WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Нейтральный внешнеполитический курс Нидерландов: от Мюнстерского мира 1648 г. до конца Первой мировой войны

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

ШАТОХИНА Галина Алексеевна

Нейтральный внешнеполитический курс

Нидерландов:

от Мюнстерского мира 1648 г. до конца

Первой мировой войны

Специальность 07.00.03 - всеобщая история (новая история)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва 2010

2


Работа выполнена в Отделе Новой истории Института всеобщей истории РАН

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук Винокурова Марина Владимировна

доктор исторических наук, профессор Ревякин Александр Васильевич

доктор исторических наук Швейцер Владимир Яковлевич

Ведущая организация - Московский педагогический государственный университет

Защита состоится "_______ " апреля 2010 г. в 11 часов на заседании Дис

сертационного совета Д002.249.01 при Институте всеобщей истории РАН

по адресу: 119334, г. Москва, Ленинский пр-т, д. 32а (ауд.1406)

С диссертацией можно ознакомиться в научном кабинете ИВИ РАН

Автореферат разослан "_________ "___________________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук                                      Н.Ф. Сокольская

3


Общая характеристика работы

Актуальность исследования

Диссертация посвящена исследованию проблем, связанных с выработкой и реализацией Нидерландами в Новое время политики нейтралитета. Несмотря на то, что в эту эпоху Нидерланды неоднократно претерпевали радикальные изменения государственной системы1, их внешнеполитический курс был практически неизменным: большую часть периода Нового времени во внешнеполитических конфликтах, разворачивавшихся на европейском континенте, Нидерланды сохраняли статус нейтральной державы.

Актуальность проблематики диссертации заключается в разработке темы нейтралитета применительно к малой европейской стране и выявлении факторов, влиявших на выбор государством именно нейтрального внешнеполитического курса и позволявших ему сохранять нейтральный статус на протяжении длительного периода времени. К тому же, помимо исследовательских целей, исторический опыт Нидерландов мог бы представлять интерес для тех государств, перед которыми на том или ином этапе встают проблемы выбора внешнеполитического курса.

Актуальность исследования обусловлена также тем, что введение в научный оборот целого комплекса новых источников, выявленных диссертантом в коллекциях отечественных архивов (прежде всего фондов Архива внешней политики Российской империи МИД РФ) и библиотек, показывает возможность всестороннего изучения различных проблем внутренней и внешней политики Нидерландов в эпоху Нового времени на имеющемся в России разнообразном документальном материале.

Таким образом, актуальность данного исследования определяется еще и необходимостью привлечь внимание научной общественности к ситуации, складывающейся в отечественной историографии в отношении изучения малых стран, и, в частности, истории Нидерландов. В настоящее время можно констатировать, что при возрастающем интересе к этой тематике, отечественная школа нидерландистики, которую на разных этапах

1 С конца XVI в. и до 1795 г. - Республика Соединенных провинций (причем, с радикальными изменениями в системе управления в годы двух бесстатхаудерных периодов); в 1795-1806 гг. зависимая от Франции Батавская республика; в 1806-1810 гг. - Голландское королевство, на престоле которого пребывал Людовик Бонапарт; в 1810-1813 гг. нидерландские земли входили в состав империи Наполеона. После освобождения в 1813 г. от французского господства Нидерланды -королевство под управлением династии Оранских-Нассау: в 1815-1830 гг. вместе с южнонидерландскими областями они образовывали единое государство - Королевство Объединенных Нидерландов, а с 1830 г. после отделения Южных Нидерландов и образования государства Бельгии - Королевство Нидерландов в существующих ныне территориальных границах.

4


ее развития и в разной проблематике представляли Н.М. Пакуль, Н.Б. Тер-Акопян, В.А. Вальков, Г.Г. Бауман, Е.П. Красильников, А.Н. Чис-тозвонов, требует дальнейшего развития.

Новизна исследования состоит в постановке актуальной исследовательской проблемы и полученных на основе разработки новых документов результатах. В отличие от существующих работ по внешней политике Нидерландов, в которых ставился акцент на дипломатической истории и двусторонних межгосударственных отношениях в конкретных хронологических рамках, в диссертации впервые в отечественной и зарубежной историографии внешнеполитический курс Нидерландов в Новое время рассматривается как системный процесс: на протяжении длительного периода времени в контексте экономической и колониальной политики страны и трансформации ее государственной и социально-экономической системы. Это позволяет проследить формирование внешнеполитического курса Нидерландов как результата соотношения всех этих факторов, определить особенности его развития на разных этапах, показать доминировавшее в нем направление и выявить его истоки.

Объектом диссертационного исследования является внешнеполитическая линия, проводившаяся Нидерландами с середины XVII в. до конца Первой мировой войны, исторически связанная с обширным комплексом социально-экономических и внутриполитических отношений, колониальной политикой, а также совокупностью происходивших в ней трансформационных процессов.

Предмет исследования: процесс формирования нейтрального внешнеполитического курса, его реализация и взаимовлияние с историческим развитием страны в социально-экономической и политической сферах.

При разработке темы диссертант исходил из общепринятого понятия нейтралитета как особого международно-правового статуса государства, не принимающего участия в войне между другими государствами и не оказывающего военной помощи ни той, ни другой воюющей стороне.

Основные этапы развития историографии и степень изученности проблемы

В зарубежной историографии проблемы внешней политики малых стран Европы, включая и такой их аспект как нейтралитет, являлись предметом научного осмысления, в том числе и применительно к внешней политике Нидерландов2. Однако историография традиционно отводит

2 Например: Voorhoeve J.J.C. Peace, Profits and Principles: a study of Dutch foreign policy. The Hague; Boston; London, 1979 (2 изд. - Leiden, 1985); [Boogman J.C.]. Van spel en spellers. Verspreide opsteller. 's-Gravenhage, 1982; Hellema D. Buitenlandse Politiek van Nederland. Utrecht, 1995 (переизд.: Idem. Buitenlandse Politiek van Nederland. De Nederlandse Rol in de Wereldpolitiek. Utrecht, 2006); Idem. Neutraliteit &

5


Нидерландам в контексте европейской и мировой политики достаточно скромное место. Для большинства исследователей отправной точкой является принятое ими за аксиому положение, что Нидерланды с 1839 г. придерживались нейтрального внешнеполитического курса, но процесс его формирования в исторической ретроспективе, а также влияние на развитие нидерландского государства недостаточно изучены как в нидерландской исторической науке, так, в целом, и в зарубежной.

В то же время дискуссии о внешнеполитической линии страны, в том числе и в плане ее постоянства и преемственности, ведутся практически с первых дней существования Соединенных провинций как суверенной державы. Важнейшим направлениям внешней политики Соединенных провинций периода первого бесстатхаудерного правления 1650-1672 гг. уделялось внимание в исторических и публицистических работах XVII в. Л. ван Айтцемы и А. де Викфорта3. Теоретическое обоснование проведения республикой нейтральной внешней политики на континенте содержат труды братьев Де ла Курт4. Изменение внешнеполитической линии Соединенных провинций и ее активная континентальная антифранцузская политика в последней трети XVII в., проводившаяся королем-статхаудером Вильгельмом III, нашли отражение в полемических сочинениях современников5.

Первым обобщением историографического опыта предшественников явилось самое известное историческое сочинение XVIII в. "История Нидерландов" Я. Вагенара6. Близкое по событийному изложению к хроникам и содержащее достоверные исторические факты, оно и сейчас представляет большой научный интерес.

Vrijhandel. De geschiedenis van de Nederlandse buitenlandse betrekkingen. Utrecht, 2001.

3 Aitzema L. van. Historie of Verhael van Saken van Staat en oorlogh, in ende omtrent

de Vereenigde Nederlanden. D. 1-14. 's-Cravenhage, 1657-1671; а также более позд

нее издание - Aitzema L. van. Saken van Staet en Oorlogh in ende omtrent de

Vereenigde Nederlanden. D. 1-6. 's-Gravenhage, 1669-1672; Histoire des Provinces-

Unies des Pais-Bas. Depuis le parfait Etablissement de cet Etat, par la Paix de Munster.

Par M. De Wicquefort, ... Historiografe de N. S. Les Etats de Hollande etc. T. 1. A La

Haye. [1719].

4 [De la Court J.] Consideraren en exempelen van de Staat beschreven door V. H. Am

sterdam, 1660; [Idem.] Consideratien en exempelen van de Staat ofte Politike

Weegschaal. Amsterdam, 1661; [De la Court P.] Aanwysing der heilsame politike gron-

den en maximen van de Republiek van Holland ende West-Vriesland. Leiden; Rotter

dam, 1669.

5 Например: Hooghe R. de. Spiegel van Staat des Vereenigde Nederlands. 2 v. Am

sterdam, 1706.

6 Wagenaar J. De Vaderlandsche Historie, vervattende de Geschiedenissen der nu

Vereenigde Nederlanden, inzonderheid die van Holland. Amsterdam, 1749-1789.24 dl.

6


Нидерландская историография XVIII в. не отмечена важными историческими сочинениями, зато это был настоящий "век памфлетов", большая часть которых касалась вопросов внешней политики. С начала 1770-х гг. они отражали споры сторонников союза морских держав, Великобритании и Соединенных провинций, и представителей демократического движения "патриотов", "атаковавших" этот внешнеполитический курс страны и считавших Францию истинным союзником республики. Хотя и оранжисты, и "патриоты" считали, что Соединенные провинции не должны отклоняться от уже утвердившегося в ходе европейских войн XVIII в. нейтралитета, однако самое знаменитое произведение нидерландской политической литературы - памфлет-обращение 1781 г. "К народу Нидерландов", написанный Ван дер Капелленом7, стал своеобразным детонатором демократической революции "патриотов" 1780-х гг., в результате которой Соединенные провинции не только не сохранили статус нейтральной державы, но и в 1795-1813 гг. фактически утратили свою независимость.

Особый интерес к историческому анализу нидерландского внешнеполитического курса начала проявляться во второй трети XIX в. После отделения в 1830 г. Бельгии Нидерланды, оказавшиеся на положении малой европейской страны с большими колониальными владениями, должны были выстраивать новую внешнеполитическую линию. В политических сочинениях этого времени на фоне упреков в адрес "неблагодарных бельгийцев", неуверенности в будущем "новых" Нидерландов, выражались и надежды на то, что страна справится с трудностями и возродит былую мощь. Значительная часть брошюр подобного содержания была написана известным политиком-либералом Й.Р. Торбеке. Он считал, что Нидерланды не должны отныне надеяться на помощь великих держав, по возможности, держаться в стороне от большой европейской политики и сосредоточить внимание на "строительстве" либерального государства8.

Этот тезис лег в основу нидерландского нейтрального внешнеполитического курса. В спорах по вопросам внешней политики речь шла лишь о выборе приоритета в двусторонних отношениях и о соответствии интересам государства отстраненности Нидерландов от европейских внешнеполитических дел.

7  Aan het Volk van Nederland. Het demokratisch manifest van Joann Derk van der

Capellen tot den Pol. Amsterdam, 1981.

8  Например, в работах "Слово в интересах Европы, о внесении предложения по

разделу Бельгии и Нидерландов" (Ееп woord in het belang van Europa, bij het

voorstel der scheiding tusschen Belgie en Nederland. Leijden, 1830), "О признании

независимости Бельгии" (Over de erkentenis der onafhankelijkheid van Belgie. 31

december 1830. Leijden, 1830). См. также: Thorbecke J.R. Over de verandering in het

algemeen staten-stetsel van Europa sedert de Fransche omwenteling. I (1789-1793).

Leijden, 1831; De briefwisseling van J.R. Thorbecke. G.J. Hooykaas, ed. D. MI. 's-

Gravenhage, 1975/1979.

7


С начала 1840-х гг. в нидерландской историографии набирает силу консервативно-протестантское направление, критически переосмыслившее "французский период" нидерландской истории, а в этой связи и предшествовавшее ему движение "патриотов". Одним из первых его представителей стал Г. Грун ван Принстерер, политик, адвокат и главный архивариус личного архива дома Оранских-Нассау. В отличие от либералов и их главы Торбеке, положительно оценивавших влияние "французского периода" с его атеистическим духом на развитие Нидерландов, консерватор и кальвинист Грун ван Принстерер воспринимал его как нечто чуждое протестантскому характеру и традициям нидерландской нации. В кругах консерваторов и протестантов-ортодоксов симпатии были обращены к Германии, в особенности, к Пруссии9. Проблемы, поставленные на повестку дня европейской политикой - решение "Люксембургского вопроса" в 1867 г. и Франко-прусская война (в ходе которой Нидерланды оставались нейтральными) - нашли отражение и на страницах некоторых работ и в комментариях к сборникам документов10.

Оппонентом Торбеке в вопросах внешней политики государства был профессор-историк Г.В. Вреде, автор признанных работ по международным отношениям и истории нидерландской дипломатии11. Сторонник нейтралитета, Г.В. Вреде осуждал слабость проводившейся либералами внешней политики, полагая, что Нидерландам следует действовать более уверенно: не уходить в тень великих держав, а брать пример с Соединенных провинций, которые играли важную роль в европейской политике.

Последователем Грун ван Принстерера стал кальвинист-ортодокс А. Кёйпер, глава клерикальной Антиреволюционной партии, которому удалось не только развить идеи своего учителя, но и к началу XX в. сделать их основой мировоззрения значительной части нидерландского об-

9 См.: Groen van Prinsterer G. Handboek voor de geschiedenis des vaderlands. Leiden,

1846.

10  Groen van Prinsterer G. La Prusse et les Pays-Bas. Amsterdam, 1867; Idem.

L'empire prussien et I'Apocalypse. Amsterdam, 1867; Bosscha J. Pruisen en Nederland.

Amsterdam, 1866; Tellegen B.D.H. Duiteland en Nederland. Groningen, 1870;

Oranijboek. Diplomatieke bescheiden betreffende de Limburg-Luxemburgsche

aangelegenheden, 1866-1867. 's-Hage. 1868.

11    Vreede G.W. Bijdragen tot de geschiedenis der omwenteling van 1795-1798. 2 dl.

Amsterdam, 1847-1851; Idem. Inleiding tot eene geschiedenis der Nederlandsche

diplomatie: 1572- 1650. Utrecht , 1860-1865; Idem. L'Angleterre et la libertй du

continent, 1866; Idem. Geschiedenis der diplomatie van de Bataafsche Republiek. 2 dl.

3 bn. Utrecht, 1863-1865; Idem. Onze diplomatie na de erkenning der onafhankelijkheid

van Belgie. Utrecht, 1875, а также Jonge J.K.J. de. Geschiedenis van de diplomatie

gedurende den Oostenrijkschen successie-oorlog en het Congres van Aken (1740-

1748). Leiden, 1852.

8


щества12. В области гуманитарного знания интерес сместился к сфере международного права, в Нидерландах сформировалась сильная правовая школа, а за Гаагой закрепилась слава мировой юридической столицы и центра международного арбитража. Определенную роль в этом сыграли особенности национального характера нидерландцев: склонности к консенсусу и постоянному стремлению, руководствуясь законом, смягчить любую конфронтацию и достичь равновесия13.

Важной тенденцией в историографии конца XIX - первой половины XX в. становится обращение к проблематике двусторонних отношений, дипломатической истории и европейских войн XVII в., появление биографических портретов политических деятелей - Де Витта и Вильгельма III14. Стоит отметить новаторскую работу Х.Э. Бехта, представившего в динамике на огромном статистическом материале воздействие участия республики в антифранцузской коалиции в последней трети XVII в. на изменение объемов торговых оборотов Соединенных провинций; и фундаментальную "Экономическую историю Голландии" немецкого исследователя Э. Бааша15.

