WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Японо-китайские отношения: основные аспекты, проблемы и тенденции (1991-2007 гг.)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

  РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

                     ИНСТИТУТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

                                                                                                

                                                                                  На правах рукописи

 

                                                              

 

                         Семин Анатолий Васильевич

 

 

 

  

      ЯПОНО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ: ОСНОВНЫЕ

  АСПЕКТЫ,  ПРОБЛЕМЫ И ТЕНДЕНЦИИ ( 1991–2007 гг.)                       

 

 

 

 

      Специальность  07.00.15  - История международных отношений    и внешней политики

 

                                            

                                          Автореферат

                   диссертации на соискание ученой степени

                              доктора исторических наук

 

 

                                          Москва-2009

              

Работа выполнена в Институте Дальнего Востока Российской Академии наук

Научный консультант

доктор исторических наук                         Марков Андрей Порфирьевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,  профессор

Московского Государственного института

Международных отношений                      Малетин Николай Павлович

доктор исторических наук, профессор

Института Востоковедения РАН                Непомнин Олег Ефимович

доктор исторических наук, профессор

Военной Академии МО РФ                         Махонин Виктор Акимович                

Ведущая организация  -     Институт стран Азии и Африки МГУ им.

М.В.Ломоносова         

Защита состоится  «  18   » февраля 2010 г.   в ________ часов  на заседании Диссертационного совета Д 212.135.05 в Московском государственном лингвистическом университете (МГЛУ) по адресу: 119034, Москва, ул. Остоженка,  д.38                         

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГЛУ.

Автореферат разослан  «     » _____________  200  г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук                                А. Я. Фарина

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данное исследование охватывает  исторически непродолжительный, но крайне насыщенный важными событиями и явлениями период (1991-2007 гг.) в  японо-китайских отношениях. Они подверглись воздействию тех перемен, которые происходили в международных отношениях со времени распада системы биполярного мира и утверждения под эгидой Соединенных Штатов модели однополюсного мироустройства         до появления признаков ее деградации.

В послевоенный период политика Японии в отношении Китая во многом строилась в соответствии с критериями холодной войны, с учетом места страны в сложившейся системе взаимодействия  Япония – Китай – США - СССР. Нормализацией  в 1972 году отношений  между Японией и Китаем были созданы  предпосылки для их развития, договором о мире и дружбе 1978 г. была заложена правовая основа для сотрудничества в целом ряде областей. Наиболее успешно оно развивалось в торгово-экономической сфере. Именно здесь действовали наиболее значительные интересы сторон, легче преодолевались  идеологические установки и различия политических систем.

С началом в КНР рыночных реформ и политики «открытых дверей» торгово-экономическое сотрудничество получило реальную основу и стимулы. Наряду с торговлей оно со временем стало включать в себя японское содействие Китаю в форме предоставления кредитов, прямых инвестиций, технической помощи. Вместе с тем, вплоть до начала 1990-х гг. отношения Японии с Китаем развивались противоречиво и недостаточно стабильно. Они испытывали на себе влияние, с одной стороны, внутриполитических процессов в КНР, с другой -  чувствительно реагировали на колебания во взаимоотношениях  четверки  государств – Япония, КНР, США, СССР. В японо-китайских отношениях сохранялась почва для периодического возникновения напряженности  в связи, прежде всего, с  нерешенностью  ряда проблем, которые были порождены военной агрессией Японии против Китая (1937-1945 гг.).

После окончания холодной войны перед Японией встала необходимость уточнения внешнеполитических ориентиров, которым она следовала все послевоенное время. Создавалась возможность для пересмотра прежнего политического курса, согласно которому Япония в рамках тесного союза с США соглашалась на скромную международную роль, жертвуя своим суверенитетом. В повестку дня был поставлен вопрос о роли страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе, повышалось значение отношений с Китаем, вступившим на путь реформирования своей экономики.

В 1990-е гг. японо-китайские связи получили существенное развитие. Была упрочена юридическая база отношений. Сохраняя верность основным принципам, зафиксированным в Японо-китайском совместном коммюнике (1972 г.) и Японо-китайском договоре о мире и дружбе   ( 1978 г. ), страны подписали целый ряд межправительственных соглашений: о торговле, рыболовстве, расширении воздушных сообщений, кредитах, культурном обмене и др. В 1998 г. на встрече в Токио руководителями двух стран были приняты Совместная декларация и Совместное заявление для печати об усилении «японо-китайского сотрудничества, устремленного в XXI  век».

В рамках выдвинутой в 1997 г. японским руководством  «евразийской дипломатии» подчеркивалась необходимость «активно развивать» связи с Китаем. Были определены «четыре новых принципа» японской  внешней политики в отношении КНР: «взаимопонимание, активизация диалога, расширение сотрудничества и совместная деятельность по строительству нового мирового порядка». Япония в тот период выражала стремление «активизировать диалог, в особенности по вопросам безопасности и обороны с тем, чтобы обеспечить мир в Азии после окончания холодной войны». Пекин, казалось, отвечал взаимностью на устремление японской стороны. На встрече в верхах в ноябре 1998 г. лидеры двух стран декларировали готовность к «партнерству в духе дружбы и сотрудничества» в XXI веке. Однако, как показали последующие события, то было лишь выражением  «намерений», которые реализованы так и не были.

С конца прошлого века в отношениях нарастала напряженность. Происходило это в условиях роста экономической и военной мощи КНР, повышения ее политического влияния в мире и регионе. Для Японии же этот период был отмечен затяжным спадом в развитии экономики, а также массой внутриполитических проблем. В условиях изменявшегося соотношения сил со второй половины 1990-х годов обозначилась тенденция утраты Японией лидирующих позиций в Восточной Азии.  Япония постепенно теряла преимущества, которые были завоеваны в прошлые годы в отношениях с КНР. Изменялось содержание японо-китайского торгово-экономического сотрудничества. Масштабы японо-китайских торговых связей продолжали расширяться, усиливалась взаимозависимость двух стран. Одновременно  между ними усиливались торговая конкуренция, соперничество за влияние в странах региона, нарастало число проблем, требовавших урегулирования. 

В  диссертационном исследовании существенное внимание уделено рассмотрению вопроса зависимости курса японской политики на ее китайском направлении от Вашингтона. Анализируя обстоятельства и мотивы, побудившие после окончания холодной войны Японию к укреплению военно-политического союза с США и принятию на себя дополнительных обязательств,  автор обосновывает вывод о решающем значении при принятии такого решения «китайского фактора».

Тот выбор оказал и продолжает оказывать влияние на отношения Японии с Китаем, поскольку японо-американские отношения остаются краеугольным камнем японской политики. Это полностью соответствует внешнеполитическому курсу Вашингтона. США рассматривают Восточную Азию в качестве  важнейшего плацдарма реализации целей стратегического глобального доминирования, а Японию – в качестве своего ближайшего союзника. В рассматриваемый период   происходило планомерное расширение и углубление японо-американского сотрудничества в военной области. Японским руководством принимались меры в целях преодоления сохраняющихся юридических (конституционных) ограничений на использование японских Сил самообороны  за пределами территории Японии, повышения их боевой  и оперативной  возможностей  для  участия в совместных военных операциях с американскими вооруженными силами. Важнейшим мотивом для усиления японо-американского союза (вплоть до последнего времени) для Токио и Вашингтона являлся тезис о так называемой угрозе со стороны Китая. Курс на укрепление под надуманным предлогом  японо-американского военного сотрудничества  неизменно встречал негативную реакцию Пекина, не способствовал  кардинальному улучшению его  отношений с Токио.  

К концу XX века  в отношениях Японии с КНР  произошли принципиальные изменения. Прежде всего,  в той области, которая в двусторонних связях играет центральную роль, – торгово-экономической. Мощный экономический подъем КНР вызвал изменение содержания торгово-экономического партнерства двух стран, структуры двусторонней торговли. Во второй половине 1990-х гг.  Китай для Японии  перестал быть страной, откуда вывозится сырье, куда сбрасываются устаревшие технологии. В японском импорте из КНР значительно выросла доля машиностроительной продукции. Японский рынок буквально  наводнился товарами, произведенными в Китае. Перемены в содержании товарооборота сопровождались рядом  негативных для японской стороны моментов. Выросло число разоряющихся  предприятий, в ряде промышленных отраслей  возникло  явление, получившее наименование «опустошение» - результат  распространения среди японских компаний практики переноса производства на континент, в Китай. Притом, что расширение японо-китайской торговли в целом сыграло стимулирующую роль в процессе преодоления Японией долголетнего экономического спада.

В XXI веке отношения между двумя странами стали более жесткими, участились торговые трения.  Токио поставил вопрос о прекращении экономической помощи Китаю, которая ему предоставлялась с начала экономических реформ. Между Японией и КНР все более усиливалась конкуренция на мировом и  региональном рынках, соперничество за влияние в странах Юго-Восточной Азии. Япония стала  утрачивать прежде лидирующие позиции в процессе региональной интеграции, и теперь Китай стремился играть решающую роль в установлении нового регионального порядка.

Усилившаяся тенденция всестороннего укрепления позиций Китая, воспринятая Токио и Вашингтоном как угроза их интересам, послужила сигналом к  дальнейшему углублению и расширению японо-американского альянса. Особенно активно в период деятельности правительства во главе  с  Дз. Коидзуми принимались меры по увеличению военного потенциала Японии, постепенному снятию всех политических, юридических, идеологических и иных препятствий по  использованию Сил самообороны Японии в совместных военных операциях с  вооруженными силами США.

К  началу нового века утратил динамику, а к  2001 г. вообще прервался политический диалог Токио - Пекин, приобретший в 1990-е годы регулярный характер. Между двумя сторонами обострились  разногласия вокруг целого ряда проблем. Это стало угрожать стабильности торгово-экономических  и других связей. Изнурительное противостояние растянулось на несколько лет, пика оно достигло в 2005 г.  Для возвращения  в переговорный процесс, которое состоялось  в  октябре 2006 г., потребовалась смена японского руководства. Нормализация ситуации состоялась в результате осознания сторонами огромной экономической взаимозависимости. Но произошло нечто большее, чем возвращение к диалогу. Была достигнута договоренность о выстраивании между Японией и Китаем «стратегических взаимовыгодных отношений». Увиденная в этом возможность японо-китайского политического сближения с настороженностью была встречена Вашингтоном: он крайне не заинтересован в подобном сближении.

В  XXI веке Япония и Китай выступают как влиятельные  игроки в мировой и региональной политике. От состояния японо-китайских отношений зависит, будет ли стабильна обстановка в Восточной Азии. Это признают руководители обеих стран. Подход  Японии к Китаю в настоящее время  претерпевает изменение. В целом разделяя восприятие Китая американской стороной, Токио весьма заинтересован избегать конфликта со своим усиливающимся соседом. Наметившаяся  тенденция постепенного изменения соотношения сил между США и  Китаем в пользу последнего ставит перед японским руководством задачу просчитывать на перспективу, как в дальнейшем строить свои отношения с  каждой из этих двух стран.  В неблизком будущем Токио,  по-видимому, может пойти на отход от солидарной с США позиции по отношению к Китаю. Фактически речь идет о стремлении правящих кругов Японии адаптироваться к «новому мировому порядку», условия для  возникновения которого постепенно создаются.

Сомнения относительно абсолютной устойчивости системы однополярного мира при лидирующей роли США высказывались уже в первой половине 1990-х гг. Так, патриарх американской дипломатии     Г. Киссинджер призывал «готовиться заранее  к многополярности как к естественному состоянию». Позднее подобная точка зрения приобретала все больше сторонников среди исследователей, усиливалась убежденность, что «однополярность – это иллюзия, это краткий момент, который не может длиться долго». Некоторые аналитики  прямо указывали на отсутствие приемлемых для всех стран мотивов существования однополюсного миропорядка. Так, американский исследователь Г. Уиллс  резонно ставил вопрос: «Почему другие нации обязаны следовать за руководством США, а не за национальным руководством?» Ряд исследователей приходил к заключению о феномене неустойчивости однополярной модели международных отношений. Объяснение такого феномена видилось в том, что доминирование одного субъекта геополитики вызывает противодействие, итогом чего становится появление новых центров силы. Сторонник такой точки зрения немецкий ученый  Й. Иоффе писал, что «история и теория учат неприятию международной системы превосходства одной страны. Следуя за международным опытом, необходимо предвидеть превращение США в объект недоверия, вызывающего страх и стремление сдерживать эту державу».

К настоящему времени становится все более очевидным, что Соединенным Штатам не удалось, при наличии у них всех возможностей, создать действенную модель системы международных отношений. Неспособность однополярного мира под эгидой США решать важные общемировые проблемы, глобальное рассеяние американской мощи, осложнение финансово-экономического положения страны в условиях усиления Китая и Европейского союза – все это свидетельствует об относительном ослаблении роли США в системе международных отношений, может стать предвестником будущего изменения модели мироустройства. Китай и ЕС, как считает, в частности, российский эксперт по международной проблематике А.И.Уткин, «представляются первостепенными претендентами на трансформирование однополюсного мира в более сложную галактику». «Эти две силы способны бросить Америке вызов уже в ближайшие десятилетия»,   полагает российский ученый.

