WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Становление и развитие Оборонно-промышленного комплекса на Урале, 1945-1965 гг.

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

 

 

Шубарина Любовь Васильевна

 

Становление и развитие Оборонно-промышленного комплекса на Урале, 1945-1965 гг.

 

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

 

Челябинск-2011


Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Челябинский государственный педагогический университет»

 

Научный консультант                         доктор исторических наук, профессор

Новоселов Владимир Николаевич

Официальные оппоненты:                  доктор исторических наук, профессор

Толстиков Виталий Семенович

                                                            доктор исторических наук, профессор

Личман Борис Васильевич

                                                   доктор исторических наук, профессор

Фельдман Михаил Аркадьевич

Ведущая организация – ФГБОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина»

Защита диссертации состоится 21 марта 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.296.04 при ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет» по адресу: 454084 г. Челябинск, пр. Победы, 162-в, ауд. 215.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет»: г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, 129.

Автореферат разослан      «…….»……………..2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета      А. А. Пасс


Общая характеристика работы



Актуальность темы. Содержание российских реформ рубежа

ХХ-ХХI вв., при кажущемся полном разрыве преемственности с советским прошлым, находится в рамках объективной логики тысячелетнего исторического процесса, осуществляющего неразрывную связь всех периодов истории России.

Единство современности с ушедшим столетием обусловлено наличием проблем, важнейшая из которых – обеспечение национальной безопасности, сохранение единства субъектов в рамках Российской Федерации. Решение этих, а также многих других насущных вопросов находится в прямой зависимости от уровня развития регионов.

Процесс развития рыночных отношений, интеграция России в мировую экономику в период её нестабильности обострили актуальность модернизации отечественной промышленности. Россия пережила целый ряд модернизаций, осуществлявшихся со второй половины ХVII в., но для современности наибольшую ценность представляет опыт советской модернизации, разворачивающейся с середины 1940-х гг., в основе которой лежали глобальные открытия фундаментальной науки и техники, развитие наукоёмкой промышленности, высокие требования к конкурентоспособности продукции, а ведущая роль в руководстве всеми процессами отводилась государству.

В условиях холодной войны модернизация решала в первую очередь задачу достижения ракетно-ядерного паритета с США и НАТО, поэтому Оборонно-промышленный комплекс (ОПК) СССР играл главную системообразующую роль в экономике всей страны и регионов.

Для модернизации современной России необходим эффективно действующий инструмент, который до настоящего времени отсутствует. Маловероятно, что рациональное решение этой проблемы можно найти в гражданских отраслях промышленности, находящихся в стагнации. Поэтому правительство Российской Федерации вынуждено обратить внимание на потенциал ОПК, являвшийся локомотивом советской модернизации. При всей неоднозначности итогов развития ОПК послевоенного периода, следует признать, что реализация Атомного проекта, создание ракетно-космической техники, а также одной из ведущих в мире танковой промышленности обеспечили безопасность СССР и лидирующие позиции отечественной науки и техники в мирном использовании ядерной энергии, освоении космического пространства, ряде отраслей машиностроения.

В результате отсутствия глубоко продуманной программы конверсии, развернувшейся с конца 80-х гг. ХХ века, российский ОПК пережил глубочайший кризис и требует обновления. При разработке современной стратегии реформирования ОПК необходимо учитывать опыт развития оборонных отраслей в послевоенный период. В связи с этим существует потребность в комплексных исследованиях ОПК, не скрывающих негативные его стороны и не преувеличивающих положительные результаты.

Для исторической науки актуальность данной темы заключается в том, что её изучение позволяет раскрыть генезис и базовое содержание завершающего этапа модернизации народного хозяйства СССР, когда ведущей движущей силой развития советской мобилизационной экономики становятся государственные заказы на разработку и массовое изготовление принципиально новых видов оружия. Вместе с тем, изучение ОПК позволяет показать неоднозначный процесс развития Урала и страны в целом средствами милитаризованной экономики.

До последнего времени проведение подобных исследований ограничивалось недостатком информации. Сегодня деятельность межведомственных комиссий по рассекречиванию архивных документов открыла историкам ранее недоступный массив сведений, позволяющий осуществить полноценные исследования.

Определяя объект исследования как Оборонно-промышленный комплекс Урала, необходимо остановиться на содержании этого понятия. Как известно, наряду с ним широко используется термин «Военно-промышленный комплекс». Оба названия изучаемого феномена имеют своих сторонников.

С нашей точки зрения они не тождественны. Военно-промышленный комплекс (ВПК) представляет собой один из основных элементов государственно-политической системы страны, он состоит из трех взаимосвязанных компонентов: промышленно-экономического (оборонные отрасли), военного (Министерство обороны, генералитет, армия), государственно-политического (представители законодательной, исполнительной власти, политических партий и движений), подчиненных высшему государственному руководству .

Соглашаясь с данным определением ВПК мы, тем не менее, считаем, что применительно к нашему исследованию правомерно будет использовать термин Оборонно-промышленный комплекс, поскольку два других базовых элемента ВПК - государственно-политический и военный – фигурируют в работе лишь как необходимые дополнения, позволяющие раскрыть глубинный смысл процессов и явлений, происходящих в военной индустрии изучаемого периода.

Предметом данного исследования является процесс зарождения и развития ОПК как системы преимущественно атомной, ракетной, танковой отраслей, имевших полный цикл производства и объединенных в профильные промышленные комплексы на территории Урала в условиях военной научно-технической революции.

Хронологические рамки охватывают время с 1945 по 1965 гг. Выбор данного временного периода обусловлен тем, что в это двадцатилетие в уральском регионе произошло становление и окончательное оформление современной структуры ОПК, основой которого стали ракетно-ядерный комплекс и танковая промышленность.

В атомной промышленности создана система организаций и предприятий, осуществлявших разработку конструкций ядерного оружия, производство делящихся материалов – плутония и оружейного урана, а также серийный выпуск ядерных боеприпасов.

В ракетной промышленности сформирован комплекс конструкторских бюро и предприятий по серийному производству баллистических ракет подводного и сухопутного базирования, зенитно-ракетных комплексов.

В танковой промышленности дальнейшее развитие получили конструкторские разработки нового поколения средних и тяжелых танков, на базе которых проведена реконструкция отрасли, которая позволила производить бронетехнику на уровне лучших мировых стандартов.

Территориальные рамки. Выбор Уральского региона в качестве территориальных рамок исследования ОПК обусловлен тем, что в первые послевоенные двадцать лет Урал стал своеобразной опытно-экспериментальной площадкой, где отрабатывались основные варианты реализации общегосударственных программ развития атомной, ракетной и танковой промышленности, требовавших максимально эффективного их взаимодействия и питавшихся от старых классических военных отраслей.

За более чем полувековой опыт историческая наука накопила значительный эмпирический материал о развитии индустрии СССР и уральской промышленности. Тем не менее, зная обобщенные экономические показатели отраслей ОПК в масштабах СССР, тяжелой и легкой промышленности Урала, имея определенные данные о работе ряда военных предприятий разной специализации, до настоящего времени отсутствует выверенная исторической наукой система знаний, характеризующая становление и оформление уральского ОПК в совокупности базовых отраслей военной индустрии. Эта научная проблема положена в основу данной работы.

Цель данного исследования – на основе комплексного анализа доступных источников определить исторические условия, причины, закономерности функционирования и результаты процесса становления и развития ОПК на Урале.

Реализация поставленной цели определила необходимость решения следующих задач:

- охарактеризовать исторические предпосылки и условия создания ОПК на Урале;

- определить этапы совершенствования системы управления;

- реконструировать процесс становления управленческой и научно-технической элиты;

- показать специфику перехода от экспериментального к промышленному производству ядерного оружия;

- выявить основные направления и этапы формирования ракетного промышленного комплекса;

- изучить процесс развития танковой индустрии в условиях военно-технической революции.

Научная новизна диссертации состоит в том, на основе значительного числа документальных источников, впервые вводимых в оборот,

- предприятия атомной, ракетной и танковой отраслей рассмотрены как единый промышленный комплекс;

- дана стратификация управленческой и научно-технической элиты ОПК;

- на основе рассекреченных документов более детально и последовательно, по сравнению с существующей историографией, реконструирован процесс трансформации опытно-экспериментального атомного и ракетного производства в промышленное;

- проанализировано послевоенное состояние танковой промышленности и этапы ее развития;

- системно рассматривается комплекс проблем, связанных с задачей повышения качества продукции танковой отрасли;

- характеризуется институт военной приемки на уральских танковых заводах и система его деятельности;

- сделана попытка выявить критерии, определяющие лидерство того или иного направления военной промышленности в системе ОПК.

Практическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в нем фактический материал, обобщения и выводы могут быть использованы в научных и образовательных целях при изучении новейшей истории Урала, других регионов и страны в целом. Реконструкция и анализ процесса становления ОПК на Урале позволяет расширить информационное поле для принятия стратегических решений в области оборонного инновационного строительства, что, возможно, позволит снизить риски в области освоения новых технологий.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и литературы, приложения.

Основное содержание работы. Во введении обоснованы актуальность и научная значимость работы, определены хронологические и территориальные рамки диссертации, дана характеристика объекта и предмета исследования, сформулированы его цель, задачи, научная новизна и практическая значимость.

В первой главе «Историография, источниковая база, теоретические и методологические основания исследования» показана степень изученности темы, проанализирован комплекс использованных источников, изложены методологические основы и методика диссертации.

Изучение истории ОПК СССР представляет собой противоречивый процесс, в котором нашли свое отражение многие особенности развития отечественной историографии последней трети ХХ - начала ХХI вв.

Первоначально отдельные факты по истории создания военной техники содержались в изданиях, предназначенных, в основном, для специалистов.

С середины 1990-х гг. начинается период изучения ОПК с позиций исторической науки, когда осуществляется постепенное рассекречивание части центральных, ведомственных и региональных архивов.

Нам представляется, что степень изученности важнейших направлений развития ОПК следует рассматривать на общегосударственном и региональном уровне, так как становление ОПК на Урале в первое его десятилетие было практически тождественно становлению ОПК в СССР.

С 1960-х гг. стала разрабатываться проблема организации и проведения научно-исследовательских и конструкторских работ, на базе которых и сформировался ОПК.

В научно-популярных изданиях 1960-80-х гг., наряду с достоверной информацией, публиковались сведения, не соответствующие действительности. Ключевой проблемой в изучении ОПК являлась оценка уровня научных и конструкторских школ в начальный период военной научно-технической революции. Принято считать, что только Великая Отечественная война не позволила советским ученым на равных соперничать с коллегами из западных стран. Между тем, в статьях лидеров и историков советской науки убедительно показаны огромные трудности становления физических исследований, которые препятствовали развертыванию научно-исследовательских работ в необходимом объеме.

Значительное количество информации о развитии ОПК находится в многочисленных публикациях руководителей и работников атомной, ракетной и танковой промышленности, в которых зафиксированы многие важные события. Единичные факты функционирования ОПК послевоенного периода содержатся в изданиях, посвященных биографиям его руководителей.

В условиях гласности появились первые книги по истории атомной промышленности СССР А.К. Круглова и Н.М. Синёва, посвященные начальному периоду ее становления. В этих публикациях не скрываются трудности создания ядерного оружия, показаны масштабы ресурсов, привлекаемых для этого. Однако авторы не касаются социальных аспектов жизни коллективов атомной отрасли, есть неточности в описании событий

и дат.

Исследование по истории ракетостроения Б.Е. Чертока охватывает все основные этапы развития ракетной промышленности СССР с 1945 по 1980-й гг. Значительный объём вспомогательной информации имеется в изданиях по истории ракетостроения справочного характера. Наибольший интерес из них представляет книга А.В. Карпенко «Российское ракетное оружие 1943-1993 гг.» и ряд других.

Не открывая доступ историкам к отраслевому архиву, руководство атомной промышленности совершило несколько попыток создания истории Атомного проекта. Одним из этапов этой работы стала подготовка исследования группы специалистов под руководством бывшего министра атомной промышленности В.Н. Михайлова под названием «Создание советской атомной бомбы».

