WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Проекты реформ в России второй половины XVIII – первой четверти XIX в.: замысел и механизмы реализации

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

 

КОРШУНОВА Надежда Владимировна

 

 

Проекты реформ в России

второй половины XVIII – первой четверти XIX в.:

замысел и механизмы реализации

 

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени 

доктора исторических наук

 

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре истории, культурологии, социологии и права

Челябинского государственного педагогического университета

 

Научный консультант:          доктор исторических наук, профессор

ШЕЛОХАЕВ Валентин Валентинович

Официальные оппоненты:    доктор исторических наук, профессор

КАМЕНСКИЙ Александр Борисович

                                                               доктор исторических наук, профессор

БОКОВА Любовь Николаевна

                                                               доктор исторических наук, профессор

СЕМЕНОВА Анна Владимировна

 

          Ведущая организация: Московский государственный университет

имени М.В. Ломоносова

Защита состоится «21» февраля 2011 г. в 1100 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571 Москва, проспект Вернадского, д. 88, кафедра истории МПГУ, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан «___» __________ 20   г.

Ученый секретарь                                                               Киселева Л.С.

диссертационного совета  

 

 

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. История реформ – одна из наиболее актуальных и злободневных тем в исторической науке. Изучение опыта реформаторства, на наш взгляд, крайне важно, так как ни одна реформа, даже самая радикальная, в этом и есть ее принципиальное отличие от революции, не уничтожает существующие в обществе порядки и чаще достигает поставленной цели. Немаловажное значение для понимания путей и способов развития страны представляет анализ механизмов подготовки преобразований. Для объективного понимания сущности, природы и направленности реформирования необходимо детально разобраться, каким образом готовились проекты преобразований. Их анализ позволит выстроить логическую цепочку, определить сущность и направленность реформаторского процесса. Особенно эта проблема актуальна при изучении преобразований, не затрагивающих основу государственной системы, когда собственно завершенных, доведенных до конца реформ было не так много, но в изобилии представлены их проекты. Развитие России с середины XVIII в. и до конца первой четверти XIX в. как раз относится к такому периоду. Исследование проектов реформ позволит ответить на вопросы: была ли у них социальная база; кто стоял за теми или иными преобразованиями, почему у различных социальных групп рождались аналогичные проекты по сходным вопросам, что мешало осуществлению реформ и т.д.



Не меньшую проблему представляет теоретическое осмысление понятий «реформа» и «проект реформы». В широком смысле слова понятие «проекты реформ» следует понимать как механизм подготовки и проведения преобразований во всем их комплексе. Кроме того, под «проектом» мы также понимаем любой документ, трактат, в котором содержатся предложения по усовершенствованию государственного порядка. Как правило, именно в этом смысле данный термин употребляется в большинстве исторических исследований. В середине XVIII – первой четверти XIX вв. данное понятие (прожект или план) использовалось, главным образом, для характеристики материалов, планов подготовки реформ, составленных государственными деятелями, чиновниками, в основном, по заданию или поручению монарха. Предложения о проведении необходимых преобразований, составленные по собственной инициативе представителями общественной мысли, именовались «записками» и «мнениями». В своем исследовании мы будем использовать термин «проект реформы» в широком смысле, но с учетом особенностей его употребления в изучаемый период.

Подготовка преобразований и механизмов их реализации в политической, социально-экономической и образовательной сферах в целом не была предметом специального исследования. Анализ всего комплекса проектов реформ – реализованных и нереализованных, исходящих от правительственных кругов и от представителей общественной мысли – позволит нам сделать объективные выводы об особенностях процесса реформирования в России середины XVIII – первой четверти XIX вв. В свою очередь, понимание этого процесса является необходимым условием для общей оценки проводимых в стране преобразований во всем их разнообразии, как в изучаемый период, так и в дальнейшем.

Степень научной разработки проблемы. Изучение реформаторского процесса включает в себя два основных раздела: теоретическое осмысление понятия и сущности реформ и анализ фактического их проведения. Общепринятое определение реформы – преобразование, переустройство общественной жизни, не уничтожающее ее основ – не дает представления о закономерностях реформаторского процесса. В отдельных современных исследованиях, на научных конференциях были обозначены основные проблемы изучения истории реформ . Теоретическое осмысление реформаторского процесса поставило перед учеными проблему классификации реформ. Одна из таких классификаций была представлена А.Б. Каменским . Несколько с иной точки зрения квалификацию реформ представил А.Н. Медушевский . Универсальную классификацию реформ представил В.В. Шелохаев. Он разделил все реформы на системные и структурные. Первые представляют собой фазу модернизационного процесса и приводят к качественным изменениям в обществе, вторые же направлены на трансформацию в одной или нескольких областях. Итак, в существующих теоретических исследованиях о проблемах реформ авторы обозначили только общие закономерности реформаторского процесса, чтобы разобраться в его сущности, следует определиться с направленностью преобразований, что невозможно сделать без анализа механизмов их подготовки.