Подъем Китая, по мнению ряда экспертов, окажет огромное воздействие на геополитические процессы в Восточной Азии, где сталкиваются жизненно важные интересы Японии и КНР. На многоплановые последствия динамичного развития Китая указывают, в частности, американские геополитики Р. Эллинг и Э. Олсен: «Китай рассматривает себя в качестве естественным образом доминирующей державы Восточной Азии, что бы китайцы ни говорили. Китай следует этой политике шаг за шагом и, в отличие от Японии, оказывающей преимущественно экономическое влияние, он, по мере того как становится сильнее, стремится осуществить, помимо  экономического, влияние политическое».

Авторитетный региональный политик бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю в конце 1990-х гг. дал весьма впечатляющий прогноз того, что может произойти в результате усиления позиций Китая: «Масштабы изменения Китаем расстановки сил в мире таковы, что миру потребуется 30-40 лет, чтобы восстановить утраченный баланс. На международную арену выходит не просто еще один игрок – выходит величайший игрок в истории человечества ».

В свете такой перспективы является очевидной актуальность  исследования современных отношений Японии с Китаем, выявления новых тенденций   в японской политике на китайском направлении, вскрытия новых моментов в отношениях в треугольнике Япония – Китай - США, с учетом изменения соотношения сил между Китаем и США.                                                                                   



Актуальность темы исследования. Тема диссертации  является  актуальной, поскольку состояние японо-китайских отношений, тенденции их дальнейшего развития оказывают существенное воздействие на военно-политическую обстановку, прежде всего, в Восточной Азии, а также в мире в целом. В диссертации  анализируются  содержание и характер, динамика и тенденции  развития  двусторонних связей, наиболее актуальные в них  проблемы, влияние на японо-китайские отношения политики США, изменений геополитической ситуации в Восточной Азии.

В результате исследования диссертант приходит к заключению, что происходящее возвышение Китая на международной арене – один из важнейших факторов, могущих  привести к возникновению новой структуры мироустройства,  к  серьезным сдвигам в развитии обстановки в Восточной Азии, важным переменам в японо-китайских отношениях. Резкий экономический взлет Китая уже вызвал  серьезную подвижку в содержании японо-китайского экономического партнерства, поставил вопрос о смене регионального лидера. Укрепление экономических и политических позиций Китая вызывает  настороженную реакцию в правящих кругах стран-союзников  -  Японии и США, воспринимается ими в качестве потенциальной угрозы их интересам. Вместе с тем,  изменение соотношения сил США – Китай может в перспективе поставить Токио перед выбором, кого в дальнейшем иметь в качестве союзника: США или Китай.

Необходимость дальнейшего исследования отношений основных участников геополитического процесса  в Восточной Азии – Японии, Китая, США -  диктуется тем обстоятельством, что с этим регионом связаны существенные  интересы  России. Она заинтересована в  стабильности военно-политической обстановки  в этом регионе, в  сохранении нормальных отношений с указанными странами,  в создании  благоприятных предпосылок  для участия российской стороны  в проектах регионального сотрудничества. Вовлеченность России в процессы, происходящие  в Восточной Азии, дополнительно повышает актуальность темы диссертации.

Научная разработанность темы диссертации. Тема японо-китайских отношений привлекает внимание не одного поколения отечественных исследователей. Наибольшая активизация научного интереса к ней отмечалась в годы, предшествовавшие и последовавшие за таким важным  событием, каким было для Японии, КНР, для всего мирового сообщества восстановление  (1972 г.) японо-китайских межгосударственных отношений.  В период 1960 - 1980-е гг.  по результатам  изучения темы было опубликовано большое количество коллективных и авторских монографий, научных статей, был проведен ряд диссертационных исследований. Эти труды составляют серьезную теоретическую и методологическую основу знаний предмета, которому данное исследование посвящено.

Вместе с тем, следует признать, что особенности, характерные для атмосферы деятельности общественных наук в тот период оставили свой  след в трудах востоковедов. С позиций сегодняшних представлений, те работы требуют критического отношения. Для многих из них характерен идеологизированный подход к анализу событий и явлений, а также проявление конъюнктуры в их оценке. В наибольшей степени это  проявилось в работах периода политико-идеологического противостояния между Москвой и Пекином. В те годы  немалая часть востоковедов  прогнозировала вероятность японо-китайского сближения на антисоветской основе. В действительности, как известно, этого не произошло.

В 1990-е гг. под влиянием негативным образом сказавшегося общего состояния отечественной науки произошел спад в деятельности востоковедческих центров в нашей стране. Снижение внимания со стороны государственных структур к науке, труду ученых-востоковедов естественным образом сопровождалось сокращением возможностей  для ведения исследований, для научного обмена. В те годы резко упало количество публикаций на тему японо-китайских отношений. Однако тема не утрачивала  как своей актуальности, так и научного интереса  со стороны отдельных научных коллективов и энтузиастов- исследователей. Притом, что восстановить былой научный потенциал востоковедческой  науки  до сего времени, по мнению диссертанта, не удалось.  В целом, говоря о степени разработанности темы,  необходимо отметить, что она достаточно подробно освещалась в 60-80-е гг., в 90-е гг. – лишь частично. Сегодня, на наш взгляд, существует необходимость комплексного анализа основных аспектов отношений между Японией и Китаем в новых исторических условиях, с учетом новейших тенденций в развитии обстановки в мире и Восточноазиатском регионе.  

Объект исследования – японо-китайские отношения.

Предметом исследования являются торгово-экономические, политические, региональные и геополитические аспекты отношений Японии с Китаем, проблемы и тенденции в развитии этих отношений.

Цель исследования – вскрыть характер, проблемы и тенденции в развитии японо-китайских отношений, а также наиболее существенные факторы, оказавшие влияние на эти отношения в период 1991 – 2007 гг.

Задачи диссертационного исследования:

- проанализировать эволюцию торгово-экономического партнерства двух стран, причины качественного изменения его характера;

- проследить динамику политического диалога между Токио и Пекином, оценить их результативность;

- выявить актуальные проблемы двусторонних отношений и охарактеризовать перспективы их разрешения;

- дать развернутую оценку влияния американского фактора на современную политику Японии в отношении КНР;

- исследовать региональный аспект в отношениях двух стран в процессе интеграции в Восточной Азии, противоречия в их интересах, в частности, при реализации проекта создания новой региональной организации – Восточноазиатского сообщества;

- вскрыть новые тенденции в развитии геополитической ситуации в Восточной Азии, их воздействие на отношения в треугольнике Япония-Китай-США;

- определить интересы российской стороны в свете изменений геополитической ситуации в Восточной Азии.

Теоретико-методологическая основа исследования. Диссертация является комплексным междисциплинарным исследованием, в котором применен проблемно-хронологический метод. Использованная диссертантом методика исследования основана на принципах историзма, объективности, системности при анализе явлений и процессов как феноменов данного исторического периода. В ходе исследования его автор критически подходил к первоисточникам, придерживался принципа обязательности использования достоверной и возможно полной информации.

На всех этапах работы над темой  автор следовал системному подходу. Это в частности нашло отражение в планирования исследования японо-китайских отношений. Эта тема в период  с 1992 по 2008 год  для автора диссертации  являлась главной (поисковой). В принятом в  ИДВ РАН  в качестве основного документа персонального планирования научно - исследовательской деятельности  «План – карте» весь этот период ежегодно планировалась работа над темой: ее содержание, объем, сроки исполнения, последовательность действий      (мониторинг событий, сбор, накопление и обработка информации, ее анализ и обобщение, подготовка материалов  в виде научных докладов, статей, монографий). Плановый, системный характер работы над темой, как представляется,  дал определенные результаты.

Научная новизна  результатов исследования состоит в том, прежде всего, что впервые в отечественной историографии проведено комплексное исследование развития японо-китайских отношений в исторически переходный период – после разрушения биполярной системы международных отношений (1991 – 2007 гг.). Комплексный характер исследования предопределил рассмотрение  исторических, политических, экономических, региональных, геополитических и других аспектов двусторонних отношений.

Конкретное содержание научной новизны диссертации, по мнению ее автора, определяется рядом важных новых моментов в изучении данной темы:

1. Подробно проанализировав положение дел  во всех секторах торгово-экономического сотрудничества (торговля, инвестиционная деятельность, экономическая помощь, передача технического опыта), диссертант вскрыл качественное изменение  характера партнерства Японии и Китая под влиянием  быстрого подъема китайской экономики.  Одновременно с ростом масштабов партнерства (двусторонний товарооборот, прямые инвестиции в китайскую экономику), экономической взаимозависимости, отношения стали более жесткими. В них сотрудничество сочетается с соперничеством. Усилилась конкуренция между двумя странами на региональном и мировом рынках промышленных товаров,  капитала и сырья. Принципиальное изменение претерпела структура товарооборота:  Китай стал активным экспортером промышленной продукции в Японию. В условиях быстрого экономического подъема Китая Япония приняла решение о прекращении экономической помощи, которая предоставлялась ему со времени начала китайских реформ (1979 г.).  Вместе с тем, по мере роста масштабов торгово-экономического партнерства усилилась взаимозависимость двух стран, что Токио и Пекину приходится учитывать при выстраивании отношений в политической и других областях. 

2.Фактически впервые подробно прослежена динамика политического переговорного процесса Токио - Пекин в 1991-2007 гг., выделены и охарактеризованы  наиболее актуальные проблемы отношений Японии с КНР, оценены перспективы их урегулирования.

3.Региональный аспект японо-китайских отношений для отечественного востоковедения  до сих пор остается  малоизученным. В этом поле взаимодействия Японии и Китая в последние годы наметились изменения. Диссертант исследовал эти изменения, выявил противоречия  интересов двух стран в процессе интеграции в Восточной Азии, вскрыл тенденцию усиления роли  Китая как региональной державы, повышения ее веса в осуществлении идеи создания  новой региональной структуры  -  Восточноазиатского  сообщества.





4.Введя в научный оборот новые источники, опираясь на убедительные данные, автор дал развернутый анализ  влияния американского фактора на современную военную и внешнюю политику Японии, прежде всего, на ее китайском направлении. Вскрыт принципиально важный мотив курса на углубление военно-политического союза Японии  с США, повышение боевой мощи японских Сил самообороны – общее восприятие Токио и Вашингтоном усиления экономического потенциала и политического влияния Китая как потенциальной  угрозы их интересам. 

5.Выявлены новые тенденции  в развитии геополитической ситуации в Восточной Азии под влиянием наметившегося изменения соотношения сил между США и КНР, с перспективой усиления позиций Китая в мировом и региональном сообществе, очерчены возможные последствия этих перемен для курса Японии в отношении Китая и США.

Положения, выносимые на защиту:

1.Выводы по результатам исследования отношений Японии с Китаем: торгово-экономический, политический, региональный, геополитический аспекты.

2.Развернутая оценка влияния американского фактора на политику Японии на китайском направлении.

3.Результаты анализа новых тенденций в развитии геополитической обстановки в Восточной Азии, перспектив изменения взаимоотношений в треугольнике Япония-Китай-США.

Хронологические рамки исследования  охватывают период  (1991 – 2007 гг.),  который  автором характеризуется  как  исторически переходный в системе международных отношений. В качестве исходного рубежа взято окончание холодной войны (1991). 

Есть необходимость, при этом, дать пояснение. Среди  современных  исследователей  нет полного единства мнений относительно термина «окончание холодной войны». Существует, в частности, точка  зрения, что холодная  война  не окончилась, якобы, она продолжается. Кроме того, встречаются противники отнесения окончания  холодной войны  к 1991 г., когда  произошел распад Советского Союза.  Не включаясь в дискуссию вокруг этого вопроса, автор,  исходя в основном из методологических, а  не идеологических соображений, в своем исследовании принял распространенный  в научных кругах подход. Он сводится к следующему.  В 1991 г. произошел распад Советского Союза и одновременно исчез один из полюсов прежде биполярного мироустройства,  что стало рубежом прекращения холодной войны между двумя политическими системами. Условно, с этого рубежа  в структуре  международных отношений  стала утверждаться  однополюсная  модель  на основе гегемонии одной сверхдержавы -  США.

В XXI веке появляется все больше признаков ослабления позиций сторонников однополярного мира. Постепенно накапливаются предпосылки  для грядущей перестройки системы международных отношений, возникают новые центры силы. Таким  может в перспективе стать (существуют сторонники точки зрения, что уже стал ) в Восточной Азии Китай. Его усиление на фоне относительного ослабления США  как мирового лидера  уже вызывает  изменения геополитической обстановки в Восточной Азии, накладывает отпечаток на характер  японо-китайских  отношений.

Источниковедческая база. Теоретическую основу  исследования обеспечило критическое осмысление  трудов отечественных и зарубежных ученых, занимавшихся и продолжающих заниматься изучением Китая, Японии, историей японо-китайских связей. Ориентиром в подходе к теме отношений Японии с Китаем  служили  работы  таких отечественных востоковедов как  Галенович  Ю.М., Капица М.С., Латышев И.А., Марков А.П., Петров Б.В., Поспелов Б.В., Сладковский М.И., Титаренко М.Л., Тихвинский С.Л.,  Яковлев А.Г.

