WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Борьба таджикского народа против Арабского Халифата

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

Хакназаров Абдуназар

Борьба таджикского

 народа против

Арабского Халифата

Специальность: 07.00.02 – отечественная история

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Душанбе

2010


Работа выполнена в Отделе древней, средневековой и новой истории Института истории, археологии, этнографии им. А. До­ниша Академии наук Республики Таджикистан

 Научный консультант:          доктор исторических наук,

профессор Пирумшоев Х.П

 Официальные оппоненты:     доктор исторических наук

профессор Мухиддинов С.Р.

                                                    доктор исторических наук,

профессор Бобохонов М.Б.

                                                    доктор исторических наук,

профессор Мирбобоев А.К.

Ведущая организация: Таджикский национальный университет.

Защита состоится «___» ____2010 г. в – часов, на заседании Дис­сертационного совета Д. 047.008.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Инсти­туте истории, археологии, этнографии им. А. Дониша Академии наук Республики Таджикистан (734025, г. Душанбе, ул. Рудаки, 33).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории, археологии, этнографии им. А Дониша АН РТ.

Автореферат разослан «___» _________2010 г.

 

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор исторических наук      Додхудоева Л.


 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Она охвативает весьма большой, сложный и противоречивый период истории таджиков, период завоевания Ирана, Хорасана, Мавераннахра арабскими мусульманами, объединенными в составе Арабского Халифата. Однако в этом новом социально – религиозном сообществе политические, этнические, религиозные и культурные границы практически никогда не совпадали. Потому что кочевые арабы, столкнувшись с древними высокоразвитыми цивилизациями, как победители не проявляли особого интереса к знанию других языков и культурной ассимиляции с ними. Будучи лишь меньшинством, утвердившимся на непрочной основе сложной чужеродной субструк-туры, и уступая вначале своим подданным в уровне культурного развития, арабы тем не менее смогли передать им свою религию, свой язык и в какой-то степени свой менталитет.

Фундаментальное исследование социально-политического положения персо-таджикского народа в составе исторически нового, гигантского разнородного сообщества и его непрерывной борьбы против деспотического господства кочевых арабов является одной из приоритетных задач современной отечественной исторической науки. Сегодня, как никогда раньше, необходимо глубокое, разностороннее, комплексное, свободное от спекулятивных, абстрактных и упрощенных подходов изучение, это часть истории. Ибо прошлое и настоящее неразрывно связаны, прочными нитями, на которые нанизаны, как жемчужины события минувших лет. Глубокое, всестороннее изучение и переосмысление истории прошлого, предают людям все новые и новые духовные силы и энергию, повышают их высокое чувство уважения к своим предкам, способствуют обеспечению социального прогресса и совершенствуют общество. Трезвой и объективной оценке своего исторического наследия послужат уроки самосознания и самоопределения.

Изучение данной проблемы в новых условиях более необходимо тем, что, освободившись от сжатых идеологических рамок прошлого столетия, все больше ощущается слабость освещения исторических событий в принципах подлинного историзма. Дело в том, что на протяжении столь длительного и трудного исторического периода таджикам пришлось с незаурядным усилием не только выдержать натиск и смягчить жестокие удары чужеземных завоевателей, но  им удалось также сохранить верховенство своего языка, осуществить синтез чужой цивилизации с бессмертными достижениями своей культуры, поднимаясь на качественно новый уровень развития. На базе трансформации родственных, многообразно единых культур предков, создали единые общекультурные материальные каноны и ценности новой собственной культуры и единую социально-экономическую структуру с многоотраслевым хозяйством прогрессирующего этапа, сформировавшего новые политические отношения. Объединив весь экономический, политический технический и культурный потенциал страны, они достигли высокого темпа развития производительных сил. Следовательно, знание закономерностей этих изменений, представление их масштаба и величины контуров, имеют особое значение для осознания реальных возможностей и способов их применения для социальных целей в управлении страной. С другой стороны, теоретическое осмысление данной проблемы даст возможность предвидеть дальнейший ход общественных процессов и найти детерминирующие их факторы. Например, ради улучшения качества жизни народа, начиная с февраля 2007 г., правительство республики взяло курс на упорядочение национальных обычаев и обрядов, которые в последнее время вышли за рамки религиозных и исторических традиций и превратились в пышные торжества, приносящие огромный ущерб народному благосостоянию. Или Президент страны Эмомали Рахмон с целью обращения внимания народов мира на богатое творческое наследие таджиков, вносивших бесценный вклад в мусульманскую цивилизацию, в данной период специальным приказом от 15.09.2008 г, 2009 год объявил годом Абуханифы (Имама А’зама – Великого факеха), основоположника суннитской концессии. В честь его 1310-летия в столице Таджикистана, в городе Душанбе, с 4 по 6 августа 2009 г. проходил международный симпозиум с участием представителей мусульман 55 стран мира.

Значимость такого рода работы диктуется всей логикой происходящих не только в современном Таджикистане, но  и в мире событий, приведших  изменения взглядов и отношения народов к исламу и его цивилизации. Примером чего может служить факт увеличения мусульман за период 1990-2006 гг. на 300 млн. человек и достижения их общее число до 1,3 миллиарда.

Тема актуальна еще и потому, что может сыграть важную роль в выработке нового подхода в научном обеспечении происходящих социальных процессов в таджикском обществе; служить важным средством для ослабления позиции многообразных центробежных идей в общественном сознании, упорядочения национальных обрядов и ритуальных мероприятий; а также укрепления единой государственной идеологии.

Степень изученности проблемы. Данный вопрос в той или иной мере, по разным идеологическим подходам к выяснению исторических событий и разных методов исследования, рассматривается в трудах ученых трех поколений: ученых – исламистов арабо-персидского происхождения VIII-XVI вв., русских, таджикских историков советского периода и современных персо-таджикских исследователей. В целом литературу, сопричастную с проблемой борьбы персо-таджикского народа против Арабского Халифата, можно условно разделить на три группы. К первой группе мы отнесли источники, сочинения известных историков, философов, писателей, географов, путешественников периода VIII-XVI вв., а также ряд археологических материалов. Ко второй группе – труды ученных советского периода: произведения известных русских, таджикских историков, востоковедов и литераторов. Третья группа работ, которая послужила основой появления новых взглядов и оценок в истории таджиков в целом и в избранной нами проблеме в отдельности, относится к исследовательской деятельности ученых периода независимости, особенно исторические произведения ученых таджиков, иранцев и афганцев, появившиеся в период с 1980 г. по настоящее время. Ряд произведений – восстановителей исторических хроник исламского периода, статьи в таджикской периодической печати, выступления и произведения президента Таджикистана Эмомали Рахмона, новые монографии и учебники по истории таджикского народа (1999-2006 гг.).

Начиная с конца X1X века до настоящего времени, историческая наука в изучении истории борьбы народов иранского происхождения против арабских завоевателей достигла колоссальных успехов. Заслуга историков и востоковедов в этот период проявилась в глубоком изучении

и широком использовании письменных исторических источников периода арабских завоеваний и распространения ислама. В результате накопился богатый фактический материал в виде переводов и публикаций, множество значимых письменных источников и отдельных исследований, которые всесторонне и критично использованы нами в диссертации.

Еще во второй половине X1X в. в России занимались изучением истории мусульманского мира ученые: В.В. Григорьева, Д.А. Хвольсон, П.И Лерх, Н.И. Березин, В.Г. Тизенгаузен, В.Р. Розен и другие. А когда Средняя Азия вошла в состав России, и появился большой интерес к истории народов этого региона, уже к началу XX в. В.В. Бартольдом был заложен фундамент научного изучения ее истории в раннем средневековье. Он с богатым навиком метода, сравнительного анализа обильных письменных, археологических и нумизматических источников, соответственно законам исторического развития Востока, создал множество оригинальных научных трудов по истории ислама и завоеваннию Средней Азии арабами.

В.В. Бартольд выполниял свои работы с поражающим мастерством критического изучения источников на арабском, персидском и тюркском языках.1 Использованные нами работы В.В. Бартольда посвящены отдельным специфическим событиям и проблемам истории персов – таджиков на разных этапах этого периода.

По методу сравнения источниковых материалов и критическому их анализу В.В. Бартольдом многие аспекты политической и культурьной истории персов – таджиков в различных периодах нашей хронологии отраженны в трудах ученых русских востоковедов: О.Ф. Аки­мушкина, Е.Э. Бертельса, И.С. Брагинского, А.Н. Больдирева, О.Г. Большакова, Е.А., Беляева, П.А. Грязневича, А.И. Колесникова, О.И. Смирновой, Ч.А. Стори, В.Ф. Пановой и Ю.В. Вахтина, В.В. Полосина, А.Ю. Якубовского и др.

Неоценимое значение для изучения истории борьбы таджикского народа против арабских завоевателей имеют труды знаменитых таджикских ученых Б.Г. Гафурова, Н.Н. Негматова и А.М.Мухторова, выполнение на обширном материале письменных, археологических, нумизматических, лингвистических источников, а также зарубежного и отечественного исследования.

О борьбе народов Хорасана и Мавераннахра с завоевателями в разных формах и объемах говорится также в произведениях С.Айни, А.Джалилова, М. Бобохонова, М.Р.Шукурова и А.З.Рахматуллоева и А.Мухторова.

Военные походы арабов в Хорасан и Мавераннахр, жестокие карательные поступки мусульманского войска и сопротивление населения им, множество фактов и сведений содержатся в монографиях Х. Назарова, Н. Турсунова и Г. Гоибова

В переводе на таджикский язык, с комментарием исторических источников и составлением из них сборников по средневековой истории таджиков значительний вклад внёс Нурмухаммад Амиршохи.

Использованы в диссертации также монографии и статьи ряда авторов, такие как Абдул Азиза Дури, Муфтия Маулана Мухаммад Кифоятуллаха, Саид Абдурахим Хатиба, Сайед Мохаммада Хотами, Эхсан Яршатер, И.М. Фильштинский, которые на влияние ислама на мировую культуру и вклад персов в мусульманскую религию смотрели иными взглядами.

Необходимо отметить также значение научных работ зарубежных ученых, потому что когда советские историки и востоковеды находились в коммунистической блокаде, ученые Афганистана, Ирана и других стран расследовали историю периода ислама и Халифата, рководствуясь своими идеалами и мировоззрением. К ним относятся: Харави Джавидан, Абулхай Хабиб, Найири Нури, Абдулхасан Заринкуб, Алиасгар Халаби, Мухаммад Хусайн Хайкал, Ф.Р. Нельсон, Саид Мухаммад Хотами, Хатиб Саид Абдурахим и др.

При выполнении работы оказали нам большую методическую помощь авторефераты и диссертации В.В. Дубовицкого, К. Искандарова, А. Саидова, Х.Ш. Камолова.

Цель и задачи исследования. Учитывая актуальность исследуемой проблемы и степень недостаточной ее освещенности в истории таджикского народа, мы решили: на основе новых материалов, фактов и сведений, извлекаемых из разнообразных источников и произведений современных авторов, в комплексном виде обобщить и оформить её в качестве самостоятельной работы.

Не задаваясь целью дать исчерпывающую характеристику освещению столь многосторонней темы, сосредоточиваем основное внимание на раскрытии наиболее важных, малоизвестных сторон и специфических форм борьбы таджикского народа против оккупантов, для чего определены следующие задачи:

– осветить патриотический, свободолюбивый и созидательный дух таджикских предков с их религиозными убеждениями о том, что ислам по своей природе служит защите интересов Родины, народа, свободы, языка,  морали и обеспечивает наилучшую форму действия человека;

– увековечить память тех героев, которые, исходя из вышеуказанных принципов, на протяжении всей исто­рии арабской оккупации неустанно боролись против несправедливых тиранических действий и расовой политики халифов;

– предоставить будущему поколению комплекс форм и методов героической эпо­пеи таджикского народа как одного из главных источников истинного на­ционального самосознания, чтобы молодежь могла представить ее как школу патриотического воспитания;

– убедить молодое поколение в могуществе таджикского народа, ко­торое на протяжении трех столетий смогло мужественно выдержать и преодолеть во всей своей истории жесточайший натиск  арабских завоевателей и как победитель подняться на качественно новый уровень развития;

– указать, что в борьбе против арабизирования общественной жизни таджикам удалось не только сохранить верховенство своего языка и культуры, но и выдержать жестокие удары и предрассудки религиозных кочевых фанатиков и предотвратить дальнейшее распространение их «газавата» на другие территории;

– показать вклад персо-таджикских ученых, таких, как ибн Мукаффа’, Абу Ханифа, аль-Бухари, Ат-Табари, Балами, Мухаммад ибн Якуб (ибн Мисковейх) и многих других в развитие и совершенствование религии ислама, обогащение новой универсальной мусульманской культуры на основе трансформации вековых традиций своих предков и накопленных положительных общечеловеческих ценностей;

– опровергать неверные и беспочвенные идеи тех авторов, которые, искажая историю таджиков, доисламский Хора­сан и Мавераннахр считают одной из отсталых провинций Великого Ирана или даль­нейшее их культурное развитие в период ислама связывают с влия­нием Западного Ирана. Другие утверждают: якобы началом истории таджикской государственности является государ­ство Саманидов как реакционная, агрессивная империя и т. д.

Объектом исследования является освещение специфических особенностей борьбы персо-таджикского народа для отражения нашествия ара­бов – мусульман на Иран, Хорасан и Мавераннахр, а затем за свободу и независимость.

Предмет исследования заключается в показе закономерностей и справедливости борьбы персо-таджикского народа против неверной, несправедливой грабительской, расовой политики халифов и их наме­стников.

Хронологические рамки исследования охватывают борьбу персов-таджиков во взаимосвязи с другими народами, входившими в состав Исламской империи с 633 г. до конца 1X века. Чтобы иметь о ней более четкое представление, впервые определены ее рамки в четырех периодах. Общая характерная черта проблемы, заключается в ее продолжительности, организованности и (по сравнению с другими странами) трагичности. Каждый период разделяется ещё на ряд специфических этапов, отличающихся друг от друга по своему характеру, идейно-политическому содержанию, целям и задачам и т.д. Строго соблюдая закономерность данного процесса, каждый ее период подвергался комплексному анализу с учетом всех факторов, являющихся его компонентами.

Так, первый период – борьбы иранцев против праведных халифов (633-661 гг.), состоит из четырех этапов: 633-638; 638-642; 642-652. и 652-661 гг. Второй период (661 – 755 гг.), развивался в следующие этапы: 661-722.; 723-746; 746-750; 750-755 гг. Третий период (755-818 гг.), совершился в промежутке 755-789; 789-818 годов. Четвертый период (818-899 гг.), проходя через два этапа: 818-858 и 858-899 годы, закончился образованием государства Саманидов и завершением процесса формирования таджикского народа.

