WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Нацистские девичьи и женские организации в системе гендерных отношений Третьего рейха

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

 

 

 

ЕРМАКОВ Александр Михайлович

Нацистские девичьи и женские организации

в системе гендерных отношений Третьего рейха

 

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

(новая и новейшая история)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

Ярославль – 2010


Работа выполнена на кафедре всеобщей истории Ярославского государственного педагогического университета

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

Ходнев Александр Сергеевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Борозняк Александр Иванович

доктор исторических наук, профессор

Павлов Виктор Сергеевич

доктор исторических наук, профессор

Петелин Борис Валентинович

Ведущая организация:

Кемеровский государственный университет

Защита состоится «___» ___________ 2010 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.002.01 при Ярославском государственном университете им. П. Г. Демидова по адресу: 150000, Ярославль, ул. Советская, 10, ауд. 206.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова по адресу: 150000, Ярославль, ул. Полушкина роща, 1.

Автореферат разослан                   «___» _________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                              Марасанова В. М.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕТИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Изучение истории германского национал-социализма с годами не утрачивает своей актуальности. В государствах Прибалтики на официальном уровне пользуются поддержкой не ветераны-антифашисты, а те, кто в годы Великой Отечественной сотрудничал с нацистами, принимал участие в боевых действиях и карательных операциях на их стороне. В современной России не изжиты агрессивный национализм и антисемитизм, подвергаются нападениям иностранные граждане и люди с неславянской внешностью. Обеспокоенность в обществе вызывает деятельность экстремистских групп, заимствующих нацистскую атрибутику и элементы идеологии. Большим спросом массового российского читателя пользуется популярная литература о Третьем рейхе, распространяющая недостоверные сведения о нацизме.

Степень научной актуальности темы диссертации также высока. Исследователи германского нацизма давно заняты поисками ответа на вопрос о том, как национал-социалистам удалось завоевать на свою сторону миллионы немецких женщин, превратить их не только в убежденных сторонниц гитлеровского режима, но и в соучастниц нацистских преступлений. Гитлеровцы являлись бескомпромиссными противниками участия женщин в политической жизни, значительно урезали их права на получение образования и профессиональную деятельность, нередко совершали выпады против современного стиля жизни женщин и восстанавливали патриархатные нормы и правила поведения. Однако Третий рейх не был исключительно «мужским государством», и нацистский режим зависел от женщин не меньше, чем от мужчин. Женщины трудились во всех отраслях экономики, вели общественную работу, осуществляли пропаганду нацистских идей, на них были возложены крайне важные для гитлеровского государства рациональное ведение домашнего хозяйства, рождение детей и их воспитание в семье. Эта сложная картина гендерных отношений в нацистской Германии требует тщательного изучения на основании современных методологических подходов.

На гендерные отношения в гитлеровском государстве оказывали влияние многочисленные общественные организации. В одни из них женщины входили вместе с мужчинами, другие были созданы специально для женщин, девушек и девочек. Самыми массовыми и влиятельными среди них были Союз немецких девушек (БДМ), Имперская служба труда женской молодежи (женская РАД) и Национал-социалистическая женская организация (НСФ). Они охватили значительную часть женского населения Германии: в БДМ одновременно состояли более 3 млн девочек и девушек, через трудовые лагеря прошли 1 млн молодых немок, НСФ насчитывала 6 млн участниц. Приобретенные в нацистских организациях мировоззрение, нормы поведения и стиль жизни влияли и продолжают влиять на образ мыслей и действий многих представительниц старшего поколения современной Германии.

Исследование места и роли нацистских девичьих и женских организаций в системе гендерных отношений Третьего рейха призвано существенно дополнить знания о немецком обществе и государстве, экономике и социальных реалиях, повседневной жизни и настроениях населения в период гитлеровской диктатуры, об идеологии германского фашизма.

Объектом данного диссертационного исследования являются гендерные отношения в Третьем рейхе. При этом под системой гендерных отношений понимается организация отношений между людьми в соответствии с принятыми в данном обществе представлениями и стереотипами «мужественности» и «женственности». Подобная организация социальных отношений является частью гендерной системы как системы власти и доминирования, которая конструирует два пола как различные, неравные и взаимодополняющие.

Предметом исследования являются нацистские девичьи и женские организации ? Союз немецких девушек, женская Служба труда и Национал-социалистическая женская организация.

Хронологические рамки работы охватывают 1933?1945 гг., то есть период существования нацистского государства. Отступления за пределы нижней хронологической границы, вплоть до начала 1920-х гг., объясняются тем, что в это время в общих чертах сложилась гендерная идеология национал-социализма, возникло и получило организационное оформление нацистское девичье и женское движение.

Территориальные рамки исследования включают Германию в границах 1939 г. В ряде случаев используется материал о деятельности нацистских девичьих и женских организаций в зарубежных странах в 1933?1939 гг., а также на оккупированных территориях стран Европы и Советского Союза в годы Второй мировой войны.

Методологическую основу исследования составили основные положения гендерно-исторических исследований, теорий власти, элит, тоталитаризма, «двойного государства», модернизации.

Сегодня специалисты в области исторической феминологии, в частности, Дж. Скотт, М. Боксер, Дж. Кватерт, М. Перро, Ж. Дюби, Дж. Цинссер, Б. Андерсон отказываются от понимания гендерной системы, гендерного порядка как константных, четко разделяющих мужское и женское пространства, публичную (социально-экономическую и политико-правовую) и приватную (сексуально-репродуктивную) сферы. Границы этих сфер не были четко определены, являлись подвижными и зачастую пересекались, а представления людей о содержании и наполнении этих сфер со временем менялись  .

В современных исторических исследованиях выдвигается новая концепция власти, в соответствии с которой множество функционирующих одновременно центров власти выстраивают общественную иерархию на микро- и макроуровнях. Мужчины обладали легитимной политической властью, формально признанным авторитетом, дающим санкционированное обществом право принимать обязательные для других решения. Женщины нередко имели возможность оказывать на людей, их действия и происходящие события неформальное влияние, то есть воздействовать на них или манипулировать ими для достижения своих целей в условиях патриархатного господства. Так реализовывалась власть женщин (women’s power)  .

Немецкие исследователи М. Бросцат и Г. Моммзен называют власть в нацистской Германии «поликратией ведомств» ? государственных и партийных инстанций. М. Бросцат (1967 г.) считает, что в нацистской Германии существовал триализм власти: партия – государство – фюрер. В результате возникли запутанные формы отношений НСДАП и государства, партийные и государственные службы соперничали и дополняли друг друга на местном и региональном уровне и в определенных политических ведомствах. Партийное и государственное руководство объединялось в одном лице на уровне земель и провинций, а также отдельных министров и рейхсляйтеров партии  .

Продуктивной для анализа конкретно-исторического материала стала теория элиты. Принцип фюрерства в нацистской Германии предусматривал иерархическое расчленение народа и всех организаций с одной личностью во главе. На самом верху этой иерархии находился фюрер, которой и решал судьбу всего народа. В соответствии с концепцией немецкого юриста и политолога Ф. Ноймана (1942 г.), элита гитлеровского государства состояла из партийных и государственных деятелей, военных руководителей, административной верхушки и руководителей экономики. Однако только верхушка слоя «фюреров» принимала самые важные политические решения. В Третьем рейхе не было какого-либо «определенного органа», имевшего «монополию на политическую власть», и даже решения Гитлера были результатом компромисса между этими элитами  .

Немецкий историк А. Людтке считает, что лишь участие «под-элит», функциональных элит делало возможным воспроизводство общественного порядка в повседневной жизни, господство немногих, господство властных элит. Помимо расовой принадлежности и пола в отборе фюреров играл важную роль третий критерий – «ценность личности». Он также подкреплял различение между сферами, определяемыми как «мужские» и как «женские», но одновременно в нем был заложен потенциал, позволявший обходить дифференциацию по признаку пола. Он давал возможность обосновывать, почему та или иная женщина подходит для какой-либо «мужской» сферы  .

Согласно теории тоталитаризма, разработанной Х. Арендт, тоталитарные диктатуры делали ставку на политическую мобилизацию масс, воздействуя на их инстинкты и возбуждая, таким образом, мессианское сознание. Тоталитарные режимы отличает монолитная идеология, единственная партия, сросшаяся с государственным аппаратом и контролирующая все сферы общества, подконтрольная государству экономика, милитаризация внутренней жизни и внешняя экспансия. Атомизация структур гражданского общества дополняется жесткой административной вертикалью, над которой воздвигается культовая фигура вождя  .

Теория «двойного государства», разработанная немецким юристом и политологом Э. Френкелем (1941 г.), делает акцент на сосуществовании в нацистской Германии откровенного террористического насилия и извращенного, но функционирующего во многих областях без изменений правопорядка. Однако постепенно «государство правовых норм» уступает свои позиции «государству чрезвычайных мероприятий»  .

Осмыслению исторического места нацистских девичьих и женских организаций способствовала теория модернизации. Модернизация определяется как долговременный процесс преобразования традиционных обществ в современные. В экономическом отношении модернизация выражается в механизации, индустриализации, ростом значения промышленности и сферы услуг по сравнению с сельским хозяйством. Этому соответствует социальное развитие ? расширение шансов доступа к материальным и нематериальным благам, урбанизация, повышение социальной мобильности. Модернизация в политической сфере подразумевает, прежде всего, политическую мобилизацию и повышение участия граждан в политической жизни  . Немецкий историк Д. Пойкерт охарактеризовал национал-социализм как «одну из патологических форм развития модерна», которая является не обязательной, но возможной  .

При написании диссертации использовались следующие методы: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-системный, историко-хронологический, историко-описательный.

Степень изученности проблемы. Начальный этап исследования истории нацистских девичьих и женских организаций пришелся на 1930?1960-е гг., когда отдельные связанные с ними сюжеты рассматривались зарубежными авторами трудов по политической и социальной истории нацистской Германии. Немецкий социал-демократический журналист и писательК. Гейден (1934 г.) обратил внимание на неравноправное положение мужчин и женщин в Национал-социалистической германской рабочей партии (НСДАП) и на неприятие нацистскими руководителями идей женской эмансипации  . В послевоенной зарубежной литературе господствовала точка зрения, согласно которой определяющую роль в гитлеровской Германии играли мужчины: именно они руководили политикой и экономикой, вели войну и совершали преступления против мира и человечности. Немецкие женщины, напротив, были полностью вытеснены из политики, во многом – из экономики, а потому история гитлеровского государства есть история мужчин. Исследователи сосредотачивались на истории Гитлерюгенда, мужской Службы труда и НСДАП – «мужского союза». БДМ, женская РАД и нацистская женская организация специально не изучались, отдельные упоминания о них лишь дополняли общую картину деятельности мужских организаций Третьего рейха  .

Несколько большее место история женщин при национал-социализме занимала в работах по социальной истории, поскольку БДМ, женская РАД и НСФ активнее проявляли себя в социальной сфере, нежели в политике. В частности, американский историк и социолог Д. Шёнбаум (1961 г.) пришел к убеждению, что все «ростки феминизма» в НСФ были подавлены нацистами, но имперская руководительница женщин Гертруда Шольц-Клинк «имела достаточно пространства, чтобы представлять интересы своих членов». Третий рейх «внес незначительный вклад в изменение положения немецкой женщины», причем «снижение статуса женщин компенсировалась лучшими профессиональными возможностями, доступом к академическим профессиям и ростом заработков, а также улучшением родильных домов и социальными выплатами для матерей»  .

