной и политической жизни региона. В предшествующий период наиболее сильному исследовательскому "натиску" подверглась тема крестьянского восстания.

Это, прежде всего, относится к крестьянскому повстанческому движению в Тамбовской губернии в 1920 - 1921 годах, больше известному в литературе как "антоновщина". И хотя библиографический указатель по теме, охвативший литературу

1 Жиромская В.Б. После революционных бурь: население России в первой половине 20-х годов. М. 1996;

Поляков Ю.А. Воздействие государства на демографические процессы в СССР (1920 - 1930-е годы). // Вопросы

истории. 1995. №3; Ибрагимова Д.Х. НЭП и перестройка: массовое сознание сельского населения в условиях

перехода к рынку. М. 1997; Гимпельсон Е.Г. Советские управленцы: политический и нравственный облик

(1917-1920гг.). // Революция и человек: Быт, нравы, поведение, мораль. М. 1997; российская повседневность.

1921-1941гг.: Новые подходы. Сиб. 1995; Великанова О.В. Образ Ленина в массовом сознании // Отечественная

история. 1994. №2; Ольшанский Д.В. Социальная психология "винтиков" // Вопросы философии. 1989. №8;

Лебина И.В. Теневые стороны жизни советского города 20-30 годов // Вопросы истории. 1994. №2.

2 Формирование административно-командной системы. 20 - 30-е годы: Сб. ст. (Отв. Ред. Дмитренко В.П.).

М. 1992; 1921 год. Мясников. Ленин и дискуссия в партии о свободе печати // Свободная мысль. М. 1992. №1;

Литвак К.Б. К вопросу о партийных переписях и культурном уровне коммунистов в 20-е годы //Вопросы

истории КПСС. 1991. №2 и др.

3 .Алексеева Е.А. НЭП в современной историографии. Дис... канд. ист. наук. М. 1995; Борисенок Е.Ю.

Чехословакия и русское земледельческое движение в 20-е годы. Дис... канд. ист. наук. М. 1992; Демидов В.А.

Кронштадское восстания в 1921 году. Дис... канд. ист. наук. М. 1996; Плеханова О.В. Налоговая политика

Советского государства в деревне в 1925 - 1929гг. и её осуществление в Московской, Казанской, Тульской

губерниях. Дис... канд. ист. наук. М. 1996; Михеев В.И. Сопротивление курского крестьянства, политика

большевиков в 1918 - 1923гг. Дис... канд. ист. наук. Курск. 1998; Кочетков И.В. Зерновое производство СССР

в 1923 - 1926гг. Дис... канд. ист. наук. Санкт-Петербург. 1998; Виноградов СВ. Возрождение многоукладности

экономики Российской Федерации в годы НЭПа, 1921 - 1927гг. (на материалах Поволжья): Дис... д-ра ист.

наук. Астрахань. 1998; Кузнецов И.А. Письма в "Крестьянскую газету" как источник для изучения менталитета

крестьянства 1920-х гг. Дис... канд. ист. наук. М. 1996; Никулин В.В. Социально-политические аспекты новой

экономической политики в Центральном Черноземье 1921 - 1929г. Дис. ... д-ра ист. наук. Тамбов. 1998;

Соколов А.С. Финансовая реформа 1921 - 1924гг. и ее место в партийно-государственной политике. Дис...

канд. ист. наук. М. 1997; Фатуева Н.В. Крестьянские волнения и восстания в Тамбовской губернии (1918 -

1921гг.). Дис... канд. ист. наук. М. 1995; Сафонов А.А. Крестьянская община Тамбовской губернии в 1917 -

1928гг. (Социальные аспекты проблемы). Дис... канд. ист. наук. Воронеж. 1997. Никулин В.В. Политические

режимы. Власть и общество в 20-е годы. Политический режим в период НЭПа. Становление и

функционирование (1921 - 1929гг.). Сиб. 1997. и др.

4 Баранов А.В. Социальное и политическое развитие Северного Кавказа в условиях новой экономической

политики (1921-1929 гг.) Спб. 1996; Башарин Г.П. Общественно-политическая обстановка в Якутии в 1921-1925

гг. 1996; Бердников Л.П. Вся Красноярская власть: Очерки истории местного управления и самоуправления

1917-1993 гг. Факты, события, люди. Красноярск. 1996.


15

самых разнообразных жанров за период до 1992г. включительно, содержит сведения с более чем 700 публикаций , процесс изучения тамбовских событий 1920 - 1921 гг. не только далек от своего завершения, но по-настоящему еще только начинается. Достаточно скромно оценивают успехи отечественной историографии в разработке темы В. Дементьев и В. Самошкин .

Первые попытки разобраться в причинах возникновения крестьянского восстания в Тамбовской губернии были предприняты еще в 1921 году . Однако работы эти не носили научного характера, они были написаны в пропагандистских целях. Три издания в течение одного лишь 1921 года выдержала брошюра В.М. Докукина "Правда о бандитах" . Тем не менее уже в 1921 году выходит одно из передовых научных исследований, посвященных военным операциям против антоновцев. Это статья слушателя военной академии РККА И.И. Трутко - непосредственного участника подавления восстаний .

Наряду с работами, посвященными крестьянским восстаниям в целом по стране, в 20 - 30-е годы появляются исследования волнений крестьян в различных регионах. В 1927 году выходит книга В. Андреева и С. Кулаева, посвященная классовой борьбе в Тамбовской губернии после Октябрьской революции и в годы гражданской войны . Интересно, что в истории крестьянских движений они выделяют четыре периода. Первый - восстания мобилизованных крестьян; второй - крестьянские волнения как таковые; отдельным "периодом" авторы считают нашествие Мамонтова и последним - "антоновщину".

В 50 - 60 - e годы изучение крестьянских восстаний расширяется. Однако эта тема входит составной частью либо в историю социалистических преобразований в деревне, либо   в   исследования,   посвященные  политике  партии  большевиков   по   отношению   к

7

крестьянству .

В 70-е годы в изучении крестьянских восстаний сохраняются те же тенденции, например, в монографии П.Н. Соболева время крестьянских восстаний включается автором в период гражданской войны на селе . Тогда же появляются работы, в которых анализируется деятельность В.И. Ленина, РКП (б), Советского государства в период перехода страны к НЭПу .

Заметной вехой в историографии борьбы с антоновщиной стало исследование И.Я. Трифонова . По мнению автора, с началом восстаний для советской страны начинается новый этап гражданской войны.

1 См.: Соболева А.А. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии (1920 - 1921гг.). Библиографический

указатель. Тамбов. 1994.

2 .См.: Дементьев В.Д., Самошкин В.В. Восстание крестьян на Тамбовщине в 1920 - 1921годах (Обзор

литературы)//История СССР. 1990. №6. С. 107.

3 Сосновский Л. Что такое "антоновщина" и кому она выгодна? - М.: Госиздат, 1921; Союз трудового

крестьянства или царские холуи в эсеровской шкуре. - Тамбов: Изд. Тамб. губ. отд-ния гос. изд-ва, 1921.

4. Докукин В.М. Правда о бандитах. 3-е изд. Тамбов: изд-во Тамб. губ. отд-ния гос. изд-ва, 1921.

5  Трутко И.И. Тактические примеры из опыта борьбы с бандитизмом: Армия. - 1921. - №1-2. - ее.33-35;

Он же. Уничтожение банды Богуславского // Там же. - №3-4. - ее.35-39; Он же. Применение аэропланов как

резерва // там же. - №5-6. - ее.41-53; Он же. Разгром банды Антонова // Там же. - №7-8. - ее.20-25.

6  Андреев В., Кулаев С. Октябрьская революция и гражданская война в Тамбовской губернии. Тамбов.

1927.

7  Герасимюк В.Р. Начало социалистической революции в деревне 1917 - 1918. М., 1958; Зайцев В.

политика партии большевиков по отношению к крестьянству в период установления и упрочения Советской

власти. М., 1953; Козырев П.В. Руководящая роль рабочего класса в укреплении Советской власти в период

завершения пролетарской революции (вторая половина 1918г //Учен. зап. АОН. - Вып. 29. - 1957. - с.54-88.

8. Соболев П.Н. Упрочение Союза рабочих и крестьян в первый год пролетарской диктатуры. - М., 1977.

9 Генкина Э.Б. Ленин - председатель Совнаркома и СТО. - М., 1960; Гусев В. Крах партии левых эсеров. -

М.: Политиздат, 1963; Поляков Ю.А. Некоторые вопросы перехода к НЭПу // Вопросы истории КПСС. - 1963.

- №2. - С.28-40; Смирнов А. Командарм Иван Федько. - Симферополь, 1959; Софинов П.Т. Очерки истории

Всероссийской Чрезвьгаайной Комиссии (1917 - 1922). - М.: Госполитиздат, 1960; Тодорский А.И. Маршал

Тухачевский. -М.: Политиздат, 1963.

10   Трифонов И.Я. Классы и классовая борьба в СССР в начале НЭП (1921 - 1923гг.). 4.1.: Борьба с

вооруженной кулацкой контрреволюцией. - Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1964.


16

В исследованиях 70 - 80 годов трактовка антоновщины как антисоветского кулацко-эсеровского мятежа, характерная для Советской историографии, не могла позволить исследователям ответить на вопрос: почему это восстание повлекло за собой кардинальное изменение политики РКП(б) и Советского государства. Значительным вкладом в изучение истории антоновщины являются работы И.П. Донкова .

Со второй половины 80-х годов появляются первые публицистические статьи, в которых прослеживается смена акцента с кулацкого характера восстания на крестьянский протест против власти . На рубеже 90-х годов появляются две публицистические статьи С. Павлюченкова и Д. Фельдмана. Авторы пишут, что главной причиной антоновщины стала политика "военного коммунизма", продовольственная диктатура и деятельность продотрядов .

Наиболее интересным на сегодняшний день является исследование В.В. Самошкина . Он один из первых проследил весь ход восстания, в том числе и сам процесс его подавления. Им проанализированы и так называемые "решительные меры" командования губернии, которые сыграли главную роль в деле подавления крестьянского восстания. Однако не во всем можно согласиться с автором, особенно при определении причин восстания. Самошкин акцентирует внимание на деятельности местных органов власти, где руководство захватили зажиточные крестьяне, хотя известно, что директивы о продразверстке исходили от центральных властей. Тем более что антоновщина - не единичное крестьянское восстание, а одна из составных частей крестьянской войны в

России начала 20-х годов. В 90-х годах выходит подробный историографический обзор этой

б темы .

В статье С.А. Есикова и Л.Г. Протасова демонстрируются новые подходы к теме повстанчества. Нельзя не согласиться с мнением авторов о том, что история антоновщины не может быть понятна вне широкого исторического контекста . Отсюда правомерной представляется увязка антоновщины с крестьянскими восстаниями осени 1918 года.

Новые подходы, определившиеся в статье С. А. Есикова и Л.Г. Протасова, уже нашли последователей. В статье С.А. Есикова и В.В. Канищева сделана попытка проанализировать деятельность Союзов Трудового Крестьянства. В ней рассматривается и такая проблема, как влияние социалистов-революционеров на возникновение антоновщины, идеология движения, его программа. Авторы на основе новых архивных материалов приходят к выводу, что в отношении крестьянского восстания следует говорить не об организующей роли партии социал - революционеров, а об участии ее членов, не связанных

1 . Голинков Д.Л. Разгром антоновщины // Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР.

Кн.2. И-с изд. - М., 1986. - С.73-82; гражданская война и социалистическое строи-тельство в черноземном

центре / Тамб. гос. пед. ин-т. - Тамбов, 1976; Переверзев А.Я. Великий Октябрь и преобра-зование деревни.

Опыт революционно-преобразовательной деятельности РКП(б) в деревне Черноземного Центра России 1917 —

1921. - Воронеж, 1987; Щетинов Б. А. Крушение мелкобуржуазной контрреволюции в Советской России (конец

1920 - 1921гг.). -М., 1984.

2 Донков И.П. Организация разгрома антоновщины // Вопросы истории КПСС. - 1966. - №6. - С.60-71; Он

же. Деятельность РКП(б) по разгрому мелкобуржуазной контрреволюции в деревне в условиях перехода от

гражданской войны к мирному строительству: на примере ликвидации антоновщины: Авторе, дис. ...канд. ист.

наук. - М., 1970; Он же. Антоновщина. Замыслы и действительность. - М., 1977.

3 . См.: Иванов Н. От "врагов народа" - к "врагам нации" //Огонек. - 1988. - №36; Осипова Т. Обманутый

класс. // Родина. - 1990. - с.24-25.

4 Павлюченков С. Почему вспыхнула "антоновщина"?: Доп. Штрихи истории восстания //Неделя. - 1989. -

№44; Фельдман Д. Крестьянская война.//Родина. - 1989. - №10. - С.52-57.

5 См.: Самошкин В.В. Мятеж: Антоновщина: канун и начало // Лит. Россия. - 1990. - 8 июня; См.: Он же.

Мятеж: Антоновщина: противостояние. // Там же. - 1990. - 26 окт.; Он же. Мятеж: Антоновщина: конец // Там

же. - 1990. - 30 нояб.

6   Дементьев В.Д., Самошкин В.В. Восстание крестьян на Тамбовщине в 1920 - 1921гг.: Обзор

лит.//История СССР. - 1990. - №6. - С.99-110.

7 См.: Есиков С.А., Протасов Л.Г. "Антоновщина": новые подходы // Вопросы истории. - 1992. - №6-7. -

С.49.

8 Есиков С.А., Канищев В.В. Антоновский НЭП //Отечественная история. - 1994. - №3. - С.60-74.


17

с партийным центром, в повстанческом движении. Авторы больше говорят о влиянии, которое оказали эсеры на политическую программу восставших.

Одной из последних работ, посвященных деятельности продовольственных органов страны в годы гражданской войны, стала монография И.Т. Филиппова . В ней рассматривается деятельность Наркомпрода с конца 1917 до осени 1923 гг. Значительное место в исследовании отведено освещению деятельности продотрядов, комбедов, продовольственных органов на местах. При этом Филиппов широко использовал документы местных архивов. Тем не менее, в монографии прослеживается тенденция некритического подхода к методам проведения продовольственной политики.

Среди тех, кто сегодня занимается исследованием "антоновщины", следует назвать В.В. Канищева, Т.В. Осипову, С.А. Павлюченкова, Л.Г. Протасова, В.В. Самошкина, Н.В. Фатуеву.

В целом историографию 90-х годов отличает поиск новых путей изучения и осмысления гражданской войны в России . Её основой стал отказ от взгляда на "антоновщину" как на эсеровский по политической сути и кулацкий по социальному составу мятеж. Историография "антоновщины" стремительно развивается. Это относится как к количеству, так и к качеству исторических исследований.

За последние годы местными историками предпринимаются попытки заполнить практически свободную "нишу" в объяснении социальных и политических процессов, протекавших в Центральном Черноземье в период НЭПа, о чем свидетельствует появление сборников (некоторые приобретают регулярный характер, книг и статей по данной проблеме). Но все это лишь фрагменты общей картины. Историки только осваивают данное поле исторического исследования. Наиболее серьезная попытка в данном направлении предпринята в книге Никулина В.В. Автор исследует социально-политические процессы, происходившие в 20-е годы, показывая их особенность в областях Черноземного Центра .

Анализ историографической литературы показывает, что проблемы новой экономической политики в исследуемый период привлекают внимание широкого круга исследователей. Изучение этой одной из узловых проблем общественного развития в течение длительного времени идет по пути исследования отдельных ее аспектов, экономических связей, социальных изменений, изменений политических настроений крестьянства, роста негативных отношений к компартии и аполитичности населения, социальных изменений в городе и деревне, роли города в массово-политической и культурно-просвети-тельской работе на селе и др. Вместе с тем не все стороны изучены с одинаковой полнотой. Необходимость дальнейшей углубленной научной разработки проблематики, связанной с социально-политическим и экономическим развитием российской деревни в условиях НЭПа, уже давно назрела. К тому же наметившаяся тенденция в обобщении результатов исследований еще не привела к становлению данной проблемы. Наличие нескольких работ, рассматривающих эту тему в историко-партийном плане, не отменяет этой оценки, так как освещают ее в рамках традиционной проблематики изучения борьбы коммунистической партии за упрочение союза рабочих и крестьян. В то же время историография вопроса показывает, что историческая наука только приступила к

1 . Филиппов И.Т. Продовольственная политика в России в 1917-1923. - М, 1994.

2 См.: Есиков С.А., Протасов Л.Г. "Антоновщина": новые подходы // Вопросы истории. 1992. №6-7. С. 18;

Самошкин В.В. Мятеж: Антоновщина: канун и начало. // Лит. Россия. - 1990. - 8 июня.

3 См.: Никулин В.В. Социально политические аспекты новой экономической политики в Центральном

Черноземье: 1921 - 1929 годов: автореф. дис. ... доктора ист. наук., - Спб., 1998.

4 Гаврилов Б. А. Развитие ленинских идей союза рабочего класса с крестьянством в период восстановления

народного хозяйства Советской республики (1921 - 1925гг). Дис. ...доктор, ист. наук. М.1966; Дерец П.А.

Деятельность коммунистической партии Советского Союза по укреплению союза рабочего класса и

крестьянства в первые годы НЭПа (1921 - 1923гг.). Дис. ...канд. ист. наук. М. 1995; Шкляр М.К. Борьба

компартии Белоруссии за укрепление Союза рабочего класса и трудового крестьянства в восстановительный

период (1921 - 1925гг.) Дис. ...доктор, ист. наук. Минск. 1960 и др.


18

объективному, взвешенному и документированному исследованию проблем становления и развития новой экономической политики в советской России.

Новейшая историография НЭПа только начинает складываться, многие проблемы остаются нерешенными, ощущается недостаток конкретно-исторических исследований, показывающих развитие НЭПа в динамике, в конкретных проявлениях в сфере экономики, политики, духовной жизни. Социально-политические и экономические проблемы развития деревни - самое большое "белое пятно" в историографии новой экономической политики, что само по себе предполагает повышенное внимание исследователей к этой теме. Выявляются и первоочередные, и перспективные направления исследований. Итогом работы в перспективе должно стать появление обобщающего труда, в котором бы нашел отражение процесс социально-политического развития деревни. Предстоит большая работа по исследованию процессов, протекавших в российском обществе в 20-е годы. Только выявив сущностные черты социально-политической и экономической системы НЭПа, все ее аспекты и элементы, можно понять весь процесс эволюции политической системы 20-х годов, в недрах которой было подготовлено все необходимое для перехода к тоталитарному обществу, режиму личной власти. Таким образом, поле деятельности в разработке проблем социально-политической истории 20-х годов, в том числе и проблем развития деревни, очень широко, и потребуется немало усилий и времени для того, чтобы в полном объеме восстановить историческую правду.

Источники. Среди разнообразных источников используемых в диссертационном исследовании особое место занимают статьи В.И. Ленина, опубликованные в Полном собрании сочинений и "Ленинских сборниках" и решения коммунистической партии по самым различным вопросам. При подготовке данного исследования изучен так же объемный документальный партийный материал, особое значение среди них имеют стенограммы съездов, конференций опубликованные в 20 - 30-е годы, затем переизданные третьим изданием в 60-х годах.

Определенное место среди использованных источников занимают издания справочно-информационного характера, как центральные, так и местные. Необходимый исходный материал содержат партийные переписи, наиболее полные результаты которых были опубликованы в 1923г. в четвертом выпуске сборника "Всероссийская перепись членов РКП (б) 1922 года" . Отдельные аспекты социально-классовой структуры общества, социального состава партии извлечены из ряда других сборников. При использовании данного типа источников внимание обращалось на социально-демографические сведения, содержащиеся в них: пол, возраст, социальное происхождение, профессия, образование, должность и т.п. Сборники дополняют и сведения о социальных процессах, происходивших в обществе.

