WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

История становления и развития архивного дела в Байкальском регионе (вторая половина ХIХ в. – 1938 г.)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

 На правах рукописи

ЛЫКСОКОВА Вера Цэдашиевна

История становления и развития архивного дела

 в Байкальском регионе (вторая половина ХIХ в. – 1938 г.)

 

Специальность 07.00.02 – отечественная история

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Улан-Удэ – 2010


Работа выполнена в Отделе истории, этнологии и социологии Учреждения Российской академии наук Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН

Научный консультант: чл.-корр. РАН,

доктор исторических наук, профессор

                                         Базаров Борис Ванданович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

                                         Ванчикова Цымжит Пурбуевна

         доктор исторических наук, профессор

         Хорхордина Татьяна Иннокентьевна

доктор исторических наук, профессор

Цыкунов Александр Григорьевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Восточно-Сибирский государственный технологический университет»

Защита состоится ……………….. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 003.027.01 при Учреждении Российской академии наук Институте монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН (670047, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6)

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Бурятского научного центра СО РАН (670047, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6)

Автореферат разослан ……………………

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                   Жамсуева Д.С.


  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования обусловлена тем, что в эпоху бурного роста массива документированной информации архивы стали более востребованы как в рамках традиционных направлений, так и в рамках возросших потребностей общества, выполняя государственную, научно-справочную и социальную функции. Их открытость и доступность являются необходимым условием деятельности государственных институтов, развития науки, культуры, образования и общества в целом.

Развитие исторической науки невозможно без письменных источников – документов архивного фонда Российской Федерации. В этой связи актуальным становится исследование истории становления и деятельности архивов Байкальского региона, документальные фонды которых являются частью историко-культурного наследия России.

Рассмотрение истории деятельности государственных архивов является актуальным в связи с востребованностью архивных документов в решении политических и социально-экономических вопросов в условиях радикальных перемен в жизни России. Архивные документы содействуют реконструкции прошлого страны, выявлению основных направлений деятельности органов государственной и исполнительной власти, защите социальных прав населения в связи с развалом системы документирования трудовой деятельности граждан и т.д.

Сегодня менее изучены региональные аспекты истории российского архивного дела. В современной отечественной историографии больше внимания уделяется центральным государственным архивам. Однако полную картину отечественного архивного дела нельзя воссоздать без привлечения местных архивных источников. Следует отметить, что архивное дело в регионе развивалось в общем русле отечественного архивного дела, определяемого его централизацией, политическими и идеологическими факторами, однако имело ряд особенностей и этапов, свою конкретно-историческую специфику в организации управления, комплектования, обеспечения сохранности документов. Недостаточная научная разработанность проблемы актуализирует проведение обобщающего конкретно-исторического исследования по истории становления и развития архивов на территории Байкальского региона.

Степень изученности проблемы. В отечественной исторической литературе имеется значительное количество публикаций, в которых затрагиваются разные аспекты создания и основные направления деятельности архивов. Однако специальных работ, посвященных комплексному анализу проблемы становления и развития архивного дела на территории Байкальского региона, в историографии нет. Этапы исследования проблемы тесно связаны с общей периодизацией отечественной исторической науки и делятся на три самостоятельных периода: дореволюционный – вторая половина XIX в. – 1917 г.; советский – 1918–1991 гг.; постсоветский – 1992 г. – по настоящее время (подробнее см.: гл I, § 1).

Объектом исследования является архивное дело на территории Байкальского региона со второй половины ХIХ в. по 1938 г. как государственный институт организации ретроспективной информации.

Предметом исследования является история становления, организация и развитие архивной службы на территории Байкальского региона, деятельность архивов, их нормативно-правовое обеспечение, сохранность, учет, формирование и использование фондов.

Целью диссертационного исследования является комплексный  исторический анализ истории и организации архивного дела в Байкальском регионе в период со второй половины XIX в. по 1938 г.; выявление механизмов функционирования архивов; определение закономерностей, по которым они развивались как часть культурного достояния и информационного пространства региона в конкретных исторических условиях. Цель работы определила следующие задачи:

– дать научный анализ имеющейся литературы и источниковой базы;

– определить основные этапы становления архивного дела на территории региона;

– реконструировать процесс становления и развития архивов во взаимосвязи с политико-государственной, общественной средой;

– проанализировать деятельность уполномоченных органов управления архивным делом в Байкальском регионе;

– выявить и проанализировать организационные мероприятия архивных органов, состояние кадров;

– определить степень концентрации и организации хранения архивных фондов;

– показать особенности использования документов в политических, научных, культурных и практических целях;

– отразить роль архивов в становлении источниковой базы исторических исследований;

– определить степень воздействия личностных факторов на функционирование архивов в регионе.

Методология и методы исследования. Методологической основой диссертационной работы послужили основополагающие принципы исторического познания: принципы историзма, научной объективности, всесторонности и комплексности всех направлений и аспектов становления и развития архивного дела в регионе.

В основу исследования был положен принцип историзма для проведения глубокого изучения данной проблемы в контексте целостной истории отечественного архивного дела. В соответствии с этим принципом последовательно изложены материалы по определенным историческим этапам, прослеживается динамика развития архивного строительства с учетом региональных особенностей в организации управления, комплектования и обеспечения сохранности документов.

Принцип историзма способствует определению научной классификации документов по составляющим его комплексам, служит для связи всех уровней нашего исследования и является одним из важнейших положений, требующих рассмотрения становления архивной службы в Байкальском регионе в процессе его исторического развития.

В основе принципа научной объективности лежит признание наличия в изучаемой объективной реальности причинно-следственных связей. Выявление архивных документов для получения достоверных сведений об исторических фактах организации архивного дела позволили объективно отразить прошлую реальность.

В исследовании принцип научной объективности выразился в строгом следовании фактическому архивному материалу в совокупности с имеющимися историческими источниками при обосновании выводов, изучении этапов становления и развития архивного дела в Байкальском регионе, предоставляя возможность максимально приблизиться к реальным фактам и событиям.

Принцип всесторонности позволил автору глубоко и тщательно проанализировать архивные документы , учитывая все те факторы, которые обусловливают их содержание и использование, т.е. язык документа, способ воспроизведения и другие особенности.

Принцип комплексности позволил рассмотреть всю совокупность признаков, характеризующих предмет нашего исследования. Изучение документов в комплексе позволяет держать в поле зрения все функции архивного дела. При оценке значения документов учитываются их состав, организация, сохранность, общий объем архивного фонда.

На наш взгляд, всесторонность и комплексность представляют две стороны общего требования охватить все стороны и связи изучаемого предмета. Именно они способствуют установлению исторических и логических связей материалов, хранящихся в одном или разных фондах.

В исследовании применялись специальные методы исторического познания: исторический, сравнительно-исторический, описательный, хронологический, статистический, системный подход и методы источниковедческого анализа.

Использование исторического метода в первую очередь обусловлено введением в научный оборот документальных материалов, представленных в архивах Байкальского региона. В процессе практической работы использовано 37 фондов из центральных и региональных архивов. Исторический подход при описании документов позволяет дать объективную оценку содержания, исходя из исторических условий их создания.

Применение сравнительно-исторического метода основано на выявлении сходства и различий изучаемых событий. В отечественном архивоведении данный метод используется при классификации документов путем установления исторических, логических и иных связей для их упорядочения и быстрого поиска.

Описательный метод предполагает выявление, фиксирование, обработку эмпирических фактов, соотнесение их с существующими историческими реалиями, а также с понятиями науки, отображая тем самым исторические закономерности, не игнорируя случайностей.

Хронологический метод позволяет рассмотреть поставленную проблему в рамках законодательных актов, нормативных правовых документов, начиная с Генерального регламента 1720 г., установившего основные принципы делопроизводства, важнейшие разновидности которых с небольшими изменениями сохранились на протяжении ХIХ в. вплоть до ленинского декрета 1918 г. В послереволюционный период до настоящего времени данный метод позволяет исследовать проблему в рамках Положений об архивных органах и Государственных архивных фондах СССР, РСФСР и других нормативных правовых актов по архивному делу.

Статистический метод позволяет обеспечить получение точных и исчерпывающих сведений о состоянии архивного фонда региона. Непосредственно этот метод обслуживает функцию упорядочения архивных фондов.

Системный подход как важный инструмент современного аналитического мышления выразился в попытке комплексного охвата всех направлений развития архивного дела в регионе. Системная связь документов региональных архивов, опирающаяся на фактор единства архивной отрасли, особенно на уровне фондов, позволяет установить типологию архивного дела и провести системный анализ поставленной проблемы.

Метод источниковедческого анализа дал возможность изучить внутренние и внешние особенности архивных документов. Метод широко применялся при определении фондовой принадлежности и отборе документов, интерпретации содержания текста источника, определении установленных фактов, в описании источников и т.д.

В целом использование перечисленных методов в совокупности позволило обеспечить комплексный подход к исследованию. При этом удалось проследить динамику и движущиеся силы развития архивного дела.

Источниковую базу исследования составили неопубликованные и опубликованные источники: 1) неопубликованные источники из фондов центральных и региональных государственных архивов: ГАРФ, ГАИО, ГАНИИО, ГАЗК, НАРБ; 2) Российские (центральные) и местные (региональные) директивные указания; 3) нормативно-методические документы отечественного архивного дела; 4)  материалы периодической печати; 5) проблемно-тематические сборники документальных материалов архивов; 6) документы личного происхождения; 7) информационные пособия (подробнее см.: гл. I, § 2).

Хронологические рамки исследования охватывают период со второй половины ХIХ в. по 1938 г. Выбор временных рамок связан с особой значимостью этого периода в истории становления архивного дела в России. Начальная дата объясняется тем, что после реформ 1860–1870 гг. передовой научной общественностью, в частности Н.В. Калачовым, Д.Я. Самоквасовым, разрабатываются проекты централизации архивного дела и предпринимаются меры по улучшению его состояния в России. Н.В. Калачов первым выявил государственно-юридическое и социальное значение архивов, определил их роль как общенационального достояния, не разделяя их на центральные и провинциальные, ведомственные и частные. Верхняя граница – 1938 г. – определяется передачей Центрального архивного Управления СССР и РСФСР в ведение НКВД СССР, соответственно всех архивных учреждений страны в ведение местных органов НКВД, УВД, повлекшей за собой установление жесткой системы контроля над архивами.

Территориальные рамки исследования. Байкальский регион – это территория трех современных субъектов Российской Федерации: Иркутской области, Забайкальского края и Республики Бурятия, которые длительное время находились в одном административно-территориальном ведении (Иркутская провинция, Иркутская губерния, Восточно-Сибирское генерал-губернаторство и т.д.). Для них характера установившаяся типология социально-экономического, культурного развития, в рамках которой можно проводить единую научную и архивную политику.