Совершавшиеся жестокие и драматические события предавали разнообразный и продолжительный характер также распространению ислама, в определенных периодах:

  • В 631-661гг. – многие приняли ислам добровольно и принужденно;
  • В 661-720 гг. – в Хорасане и Согде распространялся принудительно;
  • В 720-743 гг. – резко увеличилось число формальных мусульман;
  • В 748-821 гг. – прекращалось обращение людей в ислам;

5. В годы правления Тахиридов, Саффаридов и Саманидов ислам превратился в государственную идеологию, и его соблюдение стало прерогативой местных властей.

Приблизительно, таким образом, складывался путь таджиков к достижению независимости на универсальном исламском проекте, который внес значительный вклад в мировую цивилизацию.

   Географические рамки исследования включают в себя всю восточную часть Халифата: Иран, Хорасан и Мавераннахр, которые были объединены под названием «Хорасанское Наместничество». Поскольку затрагиваются вопросы военно-политических и культурных взаимоотношений «Хорасанского Наместничества» с остальными частями Исламской империи, естественно, на много расширялись намеченные рамки и способствовали более масштабному освещению закономерности взаимоотношения и взаимосвязи свершившихся событий.

  Научно-методологическая основа диссертации. Научная концепция исследования заимствована из опыта научной работы ученых трех поколений: историописцев-исламистов, советского и современного периода. Сделана попытка рассматривать историю борьбы народов Восточной части Халифата в указанной хронологии, при помощи сравнительного метода с приложением тех законов исторического развития, которые выработали классические мусульманские авторы для мировой истории; советские – для истории Средней Азии и современные таджикские историки – для истории таджикского народа.

При этом работа выполнена на основе принципа историзма, требующего рассмотрения имеющихся фактов и свершившихся событий реально, объективно, соответственно с назревшей конкретной обстановкой, с учетом степени их взаимосвязи и взаимоотношения. В анализе исторических явлений придерживались строгого и свободного от какой – либо идеологии, подхода в объяснении причины их свершения

Использовался также и системный подход к логике реального анализа всех необходимых факторов, лежащих в основе военных, социально-политических, экономических и идейно-культурных движений, то есть весь ком­плекс проблем, послуживших причинам их проявления и приобретения ожесточенного, продолжительного, жестокого и порой трагического характера. Для этого в работе применялся также метод сравнения уровней исторического, общест­венно-экономического, социального, политического развития персов-тад­жиков и арабов и другие важные исторические события, которые относятся к их судьбе в исследуемом периоде.

 Научная новизна исследования состоит в том, что она выполнена впервые с попыткой комплексного анализа борьбы персо-таджикского народа против Арабского Халифата, с первых дней наступления мусульман на Сасанидскую империю вплоть до их окончательной победы и образования своего самостоятельного государства. Постановка проблемы, методология и практика ее решения, содержание диссертации и освещенные в ней вопросы являются новыми. Кроме этой общей новизны, наиболее важными и новыми элементами научного вклада в теорию и практику являются следующие:

1. Введено в научный оборот множество источниковых материалов, которые в силу ряда причин в исследованиях советского периода ис­пользовались недостаточно, и их содержание считалось сомнительным. Широкого привлечения также художественно-исторической и философской литературы. Уделено определенное внимание произведениям современных исламистов о жизни и деятельности пророка, праведных халифов, основных прин­ципах правовых норм (шариата) ислама и т. д. Учитывая мнения ученых трех поколений: ранних ислами­стов, материалистов советского периода и современных авторов, – мы попытались изложить свои собственные размышления и выводы.

2. Сделана попытка освещать и анализировать происходящие исторические хроники и их закономерности, тесные взаимосвязи и взаимоотношения не только на ограниченной территории Средней Азии, но и по всей этнической территории таджикских предков, с учетом единой нравственности и общего культурного пространства.3. Уточнены основные периоды и этапы народных движений и мусульманизации данного региона, в зависимости от их характера и со­держания, также определены причины их продолжительности.

4. Более результативными в истории борьбы персов-таджиков про­тив Халифата являются, на наш взгляд, ее второй (661-755 гг.) и четвертый (818-961гг.) периоды, которые завершились существенными изменениями. Так, во второй период хорасанцы, свергнув ди­настию Омейядов, установили династию Аббасидов, т.е. изменили политическую основу Халифата, что ознаменовало начало качественно новой стадии развития исламского мира. К тому же в 747-755 гг. в составе Хорасана, Мавераннахра и Ирана образовались новые государственные объединения эмиратского типа. И это, на наш взгляд, является начальным периодом консолидации персов-таджиков. В четвертом периоде таджикам удалось завершить начатый процесс консолидации на определенной территории, формировали также свой родной язык, культуру и другие компоненты, необходимые цивилизованному народу.

5. Многие другие новые положения, выводы и обобщения содер­жатся в диссертации. Например, имеется сравнительно много новых сведений о раз­личных народных противоборствующих организациях: «Негзат Низак» «Негзат Харис» «Негзат Согдиан», о личностях и политической деятель­ности Абу Муслима, Синбада Муга, Мукканы, о шуубитском движении, формах и методах борьбы семьи Бармакидов, таланте государственного правления Тахиридов, Саффаридов, Саманидов и многое другое.

 Источниковая база исследования. Основная особенность истории таджиков в исламском периоде заключается в наличии своих обильных письменных источников, содержавшихся в оригинальных произведениях авторов-исламистов на арабских и новоперсидских языках и получивших мировую известность. Многие из них написаны в летописной форме, сводными рассказами о мировых исторических событиях, до ислама и в его периоде. Их авторы в основном были мавали знатных домов арабских племен, государственных чиновников и халифов, служили им в качестве секретарей и помощников. Другие при дворе Аббасидских халифов вели службу переводчиков. Третья категория ученных являлась придворными слугами халифов, Саманидских, Газнавидских и других царей и свои сочинения как очевидцы посвятили совершенным ими военным походам, государственным и другим делам. Следовательно, многие из них описывали исторические события принужденно, не беспристрастно и реально, а восхваляли деяния своих хозяев и умаляли роль их противников. Поэтому в использовании источников в диссертации действовали методом сравнения и критического анализа.

  По содержанию, охвату проблемы, научному значению эти работы разделяются на ряд групп: общие труды по истории или географии; сочинения на локальные темы, посвященные отдельным местностям; научные работы на специальные темы и т.д. В целом они содержат обширный фактический материал не только о борьбе народов исламского мира и, в частности, персов-таджиков против Халифата, но и часто охватывают различные стороны их культурной, социальной и духовной жизни

 1. Исторические сочинения: Их много, но, среди них более значительными являются: «Футуху-л-булдан» (Завоеванные стран») ал Балазури, «Та’рихи Йа’куби» («Исория Я’куби») ал-Йа’куби», «Та’рих ар-русул ва-л-мулук» («История пророков и царей») ат-Табари, «Та’рихи Табари» («История Табари») (перевод сочинения ат-Табари – «Та’рих ар-русул ва-л-мулук» на персидском языке) Мухаммада Бал’ами, «Китаб ал – футух («Книга о победах») ибн ал-Асама ал-Куфи «Та’рихи Бухоро («История Бухары») ан-Наршахи, «Та’рихи Байхаки» («История Бейхаки») Бейхаки, «Осору-л-бокия» («Вечные памятники») Бируни, «Зейна-л-ахбор» («Вести о Зайнулмиллале») Гардези, «Равзату-л-албоб фи – таворих ва-л-ансоб» Фахруддин ибн Али ибн Мухаммада, известен под названием «Та’рихи Банокати» («История Банокати»), «Сиёсатнома» («Писание о политике») Низомулмулка, «Мукаддима» («Введение») ибн Халдуна, «Равзату-с-сафо фи сирати-л-анбиёи ва-л-мулук» («Чистый сад пророков, халифов и царей») Мирхонда и т.д.

2. Историко-географические сочинения: Значительным материалом о территориях и административных центрах стран, городов и сел, количестве и этническом составе населения, путях сообщения, торговле и т.д., снабдили нас труды географов-путишественников: ибн Хурдодбех – «Ал-масолику ва-л-мамолик» («О путях и странах»), ал-Мукаддаси – «Ахсан ат-таксим фи-ма’марифат ал-акалим» («Наилучшие разделы климатов для познания»). Книга неизвестного автора – «Худу-л-олам» («Территория мира»), ал-Истахри – «Ал-масолику-л-мамалик» («Путей и стран»), или «Китоба-л-масолик ва-л-мамалик» («Книга путей и стран»), «Сурату-л-акалим» («Отображенный климат»), Сахал ал-Балхи – «Сувар ал-иклим» («Изображение климатов»), Абулмуайади Балхи – «Аджибу-л-булдан» («Экзотика стран») Абулаббас Я’куби – «Китабу-л-булдан» («Книга о странах») и др.

3. Археологические материалы. Найдены письменные документы, памятники архитектуры, живописи, резьбы по дереву, гачу, глине и ювелирного дела, терракоты, гончарной и стеклянной художественной посуды, при археологических раскопках в Самарканде, Бунджикате, Хульбуке, Сайёде, Саразме, Аджинатепе, Балалыктепе, Заравшане и Исфаринской долине. Эти факты являются документальным и материальным свидетелем исторического процесса, формирования таджикской культуры в исследуемом периоде, на базе слагаемых искусств  Тохаристана, Согда, Хорасана и Хорезма.

О борьбе согдийцев против завоевателей в 710-722 гг. и политической позиции Деваштича, владетеля Пенджикента, в нем в 30-е гг. XX в. в горе Муга и в 1998-2007 гг. в кишлаке Падаск Матчинского района найдены археологами ценные документы. Среди них содержатся письма правителей провинции Согда к Деваштичу и обращения Деваштича к ним об организации совместной борьбы с оккупантами.

     Теоретическая и практическая значимость диссертации. Школа самосознания, самоопределения, суверенитета и правления государства вместе с множеством других объективных и субъективных факторов является продуктом истории. Наглядные уроки истории не только открывают перед нами картину прошлого, они также помогают осознать настоящее и будущее и как справедливый судья указывают на достижения и промахи в длинной череде борьбы предков за независимость.

В таком плане материалы исследования могут широко использоваться в вузах и общеобразовательных школах страны в процессе изучения курса «Истории таджикского народа». Ее выводы и заключения окажут определенную помощь будущим исследователям по проблемам: истории ислама и арабских завоеваний; административно – управленческой деятельности оккупантов; борьбы таджикского народа против них; государств Саффаридов и Саманидов; социально – экономического положения народа и т.д.

    Апробация работы. По материалам исследования опуб­ликовано автором, девять монографии и брощюр, более двацати статей в научных сборниках и журналах, восемь  из которых напечатаны в журналах, вошедших в перечень ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации, Ее основные выводы положения изложены в докладах, сообщениях, сделанных на конференциях и симпозиумах.

 Диссертация обсуждалась на заседание кафедры истории и права Таджикского аграрного университета в октябре 2006 г. (протокол № 7), на двух отдельных заседаниях (декабрь 2006 г., май 2007 г.), 25 декабря 2007 г. (протокол № 10) и 29 декабря 2009 г. на расширенных заседаниях Отдела древней, средневековой и новой истории Института истории, археологии и этнографии им. А. Дониша Академии наук Республики Таджикистан.

 Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

 Во введении обосновываются актуальность темы, степень изучен­ности проблемы, определяются цели и задачи исследования, научная новизна. Дается краткий историографический обзор использованной литературы, показана научно-теоретическая и практическая значимость исследования.

 Глава I «Зарождение ислама и образование исламского государства» состоит из двух параграфов и затрагивает появление ислама как религии более развитого периода истории человечества и формирования государства нового религиозного типа.

 В I.I. Зарождение и становление религии ислама. Основываясь на сведения источников, можно сказать, что мусульманская вера как комплексная система морально-поли­тических, культурно-образовательных и духовно-нравственных правил для урегулирования и упорядочения жизни человечества на земле, ко­торую арабы назвали исламом, является продолжением и совершенствованием других существовавших до него религий и верований. Божественные книги Библия, Евангелия, Коран и появившиеся на их основе исторические произведения мусульман в VII-XIV вв., все как одно утверждают, что, прежде чем сотворить мир и людей, Бог вначале сотворил калам (карандаш), затем лавха (бумагу). Карандашу поручил, чтобы он ходил по лавху и писал всё, что хочет сотворить и что будет до Судного дня . И как закончил сотворение мира на земле сотворил сво­его наместника – халифа в лице Адама, о чем в Коране упоминается: «Мы создали человека в наилучшем и прекрасном облике» . В брачном тексте Адама  с  Евой, Бог напоминал о Мухаммаде, как о своем друге и будущем посланнике . Создавая человека на земле, Бог подарил ему небесный дух, се­мью, волю, выбор (самостоятельность) и неиссякаемую мудрость.

Или основываясь на истолкование соответствующих мест в Коране, Абдулла ат-Табари (это не Джарир Табари) в  «Книге о религии и империи», написанной в 855 г.,  и ал-Джахиза (ум. в 868 г.) в трактате «Отвержение христиан» признавали, что проповеди Мухаммада явились завершением иудейско-христианского откровения.

Бог, разделив общество на различные группы, среди них избрал своих посланников, пророков, чтобы довели до народа его наставления жить «Во имя Ал­лаха милостивого, милосердного». Чтобы осознали и подтвердили «Ал­лах един, Аллах вечный; не родил и не был рожден, и не был ему рав­ным ни один» Что означало соединение людей во всем мире в вере Единому Богу. Первоначальную веру человека в Единого Бога утверждают также революционные открытия двадцатого столетия, сделанные в результате проведенных среди диких племен Австралии, Северной Америки научные исследования и археологических материалов, найденных в разных регионах мира. Значит, различия, существующие в религиях, относятся к атрибутам Бога, но не к Его существованию.

Однако многие люди, особенно аристократические слои общества, не верили пророкам, более того гнали и преследовали их, также иска­жали как образ Бога, так и его наставления. Ради своих социальных и политических интересов выдумывали свои более свободные и простые религии. Некоторые стали огнепоклонниками, другие идолопоклонниками. Индийские касты обра­тились к буддизму и индуизму. Появились также даосизм, монивизм, маздакизм, иудаизм и.т.д.