При  анализе отдельных вопросов  темы  автору существенно помогло обращение  к  работам  и  методическому  опыту  таких востоковедов, как  Богатуров  А.Д.,  Болятко А.В., Бунин  В.Н.,  Железняк О.Н.,  Кистанов  В.О.,  Крупянко М.И.,  Кунадзе Г.Ф.,  Молодякова  Э.В., Наумов И.Н.,  Носов  М.Г., Павлятенко В.Н.,  Потапов  М.А.,  Портяков  В.Я.,  Рамзес В.Б., Сенаторов  А.И., Сорокин К.Э. , Уткин А.И., Цветова И.А., Шлындов А.В. 

Задачи, поставленные на исследование, требовали обработки       большого объема  материалов на историческую, экономическую, политическую, военную тематику. Что касается зарубежных источников, то, как подтвердилось в процессе работы над темой, наиболее активные исследования японо-китайских отношений ведутся в государственных и частных исследовательских центрах Японии и США, а также в научно-исследовательских центрах Китая, в некоторых странах АСЕАН,  на Тайване.  Автором диссертации  были использованы, в частности, материалы  японских институтов - Глобального мира ( директор  –  бывший премьер-министр Японии  Я. Накасонэ ), Экономики  Северо-Восточной Азии  ( ЕRINA ), Проблем международной политики ( Institute for International  Policy Studies),  Японского форума по вопросам международных отношений ( The Japan Forum  of  International Relations – JFIR),  Японского глобального  форума  ( The Global  Forum of Japan – GFJ), Coвета  Восточноазиатского сообщества (The Council on East Asia Community – CEAC),  Национального института оборонных исследований (The National Institute for Defense Studies – NIDS). Автор регулярно обращался к  материалам американского Центра по изучению стратегических и международных проблем  (Center for Strategical  and  International Studies – CSIS),  информационного центра в Гонконге  – «Asia Times on line», действующего в формате Интернет-издания. При анализе региональных аспектов японо-китайских отношений  интерес представляла информация  Института проблем стратегии и международных отношений АСЕАН  (ASEAN  ISIS), сингапурского Института проблем Юго-Восточной Азии  (The Institute of Southeast Asian Studies)  и  др.

Использовались также сведения, которые были получены в ходе международных конференций, симпозиумов, круглых столов  в исследовательских организациях  Китая, в которых  диссертант участвовал: Центр по изучению проблем Северо-Восточной Азии при Тяньцзиньской  Академии общественных наук, Китайская Академии современных международных отношений, Институт изучения социальных проблем стран Европы и Азии при Госсовете КНР,  Институт международных проблем при МИД КНР, Институт России, Восточной Европы и Центральной Азии при Академии общественных наук КНР.

 Тематически использованные в процессе исследования материалы условно делятся на следующие группы:

  1. Торгово-экономические связи Японии с Китаем.
  2. Японо-китайские отношения в политической области. Проблемы двусторонних отношений.
  3. Японо-американский альянс и Китай.
  4. Региональный аспект отношений Японии с Китаем.
  5. Тенденции в развитии геополитической ситуации в Восточной Азии.

         В  первой группе отечественных исследованийяпоно-китайских связей в торгово-экономической области считаю нужным отметить следующие: см. Манежев С. А. Иностранный капитал в экономике КНР. М.1989; Наумов И.Н. Стратегия экономического развития КНР в 1996-2020 гг. и проблема ее реализации. М.2001; Баранов А.А. Развитие внешнеэкономических связей  КНР в 90-е годы ( проблемы и концепции). М.1997; Гельбрас В. Куда идет  Китай // Мировая экономика и международные отношения. №4. 1998;  Амиров В. Эволюция роли Японии // Япония: переворачивая страницу. М. 1998; Потапов М.А. внешнеэкономическая политика реформируемого Китая    ( конец 70-х – 90-е гг. ), дисс. на соиск. ст. д. э. н. 2000;  Баландин А. Япония: некоторые аспекты интернационализации экономики. М. 2002;  Титаренко М.Л. Китай – наш сосед   // Сборник «Китай и Япония». М.ФИАН. 2002;  Портяков В. Я. От Цзян Цзэминя к Ху Цзиньтао:  КНР в начале XXI в. М. 2006; Саплин – Сила-Новицкий Ю.В. Bнешнеэкономическая стратегия японских компаний в Китае на рубеже   XX – XXI веков, дисс. на соиск. ст. к. э. н.

Анализ специалистами по экономике Китая динамики экономических преобразований в этой стране, хотя имеет и непрямое отношение к теме двусторонних отношений, с темой связан, поскольку быстрый подъем китайской экономики  сыграл в рассматриваемый период роль решающего фактора в коренном изменении характера партнерства между Японией и Китаем. Ни в одной из названных работ не обходится вопрос состояния торгово-экономических связей между Китаем и Японией, хотя эти связи  в исследованиях занимают не всегда центральное место. И все же, отметим, что большинство вышеназванных авторов, являясь китаеведами,  исследует проблему с «китайского угла».  Притом, что внимание японоведов к стержневому по своей роли в двусторонних отношениях направлению, каким является торгово-экономическое партнерство Японии и Китая, было с начала 1990-х гг. недостаточным. Тем более актуальной представляется попытка данным исследованием отчасти восполнить имеющийся пробел.

Из зарубежных авторов работ первой группы заслуживают  научного интереса, в частности,  монографии, статьи, исследования: Minami R. Indusrialization  and Technological progress of China. T.1991; Янь Бинь. Особенности экономической реформы и интенсификация производства в промышленности КНР, дисс. на соиск. ст.к.э.н.1991; Sugiyama Yo. Japan Should utilize WTO to resolve  trade disputes // The Daily Yomiuri. 3.07.2001;  Ватарисуги  И. Cиндзидай-но ниттю кэйдзай кёрёку-э мукэтэ. ( В стремлении к японо-китайскому экономическому сотрудничеству на новом этапе ) // ЕРИНА Report. 2004.Feb. Vol.56; Кеliher М.Economics overrides anti-Japan sentiment //Asia Times. 12.12.2004;  Ито М. (Ред.). Ниттю канкэй-но кэйдзай бунсэки: кудокарон – тюгоку кёирон. (Анализ японо-китайских отношений: теория «выхолащивания» и «китайская угроза»).Т.2005; Levis J. Building an Information Technology Industry in China: National Strategy, Global Markets. Wash.2007.

Во  второй группе материалов, в которых освещаются вопросы отношений Японии с Китаем в политической области, диссертант указал бы работы следующих отечественных авторов: Остроухов О. Внешняя политика Китая в годы реформ // Мировая экономика и международные отношения. №3ю 1999; Каткова З.Д. и Чудодеев Ю.В. Китай-Япония: любовь или ненависть. М.2001; Галенович Ю. М. Китайское чудо или китайский тупик? М. 2002, а также  - Наказы Цзян Цзэминя. Принципы внешней и оборонной политики Китая. М. 2003; Делюсин Л.П. Китай в поисках развития. М.2004.

Следует признать более пристальное внимание зарубежных исследователей  к тому, как выстраивались японо-китайские отношения в политической сфере, особенно в период  их ухудшения в 2001-2006 гг. Этой тематике  были посвящены, в частности, следующие материалы: Иванага Е. Сэнго Нихон-но сэйко-то гайко. ( Послевоенная политика и дипломатия Японии). Т.1985; Rose C. Interpreting History in Sino-Japanese Relations. Lond.1998; Чжу Цзянчжун. Сэйан- ханнити дэмо-га сётё-суру ниттю-но катоки. (Демонстрации симпатии к Западу и антипатии к Японии являются знаком  переходного периода в японо-китайских отношениях)    // Рондза. №2. 2004;  Накаэ  Ё. «Ниттю дзёяку нидзюнэн, мицу-но осиэ.»  (20-летие японо-китайского договора – три урока) // Иомиури симбун. 1.06.1998; Saderberg M. Chinese-Japanese Relations in 21-st centure. N.Y. 2002;  Japan and China. Rivalry or Cooperation in East Asia.Canberra.2000;  Haak R.,  Helper M. (Ed.) Japan and China. Cooperation, Competition and Conflict. Palgrave.2002;  Hashimoto Ya. Japan,s  Responese to Today,s New Threats  // Breefing Memo. №94. November 2005;  Masuda M. Japan-China relations at a Crossroads: From Contetion  to Cooperation // Breefing Memo.№71. Aug. 2005.

Вопрос влияния американского фактора на японскую военную и внешнюю политику (третья группа), особенно на ее китайском направлении в рассматриваемый период занимал весьма существенное  место в исследованиях зарубежных авторов.  Явно меньшее внимание этой теме  уделялось  отечественными авторами, среди них можно назвать работы:  Бунин В.Н. Япония в процессе формирования модели безопасности в Северо-Восточной Азии. М. 1994,  а также - Обновленный японо-американский союз и Китай // Современная Япония: некоторые вопросы внешней и внутренней политики. М. 1998;  Крупянко М. И.  Япония после «холодной войны». Политика обеспечения национальной безопасности. М.2001; Семин А.В. Внешнеполитические ориентиры Японии и Китай. М. 2001.Из материалов зарубежных   авторов  представили интерес в ходе работы над диссертацией, в частности, следующие:  Perry W. Annual Report to the President and Congress.Wash. Feb.1995; Kawakami T. US Strategies for Japan in the Post-Cold War Era.T.1994, Global Security and Japan. Japan,s  Role in the Internal Community. Draft Report// Japan Echo: vol. XIX. №2. Summer 1992;  Aruga T. Japan-US Relations: In Search of New Paradigm // Japan Review of International Affairs.vol.10.  №1. Winter 1996; Тацуми К. Ёбо гайко.( Превентивная дипломатия);  Bergsten R. and Munro R. The Coming Conflict with China. N.Y.1997;  Christensen Jh. China-The US-Japan Alliance and Security dilemma in East Asia // International Security. Vol. 23. №4. Spring 1999;  Soeya Yo. Japan,s  Dual  Identity and the US-Japan Alliance. Stanford.1998;  Kato H. China  as a military modernization and Japan-China Relations. T. 1999;  Kayahara I. China as a Military in 21-st Centure // Japan Review of International Affairs. Spring 1998;  Каяхара И. Тюгоку-но кайё синсюцу, сонно гундзитэки иппо. (Выход Китая в океанские просторы и его военные планы) // Тюо Корон. №10. 2004;  Каяхара И. Тюгоку-но кокубо киндайка-то адзиа-но кинтё.    ( Модернизация оборонного потенциала Китая и напряженность в Азии.)  // Тюо Корон. №5. 2005; Taкенака X. , Caкурaи  Ё. Татиагарэ! Нихон. «Тикарадзуёй кокка-о» цукуру сэнряку.        ( Вставай, Япония! Стратегия построения «мощного государства». Т.2001;  Ito K. The Mining of Nationalism in Japan today // JFIR Commentary. №№ 6-8. 7-9.03.2005;  Фурукава К. Паторику куронин тайнити сэйсаку-дэ нитибэйкан-ни кирэцу-га окору-ка. (Не возникнет ли трещина в японо-американских отношениях в связи с политикой в отношении Китая? // Тюо Корон. №11. 2004;  Zingdon Yan. China seeths at US-Japan «meddling»// Asia Times. 24.02.2005;  Suryanarayana P.S. Japan,s farewell to Pacifism // Frontline. Vol.21. Issue 1. 3-16.01.2004;  Tadami Yu. Devil in the details of US-Japan Pact // Asia times. 24.02.2005;       // Тюо Корон. №5. 2005; Foffer Jh. Dragon against Eagle  // Asia Times. 15.12.2006; Taylor Br.The Australia-Japan Security Agreement: Between a Rock and Hard Place // PacNet. №3.19.03.2007; Hisane M. Japan Shields itself from attack // Asia Times. 23.03.2007;  Yamaguchi N. Thoughts about the Japan-US Alliance after transformation with a Focus on International peace Cooperation Activities // Breefing Memo.№96. Aug.-Sept.2006;  Okazaki H. Time to consider a nuclear Strategy for Japan // JFIR Commentary. № 26-27. 11-12.04.2007;  Yamauchi M. Japan needs far-reaching Eurasian strategy. JFIR Commentary. № 23-25. 6-8.03.2007;  Hatakeyama  N. Engaging  the US in Asia. JFIR Commentary.  №22. 15.02.2007.

         Историография отношений Японии с Китаем на региональном уровне (четвертая группа) имеет относительно непродолжительную временную основу: этот аспект отношений  стал развиваться с момента, когда Китай фактически стал в 90-е гг. проводить  курс «открытости» на региональном уровне. Не все стороны отношений между двумя странами в этой области к настоящему времени получили полное развитие, вместе с тем,  изменения в последние десять лет происходят весьма быстро. Между Японией и КНР обостряется соперничество за влияние в восточноазиатских странах, за региональное лидерство. Наибольший интерес, при этом,  представляет исследование возможных перспектив взаимодействия двух стран в интеграционном процессе, в частности, в попытках создания новой региональной структуры – Восточноазиатского сообщества.  Вокруг этой проблемы накаляются политические страсти целой группы государств, включая США, а также таких стран, как Индия, Австралия, Новая Зеландия – не являющихся восточноазиатскими.

