WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Организационные формы и идейно-политическая направленность молодежных движений и организаций Российской Федерации в 1992-2003 гг.

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

 

 

 

АНТОНОВА Татьяна Михайловна

Организационные формы и идейно-политическая

направленность молодежных движений

и организаций Российской Федерации

в 1992-2003 гг.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

Москва – 2010

 

Работа выполнена на кафедре истории факультета социологии, экономики

и права Московского педагогического государственного университета

Научный консультант: доктор исторических наук

                                   Каверин Виктор Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Криворученко Владимир Константинович

доктор исторических наук, профессор

ШиловА Галина Федоровна

доктор исторических наук

Змеев Владимир Алексеевич

Ведущая организация: Московский государственный гуманитарный  

университет им. М.А. Шолохова

Защита состоится 21 июня 2010 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571, Москва, проспект Вернадского, д. 88, кафедра истории МПГУ, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, Малая Пироговская ул., д.1.

Автореферат разослан                                               «__» мая 2010 года

Ученый секретарь

диссертационного совета                                           Киселева Л.С.


I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В современных условиях модернизации России, расширения информационной среды и строительства гражданского общества заметно возросла значимость социализации подрастающего поколения, обеспечения исторической преемственности в общественном развитии. Молодежь быстрее старшего поколения улавливает новые требования времени, активнее включается в модернизационные процессы. Изменение устоявшихся традиций оказывает неоднозначное влияние на формирование духовно-нравственной, политической культуры молодых людей, взаимоотношения поколений. Развитие общественной инициативы молодежи, ее активное включение в социальную практику, преодоление негативных явлений в молодежной среде - настоятельная потребность современного общества.

За последние два десятилетия в молодежной среде был накоплен богатый опыт психологической адаптации к новой социально-экономической и политической реальности переходного периода, осмысление которого чрезвычайно важно в свете изменений, произошедших в стране и обществе после распада СССР. Старшее поколение, признавая отсутствие в своей культуре моделей будущего, все с большей надеждой смотрит на молодых. Общественно-политическая активность молодежи во многом определяет векторы и перспективы развития нации, темпы ее включения в глобализирующееся мировое сообщество. Высокая адаптивность подрастающего поколения способствует преодолению межнациональных, религиозных и иных барьеров, препятствующих углублению интеграционных процессов в мире.

Завершение на современном этапе переходного периода российской истории выдвигает новые требования к деятельности органов власти, отвечающих за разработку и реализацию молодежной политики. Суть проблемы состоит в противоречии между возросшими социальными потребностями молодого поколения (образование, работа, быт, отдых) и реальными возможностями для их удовлетворения. Подтверждением такого противоречия является не только сложное социально-экономическое положение молодежи, но и возросшая политическая активность различных молодежных организаций («Молодая гвардия», «Наши», «Идущие вместе»), способных оказывать влияние на принятие важных политических решений.

В молодежном движении 1992-2003 гг. отразились основные противоречия переходного периода, многие механизмы социальной и психологической адаптации, формы философско-эстетического осмысления бытия, понимание которых необходимо для регуляции процессов вхождения представителей молодого поколения в культуру российского социума. Рассмотрение этих проблем на примере российской молодежи 1992-2003 гг. способствует выработке общеметодологических позиций, актуальных в исследовании аналогичных явлений в культурах разных стран и эпох.

Анализ состояния научной разработки темы исследования, проведенный в первом разделе диссертации, показал, что среди работ историков молодежного движения преобладают исследования политических настроений молодежи, уровня и качества ее образования, особенностей уровня жизни и ценностных ориентаций. Однако поставленная в данной работе конкретная проблема научного анализа организационных форм и идейно-политической направленности молодежных движений и организаций Российской Федерации до сих пор еще не стала предметом специального рассмотрения в рамках докторской диссертации.

Научный анализ исторического опыта формирования молодежных организаций, движений и объединений в России, форм и методов их работы с подрастающим поколением, практики их взаимоотношений с государственными и общественными организациями, а также политическими партиями еще только начинается.  На современном этапе существует необходимость теоретического осмысления, обобщения всего ценного, что есть в историческом опыте молодежных движений. В этой связи возрастает значение дальнейших научных исследований по истории молодежных организаций России, многие аспекты развития которых еще не получили достаточного освещения у отечественных исследователей.

Цель и задачи исследования. В диссертационной работе ставится цель проанализировать организационные формы и идейно-политическую направленность молодежных движений и организаций Российской Федерации в переходный период формирования новой государственности (1992-2003 гг.).

Исходя из поставленной цели, для более полного раскрытия темы в работе поставлены следующие задачи:

- выявить основные теоретические и методологические подходы исторической науки к исследованию отечественного молодежного движения рубежа XX-XXI вв., а также с привлечением широкого круга литературы и источников определить главные тенденции в развитии историографии данной темы;

- проанализировать модель государственной молодежной политики Российской Федерации, сложившуюся в период смены вектора общественно-политического развития в 1992-2003 гг.;

- показать исторические условия и социально-политическую среду, в которых происходило формирование новых российских молодежных организаций в 1992-2003 гг.; 

- рассмотреть традиционные и новые направления в неформальном движении российской молодежи в переходный период 1992-2003 гг.;  

- с привлечением обширного круга источников и литературы проанализировать организацию спортивного движения российской молодежи в период системных реформ 1992-2003 гг.;

Хронологические рамки исследования охваты­вают крайне противоречивый, оригинальный и судьбоносный этап в истории Российской Федерации с 1992 до 2003 гг. После распада СССР в начале 1990-х гг. была практически полностью демонтирована прежняя система взаимодействия органов власти и молодежных организаций. В первой половине 1990-х гг. государственная политика Российской Федерации не только на практике, но даже на уровне программы не предполагала учета различных молодежных инициатив, создания гражданских союзов, молодежных военно-патриотических обществ, спортивных организаций и поисковых движений. В условиях отсутствия государственного патернализма, молодое поколение искало новые формы социального самоутверждения, часто отличные от принятых в обществе стандартов. Контуры новой российской политики в отношении молодежных движений и организаций в общих чертах сформировались только к началу 2000-х гг., что и определило выбор верхних границ исследования.

Научная новизна диссертации заключается в комплексном исследовании организационных форм и идейно-политической направленности молодежных движений и организаций Российской Федерации в переходный период 1992-2003 гг. Новаторство работы определяется широким использованием материалов текущих архивов Российской Федерации, которые отразили фундаментальные перемены в мировоззрении, культуре и образе жизни российской молодежи в эпоху системных реформ.

Автор подчеркивает, что на начальном этапе реформ 1990-х гг. подрастающее поколение, как наиболее активная часть социума, оказалось в наибольшей степени охвачено новыми идеями строительства гражданского общества, создания свободного рынка и победы демократии. Освобождение от опеки комсомольских и партийных организаций привело к идейно-политической поляризации молодежи, стремившейся к самоорганизации в рамках различных политических и неформальных движений.

Сформировавшиеся на закате перестройки, во многом свободные и независимые, молодые люди открыто реагировали на кризис политической системы, экономическую нестабильность, нарушение прав и свобод граждан. В начале 1990-х гг. многие представители подрастающего поколения имели свою четкую гражданскую позицию по актуальным социально-политическим вопросам современности. Они активно включались в общественную и политическую жизнь страны, участвовали в деятельности молодежных объединений, организовывали митинги, выступали на «круглых столах», публиковали оппозиционные статьи и книги.

В середине 1990-х гг. в условиях кризиса переходной эпохи, разрушения ценностей старшего поколения, отсутствия приемлемых идейных ориентиров другая часть молодежи ярко демонстрировала социальное равнодушие и низкий уровень политической активности. В молодежных кругах широкое распространение получил общественный нигилизм, поиск новых политических и религиозных идеалов, индивидуальные формы выживания в новых экономических условиях. Отдельные представители подрастающего поколения придерживались радикальных взглядов и представляли собой деструктивную социальную силу. Исследование показало, что значительной части молодежи была свойственна эклектичная картина мира, психическая неустойчивость, непоследовательность, тяга к анархии, максимализм, отрицание опыта прошлых поколений и другие признаки «протестного поведения».