Большой интерес для автора представляли сборники документов и материалов, изданные в разные годы. Они в значительной степени способствовали отбору необходимых сведений и фактов . Источники по истории крестьянской войны содержатся в некоторых документальных публикациях .

1   . Всероссийская перепись членов РКП (б) 1922 года. Состав РКП(б) по итогам предварительной

разработки. М. 1923. Вып.4.

2 Партийная этика: (Документы и материалы дискуссии 20-х годов). М. 1989.

3   См.: Котовский Г.И. Документы и материалы. Сб. сост. Л.И. Чижикова и др. Кишинев: Госиздат

Молдавии. 1956; Боевые подвиги частей Красной Армии (1918 - 1922): Сб. док./Центр. Гос. архив Красной

Армии СССР. М.: Воениздат. 1957. - С.293; Из истории Всероссийской Чрезвычайной Комиссии 1917 - 1921:

Сб. док. /Под ред. Г.А. Белова, А.Н. Куренкова и др. М. Политиздат. 1958; Москва. Кремль, В.И. Ленину:

Телеграммы. Письма трудящихся Тамбовщины Ленину. Выдержки из документов. Тамбов: Кн. издательство.

1960; К истории ликвидации антоновского мятежа // Исторический архив. 1962. №4. С.203-208; Письма Ильичу.

1917 - 1924. Воронеж: издательство Воронежского государственного университета. 1969; Внутренние войска

Советской Республики 1917 - 1922: Документы и материалы. / Сост. В.В. Душенькин и др. М.: Юридическая

литература. 1972; В.И. Ленин и ВЧК: Сб. док. (1917 - 1022)/Сост. Ж.Г. Адибекова и др. 2-е изд. М.: Политиздат.

1987; Крестьянская война // Военно-исторический журнал. 1993. №1. С.40-55; №2. С.66-70 и др.


19

В 1994 году вышел сборник документов "Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919 - 1921 гг." ("Антоновщина"): Документы и материалы. Тамбов. 1994. Сборник содержит документы, представляющие для автора интерес, прежде всего с точки зрения характеристики социально-политического положения в Черноземном регионе на рубеже 1920 - 1921 гг. За последние годы вышел ряд сборников, представляющих огромный научный интерес для изучения социальной истории глазами рядовых участников событий .

Дополнительным источником послужили мемуары, воспоминания лиц, непосредственных участников исторических событий, работавших в 20-е годы в партийном и советском аппарате. Особенность данного источника заключается в конкретном и детальном знании авторами событий реальной политической практики. В официальных документах таких подробных сведений найти невозможно.

Еще одна группа источников - труды руководителей большевиков и их политических оппонентов. Сейчас возможности исследователей в этой области значительно расширились. Опубликованы труды Бухарина, Троцкого. Не утратили исследовательского интереса опубликованные ранее труды Калинина, Дзержинского и других руководителей партии и государства.

Дополнительные сведения были извлечены из центральной и местной периодической печати - газет, журналов ЦК и губернских комитетов партии, официальных отчетов, опубликованных в разные годы и содержащие ряд фактов по исследуемой проблеме.

Важным источником является центральная печать. Важной с точки зрения ее информационной насыщенности. В частности, только на страницах центральных газет можно познакомиться со многими выступлениями, статьями лидеров большевиков, впоследствии оказавшихся в опале: Зиновьева, Каменева, Бухарина, Троцкого и других, более "мелких" партийных бонз. Из партийных журналов следует выделить "Известия ЦК", регулярно выходивший на протяжении 20-х годов. Журнал содержит значительное количество конкретной и ценной информации.

В совокупности весь комплекс проанализированных источников образуют единый информационный блок, составивший источниковую основу диссертационного исследования. Если же выделить базовый источник - то это архивный материал.

В диссертационном исследовании использованы материалы четырех центральных архивов - Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Государственного архива экономики (ГАРЭ), Российского государственного архива (РГВА) и пяти местных -Центра документации новейшей истории Воронежской области (ГОУ «ГАОПИВоронежской области»), Центра документации новейшей истории Тамбовской области (ТОГУ «ЦДНИТО»), Государственного архива Воронежской области (ОГУ ГАВО), Государственного архива Тамбовской области (ТОГУ «ГATO»), Государственного архива Курской области (ГАКуРО).

В фондах РГАСПИ содержится огромное количество самых разнообразных документов. Документы и материалы фондов носят разноплановый характер. Это, и стекавшаяся в отделы ЦК информация о положении дел в провинциальных партийных организациях, содержащаяся в докладах, справках о проверках, информационных сводках, закрытых письмах секретарей губкомов, отчетах о поездках и т.д. Автором в восемьдесят четвертой описи выявлен отчет В. Молотова "Замечания и некоторые выводы в связи с

1 Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918 - 1932гг. /Отв. ред. А.К.

Соколов. - М: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН). 1997. С.328; Письма во власть. 1917 -

1927. Заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и большевистским вождям / Сост. А.Я.

Ливший, И.Б.Орлов. М: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН). 1998. С.664; Советская

деревня глазами ВЧК - ОГПУ - НКВД. 1918-1939. Документы и материалы. В 4-х т. ЯЛ. 1918 - 1922гг. / Под

ред. А. Береловича, В. Данилова. М: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН). 1998. С.864.

2 См.:Старая площадь // Полис. 1991. №2.


20

поездкой в Тамбовскую, Курскую и Тульскую губернии". В котором содержится анализ экономического и политического положения, сложившегося в крестьянских губерниях в начале 1925 года. Ценная информация содержится в переписке ЦК с ВЧК (Оп. 84, 66). Материалы информационного отдела сконцентрировали в себе конкретную информацию о положении дел на местах, о состоянии местных кадров, о взаимоотношениях местных властей с населением. Автор использовал материалы отдела при анализе избирательных кампаний 20-х годов, регулирования состава партии, состояния ячеек, методов борьбы с оппозицией, настроений и ожиданий населения, его поведения в тех или иных ситуациях. Ценная информация содержится и в материалах других отделов ЦК.

При изучении роли города по отношению к деревне привлекались материалы информационного отдела ЦК партии, хранящиеся в РГАСПИ: Ф.17. Оп.31,32,87 -информационный отдел, а также Оп.5 - отдел ЦК по работе в деревне. За 1921 - 1927гг. они представлены главным образом отчетами, направляемыми с мест в центр, что дает возможность воссоздать объективную картину происходящего, перейти от анализа частных фактов к историческим обобщениям. Большую помощь в создании объективной картины политики правящей партии сыграли документы РГАСПИ: Ф.535 - крестьянский интернационал (крестинтерн) - международный крестьянский совет.. Кроме того, в этом фонде есть весьма любопытная информация о проведении сельскохозяйственной выставки .

Для характеристики морального облика коммуниста начала 20-х годов, условий его работы большой интерес представляют материалы партийных чисток, которые имеются во всех областных центрах документации новейшей истории, а так же в РГАСПИ (Ф.613. Оп.1 и Оп.2), Ф.17. Оп.8 - документы, сведения о вступающих в РКП (б) и выбывших из партии. Оп. 7-9 - статистический отдел ЦК; Оп. 9 - документы Всесоюзной партийной переписи 1926-1927 гг.

Интересный, содержательный и разноплановый материал хранится в фондах видных партийных и государственных деятелей, находящихся в РГАСПИ: Ф. 558 - И.В. Сталина, Ф. 76 - Ф.Э. Дзержинского, Ф. 669 - А.И. Рыкова, Ф. 325 - Л.Д. Троцкого, Ф. 329 - Н.И. Бухарина и др.

Глубже понять и уяснить сущность происходящих процессов в сфере практических действий правящей партии в отношении инакомыслия помогают документы, находящиеся в РГАСПИ в фондах: Ф. 564 - ЦК партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов), Ф. 275 - ЦК РСДРП (меньшевиков), Ф. 17. Оп. 71 - коллекция документов внутренней оппозиции в ВКП (б).

Определенное количество необходимых и полезных сведений и фактов политической истории и практики времен НЭПа извлечены из фондов ГАРФ, где автором просмотрены и изучены дела ряда фондов: Ф. 1235 - ВЦИК, Ф.Р.-5446 - СНК СССР, Ф. 374 - НК РКИ СССР, Ф. 393 - НКВД РСФСР, Ф. 8415 - Антонова-Овсиенко и другие. Аналитические записки, отчеты, постановления, докладные записки об обследовании работы местных органов советской власти, отчеты о командировках, объяснительные записки к отчетам с мест, доклады губисполкома о положении на местах, отложившиеся в фонде ВЦИК, рисуют картину жизни провинции, что особенно важно для выявления специфики протекания политических процессов, происходивших в глубинке России. Постановления ВЦИК отражают постепенное изменение политики во всех областях жизни страны, нарастание бюрократических и репрессивных тенденций, показывают принципы взаимоотношений между партийными и советскими органами на высшем управленческом уровне. Полезный материал извлечен из писем на имя М.И. Калинина, стекавшихся в секретариат председателя ВЦИК.

В фонде СНК СССР значительную группу материалов составляют докладные записки об экономической и политической ситуации в стране, отдельных регионах, отраслях и ведомствах, отличающиеся детальным знанием ситуации и четкостью выводов.

1 См.: РГАСПИ. Ф. 535. Оп. Д. 1. Л. 1.; Д. 7. Лл. 16, 16 об, 17, 20.


21

Постановления СНК характеризуют определенные формы, методы руководства страной, реакцию руководства на различные экономические и политические ситуации.

В фонде НКВД автора интересовали прежде всего информационные сводки самого различного происхождения: положение на местах, рост коррупции, растрат, хищений в управленческом аппарате, меры, принимаемые для борьбы с этими явлениями. Из материалов Главного управления принудительных работ за 1920 - 1922 гг. автором извлечены сведения о количестве концлагерей по РСФСР, губерниям Центрального Черноземья, о количестве и контингенте заключенных, условиях их содержания и другие данные. Фонды НК РКИ и ВЦСПС содержат данные о положении и настроениях различных групп сельского и городского населения, злоупотреблениях в советских, хозяйственных органах, о непростых отношениях, складывающихся между РКИ и контрольными комиссиями, которые вторгались в область компетенции инспекций. Материалы ГАРФ существенным образом дополняют источниковую базу исследования, способствуют выявлению объективных и субъективных факторов явлений политической жизни 20-х годов.

Огромный массив документов изучен и проанализирован автором в фондах Российского государственного военного архива (РГВА). Говоря о документах РГВА, следует обратить внимание на документы Ф. 235 - штаба войск Тамбовской губернии, в которых находится самая разнообразная информация военного и хозяйственного характера. Особое внимание было уделено действиям продорганов с момента их создания и до их ликвидации .

Документы Управления I и II революционной армии труда (Ф. 164, Ф. 171, Ф. 173 и др.) дают информацию в основном экономического характера (положение отдельных отраслей экономики к концу гражданской войны, перевод регулярных частей Красной Армии на положение трудовых частей и т.д.). Большую помощь в анализе социально-политического становления системы власти большевистской партии в 20-е годы, борьбы с инакомыслием, а также самого механизма идейно-политического контроля власти над обществом оказывают документы фондов частей особого назначения (ЧОН): Ф. 38001, Ф. 39260, Ф. 16015, Ф. 16223, Ф. 32539, Ф. 37497, Ф. 39169.

Кроме указанных выше фондов были изучены документы санитарно-гигиенического управления, фонды РВС, документы фондов войсковых частей и подразделений, действовавших как на территории Центрально-Черноземных губерний, так и в других губерниях во время подавления крестьянских выступлений, а также документы других фондов. Анализ этих документов помогает воссоздать объективную картину процессов протекавших в нашей стране в 20-е годы.

В диссертации использованы документы Российского государственного архива экономики (РГАЭ), в фондах которого хранится большое количество документов в основном социально-экономического характера. Из огромного массива документов РГАЭ, на наш взгляд, особо следует выделить следующие фонды: Ф. 478 - Народный комиссариат земледелия (Наркомзем РСФСР), Ф. 396 - письма в "Крестьянскую газету", Ф. 3429 -ВСНХ РСФСР, Ф. 2324 - Фонд народного банка.

В фондах Наркомзема находится самая разнообразная информация. За последние годы возможности исследователей, занимающихся проблемами аграрной истории России, значительно расширились, так как стали доступны многие документы, доступ к которым ранее был ограничен. К примеру, опись 15 Ф. 478 считалась секретной. В фонде 478 есть масса информации, которая относится и к Центрально-Черноземному региону. Анализируя изученный материал, мы можем проследить развитие сельского хозяйства в исследуемом регионе,   сравнить темпы развития ЦЧО  с другими  районами России,   проследить  на

1 .Ф. 18962 - Управление продовольственной бригады продармии г. Тамбова; Ф. 16802 - Управление продбригады ВНУС Орловского военного округа; Ф. 18967 - 1 продполк продбригады Орловского военного округа; Ф. 18999. - продполк особого назначения Опродкома 13 армии Губпродкома; Ф. 18994. - 13 Воронежский продполк и др.


22

конкретных примерах картину кризиса, поразившего экономику России. В материалах фонда содержится информация об организации товарообмена с крестьянством, о развитии промышленности, кооперации, народного образования, о развитии культуры, здравоохранения, о борьбе с голодом, с безработицей и т.д.

Наибольшее же количество материалов извлечено из фондов местных архивов. Из фондов губкомов и окружкомов прежде всего извлечены материалы, относящиеся к текущей деятельности партийных органов. Они охватывают широкий спектр сведений информационного характера, касающихся практически всех сторон жизни общества. Это циркуляры, инструкции, распоряжения, закрытые письма высших партийных инстанций -Политбюро, Оргбюро, отделов ЦК, а также выступления представителей центра в губкомах, которые разъясняют истинные цели проводимой политики.

Использованные в диссертации документы освещают различные аспекты политической практики большевиков, становление и функционирование партийного аппарата, регулирование социального состава партии, состава непартийных структур и т. д. Значительная часть материалов вводится в научный оборот впервые, после рассекречивания документов и снятия с них грифа "секретно".

Значительно дополняют документальную основу диссертационной тематики материалы областных государственных архивов. Главным образом это документы из фонда губисполкомов и уездных исполкомов, разнообразные по своему характеру и содержанию: отчеты, справки, материалы обследований, переписка с партийными, вышестоящими органами и ведомствами, решения Советов по различным вопросам, протоколы заседаний исполкомов, съездов Советов всех уровней, инструкции и директивы высших органов государственной власти. Многие материалы, хранящиеся в госархивах, перекликаются с материалами центров документации новейшей истории, поэтому работа в госархивах была направлена на поиск неизвестных документов или документов, более полно отражающих какие-либо вопросы и сюжеты.

Из документов губисполкомов и уисполкомов почерпнуты важные сведения о взаимоотношениях советских и партийных органов. Автора прежде всего интересовали факты, раскрывающие механизм, тонкости их взаимоотношений, носившие закулисный характер. Они позволяют выявить особенности советской политической системы, одной из которых являлось тесное переплетение советских и партийных органов на идейно-политической основе, на организационном, кадровом и личном уровне. Об этом, в частности, свидетельствуют документы из фондов губисполкомов: переписка с партийными органами, циркуляры и указания советским органам. Интересный материал содержат фонды губернских судов. Их интерес определяется наличием сведений о характере преступности в партийной среде, а циркуляры и директивы вышестоящих судебных инстанций показывают тенденции развития судебной практики, принесения в нее определенно политических моментов.

В документах областных госархивов содержится и богатый информационный материал о социально-экономическом положении губерний, отдельных слоев и групп населения, голоде, периодически охватывавшем Черноземный регион, его последствиях, о налоговой политике и т.п. Так, из некоторых документов удалось извлечь данные о деятельности советских органов по сбору налогов и реакции крестьян на налоговую политику властей.

Оценивая документы и материалы, хранящиеся в местных архивах, можно констатировать, что они являются незаменимым источником для изучения характера и содержания деятельности местных органов власти, проводимой ими кадровой политики, организации массовых политических кампаний, позволяют посмотреть на историю "снизу", на фоне обыденной жизни людей, представить народный взгляд на политические события. Автор имеет все основания полагать, что исторические события становятся более понятными, когда они освещаются "изнутри". Внутреннее освещение событий придает историческим событиям полноту и широту.


23

В диссертационном исследовании использованы в основном традиционные источники. Но это лишь подтверждает тот факт, что изучение 20-х годов возможно не только и не столько на основе "сверхсекретных" материалов, но и на основе имеющихся сейчас в распоряжении исследователя, в частности в местных архивах. Необходимо только их внимательное и всестороннее выявление и изучение. Все использованные в диссертации в совокупности и предложенном соотношении источники позволяют составить достаточно полное представление о тенденциях и противоречиях социально-политического и экономического развития деревни в 20-е годы. Документы и материалы отвечают на вопросы, возникающие при изучении целей, принципов и методов политической практики большевиков и ее идейных истоках, то есть источниковая основа позволяет в достаточной мере осветить поставленные в диссертации проблемы и разрешить необходимые задачи.

Во втором разделе «Социально-экономический кризис деревни после окончания гражданской войны» рассматривается социально - экономическое положение деревни по окончанию гражданской войны. После социалистической революции возникли новые формы связей между промышленностью и сельским хозяйством, характеризуемые советскими экономистами как «непосредственные производственные связи, регулируемые Советским государством в интересах упрочения союза городских рабочих и крестьянства» .

Основными элементами таких отношений были национализация промышленности, продовольственная диктатура и организация прямого товарообмена с деревней. Подобной постановкой дела большевики исключали возможность его государственного регулирования и постоянно скатывались на путь чисто реквизиционный, усугублявший разруху в экономике. По завершению этапа национализации банков, промышленных предприятий и введения продовольственной диктатуры, декрет от 21 ноября 1918 г., по сути, завершил в основе законодательное оформление политики военного коммунизма, несмотря на то, что вплоть до 1921 года эта политика продолжала дополняться и доводиться до казарменного совершенства.

На практике продовольственная политика большевиков в условиях гражданской войны приносила не только победы на фронтах, но и порождала протесты и широкую оппозицию. К лету 1920 года потребность в изменении продовольственной политики стала на местах настолько очевидной, что даже в консервативной среде продовольственных комиссаров стало появляется множество сторонников отмены продовольственной диктатуры. К 1920 году в сфере обязательных государственных разверсток оказались почти все основные продукты питания, а так же некоторые виды промышленного сырья. Размеры обязательных поставок с каждым годом возрастали.

На    усиление     реквизиционной     политики     и     почти     полного        отсутствия

государственного обмена с деревней крестьяне отвечали резким сокращением своего производства. Стремление Наркомпрода путем разверсток добиться полной монополии на продукты приводило к еще большему разрушению хозяйств, поскольку реквизиции подвергались уже не только «излишки», но и семенной материал и необходимое для питания крестьянской семьи. Сохранение и развитие политики продразверстки в 1920-1921 гг. фатальным образом предопределило наступление страшного голода 1921-1922 годов в наиболее эксплуатировавшихся регионах и гибель миллионов людей.

С завершением гражданской войны надо было заново, применительно к мирным условиям, найти пропорции промышленности и земледелия, изменить их внутреннюю структуру, взаимосвязи. На решение этих задач существенное влияние оказал хозяйственный кризис, явившийся следствием ущерба, причиненного стране войной. Общие потери Советской России определялись суммой в 39 млрд. золотых рублей, что превышало четвертую часть довоенного национального богатства .