Новый этап развития историографии проблемы начался в 1970-е гг. С возникновением истории женщин, а потом и гендерной истории изучение нацистских девичьих и женских организаций активизировалось и стало, главным образом, прерогативой самих женщин, в основном, немецких и американских исследовательниц. Историков заинтересовали роль немок в стабилизации нацистского господства, их доля ответственности за преступления германского фашизма, причины поддержки гитлеровской партии и государства, группы или категории женщин и девушек, особенно восприимчивые к национал-социалистической пропаганде. Сначала авторы научных работ сконцентрировались на исследовании условий труда женщин, развития женского образования в 1933?1945 гг., а также предпосылок возникновения нацистского девичьего и женского движения, его структуры и численности  .

Немецкая исследовательница Д. Винклер вскрыла конфликт между планами расширения женской Службы труда, обусловленными идеологическими догмами нацизма, и рациональными интересами военной экономики и вермахта. Она установила, что Верховное главнокомандование вермахта (ОКВ) и органы руководства экономикой из прагматических соображений стремились распустить женскую РАД  . Этот тезис более полно обоснован в статье немецкого историка Ш. Байора, который доказывал, что воспитание из молодых женщин бережливых домохозяек и многодетных матерей, проводившееся в трудовых лагерях, в конечном счете, стало несовместимым с потребностями военной экономики и было принесено ей в жертву  . Другие исследователи, например, У. Фреверт, не расценивали педагогическую деятельность Службы труда как иррациональную. Концентрация больших контингентов девушек в трудовых лагерях действительно противоречила интересам промышленников, но одновременно способствовала достижению сельскохозяйственной автаркии, повышала престиж правительства в глазах сельского населения и превращала десятки тысяч участниц РАД в сторонниц гитлеровского режима  .

Большой интерес исследователей в 1970?1980-е гг. вызывали цели, методы и результаты воспитания участниц нацистских молодежных организаций. Так, немецкий историк М. Клаус пришел к заключению о том, что воспитательным идеалом в БДМ являлись «немецкая женщина» и «немецкая мать». Результатами политической обработки девушек стали лишение их способности здраво разбираться в политике, искажение восприятия действительности, воспитание веры в авторитет и обезличивание  . Специалисты по истории педагогики К. К. Лингельбах и М. Люк обратили внимание на постоянный контроль над обитательницами трудовых лагерей, на отсутствие у участниц РАД свободного, личного времени  . По оценке Г. Миллер, воспитание в женских трудовых лагерях представляло собой «коллективное приучение к дисциплине» и «совращение» молодого поколения, навязывало ему нацистское мировоззрение. Эстетические формы повседневной жизни в Службе труда – пение, танцы, поддержание порядка и украшение жилых и служебных помещений ? способствовали включению девушек в национал-социалистический коллектив, подчинению воле руководительницы, примирению с жизненными реалиями Третьего рейха  .

Согласно взглядам британской исследовательницы Дж. Стефенсон и канадского историка М. Кетера, НСФ находилась под контролем мужчин, но ее активистки сыграли важную роль в идеологической обработке женщин, поставив их на службу преступному гитлеровскому режиму  . Американская исследовательница К. Кунц (1986 г.) полагает, что нацистские активистки 1920-х – начала 1930-х гг. использовали враждебность НСДАП к женщинам для того, чтобы создать собственный «способ игры» и разработали идею собственного женского «жизненного пространства», которое помогало им сохранить личную автономию в границах нацистской системы мужского доминирования. После прихода Гитлера к власти эти активистки исчезли с политической арены, потому что национал-социалистические руководители не могли доверить «этим радикальным и динамичным женщинам» популяризацию среди немок «экстремистской расовой программы»  .

Определенный вклад в изучение истории нацистских девичьих и женских организаций в 1970-е гг. внесли историки ГДР. В частности, Б. Магер и Г. Ю. Арендт. Они доказывали, что эти организации действовали в интересах германской монополистической буржуазии, были враждебны эмансипации и «оказывали ощутимое влияние на широкие круги женщин в духе фашистской идеологии»  .

Попытки ученых понять, что делало гитлеровскую диктатуру привлекательной для женщин и девушек, какие пропагандистские механизмы и приемы, какие действительные политические мероприятия режима использовались нацистами для завоевания женской части общества на свою сторону, ознаменовали начало третьего, современного этапа изучения истории девичьих и женских организаций, наступившего в начале 1990?х гг. Этот этап характеризуется, во-первых, увеличением количества исследовательских работ, во-вторых, расширением их тематики и источниковой базы за счет привлечения многочисленных воспоминаний современниц и интервьюирования, в-третьих, повышенным вниманием историков к личностям руководительниц НСФ и БДМ.

Современная историография проблемы представлена работами немецких исследовательниц А. Кун, У. Фреверт, Л. Вагнер, А. Михель, Л. Кок, С. Вацке-Отте. В литературе утвердилось мнение, что немецкие женщины были сопричастны к преступлениям национал-социализма: одни из них оказались непосредственно замешанными в преступных действиях, другие поддерживали гитлеровский режим, участвовали в различных нацистских акциях и организациях  . Нацистская политика предоставила тысячам женщин возможность сделать карьеру вне дома и тем самым вызвала «побочный модернизационный эффект». И «хотя ни одной женщине не удалось подняться в высшие партийные и государственные органы, это не отличало Третий рейх ни от предшествующей, ни от следующей парламентской системы правления»  . Руководительницы женских организаций, принимая политические решения, были зависимы от партийных вождей, но именно на основании гендерной идеологии национал-социализма, четко разделявшей политическую (мужскую) и частную (женскую) сферы, они располагали значительным пространством для деятельности и влиянием в «сугубо женских» областях, а также имели возможность продвигаться по служебной лестнице  . Располагая реальной властью в поликратической системе Третьего рейха, руководительницы НСФ «являлись неотъемлемой составной частью нацистского партийного аппарата», а не были лишь исполнительницами воли партийных вождей-мужчин  .

Гитлеровская партия и государство использовали личные стремления молодых немок, например, потребность в получении хорошего профессионального образования, для достижения собственных политических целей  . Успех идеологической обработки в нацистских молодежных организациях объясняется тягой немецких девушек к гармоничному народному сообществу, их стремлением перешагнуть установленные обществом и государством гендерные границы и сделать профессиональную карьеру, а также соответствием повседневной деятельности участниц организаций их запросам: желанию вырваться из родительского дома, познакомиться с новыми местами и новыми людьми, обрести самостоятельность  .

Благодаря работам Дж. Стефенсон, немецкого социолога К. Бергер, немецкой исследовательницы А. Бёльткен, итальянского историка М. Ливи, а также австрийской исследовательницы А. М. Зигмунд (1998 г.) установлено, что имперская руководительница женщин Г. Шольц-Клинк всегда находилась под контролем партийных руководителей-мужчин. Занимая высокие должности в нескольких нацистских организациях, она обеспечила завершение унификации женского движения в Германии. Ее многочисленные выступления перед женской аудиторией являлись целенаправленной манипуляцией слушательницами, игрой на материнских чувствах, патриотизме, традиционных ценностях. Определенный успех НСФ у представительниц нижних социальных слоев – работниц и религиозно мыслящих селянок объяснятся пропагандистской ревальвацией их тяжелого повседневного труда, проявившейся в восхвалении женщин-тружениц и организации для них вечеров и различных курсов. Привлечение женщин из буржуазных кругов на сторону нацизма увенчалось успехом благодаря сохранению их привилегированного положения: им удавалось избегать всяких обязательных служб и поручений; они, вопреки призывам Шольц-Клинк, использовали макияж, следили за модой, не спешили обзаводиться детьми, а свое участие в работе НСФ ограничивали уплатой членских взносов  .

Следовательно, зарубежными учеными накоплен значительный объем материала по истории женщин, который осмысливается большинством исследователей сквозь призму гендерного подхода. Однако зарубежные авторы недостаточно освещают содержание пропаганды в нацистских девичьих и женских организациях, в том числе ее антибольшевистскую и расовую составляющую, повседневную жизнь участниц, взгляды нацистских активисток начала 1930-х гг. В зарубежной историографии нет обобщающей работы, в которой осмысливались бы место и роль трех самых массовых и влиятельных нацистских организаций в системе гендерных отношений Третьего рейха.

В отечественной историографии нет специальной работы, посвященной нацистскому девичьему и женскому движению, хотя первые публикации, имеющие отношение к теме диссертации, появились в нашей стране в 1930-е гг.  Фрагментарные сведения о нацистских девичьих и женских организациях встречаются в работах советских авторов 1960?1980-х гг., посвященных некоторым аспектам истории нацистской Германии и несвободных от некоторых фактических погрешностей и недостоверных данных  .

Изменение методологических подходов отечественных авторов к изучению истории германского нацизма и расширение тематики работ по германистике в нашей стране способствовали появлению в последнее десятилетие новых общих работ, включающих краткий анализ деятельности нацистских женских организаций, и специальных исследований по истории молодежи и женщин в Третьем рейхе. Авторы обобщающих работ – А. Ю. Ватлин, А. И. Патрушев, Л. Н. Корнева ? отмечают, что немецкая молодежь в силу ряда обстоятельств была особенно восприимчива к нацистской пропаганде, что руководство ГЮ учитывало стремление молодого поколения к самоорганизации и сумело использовать для индоктринации юношей и девушек «широкий спектр форм работы с молодежью». Характерный для германского фашизма акцент «на различие социальных ролей у юношей и девушек» выразился в создании отдельной организации для девушек – БДМ. Союз немецких девушек, как и ГЮ, придавал режиму дополнительную популярность и одновременно предоставлял еще одну возможность контроля над населением. Привлекательная для многих девушек деятельность в БДМ сопровождалась жесткой пропагандистской обработкой, внедрением в сознание девушек идеи расовой исключительности немцев и обожания фюрера, воспитанием повиновения  .

Истории Гитлерюгенда посвятил свои исследования С. В. Кормилицын, работы которого посвящены, однако, только юношеской части нацистской молодежной организации. Он отождествляет молодежь с мальчиками и юношами, совершенно не касаясь положения девочек и девушек в Третьем рейхе  . Не подкреплено сравнительным анализом заявление автора о том, будто «почти близнецами ГЮ» были пионерская и комсомольская организации в Советском Союзе и Союз Свободной Немецкой Молодежи (ССНМ) в ГДР  .

О. Ю. Пленков полагает, что НСФ не имела политического влияния. Ее руководительница Шольц-Клинк воспринимала нацистскую идеологию «довольно узко и упрощенно, но одобряла расистские и экспансионистские идеи Гитлера». Деятельность НСФ способствовала «полной идеологической унификации женщин в нацистской системе». Недостаточную популярность НСФ О. Ю. Пленков объясняет тем, что «политическая учеба была в высшей степени непривлекательна для женщин, тем более что руководство намеренно старалось поддерживать интеллектуальный уровень женского движения на самом примитивном уровне»  .

Е. А. Паламарчук доказывает, что национал-социалистам не удалось переориентировать женщин с профессионального труда на труд в семье и повернуть вспять процесс их эмансипации. Немки были лишены права распоряжаться своей личностью, поставленной на службу тоталитарному нацистскому режиму. Они не только несли груз семейных забот, но и реализовывали политику автаркии, а в годы войны сочетали производительный труд с производством потомства. Все же национал-социалистам удалось убедить многих женщин в значимости выполняемой ими миссии и интегрировать их в новое общество. Е. А. Паламарчук вписывает историю БДМ в общую историю Гитлерюгенда и в своем анализе специально не разделяет мальчиков и девочек, юношей и девушек. Он обоснованно утверждает, что нацисты прилагали особые усилия для привлечения на свою сторону молодого поколения и немало в этом преуспели, что молодежь, которая подвергалась тотальной идеологизации и политизации, воспринимала любые приказы руководства как выполнение долга перед фюрером и немецким народом  .

Таким образом, в отечественной научной литературе можно обнаружить лишь сведения справочного характера о БДМ, женской Службе труда и НСФ, отдельные факты и самые общие оценки их деятельности. Как правило, материалы о нацистском женском движении и гендерных отношениях в 1933?1945 гг. помещаются в общие работы по германской истории.