Специфика российского молодежного неформального движения в исследуемый период определялась рядом факторов, в числе которых автор выделяет высокий уровень урбанизации, изменение характера социальной мобильности, низкий уровень жизни основных слоев населения, уклонение части юношей от службы в армии, утрату фундаментальных ценностных оснований, необходимых для поддержания социальной идентичности. На молодежных субкультурах России отразилось воздействие криминализации общества, западной культурной экспансии, тяга к преодолению повседневности, негативных явлений советской эпохи. Широкое развитие неформальных и откровенно антиобщественных движений объясняется не только кризисом переходного периода, но и вступлением Российской Федерации в новую постиндустриальную эпоху, которой свойственны социальные конфликты нового поколения.

В диссертации впервые в комплексе проанализированы негативные последствия сокращения массовых молодежных спортивных соревнований, ранее преследовавших цель укрепления духовного и физического здоровья подрастающего поколения. Коммерциализация сферы физической культуры и туризма сделали спорт элитарным, при этом многие представители подрастающего поколения, особенно из малообеспеченных семей, утратили возможность участвовать в спортивных мероприятиях, способствующих всестороннему развитию их личности. Ликвидация коллективов физической культуры, клубов, других объединений физкультурно-спортивной направленности в значительной степени изменила сложившуюся систему молодежного досуга, механизмов самоорганизации и самореализации детей и подростков.

На рубеже XX-XXI вв. российская молодежь первой ощутила завершение кризиса переходного периода, приняв активное участие в новых политических инициативах власти (движение «Наши»). Если в конце 1990-х гг. внимание молодых активистов было направлено, главным образом, на решение актуальных проблем (отсрочка служба в армии, образование, размер стипендий), то в первой половине 2000-х гг. интересы молодежи сосредоточились на общих вопросах политики, проблемах свободы слова, выборов и демократии. Российская молодежь демонстрировала широкий спектр представлений о национальных интересах России, оцениваемых с различных политических позиций (Союз коммунистической молодежи, Молодежный Союз СПС, Авангард красной молодежи, Молодежное движение в защиту прав человека и др.). Новый импульс образованию российских молодежных организаций придали «Оранжевая революция» на Украине и «Революция роз» в Грузии, в которых активное участие приняли молодые граждане, ставшие «ударной силой» улиц. 

Методология исследования. Теоретико-методологическую основу исследования составляет совокупность идей, относящихся к диалектико-материалистическому пониманию истории, сочетание принципов историзма, достоверности, объективности, а также обширный комплекс общенаучных (системный, статистический, социологических исследований и др.) и специальных исторических методов. Принцип историзма позволил проследить в динамике, в развитии политику российской власти в отношении подрастающего поколения, выявить изменения, происходившие в политических ориентациях российской молодежи.

Научно-практическая значимость. Материалы диссертации могут быть использованы при корректировке политики России в отношении современных молодежных движений и организаций. Некоторые выводы и рекомендации исследования могут быть полезны органам власти и организациям, отвечающим за реализацию молодежной политики в современных условиях. Они могут быть использованы в процессе углубленного изучения истории России, при написании школьных и вузовских учебников по истории Отечества.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения диссертации были представлены научной общественности в виде монографий, статей и тезисов докладов автора на научных конференциях. О результатах своего научного исследования соискатель докладывал на кафедре истории МПГУ.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, шести разделов, заключения, списка использованных источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи исследования, его хронологические рамки, рассматривается научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первом разделе – «Научные основы изучения молодежных движений и организаций Российской Федерации. Историография и источниковая база диссертации» - обобщена методологическая база работы, выявлены особенности освещения истории молодежных движений в научно-исторической литературе, а также проведена систематизация основных источников по теме диссертации.

Молодежное движение автор рассматривает как способ взаимодействия и взаимосвязи между обществом как целым и молодежью как его частью, возникающих в процессе включения молодежи в общественно-политическую структуру, направленных на поддержание и воспроизводство устойчивых общественных отношений и целостности общества. О молодежном движении исследователи молодежи чаще говорят как о молодежной субкультуре, культуре автономии, выполняющей функцию социализации личности. Под молодежным движением в широком смысле понимаются действия данной социальной группы, направленные на обеспечение групповых и своих социальных интересов, удовлетворение потребностей. Поскольку данное движение может включать в себя определенные требования к государственной власти, оно приобретает политический характер. Но во многих аспектах молодежное движение не имеет политической направленности, не выходит за рамки социальной сферы, например, в тех случаях, когда молодежь стремится отстоять некоторые свои формы культуры, стиля поведения, образа жизни.

Концепция социальной интеграции молодежи в общество разработана Ю.А. Зубок и определяется как двусторонний процесс включения молодежи в социальную структуру общества и степень социальной идентификации. Социальное регулирование данного процесса обеспечивается путем формирования общественно значимых критериев развития, а также посредством выработки социальными институтами нормативных требований, которые реализуются в государственной молодежной политике.

В исследуемый период практически все оппозиционные и лояльные к власти партии имели свои молодежные отделения. В период политических реформ в обществе сформировался социальный заказ на проведение активной молодежной политики как «сверху», на уровне государственных институтов, так и «снизу», на уровне формальных и неформальных молодежных движений и объединений, которые по объективным и субъективным причинам были готовы консолидировать свои усилия для достижения общих, единых для молодежи целей. В постсоветской России наметилось серьезное противоречие между общественной потребностью широкого вовлечения молодежи в политическую жизнь страны и низкой степенью ее консолидации и интеграции в данную сферу жизни общества. Это серьезно тормозило развитие демократических институтов и представляло определенную угрозу для формирования политической системы.

Автор делает вывод о том, что политические интересы российской молодежи были направлены не на простое воспроизводство структуры власти в стране, а на ее принципиальное обновление. Именно это позволяет рассматривать молодежь как главный социальный потенциал политической модернизации современной России.

Историография проблемы. Особенности отечественного молодежного движения, независимого от официальной политики партии и ВЛКСМ, стали активно обсуждаться с конца 80-х гг. ХХ в. Внимание исследователей привлекали такие организации, как «Следопыты», туристические организации, спортивные общества и т.д. Еще в советские годы были предприняты первые попытки исследования самодеятельных молодежных объединений, например, обществ авторской песни, спортивных дворовых команд и т.д. В годы перестройки в Советском Союзе было открыто признано существование неформальных молодежных объединений, в которых усматривался мощный инновационный потенциал, способный привести к обновлению существующей модели социально-политического развития молодежи. Часто молодежное движение рассматривалось исследователями как выражение молодежной субкультуры и даже контркультуры, принимавшей деструктивный характер.

На рубеже 1980-1990-х гг. внимание исследователей к молодежным движениям и организациям России стало более заметным - как в нашей стране, так и за рубежом. В этот период получили распространение «круглые столы», посвященные проблемам молодежи, ее культуре, политическому и нравственному самоопределению, объединившие журналистов, историков и социологов.

В годы реформ 1990-х гг. вопрос об исследовании характера молодежных движений возник с новой остротой и рассматривался в связи с модернизацией российского общества, осмыслением роли молодежи в этом процессе, выработкой современных моделей участия молодых граждан в социально-политической жизни общества, формирования их гражданского самосознания и патриотического воспитания. В начале 1990-х гг. стали более доступны материалы ведомственных и текущих архивов, раскрывшие исследователям сложный и многообразный мир молодежных движений и организаций. Многие работы раскрывают содержание проводимой молодежной политики, ее основную направленность и организационно-правовую основу ее реализации.