В 2001 году специалисты Минатома реализовали следующий этап освещения истории отрасли, опубликовав книгу «Ядерная индустрия России». Впервые в одном издании предстала вся система Минатома в формате Российской Федерации, оставшаяся от Минсредмаша советской эпохи.

Помимо атомной, из всех других отраслей ОПК, попытку написать свою историю предприняли только представители ракетно-космической промышленности в начале 2000-х гг. Это издание, на наш взгляд, значительно в большей степени отвечает требованиям, предъявляемым к историческим исследованиям. В нем нашли отражение все основные этапы развития отрасли.

До настоящего времени опубликовано всего две монографии по истории ОПК СССР, содержащие незначительный материал по оборонной промышленности Урала. Монография Н.С. Симонова оказала большое воздействие на процесс изучения всех оборонных отраслей. Опираясь на фонды Госплана СССР и некоторых министерств, автор глубоко проанализировал экономический аспект работы ОПК, показал высокую эффективность мобилизационной экономики СССР при реализации Атомного проекта, создании ракетной и радиоэлектронной промышленности.

Начатое Н.С. Симоновым направление в изучении российского ОПК продолжила и развила И.В. Быстрова. Автор сделала предметом специального анализа ряд социально-политических проблем ОПК, в первую очередь, обратившись к изучению элиты. Монографию также отличает наличие в ней комплекса документов из архивов США. В целом, фундаментальное исследование И.В. Быстровой перевело понимание истории ОПК на более высокий уровень.

Подводя итоги полувекового периода изучения ОПК в СССР, следует признать, что результаты его невелики, что во многом предопределяется невысокой степенью изученности региональных архивов.

До начала 1990-х гг. ни одной публикации по истории ОПК Урала в целом, его отраслей или отдельных предприятий не существовало, замалчивалось их участие в развитии ОПК. В изданиях того времени подробно освещались события 1930-х гг. и Великой Отечественной войны, но последующим десятилетиям отводилось крайне незначительное место.

В 1990-е гг. выходят издания по истории уральских оборонных заводов. Общим для них стало обращение к человеку – ученому, инженеру, конструктору, рабочему, но вопросы производства, как самостоятельная проблема не исследовались.

Заметный вклад в начале 1990-х гг. в описание истории создания ядерного оружия внес известный журналист В.С. Губарев, опубликовавший ряд интервью с представителями элиты атомной промышленности.

Социальной проблематике истории атомной промышленности посвящена серия публикаций о закрытых уральских городах бывшего Минсредмаша: Озерске, Лесном, Новоуральске, Снежинске и Трехгорном. При их подготовке широко использовались документы фондов архивных отделов администраций закрытых городов и небольшое число несекретных документов из архивов предприятий.

Особенно плодотворно во второй половине 1990-х гг. работал тандем исследователей в составе В.Н. Новоселова и В.С. Толстикова, которые, при написании книг по истории Озерска, Южно-Уральского управления строительства и радиационной экологии Урала, использовали эксклюзивную информацию из архивов ПО «Маяк», филиалов Института биофизики, Опытной научно-исследовательской станции и других, закрытых в то время источников.

Танковая промышленность, в отличие атомной и ракетной, меньше отражена в исторических исследованиях, ей посвящены локальные публикации по отдельным сюжетам работы КБ и подготовки кадров.

В последние годы предметом глубоких исследований стала история отдельных предприятий уральского танкопрома. Однако все эти издания носят научно-популярный характер и не имеют научного аппарата.

В последние годы издан ряд глубоких исследований биографий, посвященных ведущим организаторам и конструкторам танковой индустрии. Подавляющая часть публикаций посвящена описанию тактико-технических данных бронетанковой техники.

С начала 2000-х гг. защищаются диссертации, посвященные различным аспектам промышленного и социального развития ОПК на Урале. В самостоятельное направление сформировалось исследование системы управления ОПК.

В отличие от отечественной исторической науки западная историография ОПК СССР берет свое начало задолго до первых российских исследований. В работе английского историка Д. Холловэя доказывается, что для создания ядерного оружия в СССР существовали объективные условия: высокий уровень развития ядерной физики, наличие огромных материальных и людских ресурсов, высокоэффективная мобилизационная экономика.

Фундаментальная монография немецкого ученого доктора М. Уля отличается комплексным подходом к проблеме становления в СССР ракетной промышленности и Ракетных войск стратегического назначения, однако по Уралу она содержит лишь отдельные малозначимые материалы. В исследовании К. Мика рассматривается роль немецких ученых и конструкторов в развитии советского ОПК и, прежде всего, авиационной и танковой отраслей. Широкое распространение на Западе получила книга Т. Кохрана где приводится статистика выпуска ядерных боеприпасов на уральских заводах. В первой из двух капитальных работ Р. Роудза сделана попытка сравнить основные этапы Атомных проектов СССР и США. Во второй – анализируются процессы разработки и испытания термоядерного оружия.

Отсутствие первоисточников в значительной мере снижает точность излагаемых фактов, а следовательно, научную ценность данных работ. Ситуация изменилась лишь со второй половины 1990-х гг., когда зарубежным историкам стали доступны рассекреченные документы российских центральных и региональных архивов.

Один из немногих западных исследователей, кто в течение двадцати лет работает с архивами военной промышленности СССР, является шведский историк-экономист Л. Самуэльсон. В его последнем труде «Танкоград» на примере ОПК Челябинской области показаны основные закономерности развития оборонных отраслей СССР в военные и частично в послевоенные годы.

Таким образом, рассмотрение исторической наукой становления и развития ОПК на Урале в совокупности базовых отраслей находится в начальной стадии, осуществляется отдельно друг от друга, а степень изученности каждой их них крайне неравномерна. Следовательно, помимо углубления знаний по истории каждой отдельной отрасли, возникает необходимость рассмотрения становления и развития ОПК Урала в совокупности ведущих в регионе направлений оборонной промышленности – атомной, ракетной и танковой.

Источниковая база исследования. Цель и задачи, научная новизна изучаемой темы потребовали использования широкого круга источников.

Основу источниковой базы нашего исследования составили опубликованные и неопубликованные архивные документы, извлеченные из 30 фондов двух центральных архивов Российской Федерации – Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского государственного архива экономики (РГАЭ), пяти областных, одного городского, а также из двух архивов головных предприятий ОПК Урала.

Официальные документы, имеющие прямое отношение к оборонной промышленности, начали публиковаться со второй половины 1990-х гг. Сведения, раскрывающие отдельные элементы партийно-государственной системы управления ОПК, содержатся в сборнике документов «Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945-1953 гг.». Анализ представленных в нем документов позволяет выявить некоторые элементы системы управления ОПК на высшем государственном уровне и проследить их эволюцию.

В заключительном томе фундаментального трехтомного издания документов Политбюро ЦК ВКП(б) опубликованы материалы более тридцати вопросов, посвященных советскому ОПК периода 1945-1953 гг. В сборнике «Протоколы заседаний Президиума ЦК КПСС, 1954-1964» приводятся постановления о работе ОПК. В сборнике «Академия наук в решениях Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б)-КПСС, 1922-1952» помещён всего один документ, косвенно связанный с ОПК.

В числе подобных публикаций выделяется сборник документов «Атомный проект СССР» в трех томах и двенадцати книгах. Содержание представленных в сборнике документов отражает основные этапы и направления деятельности государственных органов власти, Академии наук СССР, отраслевых научно-исследовательских организаций, конструкторских бюро, коллективов предприятий горнодобывающей и металлургической промышленности, промышленности делящихся материалов.

В однотомник документов, посвященный ракетной промышленности, вошли материалы ЦК КПСС, правительства СССР, других органов государственной власти, учреждений и организаций периода с 1945

по 1959 гг.

Другие отрасли ОПК, в том числе и танковая, подобных сборников документов до настоящего времени не опубликовали. Небольшой круг архивных документов приводится в ряде сборников, изданных в регионах Урала.

Вследствие особой важности создания и функционирования отраслей ОПК, их деятельность осуществлялась на основе актов исполнительных органов Советского государства, сосредоточенных в Государственном архиве Российской Федерации. Документы ГАРФ из Фонда Р-5446 – Совета Народных Комиссаров-Совета Министров СССР содержат большую группу постановлений Совета Министров СССР, изданных по всем отраслям ОПК на Урале. Постановлениями правительства определялась необходимость создания предприятий, сроки их строительства, порядок обеспечения оборудованием, снабжения всеми необходимыми материальными, финансовыми и кадровыми ресурсами.

В документах Госплана СССР (Ф. 4372) Российского государственного архива экономики (РГАЭ) наибольший интерес представляют делопроизводственная документация и, прежде всего, ведомственная переписка по проблемам разработки планов реконструкции производственных мощностей и строительства новых промышленных предприятий ОПК, справки о разногласиях с министерствами по проектам планов номенклатуры и объёмов выпуска военной и гражданской продукции, финансирования и материально-технического снабжения развития отдельных отраслей оборонной промышленности.





В Фонде Министерства транспортного машиностроения СССР (Ф. 8734) наше внимание привлекли документы организационно-распорядительного характера: текущая переписка, представляющая собой докладные записки, справки, письма руководства министерства в ЦК ВКП(б)-ЦК КПСС, Совнарком СССР, Совет Министров СССР, а также переписка с ЦК и высшими органами правительства, главком танкостроения, заводами по вопросам производственной технологии, создания и испытания бронетанковой техники.

В Фондах министерств вооружений, авиационной промышленности и в фонде Госкомитета по авиационной технике при Совете Министров СССР (Ф. 5372, Ф. 8044, Ф. 29) изучены документы управленческой деятельности, материалы работы научно-технических советов, совещаний при министрах и начальниках главков по вопросам развития ракетной техники. Значительный интерес вызывает планово-учетная документация: годовые отчеты конструкторских бюро и производственных предприятий по освоению и выпуску ракет различного класса; технико-производственные показатели работы заводов; паспорта предприятий.

Рассекречивание, в первую очередь, коснулось директивных документов КПСС, которое охватило документацию от первичных партийных организаций и учреждений до обкомов партии включительно. В наименьшей степени – документов ЦК КПСС. Вследствие этого, работа с документами открытого хранения Российского государственного архива социальной истории (РГАСПИ) и Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ) сколько-нибудь значимых результатов не дала.

Совершенно иная ситуация сложилась с фондами Свердловского, Пермского и Челябинского обкомов КПСС (Ф. 4, Ф. 105 и Ф. 288). Хорошая сохранность и доступность директивных документов обкомов партии позволяет детально проследить этапы последовательного развития ОПК, его приоритетные отрасли для каждой области.

В уральских архивах сохранились многочисленные постановления бюро обкомов, содержание которых освещает работу предприятий ОПК в максимально полном объёме по целому ряду проблем: реконструкции производства и внедрения достижений научно-технической революции, кадров, себестоимости продукции, организации труда и др. Анализ документов фондов уральских обкомов ВКП(б)-КПСС позволяет определить методы и стиль руководства наиболее важными предприятиями региона. Переписка обкомов партии с ЦК ВКП(б)-КПСС дает возможность изучить уровень компетентности региональной партийной элиты в вопросах ОПК и ее позицию в решении сложнейших проблем, с ним связанных.

В фондах обкомов партии содержатся личные дела руководящего состава предприятий ОПК. В фондах парткомов предприятий (Ф. 889 – Государственного общественно-политического архива Пермской области – ГОПАПО, Ф.Ф. 288, 124, 124, 611, 639, 3027 – Государственного объединенного архива Челябинской области – ОГАЧО) находится большой массив документов, посвященных борьбе коллективов за освоение оборонной продукции, поиску решений сложных проблем повышения качества изделий, организации труда, воспитательной работы.

Интегрированные показатели процесса развития ОПК содержатся в планово-учетной документации фондов Челябинского областного и городского исполкомов советов депутатов (Ф. Р-274 и Р-220 – ОГАЧО, Ф. 69 – отдела по делам архивов администрации г. Нижнего Тагила - ОДААНТ). Материалы сессий уральских исполкомов позволили проследить процесс повышения их роли в создании социальных условий для тружеников ОПК. Документы отделов облисполкомов показывают, как отражались на трудовых коллективах трудности и противоречия ускоренного развития оборонного производства.