Исследование показало, что во всех исторических исследованиях, в той или иной степени, представлен анализ реформ, в том числе в трудах С.М. Соловьева, В.О. Ключевского, А.А. Корнилова, П.Н. Милюкова. Однако в многотомных трудах невозможно было рассматривать весь ход от подготовки до реализации реформы – историки обозначили лишь общий вектор развития страны, мало внимания уделяя проектам даже системных реформ. Изучение истории подготовки и проведения отдельных реформ было продолжено в специальных работах, которые можно разделить на несколько направлений: исследования по политической и социальной истории, изучение проблем реформирования в области экономики и в образовательной сфере. Исследований, посвященных собственно истории реформ – единицы. В основном данные проблемы изложены в работах общего характера, где авторы охватывали одно, реже два царствования. Поэтому историкам порой было сложно проследить все этапы проведения реформ: от замысла, до реализации задуманного на практике. Наибольшее внимание исследователи уделяли политическим реформам. Целостная оценка политических мероприятий Екатерины II была впервые представлена А.Г. Брикнером . Достаточно критически оценил правление Екатерины II А.А. Кизеветтер . Анализ отдельных преобразований последней трети XVIII в. представлен Н.Д. Чечулиным .  Большой общественный и научный интерес вызвал «Наказ» и работа Уложенной комиссии . Характеристика проектов подготовки реформ присутствовала в оценке развития общественной мысли екатерининского времени, в том числе, истории масонства . Преобразования в период правления Павла I наиболее объективно были представлены в работе М.В. Клочкова . Научное исследование политики и реформ Александра I было начато М.И. Богдановичем , труд которого открыл дискуссию о причинах, сути и направленности реформ начала XIX в. В накоплении фактов исторических событий конца XVIII – первой четверти XIX вв. большое значение имели исследования Н.К. Шильдера и вел. кн. Николая Михайловича . Изменения в общественном строе в начале XX в., учреждение Государственной Думы, появление легальных политических партий усилили интерес к истории реформ . В 20-х гг. XX в., хронологически относящиеся уже к советской историографии, вышел ряд работ историков «старой школы» . Авторы данных исследований подняли проблемы, которые до революции не вызывали особого одобрения властей, например, работа А.Е. Преснякова о деятельности Александра I . Реформам местного управления в дореволюционной историографии было уделено меньше внимания, чем иным административным преобразованиям. Все без исключения историки, дискутируя об отдельных положениях данных реформ, в целом давали им высокую оценку . Следующий этап изучения проектов и механизмов реализации реформ в России связан с появлением новой методологической основы – марксистского подхода к изучению исторического процесса. М.Н. Покровский в своих работах проводил мысль, что все политические события в значительной степени были обусловлены социально-экономическими процессами . В дальнейшем изучение истории реформ середины XVIII – первой четверти XIX вв. оказалось на периферии советской исторической науки: период «дворцовых переворотов» рассматривался в русле высказывания В.И. Ленина об их необычайной легкости и оторванности от народа . Продолжали издаваться статьи о выдающихся государственных и общественных деятелях , тогда же был издан обобщающий курс лекций С.Б. Окуня , который стал основой для многих историков, изучающих данный период. В 60-80-х гг. интерес исследователей сместился в сторону истории реформ, кодификации законодательства, иных проблем преобразований в России. Свой вклад в исследование указанных вопросов внесли юристы . Общий анализ истории реформ конца XVIII в. и первой четверти XIX в. был осуществлен А.В. Предтеченским . Проблемам реформ в России на рубеже XVIII-XIX вв. посвящена монография М.М. Сафонова . Помимо проблемы реформ, советских историков также стала привлекать тема развития общественно-политической мысли и просветительской философии . В 80-е гг. выходят в свет две коллективные монографии, посвященные истории конституционализма . Следует отметить и работы, посвященные истории декабризма, в которых затрагивались и общие вопросы формирования общественно-политической мысли, в частности работу А.В. Семеновой .

Современная историография, отражающая подготовку политических реформ в России, неравноценна и разнообразна. Одним из первых проблему оценки реформ в первой четверти XIX в. представил в своей работе С.В. Мироненко . Отдельные вопросы реформирования страны проанализированы в работах О.А. Омельченко . В 90-е гг. CC в. было продолжено изучение отечественного конституционализма . В последнее время у исследователей повысился интерес к истории развития общества и общественной мысли . В работе Л.Н. Боковой представлен анализ истории становления и развития общественных организаций в первой четверти XIX в. Анализ историографии политических реформ показывает, что в достаточной мере не исследован ряд проблем: необходимость определения природы реформ, их значения в развитии общества, последствий преобразований т.д.

Малоизученной в дореволюционной историографии оказалась тема подготовки и проведения реформ в области финансов, таможенного дела, экономической политики. Одним из первых комплексных исследований, посвященных истории финансовой политики государства, стал труд И.С. Блиоха . В конце XIX – начале XX вв. издается целая серия исследований, посвященных различным вопросам финансово-экономической политики России изучаемого периода. История банковского дела и монетного обращения была представлена в работах А.Н. Гурьева, А.Н. Куломзина, И.И. Кауфмана, вел. кн. Георгия Михайловича, П.П. Мигулина, В.Т. Судейкина, С.В. Штейна и др. . Деятельность государственных учреждений в экономической сфере и, следовательно, политика в этой области стали предметом исследования В.Н. Бондаренко, А.С. Вруцевич, К.В. Сивкова, Н.Д. Чечулина и др. . Единственным специальным исследованием по истории таможенной политики была работа К. Ладыженского . По истории экономической политики и экономических реформ в 20-40-х гг. XX в. было издано несколько научно-популярных книг, посвященных вопросам денежного обращения . Анализ банковской системы был сделан в работах С.Я. Борового . Вопросам таможенной политики посвящена диссертация В.Л. Полякова . Советские историки видели причину проведения реформ середины XVIII – первой четверти XIX вв. в экономических изменениях, выразившихся в кризисе феодально-крепостнической системы и в распространении идей философии Просвещения. В историографии сложилось мнение, что проекты экономических преобразований и сами реформы указанного периода были вызваны необходимостью укрепления самодержавной власти и только на это и направлены. В современной историографии свой вклад в изучение вопросов истории российских финансов, налоговой политики и развития банковского дела внесли А.И. Юхт, Л.П. Марлей,  В.В. Морозан  и др. . Таким образом, история экономических преобразований в историографии освящена фрагментарно. Единой картины экономической государственной политики не представлено ни за весь изучаемый период, ни за какую-либо его часть.