Большой интерес представляют труды, авторы которых рассматривают молодежное движение в неразрывной связи с актуальными проблемами подрастающего поколения, гражданским и патриотическим воспитанием и проводимой государством социальной политикой в отношении молодежи. Особое значение в этом плане имеют работы С. Алещенка, А. Апариной, П. Бабочкина, В. Боровика, Е. Гришиной, И. Ильинского, В. Криворученко, Р. Ляшевой, В. Нехаева, Т. Нехаевой, В. Родионова, Б. Ручкина, Е. Тяжельникова, В. Лутовинова, Е. Родионова, А. Шаронова и др.

Отдельные исследователи рассматривали молодежные объединения как важный способ интеграции молодежи в институциональное общество, своеобразный групповой прорыв в мир взрослых и форму социального конструирования реальности. С этой позиции молодежные объединения являются своеобразным трамплином, позволяющим смягчить травматизм адаптации к взрослому миру. В работах этой тематической направленности большое внимание уделяется анализу культурных и духовных ценностей молодежи, ее политических ориентации, мотивационной основы деятельности.

В середине 1990-х гг. появился ряд взвешенных, серьезных научных трудов, явно вышедших за рамки прежней публицистичности. В известной степени данные работы дополняли исследования по истории различных социальных групп в переходный период. Наибольший интерес в историографии 1990-х гг. представляют исследования молодежной субкультуры, неформалов, различных религиозных движений, распространенных в среде подрастающего поколения. Отдельную группу составляют труды, раскрывающие различные явления социальной девиации среди молодежи, как следствия тяжелых условий переходного периода 1990-х гг. Особый интерес представляют исследования молодежных преступных сообществ и особенностей консолидации экстремистских молодежных групп в постсоветской России.

В 1990-е гг. дополнительную актуальность приобрели исследования государственной молодежной политики. Большое внимание ученые уделяли проблемам воспитания и формирования личности учащейся молодежи. При этом часто проводились параллели между советским и постсоветским опытом реализации образовательной политики. Например, В.А. Приступко провел исследование движения советских студенческих отрядов, показал их роль в трудовом и гражданском воспитании будущих специалистов, обосновал возможности использования опыта отрядов в современных российских условиях. Определенный фактический материал для раскрытия темы исследования, выявления процессов, которые шли в молодежной среде в 1990-е гг., содержат труды по истории педагогики, социологии образования и воспитания.

Для многих исследований характерна дифференциация общества на страты по возрастному принципу и выделение молодежи в качестве одной из таких страт. Отличительной особенностью каждой социальной страты ученые считают характерную для нее субкультуру, выступающую одной из составляющих в субкультурной стратификации общества. Направления молодежного движения, рок-музыки освящены в работах А. Васильевой, Т. Калужниковой, Н. Барановской, А. Житинского и др. Авторы разрабатывали вопросы возрастного символизма, формы социализации и межличностных отношений в молодежном сообществе. В рамках культурологии изучались проблемы молодежной контркультуры, ярко проявившей себя в исследуемый период. Некоторые авторы стремились прояснить характеристики молодежных движений в рамках отдельных территорий.

Несмотря на достаточно высокий научный интерес к различным аспектам молодежных объединений, вопрос о характере молодежного движения, его формировании и функционировании в России до сих пор нуждается в теоретическом осмыслении с учетом нынешней общественно-политической ситуации, долгосрочных целей общественного развития и новых вызовов времени.

Дополнительной научной разработки требует актуализировавшийся в последнее время вопрос о создании политических молодежных организаций, призванных выражать и защищать интересы нового поколения, реализовывать его социальные и духовные устремления. В целом, анализ научной литературы показал, что, несмотря на свою актуальность, проблема российских молодежных движений и объединений 1992-2003 гг. недостаточно полно отражена в исторической литературе и нуждается в дополнительном исследовании.

Источниковая база исследования формировалась с учетом специфики темы исследования, включает разнообразные документы и материалы, отражающие процесс формирования и развития молодежных организаций в России в 1992-2003 гг.

В числе основных источников законодательные акты Российской Федерации, официальные документы Правительства РФ, аналитические материалы и данные социологических исследований, архивные источники, материалы прессы. Интерес представляют документы Российского союза молодежи, молодежных движений «Молодая гвардия», «Наши», «Идущие вместе», региональных молодежных общественных организаций. Важный комплекс источников составили публикации, принадлежащие политическим лидерам и общественным деятелям России, которые определяли характер государственной политики в отношении подрастающего поколения граждан.

В работе автор использовал материалы федеральных (ГАРФ, РГАНИ) и текущих архивов, в которых сохранились сведения о характере государственной молодежной политики и основных направлениях молодежных движений 1992-2003 гг. Интерес представляют документы текущего архива Государственного Комитета РФ по делам молодежи, Текущего архива Комитета физической культуры и спорта г. Москвы, Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. В числе документов молодежных организаций - программы, рекомендации, переписка с органами власти и другими общественными организациями. Важная информация о молодежном движении сохранилась в Центральном архиве Российской оборонно-спортивно-технической организации (РОСТО), Текущем архиве Центра образования «Демократия и развитие».

При разработке темы автором всесторонне изучены Государственные доклады о положении молодежи в Российской Федерации, Национальная доктрина образования в Российской Федерации, Государственная программа патриотического воспитания граждан России. Значительное внимание в диссертации уделено периодической печати. Автором использовались материалы официальных изданий, партийной печати, ведомственных журналов, а также массовая газетно-журнальная периодика.

Во втором разделе – «Поиск новой модели государственной молодежной политики в Российской Федерации в 1992-2003 гг.» - показано, что после распада СССР, демократизации общества и отказа от жесткой, регламентирующей роли государства в руководстве молодежным движением закономерно произошел возврат к дореволюционным принципам построения молодежных организаций на качественно новом уровне рубежа XX-XXI вв.

Закрепление в Конституции Российской Федерации свободы общественных объединений способствовало организационному оформлению различных молодежных движений на основе плюрализма. В ноябре 1991 г. был упразднен Комитет РСФСР по делам молодежи, функции которого были переданы Министерству народного образования. В короткие сроки была ликвидирована сеть органов по делам молодежи на местах. Ликвидация Госкомитета приостановила реализацию молодежных программ и проектов, заложенных Законом СССР и деятельностью местных органов по делам молодежи. Органы по делам молодежи не смогли принять на себя функции, выполняемые ранее молодежными общественными организациями. Начался массовый отток кадров из молодежных структур.

Определенные позитивные перемены в молодежной политике Российской Федерации наметились после утверждения в январе 1993 г. Положения о Комитете РФ по делам молодежи. В соответствии с возложенными на него задачами Комитет осуществлял функцию разработки предложений и нормативных актов по вопросам государственной молодежной политики, участвовал в разработке федеральных целевых программ, направленных на решение проблем труда, занятости, образования, социальной защиты, физического и духовного развития, поддержки молодежных объединений. В 1996 г. в России уже действовало 70 молодежных и 24 детских международных, общероссийских и межрегиональных объединений, зарегистрированных Минюстом РФ, и сотни организаций самой разной направленности и территориальной принадлежности.

Пестрота молодежного движения отразила глубокое идейно-политическое и экономическое расслоение российского общества. В 1995 г. был принят Федеральный закон «О государственной поддержке молодежных и детских объединений», ряд других законодательных актов, в соответствии с которыми начал формироваться Федеральный реестр молодежных и детских объединений, пользующихся государственной поддержкой. В 1998 г. в него вошли 48 организаций. Об уровне работы организаций говорит тот факт, что за время проведения конкурса Государственным комитетом по делам молодежи было рассмотрено 350 молодежных проектов и программ, 120 из них получили государственную поддержку. Ряд молодежных объединений стали соисполнителями Президентской федеральной программы «Молодежь России».