Уникальная информация содержится в делопроизводственной документации Западно-Уральского, Средне-Уральского и Южно-Уральского совнархозов (Фонды: Р-1966, 2001 – ГАСО; Р-1613 – ОГАЧО; Р-971 –ГАПО).

Документы, находящиеся в фондах совнархозов, помогают изучить основные этапы создания ОПК, процесс испытаний танков, ракет и других видов вооружений, планы научных исследований и конструкторских разработок военной техники.

Наиболее ценные для нашего исследования документы находятся в фондах предприятий и организаций ОПК. Не все они в одинаковой степени доступны, однако за последние десять лет доступность архивов предприятий ОПК значительно повысилась. Изучение делопроизводственной документации фондов Челябинского тракторного завода (Ф. 124), Челябинского опытного завода № 100 (Ф. 1396), Нижне-Тагильского (Ф. 417) и Усть-Катавского вагоностроительных заводов (Ф. П-240), Челябинского НПО «Станкомаш» (Ф. Р-385), Группы фондов ФГУП НТД ПО «Маяк» (Ф. 1, 15), ФГУП «Уральский электромеханический комбинат (Ф. 1) и Ф. 2 музея Уралвагонзавода позволили изучить систему руководства предприятиями ОПК, определить главные факторы стремительного развития военной научно-технической революции, условия и особенности развития производства оборонной продукции в атомной, ракетной и танковой отраслях.

Значительную роль в исследовании сыграли источники личного происхождения – воспоминания, а также автобиографии и деловая переписка, позволяющие рассмотреть заявленную проблематику через призму восприятия участников и свидетелей событий. Прежде всего, это мемуары ученых и ветеранов атомной промышленности.

Подчас уникальную информацию содержат воспоминания о руководителях ОПК. Немало интересного материала содержат воспоминания участников процесса создания и развития ракетной промышленности.

Особую ценность представляют собой мемуары крупнейших руководителей и участников создания ракетной и танковой техники, позволяющие рассмотреть заявленную проблематику через призму восприятия действующих лиц и свидетелей событий.

Таким образом, изученные в совокупности разные группы источников позволяют системно исследовать проблему становления и развития базовых направлений ОПК на Урале и создают условия для решения поставленных задач.

Методология. В качестве методологической основы автор остановил свой выбор на теории модернизации, которая представляется более продуктивной при соотнесении ее с российскими реалиями по сравнению с другими влиятельными макротеориями.

Стремление определить специфику российских модернизаций нашло отражение в названиях национальных моделей, предложенных учеными – «консервативная», «догоняющая», «имперская с либеральной компонентой». По нашему мнению советская модернизация послевоенного периода имела, несомненно, имперскую природу.

По типологии, составленной И.Г. Яковенко, империи подразделяются на два основных типа: колониальные и идеократические. С нашей точки зрения Россию, исходя из ее исторического пути, можно определить как идеократическую империю. Задачи, поставленные после войны правительством СССР перед обществом, соответствовали задачам имперской модернизации, суть которых состояла не в размягчении и перерождении империи, а стремлении взять у противника только то, что позволило бы успешно с ним бороться.

Вместе с тем, исходя из проблематики нашего исследования, на наш взгляд, более целесообразно рассматривать процесс модернизации через типологию А.А. Аузана, который считает, что истории России присущи два рода модернизаций. Либеральные модернизации, которые обычно не завершаются и бывают малоэффективными, и авторитарные, которые бывают квазиэффективными – они дают быстрый и резкий эффект, а потом обратный откат.

Существенным фактором становления и развития военной промышленности в Советском Союзе выступала диффузия, поскольку многие достижения военно-технической революции, на основе которой возник и развивался ОПК СССР, были, благодаря внешней разведке, заимствованы на Западе.

Весьма ценным для нашего исследования является также тезис о возможности различного поведения сегментов конкретного общества в условиях модернизации. Следует признать, что в течение всего модернизационного периода российской истории мы догоняли западную цивилизацию, в первую очередь, в сфере военных и промышленных технологий, всего того, что служило развитию военно-технического потенциала страны. Однако введения институциональных образцов цивилизации модерности, соблюдения прав и свобод граждан и формирования гражданского общества не было и совершенно не предполагалось.

Методы. Базовым инструментарием изучения процесса становления и развития ОПК на Урале стали описательный и системный подходы. В отличие от описательного подхода, использованного нами при обращении к материалу впервые вводимых документов, системный уровень исторического познания сделал возможным рассмотреть ОПК Урала и его базовые отрасли в виде единых, но сложных и внутренне подвижных жизненных подсистем во всем многообразии отношений и связей между ними. В этом смысле системный подход стал методом постановки как основных, так и промежуточных задач диссертации.

Использование принципов структуризации и иерархичностипозволило анализировать составляющие в рамках отдельных производств и предприятий в каждой изучаемой отрасли. Принцип множественности потребовал изучения целого ряда предприятий, научных коллективов, биографий значительного количества участников исторического процесса создания ОПК на Урале. Принцип системности обусловил рассмотрение базовых отраслей Урала как целостность, увидеть не только особенное, но и общее: как развитие отдельных направлений ОПК из простой суммы частей превращалось в качественно преобразованное единство.

Принцип историзма, ставший базисным в нашей работе, обусловил использование историко-ситуационного и историко-ретроспективного подходов. В рамках историко-ситуационного подхода автор стремился рассмотреть явления и процессы формирования ОПК на Урале в контексте послевоенной ситуации в регионе. Благодаря применению историко-ретроспективного подхода стало возможным оценить значимость результатов деятельности ОПК Урала с позиций исторической дистанции.
Для изучения закономерностей развития ОПК на Урале автор использовал сравнительно-исторический метод, в его синхронической и диахронической составляющих. Синхрония позволила сопоставить процессы и схожие институты в базовых отраслях Уральского ОПК за послевоенное двадцатилетие. Прибегнув к диахронии автор смог соотнести ситуацию в отдельно взятой отрасли в разные периоды развития.
Таким образом, историографический анализ проблемы создания и развития ОПК на Урале показал, что до настоящего времени процесс её изучения находится в начальной стадии, в то же время накопленный предшествующими исследованиями материал требует обобщения и дальнейшего развития. Постоянно расширяющийся объём источниковой базы в целом позволяет осуществить комплексный подход к изучению темы диссертации. Модернизационная теория, общенаучные и специфические для исторической науки методы исследования представляют в совокупности научную методологию, позволяющую оставаться нашему исследованию в рамках научной гносеологии и достичь поставленной цели.

Во второй главе «Исторические условия и предпосылки создания ОПК на Урале» изучаются факторы развития страны, которые обусловили процесс формирования уральского ОПК.

В первом параграфе «Эволюция структуры Оборонно-промышленного комплекса» показан процесс развития отраслей оборонной промышленности региона в 1920-1960-е годы.

По нашему мнению, в развитии ОПК Урала за рассматриваемый период можно выделить три основных этапа. Первый этап охватывает время с конца 1920-х гг. до начала Великой Отечественной войны. В это время на Урале, как и в других регионах страны, началось интенсивное возведение оборонных заводов.

Строительство разворачивалось не только в уже существовавших промышленных центрах, таких как Свердловск, Пермь, Златоуст, но и в населенных пунктах, которым только предстояло таковыми стать. Для реализации планов такого масштаба в Свердловске создан завод тяжелого машиностроения (УЗТМ) – Уралмаш, который обеспечивал стройки региона металлоконструкциями и строительной техникой, металлургическим и машиностроительным.

Возведение промышленных объектов осуществлялось по кустовому принципу. Обычно на базе действовавших металлургических заводов или в непосредственной близости от них возводилось несколько предприятий.

Однако количественное соотношение имеющегося в регионе артиллерийского производства и мощностей, на базе которых могли производиться новейшие типы вооружений – танки и самолеты, было не в пользу последних. Выпуск авиационных двигателей на Урале осуществлялся только одним предприятием, как и выпуск танков. При этом, если авиапроизводство начало существовать с 1934 г., то бронетанковое – лишь со второй половины 1940 г.

К началу Великой Отечественной войны сталинский план форсированной индустриализации Урала, как и всей страны, был выполнен лишь отчасти. В уральском регионе, наряду с металлургической базой, достаточно полно было представлено лишь производство боеприпасов и артиллерии. Грандиозность плановых заданий вступила в противоречие с реальными возможностями экономики и социума из-за недостатков в управлении и организации промышленностью, дефицитом ресурсов. К примеру в Челябинске вместо намеченных девятнадцати заводов были построены четыре: тракторный, ферросплавный, снарядный и цинковый. Ряд строек был заморожен, а часть предприятий так и осталась на бумаге.

На военное время приходится второй этап развития оборонной промышленности, когда на Урале, помимо действующих предприятий боеприпасов и вооружений, на базе эвакуированных заводов Запада, Центра и Юга страны, невероятно быстрыми темпами создается танковая отрасль. Ее центрами стали Челябинск, Нижний Тагил и Свердловск. Активно развивается авиастроение.

После окончания войны наступает третий этап оборонно-промышленного строительства. В этот период на Урале начинается процесс создания ОПК, системообразующими отраслями которого стали принципиально новые направления военной техники – атомная и ракетная промышленность, повлекшие за собой возведение целого ряда комплексов ранее не существовавших производств, реорганизацию и качественное преобразование танковой отрасли.

Во втором параграфе «Этапы совершенствования системы управления» прослеживаются истоки, структурные изменения и особенности управленческой практики руководства ОПК на уровне доступной для исследователя источниковой базы.

Руководство стратегическими отраслями и предприятиями Урала осуществлялось специально созданными органами непосредственно при Совете Министров и ЦК КПСС. В связи с этим, считаем, рассмотрение системы управления ОПК Урала необходимо осуществлять в масштабах государства.

Анализ имеющихся материалов показывает, что развитие структуры управления советского ОПК в изучаемый период не имело выверенной логики. Руководство ОПК осуществлялась в двух параллельно существующих системах власти: партийной – в лице КПСС и исполнительной, центральным органом которой являлся СНК - Совет Министров СССР. При ЦК и обкомах партии имелись отделы оборонной промышленности. Но в сталинский период ключевую роль играли органы исполнительной власти, верховным органом которых в военное время стал Государственный комитет обороны, принявший с 28 сентября 1942 года на себя общее руководство Атомным проектом.

Модель управления ГКО, показавшая результативность в военные годы, была воссоздана в последующих структурных модификациях, и в первую очередь, в Спецкомитетах по атомной, и ракетной технике. Данной модели управления было присуще: единый центр руководства, строгое регламентирование круга обязанностей, персональная ответственность, минимум допущенных к информации, оперативное реагирование на возникавшие проблемы. Для эффективного решения задач стратегического планирования в области научных исследований и разработок в состав органов управления включались, помимо высших управленцев и военных чинов, ведущие ученые и инженеры.

В отличие от ракетной и атомной отрасли для управления танковым производством не было создано новой отдельной системы, между тем, старую разрушили. Наркомат танковой промышленности, эффективно функционировавший в 1941-1945 гг. был упразднен, а руководство созданием и производством бронетехники стал осуществлять один из главков Министерства транспортного машиностроения, возможности которого были ограничены. Ситуация с танковой отраслью свидетельствовала о новых приоритетах в развитии обороноспособности страны.

Изменения в расстановке сил на политическом олимпе государства (послевоенный период сталинской эпохи, годы коллективного руководства, время правления Н.С. Хрущева) обязательно сопровождались структурной перестройкой управления ракетно-ядерным комплексом. Каждому из трех периодов присущи свои особенности.

Структурные трансформанции в управлении ОПК осуществлялись как в контексте общесоюзных реформ органов управления промышленностью, так и исходя из нужд развития самой отрасли.