Ряд зарубежных исследователей  внес  заметный  вклад в исследование этого вопроса.  Наиболее значителен, по мнению диссертанта,  он  в работах таких известных в Японии экспертов, как Ц. Китути  и  К. Ито. Так, в большой  аналитической  статье  профессора токийского университета «Аояма гакуин» Ц. Кикути «Восточноазиатский регионализм, взгляд на структуру АСЕАН+3»  обстоятельно рассматриваются проблемы и тенденции в процессе региональной интеграции в Восточной Азии, место в  этом процессе Китая и Японии, противоречия между ними. Специалист по широкому кругу проблем, в том числе военным, К. Ито неоднократно выступал с содержательными докладами  на тему региональной интеграции, перспектив создания Восточноазиатского сообщества  на научных конференциях в Токио в 2004-2007 гг.

В работах российских ученых японо-китайские отношения на региональном уровне до сих пор освещались, как представляется, лишь частично, хотя тема вниманием  не обойдена, в частности в таких работах как: см. Кистанов В.О. Япония в АТР. Анатомия экономических и политических отношений. М.1996, а также  -  Внешняя политика Японии на рубеже веков // Япония: конец века. М.1996;  Марков А.П. Формирование политики Японии в АТР // Современная Япония: некоторые вопросы внешней и внутренней политики. М. 1998;  Семин А.В. Интересы Японии в Восточной Азии и Китай // Проблемы Дальнего Востока. №1. 1997;  Титаренко М.Л. Россия лицом к Азии. М. 1999,  С новыми подходами навстречу XXI веку (Россия, Китай, Япония и США) // Проблемы Дальнего Востока. №1. 1997;  Павлятенко В.Н. Япония в АТР: некоторые аспекты современной политики // Ежегодник «Япония 1996-1997».

         Среди зарубежных исследователей этой тематики, наряду с  вышеназванными, можно указать следующие имена: Bracken P. Future Security in North-East Asia: Problems and Opportunity. Seoul. 1993;  Zhang Nutang. Security Situation in NEA and Prospects of Security Cooperation. Seoul. 1993;  Kawango M. Regional Security and Japan. Seoul. 1993;  Kim S. International Relations in North Asia. N.Y. 2004; Yahuda M. The International Politics of the Asia-Pacific. 1945-1995.Lond.1996; Tran Van Tho. Economics Globalization and Opteons for Asia. Report. T. JFIR.2000;  Hayes R. Japan and  the Security of Asia. Oxford. 2001; Tanaka A. Building a State of Security and Cooperation in East asia. Report. T.JFIR.2002;  Foffer Jh. China and the uses of uncertainty // Asia times. 15.12.2006; Kikuchi Ts. East Asian regionalism. A look at «The ASEAN plus Three»  Framework  //Japan review of International Affairs. Vol.16. №1. Spring 2002; Takahara A. Future visions of East Asia: Can we share a Dream?   // Pacific Forum. Vol.04-06.2004;  Ito K. Some Thoughts on Northeast Asian Security Cooperation  // JFIR Commentary. №34. 15.11.2007,  On CEAC and Community Building in East Asia // JFIR Commentary. №2. 18.11.2004,  A Japanese Perspective of the Commuinity  building in East Asia  // JFIR Commentary. № 1. 16.08.2004;  Shoji  Jun,ichiro. Conflicting Memories: East Asia,s  Search for a Common perception of History. NIDS //  Briefing Memo. №107. Jan. 2007;  Кохара М. Хигаси Адзиа кёдай-ни котовару-

ка? ( Как относиться к Восточноазиатскому сообществу?) // Гайко Forum. 2007-2; Takubo T. A «Northern» Shadow on US-Japan Relations // JFIR Commentary. №33. 8.09.2007.

 Пятая группа. Новейшие тенденции в развитии геополитической ситуации в мире в целом и в Восточной Азии в особенности, возможные последствия этих перемен, связанных с новым соотношением сил таких   субъектов мировой политики, как США и Китай, привлекают все большее внимание политиков, ученых, футурологов.

Исследованию этих тенденций, а также прогнозированию структуры будущего «миропорядка», с учетом постепенного  ослабления  позиций сторонников однополюсной модели, посвящено крупное исследование известного российского ученого Уткина А.И. «Новый мировой порядок» (2006). Оценки и прогнозы, сделанные в данной работе,  диссертантом были учтены в процессе разработки темы. Этой проблематике посвящен и ряд других работ отечественных ученых: Михеев В.В. Глобализация мировой экономики и азиатский регионализм – вызовы для России?// Проблемы Дальнего Востока. №2. 1999; Титаренко М.Л. Россия и Восточная Азия. М.1994,  Модернизация Китая: планы и вызовы времени. М. 2000, Россия: безопасность через сотрудничество. Восточноазиатский вектор. М.2002;  Яковлев А.Г. Россия и Китай в строительстве нового мирового порядка // Проблемы Дальнего Востока. №6. 1998; Богатуров А.Д.Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии после второй мировой войны (1945-1995). М.1997;  Болятко А.В. Угрозы и вызовы России в АТР. (Китай в XXI веке: шансы, вызовы и перспективы). М.2000; Галенович Ю.М. Россия-Китай-Америка. М.2006;  Караганов С.А., Бородачев Т.В. Современный Китай: вызов или открывающиеся возможности? Ситуационный анализ // Россия в глобальной политике. Т.2.№3. 2004; Караганов С.А. XXI век: контуры миропорядка // Россия в глобальной политике. Т.3.№1.2005; Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. Китай-Россия 2050. Стратегия соразвития. М.2006; Ломанов А.В. Лекарство от сомнений // Россия в глобальной политике. Т.4.№4.2006;  Лузянин С.Г. Восточная политика Владимира Путина. Возвращение России в «Большой Восток» (2004-2008 гг.). М. 2007;  Овчинский  В.С. Новый мировой порядок и его армия // Россия в глобальной политике. Т.4. №2. 2006; Платонов О. Почему погибнет Америка? Конец империи зла. М.1998;  Примаков Е.М. Мир после 11 сентября. М. 2002; Рукавишников В.О. Холодная война – холодный мир. М.2002; Уткин А.И. Доктрина Буша: концепция, разделившая Америку // Россия в глобальной политике. Т.3. №4.2005; Яковлев А.Г. Россия, Китай и мир. М.2002.

         Огромен поток публикаций по данной тематике за рубежом. Часть их переведена на русский язык, в частности: см. Фукуяма Ф. Америка на распутье. М.2007; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.2000;  Бергстен и др. Что следует знать о новой сверхдержаве. М. 2007; Кларк Уэсли. Как победить в современной войне. Ирак, терроризм и американская империя. М. 2004; Менгес К. Китай. Нарастающая угроза. М.2006;  Паренти М. Власть над миром. Истинные цели американского империализма. М.2006; Хомский Н. Гегемония или борьба за выживание. Стремление к мировому господству. М. 2007; Хоуг Д. Сдвиг в глобальной расстановке сил // Россия в глобальной политике. Т.2. №4. 2004.

         Среди работ, изданных на английском языке, к тематике пятой группы относятся следующие: Armacost M.N., Pyle K. Japan and the Engagement of China. Challenges for Policy Coordination. The National Bureau of Asian Research. Vol.12. №5. Deс.2001; Armitage R.L. Nye J. A Shorter, more Secure America. CSIS report. Nov.2007; Bhadrakumar M.K. China begings to define the rules // Asia Times. 23.12.2006;  Brzezinski Z. The Geostrategic Triad: Living with China, Europe and Russia. N.Y.2001,  Second Chance. Three Presidents and the Crisis of American Superpower.W.2007; Bush R., Crispin Sh. China square off // Asia Times. 23.12.2006;  O,Hanlon. A War like no other: the Truth about China,s Challenge to America. W.2007; Glusserman B. America missing out in Asia // Asia Times.26.01.2006; Gordesman A.N. Military modernization: Force Development and Strategic Capabilities. W.2007;  Huntington S.The Clash of Civilization and the Remaking World Order. W.1997; Chang G.B. The Coming Collapse of China. W. 2001; Dibb P. Towards a New Balance of  Power in Asia. N.Y. 1995;  Fishman T. China, Inc. How the Rice of the Next Superpower Challenges America and the World. N.Y.2005; Fukuyama F. The End of History and the Last man. W.1992;  Goldstein A. Rising to the Challenge.  China,s Grand Strategy of  International Security. N.Y. 2005;  Ito K. New World Order of  No-War Community and Future of Japan-US Relations. Report. JFIR. 2004; Kissinger H. Sino-US Relations at Crossroads  // The Daily Yomiuri. 25.08.1997; Klare M. New Moves on the tripolar chessboard // Asia Times.17.06.2006; Kojima A. A Stable Imbalance // The Japan Journal.vol.3.№12. Apr. 2007; Kojima T. Japan and China in Changing Asia. Report.JFIR.2006;  Kuriyama T. Chellenges for Japan,s  Foreign Policy Future // Japan Review of  International Affairs. Vol.3.№12. Apr.2000; Lewis J. Globalization and National security.  N.Y. 2004;  Lobe J. Bush wins big as China overplays its hand // Asia Times. 25.03.2005;  Nye J. The case for Deep Engagement // foreign Affairs. Vol.74. №4 (July).1995; Roy Jh. Troubling Sings in East Asia // Pacific Forum. CSIS. Honolulu. №26.14.06.2006;  Ruggie J. Constructing the World Policy:  Essays on International Institutialyzation.W.1998; Sharif Sh. Japan,s Strategic Thinking // Contemporary Review. № 1681. Summer 2006;  Schlesinger A.M.War and the American Presidency. N.Y.2005; Sieg L. China, Japan View for Economic Dominance // The Daily Yomiuri.15.12.1998; Skanderap J. Toward a Stronger Foundation for US, Japan and China Relations // Pacific Forum. Issuies and Insights. Vol.04-06.2004;  Kim Juiel. Continuity and Transformation in Northeast Asia and the End of America Exceptionalism: A long-range Outlook and US Policy Implications // Korea Journal of Defense Analisis. 2001.

 Новым тенденциям в развитии геополитической ситуации в Восточной Азии и их влиянию на отношения Япония-Китай посвящены весьма интересные и содержательные исследования на японском языке: см. Ёсида Х. Бэйкоку-ка, Тюгоку-ка. Корэ-карано сэкай-но тёрю-то нихон-но сэнтаку. (Америка или Китай? Будущая глобальная тенденция и выбор Японии). Т. 2007; Хидака Ё. Бушю-но Ато-но Сэкай. ( Мир после ухода Буша). Т. 2007;  Яабата Т. Тюгоку-о тору Америка мимуторарэру Нихон.  ( Америка, которая выбирает Китай и бросает Японию). Т.2006. В этих работах, к примеру,  прогнозируется развитие отношений Японии с Китаем в случае изменения соотношения сил между США и Китаем в пользу последнего.

В ходе работы над  диссертацией  для ее автора представили определенный интерес  во многом спорные  работы  японоведа  О. Арина, в частности, его монография «Стратегические контуры Восточной Азии», а также  некоторые его статьи  на Интернет – сайте. В одной из них предпринята  новаторская попытка (нуждающаяся, очевидно,  в проверке применительно к анализу современной ситуации в Восточной Азии),  раскрыть содержание  таких  понятий из области геополитики,  как «центр силы», «полюс силы», «внешнеполитический потенциал». 

         Источниками фактического материала для исследования служили официальные документы Японии, КНР, США, экономическая и внешнеторговая статистика Японии, ООН, а также специальная и общая литература. В числе официальных изданий, в частности, использовались ежегодно публикуемые «Голубые  книги  по внешней политике» («Гайко сэйсё») МИД  Японии,  в которых излагается официальная позиция страны по важным вопросам внешней политики, даются оценки положения в регионах, отношений  Японии с другими странами. Среди иных  значимых  источников информации при работе над главой 1 автор обращался к так именуемым  «Белым  книгам»: по вопросам обороны – Боэй хакусё; торговли – Цусё хакусё; по экономике стран мира – Сэкай кэйдзай хакусё; торговли Японии  с другими странами - Сэкай-то нихон-но боэки хакусё;  торговли и инвестициям – Боэки тоси хакусё;  иностранным инвестициям – Кайгай тоси хакусё, а также к Ежегодникам: Тенденции в Азии  ( Адзиа доко нэмпо), Статистический ежегодник по Японии (Нихон токэй нэнкан), Торговля и внешнеэкономические связи Японии с другими странами (Тайгай кэйдзай боэки нэнкан). Использованы и другие справочные материалы на японском, английском и русском языках.

         Ценные данные были получены также в результате сбора, тщательной обработки  и  анализа  материалов российской, японской, китайской и другой зарубежной периодики, включая малотиражные издания. Этот путь, по убеждению диссертанта, особенно актуален, когда речь идет  об анализе текущих событий, которые исследовались в рамках темы, например, рассмотрение динамики переговорного процесса Токио-Пекин, появление новых моментов в развитии японо-американского военно-политического сотрудничества, принятие японским  руководством  важных политических решений и  др. 