Целью исследования является осмысление роли нацистских девичьих и женских организаций в системе гендерных отношений Третьего рейха.

В качестве конкретных исследовательских задач выделяются:

? анализ официальной гендерной идеологии Третьего рейха и взглядов нацистских «феминисток» на гендерные отношения;

? изучение специфики конституирования крупнейших девичьих и женских организаций гитлеровской Германии, выявление этапов их развития и определение их места в нацистской политической системе;

? исследование численности, юридического и материального положения, социального состава корпуса руководительниц девичьих и женских организаций;

? изучение целей, средств, методов идеологической обработки участниц БДМ, женской РАД и НСФ, а также содержания пропаганды в названных организациях;

? характеристика деятельности девичьих и женских организаций в социально-экономической жизни и приватной сфере нацистской Германии.

Источниковую базу исследования составляет широкий круг архивных и опубликованных документов, содержащих подробную информацию о гендерных отношениях в Третьем рейхе, о нацистских девичьих и женских организациях.

В первую группу источников вошли законодательные акты Третьего рейха, опубликованные в «Имперском вестнике законов». Одни из них – законы о добровольной Службе труда, об Имперской службе труда, о Гитлерюгенде, распоряжение о сохранении экономики и финансов, указ о Вспомогательной военной службе ? прямо касались девичьих и женских организаций. Другие ? Уголовный и Гражданский кодексы Германской империи, законы о сокращении безработицы, о предотвращении потомства, больного наследственными болезнями, об уличных сборах, об обороне, о защите немецкой крови и немецкой чести, о защите молодежи, о защите работающей матери ? оказывали серьезное влияние на деятельность БДМ, РАД и НСФ  .

Ко второй группе источников относятся прочие официальные документы, касающиеся гендерных отношений в нацистской Германии и деятельности девичьих и женских организаций. Среди них ? распоряжения Гитлера, имперского организационного руководителя Г. Штрассера, заместителя фюрера по партии Р. Гесса, имперских фюреров молодежи Б. фон Шираха и А. Аксмана, имперских референтов БДМ Т. Бюркнер-Мор и Ю. Рюдигер, имперского комиссара Службы труда Ф. Зирупа, имперского трудового фюрера К. Гирля, руководительниц нацистских женских организаций Э. Цандер, Л. Готчевски и Г. Шольц-Клинк  .

В работе использовались приказы и распоряжения, отданные нижестоящими руководителями и инстанциями, а также официальная переписка, материалы съездов НСДАП 1934 и 1936 гг., материалы Нюрнбергского процесса над главными нацистскими преступниками  . Значительная часть источников этой группы хранится в фондах Российского государственного военного архива (РГВА) «Управление национальной безопасности Франции и бригады жандармерии», «Управление тайной государственной полиции (Гестапо) (г. Берлин)», «Министерство внутренних дел Германии», «Союз еврейской молодежи “Ринг” (г. Берлин)», «Материал о положении в Германии, деятельность немецких организаций (Коллекция)», «Материал различных ведомств и организаций (Коллекция)», «Министерство просвещения и пропаганды Германии», «Корман Мария, руководитель женской группы Союза гитлеровской молодежи в г. Житомире», «Имперское министерство хозяйства»  . Анализ этих источников дает возможность судить о борьбе в верхушке НСДАП за руководство женским движением, выявить основные этапы его развития, дать характеристику мировоззрению и политике его руководителей и руководительниц, сделать выводы о структуре, формах и методах работы БДМ, РАД и НСФ, о взаимоотношениях между отдельными инстанциями и руководителями, между начальствующим составом организаций и их рядовыми участницами, о содержании пропаганды в девичьих и женских организациях.

Эта информация дополняется публичными выступлениями официальных лиц: Гитлера, министра внутренних дел В. Фрика, министра народного просвещения и пропаганды Й. Геббельса, имперской руководительницы женщин Шольц-Клинк, имперского трудового фюрера Гирля, имперского фюрера молодежи Шираха  .

Третью группу источников составляют произведения информационного, справочного и пропагандистского характера, изданные молодежными и женскими организациями Третьего рейха, различными партийными и государственными инстанциями. Если информационные книги и брошюры предназначались, главным образом, для чиновников, то пропагандистские издания были рассчитаны на девочек, девушек, женщин, а также на родителей, чьи дети находились в БДМ или РАД. Авторами этих произведений часто были руководители девичьих и женских организаций  . Изучение этих изданий позволяет сделать выводы о взглядах лидеров молодежного и женского движения на задачи соответствующих организаций, на формы работы с их участницами, на воспитание девушек и девочек в тоталитарном государстве, на гендерные отношения в Третьем рейхе. Здесь также содержится разнообразная информация об истории девичьих и женских организаций, развитии их структуры, правилах приема, возможностях продвижения по карьерной лестнице.

Об идеологической обработке участниц БДМ свидетельствуют сборники песен, рекомендованных имперским управлением по работе с молодежью и отделом культурной работы обергау Вестфалия для заучивания участницами БДМ  .

Весьма информативным источником по истории РАД является научная литература нацистского периода – монографии, статьи  и докторские диссертации  , дающие представление не только о нацистской интерпретации истории Имперской службы труда, но и о том внимании, которое уделяли РАД ученые-юристы, экономисты, историки, педагоги в гитлеровской Германии. Особое значение имеют научно-педагогические публикации нацистского периода, изучение которых дает возможность проанализировать цели, средства и методы воспитания в женских трудовых лагерях, определить место РАД в системе педагогических учреждений Третьего рейха.

О содержании обучения и прививавшемся обитательницам трудовых лагерей мировоззрении свидетельствует учебная литература РАД  .

Четвертую группу источников образуют теоретические и программные произведения нацистского периода. Официальные нацистские взгляды на гендерные отношения, роль женщины в публичной и приватной сферах изложены в книгах Гитлера и ответственного за идеологическую работу в НСДАП рейхсляйтера А. Розенберга  . Анализ произведений нацистских активисток Г. Баумгарт, Г. Диль, Л. Готчевски, И. Райхенау, П. Зибер дает возможность охарактеризовать их гендерную идеологию, установить сходства и различия между их взглядами на гендерные отношения и убеждениями представительниц буржуазного женского движения, а также составить представление о расхождениях между ними и творцами «ортодоксальной» национал-социалистической доктрины  . Более точно определить историческое место нацистской гендерной идеологии позволило изучение теоретических произведений активисток пролетарского и буржуазного женского движения 1910-х – начала 1930-х гг. К. Цеткин, Г. Боймер и А. фон Цан-Харнак  .

Пятая группа источников включает материалы периодической печати и других периодических изданий. Периодика нацистских девичьих и женских организаций представлена журналами «Das Junge Deutschland» («Юная Германия»), «Das Deutsche Madel» («Немецкая девушка»), «JM-Fuhrerinnendienst» («Служба руководительниц ЮМ»), «Fuhrerinnenblatter des BDM» («Листки для руководительниц БДМ»), «NS-Frauenwarte» («Сторожевая башня национал-социалистических женщин»), «Der Arbeitsmann» («Работник»)  , ежегодниками РАД, БДМ и НСФ  .

Информация о деятельности нацистских девичьих и женских организаций, положении немецких женщин и девушек содержится и в других периодических изданиях: главном печатном органе НСДАП газете «Volkischer Beobachter» («Народный наблюдатель»), газете Германского трудового фронта «Der Angriff» («Атака») и других центральных и местных немецких газетах, а также в ежемесячном справочнике министерства народного просвещения и пропаганды «Das Archiv», публиковавшем информацию о важнейших политических, экономических и культурных событиях в Германии 

Сформировать представление о том, как воспринимались гендерные отношения в Германии, положение немецких девушек и женщин в СССР, позволило изучение советской периодической печати 1932?1945 гг. – органа ЦК и МК ВКП(б) газеты «Правда», органа ЦИК Союза ССР газеты «Известия», органа наркомата обороны СССР газеты «Красная звезда», органа ЦК и МК ВЛКСМ газеты «Комсомольская правда» и журнала «Работница» ? органа ЦК ВКП(б)  .

В шестую группу источников вошли воспоминания современниц и современников: министра военной промышленности А. Шпеера (1969)  , имперского трудового фюрера Гирля  , имперской руководительницы женщин Шольц-Клинк  , гауляйтера Гамбурга в 1920-е гг. А. Кребса  и пресс-референта БДМ в имперском управлении по работе с молодежью М. Машман (1963)  . История нацистских девичьих и женских организаций «снизу» представлена в многочисленных воспоминаниях рядовых участниц Службы труда и БДМ  .

Итак, настоящее исследование опирается на широкую источниковую базу, позволяющую решить поставленные исследовательские задачи.

Научная новизна диссертации обусловлена тем, что впервые в отечественной историографии гендерные отношения в Третьем рейхе и деятельность нацистских девичьих и женских организаций стали предметом специального исследования, основанного на современных методологических подходах. Установлена взаимосвязь нацистских гендерных представлений с другими постулатами идеологии национал-социализма, определены традиционные и новые составляющие этих представлений, раскрыта сущность взглядов нацистских «феминисток», выявлены причины создания национал-социалистических девичьих и женских организаций, установлены механизмы и степень доступа женщин к политической деятельности в Третьем рейхе, а также возможности их влияния на политику гитлеровского режима, показано влияние деятельности нацистского девичьего и женского движения на процессы модернизации общества и эмансипации женщин, охарактеризована роль БДМ, РАД и НСФ в экономической, социальной, демографической, расовой, поселенческой политике гитлеровской Германии.

В научный оборот вводятся источники, ранее не использованные исследователями. Это неопубликованные документы РГВА, некоторые материалы германской и советской периодической печати. В диссертации приводятся ранее неизвестные факты и данные о гендерной политике германского фашизма и нацистском женском движении, дается развернутая характеристика гендерной идеологии национал-социализма.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1) Гендерная идеология национал-социализма была неразрывно связана с неприятием модернизационных процессов, Веймарского государства, демократической формы правления; с антимарксизмом, расизмом и антисемитизмом. Нацистские вожди были убеждены, что эмансипация женщины грозит немецкому народу расовой деградацией и, в конечном счете, вымиранием.

2) Нацистский идеал гендерных отношений подразумевал сведение на нет результатов женской эмансипации и восстановление в полном объеме патриархатного господства. Однако гитлеровцы только на словах провозглашали своей целью реставрацию традиционной гендерной системы, в действительности же расистское мировоззрение вело к низвержению традиционных моральных основ отношений между мужчиной и женщиной, деформации представлений о феминности. Кроме того, необратимость многих результатов модернизации заставляла национал-социалистов признать «естественным» более широкое, нежели в традиционных обществах, присутствие женщин в публичной сфере.

3) Ярко выраженная антифеминная направленность идеологии национал-социализма обусловила стремление части активисток гитлеровского движения внести коррективы в официальную партийную доктрину. Нацистские «феминистки» не помышляли о полном политическом, экономическом и социальном равенстве между мужчиной и женщиной и тем более не покушались на такие основы идеологии НСДАП, как расизм, антисемитизм, резкое неприятие либерализма, марксизма, политической демократии. Но их попытка модифицировать «ортодоксальный» нацизм, заимствовав некоторые лозунги нефашистских женских организаций, закончилась провалом.

4) НСДАП, будучи мужским союзом, ограничила доступ в свои ряды женщин, однако национал-социалисты крайне нуждались в их поддержке сначала для привлечения на свою сторону избирательниц, а после прихода к власти – для установления тотального контроля над обществом и мобилизации всего населения на достижение целей гитлеровского режима. Выход был найден в создании специальных девичьих и женских организаций.