Новый механизм системы управления представлял собой трехуровневую систему. Инициатором разработки и серийного выпуска новых образцов вооружения военной техники и боеприпасов выступали, как правило, Главные управления Министерства обороны СССР или профильные КБ и НИИ, через Военно-промышленную комиссию, имевшую право обращаться напрямую к руководителям правительства – секретарю ЦК КПСС по оборонной промышленности и другим секретарям ЦК КПСС.

После тщательного изучения вопроса заинтересованная сторона готовила проект постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР, который рассматривался на Президиуме ЦК КПСС и оформлялся как совместное постановление высшего исполнительного и партийного органов власти. На основании этого документа принималось постановление Совета Министров РСФСР. В такого рода документах формулировались конкретные указания министерствам и председателям совнархозов РСФСР. В свою очередь председатели совнархозов выпускали постановления с распоряжениями для начальников главных управлений и директоров предприятий. Кроме того совнархозы выполняли распоряжения Военно-промышленной комиссии, главное содержание которых сводилось к проблемам качества продукции, срыва правительственных сроков, соблюдения графиков поставок, испытаний, развития производственной и опытной базы и т.д.

В главных управлениях совнархозов шла отработка пятилетних планов предприятий, концентрировалась информация оперативного характера по вопросам выполнения текущих производственных планов. Первые заместители председателей уральских совнархозов возглавляли главные управления, в состав которых входили в разные годы от 5-6до 15 предприятий. Структура главков была очень динамичной и постоянно менялась, но при всех условиях атомная промышленность в их систему не входила. Кроме основных главков отраслей ОПК совнархозов существовали главки, которые обеспечивали работу первых всем необходимым, отвечая за инфраструктуру производства.

Тем не менее, самостоятельность совнархозов затрудняла реализацию общесоюзных оборонных программ. Во многом поэтому в 1965 года система управления ОПК вновь возвращается к структуре министерств.

В третьем параграфе «Управленческая и научно-техническая элита» рассматриваются условия становления и процесс формирования кадрового потенциала оборонной промышленности Урала.

Основными источниками кадров элиты ОПК стали, вопреки повсеместной практике, не партийные органы, а два-три десятка центральных вузов страны – флагманов подготовки специалистов для оборонной отрасли.

Свою роль сыграли репрессии 1937-1938 гг., обусловившие быстрый карьерный рост молодых инженеров, заменивших старых «спецов». Выходцы из рабоче-крестьянской среды, окончившие ВУЗы уже в советское время, это были молодые люди 30-35 лет, не только профессионально компетентные, но и фанатично преданные советским идеалам.

Не менее важным для формирования уральской элиты ОПК стало общение с представителями высокой личной и профессиональной культуры – руководителями, конструкторами, ИТР, кадровыми рабочими, прибывшими в начале войны на Урал в результате массовой эвакуации заводов из западных, южных и центральных районов страны.

Важнейшим фактором формирования элиты стала конверсия. Осознавший свою профессиональную и социальную значимость, способный к самостоятельным решениям и действиям, высший эшелон управленцев, директорский корпус сформировавшихся во время войны отраслей ОПК – танковой, вооружений, боеприпасов – в период конверсии был обречен. Сохранили и повысили свой статус только те из них, кто был направлен во вновь создаваемые атомную и ракетную промышленность.

Анализ документов позволяет выявить нестабильность директорского корпуса, частую сменяемость руководителей строящихся атомных предприятий, что обусловлено качественно более сложным уровнем технологии, ее абсолютной новизной и чрезвычайной опасностью для жизни и здоровья людей. В танкостроении, которое находилось после войны в затяжном кризисе, стабильность наступила в 1960-1961 гг. В отличие от атомной и танковой отрасли, управленческий аппарат предприятий ракетной промышленности, создававшихся на базе артиллерийского производства, был, в основном, стабилен.

В связи с развитием на Урале инновационных отраслей ОПК корпус ведущих ученых СССР, организованный по мобилизационному принципу, длительно работал на уральских предприятиях ракетно-ядерного комплекса. Центральные заводские лаборатории стали центром развития производственной науки, где формировались научные кадры уральского региона. В танковой промышленности этот процесс произошел несколько раньше – в конце войны и в годы реэвакуации, когда место уехавших ленинградцев и харьковчан – «звезд» конструкторского дела заняли менее именитые их коллеги, а также уральцы, со временем выросшие в крупнейших специалистов танкостроения.

При сравнении положения научных кадров в каждой из трех оборонных отраслей, выясняется, что наиболее значимую роль научно-техническая элита играла в атомной промышленности, и в первую очередь, на предприятиях, занимавшихся производством делящихся материалов. Согласно сложившейся к началу 1960 гг. системе стратификации научной элиты ОПК, на ее вершине находились ученые атомной промышленности, затем ракетной, и лишь потом танковой. Именно представители атомной отрасли стали Трижды Героями Социалистического Труда, элита ракетостроения удостоилась звания Дважды Героев, а в танковой индустрии звание Дважды Героя получил только главный конструктор дизелей ЧТЗ – И.Я. Трашутин.

Управленческая элита в 1945 - 1965 гг. прошла два основных этапа в своем развитии, которые соответствовали логике эволюции ОПК на Урале. До середины 1950-х гг. основная тяжесть руководства оборонными отраслями и предприятиями легла на плечи крупных организаторов производства, широко использовавших опыт военных лет. Выходцы преимущественно из танковой и артиллерийской промышленности, они были направлены на незнакомые сложные производства, деятельность в которых сопровождалась государственной ответственностью, риском для жизни и здоровья вверенных им коллективов.

Завершение процесса становления ОПК, достигнутое к середине 1950-х гг. привело к стабилизации управленческого состава вновь созданных отраслей. К руководству предприятиями ракетно-ядерного комплекса и танковой индустрии пришло новое поколение управленцев, получивших специальное образование и необходимый опыт работы по профилю возглавляемых ими предприятий. Под их контролем произошла отработка технологий и наращивание выпуска новейших вооружений и военной техники.

В третьей главе «Трудности и противоречия развития ракетно-ядерного промышленного комплекса» излагаются основные этапы становления атомной и ракетных отраслей. По времени первым начал возводился комплекс предприятий атомной промышленности. Наибольшие проблемы возникли с организацией производства плутония и обогащенного урана.

В первом параграфе «Переход от экспериментального к промышленному производству плутония» автор анализирует причины и последствия критической ситуации, сложившейся при освоении производства плутония.

Для своего времени ядерное оружие представляло собой уникальное по сложности изделие. Для его изготовления в СССР не было ни материалов, ни технологий. Наиболее сложной и опасной частью Атомного проекта являлось промышленное производство делящихся материалов, создание которого требовало наличия в стране самой передовой в мире фундаментальной и прикладной науки, больших запасов урана, отработанной технологии, высококвалифицированных кадров. Отставание науки было преодолено усилиями внешней технической разведки. Для решения проблемы сырья использовались месторождения урана в странах Восточной Европы. Вслед за этим встала проблема освоения технологии получения плутония, которая представляла собой серию сложнейших технических задач. Первая из них состояла в обеспечении стабильной и безопасной работы реактора по наработке плутония.

На основе впервые вводимых в научный оборот документов автор реконструирует последовательность процесса ее решения, как, преодолевая многочисленные трудности и находясь в экстремальных условиях, коллектив первого промышленного реактора, ценою своего здоровья, день за днем продвигался по пути совершенствования оборудования и технологии наработки плутония.

Изученный комплекс документальных источников позволяет сделать вывод, что современные представления о начальном этапе производства делящихся материалов для ядерных боеприпасов далеко не соответствуют реальному ходу событий 1948-1949 гг. Главная причина серии тяжелых радиационных аварий с человеческими жертвами и массовым переоблучением персонала заключалась в том, что было допущено принципиальное отступление от первоначального плана создания комбината № 817, который предусматривал выпуск одной-двух атомных бомб, а промышленное производство намечалось осуществить в совершенно другом регионе страны.

Хроническое отставание от правительственных сроков получения ядерного оружия, резко ухудшавшаяся международная обстановка, постоянное давление со стороны Л.П. Берии – все это вынудило научного руководителя Атомного проекта И.В. Курчатова пойти на крайне рискованное решение: минуя этап проведения опытных работ на полупромышленной технологии, начать промышленное производство ядерного оружия, основываясь только на данных научного эксперимента. В итоге освоение технологии производства плутония затянулось до середины 1960-х гг., когда, наконец, были созданы безопасные условия для персонала комбината и осуществлен переход к эффективной технологии.

По нашему мнению, главными причинами проблем и трагедий при переходе от экспериментального к промышленному производству плутония являлись: недостаточно высокий технологический уровень советского машиностроения; серьезные просчеты в проектировании размещения оборудования; недостаточное понимание специфики ядерной технологии по сравнению с обычными химическими процессами; крупные ошибки научных академических институтов в выборе материалов, используемых в производстве плутония и урана; отсутствие системных знаний, которые должна была дать практика работы на опытном оборудовании.

Во втором параграфе «Становление урановой отрасли атомной промышленности»анализируются достоинства и недостатки мобилизационной модели экономики позднего сталинизма, ярко проявившие себя при организации производства оружейного урана.

В работе процессы производства высокообогащенного урана и плутония рассматриваются в тесной взаимосвязи, что обусловлено объективными причинами. Дело не только в том, что заключительные стадии получения оружейного урана осуществлялись на химико-металлургическом заводе комбината № 817. Оба производства находились в рамках одного министерства, подчинялись одной и той же управленческой системе, имели одного научного руководителя, единую систему подготовки кадров и т.д. Однако если производство плутония было организовано в приемлемые сроки, то график выпуска оружейного урана многократно срывался. Дело дошло до того, что завершающую стадию обогащения пришлось осуществлять на заводе № 418, используя для этого дорогостоящий метод электромагнитного разделения изотопов.

В ходе нашего исследования была предпринята попытка выявить факторы, которые существенно повлияли на отставание урановой отрасли, которое было труднообъяснимо, поскольку на комбинате № 813 не предполагалось получение металлического урана и боевого заряда из него.

Если для производства плутония проблема сырья – металлического урана была наиболее острой, то гексафторид урана имелся в достаточном количестве. Объём и сложность строительства плутониевого комбината были значительно выше, чем уранового, а монтаж оборудования примерно одинаков.

Руководители комбината № 813, инженерно-технические работники, квалифицированные рабочие подбирались и обучались одними и теми же управлениями и отделами ПГУ. Научное руководство осуществлялось представителями той же школы Ленинградского физико-технического института, что и на комбинате № 817. В правительстве курировали производства оружейного урана заместители председателя Совета Министров СССР В.А. Малышев и М.Г. Первухин. Постоянно контролировал ход становления коллектива и результаты его работы Л.П. Берия.

В результате анализа основных факторов производства мы пришли к выводу, что причины срыва урановой составляющей Атомного проекта лежали вне деятельности комбината и именно поэтому усилия его коллектива длительное время не давали должного эффекта.

На наш взгляд, при сопоставлении отечественного центрифужного метода, запатентованного в 1940 году, и западной диффузионной технологии, советские специалисты и управленческая элита не смогли сделать правильный выбор. Думается, что И.В. Курчатов и Л.П. Берия допустили стратегическую ошибку, отказавшись от относительно простого центрифужного метода обогащения урана. По прямому приказу председателя спецкомитета началось освоение более дорогого и сложного диффузионного метода. Установка руководителей Атомного проекта на копирование заимствованной технологии поставила отечественное машиностроение в тупик. Проблема была решена в результате создания специальной отрасли химического машиностроения, уровень технологии которой соответствовал лучшим западным образцам.

В диссертации обосновывается тезис о том, что диффузионный метод не имел перспективы развития, вследствие этого во второй половине 1950-х – первой половине 1960-х гг. был осуществлен переход на центрифужное производство оружейного урана, а комбинат № 813 стал базовым по совершенствованию технологии, передаче опыта освоения технологий получения высокообогащенного урана, обучению кадров для сибирских предприятий.