Христиане, нарушив принцип единобожия, который проповедовал пророк Иисус Христос, приняли концепцию троицы. Символом их веры стали слова: Верую в единого Бога. Но верили в Бога – отца, и в Бога-сына и в Святого духа, и в Деву Марию, т.е. в целое семейство богов. В подобном хаосе род человечества в последующем своем развитии в течение долгих лет не нашел реальную духовную среду.

Почти через 400 лет после Иисуса, в 570 г. Бог перевел в мир бытия в семью Абдуллах, из племени Курейша, в городе Мекки Аравийского Полуострова, будущего последнего пророка. В Евангелии предписаны его признаки и па­раметр пророчества. В нем отмечено: «Который, (пророк А.Х.) придет после Иисуса зовут Ахмадом» (верным, справедливым и правильным).

В 610 г., примерно в ночь 24-го месяца рамадана, ангел Джебраил, передал Мухам­маду отрывки новой книги-Корана: «Икра бисми раббика-л-лази халака. Халака-л-инсона мин алакин» Джебраил сказал ему: «Читай! Во имя Господа твоего… научил тому, чего он не знал». Таким образом, Бог определил нового своего халифа и посредством его возобновил новый диалог с родом челове­чества в наиболее высшем этапе его истории. Обращения Бога к человеку в Коране начались с восклицания: «Читай!» и учись, то, что не знал! Это не означает ограничиваться сугубо религиозным учением, а стремиться к постижению наук о вселенной и законов его существования в целом.

 1.2.Исторические предпосылки образования Исламского государства. Вдохновенные проповеди пророка Мухаммада в Мекке начались в очень сложных социально экономических и культурно-политических условиях общественного строя Аравийского полуострова. К концу VI в. созревали все необходимые условия для объединения родов и племен, арабских бедуинов в единое централизованное государство и их перхода к высшему историческому этапу развития. Поэтому проповеди Мухаммада с поразительной быстротой положили не только начало новой по своему содержанию монотеистической религии, но и являлись идеологической основой социальной (мусулманской) движения на севере Аравийского Полуострова, но  и знамением новой эпохи в истории человечества.

Мухаммад на основе ниспосланных к нему Богом Откровений в истории человечества положил начало новой цивилизации. Обосновал политическое объединение мусульман в форме Халифата, на­значение халифов-наместников байатом (общим согласием мусульман), полное законченное, религиозное учение, выражающееся в концепции взаимоотношений человека и Бога, регламентированные обрядности и совершенно новые социальные и культурные отношения. На этой основе был обеспечен подъем арабских бедуинов из стадии «джахилийа» – невежества к высокой культуре и просвещению.

Многие авторы политического содержания Халифата считают «теократическую власть», но это не имеет теоретического и практического значения, потому что власть халифа в глазах верующих не была завершена Мухаммадом, он не был осенен благодатью. Халифы избирались членами мусульманской общины, они не имели непосредственного контакта с Богом. Что касается функции халифа как руководителя общей молитвой, то они не носили сакральный характер и могли в случае его отсутствия выполняться любым мусульманином, знающим порядок ведения молитвы. Далее, образование Халифата и его развитие как средства правления мусульманским обществом – это дело земное. То обстоятельство, что халифы в своей деятельности обязаны были руководствоваться Кораном и примером пророка (не смотря на то, что во многих случаях их не соблюдали), не превращало бы их власть в священную службу и не умаляло его светского содержания.

Однако общество мусульман еще не располагало специальными экономическими, административно-управленческими и культурно просветительными учреждениями. Оно основывалось лишь на примитивных финансовых и военных институтах власти. Этот момент оставил свой отпечаток в истории Халифата до свержения династии Омейядов и приобрел совершенную форму лишь при династии Аббасидов, с применением опыта и знаний представителей народов, оказавшихся в его орбите. А до этого решение практического и теоретического характера вопросов государственного строительства рассматривалось не систематично и целенаправленно, чтобы завершить военное и политическое объединение бедуинских племен, а всякий раз связывалось с решением какой-то необходимой текущей задачи.

 Глава 11. «Завоевание Ирана мусульманами» состоит из четырех параграфов и посвящается политическому положению новорожденного исламского государства и  борьбе мусульман для его упрочнения и защиты от внутренних и внешних врагов.

 11.1. Причины завоевания Ирана мусульманами. Политические и идеологические мотивы войны мусульман со старинной, державой как Персия, являлись спасением религии ислама и его молодого го­сударства от двухсторонних, довольно серьезных и опасных угроз внутренних и внешних врагов. Вначале для мусульман более опасным являлось массо­вое вероотступничество многих племен на окраинах Аравии, принявших ислам еще при жизни пророка «в год вуфуд» – делегаций (в 9 г.х. 630 г.). Многие из них отказались от выплаты закята, другие стали возвращаться к прежним, более свободным языче­ским культам. Лидеры некоторых племен в Йемене, Иемаме и в Неджде, объявив себя пророками, перешли к более активным действиям, особенно племена, проживавшие в междуречье Тигра и Евфрата, после смерти Мухаммада при активной поддержке персов не только отвергали ислам, а даже стали ярыми противниками мусульман.

Кроме того, в это время торговая, экономиче­ски развитая часть Аравийского Полуострова находилась под влиянием могущественных держав – Ирана и Византии. Эти государства с целью задержания процесса стремительного распространения ислама в своих колониях всячески поддерживали и поощряли вероотступников, предпринимали также серьезные меры к наступлению против власти Абу Бакра. Поэтому, несмотря на слабое военное состояние мусульманской общины, Абу Бакру пришлось одновременно бороться с  вероотступниками и двумя великими державами. Дело в том, что в процессе заново проведенной мусульманизации племен, проживавших на территории колонии персов и Византии, его военные отряды столкнулись с их войском, защищавшим свои владения и арабам вероотступникам.

Например, в 12 г.х. (633) войско мусульман в походе против ве­роотступников, в междуречье Евфрата и Тигра отразили также серьезное сопротивление военных отрядов персов. Мусульмане, победив персов в сражениях «Зату-с-Саласил» – «Цепная Битва» в Мазере, Севаде, вблизи Кескера и других местах, получили огромную добычу для казны Халифата. Армия персов лишилась многих храбрых отважных воинов и знаменитых полководцев, таких, как Хурмузан, Карин, Кубам, Гобан, Джашнус, Наср Эношиджан и многолетнее влияние на огромном бассейне междуречья Евфрата и Тигра.

11.2. Падение Сасанидской империи. Последний молодой царь Йездегерд III, взошедший на престол зимой 632-633 гг., предпринял ряд мер, чтобы предотвратить успешное продвижение мусульман и триумфальное шествие ислама в Персии. Несколько раз совершил нападение против малочисленных отрядов Абу Бакра, под командованием знаменитого полководца Рустама Фарухзода образовал 120-тысячную армию, в которую входило 33 боевых слона, но не достиг успеха.

Заметив серьезную подготовку и стремления Йездегерда против мусульман, второй праведный халиф Омар в 636 г. с 36-тыс. армией наступил на Кодисею и полностью разгромил армию Рустама. Это сражение послужило началом погребального звона для Персии. После поражения войска Рустама и его гибели мусульмане больше не чувствовали серьезного сопротивления персов, одну за другой покоряли все персидские провинции. А сражения под Нехвандом в 642 г., которое арабы называли «победой побед», и бесславная смерть сбежавшего Йездегарда III в 652 г. поставили точку на судьбе Сасанидской династии, управлявшей в течение более 400 лет (224-652 гг.) Восточным миром.

Это случилось по той причины, что Персия в последние годы пережила крупные по­литические и социальные перемены: постоянная смена царей, их чрезмерное налогообложение и злоупотребление властью с целью накопления бо­гатства, ослабили страну; внутренние распри и соперничество знатных домов почти полностью па­рализовали госаппарат. Могущественная зороастрийская религия, идущая до сих пор, на фарватере политики царей, разделилась на множество концессий и течений, потеряла свою гегемонию. Значительная часть населения, предпочла ислам. Все это вместе взятое привело Сасанидское общество к социальному перевороту.

 11.З. Завоевания мусульман в Хорасане и Мавераннахре в 642-722 гг. имеют ряд своих особенностей: они начались в связи с тем, что сбежавший Йездегард дошел до Мерва, скрываясь там, обратился за помощью к правителям Хорасана, Тохаристана, Согда и тюрков. Преследовавшие его мусульманские отряды, дошли до берегов Амударьи, где их встретили военные отряды, собиравшиеся по просьбе Йездегарда. Мухаммад Бал’амии сообщает, что Халиф Омар приостановил продвижение своих войск по ту сторону реки – «Ма вара’ ан-нахр» по той причине, что в Хорасане пролилось много крови, но население, принявшее ислама, много раз повторно отвергало его.

После Омара, возобновили завоевания Хорасана Осман и Али. В

651 г. военачальник Османа – Абдулла ибн Амр мирным и военным методом занимал крупнейшие провинции Хорасана в составе: Нишапура, Кухистана, Табасайна, Джама, Туса, Абеварда, Насафа, Сарахса, Кабула, Герата, Бушанга, Бодгиса  и получил огромное богатство, 6 млн., 200 тыс. дирхемов отправил Осману.

В период правления Османа и Али Халифат погружался в серьезный политический кризис. Используя этого в 656 г. Муавия ибн Суфьян организовал покушение на жизнь Османа, в 661 г. в центре Халифата подняли бунт хараджиты во главе вдови Мухаммада – Айши. В Мерве подняли бунт народы Хорасана и изгнали арабов со всей своей территории.

В 661 г. престол Халифата перешёл в руки династии Омей­ядов. Муавия и его преемники, отказавшись от простодушной традиции праведных халифов, со всей военной силой великой империи ислама вторглись в Хорасан  заново и до 682 г. завоевали его полностью. В 683-722 гг. предприняли серии грабительских военных походов в Мавераннахр и завладели поочередно Чаганияном, Хатлоном, Согдом, Бухарой, Ферганой и достигли границ Китая.

Разобщенные с политической точки зрения, названные провинции (как и в Хорасане) приняли удары превосходящих сил армии мусульман  поодиночке. Люди приняли ислам формально, но после ухода арабов отвергли его. Мусульманам пришлось совершать против них новые и новые походы. Например, на Бухару наступали 6 раз, на Самарканд – 4 и Худжанд – 2 раза. Поэтому Омейяды застряли здесь надолго. Процесс обмусульмани­вания народа приобрел жестокий, трагический харак­тер.

Таким образом, завоевание Хорасана и Мавераннахра Омейядами доставило много усилия, но они не смогли победить свободолюбивый дух будущих таджиков. Здесь они потеряли все: военное, материальное и моральное превосходство, даже возможность дальнейшего расширения сферы своего влияния в других странах, которые могли бы приносить казне огромные доходы и позволявшие обеспечивать потребности мусульманской аристократии. Для пополнения казны властям приходилось усиливать налоговый пресс, что вызывало недовольство жителей провинции и провоцировало волнения и беспорядок.

II.4. Административно – управленческая деятельность арабов. До прихода мусульман Хорасан и Мавераннахр делились на множество экономически самостоятельных владений и многие из них с политической точки зрения находились под влиянием Сасанидов и Тюркского каганата. Области, как Мервская, Нишопурская, Гератская, Чаганианская, Худжандтская, Бухарская и Самаркандская – являлись экономически развитыми регионами, превратившимсия в мелиорированные оа­зисы, покрытые зелеными пашнями, лугами, садами виноградниками и животноводческими пастбищами. Широко развивались также гор­норудное производство и ремесло. За что арабы сравнивали Балх с «Джа­нату-л-арз» и «Хайру-т-ороб» – «Райским существом» и «Божественным чудом», а Бухару и Самарканда с «Садом пророка».

Омеяды, завоевав Хорасан и Мавераннахр, отеснили тюрков (по представлению географов 1X-X вв.), далеко на север и восток. Для управления «Хорасанским Наместничеством» - Хорасана, Мавераннахра и Ирана - в Мерве образовали военный центр. Халифы вели себя  как военный предводитель бедуинских племен. На перифериях назначали наместников-эмиров из военачальников, деятельность которых сводилась к организации новых грабительских военных походов, отправке в столицу части военной добычи, сбору налогов, распределению пенсий своим воинам и к тому, чтобы держать провинции в повиновении.

Еще при халифате Омаре по системе персов в простой форме была учреждена диван - канцелярия, которая занималась составлением списков лиц, получавших от государства пособие (‘ату‘).1 В  этом учреждении делопроизводство вели персы, греки и арамейцы в основном на персидском языке. При  Омейядах в связи с началом чеканки арабских монет экономическая интеграция стран, входивших в орбиту Халифата, перевод всю делопроизводства на арабский язык и увеличение числа

писцов (катибов) или секретарей  институт диванов получил большое развитие.

Новая веха в культурном развитии Халифата началась с приходом к власти династиеи  Аббасидов. Халифам из этого рода стало необходимым управлять государством не как вожди арабских племен, а как лидеры и правители всего исламского мира с целью укрепления единства образовавшего обшемусульманскогося государства. Аббасиды вначале перевели свою ставку в ал-Анбар на Евфрате, затем на западный берег Тигра, к северу от древней парфянской и Сасанидской столицы Ктесифона (Мадоин), в селение Багдад, в котором построили новый город. Багдад стал центром светской и религиозной жизни мусульман, а также торговым и интеллектуальным центром Халифата. Здесь жили арабы, персы, греки, тюрки, шииты и сунниты, христиане и евреи, люди безмерно богатые и беднота, нищие и бродяги. Образно говоря, Багдад стал зеркалом, отражающим содержание исламского государства.

Унаследованные от Византии и Сасанидов традиции государственного управления получили дальнейшее развитие. Появились новые  административные ветви власти, в провинциях наместниками назначались не только арабы-военачальники, но и местные администраторы, выполниявшие также гражданские функции, что на много ограничивало власть военной администрации.  Они по образцу центра организовали как военные, так и гражданские ведомства. В центральные административные учреждения подбирали лиц, имеющих необходимый опыт государственного правления, среди которых преобладали большинство хорасанцы.

Главными административными ведомствами были канцелярия: «Диван-ар-расо-ил», по образцу Сасанидских деловых посланий, «Диван-ал-маль», – казначейство, «Диван-ал-джайш» – управление армией, «Диван-ал-барид» – почта и диваны, занимавшиеся сбором налогов, наблюдавшие за «иктой» – земельными пожалованиями государственным, военным служащим, «вакфные» – земель религиозным учреждениям, также «условное землевладение». Образовались новые религиозные и просветительные учреждения, как «козиёт» (кади), медресе, мечеть, мазары и т.д. Халифат теперь имел единую регулярную армию, основное ядро которой составляли хорасанские военные формирования, что освободило власть от постоянного давления арабо-бедуинского войска, имевшего племенную структуру и вмешивавшегося в государственные дела.