В исследуемый период процесс создания государственной системы социальной защиты молодежи протекал во многом стихийно, по воле субъективных факторов без должной материальной и духовно-культурной базы. Только к началу 2000-х гг. благодаря возросшему вниманию нового руководства страны молодежные организации России смогли выдержать испытание экономическим и социальным кризисом. В молодежной политике стали происходить положительные изменения. Было упорядочено финансирование молодежных программ, увеличились ассигнования из федерального бюджета на нужды развития физкультуры и спорта. Молодежные организации приобрели опыт самостоятельной работы в новых политических и экономических условиях.

В третьем разделе – «Исторические условия и социально-политическая среда формирования российских молодежных организаций в 1992-2003 гг.» - показано, что в исследуемый период российская молодежь оказалась в жестких условиях рыночных отношений, падения уровня жизни, роста преступности, алкоголизма, наркозависимости, самоубийств, жестокости и агрессии. Борьба с этими и иными негативными проявлениями в молодежной среде стала одним из основных направлений деятельности не только органов государственной власти, но и молодежных организаций, появившихся в качестве новой общественной инициативы.

Серьезной проблемой России в исследуемый период стало ухудшение состояния здоровья молодежи, которое, по экспертным оценкам, не имеет прецедентов в истории индустриально развитых стран в мирное время. По данным мониторинга НИЦ ИМ, более 40% молодых россиян были серьезно обеспокоены своим здоровьем, причем это беспокойство не являлось проявлением «моды на здоровье», а отражало реальную ситуацию в России. Автор отмечает рост числа заболеваний, прежде не свойственных молодым людям: наркотические заболевания, заболевания сосудов, нервной системы желудочно-кишечного тракта, заболеваний крови и др.  Тревожной оставалась статистика психических заболеваний. По данным НИИ психиатрии, распространенность таких болезней среди школьников возрастала каждые 10 лет на 10-15%.

Автор делает вывод о том, что во второй половине 1990-х гг. в среде российской молодежи в большей степени, чем в целом в обществе, проявились культурные контрасты, идейная и политическая дифференциация, стремление к экономической независимости. Лишенные связи с идеологическими стереотипами предшествующей эпохи, молодые граждане стали активнее представителей старшего поколения создавать общественно-политические группы и движения оппозиционного характера.

В исследуемый период критическая ситуация сложилась в сфере молодежной культуры. Серьезную угрозу для будущего представлял процесс культурной деградации и культурной экспансии извне, отказ от традиционных культурных ценностей. В молодежной среде заметно усилились такие негативные явления, как бездуховность, падение общего уровня культуры, антипатриотизм, фанатизм, экстремизм, сексуальные отклонения, проституция. По данным Единого научно-методического центра Комитета по культуре Правительства Москвы (август, 2000 г.) никогда не посещали театров 53% молодых москвичей, никогда не ходили на выставки - 59%; никогда не были на концертах - 37%; никогда не занимались художественным творчеством - 63%; вообще не ходили в библиотеку - 58%; никогда не читают книг - 12%.

Обоснованную тревогу в обществе вызывало состояние преступности несовершеннолетних в постсоветской России. Нерешенность социально-экономических проблем, рост социальной напряженности и углубление кризиса в стране в первую очередь сказались на детях и подростках, как наиболее социально незащищенной части общества. Численность молодежи в возрасте до 30 лет, осужденной за преступления, составила в 2000 г. 608 тыс. человек, что почти вдвое превосходило численность осужденной молодежи в 1990 г. Большой размах приобрело вовлечение в криминальные отношения младших возрастных групп молодежи и подростков. Обострение проблемы правонарушений несовершеннолетних часто было сопряжено с ослабление воспитательной функции семьи, неблагоприятными материально-бытовыми условиями, алкоголизмом родителей.

В ходе рыночных реформ произошла ликвидация действовавшей ранее широкой сети бесплатных секций, кружков, клубов. Заметно снизился уровень воспитательной работы в школах и других типах учебных заведений. Наблюдалось ограничение доступа основной массы детей в театры, на стадионы, в музыкальные школы. Утрата нравственных ориентиров вовлекала молодых россиян в различные полукриминальные организации, предлагавшие самые простые рецепты выживания - от сектантских религиозных ценностей («Аум Синрике», движение Муна и др.) до ультрарадикальных организаций.

В 1990-е гг. органы государственной власти не уделяли должного внимания реализации молодежных программ, организации детского и юношеского творчества, спортивной подготовке подрастающего поколения. ситуация начала меняться после смены политического руководства на рубеже 1990-х – 2000-х гг. С этого времени Правительство РФ значительно увеличило выделение средств на реализацию мероприятии федеральной программы «Молодежь России», стало поддерживать военно-патриотические молодежные и детские объединения, поисковые формирования. Тем самым начала создаваться финансовая база современных молодежных организаций, принявших активное участие в общественно-политической жизни страны. В 2001 г. была принята новая государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001-2005 годы», которая открыла новую эпоху в государственной молодежной политике.

Четвертый раздел – «Традиционные и новые направления в неформальном движении российской молодежи в переходный период 1992-2003 гг.» - посвящен анализу развития неподконтрольных власти молодежных объединений, ставших ярким стихийным явлением социальной реальности исследуемого периода.

Период радикальных политических, экономических и социальных реформ первой половины 1990-х гг. решающим образом изменил основы духовной жизни постсоветского общества и послужил толчком к широкому зарождению и развитию субкультурных и контркультурных процессов в молодежной среде. В рамках молодежной культуры и в советский период существовали различные образования и явления, представляющие собой альтернативные формы общественных и культурных процессов. Иногда они являлись своеобразным вызовом обществу, стихийным протестом против определенных общественных явлений, поиском новых идеалов. Новые социально-политические и экономические условия России способствовали стремительному материальному, интеллектуальному и духовному расслоению российской молодежи, часть которой нередко демонстрировала примеры девиантного поведения. В кругах молодого поколения широкое распространение получили анархические взгляды. В социально-психологическом плане молодежная контркультура демонстрировала традиционный конфликт «отцов и детей». В исследуемый период его острота определялась переходным состоянием общества, а также степенью несоответствия идеалов и реальной жизни.

Яркой особенностью молодежного движения 1992-2003 гг. являлось наличие в нем значительного количества новых неформальных объединений. Активному развитию российского неформального движения способствовала не только потребность молодежи в межличностном общении, но и социальная среда постсоветского общества. Решающее влияние на мировоззрение молодежи оказывала культурная ситуация в «городах-миллионерах», которые являлись благоприятной средой для неформальных движений в России. Массовое распространение в городах получили радикальные группировки «трудных подростков», пополнявшие преступную среду на улицах мегаполисов.

Неформальное движение молодежи составляли самостоятельные объединения различной направленности, среди которых выделялись группы музыкальных интересов, многочисленные природоохранные и общественно-политическое движения, ассоциации творческой молодежи, альтернативные творческие союзы, досуговые, спортивно-оздоровительные и миротворческие объединения, политические клубы и религиозные движения. Таким образом, в число «неформальных» попадали самые разные по значимости и числу приверженцев группы молодежи. Наибольший научный интерес представляют молодежные объединения, породившие собственную субкультуру, то есть имеющие свою картину мира, символику, обряды и нормы поведения.

В исследуемый период ярко проявилась тенденция роста пассивных, не требующих интеллектуальных затрат, форм досуга молодежи. Информационная среда новой эпохи в образной форме создавала модели поведения и стереотипы восприятия жизни. Рекламные ролики и клише формировали стиль в моде, музыкальные вкусы, оказывали серьезное влияние на язык подростков. Преобладание второсортных шоу-программ, западных фильмов и навязчивой рекламы привело к тому, что облегченно-развлекательное зрелище фактически вытеснило все иные типы кино - киноповести, кинодрамы, серьезные произведения, рассказывающие о современных проблемах, фильмы о человеческих отношениях, о нравственном выборе людей, о возвышенных и чистых человеческих чувствах, о большой любви и верности. Их место заняло искусство, эксплуатирующее страхи, комплексы, низменные чувства, нездоровое любопытство людей, фантастику, эротику, внутреннюю агрессию.