Автор в ходе работы над диссертацией активно использовал возможности получения информации через Интернет-ресурсы: с  сайтов правительственных учреждений Японии, исследовательских центров, органов периодической печати Японии, США, Китая, Гонконга, Тайваня, России и др.

 Значительный исследовательский интерес представили  материалы международных  научных конференций  по проблематике Китая, в частности, ежегодно в течение многих лет организуемые Институтом Дальнего Востока РАН, а также монографические материалы, организацией выпуска которых занимается Центр исследований современной Японии ( ЦИСЯ).

         Позитивные результаты в сборе информации были также получены автором  в  результате собственных «полевых» исследований в научных командировках в Китай в 2004-2007 гг.

         Практическая значимость данного исследования определяется вкладом, который сделан в историческую науку, в раскрытие содержания и характера отношений Японии с Китаем в исторически переходный  период - от разрушения двухполюсной системы международных отношений  ( 1991-2007 гг.).  Полученные результаты являются основой для дальнейшего изучения всего комплекса этих отношений. Актуальность темы, всесторонний анализ процессов в сфере политики, экономики, региональной интеграции и международных связей двух стран, а также наличие в диссертации прогностических оценок  могут служить  теоретической базой  при разработке политики  России  на японском и китайском направлениях  госструктурами  и организациями, занятыми в сфере внешней политики, прежде всего Министерством иностранных дел РФ. Научные результаты исследования могут также  использоваться  при написании научных работ по японо-китайским отношениям, при подготовке учебников вузовских лекций и спецкурсов по истории Востока.

 Апробация работы.  Основные положения и оценки исследования темы японо-китайских отношений нашли отражение в многочисленных научных публикациях. Диссертантом были подготовлены три авторские монографии, опубликованы около  60 статей (глав коллективных монографий) и других материалов, из  общего числа 130 публикаций, которые числятся на счету диссертанта.  ( См. Приложение 21).

 Научные труды  диссертанта на данную тему  находят  использование в учебном процессе ряда вузов страны, в частности, в  МГИМО, а также в исследовательской работе, как это видно на примере диссертаций: Саплин - Силановицкий Ю. В. Внешнеэкономическая стратегия японских компаний в Китае на рубеже XX-XXI веков.2007;  Шарко М. В. Исследование политических процессов Японии: традиции и современность. 2006.

Структура диссертации подчинена логике решаемых исследователем задач, последовательности стадий развития японо-китайских отношений. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, приложений, списка источников и использованной литературы. Принципиально важным автор считал начать исследование с анализа вопросов торгово-экономического сотрудничества Японии и КНР, которое в двусторонних отношениях занимает центральное место. Включение в работу значительного числа приложений  (21)  имело целью приводимыми  в приложениях статистическими  и  фактическими данными дополнительно обосновать оценки и выводы исследования.

Необходимо отметить следующие моменты. В исследовании ставилась задача рассмотреть основные аспекты японо-китайских отношений, но не все имеющиеся. В частности, не рассматривались культурные и научные связи двух стран. При анализе проблем двусторонних отношений  внимание было сконцентрировано на тех  из проблем, которые находят наиболее трудное разрешение, продолжительное время сохраняют остроту. Автор стремился максимально учесть факторы, влияющие на отношения двух стран, однако сознательно отказался от оценки некоторых, хотя и важных, но не вполне определившихся в своем характере событий и явлений политической и экономической жизни двух стран ( динамика развития подходов по разрешению корейской проблемы, в частности в ходе шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной      программе, позиции Токио и Пекина по вопросу реформирование ООН и др.)

          

                   II.  ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ    

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, раскрывается новаторский характер диссертации, дается оценка источниковедческой базы исследования  и  пояснение относительно использованной в процессе исследования методологии, определяются  объект, предмет, цель и задачи исследования, приводятся данные, характеризующие вклад автора в разработку данной темы.

В первой главе – Эволюция японо-китайского партнерства – прослеживается ход развития торгово-экономического партнерства Японии с КНР: место в двусторонних отношениях, динамика, масштабы, трансформация содержания. Торгово-экономическое сотрудничество в японо-китайских отношениях в рассматриваемый период играло стержневую роль. Наиболее продвинутым направлением в этом сотрудничестве оставалась, как и в прежние годы, торговля. Япония являлась одним из ведущих торговых партнеров КНР.

К концу 90-х гг. в структуре двусторонней торговли произошли изменения принципиального порядка. Так, в японском импорте из КНР топливно-сырьевые материалы переместились с первого места, которое они раньше занимали, на одно из последних. Одновременно в импорте из Китая быстро росла доля машиностроительной продукции, что было результатом реформирования китайской экономики.

В начале XXI века в отношениях двух стран произошел, по сути, перелом. Япония, прежде известная как «планетарное предприятие», уступила эту роль Китаю. Для Японии это сопровождалось рядом издержек. Ее внутренний рынок наводнился товарами, произведенными в Китае. Росло число разорившихся предприятий, а также безработица. Активная инвестиционная деятельность японских компаний в КНР, с одной стороны, оказывала дефляционное воздействие на японскую экономику, с другой – приводила  к «опустошению» промышленности страны.

В новом веке отношения между двумя торговыми партнерами становились сложнее и жестче. Рубежом перемен стал 2001-й год, когда между ними вспыхнула первая торговая война. К тому же в связи с резким увеличением в Китае потребления сырья он превращался в серьезного конкурента для Японии на мировом сырьевом рынке. С 2001 г. японское правительство начала существенно сокращать экономическую помощь Китаю, не желая больше способствовать росту экономического и военного могущества своего конкурента.

Вместе с тем, начиная с 2001 г. ускоренными темпами растет японо-китайский товарооборот. В 2000 г. была преодолена 100-миллардная (долл. США)  отметка, а в 2004 г. Китай опередил США по масштабам товарооборота с Японией, став ее главным торговым партнером. После вступления КНР в 2001 г. в ВТО быстро росли объемы прямых инвестиций японского крупного бизнеса в китайскую экономику.

При всей подверженности влияниям, в том числе политическим, торгово-экономические отношения Японии с Китаем, приходит к заключению диссертант, в рассматриваемый период сохраняли устойчивость в системе двусторонних связей. Торгово-экономическое партнерство составляло основу взаимозависимости двух стран. Масштабы ее в XXI веке стали столь значительны, что руководство двух стран вынуждено было это учитывать в случаях принятия важных политических решений.

Во второй главе – Ход политического диалога и основные проблемы двусторонних отношений – автор анализирует динамику политического переговорного процесса Токио с Пекином с рубежа  окончания холодной войны, а также основные проблемы двусторонних отношений.

Основным каналом японо-китайского политического диалога явились встречи руководителей двух стран, Ход и содержание этих встреч в существенной мере отражали состояние двусторонних отношений, некоторые из саммитов сыграли определенную роль в развитии японо-китайских связей. Так, историческое значение имел первый в истории отношений Японии и Китая визит в КНР японского императора Акихито, когда возник повод говорить об «особом», доверительном характере отношений Токио с Пекином. Однако, в целом, политический диалог в первой половине 90-х гг. не принес весомых результатов. Не только не были разрешены давние проблемы в двусторонних отношениях – возникали новые.

В диссертации подробно рассмотрены: 1. Проблемы, связанные с войной Японии в Китае (1937-1945 гг.). 2.Тайваньская проблема.                                  3. Территориальный спор о принадлежности островов  Сенкаку.  4.        Спор о разграничении акватории в Восточно-Китайском море.

Начиная с 1997 г. наметилось оживление в контактах политических руководителей двух стран. Инициатива была проявлена японской стороной: она пыталась активизировать дипломатическую деятельность на китайском направлении. Выдвинутой премьер-министром Р. Хасимото внешнеполитической программой  «Евразийская дипломатия» предусматривалось  в отношениях с Китаем добиваться: «взаимопонимания, активизации диалога, расширения сотрудничества и совместной деятельности по строительству нового мирового порядка».

Токио вел свое «дипломатическое наступление» по «трехступенчатой» программе. Всего в 1997-1998 гг. состоялись три саммита. «Трехступенчатый» диалог стал впечатляющим свидетельством того, что переговоры топчутся на месте, что разногласия возникают вновь и вновь. К  2000 г. диалог затормозился, а затем вообще прервался. В 2001-2006 гг. между Токио и Пекином происходила «война нервов». Болевой точкой в отношениях стала проблема токийского храма Ясукуни, который для китайской стороны является символом японского милитаризма и реваншизма. Пекин добивался от главы японского правительства прекращения ритуальных посещений храма –  и безуспешно.

Пика напряженность в японо-китайских отношениях достигла в 2005 г. В тот год в КНР происходили массовые антияпонские демонстрации, совершались акты вандализма в отношении японских представительских учреждений, а также частных компаний. Стали нарушаться двусторонние связи по различным направлениям, возникала угроза экономическим интересам обеих стран. С этого рубежа стороны начали искать выхода из тупика. Совершенно очевидно, что возвращение в переговорное русло происходило в результате осознания сторонами нерасторжимой экономической взаимозависимости двух стран. Чтобы диалог стал возможным, в Японии произошла смена руководителя страны: Дз. Коидзуми на посту премьер-министра сменил С.Абэ.  В октябре 2006 г. политический диалог после нескольких лет изнурительной напряженности в двусторонних отношениях возобновился. В ходе визита в Пекин Абэ была решена не только задача восстановления контактов между Токио и Пекином, стороны предприняли попытку заложить более прочную основу сотрудничества.

В 2007 г. диалог был продолжен визитом премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао  в Токио. Стороны подтвердили уже заявленное на предыдущем саммите намерение приложить усилия по строительству «стратегических взаимовыгодных отношений». Вашингтон настороженно отнесся к перспективе японо-китайского сближения. Он не собирался наблюдать безучастно за событиями. В этом контексте представляется неслучайной внезапная отставка С. Абэ  с поста премьер-министра, всего через год после избрания.

В третьей главе – Американский фактор в японской политике и Китай – исследуется степень влияния США на политику Японии на ее китайском направлении. После окончания холодной войны перед правящей элитой Японии возникала необходимость уточнения внешнеполитических ориентиров. Важно было определить в новых условиях отношение к японо-американскому договору безопасности. С теоретической точки зрения, существовала вероятность пересмотра политической «доктрины Иосида». Ее постулатами были тесный союз с США, ускоренное развитие национальной экономики, жесткое ограничение военных расходов, при скромной международной роли Японии. Однако правящие круги страны поддержали программу, по сути, соответствовавшую адаптированной ко времени все той же «доктрине Иосида». Самым главным положением новой программы было признание необходимости сохранения японо-американского альянса. И в этом выборе, который был сделан Токио, решающую роль сыграли США. Они и в дальнейшем сохранили  способность оказывать на японскую политику огромное воздействие.

В 1996 г. Япония и США подписали Совместную декларацию, по которой Токио обязался участвовать в военных операциях США за пределами японской территории. Это был важный прецедент: прежде Япония, ссылаясь на конституционные ограничения, таких обязательств на себя не брала. Тому, что произошло, помогли обстоятельства, которыми Вашингтон не упустил шанса воспользоваться. Япония переживала ухудшение финансово-экономического и внутриполитического положения.

И в начале XXI века отношения Японии с США остались «краеугольным камнем» японской внешней политики. Курс на углубление военного сотрудничества с Вашингтоном сочетался со стремлением Токио отказаться от прежней «пацифистской» направленности политики страны, повышать боевую мощь японских Сил самообороны. И основным побудительным мотивом этого курса, координируемого с Вашингтоном, является общее восприятие Токио и Вашингтоном потенциальной угрозы, которая исходит их интересам со стороны  возрастающей военно-экономической мощи КНР.

Новые тенденции в японской политике особенно усилились при правительстве, которое возглавлял Дз. Коидзуми. Именно при нем произошло резкое усиление напряженности в японо-китайских отношениях. Хотя при встречном движении обеих сторон,  сменивший  Коидзуми на посту премьер-министра  С. Абэ восстановил контакты с Пекином, он не отказался от курса, который активизировался при прежнем руководстве в военной области.  По оценке диссертанта, очередная смена в 2007 г. главы японского правительства, которое возглавил  Я. Фукуда,  не привела к изменению   взятого курса. Он поддерживается Вашингтоном, который укреплением  альянса  с Японией ставит целью «сдерживать»  Китай.

В четвертой главе – Япония-Китай: региональный аспект отношений – диссертант исследует тенденции в развитии японо-китайских отношений на региональном уровне. После окончания холодной войны Япония подтвердила свою готовность координировать региональную политику с Вашингтоном. Тот, со своей стороны, официально признал «центральную роль Японии в процессе интеграции Азиатского региона и формирования Тихоокеанского сообщества». Стремление Японии к лидерству в регионе в  начале  1990-х гг. соседними странами воспринималось как вполне соответствовавшее статусу экономического гиганта.