1 Козловский В. Экономический связи между промышленностью и сельским хозяйством. - Минск. - 1966.

-С.54.

2 Любимов Н.Н. Баланс взаимных требований Союза ССР и держав Согласия. - М. - Л. - 1924. - С. 17.


24

Потери населения в мировой войне составили несколько млн. человек. Не менее 15 млн. человек погибло во время гражданской войны. Два млн. россиян оказались в эмиграции. Только сыпняком переболели 20-30 млн. человек. Пять миллионов беспризорных, брошенных на произвол судьбы, бродили по России. Гражданская война привела к взаимному истреблению активных элементов российского общества, составляющих культурное меньшинство нации, в том числе и рабочего класса. Из гражданской войны вышел «пролетариат, ослабленный и до известной степени деклассированный разрушением его жизненной основы - крупной машинной промышленности» .

В августе 1920 года переписью было учтено 1,7 млн. промышленных рабочих, в то время как в 1913 году их численность составляла 32,5 млн. человек . В период «военного коммунизма» вырос хозяйственный и распределительный аппарат. К 1921 году он уже в 2,5 раза превосходил численность рабочего класса - 4 млн. чиновников . Огромный рост чиновничества был естественным следствием политики «военного коммунизма», в которой нормальные экономические отношения были заменены всеобщим распределением. Была полностью разрушена финансовая система страны. В результате мировой войны и последующих революционных событий денежное хозяйство в России было чрезвычайно расстроено вследствие громадного количества выпущенных в обращение бумажных денежных знаков. По данным народного банка на 1 сентября 1917 года числилось золотого запаса в РСФСР - 1 064 3 млн. рублей. Остаток на 15 мая 1921 года - 309 млн. рублей4:

На местах картина выглядела настолько удручающе, что комментарии не требуются. Так на 1 августа 1921 года в Воронеже имелось в наличии: 535 рублей золотом, 1 564 рубля 60 копеек разменного серебра, 279 рублей 51 копейка медью ; в Ельце нет ничего ; в Ливнах - 5 рублей золотом, 67 рублей 15 копеек серебром, 1 рубль 59 копеек медью. Аналогичная картина была во всех губерниях ЦЧО.

В стране с преобладающим крестьянским населением (в 1920 году из 131,5 млн. населения страны 110,8 млн. проживало в деревне) основные тяготы кризиса падали на деревню. Необыкновенно тяжелый кризис крестьянского хозяйства, усугубленный недородом и голодом, во многом определял внутреннее положение страны в целом. В полном смысле экономический коллапс переживала российская провинция, составной частью которой было и Центральное Черноземье. Будучи крестьянским по составу населения, Черноземные губернии в полной мере испытали на себе страшные последствия I мировой войны и политики «военного коммунизма», поэтому кризис здесь отличался особой остротой.

Убытки, нанесенные гражданской войной, только в Тамбовской губернии составили девятнадцать миллионов довоенных рублей. Количество рабочего скота сократилось на сорок процентов, количество безлошадных крестьян достигло пятидесяти четырех процентов, вообще без всякого скота было двадцать три процента населения губернии . На сто душ сельского населения ЦЧО приходилось всего тридцать три единицы скота. Валовое производство всей промышленности ЦЧО уменьшилось с двухсот пятидесяти миллионов рублей в 1913 году до тридцати двух миллионов в конце 1920 года (15% от довоенного) . Продукция   сельского   хозяйства   по   ЦЧО   составила   менее   пятидесяти   процентов   от

9

довоенного .

1 Ленин В.И. III Конгресс Коммунистического Интернационала // Поли. собр. соч. - Т.44. - СЮ.

2 Россия 1913г. Статистико-документальный справочник. - Санкт-Петербург. - Блиц. - 1995. - С.221.

3 Белоусов Р.А. Исторический опыт планового управления экономикой СССР. - М. - Мысль. - 1997. -

С.48.

4 РГАЭ. Ф.2324. Оп.16 Д.43. Л.69.

5 Там же. Л.21об.

6 Там же. Л.22.

7 ОГУ «ГATO». Ф.Р.-1. Оп.1. Д.662. Л.З об.

8 Логунов В.И. КПСС - организатор восстановления народного хозяйства Центрального Черноземья. 1921-

1927 гг. -Воронеж. - 1970. - С.66-67.

9 ОГУ «ГАОПИ Воронежской области». Ф.1. Оп.1. Д.695. Л.115.


25

Продовольственная диктатура, осуществляемая по условиям военного времени, вызывала крайнее возмущение крестьян. Приказ, расстрел, контрибуция, штраф, конфискация, заложники - вот тот «богатый» и далеко не полный арсенал методов её осуществления. Продработники, обеспеченные чрезвычайными полномочиями, даже не реагировали на распоряжения и просьбы местных властей, а зачастую сами подвергали арестам её представителей. Безнаказанность, бесконтрольность порождали отвратительные и невероятные вещи. Например, клали человека в яму, где находили зерно, и засыпалиего землей на страх другим. Для того чтобы выполнить разверстку по картофелю заставляли вырывать из земли уже посаженный резаный картофель. Забирали даже печеный хлеб. Запрещали выгонять скот на пастбища, пахать и сеять пока не выполнят продразверстку . Особенно сложно проходила продразверстка 1920-1921 годов. Хозяйства крестьян достигли крайней степени истощения и не могли объективно выполнить разверстку, которая оставалась чрезвычайно высокой.

К январю 1921 года продразверстка была выполнена в Воронежской губернии на 41,1%, Курской - 50,5%, Тамбовской на 43,1% . А власти, между тем, усиливали нажим на крестьян. Продотряды были переведены на военное положение. С 10 октября по 10 ноября 1920 г. объявляется «красный продовольственный месяц». Центральные и местные власти знали истинное положение дел на местах. Однако оправданием суровой бескомпромиссности и даже жестокости служила реальная угроза голода для миллионов людей, а также положение на фронтах гражданской войны где решалась судьба революции. Поэтому большевистская идеология определяла смысл борьбы за хлеб как борьбу за социализм, трактовала крестьянские протесты против насилия как «кулацкие», а попытки вооруженного сопротивления продразверстки как «бандитизм».

Аграрная политика Советской власти в условия «военного коммунизма» ориентировалась на строительство коммун и совхозов, которые рассматривались как потенциальные «фабрики зерна». В 1920 году в совхозах Наркомзема РСФСР было 75,5 тысяч постоянных рабочих. На один совхоз приходилось в среднем 530,7 десятин земли, 281,1 десятины пашни, более 24 постоянных рабочих, 12 лошадей . Первые совхозы были небольшими предприятиями. Они постоянно испытывали серьезные затруднения из-за нехватки рабочего скота, инвентаря и рабочей силы. Их показатели в сельскохозяйственном производстве были невелики. Наряду с совхозами с первых дней Советской власти стали возникать коллективные хозяйства: коммуны, артели, товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы). В 1918 году насчитывалось тысяча шестьсот колхозов, а в 1920 -десять тысяч пятьсот. Они объединяли сто тридцать одну тысячу крестьянских дворов (0,5% крестьянских хозяйств). Общая площадь колхозной земли составляла 1 176,6 тысяч десятин .

По составу колхозы в основном являлись бедняцкими. Свыше восьмидесяти процентов в артелях и около девяноста процентов в коммунах составляли полупролетарии и маломощные середняки . В 1920 году в коммунах РСФСР было 61,2% безлошадных крестьянских хозяйств и 32,3% с одной- двумя лошадями . Первые коллективные хозяйства, так же, как и совхозы были чрезвычайно слабыми, а удельный вес их в общем объеме сельскохозяйственного производства крайне незначительным, в 1921 году около одного процента . Аграрная политика большевистской партии в годы гражданской войны потерпела крах. Уже в 1920 году курс на коммуны и совхозы был признан не главным. Советская власть в своей аграрной политике ищет опору в индивидуальных крестьянских хозяйствах, регулирование которых становится в 1921 году ее главной линией.

1 ОГУ «ГATO». Ф.Р.-1. Оп.1. Д.222. ЛЛ.7-20.

2 Правда. 1921. 27 января.

3 История социалистической экономики СССР в семи томах. Т.1 - М. - 1976. - С.302.

4 Колхозы во второй сталинской пятилетке. Ст. сборник. - М. - Л. - 1939. - С. 1.

5 Краев М.А. Победа колхозного строя в СССР. -1954. - С.209.

6 .Сидоров В.А. Классовая борьба в доколхозной деревне 1921 - 1929 гг.М. -1978. - С.24

7 Струмилин С.Г. Проблема промышленного капитала в СССР. - М. - 1923. - С.69.


26

Положение в стране усугубил кризис на транспорте. Погрузка и доставка грузов в июле 1921 года сократилась почти вдвое против июля 1920 года, с семнадцати тысяч вагонов в сутки, дойдя до девяти тысяч. Суточный пробег паровозов упал с 17,6 верст в 1920 году до 64,7 версты в 1921 году, а пробег вагонов с 40 верст до 35,6 верст в сутки... 2000 тысячи паровозов стояли из-за отсутствия топлива . Удовлетворение транспорта за май и июнь 1920 года было следующим: запасные части паровозов - 25%, запасные части к вагонам - 15%, черные металлы - 33%, цветные - 12%, рельсы и скрепления - 24%, формы железные - 65%, кирпич огнеупорный - 42%, резиновые изделия - 42%, бумага и картон - 188%, потребность в шпалах удовлетворялась на 26% . Из всех отраслей промышленности транспорт оказался в самом тяжелом положении. По всей стране было разрушено много железнодорожных путей и мостов. Большая часть паровозов и около четверти вагонного парка были неисправными . Но самым опасным в сложившейся ситуации, как подчеркивал в своей телеграмме секретарь ЦК РКП (б) В. Молотов было падение политической работы в массах. Уход с работы на железнодорожном транспорте лучших политработников в советские, партийные и профсоюзные организации ослабил работу настолько, что в ряде мест местные комитеты железнодорожников оказались в руках меньшевиков и эсеров. Отказ от выхода на работу стрелочников, сцепщиков, составителей, кондукторских и паровозных бригад, учащенные в связи с этим крушения, недодача паровозов к текущему ремонту, неимение топлива - вот далеко не полный перечень проблем, которые необходимо было в срочном порядке решать.

В виду топливного кризиса Ф. Дзержинский 23 февраля даже внес в ЦК предложение: «Прекратить поездки агитпоездов до особого разрешения ЦК и использовать весь персонал для хозяйственной работы» .

Эксперимент «военного коммунизма» был проведен на полностью разложившейся экономике и привел к неслыханному спаду производства . По общему уровню производства Россия была отброшена на многие десятилетия назад. В начале 1921 года объем промышленного производства составлял 12% довоенного, а выпуск железа и чугуна - 2,5% . Угля было добыто 8,7 миллионов тонн - лишь немногим больше, чем в 1898 году. Чугуна выплавлено 116 тысяч тонн - в два раза меньше, чем в 1862 году, а хлопчатобумажных тканей выработано примерно столько же, сколько в 1857 году. Промышленное производство

•7

в стране сократилось в 1920 году по сравнения с 1913 годом в семь раз .

Система продовольственной диктатуры, очень озлоблявшая рабочих, была одним из главных, но не единственным элементом в общей системе военного коммунизма. Бегство голодных рабочих с предприятий, из городов в сельские районы дополняло невзгоды российской промышленности и ускорило ее деградацию. В период мирной передышки начала 1920 года в плане восстановления народного хозяйства, IX съездом компартии был утвержден принцип милитаризации и промышленного труда. Это означало, что рабочие теряли остатки прав на свободу передвижения и выбора деятельности и прикреплялись к своему предприятию, подобно крепостным крестьянам при мануфактурах петровских времен. В условиях отсутствия централизованного государственного снабжения подобная мера усугубила бедственное положение рабочих, поскольку лишала их возможности самостоятельно добывать продовольствие мешочническими поездками в сельские районы, в хлебные губернии. Ожесточение рабочих возросло, их протест стал принимать формы злостного вредительства и саботажа.

Некоторой части руководства страны казалось вполне логичным, что для решения этой проблемы необходимо использовать те же формы дисциплины,  которые принесли

1 РГАСПИФ. 17. Оп. 84. Д. 151. Л.38.

2 РГАСПИ Ф. 17. Оп. 84. Д.294. Л.34.

3 Верт Н. История советского государства 1900-1991гг.: Пер. с фр. - М. - Прогресс. Прогресс-Академия. -

1992.-С.137.

4 Там же. Д.230. Л.9.

5 Верт Н. Указ. Соч. - С. 137.

6. См.: История социалистической экономики СССР в семи томах. Т.2. - М. - 1976. - С. 10. 7 Верт Н. Указ. Соч. - С. 139.


27

победу на фронтах. Народный комиссар по военным и морским делам Л. Троцкий стал ярым приверженцем трудовой повинности и милитаризации труда, что, по его мнению должно привести к возрождению экономики. Для работы в тылу была введена трудовая повинность, а после окончания войны воинские части стали преобразовывать в трудовые батальоны, им предстояло восстановить народное хозяйство. Так постановлением СТО от 15 января 1920 года (приказ РВС № 96 от 19 января 1920 года) Третья Армия Восточного Фронта была переведена без разрушения и дробления её аппарата под именем Первой революционной Армии Труда. Приказом РВС Республики № 381 от 23 ноября 1919 года из войсковых частей Тульского укрепрайона была сформирована Вторая Армия. 27 февраля 1920 года она была переведена на трудовое положение согласно приказу Кавказского фронта № 174 .

Трудовая повинность была введена на всей территории России. На местах создавались трудовые дружины, Деятельность которых регламентировалась Временным положением о трудовых дружинах. Сельское население также подлежало учету на основании инструкции по производству учета трудового земледельческого населения, утвержденной 8 июля 1921 года народным комиссаром земледелия С. Середой .

В тяжелейшем экономическом положении оказалось сельское хозяйство Центрального Черноземья. Если принять состояние сельского хозяйства в губернии в 1916 году за 100 процентов, то можно отметить идущее скачками быстрое падение мощи сельского хозяйства по 1922 год; а с 1923 года - значительный подъем. Так, движение посевной площади выражается в следующих цифрах: 1916 г. - 2539 тыс. десятин (100%), 1921 г. - 977 тыс. десятин (38%), 1922 г. - 910 тыс. десятин (35,8%), 1923 г. - 1676 тыс. десятин (66%), 192 4 г. - 1856 тыс. десятин (73,2). Движение площади посевов под рыночные культуры (озимая и яровая пшеница, ячмень, овес и подсолнух) характеризуется следующим образом: 1916 г. - 271 010 тыс. десятин (100%), 1920 г. - 577 823 тыс. десятин (45,07%), 1921 г. - 299 476 тыс. десятин (23,56%), 1922г. - 219 140 тыс. десятин (17,02%), 1923г. - 566 727 тыс. десятин (44,59%), 1924 г. - 704 000 тыс. десятин (55,47%). Больше всего при сокращении посевной площади пострадали рыночные культуры. Если общая посевная площадь в 1922 году упала до 35,8%, то рыночных - до 17,02% .

Серьезным препятствием к восстановлению сельского хозяйства в ЦЧО являлся недостаток рабочего скота. Если в 1916 году на одну лошадь приходилось 5,5 десятины земли (полевой распашки), то в 1921 году уже приходится 8,3 десятины . Это хорошо видно на примере Воронежской губернии. Если значительно сократившееся количество скота 1920 года (по сравнению с 1916 г. сокращение на 47,7%) принять за 100%, то в 1921 году количество скота составляло 70,4%, а в 1922 году - 54,8%, т.е. за эти два года количество скота сократилось в два раза, а если сопоставить количество сокращенного скота с 1916 годом, то увидим, что в Воронежской губернии в 1922 году имелось всего 28,6% скота от довоенного. Наиболее сильно из всех видов скота сокращалось количество свиней и рабочих лошадей. Наличное количество рабочих лошадей составляло всего лишь 25,5% их нормального количества, количество наличных рабочих волов составляло всего 53,5% от нормального количества .

Причинами падения урожайности главных культур в ЦЧО являлись недостаток рабочего скота, сельскохозяйственного инвентаря и потери в период продразверстки и натурального налога местного посевного материала. Очень сильное влияние на урожайность полевых культур и в целом на все сельскохозяйственное производство оказывала засуха. Кризис в сельском хозяйстве страны в первые годы восстановительного периода еще больше

1  . РГВА. Ф.164. Оп.1. Д.1 Л.1.

2  . ГАРЭ. Ф.478. Оп.6. Д. 1534. ЛЛ.6-15.

3  См.: ОГУ «ГАОПИ Воронежской области». Ф.1. Оп.1 Д.1922. Л.8; Д.914. Л.9; ОГУ ГАВО. Ф.10. Оп.1.

Д.461. Л.43; ОГУ «ЦДНИТО». Ф.840. Оп.1. Д.2961. Л.48.

4. См.: ОГУ «ГАОПИ Воронежской области». Ф.1. Оп.1. Л.90; ГАТО. Ф.768. Оп.1. Д.81. Л. 11. 5 ГАРЭ. Ф.478. Оп.1. Д.81. Л. 11.


28

углубился. Этот кризис создался в силу ряда причин как общего, республиканского, характера, так и, в особенности, местного.

Вместе с хозяйственной разрухой в годы войны шел процесс экономического обособления промышленности и сельского хозяйства, свертывание товарных связей между ними. Экономическое обособление промышленных и сельскохозяйственных районов проявилось в резких колебаниях цен в различных центрах страны. Экономические районы и даже губернии представляли собой почти изолированные хозяйственные единицы. Проблема сближения промышленности и земледелия обострилась как в отраслевом, так и в территориальном аспектах. Разрыв между промышленностью и сельскохозяйственными районами усугублялся транспортным кризисом. Истоки которого были связаны не только с городом, но и с деревней, так как около половины топливного баланса страны (в 1920г. -49%) приходилось на дрова, заготавливаемые крестьянином в порядке трудгужповинности .

К началу 1921 года всем стало ясно, что политика «военного коммунизма» потерпела полный крах и в экономической и в политической сферах, породив вместе с разрушительным воздействием войны один из самых серьезных кризисов за всю историю страны. Продразверстка в конечном итоге «уперлась» в экономический тупик. Задание по продразверстке осуществлялось под сильным нажимом. И все же продразверстка не обеспечивала необходимым количеством хлеба. В 1918 - 1919 годах было собрано сто миллионов пудов, в 1919 - 1920 годах - двести пятьдесят миллионов пудов, но при этом рабочий, получавший по высшей норме (литер «А»), вел голодное существование. В получаемых по карточкам продуктах содержалось 1200 - 1900 калорий, а человек, который лежит, не работает, должен получать как минимум 2000 калорий. Минимальная норма для рабочего составляла 3000 калорий. Происходило физическое вырождение рабочего класса, существующая система не позволяла обеспечить даже минимального питания .

Летом 1921 года, работа госиндустрии была парализована не только топливо-сырьевым кризисом, но и голодом. По всей промышленности число фактически проработанных дней составляло: в июле - 10,6 дней, в августе - 13,6 дней . Потеряв возможность получать паек, рабочие бежали с закрывающихся предприятий. Из-за голода 1921 - 1922 гг. большинство населения страны, в первую очередь крестьянство, обладало крайне низкой покупательной способностью. В 1921 - 1923 гг., по данным Л.Н. Литошенко покупательная сила сельского населения сократилась в 7 раз, составив 15,8% потребления

4

довоенного времени .