Автор подчеркивает, что электронные средства массовой информации определяли значительную часть культурного досуга молодежи и зачастую выступали как важнейший инструмент формирования духовного мира, ценностных ориентации и социальных установок молодого поколения. В исследуемый период, лишенные корней, уходящих в семейную нравственность, подростки часто обращались к внесемейным авторитетам - рок-кумирам, лидерам группировок различной направленности. Представители молодежных объединений демонстрировали стремление к обособлению и одновременно к объединению в сообщество, отрицание общественных и внутрисемейных норм и авторитетов наряду с подчинением законам своей «системы», психологическую неустойчивость в сочетании с внешним эпатажем.

Лидеры молодежной контркультуры впервые на уровне обыденного сознания зафиксировали признаки общего кризиса цивилизации, в исследуемый период совпавшие в России с распадом прежней и строительством новой государственности.

В пятом разделе – «Теория и практика организации спортивного движения российской молодежи в период системных реформ 1992-2003 гг.» - показано, что сложившаяся еще в советское время система подготовки спортивного резерва позволяла долгое время удерживать лидирующие позиции сборных командах России по основным олимпийским видам спорта. Наряду с подготовкой спортсменов высокого класса, образовательные учреждения и спортивные молодежные движения решали важную социальную проблему организации досуга молодежи посредством занятий физической культурой и спортом.

Автор отмечает, что, кризис переходного периода оказал негативное влияние на развитие системы спортивной подготовки молодежи. Спортивные школы были неравномерно расположены по федеральным округам и районам, особая их нехватка ощущалась в отдаленных регионах страны. Материально-техническая база и оснащение ряда действовавших учреждений спортивной направленности не отвечали современным требованиям. Пятая часть зданий и сооружений - объекты довоенной постройки, большинство из которых требовали капитального ремонта. Низкий уровень финансирования не позволял должным образом оснастить учебные кабинеты в учреждениях образования спортивной направленности. Более половины имеющегося учебного оборудования и пособий морально устарели и были физически изношены. По экспертным оценкам, средний износ основного спортивного оборудования и инвентаря составлял более 70%. Современным требованиям не отвечал уровень методического и медицинского оснащения учебно-тренировочного процесса. Требовалось значительное количество технических средств для обеспечения безопасности тренировочного процесса.

Учитывая критическое состояние спортивной подготовки молодежи, в исследуемый период значительно активизировалась работа Госкомспорта России по организации молодежных спортивных мероприятий. Ежегодно стали проводиться совещания центральных и региональных ведомств по координации деятельности и совершенствованию системы управления физической культурой и спортом населения, в том числе и молодежи. Одним из приоритетных направлений деятельности по физической подготовке молодежи было провозглашено развитие массовой физической культуры и спорта среди населения, главным образом, среди детей  и подростков. К концу исследуемого периода к систематическим занятиям физической культурой и спортом было привлечено 13,4 млн. человек, что составляло 9,2% к населению Российской Федерации (1995 г. - 7%, 1999 г. -8,4%, 2000 г.-8,7%).

Серьезное внимание в исследуемый период стало уделяться работе по вовлечению в физкультурно-спортивную деятельность инвалидов. Была проведена работа по созданию с участием физкультурно-оздоровительных объединений и других заинтересованных организаций гарантированной системы мер по социально-психологической и физической реабилитации, спортивной подготовке и возврату к трудовой деятельности инвалидов. Спортсмены-инвалиды принимали участие во многих международных соревнованиях, в том числе в Паралимпийских играх.

В числе главных задач органов власти и общественных организаций в области физической подготовке молодежи выделялись строительство, реконструкция и капитальный ремонт спортивных сооружений; разработка мер, направленных на более эффективное использование спортивных сооружений, находящихся в государственной, муниципальной и иной собственности; увеличение в сетке вещания телерадиокомпаний количества спортивных программ; оснащение детских спортивных школ необходимым спортивным инвентарем и оборудованием; разработка программы привлечения внебюджетных средств для развития спорта высших достижений.

В заключении подводятся итоги исследования, представлены выводы и обобщения, высказываются рекомендации.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Антонова Т.М. Изменение концептуальных основ государственной молодежной политики Российской Федерации в первой половине 1990-х гг. // Ученые записки Российского государственного социального университета. М.: РГСУ. 2002. № 4. С. 45-53. (0,5 п.л.).
  2. Антонова Т.М. Проблемы молодого поколения в российских средствах массовой информации в 1990-е гг. // Вестник Красноярского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. Красноярск, 2004. № 3/1. С. 15-26. (1,0 п.л.).
  3. Антонова Т.М. Государственная власть и молодежные движения Российской Федерации в эпоху системной трансформации (1985-1999 гг.) // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия "История России". М., 2005. № 2. С. 93-102. (0,6 п.л.).
  4. Антонова Т.М. Теория и практика физической и военно-патриотической подготовки российского студенчества в 1990-е гг. // Вестник Военного университета. М., 2005. № 2. С. 42-49. (0,5 п.л.).
  5. Антонова Т.М. Традиционные и новые направления в неформальном движении российской молодежи в переходный период 1992-2003 гг. // Известия Алтайского государственного университета. Серия «История. Политология». 2007. № 4/2. Барнаул: Изд-во АлГУ, 2005. С. 25-31. (0,6 п.л.).
  6. Антонова Т.М. Место и роль молодежных движений в политической жизни постсоветской России // Вестник Самарского государственного университета. 2006. № 2. С.202-208. (0,4 п.л.).
  7. Антонова Т.М.  Исторические условия и социально-политическая среда формирования российских молодежных организаций в 1992-2003 гг. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия "История России". М., 2008. № 3. С. 221-234. (0,8 п.л.).
  8. Антонова Т.М. Организационные формы и идейно-политическая направленность молодежных движений и организаций Российской Федерации в 1992-2003 гг. // Наука и школа. 2010. № 1. С. 72-78. (0,5 п.л.).

Монографии:

  1. Антонова Т.М. Государственная власть и российская молодежь в период системных реформ 1990-х гг. М.: «Прометей», 2007. 245 с. (15,5 п.л.).
  2. Антонова Т.М. Теория и практика организации спортивного движения российской молодежи в период системных реформ 1992-2003 гг. М.: «Прометей», 2009. 314 с. (19 п.л.).

Статьи:

  1. Антонова Т.М. Политические инициативы российской молодежи в 1990-е гг. // История России: проблемы экономического и социально-политического развития. Сб. науч. трудов. Волгоград: Перемена, 1995. С. 18-25. (0,4 п.л.).
  2. Антонова Т.М. Разработка новой концепции государственной молодежной политики в Российской Федерации (1992-1999 гг.) // Проблемы образования и воспитания подрастающего поколения: история и современность. Сб. ст. Краснодар: КГУ. 2005. С.43-46. (0,3 п.л.).
  3. Антонова Т.М. Новые явления в молодежной субкультуре России (1992-2005 гг.) // Материалы научной сессии факультета социологии, экономики и права МПГУ по итогам научно-исследовательской работы за 2005 г. Сб. научных трудов факультета социологии, экономики и права МПГУ. М.: Гном-Пресс. 2004. С. 46-56. (0,7 п.л.).
  4. Антонова Т.М. Поиск новой модели государственной молодежной политики в Российской Федерации в 1992-2003 гг. // Власть и общество. Сборник научных статей. Вып. 1. М., Изд-во «МАКС Пресс», 2004. С. 64-53. (0,7 п.л.).
  5. Антонова Т.М. Проблема «трудных подростков» и неформальные молодежные движения в Российской Федерации в 1990-е гг. // Ежегодник историко-антропологических исследований. М.: Экон-информ, 2006. С. 56-59. (0,3 п.л.).
  6. Антонова Т.М. Разработка государственной программы борьбы с наркоманией в молодежной среде Российской Федерации на рубеже 1990-2000-х гг. // Социально-экономические и культурологические проблемы современности. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 1999. С. 54-63. (0,5 п.л.).
  7. Антонова Т.М. Особенности религиозных взглядов российского студенчества в 1990-е гг. // Материалы региональной конференции по проблемам молодежной политики Российской Федерации. 19-21 марта 2000 года. Ярославль, 2000. С. 96-104. (0,5 п.л.).
  8. Антонова Т.М. Криминальные молодежные группировки в постсоветской России: опыт исторического исследования (1990-е гг.) // История России: проблемы экономического и социально-политического развития. Сб. науч. трудов. Волгоград: Перемена, 2001. С. 24-31. (0,4 п.л.).
  9. Антонова Т.М. Тенденции и противоречия формирования новой молодежной субкультуры в Российской Федерации в 1990-е гг. // Социально-гуманитарные науки: поиски, проблемы, решения. М., МПГУ, 2002. С.45-51. (1,2 п.л.).
  10. Антонова Т.М. Коммунистический Союз молодежи в политической жизни постсоветской России // Проблемы социально-гуманитарных наук на исходе ХХ века. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 2002. С. 13-19. (0,5 п.л.).
  11. Антонова Т.М. Исторический опыт развития физкультуры и спорта в Российской Федерации в 1990-е гг. // Общественно-политические преобразования в России: страницы истории. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2003. С. 82-87. (0,4 п.л.).
  12. Антонова Т.М. Российская молодежь и молодежная политика постсоветской России // Социально-гуманитарные науки и проблемы комплексного исследования российского общества. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 2003. С. 15-18. (0,3 п.л.).
  13. Антонова Т.М. Борьба с наркоманией в Российской Федерации: опыт исторического исследования (1990-е гг.) // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук. Сборник научных трудов МПГУ. М., 2003. С. 135-146. (0,7 п.л.).
  14. Антонова Т.М. Эволюция взглядов российской молодежи на национальные интересы России в 1990-е гг. // Базовые ценности россиян: Социальные установки. Жизненные стратегии. Символы. Мифы. М., 2004. С.17-24. (0,5 п. л.).
  15. Антонова Т.М. Особенности религиозного мировоззрения российской молодежи 1990-х гг. // Сборник научных трудов. Смоленск: СГПУ,  2004. С. 96-104. (0,5 п.л.).
  16. Антонова Т.М. Эволюция системы ценностей студенческой молодежи Российской Федерации в1990-е гг. // Материалы научной сессии факультета социологии, экономики и права МПГУ по итогам научно-исследовательской работы за 2003 год. М., Издательство 000 «Гном-Пресс»,  2004. С. 71-83. (0,4 п.л.).
  17. Антонова Т.М. Молодежные движения в постсоветской России (формы проявления, масштаб и последствия) // Новые подходы к изучению отечественной истории в вузе. Материалы круглого стола. СПб, 2005. С. 99-124. (1,5 п.л.).
  18. Антонова Т.М. Политические партии России в оценках студенческой молодежи // Международная жизнь. 2005. № 4. С. 9-14. (0,4 п.л.).
  19. Антонова Т.М. Молодежная субкультура в России в 1990-е гг. // Гуманитарий. История и общественные науки. Сборник научных трудов. Выпуск V. М.: МПГУ, 2005. С. 17-26. (0,6 п.л.).
  20. Антонова Т.М. Ценностные ориентиры российской молодежи в 1990-е гг. // Гуманитарий. История и общественные науки. Сборник научных трудов. Выпуск IV. М.: МПГУ, 2006. С. 62-69. (0,2 п.л.).
  21. Антонова Т.М. Движение «Наши» в политической жизни России начала XXI в.  // Социально-экономические и культурологические проблемы современности. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 2005. С. 54-58. (0,3 п.л.).
  22. Антонова Т.М. Молодежные организации России конца 1990-х – начала 2000-х гг. // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук. Сборник научных трудов МПГУ. М., 2006. С. 201-207. (0,8 п.л.).
  23. Антонова Т.М. Военно-патриотические организации молодежи в России в 1990-е гг. // Страницы социально-политической истории России. Тверь, 2007. С. 131-136. (0,8.п.л.).
  24. Антонова Т.М. Направления молодежного движения в России в 1990-е гг. // Страницы истории. Сборник статей. Пермь, 2007. С. 63-69. (0,3 п.л.).
  25. Антонова Т.М. Политические взгляды российской молодежи в условиях системных реформ 1990-х гг. // Проблемы власти и общества в выступлениях участников научной конференции «История России: ХХ в.». М.: МГМА, 2007. С. 22-31. (0,5 п.л.).
  26. Антонова Т.М. Проблема трудоустройства молодежи России в период экономических реформ 1990-х гг. // Проблемы российской модернизации: от тоталитаризма к демократии. М.: МЭИ, 2007. С.62-68. (0,4 п.л.).
  27. Антонова Т.М. Проблема наркомании в молодежной среде России 1990-х гг. // Новые подходы к изучению отечественной истории в вузе. Материалы круглого стола. СПб., 2008. С. 23-29. (0,5 п.л.).
  28. Антонова Т.М. Исторический опыт взаимодействия власти и творческой молодежи в 1985-2003 гг. // Материалы научной конференции «История журналистики в России: прошлое и современность». МГУКИ. М., 2008. С. 101-103. (0,2 п.л.).
  29. Антонова Т.М. Национальные интересы России в оценках студенческой молодежи Российской Федерации на рубеже 1990-х – 2000-х гг. // Национальная идея на европейском пространстве в XX веке. М., 2008. С. 41-48. (0,3 п.л.).
  30. Антонова Т.М. Участие молодежи в спортивном движении России (1992-2003 гг.) // Свободная мысль - XXI. 2009. № 21-23. (0,4 п.л.).
  31. Антонова Т.М. Молодежная субкультура Российской Федерации в 1990-е гг. // Материалы научной конференции «Социальная история России: содержание, перспективы изучения». Ярославль, 2009. С. 94-96. (0,5.п.л.).

См.: Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 25 декабря 1993 г.; Собрание законодательства РФ (СЗ РФ); Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ (САПП); Закон СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» // Известия. 1991. 6 мая; Федеральный закон РФ «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995г. №82-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995 г. №21. Ст. 1930; Закон РФ «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» // 18.06.1995 г., № 98-ФЗ; Закон РФ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» // 11.08.1995 г., № 135-ФЗ; Закон РФ «О некоммерческих организациях» // 12.01.1996 г., № 174-ФЗ; Закон РФ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» // 12.01.1996 г., № 10-ФЗ и др.

См.: Указ Президента Российской Федерации «О мерах государственной поддержки общественных объединений, ведущих работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи» от 16 мая 1996 г. // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1996. №21. Ст.2470; Президентская программа «Молодежь России: 1998-2000» // Постановление Правительства РФ 18.06.1997 г. № 746; Федеральная целевая программа «Молодежь России: 2001-2005» // Постановление Правительства РФ от 27.12.2000 г. № 1015.

См.: Социальные службы для молодежи (Материалы и документы). М., 1995; Данные социологических исследований «Студенческая молодежь: ценностные ориентации, неформальные структуры». М., 1990 г.; Сборник статистических материалов, 1990. М.: Финансы и статистика, 1991; Российский статистический ежегодник: Статистический сборник. М., 1994-2000; Россия в цифрах: Краткий стат. сборник. М.: Госкомстат, 1999; Молодежная политика. Сборник информационно-аналитических и нормативных материалов. – М., 2003.

См.: О полномочном представителе Правительства РФ по делам молодежи. Распоряжение Президента РФ № 39-рп от 29.01.92 г.; Молодежь России: положение, тенденции, перспективы / Доклад Комитета Российской Федерации по делам молодежи /. - М., 1993; Об утверждении Положения о Комитете РФ по делам молодежи: Постановление Совета Министров - Правительства РФ № 36 от 19.01.93 г.; Указ Президента РФ «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики» от 16 сентября 1992 г. № 1075 // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. № 12. Ст. 924; Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001-2005 годы. (Постановление правительства РФ от 16.02.2001 г. №122). М., 2001.