В третьем параграфе «Создание восточной базы ракетостроения» сделана попытка анализа процесса становления ракетной промышленности на Урале как системы, включавшей три основные структуры по разработке и производству ракет морского, сухопутного (включая шахтное) базирования и противовоздушной обороны (ПВО).

Развитие ракетостроения в первые послевоенные годы осуществлялось на основе разовых постановлений Совета Министров СССР и до тех пор, пока не прошли испытания ядерного и термоядерного оружия, носило опытно-промышленный характер, не предусматривавший серийного производства. Модернизация ядерных боеприпасов первого поколения сделала возможным использовать ракеты как средство их доставки. В связи с этим, в середине 1950-х гг. правительство СССР приняло программу разработки конструкций ракет морского, сухопутного базирования и ПВО, а также наземного оборудования к ним и их производства на предприятиях Урала и Сибири

Вследствие широчайшей номенклатуры изделий, постоянной их модернизации и замены на совершенно новые образцы, структура организаций и предприятий ракетной промышленности приобрела сложный характер, она включила в орбиту своей деятельности сотни уральских предприятий. В отличие от атомной, ракетная промышленность развивалась на базе нескольких министерств, что вело к значительному удорожанию ракетной техники, многочисленным межведомственным конфликтам, непроизводительным затратам по конструированию и испытанию однотипных моделей.

В наименьшей степени эти недостатки были присущи системе КБ и предприятий по производству ракет морского базирования и то только потому, что монополию на эту отрасль в жесткой конкурентной борьбе с Южным ракетным центром завоевало Конструкторское бюро, во главе с академиком В.П. Макеевым. Конкурентное преимущество уральского КБ, на наш взгляд, состояло в том, что оно стало приемником первого в СССР опытно-промышленного производства и максимально использовало накопленный им опыт, чего не могло быть у украинских коллег, начинавших с чистого листа. Монополизация отрасли имела как негативные, так и позитивные аспекты. К первым следует отнести малооправданный акцент на производство исключительно ракет с жидким топливом, закрытость информации о проводимых в КБ разработках и т.д. В то же время положительный эффект, особенно в первые годы, имели следующие факторы: высокая концентрация дорогостоящих материальных ресурсов, кадров, возведение уникальной опытно-экспериментальной базы и др.

Становление и развитие производства ракет сухопутного базирования происходило в совершенно иных условиях. Выпускавшиеся ранее на предприятиях, включенных в ракетную отрасль, изделия никакого отношения к новому производству не имели. Если в США создание ракет осуществлялось на базе авиационной промышленности, то на Урале оно было навязано артиллерийским заводам Перми, Воткинска, Усть-Катава и Нижнего Тагила. Вследствие этого искусственно создавалась экстремальная ситуация, когда в ходе реконструкции старого производства сверхбыстрыми темпами формировались КБ, разрабатывались технологические схемы, приспосабливалось или вновь устанавливалось сложнейшее оборудование и испытательные стенды, по ходу дела обучались будущие специалисты. На наш взгляд, быть может, следовало развивать эту отрасль на базе предприятий авиационной промышленности.

Свои особенности имело производство ракет ПВО. На рубеже 1940-х-1950-х гг. оно курировалось Л.П. Берией, в связи с этим сразу приобрело крупный размах и быстрые темпы, снизить которые не смогли первые неудачи. Поэтому уральские конструкторы и организаторы производства использовали богатый опыт, наработанный при создании системы «Беркут». К тому же имелась значительная практика разработки зенитного вооружения, баллистических расчетов и др. Следует отметить, что руководитель Министерства вооружения Д.Ф. Устинов и Военно-промышленная комиссия практиковали разработку сразу нескольких ракетно-зенитных комплексов, половина из которых так и не была принята на вооружение, но потребовала много времени, материальных и человеческих ресурсов.

Несмотря на многие трудности и упущенные возможности, ракетная отрасль на Урале одинаково успешно развивалась в трех направлениях, эффективно взаимодействуя с атомной и радиоэлектронной промышленностью. Максимально используя возможности мобилизационной экономики, опыт военного времени, возможности научно-технической революции, уральские ракетостроители в течение десяти лет смогли создать эффективно действующую отрасль ОПК.

В четвертой главе «Танковая индустрия в условиях военно-технической революции и возникновения оружия массового поражения» рассматриваются проблемы развития танковой индустрии послевоенного периода.

В первом параграфе «Танковая отрасль в годы конверсии» осуществляется анализ причин объективного и субъективного характера, приведших танковую промышленность в состояние резкого спада и длительной стагнации.

В послевоенный период произошло значительное ослабление танковой отрасли. Объективным причинами данного процесса выступил целый ряд факторов. Появление новых внешних угроз, связанных с необходимостью создания атомного оружия, заставило руководство СССР пересмотреть стратегию оборонного строительства. Потребность создания ракетно-ядерного комплекса обусловила смещение танковой индустрии с первых ролей в системе приоритетов правящей элиты. Это повлекло за собой структурную перестройку ее системы управления. Передача функций руководства созданием и производством бронетехники от наркомата к главку привела к снижению статуса, и соответственно, полномочий управленческой когорты танкостроения, что, безусловно, резко ограничило возможности развития танковой отрасли.

Танковой промышленности определили роль кадрового донора, она стала одним из ведущих источников комплектования кадрами атомной промышленности, поставляя специалистов от первых руководителей и главных конструкторов до рабочих. В этот период следует констатировать отсутствие стабильного и достаточного финансирования НИОКР, несбалансированность планов выпуска гражданской и военной продукции, сокращение государственного заказа, сворачивание государством социальных льгот для танкостроителей, противостояние партийной верхушки и директорского корпуса, не желавшего ей подчиняться. Параллельно шел процесс реэвакуации приезжих специалистов, в результате чего были восстановлены центры танкостроения в Ленинграде и Харькове, ставшие конкурентами уральских танкостроительных предприятий в создании новых образцов танков и моторов к ним. Заводы-поставщики важнейших узлов бронетанковой техники меняли профильную специализацию, литейное производство нуждалось в ремонте и обновлении оборудования, новых технологиях.

Введение вольного найма работников, нехватка специалистов с профильным образованием, установление восьмичасового рабочего дня и ограничение авралов резко снизило производительность труда и качество выпуска продукции в танковой отрасли. Параллельно произошло изъятие опытного производства для нужд вновь создаваемых отраслей, без которого стало невозможно вести разработки новых образцов танковой техники и т.д.

Среди субъективных причин ослабления танковой отрасли необходимо, в первую очередь, назвать волюнтаристскую систему руководства, которой вначале по инерции продолжала следовать заводская администрация танковых заводов, полное переключение внимания администрации и ресурсов на восстановление производства гражданской продукции. Отсутствие у предприятий взвешенной социальной политики и механизма ее финансирования приводило к тому, что еще в начале 1950-х гг. значительное число семей танкостроителей ютились в землянках, кухнях и ванных комнатах коммунальных квартир, а в общежитиях практиковались двухъярусные нары. Такое положение вызывало катастрофическую текучесть кадров. В результате качество выпуска танковой продукции резко снизилось, а новые разработки практически остановились. Все это в совокупности вело к упадку производства, профессиональному ослаблению коллективов и снижению продуктивности танковых заводов.

Следует констатировать, что политика руководства СССР была очень жесткой в отношении танковой отрасли. Создав, не считаясь ни с какими затратами, во время войны на Урале мощнейшую танковую индустрию, в послевоенный период правительство, не колеблясь, пошло на ее резкое ослабление. И все же, не смотря на крайне неблагоприятные условия, предприятиям танкопрома удалось выжить. Во многом это произошло за счет самоотверженности и выдержки коллективов танко - и моторостроителей, продолжавших трудиться над созданием машин и дизелей нового поколения, годами не видя воплощения своих новых разработок в металле. Решая каждодневные проблемы выживания, обновленное руководство танковых предприятий готовило свои коллективы к новому подъему отрасли.

Во втором параграфе «Борьба за качество – главный фактор выхода из кризиса предприятий танкопрома» рассматриваются состояние танкового производства на Урале в момент его выхода из кризиса на рубеже 1940-1950-х гг., а также внешние и внутренние факторы этого процесса.

Внешний посыл к восстановлению танковой индустрии был обусловлен новым пониманием места бронетехники в войне нового поколения, танкам предназначался захват и удержание территории противника после ядерного удара. Во многом этим объясняется получение танковыми заводами Урала заказа на создание новых видов бронетехники: тяжелого танка (Т-10), среднего (Т-54) и плавающего (Т-45) и др.

Изучение комплекса документов показывает, что попытки вывести из кризиса танкостроительное производство с помощью партийного давления и административных рычагов были малоэффективными. Партийный и управленческий аппарат как в Центре, так и на местах, пребывал в опасной иллюзии, что главное условие решения сложнейших технологических проблем не уровень научно-исследовательской работы в танковой индустрии, не состояние технологии, не квалификация кадров, а наличие административной воли и мотивированности у рядовых участников производственного процесса.

Автору удалось установить, что внутренним движителем подъема танкового производства стал институт военного представительства Главного Бронетанкового управления Министерства обороны СССР на заводах.

В параграфе анализируется структура управления военного представительства в центре и на местах, реконструируются требования к личному составу, функции, принципы и методы работы военпредов, главные направления и этапы деятельности, система предпринимаемых мер. Также рассматриваются взаимоотношения военной приемки с производственной администрацией и ОТК. Автором вскрыты проблемы, с которыми сталкивались в своей работе офицеры, осуществлена характеристика причин некачественной работы танковых цехов и предприятий, классифицированы виды брака, характеризуется система их устранения.

Таким образом, только сочетание внешних и внутренних факторов позволило танковой индустрии Урала восстановить былой уровень производства и выйти на новые рубежи.

Нам представляется, что преодоление кризиса, в котором оказалась танковая промышленность Урала, могло быть более затяжным, а быть может и вообще поставлено под сомнение без существования института военной приемки на заводах. Самоотверженная работа офицеров военного представительства стала движителем, побуждавшим производственников к совершенствованию конструкции изделий и технологии их изготовления. Именно офицеры-инженеры военной приемки, не смотря на наличие ОТК на заводах, оказались наиболее квалифицированной, технически эрудированной, работоспособной и ответственной силой, способствующей оздоровлению предприятий.

Несмотря на то, что полностью решить проблему качества в 1950-е гг. не удалось, системная работа танкостроителей, возглавляемая военпредами, позволила достигнуть во второй половине 1950-х гг. главной цели, вывести отрасль из кризиса, организовав серийный выпуск новых образцов бронетехники.

Танковая промышленность на Урале, со значительными потерями пережив болезненный период конверсии, отстояла свое право остаться ведущей отраслью ОПК.

В третьем параграфе «Трансформация танкового производства в ведущую роль ОПК»определяются логика и закономерности эволюции танковой промышленности и ракетно-ядерного комплекса на Урале, проводится их сравнение, выявляется общее и особенное в их развитии. Устанавливается хронологическая последовательность оформления каждого из основных направлений уральского ОПК – танкового, атомного и ракетного в законченную систему.

Автор, вынося за скобки политическую и идеологическую составляющую, сформулировал критерии, позволяющие установить лидирующую среди базовых отраслей по ее реальному месту в системе оборонных предприятий. Таковыми являются, по нашему мнению, себестоимость продукции, потенциал опытного производства, эффективность сотрудничества с научными учреждениями, мощность строительной базы.

Одним из объективных условий обеспечивающих передовые позиции отрасли, являлась завершенность ее формирования как системы с законченным циклом производства. На Урале по времени раньше других – к началу 1950-х гг. – этот процесс закончился в танковой промышленности.

В рамках Уральского экономического района осуществлялось создание новых и модернизация существующих моделей бронетехники и танковых дизелей, был налажен выпуск необходимой стали, изготовлялись все агрегаты и узлы танка, его вооружение, боеприпасы, электрические и навигационные системы. Начиная с военных лет, шло формирование научных и инженерно-конструкторских школ танкостроения, налажена система подготовки кадров.