Среди монографических исследований, касавшихся XVIII в., выделим труд П. Кокеля, рассматривавшего франко-голландские отношения16 и докторскую диссертацию А. Калсхофен, в которой подробно прослеживалось развитие англо-нидерландских отношений накануне и в период "дипломатической революции"17. Однако авторы этих работ, используя огромный комплекс ранее не вводившихся в оборот архивных документов и подробно анализируя ход дипломатических отношений и важнейшие события европейских войн, не уделяли внимание ни практике нидерландско-

12  См. например: Кайпер А. Христианское мировоззрение. Лекции по кальвинизму.

СПб., 2002.

13  Взаимовлияние национального характера и истории страны, в том числе и ее

внешней политики, стало темой коллективной монографии "Согласие в Голландии:

"польдерная модель" с 1500 г. до наших дней" (Harmonie in Holland: net poldermodel

van 1500 tot nu. Amsterdam, 2007).

14  Japikse N. De verwikkelingen tussen de Republiek en Engeland van 1660-1665.

Leiden, 1900; Elias J.E. Het voorspel van eersten Engelsen oorlog. 2 din. 's-

Gravenhage, 1920; Elzinga S. Het voorspel van den oorlog van 1672. Haarlem, 1926;

Elias J.E. De tweede Engelse oorlog als keerpunt in onze betrekkingen met Engeland.

Amsterdam, 1930; Geyl P. Orange en Stuart. Utrecht, 1939; Japikse N. Johan de Witt.

Amsterdam, 1928; Idem. De Stadhouder-Koning. 2 din. Amsterdam, 1930-1933.

15  Becht H.T. Statistische gegevens betreffende den Handelsomzet van de republiek der

Verenigde Nederlanden gedurende de 17-e eeuw. (1579-1715). 's-Gravenhage, 1908;

Baasch E. HollandischeWirtschaftsgeschichte. Jena, 1927.

16  Coquelle P. L'alliance franco-hollandaise contre I'Angleterre 1735-1788. P., 1902.

17  Kaishofen A. De diplomatieke verhouding tussen Engeland en de Republiek der

Vereen. Nederlanden 1747-1756. 's-Gravenhage, 1915.

9


го нейтралитета в европейских войнах XVIII в., ни внутриполитическим процессам, происходившим в республике, ни борьбе партий по вопросам внешней политики, безусловно, влиявшей на изменение внешнеполитического курса республики.

Нидерландская историография указанного периода, рассматривавшая вопросы внешней политики страны XIX в. - конца 1930-х гг., уже исходила из постулата, что Нидерланды - среднее по значимости европейское государство с большими колониальными владениями, сохраняющее на протяжении долгого времени нейтральный статус18. Внимание историков было сосредоточено на отдельных аспектах двусторонних отношений, чаще торговых19, реже - военных20, вопросах, освещавших положение Нидерландов как державы, отстаивавшей в концерте европейских государств принцип сохранения баланса сил, с акцентом на разработке международно-правовых норм и арбитража21, а также на колониальной политике Нидерландов22. В целом нидерландская историография ориентировалась на германскую историческую школу, тяготела к нарративности и детальному рассмотрению поставленных вопросов.

Первой работой, в которой был прослежен курс внешней политики Нидерландов с конца XVI в., стала монография юриста и журналиста А. ван Хамела "Нидерланды между великими державами. Основные черты внешней политики и дипломатической истории нашей родины с момента

18  Натре К. Belgien und Holland vor dem Weltkrieg. Gotha, 1918; Struycken A.A.H. Het

Bestuur der Buitenlandse Betrekkingen. [S.I.]. 1918.

19  Kloos G.J. De handelspolitieke betrekkingen tusschen Nederland en Vereenigde

Staten van Amerika 1814-1914. Amsterdam, 1923; Smit С De handelspolitieke

betrekkingen tusschen Nederland en Frankreik, 1814-1914. Den Haag, 1923;

Nederbragt J.A. Handelsverdragen en handelsverdragpolitiek. Kampen, 1929.

Amsterdam, 1939.

20  Например: Snijders G.J., Dufort R. De mobilisatien bij de grate Europese mogendhe-

den in 1914 en de invloed van de generate staven op het uitbreken van den wereldoor-

log. Leiden, 1927.

21  Eysinga W.J.M. van. Ontwikkeling en inhoud der Nederlandse tractaten sedert 1813.

Den Haag, 1916; Spanjaard L. Nederlandsche diplomatieke en andere becherming in de

Vremde 1795-1914. Amsterdam, 1923; Hamel G.A. van. De Internationale arbitrages

van Nederland van 1813 tot heden. 's-Gravenhage, 1939; Barents J. Het Internationale

statuut van de Maas. Amsterdam, 1940.

22  Mansvelt N. De betrekkingen tusschen Nederland en Zuid-Afrika sedert de verovering

van de Kaap-kolonie door de Engelsen. Utrecht, 1902; Colenbrander H.T. Nederland's

betrekkingen tot Indie in verleden en toekomst. Den Haag, 1918; Fievez de Malines van

Ginkel H. Overzicht van de internationaal-recttelijke betrekkingen van Nederlandsch-

Indie (1850-1922). 's-Gravenhage, 1924.

10


обретения ею независимости"23, написанная в годы Первой мировой войны, в которой Нидерландам удалось сохранить статус нейтральной державы. В книге впервые поднимался вопрос о традициях и тенденциях в нидерландской внешней политике. Ван Хамел утверждал, что Нидерланды всегда стремились оставаться вне европейских конфликтов и ходом своего исторического развития были предназначены стать центром сохранения стабильной европейской системы, а перед силой и амбициями мощных континентальных государств, каковой сначала была Франция, затем - Германия, Нидерландам не следует отказываться от поддержки Великобритании, помощь которой в защите нидерландских колоний очень важна. Работа Ван Хамела в значительной мере расширила представление об особенностях развития нидерландского внешнеполитического курса и показала важность и актуальность обращения к теме внешней политики страны.

После Первой мировой войны, в процессе решения вопросов о вступлении Нидерландов в Лигу наций и урегулирования отношений с Бельгией, нидерландский нейтралитет становится темой общественных дискуссий, что отражалось в прессе и брошюрах некоторых политических деятелей, например, члена государственного совета А. Стрёйкена24. Появляются и небольшие по объему работы о нейтралитете Нидерландов, в которых он определялся как один из весомых факторов сохранения мира и стабильности в Европе25.

Особо выделялись две работы, написанные сразу же после вступления армии гитлеровской Германии в Польшу и заявления нидерландского правительства о нейтралитете от 4 сентября 1939 г. В ответ на статьи в английской и французской прессе, авторы которых отрицали право Нидерландов оставаться в этой ситуации нейтральными, лейденский юрист Б.М. Телдерс опубликовал брошюру под названием "Нидерландский нейтралитет. Основы и результаты"26. Он доказывал, что великие державы помогают малым странам только в том случае, если это совпадает с их собственными интересами, поэтому Нидерланды, прежде всего, должны руководствоваться своими принципами, и они не только имеют право со-

23  Hamel A.J. van. Nederland tusschen de mogendheden. De Hoofdtrekken van het

buitenlandsch beleid en de diplomatieke geschiedenis van ons Vaderland sinds deszelfs

onafhankelijk Volksbestaan onderzoch. Amsterdam, 1918. В 1945 г. переиздана: Idem.

Devaste koers. Amsterdam; Brussel, 1945.

24 Struycken A.A.H. De hoofdtrekken van Nederlands buitenlandsch beleid. Arnhem,

1923.

25  См. например: Vandenbosch A. The neutrality of the Netherlands during the world

war. Grand Rapid, 1927. LeeuwA.S. de. Nederland in de weleldpolitik van 1900 tot

heden. Zeist, 1936.

26  Telders B.M. Nederlands onzijdigheid. Grondslagen en gevolgen. 's-Gravenhage,

1939.

11


хранять свой нейтралитет - это их долг в интересах Европы. Утверждая, что Нидерланды никогда не должны забывать о своей миссии посредника и миротворца, Телдерс обращался к истории страны, доказывая на конфетных примерах, что нейтралитет, давно утвердившийся на практике, является отличительной чертой нидерландской внешней политики27.

Положения Телдерса развил утрехтский историк П. Гейл28. Согласно Гейлу, речь не шла о том, что Нидерланды имеют перед Европой некоторое обязательство придерживаться нейтралитета. Нейтралитет, считал он, должен быть независимым от международной ситуации и базироваться на собственных интересах Нидерландов.

Вторая половина XX в. не придала палитре внешнеполитических исследований большого разнообразия. Взгляды на довоенную нейтральную внешнюю политику страны оставались традиционными, таковыми были и подходы к написанию работ - с энциклопедической тщательностью создавались подробнейшие исследования-справочники И.Х. Госсеса и Н. Япик-сы, СИ. Фоккема Андреа29 и фундаментальные труды по внешней политике ведущих нидерландских историков XX в. - П. Гейла, Й. Богмана30 и К. Смита31.

К теме внешней политики Соединенных провинций в XVIII в. проявили интерес английские ученые. Работы Р. Хэттона, К. Уильсона, А. Картер32

27 Ibid. Р. 10-14,17, 28,43-45.

28  Geyl P. Nederland en de oorlog. Beschouwingen naar aanleiding van prof. Telders

"Nederlands onzijdigheid". Utrecht, 1939.

29  Gosses I.H., Japikse N. Handboek tot de Staatkundige Geschiedenis van Nederland.

's-Gravenhage, 1947; Fockema Andreae S.J. De Nederlandse Staat onder de Re-

publiek. Amsterdam, 1961.

30  Geyl P. Geschiedenis van de Nederlandse Stam. Amsterdam, 1959; Boogman J. С

Nederland en de Duitse Bond 1815-1851.2 di. Groningen; Djakarta, 1955.

31  Smit С De buitenlandse politiek van Nederland. Eerste deel. De Republiek de

Vereenigde Nederlanden. Tweede deel. Koninkrijk der Nederlanden. Den Haag, 1945;

Idem. Diplomatieke geshiedenis van Nederland, inzonderheid sedert de vestiging van

het koninkrijk. Den Haag, 1950 (хронологически расширенный вариант предыдущей

работы); Idem. Hoogtij der neutraliteitpolitiek. De buitenlandsche politiek van Nederland

1899-1919. Leiden 1959; Idem. Nederland in de Eerste Wereldoorlog (1899-1919). D. 1-

3. Groningen, 1971-1973; Tien studien betreffende Nederland in de Eerste

Wereldoorlog. Groningen, 1975. Idem. De Scheldelwestie. Rotterdam, 1966. Под руко

водством Смита было осуществлено также издание документов по внешней поли

тике страны 1899-1919 гг.: Bescheiden betreffende de Buitenlandse Politiek van

Nederland, 1848-1919. Derde period: 1899-1919, bewerkt door С. Smit (tien delen). 's-

Gravenhage, 1954-1974.

32  Hatton R. Diplomatic relations between Great Britain and the Dutch Republic 1714-

1721. L, 1950; Wilson С Anglo-Dutch commerce and Finance in the Eighteenth cen

tury. L, 1966; Carter A.C. The Dutch Republic in Europe in the Seven Year War. L,

1971.

12


значительно расширили границы исследования по этим сюжетам, ввели в научный оборот многочисленные архивные документы. В то же время в них по-прежнему акцент делался на изучении тонкостей дипломатических отношений Соединенных провинций с европейскими державами, главным образом с Великобританией, а за рамками исследований оставалась связь между внешней политикой и внутриполитическими процессами, происходившими в республике.

В силу ряда обстоятельств, и, прежде всего, кардинальной смены внешнеполитического курса Нидерландов после Второй мировой войны, работы теоретического характера по этой проблематике появляются только в 1970-80-е гг. Родоначальником первой в Нидерландах школы внешнеполитических исследований стал Й. Богман, которому удалось, проанализировав работы предшественников и коллег- Й. ван Хамела, П. Гейла, К Смита, обобщив и систематизировав материал, четко расставить акценты в изложении истории внешней политики Нидерландов Нового времени и наметить основные направления исследований в этой области33. Под руководством Богмана были написаны докторские диссертации34, одной из которых был труд И. Алберса "Республика и мир в Европе"35. Работа затрагивала почти не разрабатывавшуюся ранее проблему присоединения Соединенных провинций к союзам европейских держав, возникшим после Войны за испанское наследство. Впервые в такого рода исследовании привлекались документы архивов всех нидерландских провинций.

Теоретические статьи Й. Богмана по внешней политике Нидерландов подвигли американского историка Й. Ворхуве обратиться к этой проблематике. Результат его исследований - монография "Мир, выгода и принципы"36, посвященная внешней политике Нидерландов второй половины XX в. В первых главах автор изложил свои взгляды на эволюционный процесс нидерландской внешней политики в Новое время. Он указал ее приоритеты (вынеся это в заголовок книги) и присущие ей традиций -"нейтралитет-неучастие" и "интернационализм-идеализм".

В эти годы вышла также уникальная книга М.В. Юриансе, создавшей серию исторических портретов нидерландских министров иностранных

33 См.: [Boogman J. С]. Van spel en spellers. Verspreide opsteller. 's-Gravenhage,

1982; Idem. Achtergronden, tendenties en tradities van het buitenlands beleid van Ned-

erland (eind zestinde eeuw- 1940) // Sas N. С F. van. De kracht van Nederland: Inter

nationale positie en buitenlands beleid. Haarlem, 1991.

34 Franken M A.M. Coenraad van Beuningen's politieke en diplomatieke aktiviteiten in de

jaren 1667-1684. Groningen,1966; Huisman C. Nederlands Israel. Het natiebesef der

traditioneel-gereformeerden in de achttiende eeuw. Dordrecht, 1983.

35 Aalbers J. De Republiek en de vrede van Europa. Groningen, 1980.

36 Voorhoeve J.J.C. Op. cit.

13


дел XIX в.37 О бельгийско-нидерландских отношениях в 1859-1871 гг. и возможностях проведения малыми государствами самостоятельной внешней политики написал монографию К. Тамсе, о традиции англонидерландского союза - Н. ван Сас38. Два изданных в эти годы сборника объединили статьи по проблемам внешней политики Нового и Новейшего времени39. Различные аспекты внешней политики Нидерландов освещались в общих трудах по истории страны, а также истории Бельгии и Люксембурга40.

Тем не менее, к концу столетия ситуацию в историографии можно было охарактеризовать словами Й. Ворхуве, отмечавшего еще в 1979 г., что в целом проблемами, связанными с нидерландской внешней политикой интересуются мало41. В 1999 г. нидерландский историк Б. де Граф составил список всех изданных в XX в. в разных странах монографий по внешней политике Нидерландов (хронологические рамки исследований охватывали период 1870-1998 гг.). Список насчитывал всего 236 названий42. Де Граф также подсчитал частоту публикаций по внешней политике и их соотношение с другими историческими исследованиями. Его подсчеты показали, что до конца 1960-х гг. в среднем выходила одна книга в год, в конце XX в. - около десяти, а общее соотношение научных исторических работ с работами по внешней политике таково: в 1951-1975 гг. из 39 013 научных исторических работ 32 были посвящены внешней политике, в 1976-1980 гг. из 15 320 - 16, в 1981-1985 гг. из 26 864 - 32, в 1986-1990 гг. из38 241 -4343.