См.: Комсомольская правда 1991. 29 ноября.

См.: Молодежная политика: Опыт, проблемы, перспективы. Международная научно-практическая конференция. - Киев, 1991.

См.: Об утверждении Положения о Комитете РФ по делам молодежи: Постановление Совета Министров - Правительства РФ № 36 от 19.01.93 г.

См.: Текущий архив Государственного Комитета РФ по делам молодежи. Д. 14/3, 1995 г.  Л. 25.

См.: Текущий архив Государственного комитета РФ по делам молодежи. Д. 12. 1998. Л. 54.

См.: Ручкин В.А. Молодежь и становление новой России // Молодежь-97: надежды и разочарования. Книга 1. - М., 1997. С.16-30.

См.: Деникин В.И. Российское государство и молодежные, детские объединения: смысл и практика партнерства. Материалы к докладу на Всероссийской научно-практической конференции «Современное молодежное, детское движение и государство» Москва. 13 марта 2000 г. М., Социум, 2000.

См.: Алферов Ж.А., Садовничий В.А.. Роль образования и науки в укреплении государства и развитии экономики страны // Образование, которое мы можем потерять. Сборник. Под общей редакцией ректора МГУ академика В.А. Садовничего. Изд. 2-е, дополненное. М., 2003. С. 85.

См.: Молодежь России: Воспитание жизнеспособных поколений. - М., 1995. С. 201.

См.: Яссман Л.В. Психологические проблемы ранней профилактики правонарушений у несовершеннолетних. Автореферат дисс... доктора наук. М., 1998. С. 17.

См.: Текущий архив Государственного комитета РФ по делам молодежи.

См.: Религиозность молодежи. Преодоление старых стереотипов и превалирование светских ценностей // НГ-Религия. 23 января 1998.

См.: Федеральная программа "Молодежь России». Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 18.06.1997. №746.

См.: Горюнов А.А. Разработка и становление новой политики Российской Федерации в сфере высшего образования в 1990-е гг. М., 1999. С. 24.

См.: Молодежь в современном мире: проблемы и суждения: Материалы круглого стола // Вопросы философии. - 1990. - № 5.

См.: Алексеева В.Г. Неформальные группы подростков в условиях города // Социологические исследования. - 1977. - № 3. - С. 61.

См.: Молодежь Российской Федерации: положение, выбор пути. Основные выводы и предложения Государственного доклада правительству Российской Федерации. - М., 2000. - С. 107.

См.: Текущий архив Государственного комитета РФ по делам молодежи.

См.: Бальсевич В.К. Олимпийским спорт и физическое воспитание: взаимосвязи и диссоциации // Теория и практика физической культуры. 1996. № 10. С.2-7.

См.: Текущий архив Комитета физической культуры и спорта г. Москвы. Д. 15. 2002 г. Л. 22.

См.: Текущий архив физической культуры и спорта Московской области. Д. 5. 2003 г. Л. 8.

См.: Лубышова Л.И. Современный ценностный потенциал физической культуры и спорта и пути его освоения обществом и личностью // Теория и практика физической культуры. -               1997.-№6.-С.10-15.

См.: Доклад председателя Государственного комитета РФ по физической культуре, спорту и туризму П.Л. Рожкова па расширенном заседании коллегии Госкомспорта России 15 марта 2002 г. «О реализации  государственной  политики  в сфере физической культуры и спорта в 2001 году» / Нормативное правовое обеспечение сферы физической культуры и спорта: реализация стратегии реформирования отрасли на рубеже веков: Документы и материалы (1999-2002 годы) / Авт.-сост. П.А. Рожков. - М.: Советский спорт, 2002. – С.1011.

По материалам доклада председателя Госкомспорта России П.А. Рожкова «Усиление государственной политики в сфере физической культуры и спорта» на Всероссийском совещании руководителей органон государственного управления физической культурой и спортом субъектов Российской Федерации, президентов федераций по видам спорта, руководителей физкультурно-спортивных объединении и организаций 9 ноября 2000 г., г. Чебоксары / Нормативное правовое обеспечение сферы физической культуры и спорта: реализация стратегии реформирования отрасли на рубеже веков: Документы и материалы (1999-2002 годы) / Авт.-сост. П.А. Рожков. - М.: Советский спорт, 2002. - С.971-975.

См.: Сорогайкина О.Ю. Молодежное движение в Москве: организации и объединения. В сборнике Реформирование России: реальность и перспективы. М., 2003. С. 54.

См.: Ковалева А.И., Луков В.А. Социология молодежи. Теоретические вопросы. М., 1999. С. 288.

См.: Зубок Ю.А. Социальная интеграция молодежи в условиях нестабильного общества. М., 1998. С. 19-20.

См.: Семенова В.В. Социально-исторические аспекты проблемы неформальных объединений молодежи // Неформальная волна. М., 1990; Яковлев Л.С. Проблемы исторического опыта формирования молодого поколения в СССР (1961 – 1986). Саратов, 1991; Безбородов А.Б. Пивовар Е.И. Диссидентское и правозащитное движение в СССР (к историографии проблемы) // Рабочий класс и общественное обновление: итог и задачи изучения. Уфа, 1991; Мяло К.Г. Время выбора: Молодежь и общество в поисках альтернативы. - М.: Политиздат, 1991; Молодежь в России: социальное развитие: Сб. статей / Отв. ред. П. Чупров. - М.: Наука, 1992.

См.: Левичева В. Ф. Молодежный Вавилон. М., 1989; Щепанская Т. Б. Символика молодежной субкультуры: опыт исследования системы. СПб., 1993; Исламшина Т. Г. Молодежные субкультуры. Казань, 1997; Суртаев В. Я. Молодежная культура. СПб., 1999; Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга. СПб., 1999.

См.: Плаксий С. И. Молодежные группы и объединения: причины возникновения и особенности деятельности. М., 1988; Сикевич З. В. Молодежная культура: за и против. Л., 1990.

См.: Pilkington, H. Russia's Youth and its Culture: A Nation's constructors and Constructed. Routledge, 1994; Pilkington, H. (ed.) Gender, Generation and Identity in Contemporary Russia. Routledge, 1996.

См.: Рок-музыка: Дискуссия // Музыкальная жизнь. 1987. № 11; Музыкальная социология: начало пути: Материалы круглого стола // Муз. жизнь. 1989. №3; Постмодернизм и культура: Материалы круглого стола // Вопросы философии. - 1993. № 3; Традиционная культура и мир детства: Материалы международ, науч. конф. - Ульяновск, 1994. - Часть I.

См.: Бузаров А.Ш., Вознесенский Л.О, Терновой О.И. Поколение застоя. Майкоп, 1992; Щегорцев А.А., Щегорцев В.А. Советская молодежь: эволюция политических взглядов. М., 1990; Лукин Ю.Ф. Из истории сопротивления тоталитаризму в СССР. М., 1992; Воспитание патриотизма и гражданственности. Проблемы методологии. Всесоюзная научно-методич. конф. Тезисы докладов и сообщений. Вып. 2. М., 1991 и др.

См.: Ильинский И.М. Проблемы воспитания российской молодежи // Всероссийская научно-практическая конференция «Воспитание и развитие личности студента в условиях современного вуза» 2 – 4 марта 1999 г. М., 1999; Калкутин Д.Л. Деятельность молодежной оппозиции в СССР. Курск, 2000.