Процесс становления атомной промышленности был осуществлен на 10 лет позже. Как и в танкостроении, на Урале был создан полный цикл производства ядерного и термоядерного оружия от разработки конструкции до выпуска готовых боеприпасов и их хранения, решен вопрос о системе кадрового возобновления. Формирование ракетостроительной отрасли стало реальностью только на рубеже 1960-1970-х гг.

Следует заметить, что ракетно-ядерная промышленность формировалась в обстановке исключительности. Она впервые в истории СССР получила статус национального проекта. Танковая индустрия подобного статуса никогда не имела и не пользовалась столь продолжительным режимом наибольшего благоприятствования со стороны высших органов государства, поскольку ее продукция не выступала аргументом в холодной войне. В отличие от предприятий атомной и ракетной отрасли, танковые заводы были вынуждены концентрировать свое внимание не на одном, а на трех направлениях: помимо выпуска бронетехники, они изготовляли гражданскую продукцию, а лучшие их силы и производственные мощности были задействованы в решении задач Атомного проекта.

Головные предприятия уральского танкопрома имели достаточно широкий ассортимент военных изделий. Совершаемый каждые полгода переход к выпуску другого объекта требовал переналадки оборудования, коррекции техпроцессов, переустановки оснастки, что нарушало ритмичность работы предприятия.

Стимулом к послевоенному развитию танкостроительных центров региона было жесткое соперничество между заводами Челябинска, Нижнего Тагила с предприятиями Ленинграда и Харькова, коллективы которых во время войны стали донорами, а в послевоенное время конкурентами для уральских танкостроителей. Напротив, жесткая секретность и изолированность предприятий атомной промышленности не способствовали конкуренции, не стимулировали руководство ее предприятий к модернизации технологии и оборудования. Следствием этого стали многочисленные аварии, от которых пострадало не менее 200 тыс. человек, была заражена радиацией территория площадью 40 тыс. кв. км.

В закрытых моногородах для работников Минсредмаша и ракетной промышленности были созданы тепличные социальные условия, их качество жизни было несопоставимо выше, чем у танкостроителей, которые разделили трудности социального выживания со всем населением страны.

Сравнивая себестоимость эффективности работы отраслей уральского ОПК, следует констатировать, что танковая промышленность за счет внутренних резервов смогла снизить себестоимость своих изделий за изучаемый период в 9 раз, в то время как многократное снижение себестоимости изделий атомной промышленности было достигнуто за счет перехода от неэффективных технологий получения делящихся материалов к более простым и продуктивным.

Борьба за сохранение опытного производства, оптимизация планирования работы, профессиональный рост кадров – всё это позволило танковой промышленности Урала удерживать лидерство в мировом танкостроении.

Результаты проведенного анализа позволяют утверждать, что, поставленная государством в условия выживания, существующая в совершенно иных, намного более суровых условиях, танковая промышленность в течение послевоенного двадцатилетия значительно укрепила свой потенциал. Отдав свои лучшие кадры нарождавшемуся ракетно-ядерному комплексу, пережив реэвакуацию значительной части ведущих специалистов, выдержав охлаждение Москвы, выразившееся в непродуманном планировании и несистемном финансировании, уральские танкостроители закрепились на лидирующих позициях не только в танковой промышленности СССР. Они, наравне с атомной и ракетной отраслью, внесли определяющий вклад в развитие ОПК Урала, в полной мере использовав достижения военной научно-технической революции для создания тяжелых и средних танков на уровне мировых образцов.

Заключение диссертации содержит основные итоги исследования.

Несмотря на то, что изучение истории ОПК СССР только разворачивается, анализ доступных источников показывает, что опыт создания его на Урале уникален, а Уральский регион занимает особое место на начальной стадии формирования послевоенной оборонной промышленности Советского Союза.

Неповторимость развития ОПК на Урале явилась следствием тех конкретно исторических условий, в которых оказалась оборонная индустрия СССР после окончания Великой Отечественной войны. На создание ОПК сильнейшее давление оказал политический фактор и быстро разворачивающаяся холодная война. Принятие судьбоносных решений, которые должны были определять пути дальнейшего развития страны, осуществлялось при остром дефиците времени. В этих условиях выбор региона для размещения производства ядерного оружия и сопутствующих ему отраслей был крайне ограничен. Важнейшую роль играл геополитический фактор, опосредовано выражавший синдром государственного руководства, связанный с крайне неудачным началом Великой Отечественной войны. Вследствие этого западная часть СССР даже не рассматривалась как возможная территория для размещения новых производств.

Являясь центром танкостроительной индустрии, в послевоенное время Урал стал основной базой создания ядерного и термоядерного оружия, что, в свою очередь, послужило стимулом к созданию в регионе конструкторской и промышленной базы для разработки и производства средств его доставки, а также средств защиты от аналогичного оружия Запада.

Опыт создания ОПК на Урале показал, что его развитие невозможно без крупномасштабных строительных организаций, насчитывавших десятки тысяч человек и оснащенных передовыми технологиями и механизмами. История строительства как ОПК в целом, так и его отраслей, еще ждет своего исследователя, но очевидно, что без наличия крупных строительных ресурсов, как и развитой промышленности, создание наукоемкого высокотехнологичного вооружения на Урале в кратчайшие исторические сроки стало бы невозможным.

При всем том, что в результате ускоренного развития оборонной промышленности в период Великой Отечественной войны, Урал, по сравнению с другими регионами, располагал лучшими условиями для создания ОПК, на практике создание нового производства столкнулось с комплексом проблем, порожденных недостаточно высоким уровнем развития науки, технологии, машиностроения и культуры производства.

Значительная часть возникающих вопросов решалась на основе жестко централизованной системы управления, оправдавшей себя в годы войны, основные элементы которой были использованы для руководства развитием послевоенного ОПК. Однако так и не удалось сформировать министерства ракетной и танковой промышленности, что приводило к нарушению системности в работе этих отраслей, дублированию дорогостоящих проектов, многолетнему противостоянию их предприятий с заказчиком – Министерством обороны.

В значительной степени эффективность управления ОПК повысилась после организации Военно-промышленной комиссии при Президиуме Совета Министров СССР и отдела оборонной промышленности ЦК КПСС.

Серьезные трудности испытал ОПК в период действия совнархозов. В наименьшей степени это коснулось атомной и ракетной промышленности, предприятия которых были выведены из-под влияния региональной власти.

На протяжении многих лет серьезной проблемой для уральского ОПК являлся вопрос об обеспечении уникальных производств управленческими кадрами. Всю ответственность по руководству оборонными заводами в наиболее трудный период освоения сложных наукоемких технологий вынесли на своих плечах крупные организаторы промышленности, имевшие опыт работы в экстремальных условиях военного времени. С середины 1950-х годов им на смену постепенно пришли представители нового поколения управленцев, получившие фундаментальное профильное образование и воспитанные на предприятиях послевоенного ОПК.

Впервые полноправной частью управленческой элиты стали научные руководители, которые несли равную с директорами предприятий ответственность за производство новых видов оружия. Вместе с тем, попытки создать на территории Урала систему академических институтов на базе головных научных коллективов АН СССР, не увенчались успехом. Научные исследования на предприятиях ОПК концентрировались в центральных заводских лабораториях, часть которых по штатному расписанию и материально-технической базе значительно превышала возможности типовых ЦЗЛ невоенных отраслей.

Становление предприятий ОПК происходило в крайне сложных условиях, а в некоторых случаях потребовало человеческих жертв. Главной причиной возникновения, иногда казалось неразрешимых проблем, служили крупные ошибки и недоработки, допущенные проектными институтами и научными коллективами Москвы и Ленинграда, поставленными, в свою очередь, сжатыми правительственными сроками в условия, когда разработать полноценную технологию было практически невозможно. Широко использовалась практика вахтового метода работы проектировщиков и ученых на новых предприятиях. Такими действиями удавалось решить наиболее острые вопросы, но ученые уезжали, и коллективы предприятий оставались без системной эффективной поддержки научных институтов, один на один со старыми и вновь возникающими проблемами.

Этот недостаток повторился в процессе становления ОПК в Сибири. Только организация Сибирского отделения АН СССР, насчитывавшего более десятка академических НИИ оборонного профиля, позволила, в основном, преодолеть разрыв фундаментальной науки и предприятий ОПК, наблюдавшийся на Урале.

Главной особенностью уральских отраслей оборонной промышленности являлся опытный характер их производств. Большинство предприятий представляли собой промышленные площадки, где постоянно велись эксперименты, функционировали опытно-промышленные установки, отрабатывались новое оборудование и технологии для использования их в других регионах СССР. Это потребовало развития опытно - производственной базы, что не всегда встречало понимание вышестоящих органов управления. В основном данный процесс был завершен только к середине 1960-х гг.

Развитие ОПК на Урале исторически началось с предприятий атомной промышленности по производству делящихся материалов. Их уровень соответствовал не вполне совершенным отечественным технологиям своего времени. Вследствие этого происходили многочисленные радиационные аварии, пока не случилась радиационная катастрофа 1957 года, после которой была принята комплексная программа реконструкции предприятий ядерного цикла, в значительной степени реализованная к середине 1960-х гг. Именно этот опыт уральских атомных заводов был в максимальной степени учтен впоследствии при создании мощностей атомной промышленности Сибири.

Региональной особенностью ракетной промышленности Урала явилось многопрофильное производство. Ракетная отрасль, также пережив первое десятилетие экспериментов в поиске наиболее эффективных конструкций и технологий, со второй половины 1950-х гг. вступила в период стабильной разработки перспективных образцов баллистических ракет сухопутного и подводного базирования, зенитно-ракетных пусковых комплексов и серийного производства ракет средней дальности. Вместе с собственно ракетными КБ и предприятиями создавалась сложнейшая инфраструктура по обеспечению функционирования наземного оборудования систем управления и полета ракет различных классов. Разработанные конструкции и отработанные до совершенства технологии передавались во все регионы СССР, где существовали аналогичные производства.

Танковая промышленность, испытывая в течение ряда лет значительные трудности, сумела выстоять и сохранить одну из ведущих ролей в ОПК на Урале. Сложности в ее развитии были связаны с тем, что в этот период неоднократно пересматривалась роль танковых войск в военной доктрине СССР. Конструкторская и промышленная база танковой индустрии широко использовалась для массового производства важнейших деталей, узлов и конструкций ядерного и ракетного оружия. Дополнительные проблемы создавало требование правительства параллельно наращивать и совершенствовать выпуск гражданского назначения, а также острая конкуренция с предприятиями северо-западного и украинского ОПК. Выход из кризиса танковой промышленности, в котором она оказалась на рубеже 1940-х – 1950-х гг., был достигнут за счет реализации комплекса мер и реализации ряда условий: реконструкции предприятий, профессионального роста сформировавшихся после реэвакуации коллективов, создания новых конкурентных конструкций средних и тяжелых танков, организации системной работы военной приемки и ОТК предприятий, направленной на точное выполнение требований заказчика – Министерства обороны СССР.

Важнейшей особенностью ОПК на Урале являлось комплексное развитие его отраслей. Впервые они появились в годы войны в танковой индустрии и производстве боеприпасов. В послевоенный период ведущее место в ОПК занял ракетно-ядерный промышленный комплекс, в результате чего весь цикл от разработки конструкций до серийного производства ядерных боеприпасов, ракет и танков стал осуществляться в рамках одного региона. В этом и состояла уникальность формирования ОПК на Урале. Впоследствии опыт развития оборонных отраслей уральского региона был воспроизведен на территории Западной и Восточной Сибири, но в меньших масштабах.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации отражены в 29 публикациях, среди которых монография, 7 статей ВАК.

Список опубликованных работ по теме исследования:

Монографии

1. Шубарина, Л.В. Оборонно-промышленный комплекс на Урале : региональный опыт развития, 1945-1965 гг. : монография [Текст] / Л.В. Шубарина. – Челябинск : Урал. акад., 2011. – 282 с. (17,75 п.л.)