5) Подчинение всех девичьих и женских организаций Третьего рейха в той или иной мере руководителям-мужчинам отчуждало нацистских активисток от участия в выработке политической стратегии гитлеровского движения и режима, но не лишало их доступа в политическую сферу. Принцип фюрерства, являвшийся основой партийно-государственного строительства в нацистской Германии, предоставлял женщинам-руководительницам всех уровней независимость от мужчин и давал возможность принимать самостоятельные решения в рамках отведенных им сфер деятельности.

6) Поликратическая система власти, созданная в нацистской Германии, способствовала политической активности девичьих и женских организаций. Они оказались вовлечены в борьбу за сферы влияния и компетенции как друг с другом, так и с другими союзами, ведомствами и учреждениями Третьего рейха. Исход этой борьбы в каждом конкретном случае не был предрешен, а зависел от политической ловкости женщин-руководительниц и их умения найти себе влиятельных покровителей в партийно-государственной верхушке.

7) Создание многочисленного корпуса девушек и женщин-руководительниц противоречило нацистской идеологии, признававшей качества вождя лишь за мужчиной. Для немок, обладавших амбициями, волей, выдержкой и другими «мужскими» качествами, БДМ, РАД и НСФ открывали шансы на карьеру в гитлеровском «мужском государстве». Высокое жалованье и высокий формально-юридический статус руководительниц девичьих и женских организаций подтверждают, что в Третьем рейхе с деформированных формах продолжались процессы модернизации общества и эмансипации женщин.

8) Нацистские девичьи и женские организации противопоставляли себя феминистскому движению и были призваны воспроизводить гендерную асимметрию, готовить своих участниц к выполнению традиционных женских гендерных ролей, не допускать их в «мужские» сферы деятельности, а также внедрять нацистское мировоззрение. Особенно успешно последняя задача решалась в БДМ и РАД, которые предлагали девушкам привлекательные формы работы, аналогичные тем, что использовались в Гитлерюгенде и мужских трудовых лагерях.

9) Непоследовательность нацистской гендерной идеологии, противоречия между идеологическими догмами и практическими потребностями гитлеровского режима вылились в расплывчатость, подвижность границы между приватной и публичной сферами в Третьем рейхе. Девичьи и женские организации способствовали профессионализации и деприватизации материнства и домоводства, одновременно вовлекая немок в общественное производство, органы управления и вооруженные силы.

10) БДМ, РАД и НСФ способствовали реализации намерений нацистского партийного и государственного руководства в политической сфере, экономике, социальной сфере. Значительным был их вклад в наталистскую, расовую и поселенческую политику гитлеровского режима. Благодаря усилиям девичьих и женских организаций тоталитарная нацистская диктатура получила поддержку миллионов немецких женщин. Деятельность девичьих и женских организаций объективно способствовала упрочению нацистского господства, а значит и системы гендерных отношений в Третьем рейхе.

Научная и практическая значимость работы состоит в том, что материалы диссертации и ее выводы могут быть использованы при написании работ по истории германского фашизма, истории Второй мировой войны, истории женщин, а также при исследовании гендерных отношений и женских организаций в других тоталитарных государствах. Материалы диссертации могут использоваться при разработке спецкурсов и спецсеминаров по новейшей истории Германии, истории тоталитаризма, истории женщин и гендерной истории, а также в процессе преподавания курса новейшей истории стран Европы и Америки. Идеи и выводы диссертации могут быть полезны представителям государственных структур и общественных организаций, влияющих на развитие политической и социальной сфер российского общества.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы исследования изложены в 4 монографиях, 8 статьях в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК, а также в 36 статьях, докладах и других материалах, изданных в 1996–2010 гг. Общий объем публикаций – 103,39 п.л. Отдельные аспекты и положения работы были освещены в докладах на 4 международных, 2 всероссийских, 9 региональных и межвузовских конференциях в Ярославле, Воронеже, Нижневартовске, Днепропетровске, а также в докладах на семинаре в Германском историческом институте в Москве (ГИИМ) и на семинаре в университете г. Билефельда (ФРГ). Материалы диссертации использовались в ГОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского» при подготовке лекционного курса по новейшей истории стран Европы и Америки, специальных курсов и семинаров по новейшей истории Германии, истории германского национал-социализма, истории женщин в XX в., истории Второй мировой войны.

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти, заключения, списка использованных источников и литературы, списка сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, определены хронологические рамки, территориальные границы, объект и предмет исследования, даны историографический обзор и характеристика источников, сформулированы цель и задачи работы, представлены научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Гендерная идеология германского фашизма» проанализированы основные положения официальной идеологии Третьего рейха, касающиеся места и роли женщины в государстве, обществе, экономической жизни Германии, семье, а также взгляды активисток нацистского движения на гендерные отношения.

В первом параграфе «“Арийская” женщина в “ортодоксальной” нацистской идеологии» показано, что идеология национал-социализма аккумулировала накопившиеся в немецком обществе страх, недовольство, желание повернуть вспять общественное развитие. Теоретики нацизма исходили из «вечных» природных, биологических различий между полами и отводили каждому из них свои постоянные роли в обществе, считавшиеся «равноценными». Партия Гитлера стремилась сохранить за мужчинами ведущие позиции в управлении государством, в армии и экономике. Женщин нацисты хотели вернуть в семью, к домашнему очагу, изгнать их из сферы промышленного производства, из системы здравоохранения, правосудия, социального обеспечения, лишить политического равноправия. «Естественной» функцией женщины считались материнство, которое превратилось из частного дела в функцию государственной важности. «Борьба за рождаемость» против «неполноценных» и «чуждых в расовом отношении» приравнивалась к борьбе солдат на фронте.

Идеология Гитлера и его сторонников характеризовалась противоречивым сочетанием страстного желания опереться на историческую традицию, восстановить некоторые традиционные гендерные стереотипы и борьбы с такими явлениями доиндустриальной эпохи, как брак по расчету или осуждение внебрачных связей. Более того, нацистское мировоззрение вполне допускало труд женщин в качестве служащих бюро и учителей, поддерживало незамужних матерей и их детей, что не только соответствовало современным, модернистским тенденциям развития экономики, общества и морали, но и совпадало с требованиями феминистского движения.

Во втором параграфе рассматриваются взгляды нацистских активисток на гендерные отношения. Образованные, политически активные и симпатизирующие нацизму немки поддерживали многие ценности и идеалы гитлеровцев, такие как расовое учение, антисемитизм, национализм, неприятие демократических форм правления, антиинтеллектуализм, но противились ярко выраженным антифеминным тенденциям в нацистской партии. Нацистские активистки опасались, что эти тенденции приведут к превращению женщины в «домашнее животное», собственность и украшение мужчины, кухарку или уборщицу в доме. Впрочем, для многих из них речь шла даже не о равенстве между мужчинами и женщинами, а скорее о биологически обоснованной полярности, о разнородности сфер деятельности и обязанностей обоих полов. Они признавали равную значимость мужчин и женщин для «народного сообщества», право женщин на равную оплату труда, выбор профессии и рабочего места, на полное среднее и высшее образование. Самые радикальные из нацистских активисток выступали за военное обучение женщин и их участие в политике. При этом в сферу «политического» могли попадать сословно-профессиональные палаты, идущие на смену парламенту и всеобщему избирательному праву, а в более радикальном варианте – все уровни исполнительной и законодательной власти, а также дипломатия. Женский вопрос в среде нацистских активисток приравнивался по своей значимости к «великому» рабочему вопросу. Именно от их решения, считали они, зависит будущее Третьего рейха.

Во второй главе «Девичьи и женские организации в политической сфере нацистской Германии» анализируется положение Национал-социалистической женской организации, Союза немецких девушек и женской Службы труда в политической системе Третьего рейха.

В первом параграфе дается характеристика положения НСФ в гитлеровской партии и государстве. С первых лет существования НСДАП нацисты преднамеренно затрудняли для женщин доступ в партию и лишили их всякой возможности влиять на выработку партийной политики. В результате женщины были недостаточно представлены в НСДАП на всех этапах истории гитлеровского движения.

Среди созданных национал-социалистками ячеек во второй половине 1920-х гг. выделился Немецкий женский орден (ДФО). Его руководительница Э. Цандер безоговорочно соглашалась с официальными партийными взглядами на гендерные отношения, категорически отвергала вторжение женщины в политическую, «мужскую» сферу и направила активность участниц ДФО в русло социальной и благотворительной деятельности. Нацистские руководители разных уровней активно вмешивались в дела ДФО на местах, а верхушка партии решала его судьбу. Однако ДФО все-таки создавал нишу для формального и неформального влияния женщин в нацистском движении. В соответствии с уставом ДФО и сама Цандер, и руководительницы в гау и местных группах управляли своими подчиненными, воспитывали девушек и женщин, принимали самостоятельные решения по текущим вопросам, а съезд ДФО мог вносить изменения в устав ордена. Даже положения об увольнении из ордена свидетельствуют о возможностях женщин оказывать влияние на публичную сферу: противодействовать целям ордена, совершать порочащие действия, распространять слухи, давать повод для споров и смуты не только в собственной организации, но и в «мужском союзе» ? НСДАП.

В результате активизации работы нацистской партии среди женщин и стремления партийного руководства устранить неразбериху и конфликты вокруг различных женских групп, поставив нацистских активисток под свой контроль, возникла НСФ. Итогом интриг и борьбы в верхушке гитлеровской партии стало назначение на должность главы НСФ Г. Шольц-Клинк, полностью отвергавшей феминистские требования и безоговорочно признававшей примат мужчин в публичной сфере. Она завершила начатую сразу после прихода нацистов к власти унификацию женского движения, причем использование национал-социалистами лозунгов, близких немкам из буржуазной и мелкобуржуазной среды, способствовало вступлению бывших участниц различных женских объединений в НСФ.

Хотя возглавлявшаяся Шольц-Клинк организация не включала в свой состав всех или даже большинство немецких женщин, с началом Второй мировой войны она значительно выросла. Активизация работы НСФ в генерал-губернаторстве и оккупированных странах Западной Европы, контакты с женскими организациями государств-союзников Германии способствовали идеологической обработке этнических немок за границей и считавшихся «полноценными в расовом отношении» жительниц зарубежных стран, служили реализации расовой и демографической политики гитлеровского режима, укрепляли международный авторитет Третьего рейха.

Во втором параграфе «Союз немецких девушек в политической системе нацистской Германии» установлено, что национал-социалистам в Веймарской республике удалось занять нишу в работе с женской молодежью, потеснив социал-демократические, коммунистические и католические молодежные и женские организации. Проведенная в 1932 г. унификация нацистского девичьего движения позволила руководству НСДАП навязать юным национал-социалисткам организационные формы и принципы, наиболее удобные с точки зрения контроля над БДМ, его эффективного использования в интересах верхушки гитлеровской партии. Незадолго до прихода национал-социалистов к власти Союз немецких девушек стал частью единой нацистской молодежной организации ? Гитлерюгенда. Ведущие посты в ней заняли мужчины, а руководительницы соответствующего уровня превратились в референтов с консультативными функциями. На местах была закреплена самостоятельность групп, вмешательство фюреров ГЮ в организационную жизнь БДМ было запрещено.

В 1933?1934 гг. БДМ был интегрирован в новую политическую и административную систему Германии. Он превратился в массовую организацию, его аппарат был приспособлен к новым условиям, а инакомыслящие были исключены из рядов организации. После прихода национал-социалистов к власти были найдены подходящие кандидатуры на пост первого лица в девичьей организации – Т. Бюркнер и сменившая ее Ю. Рюдигер. Им удалось обеспечить стабильный рост численности БДМ, сначала – на основании добровольного членства, а с конца 1936 г. – путем принуждения. Еще больше ряды БДМ выросли после создания в 1938 г. подразделения «Вера и красота».