К концу 1990-х гг. в положении Японии произошли изменения. Перед руководством страны остро стоял вопрос о необходимости преодоления разрушительных последствий функционирования «экономики мыльного пузыря», кризиса финансовой системы, спада производства. В роли лидера к этому времени Японию был готов заменить Китай. Он как огромный хозяйственный массив с возросшим экономическим потенциалом стал оказывать все большее влияние на экономическую ситуацию и интеграционный процесс в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В пользу лидерства Китая говорили высокие экономические показатели, устойчивость финансовой системы в условиях валютно-финансового кризиса в Азии 1997-1998 гг. С этого рубежа стали явно усиливаться позиции Китая в такой региональной организации, как Форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС).

Кризис 1997-1998 гг. вызвал в Восточной Азии активизацию настроений в поддержку региональной интеграции, «азианизации» этого процесса, ослабления зависимости от США. Япония и Китай – заинтересованные участники интеграционного процесса. До середины 1990-х гг. Японии принадлежало центральное место во всех проектах региональных структур, создание большинства которых США заблокировали. К настоящему времени Япония фактически утратила роль регионального лидера. В этом качестве укрепил свои позиции Китай. Взаимодействие между ними на региональном уровне сталкивается с трудностями. И не только из-за расхождения  интересов. Так, Япония, проявляя готовность к взаимодействию с КНР, делает это с оглядкой на Вашингтон, который стремится, используя Японию,  противодействовать усилению влияния Китая в Восточной Азии.

Данная ситуация отчетливо проявилась в ходе попыток создания при участии Японии и Китая такой региональной организации, как Восточноазиатское сообщество (ВАС). Вопреки китайскому проекту формирования ВАС на основе Форума АСЕАН+3  ( 10 стран Юго-Восточной Азии, а также Япония, Китай и Южная Корея) Япония проявляет заинтересованность дополнить состав стран еще тремя – Австралией, Новой Зеландией и Индией. Японский проект региональной структуры  встречает поддержку со стороны Вашингтона. Расширение состава ВАС имеет целью уравновесить влияние Китая в ВАС, а также представить в организации американские интересы включением в организацию союзников США, прежде всего, такого близкого, как Австралия. Выявившиеся разногласия ставят под сомнение, что ВАС будет создана   как эффективно действующая структура.

В пятой главе – Тенденции в развитии геополитической обстановки в Восточной Азии и японо-китайские отношения – анализируется влияние изменений геополитической ситуации на отношения между Японией и Китаем. Япония при разрушении биполярной структуры международных отношений не получила, как некоторые другие страны, существенных преимуществ. На начальном этапе перестройки миропорядка японская политическая элита рассчитывала, что будет допущена к этому процессу. Теоретически ей была ближе многополюсная модель, при которой,  не располагая военным потенциалом, Япония как одна из ведущих экономических держав могла занять достойное место в новой системе международных отношений. С подобными представлениями Япония участвовала, наряду с США, Россией и Китаем, в 1997-1998 гг. в серии встреч на высшем уровне, надеясь на последующее участие в формировании нового мирового порядка. Однако «многополюсная дипломатия» не оправдала надежд. В ходе состоявшихся переговоров стороны в целом далеко не продвинулись от взаимного зондажа позиций. Что касается контактов руководителей Японии и Китая, то их подходы к разрешению актуальных проблем двусторонних отношений не удалось ни согласовать, ни сблизить. Решающую роль в таком исходе сыграл такой фактор, как приверженность Японии тесному многофункциональному союзу с США, серьезно ограничивающему внешнеполитические инициативы Токио.

К концу  1990-х гг. феномен быстрого  и  устойчивого экономического подъема Китая, а также сопутствовавших ему усиления военной мощи и политического влияния вызвал изменения в расстановке сил в Восточной Азии. Согласно американской оценке, подъем Китая «нанес удар по интересам   США в Восточной Азии». Такой вывод стал весомым мотивом для дальнейшего укрепления японо-американского альянса.         Геополитическая ситуация в Восточной Азии в рассматриваемый период находилась под прямым воздействием глобальных тенденций. В XXI веке стало очевидным, что попытки США в прошедшие годы строить однополярный мир, прибегая к использованию политических, экономических, идеологических, силовых технологий, успеха не имели. Провалами сопровождается силовая политика Вашингтона. Стала вырисовываться перспектива геополитического противодействия Вашингтону со стороны Пекина, прежде всего, в Восточной Азии. Новые тенденции под влиянием этих перемен наметились в отношениях в треугольнике Япония-Китай-США. Что крайне важно, они могут затронуть в дальнейшем японо-американские отношения. Сегодня возникающие между союзниками расхождения разрешаются, как правило, в соответствии с американскими интересами. В перспективе существует вероятность изменения ситуации как результат, прежде всего, изменения соотношения сил между США и Китаем в пользу последнего. И эта перспектива уже изучается японской правящей элитой. Однако  Вашингтон  не заинтересован в  японо-китайском политическом сближении и на данном этапе располагает для этого необходимыми рычагами.

                              З А К Л Ю Ч Е Н И Е 

В наполненный  мирового значения событиями  период времени    ( 1991 – 2007 гг.)  японо-китайские отношения развивались под воздействием ряда противоречивых факторов, чем, в свою очередь, определился  непростой  и  весьма противоречивый характер этих отношений: « в экономике – горячо,  в политике – холодно ». К основным факторам, действие которых, отметим, не было одновременным, следует отнести такие как:

1.Устойчивая заинтересованность обеих стран в развитии торгово-экономического сотрудничества.

2.Наличие проблем, в том числе исторического порядка, затрудняющих взаимодействие в политической сфере.

3.Утверждение в международных отношениях после распада СССР однополюсной модели миропорядка под эгидой США, стремящихся к глобальному доминированию.

4. Внешнеполитическая зависимость Японии от США, ее участие в американской политике «сдерживания» КНР.

5.Успех экономических преобразований в Китае как условие трансформации торгово-экономического партнерства Японии с КНР.

6.Превращение Китая в субъект региональной политики, оспаривающий лидирующую роль Японии в Восточной Азии.

7.Появление к началу XXI века признаков ослабления системы однополярного миропорядка в условиях укрепления позиций Китая  как нового центра силы. 

Одним из наиболее важных итогов развития отношений Японии с  Китаем  в этот относительно непродолжительный  период времени стал происшедший в них перелом -  исторический по значению и последствиям для развития геополитической ситуации в Восточной Азии. Можно сказать, что партнеры в рамках двустороннего взаимодействия к началу XXI века поменялись местами, в соответствии с изменившимся соотношением сил: прежде ведомый Китай превращался в ведущего. Подчеркнем: не стремясь к такому результату, Япония фактически немало ему способствовала. Характеризуя основные аспекты двусторонних отношений в исследуемый период, выделим несколько значимых моментов.

I. Связи между двумя странами развивались по всем направлениям, однако торгово - экономические  -  неизменно оставались для Токио и Пекина приоритетными. Успехом китайских экономических реформ были предопределены перемены в содержании  японо-китайской торговли. Китай преодолел стереотип развивающейся страны, откуда вывозится сырье, куда сбрасываются устаревшие технологии. К концу 1990-х гг.  принципиальные изменения произошли в структуре двусторонней торговли:  в перечне видов импортируемых Японией товаров топливно-сырьевые материалы переместились с первого места, которое они устойчиво занимали до начала 1990-х гг., на одно из последних. Другим заметным явлением японского импорта из Китая стало увеличение в нем доли машиностроительной продукции. Япония, прежде известная как «всемирная фабрика», уступила  эту роль Китаю. Это имело для Японии ряд отрицательных последствий: наводнение японского рынка товарами, произведенными в КНР,  рост числа разорившихся предприятий.

В  начале  XXI века две страны  как торговые партнеры вступили  в период более жестких отношений. Рубежом  перемен стал 2001 год, когда между Японией и КНР произошла первая  «торговая война». Примечательно, что как раз с этого рубежа  ускоренными темпами  стал расти  двусторонний товарооборот. В 2002 г. он впервые преодолел 100 - миллиардную ( в долларах США) отметку; в 2004 г. Китай вышел на 1-е место, опередив США  в качестве торгового партнера Японии. Быстрый рост объемов торговли  с  КНР сыграл важную роль в выводе японской экономики  из затянувшегося спада.

Уже с начала 1990-х гг. стали  расти объемы японских прямых инвестиций в Китае.  Во второй половине этого десятилетия  к  вложению капиталов в китайскую экономику стал проявлять интерес крупный японский бизнес, но по-настоящему его интерес активизировался  с  2001 г., после вступления КНР в ВТО.  Однако активизация инвестиционной деятельности Японии в Китае имела для нее и негативные последствия: с одной стороны, оказывала дефляционное воздействие на экономику,  с другой  - приводила к «опустошению»  отечественную индустрию.

В силу того, что у китайской экономики резко выросло потребление сырья – Китай превратился в серьезного конкурента для Японии на мировом сырьевом рынке. К тому же,  быстро растущий спрос  на сырье в Китае стал причиной взлета цен  на мировом рынке, что чувствительно задело интересы японского бизнеса.

С самого начала экономических реформ в КНР  являлась одним из главных получателей Официальной помощи развитию,  предоставляемой правительством Японии в виде  «иеновых»  кредитов, технической, а также безвозмездной финансовой помощи. С  2001 г. японское правительство стало сокращать объемы этой помощи,  с  2008  г. решило отказаться от выделения новых кредитов. В основе решения - нежелание японской стороны продолжать оказывать содействие усилению экономического и военного могущества соперничающего государства.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что торгово-экономическое взаимодействие Японии с Китаем, при всей его подверженности  различным влияниям, в том числе политическим, сохраняло в эти годы наибольшую устойчивость в структуре двусторонних связей. По мере увеличения масштабов этого взаимодействия оно стало в решающей мере определять взаимозависимость двух стран. Эту взаимозависимость Токио и Пекин вынуждены, как свидетельствуют факты, учитывать при принятии важных политических решений.

II. Вполитической  сфере отношения между двумя странами,  в отличие от торгово-экономической,  развивались менее стабильно и результативно. В последнее десятилетие XX века, в период относительно благоприятной международной обстановки,  состоялась серия  японо-китайских встреч на высшем уровне. Казалось, они стали приобретать регулярный характер. В Совместной декларации  (1998 г.) стороны заявили о стремлении к «партнерству в духе дружбы и сотрудничества». Однако политический диалог между Токио и Пекином, на самом деле, не принес ощутимых результатов. Между сторонами по-прежнему сохранялось взаимное недоверие, оставался неурегулированным целый ряд актуальных проблем. Среди них имелись и потенциально взрывоопасные (по оценке японского военного ведомства): тайваньская проблема, споры  вокруг вопроса освоения природных ресурсов в Восточно-Китайском море, а также  принадлежности островов Сенкаку  ( Дяоюйдао).

К концу 1990-х гг.  политический диалог Токио с Пекином утратил динамику, а с 2001 г. вообще прервался. С этого рубежа японо-китайские отношения нарастающим образом обострялись. Напряженность  в отношениях достигла пика в 2005 г. В тот год  в Китае происходили массовые антияпонские демонстрации, совершались акты вандализма по отношению к японским официальным представительствам, частным компаниям. Вскоре стали рваться связи на рабочем уровне, возникла угроза торгово-экономическим интересам обеих стран. С этого момента стороны стали искать выхода из ситуации.

В 2006 г. стороны вернулись в переговорный процесс, чему предшествовала смена в японском руководстве. В ходе двух саммитов 2006-2007 гг.  между Токио и Пекином была достигнута договоренность об углублении сотрудничества, о стремлении строить «стратегические взаимовыгодные отношения».  По ряду признаков, воспринятая таким образом перспектива сближения Японии с Китаем насторожила Вашингтон и его европейских союзников.

III. США весьма чувствительны в отношении возможности японо-китайского сближения. Они в рассматриваемый  период оставались, как неизменно утверждается в японских официальных документах, «краеугольным камнем»  внешней политики Японии. После окончания холодной войны признание факта необходимости сохранения японо-американского военно-политического было самым важным  выводом всех программных документов правящей Либерально-демократической партии, правительственных решений. Притом, что  Вашингтон проявил  активную  заинтересованность в сохранении военного присутствия  на  Японских островах.

В апреле 1996 г. между правительствами Японии и США было достигнуто согласие относительно того, что «присутствие США в Японии является непременным условием поддержания стабильности в АТР». Следующий  важный шаг в этом направлении был сделан подписанием в    1996 г.  руководителями двух стран Совместной декларации о союзе безопасности в XXI веке. Принятие  этого  документа подготавливалась основа для  качественного  изменения  в отношениях союзников, для принятия  Японией на себя обязательств  участвовать в военных операциях США за пределами японской территории.

Очередной существенный шаг на этом пути Японией был сделан в 2005-2007  гг.  При правительствах Дз. Коидзуми  и  С. Абэ  ускорилось превращение японо-американского альянса в полноформатный военно-политический союз. Были внесены изменения  в содержание Японо-американского договора  безопасности,  в закон о Силах самообороны –  в результате Япония стала  глубже втягиваться в стратегию глобального доминирования США.