Научная новизна диссертации состоит в том, что автором впервые в исторической науке дан комплексный анализ истории становления и развития архивного дела в Байкальском регионе в период со второй половины XIX в. по 1938 г.

Впервые обоснована научная периодизация развития архивного дела в регионе и выделены специфические особенности каждого из этапов развития архивов.

Комплексному анализу подвергнуто влияние внешних факторов (административно-территориальные изменения), которые кардинально влияли на организацию и функционирование архивов в Байкальском регионе.

Определены факторы, повлиявшие на уровень развития архивного дела по его отдельным направлениям.

Объективно оценен вклад видных историков-архивистов и архивоведов В.И. Огородникова, В.П. Гирченко, Б.Г. Кубалова, П.И. Кудрявцева и др. в становление архивного дела в Байкальском регионе.

Впервые в рамках исследования проведены выявление, отбор, систематизация архивных источников региональных архивов. Введен в научный оборот большой массив архивных документов, выявленных автором в российских центральных и региональных архивах.

Таким образом, диссертационное исследование дополняет, расширяет и углубляет общую картину становления и развития государственной системы архивного дела России, показывает проявление общеисторических закономерностей и особенностей зарождения региональных архивов.

Практическая значимость работы. Теоретические результаты исследования были использованы при разработке лекционных курсов по архивоведению, истории архивов России, истории архивоведческой мысли, науковедению на историко-архивном отделении Восточно-Сибирского государственного технологического университета и могут быть использованы при чтении лекций на исторических факультетах университетов. Содержащиеся в исследовании фактические материалы использованы при подготовке специальных курсов по проблематике источниковедческого, историографического и историко-культурологического характера – «История, архивы и власть в XX столетии», «История архивов Восточной Сибири» и др.

Введенный в научный оборот архивный региональный материал может быть использован также при написании учебных и учебно-методических пособий.

Выводы исследования могут послужить основой для выработки органами государственной власти концепций развития архивного дела в Республике Бурятия, Иркутской области, Забайкальском крае.

Апробация исследования. Результаты исследования отражены в 48 публикациях автора (общим объемом 57 п.л.), в том числе двух монографиях, брошюре, 8 статьях, рекомендованных ВАК. Основные положения и выводы диссертации апробированы автором на международных, российских, региональных научных конференциях и семинарах: «Мир Центральной Азии» (Улан-Удэ, 2002, 2007); «Буддизм в контексте истории, идеологии и культуры Центральной и Восточной Азии» (Улан-Удэ, 2003); «Архивы и управление Восточной Сибирью. Теория и практика. Прошлое, настоящее и будущее» (Иркутск, 2004); «Письменное наследие монгольских народов: актуальные проблемы информационного обеспечения востоковедных исследований» (Улан-Удэ, 2005); «Проблемы истории государственного управления и местного самоуправления Сибири. ХVI-ХХI вв.» (Новосибирск, 2006); «Научные сообщества историков и архивистов: интеллектуальные диалоги со временем и миром» (Омск, 2006); «История и культура народов Центральной Азии: наследие и современность» (Улан-Удэ, 2007); «80 лет Архивной службе Республики Бурятия» (Улан-Удэ, 2008); XII региональной конференции, посвященной памяти В.Д. Шерстобоева (Иркутск, 2010); Всероссийской научно-теоретической конференции, посвященной памяти профессора В.И. Дулова (Иркутск, 2010).

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, четырех глав, состоящих из одиннадцати параграфов с выводами по каждому из них, заключения, списка источников и литературы, приложений.

II. Основное содержание диссертации

Во Введении обосновывается актуальность темы, раскрываются цель и задачи диссертации, определяются объект и предмет, излагаются методологическая основа и методы исследования, обосновываются хронологические и территориальные рамки, раскрываются новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава «Историография и источниковедение становления и развития архивного дела в Байкальском регионе (начало ХХ в. – 2009 г.)» состоит из двух параграфов, содержащих анализ научной литературы и источников по теме исследования.

В первом параграфе «Историография отечественного архивного дела» отмечается, что историография архивного дела в целом соответствует общей периодизации отечественной исторической науки.

Первый период – 1860-е гг. – 1917 г. – характеризуется положительным влиянием буржуазных реформ на организацию архивного дела в российском государстве и выделением архивов в самостоятельную структурную часть учреждений.

В историографии Сибири ХIХ в. история местных архивов оставалась практически вне поля зрения авторов исторических исследований. Трудов по истории архивного дела в Байкальском регионе крайне мало. Отдельные упоминания и фрагментарные описания архивов «присутственных мест» Сибири встречаются в трудах известного историка П.А. Словцова.

Не менее важным фактором, повлиявшим на состояние историографии дореволюционной России, явились буржуазные реформы 1860–1870 гг., освещенные затем в трудах Н.В. Калачова. Он в своих работах первым сформулировал и обосновал важное государственное, общественное и практическое значение профессии архивиста.

В двухтомном труде Д.Я. Самоквасова «Архивное дело в России» освещена история архивного дела XVI–XIX вв., причем акцент сделан на архивном законодательстве. Работа Н.Н. Оглоблина «Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа» является уникальным научно-справочным изданием по истории Сибири.

Вопрос о необходимости централизации архивов находит освещение в работах И.И. Зубарева. Ему принадлежит большая заслуга в издании «Сборника статей по архивоведению», в котором помещены статьи Н.В. Калачова о государственном значении архивов, Н.Н. Оглоблина «Провинциальные архивы в XVII в.» и др.

Труды Иркутской ученой архивной комиссии (1913–1916 гг.) оставили большой след в изучении истории архивного дела в регионе. Благодаря их публикациям сохранились первые сведения об архивах, существовавших на территории Сибири.

В целом дореволюционная историография представлена немногочисленными, но исключительно ценными работами авторов, занимавшихся, как правило, общеисторической проблематикой. Однако история архивов рассматриваемого региона отражена в них фрагментарно.

Второй период – 1918–1991 гг. Историография проблемы советского периода начинает формироваться после того, как в стране были заложены основные принципы нового архивного строительства в соответствии с ленинскими декретами 1918–1920-х гг.

Основоположниками историографии истории архивного дела в РСФСР-СССР являются руководители архивных учреждений страны В.В. Максаков, М.Н. Покровский, сыгравшие видную роль в становлении и организации государственных архивов РСФСР. Заданная в их трудах парадигма на несколько десятилетий определила главные направления отечественной историографии по архивному делу.

В статьях представителей «старой школы» архивистов 1920-х гг. А.С. Николаева, А.Е. Преснякова, М.С. Вишневского отражены отдельные аспекты становления архивного дела на местах. Однако в них заметна неполнота освещения проблемы, что было вызвано узостью источниковой базы и недостаточной изученностью темы в тот период.

Историография истории регионального архивного дела представлена изданием «Известий кафедры Прибайкаловедения», журнала «Прибайкальский край», в которых содержатся статьи, исторические обзоры по истории края, написанные на базе местных архивных материалов.

В периодических изданиях архивных управлений: Бюллетени ЦАУ СССР, Главархива, Центрархива и ЦАУ РСФСР (1925–1932 гг.) помещались законодательные акты, циркуляры, отчеты и планы архивов, информации о съездах, конференциях по архивному делу.

В рассматриваемый период впервые история архивного дела в Иркутской губернии освещалась в статье Н.П. Рожнева, Ф.А. Кудрявцева , в которой авторы достаточно полно отразили деятельность архивного органа губернии. Наибольшего расцвета историография истории архивного дела в регионе достигла с выходом серии трудов архивиста В.П. Гирченко, который одним из первых использовал архивные фонды в своих работах. Историографию архивного строительства региона дополнил Ф.А. Кудрявцев трудами, также написанными на базе документов местных архивов.

В монографических исследованиях А.В. Чернова, В.Н. Автократова, В.Н. Самошенко и др. рассматривались проблемы организации архивного дела в стране. Особое место среди них занимает монография В.В. Максакова, где освещаются многие вопросы архивного дела в стране. Однако состояние проблемы в союзных и автономных республиках, областях в работе затронуто лишь фрагментарно.

В работах В.И. Вяликова, Ю.Ф. Кононова, В.В. Цаплина, С.О. Шмидта выдвигаются новаторские концепции относительно самой сути архивов и их роли в общественной жизни страны, однако состояние региональных архивов в них затронуто не было Некоторые работы 1960–1970-х гг. обладают определенной заданностью трактовки истории архивного дела как непрерывного прогрессивного развития благодаря «заботе партии и правительства».

В журналах «Архивное дело», «Вопросы архивоведения», «Археографический ежегодник», «Труды МГИАИ» публикуются отдельные статьи В.В. Максакова, К.Г. Митяева, И.Л. Маяковского и других авторов по проблемам архивного дела. В юбилейных для советских архивов 1957–1958 гг. увидели свет сборники материалов, опубликованные государственными архивами Иркутской, Читинской областей и БМАССР.

В сборнике статей «Архивное дело в Бурятской АССР» рассматриваются вопросы архивного дела в республике С.А. Митрохиным, А.Г. Нелюбиной, Г.М. Семиной, Р.Е. Пубаевым и др. Сборник содержит самые общие сведения, но в своей совокупности дополняет историографию отечественного архивоведения. Посвященные партийным архивам работы В.Е. Корнеева впервые комплексно освещали историю их возникновения и организации как системы архивохранилищ документов РКП(б) – ВКП(б), обособленных от Государственного архивного фонда.

Крупным событием архивоведения начала 1980-х гг. стала докторская диссертация классика советского архивоведения В.Н. Автократова , в которой автор обосновал и развил теорию отечественного архивного дела. В рассматриваемый период отечественная историография дополняется исследованиями, отмеченными новым подходом к изучению проблем архивного дела. В конце 1980-х гг. декрет «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР» (1918 г.) подвергается интенсивному обсуждению с участием С.И. Кузьмина, М.С. Селезнева и А.П. Пшеничного, с одной стороны, и Е.В. Старостина и Т.М. Хорхординой, с другой. С точки зрения первых авторов, значение декрета заключалось в демонстрации как преимуществ советской архивной системы, так и очередного проявления гениальности В.И. Ленина. Е.В. Старостин и Т.М. Хорхордина оценивали декрет как вполне закономерное явление, не усматривая при этом в действиях большевиков особой оригинальности.

За рубежом проблему советского архивного дела в своих трудах освещала исследователь Патриция Кеннеди Гримстед .

Третий период. Постсоветский период характеризуется реорганизацией архивного дела, созданием правовой основы, что способствовало установлению порядка пользования архивными документами, организации хранения и их учета.

Одной из характерных черт в работе современных историков является стремление опубликовать ранее неизвестные материалы по истории России в целом и по истории архивного строительства в частности. Исследователи все чаще стали обращаться к творческому наследию Д.Я. Самоквасова, Н.В. Калачова, А.С. Лаппо-Данилевского, С.Ф. Платонова и других историков, публикуются статьи о репрессиях архивистов.