На рубеже веков появилось несколько работ нидерландского историка-международника Д. Хеллема44, в которых в предисловии к основной

37 Jurriaanse М. W. De Nederlandse Ministers van Buitenlandse Zaken 1830-1900. Den

Haag, 1974; продолжена коллективной монографией - De Nederlandse Ministers

van Buitenlandse Zaken in de twintigste eeuw. Den Haag, 1999.

38 Tamse С Nederland en Belgie in Europa (1859-1871). De zelfstandigheidspolitiek

van twee kleine staten. Den Haag, 1973; їas N. С F. van. Onze natuurlijkste

bondgenoot. Nederland, Engelanden Europa, 1813-1831. Groningen, 1985.

39 Sas N. С F. van. De kracht van Nederland, Internationale positie en buitenlands

beleid. Haarlem, 1991; Luykx P., Manning A. (red.). Nederland in de wereld 1870-1950:

opstellen over buitenlandse en koloniale politiek, aangeboden aan Dr. N. Bootsma.

Nijmegen, 1988.

40 Algemene Geschiedenis der Nederlanden. Deel 1-15 Haarlem, 1979-1985; Voogd Ch.

de. Histoire de Pays-Bas. P., 1992; Bitsch M.-T. Histoire de la Belgique. P., 1992;

Trausch G. Histoire de Luxembourg. P., 1992.

41 Voorhoeve J.J.C. Op. cit. Leiden, 1985. P. XV.

42 Graaff B. de. Buitenlands en toch provinciaal // Theoretische Geschiedenis. Jaargang

26, №3,1999. P. 322-331.

43 Op. cit. P. 332.

44 Hellema D. Buitenlandse Politiek van Nederland. Utrecht, 1995, и др.

14


части, посвященной современной нидерландской внешней политике, автор дает краткий исторический очерк, написанный с учетом всей, имеющейся в настоящий момент литературы по этой проблематике.

В работах нидерландских авторов начала XXI в., связанных с тематикой нейтральной внешней политики или же затрагивающих отдельные аспекты этой проблемы, внимание уделялось периоду Первой мировой войны, мало изучавшемуся ранее. Следует отметить монографию П. Муйеса "В безопасной зоне. Нидерланды во время Первой мировой войны"45, основанную на дневниковых записях, мемуарах, письмах, которые позволили автору восстановить картину духовной жизни Нидерландов в эту эпоху; похожую по типу исследования коллективную монографию "Жизнь рядом с катастрофой. Нидерланды в период Первой мировой войны"46, книгу П. Муйеса, в которой он обратился к исследованию темы армии в нейтральном государстве47. Интерес представляют сборник "Шаткое равновесие: нейтральные Нидерланды и Первая мировая война"48, в статьях которого освещаются некоторые неисследованные вопросы, в том числе и связанные с нейтральным статусом страны, монография И. Та-мес, в которой проанализировано отражение событий военного времени в общественном мнении Нидерландов, сборник статей "Великая война, хроника 1914-1918 гг."49, а также трехтомная биография пребывавшей у власти в этот период королевы Вильгельмины, написанная К. Фассёром50.

В целом, современная зарубежная историография по-прежнему уделяет мало места вопросам внешней политики Нидерландов в Новое время, а проблема нейтрального внешнеполитического курса Нидерландов, как видно из историографического обзора, в работах последних лет разрабатывалась только в контексте Первой мировой войны. В большинстве исследований внутриполитические проблемы Нидерландов рассматриваются изолированно от внешней политики, и хотя связь между ними, в том числе и влияние на выработку нейтрального внешнеполитического курса огромных по размерам нидерландских колониальных владений, никто не

45  Moeyes Р. Buiten schot. Nederland tijdens de Eerste wereldoorlog. 1914-1918. Am

sterdam; Antwerpen, 2001.

46  Leven naast de catastrrofe. Nederland tijdens de Eerste Wereldoorlog. Hilversum,

2001.

47  Moeyes P. De sterke arm, de zachte hand: het Nederlandse leger en de

netraliteitspolitiek 1839-1939. De Arbeiderspers, 2006.

48  Wankel evenwicht : neutraal Nederland en de Eerste Wereldoorlog. Soesterberg,

2007.

49  Tames I. Oorlog in onze gedachten. Hilversum, 2006; De Grate oorlog. Kroniek 1924-

1918. Aspekt, 2006.

50  Fasseur С Wilhelmina. De jonge koningin. Balans, 1998; Wilgelmina. Krijgshaftig een

vormeloze jas. Balans, 2001 ; Wilhelmina. Sterker door strijd. Balans, 2002.

15


отрицает, тем не менее, не было предпринято попытки проанализировать все это в едином комплексе.

В отечественной историографии на фоне относительно слабо изученной истории Нидерландов, и, тем более, внешней политики этой страны, нидерландский нейтралитет в динамике его развития был заявлен как научная проблема только в работах Г.А. Шатохиной-Мордвинцевой51, хотя на значимость нидерландской политики нейтралитета указывалось в некоторых трудах по истории европейских стран52, коллективных монографиях, диссертационных работах и статьях, рассматривавших российско-нидерландские отношения в XVIII-XIX вв.53

Одними из первых отечественных исследователей, кто по ходу изложения истории Нидерландов касался вопросов внешней политики в Новое время, были Н.А Бестужев, СВ. Пантелеева, С.Г. Лозинский54. Линию развития внешнеполитического курса Нидерландов Нового и Новейшего времени в целом отражали разделы страноведческих очерков в изданиях Большой советской энциклопедии и Исторической энциклопедии, хотя о нейтральной политике страны речь в них шла только применительно к

51  Шатохина-Мордвинцева Г.А. Внешняя политика Нидерландов. 1713-1763 гг.:

становление голландского нейтралитета. М., 1998; Мордвинцева Г.А. Външната

политика на Нидерландия в годините на Първата световна война // 80 Години от

Първата световна война. Велико Търново, 2000; Шатохина Г.А. Нейтральные

страны и война: Нидерланды // Мировые войны XX века. Кн.1. Первая мировая

война. М., 2002. Гл. VIII.; Шатохина-Мордвинцева Г.А. Нидерландское общество в

годы Первой мировой войны // Войны и общество в XX веке: в 3 кн. Кн.1. М., 2008;

и др.

52  Яковлев Н.Н. Британия и Европа. М., 2000; Шатохина-Мордвинцева Г.А. Нидер

ланды в новое и новейшее время. М., 2002; Хорошева А.О. Внешняя политика

Бельгии накануне и во время Первой мировой войны. М., 2007.

53  Нидерланды и Северная Россия. СПб., 2003; Голландцы и бельгийцы в России

XVIII-XX вв. СПб., 2004; Материалы международной научной конференции "Рос

сия-Голландия: на перекрестке мнений". СПб, 2008. Швачкина Е.И. Русско-

нидерландские отношения в первой половине XVIII века. Автореферат дисс. к. и.

н. М., 2002; Самсонов П.Е. Становление торговых отношений Российской империи

с Королевством Нидерландов в 1815-1853 гг. Автореферат дисс. к. и. н. СПб.,

2005; Колосова И.В. Формирование и развитие отношений между Российской им

перией и Нидерландами (XVIII - первая половина XIX в.). Автореферат дисс. к. и.

н. М., 2007. Собко Е.М. Нидерланды во внешнеполитической стратегии России в

1725-1730 гг. // Вопросы истории № 11-12, 2001; Шатохина Г.А. Россия и Нидер

ланды во второй половине XVIII века // Россия и Европа: дипломатия и культура.

Вып. 2. М., 2002; Колосова И.В. Россия и Нидерланды в XIX в. // RUS. № 23.2006.

54 Бестужев Н.А Записки о Голландии, 1815 года. СПб., 1821; Пантелеева СВ.

Нидерланды и Бельгия. СПб., 1905; Лозинский С.Г. История Бельгии и Голландии

в Новое время. СПб., 1907.

16


периоду Первой мировой войны55. Некоторые вопросы нидерландской внешней политики рассмотрены в многотомной "Истории дипломатии" и учебных пособиях по истории Нидерландов56, написанной на основе архивных документов монографии И.С. Рыбаченок57.

Отдельные аспекты нидерландской истории, в том числе и вопросы нидерландской внешней политики Нового времени, затрагивались в статьях Я.Я. Зутиса, СИ. Архангельского, диссертации и статьях Н.Б. Тер-Акопяна, в трудах уникального нидерландиста А.Н. Чистозвонова, в работе О.Б. Дёмина58. В этих исследованиях анализировалась противоречивость процесса формирования внешнеполитического курса Соединенных провинций на протяжении XVII-XVIII вв. При этом объектом изучения становилась и внутриполитическая ситуация, и особенности экономического уклада республики.

Франко-голландские отношения в XVII в. в отдельных главах своих исследований рассматривали В.Н. Малов и Ю.В. Борисов59, нидерландско-

55  Лесников М.Н, Поршнев Б.Ф., Вейс В. Нидерланды. Исторический очерк// БСЭ.

Т. 42. М., 1939; Чистозвонов А.Н., Алексеев В.А. Нидерланды. Исторический очерк

// БСЭ. 2-е изд. Т. 29. М., 1954; Чистозвонов А.Н., Вальков В.А. Нидерланды. Исто

рический очеркНСЮ. Т. 10. М., 1967.

56  История дипломатии. Под ред. В.П. Потемкина. М., 1941-1945. Т. 1-3; История

дипломатии. М., 1959-1979. Т. 1-5; Россия и Нидерланды: контакты и взаимное

видение. Мурманск, 1995; Шатохина-Мордвинцева Г.А. История Нидерландов. М.,

2007.

57  Рыбаченок И.С. Россия и Первая конференция мира 1899 года в Гааге. М., 2005.

58  Зутис Я.Я. Балтийский вопрос в политике великих держав (от Полтавской битвы

до Семилетней войны) // Историк-марксист. 1941. № 2; Архангельский СИ. Англо

французская война с Испанией, 1655-1659 гг. // Вопросы истории. 1947. № 2; Тер-

Акопян Н.Б. Голландско-английское соперничество и политическая борьба в Гол

ландии в связи с английской революцией (1640-1660 гг.): Дис. ... канд. историч.

наук. М., 1953; Он же. Англо-голландские отношения 1642-1648 гг. и Мюнстерский

мир // Проблемы британской истории. М., 1972; Он же. Нидерланды // Война за

независимость и образование США. М., 1976; Чистозвонов А.Н. Крестные отцы

Нидерландской Ост-Индской компании // Новая и новейшая история. 1976. №4,

№6; Он же. Генезис капитализма в Нидерландах // Проблемы генезиса капитализ

ма. М., 1978; Он же. Традиции и новации в современной национальной историо

графии Нидерландской буржуазной революции // СВ. Вып. 47. М., 1984; Он же.

Торгово-колониальная экспансия Нидерландов в XVI-XVII вв. и восстания на судах

океанских флотов // СВ. Вып. 52. М., 1989; Он же. Нидерланды. Республика Со

единенных провинций // История Европы. Том третий. М., 1993; Дёмин О.Б. Англо

нидерландские отношения второй половины XVI - начала XVII века. (На англий

ских материалах): Дис.... канд. истор. наук. М., 1984.

59  Малов В.Н. Ж.-Б. Кольбер. Абсолютистская бюрократия и французское общест

во. М., 1991; Борисов Ю.В. Дипломатия Людовика XIV М., 1991.

17


бельгийские отношения в конце XVIII - начале XIX в. - А.С. Намазова60. Предметом рассмотрения в отечественной историографии были отдельные вопросы политики и экономики Нидерландов в годы Первой мировой войны61, а также изменение направления внешнеполитического курса Нидерландов после Второй мировой войны и участие Нидерландов в процессе европейской интеграции62.

Отечественная историческая наука уделяла достаточно внимания тесно связанным с внешней политикой проблемам формирования и развития нидерландской колониальной империи в Новое время. Этой теме посвящены монографии, коллективные труды, научные статьи и диссертации63.

В последние десятилетия стали привлекать внимание исследователей российско-нидерландские торговые отношения: этому посвящена изданная в России работа нидерландского исследователя Я.В. Велувенкампа64, в своих монографиях обращаются к этим проблемам А.В. Дёмкин и В.Н.

60  Намазова А.С. Бельгийская революция 1830 года. М., 1979; Намазова А.С. Бель

гия: эволюция государственности в XVIII-XX веках. М., 2008.

61  Бауман Г.Г. Рабочее и социалистическое движение в Нидерландах (1861-1918).

Ростов-на-Дону, 1975; Я.Е. Сегал. Голландия (Нидерланды). М., 1940; Остров

ская Е.П. Нидерланды: Бизнес, специализация, экономика. М., 2002.

62  Надин К. Внешняя политика Голландии. М., 1963; Панкова Л.Н. Основные на

правления внешней политики Нидерландов в 70-е годы. Дис. ... канд. историч.

наук. М., 1983; Зайцева Н.И. Основные направления внешнеполитического курса

стран Бенилюкс // Военная и внешняя политика западноевропейских государств.

Ч. 2. М., 1986; Телюкова Т.И. Роль и место антивоенного движения в современной

общественно-политической жизни Нидерландов (1977-1985 гг.). Дис. ... канд. ис

торич. наук. М., 1986; Брандт Д.М. Нидерланды. М., 1953; Вальков В.А. Экономика

и политика Голландии после второй мировой войны. М., 1961; Тамарин Н.И. Со

временная Голландия. М., 1966; Островская Е.П. Нидерланды: большие проблемы

малой страны. М., 1986; Бусыгин А.В. Побеждающие море: О Голландии и гол

ландцах. М., 1990; Борко Ю.А. Проблемы западноевропейской интеграции. М.,

1987.

63  См.: Губер А.А. Индонезия. Социально-экономические очерки. М.; Л., 1932; Он

же. Избранные труды. М., 1976; Мовчанюк П.М. Яванская народная война 1825-

1830 гг. М., 1969; Тюрин В.А. Ачехская война. М., 1970; Аблина С.А. Создание

режима голландского колониального господства на Юге Африки во 2-й половине

XVII века: Дис. ... канд. историч. наук. М., 1983; Грибанов П.В. Суринам //Афри

канцы в странах Америки. Негритянский компонент в формировании наций Запад

ного полушария. М., 1987; Решина М.И. Нидерландские Антилы // Там же; Она же.

Нидерландские Антилы // Этнические процессы в странах Карибского моря. М.,

1982; Берзин Э.О. Юго-Восточная Азия и экспансия Запада вXVII-началеXVIII в.

М., 1987; Бандиленко Г.Г., Гневушева Е.И., Деопик Д.В., Цыганов В.А. История

Индонезии. Ч. 1. М., 1992. Ч. 2. М., 1993.

64 Велувенкамп Я.В. Архангельск. Нидерландские предприниматели в России.

1550-1785. М., 2006.

18


Захаров65. Темой отдельного исследования стали российско-нидерландские династические связи66. Интерес представляют и коллективные работы, появившиеся в результате российско-нидерландских исследовательских проектов и уделяющие внимание, в том числе, и некоторым аспектам внешней политики Нидерландов67.