В 1939?1945 гг. участниц БДМ чаще всего использовали в традиционных «женских» сферах: воспитании, уходе за детьми, на социальной и культурной работе. БДМ внес большой вклад в медико-санитарную подготовку немецких девушек и их обучение основам противовоздушной обороны. При этом руководство нацистской девичьей организации стремилось сохранить основные элементы довоенной службы девушек – домашние вечера и спортивные занятия, налаживало контакты с зарубежными молодежными организациями в странах-союзницах, создавало филиалы для этнических немок на оккупированных европейских территориях.

В третьем параграфе «Основные этапы развития женской Службы труда» доказывается, что организаторы Службы труда в Веймарской республике видели ее главную задачу в разгрузке рынка труда, главным образом, за счет отправки в лагеря молодых безработных мужчин. Однако в нацистской Германии женская РАД превратилась в организацию, призванную осуществлять идеологическую обработку своих участниц и оказывать помощь немецким домохозяйкам, многодетным матерям, крестьянкам. Идеологически мотивированные планы расширения Службы труда во второй половине 1930-х гг. пришли в противоречие с военными и экономическими интересами нацистского режима и были блокированы неразберихой административных компетенций. В экономической сфере серьезную конкуренцию женской РАД составлял «обязательный год», а в деле воспитания девушек – БДМ и НСФ. Хотя в 1932?1939 гг. женская РАД выросла примерно в 3,5 раза, введение всеобщей трудовой повинности для женщин не повлекло за собой поголовного призыва в трудовые лагеря. Принцип фюрерства, в соответствии с которым была организована женская РАД, ставил женщин в Службе труда под контроль мужчин и лишал их всякой возможности изменить это положение. В годы Второй мировой войны женская Служба труда стала кадровым резервуаром для замены мужчин сначала в военной промышленности, а затем и в вооруженных силах. Массовое использование девушек в армии, промышленности и городском хозяйстве противоречило прежнему идеологически мотивированному распределению гендерных ролей.

В третьей главе «Корпус руководительниц нацистских девичьих и женских организаций» исследуются численность, социальное происхождение, уровень образования, система подготовки, социальный статус и положение в системе власти нацистской Германии руководительниц НСФ, женской РАД и БДМ.

В первом параграфе «Руководящий состав женской Службы труда» показано, что получение постоянного места в РАД давало возможность молодым женщинам, имевшим высшее педагогическое, юридическое, медицинское образование, применить свои знания на практике и сделать профессиональную карьеру. Для выпускниц средних школ зачисление в основной состав РАД было единственной альтернативой раннему замужеству. Многие девушки начали профессиональную карьеру в РАД, руководствуясь желанием быть полезными фюреру и немецкой нации, стремясь вырваться из-под опеки родителей и обрести возможность принимать самостоятельные решения. Жалованье, которое государство выплачивало руководительницам Службы труда, было сравнимо с доходами многих мужчин и превышало доходы подавляющего большинства немецких женщин в годы нацистской диктатуры. Школы РАД, распорядок дня и быт в которых дублировали образ жизни обитательниц трудовых лагерей, были призваны развить природные задатки будущих начальниц, дополнить «врожденные» способности к руководству людьми теоретическими знаниями и практическими умениями. Роль связующего звена между девушками-работницами и руководством РАД играла начальница трудового лагеря. Именно она, едва ли достигшая 25-летнего возраста, с успехом выполняла свою миссию и становилась для подчиненных примером и в службе, и в жизни.

Во втором параграфе дана характеристика начальствующего состава Союза немецких девушек. Нацисты, стремившиеся приобрести на свою сторону все молодое поколение, поручили выполнение этой задачи юным руководительницам БДМ. Именно возможность отдавать приказы и распоряжения, руководить, располагать властью привлекала в нацистскую молодежную организацию многих девушек. Для подготовки многочисленного корпуса БДМ-фюрерин была создана разветвленная сеть школ, лагерей и курсов, но девушки получали здесь не педагогические знания, умения и навыки, а подвергались идеологической обработке и позднее были вынуждены самостоятельно искать пути воспитательного воздействия на подчиненных им ровесниц. Авторитет руководительницы БДМ основывался на ее праве отдавать обязательные для исполнения распоряжения и налагать взыскания, что визуально подчеркивалось ношением униформы со знаками различия. Образцовый внешний вид и безупречное поведение олицетворяли идеал БДМ-фюрерин, во всем берущей пример с Гитлера, беспрекословно выполняющей все приказы вышестоящего начальства и умеющей завоевать любовь подчиненных. В реальной жизни руководительницы низшего звена – (юнг)медельшафтов и (юнг)медельшаров – были 16?17-летними школьницами, переживавшими из-за того, что служба в БДМ на общественных началах не оставляла времени на учебу, и боявшимися не справиться со своими обязанностями в девичьей организации.

В третьем параграфе «Корпус руководительниц НСФ» установлено, что нацистское государство открыло сотням тысяч немок доступ в политическую сферу и тем самым сделало шаг в направлении модернизации немецкого общества. Хотя руководительницы Национал-социалистической женской организации на всех уровнях были подчинены мужчинам, они располагали пространством для самостоятельных действий. Их статус как партийных чиновников формально подтверждался выдачей удостоверения, высокой оплатой штатных сотрудниц иерархической пирамиды и предоставлением им иных видов материального вознаграждения, ношением форменного платья со знаками различия, правом отдавать обязательные для исполнения распоряжения, наличием разветвленной системы профессиональной подготовки к руководящей деятельности. Свое неформальное подтверждение этот статус находил в поддержании личных и служебных контактов с мужчинами-руководителями соответствующего уровня, а также в том факте, что имперская руководительница женщин неоднократно вступала в конфликты с представителями нацистской верхушки и находила влиятельных покровителей. За тщательно создаваемым пропагандой и самими активистками НСФ образом скромной, исполнительной и послушной помощницы начальников-мужчин скрывалась «амазонка», отнюдь не соответствующая гендерным стереотипам, готовая выполнять серьезные политические задачи и наделенная соответствующими качествами: чувством ответственности, умением руководить, дисциплинированностью, профессиональной компетентностью, хорошим образованием и высоким интеллектом.

В четвертой главе «Воспитание участниц девичьих и женских организаций» рассматриваются цели, методы, содержание и результаты идеологической обработки в БДМ, женской РАД и НСФ.

В первом параграфе дается характеристика воспитательной работы в Союзе немецких девушек. Гитлеровцы старались превратить БДМ в антипода феминистского движения, который, действуя параллельно с семьей и школой, был призван подготовить девушек к роли домохозяйки и матери. Откровенно пренебрегая научными педагогическими знаниями, руководители девичьего союза сумели создать собственную систему воспитания, включавшую участие в домашних вечерах, спортивных занятиях и походах, а также строгую регламентацию поведения участниц БДМ во «внеслужебное» время. Физкультура и спорт поглощали 2/3 времени, которое юные немки проводили в местной ячейке девичьего союза. Новшествами, которые являлись выражением деформированного национал-социализмом процесса женской эмансипации, стали походы, лагерная жизнь, длительное пребывание в коллективе сверстниц. Важной характеристикой спортивной работы в БДМ является ее тесная связь с культивированием нацистской идеологии и подготовка девушек к решению расовых и демографических задач, которые ставил гитлеровский режим. Существенной составляющей идеологической обработки участниц БДМ было воспитание преклонения перед вождем. Образы врага в БДМ соответствовали постулатам нацистского мировоззрения, важной частью которого была расовая доктрина, отрицавшая за «неполноценными в расовом отношении» или «разложившимися» народами мира право на существование.

Во втором параграфе анализируется воспитание в женских трудовых лагерях. Руководители женской Службы труда провозгласили целью воспитания девушек их превращение в лояльных исполнительниц воли руководящей верхушки и в убежденных сторонниц гитлеровского мировоззрения. Преднамеренная изоляция обитательниц лагерей от окружающего мира, субординация и униформа лишали молодых женщин возможности проявить свою индивидуальность и приводили к нивелировке существовавших в обществе социальных различий. Распорядок дня, продуманный и регламентированный до последней минуты, держал их в постоянном движении и напряжении. Физическое воспитание и занятия по домоводству способствовали формированию психологической готовности стать многодетной матерью и образцовой домохозяйкой, а политические занятия придавали «научность» внушавшимся в лагере убеждениям и взглядам. Существенное значение в лагерном воспитании отводилось не только конкретному содержанию политического обучения, но и символическим, ритуальным формам влияния. Несмотря на тотальный крах германского нацизма и послевоенное «преодоление прошлого», пребывание в трудовых лагерях навсегда осталось в памяти бывших работниц как «радостное и счастливое время», наполненное «веселыми и прекрасными» событиями.

В третьем параграфе «Идеологическая обработка участниц НСФ» установлено, что пропаганда женской организации была нацелена на воспроизводство гендерных стереотипов, отводивших немкам место лишь в приватной сфере. Спутницей мужчины-воина была женщина-мать, не имеющая ничего общего с эмансипированной «новой женщиной» Веймарской Германии и отдающая все силы служению «народному сообществу». Культ материнства в пропаганде НСФ сочетался культом фюрера, расизмом и антисемитизмом. В пропагандистскую деятельность женской организации были вовлечены все главные отделы имперского управления НСФ – «Материнская служба», «Народное хозяйство – домашнее хозяйство», «Пограничные территории и заграница» ? и все ступени административной пирамиды вплоть до местных ячеек. Эта деятельность всегда была предметом усиленного внимания руководства НСФ и строго регламентировалась им. Наряду с вечерами местных ячеек и различной печатной продукцией для распространения нацистского мировоззрения и актуальных правительственных лозунгов использовались новейшие средства массовой информации: радиопередачи, узкопленочные и широкоформатные фильмы, диафильмы.

В пятой главе «Девичьи и женские организации в социально-экономической и приватной сферах Третьего рейха» проанализированы функции БДМ, женской РАД и НСФ в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, в сфере услуг, домоводстве и семейной сфере, дана оценка их роли в реализации экономических, социальных, демографических, расовых планов германского фашизма.

Первый параграф посвящен изучению деятельности Союза немецких девушек в социально-экономической области. В 1933?1935 гг. БДМ включился в кампанию борьбы с «двойной занятостью» и ратовал за уход девушек с промышленных предприятий в семью, сельское и домашнее хозяйство. Начиная с 1936 г. руководство БДМ стало проявлять интерес к положению молодых промышленных работниц, сочетая пропаганду «чисто женских» профессий в городах с оправданием женского труда в индустрии. Привлечение женской молодежи в промышленность в годы Второй мировой войны трактовалось девичьим союзом как чрезвычайная и временная мера. Несмотря на эти изменения правительственной политики на женском рынке труда и тактические перемены в пропаганде БДМ, основная идея агитационных усилий и практической деятельности девичьего союза оставалась неизменной – ориентация молодых немок на «женские» профессии или виды работ, служившие подготовкой к грядущему бытию домохозяйки и матери. Участие БДМ в реализации поставленных нацистским государством экономических задач выражалась в организации имперского профессионального соревнования, создании Девичьей сельской службы БДМ, открытии школ домоводства, привлечении девушек к принудительному одногодичному труду в сельском хозяйстве. Девичья организация Третьего рейха была не только инструментом экономической политики нацизма, но и привносила в реализацию намерений правительства собственные представления и идеи, а порой и подвергала критике государственные мероприятия.