Однако эти ведомства не имели официального главу, их деятельность координировал помощник халифа – вазир. Со времен первого халифа из династии Аббасидов этот пост постоянно находился в руках хорасанцев. Вазир стоял во главе всей иерархии катибов (секретарей), хранил государственные печати, возглавлял диваны, судебную систему, иногда заменял халифа и считался всемогущим министром как  времен  Сасанидских царей. Таким образом, завершился процесс сложения мусульманской традиции, внутри которой произошла специализация и дифференциация всех необходимых институтов власти и отдельных наук.

Образованние огромной мусульманской империи неизбежно повлекло за собой целую армию чиновников, которые сохраняя  имперский стиль государственной власти, способствовали  росту бюрократической администрации и хозяйствования. Многие местные правители лишились своих владений, опытные дехкане стали исполнителями воли вчерашних кочевников. Эти и многие другие факторы  явились тормо­зом дальнейшего подъема культуры земледелия, животноводства, строительства, горнорудного и ремесленного производства. Страна потеряла прежние торгово-экономические связи за рубежом, терялись и разрушались памятники культуры, искусства, литературы и т.д.

Глава III. «Борьба персов – таджиков против колониальной политики Халифата» состоит из трех параграфов,  в которых речь идет об объединении населения Хорасана, Мавераннахра и Ирана против рода Омейядов; о переходе во власть Халифата новой династии Аббасидов; о подъеме новых народных движений; об участии местных ученых и представителей знатных семей в борьбе за независимость.

III.I Народные восстания в Хорасане против Омейядов и ос­нование устоев свободы. Народы Хорасана и Мавераннахра в ходе завоевания и установления власти Омейядов испытали много оскорблении и унижений. Некоторые представители побеж­денной персидской знати, находившиеся в Ясрибе в качестве военнопленных и ра­нее проживающих в Шаме (Сирии), Ираке и других местах, формально принявшие ислам, начали борьбу против власти мусульман, еще в годы правления Омара. Например, персы по именам Хурмузан, Фирузан (зороастрийцы) и Джуфайны – христианин, находившиеся в Ясрибе, в 644 г. сговорились и убили его, затем, объединившись в оппозиционные группы, активно участвовали в заговорах против других праведных халифов. Стали обострять политические разногласия, чтобы ослабить родственные, политические и религиозные устои мусульманкой общины, провоцировали подъем недовольства среди низших слоев общества.

В Хорасане и Мавераннахре борьба, с иноземцами начиная с 723 г. приобрела всенародный, организованный, целеустремленный, последовательный и активный характер. Это стало заметно с наступлением ферганцев во главе с царем Алутаром и восстанием населения провинции Согда. Когда мусульмане притягивали свои силы против согдийских борцов, в 724-725 гг. по инициативе хуталянцев начало выступать население южных областей Тохаристана, совместно с тюрками и до 737 г. дважды (в 727 и 737 гг.) провалили походы мусульман, под руководством наместника Хорасана Абдулла ибн Асада.

Основа антимусульмакого альянса, к которому примыкали почти все правители провинции Тохаристана, и стала причиной вторжения армии мусульман в Хорасан, была положена Йездегердом в 651 – 652 гг. с активным участием Низака. После гибели Йездегерда, до 710 г., против нашествия Кутейбы ибн Муслима на Тохаристан, Низак руководство этим союзом взял на себя и активизировал его деятельность.

В тот период намного совершенствовалась также борьба Согдийского альянса («Негзат Согда»), который в 720 г. нанес сокрушительный удар арабскому воен­ному гарнизону в Самарканде. Весной 729 г. его центр переместился в Бухару, тогда в одно из сражений согдийцы нанесли мусульманам серьёзное поражение. 12-тысячная армия мусульман потеряла 11 тысяч бойцов. В 735 г. Самарканд полностью перешел в руки восставших, и больше Омейядам не удалось отвоевать его. В 734 г. весь Хорасан и часть Тохаристана охватило восстание во главе со знаменитым арабским военачальником Хорисом ибн Сурайджом. Его центр находился в городе Нухузе (Андхой).

Следя за бурным развитием долгой и непримиримой борьбы народов восточных провинций, присоединились к ним все и другие религиозные антиомейядские движения. Особо серьёзно стали подготовиться к захвату власти Аббасиды. Они  отправили в Хорасан, Самарканд, Бухару и Балх своих агитаторов во главе с Абу Муслимом хорасани. Таким образом, Хорасан, Мавераннахр и Иран превратились в основной очаг сопротивления народов против Халифата до образования государства Саманидов.

После поражения восстания крестьяне во главе с Хорисом в 746 г. всенародной борьбой руководил Абу Муслим. Он обосновался в Мерве, и стал действовать весьма искусно. За короткий срок, в 747-750 гг., сумел привлечь на свою сторону против злодеев - Омейядов, все формы движения, имевшие политический, идейный, террористический и открытый вооруженный характер. Но основную его опору составляли участники «Негзата Низак» и «Негзата Согдиана». Военные отряды Хорасана, Согда и Тохаристана, к которым раньше (в 722-746 гг.) иногда примыкали тюрки, теперь соединились в единый фронт.

За этот период совместная борьба будущих таджиков утомила воинствующий дух и волю Омейядов. Они потеряли контроль над восточной частью своей империи. Надо признать, что это было начало естественного объедине­ния народов обеих берегов Амударьи в единое целое, которое совершенствовалось под руководством энергичного хорасанца Ибрагима ибн Муслима, по кличке Абуисхак, получившего прозвище Абу Муслима. В источниках Абу Муслим описывается хорошо воспитанным, обра­зованным, мудрым, дальновидным, проницательным, заботливым и справедливым человеком. Он родился в 720 г. в деревне Сапеджа г. Анбара, ныне Сарипул Афганистана. Вырос и воспитался в очень тя­желый, сложный для иранцев период. Тогда в течение мно­гих лет (по сведениям С. Айни, в 703-725 гг., а по сведениям Ф.Р. Нель­сона 704-714 гг.), курировал Хорасаном самый безудержный тиран Хаджадж. Многие авторы сообщают, что он своими руками убил 120 тыс., а казненных по его приказу и умерших в темницах людей счета нет. Когда он умер, в его тюрьмах оказалось 50 тыс. заключенных, 30 тыс. мужчин и 20 тыс. жен­щин. По его приказу был казнен также легендарный герой Тохаристан Низак, вместе либо с 700, либо с 12-ю тысячами его соратников и соплеменников.

Всю эту и другую жестокость и злодеяния Омядов по отношению к своему народу и близким приближенным Абу Муслим видел своими глазами. В его сердце накопилось к этому роду арабов неописуемая ненависть и жажда мести. Он установил тесный контакт с Аббасидским движением и у Аббасидов завоевал большое доверие и авторитет. Ко­гда в 746 г. халифом Мерваном был казнен избранный представитель Аббасидов Имам Ибрагим, они избрали своим имамом Абу Муслима, и 26-летний хорасанец стал общим руководителем антиомеядского дви­жения. Теперь судьба дальнейшего продвижения политических событий и особенно будущего правительства, непосредственно зависело от его желания.

Как свидетельствуют источники, политические взгляды Абу Муслима были направлены на решение многих серьезных и важных вопросов, вплоть до создания единого свободного и независимого государства Хорасана на обоих берегах Амударьи. Однако он на полное свержение Халифата, изгнание захватчиков и отказ от религии ислама не решался.

Центр движения находился в деревне Сафизанджа Мервской до­лины. Его войско в своей массе состояло из простых людей: крестьян, ремесленников, торговцев и представителей разных религии. Абуханифа Диновари, выясняя суть всенародного характера этого движения, пишет: «Народы Герата, Фушанджа, Марворуда, Толикана, Тохаристана, Хатлона, Кеша, и Насафа, облачаясь в черные одежды, на лошадях и ослах торопились к Абу Муслиму,…их число состояло из 100 000 человек».

Абу Муслим начал восстание в довольно благоприятных для победы условиях. В начале 746 г. нарастало общее недовольствие населения политикой халифата, и оно было готово начать массовое выступ­ление. Против правителя Хорасана – Насера ибн Сайера выступал известный местный военачальник Ходей ибн Кирман. Абу Муслим, используя этот момент, оказал Кирмону  военную помощь. Война между Насером и Кирманом (несмотря на то, что Кирман был убит), завершилась победой соратников Кирмана. После чего хорасанцы все полностью перешли на сторону Абу Муслима, налоги и дань стали платить ему. Насер, чувствуя свое полное поражение, тайком убежал из Хорасана в Ирак, но, не дойдя до Ирака, умер в Кухистане, чуть дальше от Рейя. Абу Муслим, узнав о смерти Насера, поручил одному из своих командиров по имени Кахотаба ибн Шабиба Дарази, с 20 тыс. воинов очищение Хорасана от Омейядов.

Кахотаба со своим сыном Хасаном, в кровопролитных боях очищая территорию Хорасана от Омейядов, достиг границ Ирака. В одном из ночных боев на подступе к Ираку, Кахотаба пал смертью храбрых, и его армия зашла в Ирак под черным знаменем Абу Муслима во главе с Хасаном ибн Кахотабы. Это означало полное поражение Омейядов и, по справедливым словам Ф. Р. Нельсона, «было обеспечено именно армией хорасанцев».

Хасана в Ираке встретил первый визир рода Мухаммада, великий ученый Бусалама Хафс ибн Сулейман ал-Халол. Из сведений Мухам­мада Бал’ами, Мирхонда и других ранних авторов, можно судить, что Бусалама Халол и Абу Муслим не были приверженцами рода Аббасидов. Они хотели передать престол Халифата Алидам. Но сложившаяся историческая обстановка вынудила их неохотно избрать халифом в 132 г.х. (750-754 гг.) Абдуллу ибн Мухаммада ас-Саффаха Аббасида. Абу Муслим, принял это событие как временное случайное явление. Важнее всего ему оказалась победа над общим врагом, приносившим народу и стране столь бедствия, унижения и разрушения. Наступление в истории его отечества и цивилизации нового периода, который поистине имел судьбоносное значение, будучи уверенным в своих силах и авторитете, он надеялся на исправление случившегося явления. Он имел однородную сильную армию, свой личный, почти безграничный духовный авторитет, являлся не только военным главой, но и религиозным вождем. Используя свое высокое положение, а также молодость и неопытность нового халифа, начал осуществлять свои политические намерения. Прежде всего, он добился назначения своего лучшего друга и командира Холида ибн Бармака на должность визира ас-Саффаха. Потом безотлагательно взялся за объединение Мавераннахра и Ирана с Хорасаном. С этой целью в 752 г., произвел очистку Мавераннахра от арабов. Он объявил себя эмиром нового объединенного Хорасана и в составе 70 накибов (советников) образовал государственный аппарат и занимался осуществлением экономической, социальной, хозяйственной и налоговой перестройки страны. По сведениям таджикского востоковеда Х. Назарова: «Назначение местных правителей и административных чиновников, государственных доходов и расходов, как в Иране, так и в Хорасане взял под собственный контроль».

Народные восстания в Хорасане завершились победой над династией Омейядов. Хорасанцы, обеспечив приход на престол Халифата династии Аббасидов, приобрели права на участие в военных, политических, культурных и научных делах, начали складывать путь для достижения самостоятельности и формирования собст­венной цивилизации.

III.2. Подъем новых народных движений при власти Аббасидов. Волна недовольства народа, направлен­ная на осуществление лозунгов: «Защита рода пророка!» «Во имя детей Мухаммада!» выдвинула на верховною власть в Халифате двух коварных и не до­росших до власти братьев Аббасида: Абул Аббаса, по произвещу ас-Саффах и Джа’фара под титулом ал–Мансура, которые свою поли­тическую деятельность начали с монополизации власти и установле­ния деспотического монархического режима. Порвав свои отношения со всеми своими соратниками и помощниками, они начали их терроризиро­вать и истреблять. Первыми жертвами их смуты оказались двое великих людей, гордость Халифата: ученый и визир рода пророка Абусалама Халол и славный полководец, эмир Хорасана Абу Муслим.

Джа’фар ал-Мансур (135-158 гг. х. 754-779 или 757-780 гг.), на­рушив все требования чести и нравственности ислама, объявил себя наместником Бога на земле. В церемонии в честь получения должности халифа, напоминал народу: «На земле я являюсь надзирате­лем и распределителем Божьей собственности, действую по воле и со­гласию Бога и доставляю вам средства на жизнь по Его усмотрению, по­тому, что он назначил меня замком своей собственности. Если хочет для доставки и распределения вашей доли открывать меня, откроет, и если хочет, закрывать, закроет» .

Это означало, что исламский мир достался новому тирану, который стал душить голоса свободы и равенства мусульман, истребил главарей освободительных движений, в том числе он не терпел популярности одаренного государственного деятеля Абу Муслима. В 755 г. коварством казнил его и в Хорасан назначил на­местником своего дядю Будовуда.

Через 2,5 месяца после казни Абу Муслима охватила Хорасана но­вая волна народного мстительного движения, продолжавшегося прибли­зительно 63 года (755-718), первым этапом (755-789 гг.) которого можно назвать «Антимансурское движение» Этот этап характерен насыщенно­стью различными формами и методами борьбы.

Многие из этих вооруженных движений, подобные восстанию Син­бада Муга (Зороастрийца) в 755 г., Устода Сиса в 766 г. в Бодгисе, его друга Хориса в Сиистане и правителя Хорасана Абдужаббар ибн Абду­рахмана приблизительно в 768 г., восстанию Муканны в 775-789 гг. и др. носили политический и антирелигиозный характер.

Так, восстание Синдбада, в котором приняли участие мусульмане и немусульмане, по своему политическому содержанию имело двоякий характер. Синбад мусульманам обещал миссию Махди, якобы приведет к победе над Мансуром. Немусульманам обещал разрушение Мекки и установление правления Сасанидов. Поэтому в условиях, когда большинство населения Хорасана составляло последователей ислама, он со своим дуализмом не находил среди них поддержки.

Политиче­ские взгляды Абдужаббара ибн Абдурахмана из рода Алидов, стремившегося к захвату власти Халифата, тоже не совпали с интересами мусульман Хорасана.

Другие движения, подобные восстанию Ибрагима Толиби, Мухам­мада Нафса, Юсуф ибн Ибрагима и др., происходившие в разное время, в разных местностях, имели религиозный характер, но вне таджикской, суннитской концессии. Их цель заключа­лась лишь в защите, повышении роли и авторитета своих религиозных тече­ний и сект.