Анализ экономического и политического положения в стране к концу гражданской войны показывает, что к исходу 1920 года сложились новые условия и новая расстановка классовых сил, определяющие необходимость перехода от «военного коммунизма» к новой экономической политике. Это нашло свое выражение, во-первых, в резком изменении настроения крестьянства. Типично земледельческие губернии России дают наиболее яркие факты, доказывающие, что военно-политический союз, сложившийся в годы гражданской войны, стал распадаться, что крестьянство не хотело более мириться с политикой продовольственной разверстки и стремились к свободному распоряжению продуктами своего труда. Во-вторых, обострение политической обстановки, принявшее здесь наиболее острые формы классовой борьбы, вплоть до крестьянских восстаний, наглядно показало, что против Советской власти поднимается серьезная опасность. Это должно было ускорить выработку партией большевиков новой линии.

В третьем разделе — «Изменения в социально — политических настроениях крестьянства»  рассмотрен  процесс  изменения  социально  -  политических  настроений

1 . IX Всероссийский съезд Советов. Стенограмма № 2. М. - 1921. - С.51.

2 Девятая Всероссийская конференция РКП (б) 22-25 сентября 1920 года. Стенографический отчет. М. -

Госиздат.-1921.-С.237.

3 РГАЭ. Ф.3429. Оп.1. Д.4614. Л. 17.

4 Литошенко Л.Н. Промышленность и емкость сельскохозяйственного рынка // Вестник промышленности,

торговли и транспорта. 1923 - №1. - С. 10.


29

крестьянства к концу гражданской войны. Советская пропаганда создала образ крестьянина, с энтузиазмом встретившего Октябрьскую революцию и героически сражавшегося за Советскую власть в годы гражданской войны. Факты недовольства крестьян новой властью замалчивались, масштабы крестьянских выступлений преуменьшались, а самому этому движению стремились придать сугубо уголовную окраску, затемняя его политический смысл. Те же события, которые невозможно было скрыть, например, "антоновщина", объявлялись следствием "кулацко-эсеровской" пропаганды. Укоренившийся в официальном языке расхожий термин "кулацкая банда", в применении к массовым антибольшевистским выступлениям деревни, был призван характеризовать как размах этой борьбы, так и ее социальную основу и направленность. Чтобы как-то сгладить бросающуюся в глаза внутреннюю противоречивость подобных оценок, в историографии было предложено не делать различий между понятиями "бандитизм" и "крестьянские восстания", поскольку бандитизм являлся лишь "формой, в которую облекались эти контрреволюционные выступления

Продразверстка провела основную линию раскола между революциями города и деревни, слитыми в единый поток осенью 1917 года. Независимо от национальных и региональных особенностей российское крестьянство отвергло продразверстку и вступило на путь открытой борьбы с ней . Эта борьба проходила в разных формах, наиболее яркой из которых были крестьянские восстания . По своим масштабам, степени сознательности и организованности они в совокупности были ничем иным, как крестьянской войной, каких Россия не знала с XVIII столетия.

Агрессивный характер Советской политики 1918 - 1921 гг. проявлялся не только в том, что это была политика военного времени, но и в том, что её осуществление опиралось на военную силу. Поскольку продразверстка проводилась правительственными отрядами, организованными и действовавшими по принципам регулярной армии , то и сопротивление деревни в конечном счете принимало форму вооруженных выступлений, причем основным театром военных действий стали хлебопроизводительные районы страны В ходе крестьянских восстаний отчетливо проявилось стремление их участников отмежеваться от политических лозунгов белого движения и если использовать белое офицерство, то только в качестве военных специалистов.

К концу 1920 г. гражданская война закончилась, в стране начался переход к мирной жизни. В это время повсеместно отмечается в ежемесячных отчетах уездных органов управления, в резолюциях заседаний различных органов сочувственное, благоприятное отношение крестьян к Советской власти. В тяжелых экономических условиях крестьяне относились к Советской власти в целом сочувственно. Неудовлетворительное материальное положение в это время не влияло на характер отношения к самой Советской власти. Но несмотря на подобные примеры, ситуация в деревне оставалась не простой.

Важным фактором, влияющим на формирование отношения к Советской власти и её органам, была политика, проводимая на местах Советами и местными парторганизациями. Самыми острыми, наиболее волнующими крестьян вопросами политики Советской власти в деревне явились продовольственный, земельный, трудгужповинность, отношение к войне, к Красной Армии. По вопросу отношения к Советской власти, к государственному строю практически все крестьянство было едино, т. е. признавало власть Советов. Что же касается отношения к её политике в деревне, то здесь интересы и воззрения крестьян расходились в соответствии с классовой принадлежностью.

1 Боженко Л.И. Соотношение классовых групп и классовая борьба в сибирской деревне. (Конец 1919 — 1927 гг.) - Томск, 1969. С. 5-6.

2 РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2878. ЛЛ. 7 - 8.

3 Там же. Д. 2560. ЛЛ. 5 - 6.

4 РГВА. Ф. 18967. Оп. 1. Д. 11. ЛЛ. 5, 5 об., 6, 6 об., 7, 7 об., 8, 8 об., 9, 9 об.; Ф. 16967. Оп. 1. Д. 7; Д. 3; Ф.

17603. Оп. 1. Д. 3; Д. 4; Д. 5; ЦДНИВО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 92.

5 РГАСПИ. Ф. 274. Оп. 1. Д. 25. Л. 62.; Ф. 17. Оп. 33. Д. 18. Л. 5.; Д. 22. ЛЛ. 12, 63 - 64.


30

Обстоятельства складывались так, что самым болезненным аспектом внутренней политики Советской власти была продработа. Олицетворением её в деревне явилась продразверстка, продотряды и продкомы. Во многих губерниях большая часть крестьянства выполняла разверстки и несла повинности по возможности исправно. Эти крестьяне являлись опорой Советской власти.

С развитием экономического кризиса появились настроения неодобрения, ропота, и тем не менее, разверстку они выполняли. Основными носителями их были бедняки и середняки . Диаметрально противоположными были политические воззрения и настроения верхушки зажиточной части деревни. Выступая с требованиями, близкими и понятными собственническим устремлениям, такими, как требование "свободной торговли", уменьшение помольных сборов, права распоряжаться излишками продуктов, зажиточная верхушка деревни притягивала на свою сторону менее зажиточных и середняков. Все чаще и чаще к кулацким требованиям присоединялась и часть середняков и бедняков.

Так же проявилось отношение крестьян к политике Советской власти в деле выполнения трудгужповинности. Не выступая первоначально против самого принципа трудовой и гужевой повинности, требуя лишь её упорядочения, крестьяне затем уже требовали: "Гужевая и трудовая повинность должны выполняться крестьянами по силе возможности, без всякого на них давления"

Несмотря на нарастающее недовольство населения, местные органы власти даже пытались увеличить нажим на крестьян с целью выполнения ранее намеченных и явно завышенных "планов восстановления" народного хозяйства. С этой целью они продолжали действовать уже испытанными методами времен "военного коммунизма" . С весны 1920 года собирание продразверстки было передано в ведение ВЧК и стало производиться не только Продармией, но и войсками внутренней охраны и ЧОНа. Соответственно возросло и сопротивление деревни: в 1920 - 1921 гг. количество участников крестьянских восстаний по-прежнему исчислялось десятками тысяч (20 тыс. - в Воронежской губернии, свыше 50 тыс. -в Тамбовской губернии)

К концу гражданской войны комтруды во многих местах пытались преобразовать в мобилизационные учетные аппараты. Для руководства народным хозяйством, а также укрепления аппарата комтрудов привлекались специалисты из армии. Такие формы и методы работы комтрудов способствовали увеличению недовольных среди крестьянства.

Не менее жизненной для Советского государства была проблема защиты от внешних врагов и борьба с внутренней контрреволюцией. Здесь политические настроения крестьянства проявились в форме отношения к Красной Армии. Показательным в отношении населения к Красной Армии является уровень дезертирства, его причины. Особенно сильно дезертирство развилось в Черноземье: в Воронежской и Тамбовской губерниях. Показателен отчет Шептуховского ВИКа Льговского уезда за апрель 1920 года: "Дезертирство достигло 90%, все принятые к этому меры неудовлетворительны"

Главными причинами отказа служить в Красной Армии, по мнению местных властей, были: "невежество масс, отсутствие достаточной политической работы на местах, плохое обеспечение семей красноармейцев". Полное невнимание к ним со стороны местных властей создает сильную тягу к своим домам и хозяйству. Немалую роль играет и продовольственная политика, вызывающая сильное недовольство среди красноармейцев, считающих, что "их отцов травят, в то время, как они защищают Советскую власть" . Главная же опасность массового дезертирства, помимо непополнения фронта, была в скоплениях этого горючего

^ГУ «ГАОПИ Воронежской области». Ф. 5. Оп. 1. Д. 684. Л. 1.

2 Правда. - 1921 г. 14 января.

3 Декреты Советской власти. Т. IX. С. 188 - 189.

4 Сречинский Ю. Компартия и крестьянство. - Новый мир. 1967. № 89. С. 209 - 210.; Андреев В., Кулаев

С. Октябрьская революция в Тамбовской губернии. - Тамбов, 1927. С. 43.; Френкин М. Трагедия крестьянских

восстаний в России 1918 - 1921 гг. ... С. 113.

5 Извести Белгородского уисполкома Совета. 1921. - 22 февраля.

6 Самошкин В. Антонов огонь. // Подъем. - 1990. № 9. С. 148.


31

материала в деревнях, лесах, на станциях, усиление возможности их выступления против политики Советской власти.

Поддерживали дезертирство, как проявление неодобрения политики Советской власти, в первую очередь, зажиточная часть крестьянства и их приспешники. Постепенно середняки и даже часть бедняков переходили по все большему кругу вопросов на позиции зажиточной части деревни. В этом процессе перехода на сторону кулачества по отношению к политике Советской власти и через это к самой Советской власти и заключалась опасность и угрожающие перспективы политической ситуации в деревне к концу гражданской войны.

Так, постепенно, с осени 1920 года начала складываться кризисная ситуация в деревне. В ЦЧО, в силу специфики этого региона, политические настроения крестьянства выливались в несколько иные формы. Изначально позиции кулачества в регионе были прочнее, опыт участия в политической жизни менее значителен, а субъективные факторы были таковы, что недовольство крестьян условиями жизни росло быстрее и в большем масштабе и постепенно переросло в крайние формы - открытое недовольство и сопротивление.

Одной из форм проявления негативных политических настроений в Черноземном центре стал бандитизм . Первоначально бандитизм в Черноземье не носил политической окраски. У его истоков стояли дезертиры. Хотя они и были вооружены, но никаких активных выступлений против власти не предпринимали, лишь делали попытки к своей защите, когда их пытались разоружить или призвать в армию . Картина резко изменилась в 1920 году. Укрепившись, советские органы, наркомпрод предприняли решительные меры к обузданию дезертирства. В губерниях были созданы особые комиссии по борьбе с ним. Они были наделены широкими полномочиями применять репрессии против жителей, поддержавших дезертиров. На почве борьбы с дезертирством, взимания контрибуции за укрывательство дезертиров вспыхивали крестьянские мятежи, которые еще не приобрели политическую окраску. Эти мятежи обычно ликвидировались, но их руководители часто успевали скрыться, уходили в лес, и таким образом пополняли отряды дезертиров, продолжали вести антисоветскую работу .

Переход к резкой форме недовольства, отрицательного отношения к существующим порядкам в Центрально-Черноземном районе совершался гораздо быстрее, чем в промышленных губерниях. Открытое недовольство перерастало в выступления против Советской власти в неблагополучных уездах, и в резко неудовлетворительное отношение к ней в относительно благонадежных. Недовольство широких масс Советской властью приобретало все больший размах, угрожая существованию власти Советов. Причины столь быстрого скачка в политических настроениях черноземного крестьянства, на наш взгляд, можно свести к группам объективным и субъективным, а среди последних особенно выделить психологические и нравственно-психологические причины. Центрально-Черноземный район в отличие от Центрального промышленного района долгое время находился в прифронтовой полосе, отчего южные уезды попадали под власть белых, и соседство фронтов и Украины, где Советская власть была непрочна, откуда пополнялись отряды махновцев и "зеленых", существенно влияли на политические настроения Черноземного крестьянства.

Неодинаковым было и соотношение классовых сил внутри деревни. Кулацкая прослойка в ЦЧО была более значительной, чем на остальной территории России, ее влияние на остальную часть крестьянства - более сильным, чем в промышленных губерниях. Это отражалось и на степени восприятия пролетарского влияния и большевистской агитации, на возможности роста большевистских рядов, прочности позиций мелкобуржуазных партий.

К субъективным причинам различия проявления политических настроений крестьянства  черноземных  губерний  можно  отнести  различия  в   политическом  облике

1 ОГУ «ГABO». Ф. 10. Оп. 1. Д. 83. ЛЛ. 11 - 12.

2 ГАКурО. Ф. 323. Оп. 1. Д. 251. ЛЛ. 18 - 24, 20 - 29; Д. 250. ЛЛ. 24 - 30; Д. 252. ЛЛ. 4 - 7, 86 - 96

3 Самошкин В. Антонов огонь. С. 148.


32

партийных организаций и методах их работы, уровне деятельности Советов в этих губерниях. Парторганизации Черноземья, удаленные от центра и работавшие в условиях борьбы с влиятельными мелкобуржуазными партиями, стояли на иной ступени зрелости и боевитости, чем в промышленных губерниях. В условиях больших потерь лучших кадров во время войны и наплыва неопытных, а иногда классово чуждых элементов, парторганизации ЦЧО оказались ослабленными, заметно снизившими связь с массами. Увлекаясь неэффективными в данный момент методами работы периода "военного коммунизма", парторганизации Черноземья не смогли предупредить рост недовольства.

Существовали и чисто психологические причины более быстрого перехода крестьян Черноземья к крайним формам проявления негативных политических настроений. Массы трудящегося крестьянства промышленных губерний обладали несколько более высокой политической культурой. Это проявилось, в первую очередь, в использовании политических форм выражения своих мнений - участия (или неучастия) в работе Советов, открытом изъявлении своих позиций на конференциях, съездах, совещаниях. Считая Советы формой власти, крестьянские массы стремились высказать в них свои проблемы, крестьянство же ЦЧО выражало свои настроения, сразу переходя к открытым наступлениям, не воспринимая Советы как возможность для изменения своего положения.

Большое воздействие на негативные настроения черноземного крестьянства оказала политика местных властей сразу после освобождения и восстановления Советской власти. Разоренные, обнищавшие крестьяне черноземных губерний, мечтавшие заняться трудом на своей земле, были включены в жесткую систему продразверсток и продотрядов, вынуждены отдавать государству практически все безвозмездно. Естественно, не оправдавшиеся надежды создавали условия крестьянству для возмущения и недовольства самой Советской властью.

Не следует оставлять без внимания среди субъективных и нравственно-психологические причины недовольства крестьян новой властью. Привычный уклад их жизни искони был связан с размеренным ритмом трудовой деятельности, определяемым природными условиями: в конкретный день и час начало сева, подготовки примитивной техники и уборки урожая, ухода за животными, обустройства домашнего быта и т.п. Существовало и своеобразное религиозное «расписание»: пост, заговенье, время молитв, посещения церкви, соблюдения религиозных обрядов и праздников, запрещенные для работы дни. Нарушение природного ритма жизни мешало крестьянину своевременно осуществлять те или иные земледельческие работы, что приводило к снижению урожая и тому, что крестьянин просто не успевал сделать намеченное. Нарушение религиозного «расписания» воспринималось как святотатство и при всех усилиях Советской власти дискредитировать «опиум для народа» вызывало подсознательную агрессию и стремление к противодействию. К этому присовокупляется и начальное образование крестьян - обучение грамоте и письму осуществлялось по традиционным канонам, для обучения чтению и чтения использовались только Часослов и Псалтырь. Светская литература и пропагандистские листовки новой власти источникам крестьян повергали в смятение непривычных к таким.

Все это сказывалось и на искажении нравственно-психологического состояния, на обнищании крестьян, и на перемене их самосознания, и на смене жизненного и трудового ритма, и, в конечном итоге, привело к естественному

Кроме того крестьяне Черноземья, всегда жившие более зажиточно, в годы войны совершили более резкий переход к экономическим тяготам, нужде. Психологически это было гораздо тяжелее перенести спокойно, и крестьянство черноземного центра быстрее перешло к отчаянию, унынию, возмущению той властью, с чьей политикой связывало свои трудности.

Недовольство крестьянских масс вылилось в кулацкие мятежи, проявился и вырос бандитизм, который с течением времени стал приобретать политическую окраску. Всего по стране к апрелю 1921 года только по официальной Советской статистике насчитывалось 140


33

крестьянских выступлений, общей численностью 118 тыс. человек . В конце 1920 - начале 1921 гг. вооруженные восстания охватили Западную Сибирь, Среднее Поволжье, Дон, Кубань. Большая их часть действовала в Черноземье. Именно здесь разыгрались "антоновщина" и "колесниковщина" - открытые выступления крестьянства с оружием в руках против существующего государственного строя. В большей степени они охватили Воронежскую и Тамбовскую губернии. Положение усугубилось грубейшими ошибками и просчетами местных партийных и советских органов, особенно на Тамбовщине.

Так возникло повстанческое движение, находившее выражение в постоянных вспышках недовольства и появлении боевых групп и партизанских отрядов, среди которых был и отряд А.С. Антонова, начавший действовать в 1919 году. Отряд этого "независимого", т.е. не состоявшего в партии, "эсера" насчитывавший в начале августа 1920 года всего 60 человек, стал ядром огромного по масштабам антибольшевистского восстания тамбовских крестьян, потрясшего всю Россию.

Вспыхнув в середине августа 1920 года в селах Хитрово и Каменка Тамбовского уезда, жители которых отказались сдавать хлеб, разоружили и частично уничтожили продотряд.

Изучение документов о проведении кампании продразверстки 1920 года в Тамбовской губернии показывает, что здесь нужно говорить о настолько искривленной линии губернских продорганов, что эта линия напрямую вела тамбовского мужика, а отнюдь не кулака, к мысли о необходимости взяться за оружие и силой "сбросить" коммунистов, и разубедить крестьянина в этом было весьма и весьма сложно. У большинства крестьян, беднейших крестьян, хлеб выметен подчистую. Более того, крестьянам нередко приходилось выезжать в соседнюю Воронежскую губернию, где они поикупали хлеб по спекулятивной цене и выполняли продразверстку.

Результаты действий продотрядов привели к тому, что значительная площадь земли, например, по Борисоглебскому уезду остается совершенно незасеянной, так как разверстку выполняли, не считаясь с нормой. Несмотря на то, что урожай был еще не убран, а из центра уже требовали выполнения продразверстки. Из Москвы шли телеграммы от председателя СТО В.И. Ленина, Наркомзема и Наркомпрода, в которых от руководства Тамбовской губернии требовалось одно - выполнение продразверстки .

Архивные источники убедительно свидетельствуют о том, что продовольственные разверстки ложились на губернию с особенной тяжестью; объединенная прифронтовыми частями, сильно пострадавшая в инвентаре и от упадка культурных хозяйств, губерния продолжала значиться у Наркомпрода в числе высокопроизводящих. Лишь с громадным напряжением была выполнена наполовину в 1919 - 1920 гг. непомерно тяжелая разверстка в 27 млн. пудов. Как выяснилось позже, когда мятеж уже полыхал, в своих прогнозах на урожай Тамбовский губпродком умудрился ошибиться почти в два раза. То есть, вместо предсказанных им 62 млн. пудов в губернии фактически было собрано лишь 32 млн. пудов .