В трудах С.О. Шмидта, В.Н. Автократова, Н.И. Химиной  воссоздается объективная история архивного строительства, вклад историков и архивных работников, принимавших непосредственное участие в организации архивного дела на рубеже XIX–XX вв. (проекты барона Розенкампфа, Н.В. Калачова, Д.Я. Самоквасова), деятельность которых освещалась однобоко.

В статье В.Е. Корнеева и О.Н. Копыловой раскрывается один из неизвестных аспектов деятельности архивных учреждений, связанной с выявлением компрометирующего материала на советских граждан в период тоталитарного режима. Анализ этой деятельности архивов позволяет проследить их роль в общей системе репрессивного аппарата того времени.

К крупным работам 1990-х гг. – начала XXI в. по истории отечественного архивоведения следует отнести труды Т.И. Хорхординой. В работе «История Отечества и архивы: 1917–1980 гг.» автор впервые осмысливает ход и отдельные перипетии многолетнего процесса становления архивного дела, отражая основные аспекты формирования и кризиса тоталитарной модели советской архивной системы на фоне отечественной истории. В монографии «Российская наука об архивах» автор анализирует целостный процесс возникновения и становления архивоведения ХVI – начала ХХ вв., воссоздает историю развития архивоведческой мысли в России.

Проблема многофункциональности архивов наиболее плодотворно разрабатывается в исследованиях В.П. Козлова, который внес заметный вклад в отечественное архивоведение. Глубокий след в историографии архивного дела оставили исследования крупного ученого Е.В. Старостина не только по истории зарубежных архивов, но и по теории и истории отечественного архивоведения.

В рассматриваемый период среди немногочисленной литературы, объективно и подробно освещающей роль архивных документов по истории Октябрьской революции в Сибири, в частности в Байкальском регионе, является монография Л.В. Кураса, в которой автор дает оценку деятельности Сибистпарта в деле архивного строительства.

Из работ, посвященных истории Истпартов Байкальского региона, интерес представляют работы М.Ю. Дашинимаевой. В них автор на широком фактическом материале рассматривает вклад Истпартов в развитие исторической науки в регионе.

История архивного дела в Бурятии в 1860-е гг. – 1991 г. освещена в монографии В.Ц. Лыксоковой, в которой автор рассматривает проблемы возникновения, становления и развития архивов, показывает роль государственного архива в становлении источниковой базы региона.

Становлению архивной службы в Иркутской области посвящен исторический очерк И.П. Бедулиной. Книга, носившая несколько публицистический характер, несмотря на погрешности в выводах, неточности в формулировках нормативных актов, дополняет историографию архивного дела Байкальского региона.

История Забайкальской архивной службы освещена в статьях В.В. Бардаковой, А.В. Макурова, содержащих отрывочные сведения о функционировании архивов в крае. В последние годы углубленным изучением истории архивного дела в Восточной Сибири занимались Е.Б. Шободоев, Т.М. Душкина, Е.Ю. Шаповал.

Большой интерес представляет фундаментальный труд А.И. Костанова, в котором автор комплексно рассматривает документальную историю Сибири в ХVII – середине ХIХ вв. Однако в работе автором незамеченными остались фонды Степных дум, хранящиеся в архивах Байкальского региона.

Подводя итоги, следует отметить, что в отечественной историографии имеется значительное количество публикаций, в которых затрагиваются разные направления российского архивного дела. К сожалению, история становления и развития архивов Байкальского региона оказалась наименее изученной в научной литературе. Поэтому решение проблемы требует создания обобщающей работы, в которой был бы осуществлен анализ всех аспектов деятельности архивных учреждений в обеспечении сохранности информационного потенциала Байкальского региона.

Во втором параграфе «Источники по истории архивного дела в регионе» рассматривается обширный круг опубликованных и неопубликованных источников. Основной источниковой базой исследования послужили неопубликованные источники, хранящиеся в фондах центральных и региональных архивов: Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Государственном архиве Иркутской области (ГАИО), Государственном архиве Забайкальского края (ГАЗК), Государственном архива новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО), Национальном архиве Республики Бурятия (НАРБ).

Основная масса материалов выявлена в региональных архивах. Использованные фонды сгруппированы автором по двум периодам, исторически сложившимся в отечественном архивоведении, – дореволюционному и советскому. Первый представлен фондами местных учреждений центральных органов царской России, Временного правительства, документальными материалами личных фондов деятелей революционного периода. Второй комплекс материалов составляют фонды советского периода.

К первой группе относятся следующие фонды дореволюционного периода региональных архивов: ГАИО – Ф. 24 Главное управление Восточной Сибири; ГАЗК – Ф. 1 Забайкальское областное правление; Ф. 31 Нерчинское горное правление; Ф. 8 Забайкальская духовная консистория; НАРБ – Ф. 129  Агинская Степная дума; Ф. 171 Тункинская Степная дума; Ф. 12 Ольхонская Степная дума; Ф. 4 Верхоленская Степная дума; Ф. 7 Баргузинская Степная дума; ГАИО – Ф. 310 Иркутская губернская ученая архивная комиссия; НАРБ – Ф. 337 Верхнеудинское окружное полицейское управление; Ф. 484 Верхнеудинская городская дума; Ф. 11 Верхнеудинская управа и городничий; ГАЗК – Ф. 94 Читинская городская управа.

Ко второй группе относятся следующие фонды советского периода центральных и региональных архивов: ГАРФ – Ф. Р-5325 Главное архивное управление при Кабинете Министров СССР; НАРБ – Ф. 485 Народно-революционный комитет бурят-монголов Прибайкальской области (Бурнарревком); ГАИО – Ф. Р-42 Иркутский губернский революционный комитет; ГАЗК – Ф. 517 Читинское Всесоюзное Географическое общество при АН СССР; ГАИО – Ф. Р-565 Восточно-Сибирский отдел Русского географического общества (ВСОРГО); ГАЗК – Ф .2386 И.М. Давидович; Ф. Р-2597 В.Г. Изгачев; ГАИО – Ф. Р-2873 Б.Г. Кубалов; Ф. Р-42 Иркутский губернский ревком; Ф. Р-160 Иркутский губернский отдел народного образования; Ф. Р-47 Иркутский губернский краеведческий музей; ГАНИИО – Ф. 300 Комиссия по истории Октябрьской революции и РКП(б) (Иркутский Истпарт); НАРБ – Ф. П-69 Комиссия по собиранию и изучению документов и материалов по истории Октябрьской революции и гражданской войны в Сибири (Бурятский Истпарт); ГАЗК – Ф. П-81 Забайкальский губернский комитет РКП(б); Ф. Р-58 Управление народной милиции Читинской железной дороги ДВР;

ГАИО – Ф. Р-624 Иркутское губернское архивное управление; Ф. Р-626 Восточно-Сибирское краевое архивное управление; Ф. Р-1159 Архивный отдел Иркутского облисполкома;  ГАЗК – Ф. Р-2396 Архивный отдел Иркутского облисполкома; Ф. Р-96 Государственный архив Читинской области; НАРБ – Ф. Р-273 Архивное управление при Совете Министров Бурятской АССР и ЦГА. Из фондов ЦВРК ИМБТ СО РАН автор использовал неопубликованную статью Г.В.Панковой «История организации ЦГА БМАССР». Многие материалы, выявленные в вышеуказанных фондах, впервые опубликованы в данной работе.

Использованные документы сгруппированы по видовому признаку: 1. Циркуляры; 2. Рапорты; 3. Прошения и предписания; 4. Акты; 5. Докладные записки; 6. Переписка; 7. Личные листки сотрудников и уполномоченных; 8. Планы; 9. Отчеты, справки, информации. В них заключена вся информация, позволяющая выявить и описать основные этапы становления и развития архивного дела, проанализировать все аспекты деятельности архивов.

История отечественного архивного дела на всех этапах ее развития тесно связана с директивными указаниями советского правительства. Директивные указания можно условно сгруппировать на российские (центральные) и местные (региональные).

Российские (центральные) директивные указания составляют ленинские декреты, циркуляры ВЦИК РСФСР, Центрархива, сыгравшие основополагающую роль в создании отечественного архивного дела. К этой группе относятся постановления ВЦИК и СНК РСФСР, ЦИК СССР, ЦК ВКП(б), Совета Министров СССР, в соответствии которых были созданы архивные органы, государственные и районные архивы, партийные архивы, отрегулирована вся деятельность архивов региона в целом.

Региональные (местные) директивные указания представлены постановлениями, принятыми высшими органами власти – Иркутским губернским ревкомом, Бурят-Монгольским ревкомом, областными, губернскими исполнительными комитетами, ЦИК и СНК БМАССР, Иркутским и Читинским облисполкомами, Советом Министров Бурятской АССР по созданию архивных органов и развитию архивного дела в Байкальском регионе. В этой группе следует особо отметить Закон Правительства ДВР «Об объявлении всех архивов государственным достоянием ДВР…» – первый на территории Сибири нормативный акт, регулирующий вопросы сохранения архивных документов.

Анализируя данные постановления, с полным основанием можно сказать, что, выполняя распорядительную функцию, практически они создали законодательную базу, регламентирующие принципы организации архивного дела в Байкальском регионе.

В данной работе из основных нормативно-методических документов отечественного архивного дела использованы Положения о ГАФ и ГАУ СССР, установившие единообразие в подчинении архивных учреждений органам местной власти, порядок комплектования и использования партийных фондов, постановку документальной части текущего делопроизводства учреждений и др.

Материалы периодической печати составляют отдельную группу источников. Исторические и архивные журналы оказывали большое воздействие на строительство и развитие отечественного архивного дела, являлись проводниками архивной информации для самих архивистов и широкого круга ученых и читателей. Важное место среди них занимают журналы «Пролетарская революция», «Красный архив», в которых в первую очередь публикуются историко-партийные и историко-революционные документы.

Особую функцию в сибирской периодике выполняет региональный журнал «Сибирские огни», ставший базовым историческим изданием для Сибархива. Издание журнала и его публикационная деятельность во главе с В.Д. Вегманом практически сыграли решающую роль в создании Сибистпарта и архивов Байкальского региона. Региональный краеведческий журнал «Сибирский архив» много внимания уделял освещению проблем архивного дела в регионе. К ведомственной периодике относятся Бюллетени Центрархива РСФСР, ЦАУ СССР и РСФСР, Информационный бюллетень Главного архивного управления за 1956-1958 гг.