Преобразования в социальной сфере изучались исследователями неравнозначно. В дореволюционный период большинство работ было посвящено истории дворянства, тогда как другим сословиям – только отдельные немногочисленные исследования. Тем более авторы обходили стороной сложные спорные проблемы, такие как крепостничество, которому посвящена единственная специальная работа В.И. Семевского . В советской историографии исследователи особое внимание уделяли не социальным преобразованиям, а так более проектам реформ, а классовым противоречиям. Можно выделить лишь отдельные работы по частным вопросам, например В. Бирюковича, Н.Л. Рубинштейна и др. Развитие Российского государства с точки зрения социальной политики представлено в монографии современного исследователя Б.Н. Миронова .

Активное изучение истории народного образования началось в середине XIX в., чему способствовало появление большого числа педагогических изданий: «Русский педагогический вестник», «Педагогический сборник», «Учитель» и др. Исследования по истории высшей школы второй половины XIX в. – начала XX в. представлены, главным образом, юбилейными изданиями . Шагом вперед по истории становления и развития системы образования стали работы С.В. Рождественского . Изучение истории становления и развития образования в России было продолжено в советской историографии . Анализ развития общественно-политической мысли нашел отражение в исследованиях жизни и деятельности, творческого пути отдельных русских просветителей, государственных и общественных деятелей . Кроме того, в работах, посвященных истории «Вольных обществ» последней трети XVIII – первой четверти XIX вв. .

Современная историография зарождения и реформирования образовательной системы весьма неоднородна. С одной стороны, вопросы развития российской педагогики активно исследуются специалистами в этой области. С другой стороны, собственно работ специалистов-историков, освещающих природу реформ в образовательной сфере, недостаточно. В последнее время повысился интерес к историко-антропологическому аспекту проблемы, исследованию личностного фактора в правительственной образовательной политике, персонального вклада отдельных государственных деятелей в ее разработку и осуществление . Не обошли исследователи стороной историю образовательных и научных учреждений . Г.И. Смагина, Ф.Л. Петров А.И. Аврус и другие исследователи представили свое видение проблемы в свете новых методологических концепций. Собственно политике правительства в области народного просвещения посвящено несколько работ, среди которых следует выделить работы Е.П. Титкова и Г.В. Кукушкиной . Итак, несмотря на обширность исторических и педагогических исследований по истории формирования образовательной системы, специальных работ, в которых авторы изучали бы проблемы подготовки реформ в сфере образования, нет.

Среди зарубежных авторов, которые в своих исследованиях представляют целостную картину российской истории середины XVIII – первой четверти XIX вв., можно выделить М. Раева, Р. Пайпса и Р.С. Уортмана. Рассматривая вопросы проведения реформ в России, М. Раев выделил два типа реформирования: классический западный и бюрократический восточный. Россия развивалась (реформировалась) вторым путем, когда монарх опирался при проведении преобразований на бюрократический аппарат, а не на общественность . Р. Пайпс отметил, что неудачи политических реформ были связаны с невозможностью их проведения в условиях России . Р.С. Уортман указал, что в XVIII в. самодержавие приняло новый облик, но в народе сохранялся образ патриархального царя, что вызывало недоверие к формальным институтам власти .

Таким образом, несмотря на обилие литературы по самым разным проблемам политического, социального и экономического реформирования страны, их целостного исследования на протяжении изучаемого нами периода не проводилось. Комплексный анализ всего спектра реформ, от начала их подготовки до механизмов реализации, позволит разобраться в сущности реформаторского процесса в России середины XVIII – первой четверти XIX вв.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель нашего исследования состоит в изучении путей, форм и методов реформирования России: проектов подготовки реформ, их оценки и восприятия обществом. Изучение всего спектра политических, экономических, социальных и образовательных изменений как единого реформаторского процесса.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач: дать оценку историографической ситуации подготовки и проведения реформ в России: выявить основные направления в изучении заявленной темы, определиться с понятиями, различными подходами и точками зрения по изучаемой проблеме. Обозначить комплекс источников, необходимых для полного освещения заявленной цели. Провести их систематизацию.

Проанализировать пути и способы политической модернизации России в центре и на местах. Указать причины и направленность политических реформ на основании анализа проектов преобразований, представленных государственными и общественными деятелями.

Выявить причины и особенности подготовки и проведения реформ в экономической сфере. Рассмотреть таможенную и финансовую политику, проводимую верховной властью, изучить ее содержание и связь с другими преобразованиями.

Проследить развитие социальной политики правительства. Указать ее направленность. Выявить взаимосвязь между властью и обществом при подготовке и проведении данных реформ.