Подводя итоги анализа историографии, можно сделать следующий вывод: несмотря на целый ряд работ, посвященных отдельным темам и вопросам внешней политики Нидерландов, включая и нейтралитет в конфетные исторические моменты, и проработку политических и торгово-экономических вопросов во взаимоотношениях Нидерландов с различными европейскими державами на определенных этапах их развития, и эволюцию нидерландской колониальной системы, не было ни одного исследования, в котором в означенных хронологических рамках рассматривалась бы в комплексе выработка нейтрального внешнеполитического курса и его реализация в ходе европейских войн на фоне трансформации нидерландской государственно-политической системы с учетом влияния на внешнюю политику страны эволюции колониальной империи. Такой подход к проблеме позволяет проследить и отличительные особенности нидерландского нейтралитета в конкретные исторические периоды.

Лакуны в историографии определили характер основных исследовательских задач автора и выбор источниковой базы исследования.

Источниковая база исследования

Источники, использованные в диссертации, разделены на семь групп.

Первую составляют документы Архива внешней политики Российской Империи МИД РФ (АВПРИ). В круг исследования вошли документы фонда № 50 "Сношения России с Голландией" за 1722-1763 гг., 1778-1783 гг., 1785 г., 1795 г., 1799 г.; фонда "Дела о вооруженном морском нейтралитете" за 1780-1781 гг.; фонда "Канцелярия" (оп. 470) за 1870 г., фонда 133 "Канцелярия МИД" (оп. 470) за 1914-1917 гг. и отдельные дела других фондов. Эти документы представляют официальные донесения российских послов из Гааги, в которых дается подробная характеристика внешней и внутренней политики Соединенных провинций, а позже Королевства Нидерландов, анализируется информация о роли и месте Нидерландов в системе европейских государств. Дела содержат также инструкции рос-

65  Дёмкин А.В. Западноевропейское купечество в России в XVII в. М., 1994. Вып. 1-

2; Захаров В.Н. Западноевропейские купцы в России. Эпоха Петра I. М., 1996; Он

же. Западноевропейские купцы в российской торговле XVIII века. М., 2005.

66  Намазова А.С. Нидерланды. Оранско-Нассауская династия // Монархи Европы:

судьбы династий. М., 1996; Стрижак Н., Соколов А.Р., Раскин Д.И. Анна Павловна.

Русская принцесса на Голландском троне. СПб., 2003.

67  Голландцы и русские. 1600-1917. Из истории отношений между Россией и Гол

ландией. Гаага, 1989; Петр I и Голландия. Русско-голландские научные и художе

ственные связи в эпоху Петра Великого. СПб., 1997.

19


сийским представителям при иностранных дворах, призванные ознакомить главу дипмиссии с политикой российского государства и дать рекомендации к ведению конкретных переговоров. В делах находятся материалы адмиралтейств нидерландских провинций, переписка российских секретных агентов с представителями секретных служб, тексты двусторонних договоров, правительственных нот, указов, выписки из решений Генеральных штатов Нидерландов, подлинники-автографы царствовавших особ и глав Коллегии иностранных дел и МИД, нидерландских стат-хаудеров, ратпенсионариев и королей Нидерландов. Поскольку в дипломатической работе роль главы дипмиссии необычайно велика, и его отношение к службе и знания "предмета" хорошо прослеживаются в документах, в тексте диссертации даны краткие биографические портреты некоторых российских дипломатов.

Практически все указанные архивные материалы впервые вводятся в научный оборот.

Вторую группу источников представляют публикации документов из фондов АВПРИ.

Важными для разработки темы диссертации являются материалы, собранные в многотомные издания архивов государственных деятелей и дипломатов ("Архива кн. Ф.А. Куракина" и "Архива князя Воронцова"68); донесения князя А.Д. Кантемира из Лондона, датированные 1732-1733 гг.69; некоторые документы фонда "Сношения России с Голландией", опубликованные в приложениях к трудам В.Н. Александренко и В.А. Уля-ницкого70, а также отдельные материалы за 1789 г. из того же фонда, вошедшие в сборник, подготовленный к юбилею Французской революции71.

Документы "нидерландских" фондов АВПРИ были опубликованы в продолжающемся издании МИД РФ "Внешняя политика России XIX и начала XX века: документы Министерства иностранных дел Российской Федерации". В работе были использованы и документы из "Собрания тракта-

68  Архив князя Ф.А.Куракина / Под ред. М.И. Семеновского. Кн. 1-10. СПб., 1890-

1902; Архива князя Воронцова. Т.1-40. М., 1870-1895.

69    Реляции князя Антиоха Кантемира из Лондона / Предисл. и прим.

В.Н. Александренко. Т. I-li. М., 1892-1903.

70  Уляницкий В.А. Исторический очерк русских консульств за границей // Сборник

Московского главного архива Министерства иностранных дел. Вып. 5-1. М., 1893;

Александренко В.Н. "Русские дипломатические агенты в Лондоне в XVIII веке" Т. I-

II. Варшава, 1897.

71  Международные отношения в начальный период Великой Французской револю

ции (1789). Сборник документов из Архива внешней политики России МИД СССР.

М.,1989.

20


тов...", издававшегося под руководством Ф.Ф. Мартенса72; а также некоторые публикации документов Гаагских мирных конференций 1899 г. и 1907 г.73

Большой интерес для диссертационной работы представляют документы из АВПРИ, касающиеся колониальной политики Нидерландов в Индонезии, подготовленные к печати А.А. Губером74. Они содержат сведения не только по колониальным вопросам, но и многим проблемам внешней и внутренней политики. В "Сборниках консульских донесений" -периодическом издании МИД - были впервые опубликованы сообщения первого российского представителя в Батавии - консула М.М. Бакунина, позже переработанные в книгу75.

Документальные публикации, изданные в Нидерландах, составляют третью группу источников. К ним относятся изданный в 1743 г., как приложение к первой части "Истории Соединенных провинций..." А. де Викфор-та, сборник документов, содержащих информацию о законотворческой деятельности Генеральных штатов в период первого бесстатхаудерного правления, англо-голландских отношениях, и материалы, отражавшие различные стороны общественной жизни середины XVII в.76 и отдельные акты и договоры с различными державами XVII-XVIII вв., опубликованные в приложении к т. 44 "Всеобщей истории...", посвященному истории Нидерландов77.

Важным для изучения внешней политики Нидерландов первой половины XVIII в. является многотомное издание документов, подготовленное известным публицистом и историком Ж. Руссе де Мисси. Оно включает договоры и акты, заключенные Соединенными провинциями с Англией,

72  Мартене Ф.Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с ино

странными державами. Т. 1-15. СПб., 1874-1909.

73  Конференция мира 1-я. Гаага, 1899. Конвенции и декларации, подписанные на

Конференции мира в Гааге 17 (29) июля 1899 г. СПб., 1901; Вторая конференция

мира 1907. СПб., 1908; Женевская (1906 г.) и Гаагская (1907 г.) конвенции. Пг.,

1914.

74 Политика европейских держав в Юго-Восточной Азии (60-е годы XVIII - 60-е

годы XIX в.). Документы и материалы. М., 1962; Политика капиталистических дер

жав и национально-освободительное движение в Юго-Восточной Азии (1871-1917).

Документы и материалы. Ч. I. М., 1965.

75  Бакунин М. Тропическая Голландия. СПб., 1902; Он же. Тропическая Голландия.

Пять лет на острове Ява. М., 2007.

76  L'Histoire des Provinces-Unie, confirmee et eclercie par des preuves authentiques, ou

Recueil trиs ample et trиs exact De Traites, Actes, Edits, Memoires, Resolutions et

autres Pieces Autentiques, pour servir de Preuves a l'Histoire des Provinces-Unies des

Pais-Bas. Par M. de Wicquefort. T. 2. La Haye, 1743; а также: Recueil de plusieurs

pieces servans а l'histoire moderne. ['s-Gravenhage], 1663.

77  Histoire Universelle depuis le commencement du monde jusqu'а present. Т. 44. Am

sterdam, Paris, 1778.

21


Францией, Австрией, Пруссией, начиная с Утрехтского мира 1713 г. и заканчивая мирным договором в Ахене 1748 г.78

В эту группу входит и сборник документов периода Первой мировой войны, освещающих действия нейтральных Нидерландов79.

Четвертая группа источников включает произведения современников, переписку и мемуарную литературу, особенно представительных для нидерландского "Золотого века" XVII в.

  1. Произведения великих нидерландцев - гуманиста Эразма Роттердамского, юриста Гуго Гроция и философа Б. Спинозы80 - памятники юридической и философской мысли, которые позволяют проследить влияние их идей на формирование курса государственной политики республики и на сохранение в нем на протяжении столетий определенных исторических традиций.
  2. Сочинения путешественников - высокопоставленных нидерландцев81.
  3. Собрание писем известного политического деятеля Соединенных провинций XVII в. великого пенсионария Й. де Витта82, важный источник по внешней политике Соединенных провинций 1650-1672 гг.
  4. Сочинения современников о прославленных нидерландских адмиралах отце и сыне Тромпах и Де Рейтере83.

78  Rousset de Missy J. Recuel historique d'actes, negotiations, mйmoires et traites

depuis la Paix d'Utrecht jusqu'а present. V.1-21. La Haye; Amsterdam; Leipzig, 1728-

1755.

79  Recueil de diverses communications du ministre des affaires йtrangиres aux Йtats-

Gйnйraux par rapport а la neutralitа des Pays-Bas et au respect du droit des gens. La

Haye, 1916.

80  Эразм Роттердамский. Философские произведения. М., 1986; Он же. Жалоба

мира, отовсюду изгнанного и поверженного / Пер. Балакина В.Д. // Эразм Роттер

дамский и его время. М., 1989; Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги, в кото

рых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публич

ного права /Пер. с лат. А.Л. Сакетти. М., 1994; Спиноза Б. Трактаты. М., 1998.

81  Витсен Н. Путешествие в Московию, 1664-1665. СПб., 1996.; Посольство Кун-

раада Фан Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. Рязань,

2008.

82  Brieven van Johan de Witt. Bewerkt door R. Fruin, uitgegeven door G.W.Kernkamp.

D. 1-4. Amsterdam, 1906-1913; а также: Lettres et negociations entre Mr. Jean de Witt,

conseilleur pensionnaire et garde des Provinces de Hollande et West-Frise et Messieurs

les plenipotentiaires des Provinces Unie des Pais-Bas aux Cours de France,

d'Angleterre, de Suede, de Danemarc, de Pologne etc. Depuis I'Annee 1652, jusqu'а

fan 1669, inclus. Tome quatrieme. Amsterdam, 1725; Witt J. de. Brieven geschreven

ende gewisseit tusschen den Heer J. de Witt ende de gevolmaghtigten van de Staadt

der Vereenigde Nederlanden... Beginnende met den jaere 1652 to jaer 1669 inclijs. 's-

Gravenhage, 1723-1725.

22


  • Сочинения путешественников-иностранцев о Соединенных провинциях84.
  • Исторические произведения, авторами которых были современники изучаемых событий85.
  • Переписка голландских дипломатов и анонимные сочинения представителей общественной мысли, раскрывающие положение дел в Соединенных провинциях в период Войны за австрийское наследство и статхаудерство Вильгельма V86.
  • Военные мемуары, сообщавшие подробности военных действий на территории Нидерландов в период их освобождения от французов: англороссийской экспедиции 1799 г. и военной кампании 1813 г.87

Пятую группу источников представляют так называемые "истории". Эти несколько десятков трудов XVII-XVIII вв., авторы которых подробно, на документальном материале, отражают процессы, происходящие в республике в современную им эпоху. Мы рассматриваем эти сочинения, так же как и работы Л. ван Айтцемы и А. де Викфорта, как очень информативные источники. Среди них отметим: одно из самых известных сочинений XVIII в. "Богатство Голландии" Ж. Аккариаса де Сериона88, историю Ни-

83 La vie de Corneille Tromp, Lieutenant-Amiral-Gйnйral de Hollande et de West-Frise

ou l'on verre tout ce qui s'est passe le plus memorables sur Mer, dans les Guerres que

la Hollande a eu а soьtenir contre la France, l'Angleterre, et les autre Puissences de

l'Europe. La Haye, 1694; [Richer A.] Vie de Michel de Ruiter, lieutenant-amiral-Gйnйral

de Hollande et West-Frise. Tome second. P., 1783.

84 Parival J.-N. de. Les delices de la Hollande, contenans une description fort exacte de

son paнs,...Т. 1-2. La Haye, 1710.

85 Sandras de Courtilz G. de. Histoire de la guerre de la Hollande. Oщ l'on voit ce qui

est arrive de plus remarquable depuis l'annee 1672. jusques en 1677. P. 1-2. [A la

Haye ], 1689; La France demasquй, ou ses irregularitez dans sa conduite, et mбximes.

A la Haye [Bruxelles], 1671; La politique du temps ou le consei fidelle sur les move

ment de la France. Tirй des evenemens passez pour servir d'instruction а la Triple

Ligue. [Bruxelles], 1671; Сен-Симон. Мемуары 1691-1701. Ред., сопр. ст. и прим.

Малова В.Н. М., 2007.

86 Hoey Abr. van. Lettres et negotiations de Monsieur van Hoey ambassadeur а la cour

de France. Pour servir а l'histoire de la vie du cardinal de Fleury. L., 1743; Copie du

Memoire de Mr. l'abbй de la Ville dйlivrй aux Etats Gйnйraux par Mr.Chiquet le 21

Octobre 1747. Si., 1747; Les causes primitives et genйrales des troubles intйrieurs de

la Rйpublique des Provinces-Unies et de la decadence de son commerce dйvoilйes.

Anvers, 1747; Lettres hollandoises. Si. S.D. T. I-VI.

87 Записки Бенкендорфа. 1812 год. Отечественная война. 1813 год. Освобождение

Нидерландов. М., 2001 ; Милютин ДА. История войны России с Францией в царст

вовании императора Павла I в 1799 г. Т. 5. Ч. 7,8. СПб., 1853.

88 Accarias de Serionne J. La Richesse de la Hollande, ouvrage dans lequelle on

expose l'origine du commerce et de la puissance des Hollandois; l'acroissement

successif de leur commerce et de leur navigation; les causes qui ont contribuй а leur

23


дерландов, написанную Л.Г.Ф. Керру89, переведенный на русский язык труд Вольтера90.

Шестую группу источников составляет памфлетная литература и т.н. обзоры, представляющие собой нечто среднее между историями и памфлетами. В политической истории Соединенных провинций памфлеты, впервые появившиеся в Нидерландах в XVI в., занимают особое место. Предметом первых памфлетов была исключительно критика враждующих конфессий, но постепенно религиозные проблемы в них уступали место политическим. Общие сведения о нидерландских памфлетах дает справочник В. Кнюттела91.

В диссертации указанная группа документов представлена нидерландскими памфлетами XVIII в., одним из важнейших источников для изучения истории Нидерландов этого периода. Данные памфлеты не только впервые в отечественной историографии были введены в научный оборот92 автором диссертации, но и выявлены им в архивных и библиотечных коллекциях Москвы, поскольку о существовании нидерландских памфлетов в этих хранилищах России специалистам ранее ничего не было известно.

Материалы периодической печати составляют седьмую группу источников. При работе над диссертацией автор использовал незаслуженно обойденные вниманием исследователей российские газеты и журналы к. XVIII- нач. XIX в., которые представляют интересный источник по истории бельгийско-нидерландского региона, испытавшего большие территориальные и политические перемены после начала Французской революции. К числу этих изданий относятся газета "Московские ведомости" и журналы - "Политический журнал", "Вестник Европы", "Дух журналов".