С августа 1920 года губерния находится на военном положении в полном смысле этого слова. И в августе в тамбовских селах начали свою работу продотряды, которые, несмотря ни на какие обстоятельства, в своей деятельности руководствовались инструкцией о порядке конфискации живого и мертвого инвентаря . У крестьянина, пострадавшего от засухи уезда, отлично видевшего сколько у него имеется собранного хлеба, и вот теперь узнавшего, сколько он должен сдать по продразверстке, просто в такой ситуации не было выбора, либо погибнуть от голода, в случае "успешного" выполнения разверстки, либо выжить. Поэтому и не удивительно, что в августе 1920 года в селах юго-восточной части Тамбовщины начались конфликты крестьян с продотрядами.

1 ОГУ «ГАОПИ Воронежской области». Ф. 5. Оп. 1. Д. 884. ЛЛ. 19 - 27.

2 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 13. Д. 1007.

3ОГУ « ГАТО». Ф. 18. Оп. 1. Д. 111. Л. 8.

4 См.: Дементьев В.Д., Самошкин В.В. Восстание крестьян на Тамбовщине (обзор литературы). // История СССР. - № 16. - 1990. С. 99 - 100.


34

То, что в губерниях Черноземного центра кризис принял наиболее острые формы открытой вооруженной борьбы, не является случайностью. Как было показано выше, Тамбовская губерния выполняла самую большую разверстку. Методы работы не смягчались, а ожесточались и в 1921 году. Кроме того, Тамбовская губерния была давней вотчиной эсеров, еще в 1895 году эсеровская организация охватывала пять уездов. Следовательно, эсеры в отличие от большевиков, хорошо владели политической ситуацией в Тамбовской губернии. Они отлично знали настроения крестьянства и использовали политическую ситуацию в своих целях. Эти обстоятельства и обусловили то, что политический кризис, характерный в целом для взаимоотношений пролетариата и крестьянства, к весне 1921 года принял на территории Черноземного центра, а также в Кронштадте и в других местах России наиболее острые формы открытой вооруженной борьбы.

"Эсеро-кулацкий мятеж" в Тамбовской губернии 1920 - 21 гг., вошедший в историю под названием "антоновщина" был самым первым наиболее мощным крестьянским восстанием в стране периода окончания гражданской войны и перехода к мирному строительству. В начале восстание носило ограниченный характер, только вооруженные крестьянские отряды осуществляли налеты на волостные исполкомы и железнодорожные разъезды. Восстание распространялось по губернии с непостижимой для местных властей быстротой. Если в начале сентября 1920 года численность повстанцев, по разным оценкам, составила от 3 до 5 тыс. человек, то в январе 1921 года она приблизилась уже к 40 тыс. бойцов, сведенных в 2 армии в составе 21 полка и отдельную бригаду.

Повстанцы образовали своеобразную "крестьянскую республику" на территории Кирсановского, Борисоглебского и Тамбовского уездов, Тамбовской губернии откуда коммунисты и советские работники были изгнаны, а частью уничтожены. Особое внимание восставшими уделялось политико-пропагандистской работе среди крестьян, которую вели специально созданные политорганы под лозунгами "Смерть коммунистам!" и "Да здравствует трудовое крестьянство!" Функции органов государственного управления на территориях, занятых повстанцами и одновременно роль идейного руководства движением выполнял Тамбовский губернский Союз трудового крестьянства (СТК), имевший до 300 местных комитетов и свою программу . Программа Тамбовского губернского СТК представляла документ широкого демократического содержания с заметным эсеровским влиянием, хотя ни общероссийское, ни губернское руководство ПСР (включая эсеровский губернский СТК, в полном составе арестованный в сентябре 1920 года) не имели прямого отношения к движению.

К концу июня М. Тухачевский потопил в крови восстание в Тамбовской губернии, лишь отдельным небольшим группам повстанцев удалось уйти в леса в Моршанском и Борисоглебском уездах. Многие тысячи убитых, несколько десятков тысяч сосланных в отдельные районы России - вот результат репрессий только в одной губернии против крестьянства, пытавшегося защитить свои права. В результате подавления крестьянских восстаний была уничтожена наиболее политически и экономически активная часть российского крестьянства. У оставшейся сформировалось чувство "великого страха", бесперспективности вооруженной борьбы против коммунистического режима. Оба эти обстоятельства способствовали тому, что ни в период коллективизации, ни в ходе массовых репрессий второй половины 1930-х гг. коммунистический режим не встретил столь массового сопротивления деревни, как в 1918 - 1922 гг. Подавление крестьянской войны начала 1920-х гг. сыграло важную роль в утверждении в стране тоталитарного режима.

В четвертом разделе — «Экономические преобразования в аграрном секторе» рассматриваются преобразования проводимые в аграрном секторе экономики в условиях НЭПа. Победа в гражданской войне досталась большевикам дорогой ценой. Потери народного хозяйства, связанные как с боевыми действиями, шедшими почти во всех районах России,   так  с  безудержным  социалистическим  экспериментированием,   были  огромны.


35

Необходимость уступок в экономической области к весне 1921 года стала ясна даже наиболее рьяным сторонникам военного коммунизма.

С марта 1921г. началась коренная перестройка всей экономической и идеологической деятельности большевистской партии и Советского государства. Первым шагом новой экономической политики явилась замена продовольственной разверстки продовольственным налогом. Общая сумма налога была примерно в 2 раза меньше продовольственной разверстки. Все крестьяне после выполнения налога могли свободно продавать на рынке излишки своих продовольственных товаров. В торговле допускался часто капиталистический элемент. Это было одним из важнейших отличий НЭПа от политики «военного коммунизма».

Со второй половины 1922г. Советское правительство стало на путь коренного изменения системы налоговой политики, стремясь привлечь к обложению возможно большее число источников доходов и энергично проводя в жизнь поставленную им задачу всемерного пополнения государственной казны денежными ресурсами. Каждому плательщику предоставлялось право подать жалобу, если он был недоволен исчислением налога. Местным органам предоставлялось право возбуждать ходатайство об уменьшении ставки обложения, но принимать решение были правомочны только Наркомпрод и Наркомзем .

Это продолжалось до 1923г. 16 мая 1923 года комиссия ЦК РКП (б) и СНК. приняла решение: «после проведения первой половины налоговой кампании сосредоточить весь налоговый аппарат в руках НКФ» . Новое направление финансовой политики выявило необходимость организации банковского аппарата и 6 октября 1921г. был воссоздан Государственный Банк республики со своей структурой.

С 1921 г. была воссоздана потребительская кооперация которая получила полную самостоятельность во всех сферах торговой, хозяйственной, финансовой и организационной деятельности. Сельскохозяйственная, кредитная и промысловая кооперации получили право объединения в свои, независящие друг от друга центры управления и право самостоятельных действий. Предоставив кооперативным объединениям право хозяйственной самостоятельности, государство экономическими мерами способствовало упрочению их позиций в системе социалистического хозяйства. По декрету ВЦИК от 24 мая 1921г. «Об обмене» потребкооперация становилась главным посредником между промышленностью и крестьянством. Все товарообменные операции должны были быть сосредоточены в руках губернских союзов рабочих и крестьянских кооперативов.

Происходили изменения и в организации земельной политики. Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 4 августа 1921г. был образован федеральный комитет по земельному делу при Наркомземе РСФСР . На него возлагались задачи по выработке и наблюдению за проведением в жизнь общефедерального плана развития производительных сил в сельском хозяйстве и всех связанных с ним мероприятий по выработке новых законоположений по сельскому хозяйству.

Наиболее яркой формой проявления отношения крестьян к продовольственной политике государства, а через это и к самой Советской власти, было их участие в первой продналоговой кампании. Продналоговая кампания началась с исчисления ставок налога. Если в 1920г. продразверсткой в среднем изымалось из крестьянского хозяйства 27% хлебфуража и 40% мяса, то в 1921 - 1922гг. по продналогу крестьяне сдали 16% хлебфуража и 9,3%) мяса4.

Из-за бандитизма в Воронежской губернии эта работа проводилась практически в военных условиях, что наложило свой отпечаток. В составе продаппарата здесь находились продполитчасти, в уездах - политруки. К проведению продналоговой кампании активно

1 ОГУ «ГАОПИ Воронежской области» Ф.5. Оп.1. Д.393. Л.36. 2РГАЭ. Ф.478. Оп.15. Д.1. Л.1.

3  Сборник документов по земельному законодательству СССР и РСФСР. - М. - 1954. С. 129.

4  Советское народное хозяйство в 1921 - 1925гг. -М. - 1960. С.242.


36

привлекались политработники Красной Армии . В Центральном Черноземье, где прослойка зажиточных крестьян, середняков была значительна, а опыт торговли и стремление вернуться, к былой зажиточности через неё очень сильны, это явление было достаточно заметно в сравнении с другими регионами. Этому так же способствовала слабость и неподготовленность к налоговой кампании контрольного аппарата местных Советов .

Со стороны крестьянства это проявилось в противодействии политике продналога, в сокрытии пашни, предоставлении неверных данных о количестве едоков в семье. В Воронежской губернии было обнаружено 267 тыс. дес. , в Курской - 500 тыс. дес. пахотной земли , сокрытой от обложения.

Зажиточная верхушка деревни пыталась оказать противодействие политике Советской власти, открыто прибегая к расправам и убийствам продработников . К этим трудностям в 1921г. добавилась засуха и неурожай. Начался голод, охватывавший с каждым днем, с каждой неделей новые десятки и сотни тысяч крестьян.

По официальным данным центральной комиссии помощи голодающим (ЦК Помгол), общее число голодающих составляет 27-28 млн. Жертвой неурожая стал каждый гражданин страны. Засуха нанесла сельскому хозяйству удар исключительной силы. Но тяжесть этого удара увеличилась во много раз, потому что он пришелся на отсталое, разоренное хозяйство.

К маю 1922 г. от голода и болезней погибло около 1 млн. крестьян. Около 2 млн. детей осиротело в эти месяцы, а всего в 1922г. в стране насчитывалось 5,5 млн. оставшихся на произвол судьбы детей . Такое положение оставалось вплоть до лета 1922г., когда, новый, к счастью, хороший урожай позволил Советской власти перевести дыхание. Год НЭПа способствовал примирению с селом, но несмотря на это сбор налога проходил сложно.

НЭП возродил свободную торговлю и вместе с этим оживил в крестьянине торговца, собственника, хозяина. Это проявилось в стремлении накопить побольше излишков для выхода на рынок. Скрывая пашню от обложения, увеличивая количество едоков в семье, часть крестьян пыталась уменьшить сумму налога, не возражая, впрочем, против его уплаты. Это стремление усиливалось в связи с тем, что много земель оставалось незасеянными, а налог необходимо было платить, излишков оставалось очень мало. Яровой клин 1921г. в среднем составил 83% от площади ярового клина 1920 г., но уже озимый превзошел озимый клин 1920 г.

В продовольственном налоге, введенном в 1921 году и сохранившемся в 1923 г., было немало от продразверстки. Общим для них являлись их натуральный характер и прямая подчиненность задачам не фискальным, а продовольственным. В неблагополучных районах, к которым относились все хлебопроизводящие районы, оказавшиеся в недавнем прошлом основным театром военных действий, продналог взимали «отбирательные отряды» .

В целом, переход к единому с/х налогу на 1923-24 хозяйственный год, ознаменовавшийся, во-первых ликвидацией Наркомпрода и, во-вторых, значительными скидками для неимущих слоев деревни, явился крупным шагом по пути НЭПа. Налог мог выплачиваться как в денежной, так и в натуральной форме по выбору самих крестьян.

1 См. :Наша жизнь. - 1921. - 30 сентября.

2 См.: ОГУ «ГABO». Ф.4. Оп.1. Д.220. Л.22.

3 Продовольственная газета. - 1922. - 10 января.

4 Курская правда. -1921.-6 ноября.

5 Беднота. - 1921.-27 октября.

6 См.: Поляков Ю. А. 1921-й: победа над голодом. - М. - 1975. С. 27; Боффа Дж. История Советского

Союза. Т.1. -М. 1990. С.162.

7 Отчет НКЗ IX Всероссийскому съезду Советов. - М. - 1921. С.71.

8 Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ - НКВД. Документы и материалы. В 4 - х т. / Т. 2. 1923 - 1929 /

Под ред. А. Береловича, В. Данилова. - М: «Российская политическая энциклопедия» (РОСПЭН), 2000. -

Док. №34. С. 10.


37

Важным фактором, способствующим подъему сельскохозяйственного производства должна была сыграть, по замыслу ее организаторов, первая Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промысловая выставка 1923 г.

Выставка должна была открыться в Москве 19 августа 1923г. Помимо мероприятий культурно-просветительского значения, на территории выставки было организовано вне выставки: лекций - 272, митингов и бесед - 2860, экскурсий по Москве - 2572, экскурсий в Петровскую сельскохозяйственную академию - 200. Всеми этими мероприятиями охвачено свыше 700 тыс. человек . Выходила многотиражная газета «Смычка» (57 номеров и 6 приложений о присужденных на выставке наградах). Были организованы встречи крестьян с рабочими на предприятиях, совместные вечера отдыха и т.д. . На выставку были доставлены экспонаты из 108 губерний. Выставка показала, что с/х в стране еще находится в тяжелом состоянии. По сравнению с 1916г., в 1922г. было лошадей меньше на 35, рогатого скота - на 20, овец - на 50, а свиней даже на 65% .

Проведение сельскохозяйственной выставки дало мощный толчок на местах для практической работы по восстановлению сельского хозяйства и особенно по пропаганде сельскохозяйственных знаний среди крестьянства. Говоря о практических результатах, достигнутых во время подготовки и проведения с/х выставки, следует признать ее положительное воздействие на российское крестьянство, на специалистов с/х, о чем свидетельствует огромный поток писем с мест . Но в то же время были правы Ф. Дзержинский и его сторонники. Выставка действительно поглотила огромные средства. Открывая выставку, ее устроители заботились не только о подъеме сельскохозяйственного производства в СССР, но и преследовали политические цели: показать всему миру «достижения» социализма и, тем самым, подтвердить правильность выбранного ими политического курса, не считаясь при этом ни с колоссальными жертвами, бедами и нищетой собственного народа.

Реформы в условиях НЭПа тормозились неустойчивостью денежного обращения. После обсуждения было принято решение о выпуске новой валюты, которую назвали червонцем. Это были деньги, полностью обеспеченные государством платиной, золотом, серебром, иностранной валютой и дефицитными товарами повышенного спроса. К концу 1923 г. червонец на внутреннем рынке вытеснил из платежного оборота золотую монету и иностранную валюту. В октябре 1922г. было принято решение о выпуске золотых червонцев в виде монет.

В октябре 1923 г. червонец составлял уже 74% в общей денежной массе. Это позволило государству установить запрет на использование в стране в качестве платежных средств царских золотых монет и иностранной валюты. С лета 1923г. заработную плату стали выплачивать червонцами. 14 февраля было решено прекратить эмиссию совзнаков. 7 марта было принято постановление СНК о выпуске совзнаков по постоянному курсу: 1 рубль, стоивший 1 декабря 1922г. 11,7 бумажного рубля, теперь приравнивался 50 тысячам. Совзнаки принимались к обмену по 31 мая 1924г., после чего они прекратили свое хождение, и страна получила одну устойчивую валюту.

Но уже в 1925 г. расширение кредитов промышленности и соответствующее увеличение выпуска денег ослабили доверие к червонцу, чей золотой паритет не мог больше поддерживаться на международных рынках. Летом 1926 г. экспорт червонцев и операции с ними за границей были прекращены. Советская валюта перестала быть конвертируемой, превратившись в средство исключительно внутреннего обмена. Отказ от золотого стандарта

1 См.: ФедоровМ. Первая Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. -М: МГУ. - 1956; СССР в период

восстановления народного хозяйства 1921 - 1925 -М. 1961.

2 ОГУ «ГABO». Ф.480. Оп.1. ДД.363-370.

3 РГАСПИ. Ф.17. Оп.84. Д.566. Л.45-46.

4 ОГУ «ГABO» Ф. 840. Оп. 1. Д. 133. Л.27.

5 См.: РГАЭ. Ф.478. Оп.15. Д.1. Л.8.


38

меньше чем через два года после его введения нанес удар по репутации Советского Союза в мире.

В условиях начавшегося процесса восстановления промышленности и сельского хозяйства, стремление партийно-государственного руководства страны к ускоренной модернизации экономики вело к сбоям в процессе общественного воспроизводства («кризисы НЭПа» - 1923, 1925, 1927 - 1929 гг.).

В перестройке взаимоотношений между городом и деревней на региональном уровне, координации этой работы важное место отводилось экономическим совещаниям, создаваемым в губерниях, уездах, волостях в соответствии с Постановлением ВЦИК от 30 июня 1921 г .

В ведение местных органов власти (губернского, уездного и даже волостного масштабов) была передана значительная часть государственной промышленности. Эта мера была продиктована тем, что ВСНХ в силу переживаемых страной трудностей, не мог взять в свои руки управление всей промышленностью. Вместе с тем такая перестройка приближала промышленность к нуждам местного сельского хозяйства, способствовала более быстрому налаживанию связей между городом и деревней. С июня 1922г. все предприятия страны, перешли на сдельную оплату труда. Новая форма оплаты труда заставила рабочих отказаться от кустарничества, и значительно сократилось число прогулов.

Предпринятые меры сразу же дали практические результаты. Это привело к тому, что в Тамбовской губернии средний заработок рабочих по всем отраслям промышленности за 1922 - 1923 г. поднялся на 132%. Темп повышения за второе полугодие значительно уменьшается, сравнительно с первым полугодием, на 3 8% .

В 1924-25 хозяйственном году предприятия местной промышленности произвели до % продукции всей государственной промышленности РСФСР . Однако, несмотря на некоторые успехи промышленности ЦЧО, зависящей от сельского хозяйства, ей был присущ тот же замедленный темп развития, что и сельскому хозяйству региона.

Система мероприятий восстановления ЦЧО, принятая Совнаркомом РСФСР 30 июля 1925гю и СНК СССР 3 сентября 1925г., базировалась на основе индустриализации и интенсификации сельскохозяйственного региона. Было признано обратить особое внимание на промышленность, перерабатывающую сельскохозяйственное сырье, обеспечить ей необходимое достаточное кредитование.

Однако в 1925-26 г. промышленность ЦЧО фактически оставалась без специальной финансовой поддержки. Финансовые затруднения позволили начать восстановление только отсталого сельского хозяйства, приостановив его дальнейший упадок. Односторонность и ограниченность восстановительных мер становилась уже опасной, так как развитие сельского хозяйства обгоняло крайне медленное восстановление промышленности.

Назревал разрыв между этими отраслями хозяйства. Это ставило под угрозу саму реконструкцию сельского хозяйства, т. к. местная промышленность не обеспечивала достаточно полную переработку производимого сельским хозяйством сырья. В первую очередь - нетранспортабельных продуктов, особенно важных для рационализации земледелия, как сахарная свекла, картофель и др. Все более назревающая диспропорция между земледелием и промышленностью грозила затормозить интенсификацию сельского хозяйства, а тем самым, снова стала реальной угроза обострения кризиса во взаимоотношениях города и деревни.

Серьезным препятствием на пути восстановления промышленности и земледелия в начале НЭПа была транспортная разруха: без восстановления транспорта невозможно было наладить внутрихозяйственные связи в стране. С целью её восстановления из всей сети железных дорог были выделены магистрали первой категории протяженностью 28 тыс. верст,  являющиеся основными  путями  перевозки топлива,  продовольствия  и  сырья.  В

1 СУ РСФСР. - 1921. №44. - С.223.