Советские авторы больше внимания уделяли идеализации и сенсационной пропаганде восстания людей в «белых одеждах» («сафеджомагон»). Ее организатора Муканну, называли «народным героем» и «вождем», «истинным борцом» против арабов и их религии, человеком всесторонне развитым с большой способностью, искусным полководцем и справедливым руководителем, согласно своей идеологии, обеспечивающей народу свободу и равноправие.

Однако у авторов – мусульман, особенно восстановителей мукан­нинской хроники, имеется другое мнение. Наршахи пишет, что Муканна был очень способным человеком и овладел, разними науками, изучал магию и колдовство, прочитал множество книг по науке древних и стал великим искусником в делах волшебства. Он объявил себя богом и царем всего мира. Но со своими войсками в сражениях с силами местных правителей не справился и пригласил на помощь тюрков. Имущество и кров мусульман для них объявил дозволенным. «Из Туркестана пришло многочисленное войско с жаждой наживы, и грабили целые области, убивали и уводили с собой жен, детей и имущество мусульман».

Мухаммад Бал’ами добавит к этому, что командиры Муканны: Джумаи Сархами и др. вместе с тюрками, совершив разбойнические нападения на населенные пункты, дошли до Чаганиана. На своем пути грабили население, убивали людей, затопляли и сжигали дома и села. Например, тюрки в одно из таких на­падений в Бухаре увезли с собой 10 тыс. баранов .

По сведениям Мирхонда, Муканна был «человечишка некрасивый, с отталкивающей наружностью». Он «был уродливым, плешивым и кривым на один глаз», поэтому он постоянно скрывал свое лицо под маской, которое арабы называли «муканна’» («чодар»).

У Муканны не было определенных политических целей. Он в своих политических воззрениях проповедовал возрождение маздакизма, но только по части «провозглашения экзогамии – многоженства». А в остальных деталях, он отказался от всех прошедших до него форм политической борьбы и правления, и игнорировал все накопленные духовные ценно­сти человечества. Отрицая Бога, Его пророков, царей и всех народных героев, на их место поставил только себя и свою религию, т.е. магиче­скую силу.

Восстание Муканны, являлось последним событием «антимансур­ских движений», которые Мирхонд оценивал как выступления «зинди­ков» («еретиков»). Это восстание привлекло внимание лишь части молодежи и безнравственных людей, отвергавших и религию своих предков, и религию ислама. Они стали заниматься ограблениями, разбойничьими набегами на незащищенные дехканские поместья, осквернением жен и дочерей мусульман. По всем своим параметрам это восстание противоречило целям и задачам таджиков мусульман для достижения свободы и самостоятельности.

 Ш.3. Участие ученых и представителей местной знати в борьбе за независимости. Борьба персов-таджиков в начале VIII в. вступила в новую полосу периода упрочнения их позиций в научно – законодатель­ных, культурно – просветительных, административных, хозяйственных и дру­гих институтов власти. Особенно важным являлось начало перехода правления Хорасана и Маве­раннахра в руки местных знатных семей и склада новоперсидского языка и культуры. В связи с этим намного изменилось и ее содержа­ние. Она стала протекать в основном в мирной форме сотрудничества, посредством компромиссов, примирения и соглашения ранее военно-противоборствующих сторон.

Упорное военное, идеологическое и культурное соперничество хорасанцев вынудило Аббасидам, чтобы изменить свои дискриминационные отношения относительно к неарабам и приблизиться к учениям ислама, постоянному идейному развитию и правовым совершенствованиям, которым после пророка занимались ученые иранцы, т.е. бившие «мавалы». В период их правления полностью сложилась мусульманская традиция, внутри которой начался процесс специализации и дифференциации отдельных дисциплин. Выделялось языковедение (грамматика и лексикология), оформлялись предания пророка (сунны) и изучающая их наука (хадисоведение), а также корановедение (наука о чтении и толковании Писания) и законоведение.

Более весомый вклад в этом деле внесли ученые, такие, как Абуханифа Ну’ман ибн Собит ибн Марзбан Куфи (699-769 гг.), Захок ибн Мозолим Хилали, ум. 715 г. аль-Мукаффа’ ал-Бухари (810-820 гг.), ат-Табари, ибн Мискавейх, и др., которые пережили беспощадную репрессию Омейядов и истребление аббасидского тирана ал-Мансура.

Эти ученые работали в разных областях науки, имевших религиозное и светское значения. Написали историю, изучали фи­лософию, этику, логику, литературу, математику, физику, химию. Занимались также комментарием Корана и сбором преданий (сунны) пророка. А в условиях дефицита политической законности совершенствовали науку о законах и законности (фикх), чтобы определить границы норм шариата. Раскрывая истинную сущность ислама, подвергали серьезной критике идею арабов об их расовом превосходстве над другими. Проводили идею о равноправии всех мусульман перед Богом, невзирая на их общественное положение, расовую принадлежность и пол.

Подобные выступления неарабов, халифы и их наместники считали бунтом, а идейных борцов против расового превосходства арабов – «толпой» или «шууб». Например, иранец Абуханифа в течение почти 30 лет, со своими учениками занимаясь нау­кой «фикх», разрешил более 500 000 законоведческих вопросов. Во главе угла всех вопросов на первое место поставил социальную справедливость. Это в законодательстве ислама, являлось серьезной реформой. Его учение впо­следствии было собрано в книге – «Фикху-л-акбар» («Великий закон»), согласно которому, исламское законодательство дополнялось многими – новшествами. Было введено в практику судебных разбирательств срав­нительное учение, означающее применение законов ислама, в зави­симости от условий совершения преступления. Такой подход в судебных разбирательствах не позволял превращения законов в догму, и грешники наказывались по заслугам.

Во-вторых, в этой книге автор выдвигает идею о превосходстве разума в выполнении указании Корана и сунн пророка.

В-третьих, в соблюдении и совершении обрядов шариата Абуханифа считал необходимым и обязательным руководствоваться Божественными правилами и указаниями сунн пророка, поэтому его учение получило название «суннитское» или Ханифия.

В-четвертых, новоперсидский язык после арабского был введён в шариат как второй язык обучения исламу, его проповеди, пропаганды и совершения обря­дов. Характерно, что суннитская концессия Абуханифа с периода правления халифа ал-Мансура переросла в правящую концессию в Халифате и правлении таджикских государств.

В 715 г. в Хорасане подобную школу с привлечением 3 тыс. учеников создал Захок ибн Мазолим . Абдулло ибн Мукаффа’, переводя на арабский язык пехлевийских произведений, положил начало научно – культурному движению. Основываясь на их, сочинил ряд исторических произведений, таких, как «Адабу-л-акбар», «Рисолату-с-сохоба», в которых сильно подверг критике халифов ислама, за это был предан страшной казни, его тело разодрали и бросили по частям в пылающий огонь .

Имам ал-Бухори занимался сбором, изучением и систематизацией достоверных преданий пророка. Он из 600 тысяч хадисов (рас­сказчики которых считали их суннами пророка), отобрал, упорядочил и прокомментировал – лишь 7225 хадисов, действительно принадлежавших пророку. Из них, под называнием «Ал-джам ас-сахих», составил отдельную книгу, которую ученые, его современники, считали второй после Корана, священной книгой. Она искореняла разные недозволенные вымыслы и ложь, умаляюших роль и значение учения ислама и его пророка.

Другой представитель шуубии, (по своему происхождению «мавал»), ат-Табари в объеме до 13 томов сочинил всемирную историю, включая в неё историю ислама. Другие его научные наследия составляют 17 отдельных книг. Они все были посвящены различным сторонам и вопросам исламской науки. К тому же он являлся основоположником науки по комментарию Корана, посвятил этому свою книгу – «Чоме’-ал-баён фи тафсиру-л-Кур’он» на 30 тыс. страницах. После него продолжили разрабатывать и совершенствовать до высшей степени науку корановедения, другие ученые.

Основоположниками исламской философии тоже были шуубиты: Абдулла ибн Мукаффа’, Мускуя, Ахмад ибн Тайба Сархаси ибн Раванди. Затем эту науку стали развивать Закарияи Рози, Фороби, Ибн Сино и др.

Словом посредством исламоведческой науки, шуубиты обогащали содержание и идеологическую основу ислама настолько, что он приобрел своё светское всенародное значение и его союз с государст­вом стал новым историческим феноменом. Халифы постепенно стали привлекать подобных ученых в научные учреждения, а представителей знатных местных семей в управленческий аппарат Халифата и местные поместья.

Еще при халифате ас-Сафаха под покровительством Абу Муслима в аппарате Халифата принимали активное участие десятки хорасанцев и представителей Тохаристана. Например, Холид Бармакид являлся начальником кабинета армии и хараджев, затем стал визирем, в 765-769 гг. был правителем Табаристана и Мосула.

Но эта традиция при ал-Мансуре намного нарушалась и по необхо­димости была возобновлена при его сыне Махди (775-785 гг.) и внуке Харуна-р-Рашид (785-809 гг.). Они на участие иранцев в правленче­ских делах передали особое внимание. Были привлечены к этому Абдулмалик ибн Язд Хорасани, Абуаббос Фазл ибн Су­лейман Туси, Аббас ибн Джа’фар, Асад ибн Саман, Яхья ибн Холид Бармакид со своим 25 сыновьями и мн. др. Эти люди всю свою умственную и физическую энергию посвятили служению своему народу.

В правительстве Харуна все ключевые административные дела Халифата исполняли Бармакиды. Они в течение 17 лет (786-803 гг.) всячески старались достичь определенной консолидации мусульманского общества и предотвратить возможный распад Халифата. Они были озабоченны тем, как сохранить политическое положение Хорасана и в других восточных областях. Но в сознании Харуна постепенно созревала мысль, что после его смерти они могут возглавить государственную политику. Однажды ночью в 803 г. он приказал схватить и казнить своего советника Джа’фара, а вазира Йахью и его второго сына  ал-Фазла бросить в тюрьму, где они и умерли. После чего Харун в восточной части Халифата ли­шился поддержки народа. В 806 г. подняли восстание айяры Самарканда во главе с Рафе’ ибн Лайсом, в Табаристане «Алиды», в других местах обострялись противоречия религиозных сект «карматидов» и «гнусидов». В Сиистане возобновилось движение Амира Хамзы хорыджиты.

Нормализовать политическое положение в данном регионе удалось Мамуну, младшему сыну Харуна, с помощью сыновей Асада ибн Самана и рода Тахаридов, которые у народа пользовались большим авторитетом. Мамун как стал халифом, взвесив политическое положе­ние Халифата, уверился в том, что пока не даст народу права на управ­ление своей страной, он не может быть халифом. Начиная с 818 г., Мавераннахр и Хорасан стал распределять между сыновьями Асада ибн Самана, семьями Тахаридов и Афшин-Устурушана.

Мирхонд говорит, что в 20 г. х.(821 г.) правление Хорасаном до Ба­гдада полностью поручил Тахиру ибн Хусейну и дал ему 10 млн. дир­хемов на расходы. Тахир в течение года, объединил значитель­ную территорию Хорасана в могущественное государство и взял реванш на самостоятельность, однако в 822 г. внезапно заболел и умер. По предварительным утверждениям источников, якобы его отравили люди Мамуна.

Представители династии Тахаридов все были людьми образован­ными и правили своим владениям согласно наставлениям Тахира, содержавшее в специальное письмо. Проведенные ими экономические, социальные, административно-управленческие реформы, способствовали освобождению дехкан от тяжких прежних налогов, принудительных работ, жестоких отношений упрямых, тщеславных местных правителей. Их двор превратился в центр творческой деятельности поэтов и писателей, Среди них стали популярными: Абулаббос Мервези, Абулхафс Согди, Ханзала Бодгиси и др., которые сочиняли свои произведения на новоперсидском языке и подняли значение новоперсидского языка в государственных делах.

Появление местных династий ускорило процесс ослаблению политической мощи Халифата и начало его закономерного распада. Заметным брешь в нем в 867-899 гг. внесла династия Саффаридов. В отличие от представителей других династий, они пришли к власти и достигли самостоятельности в ожесточенной и непримиримой борьбе с Багдадом. Ее основателем был Я’куб ибн Лайс из семьи Саффара - медника  (867-879 гг.) - необычайно храбрый и талантливый воин, до 873 г. завоевав всею Восточную и  Южную Персии, образовал свое самостоятельное государство. Представители великих держав Востока: Египет, Китай, Индия государство Я’куба называли «Великим Хорасаном», а самого его величали «Малику-т-дунё» («Правитель мира»).

Саффариды в своем государстве установили совершенно иной правленческий стиль, с новыми институтами власти. Его правленческая структура состояла из 9 военных, правовых, финансовых и гражданских кабинетов. Характерно, что каждый кабинет имел свого главу с определенным размером служебных  пособий,  средством их  коммуникаций стал новоперсидский язык. Все это непременно означало ознаменование возрождения таджикского народа на данной государственной территории и значительный подъем его экономики и жизненного уровня.

 

Глава IV.  «Завершающий период борьбы таджикского народа за независимость» состоит из четырех параграфов, затрагивающих вопросы завершения консолидации, формирования цивилизации и образования таджикского народа и его самостоятельного государства

IV. I.  Возрастание политического влияния Саманидов. Политический и де­ловой авторитет рода Самана в исламском мире начался давно, почти па­раллельно с семьей Бармакидов. Они тоже были уроженцами Балха и их родоначальник Аркак, был его правителем.

Его сын Асад со своими сыновьями, Нух, Ахмадом, Яхье и Ильясом, находились на службе Халифата при Харуне и Мамуне. Сыновья Асада выросли в очень сложной исторической обстановке и воспитывались в наилучших семейных традициях: дружбе, взаимопонимании, уважении, послушании и благородносты. Они вели службу покорно, верно и дипломатично, не примыкая ни к одной из оппозиционных, недовольных халифами, групп.

Поскольку братья Саманиды были авторитетными людьми, Мамун в накаленной до предела политической обстановке использовал их очень часто в своих политических делах. Именно с их помощью усмирил вос­ставших самаркандцев во главе с Рафеем ибн Лайса и сиистанцев во главе с Амир Хамзой. Затем привлёк их к управленческим делам Мавераннахра и Хорасана, в 218 г. Нуха назначил эмиром Самарканда, Ахмаду дал Фергану, Яхье-Чач (Ташкент) и Уструшану (Истаравшан), Ильясу пожаловал Герат.