Методический и практический опыт архивных учреждений страны нашли отражение на страницах журналов «Архивное дело» за 1923–1941 гг., «Вопросы архивоведения» за 1956–1965 гг., «Исторический архив», «Советские архивы» за 1966–1991 гг., «Отечественные архивы» с 1992 г. по настоящее время, «Вестник архивиста» за 1991–2008 гг. На их страницах публиковались методические указания, теоретические вопросы в области архивоведения и источниковедения, подборки документов, статьи и т.д.

Материалы периодических изданий советского периода отличает высокая степень их идеологизации. Несмотря на то, что центральные отраслевые журналы были весьма конъюнктурны и приурочены к очередным «задачам» архивного строительства, носили информационно-методический и пропагандистский характер, они внесли большой вклад в решение актуальных задач архивного строительства в стране.

Общепризнано, что журнал «Исторический архив» отличается стремлением к введению в научный оборот новых документальных материалов по актуальным проблемам отечественной и всеобщей истории. На страницах региональных газет «Власть Труда», «Дальне-Восточная правда», «Восточно-Сибирская правда», «Бурят-Монгольская правда» и др. публиковалась информация о пропаганде архивных материалов, значимых событиях в области архивного дела.

В развитии архивного дела и исторических исследований большое значение имели проблемно-тематические сборники документальных материалов архивов, позволившие сделать вывод о широком  использовании архивных материалов и активной издательской деятельности государственных и партийных архивов региона.

Особый исследовательский интерес представляют документы личного происхождения – мемуары, воспоминания, дневники, эпистолярное наследие непосредственных участников отечественного архивного строительства.Ю.В. Готье, графа С.Д. Шереметева, Ю.В. Колмакова, письма И.М. Покровского историку П.В. Знаменскому, М.П. Лихачева В.Д. – Бонч-Бруевичу, сибирских историков Н.С. Романова, Б.Г. Кубалова, содержащие взгляды историков-архивистов на проблемы архивного дела страны, в частности Байкальского региона, на рубеже ХХ в.

Информационным пособием в данной работе послужили справочники и путеводители по фондам государственных архивов регионов.

Таким образом, решение проблемы становления и развития архивного дела в Байкальском становится возможным благодаря комплексу источниковой базы. Исследование обозначенной темы требует всестороннего изучения и подлинно научного и целостного анализа всех источников для написания объективной истории архивного дела в регионе.

Вторая глава «Состояние архивного дела в регионе (вторая половина ХIХ в. – 1917 г.)» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Архивы Байкальского региона: формирование и использование фондов» отмечено, что на огромном пространстве Восточной Сибири в условиях устойчивого роста населения, социально-экономического развития и функционирования целого ряда учреждений продукт письменного делопроизводства стал отлагаться в их архивах. С зарождением горнорудной промышленности связано появление первых делопроизводственных документов в Восточной Сибири в начале ХVIII в.

Многочисленные факты говорят о том, что М.М. Сперанский неплохо знал сибирские архивы. В процессе обобщения разнообразной информации о крае для подготовки преобразований ему оказывали помощь сибирский историк П.А. Словцов, написавший «Историческое обозрение Сибири», губернский землемер А.И. Лосев, представивший «Статистическое описание Восточной Сибири» (1819 г.), составленное на основе архивных документов. Старыми архивами в бытность М.М. Сперанского генерал-губернатором интересовался коллежский асессор Е.Ф. Тимковский.

Заслуживает внимания имя Г.С. Батенькова, оставившего след в истории сибирского архивного дела. Документы, извлеченные Г.С. Батеньковым из Нерчинских архивов, удостоились публикации в Дополнениях к Актам историческим (ДАИ. Т. VIII. № 100, 101, 109–112).

Установлено, что возникновение архивов на территории Забайкалья связано с образованием Нерчинского завода в 1722 г., в котором начались складываться комплексы документов о деятельности завода.

В 1700 г. в Иркутск поступила грамота Сибирского приказа, о «бережном хранении грамот и дел прошлых лет», подписанная Петром I. По существу это был первый государственный распорядительный и нормативный акт по архивному делу в Сибири. К этому времени в Иркутской воеводской канцелярии уже хранился «Счетный список», включающий более двух тысяч столбцов и книг.

В ходе реформы М.М. Сперанского была заложена правовая основа формирования местных архивов. В результате проведения сенаторских ревизий в ряде районов Сибири проводятся мероприятия по улучшению положения архивов. Не менее важным фактором, повлиявшим на улучшение состояния архивов, явились мероприятия, проведенные Особой межведомственной комиссией по устройству архивов, созданной в период буржуазных реформ 1860–1870 гг. Программа об устройстве архивов, рассылавшаяся Комиссией в каждое ведомство, состояла из 19 пунктов. В результате анкетного обследования, согласно программе, были выявлены сведения о существовании архивов, их расположении в каменных лавках и амбарах, отсутствии описей дел, штатных единиц и т.д.

В рассматриваемый период архивы «присутственных мест» находились в печальном состоянии. В 1878 г. в пожаре частично сгорела часть архивов учреждений г. Верхнеудинск. Древний архив Селенгинской воеводской канцелярии смыло первое наводнение. Позже оставшуюся часть архива привел в порядок политический ссыльный К. Шамарин по указанию забайкальского губернатора Я.Ф. Барабаша. В конце 1880-х гг. документы Нерчинской воеводской канцелярии, хранившиеся в пожарном сарае, были выброшены на свалочное место за городом. Поселенец города А.К. Кузнецов подобрал оставшуюся часть документов и составил на них описи дел. Анализируя эти два случая, следует отметить большую роль политических ссыльных в спасении местных архивов от гибели. Аналогичная участь постигла архивы старинного купеческого г. Кяхта во время пожара в 1868 г. Во время пожара в 1879 г. сгорел Исторический губернский архив г. Иркутск, хранивший документы ХVII–ХVIII вв.

Особым вниманием к архивным документам относились родоначальники Степных дум, в конторах которых всегда существовала должность письмоводителя. На содержание архива каждый год выделялась определенная сумма денег. Своеобразными архивохранилищами являлись соборы, монастыри, церкви, в специальных кладовых которых размещались метрические книги и материалы, отражающие деятельность культовых учреждений.

Несмотря на отсутствие единой политики в обеспечении сохранности документов, во многих архивах «присутственных мест» региона проводилась работа по упорядочению дел учреждений. Архивы полицейских управлений подвергались осмотру чиновниками гораздо чаще, чем другие ведомственные архивы в связи с необходимостью их использования для справочных целей: при розыске тех или иных лиц, сопровождении людей на ссылки, переадресовки с места на место и т. д. 

В Байкальском регионе архивы в основном концентрировались в административных центрах – гг. Чита, Нерчинск, Иркутск, Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ), Троицкосавск (ныне Кяхта) и др. В каждом из них существовала типичная для российской системы сеть ведомственных архивов: местного и волостных правлений, жандармского и полицейского управлений, городских ратуш, городских и инородных управ и т.д. По составу и содержанию отложившиеся документы имели немало типичных для того времени черт, но в то же время и ряд особенностей, вызванных своеобразием геополитического положения региона, – документы по разработке месторождений полезных ископаемых, осуществлении мер в отношении политзаключенных, каторжан, ссыльных и т.д.

Во втором параграфе «Деятельность Иркутской губернской ученой архивной комиссии» подчеркивается, что в начале ХХ в. обеспечением сохранности документов ведомственных архивов в Байкальском регионе в дореволюционный период занималась Иркутская губернская ученая архивная комиссия (ГУАК), созданная в 1911 г., состоявшая из группы энтузиастов-собирателей при ВСОРГО, местных чиновников и губернской интеллигенции под председательством И.Н. Дроздова. Члены Комиссии занимались обследованием местных архивов, перевозкой фондов в г. Иркутск и организацией выставки документов и предметов старины. Она была единственной на территории Сибири и Приамурского края.

Комиссией через циркулярное указание Иркутского генерал-губернатора А.Е. Эверта удалось собрать уникальные сведения о состоянии 75 забайкальских архивов. Анализируя архивные источники, удалось установить сведения о существовании еще 48 архивов волостных станичных правлений и церквей, 28 архивов Степных дум, волостных правлений Верхнеудинского уезда, 27 архивов Читинского уезда.

В деятельности Комиссии огромное значение имело издание «Трудов Иркутской ГУАК», в которых публиковались отчеты, протоколы заседаний комиссии, обзоры архивных материалов, статьи, основанные на архивных источниках. Из опубликованных в «Трудах...» документальных материалов мы можем почерпнуть сведения об архивах, существовавших на территории Восточной Сибири. Иркутская ученая архивная комиссия явилась не только единственным местным архивным учреждением занимавшимся собиранием архивных фондов, но и авторитетным центром изучения местной истории и культуры на территории всего Иркутского генерал-губернаторства.

В дореволюционный период существовала целая сеть ведомственных архивов, но над ними не было единого руководящего органа. Отсутствие единых норм, правил формирования и хранения дел приводило к массовой утрате документов, поэтому до нашего времени дошла лишь малая часть. Сохранность документов «присутственных мест» в большей степени зависела от добросовестности хранителей и понимания начальством значения сохранности материалов.

Третья глава «Становление архивного дела в Байкальском регионе (1918 -1938 гг.)» состоит из пяти параграфов. В первом параграфе «Деятельность Центрархива Восточной Сибири. Состояние архивного дела в годы гражданской войны» подчеркивается, что иностранная интервенция и гражданская война замедлили осуществление новой системы архивного устройства региона согласно декрету СНК РСФСР от 1 июня 1918 г.

В ходе боевых действий с интервентами от пожаров серьезно пострадали архивы в большинстве крупных городов Сибири. Местные архивы находились в хаотическом состоянии. Для решения проблемы национализации и упорядочения ведомственных архивных фондов ликвидированных учреждений в Восточной Сибири в Омске в 1920 г. было учреждено Сибирское областное управление архивным делом (Сибархив) под руководством публициста В.Д. Вегмана, координирующее работу архивов на территории всей Сибири. Фактической задачей Сибархива являлось спасение от гибели и хищения архивов свергнутого колчаковского правительства и переотправка их в центр.

В это же время в 1920 г. в Иркутске создается Центральный архив Восточной Сибири (Центрархив) под руководством профессора ИГУ В.И. Огородникова. Центрархив занимался обследованием городских архивов, их перевозкой в хранилища фондов, находившихся в угрожающем состоянии.

Согласно новому положению 1921 г. архивы каждой губернии составляли особый единый губернский архивный фонд при губернских отделах народного образования. На основании этого документа Центрархив прекратил свое существование и был реорганизован в Иркутское губернское архивное управление. Анализируя положительные стороны деятельности первого архивного учреждения Иркутской губернии – Центрархива, следует отметить заслуги его первого руководителя В.И. Огородникова, создавшего основу комплектования архивных фондов региона Иркутской губернии.