См.: Алещенок С.В. Государственная поддержка молодежных организаций: мировой опыт // Молодежная политика. 1995. №№ 76-78; Апарина А.В. Проблема социально-правовой защиты детей и молодежи в современных условиях. М., 1998; Бабочкин П.И. Молодежная политика и становление нового поколения // Молодежная политика. 1995. № 96-100; Боровик В. Потери и приобретения молодежи России в период проведения реформ // Диалог. 1998. № 9; Гришина К.А. Молодежь и реформы. Экономико-политический аспект. Молодежь и становление новой России. М., 1996; Ильинский И.М. О молодежной политике российского политического центризма. М., 1999; Криворученко В.К. Государственная молодежная политика: Состояние, проблемы, перспектива // Молодежная политика. 1997. № 135-137; Ляшева Р. Отдых и труд - суть молодежной политики / Социальная защита. 1998. № 9; Нехаев В.В. Государственная молодежная политика как часть социальной политики Российского государства. Вопросы теории и практики. М., 1996; Нехаев В.В., Нехаева Г.Г. Социально-правовые аспекты реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации. М.: Социум, 1999; Родионов В.А. Молодежная политика в современной России // Диалог. 1998. №9.

См.: Ковалева А.И., Луков В.А. Социология молодежи: теоретические вопросы. М.: Социум, 1999; Здравомыслов А.Г. Молодежь России: Что она ценит и что она умеет?: Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1998, №4; Молодежь новой России: Какая она? Чем живет? К чему стремится?: Аналитический доклад по заказу московского представительства Фонда им. Ф. Эберта: Российский независимый институт социологии и национальных проблем. М., 1998; Молодежь России: Поколенческий аспект (по материалам социологических исследований). М., 1997.

См.: Зубок Ю.А. Социальная интеграция молодежи в условиях нестабильного общества. М., 1998; Тяжельников Е.М. Молодежь надеется на лучшее и мечтает о будущем. Диалог. 1998. № 10; Цымбаленко С.Б., Шариков А.В., Щеглова С.Н. Российские подростки в информационном мире. М., 1998; Лутовинов В., Родионов Е.О. О патриотическом воспитании молодежи // Обозреватель. 1997. № 3-4; Шапинский В.А. Телевидение и молодежь. Диалог. 1998. №9; Сергеев В. Молодежная субкультура в условиях мегаполиса, ИСПИ РАН, М., 2001.

См.: Попов В.Г. Социальная адаптация молодежи в начальный период перехода к рыночный отношениям. Екатеринбург, 1994; Федотова В.Г. Анархия и порядок в контексте российского посткоммунистического развития // Вопросы философии. 1998. №5 и др.

См.: Соколов А.К. Социальная история России новейшего времени: проблемы методологии и источниковедения // Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М.: РОССПЭН, 1999; Пирожков В.Ф. Криминальная субкультура, психологическая интерпретация функций, содержания, атрибутики // Психологический журнал. 1994. №2; Социальная защита пожилых и несовершеннолетних граждан. Пермь, 1999; Социальная сфера России. Ст. сб. М., 1996; Экономика и общество. Сб. научных трудов. Пермь, 1998; Шомина Е.С. Жители и дома: организация третьего сектора в жилищной сфере. М., 1999.

См.: Сулемов А.В. Взаимоотношения политических партий и молодежных организаций. Опыт и современные проблемы. М., 1993; Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX. М., 1995; Кирсанова Р. Стиляги. Западная мода 40-50-х годов // Родина. 1998. № 8; Славкин З. Памятник неизвестному стиляге. М., 1996; Колымагин Б. Из истории самиздата // Новое литературное обозрение. 1994. № 7.

См.: Владимиров Ю. Можно ли победить наркомафию? Гермес. 1998, № 12; Герасименко Н. Россия без будущего? Наркомания и алкоголизм угрожают генофонду нации. М., 1998; Луков В.А., Забара А.Л., Волков Е.П. Поведение военнослужащего: норма и отклонение; Социология молодежи: проблемы политической культуры: Сб. статей / Сост. Бегинин В.И. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1994; Ручкин Б.А. Молодежь и становление новой России // Социологические исследования. 1998. №5; Козлов А.А. Молодые патриоты и граждане новой России. СПб, ОМ-Экспресс, 1999.

См.: Молодежная политика: Опыт, проблемы, перспективы. Международная научно-практическая конференция. - Киев, 1991; Таранцов М.А. Взаимодействие государственных органов и общественных организаций в разработке и реализации региональной молодежной политики (вторая половина 80-х - начало 90-х годов. На материалах областей Нижнего Поволжья). Дис. канд. ист. наук. - М., 1992; Молодежь России: Воспитание жизнеспособных поколений. - М., 1995; Молодежь: Будущее России. - М., 1995; Нехаев В.В. Формирование и реализация молодежной политики в России, 80-90-е гг.: Дис. ...докт. ист. наук. - М, 1996; Положение молодежи и реализация государственной молодежной политики в Российской Федерации. - М., 2002.

См.: Жуков В.И. Российские преобразования: социология, экономика, политика. 1985 - 2001 годы. М., 2002; Давыдов С.Г. Становление и развитие неформального молодежного движения в СССР (1945-1985 гг.). М., 2002; Плаксий С.И. Качество высшего образования. М., 2003.

См.: Приступко В.А. Исторический опыт советского государства и общества по вовлечению студенческой и учащейся молодежи в решение народнохозяйственных задач посредством движения студенческих отрядов. 1959-1990 годы: Автореф. дис. … канд. ист. н. М., 1998.

См.: Харчев А.Г. Социология воспитания: (О некоторых актуальных социальных проблемах воспитания личности). М.: Политиздат, 1990; Осипов А.М.Теоретико-методологические проблемы развития социологии образования. Автореф. дис. … докт. социол. н. С.-Петербург. 1999; Шереги Ф.Э. Социология образования: прикладные исследования. М., 2001.

См.: Гамзатова Л. Традиционная культура и рок: опыт сравнительного анализа // Примитив в искусстве. Грани проблемы: Сб. статей РИИ / Ред. - сост. К. Богемская. - М., 1992; Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Социология молодежи. – Екатеринбург - Нижний Тагил: Акад. гуманит. наук, 1996.

См.: Васильева А.А., Калужникова Т.И. Музыкальный андерграунд Свердловска - Екатеринбурга (К проблеме смеховой культуры) // Музыка, музыкальная культура, музыканты Урала. - Екатеринбург: УГК, 1996. - Вып. 1; Барановская Н. «По дороге в рай...» или Беглые заметки о жизни и творчестве К.Кинчева. - СПб: Новый геликон, 1993; Житинский А. Музыка непослушных детей // Театр. - 1987. - № 2; Житинский А. Путешествие рок-дилетанта: Музыкальный роман: (История ленингр. рок-клуба). - Л.: Лениздат, 1990.

См.: Социология молодежи: проблемы политической культуры: Сб. статей / Сост. Бегинин В.И. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1994; Попов В.Г. Социальная адаптация молодежи в начальный период перехода к рыночный отношениям: Учеб. пособие. - Екатеринбург, 1994; Антонова И.Р. Деятельность органов управления, общественных организаций города Москвы по военно-патриотическому воспитанию молодежи в 1992-2002 гг. Дисс... канд. ист. наук. - M., 2005.

См.: Субкультуры и этносы в художественной жизни / Отв. ред. К.Б.Соколов. - СПб: Изд-во «Дмитрий Буланин», 1996; Постижение культуры: Ежегодник. Вып. 5-6. - М.: Российский институт культурологии. – 1996; Федотова В.Г. Анархия и порядок в контексте российского посткоммунистического развития // Вопросы философии. - 1998. - № 5.

См.: Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М., 2000; Молодежная культура и ценности будущего / Отв. ред. А. Г. Козлова, М. С. Гаврилова. СПб., 2001; Молодежь: открытый вопрос. Ульяновск, 2004; Левикова С. И. Молодежная субкультура. М., 2004; Нормальная молодежь: Пиво, тусовка, наркотики; Часть 2: Посторонним вход не воспрещен: Нарративы, дневники, артефакты… аутентичные свидетельства за и против «нормализации» / Под ред. Е. Омельченко. Ульяновск, 2005.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.