Изучить проблемы формирования системы народного образования в свете влияния философии Просвещения. Оценить роль преобразований в указанной сфере для проведения иных реформ.

Объект исследования: реформаторский процесс развития России с середины XVIII до первой четверти XIX вв. Понятие «процесс» (processus) означает движение, имеющее свое направление, последовательную смену состояний, стадий, эволюции; совокупность последовательных действий для достижения какого-либо результата.

Предмет исследования: комплексное изучение механизма подготовки и проведения реформ в России.

Хронологические рамки исследования – с середины XVIII в. и до конца первой четверти XIX в. Именно в этих временных рамках, на наш взгляд, постепенно меняется отношение власти к самому процессу реформирования. Именно с этого времени формируется понимание того, что преобразования необходимо планировать, продумывать и обсуждать. Без этого даже остро назревшие реформы не находят своего воплощения и «буксуют» при их реализации. Данный отрезок времени был переломным в имперской истории. Именно в это время был поставлен вопрос об изменении политического строя – на протяжении всего периода разрабатывались проекты реформирования системы государственного управления и политической власти. В это же время меняется и социально-экономическая политика. Медленно и постепенно в общество проникает осознание вреда крепостничества. Проблема ненормальности подобного положения крестьян уже не исчезает из государственной политики. Новое направление принимает и экономическая политика. Фактически на протяжении изучаемого периода она формируется как самостоятельное направление государственной деятельности. Разработка и реализация различных проектов реформирования завершились созданием к концу первой четверти XIX в. достаточно стройной системы образования в стране.

К концу первой четверти XIX в. завершилось активное участие просвещенных государственных и общественных деятелей в деле подготовки реформ, составления проектов преобразований государственной системы и общественного строя. Власть и общество разошлись в понимании необходимого механизма проведения преобразований и сущности реформаторского процесса.

Источниковую базу исследования составляют обширные материалы, которые мы разделили на несколько групп. К первой мы отнесли как сами законодательные акты, так и проекты законов. Законы по нашему периоду опубликованы в первом полном собрании законов Российской империи , в книгах Сенатского архива и в ряде современных публикаций . Часть материалов находится в архивах: в Российском государственном историческом архиве (далее – РГИА), фонд 439 – журналы дежурных генерал-адъютантов и высочайшие приказы, отдаваемые при пароле; фонд 1329 – именные указы и повеления Сенату; фонд 1583, опись 22 – канцелярия обер-прокурора Сената и др. Проекты реформ составлялись по служебной необходимости, личной просьбе монарха, или же по личной инициативе их авторов. К таковым документам мы отнесли: проекты Н.П. Панина – Д.И. Фонвизина, А.А. Безбородко, М.М. Сперанского, Н.Н. Новосильцева, В.П. Кочубея, П.А. Строганова, Н.С. Мордвинова, В.О. Козодавлева, Д.А. Гурьева, А.А. Аракчеева и др. . Во вторую группу источников мы включили проекты реформ или «записки», исходящие от общественных деятелей, таких как: М.В. Ломоносов, Н.Н. Поповский, братья Козельские, С.Е. Десницкий, И.А. Третьяков, С.Г. Забелин, Д.С. Аничков, А.Я. Поленов, Д.И. Фонвизин, Л.А. Цветаев, Ф.В. Кречетов и др. Их произведения сложно классифицировать – каждое по-своему уникально. Их даже не всегда можно разделить по жанрам, как философские, литературные, юридические. Или же по их социально-политической направленности, как либеральные, консервативные и радикальные, так как данные общественно-политические течения еще находились в процессе становления. Поэтому мы отказались от какой-либо специальной классификации и проводили анализ данных материалов в хронологическом порядке, то есть по царствованиям.

В третью группу привлеченных источников мы включаем материалы Уложенных комиссий. Документы по данному вопросу хранятся в Российском государственном архиве Древних актов (далее – РГАДА) фонд 342 – материалы «Новоуложенных комиссий». В делах 61,62 и 63 собраны материалы по елизаветинской комиссии. Далее – екатерининской комиссии. Выписки из Наказов депутатов хранятся в делах 205 – «о праве лиц», 206 – «об имениях», 207 «об обстоятельствах», 208 по уголовному праву, 209 о правах народов, подвластных России, 210 о судопроизводстве, 211 о службе вообще, 212 «по духовной части», 213 по внутреннему управлению, 214 по управлению почт, 215 о путях сообщения, 216 по части финансов, 217 об училищах и благотворительных заведениях, 218 о внешних сношениях, 222 донесения разных лиц в Сенат, присланные на рассмотрение Комиссии о сочинении проекта нового уложения. Кроме того, сюда же следует отнести екатерининское законодательство: РГАДА, фонд 5 – переписка членов императорской фамилии с другими особами. Эти документы, как правило, письма делового характера, которые Екатерина II отправляла своим сановникам, они показывают степень ее личного участия в ходе подготовки ряда реформ, созыве «Комиссии для сочинения проекта нового Уложения». Фонд 10 – материалы кабинета Екатерины II. Указы и рескрипты из канцелярий личных секретарей Екатерины II рисуют механизм работы государственного аппарата в то время, степень личного участия различных государственных деятелей. Иногда эти документы позволяют понять реальные причины тех или иных изменений. Часть материалов Уложенных комиссий опубликована. В сборниках Русского исторического общества (далее – сб. РИО) в 14 томах представлены наказы избирателей в Екатерининскую комиссию, а также протоколы заседаний .