В данном параграфе отмечается деятельность Правительства Дальневосточной республики (ДВР) и его областных органов в принятии мер по упорядочению архивов. Нарревком БМАО ДВР разослал аймачным и хошунным ревкомам предписание о недопущении уничтожения архивов бывших волостных правлений, инородных управ, степных дум. Однако в условиях продолжавшейся войны эти меры не реализовывались. Поскольку министерство просвещения не отпускало средств на организацию архивного дела, расхищение, истребление архивов продолжалось во многих местах.

Решить проблему сохранности архивных фондов попыталось Правительство ДВР, издав закон «Об объявлении всех архивов государственным достоянием ДВР» в 1921 г. Закон был принят к исполнению некоторыми учреждениями республики. К сожалению, условия времени не позволили в полной мере реализовать закон. Много документальных материалов было вывезено за пределы Забайкалья, в результате чего произошло огромное дробление местных фондов. Конкретные решения, направленные на сохранение архивов, были связаны с деятельностью кафедры Прибайкаловедения Прибайкальского народного университета, которая занималась изучением истории и охраной местных архивов. Под руководством декана В.П. Гирченко сотрудниками кафедры были вывезены в г. Верхнеудинск местные фонды, собрана уцелевшая часть документов учреждений города. Помимо этого кафедра выпустила ряд изданий, содержащих статьи, очерки, исторические обзоры по истории края, составленные на базе архивных материалов.

Во втором параграфе «Создание архивных органов в регионе и формирование структуры архивов» рассматривается процесс создания уполномоченных органов управления архивным делом в регионе. В соответствии с Положением о губернских архивных бюро (1922 г.) во всех регионах почти одновременно создаются губернские архивы.

В 1923 г. организовано Архивное бюро Иркутского губисполкома под руководством Б.Г. Кубалова. В этом же году было создано Забайкальское губернское Архивное бюро. В Бурят-Монгольской автономной области РСФСР в 1923 г. было создано Архивное бюро Прибайкальской губернии с одной штатной единицей – заведующим В.П. Гирченко. С образованием БМАССР Архивное бюро в 1924 г. было переименовано в Центральное архивное управление БМАССР.

Деятельность архивных органов начиналась с комплектования фондов дореволюционных учреждений, несмотря на то, что их штат в первые годы существования включал от одного до пяти сотрудников. Поэтому решение вопроса об увеличении штатных единиц явилось одним из насущных вопросов во всех архивных органах региона. В штатном расписании существовали должности заведующих, архивариусов, инспекторов, делопроизводителей, курьеров. По образовательному уровню в основном имели низшее и частично среднее образование, высшее историческое образование имел только В.П. Гирченко.

Изменение в регионе административно-территориального устройства вызывало определенные трудности в работе малоимущих архивных учреждений. Архивная система с трудом успевала за развитием органов советской власти. Реорганизация органов управления архивами происходила всегда как следствие административной реформы, что ослабляло постановку вопросов в развитии архивного дела.

В результате административно-территориальной реформы в 1930 г. Сибирский край был разделен на Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский. В соответствии с этим бывшие Окружные архивные бюро (Читинское, Иркутское и др.) были преобразованы в отделения Восточно-Сибирского краевого архивного бюро.

Постановлением Президиума Оргкомитета Восточно-Сибирского края в 1930 г. была образована новая сеть архивных учреждений – 6 отделений с прикрепленными к ним районами: Иркутское – 13 районов, Красноярское – 17, Канское – 10, Киренское – 4, Читинское – 15, Сретенское – 9. В 1931 г. произошло повышение статуса архивных органов страны. Вследствие этого Краевое архивное бюро было преобразовано в Восточно-Сибирское краевое архивное управление, Читинское окружное архивное бюро в 1931 г. – в Читинское отделение Восточно-Сибирского краевого управления и оставалось им до 1937 г.

В 1933 г. в Восточно-Сибирском крае сеть архивных учреждений состояла из руководящего аппарата Восточно-Сибирского краевого архивного управления, Краевого архивохранилища, Красноярского, Читинского, Бодайбинского архивных управлений и архивов действующих учреждений.

В результате очередных административно-территориальных преобразований в начале 1935 г. уменьшилась территория Восточно-Сибирского края. С отделением Красноярского края и определением границ Бурят-Монгольской АССР структура Восточно-Сибирского краевого архивного управления снова подверглась изменениям. Теперь в его состав входили Бодайбинское и Читинское архивные отделения и 13 районных архивов из бывшего Иркутского отделения. В 1936 г. Восточно-Сибирский край был преобразован в Восточно-Сибирскую область. Соответственно Восточно-Сибирское краевое архивное управление получило статус Восточно-Сибирского областного архивного управления.

В результате административно-территориальной реформы в 1937 г. Восточно-Сибирская область была упразднена и созданы Иркутская и Читинская области. Соответственно произошло ряд изменений в сети архивных органов. Так, в 1937 г. в связи с образованием Читинской области Читинское отделение было преобразовано в Архивный отдел, при котором состояло два областных архива: исторический архив и архив Октябрьской революции. При райисполкомах были созданы районные архивы. В 1938 г. создано Иркутское областное архивное управление, которое состояло из отдела по руководству областными архивами и отдела по инспектированию городских и районных архивов и архивов действующих учреждений.

Мероприятия, проводимые первыми руководителями В.П. Гирченко, В.И. Огородниковым, Б.Г. Кубаловым, А.Ф. Матросовым и другими архивистами, создали основу архивного строительства в Байкальском регионе. Благодаря большой ответственности и преданности делу, им удалось создать архивные органы, обеспечив тем самым сохранность архивов края.

В третем параграфе «Мероприятия по организации архивов в Байкальском регионе» дан анализ деятельности архивных учреждений по учету, спасению документов и концентрации их в архивохранилищах.

Организация архивного дела в регионах была сопряжена с рядом трудностей, в числе которых острый дефицит площадей для хранения документов, мизерная зарплата сотрудников, отсутствие средств на перевозку фондов, приобретение канцтоваров и пр.

Также данный процесс был ознаменован проходившей в это время по всей стране так называемой «чистке» учреждений от «преступного элемента». В связи с этим вопрос расстановки кадров в стране стал проблемой политической: все назначения в архивы согласовывались с губревкомами, губоно и местными органами ВЧК.

Кроме того, с 1923 г. реальное влияние на подбор кадров для архивных учреждений начали оказывать Истпарты. С этого времени начался постепенный процесс «вычищения» из архивных органов неугодных партии «старых» специалистов и увеличения числа сотрудников-коммунистов. Сначала это касалось сотрудников политических секций, однако вскоре данная практика была распространена на всех служащих госархивов. Так, в 1926 г. заведующий Иркутского архивного бюро беспартийный Б.Г. Кубалов подает в отставку.

Знаменательным событием в рассматриваемый период явилось проведение в 1926 г. в г. Чита совещания архивных работников Забайкалья. Заведующий А.Ф. Матросов, оценивая состояние архивного дела в губернии, подчеркнул, что работа страдает из-за отсутствия квалифицированных работников, которых привлечь невозможно по причине низкой оплаты труда – 26 руб. в месяц. Тем не менее, в это время в Чите продолжалась работа по выявлению исторических фондов. Губархив периодически производил обследование рынка, где находил «макулатуру». Выяснение обстоятельства поступления архивных дел на рынок затруднялось тем, что ранее Архивное бюро продавало бумагу в период известной макулатурной кампании, начавшейся еще в середине 1920-х гг.

В 1927 г. был обнаружен ценнейший архив Нерчинской воеводской канцелярии, документы которой написаны древним уставным письмом на древнеславянском языке, на пергаменте, и выброшенный чиновниками местной власти г. Нерчинск на улицу. В 1928 г. фонд был принят в губернский архив в количестве 85 связок за 1702–1857 гг.

Сотрудниками Архивного Бюро БМАССР в верхнеудинских лавках были замечены архивные материалы, которые торговцы использовали в качестве оберточной бумаги. В результате расследования Гормилиция выяснила, что они принадлежали архиву Кяхтинской городовой ратуши. Троицкосавский коммунальный отдел продал этот архив одному из местных торговцев в количестве 71 пуда по цене 1 р. золотом за пуд. В те годы на местах органы милиции оказывали огромную помощь в изъятии документов на рынках и передаче их в архивные органы.

Архивными органами проводилась большая работа по обеспечению сохранности документов, находящихся в упраздненных учреждениях гг. Верхнеудинск, Чита и Иркутск и всего региона, по организации их транспортировки и учету. В целях повышения квалификации работников проводились занятия – «техминимум», организовывались краткосрочные (30 дней) курсы для районных архивных работников.

В целом в эти годы были решены задачи по обеспечению сохранности документов, концентрации материалов дореволюционного периода и их упорядочению, формированию научно-справочной библиотеки и выделению специальных помещений для хранения фондов.

В четвертом параграфе «Образование районных государственных архивов» отмечается, что создание районных государственных архивов при исполнительных комитетах было обусловлено особой политической важностью архивных материалов по колхозному движению.

На территории БМАССР первый аймачный государственный архив был организован в 1934 г. в Аларском аймаке. Через год в республике насчитывается уже 10 аймачных архивов. К концу 1938 г. в Бурреспублике было создано 15 аймачных архивов, в которых насчитывалось достаточно большое количество дел.

В Восточно-Сибирском краевом архивном управлении, в состав которого входило Читинское отделение с 1932 г. (до этого времени Читинское отделение находилось в составе Дальневосточного краевого Архивного управления), первый районный архив был создан в 1932 г. на основе ликвидированного Сретенского архивного отделения. В 1935 г. Восточно-Сибирский краевой исполнительный комитет постановил организовать архивы в 18 районах. В результате решения организационных вопросов на 1 января 1936 г. было образовано 13 районных архивов с выделением штатной единицы архивариусов.

Следует сказать, что организационная работа по созданию архивов во многом зависела от районных исполнительных комитетов (РИК), решавших самый насущный вопрос – обеспечение архивов помещениями. Так, в Красно-Чикойском (Читинский округ) районе под архив было построено специальное помещение, в Тулунском – принято решение о постройке архивохранилища в 1936 г. В Нижнеудинском районе выделено специальное помещение.

Однако в ходе обследования в некоторых архивах было выявлено неудовлетворительное состояние дел. Так, в Тайшетском районе старые дела РИКов лежали, сваленными в кучу, были завалены ящиками, бочками из-под смолы, в результате чего были утрачены «списки лишенцев за 1934 г.». В сельхозартели «Верный путь» Егоровского сельсовета документы с 1931 г. просто уничтожены, в Тальцинском поселковом Совете документы с 1933 г. сгорели во время пожара здания.

К началу 1937 г. на территории Восточно-Сибирского края был организован 21 районный архив, без архивных учреждений оставалось еще 22 района. В конце 1938 г. в БМАССР было организовано 15 аймачных архивов из 18 аймаков. В Читинской области в 1937 г. действовало 11 районных архивов вместо запланированных 25 архивов.