2 ОГУ «ГATO». Ф.721. Оп.З. Д.2. Л.66.

3 Местная государственная промышленность РСФСР за 1923-24г. - М. - Л. - 1925. С. 123.


39

интересах содействия объему сельского хозяйства в районах, прилегающих к путям сообщения, в 1922г. при НКПС было создано Главное земельное управление .

Восстановление связей сельского хозяйства с промышленностью мы можем проследить по данным о железнодорожных перевозках. В целом, хотя перевозки еще не достигли довоенного уровня (кроме перевозок картофеля), в 1923-24 г. по ряду культур они возросли в 3-4 раза)2.

Базой, питающей возрождающиеся связи промышленности с земледелием, был рост промышленной продукции: в 1924г. ее валовое производство составило 45%, а в 1925г. -73% от уровня 1913г. . Важную сторону этого развития, с точки зрения связей города с деревней,  составляли структурные изменения в производстве,  отражающие становление

4

«двухстороннего индустриально-аграрного типа народного хозяйства» .

Вопросы производства сельскохозяйственной техники и инвентаря стали в центре внимания советского государства с первых лет восстановительного периода. Декрет СНК от 1 апреля 1921г. «О сельскохозяйственном машиностроении» признавал подъем этой отрасли промышленности «делом чрезвычайной государственной важности». Наркомзему предлагалось в месячный срок определить типы сельскохозяйственных машин, в которых нуждается деревня, на ВСНХ возлагалась задача разработки «генерального плана сельскохозяйственного машиностроения по принципу массового производства и специализации его» . В мае 1921г. был опубликован Декрет СНК «О порядке использования и распространения сельскохозяйственных машин и орудий», в котором определялось снабжение крестьянских хозяйств сельхозмашинами исключительно в обмен на сельскохозяйственные продукты, причем если мелкий инвентарь разрешалось приобретать индивидуальным хозяйствам в собственность, то сельскохозяйственные машины предполагалось выделить «в долгосрочное пользование всякого рода объединениям» .

В составе Наркомзема были созданы Главное управление по сельскохозяйственному машиностроению (Главсельмаш) и Управление государственными сельскохозяйственными складами . В 1922г. был учрежден Государственный синдикат сельскохозяйственных машин и орудий («Сельмаш») .

5 июня 1922г. СТО утвердил представленный ВСНХ и Госпланом РСФСР план

сельскохозяйственного         машиностроения,         предусматривающий         восстановление

существующих и строительство новых заводов. Предполагалось за 1922-23 и 1923-24 гг. увеличить производство сельхозмашин по сравнению с довоенным уровнем в 2 раза .

Высокие цены на сельскохозяйственные машины затрудняли установление производственных связей города и деревни, сдерживали развитие не только земледелия, но и промышленности. Государство выделило 10-миллионный фонд особого назначения, из которого 5 млн. Госплан направил на кредитование машиноснабжения деревни   .

По сведениям Главного управления металлопромышленности ВСНХ, продукция сельскохозяйственного машиностроения в 1922-23г. составила 19,7, а в 1923-24 - 28,3% от уровня 1913г. На 1924-25г. программа предусматривала доведение уровня производства сельхозмашин до 63% довоенного. Однако, как отмечалось в докладе, представленном во

1 Сельское хозяйство и пути сообщения. - 1922. -№1. С.З; №2-3. С.73.

2 Промышленность и сельское хозяйство. К вопросу о взаимоотношениях промышленности и сельского

хозяйства. М. - Л. - 1926. Сб.

3 История социалистической экономики СССР. - М. - 1976. - Т.2. С.245-261.

4 Отчет НКЗ за 1923-24 год. - М. - 1925. С.58.

5 СУ. - 1921. -№28. С.157; Известия ВЦИК. - 1921. -6 апреля.

6 СУ. - 1921. - №48. С.245; В дальнейшем, в условиях сложившихся рыночных отношений была разрешена

как кооперативная, так и частная торговля сельхозмашинами (СУ. - 1922. - №34. С.39).

7 СУ. -1923.-№76. С.742.

8 Там же. №28. С. 157.; Известия ВЦИК -1921.-6 апреля.

9 СУ. -1922. -№45. С.552.

10  Социалистическое хозяйство. - 1925. -№1. С. 159.


40

ВЦИК, эта программа оказалась завышенной. Сельскосоюзу было недодано за год 51,8% пахотных орудий, 30,9% уборочных машин, 75,5% зерноочистительных .

В отличие от промышленности, подъем сельского хозяйства в ЦЧО начался не сразу. В 1921г. сельское хозяйство Советской России пострадало от страшной засухи, последствия которой сказывались и в 1922г. Тяжелый экономический кризис в сельском хозяйстве приобрел характер катастрофы и характеризовался следующими признаками: значительной гибелью озимых, плохими видами на яровой клин, значительной нехваткой хлеба и фуража. ЦЧО вновь пострадали от засухи в 1924-25гг.

По сводкам информотдела ОГПУ на 22 мая 1925 года по Тамбовской губернии нуждающихся в государственной и общественной помощи насчитывается около 800-900 тысяч человек или 25-30% населения . Даже по предварительным оценкам 46% посевов погибло из-за засухи . Аналогичная ситуация была во многих уездах региона. Среди Черноземных губерний больше всего пострадали от засухи Воронежская и Тамбовская губернии.

В итоге поднялись цены на хлеб и продукты фабричного производства. Несмотря на рост всего хозяйства в СССР, деревня ЦЧО находилась и в 1924-25г. в упадочном состоянии. Причинами такого состояния является недород хлебов в 1924г., последовавший с пропуском 1922 и 1923 гг. после двух голодных годов - 1920, и 1921. Исключительные неурожаи в 1920 и 1921 гг., а далее низкие цены на хлебные продукты, обесценившие урожай 1922 и 1923 гг., явились причинами затянувшейся хозяйственной депрессии в ЦЧО, продолжавшейся с конца гражданской войны до конца 1924-25 гг. И лишь в конце 1925г. наметилось оживление, вызванное благоприятными видами на урожай 1926г.

В 1925-26 гг. наступил период хозяйственного подъема, наиболее явным признаком которого был «товарный голод, т.е. значительное повышение спроса над предложением. В этом же году товарооборот только по Воронежской губернии повысился со 136 млн. рублей в 1924-25 гг. до 228 млн. рублей, продукция крупной промышленности повысилась с 29,2 млн. рублей до 61,2 млн. рублей .

Значительный подъем хозяйства в 1925-26 гг. сопровождался ростом цен на сельскохозяйственные продукты, что повысило покупной фонд деревни и способствовало усилению спроса на промышленные изделия. В конце 1925-26г. наступило изменение хозяйственной конъюнктуры. Потребительский спрос стал постепенно сокращаться. Цены на сельхозпродукты в связи с приближением нового урожая начали снижаться. 1926 - 1927г. начался с пониженными ценами на сельхозпродукты и с низким потребительским спросом.

Несмотря на удовлетворительный урожай, общий валовой сбор в довоенных ценах понизился со 141 млн. рублей до 125 млн. рублей, т.е. на 12%, а в червонных рублях - со 198 млн. рублей до 170 млн. рублей, т.е. на 15%. С понижением налогового сбора уменьшились и товарные излишки от сельского хозяйства приблизительно с 50 млн. до 40 млн. рублей .

Сниженная масса сельхозпродукции при низких стабилизировавшихся заготовительных ценах на хлебные продукты явилась причиной сохранения хозяйства Центрально-Черноземных губерний в течение 1926-27 гг. на пониженном уровне.

Почти по всем показателям ЦЧО оказалась в 1926-27г. ниже республиканского уровня и ниже уровня прошлого года. В сложившейся обстановке государство пришло на помощь крестьянству организацией централизованных заготовок сырья.

Заготовительные организации и промышленные тресты, связанные с переработкой сельскохозяйственного сырья, направляли средства на помощь крестьянским хозяйствам, возделывающим сырьевые культуры. Так, появились опытные, селекционные и сортоиспытательные станции. В  1925 г. на их работу было ассигновано около 100 тыс.

1 Там же. С. 160.

2 РГАСПИ Ф. 17. Оп. 84. Д.741. Л.131-132.

3 См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.84. Д.227; ГАТО. Ф.761. Оп.1. Д.102. Л.10.

4 ОГУ «ГАОПИ Воронежской области»». Ф.1. Оп.1. Д.288. Л.250-251.

5 ОГУ «ГABO» Ф. 458. Д. 1563. Л.251.


41

рублей.   Сахаротрест   выделил   на   агрокультурные   мероприятия   более   3   млн.   рублей,

Росмаслосиндикат - 5 тыс. рублей, акционерное общество «Шерсть» - 160 тыс. рублей и

i

т.д. .

Сельскохозяйственное производство и промышленность ЦЧО находились в длительной депрессии с конца гражданской войны и вплоть до 1925-26г. Низкие цены, частые неурожаи, засухи привели к понижению покупательской способности сельского населения, что, в свою очередь, отразилось на всех отраслях хозяйства вследствие крупного удельного веса деревни в хозяйстве страны. Финансовые затруднения позволили начать только с 1925-26г. восстановление сельского хозяйства, приостановив его дальнейший упадок. Односторонность восстановительных мер привела к тому, что развитие сельского хозяйства обгоняет крайне медленное восстановление промышленности.

На этом фоне эволюционировали рыночные отношения, отражая в себе колебания, диспропорции в развитии мелкобуржуазного сектора, экономики в деревни и городской промышленности. Рыночный механизм реагировал на эти колебания кризисами (кризис сбыта 1923г., срыв плана хлебозаготовок в 1924-25 гг.), что обострило потребность в выработке регулирующего механизма, обеспечивающего сбалансирование развитие двух отраслей экономики, соответствующее интересам рабочего класса и трудящегося населения деревни.

Сложившаяся в процессе хозяйственной практики система регулирования была основана на сочетании прямого государственного вмешательства (установление лимитных цен, тарифной политики, нормирование в распределительных отношениях и т.п.) и опосредованного регулирования, центральное место в котором занимала кооперация. В основных своих элементах эта модель, сформировавшаяся и апробированная в годы восстановления народного хозяйства, соответствовала условиям и закономерностям переходного периода в целом. Однако соотношение этих элементов не могло быть определено заранее: оно диктовалось не только целями переходного периода, но и реальным соотношением сложного комплекса факторов общественного развития на каждом этапе. В этом отношении практика, хозяйствовавшая в начальный период НЭПа, содержала в себе опыт и позитивный, и ошибочный, а сама система регулирования сохранила в себе возможности развития как по линии административно-командных мер, так и по пути совершенствования экономических методов.

В пятом разделе Политическое положение крестьянства» анализируется политическое положения крестьянства в условиях НЭПа. Переход к НЭПу, стабилизация режима вызвали у многих, как внутри большевистской партии так и вне ее надежду на либерализацию общественной жизни. Однако переход нисколько не изменил существа власти, ее социально - экономической и политической основ. Главная опора - монополия на власть, которую следует понимать как политический и идеологический контроль над обществом той политической группы, которая стояла у власти, оставалась неизменной.

Огромное деформирующее влияние на советскую государственность оказала гражданская война. Она резко ускорила свертывание демократических норм, приведя к господству «чрезвычайщины», к фактически полному обескровливанию Советов. Их функции полностью перешли к партии, комбедам, ревкомам и другим органам.

К концу 1920 года в партийных организациях страны доминировала прослойка людей, занятых в сфере управления с неопределенным социальным обликом, слабо связанная с реальной экономической жизнью. Взращенные на дрожжах «военного коммунизма», они не могли принять НЭП, который требовал не только громко агитировать на митингах за победу «коммунистической революции в мировом масштабе», но и определенного профессионализма. Центральным звеном в перестройке политического руководства деревней явилось отношение авангарда пролетариата, партии к его массе. Коммунисты должны были на собственном примере продемонстрировать умение перестроить свои ряды, мобилизуя и

1 Промышленность и сельское хозяйство. К вопросу о взаимоотношениях промышленности и сельского хозяйства. М. - Л. - 1926. С. 12; Индустриализация сельского хозяйства СССР. - М. - 1931. С.238.


42

направляя на работу по-новому усилия всех политических институтов, связывающих город с деревней.

Часть деревенских партийцев не заметила ничего нового в политике правящей партии восприняла их как продолжение старой линии «на раскулачивание», тогда как другие коммунисты усматривали в новом курсе отход партии от классовой политики в деревне, как уступку сельской буржуазии. Некоторые партийцы даже отказывались произносить это слово, заменив его на выражение «интенсивник», часть коммунистов, разочаровавшись, выступала за выход из партии . Вплоть до второй половины 1924 г. уменьшалось количество деревенских партийцев. Прием крестьян в партию в первые годы НЭПа был затруднен и, по существу, на протяжении почти трех лет, до XIII съезда РКП (б), не производился, сельские партийцы уходили в города на работу или учебу, часть коммунистов добровольно выходила из рядов РКП (б). Центрально-Черноземные губернии по этому показателю значительно превосходили промышленные губернии.

Негативно отражался на деятельности деревенских ячеек и их социальный состав: в них преимущественно были работники советских, кооперативных и общественных организаций, что служило одной из причин оторванности сельских партийцев от крестьян.

Самыми характерными болезнями деревенских партийцев оставалось пьянство, и на этой основе допускались грубые должностные злоупотребления в корыстных целях . Лишь незначительная часть коммунистов исключалась из партии и отдавалась под суд, большая часть переводилась на другую работу или в другой уезд. Так постепенно стала складываться номенклатурная прослойка из партаппаратчиков.

Наиболее распространенными были злоупотребления деревенских коммунистов, совершаемые на почве пьянства, в кооперативной работе. Бедняки-партийцы испытывали материальные трудности и поэтому старались занять оплачиваемую должность в кооперативных органах, просили ячейки «назначить» их членами правления, так как им нужны «заработки» для улучшения своего «бедственного положения» и требуются средства для поднятия хозяйства . Факты «закомиссаривания» определенной части деревенских коммунистов выявились в ходе партийной чистки 1921 г. и затем в ходе различных проверок и обследований деревенских ячеек .

Несмотря на окончание гражданской войны во многих регионах продолжалось создание ревкомов. В 1921г. их было организовано 42405, т.е. в 6,4 раза больше, чем в 1918 г. Но там, где существовали местные Советы, они практически были безвластны. В деревне, где не было ревкомов и сельских ячеек партии, определенную конкуренцию им составляли традиционные органы общинного самоуправления - мирские сходы. Но главное, у Советов не было ни полномочий, ни ресурсов, ни соответствующих кадров, ни реальных демократических процедур. Население давно утеряло интерес к этим органам. На выборах сельских и волостных Советов в 1922г. голосовало лишь 20,4% избирателей .

Важным рубежом истории Советов Центрального Черноземья стала вторая половина 1921 г. По настоянию Тамбовского губкома РКП (б) была упразднена Полномочная комиссия ВЦИК, которая по существу обладала всей полнотой власти в губернии, ее функции перешли к губисполкому. Были воссозданы низовые Советы. В декабре 1921г. VIII съезд Советов Тамбовской губернии выбрал новый губисполком. Его возглавил участник трех революций и гражданской войны Г.З. Заонегин.

Сложившаяся система сельских советов была юридически оформлена принятыми в 1924г. положениями об уездных и волостных съездах, исполкомах и сельских Советах. Она

1  Климкин И. И. Новый курс партии в деревне и сельские ячейки в середине 20-х годов // Вестник

Ленинградского университета. Серия: история 1990. Выпуск №2. (№13) С. 12.

2  См.: Там же. С. 12.

3.: ОГУ «ГАОПИ Воронежской области» Ф.1.. Д. 1762. Лл. 45, 46.

4 См.: ОГУ «ГАОПИ Воронежской области» Ф.1.. Д.1272. Л. 31.

5 Бугай Н.Ф. Чрезвычайные органы Советской власти: ревкомы 1918-1921гг. М. 1990. С.293.

6 Леонов С. В. Рождение Советской империи: государство и идеология 1917-1922 гг. М: Диалог - МГУ.

1997. С.295.


43

обеспечивала представительство трудящихся деревни в органах государственной власти снизу доверху, но отражала при этом значительное преимущество города над деревней. При существенном различии в нормах представительства от города и деревни в составе уездных и губернских съездов Советов преобладающее количество мест приходилось на сельских депутатов. Причем, их число за годы восстановительного периода имело тенденцию к увеличению (по уездным съездам с 75,5% в 1920г. до 78,2% в 1925г., по губернским соответственно 60,9% и 64,1%). Вместе с тем повышение статуса представительного органа от уездного до губернского уровня влекло за собой увеличение числа делегатов от города (в среднем на 13 - 14%)1.

Эта тенденция наиболее отчетливо проявилась при конструировании высшего органа власти в республике - Всероссийского съезда Советов. При соотношении количества сельских и городских избирателей по РСФСР как 4:1 (в 1923г. в деревне было 42 359 810 избирателей, в городе - 10 435 506), в составе съезда было сельских депутатов 800, городских - 417, т.е. на представительство от города приходилось уже более половины мест . Такой принцип построения органов власти отражал стремление правящей большевистской партии обеспечить ведущую роль пролетарских городских слоев населения над деревней.

1924 г. стал заметным рубежом в проведении избирательных кампаний. Он ознаменовал собой начало нового курса партии в отношении Советов, что выразилось в провозглашении XIII съездом РКП (б) (май 1924 г.) лозунга «лицом к деревне».

Параллельно с принимаемыми на самом высоком уровне решениями велась работа по совершенствованию законодательства о Советах. Вторая сессия ВЦИК XI созыва утвердила 16 октября 1924г. Новые положения о волостных съездах Советов и их исполкомах и Положения о сельских Советах .

Особенностью новых Положений являлось то, что они не содержали специального раздела о производстве выборов (в отличие от Положений 1922г.). Теперь подробно эти вопросы были рассмотрены в новой избирательной инструкции, утвержденной ВЦИК 11 августа 1924г. Хотя новая инструкция появилась уже после известных решений XIII съезда РКП (б), ее содержание не претерпело существенных изменений по сравнению с предыдущей - инструкцией 1922г. Некоторые поправки и уточнения, внесенные в нее, явно не соответствовали масштабам происходивших в деревне изменений. Инструкция предопределяла несколько формальный подход к выборам тем, что до непонятного минимума уменьшила время оповещения избирателей об избирательном собрании (с 48 часов до 13).

Опубликованная лишь 27 октября инструкция ВЦИК несколько запоздала, поскольку избирательная кампания начиналась 1 октября. Избирательные комиссии вынуждены были в своей практической работе длительное время ориентироваться как на инструкцию 1922г., так и на Положение 1922г. (Новые Положения были опубликованы только 21 ноября). Эта задержка привела к определенным трудностям, особенно в вопросе о нормах представительства. Так же, как и в 1923 г., местные избирательные комиссии стали искать возможность увеличения представительства. Когда же появились новые Положения, комиссии вынуждены были в декабре проводить довыборы.

За период с 1 января 1924г. по 1 июля 1925г. число административных единиц уездного масштаба по РСФСР сократилось с 602 до 426. А волостного - с 9 529 до 4 514 единиц, то есть больше чем вдвое . В Тамбовской губернии число волисполкомов сократилось с 264 до 92, а число сельсоветов - с 1655 до 699  единиц. Но в итоге эти меры

1 Избирательная кампания в Советы РСФСР в 1924 - 1925 гг. Вып. 2. М. 1925. С. 51 - 52.