Указанные источники, ввиду особенностей заявленной темы диссертации и хронологических рамок исследования весьма разнообразные по характеру и времени появления, дают возможность решить поставленные диссертантом задачи.

progrйs celles qui tendent а les dйtruire, et les moyens qui peuvent servir а les relever. Voi. 1-5. L, 1778.

89  Kerroux L.G.F. Abrйgй de l'histoire de la Hollande et des Provinces-Unies depuis les

temps les plus anciens jusqu'а nos jours. D. 1-4. Leide, 1778.

90  Вольтер. История царствования Людовика XIV и Людовика XV, королей фран

цузских с присовокуплением словаря всех знаменитых французских мужей: мини

стров, полководцев, писателей и художников, прославивших царство сих госуда

рей. Ч. 1-4. М., 1809.

91  Knuttel W.P.C. Catalogus van de Pamflettenversameling berustende in de Koniklijke

bibliotheek bewerkt, met aantekeningen en Register der schrijvers voorzien. 9 vols. 's-

Gravenhage, 1889-1920.

92  См.: Шатохина-Мордвинцева Г.А. Внешняя политика Нидерландов....

24


Определение объекта и предмета исследования, нерешенность многих вопросов в выбранной проблематике и наличие обширного круга источников, часть из которых ранее не вводилась в научный оборот, позволили поставить цель и определить задачи исследования.

Основной целью диссертационного исследования является всестороннее изучение и комплексный анализ особенностей нейтрального внешнеполитического курса Нидерландов и его трансформации - от стремления к реализации в XVII в., через утверждение в период европейских войн XVIII-XIX вв. и до строгого следования в ходе Первой мировой войны.

Для достижения поставленной цели представлялось необходимым решить следующие исследовательские задачи:

  • раскрыть природу, выявить исторические корни и идейные предпосылки стремления Нидерландов к проведению нейтральной внешней политики;
  • проанализировать мотивацию проведения политики нейтралитета и рассмотреть в динамике факторы, влиявшие на выбор внешнеполитического курса в отдельные периоды истории страны, проследить зависимость этого выбора от внутриполитической ситуации, экономической конъюнктуры и колониальной политики;
  • показать механизм выработки и реализации нейтрального курса, реконструировать ход дискуссий по этой проблеме в Генеральных штатах и политических кругах страны;
  • выявить задачи, которые решало нидерландское государство в конкретные исторические периоды посредством проведения нейтральной политики;
  • рассмотреть особенности и характер нидерландского нейтралитета в европейских войнах XVIII-XIX вв. и Первой мировой войне;
  • дать политические портреты нидерландских деятелей, сыгравших значительную роль в истории страны, международной политике и дипломатии;
  • определить основные вехи формирования нейтрального внешнеполитического курса Нидерландов, оценить эффективность и показать результаты политики нейтралитета на различных этапах развития страны.

Цели и задачи исследования определили хронологические рамки работы.

Нидерландский нейтралитет стал результатом длительного и сложного процесса выработки внешнеполитической линии страны, который протекал с середины XVII в. Особую роль в этой наметившейся тенденции к политике неучастия во внешнеполитических конфликтах сыграли события периода первого бесстатхаудерного правления 1650-1672 гг. В этой связи мы считаем, что необходимо рассматривать нидерландский нейтралитет не как явление, или даже процесс, развивавшийся начиная с его фор-

25


мального декларирования во время войны за Польское наследство в 1733 г., а как более длительный этап, уходящий корнями в период, последовавший за завершением войны с Испанией и признанием Соединенных провинций суверенной державой по заключению Мюнстерского мира 1648 г. Такой подход обусловил определение нижней границы исследования.

Верхней хронологической границей исследования является конец Первой мировой войны, завершившей эпоху Нового времени, так как хотя Нидерланды и придерживались нейтрального внешнеполитического курса, с небольшими отклонениями от него, до мая 1940 г., но цели и задачи этой политики после Первой мировой войны были продиктованы уже не только новыми условиями, сложившимися в Европе и в мире в целом, но и новыми средствами решения внешнеполитических проблем.

Географический ареал диссертационного исследования включает территорию нынешних стран Бенилюкс, а также нидерландских заморских владений в Ост- и Вест-Индии.

Методологическую основу диссертации составляет принцип историзма, объективности и системности, что предполагает рассмотрение всех событий и явлений в их развитии и взаимосвязи на фоне конкретно-исторических условий, в чем и раскрывается логика исторического процесса. При этом, анализируя эволюцию внешнеполитического курса Нидерландов на протяжении столетий, ход событий прослеживается в неразрывной связи внутренней и внешней политики страны, определявшейся многими факторами, прежде всего, сложившейся нидерландской финансово-экономической системой, обусловленной наличием мощной колониальной империи, развитием внутриполитической ситуации, воздействием внешних обстоятельств и изменением внешнеполитических приоритетов Нидерландов, а также географическим фактором, важнейшую роль которого в историческом развитии страны следует постоянно учитывать.

Большой объем и разнообразие изучаемого исторического материала, широкий спектр решаемых при этом задач потребовали использования системы методов исторического описания, а также принципов логического отбора, анализа и обобщения фактического материала. Применение различных методов и принципов в совокупности обеспечило комплексный подход к исследованию развития внешнеполитического курса Нидерландов на протяжении указанного периода.

Научная и практическая значимость диссертации состоит в том, что эта работа позволит заполнить определенные пробелы в освещении проблемы внешней политики Нидерландов в XVII - нач. XX в. Положения и выводы исследования могут быть использованы для дальнейшей разработки широчайшего спектра страноведческих изысканий, при создании обобщающих трудов по истории внешней политики и международных отношений.

Апробация результатов исследования.

26


Диссертация была обсуждена на заседании Отдела Новой истории ИВИ РАН.

По теме диссертации были представлены доклады на заседаниях Отдела Новой истории ИВИ РАН, секциях, "круглых столах", конференциях, в том числе и международных, проходивших в ИВИ РАН, в Великотырнов-ском университете "Св.св. Кирилл и Методий" (Велико Тырново, Болгария), Софийском университете и Институте истории Болгарской академии наук (София, Болгария), Орловском государственном университете, на Историческом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова.

Различные аспекты темы диссертационного исследования освещались в курсах лекций и отдельных лекциях по истории Нидерландов, прочитанных на историческом факультете ГАУГН, историческом факультете Саратовского государственного университета, историческом факультете Кишиневского педагогического университета (Республика Молдова).

Основные положения и результаты работы изложены в 43 публикациях автора общим объемом 86,28 п.л., в том числе в монографиях и учебном пособии. Всего автором опубликовано по различным проблемам истории Нидерландов более 125 п.л.

Структура работы.

Цель и основные задачи исследования предопределили его структуру, в основу которой положен проблемно-хронологический принцип. Диссертация состоит из введения, 5 глав, разделенных на параграфы (некоторые имеют подразделы), и заключения. Научно-справочный аппарат включает: постраничные сноски, список источников и литературы, приложения. В приложениях помещены составленные диссертантом список великих пен-сионариев Голландии и Батавской республики, генеалогическая таблица династии Оранских-Нассау, таблица "Правительственные кабинеты Нидерландов 1848 - 1918 гг." и выполненные им переводы некоторых архивных документов.

Основное содержание работы.

Во введении обосновывается актуальность и новизна темы, анализируется степень ее разработанности в зарубежной и отечественной литературе, описываются использованные источники, определяются предмет, объект, цели, задачи и хронологические рамки исследования.

В Гл. I "Внешняя политика Соединенных провинций во второй половине XVII - начале XVIII в." рассматривается достаточно динамичный период в истории развития Соединенных провинций. В § 1 "Признание Республики Соединенных провинций суверенной державой" прослеживаются события последнего периода Восьмидесятилетней войны Соединенных провинций с Испанией за свою независимость, отмечаются основные моменты становления нового федеративного государства, характеризуются органы его управления - Генеральные штаты и штаты провинций. Именно в этот период в республике начинают формироваться

27


две противоборствующие политические силы - оранжистская "партия войны", во главе которой стоял статхаудер из династии Оранских-Нассау, и республиканская "партия мира", группировавшаяся вокруг великого пен-сионария провинции Голландии. Борьба партий отражалась на процессе выработки внешнеполитического курса государства. Республиканцы, основной силой которых было голландское купечество, разбогатевшее в ходе войны, стремились к миру. Оранжисты, в основном представлявшие армию, главнокомандующим которой был статхаудер, выступали за продолжение войны с целью отвоевать и южные нидерландские провинции. Подписание в январе 1648 г. Мюнстерского мира с Испанией и подтверждение его Версальским мирным договором, завершившим Тридцатилетнюю войну, означало окончательное признание Республики Соединенных провинций суверенной державой. Сложившаяся с началом гражданской войны в Англии благоприятная конъюнктура на европейском рынке позволила Соединенным провинциям упрочить свое экономическое положение в торговле и судоходстве. Победившая "партия мира" проводила политику дружественного нейтралитета по отношению к Английской республике и стремилась уклониться от выполнения имевшихся союзнических обязательств перед Франции.

В § 2 "Соединенные провинции в период первого бесстатхаудерного правления (1651-1672 гг.) анализируется внутренняя и внешняя политика Соединенных провинций в период первого бесстатхаудерного правления, установившегося в республике в результате отказа штатов провинций признать статхаудером сына Вильгельма II. Должности статхаудера и главного капитана провинций объявлялись "незанятыми", важнейшую роль в Унии играла богатая провинция Голландия и великий пенсионарий Голландии руководил работой Генеральных штатов. В параграфе рассматривается развитие бесстатхаудерного режима и влияние этого процесса на выработку внешнеполитического курса республики.

После Мюнстерского мира Соединенные провинции не проявляли территориальных амбиций в континентальной политике. Генеральные штаты были нацелены на то, чтобы республика по возможности воздерживалась от участия в военных конфликтах великих держав и союзах с ними. Именно нежелание Штатов заключить союз с Английской республикой и последовавшее за этим издание английским парламентом в октябре 1651 г. Навигационного акта, ущемлявшего голландские торговые и морские интересы, привели к Первой англо-голландской войне (1652-1654 гг.).

В параграфе показано как по ее завершении республиканская партия, возглавляемая Йоханом де Виттом, в 1653 г. избранным на пост великого пенсионария Голландии, начала проводить государственную политику, суть которой выражались словами "покой, мир и торговля"93.

93 Brieven van Johan de Witt. Eerste deel. Amsterdam, 1906. P. 515.

28


Во внутренних делах все усилия были нацелены на усовершенствование системы республиканского устройства Соединенных провинций. Это выражалось в принятии целого ряда законов, направленных на разделение политических и военных функций в институте статхаудерства - принцы Оранские лишались возможности занимать военные посты, что вело к ослаблению партии оранжистов. Таким образом Де Витту удалось добиться установления в республике равновесия политических сил (республиканцев и оранжистов) на всех уровнях провинциальной и федеральной власти и сформировать в стране режим "истинной свободы", одним из важнейших компонентов которого была веротерпимость. Толерантность и открытость голландского общества также создавали определенные условия для упрочения положения Соединенных провинций среди европейских государств.

По мнению Де Витта, сохранение баланса сил внутри страны и поддержание status quo на континенте, а в случае войн - неучастие в них, позволяло Соединенным провинциям вести прибыльную нейтральную торговлю и проводить активную колониальную политику. Стремление к мирному сосуществованию со странами-соседями не вступало в противоречие с теорией и практикой ведения колониальных захватов - мерой в эту эпоху допустимой (таковой считалась война с варварами) и необходимой (поскольку колониальные захваты способствовали обогащению, а соответственно, и благополучию государства). Де Витт являлся одним из идеологов нидерландского колониализма и выступал за расширение колониальных владений республики. Он постоянно подчеркивал, что "колонии, торговля и промышленность представляют собой триаду, на которой базируется мощь страны"94.

В работе подчеркивается, что концепция "морской и торговой" политики республики (так характеризуют ее в нидерландской историографии), как и стремление решать мирным путем, посредством соглашений и договоров, спорные вопросы межгосударственного общения, основывались в том числе и на теоретических трудах предшественников и современников Де Витта: трактатах Гуго Гроция, в которых он аргументировал право свободного мореплавания кораблей под всеми флагами в открытом море и несостоятельности притязаний какой бы то ни было державы на исключительное морское господство, политико-экономических сочинениях братьев Де ла Курт.

Политика Де Витта способствовала достижению Соединенными провинциями к середине 1660-х гг. наивысшего могущества и влияния за весь период их существования. Богатство республики позволяло ей в случае

94 Witt J. de. Brieven geschreven ende gewisselt tusschen den Heer J. de Witt ende de gevolmaghtigten van de Staedt der Vereenigde Nederlanden... Beginnende met den jaere 1652 to jaer 1669 inclijs. 's-Gravenhage, 1723-1725. D-1. P. 69.

29


необходимости отстаивать свои интересы в торговле и мореплавании, прибегая к методам силового давления (например, в 1657 г., когда Соединенные провинции объявили войну Португалии, или когда выступили в поддержку Дании в датско-шведском конфликте 1658-1660 гг.). Влиятельные штаты Голландии в ряде случаев использовали напрямую финансовые средства для того, чтобы предупреждать внешнеполитические конфликты, которые могли бы негативно сказаться на торговле и судоходстве республики, приносивших стране огромный доход.

Усиление англо-голландского соперничества, провозглашение в апреле 1660 г Карла II Стюарта королем Англии и последовавшее вскоре принятие нового Навигационного Акта, сильно ущемившего торговые интересы республики, заставили Соединенные провинции пойти на заключение в апреле 1662 г. оборонительного союзного договора с Францией. Но ни этот союз, ни подписанный в сентябре 1662 г. англо-голландский договор, не смогли предотвратить новую англо-голландскую войну. Вторая англоголландская война (1665-1667), как и Первая, была войной морской. Соединенные провинции, обладая уже сильным военно-морским флотом, сражались с Англией на равных, и мирный договор 1667 г. подтвердил обозначившийся ранее между странами раздел сфер влияния в колониях. Внимание голландцев было направлено на Юго-Восточную Азию, и Ост-Индская компания значительно увеличила свои капиталы.

В диссертации показано, что ухудшение франко-голландских отношений с конца 1660-х гг. (в основе чего лежали разногласия в таможенной политике) и продвижение в ходе Деволюционной войны (1667-1668) французской армии к границам республики заставило Соединенные провинции заключить в 1668 г. с Англией и Швецией т.н.Тройственный союз, который, однако, Людовику XIV уже в 1670 г. удалось разрушить.

На фоне англо-французского сближения и проработки планов по захвату Соединенных провинций с их богатейшими колониями (одной из целей было и открытие для торговых кораблей устья Шельды) в республике усиливается партия оранжистов, а достигший совершеннолетия принц Оранский становится членом Государственного совета. В 1672 г. Англия и Франция объявили республике войну (т.н. Голландская война, 1672-1678), в ходе которой французским войскам удалось захватить часть ее территории. Генеральные штаты пытались вести переговоры о мире, но французская сторона выдвигала фактически невыполнимые условия. Правительство Де Витта стали обвинять и в неудачах на фронте, и в слабой обороне, и в прерванных переговорах с Францией. Спасителем отечества население страны видело только статхаудера из дома Оранских. 21 июня 1672 г. Де Витт сложил с себя полномочия великого пенсионария, Вильгельм Оранский (как Вильгельм III) был провозглашен штатами Голландии статхаудером провинции, а Генеральными штатами - главноко-

30


мандующим вооруженными силами республики. Первое бесстатхаудерное правление завершилось.