В целом на территории Байкальского региона к концу 1938 г., по нашему подсчету, функционировало 47 районных архивов. Без архивных учреждений оставались в Читинской области – 14, в БМАССР – 3, в Иркутской области – 7 районов.

1930-е гг. можно назвать поворотными в деле усиления внимания к местным архивам со стороны руководства. В этот период правовой основой в деле регламентации работы районных архивов явились правила их работы, вышедшие в 1938 г., определявшие правовые и методические вопросы строительства этого низового звена государственных архивов. С созданием районных и аймачных архивов в регионах была устранена необходимость массовой перевозки материалов в гг. Улан-Удэ, Чита, Иркутск, облегчилась работа инспекторов Архивных управлений и отделов.

Пятый параграф «Создание и деятельность Истпартов по собиранию архивных документов» посвящен работе Истпартов по сбору материалов, касающихся истории организации большевистской партии, Октябрьской революции и гражданской войны региона.

В 1920 г. при Госиздате была создана Комиссия по истории партии, Октябрьской революции и РКП(б) (Истпарт). В Сибири подобная комиссия (Сибистпарт) создается в 1921 г. под руководством В.Д. Вегмана, она занимается собиранием документов, подготовкой мемуаров и сборников документов о революции, гражданской войне.

В период с 1922–1923 гг. приступили к работе Якутский, Томский, Енисейский, Алтайский, Иркутский, Читинский Истпарты, которые развернули целенаправленную работу по сбору не только воспоминаний, но и документов, газет, листовок и другой печатной продукции периода от февральской революции до свержения Колчака. Выявленные материалы стали источниковой базой для первых исследовательских работ по истории революции в Сибири.

Бюро Иркутского Истпарта начинало свою работу в 1922 г. Первыми заведующими бюро Истпарта Иркутского губкома РКП(б) были Т.А. Ширман и М.М. Кузьменко. Комиссия Истпарта Забайкальской губернии образована в 1925 г. До этого времени этой работой занимался Уполномоченный Итспарта Дальневосточного бюро, поскольку в 1922–1930 гг. Забайкальская губерния (с 1926–1930 гг. Читинский и Сретенский округа) находилась в составе Дальневосточного края.

Несколько обособленная деятельность Истпарта БМАССР обусловлена существованием буферной республики, процессом формирования национальной автономии, отсутствием квалифицированных работников и материальных средств. Истпарт, созданный при Буробкоме в 1923 г., не являясь самостоятельным отделом, проводил определенную работу согласно плану.

Задачи, намеченные истпартами, были у всех аналогичны. Это сбор материалов по истории партии и революции, всестороннее освещение жизни и деятельности РКП(б), налаживание связей с Испартом ЦК, Сибистпартом, Дальистпартом, инструктирование местных бюро, организация вечеров воспоминаний и выставок документов и т.д. Для реализации плана работы Истпартами выделялись уполномоченные в районах, благодаря которым удавалось собрать множество воспоминаний и документов. Первым итогом сбора материалов Истпартами явилось издание сборников документов «1905 год в Прибайкалье», «1905 год в Сибири», «Бурят-Монголия в борьбе за Советы» и др.

В период с 1932–1934 гг. Иркутский Истпарт собрал 200 экземпляров агитационно-пропагандистских изданий сибирских партийных организаций: прокламации, листовки, газеты. Ряд дублетных экземпляров отдельных изданий был выслан в порядке обмена в Центральный музей революции СССР и использовался в экспозиции Восточно-Сибирского краевого музея.

В 1939 г. Истпартотделы были ликвидированы, их функции переданы партийным архивам в непосредственное подчинение соответствующих обкомов, крайкомов и ЦК коммунистических партий союзных республик.

Таким образом, Истпартами при непосредственном участии местных архивов был собран большой объем мемуаров и документов по истории революции и гражданской войны в Восточной Сибири, организации большевистской партии. Эти документы были положены в основу фондов будущих партийных архивов обкомов и составили источниковую базу новейшей истории Байкальского региона.

В четвертой главе «Организация комплектования, хранения и использования документов Байкальского региона», состоящей из двух параграфов, рассматриваются проблемы обеспечения сохранности и использования архивных фондов Байкальского региона.

В первом параграфе «Деятельность архивов по комплектованию и обеспечению сохранности документов» отмечено, что в 1920-е гг., согласно декрету «О губернских архивных фондах» (1918 г.), в каждом регионе создается единый губернский архивный фонд. Начинается огромная работа по выявлению и собиранию материалов дореволюционного периода, в ходе которой было установлено, что наибольшее количество архивов утрачено в период гражданской войны из-за погромов, расхищений, пожаров, а также из-за самоуправства чиновников в незаконной утилизации.

К концу 1920-х гг. в региональных архивах был собран огромный массив материалов, хранившихся в учреждениях Байкальского региона. Формирование архивных фондов начиналось с осмотра и учета имеющихся на местах архивов. Самым сложным всегда являлся вопрос о выделении помещений под архивохранилище, который и сегодня остается одним из актуальных и сложных в работе архивной службы России.

К 1924 г. собранные фонды Иркутской губернии были сосредоточены в десяти зданиях (помещениях) города. Фонды Забайкальского губернского архивного бюро находились в сыром, полуподвальном помещении, состоящем из 20 комнат, фонды БМАССР хранились в каменных лавках Гостиных рядов (в трех комнатах). Острый недостаток помещений и малочисленность работников не позволяли архивным органам региона широко развернуть работу по концентрации архивных фондов. На местах архивные документы продолжали подвергаться расхищению и распродаже в качестве оберточной бумаги.

В ходе обследования учреждений уполномоченными архивных органов с помощью анкетных опросов удавалось выявить наличие архивных фондов, их хранение в амбарах, чердаках, сведения о продаже документов на хозяйственные нужды. На основании циркулярных распоряжений Центрархива РСФСР, исполнительных органов регионов, которые обязывали сдавать все документы ликвидированных и существующих учреждений, архивные фонды вывозились за сотни километров на лошадях, по железным дорогам, рекам и Байкалу. Учетными единицами хранения являлись не единицы хранения (дела), а пуды, килограммы, ящики, мешки.

Статистический подсчет показывает, что в 1924 г. в Иркутском губернском архивном бюро количество фондов составляло 128, в БМАССР – 28, в Читинском – 13 фондов. К концу 1936 г. в архиве БМАССР насчитывался всего 631 фонд с общим количеством 162610 ед.хр. В Восточно-Сибирском областном архивном управлении в 1937 г. числилось 934 фонда в количестве 555624 ед. хр.

В официальной историографии архивного дела 1920-1930-е гг. характеризуются как период общего процесса активного укрепления диктатуры партии во всех областях, в частности в нарушении демократических принципов комплектования и использования документов, составивших основу декрета 1 июня 1918 г. В архивных органах региона создаются политические секции, в которые были выделены фонды историко-революционного и политического характера, а также документы, имеющиеся в распоряжении истпартотделов. Центрархив постоянно обследовал деятельность политсекций на местах. Усиленное внимание к архивным документам было очевидно: оперативное получение и предоставление информации, выявление «врагов народа», установление благонадежности граждан и т.д. Политсекции просуществовали до 1928 г., затем их документы растворились в спецхранах, а сами они были переименованы в секретные архивы. К 1932 г. в секретных архивах Восточной Сибири числилось 228 фондов.

В эти годы одним из «нежелательных» мероприятий в комплектовании фондов стала работа по передаче собранных материалов в центральный или губернский архивы по бывшему территориальному разделению, что приводило к раздроблению фондов. Так, значительная часть документов Читинского архива подверглась высылке в Дальневосточное краевое Архивное бюро, часть архива бывшего Колчаковского правительства была передана в ведение ЦАУ РСФСР.

Вопреки имеющимся трудностям с финансированием, комплектованием штатов в рассматриваемый период, архивными органами региона были осуществлены конкретные меры по формированию архивных фондов, завершена концентрация дореволюционных материалов, начат прием документов советской эпохи.

Во втором параграфе «Использование архивных фондов» рассматривается одно из важных направлений деятельности архивов. В эти годы в только что образовавшихся архивных органах Байкальского региона, штат которых состоял из трех – семи человек, а число фондов не превышало несколько десятков, начинается широкое использование материалов, в результате чего документы становятся объектом научной разработки.

Для популяризации архивного дела в 1923-1926 гг. в местной периодической печати публиковались сообщения о сохранении и научном значении архивов. В 1924 г. на страницах газеты «Бурят-Монгольская правда» было помещено 17 заметок информационного характера.

В целях совершенствования знаний сотрудников и изучения теории и методики архивного дела была организована архивно-справочная библиотека, укомплектованная печатными изданиями: Полное собрание законов Российской империи 1700–1913 гг., Свод законов Российской империи 1832–1917 гг., ряд архивных и исторических журналов.

Характерной чертой научно-исследовательской деятельности архивов в 1920-е гг. являлось то, что она была подчинена внешней и внутренней политике государства. Однако, несмотря на такую установку, архивными органами проводилась работа по выявлению материалов по вопросам производительных сил, культурно-социальной жизни региона.

Издательская деятельность архивов стала одним из основных направлений в развитии архивного дела региона. Так, в 1925 г. иркутскими историками-архивистами были изданы первые книги о пребывании декабристов в Сибири, основанные на архивных материалах.

В.П. Гирченко опубликовал ряд научных трудов. В 1925 г. был выпущен первый сборник материалов по истории Бурятии ХVIII в. – первой половины ХIХ в. В 1933 г. под руководством Истпарта и при непосредственном участии сотрудников архива БМАССР был выпущен сборник «Бурят-Монголия в борьбе за Советы» – первое издание, посвященное истории партизанского движения в Бурятии в 1919–1920 гг. Труды ученых В.П. Гирченко, А.П. Окладникова, Ф.А. Кудрявцева, П.Т. Хаптаева и многих других, написанные после 1930-х гг., основывались на первоисточниках, хранящихся в архивах региона.

Архивы активно организовывали выставки документов, приуроченные к юбилейным датам. Содержанием экспозиций в основном являлись темы по истории революции, гражданской войны, организаций ВКП(б). Одной из форм популяризации документов становится использование документов в радиопередачах и выступления с докладами перед научной общественностью, в учебных заведениях, школах, предприятиях. Центральной стержневой темой были доклады, освещающие революционные события, а также политическое и научное значение архивов.

С 1930-х гг. произошла переориентация использования архивных документов в сторону поиска сведений по истории социалистического строительства, народного хозяйства, производительных сил. Одновременно активно осуществлялось выявление материалов по локальным темам: месторождение полезных ископаемых, золотопромышленность, каменноугольная промышленность и др. Запросы поступали от Центрархива РСФСР, общественно-политических, хозяйственных и научных организаций, а также от разных геологоразведочных управлений, комбинатов, трестов.