В четвертую группу источников мы отнесли протоколы «Негласного комитета», раскрывающие подготовку и попытки проведения реформ в первые годы царствования Александра Павловича. Указанные «протоколы» велись им по-французски. Для анализа проектов реформ в начале XIX в. протоколы необходимо проверять по французским оригиналам, которые хранятся в РГАДА, личном фонде Строгановых (фонд 1278).

В пятую группу мы включили материалы о политической оппозиции. Они наименее изучены и редко используются исследователями. По большей части данные материалы не опубликованы. Нами изучены и использованы документы из РГАДА, фонд 7 – «Преображенский приказ, Тайная канцелярия и тайная экспедиция», – материалы политического сыска, из РГИА, фонд 1345, оп. 98 представлены материалы следственных действий канцелярии генерал-прокурора. Как правило, данные дела содержат документы об оппозиционных настроениях среди разных слоев населения. Для полноты характеристики материалов следствия того времени нами привлечены материалы, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (далее – ГАРФ), фонд 98 – документы Шлиссельбургской тюрьмы (распоряжения к содержанию заключенных, материалы следствия которых находятся в привлеченных выше делах), фонды 109, 229 – III жандармское управление, фонд 1165 – особая канцелярия министерства внутренних дел. Определенный интерес для исследования взглядов оппозиции представляют фонды Российского государственного архива литературы и искусства (далее – РГАЛИ), фонды-коллекции 46 П.И. Бартенева.

Шестая группа привлеченных источников – материалы и документы личного происхождения. Данные источники бoльшей частью опубликованы в исторических журналах, личных архивах и отдельными изданиями. Ряд материалов все еще находится в архивах. Большой интерес представляют личные документы русских монархов: РГАДА фонд 1 Секретные папки, куда вошли собственноручные письма, записки, завещания членов императорской семьи. Переписка собрана в личных архивах и коллекциях: РГАДА, фонды Воронцовых (1261), Голицыных (1263), Строгановых (1278); РГИА, фонд великого князя Николая Михайловича (549); РГАЛИ, фонд П.Н. Бартенева (49), Коллекция рукописей, архив Санкт-Петербургского филиала института Российской истории Российской Академии наук (далее – архив ФИРИ РАН), фонды Воронцовых 36, Коллекция рукописных книг 115. Все источники личного характера для удобства исследования мы разделили на две части. В первую мы включили воспоминания, дневники и письма об императорском дворе, политических событиях и т.п. Авторами их были люди, близкие ко Двору, занимающие достаточно высокие должности. В данную подгруппу мы отнесли записки самой императрицы Екатерины II , ее статс-секретарей и других придворных: А.М. Грибовского , В.С. Попова , М. Гарновского, Ф.П. Лубяновского, Е.Ф. Комаровского; дневник А.В. Храповицкого, Е.Р. Дашковой, В.Н. Головиной и др. О Дворе и привычках императора Павла I повествуют авторы следующих записок: С. Порошина, Ф. Головкина, Л.Н. Энгельгард, «рассказы» Н.О. Кутлубицкого и др. Не менее интересны записки о реформах Александра I: Г.Р. Державина , П.А. Вяземского, Ф.Ф. Вигеля, И.И. Дмитриева, В.Ф. Малиновского и др. Несколько особняком стоят мемуары иностранцев Л.-Ф. Сегюра, аббата Жоржеля, Я.И. Санглена, Шуазеля-Гуфье, Ш. Массона, Э. Дюмона. Они написаны в форме описания путешествий. Кроме того, перед нами – взгляд со стороны на российскую действительность. Вторую часть составляют воспоминания лиц, далеких от большой политики: А.Т. Болотова, С.А. Тучкова, И.А. Второва, И.П. Елагина, Н.Ф. Котова, А.М. Лунина и др. В отличие от предыдущих авторов, здесь на первом месте личность пишущего, его собственное место в истории. Ценность данных воспоминаний в красочном описании российской действительности второй половины XVIII – первой четверти XIX вв., что помогает понять «дух эпохи», особенности психологии людей того времени: их поступки, устремления, мечты и надежды.

Таким образом, в рамках проведения исследования использован весь необходимый комплекс источников с учетом избранной темы исследования. Широта источниковой базы позволяет в полной мере исследовать проблему подготовки и проведения реформ в России во второй половине XVIII – первой четверти XIX вв.

Методологическая основа исследования. При изучении проблем реформирования в России за основу нами взят модернизационный подход изучения исторического процесса. Теорию модернизации мы рассматриваем как одну из «синтетических» теорий общественного развития, «в большей степени аккумулировавшую в себе наработки и достижения различных (не только обществоведческих) наук» .