Как показано в исследовании, определенные внешнеполитические просчеты великого пенсионария, как, впрочем и недооценка его политики современниками, безусловно, ускорили падение режима первого бесстат-хаудерного правления, но именно под руководством Де Витта Соединенные провинции начали проводить политику суверенного и сильного государства. Де Витту отчасти удалось трансформировать существовавшую в то время в европейской политике систему взглядов, основанную на том положении, что мир - это временное состояние общества, цель войны -завоевание новых территорий, а сила - единственное надежное средство решения международных конфликтов, "перестроив" ее под потребности Соединенных провинций. В его подходе к внешней политике доминантным мотивом являлось то, что силой государства, прежде всего, могут быть его финансовые возможности, умелое использование которых позволит стране достичь цели - не участвовать в войнах, но завоевать мир, став в нем "главным извозчиком и купцом". Антиоранжистская составляющая политики Де Витта, проявлявшаяся в стремлении разделить политические и военные функции статхаудера, ослабить армию, но усилить флот, все это было лишь средством для достижения намеченных целей. Богатство республики позволяло ей во многих случаях выступать с позиции силы и быть субъектом, а не объектом большой европейской политики. А те войны, в которые республика была вовлечена в этот период, свидетельствовали скорее о том, что политика, направленная на неучастие в войнах и сохранение баланса сил, не была ею в полной мере реализована. Острота противоречий, обозначившихся на европейском континенте с конца 1660-х гг., и усиление внутри страны борьбы между республиканцами и оранжистами не позволили внешнеполитической концепции неучастия в военных конфликтах развиться и превратиться из попыток, предпринимавшихся правительством Де Витта, в постоянную практику межгосударственного общения республики. В этот период в Соединенных провинциях тенденция к проведению нейтральной политики только начинала формироваться.

В § 3 "В фарватере политики Англии (1672-1702 гг.)" прослеживается внешняя политика Соединенных провинций, проводившаяся оранжистами во главе с Вильгельмом Оранским в последней трети XVII в. Соединенные провинции были членом антифранцузских коалиций, армия республики участвовали в боевых действиях, разворачивавшихся в Южных Нидерландах. В период Англо-голландской унии (1689-1702), когда стат-хаудер Соединенных провинций Вильгельм III являлся и королем Англии, республика действовала исключительно в русле ее внешней политики. Участие армии республики в войнах с Людовиком XIV и вклад страны в финансирование военных кампаний существенно ослабили голландскую

31


экономику, что вызывало сильное недовольство голландского купечества, ставившего в вину Вильгельму III отсутствие заботы о национальных интересах. В 1701 г. Соединенные провинции были вовлечены в Войну за испанское наследство (1701-1714), и хотя со смертью короля-статхаудера Вильгельма III Англо-голландская уния прекратилась, республика вынуждена была до конца войны выполнять свои союзнические обязательства. К моменту заключения Утрехтского мира 1713 г., Соединенные провинции уже по многим позициям в экономике, торговле и колониальных делах уступали Великобритании.

В Гл. II "Становление нидерландской политики нейтралитета: 1713-1763 гг." анализируется развитие внешнеполитического курса республики в трех европейских войнах. Большая часть этого периода приходится на второе бесстатхаудерное правление, начавшееся в Соединенных провинциях в 1702 г.

О становлении этого режима и проводившейся им внутренней и внешней политике речь идет в § 1 "Второе бесстатхаудерное правление и укрепление тенденции нейтральной политики (1702-1740 гг.)". Генеральные штаты, не признав права наследников Вильгельма III, вновь ввели бесстатхаудерное правление, хотя это и сопровождалось острой политической борьбой в ряде провинций. Формально оставаясь в "старой системе", союзе морских держав, Соединенные провинции стремились по возможности отойти от активной континентальной политики, сосредоточив все усилия на развитии экономики страны. Голландское купечество, значительная часть капиталов которого была получена в результате посреднической торговли, как и в первый бесстатхаудерный период, более всего заботилось о сохранении внешнего мира, обеспечивавшего ему устойчивость коммерческих сделок.

В диссертации показано, что важным условием для реализации этого курса стало заключение республикой в 1715 г. т.н. "Барьерного трактата" с Австрией, позволявшего республике на договорной основе сохранять безопасность своих южных границ и занимать несколько крепостей в Австрийских Нидерландах. Но так как борьбу за влияние на республику вели Франция и Великобритания, соперничество которых и в XVIII в. оставалось стержнем международных отношений, Соединенные провинции, с целью сохранения равновесия сил и мира на континенте, становятся в

  • г. членом Тройственного союза (с вхождением в него Австрии в
  • г. - Четверной). Защищая свои торговые интересы (республика была противницей деятельности Остендской компании), Соединенные провинции в 1726 г. присоединяются к франко-британско-прусскому Ганноверскому союзу, направленному против Австрии. Не отвергая участие в европейских союзах, республика, в то же время, под разными предлогами, чтобы не вступать в военные конфликты, уклонялась от выполнения союзнических обязательств. Главным для нее было сохранить в случае во-

32


енной опасности нейтралитет Австрийских Нидерландов и вести нейтральную торговлю.

Анализ источников позволил проследить выстраивание Генеральными штатами с началом Войны за польское наследство (1733-1735 гг.), которую Франция вела против Австрии и России, нейтрального внешнеполитического курса. Согласно союзническим обязательствам республика должна была вместе с Великобританией выступить на стороне Австрии и оказать ей военную помощь. Но Генеральные штаты оттягивали вступление в войну, заявляя, что не считают ее casus foederis (случаем, при котором вступают в силу обязательства по союзному договору), так как события разворачивались далеко от нидерландских границ. Декларировав нейтралитет, республика смогла сохранить добрые отношения как с Австрией, так и с Францией, а также не потерять возможность вести выгодную торговлю, в том числе и с Польшей. Это обеспечило политике нейтралитета широкую поддержку различных слоев населения страны.

Во внешнеполитической ориентации Соединенных провинций начинает усиливаться профранцузский настрой: это было связано со стремлением республики расширить прибыльную франко-нидерландскую торговлю. Действия английской дипломатии, направленные на возвращение к власти династии Оранских-Нассау, не встречали одобрения среди голландских регентов, не желавших уступать позиции оранжистам и предпочитавших укрепление связей с Францией. Признавая важность союза республики с Великобританией, Генеральные штаты не желали действовать в русле британской политики, оставшись на нейтральной позиции в Англоиспанской войне (1739-1748).

На примере анализа текстов памфлетов 1740 г. в диссертации показано, что в Соединенных провинциях, несмотря на противоречия между республиканцами и оранжистами во внутренних делах республики, нейтральный внешнеполитический курс страны никем из них не оспаривался.

В § 2 "Соединенные провинции в период Войны за австрийское наследство: декларированный нейтралитет и его нарушение (1741 - 1748 гг.) " рассмотрена внешняя и внутренняя политика Соединенных провинций в годы Войны за австрийское наследство, с начала которой республика, связанная союзными обязательствами, испытывала давление со стороны Великобритании (желавшей вступления республики в войну) и Франции (рассчитывавшей на голландский нейтралитет в обмен на нейтралитет Австрийских Нидерландов). Однако все попытки Соединенных провинций остаться нейтральными и выступить посредником в установлении мирных отношений между враждующими сторонами, не увенчались успехом. Под давлением Великобритании Генеральные штаты вынуждены были пойти на оказание финансовой помощи Австрии, увеличить свою армию, а затем и отправить на помощь т. н. "прагматической армии" свой вспомогательный корпус. Расширение масштабов военных действий уси-

33


лило напряженность во франко-голландских отношениях, но Франция не решалась начать военные действия в Австрийских Нидерландах, а Генеральные штаты, из опасения назначения принца Оранского главнокомандующим, не спешили ставить армию под ружье. Когда же Франция в марте 1744 г. объявила войну Великобритании, Генеральные штаты приняли решение неукоснительно соблюдать в этом конфликте нейтралитет, неоднократно пытаясь выступить и посредником в мирных переговорах.

Вступление французской армии в Австрийские Нидерланды в 1744 г. и угроза захвата нидерландских гарнизонов, находившихся в "барьерных крепостях", заставили все же республику оказывать помощь англоавстрийской армии и увеличить свою. Фландрия стала одним из главных театров военных действий. В апреле 1747 г. французские войска вошли в Голландскую Фландрию, военные действия начались на территории республики. Опасность оккупации, вновь, как и в 1672 г., усилила партию оранжистов и подняла волну народных выступлений, проходивших с требованием передать власть принцу Оранскому. Одна за другой провинции признавали принца статхаудером, а в мае 1747 г. Генеральные штаты провозгласили его статхаудером Соединенных провинций, под именем Вильгельма IV, и главнокомандующим армией республики, как это было предусмотрено законом для военного времени. В истории Соединенных провинций закончился второй бесстатхаудерный период. Как и в XVII в. не последнюю роль в этом сыграла британская дипломатия, Лондон надеялся, что республика теперь будет действовать в русле британской внешней политики. Война завершилась подписанием в октябре 1748 г. Ахенского мирного договора. Соединенным провинциям были возвращены захваченные Францией территории, но они лишались права размещать свои гарнизоны в крепостях Австрийских Нидерландов.

Как показало исследование различных документов, невнимание к вопросам обороны страны, плохое состояние "барьерных" крепостей и усиление борьбы за власть между республиканской партией голландской торговой буржуазии и оранжистами отражалось на решениях Генеральных штатов. Внешнеполитический курс республики в период Войны за австрийское наследство был непоследовательным: декларированный в начале войны нейтралитет часто нарушался, что и стало причиной вовлечения Соединенных провинций в войну.

В § 3 "Нейтралитет Соединенных провинций в годы Семилетней войны (1756-1763 гг.)" рассматривается внутриполитическое положение республики в период правления Вильгельма IV и внешняя политика Соединенных провинций, проводившаяся статхаудером в рамках "старой системы" - союза с Великобританией и Австрией. В то же время в кругах голландской торговой буржуазии традиционное недоверие к Великобритании сочеталось с сомнениями в существовании опасности со стороны Франции, в чем были уверены оранжисты. Провинция Голландия в Гене-

34


ральных штатах выступала за восстановление добрососедских отношений с Францией, что, прежде всего, дало бы возможность начать переговоры о восстановлении франко-голландского торгового договора, не возобновленного после Войны за австрийское наследство.

Исследование показало, как резкое изменение практически всех союзов важнейших европейских держав в ходе "дипломатической революции" 1755-1756 гг. и начало Семилетней войны поставило Соединенные провинции перед выбором своего места в новой внешнеполитической системе государств. Из-за союза Вены и Версаля республика не могла больше рассчитывать на "барьер" в Австрийских Нидерландах, к тому же она не обладала ни сильной армии, ни флотом. Вдова Вильгельма IV правительница Анна и ее советник граф Бентинк, активные сторонники "старой системы", предлагали встать на сторону Великобритании; часть крупной торговой буржуазии Голландии, руководствуясь экономическими интересами провинции, - на сторону Франции. Великий пенсионарий П. Стейн, поддержанный большинством в Генеральных штатах, настаивал на нейтралитете республики. В мае 1756 г. республика заявила о нейтралитете в начавшейся войне, что, в итоге, было одобрено и оранжистами.

На основе анализа документов показана эволюция нейтрального курса республики в Семилетней войне. Нейтральная торговля республики испытывала серьезное давление со стороны Великобритании, считавшей себя вправе захватывать и вести досмотр нидерландских торговых судов и конфисковывать все, что рассматривалось ею как контрабанда. Принятие в 1759 г. решения о военном конвое торговых караванов помогло Соединенным провинциям заставить Лондон считаться с правилом морской торговли "корабль нейтрального государства - свободный груз", что обеспечило голландскому купечеству солидную прибыль (хотя в период войны призовая практика Великобритании следовала иногда и некоторым новым более жестким правилам).

В исследовании отмечено, что последовательное проведение республикой политики нейтралитета в Семилетней войне стало возможным только благодаря тому, что он был выгоден обеим воюющим сторонам, а имеющиеся в республике капиталы позволяли удовлетворять интересы этих сторон. Признав нидерландский нейтралитет, Великобритания и Франция пытались все же оказывать давление на республику в ходе принятия ею решений по экономическим вопросам и внешней политике. Причем, более ощутимым было давление со стороны слабеющей Франции, заинтересованной в некоторых "услугах" республики (отмечались даже некоторые нарушения нидерландского нейтралитета "в пользу" Франции). Но Соединенные провинции исходили, прежде всего, из своих экономических интересов, успешно балансировали между воющими сторонами и, таким образом, получили больше выгоды, чем понесли потерь. Нейтралитет в Семилетней войне позволил Соединенным провинциям значительно

35


укрепить экономику (прежде всего, отрасли, связанные с кораблестроением) и финансы: только сумма конвойного налога (включавшего налог с вида и веса груза и являвшегося основным показателем товарооборота) поступившая в адмиралтейство Амстердама, возросла в 1,4 раза, а за счет предоставления кредитов воющим сторонам амстердамские банкиры существенно увеличили свои капиталы.

Семилетняя война была первой европейской войной, в которой Соединенные провинции последовательно проводили политику нейтралитета. Это было осознанное, самостоятельно принятое решение Генеральных штатов, и это свидетельствовало о том, что республика хотела и могла отстаивать свои интересы. В последующие десятилетия тенденция к нейтралитету утвердилась уже в качестве ведущей во внешней политике Соединенных провинций.

В Гл. Ill "Нидерланды в последней трети XVIII в. - 1813 г.: французский вектор" прослеживаются кардинальные изменения нидерландского внешнеполитического курса, произошедшие в указанный период.

В § 1 "От нейтралитета в Семилетней войне до присоединения к Декларации о Вооруженном нейтралитете: 1763-1780 гг." рассматриваются внутренняя и внешняя политика республики на фоне стагнации ее экономики и проблем в колониальном хозяйстве. Однако отмечается, что поскольку экономическая активность из сферы торговли сместилась окончательно в банковское дело, республика не испытывала недостатка в наличных деньгах. Низкие ставки процента, обилие денег, не вкладывавшихся в национальное производство, - все это сделало процесс предоставления иностранных займов основным занятием республики, а Амстердам в последней четверти века - финансовым центром континента. Купеческая олигархия, разбогатевшая на посреднической и колониальной торговле, не отстаивала более республиканские ценности и действовала заодно с оранжистами. Хотя после Семилетней войны Соединенные провинции не отступали от нейтрального внешнеполитического курса, однако с середины 1770-х гг. откровенная проанглийская политика статхаудера Вильгельма V вызывала все большее недовольство средней и мелкой буржуазии, не желавшей мириться с невниманием к проблемам национальной промышленности и торговли и требовавшей демократизации системы государственного управления.

В работе показано, какое влияние на развитие формировавшегося в республике демократического движения "патриотов" оказала начавшаяся война североамериканских колоний за независимость от Великобритании. "Патриоты" выступали против тесного взаимодействия Соединенных провинций с Великобританией, считая важным заключить союз с Францией, они активно поддерживали американцев в их борьбе, а лидер "патриотов" И. Д. ван дер Капеллен развернул в Соединенных провинциях кампанию за признание республикой Соединенных Штатов. Генеральные штаты

36


отказали Лондону в просьбе помочь переправить войска за океан, а с началом в 1778 г. англо-французской войны заявили, что республика будет придерживаться нейтралитета. Однако это не спасало нидерландский торговый флот от нападения британских каперов. Без всякого предупреждения они захватывали голландские корабли, подозревая их в перевозке контрабандных товаров в Северную Америку, и конфисковывали грузы. Великобритания всячески ограничивала свободу голландского нейтрального судоходства, торговля республики несла ощутимые потери. Поэтому, несмотря на сильное противодействие Лондона, Соединенные провинции в конце 1780 г. присоединились к созданной по инициативе России Лиги нейтральных держав для защиты торгового судоходства (на принципах вооруженного нейтралитета). Таким образом, принцип нейтралитета, на основе которого выстраивался внешнеполитический курс республики, обрел дополнительное международное признание.