Запросы социально-правового характера касались в основном установления сроков службы сотрудников в организациях, личного состава работников разных ведомств, подтверждения образования и др.

В читальных залах архивов активно использовались материалы по разным вопросам и темам. Причем представителям научно-исследовательских и государственных учреждений предоставлялось приоритетное право обслуживания при выполнении программ и заданий. Среди тех, кто стоял у истоков организации архивного дела в Восточной Сибири, в частности в развитии использования документов региона и исторической науки, следует назвать В.П. Гирченко, Ф.А. Кудрявцева и др.

С середины 1930-х гг. интересы использования документов в народнохозяйственных целях стали перемещаться в плоскость карательных интересов государства. В результате целевое использование и централизованное выявление документов по всем темам были свернуты.

Следует отметить, что в 1930-е гг. архивы Байкальского региона проделали большую работу по публикации источников. Их издания расширили источниковую базу исторической науки и способствовали ее дальнейшему развитию.

В заключении проведенного исследования автор пришел к следующим выводам:

1. Историографический материал и источниковая база позволили осветить процесс становления и развития архивного дела в Байкальском регионе со второй половины XIX в. по 1938 г. в контексте основных исторических событий и реалий сибирской жизни.

2. Основные этапы становления и развития архивного дела на территории Байкальского региона определены в контексте социально-экономической и политической истории.

Первый период – начало ХVIII в. – 1860–1870-е гг. – характеризуется функционированием в ведомствах и учреждениях нескольких сотен архивов, постоянно хранящих исторически сложившиеся комплексы документов, комплектующиеся вновь образуемыми материалами. Вследствие отсутствия единого руководящего органа и единого архива, сконцентрировавшего фонды этих учреждений, документы погибали в таком огромном количестве, что до нашего времени дошла малая часть.

Второй период начинается с реорганизации архивов, продиктованной проведением буржуазных реформ 1860–1870-х гг. Важным фактором, повлиявшим на становление архивного дела региона, явились мероприятия Особой межведомственной комиссии по устройству архивов. В целях устранения ведомственной разобщенности в конце ХIХ в. предпринимались многократные попытки централизовать управление архивами или подчинить часть архивов общественным организациям – губернским архивным комиссиям, университетам.

Третий период – 1918–1938 гг. – отмечен радикальным реформированием архивного дела: становлением единой централизованной системы управления архивами, созданием уполномоченных органов, организацией государственных архивов, целенаправленным комплектованием и использованием архивных фондов.

3. Реконструкция процесса возникновения архивов в Байкальском регионе показала, что, несмотря на значительную географическую удаленность от политических и культурных центров страны, архивы региона никогда не функционировали изолированно. Возникновение архивов на территории Забайкалья мы связываем с зарождением горнорудной промышленности в 1722 г. (Нерчинские заводы) и появлением первых делопроизводственных документов.

Единственным архивным учреждением, занимавшимся собиранием, сохранением и использованием архивных фондов в дореволюционный период, была Иркутская губернская ученая архивная комиссия, сыгравшая важную роль в зарождении архивного дела на местах.

В 1920-е гг. большую роль в обеспечении сохранности местных архивов сыграли кафедра Прибайкаловедения Прибайкальского народного университета и Центрархив Восточной Сибири.

4. В 1922–1923 гг. на местах были созданы уполномоченные органы в области архивного дела, тем самым было положено начало государственному функционированию архивной службы в регионе. В последующем эти органы управления несколько раз меняли свое название, а иногда статус, в соответствии с административно-территориальными преобразованиями, которые часто происходили в период с 1920-х гг. по 1937 г. В связи с этим происходила миграция документов внутри Байкальского региона и Дальневосточного края.

Создание районных государственных архивов позволило сохранить материалы по социалистической реконструкции сельского хозяйства, которые впоследствии послужили документальной базой для практической и научно-исследовательской работы.

Местные Истпарты, созданные в 1922–1923 гг., сыграли огромную роль в сборе материалов по истории революции и гражданской войны. Будучи наделенными неограниченными полномочиями по комплектованию и хранению архивов по истории партии и революции, в будущем они образовали собственное хранилище «партийно-исторических документов», заложившее основу фондов будущих партийных архивов обкомов.

5. В 1920–1930-е гг., несмотря на малочисленность штатных единиц и отсутствие специальных архивохранилищ, удалось решить задачи по концентрации и упорядочению архивных фондов, их использованию, формированию структуры архивов, научно-справочной библиотеки.

С 1920-х гг. начинается процесс «политизации архивного дела», сопровождавшийся укреплением диктатуры партии во всех областях и повлекший за собой создание политической секции в архивах. Кадровое обеспечение архивов было настолько детерминировано политическими требованиями, классовыми преследованиями, что архивная система постоянно находилась в состоянии нехватки не только специалистов, но и работников с высшим образованием.

В 1930–1933 гг. зародились основы архивного дела, отраслевая система постоянного и долговременного хранения материалов ведомств, которые продолжают функционировать в России по настоящее время.

6. Приоритетным направлением работы архивов в начале 1920-х гг. стало комплектование. Угроза утраты ценнейших архивов заставляла в кратчайшие сроки организовать спасение «беспризорных» архивов, изъятие документов, обнаруженных в лавках гг. Верхнеудинск, Чита, Иркутск. В начале 1930-х гг. завершается комплектование уцелевших документов дореволюционных учреждений.

7. В период с 1925 по 1930 гг. использование архивных материалов приобретает интенсивный характер, когда доступ к архивным документам был еще более открытый. В 1930-1935 гг. доминировали интересы использования документов в народно-хозяйственных целях. Особыми формами использования архивных фондов явились публикация материалов, организация выставок, исполнение запросов тематического и социально-правового характера.

В связи с установлением жесткого контроля со стороны властей в идеологическом аспекте с середины 1930-х гг. использование архивных документов стало едва ли не самой политизированной частью российского архивного дела, особенно ярко проявившись в публикациях документов по утвержденным схемам и установленной теме – о декабристах, гражданской войне и Октябрьской революции и т.д.

8. Архивы Байкальского региона со времени их возникновения служили исторической науке. Документы местных архивов явились источниковой базой для написания трудов по истории Сибири, истории Бурятии. Материалы, собранные Истпартом, составили документальную базу по истории партии, революционного движения и гражданской войны.

9. Мероприятия, проводимые первыми руководителями архивных органов В.И. Огородниковым, Б.Г. Кубаловым, В.П. Гирченко, П.И. Кудрявцевым, А.Ф. Матросовым и другими архивистами, создали организационные принципы архивного строительства в Байкальском регионе. Благодаря их инициативе и энергии, энтузиазму, большой ответственности и преданности делу удалось обеспечить сохранность архивного фонда региона.

  1. СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

                             ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. Монографии
  2. Лыксокова В.Ц. Архивное дело в Бурятии: история организации и развития (60-е гг.XX в.–1991 г.) / В.Ц. Лыксокова; науч. ред. Л.В. Курас. – Улан-Удэ : Изд.-полигр. комплекс ВСГАКИ, 2001. – 219 с. (13,7 п.л.).
  3. Г.Н. Румянцев – ученый востоковед / В.Ц. Лыксокова, Ш.Б. Чимитдоржиев. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2003. – 61 с. (4,3 п.л.).
  4. Лыксокова В.Ц. Архивное дело в Байкальском регионе: становление и развитие (вторая половина ХIХ в. – 1938 г.) / В.Ц. Лыксокова; науч. ред. Л.В. Курас. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2010. – 267 с. (15 п.л.).
  5. Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК

4. Лыксокова В.Ц. Деятельность Иркутской ГУАК по собиранию и популяризации исторических источников / В.Ц. Лыксокова // Отечественные архивы: науч.-практ. журнал. – 2004. – № 2. – С. 23–31 (0,7 п.л.).

5. Лыксокова В.Ц. Центр восточных рукописей и ксилографов – научно-отраслевой архив Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН / В.Ц. Лыксокова // Отечественные архивы: науч.-практ. журнал. – 2008. – № 4. – С. 83–88 (0,8 п.л.).

6.     Лыксокова В.Ц. Охрана архивов в Бурят-Монгольской автономной области ДВР (1920-1922 гг.) / В.Ц. Лыксокова // Отечественные архивы: науч.-практ. журнал. – 2008. – № 5. – 26–29 (0,6 п.л.).

7. Лыксокова В.Ц. Из истории создания районных государственных архивов в Байкальском регионе / В.Ц. Лыксокова // Власть: общенац. науч.-полит. журнал. – 2008. – № 12. – С. 91–94 (0,4 п.л.).

8.     Лыксокова В.Ц. Муниципальные архивы РБ в условиях административной реформы / В.Ц. Лыксокова // Власть: общенац. науч.-полит. Журнал. – 2008. – № 9. – С. 72–74 (0,4 п.л.).

9.     Лыксокова В.Ц. К 90-летию архивной службы России: совещания-семинары в муниципальных архивах РБ / В.Ц. Лыксокова // Отечественные архивы: науч.-практ. журнал. – 2008. – № 4. – С. 130–131 (0,2 п.л.).

10.   Лыксокова В.Ц. Делопроизводство и архивы степных дум: страницы истории (1822–1901 гг.) / В.Ц. Лыксокова // Отечественные архивы: науч.-практ. журнал. – 2010. – № 1. – С. 14–17 (0,4 п.л.).

11.   Лыксокова В.Ц. Из истории архивного дела в Байкальском регионе (1918-1922 гг.) / В.Ц. Лыксокова // Гуманитарные науки в Сибири. – 2010. – № 2. – С. 95–99 (0,7 п.л.).

  1.  Публикации в других научных изданиях

12. Лыксокова В.Ц. Материалы по этнографии агинских бурят из фонда У.-Ц. Онгодова / В.Ц. Лыксокова // Цыбиковские чтения–6. – Улан-Удэ : Изд-во ТОО «Олзон» при БНЦ СО РАН, 1993. – С. 37–39 (0,2 п.л.).

13. Лыксокова В.Ц. Документальные материалы Б. Барадина (1903-1938 гг.) ОППВ БИОН БНЦ СО РАН / В.Ц. Лыксокова // Базар Барадин: жизнь и деятельность. – Улан-Удэ : Изд-во ТОО «Олзон» при БНЦ СО РАН, 1993. – С. 49–52 (0,3 п.л.).

14. Лыксокова В.Ц. Документальные материалы из архивного фонда ОППВ БИОН / В.Ц. Лыксокова // Музей и краеведение: проблемы истории и культуры народов Бурятии. – Улан-Удэ : Изд-во ТОО «Олзон» при БНЦ СО РАН, 1993 – С. 28–31 (0,3 п.л.).