Во втором параграфе «Женская РАД и управление рабочей силой в нацистской Германии» дана характеристика использования обитательниц трудовых лагерей в сельском хозяйстве, промышленности и социальной сфере в 1933?1945 гг. После установления нацистской диктатуры руководители женской Службы труда превратили трудовые лагеря из инструмента борьбы с молодежной безработицей в учреждения, служащие идеологическим приоритетам режима. В ходе унификации лагеря были перенесены в сельскую местность и сориентированы на оказание помощи многодетным крестьянским семьям. Во время Второй мировой войны женская РАД была вовлечена в реализацию расово-демографических планов гитлеровского правительства на оккупированных восточных территориях и внесла вклад в расселение здесь этнических немцев и пропаганду расовой теории нацистов. Руководство РАД под давлением военного командования и правительственных экономических инстанций было вынуждено сотрудничать с владельцами крупных заводов и фабрик. Кроме того, девушки заменили десятки тысяч мужчин в вооруженных силах. Ничтожно малое участие Службы труда в борьбе с молодежной безработицей, высокая стоимость рабочей силы, предоставляемой женскими трудовыми лагерями крестьянам, военным предприятиям и муниципалитетам, трудности, связанные с решением бесчисленных организационных вопросов, позволяют уверенно говорить об экономической неэффективности женской РАД как организации принудительного труда. Расходование на ее содержание огромных бюджетных средств оправдывалось только ее воспитательным эффектом.

В третьем параграфе показано, что НСФ сыграла важную роль в реализации расово-демографических планов германского фашизма, профессионализировала и деприватизировала материнство. Практические меры по поддержке материнства и детства, которые распространялись не только на население Рейха, но и на этнических немок в оккупированных странах Европы, принимала специально созданная в рамках НСФ Имперская служба матерей (РМД). Большой популярностью пользовались организуемые РМД учебные мероприятия. Посещение миллионами немок материнских, кулинарных, медицинских и прочих курсов профессионализировало материнство и повышало его социальную значимость. Распространение практических знаний способствовало лучшему уходу за детьми и, следовательно, – улучшению демографических показателей, а идеологическая обработка слушательниц приближала их к нацистскому идеалу «хранительницы расы», ответственной как за производство на свет здорового и полноценного потомства, так и за его воспитание. Наконец, само обучение матерей стало профессией для многих женщин и давало работу по специальности тысячам врачей, медицинских сестер, социальных работниц, учительниц.

Переориентация немецких домохозяек на приобретение отечественных товаров, потребление определенных продуктов, призывы к бережному обращению с продовольствием, предметами домашнего обихода, мебелью внесли вклад в подготовку гитлеровской Германии к войне и поддержание довольно высокого уровня жизни населения во время войны. Бойкотирование еврейских магазинов позволяет говорить о вовлеченности НСФ в антисемитскую политику нацизма, а поддержка отечественных производителей ? в экономическую и социальную политику. Дававшиеся на курсах, консультациях, в женских журналах советы по оформлению жилища были направлены на изменение стиля жизни миллионов немецких семей, приближая его к буржуазным идеалам.

В заключении обобщены результаты диссертационного исследования, сформулированы основные выводы работы.

Основные выводы и положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии:

  1. Ерин М. Е., Ермаков А. М. «Имперская трудовая повинность» в нацистской Германии (1933-1945 гг.). Ярославль: ЯрГУ им. П. Г. Демидова, 1998. – 196 с. (11,4 п.л. Авторский вклад ? 5,7 п.л.).
  2. Ермаков А. М. «Школа немецкой нации»: женская Служба труда в нацистской Германии. Монография. – Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2006. – 260 с. (16,37 п.л.).
  3. Ермаков А. М. Союз немецких девушек в нацистской Германии. ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2007. – 227 с. (14,18 п.л.).
  4. Ермаков А. М. «Из благодарности фюреру, из любви к родине»: Нацистское женское движение в Германии (1921?1945 гг.). – Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2008. – 259 с. (16,19 п.л.).

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Ермаков А. М. Воспитание девушек в нацистских трудовых лагерях // Вестник Костромского государственного университета. 2005. № 8. ? С. 44?48. (0,5 п.л.).
  2. Ермаков А. М. Корпус руководительниц в нацистской Службе труда // Вестник Костромского государственного университета. 2005. № 9. ? С. 42?46. (0,5 п.л.).
  3. Ермаков А. М. Физическая подготовка в воспитательной работе Союза немецких девушек (1933?1945 гг.) // Вестник Костромского государственного университета имени Н. А. Некрасова. 2006. № 6. ? С. 103?107. (0,5 п.л.).
  4. Ермаков А. М. Гендерные роли женщины в идеологии германского фашизма // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. 2010. Выпуск 31. – М.: ИВИ РАН, 2010. ? С. 36?53. (1,1 п.л.).
  5. Ермаков А. М. Нацистская женская организация и деприватизация домоводства в Третьем рейхе // Ярославский педагогический вестник. 2010. №1. ? С. 234?239. (0,7 п.л.).
  6. Ермаков А. М. Маскулинность и гендерные роли мужчины в мировоззрении Гитлера // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2010. № 1. ? С. 28?37. (1,2 п.л.).
  7. Ермаков А. М. Конструирование образа Советского Союза в Национал-социалистической женской организации // Научные ведомости Белгородского государственного университета. 2010. № 1. С. 175?182. (1,0 п.л.)
  8. Ермаков А. М. Союз немецких девушек в годы Второй мировой войны // Ярославский педагогический вестник. 2010. №2. ? С. 89?97. (1,1 п.л.).

Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

  1. Ермаков А. М. Женская «Трудовая повинность» в нацистской Германии (1933-1939 гг.) // Ярославский педагогический вестник. 1996. № 3. ? С. 55?59. (0,5 п.л.).
  2. Ермаков А. М. Женская «трудовая повинность» в нацистской Германии (1933-1939 годы) // Женщины в истории: возможность быть увиденными. Сборник научных статей. Выпуск 1. ? Мн.: БГПУ им. Максима Танка, 2001. ? С. 180-188. (0,5 п.л.).
  3. Ермаков А. М. Женская «служба труда» в Германии в годы второй мировой войны // Женщины в истории: возможность быть увиденными. Сборник научных статей. Выпуск 2. ? Мн.: БГПУ им. Максима Танка, 2002. ? С. 198-215. (1,1 п.л.).
  4. Ермаков А. М. Женщины в «мужском государстве»: Вспомогательная военная служба в нацистской Германии // Актуальные проблемы всеобщей истории: Дипломатия и безопасность, коммуникация и политическая культура, гендер. ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2003. ? С. 86-94. (0,5 п.л.).
  5. Ермаков А. М. Брак, материнство и семья в нацистской идеологии и государственной политике Германии межвоенного времени  // Женщины в истории: возможность быть увиденными. Сборник научных статей. Выпуск 3. ? Мн.: БГПУ им. Максима Танка, 2004. С. 236-254. (1,2 п.л.).
  6. Ермаков А. М. Женщина в идеологии национал-социализма // Вестник Костромского государственного университета. 2004. № 4. Специальный выпуск. ? С. 80-84. (0,5 п.л.).
  7. Ермаков А. М. Имперская служба труда в Германии в воспоминаниях ее участниц (2000-2003 гг.) // Ярославский педагогический вестник. 2005. №1. ? С. 37?44. (1,0 п.л.).
  8. Ермаков А. М. Подготовка руководящих кадров женской Службы труда в нацистской Германии // Вопросы истории и обществознания: Материалы конференции «Чтения Ушинского». ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2005. ? С. 206?224. (1,1 п.л.).
  9. Ермаков А. М. Союз немецких девушек и реформа женского образования в нацистской Германии // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2006. № 14. ? С. 42?49. (0,8 п.л.).
  10. Ерин М. Е., Ермаков А. М. Новая отечественная концепция истории Третьего рейха // Ярославский педагогический вестник. 2006. №3. ? С. 15?21. (0,7 п.л. Авторский вклад – 0,35 п.л.).
  11. Ермаков А. М. Конструирование женских образов в Союзе немецких девушек // Вопросы отечественной и зарубежной истории: Материалы конференции «Чтения Ушинского». ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2006. ? С. 79?97. (1,1 п.л.).
  12. Ермаков А. М. Политическое обучение в нацистских женских трудовых лагерях // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2006. № 15. ? С. 36?42. (0,7 п.л.).
  13. Ермаков А. М. Подготовка руководящих кадров в Союзе немецких девушек // Новейшая история Германии. Труды молодых ученых и исследовательские центры: (сборник). ? М.: КДУ, 2007. – С. 107-127. (1,25 п.л.).
  14. Ермаков А. М. «Против большевистского террора и власти золота»: образы врага в пропаганде Союза немецких девушек // «Стремления разума»: образы в истории, историографии, культуре и политике: сборник научных трудов. ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2007. ? С. 103?114. (0,75 п.л.).
  15. Ермаков А. М. Нацистская Германия и положение женщин в СССР в середине 1930-х гг. // Вопросы толерантности в изучении и преподавании новой и новейшей истории. ? Киров: Изд-во ВятГГУ, 2007. – С. 29?45. (1,0 п.л.).
  16. Ермаков А. М. На втором плане в Третьем рейхе: имперский трудовой фюрер Константин Гирль // Человек второго плана в истории. Выпуск 3: Сборник научных статей. Отв.ред. Н. А. Мининков. Ростовское отделение РОИИ. – Ростов-н/Д, 2006. – С. 200?215. (1,0 п.л.).
  17. Ермаков А. М. «Сестра Марта», «стерва Шарлота» и другие: образы немецкой женщины в советской периодической печати 1933?1945 гг. // Вопросы отечественной и зарубежной истории, политологии, образования: Материалы конференции «Чтения Ушинского». ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2007. ? С. 69?78. (0,6 п.л.).
  18. Ермаков А. М. Идеал женственности в Союзе немецких девушек // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. ? М.: ИВИ РАН, 2008. № 15. ? С. 185?210. (1,6 п.л.).
  19. Ермаков А. М. «Женщина – не только кухарка и уборщица»: гендерная идеология нацистских «феминисток» // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. ? М.: ИВИ РАН, 2008. № 16. ? С. 93?126. (2,1 п.л.).
  20. Ермаков А. М. Антибританская пропаганда в нацистских девичьих и женских организациях // От Елизаветы I до Елизаветы II: проблемы британской истории в новое и новейшее время: сборник статей. – Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2008. – С. 136?145. (0,6 п.л.).
  21. Ермаков А. М. «Амазонки» Третьего рейха: Корпус руководительниц Национал-социалистической женской организации // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2009. № 1. ? С. 46?56. (1,3 п.л.).
  22. Ермаков А. М. «В Германии все совсем иначе»: конструирование образа Советского Союза в Национал-социалистической женской организации // Международные отношения в XX веке: сборник научных статей. Вып. 2. – Киров: Изд-во ВятГУ, 2009. ? С. 122?138. (1,0 п.л.).