Братья Саманды начали управлять своими поместьями совместно, во главе со старшим братом Нухом, затем прислушивались и к другому старшему брату. Среди них своими особыми организаторскими способностями отличался Ахмад. Он имел семерых сыновей: Насера, Якуба, Яхё, Асада, Исмаила, Исхака и Хамида.

Ахмад перед смертью завещал Самарканд и Фергану своему старшему сыну Насеру, который правил ими до 833 г. А в 878 г. халиф ал-Мутамид назначил его правителем всего Мевараннахра , о чем Наршахи говорит: «На определенном историческом этапе при династии Тахиридов правление Мавераннахром принадлежало Асаду ибн Саману».

Насер, в 878 г., получив предписание Багдада о назначении его правителем довольно обширной территории восточной части Хали­фата, набрался смелости для более свободного действия. В том же 878 г. назначил своего брата Исмаила хокимом Бухары, что послужило началом его политического авторитета и образованием известного государства Саманидов.

Политическая деятельность Саманидов изначально отличалась от управленческих методов других местных правителей. Их политическое искусство было выработано на основе родственных традиций в тече­ние многих лет, в более созидательных, гибких мирно-соглашательских настроениях и дружеских отношениях как с Тахаридами и Саффари­дами, так и с халифами Багдада. С Багдадом они придерживались специально осторожных отношений и никогда ни давали им поводов для подозрений или игнорирования их участия в правлении своей страной.

1V. 2.  Роль Исмаила ибн Самана в обеспечение независимости

Политический талант и его роль в переходе таджиков в народность и обеспечение им независимости начался во времени управления его Бухарой. Правление Бухарой досталось ему в очень сложной политической, и социальной обстановке. В течение многих лет в нем царила разруха, голод, разгул различных незаконных бандформирований, занимавшихся воровством и грабежом. Исмаил, увидев все это и искренние отношения, и доверие его народа к себе, почувствовал огромную ответственность перед ними. В начале он ликвидировал в городе различные мелкие бандформирования, затем разгромил отряды разбойников и воров, обосновавшихся за городом в Ромитане и Баркане. Дипломатическим способом отправил в Самарканд ряд непослушных и упрямых местных аристократов. Покончил также с регулярными разбоями бывшего эмира Бухары Хусейна ибн Тахира хоразми. Из числа тюркских рабов образовал на свой лад правительственную боеспособную гвардию. Все это вместе взятое требовало огромных сил и средств.

Однако в этот период налоги и другие поборы из всей области вместе составляли в год лишь 800 тыс. дирхемов, 500 тыс. из которых он должен был сдать в казну Самарканда. А Исмаил в течение 10 последующих лет всю эту сумму израсходовал на нужды Бухары, что послужило причиной недоверия Насера к нему.

Используя это, придворные провокаторы и невежды оклеветали Исмаила в глазах эмира и натравили его на своего брата. Насер в 885 г. с огромным войском направился в Бухару, чтобы наказать Исмаила. Исмаил умышленно не принял бой, оставил Бухару Насеру, и сам ушёл в Фароб. Насер назначил эмиром Бухары младшего брата – Исхака и вер­нулся в Самарканд.

Исмаил опять поступал по-прежнему и не отправлял Насеру деньги. В 888 г. Насер вторично пошёл войной против Исмаила. На этот раз Ис­маил подготовился к войне с братом, потому что должен был опреде­литься на политической арене и показать свои способности. Он победил своего брата, т.е. армию всего Мавераннахра, взял его в плен, но не держал на него зла, с почестью отправил его обратно в Самарканд.

Насер, наконец, понял суть поступка Исмаила, своего воспитанника, и получил от него уроки благородства, великодушия, мужества, мудрости и других добропорядочных качеств, которыми должны обладать великие правители. Он хорошо осознал, что тщеславие, гордость и амбиции имеют пагубные последствия для всех.

Победа Исмаила в войне над братом, его благо­родство стали определяющими факторами дальнейшего роста его поли­тической карьеры. Насер, в лице своего воспитанника увидел самого подходящего для престола по­сле себя наследника. Все остальные тоже согласились на кандидатуру Исмаила на трон эмирата. После смерти Насера в 892 г. он стал правителем Мавераннахра.

Исмаил, занимая должность эмира, взял курс на централизацию, укрепление и обеспечение суверенитета государства, внешнее положение которого было очень тревожным. Постоянные набеги со стороны кочевых тюркских племен наносили большой ущерб крестьянским хозяйствам. В 893 г. он  отправился на войну против тюрков, которые постоянно совершали нападения на территории таджикских переселенцев и нарушали их спокойную жизнь. Захватив их центр  Тираза, после чего присоединил к своим владениям также Устуршану вместе с Шахристаном, Ура-Тюбе и Джизахом. В результате было покончено навсегда с самодеятельностью местных династий и особенно государства рода Афшин (Кавус) .

Возраставшая в Восточной части Халифата, мощь и слава, таджикских государств Саффаридов и Саманидов стала причиной сильного беспокойства правительства Багдада. В 898 г. халиф Мутазид с целью чтобы натравить, их друг на друга особым предписанием правителем Маверанахра назначил Амра ибн Лейса и заодно предупредил Исмаила, что ты, мол, защищай свое поместье! Поскольку Амр давно был настроен к завоеванию Мавераннахра, получив предписание халифа в 899 г., пошел войной против Исмаила. Но победа досталась Исмаилу. Он, завоевав «Великий Хорасан», написал халифу письмо и известил его: «Теперь Бухара является великим самостоятельным государ­ством и, кроме Великого Аллаха, никому не подчиняется». Мутазид вынужденно признал его победу. В честь признательности отпра­вил ему много драгоценных подарков, а также предписание о цельности его государства в составе Сиистана, Хорасана, Мавераннахра, Рейя и Исфахана.

Конечно, для Исмаила подобное предписание халифа больше не имело определенного значения, но он со своим традиционным дипломати­ческим тактом благородно принял послания халифа и вознаградил его людей 700 тыс. дирхемов.

Этот исторический феномен еще раз подтвердил тот закономерный акт, что все великие державы, существовавшие до сих пор, падали не под влиянием внешних сил, а разрушались изнутри. Тираническая форма правления халифов Багдада тоже достигла своего предела. Они также столкнулись с фактом расчленения своей империи, начало которому положили Саффариды, затем завершили Саманиды под руководством талантливого и одаренного правителя Исмаила.

С образованием и упрочнением государства Саманидов расшири­лся процесс распада колониальной системы Халифата, как на Востоке, так и на Западе, Вслед за ним появились суверенные династии Газнавидов в Афганистане и Пенджабе (961-1187), Буиды в Фарсе, Исфахане, Ахвазе и гор­ных районах Ирана (935-1055), затем на территории Египта и Андалузии. По­сле чего Багдад, превратился лишь в центр пропаганды ислама и надзиратель­ства в его влиянии на прежних территориях своей империи, т.е. вер­нулся в то исходное положение, в котором должен был находиться из­начально.

В 1V.3. «Искусство государственно-административного управления Саманидов» анализируется созидательной деятельностью эмиров этой династии по пере­стройке политической, социальной, экономической и культурной жизни страны в период завершения формирования таджикского народа. Саманиды объединили под единым флагом разнородное население, но по своим этническим, обычаям и культуре имевшие давние связи между собой, на довольно об­ширной территории: на востоке и западе от Ирака до Тибета, на юге и севере от Аральского моря до Умона. Это произошло на основе трансформации родственных культур предков и создания единого экономического пространства, с учетом воли и желания широких слоев общества, и приобрело особую историческую закономерность о необходимости осуществления мно­гообразных мер, специфических форм отношений, соответствующих многовековым традициям, обычаям и религиозным настроениям людей.

Освободив трудовой народ от многовекового гнета арабских завоевателей, Саманидские эмиры заботились также об его безопасности от различных внутренних и внешних посягательств постоянных разбойничьих действий соседних кочевых племен, разгула различных бандформирований. Пре­дотвратив ранее существующие жестокие формы эксплуатации, приняли также необ­ходимые меры по укреплению дисциплины и стабилизации общественной атмосферы, взяли под контроль религиозные движения, концессионные противоречия шиитов, алидов, карматидов и других сект и направление провокационных при­вычек правителей Багдада и т.д.

В практическом осуществлении принятых мер Саманиды больше всего опирались на силу собственного народа, относились к нему с уважением и признанием его заслуг в государственном, культурном строительстве и в сфере производства.

По своему идейно – политическому содержанию государство Сама­нидов стало исламским, на основе его самой крупнейшей суннитской концессии (Ханифия или Великого Имама), признавшей новоперсидский (даринский) язык в качестве вто­рого языка богослужения, культурной и общественной деятельности.

Некоторые современные историки корреспонденты СМИ государство Саманидов считают великой империей , что не соответствует исторической действительности. Это государство по своему гео­графическому масштабу действительно являлось крупной державой своего времени и состояло из множества областей. Но оно было единым, централизованным, унитарным государством, а не сюзереном отдельных сателлитов. Оно управлялось эмиром, и при нем действовали придворный служебный Совет, и Совет ученых во главе с великим Рудаки, принимавших активное участие в государственных делах.

Государство в лице эмира имело единого царя, единое прави­тельство, территорию, экономику, язык, знамя, закон, собственную ва­люту по единому государственному знаку. Приказы и веления эмира по всей территории государства действовали одинаково, и их выполнение являлось обязательным для всех.

С целью сохранения централизации государства и сплочен­ности народа, эмиры приняли меры по своевременному предотвраще­нию центробежных стремлений отдельных непослуш­ных правителей, смирению политических и идеологических противобор­ств оппозиционных организаций и фракционных групп.

Так, в 900 г. Исмаил предотвратил наступление правителя Табари­стана Мухаммада ибн Зайда на Хорасан, подавил в 902 г. мятеж Му­хаммада ибн Хоруна в Рейе, мятеж Бубилола в Герате и Туре (907 г.). В 911-913 гг. Ахмад ибн Исмаил избавил сиистанцев от беспорядков Мухаммада и Муадала Лейсов, Насер ибн Ахмад переломил непокор­ность дяди Исхака со своим сыном в Самарканде и т.д.

Управленческий аппарат государства состоял из 10-и диванов (министров) или визиров, имеющих свои отделы на перифериях, а при дворе эмира традиционно вели службу доверенные люди на должностях: «авон», «вакил», «накиб», «расулдор», «остонадор», «девонбон», «хонсолор», «ходжиб», «надим».

Саманиды по древней традиции налаживали управленческую сис­тему на перифериях: областях, городах, деревнях. Областями правили вали, районами-хокимы. В историко-географических сочинениях имеются сведения о модели регионально административного управления в виде областей, число которых в Хорасане и Мавераннахре было больше 40. Значительное количество областей функционировало также в Тохаристане.4

Двор Саманидов охраняла тюркская гвардия в количестве 30 тыс. воинов, во главе с легендарным, опытным и мудрым полководцем (бывшим рабом) Алптегином.

В этой гвардии, по данным «Сиёсатноме», воспитывались и выросли десятки других талантливых полководцев, как Сабуктегин, Симджури, Фоик, Каротегин, Дж’афартегин, Тош и другие.

Кроме политической и военной перестройки, Саманидские эмиры преобразовали экономику страны и социальный строй деревни. Исмаил избавил население Бухары от традиций ежегодного возведения забо­ров вокруг городов с целью защиты своих имуществ от внезапных набе­гов кочевых племен. Обещал им, что пока я жив буду «боруев» – забором ваших поместий. Осуществил также ряд мер по усовершенствованию форм землепользования, водоснабжения, мелиоративных работ, ирри­гационных систем, налогообложения и таможенной службы.

Исследуя историю иранцев, знаменитый американский востоковед Р.Ф. Нельсон в своей книге «Мероси Эрон» («Наследие Ирана») данный период в цивилизации таджиков называет «Золотым веком», где был очевиден прогресс во всех сферах общественной жизни.

 IV.4. Расцвет персо-таджикской цивилизации. Естественно, что цивилизация каждого народа базируется на однородности его социально-экономиче­ского состояния, общественно-производственных отношениях и духовно - психологическом укладе жизни, расцвет которых был достигнут в эпоху Саманидов. Это было время неуклонного развития производительных сил страны, достижения исторически наивысших высот средневекового общественного развития.

Главный источник экономического роста таджикского государства составлял аграрный сектор, базирующийся преимущественно на крупных формах землевладения и свободном труде дехкан, имевший специфические особенности, обу­словливающие дальнейший подъем культуры земледелия, продуктив­ности животноводства, совершенствование орудий труда, достижение определенных успехов и в других экономических и социальных отраслях, таких, как: ремесленное, горнорудное производство, торговля, строительство, ар­хитектура, искусство и литература.

Государство Саманидов по своему природно-географическому рас­положению занимало издревле сравнительно экономически развитые, с благоприятными природно-климатическими условиями регионы «Ариинского пространства»: Балх, часть Ирана, Согд, Фергана, Мерв и другие, ранее являвшиеся основателями сельскохозяйственной культуры и градостроитель­ной цивилизации.

Саманиды намного упростили арабские традиции в производственных отношениях, особенно по налогообложению и упорядочению использования труда крестьян. Наладили более прочную систему отношений, при которых, никто не смог посягать на имущество простых людей. В сборе налогов Саманиды основную тяжесть наложили на долю состоятельных слоев населения: госчиновников, крупных помещиков, внешнюю торговлю и таможенные доходы.

По сведениям ибн Хаукаля, собранные средства или все финансо­вые доходы в государстве Саманидов составляли незначительную сумму. «Но, несмотря на это, пособия воинов и зарплата административ­ного персонала была намного благороднее, чем в других государст­вах». Общая сумма налогового сбора у населения и внешней торговли составляла 45 млн. дирхемов, на 8 млн. дирхемов меньше, чем в государстве Саффаридов.

В государствах Тахаридов и Саффаридов налогообложение народу было тяжелее, чем в государстве Саманидов, потому, что Тахириды пла­тили Халифату ежегодно примерно 50 млн. Саффариды-20 млн. дирхе­мов. Саманиды достигли значительных производственных успехов благодаря их экономической независимости от Халифата. Другим основным фактором экономического развития государства Саманидов являлась творческая инициатива и заинтересованность крестьянских масс в повышении плодородия земель; постоянная заботе частных землевладельцев о по­вышении культуры земледелия, обеспечении плодородия почв посредством улучшения мелиоративного состояния земель, и т.д.