Публикации в ведущих научных рецензируемых журналах, рекомендованных

Высшей аттестационной комиссией

2. Шубарина, Л.В. Производство танков в структуре Оборонно-промышленного комплекса СССР (1954 - 1955) [Текст] / Л.В. Шубарина // Проблемы истории, филологии, культуры / ред. кол. М.Г. Абрамзон и др. – М. ; Магнитогорск ; Новосибирск, 2006. XVI/3. – С. 223- 231. (0,8 п.л.)

3. Шубарина, Л.В. Роль танковой и атомной отраслей промышленности в реализации атомного проекта (1945-1954 гг.) [Текст] / Л.В. Шубарина // Вестник ЧелГУ. – 2009. – № 41(179). – Вып. № 38. История. – С. 73-80. (0.7 п.л.)

4. Шубарина, Л.В. Этапы формирования Оборонно-промышленного комплекса Урала на базе ракетно-ядерного производства (1945-1965 гг.) [Текст] /

Л.В. Шубарина // Вестник военного университета. – 2010. – №1. – С.87-92. (0,5 п.л.)

5. Шубарина, Л.В. Оборонно-промышленный комплекс на Урале : исторический опыт регионального развития (1945-1965 гг.) [Текст] / Л.В. Шубарина // Вестник военного университета. – 2010. – № 2 (22). – С. 68-73. (0,5 п.л.)

6. Шубарина, Л.В. Развитие ОПК на Урале (1945-1965) [Текст] / Л.В. Шубарина // Социум и власть. – 2010. – № 2. – С. 102-109. (0,5 п.л.)

7. Шубарина, Л.В. Комплектование кадрами промышленного производства плутония на Урале (1946-1965 гг.) [Текст] / Л.В. Шубарина // Вестник Поморского университета. – 2010. – №7. – С. 103-107. (0,43 п.л.)

8. Шубарина, Л.В. Отражение генезиса Оборонно-промышленного комплекса СССР в документах Объединенного государственного архива Челябинской области [Текст] / Л.В. Шубарина // Социум и власть. – 2010. – № 4. – С. 111-116. (0,5 п.л.)

Публикации в других научных изданиях

9. Шубарина, Л.В. Конструкторское бюро ЧТЗ (1941-1945) [Текст] / Л.В. Шубарина // Выдающиеся представители научной, общественной и духовной жизни Урала : материалы 3-й регион. науч. конф., 10-11 дек. 2002. – Челябинск : ЧГАКИ, 2002. –

С. 82-86. (0,4 п.л.)

10. Шубарина, Л.В. Борьба СКБ ЧТЗ за лидерство в создании и производстве тяжелых танков (1945-1960 гг.) [Текст] / Л.В. Шубарина // Южный Урал в судьбе России: К 70-летию Челябинской области : материалы науч.- практ. конф. – Челябинск, 2003. – С. 285-288 (0,3 п.л.)

11. Шубарина, Л.В Роль преподавателей ЮУрГУ в развитии танковой промышленности (1943-1965) [Текст] / Л.В. Шубарина // Вклад Южно-Уральского государственного университета в создание и развитие ракетно-ядерного промышленного комплекса России : сб. ст. участников науч.- практ. конф., 8 дек. 2003 г. – Челябинск : Изд-во ЮУрГУ, 2003. – С.30-36. (0,45 п.л.)

12. Шубарина, Л.В. Создание танка Т-10 на Челябинском тракторном заводе

(1948-1951) [Текст] / Л.В. Шубарина // Материалы межд. науч. конф. «Индустриализация в СССР»: уроки истории: к 70-летию пуска Челябинского тракторного завода. – 2003. – С. 226-229. (0,3 п.л.)

13. Шубарина, Л.В. Кадровая политика Челябинского Кировского завода в период послевоенной реконструкции [Текст] / Л.В. Шубарина // Тыл-фронту! : материалы междунар. науч. конф., посвященной 60-летию Великой победы. Челябинск,

20-21 апр., 2005. – С. 97-101. (0,4 п.л.)

14. Шубарина, Л.В. Работа военной приемки ЧТЗ по обеспечению качества танков в послевоенные годы [Текст] / Л.В. Шубарина // Роль Урала как арсенала Победы : материалы III регион. науч.- практ. конф. 18-19 апр. 2005. – Челябинск, 2005. –

С. 110-113. (0,3 п.л.)

15. Шубарина, Л.В. Стратегия развития танковой промышленности СССР в период Великой Отечественной войны и послевоенное время [Текст] / Л.В. Шубарина // Человеческий фактор Великой Победы : сб. ст. участников науч.- практ. конф.

28 апр. 2005 г. – Челябинск : Изд-во ЮУрГУ, 2005. – С. 15-24. (0,5 п.л.)

16. Шубарина, Л.В. Судьба конструкторского коллектива Танкограда в послевоенный период [Текст] / Л.В. Шубарина // Урал в контексте российской модернизации : сб. науч. тр. – Челябинск : Каменный пояс, 2005. – С. 147-156.

(0,6 п.л.).

17. Шубарина, Л.В. Ленинский район: страницы истории : научное издание [Текст] / Л.В. Шубарина. – Челябинск : Книга, 2005. – 160 с. (в соавторстве с

В.Н. Новоселовым, В.М. Кравцовым, Н.А. Севрюк) (2,5 п.л.)

18. Шубарина, Л.В. Структура управления танковой промышленностью в послевоенное время (1945-1953) [Текст] / Л.В. Шубарина // Материалы XXIII междунар. науч.- практ. конф. : Конкурентоспособность России и качество жизни : ч. 2, апр. 2006 г. – Челябинск : УрСЭИ АТиСО, 2006. – С. 40-49. (0,5 п.л.)

19. Шубарина, Л.В. Социальные проблемы развития танкостроительной промышленности в послевоенный период (1945-1965) [Текст] / Л.В. Шубарина // Архивное дело в Челябинской области : Ч. 2 : сб. науч. тр. – Челябинск, 2006. –

С. 139-142. (0,32 п.л.)

20. Шубарина, Л.В. Социальные проблемы Челябинска в послевоенный период (1946-1955 гг.) [Текст] / Л.В. Шубарина // Исторический и экономический аспект становления Челябинска – крупнейшего мегаполиса России : сб. ст. участников межвуз. науч.-практ. конф., 27 апр. 2006. – Челябинск : ЮУрГУ, 2006. – С. 11-18.

(0,48 п.л.)

21. Шубарина, Л.В. Система государственного управления Оборонно-промышленным комплексом СССР в первой половине XX века [Текст] /

Л.В. Шубарина // Социум и власть. – 2006. – №4. – С. 83-90. (0,48 п.л.)

22. Шубарина, Л.В. Б.Г. Музруков: Танковая и атомная промышленность СССР в лицах [Текст] / Л.В. Шубарина // Материалы науч.- практ. конф. «Архивы России на службе общества и государства» : к 90-летию создания архивной службы России / под ред. А.П. Финадеева. – Челябинск, 2008. – С. 84-88. (0,43 п.л.)

23. Шубарина, Л.В Танковая индустрия – источник руководящих кадров для атомной промышленности СССР [Текст] / Л.В. Шубарина // Повышение эффективности государственного и муниципального управления : опыт, проблемы, перспективы : шестая всерос. науч.-практ. конф., 31 окт. 2008 г. – Челябинск, 2008. – С. 165-168. (0,3 п.л.)

24. Шубарина, Л.В Условия развития ОПК на Урале в послевоенные годы [Текст] / Л.В. Шубарина // Южный Урал в судьбе России : науч. - практ. конф., посвященная 75-летию образования Челяб. обл. – Челябинск, 2008. – С. 102-105. (0,3 п.л.)

25. Шубарина, Л.В. Основные этапы деятельности военно-промышленной комиссии при Президиуме Совета Министров СССР [Текст] / Л.В. Шубарина // Наука ЮУрГУ : материалы 61 науч. конф. : секции экономики, упр. и права. – Челябинск : Изд. центр ЮУрГУ, 2009. Т.1. – С. 105-108. (0,3 п.л.)

26. Шубарина, Л.В. Историография развития Оборонно-промышленного комплекса СССР. 1945-1965 гг. [Текст] / Л.В. Шубарина // Социум и власть. – 2009. – № 4. –

С. 107-112. (0,45 п.л.)

27. Шубарина, Л.В. Историография развития Оборонно-промышленного комплекса СССР. 1960-1985 гг. [Текст] / Л.В. Шубарина // Проблемы эффективности государственного и муниципального управления в условиях экономического кризиса: возможен ли инновационный шаг в развитии России? : материалы

7-й всерос. науч.- практ. конф., 30 окт. 2009. – Челябинск, 2009. – С. 154-158.

(0,41 п.л.)

28. Шубарина, Л.В. Создание Оборонно-промышленного комплекса на Урале: этапы развития (1945-1965 гг.) [Текст] / Л.В. Шубарина // Оборонно-промышленный комплекс России: прошлое и настоящее: материалы международ. науч.- практ. конф., апр. 2010. – Челябинск : ЧИ (филиал) ФГОУ ВПО УРАГС, 2010. – С. 84-100. (0,48 п.л.)

29. Шубарина, Л.В. Опытная база танкостроения ЧТЗ в первые послевоенные годы [Текст] / Л.В. Шубарина // Южный Урал в годы Великой Отечественной войны : материалы межвуз. науч. конф., посвященной 65-летию Великой победы / сост. В.С. Толстиков ; ЧГАКИ. – Челябинск, ЧГАКИ, 2010. – С. 106-114. (0,5 п.л.)


 

 

 

 

Шубарина Любовь Васильевна

 

 

 

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА НА УРАЛЕ, 1945-1965 ГГ.

Специальность 07.00.02. Отечественная история

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

 

Лицензия ЛР № 021290 от 21.05.98 выд. ГК РФ по печати.

Подписано в печать 12.12.2011. Формат 60х90/16.

Бумага «Снегурочка». Гарнитура Таймс.

Усл. печ. л. 2,75. Тираж 100 экз. Заказ № 345.

 

Отпечатано в типографии

Уральского государственного университета физической культуры.

454091, Челябинск, ул. Российская, 258.

Тел. (351) 237-48-06, факс (351) 237-05-76.

Гавров С.Н. Модернизация во имя империи. Социокультурные аспекты модернизационных процессов в России. M.: Едиториал УРСС, 2010. С.41-42.

Яковенко И.Г.Российское государство: Национальные интересы, границы, перспективы. Новосибирск: Сибирский хронограф, 1999. С. 149-150.

Аузан А.А. «Колея» российской модернизации // Общественные науки и современность. 2007. № 6. С. 54.

Гавров С.Н. Модернизация во имя империи… С. 52.

Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований: Заметки и размышления о новых подходах // Новая и новейшая история. 1995. №1. С.15.

Шидер Т. Возможности и границы сравнительных методов в исторических науках // Философия и методология истории: сб. ст. М.: Прогресс, 1977. С.160.

Черненко А.К. Философия права. Новосибирск: Наука, 1998. С. 32.

Хрусталев Е.Ю. Особенности функционирования и развития российского военно-промышленного комплекса // Менеджмент в России и за рубежом. 2002. № 2: http://www.cfin.ru/press/management/2002-2/09.shtml; Военно-промышленный комплекс // Модернизация российской экономики: структурный потенциал / отв. ред. член-кор. РАН

Н.И. Иванова. 2010; Барабанов В.А. Российский ОПК: история и современность: монография. М.: Альфа, 2002 и др.

Барабанов В.А. Указ. соч. С.37-38.

Из истории авиации и космонавтики. М., 1963–1993. Вып. 1-65; Лобанов М.М. Из прошлого радиолокации: Краткий очерк. М.: Воениздат, 1969; Щапов П.М. Бронетанковая техника. М.: Воениздат, 1987 и др.

Асташенков П.Т. Подвиг академика Курчатова. М.: Знание, 1979; Его же. Орбита главного конструктора. М.: Знание, 1986; Голованов Я.К. Дорога на космодром. М.: Прогресс, 1982; Романов А.П. Конструктор космических кораблей. М.: Молодая гвардия, 1980.