Современные западные социологи рассматривают теорию модернизации в трех направлениях: «В первом, наиболее общем смысле, модернизация – это синоним всех прогрессивных социальных изменений, когда общество движется вперед соответственно принятой шкале улучшений». Другой смысл модернизации «тождествен “современности”… Еще одно специфическое значение термина “модернизация”, относящееся только к отсталым или слаборазвитым обществам и описывающее их усилия, направленные на то, чтобы догнать ведущие, наиболее развитые страны, которые сосуществуют с ними в одном историческом времени» . Подобный подход таит в себе ряд противоречий, что было отмечено отечественными историками, обсуждавшими данную проблему на историко-политологическом семинаре . Под модернизацией, писал В.В. Журавлев, следует понимать «активный деятельный поиск наиболее подходящей для данного социума модели органического развития на пути от его традиционного к современному состоянию, а также концентрации сил и средств государства и общества на воплощение этой модели в жизнь» . Она предполагает освоение передового опыта других стран, общее направление развития государства. Таким образом, процесс, получивший название модернизационного, носил скорее характер «проникновения», диффузии, а не слепого копирования. В те периоды истории, когда «властные элиты в России… игнорировали социокультурные и ментальные особенности большинства, надеясь трансформировать «косную», по их мнению, среду, в нужном направлении» , они терпели неудачу. Модернизационный подход как методологическая база исследования – это также и определенный метод исторического познания, который является открытым для восприятия сущностных элементов других концепций и подходов. Он признает вероятность других вариантов реализации исторического процесса: эволюционного, революционного, комбинированного. Одним из базовых законов модернизационного подхода в историческом исследовании является признание непрерывности исторического процесса и его познание как целого .

Общей методологической основой исследования стали принципы научной объективности и историзма. При изучении истории реформ в России особенно важно, на наш взгляд, опираться на реальные факты, а не на заданные схемы и стереотипы. Требование научной объективности необходимо при оценке реального реформирования и истории общественно-политической мысли в России второй половины XVIII – первой четверти XIX вв. Все эти методологические принципы дают возможность уловить соотношение закономерного и случайного в истории, уменьшить долю исследовательской субъективности и приблизиться к объективному ракурсу рассматриваемых проблем.

Научная новизна. При изучении истории нашей страны ученые особое внимание уделяют собственно преобразованиям, в то время как институт подготовки реформ остается в стороне, особенно это касается указанного периода. Стержнем исследования является комплексный анализ реформы как таковой: ее замысел, механизмы подготовки и мотивации властных структур целесообразности преобразований. Подобное исследование стало возможно в рамках заявленного методологического подхода, когда история рассматривается не как анализ фактов, а единый реформаторский процесс с модернизационной направленностью. Его последовательное изучение позволят нам ответить на вопрос, в чьих интересах проводились преобразования: государственных, военных, общественных, узкосословных и т.п. Комплексное исследование реформаторского процесса показывает, что ни у властных органов, ни у формирующегося общества не было четкого представления об этом. Для оценки роли и значения реформаторства важно определить, действуют ли реформаторы для общего блага или нет. Без детального анализа каждого этапа: разработки, планирования и реализации задуманного невозможно объективно разрешить указанную проблему.





Для решения поставленной задачи представлен комплексный анализ преобразований на протяжении исторически значимого периода всего спектра реформ в политической, социальной, экономической и культурной сферах. Причем преобразования в каждом из указанных направлений анализировались с учетом их влияния на иные сферы государственной и общественной жизни. В рамках данного исследования представлен комплексный анализ проектов реформ, составленных как государственными, так и общественными деятелями. Указано их взаимное влияние и произведена авторская типология реформ. Впервые исследовано взаимозависимость всех сторон реформаторского процесса. Подобный подход позволяет сделать обоснованные выводы о дальнейшем развитии страны. Для решения всех указанных вопросов был использован соответствующий комплекс ранее неопубликованных источников. Систематизированы документы и материалы, уже введенные в научный оборот. Дана оценка их роли и значения для трансформации государственного строя. Таким образом, комплексное изучение механизма подготовки и проведения политических, социально-экономических и культурно-образовательных преобразований произведено впервые и никогда не являлось предметом специального исследования.

Практическая значимость работы. Представленные материалы и выводы могут быть использованы для преподавания общих и специальных курсов, при написании учебников и разделов в обобщающих учебных пособиях.

Положения, выносимые на защиту. Анализ современных представлений о природе реформ доказывает, что ее литературного определения явно недостаточно, чтобы разобраться в сущности реформаторского процесса в России, следует определиться с направленностью преобразований, что невозможно сделать без анализа механизмов их подготовки.

Почти век активных политических реформ системы государственного управления закончился убежденностью верховной власти в незыблемости самодержавия. Укрепление верховной власти, по мнению ее представителей, возможно только путем ее усиления. Отсюда и жесткая борьба за повышение (либо понижение) статуса того или иного государственного органа, так как в этом представители политической элиты видели закрепление собственного статуса. Этим обусловлен успех административных преобразований, которые необходимы и понятны чиновникам, и резкое отторжение любых попыток реформирования политического строя.

Подавляющее большинство авторов проектов российских реформ были людьми высокообразованными, многие учились в европейских университетах, были знакомы с философскими и политическими идеями просветителей. Они прекрасно видели недостатки российской политической жизни, системы управления и в центре, и на местах. Однако в качестве «рецептов», по которым следовало трансформировать политическую систему, они брали отвлеченные философские идеи.

Политическая оппозиция указанного периода была представлена в виде «заговорщических» организаций, участники которых и не пытались найти точки соприкосновения с властью. В стране не было политической силы, которая могла бы легально выражать собственное мнение, отличное от верховной власти.

Необходимость проведения экономических и социальных реформ была продиктована текущими потребностями власти. Однако на практике власти в ущерб потребностям экономики проводили политику поддержки дворянского сословия.

Реформирование сферы народного просвещения в изучаемый период было самым удачным среди других преобразований. В стране была сформирована достаточно стройная система образовательных учреждений, доступная фактически всем слоям населения. Без сомнения, данная реформа оказалась самой продуманной, последовательной и наиболее отражающей требования населения.