В § 2 "Четвертая англо-голландская война, революция "патриотов", вступление республики в Тройственную лигу: 1780-1788 гг." показано как начатая Лондоном в конце декабря 1780 г. морская война с Соединенными провинциями (т.н. Четвертая англо-голландская война, 1780-1784) лишила в итоге республику возможности принять деятельное участие в "нейтральном союзе".

В исследовании выявляются причины поражений флота республики в боях с британским флотом, влияние этих событий на изменение политической обстановки в стране, в частности сильный резонанс, вызванный появлением памфлета "К народу Нидерландов", осуждавшего политику статхаудера. Прослеживается развитие движения "патриотов" и начавшиеся в республике в 1785 г. революционные события, в результате которых "патриотам" удалось в центральных провинциях республики захватить власть и отрешить от должности статхаудера (т. н. революция "патриотов"). Внешнеполитическим итогом их деятельности стало заключение Генеральными штатами в ноябре 1785 г. оборонительного союза с Францией, определившего особенности политики Нидерландов на ближайшие десятилетия. Подчеркивается, что хотя речь о необходимости заключения союза с Францией шла в нидерландских политических кругах еще с 1720-х гг., приоритетность нейтрального внешнеполитического курса республики при этом не подвергалась сомнению.

В 1787 г. с помощью прусских войск и при финансовой поддержке Великобритании в Соединенных провинциях удалось восстановить власть статхаудера, а в 1788 г. Соединенные провинции заключили с Пруссией и Великобританией военный союз (Тройственную лигу), направленный против России, Австрии и Франции. Но вмешательство европейских держав лишь прервало в Соединенных провинциях развитие революционных событий, ставших своего рода прологом Французской революции XVIII в.

37


Влияние революции во Франции на судьбу Соединенных провинций проанализировано в § 3 "От Французской революции к союзу с Францией: реализация профранцузского курса "патриотов". Разгром оранжистами движения "патриотов" привел к усилению в республике профранцузских настроений. Отчасти это стало причиной оккупации в начале 1795 г. Соединенных провинций французскими войсками, бегству из страны стат-хаудера и провозглашения Батавской республики, "скроенной по французскому образцу". С этого времени и до 1813 г., политические образования, которые существовали на этой территории (Голландское королевство, департаменты Французской империи), были зависимыми от Франции и действовали по ее указке. В итоге, территориальные изменения, разрушение экономики и торговых связей, вовлечение нидерландской армии в военные кампании Франции, а затем и полная потеря независимости страны и всех колониальных владений (впервые за период существования нидерландской колониальной империи!), вызвали глубокое разочарование нидерландцев как в идеях "патриотов", направленных, прежде всего, на установление тесных франко-нидерландских отношений, так и в целесообразности участия Нидерландов в активной европейской политике. Антифранцузские настроения объединили "патриотов", инициаторов "революции 1795 г.", и оранжистов, и после освобождения Нидерландов от французских войск (в чем важную роль сыграла российская армия) временное правительство в декабре 1813 г. провозгласило суверенным государем Нидерландов под именем Вильгельма I сына последнего стат-хаудера республики Вильгельма V. Так "реализация" профранцузского курса "патриотов", изначально антиоранжистского по своей сути, не только привела к смене государственной системы страны и отступлению от нейтрального внешнеполитического курса, но и, в итоге, вернула к власти династию Оранских.

В Гл. IV "Особенности внешней политики Нидерландов в 1814-1870 гг." в § 1 "Внешнеполитическая линия Королевства Объединенных Нидерландов" рассматривается политика образованного в 1815 г. из Северных и Южных Нидерландов королевства. Созданное по решению Венского конгресса как буферное государство у границы Франции, призванное сохранять (по расчетам Британии) равновесие сил на континенте, в начальный период своего существования оно проводило политику неучастия, а точнее даже отстраненности от общеевропейских дел. Это делало Нидерланды, по мнению Вильгельма I, менее зависимыми от британской политики. Но были и другие причины: в самом королевстве требовали решения важные проблемы, связанные с урегулированием отношений между двумя частями государства и созданием единого политического пространства северных и южных нидерландских провинций.

Так же как и предыдущий период французского господства, период Королевства Объединенных Нидерландов резко выделяется в нидер-

38


ландской истории: это государство отличалось своими территориальными размерами (было возвращено в границы исторических Нидерландов первой половины XVI в.) и новой для страны политической системой (прежнее республиканское устройство уступило место монархии), а нидерландская экономика из-за разрушенного колониального хозяйства существовала теперь за счет доходов от промышленности южных областей. Однако Объединенные Нидерланды воспринимались обществом, как шанс на возрождение былой значимости этих земель в общем контексте европейского пространства. И по мере укрепления экономики королевства, возврата нидерландских заморских территорий в Юго-Восточной Азии (по англо-нидерландскому договору 1824 г.) и увеличения внешнеторговых оборотов, менялась концепция внешней политики Вильгельма I. Он стремился к тому, чтобы Нидерланды, как это было прежде, заняли весомую и независимую позицию в концерте европейских держав и могли твердо следовать нейтральным внешнеполитическим курсом. Но этим планам не суждено было реализоваться.

Экономические перспективы развития Южных Нидерландов и упорное стремление Вильгельма I к проведению королевством самостоятельной внешней политики были основными причинами "поддержки" великими державами Европы в 1830 г. восстания бельгийцев и признания раздела Королевства Объединенных Нидерландов. В урегулировании проблем с южными, охваченными революцией провинциями, Вильгельм I возлагал среди прочего и большие надежды на помощь России, с которой дом Оранских связывали династические связи, но они оказались тщетны. Однако только в 1839 г. Нидерланды подписали договор с Бельгией, признав ее самостоятельность.

В § 2 "Внутренняя и внешняя политика малой державы: 1840-1870гг."выявлены основные направления внутренней и внешней политики вернувшегося в прежние границы Королевства Нидерландов - малой страны с обширными колониальными владениями. На первом месте в дебатах в Генеральных штатах стояли следующие вопросы: пересмотр конституции, проведение либеральных реформ и перестройка колониального хозяйства (введение "системы принудительных культур" с целью повышения доходности колоний). Что касалось внешнеполитического курса страны, то определенная "обида" на бельгийцев и неприятие позиции европейских держав, выступивших гарантами бельгийского государства, склоняло нидерландское правительство во главе с Вильгельмом I к проведению курса "добровольной изоляции" от большой европейской политики. Эта тенденция четко прослеживалась в работе Генеральных штатов, с 1830-х гг. практически не уделявших внимания внешнеполитическим вопросам, а также в дискуссиях политиков, нередко заявлявших, что отделение южных провинций предоставило Нидерландам уникальную возможность глубокого и всестороннего изменения институтов власти королевст-

39


ва, чем и следует заниматься. Но такой, фактически пассивный характер нидерландского нейтралитета свидетельствовал одновременно и об уменьшении роли самих Нидерландов в системе европейских государств.

С 1850-х гг. в политике государства постепенно меняется обоснование выбранного нейтрального внешнеполитического курса: усиление экономических позиций Нидерландов, главным образом за счет доходности колоний, сопровождалось ростом беспокойства метрополии за обширные заморские территории. Осторожная нейтральная политика Нидерландов на европейском континенте имела целью, не вступая в конфликты с великими державами (но с учетом интересов Великобритании), сохранить далекие колонии и вести выгодную торговлю. Одними из эффективных способов сохранения нидерландского нейтралитета по-прежнему оставались займы великим державам и выгодные таможенные тарифы и торговые соглашения.

Придерживаясь нейтрального внешнеполитического курса в европейской политике, Нидерланды с определенной озабоченностью следили за процессом объединения Германии, происходившим по инициативе Пруссии: Великое герцогство Люксембург (как и Лимбург), связанное с Нидерландами личной унией, являлось частью Германского союза. После победы Пруссии в Австро-прусской войне 1866 г. Лимбург и Люксембург отказались войти в созданный Северогерманский союз. Судьба Люксембурга "решалась" Францией, Пруссией и Нидерландами, в связи с чем Нидерланды оказались в центре дипломатического конфликта, который едва не вовлек их в локальную войну.

Речь об этом идет в § 3 "Люксембургский вопрос" и нейтралитет Нидерландов в период Франко-прусской войны", где показано, как на Лондонской конференции 1867 г. решался вопрос о Люксембурге, который в итоге остался в личной унии с Нидерландами, а его нейтралитет был гарантирован великими державами.

Во Франко-прусской войне (в современной историографии ее называют чаще Франко-германская война, 1870-1871) Нидерландам удалось сохранить и свой нейтральный статус, и нейтральный статус Люксембурга, территория которого неоднократно подвергалась опасности. В целом в Нидерландах, где доминировали в общем-то прогерманские настроения (а экономика была ориентирована на Германию), ни на уровне властей, ни в обществе, этот военной конфликт не вызывал особой озабоченности. Хотя мобилизацию провели и командные посты в армии распределили, опасения, что страна может быть втянута в эту войну, не было. К тому же находившийся у власти либеральный кабинет из-за внутренних конфликтов был практически недееспособным. В ноябре 1870 г. главы некоторых силовых министерств, в том числе военный министр и министр иностранных дел, подали прошение об отставке. Правительственный кризис разрешился только в начале 1871 г.; но и новый либеральный кабинет не

40


включал внешнеполитические дела в свои приоритетные задачи. В стабилизировавшейся с начала 1870-х гг. обстановке в Европе Нидерланды пытались, пользуясь своим нейтральным положением, занять место государства-арбитра.

Эти вопросы рассматриваются в § 1 "От нейтралитета к международному арбитражу: Гаагские мирные конференции" Гл. V "Нейтралитет Нидерландов накануне и в годы Первой мировой войны". Учитывая повышение роли международного права, Нидерланды на рубеже веков участвовали в европейских конгрессах и конференциях (Гаагских мирных конференциях 1899 г. и 1907 г.), целью которых была выработка механизмов решения международных споров мирными средствами, предотвращение военных столкновений и постановка на повестку дня проблемы разоружения.

В исследовании показано влияние принятой решениями Гаагской мирной конференции 1907 г. кодификации правил нейтралитета, сложившихся в практике войн XIX в., на расширение возможностей правовых действий нейтрального государства в период военных конфликтов.

В § 2 "Колониальная империя как фактор нейтральной политики Нидерландов в XIX- начале XXв. " охарактеризовано состоянии нидерландских колониальных владений в Ост- и Вест-Индии, показаны методы колониальной эксплуатации, разрешение спорных территориальных вопросов, ход Ачехской войны (1873-1913) и ее цели. Формулируется вывод, что наличие мощной колониальной империи у малой европейской страны в конце XIX в.95, в период завершения передела мира великими державами, являлось как основной причиной, по которой Нидерланды старались во всех вооруженных конфликтах континентальных держав придерживаться политики нейтралитета, так и самым надежным гарантом их нейтральной внешней политики. Финансовые возможности, которые имелись у метрополии благодаря колониям, и умелое направление этих финансовых потоков в сферу внешнего кредита практически исключали ситуацию, в которой великие державы могли бы посягнуть на нидерландский нейтралитет.

В § 3 "Нейтралитет Нидерландов в годы Первой мировой войны (1914 - 1918 гг.)" на фоне хронологического изложения событий войны подробно анализируется внешняя и внутренняя политика Нидерландов, рассматривается то, как удалось им сохранить статус нейтральной державы и каковы были результаты этой линии для страны в целом.

На основе исследования обширного комплекса документов формулируются следующие выводы: возможности нидерландского государства позволили ему в годы Первой мировой войны проводить политику строго-

95 Под властью Нидерландов находилась территория общей площадью 2 045 647 кв. км, где проживали 38 млн чел., при том, что территория метрополии составляла менее 40 тыс. кв. км с населением 5 млн чел.

41


го нейтралитета, в результате чего Нидерланды были спасены от многочисленных жертв и разрушений, постигших другие государства Европы; им удалось сохранить и свою территориальную целостность.

Нейтральный внешнеполитический курс принес ощутимые плоды нидерландской экономике. Дефицит сырья на внутреннем рынке, обусловленный военными действиями в соседних странах и блокадой транспортных путей, вызвал частичную перестройку экономики на основе государственного регулирования, а также ее структурные изменения. Развивались новые отрасли (черная металлургия, электротехническая промышленность, производство искусственного шелка и др.), из традиционных отраслей существенной модернизации подверглись судостроение, пищевая и химическая промышленность. Интенсификация сельского хозяйства позволила освободить рабочие руки для испытывавшей в этом потребность промышленности, тем самым, была обеспечена занятость населения.

Несмотря на рост государственных расходов, что было вызвано потребностями военного времени, и постоянное повышении налогов, национальный доход Нидерландов поднялся на завидную высоту, а золотой запас страны за годы Первой мировой войны вырос в несколько раз. Выгодное географическое расположение и возможность ведения нейтральной торговли и судоходства, банковских операций, оказание различных видов помощи гражданскому населению соседних стран - все это способствовало значительному расширению в Нидерландах в 1914-1918 гг. сферы услуг.

Политика нейтралитета по сути позволила нидерландскому обществу избежать социального взрыва в годы войны, а в послевоенное время -потрясений революционного характера, какие, например, происходили в соседних разоренных войной странах. Правительству легко удавалось контролировать ситуацию и выступать с программами важных социальных реформ. Одним из доказательств стабильного состояния нидерландского общества было сохранение довоенных показателей демографического развития. Проводившаяся Нидерландами политика способствовала накоплению государством достаточных средств, позволивших не только провести намеченные реформы, но и сразу же после войны приступить к реализации важнейшей для страны гидротехнической программы.

В целом, можно утверждать, что в этот период нейтральный внешнеполитический курс Нидерландов максимально соответствовал экономическим и социальным интересам страны.

В Заключении подведены итоги исследования, сформулированы выводы и обобщения по ключевым проблемам рассматриваемой темы.

Если говорить в целом о нидерландской внешней политике в Новое время, то следует отметить несколько основных положений.

Стремление к сосуществованию в мире со странами-соседями было заложено в самой природе Нидерландов, сначала как единого комплекса

42


исторических областей, а затем как суверенного государства республики Соединенных провинций.

Большую роль в стремлении к независимой и мирной политике играл географический фактор - расположение страны на перекрестке важнейших торговых путей Европы и узловых морских и речных коммуникаций, определившее к тому же и направления развития ее экономики.

На выбор внешнеполитической линии Нидерландов на протяжении всего исследуемого периода оказывали влияние и другие факторы, которые можно отнести к категории постоянных, а именно:

  1. отсутствие у Соединенных провинций с середины XVII в. стремления к расширению границ государства96 и неприятие, как правило, политики силовых, военных методов для решения своих внешнеполитических задач на европейском континенте;
  2. почти не менявшаяся структура нидерландской экономики, основу которой составляли внешняя (посредническая) торговля, базировавшаяся на использовании ресурсов заморских территорий, а также развитая финансово-кредитная система, широко применявшая практику предоставления доступных займов всем желающим;
  3. наличие огромных по размерам и человеческим ресурсам колониальных владений, определивших особенности нидерландской экономики;
  4. стабильность общества в религиозном и культурном плане (благодаря преобладанию протестантских ценностей).