2 ГАРФ. Ф.5677. Оп.З. Д.7. Л.232.

3 Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства РСФСР (СУ РСФСР). М.

1924. №82. С.826, 827.

4 Собрание узаконений и распоряжений Рабочее - крестьянского правительства РСФСР (СУ РСФСР) М.

1924.№71. С. 695.

5 ГАРФ. Ф.5677. Оп.5. Д. 12. Л.8.

6 Советы Тамбовской области 1922-1956 гг. Сб. документов и материалов. Воронеж. 1991. С.7.


44

оказались неоднозначными по своим результатам. Довольно скоро обнаружилось, что волисполкомы, сельсоветы слишком удалены от своих избирателей . В связи с обнаружившимися трудностями, решением административной комиссии ВЦИК от 12 января 1925 года работы по укрупнению административных единиц были приостановлены.

В 1924 году в соответствии с директивой ЦК РКП (б) в ряде губерний, в том числе и в Черноземье, в уездах, где голосовало менее 35% избирателей, были назначены повторные выборы. В такой обстановке кулачество пыталось противостоять «городскому» влиянию деревенских Советов. Значительная часть населения не принимала участия в выборах, так как они были лишены избирательных прав . Учитывая огромный поток жалоб на незаконное лишение избирательных прав по заявленим граждан губизберкомы их пересматривали. В результате такого пересмотра выяснилось, что зачастую лишали избирательных прав незаконно, на почве сведения личных счетов и т.д. Большинство ходатайств о возвращении избирательных прав удовлетворялось, что еще раз подтверждает те факты, что местные власти и в этом вопросе злоупотребляли, лишая необоснованно избирательных прав.

Положительную роль в изменении политического настроения крестьянства сыграло решение о восстановлении в правах участников крестьянских выступлений 1920-21 гг. Переломным моментом по оживлению работы Советов надо считать их частичные перевыборы в феврале - марте 1925 года.

Несмотря на огромные усилия, которые предпринимали партийные и советские органы, все же мы вынуждены констатировать тот факт, что в некоторых избирательных участках из-за неявки 35% избирателей собрания назначались по 2-3 раза, что имело место не только в сельских местностях, но и в городах и даже имели место факты, когда за грубые нарушения выборы отменяли.

1925 год был самым трудным для Советов Центрально-Черноземных губерний. Экономические проблемы переплелись с политическим, вновь усилились колебания крестьянства. Тамбовский губком ВКП (б) в своем отчете позднее отмечал растерянность деревенских парторганизаций на выборах в Советы, возрождение лозунга «Не вводить коммунистов в Советы» .

Архивные источники убедительно говорят о нарастании крестьянского недовольства политикой большевистской партии в деревне. Преобладающее настроение крестьян по отношению к политике правящей партии в деревне в этот период можно выразить словами -оставьте нас в покое.

Главное, что определяло отношение крестьян к выборам, состояло в осознании деревней Советов как реальной народной власти на местах. А такое осознание в определяющей степени зависело от того, насколько действенна эта власть, в какой мере она отражала интересы деревенского большинства.

Материалы исследования ОГПУ показали то, что партийные организации не сумели выполнить свою основную задачу - организационный блок бедняцко-середняцкой части деревни, который политически противостоял бы зажиточной части села, на перевыборах 1925г. не сложился. Более того, зажиточная верхушка деревни, подчас действуя от имени всего крестьянства, сумела в ряде мест противопоставить интересы города и деревни, рабочего класса и крестьянства.

Будучи включенной в единую политическую систему, деревня существенно отставала от города в социальной организации. В этой связи встал вопрос о создании организации крестьянства, которая бы в отличие от комбедов периода гражданской войны, представляла более широкие слои трудящихся.

Слабость сельских Советов, непопулярность их среди крестьянства отражались во «во все более частой постановке вопроса о крестьянском Союзе и противопоставлении интереса

1 ОГУ «ГАОПИ Воронежской области». Ф.1. Оп.1. Д.1119. Л.132.

2 ОГУ «ГABO». Ф.10. Оп.1. Д.1318. Л.2.

3 ОГУ «ЦДНИТО». Ф.840. Оп.1. Д.2488. Л.37 об.

4 ОГУ «ЦДНИТО». Ф.840. Оп.1. Д.3932. Лл.31-34.


45

рабочего класса и крестьянства» . Если в 1924г. было зарегистрировано 139 случаев агитации за создание «крестьянского союза», а в 1925 - 5432, то в 1926г. - 15163. В Центральном Черноземье соответственно 210 и 577 . В этот период, как и по всей стране, среди крестьян Центрального Черноземья особенно велико было стремление к созданию крестьянского Союза.

Единичные политические выступления в деревне, зарегистрированные в 1923 г. («соорганизоваться и потребовать, чтобы рабочие отдали крестьянам часть власти», добиться в этих целях «организации крестьянского союза во всероссийском масштабе»), казались воспоминаниями о прошлом и приписывались бывшим повстанцам и эсерам. Однако уже к середине 1924г. стало ясно, что эти требования становятся общими и быстро растущими требованиями крестьянства.

Реальным выражением пробудившейся активности деревни были попытки массового вступления в ряды РКП(б) после смерти В.И. Ленина. Они зарегистрированы почти повсеместно. Этот факт следует расценивать двояко: с одной стороны, как стремление бедноты, имеющей определенное тяготение к Советской власти, выделиться в политически устойчивую группу. А с другой стороны (поскольку речь идет часто о вступлении в РКП целыми селениями) - как усиление активности середняцких слоев, стремящихся в рамках советской действительности через единственно легальную партию провести защиту своих политических и экономических интересов. Это подтверждает большой поток писем в редакции газет с проектами создания крестсекции ЦИК и т.д.

Анализ политической ситуации в деревне привел руководство ОГПУ к выводам, изложенным Ф.Э. Дзержинским в докладной записке в Политбюро ЦК РКП (б) . (139) Эти предупреждения нашли отражение в решениях октябрьского (1924г.) пленума ЦК РКП (б) о повороте «Лицом к деревне». Стержневым направлением этих решений явилось оживление работы сельских Советов всех форм массово-политической работы на селе.

В советской исторической литературе оживление этих настроений оценивается как результат кулацкой ситуации . Нет сомнения, что кулачество стремилось извлечь выгоду из сложившейся ситуации. Но суть дела была еще и в том, что мелкотоварный сектор в деревне, относительно консолидировавшись на основе рыночных отношений, обнаружил стремление к организации путем создания определенной политической структуры. Стремление крестьянства к политической организации выражалось не только в идее «крестьянского союза». В 1924 г. деревня выражала желание более широко участвовать в профсоюзном движении.

Одним из существенных моментов подготовки к выборам 1925-26гг. явилось стремление избирательных комиссий добиться безусловного соблюдения действующего законодательства о выборах. Исходя из всего комплекса источников, можно определенно утверждать, что никогда ранее этим вопросам не уделялось столь большего внимания.

Документы этого периода в ЦК РКП (б), ЦИК, ВЦИК и т.д. посвящалась избирательной кампании, ее задачам, устранению возможных нарушений законности в ходе ее проведения. За сравнительно короткий срок (по существу не более года) были приняты три избирательные инструкции, сравнение которых позволяет особенно наглядно увидеть четкую целенаправленность в изменении законодательства о выборах.

1 На аграрном фронте. 1925. №5-6. С.211.

2 Кукушкин Ю. С. Сельские советы и классовая борьба в деревне. М. 1968. С.90.

3 РГАСПИ. Ф.17. Оп.39. Д.99. Л. 17.

4 Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ - НКВД. Документы и материалы. В 4 - х т. / Т. 2. 1923 - 1929 /

Под ред. А. Береловича, В. Данилова. - М: «Российская политическая энциклопедия» (РОСПЭН), 2000. -

Док. №34. С.206.

5 Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ - НКВД. 1918 - 1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т.2

1923 - 1929 / Под ред. А. Береловича, В. Данилова. - М.: «Российская политическая энциклопедия»

(РОСПЭН). 2000. С.201-202.

6 Там же. С.301.


46

Стремление к совершенствованию законодательства и демократизации выборов, причем эта тенденция четко прослеживается по многим направлениям. Для расширения возможностей участия в выборах населения создавались избирательные участки. Запрещалось навязывать избирателям какие-либо списки кандидатов. Значительно увеличивался срок оповещения населения о времени выборов. Инструкция от 13 октября 1925г., не повторяя предыдущей, шла еще дольше. Так, выбор порядка голосования (открытое или закрытое) передавался теперь на усмотрение самого собрания, а не определялся губизбиркомом. Ведение собрания передавалось в руки избираемого собранием или съездом президиума и т.п. Часть руководителей партии рассматривала этот курс как временный, тактический маневр, вызванный обстоятельствами, а не как принципиальный стратегический курс .

Политическое значение выборов 192 5 -26 гг. состояло в том, что они закрепили тот поворот в сторону демократизации избирательных кампании, который начал осуществляться после отмены выборов 1924г. и перевыборов 1925г. На этот раз крестьянство могло убедиться, что речь шла не о единовременном акте, а о принципиальном курсе партии по отношению к крестьянству. В данной конкретной ситуации это способствовало реальному улучшению политической обстановки в деревне.

Политика «оживления Советов» была своевременно провозглашена, но в деревне все оставалось по-прежнему. С одной стороны, инерция мышления и действий, явное нежелание сельского партийного и советского аппарата лишать себя относительно спокойной, гарантированной от всяких неожиданностей жизни, неумение работать политическими методами тормозили проведение нового курса. С другой стороны, у низовых партийных и советских работников еще были основания считать новую политику лишь пропагандистским ходом с целью успокоить деревню. К тому же, далеко не все руководители высшего ранга однозначно высказывались в ее поддержку, а партаппарат чутко улавливал все нюансы такого поведения.

Однако дальнейший ход событий показал, что большинство высших партийных и государственных руководителей все же рассматривали поворот в политике как тактический ход, вызванный к жизни конкретной ситуацией, внутрипартийной борьбой с другими факторами. Отказавшись закрепить ряд демократических положений на практике выборов в новой Конституции РСФСР 1925г., они ясно дали понять партаппарату, в какой степени возможна демократизация общества, и тем самым обрекли этот процесс на умирание.

Отсутствие прочной правовой основы под процессом демократизации означало, что перспективе коммунистическая партия не желала бороться за свое лидерство в деревне политическими методами и на состязательной основе. Это вело к тому, что очень ценный политический потенциал демократических навыков и традиций, накопленный в ходе выборов 1924 - 1926 гг., оставался невостребованным. Выборы первых лет НЭПа могли бы заложить более или менее прочный демократический фундамент под будущие преобразования. Совершенно очевидно, что парламент на местах, хотя и под давлением сверху, сумел повернуться «Лицом к деревне», к повседневным нуждам крестьянства. Как нам представляется, при наличии соответствующей политической воли у руководителей партии государства имелась реальная возможность и дальше развивать эту политику, опираясь на низовой партийный и советский аппарат.

Но этого не произошло. Демократизация даже некоторых сторон политической жизни деревни повлекла бы за собой необходимость демократических изменений во всем обществе и в партии. Такой поворот событий уже не устраивал правящие верхи, которые в середине 20-х годов и твердо брали курс на военно-административные методы управления и в партии, и в обществе. К 1927 году система политического руководства города деревней сохранила структуру, сложившуюся в послереволюционные годы. Неизменностью классовой основы и стратегических     целей     обуславливалась     преемственность     важнейших     принципов

1 См.: Голанд Ю. Политика и экономика: Очерки общественной борьбы 20-х годов // Знамя. 1990. №3. С. 144-145.

47

функционирования этой системы: «Именно Российская Коммунистическая партия (большевиков) давала жизнь, направление, движущую энергию любой форме общественной деятельности или полуобщественной организации. С этого времени любая значительная борьба за власть происходила уже в недрах партии» . Совершенствование этой системы в исследуемый период шло по линии расширения функций, выработки новых направлений деятельности применительно к различным социальным группам и категориям населения, при возрастании роли социалистического города.

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы основные выводы. Передача большевиками крестьянам сельскохозяйственных земель и их уравнительное распределение в условиях Гражданской войны и разрухи «затоптали» весьма робкие ростки расслоения, вновь вызвав осереднячивание деревни и её натурализацию. Возрожденные общины к середине 20-х гг. контролировали 95% крестьянских земель . Товарность резко упала, а недоступность и дороговизна промышленных товаров отбивали стимулы к её увеличению.

Все это заставило ввести НЭП — мучительную попытку совмещения командной системы с рыночной. И, тем не менее, за 1921 - 1927 гг. сельское хозяйство развивалось самыми быстрыми темпами, производство зерна возросло более чем в 2 раза . При относительно равных стартовых возможностях укрепились хозяйства наиболее работоспособных крестьян. Вновь началось расслоение на богатых и бедных, стихийное расселение деревень на хутора и отруба . Проникновение рыночных отношений в деревню в период НЭПа шло активнее за западе и северо-западе в районах с мелкими селениями и чересполосицей. Естественная изоляция и удаленность поселений друг от друга способствовали более активному выходу из общины.

Развивалась «вертикальная» кооперация, когда кооперативы брали на себя сбыт, обслуживание техникой, кредитами и т.п. при сохранении самобытности крестьянских хозяйств. Именно в такой вертикальной кооперации А.В. Чаянов и другие ученые знаменитой русской аграрной школы видели будущность российской деревни . Однако сильнейшая централизация политической власти, её нежелание налаживать экономические отношения с крестьянством, частые кризисы в снабжении города хлебом и нужда в средствах для быстрой индустриализации (а их в аграрной стране можно было добыть только отобрав у крестьян) - все это толкало на иной путь - путь насильственной коллективизации, претворенной в жизнь в 1930-х гг. Теоретическим ответом ученым аграрникам стала статья И.В. Сталина «Вести деревню, насаждая колхозы и совхозы» .

Преобразования в аграрном секторе экономики в 20-х гг. на основе новой экономической политики по сложности и масштабности решаемых задач может быть отнесено к важнейшим этапам в истории развития нашего государства. Исторически непреходящее значение практики этих лет состоит в том, что это был не только опыт разрешения острых проблем, вызванных специфическими условиями, временными кризисными явлениями, но в нем, этом опыте, наиболее полно отразились черты и закономерности, характерные для переходного периода.

В исследуемый период система политического руководства деревней сохраняла структуру, сложившуюся в послереволюционные годы. Неизменностью классовой основы и

1 ОГУ «ГАОПИ Воронежской области». Ф.1. Оп.1. Д.1119.

2 Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. М.: 1987. С. 97,

106.

3 См.: Никонов А. Спираль многовековой драмы: аграрная наука и политика России (????? - XX вв.). М.:

1995.

4 Дробление земель и создание новых хозяйств, о которых мечтал в свое время П. А. Столыпин, в 20 - х гг.

XX века во многом были связаны с прогрессивным налогообложением. Благодаря делению семей в годы НЭПа

освобождалось от налогов на землю все больше крестьян.

5 См.: Чаянов А.В. Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации. М.: Наука.

1991.

6 Сталин И.В. Вести деревню насаждая колхозы и совхозы. // Вопросы ленинизма. М. 1939. С. 233, 277 -

281.


48

стратегических целей обуславливалась преемственность важнейших принципов функционирования этой системы. В реализации нового курса советское государство могло опереться на опыт, накопленный в предшествующие годы. Однако, то, что имелось в копилке молодого советского государства и деятельности большевистской партии, не могло быть применено механически или просто суммировано с новым. Требовалось переосмысление всей системы отношений государства с аграрным сектором. Предстояло, по существу законно определить методы, рычаги регулирования этих отношений, применимые в условиях диктатуры пролетариата. Нужно было не только апробировать их, но и сложить в систему, которая позволила бы уже в процессе формирования решать все более широкий круг проблем: от преодоления хозяйственной разрухи в начале периода до регулирования социально-экономического развития деревни в условиях восстановления производительных сил.

Развитие аграрных отношений в исследуемый период происходило в тесной связи со становлением НЭПа как системы: переход к НЭПу раскрыл социальные интересы деревни, положил начало формированию механизма защиты этих интересов, но, вместе с тем, определил и их противоречия.

Эта роль НЭПа все более раскрывала себя по мере становления и расширения масштаба рыночных отношений. Именно на основе рынка, как формы связей, наиболее отвечающей интересам мелкого производителя, происходила известная консолидация мелкотоварного сектора в городе и деревне, и, вместе с тем, обострялись внутренние противоречия, присущие мелкому производству, что собственно, и составляло главный источник его саморазвития.

В такой обстановке в качестве регулирующей силы выступало государство которое чтобы выполнить эту роль, должно было опираться не только и не столько на прямое воздействие, характерное для "военного коммунизма", а на опосредованные, преимущественно экономические методы. Исходным моментом в разработке стратегии такого регулирования стало изучение социальных интересов города и села. В силу собственной классовой структуры общества того времени спектр этих интересов был весьма многообразен: от пролетарских (в лице рабочих частнособственнических предприятий) до буржуазных, представленных нэпманами, кулаками. Крупную роль играли интересы средних слоев: мелкобуржуазных производителей крестьян, ремесленников, мелких торговцев. Приходилось учитывать также и то, что в конкретных условиях 1920-х гг. грань, разделяющая город и деревню, как формы поселений, в известной мере выглядела размытой. В этой связи особо значимым и актуальным представляется сегодня опыт 1920-х гг. по широкому привлечению "городских" сил к изучению деревни, выявлению интересов различных социальных слоев крестьянства, специфики социально-поселенческих отношений на селе.

В исследуемый нами период это нашло отражение в систематических мобилизациях городских работников в деревню, привлечении различных слоев населения города, и, прежде всего, рабочих, к проведению массовых кампаний на селе, многочисленных обследованиях деревни различными комиссиями, наконец, в широком социальном движении шефства над деревней города, вобравшем в себя предшествовавший опыт непосредственных связей рабочего класса и крестьянства.

Анализ накапливаемого опыта стал базой для разработки стратегии и тактики перестройки отношений деревни. Отсюда же вытекал поступательный, развивающийся характер политики, этапы развития которой отражали различные ступени её зрелости, возрастающий уровень познания и использования объективных законов становления нового типа отношений города и деревни.

Проведенное исследование позволяют выделить два этапа в отношениях города и деревни, границей между которыми является 1923 г. В период с 1921 до осени 1923 г. первоначальная модель НЭПа, основанная на идее натурального товарообмена, уступила место рыночному хозяйству. Для отношений города и деревни этого времени характерно


49

распространение НЭПа в том виде, каким он представлялся тогда, вширь, от центра (города) к периферии, при этом в воздействии на деревню преобладали "старые", военно-коммунистические методы (проведение сельскохозяйственных кампаний, мобилизация городских работников, строительство кооперации сверху и т.д.). Неуклонно руководствуясь классовым подходом, интересами упрочения ведущей роли города, коммунисты, рабочие крупных городов политических и индустриальных центров стремились обеспечить быстрое восстановление производительных сил, привлекая к участию в социалистическом строительстве различные социальные слои населения города и деревни.

В ЦЧО уже в ходе первых посевных кампаний возникли многообразные формы соединения политической и хозяйственной работы в деревне. В дальнейшем, по мере выдвижения на первый план таких проблем, как оптимизация общегосударственных и региональных форм регулирования рынка, хозяйственного и административного районирования, разработка критериев городского и сельского поселения, укрепление кадрами политических и хозяйственных органов Советской власти на селе, потребность поиска новых подходов все более обострялась. Особенность изучаемого региона на этом этапе проявилась в том, что процесс возрождения рынка шел здесь динамично, обостряя неизбежную при таком развитии достаточно резкую дифференциацию местных условий даже в пределах одной зоны экономического тяготения к крупному торгово-промышленному центру. Динамизм развития рыночных отношений проявился, в частности, в быстрой эволюции товарообмена с крестьянством в торговлю, произошедшей в первые месяцы после перехода к НЭПу.