Александров А.П. Академик А.Ф. Иоффе и советская наука // Успехи физических наук (УФН). 1980, сентябрь. Т. 132. Вып. 1. С. 3-10; Воробьев В.В. Лев Ландау и «Антисоветская забастовка физиков» // Вопросы истории естествознания и техники (ВИЕТ). 1999. № 4. С. 92-101; Иоффе А.Ф. Советские физики и дореволюционная физика в России // УФН. 1947, декабрь. Т. ХХХ111. Вып. 4. С. 453-468.

Академик С.П. Королев. Ученый. Инженер. Человек. Творческий портрет по воспоминаниям современников М.: Наука, 1986; Александров П.А. Академик Анатолий Петрович Александров – прямая речь. М.: Наука, 2001; Алиханов А.И. Жизнь, отданная науке // Природа. 1963. №1. С. 32–34; Ванников Б.Л. Записки наркома // Знамя.1998. №1-2; Глушко В.П. Развитие ракетостроения в СССР М.: Машиностроение, 1981; Емельянов В.С.

У истоков атомной промышленности // Вопросы истории. 1975. №5. С. 87–96; Е.П. Славский. 100 лет со дня рождения. М., 1999.

Елфимов М.И. Маршал индустрии. Повесть об А.П. Завенягине. Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 1985; Ребров М.Ф. Сергей Павлович Королев. Жизнь и необыкновенная судьба. М.: Альтаир, 2002. Чалмаев В.А. Малышев. М.: Молодая гвардия, 1985; Чернышов В.А. Ванников. М.: Молодая гвардия, 1969.

Круглов А.К. Как создавалась атомная промышленность в СССР. М.: ЦНИИ-атоминформ, 1994; Синев Н.М. Обогащенный уран для ядерного оружия и энергетики. М.: ЦНИИ-атоминформ, 1994.

Черток Б.Е. Ракеты и люди: в 4-х т. М.: Машиностроение, 1994.

Карпенко А.В. Российское ракетное оружие, 1943-1993. СПб.:Машиностроение, 1993; Ракетные войска стратегического назначения / под. ред. Ю.П. Максимова. М., 1992.

Создание советской атомной бомбы. М.: Энергоатомиздат, 1996.

Ядерная индустрия России / под общ. ред. Л.Д. Рябева. М.: ИздАт, 2001.

Фаворский В.В., Мещеряков И.В. Космонавтика и ракетно-космическая промышленность: Зарождение и становление (1946-1975). М.: Машиностроение, 2003.

Симонов Н.С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920-1950-е гг.: темпы экономического роста, структура, организация производства и управления. М.: РОССПЭН, 1996.

Быстрова И.В. Советский военно-промышленный комплекс: проблемы становления и развития (1930-1980-е гг.). М.: ИРИ РАН, 2006.

Ашик М.В. Конструктор боевых машин. Л.: Машиздат, 1988; Карташов Н.Ф. Свет Золотых звезд: Документальная повесть о И.Я. Трашутине. Челябинск: Книга, 1979; Листровой Р.Д., Слободин К.М. Конструктор Морозов. М.: Машиностроение, 1983; Орлов В.А. Выбор:

(о Н.Л. Духове). М.: Политиздат, 1979.

Баллистические ракеты подводных лодок России. Избранные статьи / под общ. ред.

И.И. Величко. Миасс: ГРЦ «КБ им. академика В.П.Макеева», 1994; Брохович Б.В. Курчатов на Южном Урале. Озерск, 1993; Комаров Л.С. Россия танков не имела. Челябинск: ЮУКИ, 1994; Орлов А.Ф. Мы - агрегатчики: очерки истории Пермского агрегатного производственного объединения им. М.И. Калинина. Пермь: [б/и], 1990.

Губарев В.С. Бомба. М.: ИздАТ, 1993; Его же. Челябинск-70. М.: ИздАТ, 1993 и др.

Новоселов В.Н., Толстиков В.С. Тайны «Сороковки». Екатеринбург: Уральский рабочий, 1995; Емельянов Б.М. Раскрывая первые страницы. Екатеринбург: Уральский рабочий, 1997; Лесной: история закрытого города. Екатеринбург: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1997; Слово о приборостроительном. Кн. Вторая. Челябинск: ЮУКИ, 1998; Артемов Е.Т., Бедель А.Е. Укрощение урана. Екатеринбург: ООО СВ-96, 1999.

Новоселов В.Н., Толстиков В.С., Клепиков А.И. История Южно-Уральского управления строительства. Челябинск: НИК, 1998; Новоселов В.Н., Толстиков В.С. Атомный след на Урале. Челябинск : Рифей, 1999.

Шмелев И.П. История танка, 1916-1996. М.: Техника молодежи, 1996; Оружие и технологии России: Энциклопедия / под общ. ред. С. Иванова. Т.7. Бронетанковое вооружение и техника. М.: Оружие и технологии, 2003; Драговоз И.Г. Танковый меч страны Советов. М.: АСТ; Минск: Харвест, 2001; Холявский Г.Л. Полная энциклопедия танков мира, 1915-2000. Минск, 2000; Свирин М. Стальной кулак Сталина. История советского танка, 1943-1955. М., 2006; Костенко Ю.П. Танки (воспоминания и размышления): в 3-х частях. М., 1999; Танковая мощь СССР / авт. - сост. Г.Л. Холявский. М.: Энциклопедия, 2008.

Мы – с автотракторного факультета... Челябинск: АБРИСС, 2003; Лютов В.В. ОАО «Электомашина». СКБ «Ротор». Нам вместе сто лет. Страницы истории. Челябинск: «Аркаим», 2004; Соболев Э. Конструкторское бюро: судьбы людей и машин. Челябинск: ЧТЗ, 1997.

Богуненко Н.Н. Музруков. М.: Молодая гвардия, 2005; Конструктор Н.Л. Духов и его школа. Челябинск: Юж.-Ур. кн. изд-во, 2004; Конструктор танковых дизелей И.Я. Трашутин. Челябинск: Юж-Ур. кн. изд-во, 2006; Сергейчук В.И. И.М. Зальцман – король танков. Саров: ВНИИ ЭФ, 2005.

Современные танки. М.: Арсенал-пресс, 1995; Основные боевые танки. М.: Арсенал-Пресс, 1993; Вознюк В.С., Шапов П.Н. Бронетанковая техника. М.: ДОСААФ, 1987; Газенко В.Н. Бронетранспортеры и бронемашины России. М.: АСТ, 2001; Саенко М. Основной боевой танк Т-64. М.: Военный музей, 2002; Отечественные бронированные машины, XX в.: В 4-х т. М.: ЭКСПРИНТ, 2002; Всемирная история бронетехники. М.: Вече, 2002; Холявский Г.Л. Энциклопедия бронетехники. Гусеничные боевые машины, 1919-2000. Минск, 2001.

Глотова, Е.Л. Демилитаризация промышленных предприятий Уральского региона (1944 – 1950гг.): автореф. дис… канд. ист. наук: 07.00.02. Челябинск, 2006; Кузнецов В.Н. Общественно-политическая жизнь в закрытых городах Урала: вт. пол. 1940-х-перв. пол.

1950-х гг.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02. Екатеринбург, 2004; Мельникова Н.В. Менталитет населения закрытых городов Урала (вт. пол. 1940-х-1960-е годы): автореф. дис… канд. ист. наук: 07.00.02. Екатеринбург, 2001; Рясков С.А. Социокультурное развитие закрытых городов Урала: вт. пол. 1940-х – сер. 1980-х гг.: автореф. дис… канд. ист. наук: 07.00.02. Екатеринбург, 2004; Севрюк Н.А. Разработка и реализация атомных проектов СССР и США: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02. Челябинск, 2005; Финадеев А.П. Создание и развитие ракетной промышленности на Урале. Челябинск: автореф. дис... канд. ист. наук: 07.00.02. Челябинск, 2004; Хомутова Н.С. Социальная инфраструктура оборонно-промышленного комплекса на Урале в 1945-1955 гг.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02. Челябинск, 2007.

Буданов А.В. Высшие и центральные органы управления оборонно-промышленным комплексом СССР в 1957-1965 гг. //Оборонно-промышленный комплекс России: прошлое и настоящее. Материалы Международной научно-практической конференции / глав. ред.

В.Н. Новоселов. Челябинск: ЧиУрАГС, 2010. С. 56-74.

Холловэй Д. Сталин и бомба: Советский Союз и атомная энергия, 1939-1956. Новосибирск, 1997.

Уль М. Сталинские Фау-2. Технологический трансферт немецкого управляемого ракетного оружия в СССР и создание советской ракетной промышленности, 1945-1959 гг. Бонн, 2001.

Мик К. Исследования для Сталина. Немецкие специалисты в советской промышленности, 1945-1958 гг. Мюнхен, 2000.

Кохран Т. «Русская атомная бомба: от Сталина до Ельцина». Лондон, 1995.

Роудз Р. Создание атомной бомбы. Нью-Йорк, 1986; Его же. Черное солнце: создание водородной бомбы. Нью-Йорк, 1995.

Самуэльсон Л. Танкоград: секреты русского тыла, 1917-1953. М.: РОССПЭН, 2010.

Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945-1953. М.: Росспэн, 2002.

Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б) : Повестки дня заседаний, 1919-1952: Каталог, т. 3,

1940-1952. М.: РОССПЭН, 2001.

Президиум ЦК КПСС, 1954-1964: Черновые протокольные записи заседаний. Стенограммы. Постановления: в 2-х т. М.: РОССПЭН, 2006.

Академия наук в решениях Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б) - КПСС, 1922-1952. М. : РОССПЭН, 2000.

Атомный проект СССР: Документы и материалы, 1938 - 1954: в 3 т. М.; Саров : Наука-Физматлит, 1998-2010.

Задача особой государственной важности: Из истории создания ракетно-ядерного оружия и Ракетных войск стратегического назначения, 1945-1959: сб. док. М.: РОССПЭН, 2010.

Завод № 814 в Атомном проекте СССР: Документы и материалы. Екатеринбург, 2007; Общество и власть. Российская провинция, 1917-1985: документы и материалы (Пермская, Свердловская, Челябинская области): в 6 т. / гл. ред.: акад. РАН В.В. Алексеев. Челябинск [и др.], 2005-2009.

Александров П.А. Академик Анатолий Петрович Александров – прямая речь. М.: Наука, 2001; Доллежаль Н.А. У истоков рукотворного мира. М.: Энергоатомиздат, 1989; .Никольский Б.П. Воспоминания: к истории атомной промышленности. СПб., 1996.

Брохович Б.В. Химический комбинат «Маяк». История. Серпантин событий. Озерск, 1996; Бурдаков Н.С. Записки ветерана-атомщика. Озерск: ВРБ, 2009; Гуськова А.К. Первые шаги в будущее вместе: атомная промышленность и медицина на Южном Урале. М.: ПНФ «АЛЛАНА», 2009.

Воспоминания об Игоре Васильевиче Курчатове. М.: Наука, 1988; Воспоминания об академике И.К. Кикоине. М.: Наука, 1991; Новикова Т.Г. Уральский градостроитель. Воспоминания о Д.Е. Васильеве. Снежинск; Екатеринбург: Художник, 1997; Слово о Забабахине. Сборник воспоминаний. М.: ЦНИИатоминформ, 1995.

Аппазов Р. Следы в сердце и памяти. М.: Аврора, 2001.

Кисунько Г.В. Секретная зона. М.: Машиностроение, 1996; Раушенбах Б.В. Постскриптум. М.: Машиностроение, 1999; Феоктистов К.П. Траектория жизни. М.: Машиностроение, 2000; Хрущев С.Н. Кризисы и ракеты: в 2-х т. М.: Новости, 1994.

Гомберг Б.Н. Танки, электрооборудование, коллеги: воспоминания и размышления конструктора. Челябинск, 2004; Карцев Л.Н. Моя судьба – Нижний Тагил. М., 1991; Костенко Ю.П. Танки. (Воспоминания и размышления). М., 1997; Соболев Э.А. Конструкторское бюро: судьбы людей и машин. Челябинск, 1997.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.