В последние годы руководство  Японии  проявляет стремление преодолеть политические, идеологические и правовые ограничения с тем, чтобы отказаться от прежней «пацифистской» ориентации. Это стремление согласуется с решимостью развивать более тесное сотрудничество с США, основным побудительным мотивом которого  является  общее восприятие Токио и Вашингтоном возрастающей военно-экономической мощи Китая в качестве угрозы для интересов двух стран.  Эти тенденции в японской политике особенно усилились при правительстве Дз. Коидзуми, когда  произошло серьезное ухудшение  японо-китайских отношений. В «Основных направлениях программы национальной обороны – 2005»  Китай был назван  в качестве потенциальной угрозы для национальной безопасности Японии.

Со сменой в 2006 г. японского кабинета министров наметилась перспектива улучшения отношений между Японией и Китаем, однако прежние тенденции в японской политике остались без изменения. При правительстве  Абэ  активизировался курс на превращение Японии в «нормальную» страну, углубление сотрудничества с  США  в рамках его глобальной политики, составной частью которой является «сдерживание» Китая. Уход С. Абэ  в отставку с поста премьер-министра  в сентябре 2007 г.   не привел  к смене политического курса страны.

На протяжении  всех последних лет Токио не часто давал повод  Вашингтону подозревать себя в намерении сблизиться с Пекином. Такое, есть основания полагать,  в первый раз произошло при правительстве Р. Хасимото. Он в 1997 году  выступил с инициативной программой  «Евразийская дипломатия». В ней констатация приоритетного характера  японо-американских отношений сочеталась с признанием, впервые,  необходимости «активно развивать конструктивные отношения» с Китаем, а также Россией. Такой поворот не мог получить «одобрения»  со стороны Вашингтона. В результате, обреченными  на неуспех оказались и «Евразийская дипломатия», и премьер-министр Р.Хасимото.

Попытка Токио при правительстве  С.Абэ  выстраивать «стратегические взаимовыгодные отношения»  с  Пекином вступала  в противоречие с обязательствами Японии перед США в рамках японо-американского альянса, одной из важнейших целей которого является «сдерживание Китая». Нельзя исключать того, что  с этим  была связана  внезапная отставка  в сентябре 2006 г. премьер-министра С. Абэ. Он  успешно нормализовал  отношения с Пекином, выдвинул долговременную политическую  программу,  но вынужден был уйти со своего поста всего через год после избрания, не доведя  дела  до конца             IY. После окончания холодной войны США официально признали за Японией «центральную» роль в процессе интеграции в Восточной Азии. Соседними странами  лидерство Японии вплоть до середины 1990-х гг. не подвергалось сомнению. В соответствии с  этой ролью Токио,  в частности,  внес значительный вклад в создание такой региональной организации, как Форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС).

К концу 1990-х гг. в положении Японии произошли перемены. Остро стояли  задачи реформирования экономики, преодоления последствий кризиса финансовой системы и спада производства. К этому времени Китай как огромный хозяйственный массив с возросшим экономическим «весом» стал оказывать возрастающее влияние на экономическую ситуацию и интеграционный процесс в  Восточной Азии. Фактически Китай  был готов заменить Японию в роли регионального лидера. В пользу этого говорили его высокие экономические показатели, устойчивость финансовой системы в ходе валютно-финансового кризиса в Азии в 1997-1998 гг.

Под  влиянием «азиатского кризиса» среди восточноазиатских стран усилилось  стремление к региональной интеграции. Так возникла идея создания такой организации, как Восточноазиатское сообщество ( ВАС), участие в которой  Японии и КНР странами Восточной Азии рассматривалось как обязательное. В процессе работы над проектом ВАС выявились принципиальные разногласия между двумя странами, прежде всего, по составу организации. Процесс создания ВАС затормозился  еще и потому, что эта работа проходила в период серьезного ухудшения отношений между Токио и Пекином. Но и после восстановления нормальных отношений продвинуться по пути строительства региональной структуры  не удалось. По оценке экспертов, теперь все зависит от того, смогут ли Япония и Китай преодолеть разногласия в условиях, когда США в этом не заинтересованы и чинят препятствия.

Y. В XXI веке под влиянием общемировых процессов обозначилась тенденция изменения геополитической обстановки в Восточной Азии. Заколебались устои однополярного миропорядка как результат относительного ослабления позиций единственной сверхдержавы – США, при одновременном усилении влияния Китая. Наметившиеся изменения  в неблизкой перспективе могут привести к пересмотру японо-американских союзнических отношений. Побудительным мотивом для этого, очевидно, станет изменение соотношения сил между США и Китаем ( ориентировочно в период 2020 - 2040 гг.) в пользу последнего. В качестве инициатора пересмотра может выступить как Япония, так и США.

Однако в  ближайшие годы от Японии не следует ожидать резкого изменения политики по отношению к США и Китаю. На данном историческом этапе Япония,  скорее всего, продолжит использовать  американское  прикрытие для выполнения  национальной сверхзадачи: обрести статус влиятельной политической  державы, затем стать, с военной точки зрения, «нормальной» страной, на этой основе со временем обрести более независимый от Вашингтона внешнеполитический курс. В дальнейшем Токио может начать более активно  маневрировать  в своих отношениях с Пекином и Вашингтоном.

YI. Перспектива изменения  структуры отношений  между ведущими  игроками затрагивает интересы России в Восточной Азии: динамично и ускоренно развивающийся регион сохраняет высокую значимость в восточной политике России. Ей пока не удалось восстановить то влияние в регионе,  которое было утрачено  с  распадом Советского Союза.  Потребуется немало усилий для успешного решения таких важных внешнеполитических задач, как обеспечение безопасности дальневосточных границ, расширение экономических связей с восточноазиатскими  странами  в целях модернизации народного хозяйства Дальнего Востока и Сибири. Решая эти задачи, российская сторона  поставлена перед необходимостью  влиять на геополитический процесс, в котором сегодня ключевыми игроками являются Соединенные Штаты,  Китай, а также Япония.  Российским интересам, есть основания считать, отвечала бы практическая реализация ряда комплексных проектов развития  с участием восточноазиатских государств.

В 2008 году, за хронологическими рамками данного исследования, в отношениях  Япония – Китай – США наметились новые тенденции. В ходе разразившегося мирового финансового кризиса позиции США как лидера однополярного миропорядка серьезно подорваны. Вашингтон вынужден маневрировать, искать пути сохранения своего влияния. Видные идеологи внешнеполитической стратегии США заговорили о возможности установления особых отношений с усилившимся Китаем, о возможности создания лидирующей глобальной структуры – «двойки» ( США-Китай ). Подобная перспектива затрагивает интересы Японии. И России.

Сегодня не вполне очевидно, в каком направлении будут развиваться события в Восточной Азии, как будут складываться отношения в треугольнике Япония – Китай – США. Российским интересам отвечает сохранение стабильности в Восточной Азии, а значит - усиление российского  влияния  на выработку механизма  обеспечения безопасности в региона.

Исследование комплекса японо-китайских отношений в рассматриваемый исторический период   ( 1991-2007 гг.), содержащиеся в работе оценки и выводы, по мнению автора, представляют актуальный интерес для российских научных и практических учреждений.   Основные предложения и рекомендации, базирующиеся на результатах исследования, состоят в следующем:

В научном плане:  

-   Представляется важным не ослаблять внимания к исследованию темы современных японо-китайских отношений, сделав упор на выявление тех тенденций, которые могут  привести к существенным изменениям расстановки сил в Восточной Азии и характера отношений в треугольнике Япония-Китай-США, затронуть интересы России.

- Было бы полезным к изучению проблем, поднятых в диссертации, привлечь больше специалистов, по опыту 1960-1980 гг., когда в некоторых научных учреждениях создавались подразделения, специально занимавшиеся исследованием темы японо-китайских отношений.

- Полагаю целесообразным организовать силами востоковедческих учреждений проведение ряда научных конференций, симпозиумов и круглых столов по теме данного исследования.

В практическом плане:

- При планировании политики, учитывая возрастающее значение Восточноазиатского региона в системе международных отношений и мировой экономике,  видится целесообразным активизировать внимание к данному региону, прилагать усилия по развитию взаимовыгодных отношений с Китаем и Японией.      

- Перспективным направлением реализации национальных интересов     России в Восточной Азии является более целеустремленное  включение в деятельность региональных экономических структур, существующих и создающихся. Этому созданы благоприятные предпосылки, в частности, партнерскими отношениями России с Китаем как влиятельной региональной державой.   

- Интересам России отвечало бы более энергичное участие совместно с Китаем и Японией в осуществлении инфраструктурных и топливно-энергетических проектов, имеющих целью как более широкое участие  нашей страны в процесс интеграции в Восточной Азии, так и решение народнохозяйственных задач по освоению Сибири и Дальнего Востока.     

- В условиях усиления внимания мировой общественности к проблемам региональной безопасности в Северо-Восточной Азии, в частности, к очагу напряженности на Корейском полуострове, российской стороне необходимо сохранить свое влияние на выработку международного механизма обеспечения безопасности.  

- Учитывая возможность в меняющейся геополитической  ситуации в Восточной Азии возрастания напряженности в треугольнике Япония-Китай-США, интересам российской стороны отвечала бы взвешенная, последовательная и активная позиция по отношению к каждой из этих стран.     

- Совершенно очевидно, что интересам России соответствует сохранение нынешнего уровня политического взаимодействия с Китаем, в частности, в рамках Шанхайской организации сотрудничества как инструмента обеспечения стабильности и безопасности в Азии.

                                 Итоговый вывод. Диссертантом решена крупная научная проблема: проведено комплексное исследование эволюции отношений Японии с Китаем в условиях глобализации и региональной интеграции, вызревания условий для перестройки мирового порядка при активном  участии экономически и политически усилившегося Китая. Сделан прогноз относительно перспективы изменения характера стратегического взаимодействия в треугольнике Япония-Китай-США, влияния  этого на военно-политическую обстановку в Восточной Азии, на Россию.                    

                

                                                                          Приложение 1

                      Содержание диссертации

  Введение

  Глава  1. Эволюция японо-китайского партнерства

  1.1 Место торгово-экономического сотрудничества в отношениях Японии с Китаем 

1.2. Двусторонняя торговля: динамика, масштабы, тенденции            

1.3. Японская Официальная помощь развитию Китая

1.4. Японские предпринимательские инвестиции в КНР

1.5. Японский технический опыт в Китае

          Глава 2. Ход политического диалога и основные проблемы двусторонних отношений

         2.1. Японо-китайский диалог в верхах

2.2. Проблемы японо-китайских отношений

2.2.1.Проблемы, связанные с  войной Японии в Китае  в

1937- 1945 гг.

2.2.2.Тайваньская  проблема

2.2.3.Территориальный спор о принадлежности островов Сенкаку    

2.2.4.Спор о разграничении акватории в Восточно-Китайском море

 Глава 3. Американский фактор в японской политике и Китай

 3.1. Внешнеполитический выбор Японии после окончания холодной войны

3.2. Японо-американский договор безопасности в 1990-е гг.

3.3. Современные тенденции в Японской политике и Китай

3.3.1.Преодоление ограничений на использование Сил самообороны за пределами территории Японии                                    

3.3.2. Укрепление японо-американского альянса

3.3.3. Япония – США: создание ПРО ТВД

3.3.4.Отношение КНР к японо-американскому договору безопасности        

3.3.5. Термин «китайская угроза»  в японской интерпретации

3.3.6. Американская оценка потенциальной угрозы со стороны Китая

          Глава 4. Япония-Китай: региональный аспект отношений

  4.1. Япония и Китай в интеграционных процессах

4.1.1. Азиатско-Тихоокеанский регион

4.1.2. Восточная Азия. Интересы Японии и Китая               

4.2. Концепции региональной интеграции в Восточной Азии в 1990-е годы

4.3. Региональная структура АСЕАН+3

4.3.1. Идея создания Восточноазиатского сообщества (ВАС)

4.3.2. Позиции Японии и Китая в отношении построения  ВАС

          Глава 5. Тенденции в развитии геополитической обстановки в Восточной Азии и японо-китайские отношения

 5.1. Япония - Китай: участие в многополюсной дипломатии   1990-х гг.

5.2. Место Китая в изменении геополитической обстановки в Восточной Азии

5.3. Ослабление позиций сторонников однополярного   мира

5.4. Геополитическая ситуация в Восточной Азии. Треугольник Япония – Китай – США и интересы России

          Заключение

Приложения  

Список использованных источников и литература

                           

                                                                                       Приложение 2

                          Основные тематические публикации автора

                                                                  

  1. Монографии

1.  Эволюция и проблемы японо-китайских отношений (1972-1992).  М. 1995. 7 п.л.

2.  Внешнеполитические ориентиры Японии и Китай. М. 2001. 11 п. л.

3. Японо-китайские отношения: состояние, проблемы и тенденции            ( конец XX - начало XXI вв.). М. 2008.12,5 п. л.

  1. Главы ( разделы ) в коллективных монографиях

 

4. Влияние внутриполитических факторов на нормализацию японо-китайских отношений // Эволюция политической системы Японии. М.ИДВ. 1995. 0,5 п.л.;

5. Состояние и перспективы развития японо-китайских отношений в контексте движения к новой системе безопасности в АТР // Япония и проблемы безопасности в АТР.М.ИДВ.1996. 1 п.л.