Как сообщают источники, инициаторами освоения новых земель и благоустроенных целых поместий являлись сами Саманиды. Так, их родоначальник Аркак поднял из руин и вновь благоустроил в Мерве, крупное поместье, которое впоследствии местные жители называли «Саманом», а Аркака «Саманхудотом», т.е. хозяином этого поместья.

После Аркака, своим созидательным искусством завоевали всена­родное признание его внуки: Нух, Ахмад, Яхья и Ильяс. В 818-855 гг. благодаря их непосредственной заботе и вниманию, намного улучши­лось мелиоративное состояние земель Устурушана, Чача, Джизаха, Хавоса, Бухары и Самарканда. При Исмаиле в Самарканде и Бухаре построили 12 магистральных каналов. По его инициативе в Мерве было заново восстановлено очень старинное водохранилище, построенное еще в IV тысячелетии до.н.э. Тогда размешалось в нем 3,5 тыс. кубомет­ров воды и орошало 150 га земель. Были возобновлены также различные ирригационные сети на окраинах Пенджикента и Чача, 17 магистральных каналов и тоннели в Мургабе и Хорасане, 7 каналов в Герате и очень многое др.

Посередине городов Бухары и Самарканда протекали речки, по­крытые алюминиевым сооружением для защиты воды от загрязнения. Названные города состояли из ряда крепостей, городишек и многих домов и являлись торговыми центрами государства. Бухару связывали с внешним миром из семи сторон семь больших ворот, а Самарканд че­тыре.

Города, прославившиеся как торговые, ремесленные и культурные центры, такие как Бухара, Самарканд, Термез, Балх и Мерв – занимали по 500-600 га площадей и имели от 70 до 150 тыс. населения. Нужно отметить, что подобного прироста знаменитые города Европы Париж и Лондон достигли намного позже, в XI-XII вв. Однако, что в городах, что в деревнях Востока торговые отношения, ремесленное производство с земледельческим занятием развивались взаимосвязанно и одновре­менно.

Таджики, освободившись от зависимости Багдада, заботились также о возобновлении торговых отношений, как во внутренних рынках, так и за рубежом. Они обеспечили пригодность функционирующих торговых трасс и открыли новые сухопутные и водные линии выхода на соседние и даль­ние страны Запада и Востока. Бурное развитие торговых и культурных связей с внешним миром, естественно, выдвигало задачу проведения денежной реформы. Саманиды в начале имели собственные медные и серебряные монеты, которые чеканились со стороны братьев Нуха, Ах­мада, Яхья и Ильясом, а Исмаил, совершенствуя серебряные дирхемы, заодно наладил широкую чеканку золотых динаров, которые приобрели ценность международной валюты. На внутреннем рынке страны, по названию «Бухорохудот», находились в обороте три вида дирхемов: «Мусяби», «Мухаммади», и «Гитрифы», чеканившихся из сплава разных металлов: меди, серебра, железа, олова, машка и золота .

Сведений по вопросам торговли, денежного обращения, цены на товары и платежеспособности населения в период Саманидов в источниках имеются не так богато. Тем не менее, на основе сообщений Наршахи, ал-Мукаддаси, ибн Фадлана, ал-Истахри, ибн Хаукаля и других, можно определить общее состояние этих жизненно важных проблем. Например, в Фергане за один дирхем можно было купить 1 000 штук (10 кг орехов), в Бухаре, при эмире Нуха ибн Насере (943-954 гг.) один джуфт (8-9 га) земель стоил 4 тыс. дирхемов, раньше один джуфт стоил 12 тыс. дирхемов, а при правлении Исмаила 10 тыс. и т.д. В целом состояние жизни народа ал-Истархи описывает так: «Их богатства так изобильны, что в случае наступления бедствия, их запасов продовольствия, полученных от прошлогодних урожаев, хватит на срок больше одного года». Начиная с конца 1X в., стал успешно развиваться ряд отраслей ремесленного производства, таких, как ткачество, текстильное, гончарное, мукомольное, а также производство бумаги, железа и др. В Х в. было достигнуты определенные успехи по добыче горнорудной металлургии. Абурайхон Беруни сообщает, что таджикские кузнецы и металлурги научились вырабатывать четыре вида черных металлов: охани нарм (кричное железо), шопуркон (сырцовую сталь), дўс (чугун) и пўлод (тигельную сталь). Причем, последнее из них имело три вида. Производство булатной стали, в то время получило широкое распространение в Герате, где мастера изготавливали из него высококачественные «индейские» мечи. Эти данные говорят о том, что металлургическое производство и техника по обработке металлов в стране таджиков тогда были довольно высокоразвитой и научно обоснованной отраслью. Причем, была точно разработана рецептура технологии метального производства. По такой точной рецептуре сплавкой разных видов металлов занимались специализированные мастерские в Староме, Термезе, Худжанте, Дервазе и на Памире.

В разных зонах страны, как Балхобе, Хутталоне, Чаче Устурушане – были найдены и раскопаны множество новых мест нахождения природных богатств, таких, как черные и цветные металлы, золото, серебро, медь, мышьяк, олово, магнить, ртуть, драгоценные камни и др., из которых изготавливали довольно много видов изделий. Получили большую популярность мастерские по изготовлению бронзовых листов для украшения макушек крепостей, дворцов, мавзолеев и других зданий. В трудовой традиции таджиков прочное место занимало постоянное совершенствование орудий и технологий производства стройматериалов и строительства. Новые здания возводими из разноцветных и равномерных жженых кирпичей, а искусные маляры и штукатуры придали им особую окраску и блеск. Это по существу, как специфическое новое направление в восточном строительном искусстве получило мировую известность. Все это в целом способствовало возрождению таджикского народа и завершению процесса формирования его культуры, самосознание, выражающиеся в собственной науке, литературе, послужившие бесценным вкладом в общечеловеческое дело.

Процветание таджикской культуры обеспечивали представители различных областей науки, поэзия, литература, а так же певцы, музыканты. Произошла реальная интеграция наук: обществоведения естествознания, медицины и космологии. Особенно более популярными стали история наука, философия, этика, математика, логика и т. д.

Саманидский двор украшали поэты и писатели Абу Абдулло Ру­даки, Шахиди Балхи, Мухаммад Фаралави, Абдушукур Балхи, Абу Шуэйб из Герата, Хаким Майсари, автор учебника по врачебному делу в стихах, Абулабос из Рабанджана, Абу Тахир Хусравони, Абуль-Муайяда Балхи, Абумансур Дакики, Туси Кисои Мервези, Маруфи Балхи и др.

Поэзия этого периода отличается: во-первых, огромными разнооб­разными нравоучительными, повествовательными, панеграфическими, философскими, историческими, сатирическими и обличительными жанрами; во-вторых, несмотря на естественную молодость, ей свойственна зрелость, чувство язык и выражения. Она раскрывает богатую культуру, имеющую глубокие корни, примечательна также молодым энергичным духом своего времени, радостным отношением к жизни, которыми она пронизана.

Доисламскую историю персов в эпических поэмах стали сочинять Масуди Мервези, Абульмуаяди Балхи, Абу Мансур Муамари, Абумансур Ахмад ибн Дакики и Абулкосим Фирдоуси. В обширном труде А. Фирдо­уси - «Шахнаме» состоящем из 50-60 тысяч рифмованных дву­стиший и включающем тысячу строк, принадлежащих Дакики, подробно излагается традиционная история Ирана от мифологического, царя Каюмарса до последнего Сасанидского царя Йездегерда III. В нем лучше любого другого произведения демонстрируется дух пат­риотизма, который охватил таджиков, что по его примеру дальше стали возрождать и развивать свою уникальную культуру.

Следует обратить особое внимание на политическую деятельность гениев персо-таджикской литературы и искусства, которые вместе с придворными чи­новниками принимали активное участие в государственно-общественных делах. Образуя во главе с А. Рудаки ученый Совет; во-первых, переводя научное наследие шуубитов на дарийский язык,  превратили его в одно из средств общественного развития. Во-вторых, как представители общественного интеллекта, часто собирались и своими знаниями и разумом в присутствии эмиров выносили на общее обсуждение много социально-политических вопросов, таких, как война и мир, защита прав и свобод членов общества; место и роль женщин в обществе; брак и семья и другие, которые являлись пороками тогдашнего об­щества. Словом, они прочно стояли против проявления всех видов государ­ственной тирании и деспотизма.

Все вышеперечисленные и другие факторы в общем комплексе по­средством разумных действии всех членов общества образовали еди­ную многоотраслевую, высоко – моральную, культурно-бытовую таджико-мусульманскую цивилизацию, которая смогла отразить в себе все ценные исторические традиции древнейшего народа: его великий дух, трез­вость разума, патриотизм, гуманизм, свободолюбие и внесла огромный вклад в восточную и мировую цивилизацию.

В заключении, подводятся общие итоги исследования, отражаю­щиеся в следующем:

1. Все религиозные источники подтверждают, что ислам не является новой Божьей религией, а продолжением и синтезом предыдущих монотеистических верований в более развитом периоде человеческой истории. Он по своему назначению был ниспослан Богом конкретно не только для арабов, а всем народам мира, ибо человечество в целом мир, место и время, невзирая на свои различия и разнообразие в своем существовании, взаимосвязаны друг с другом и развиваются общим правилам и своим законам. На­чало передачи отрывка Корана Мухаммеду, означало появление новой священной книги Бога - Корана и назначение нового последнего пророка, а не новой религии.

2. Арабы, ставшие, носителями Божьего идейного наследия, в их передаче народам мира своими бедуинскими привычками допустили серьезные недостатки.  Распространение Божественных священных, справедливых, призывов в странах, находившихся на более высокой стадии общественного развития, осуществили сугубо ради своих плот­ских желаний, корыстолюбия, личной и племенной выгоды и под общим лозунгом: «Или плати дань, или защищайся!».

3. Арабы - мусульмане, вторгнувшись в Иран, Хорасан, Мавераннахр, причинили огромный ущерб их экономике, уничтожили древние культурные ценности, разрушили традиционные производственные отношения, демонстрировали ислам в глазах их народов, как сила зла, ограбления, порабощения, кровопролития и бедствия.

4. Все это вызывало у местного населения по отношению к ним не­нависть и жажду мести. Начиная с 723/24 гг. Иран, Хорасан и Мавераннахр превратились в основной очаг недовольства и сопротивления против мусульман. В 730 г. в борьбе персов – таджиков против Омейядов наступил коренной пе­релом. Они перешли от оборонительного, пассивного сопротивле­ния к активной, наступательной освободительной борьбе. Все суще­ствующие организации, такие, как «Негзат Низак», «Негзат согдиян» «Аббоасидское движение», действующие под лозунгом «Во имя детей Мухам­мада!», в 746 г. объединившись вокруг Абу Муслима, свергли монархический режим Омейядов.

5. Восстание Абу Муслима в этой единой, но многообразной по со­держанию борьбе, приобрело всенародное значение и завершилось коренным переворотом. Оно, конечно, не изменило политического строя и колониального содержания Халифата, тем не менее, ознаменовало качественно новый период в истории исламского мира – «Золотой век». «Аббасиды, пришедшие к власти на волне недовольства мусульман, прежде всего персидского происхождения, своим неравноправным положением, фактически уравняли в правах всех мусульман, независимо от их этнической принадлежности».1 При их правлении усиливалось освоение и интеграция достижений других традиций, в особенности иранской, начавшейся в виде единичных импульсов еще при их предшественниках. В данный период культура Халифата становилась в полном смысле слова арабоязычной культурой всех народов, ставших мусульманами. «Хорасанское Наместничество»: (Иран, Хорасан, Мавераннахр) в 750-755 гг. во главе с Абу Муслимом в полном смысле слово, превратился в свободное, самостоятельное государство.

6. Однако в силу своего высокомерия, корыстолюбия тщеславия, деспотических и других бедуинских привычек Аббасиды тоже не смогли положить конец кризису законности, росту недовольства населения и народным движениям. При них к различным политическим и религиозным движениям подключались также ученые и представители местных знатных домов, которые устанавливали и совершенствовали основные устои ислама. Выработали новую религиозно – суннитскую концессию (ханифии) и на ее основе проложили путь к независимости. Суннитская концессия постепенно охватила большинство мусульманских стран: вначале Хорасан и Мавераннахр, а затем распространилась в Турцию, Сирию, Центральные районы Ирака, Афганистан и половину Ирана,

7. Интегрируясь в исламском мире, иранцам-таджикам удалось вначале выдвинуть своих представи­телей в новообразованные исламские учреждения, в управленческий аппарат халифата, в управление отдельными областями Хорасана и Ма­вераннахра, а затем полностью стать хозяевами своей страны.

8.Таким образом, столь продолжительная борьба иранцев-таджиков завершилась образованием таджикских государств: Тахаридов, Саффаридов и Саманидов, каждое из них в формирование таджикского народа внесло свою определенную лепту. Но завершение процесса консолидации таджикского народа на своей этнической территории в едином централизованном государстве и родного языка выпало на долю знаменитой династии Саманидов.

9. Благодаря умеренной, мудрой и справедливой политике Сама­нидов, таджикам удалось соз­дать общую централизованную социально-экономическую структуру с многоот­раслевым хозяйством; образовать единые общекультурные, матери­альные каноны и ценности новой таджикской культуры; по сравнению другими, тогдашними восточными странами, достигли гораздо высшей степени общественного развития. Совершенствуя производственные отнощения в аграрном секторе, они обеспечили наивысший уровень денежно-товарных отношений, ускоренный темп развития ремесленного и горнорудного производства, открыли много новых отраслей промышленности и тем самым подготовили необходимые условия для перехода к промышленной стадии развития. Однако постоянные военные набеги кочевых племен как Салджукидов, Караханидов и Газнавидов помешали им подняться выше.

10. Следовательно, таджикский народ, в течение этих лет, связывая и укрепляя разорванные общественные узы, сплачивал и консолидировал свои силы, в единой целостности совершенствовал и завершал полностью возрождение своей цивилизации. Важно отметить, что возрождение таджикской цивилизации на почве исламской суннитской концессии, по сравнению другими цивилизациями, родившимися после неё, имеет явное превосходство и ряд особенностей. Во-первых, она тесно связана с первоначальными идеями ислама, которые имеют известную точку своего начала, со дня начала пророческой миссии Мухаммада, действия, которого означали рождение нового движения и новой цивилизации. Во-вторых, затем она по своей природе заимствовала многое из других цивилизаций и культур, преобразила и обогатила их в соответствии с духовными ценностями, историческими и социально-экономическими условиями своей страны.