Тезисы выступлений на научных конференциях:

  1. Ермаков А. М. «Вспомогательная военная служба» в нацистской Германии // Вопросы отечественной и зарубежной истории: Материалы конференции «Чтения Ушинского» исторического факультета. ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2002. ? С. 121-123. (0,1 п.л.).
  2. Ермаков А. М. Культ «германской матери» и материнство в третьем рейхе // Вопросы отечественной и зарубежной истории: Материалы конференции «Чтения Ушинского» исторического факультета. ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2003. ? С. 117-122. (0,3 п.л.).
  3. Ермаков А. М. История женщин в XX в. в современных российских и немецких школьных учебниках // Учитель истории в начале XXI века: содержание и технологии подготовки и повышения квалификации в условиях модернизации педагогического образования: Тезисы докладов международной научной конференции. ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2004. ? С. 83-86. (0,2 п.л.).
  4. Ермаков А. М. Брак, семья и материнство в идеологии германского национал-социализма // История идей и история общества: Материалы II Всероссийской научной конференции. ? Нижневартовск: Нижневарт. гос. пед. ин-т, 2004. ? С. 56-58. (0,1 п.л.).
  5. Ермаков А. М. «Ячейка, в которой зреет будущее Германии»: брак и семья в идеологии национал-социализма // Вопросы истории и обществознания: Материалы конференции «Чтения Ушинского». ? Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2004. ? С. 182?188. (0,3 п.л.).
  6. Ермаков А. М. Женская Служба труда на оккупированных восточных территориях // Матерiали Мiжнародноi науково-практичноi конференцii «Днi науки 2005». Том 17. Iстория. ? Днiпропетровськ: Наука i освiта, 2005. ? С. 20?23. (0,2 п.л.).
  7. Ермаков А. М. Имперская служба труда в Германии в текстах воспоминаний ее участниц (2000-2003 гг.) // Человек в информационном пространстве. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4. ? Ярославль: Изд-во «Истоки», 2005. ? С. 122?125. (0,2 п.л.).
  8. Ермаков А. М. Концепция равноценности полов в нацистской Германии // Матерiали II Мiжнародноi науково-практичноi конференцii «Днi науки 2006». Том 21. Iстория. ? Днiпропетровськ: Наука i освiта, 2006. ? С. 10?14. (0,2 п.л.).
  9. Ермаков А. М. Застольные разговоры в «Волчьем логове»: женщина в мировоззрении Гитлера // Человек в информационном пространстве. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 5. ? Ярославль: Изд-во «Истоки», 2006. ? С. 70?74. (0,2 п.л.).
  10. Ермаков А. М. История женщин в XX веке в современной учебной литературе // Методологические, теоретические и прикладные проблемы образования и их решение в условиях реализации приоритетного национального проекта «Образование». ? Ярославль: ГОУ ЯО СПО Ярославский педагогический колледж, 2007. ? С. 185?187. (0,1 п.л.).
  11. Ермаков А. М. Гендерная идеология нацистских «феминисток» // История идей и история общества: Материалы VI Всероссийской научной конференции. – Нижневартовск: НГГУ, 2008. С. 125?128. (0,1 п.л.).
  12. Ермаков А. М. Антибританская пропаганда в нацистских девичьих и женских организациях // Британия: история, культура, образование: тезисы докладов международной научной конференции, 28?29 мая 2008 г. – Ярославль, Изд-во ЯГПУ, 2008. ? С. 169?172. (0,1 п.л.).

Учебные пособия для студентов:

  1. Ермаков А. М. Германский национал-социализм: Практикум. – Ярославль: ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2002. – 160 с. (10,0 п.л.).
  2. Ермаков А. М. Женщины в Германии в первой половине XX века: Практикум. – Ярославль: ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2003. – 96 с. (6,0 п.л.).

 

 

 

Ермаков Александр Михайлович

Нацистские девичьи и женские организации

в системе гендерных отношений Третьего рейха

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени доктора исторических наук

 

 

 

 

 

 

Подписано в печать _____________ 2010 г.

Формат 60х84/16.

Усл. печ. л. 2,5. Уч. изд. л. 2,5. Тираж 100 экз.

Заказ №___

Издательство Ярославского государственного педагогического университета им. К. Д. Ушинского (ЯГПУ)

150000, Ярославль, ул.Республиканская, 108

Типография ЯГПУ им. К. Д. Ушинского

150000, Ярославль, Которосльная наб., 44.

Reichsgesetzblatt 1871?1944. Teil I.

Hitler A. Reden, Schriften, Anordnungen: Februar 1925 bis Januar 1933. Hrsg. vom Institut fur Zeitgeschichte. ? Munchen, 1992; Anordnungen des Stellvertreters des Fuhrers. ? Munchen, 1937; Arendt H-J., Hering S., Wagner L. (Hrsg.). Nationalsozialistische Frauenpolitik vor 1933: Dokumentation. ? Frankfurt am Main, 1995; Gersdorff U. Frauen im Kriegsdienst 1914?1945. ? Stuttgart, 1969; Der Kongre? zu Nurnberg vom 5. bis 10. September 1934. Offizieller Bericht uber den Verlauf des Reichsparteitages mit samtlichen Reden. 2. Aufl. ? Munchen, 1935; Der Parteitag der Ehre vom 8. bis 14. September 1936. Offizieller Bericht uber den Verlauf des Reichsparteitages mit samtlichen Kongre?reden. ? Munchen, 1936.

Der Jungmadeldienst. Ubersicht uber Wesen, Form und Arbeit des Jungmadelbundes in der HJ. ? Berlin, 1940; Obergaubefehl NSDAP, Bund Deutscher Madel in der HJ, Obergau Ruhr-Niederrhein (10), A 4/37. Marz 1937; Der Proze? gegen die Hauptkriegsverbrecher vor dem Internationalen Militargerichtshof. Bd. XXV. ? Nurnberg, 1947.

Российский государственный военный архив. Ф. 172, 501, 720, 1207, 1344, 1346,1363, 1449, 1458.

Hitler A. Reden, Schriften, Anordnungen: Februar 1925 bis Januar 1933. Hrsg. vom Institut fur Zeitgeschichte. ? Munchen, 1992; Frick W. Die deutsche Frau im nationalsozialistischen Staate. ? Langensalza, 1934; Goebbels J. Signale der neuen Zeit. ? Munchen, 1940; Hierl K. Ausgewahlte Schriften und Reden. ? Munchen, 1941; Rede der Reichsfrauenfuhrerin Frau Gertrud Scholtz-Klink im Spotrpalast in Berlin am 13. Juni 1940 // NS-Frauenwarte. 9. Jg. (1940). Heft. 2. S. 24?25; Schirach B. Revolution der Erziehung. Reden aus den Jahren des Aufbaus. ? Munchen, 1942.

Scholtz-Klink G. Aufbau des Deutschen Frauenarbeitsdienstes. ? Leipzig, 1934; Scholtz-Klink G. Verpflichtung und Aufgabe der Frau im nationalsozialistischen Staat. ? Berlin, 1936; Hierl K. Arbeitsdienst // Die Verwaltungsakademie. Handbuch fur Beamten im nationalsozialistischen Staat. Bd. 2. ? Berlin, Wien. 1939; Gottschewski L. Mannerbund und Frauenfrage. Die Frau im neuen Staat. ? Munchen, 1934; Schirach B. Die Hitler-Jugend. Idee und Gestalt. ? Berlin, 1934; Burkner T. Der Bund Deutscher Madel in der Hitler-Jugend. ? Berlin, 1937; Rudiger J. Der Bund Deutscher Madel in der Hitler-Jugend // Das Dritte Reich im Aufbau. Ubersichten und Leistungsberichte. Bd. 2. ? Berlin, 1939. S. 395?413;

Fur Freiheit und Vaterland. Lieder der erwachten Nation. BDM-Sonderausgabe. ? Frankfurt am Main, o. J.; Wir Madel singen. Liederbuch des Bundes Deutscher Madel. Hrsg. von der Reichsjugendfuhrung. 2. Aufl. ? Wolfwnbuttel, Berlin, 1938; Pflichtlieder des Bundes Deutscher Madel. Hrsg. von der Kulturabteilung des Obergaues Westfalen (9). o. J.

Marawske-Birkner L. Der weibliche Arbeitsdienst. Seine Vorgeschichte und gegenwartige Gestaltung. ? Leipzig, 1942; Arp W. Erziehung im Lager // Nationalsozialistisches Bildungswesen. 4. Jg. 1939. S. 29?43.

Naumann W. Der Deutsche Arbeitsdienst. Eine historisch-kritische Darstellung seiner Ideengeschichte und praktischen Verwirklichung. Diss. ? Jena, 1934; Brauer H. Der Arbeitsdienst im seiner historischen Entwicklung und gegenwartigen rechtlichen Gestalt. Diss. ? Hamburg, 1935; Herwig R. Gemeinschaft und Frauenarbeitsdienst. Diss. ? Jena, 1935.

См., напр.: Stuhlfath W. Deutsches Schicksal. Ein geopolitisches Erziehungsbuch. ? Lagensalza, Berlin, 1936.

Hitler A. Mein Kampf. 620. Aufl. ? Munchen, 1941; Розенберг А. Миф XX века. Оценка духовно-интеллектуальной борьбы фигур нашего времени. ? Tallinn, 1998.

Baumgart G. Frauenbewegung Gestern und Heute. ? Heidelberg, 1933; Diehl G. Die deutsche Frau und der Nationalsozialismus. ? Eisenach, 1933; Gottschewski L. Mannerbund und Frauenfrage // Die Frau im neuen Staat. ? Munchen, 1934. S. 81; Reichenau I. (Hg.). Deutsche Frauen an Adolf Hitler. ? Leipzig, 1933; Siber von Groote P. Die Frauenfrage und ihre Losung durch den Nationalsozialismus. ? Wolfenbuttel-Berlin, 1933.

Цеткин К. Женщина и ее экономическое положение. ? Пг., 1919; Baumer G. Die Frau in Volkswirtschaft und Staatsleben der Gegenwart. ? Stuttgart, Berlin, 1914; Zahn-Harnack A., von. Die Frauenbewegung. Geschichte, Probleme, Ziele. ? Berlin, 1928.

Das Junge Deutschland. Amtliches Organ des Jugendfuhrers des Deutschen Reichs. Sozialpolitische Zeitschrift der deutschen Jugend. 1939?1943; Das Deutsche Madel. Die Zeitschrift des Bundes Deutscher Madel in der HJ. 1933?1942; JM-Fuhrerinnendienst. Bayerische Ostmark. 1939?1941; Fuhrerinnenblatter. Bund Deutscher Madel. 1936; NS-Frauenwarte. Die einzige parteiamtliche Frauenzeitschrift. 2?13. Jg. Munchen, 1934?1945; Der Arbeitsmann. Zeitschrift des Reichsarbeitsdienstes fur Fuhrer und Gefolgschaft (Hrsg.). Alleiniges amtliches Organ des Reichsarbeitsfuhrers. ? Berlin, 1936?1937.

Jahrbuch des Reichsarbeitsdienstes. ? Berlin, 1940?1943; Wir Deutschen Madel. Jahrbuch des BDM. 1935. Potsdam, 1935; Wir schaffen. Jahrbuch des BDM 1942. ? Potsdam, 1942; Deutsches Frauenschaffen. Jahrbuch der Reichsfrauenfuhrung. ? Dortmund, 1937; Deutsches Frauenschaffen im Kriege. Jahrbuch der Reichsfrauenfuhrung 1941. ? Dortmund, 1941.

Volkischer Beobachter. Kampfblatt der National-Sozialistischen Bewegung Gro?deutschlands. ? Berlin, 1937?1939; Der Angriff. Tageszeitung der Deutschen Arbeitsfront. ? Berlin, 1936; Contra Komintern. 1937; Berliner Tageblatt. 1937; Deutsche Allgemeine Zeitung. 1937; Hitlerjugend-Zeitung. Amtliche Zeitung der Reichsjugendfuhrung der NSDAP. 1936; Der Mittag (Dusseldorf). 1937; Neues Wiener Tagblatt. 1940; Das Archiv. Nachschlagewerk fur Politik, Wirtschaft, Kultur. ? Berlin, 1934?1940.

Правда. 1932?1945; Известия. 1932?1945; Красная звезда. 1942; Комсомольская правда. 1943; Работница. 1932?1945.

Шпеер А. Воспоминания. ? Смоленск, 1997.

Hierl K. Im Dienst fur Deutschland 1918?1945. ? Heidelberg, 1954.

Scholtz-Klink G. Die Frau im Dritten Reich. Eine Dokumentation. ? Tubingen, 1978.

Krebs A. Tendenzen und Gestalten der NSDAP. ? Stuttgart, 1959.

Maschmann M. Fazit. Mein Weg in der Hitler-Jugend. ? Munchen, 1979.