С осени 1923 г., с момента обострения "кризиса сбыта", механизм НЭПа становится определяющим в отношениях города и деревни. Это находит отражение в двойственном характере процесса: с одной стороны - роль города возрастает (восстанавливается промышленность, изменяется направление миграции населения, развивается шефское движение, усиливается влияние города на политическую жизнь деревни); с другой - деревня все более активно выражает и защищает свои экономические интересы. Последнее связано, прежде всего, с усилением и консолидацией на основе рыночных отношений мелкотоварного сектора в деревне. Рынок все более проявляет себя в роли своеобразного механизма защиты социальных интересов деревни. Обострилась тяга крестьянства к самостоятельной политической организации, независимой от Советов, представляющих "городскую" власть. Двоякую роль играла миграция сельского населения в город: будучи отражением притягательной силы города, его возрастающей роли, она вместе с тем являлась каналом, посредством которого в город проникали элементы деревенского образа жизни, деформируя в известной мере городской быт.

С 1923 г. отношения города и деревни вступили в полосу "кризисного" развития (трудности хлебозаготовок в 1924-25 и 1925-26 г.г.). Финансовые затруднения государства позволили начать восстановление только отсталого сельского хозяйства, приостановив его дальнейший упадок. Односторонность восстановительных мер становилась уже опасной. Развитие сельского хозяйства обгоняет крайне медленное восстановление промышленности. Назревает разрыв между этими отраслями.

Регулирующие меры, предпринимаемые в эти годы центром и местными органами, носили преимущественно ответный характер, что свидетельствовало об известном отставании государства в осмыслении и овладении нэповским механизмом. Одна из причин этого - неналаженность "обратной связи" деревни с городом: политические органы села (партийные ячейки, сельские Советы и др.) не обеспечивали в необходимой мере представительство интересов деревни.

По мере упрочения связей социалистической промышленности с крестьянскими хозяйствами расширялись масштабы регулирующей деятельности Советского государства, хозяйственный механизм усложнялся, обретал признаки системы. Так, в соответствии с ростом товарности крестьянских хозяйств, расширением товарно-денежных связей совершенствовалось налоговое обложение с учетом источников доходов в городе и деревне.


50

В последние годы восстановительного периода возросла роль кредита, как элемента складывающейся системы. С 1924 г., когда в основном была завершена разработка критериев городских и сельских поселений, механизм хозяйствования стал корректироваться с учетом социально-поселенческого фактора.

В целом сложившаяся к середине 20-х г. г. система связей города и деревни содержала в себе возможность дальнейшей эволюции в двух направлениях. Одно из них состояло в дальнейшем совершенствовании рыночного механизма, экономических методов государственного регулирования отношений города и деревни, демократизация внутридеревенских отношений на основе кооперирования. Другое - являлось продолжением линии, обозначившейся в годы гражданской войны, которая выражалась в стремлении разрешить проблемы деревни, опираясь, главным образом, не на инициативу крестьянства, а на непосредственное привлечение городских сил к социалистическому строительству в деревне. Эта тенденция находила отражение и в фактах прямого административного регулирования крестьянских хозяйств местными органами. Отмеченные обстоятельства придавали альтернативный характер развитию отношений между городом и деревней. Реальный процесс развития, как свидетельствует опыт первой половины 20-х гг. определялся противоречиями переходного периода, внутриполитической обстановкой, теоретической борьбой вокруг проблемы сущности переходного периода, экономической политикой и характером регулирующей деятельности партии и государства.

Опыт перестройки деревни на основе НЭПа, с известными социальными поправками, может и должен быть использован в наши дни. Важнейшими уроками этого опыта являются: учет социальных интересов различных слоев населения, типов поселений, глубокое изучение местных условий, а как исходный пункт происходящих перемен в нашем обществе сегодня -взвешенная и политически выверенная линия в регулировании рыночных отношений, стимулирующая рост трудового хозяйства, вместе с тем, ограничивающая рост эксплуататорских элементов; стимулирование кооперативного движения в городе и деревне; представление о городских и сельских поселениях как различных типах социальных организмов, опосредующих регулирующее воздействие государства на процесс формирования нового, социалистического образа жизни. Эти и многие другие стороны опыта 20-х г. г. могут служить делу совершенствования экономической и политической системы нашего общества на современном этапе, интересам дальнейшего сближения города и деревни.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий,

рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Скрыпников А.В. Черноземье 1920 - х: политические настроения крестьянства. -Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - №5 2004. - Кострома. - С. 72 - 81 (0,8 п.л.).
  2. Скрыпников А.В. Российская деревня во время «чрезвычайщины» 1918 - 1920. -Вестник Поморского университета. - Серия «Гуманитарные и социальные науки». -№ 2 (6) / 2004. - Архангельск. - С. 25 - 34. (0,8 п.л.).
  3. Скрыпников А.В. НЭП: столкновение двух тенденций в политической сфере. -Известия Волгоградского государственного педагогического университета. - №2. (21). - 2007. - Серия социально - экономические науки и искусство. - Волгоград. - С. 87 - 96. (0,8. п.л.).
  4. Скрыпников А.В. К вопросу о создании крестьянского союза в условиях НЭПа. Социально - гуманитарные знания. №2. - 2007. - Москва. - С. 174 - 183. (0,8. п.л.).
  5. Скрыпников А.В. НЭП: законодательство на службе диктатуры пролетариата. -Институт региональных проблем Российской государственности на Северном Кавказе. Научные проблемы гуманитарных исследований. Выпуск 13. Научно-теоретический журнал. Пятигорск. 2008. - С. - 82 - 89. (0,5 п.л.)

51

  1. Скрыпников А.В. НЭП: крестьяне и власть Советов. - Институт региональных проблем Российской государственности на Северном Кавказе. Научные проблемы гуманитарных исследований. Выпуск 15. Научно-теоретический журнал. Пятигорск. -2008.-С. 58-67. (0,8 п.л.)
  2. Скрыпников А.В. - НЭП: столкновение тенденций в государственном строительстве. - Вестник МГОУ. Серия «История и политические науки» - № 1. - 2009.-М.: Изд-во МГОУ. - С. 121 - 126. (0,5 п.л.).
  3. Скрыпников А.В. О политических настроениях российского крестьянства в условиях перехода от гражданской войны к миру. - Социально - гуманитарные знания. № 3. -2009. - Москва. - С. 166 - 179. (0,9 п.л.).

Научные труды:

  1. Скрыпников А.В. Нэп: исторический опыт преобразований. - Воронеж. -Центрально -Черноземное книжное издательство. - 1994. - 182 с. (11,3 п.л.).
  2. Скрыпников А.В. Кризис советской системы в 20-е годы и крестьянство. -Межвузовский сб. научных трудов. Актуальные проблемы преподавания и изучения социально - гуманитарных дисциплин в высшей школе: опыт и новации. Госкомитет РФ по высшей школе. Воронежская гос. технологическая академия. - Воронеж. -1994. -С. 23 -32 (0,5 п.л.).
  3. Скрыпников А.В. Переход к НЭПу и сельские ячейки. - Межвузовский сб. научных трудов. Актуальные проблемы социально - гуманитарных наук. Вып. 2. Гос. комитет по высшему образованию. Воронежская гос. лесотехническая академия. - Воронеж. -1994. -С. 34 -37 (0,2 п.л.).
  4. Скрыпников А.В. I Всероссийская сельскохозяйственная выставка и восстановление народного хозяйства. - Межвузовский сб. научных трудов Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук. Вып. 3. Гос. комитет РФ по высшему образованию, Воронежская гос. лесотехническая академия. - Воронеж. - 1995. - С. 24 - 27 (0,2 п.л.).
  5. Скрыпников А.В. 20-е годы: крестьянин и власть. - Доклады и сообщения третьей научно - практической конференции Центрально - Черноземная деревня: история и современность. Часть 2. История, география, экономика, экология. - М. - 1995. - С. 22-24(0,1 п.л.).
  6. Скрыпников А.В. Шефство города над селом в восстановительный период (1921 -1925). - Межвузовский сб. научных трудов. Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук. Выпуск 4. Госкомитет РФ по высшему образованию. Воронежская гос. Лесотехническая академия. - Воронеж. - 1996. - С. 62 - 64 (0,1 п.л.).
  7. Скрыпников А.В. НЭП и возрождение кооперации. - Там же. Выпуск 7. Воронеж. -1996.-С. 39-41 (0,1 п.л.).
  8. Скрыпников А.В. Российская экономика 20-х годов. - Энергия (ежеквартальный научно-практический вестник). №3 - 4. - 1996. - Воронеж. - С. 108 - 116 (о,5 п.л.).
  9. Скрыпников А.В. К вопросу об украинизации школ Воронежской губернии в 20-е годы. - Тезисы научных докладов и сообщений международной конференции «Россия и Украина на пороге XXI века. Пути сочетания национальных интересов и братского взаимодействия». -Воронеж. - 1997. - С. 49 -51 (0,1 п.л.).
  10. Скрыпников А.В. 20-е годы: проблемы становления школьного образования. -Тезисы региональной межвузовской научной конференции «Гуманизация высшего образования». - Воронеж. - 1996. - С. 44 - 46 (0,1 п.л.).
  11. Скрыпников    А.В.    Народное    образование    в    восстановительный    период. Межвузовский сб. научных трудов. Проблемы социально-политического развития российского  общества.   Выпуск  2.   Министерство  общего   и  профессионального образования   РФ.   Воронежская   государственная   технологическая   академия.   -Воронеж. - 1997. - С. 51 - 54 (0,2 п.л).

52

  1. Скрыпников А.В. НЭП: историография проблемы. - Материалы седьмой Всероссийской заочной научной конференции. Актуальные проблемы отечественной историографии. - Нестор. - Санкт-Петербург. - 1997. - С. 35 - 37 (0,1 п.л.).
  2. Скрыпников А.В. Становление народного образования в Острогожском крае (1918 -1925). - Тезисы XI - областной научно-практической конференции. Острогожский край: прошлое и настоящее. 350-летие заселения и его хозяйственного освоения. Воронежское отделение Российского фонда культуры. Воронежский областной совет краеведов. - Воронеж. - 1997. - С. 27 - 29 (0,1 п.л.).
  3. Скрыпников А.В. Российская экономика в условиях НЭПа. - Энергия (ежеквартальный научно-практический вестник). - №1. - 1997. Воронеж. - С. 117 -124 (0,4 п.л.).
  4. Скрыпников А.В. К вопросу о деятельности Трудовой крестьянской партии в Центральной Черноземной области. - Материалы для изучения населений России. Доклады и сообщения шестой научно-практической конференции «Российская деревня: история и современность». Нижний Новгород. Ноябрь 1997. Часть 1. История, демография, экология, верования. Всероссийское научное и культурное общество «Энциклопедия российских деревень». Всероссийский институт аграрных проблем и информации РАСХН. Нижегородское региональное отделение общества «Энциклопедия российских деревень». М. 1997. - С. 128 - 132 (0,3 п.л.).
  5. Скрыпников А.В. Политические настроения крестьянства после гражданской войны.

Проблемы социально политического развития российского общества. Межвузовский сб. научных трудов. Выпуск 3. Министерство общего и профессионального образования РФ. Воронежская гос. технологическая академия. -Воронеж. - 1998. - С. 71 - 73 (0,1 п.л.).

  1. Скрыпников А.В. 20-е годы: попытки реформирования советского аппарата. - Там же. Выпуск 4. Воронеж. - 1998. - С. 83 - 86 (0,2 п.л.).
  2. Скрыпников А.В. Становление советской налоговой системы. - Там же. Выпуск 5. Воронеж. - 1999. - С. 86 - 88 (0,1 п.л.).
  3. Скрыпников А.В. Черноземье 20-х годов: истоки крестьянской войны. - Российская цивилизация: история и современность. Межвузовский сб. научных статей. Воронежский гос. пед. университет. Московский гос. социальный университет. Воронежский филиал. - Воронеж. - 1998. - С. 51 - 60 (0,6 п.л.).
  4. Скрыпников А.В., Спивак Н.Г. Советы в условиях перехода от гражданской войны к НЭПу. - Научные труды международной научно-практической конференции ученых Московского гос. университа, Московского автомобильно-дорожного института, Луганского сельскохозяйственного института (28 - 29 мая 1998). -Москва - Луганск. - 1998. - С. 18-21 (0,2 п.л.).
  5. Скрыпников А.В. 20-е годы реформирование органов местной власти. - Научная конференция «Революция и реформы в России. Исторический контекст и современное содержание». Межвузовская научная программа Министерства образования РФ«Развитие исследований в области исторических и философских наук». Российская академия наук Научный Совет РАН «История революций и реформ». Московский пед. гос. университет. М. - 1999. - С. 286 - 290 (0,3 п.л.).
  6. Скрыпников А.В. Перестройка политических отношений города и деревни в условиях перехода к НЭПу. - Столетие РСДРП (материалы межвузовской научной конференции). Министерство образования РФ Московский пед. гос. университет. Московский гос. университет сервиса. Лаборатория «История политических партий России». М. - 1999. - С. 278 - 287 (0,6 п.л.). Скрыпников А.В. 20-е годы: налогообложение сельского населения. - Сельская Россия: прошлое и настоящее. Доклады и сообщения седьмой Российской научно-практической конференции. Всероссийский институт аграрных проблем и информатики Россельхозакадемии. Всероссийское   научное   и   культурно-просветительское   общество   «Энциклопедия

53

российских деревень». Тульское региональное отделение общества «Энциклопедия российских деревень» Департамент культуры, искусства и кинематографии и администрации Тульской области.- М. - 1999. С. 98 - 99 (0,1 п.л.).

  1. Скрыпников А.В. Лишение избирательных прав как форма борьбы с инакомыслием. -История крестьянства в России. Материалы шестнадцатой Всероссийской заочной научной конференции. - Нестор. - Санкт - Петербург. - 2000. - С. 123 - 126 (0,1 п.л.).
  2. Скрыпников А.В. Письма в «Крестьянскую газету» - источник изучения менталитета крестьянства. - Менталитет Россиянина: история проблемы. Материалы семнадцатой Всероссийской заочной научной конференции. - Нестор. - Санкт - Петербург. - 2000. С. 113-115(0,1 п.л.).
  3. Скрыпников А.В. От войны граждаской к войне крестьянской. - Вопросы отечественной истории и историографии. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 6. / Отв. ред. докт. ист. н. проф. И. В. Сучков. М., РИЦ., «Альфа» МГОПУ им. М.М. Шолохова, 2003. - С. 82 - 100 (1,1 п.л.).
  4. Скрыпников А.В. НЭП: перестройка политических отношений. Вопросы отечественной истории и историографии. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 7. / Отв. ред. докт. ист. н. проф. И.В. Сучков. М., РИЦ., «Альфа» МГОПУ им. М.М. Шолохова, 2004. - С. 126 - 138 (0,8 п.л.).
  5. Скрыпников А.В. К вопросу о деятельности крестьянского союза. К вопросу о деятельности крестьянского союза. - Федеральное Агенство специального строительства. Военно-Технический университет. Гуманитарный вестник. Секция гуманитарных и социально-экономических наук №5. Ежегодный научно-теоретический сборник. / Общая редакция доктора философских наук, проф. Г.Л. Бузука. Балашиха. - 2004. С. 64 - 76 (0,8 п.л.).
  6. Скрыпников А.В. Россия в 1920-егг.: борьба крестьян за свободу. История России сквозь призму борьбы за власть. Материалы 34 Всероссийской заочной научной конференции. / Под редакцией д. и. н., проф. С.Н. Полторака. СПб. Нестор. - 2004. -С. 174-177(0,Зп.л.).
  7. Скрыпников А.В. НЭП: тенденции и противоречия во взаимоотношения между городом и деревней. - Вопросы отечественной истории и историографии. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 8. / Отв. ред. докт. ист. н. проф. И. В. Сучков. М., МГОПУ им. М. М. Шолохова, 2005. - С. 134 - 145 (0,7 п.л.).
  8. Скрыпников А.В. Новая экономическая политика и крестьянство. - Министерство образования и науки РФ. Федеральное агентство специального строительства. Военно - технический университет. Московский Государственный открытый педагогический университет им. М. Шолохова. РИО ВТУ. Балашиха. - 2006. - 128с. (8 п.л.).
  9. Скрыпников А.В. Российская деревня в условиях перехода к новой экономической политике. - Министерство образования и науки РФ. Федеральное агентство специального строительства. Военно-технический университет. Московский Государственный открытый педагогический университет им. М. Шолохова. РИО ВТУ. Балашиха. - 2006. - 100с. (6,25 п.л.).
  10. Скрыпников А.В. Российская деревня в годы новой экономической политики. -Министерство образования и науки РФ. Московский Государственный открытый педагогический университет им. М. Шолохова. Пензенский институт повышения квалификации и переподготовки работников образования. Издательство ИНК и ПРО-2006.-416с. (26 п.л.).
  11. Скрыпников А.В. Письма крестьян как исторический источник по истории НЭПа. -Вопросы отечественной истории и историографии. Межвузовский сб. научных трудов. Вып. 9 / Отв. ред. докт. ист. н., проф. И.В. Сучков. М., МГОПУ им. М.А. Шолохова, 2006. - С. 96 - 99 (0,2 п.л.).
  12. Скрыпников А.В. НЭП: поиски выхода из кризиса. - Аграрное развитие и продовольственная безопасность России в XVIII - XX веках: сб. статей / отв. ред. С. А.

54

Есиков (и др.); гл. ред. Г.Е. Корнилов; Министерство образования и науки РФ, Оренбургский гос. пед. ун -т.; Законодательное собрание Оренбургской области.-Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2006. - С. 348 - 355 (0,4 п.л.).

  1. Скрыпников А.В. Идеология НЭПа и ее роль в укреплении взаимоотношений города и деревни. - Гуманитарный вестник №9. Юбилейные чтения, посвященные 40-летию ВТУ: Человек. Природа. Общество. / Под ред. д.ф.н., проф. Г.Л. Бузука, д.ф.н., проф. В.П. Беркута. Балашиха. ВТУ. 2007. - С. 135 - 140 (0,3 п.л.).
  2. Скрыпников А.В. НЭП: законодательство и диктатура пролетариата. Вопросы отечественной истории и историографии. Межвузовский сб. научных трудов. Вып. 10 / Отв. ред. ист. н., проф. И.В. Сучков. М. МГГУ им. М.А. Шолохова. 2007. - С. 87 - 96 (0,6 п.л.).
  3. Скрыпников А.В. НЭП: политическая система советского государства и крестьянство.

-  Управление региональным социально-экономическим развитием: инновационные

аспекты. Тематический сборник № 1 / Под общей ред. д.п.н., проф. Соломатиной Т.Б.

- ИБПУ, Химки, 2008, - С. 232 - 243 (0,7 п.л.).

46.  Скрыпников А.В. Исторический аспект управления человеческими ресурсами:

российская деревня в годы гражданской войны. - Управление региональным

социально-экономическим развитием: инновационные аспекты. Тематический

сборник № 1 / Под общей ред. д.п.н., проф. Соломатиной Т.Б. - ИБПУ, Химки, 2008, -

С. 243-262(1,2п.л.).

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.