6. Особенности внешнеполитического курса Японии. Японо-китайские отношения // Справочник «Япония-2000», ИДВ. 2000.1,0 п.л.;

7. Особенности внешнеполитического курса Японии. Японо-китайские отношения // Справочник «Япония». М. ИДВ. 2001. 1,5 п. л.;      

8. Японо-китайские отношения // Справочник «Япония». М. Изд. «Огни». 2003. 1 п. л ;

9. Внешние факторы и механизмы принятия внешнеполитических решений. Япония и Китай // Япония: некоторые аспекты внешней политики на пороге ХХI в. М. ЦИСЯ. 2003. 1,5  п. л.;

10.Японо-китайские отношения в начале 21 века: состояние и    тенденции // Китай в диалоге цивилизаций. М. Изд. « Памятники исторической мысли». 2004. 1, 2 п. л.; 2003.  1 п. л; 

11.Японо-китайские отношения в начале 21 века: состояние и    тенденции // Китай в диалоге цивилизаций. М. Изд. « Памятники исторической мысли». 2004. 1, 2 п. л.;

12.Япония-Китай-Россия ( в соавторстве ) // Российско-китайские отношения. Состояние. Перспективы. М. ИДВ. 2005. 1п. л.

                        III.  Статьи в сборниках

13.О чем  говорит опыт торгово-экономического сотрудничества Японии с КНР // Сборник «Японский опыт для России». Изд. Искра. №3.1996

14. Региональное взаимодействие Японии с Китаем // Китай в мировой и региональной политике. М. ИДВ. 2001. 1 п. л.;

15.Японо-китайские отношения обостряются // Усиление Китая: внутренние и международные аспекты. Сборник докладов 15 международной научной конференции «Китай, китайская цивилизация и мир…». М.   27 - 29.09.2005. ч.1.  0, 5 п. л.

                                 IY. Статьи в журналах

16. Японо-китайские отношения // Проблемы Дальнего Востока (ПДВ). №2.1993. 0,5 п.л.;

17.Компромиссы ради торгово-экономического сотрудничества               // ПДВ.№3.1993. 0,3 п.л.;

18.Японский капитал в экономике Китая. ПДВ.№1. 1994. 0,3 п.л.;

19.Научно-технические связи Японии с Китаем: содержание                    и характерные черты // ПДВ. №4. 1994. 0,5 п.л.;

20.Региональный аспект отношений Японии с Китаем // ПДВ. №1.1995.0,5 п.л.;

21.Японо-китайские отношения подвергаются испытанию //ПДВ.№3.1996. 0,5 п.л.;

22.Основные тенденции в развитии торгово-экономических связей Японии с Китаем// ПДВ. №5.1996.0,3 п.л.;

23.Интересы Японии в Восточной Азии и Китай // ПДВ. №1.1997.        0,4  п. л.;

24. Японо-китайские отношения в многополярном мире // ПДВ.№3.1998. 0,5 п. л.; 

25.Внешнеполитические ориентиры  Японии  90-х гг. // Проблемы Дальнего Востока. 2000. № 2. 0,8 п. л.;

26. Япония-Китай: Экология – забота общая // Азия и Африка сегодня. №7.2000. 0,5 п.л.;

27.Что мешает достижению согласия между Токио и  Пекином   // ПДВ. 2001. № 2. 0,7 п. л.; 

28.Япония – Китай: помехи на пути к сближению // Япония сегодня. 2001. №6. 1п. л.;

          Y. Статьи в информационных изданиях

29.Состояние, проблемы и тенденции торгово-экономического сотрудничества Японии с КНР // Информационный бюллетень ИДВ №13.1995. 0,5 п.л.;

30.Особенности развития японо-китайских отношений в первой половине 90-х гг.// Информационный бюллетень ИДВ, вып. XIY.1996

31.Современные японо-китайские отношения: состояние, развитие, тенденции // Информационный бюллетень «Актуальные проблемы современной Японии».1997. 1 п.л.;

32.Японо-китайский политический диалог на фоне утверждения многополюсной дипломатии // Информационный бюллетень ИДВ. №8.1998. 0,5 п.л.;

33. Японо-китайские отношения во второй половине 90-х гг.: состояние, тенденции и проблемы // Информационный бюллетень (ИБ) ИДВ             « Актуальные проблемы современной Японии ». 2000. 1 п.л.;

34. Япония – Китай: проблемное партнерство // ИБ ИДВ  «Актуальные проблемы современной Японии ». 2001. 1 п.л.;

35.Японо-китайские отношения на рубеже веков // ИБ ИДВ «Актуальные проблемы современной Японии». 2002. 1 п.л.;

36.Пересмотр японской политики Официальной помощи развитию Китая // ИБ ИДВ «Актуальные проблемы современной Японии». 2003.    2 п. л.;

37.Японо-китайские отношения в начале 21 века: состояние и перспективы  // ИБ ИДВ «Актуальные проблемы современной Японии». 2004.1 п. л.;

38. Обзор японо-китайских отношений в связи с 55-летием образования КНР // ИБ ИДВ «Актуальные проблемы современной Японии». 2005.        1 п. л.;

39.Япония – Китай: противоречия обостряются  // ИБ ИДВ РАН «Актуальные проблемы современной Японии». 2006. 0,5 п. л.;

40.К возобновлению диалога Токио-Пекин // ИБ ИДВ РАН «Актуальные проблемы современной Японии». 2007. 0,8 п. л.

                          YI. Статьи в ежегодниках

41.Японо-китайские отношения: 20-летний путь развития                         // Япония.1992. 1 п.л.;

42. Японо-китайские отношения четверть века спустя // Япония.1996-1997. 1 п.л.;

43.Японо-китайские отношения: тенденции, проблемы, перспективы      // Япония. 2000-2001. 1 п. л.;

44.Токио - Пекин: от партнерства к противостоянию? // Япония. 2006.       1 п. л.;

45.Китай-Япония // КНР.1992. 1 п. л.;

46.Китай-Япония // КНР.1993-1994. 0,7 п. л.;

47.Китай-Япония // КНР.1995-1996. 0,4 п.л.; 

48.Китай-Япония // КНР.1997. 0,5 п.л.;

49.Китай-Япония // КНР. 1998. 0,3 п.л.;

50.Китай-Япония // КНР. 1999. 0,5 п. л.;

51.Китай – Япония // КНР.2000.  0,8 п. л.;

52.Правительственная помощь Японии Китаю: состояние и тенденции   // КНР. 2001.  1, 2 п. л.;

53.Китай – Япония // КНР. 2001.  0,6 п. л.;

54.Китай – Япония // КНР. 2002.  0,5 п. л.;

55.Китай – Япония // КНР  55 лет. 2004. 0,6 п. л.;

56.Китай -  Япония // КНР. 2005. 0,6 п. л.;

57. Китай -  Япония // КНР. 2006. 0,8 п. л.;

             YII. Статьи на английском языке

 58.Japan-China: the Regional Aspect of Relations. Far Eastern Affairs (FEA).№1. 1995. 0,5 п.л.;

59.The Study of Japan in Russia // Нити бункэн news letter (Japan). №16.1993. 0,6 п.л.;

60.The Study of Japan in Russia  // Кэнкю (Япония).№10. 1994. 1 п.л.;

58.The Study of Japan in Russia // Сэкай Нихон-но кэнкю ( Япония). №6.1994. 1 п.л.;

61.China and Japan: Relations Put to the Test // FEA. №4. 1996. 0,5 п.л.;

62.Japanese – Chinese Relations in Multipolar World // FEA. № 3.1998.      0,5 п.л.    

  YIII. Статьи на китайском языке

63. Япония – Китай: реально ли политическое партнерство  //  Дунбэйя сюекан. ( Journal of  Northeast Asia Studies ). China. N2. 2002.  1 п. л.; 

64.Новые тенденции в развитии китайско-японских отношений               // Дунбэйя сюекан.  ( Journal of  Northeast Asia Studies ). China. N3. 2003. 1  п. л.;

65.Пересмотр политики предоставления Японией правительственной помощи   Китаю // Дунбэйя сюекан. ( Journal of  Northeast Asia   Studies ). № 3. China.  2004. 1 п. л.

Рецензия Маркова А.П. Внешнеполитические ориентиры Японии и Китай. ( Семин А.В. Внешнеполитические ориентиры Японии и Китай. М. ИДВ РАН. 2001. 176 с.) // Япония сегодня. Август 2001г.

The Daily Yomiuri. 25.07.1997.

Иомиури симбун. 29.11. 1998.

Kissinger G. Diplomacy. N.Y. 1994. P.21

Snyder G. Alliance Politics.Ithaca.1997. P.18

Wills G. Bully of the Free World //Foreign Affairs. March/April 1999. P.50

Joffe J. How Does it // Foreign Affairs. September/October. 1997. P.13

Ежегодный дефицит текущих расходов США составляет около четверти триллионов долларов. См.OECD Economic Outlook. June 1999. P.63

Уткин А. Новый мировой порядок. М.2006. С.15

Там же. С.586

  Elling R., Olsen E. A New Pacific Profile // Foreign Policy. Winter 1992-1993. P.122

  Foreign Affairs. November/December.1999.  P.74

  См. Кутаков  Л.Н. Внешняя политика  и дипломатия Японии. М.1964;  Петров Д.В. Внешняя политика Японии. М. 1965;  Китайско-японские отношения на современном этапе ( авт. колл.: Сладковский М.И., Бедняк И.Я., Носов М.Г., Шипов Ю.П., Сапожников Б.Г., Поспелов Б.В., Марков А.П., Воронцов В.Б.). М. ИДВ АН СССР. Информационный бюллетень №29, 1970;  Бедняк И.Я. Политика китайского руководства в отношении Японии (1949-1972). М. ИДВ АН СССР. 1973;  Китай и актуальные проблемы мировой политики. М. ИМЭМО АН СССР. 1976;  Сладковский М.И. Китай и Япония. М. 1976;  Клайман П.И. Японо-китайские отношения. М. 1977;  Носов М.Г. Японо-китайские отношения. М. 1978; Международные отношения на Дальнем Востоке в послевоенные годы ( авт. колл.:  Жуков Е.М., Сладковский  М.И.. Астафьев Г.В., Капица М.С.). 1 т. (1945-1957) и 2 т. (1958-1976). М. 1978; Капица М.С. КНР: три десятилетия – три политики. М. 1979;   Марков А.П. Послевоенная политика Японии в Азии и Китай (1954-1977). М. 1979;  Мазуров  В.М. США-Китай-Япония: перестройка межгосударственных отношений. М. 1980; Поспелов Б.В. Некоторые аспекты идеологических процессов в современной Японии (1976-1981). Аналитический очерк. М. ИДВ АН СССР. 1983;  Китай и политика ведущих  капиталистических стран в Азиатско-Тихоокеанском регионе. М. ИМЭМО АН СССР, ч. 1 и 2. 1983;  Петров Б.В. Японо-китайские отношения: проблемы, тенденции // Проблемы Дальнего Востока. №4. 1984;  Кунадзе Г.Ф. Японо-китайские отношения на современном этапе (1972-1982). М. 1983;  Крупянко М.И. Япония-КНР. Механизм экономического сотрудничества. М. 1986;  Шипов Ю.П. Новые формы внешнеэкономических связей Японии с КНР. БИКИ. №1. 1988;  КНР и капиталистические страны ( авт. колл.: Бурлингас И.Я., Кривцов В.А., Ларин А.Г., Ломыгин В.П., Петухов В.И.) М. ИДВ АН СССР. 1984;  Японо-китайские отношения на современном этапе: экономика, политика, идеология ( Бурлингас  И.Я., Поспелов Б.В., Бирюлин Е.В., Бунин В.Н., Марков А.П., Букринская М.Ю., Цветова И.А., Горячева Н.В., Высоковский И.А., Гавриловская Н.П., Спекторов Г.Д.). М. ИДВ АН СССР. Информационный бюллетень №131. 1985; Шлындов  А.В. Влияние США на развитие отношений между Японией и КНР (1949-1979), дисс. на соиск. уч. ст. к. и. н. 1980;  Чемохуд Ю.В. Американо-китайское сближение и его влияние на политическую обстановку в Восточной и Юго-Восточной Азии (1969-1982 гг.), дисс. на соиск. уч. ст. к. и. н. 1982;  Высоковский  И.А. Особенности функционирования средств массовой информации Японии и их роль в процессе формирования внешнеполитического курса в отношении КНР ( 70-80-е гг.). 1987.      

  Проблемы отношений Японии с Китаем освещались в авторских монографиях  Маркова А.П. Проблемы безопасности в АТР и политика великих держав (1980-1988). М. ИДВ АН СССР. 1990;  Поспелова Б.В. Отношения Японии со странами АТР: социально идеологические аспекты. М. ИДВ РАН. 1993;  Кистанова В.О.  Япония в АТР. Анатомия экономических и политических отношений. М.1995; Семина А.В. Эволюция и проблемы японо-китайских отношений (1972-1992). М. ИДВ РАН.1995.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.