См.: Ich war Arbeitsmaid im Kriege. Vom Einsatz des Reichsarbeitsdienstes der weiblichen Jugend nach Berichten von Arbeitsmaiden. Hrsg. von H. Haas. ? Leipzig, 1941; Dargel M. (Hg.). Madel im Kampf. Erlebnisse und Erzahlungen. Wolfenbuttel und ? Berlin, 1941; Szepansky G. «Blitzmadel», «Heldenmutter», «Kriegerwitwe»: Frauenleben im Zweiten Weltkrieg. ? Frankfurt am Main, 1986; Finkh R. Mit uns zieht die neue Zeit. Die Geschichte einer Jugend. ? Baden-Baden, 1979; Sternheim-Peters E. Die Zeit der gro?en Tauschungen. Madchenleben im Faschismus. ? Bielefeld, 1989; Aull-Furstenberg M. Lebensluge Hitler-Jugend. Aus dem Tagebuch eines BDM-Madchens. ? Wien, 2001; Noack S. Unfreiwillig in die Steiermark // http://www.uni-leipzig.de/~lmks/lemo/RAD.htm (25 апреля 2004); Klein E. Erinnerungen an ein Leben // http://www.omi-schreibt.de/Maerz42.html и др.

См.: Scott J. W. Gender: Eine nutzliche Kategorie der historischen Analyse // Kaiser N. (Hg.). Selbst Bewusst. Frauen in den USA. ? Leipzig, 1994. S. 27?75; Scott J. W. Von der Frauen- zur Geschlechtergeschichte // Schisser H. (Hg.). Geschlechterverhaltnisse im historischen Wandel. ? Frankfurt am Main, 1993. S. 37?58; Boxer M. J., Quataert J. H. Connecting Spheres. European Women in a Globalizing World, 1500 to the Present. ? New York, Oxford, 2000. P. 1?4; Duby G., Perrot M. Vorwort. Eine Geschichte der Frauen // Die Geschichte der Frauen. ? Frankfurt am Main, New York, 1993. Bd. 1. S. 9?20; Anderson B., Zinsser J. Eine eigene Geschichte. Frauen in Europa. ? Zurich, 1992. Bd. 1. S. 9?21; Hausen K., Wunder H. (Hg.). Frauengeschichte – Geschlechtergeschichte. ? Frankfurt am Main, 1992. S. 9?18.

См.: Репина Л. П. Гендерная история: проблемы и методы исследования // Новая и новейшая история. 1997. №6. С. 41?58; Репина Л. П. Гендерная история сегодня: проблемы и перспективы // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. ? М., СПб., 2003. С. 7?17; Пушкарева Н. Л. Гендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы // Вопросы истории. 1998. № 6. С. 76?86; Пушкарева Н. Л. От «His-story» к «Her-story»: рождение исторической феминологии // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. ? М., СПб., 2003. С. 367?388.

Бросцат М. Закат тысячелетнего Рейха. Гибель богов. ? М., 2005. С. 246?247.

Neumann F. Behemoth. Struktur und Praxis des Nationalsozialismus 1933?1945. 3. Aufl. ? Koln, Frankfurt am Main, 1984. S. 659.

Ludtke A. Funktionseliten: Tater, Mit-Tater, Opfer? Zu den Bedingungen des deutschen Faschimus // Herrschaft als soziale Praxis. Historische und sozial-antropologische Studien. Hrsg. von Alf Ludtke. ? Gottingen, 1991. S. 561, 581.

Арендт Х. Истоки тоталитаризма. ? М., 1996.

См.: Neumann F. Op. cit., Fraenkel E. Der Doppelstaat. ? Frankfurt am Main, 1974.

Zitelmann R. Nationalsozialismus und Moderne. Eine Zwischenbilanz// Su? W. (Hg.). Ubergange. Zeitgeschichte zwischen Utopie und Machbarkeit. ? Berlin, 1989. S. 195.

Peukert D. Volksgenosse und Gemeinscheftsfremde. Anpassung, Ausmerze und Aufbegehren unter dem Nationalsozialismus. ? Koln, 1982. S. 296.

Гейден К. Путь НСДАП. Фюрер и его партия. ? М., 2004. С. 261?262, 302.

См.: Трудовая повинность в Германии во время войны // Итоги второй мировой войны: Сборник статей. ? М., 1957. С. 395?396; Klabe H., Oeser H., Bertram G. Arbeitsdienst ? Gemeinschaftsdienst. Ein Problem von Generationen. ? Bonn, Bad-Godesberg, 1973. S. 7?8, 49-50, 70; Klonne A. Jugend im Dritten Reich. Koln, 1982; Brandenburg  H.-Chr. Die Geschichte der HJ. Wege und Irrwege einer Generation. ? Koln, 1968. S. 51?52; Koch H. W. Geschichte der Hitlerjugend. Ihre Ursprunge und ihre Entwicklung 1922?1945. ? Percha, 1975; Stachura P.D. Nazi Youth in the Weimar Republik. ? Oxford, 1975.

Schoenbaum D. Die braune Revolution. Eine Sozialgeschichte des Dritten Reiches. ? Koln, Berlin, 1968. S. 236.

Troger A. Die Dolchsto?legende der Linken: «Frauen haben Hitler an die Macht gebracht» // Frauen und Wissenschaft. Beitrage zur Berliner Sommeruniversitat fur Frauen. Juli 1976. ? Berlin, 1977. S. 325.

Winkler D. Frauenarbeit im «Dritten Reich». ? Hamburg, 1977. S. 132?133.

Bajohr S. Weiblicher Arbeitsdienst im «Driten Reich». Ein Konflikt zwischen Ideologie und Okonomie // Vierteljahreshefte fur Zeitgeschichte. 1980. Heft 3. S. 348?349.

Frevert U. Frauen-Geschichte. Zwischen burgerlicher Verbesserung und Neuer Weiblichkeit. ? Frankfurt am Main, 1986. S. 220?221.

Klaus M. Madchen in der Hitler-Jugend. Die Erziehung zur deutschen Frau. ? Koln, 1980. S. 7.

См.: Lingelbach K. Chr. Erziehung und Erziehungstheorien im nationalsozialistischen Deutschland. Weinheim. Berlin, Basel, 1970. S. 138; Luck M. Die Frau im Mannerstaat. Die gesellschaftiche Stellung der Frau im Nationalsozialismus. Eine Analyse aus padagogischen Sicht. ? Frankfurt am Main, Bern, 1979. S. 111?112.

Miller G. Erziehung durch den Reichsarbeitsdienst fur die weibliche Jugend (RADwJ). Ein Beitrag zur Aufklarung nationalsozialistischer Erziehungsideologie // Erziehung und Schulung im Dritten Reich. Teil 2. Hochschule, Erwachsenenbildung. Hrsg. von M. Heinemann. ? Stuttgart, 1980. S. 182?190.

Stephenson J. The Nazi Organization of Women. ? London, 1981. P. 214?219; Stephenson J. Nationalsozialistischer Dienstgedanke, burgerliche Frauen und Frauenorganisationen im Dritten Reich // Geschichte und Gesellschaft. 1981. Heft 3-4. S. 571; Kater M. Frauen in der NS-Bewegung // Vierteljahreshefte fur Zeitgeschichte. 1983. Heft 2. S. 202?241.

Koonz C. Mutter im Vaterland. Frauen im Dritten Reich. ? Freiburg, 1991. S. XX.

Mager B. Arbeitserziehung im Faschismus // Zur Geschichte der Arbeitserziehung in Deutschland. Teil 2. Hrsg. von R. Alt. ? Berlin, 1971. S. 151; Arendt H-J. Die «Gleichschaltung» der burgerlichen Frauenorganisationen in Deutschland 1933/34 // Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft. 1979. Heft 7. S. 627.

Kuhn A. Die Taterschaft deutscher Frauen im NS-System – Traditionen, Dimensionen, Wandlungen // Polis. Heft 7. Frauen im Nationalsozialismus. S. 2?19.

Frevert U. Frauen // Enzyklopadie des Nationalsozialismus. Hrsg. von W. Benz, H. Graml, H. Wei?. ? Stuttgart, 1997. S. 229.

Wagner L. Perspektiven von Frauen 1933?1945 // Schultz G. (Hrsg.). Frauen auf dem Weg zur Elite. ? Munchen, 2000. S. 126.

Michel A. «Alte Kampferinnen». Dora Horn-Zippelius und Gertrud Gigl, Propaganda- und Gauschulungsleiterinnen der NS-Frauenschaftin Baden // Ki?ener M., Scholtyseck J. (Hrsg.). Die Fuhrer der Provinz. NS-Biographien aus Baden ud Wurttemberg. ? Konstanz, 1997. S. 238; Michel A. «Fuhrerinnen» im Dritten Reich: Die Gaufrauenschaftsleiterinnen der NSDAP // Volksgenossinnen. Frauen in der NS-Volksgemeinschaft. Hrsg. von S. Steinbacher. ? Gottingen, 2007. S. 136.

Kock L. «Man war bestatigt und man konnte was!» Der Bund Deutscher Madel im Spiegel der Erinnerungen ehemaliger Madelfuhrerinnen. ? Munster, 1994. S. 274.

Watzke-Otte S. «Ich war ein einsatzbereites Glied in der Gemeinschaft»... Vorgehensweise und Wirkungsmechanismen nationalsozialistischer Erziehung am Beispiel des weiblichen Arbeitsdienstes. ? Frankfurt am Main, 1999. S. 255.

См.: Stephenson J. Gertrud Scholtz-Klink – Die NS-Musterfrau // Smelser R., Syring E., Zitelmann R. (Hg.): Die braune Elite II. ? Darmstadt, 1993. S. 219?230; Berger Ch. Die «Reichsfrauenfuhrerin» Gertrud Scholtz-Klink. Zur Wirkung einer nationalsozialistischen Karriere in Verlauf, Perspektive und Gegenwart. Dissertation zur Erlangung des Grades einer Doktorin der Wirtschafts- und Sozialwissenschaften an der Universitat Hamburg. ? Hamburg, 2005; Boltken A. Fuhrerinnen im «Fuhrerstaat»: Gertrud Scholtz-Klink, Trude Mohr, Jutta Rudiger und Inge Viermetz. ? Pfaffenweiler, 1995; Livi M. Gertrud Scholz-Klink: Die Reichsfrauenfuhrerin. Politische Handlungsraume und Identitatsprobleme der Frauen im Nationalsozialismus am Beispiel der «Fuhrerin aller deutschen Frauen». ? Munster, 2005; Зигмунд А. М. Женщины нацистов. ? М., 2001. С. 113?123.

Корнев Н. Третья империя в лицах. ? М., 1937. С. 435?444.

См.: Розанов Г. Л. Германия под властью фашизма. ? М., 1961. С. 129; Фомин В. Т. Фашистская Германия во второй мировой войне (сентябрь 1939 г. ? июнь 1941 г.). ? М., 1978. С. 30; Григорьянц Т. Ю. Оккупационная политика фашистской Германии в Польше. 1939?1945 гг. ? М., 1979. С. 81; Галкин А. А. Германский фашизм. ? М., 1989. С. 336?337; Коваль В. С. «Барбаросса»: истоки и история величайшего преступления империализма. ? Киев, 1989. С. 462?463.

Ватлин А. Ю. Германия в XX веке. ? М., 2002. С. 101?101; Патрушев А. И. Германия в XX веке: учеб. пособие. ? М., 2004. С. 209?210; История Германии: учебное пособие: в 3 т. ? М., 2008. Т. 2. С. 224?226.

Кормилицын С. В. Молодежная политика Третьего Рейха (1933?1941 гг.). Автореф. дисс… канд. ист. наук. ? СПб., 2000. С. 16?17.

Кормилицын С. В. Третий Рейх. Гитлер-югенд. ? СПб., 2004. С. 11?12.

Пленков О. Ю. Третий Рейх. Нацистское государство. ? СПб., 2004.

См.: Паламарчук Е. А. Гендерные отношения в Третьем рейхе. ? Ростов н/Д., 2003; Паламарчук Е. А. Социальная политика Третьего рейха. ? Ростов н/Д., 2005.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.