В целом комплексное изучение процесса подготовки и проведения политических, социально-экономических и культурных преобразований в России позволяет сделать вывод, что только учет всех сфер и сторон государственной политики делает планируемую реформу эффективной.

Апробация работы. Диссертация обсуждена, одобрена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории, культурологии, социологии и права Челябинского государственного педагогического университета. Материалы работы апробированы соискателем в монографиях и научных статьях, в том числе девяти из перечня ВАК, общим объемом более 60 п.л. Отдельные положения диссертационного исследования представлены в выступлениях: на международной научно-практической конференции ученых, проходившей в г. Луганске (Украина) в 1998 г., международной конференции «Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее», проходившей в Воронеже в 2000 г. и XI Всероссийской научно-практической конференции по формированию научных понятий у учащихся школ и студентов вузов, проходившей в г. Челябинске в 2005 г. , Материалы диссертации используются при чтении курса Отечественная история.

Структура работы определяется целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность исследования, обозначены его цель и задачи. Автор определила новизну представленной работы, ее теоретическую и практическую значимость. Особое внимание уделено методологической основе исследования, выявлению понятий «реформа» и «проекты реформ».

В первой главе исследования представлены историографические и источниковедческие проблемы заявленной темы.

Во второй главе исследования «Реформирование политических и административных институтов и структур» представлен анализ проектов реформ и механизмы их реализации. Автором проанализированы преобразования в политической сфере и представлен их целостный анализ. Подготовка и проведение реформ в России в XVIII – первой четверти XIX вв. проходили на фоне крайне сложной политической обстановки. Несмотря на юридическое оформление статуса монарха в начале XVIII в., его реальное положение было сложным, так как он не имел социальной опоры. Именно эта ситуация способствовала тому, что открыто был поставлен вопрос о подготовке политических реформ. В период правления Елизаветы Петровны вопрос о необходимости реформирования политической системы как способа укрепления власти был поставлен Иваном и Петром Шуваловыми . Екатерина II, не имея никаких прав на престол много внимания уделяла обоснованию законности собственного правления. Она была инициатором, а порой и составителем проектов фактически всех преобразований. Стремясь к проведению реформ, императрица подготовила «Наказ» и созвала «Комиссия для сочинения проекта нового Уложения». Деятельность самой Комиссии оказала огромное влияние на разработку преобразований в дальнейшем. В 1788 г. Екатерина II собственноручно подготовила проект реформы Сената, который, правда, реализован не был . В течение всего своего правления Екатерина II с помощью законов пыталась укрепить Российское государство. Она считала, что законы помогут создать «идеальное государство – Законную монархию», где все подданные будут трудиться на благо Закона и монархии, что никак не отражало российскую действительность. Время правления Павла было крайне противоречивым, а его кончина в результате заговора показала, что проблема стабилизации и укрепления верховной власти так решена и не была, несмотря на принятие закона о престолонаследии 5 апреля 1797 г., где впервые четко обозначался круг возможных наследников трона. Смерть Павла I вызвала реформаторский подъем в российском обществе. В историографии медлительность Александра I в проведении преобразований и отказ от немедленного введение конституции объясняют его двуличностью и слабохарактерностью, отсутствием истинного желания реформировать. Как показало наше исследование, причина сохранения самодержавия в начале XIX в. заключается как раз в том, что Александр I стремился провести необходимые реформы, но не имел для этого должной поддержки среди окружающей его политической элиты. Круг его единомышленников был очень узок: члены «Негласного комитета» П.А. Строганов В.П. Кочубей, Н.Н. Новосильцов и А. Чарторижский . Одним из первых серьезных мероприятий Александра Павловича и его «молодых друзей» была подготовка к коронации и составление «коронационных» документов. Таким документом, по мнению монарха, должна была стать «Грамота российскому народу», в которой предполагалось обозначить основные права и обязанности подданных . Однако ни она, ни материалы, подготовленные Строгановым, так и не были использованы.

Первые годы правления Александра Павловича политическая активность высших чиновников и сановной аристократии была необычайно высока. 9 мая 1801 г. тайный советник Д.П. Трощинский подал императору записку «О причинах унижения Сената» . На основании этой записки император Александр I 5 июня 1801 г. издал указ «О сочинении Сенату особого доклада о правах и обязанностях его для утверждения оного силою закона, на незыблемом основании» , который положил начало открытому обсуждению сенатской реформы. В дискуссии приняли участие П.В. Завадовской, П.А. Зубов и Г.Р. Державин, граф В. Зубов, вице-канцлер А.Р. Воронцов , Н.С. Мордвинов . Все авторы проектов подчеркивали необходимость взаимного контроля различных властных структур для недопущения произвола верховной власти. Итогом обсуждения преобразования Сената стали указы от 8 сентября 1802 г. о положении Сената и «Об учреждении министерств» . На этом первый этап реформирования государственного устройства был завершен: аристократия свой реформаторский пыл выплеснула.