Что касается, например, начала и вдохновения европейской цивилизации, создававшейся на протяжении многих веков до того, как проявилась в Ренессансе, определить трудно. Существует мнение, что ее началом является XV1 век. Однако если утверждать эту идею, то упустим из виду те социальные, идейные, философские, политические и религиозные движения, следы которых можно обнаружить в истории Запада примерно с Х11 века. Несомненно, все это в определенном историческом процессе воздействуя друг на друга и заимствуя многие ценности из мусульманской культуры, послужили предпосылкой ее рождения. В свою очередь во всех сферах социальной жизни мусульман можно найти схожие черты с другими обществами. Это сходство вызвано естественными процессами, которые проникли либо изнутри, либо извне или в силу специфических особенностей ее восприимчивости. По примеру того, что: «Мусульманский Восток, усвоив античное наследие, по-своему развил, и переработал его, вернул его Западу «по первому требованию».1 Или, по отметкам академика В.В.Бартольда: «Восток в мусульманскую эпоху продолжил культурную работу, прерванную в греко-римском мире, и в течение нескольких веков занимал в культурном отношении первое место…»2

11. На развитие мусульманской культуры плодотворно повлияли переводы на арабский язык античных, иранских, индийских и греческих текстов. Можно сказать, что это была одна из самых продуктивных в истории человечества попыток использования мирового научно-философского наследия. Переводами занимались образованные иранцы, греки, сирийцы, пополнявшие новую универсальную культуру персидскими историческими сочинениями и литературой, с греческими произведениями по математике, астрономии, медицине и философии, с индийскими медицинскими трактатами и т.д. Эта работа в Халифате велась масштабнее, чем в средневековой Европе, и стала достоянием народов всего мира.

12. В свете всего этого, таджики открыли свой путь борьбы за свободу, восстановили и сохранили верховенство своего языка, культуры, внесли колоссальный вклад в общечеловеческую цивилизацию, образовали свое самостоятельное государство. Наряду с этим, им удалось смягчить предрассудки религиозного фанатизма кочевых арабов и преградить распространение их воинствующего «газавата» на другие страны.

Работа выполнена без ущемления или умаления роли и значения других религий и верований в появлении и развитии человеческой цивилизации, свободно противоречащим объективным историческим законам, атеистическим взглядам и религиозному экстремизму. Автор старался отражать в ней факты и свершившиеся исторические события реально и объективно.

                  Основные публикации по теме диссертации:

                                     Монографии и брошюры:

  • История сельскохозяйственной культуры таджикских предков. – Душанбе. – 2004 – 198 с. (соавт. Сардоров М.Н.), (на тадж. язык.)
  • Из тропы к широкой рыночной дороге. – Душанбе.– 2004 – 117 с., (соавт. Муллоджонов А.), (на тадж. язык.)
  •  Революционное движение народов иранского происхождения про­тив арабских халифов: – Душанбе. – 2005 – 141 с. (на тадж. язык.)
  • Освободительная борьба таджикского народа против Арабского Халифата (633-961 гг.). – Душанбе: Ирфон. – 2007. – 370 с.
  •  Образ жизни правдивого человека. – Душанбе. – 2007.-91с., (сос.ли Гулов С.М., Идиев Х.У., Хакназаров А.), (на тадж. язык.)

6.  Исторические предпосылки начала консолидации таджиков при

Арабском Халифате. – Душанбе: Ирфон. – 2009. – 166, с. (соавт. Раджабов С.М.)

7. Примерная программа по политической истории-Душанбе; тип. ТСХИ.-1991-36 с., (на тадж язык.)

8. Экономическое, социально-политическое положение мира в конце XIX и начале XX веков. – Душанбе; тип. ТСХИ. – 1998. – 36 с., (на тадж. язык.)

9.  Рекомендации по проведению воспитательных занятий со студентами (для кураторов).– Душанбе; тип. ТАУ. – 2002. – 20 с., (на тадж. язык.)

В изданиях, вошедших в перечень ВАК РФ:

 1.Притягательная сила ислама и его распространение. // Известия Академии наук Республики Таджикистан. (Отделение общественных наук). – Душанбе, 2008, № 3//-C. 41-44, (на тадж. язык.).

2. Роль шуубии в формировании персо-таджикской цивилизации. Вестник Таджикского государственного национального университета (научный журнал), 2 (44). Серия гуманитарных наук. – Душанбе: «Сино». – 2008.-C. 36-42.

3. Отражение борьбы таджикского народа против Арабского Халифата, в трудах русских советских историков – востоковедов. – Там же.-2008, № 3 (46). – С. 3-7, (соавт.С.Раджабов).

4. История борьбы таджикского народа против Арабского Халифата в произведении «Таджики…». – Там же. – С.7-11, (на тадж. язык.).

5. Из опыта династии Тахиридов и Саффаридов по решению аграрно-финансовых и социальных вопросов. // Доклады Таджикской Академии Сельскохозяйственных наук.-2008, № 2,(16). – С. 66-71. ( соавт. Рахматов Х.Б.).

6.Социально-экономические особенности государства таджиков при Саманидах. Там же, № 3 (17). – С.58-63.

7.Источники по изучению истории борьбы таджикского народа против арабских завоевателей. // Известия Академии наук Республики Таджикистан. (Отделение общественных наук). – Душанбе; Дониш.-2009, № 1. – С. 12-16.

8.Исторические условия формирования Ханифитского направления в Исламе. // Вестник Таджикского национального университета (научный журнал), № 3(51). – Душанбе; Сино. – 2009. – С.13-17, (на тадж. язык).

                                     В других изданиях:

1. Соответственно потребностям сельскохозяйственного производства. // «Республиканская, научно-производственная конференция. «Актуальные проблемы сельского хозяйства Республики Таджикистан». – Душанбе.-2001. – с.134-136.

2. Начало развития сельскохозяйственной культуры. // Кишо­варз – научно-производственный журнал Таджикского аграрного университета.– Душанбе-2002, №2. – С. 3-5, (соав. Сардоров М. Н. (на тадж. язык.).

3. Взгляд на историческом опыте таджикского народа по упорядочению

земель. // Тезисы докладов. Научно-практической конференции «2003 год-год пресной воды»-25-26 марта 2003 г. – Душанбе: тип. ТАУ-2003. – С.11-14, (на тадж. язык.)

4.Мелиорация земель – это древняя традиция таджикского народа.– Там же. – С.14-17, (соавт. Муллоджонов А.), (на тадж. язык.)

5. Жизненно-важное значение воды и проблемы ее использования. – Там же. – С. 18-21, (на тадж. язык.)

6.Сельскохозяйственные зоны таджиков, издревле до настоящего времени. // Дехкан – научно производственный журнал. Независимое агент­ство стратегических исследованний и планирования АПК Таджики­стана. – Душанбе-2003, № 2. – С.25-29, (на тад. язык.).

7.Сельскохозяйственные зоны таджиков издревле до настоящего времни. //Кишоварз – научно-производственный журнал ТАУ. – Ду­шанбе-2003. – С.37-42.

8.Жемчужины из научного клада таджиков по сельскому хозяй­ству. // Дехкан – научно-производственный журнал планирования АПК Таджикистана. – Душанбе.-2003, №10 (15). – С 41, (на тадж. язык.).

9. Пространство Ориано и его природно-климатические условия. //Актуальные проблемы агропромышленного комплекса Республики Таджикистан. – Душанбе.-2004. – C. 41-43, (на тадж. язык.).

10. Выводы монографии «Созидатели нового Таджикистана». – Там же. – С. 158-165, (на тадж. язык.).

11. Вопросы и ответы по выращиванию сельскохозяйственных растений (отрывки из книги «Явокиту-л-улум ва дороий ун-нуджум»). // Фермер – научно-производственный и популярный журнал Союз фермеров Таджикистана. – Душанбе. – 2005,,№ 4 (13), – С. 24-28, (соавт. Мулладжонов А.), (на тадж. язык.).

12. Плоды обществоведческой школы. // Образ жизни правдивого человека. – С.43-51.

13.Соответственно потребностями развития сельскохозяйственного производства. – Там же. – С. 51-59, (на тадж. язык.).

14. Притьягательная сила ислама и ее использование. Точикистон – политический общественный и социально просветительный журнал. – Душанбе, 2008 № 3-4, (1072). – С. 34-35, (на тадж. язык.)

15. Отраженние борьбы таджикского народа против арабских халифов в произведении «Таджики». // Фарханг – научный, исторический и литературный журнал Фонда культуры Таджикистана. – 2008, №1 (январь-февраль). – С. 12-14, (на тадж. язык.)

16. Соучастник в развитии таджикской историографии. – Там же. – 2008, № 2, (март – апрель). – С. 40-42, (на тадж. язык.)

17.Социально-экономический подъем государства таджиков при Саманидах.// Кишоварз (Земледелец) – теоретический и научно-практический журнал Таджикского аграрного университета. – № 4, 2008. – С. 42-44.

18.История борьбы таджиков против Арабского Халифата во взглядах Бабаджана Гафурова, // Бабаджан Гафуров и развитие национальной историографии.// Материалы республиканской научно-теоретической конференции, посвященной 100-летию Академика Бабаджана Гафурова 27 декабря 2008. – Душанбе: Ирфон. – 2009. – С. 69-76. (на тадж. язык.)

19. Из истории появления концессии Имама Аъзама.// Фарханг – научный, исторический и культурный журнал Фонда культуры Таджикистана. – Душанбе, 2009, № 1-2, (январь-апрель). – С. 47-51. (на тадж. язык.).


Формат 60х84 1/16. 3,25 п.л.

Отпечатано в типографии (((((((((((((

1 Восток – Запад. Исследования, переводы, публикации. М.: Наука. – 1988, с. 43.

1 Восток-Запад. Исследования, Переводы. Публикации, с. 40.

2 Бартольд В. В. Мусульманский мир. – Сочинения. Т. 6. – М.: 1966, с.208.

. См. История Табари. Т. 2, с. 1409-1417.

Семья Бармакидов издревле относилась к знаменитому роду Каабу. Его представители носили титул “Бармакида”, т.е. глава манахов буддиистского монастыря. Поэтому их называли Бармакидами.

Хайкал Мухаммад Хусайн. Зиндагании Мухаммад. Пер. Абдулкосима Поянда, 13.е изд.-1968, с.80.

В книге Нурмухммади Амиршохи. Давлатдории точикон дар асрхои IX-XIV, с.280.

См. История Табари. В 2.х. томах. Т.2, с. 1499.

Религиозно-социальное движение Маздака (еврейского происхождения), в период Сасанидского шаха Кабада в 494 год.

«Зиндик» на пехлеви «зиндик» – интерпретатор, мусульмане их считали еретиками, отвергавших ислам

См. Назаров. Х. Авомили сууд ва сукути давлати Сомониён, с. 28.

См. Мирхонд. «Равзату-с-сафо». Кн.1. – Душанбе; Эр-граф. – 2004,с.100-101.

См. Сахих аль Бухари…М.: УММА, с. 8

См. Мирхонд. Т.1, с. 106.

См. Та’,рихи Табари. // Нурмухммади Амиршохи. Давлатдории точикон дар асрхои IX-XIV, с.141-149

См. ат-Табари. Т. IX, с. 514.

Та’,рихи Бухоро // Нурмухаммади Амиршоихи. Давлатдории точикон дар асрхои IX-XIV, с. 286.

См. Бартольд В..В. Т. 1, с. 282, 289; Негматов Н.Н. Государство Саманидов Душанбе; Дониш. – 1977, с. 25; История таджикского народа. Т.11, с. 334.

См. Та,рихи Бухоро // Нурмухммади Амиршохи. Давлатдории точикон дар асрхои IX-XIV, с. 302.

Даринский – дворцовый, государственный

Средства массовых информаций.

Напр. см. История  человечества. Т. IV. VII –XVI века, с. 291.

4 См. Худуду-л-олам.-Душанбе.- 1983, с. 74-76.

См. Низомулмулк. Сиёсатнома. – Душанбе; Адиб. – 1980, с.297-298.

Адам  Мец. Мусульманский  ренессанс.- М.:- 1960, с. 112.

См. Назаров Х. Авомили сууд ва сукути давлати Сомониён, с..84..

См. Гафуров Б.Г. Точикон…Т.1, с. 28.

См. Наршахи. Таърихи Бухоро, с. 20-27.

См. Там  же, с. 21.

См. Ж. «Илм ва хаёт». – 1989, № 12, с. 3.

См История таджикского натода. Т. 11, с. 110.

Ислам (бук: преданность) подчинение единому Богу.

См. Нап. Абуали Мухаммад ибн Мухаммади Бал,ами. Та,рихи Табари. Дар ду чилд. – Душанбе; Ирфон. – 1992. Ч. 1., с.12.

См.Тин 95:4

См. Мирхонд. К.1.Ч. 11, с. 72-73.

Коран,112 сура.

См. Мухаммад Бал,,ами. Та’рихи Табари, В двух томах. Т.1. – Техрон. – 1380/2001, с. 657. Далее указывается История Табари.

Сурату-л-алак, 1-5.

Закять – являлся одни из пяти столпов ислама и в виде подати  взимался в размере определенной части годового дохода у состоятельных мусульман.

См. История Табари. Т. 2, с. 994.

См. подробности, там  же, с. 999-1000.

См. История Табари, там  же, с. 1060-1064.

См. Мавераннахр. // Бартольд В. В. Соч. Т. 111, с. 477.

См История Табари. Там же.

1 Ахмад ибн Йахйа ибн Джабир ал-Балазури. Завоевание Хорасана, Пер. и ком. Г. Гоибова.- Душанбе: Дониш.-1987, с. 92; См. ат-Табари, Т.III, с. 277; Т. V11, с. 41.

См. Ат-Табари. Т. 1, с.556,559; Т. V1, c. 1717-1718.

«NISAKY MLK» («Низак-падишах»). Низак не означает имя одного лица, означает роду властителей Кобула. Каждого подишаха или предводителя из этого рода называли Низаком.

См, Мирхонд. Равзату-с-сафо…Т.3,с.126.

Народная газета –18 апр. 2007г.; Минбари халк, 26 мая 2007г.

Религия и общество / № 1 / 27 мая 2009.

См. Истоки ислама // «Аргументы и факты», №5’92; и данные интернета в начале 2007 г.

1 Особенно глубоко и всестороннй использований В.В.Бартольдом, работы Балазури, ат-Табари, Я’куби, ан-Недима, Наршахи (изд. Шефера,),  Гардези, Диновари и много других

В 633-661; 661-755; 755-818 и 818 – 899 (установления государства Саманидов) годы.

Абубакр (633-634 гг.); Омар (634-644 гг.); Осман (644-656гг.); Али (656-661 гг.).

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.