Первые попытки проведения республикой самостоятельной независимой внешней политики и ее нежелание участвовать в континентальной экспансии великих держав ясно прослеживались уже в первый бесстат-хаудерный период (1651-1672). Соединенные провинции проводили политику, нацеленную на прибыльную посредническую торговлю и невмешательство в вооруженные конфликты соседних держав. Она наиболее адекватно отражала торговые и морские интересы республики, которым наилучшим образом подходила концепция "свободного моря" и отсутствие каких бы то ни было препятствий, как-то - последствия войн или международная напряженность.

Такая политика Соединенных провинций, располагавших в XVII в. властью и влиянием, наталкивалась на сопротивление Англии и Франции. Каждая из этих держав стремилась привлечь республику на свою сторону, но, видя ее нежелание занимать чью-то позицию, провоцировала военный конфликт. Однако если морские войны с Англией не сказались на балансе сил в республике, то последовавшие затем войны с Францией привели к

96 Мы считаем, что 1815 г. не являлся отклонением от этой линии, поскольку решение об объединении всех нидерландских областей в единое государство было в значительной степени решением великих держав, а не желанием и стремлением Вильгельма I.

43


усилению власти оранжистов и отходу Соединенных провинций от самостоятельной независимой внешней политики. В период правления короля-статхаудера Вильгельма III республика фактически оказалась в фарватере внешней политики Англии (с которой еще в 1678 г. заключила союзный договор), что привело к ослаблению экономических позиций Соединенных провинций и переходу их на роль младшего партнера Англии.

После Утрехтского мира, когда "французская угроза" отступила, находившаяся у власти в Соединенных провинциях в период второго бесстат-хаудерного правления (1702-1747) голландская купеческая олигархия возобновила попытки проводить нейтральный внешнеполитический курс. Формально являясь участником различных межгосударственных союзов, Соединенные провинции последовательно уклонялись от вступления в европейские конфликты. Хотя в первой половине XVIII в. республика утратила уже позиции экономического лидера, которые занимала в предыдущем столетии, но она все еще сохраняла значительное влияние в европейских делах и могла бы играть куда более важную роль во внешней политике. Но в этот период она предпочла следовать более "прибыльным" для себя нейтральным внешнеполитическим курсом, несмотря даже на то, что в ряде случаев это означало невыполнение ею союзнических обязательств по различным договорам.

Соединенные провинции заявляли о своем нейтралитете в Войне за польское наследство, в Войне за австрийской наследство и в Семилетней войне. Пусть и с некоторыми отступлениями (как это произошло в ходе Войны за австрийское наследство), но в этот период нейтралитет республики утверждается как основная линия внешнеполитического курса страны.

С середины 1770-х гг. в Соединенных провинциях происходит усиление профранцузских настроений, что было связано и с началом формирования партии "патриотов", и их стремлением установить более тесные контакты республики с Францией. Рост демократических настроений и уже прочно укрепившаяся в стране тенденция к нейтральной внешней политике логически подводят республику к вступлению в 1780 г. в Лигу нейтральных морских держав.

Негативная реакция Великобритании на этот союз стала поводом к Четвертой англо-голландской войне, прервавшей восходящую линию развития нидерландского нейтралитета, а последовавшая затем "революция патриотов" и ее поражение - причинами вовлечения Нидерландов в активную внешнюю политику революционной Франции.

Созданное по решению Венского конгресса Королевство Объединенных Нидерландов придерживалось в целом политики неучастия в европейских делах.

Следующий этап развития нидерландского нейтрального внешнеполитического курса начинается после окончательного признания Королевством Нидерландов независимости Бельгии. С 1839 г. и до 1940 г. нейтра-

44


литет (пассивный или формально декларируемый) был непрерывной линией нидерландской внешней политики. Нидерланды, малая европейская страна с огромными колониальными владениями и значительным по объему финансовым капиталом, посредством политики лавирования между великими державами и нейтралитета в военных конфликтах, стремились, прежде всего, удержать заморские территории. Богатство колоний и продуманная система их эксплуатации позволила Нидерландам вновь воплотить в жизнь идеалы XVII в. - стать одним из важных в мире финансистов, продавцов и транспортировщиков товаров.

К концу XIX в., на фоне усиления в государстве влияния кальвинизма и укрепления традиции нидерландского нейтралитета, Нидерланды во внешней политике отдают приоритет повышению роли международного права. После Гаагских мирных конференций нидерландцы стали активно заниматься международно-правовыми вопросами: арбитражем, проблемами разоружения и кодификацией международно-правовых норм.

Высшей точкой развития нидерландского нейтрального внешнеполитического курса стал период Первой мировой войны. Именно в эти годы наиболее четко проявилась и важность обращения к национальной традиции консенсуса, этому неотъемлемому атрибуту всей нидерландской политической истории: консенсус в высших эшелонах власти и в обществе положительно сказался на реальной политике.

Комплексное исследование истории Нидерландов второй половины XVII - нач. XX в. позволило обосновать вывод о том, что, несмотря на неоднократные изменения в системе государственного устройства страны и форм правления, различный расклад политических сил в высших эшелонах власти, менявшиеся экономическую конъюнктуру и ориентиры во внешних связях страны, нейтралитет на протяжении столетий оставался доминантной константой внешней политики Нидерландов.

Развитие событий в XX - нач. XXI в. показало, что Нидерланды, хотя и изменили кардинальным образом после Второй мировой войны свой внешнеполитический курс, в целом и сегодня остаются верными многим постулатам своих традиционных позиций и подходов в международных делах, предпочитая по возможности воздерживаться (при всех оговорках и исключениях) от прямого участия в вооруженных конфликтах и выполнять роль арбитра, посредника и миротворца.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии:

  1. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Внешняя политика Нидерландов. 1713-1763: становление голландского нейтралитета. М.: ИВИ РАН, 1998. 175 с. (11 п.л.).
  2. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Нидерланды в новое и новейшее время. М.: ИВИ РАН, 2002. 277 с. (17,5 п.л.).

45


Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых изданиях:

  1. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Колониальная политика Нидерландов в Юго-Восточной Азии (Индонезии) в XVIII-XIX веках // Bulgarian Historical Review. № 1. 1997 г. София, 1997. С. 72-88(1,7 п.л.).
  2. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Гаагский маршрут. Русские дипломаты в Голландии в XVIII в. // "Родина". 2008. № 7. С. 38-41 (0,9 п.л.).
  3. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Источники по истории Нидерландов XVIII - XIX вв. в архивах и библиотеках Москвы // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Том 11, № 2 (28), 2009. Самара, 2009. С. 221-226 (0,8 п.л.).
  4. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Ван дер Капеллен // Вопросы истории. 2009. №5. С. 38- 53 (1,5 п.л.).
  5. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Генеральные штаты Нидерландов в XVII-XIX веках // Новая и новейшая история. 2009. № 5. С. 100-114 (1,5 п.л.).
  6. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Нейтралитет Нидерландов в годы Первой мировой войны // Научные ведомости БелГу. Серия "История". № 9 (64). 2009. Вып. 11. С. 66-72 (0,7 п.л.).
  7. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Соединенные провинции Нидерландов в 1650-1672 гг. и политика Йохана де Витта // Средние века. 2010. Вып. 71. № 1-2. 2а.л. (в печати).

Учебная литература:

10.  Шатохина-Мордвинцева Г.А. История Нидерландов. Допущено Ми

нистерством образования и науки российской Федерации в качестве учеб

ного пособия для студентов ВУЗов, обучающихся по специальности "Ис

тория" в области гуманитарных и социальных наук. М., Дрофа, 2007.

511 с. (32 п.л.).

Другие работы:

  1. Шатохина Г.А. Голландский публицист Жан Руссе де Мисси и его связи с Россией // Россия и Европа. Дипломатия и культура. М., "Наука", 1995. С. 39-49 (0,8 п.л.).
  2. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Движението на "патриотите" (Съби-тията през 80-те години на XVIII в. в Холландия) // "Епохи". Историческо списание. Кн.1, год. IV. В. Търново, 1996. С. 26-37 (0,9 п.л.).
  3. Shatokhina G. Голландский публицист Жан Руссе де Мисси // Russia and Low Countries in the Eighteenth Century (Baltic Studies Nr. 5). Gronin-gen, 1998. P. 111-123 (0,9 п.л.).
  4. Шатохина Г.А. Революция "патриотов" в Нидерландах; Нидерланды на рубеже эпох: конец XVIII века -1815 год; Реформы в малых странах Европы: Нидерланды; Малые страны Европы в канун Первой мировой войны: Нидерланды // История Европы. Том пятый. От Французской рево-

46


люции конца XVIII века до Первой мировой войны // М., "Наука", 2000. С. 47-53, 127-129, 239-243, 452-454,541-542 (1,5 п.л.).

  1. Мордвинцева Г. Външната политика на Нидерландия в годините на Първата световна война // 80 Години от Първата световна война. Универ-ситетско издательство "Св. св. Кирил и Методий", В. Търново, 2000. С. 65-72 (0,5 п.л.).
  2. Шатохина Г.А. Нидерланды //XX век. Краткая историческая энциклопедия. М., "Наука", 2001. Т. 1. С. 327-334 (О.бп.л.)
  3. Шатохина Г.А. Абрахам Кёйпер и его проект реформирования нидерландского общества // Европейский альманах, 2001. М., "Наука", 2002. С. 151-158 (0,7 п.л.).
  4. Шатохина Г.А. (Пер. с франц. и примечания): А. Кёйпер. Антиреволюционная партия // Европейский альманах, 2001. М., "Наука", 2002. С. 159-163 (0,5 п.л.).
  5. Шатохина Г.А. Россия и Нидерланды во второй половине XVIII века // Россия и Европа: дипломатия и культура. Вып. 2. // М., "Наука", 2002. С. 53-63 (0,8 п.л.).
  6. Шатохина Г.А. Бельгия по страницам русской периодической печати конца XVIII - начала XIX в. // Россия и Европа: дипломатия и культура. Вып. 2. // М., "Наука", 2002. С. 193-201 (0,7 п.л.).
  7. Шатохина Г.А. Нейтральные страны и война: Нидерланды //// Мировые войны XX века. Книга 1. Первая мировая война. М., "Наука", 2002. Гл. VIII. (вклад автора - 0,6 п.л.).
  8. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Нидерландская империя (Колониальная империя Нидерландов в XIX- начале XX в.) // Серия "Руссика". Школьная энциклопедия. Новое время XIX в. М., 2003. С. 268-270 (0,6 п.л.).
  9. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Нидерланды, государство в XIX в. // Там же. С. 270-275 (0,4 п.л.).
  10. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Антверпен // Иллюстрированная энциклопедия "Руссика". История 16-18 вв. М., 2004. С. 41-43 (0,2 п.л.)
  11. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Амстердам, история (С. 630-632), Англо-голландская уния 1689 (С. 695), Англо-голландские войны 17-18 вв. (С. 695) // Большая Российская энциклопедия (далее - БРЭ). Т. 1. М., 2005; Антиреволюционная партия (С. 55) // БРЭ. Т. 2. М, 2005 (0,2 п.л.).
  12. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Барьерный договор 1715 (С. 81), Ба-тавская республика 1796 -1806 (С. 97) // БРЭ. Т. 3. М., 2005 (0,1 п.л.).
  13. Шатохина-Мордвинцева Г.А Левые в Нидерландах: вчера и сегодня // Европейские левые на рубеже тысячелетий. М., 2005 (0,6 п.л.).
  14. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Вагенар Ян, нидерландский историк (С. 491) // БРЭ. Т. 4. М., 2006 (0,1 п.л.).
  15. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Вильгельм I, принц Оранский (С. 321), Вильгельм II статхаудер (С. 321), Вильгельм I король (С. 321-322), Вильгельм II король (С. 322), Вильгельм III король (С. 322), Вильгельм IVcTaT-

47


хаудер (С. 321), Вильгельм V статхаудер (С. 321), Вильгельмина королева (С. 323), Витт Ян де (С. 404) // БРЭ. Т. 5. М., 2006 (0,7 п.л.).

  1. Шатохина ГА На пути к первому мировому конфликту: Город горчичного газа // Новое время: книга для чтения по истории / Российская академия наук; Государственный университет гуманитарных наук; Научно-образовательный центр по истории. М., 2007. С. 414-421 (0,7 п.л.).
  2. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Гаага (С. 210-211), Гелдерн (С. 502), "Генералитетские земли" (С. 542), Генеральные штаты (нидерландские) (С. 544), Геннегау (С. 564-565) // БРЭ. Т. 6. М., 2006; Голландия, графство (С. 326), Голландская война 1672-78 (С. 326), Голландское королевство 1806-1810 (С. 327), Голландско-испанские войны 16-17 вв. (С. 327-328) // БРЭ. Т. 7. М., 2007 (0,9 п.л.).
  3. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Голландцы // БРЭ. Т. 7. М., 2007. С. 327-328 (0,2 п.л.).
  1. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Двенадцатилетнее перемирие (С. 361), Делфт, история (С.478-479) // БРЭ. Т. 8. М., 2007 (0,1 п.л.).
  2. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Женское движение в Нидерландах в конце XIX - начале XX в. как один из элементов формирования гражданского общества // Основные этапы формирования гражданского общества в странах Западной Европы и России в ???-?? вв. М., 2007. С. 178-188 (0,7 п.л.).
  3. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Нидерландское общество в годы Первой мировой войны // Глава 14. Нейтральные страны: политика нейтралитета и настроения в обществе // Войны и общество в XX веке: в 3 кн. Книга 1. М., "Наука", 2008. С. 487-501, 512-513 (1,5 п.л.).
  4. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Занстад, история (С. 232-233), Звол-ле, история (С. 340), Зеландия (С. 363) // БРЭ. Т. 10. М., 2008 (0,25 п.л.).
  5. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Соединенные провинции Нидерландов и Россия: дипломатические контакты, торговое и финансовое партнерство в период Северной войны // Полтавская битва в контексте международных отношений в Европе в XVIII веке: историческая перспектива. Тезисы международной научной конференции. Орел, 2009. С. 16-18 (0,2 п.л.).
  6. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Капеллен тот ден Пол (С. 13-14); Кёй-пер Абрахам (С. 510-511) // БРЭ. Т. 13. М., 2009 (0,12 п.л.).
  7. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Колейн Хендрик (С.467-468); Коммунистическая партия (С. 668); "Компромисс", союз (С. 703) // БРЭ. Т. 14. М., 2009 (0,15 п.л.).
  8. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Российско-нидерландские отношения в годы Северной войны) // Полтавская битва и ее международное значение. Тезисы докладов юбилейной международной научной конференции. 17-20 ноября 2009 года. М., 2009 (0,2 п.л.).

48


  1. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Лимбург; Лондонский договор 1831; Лондонский договор 1867 г. // БРЭ. Т. 16. М., 2010. 0,16 а.л. (в печати).
  2. Шатохина-Мордвинцева Г.А. Айтцема Лиев ван; Арминиане и го-маристы // Историческая энциклопедия. М., 2010. Т. 1. 0,1 а.л. (в печати).

49

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.