15. Лыксокова В.Ц. О содержании и специфике архива БИОН / В.Ц. Лыксокова // 70 лет Архивной службе Республики Бурятия. – Улан-Удэ : Изд-во «Респ. тип.», 1994. – С. 36–40 (0,4 п.л.).

16. Лыксокова В.Ц. О роли архивных материалов в этнографических исследованиях / В.Ц. Лыксокова // Аборигены Сибири: проблемы исчезающих языков и культур. – Новосибирск, 1995. – Т. 2. – С.159-162 (0,4 п.л.).

17. Лыксокова В.Ц. Этнографические материалы из личного фонда А.К. Богданова / В.Ц. Лыксокова // Монголоведные исследования. – Улан-Удэ : Изд-во ТОО «Олзон» при БНЦ СО РАН, 1996. – Вып. 1. – С. 70–78 (0,7 п.л.).

18. Лыксокова В.Ц. О некоторых неопубликованных материалах по культуре и быту бурят из фондов У.-Ц. Онгодова / В.Ц. Лыксокова // Гуманитарные исследования молодых ученых. – Улан-Удэ : Изд-во ТОО «Олзон» при БНЦ СО РАН, 1996. – С. 130–134 (0,3 п.л.).

19. Лыксокова В.Ц. В.П. Гирченко – краевед, историк-архивист / В.Ц. Лыксокова // Культура Центральной Азии: письменные источники. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 1998. – Вып. 2. – С. 206–210 (0,4 п.л.).

20. Лыксокова В.Ц. Личный фонд Г.Н. Румянцева (Краткий обзор) / В.Ц. Лыксокова // Цыбиковские чтения–7. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 1998. – С. 13–14 (0,2 п.л.).

21. Лыксокова В.Ц. Из истории становления архивного дела в Бурятии / В.Ц. Лыксокова // Архивы Бурятии и историческая наука. – Улан-Удэ : Изд-во «Респ. тип.», 1998. – С. 7–13 (0,6 п.л.).

22. Лыксокова В.Ц. История организации и развития архивного дела в Республике Бурятия 60-е гг. XIX в. – 1991 г.: Автореф. дис. …канд. ист. наук / В.Ц. Лыксокова. – Улан-Удэ, 1999. – 19 с. (1 п.л.).

23.   Лыксокова В.Ц. К истории архивного дела Восточной Сибири в дореволюционный период / В.Ц. Лыксокова // Культура Центральной Азии письменные источники. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2000. – Вып. 4. – 145–148 (0,4 п.л.).

24.   Лыксокова В.Ц. Творческое наследие И.Н. Мадасона как источник по фольклору и этнографии бурят / В.Ц. Лыксокова // Проблемы истории и культуры кочевых цивилизации Центральной Азии: Материалы междунар. науч. конф. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2000. – Т. 3. – С. 241–244 (0,4 п.л.).

25.   Лыксокова В.Ц. Личный фонд Л.Е. Элиасова в ОПП ИМБиТ СО РАН / В.Ц. Лыксокова // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: Материалы III междунар. науч.-практ. конф., 26–28 июн. 2001 г. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2001. – С. 365–366 (0,4 п.л.).

26.   Лыксокова В.Ц. Коллекция свитков Торы в Улан-Удэ / В.Ц. Лыксокова, О.М. Русинова // История еврейских общин Сибири и Дальнего Востока: Материалы II регион. науч.-практ. конф. 25–27 авг. 2001 г. – Красноярск : Изд-во «Кларетианум», 2001. – С. 112–115 (0,4 п.л.).

27.   Лыксокова В.Ц. Материалы полевых дневников Ц. Жамцарано как источник по изучению буддизма у агинских бурят / В.Ц. Лыксокова, Ц.П. Ванчикова // Мир буддийской культуры. – Чита : Изд-во ЗабГПУ, 2001. – С. 127–141 (0,9 п.л.).

28.   Лыксокова В.Ц. Личный архив Б. Бадараева в фондах ОПП ИМБиТ / В.Ц. Лыксокова, И.Р. Гарри // Актуальные проблемы востоковедения: Материалы конф., посвящ. 70-летию со дня рожд. Б.-Д. Бадараева. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2001. – С. 38–40 (0,4 п.л.).

29.   Лыксокова В.Ц. Новые фонды личного происхождения в ОПП ИМБиТ СО РАН / В.Ц. Лыксокова // Мир Центральной Азии: Материалы междунар. науч. конф. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2002. – Т. 3. – С. 186–191 (0,6 п.л.).

30.   Лыксокова В.Ц. Аларский дацан (из путевых дневников Ц. Жамцарано) / В.Ц. Лыксокова // Буддизм в Бурятии: истоки, история и современность. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2002. – С. 153–158 (0,5 п.л.).

31.   Лыксокова В.Ц. Из истории Аларского дацана (по архивным фондам) / В.Ц. Лыксокова // Буддизм в контексте истории, идеологии и культуры Центральной и Восточной Азии. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2003. – С. 25–27 (0,3 п.л.).

32.   Лыксокова В.Ц. Документы Национального архива РБ по иудаике / В.Ц. Лыксокова // Евреи в Сибири и на Дальнем Востоке: история и современность: Материалы V регион. науч.-практ. конф. 19–20 авг. 2004 г. – Красноярск : Изд-во «Кларетианум», 2004. – Вып. 7. – С. 106–109 (0,4 п.л.).

33. Лыксокова В.Ц. Из истории местного самоуправления бурят (на примере фондов Степных дум) / В.Ц. Лыксокова // Архивы и управление Восточной Сибирью: теория и практика. Прошлое, настоящее и будущее. – Иркутск, 2004. – С. 62–69 (0,5 п.л.).

34.   Лыксокова В.Ц. О роли краеведения и архивоведения в подготовке специалистов гуманитариев / В.Ц. Лыксокова // Формирование профессиональной компетентности в условиях повышения конкурентноспособности будущего специалиста. – Улан-Удэ : Изд-во «Бэлиг», 2004. – С. 35–38 (0,4 п.л.).

35.   Лыксокова В.Ц. Проблемы информатизации архивных фондов НАРБ / В.Ц. Лыксокова // Письменное наследие монгольских народов: актуальные проблемы информационного обеспечения востоковедных исследований: Материалы I междунар. Семинара, 2–6 авг. 2004 г. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2005. – С. 188–191 (0,4 п.л.).

36.   Лыксокова В.Ц. Состояние архивного дела в Забайкалье в пореформенный период / В.Ц. Лыксокова, И.С. Цыремпилова // Проблемы истории государственного управления и местного самоуправления в Сибири ХVI – ХХI вв.: Материалы VI Всерос. науч. конф., 22-24 авг. 2006 г. – Новосибирск : Изд-во НГУЭУ, 2006. – С. 356–358 (0,4 п.л.).

37.   Лыксокова В.Ц. К вопросу о сохранности архивных документов в пореформенный период (на примере Забайкальской области) / В.Ц. Лыксокова, И.С. Цыремпилова // Иркутский ист.-эконом. ежегодник. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2006. – С. 408–411 (0,4 п.л.).

38.   Лыксокова В.Ц. Национальный архив Республики Бурятия как социальный институт / В.Ц. Лыксокова // Научные сообщества историков и архивистов: интеллектуальные диалоги со временем и миром. – Омск : Изд.-полигр. центр ОмГМА, 2006. – С. 274–278 (0,5 п.л.).

39.   Лыксокова В.Ц. Степные Думы: основы этнического делопроизводства в архивных документах / В.Ц. Лыксокова // Культура Центральной Азии: письменные источники. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2006. – Вып. 7. – С. 217–226 (0,9 п.л.).

40. Лыксокова В.Ц. О публикации фольклорного наследия Ц. Жамцарано / В.Ц. Лыксокова // История и культура народов Центральной Азии: наследие и современность. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2008. – Ч. 1. – С.44–46 (0,5 п.л.).

41.   Лыксокова В.Ц. О высокой степени сохранности фондов Степных дум / В.Ц. Лыксокова // Мир Центральной Азии: Тез. II Междунар. науч. конф. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2007. – С. 82–83 (0,2 п.л.).

42.   Лыксокова В.Ц. Из истории архивного дела в Байкальской Сибири в дореволюционный период Мир Центральной Азии–2: Сб. науч. ст. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2008. – С. 285–293 (0,8 п.л.).

43.   Лыксокова В.Ц. Архивные материалы о деятельности Э.-Д. Ринчино (по фондам НАРБ) // Бурятские национальные демократы и общественно-политическая мысль монгольских народов в ХХ в.: Сб. науч. ст. – Улан-Удэ: Изд.-полигр. комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2008. – С. 176–181 (0,6 п.л.).

44.   Лыксокова В.Ц. К 85-летию Архивной службы Республики Бурятия. Буклет. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2008. – 15 с. (0,8 п.л).

45.   Лыксокова В.Ц. Из истории местного самоуправления бурят – степные думы / В.Ц. Лыксокова // Этническая и национальная политика государства в Бурятии (ХIХ–ХХ вв.): В 2 ч. – Улан-Удэ : Изд.-полигр. комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2008. – Ч. 2. – С. 257–298 (2,5 п. л.).

46.   Лыксокова В.Ц. Из истории создания Архивного фонда Байкальского региона в 1920-е гг. / В.Ц. Лыксокова // Иркутский ист.-эконом. ежегодник. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2010. – С. 561–565 (0,5 п.л.).

47.   Лыксокова В.Ц. Из истории использования Архивного фонда Байкальского региона в 1920-е–1938 гг. / Л.В. Курас, В.Ц. Лыксокова // Иркутский ист.-эконом. ежегодник. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2010. – С. 557–561 (0,5 п.л.).

48.   Лыксокова В.Ц. Деятельность Прибайкальского народного университета по сохранению и использованию архивных фондов Прибайкалья в 1920-е гг. / В.Ц. Лыксокова // Сибирь в изменяющемся мире. История и современность: Материалы Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. памяти проф. В.И. Дулова. – Иркутск : Изд-во Вост.-Сиб. гос. акад. образования, 2010. – С. 190–194 (0,4 п.л.).

Рожнев Н.П., Кудрявцев Ф.А. Архивное дело в Иркутской области за 20 лет //  Архивное дело. – 1938. – № № 3 (47). – С. 211-220.

Автократов В.В. Теоретические проблемы советского архивоведения (1960–1970 гг.): Дис. … д-ра ист. наук. – М., 1982.

Grimsted P.K. Archives in Soviet Union: Their Organization and the Problem of Access // American Archivist. -  1971. – Vol. 34. – No. 1 (Jan.) – P. 27–41; Grimsted P.K. Regional Archival Development in the USSR: Soviet Standards and National Documentary Legacies // American Archivist. – 1973. – Vol. 36. – No. 1 (Jan.) – P. 43–46.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.