Обсуждение вопросов политического реформирования было продолжено с появлением на политическом олимпе М.М. Сперанского . Он составил развернутый план преобразований государственного аппарата. Главной отличительной чертой его проектов была идея, что, предоставляя права отдельным сословиям, правительство лишь закрепляет «привилегии рабов». Исходя из этого, нетрудно понять, почему столь мало было реализовано из предложений М.М. Сперанского, в общем-то, получивших одобрение императора: была усовершенствована и упорядочена система исполнительной власти, увеличено число министерств, более четко определена их компетенция. Далее речь уже шла об усовершенствовании государственного аппарата. По заданию Александра I в 1814 г. свои взгляды по этому вопросу изложили В.П. Кочубей и Д.А. Гурьев . В этот период Александр I решил подойти к реформам несколько с другой стороны: 15 ноября 1815 г. была принята конституционная хартия Царства Польского . 15 марта 1818 г. император Александр I на открытии польского сейма выступил с программной речью и объявил о намерении даровать аналогичную конституцию и России. Составление проекта было поручено Н.Н. Новосильцову. Этот документ, получивший название Государственной уставной грамоты, был составлен к осени 1820 г., но так и не был реализован .

Политические реформы в центре тесно связаны преобразованиями на местах. Исследование показало, что вопросы реформирования местного управления не выходили на первый план государственной политики, а шли в русле общегосударственных реформ. Они, как правило, следовали за преобразованиями центральных органов управления и носили фискальный характер. Все авторы проектов реформ местного управления, представленных во второй трети XVIII в. предлагали четко разграничить полномочия между различными должностями, упорядочить систему подчинения и отчетности перед центральной властью, усилить связи с местным дворянским населением, увеличить финансирование местного управления. Выполнение данных требований, по мнению большинства авторов проектов, было необходимо для нормального функционирования местной власти, но реализация их была отложена «до лучших времен». В начале правления Екатерины II был составлен проект кн. Я.П. Шаховским, 10 декабря 1762 г. . В рамках работы Уложенной комиссии обсуждались и вопросы местного управления. Обобщая предложения с мест, можно выделить следующие обращения: жалобы на громадность губерний, особенно на Севере; отсутствие четких границ между некоторыми губерниями; организацию судопроизводства на местах; бытовые проблемы. Губернская реформа Екатерины II во многом была следствием столь длительного и основательного обсуждения указанных вопросов. Ее причиной стала не Крестьянская война под предводительством Е. Пугачева, а объективные требования преобразований местной власти. Подавляющее большинство идей, которые легли в основу губернской реформы, были почерпнуты из многочисленных предшествующих проектов. Именно тогда Российская империя стала складываться как унитарное государство. Продолжением губернской реформы стала городская. В сфере местного управления император Павел I был сторонником жесткой централизации и с неодобрением относился к выборным должностям. Рядом указов вводилось новое административное деление России . С первых дней своего правления Александр I восстановил почти все учреждения местного управления, а также сословные органы, созданные реформами Екатерины II в 1775-1785 гг. . Активная подготовка реформирования местного управления началась после окончания наполеоновских войн. Александр I привлек к этой работе М.М. Сперанского. С 1817 г. он участвовал в обсуждении проекта об учреждении генерал-губернаторских округов. В октябре 1821 г. им было разработано «Учреждение областного управления» . Проект не был реализован в связи со смертью Александра I. Таким образом, реформы в области местного управления и самоуправления оказались самыми удачными и завершенными. На наш взгляд, причин здесь несколько. При подготовке данных преобразований власть выслушала мнения тех, для кого они предназначались, – представителей с мест. Преобразования в этой области постоянно корректировались, дополнялись с учетом времени.

В последней трети XVIII в. вопросы реформирования страны начинают обсуждать люди, далекие от реальной политики, но не равнодушные к судьбе своей страны. Это проявилось в философских трактатах, зарождении политической и сатирической журналистики, становлении юриспруденции. Анализ большого количества трудов показал, что проблемы государственного устройства и пути реформирования страны нашли свое отражение в творчестве профессоров Московского университета, Академии наук и Академического университета в Петербурге: Е.Р. Дашковой, Я.П. Козельского, С.Е. Десницкого, И.А. Третьякова, А.А. Барсова, Д.С. Аничкова и др. . Свое мнение об основах государственного устройства представили журналист Н.И. Новиков и драматург Д.И. Фонвизин . Не меньшее влияние имело творчество. Таким образом, в период правления Екатерины II не только в правительственных кругах, но и в обществе начали активно обсуждаться вопросы наиболее оптимальных форм государственного устройства. Время правления императора Павла I оказалось периодом широкого распространения политической оппозиции в ответ на деспотические формы и методы управления. В этот период значительно возрастает количество дел «об оскорблении величества» на рядовых граждан, тогда как в предыдущее царствование этого не наблюдалось. Особый интерес при изучении идейной оппозиции императора Павла I представляют события, вошедшие в историю под названием «дело братьев Грузиновых» . Е.О. Грузинов проявил себя противником деспотизма, а Павел I, в свою очередь, испугался возможного повторения Пугачевского бунта. Евграф Грузинов и его брат Петр были засечены. Другим характерным примером идейной оппозиции Павлу I была Смоленская тайная антиправительственная организация под руководством А.М. Каховского. Как известно, император Павел был убит в ходе заговора11 марта 1801 г. Организаторы заговора предприняли попытку обосновать свои действия государственной целесообразностью и желанием ограничить самодержавие. Начало правления Александра I было встречено обществом с воодушевлением и ожиданием скорых и глубоких преобразований. В первые же дни после восшествия на престол Александр I получил анонимную записку, автором которой оказался В.Н. Каразин. Он предлагал монарху учредить непременные законы . Свои размышления о государственном строе и политическом режиме высказывали представители общественной мысли и преподаватели создаваемых тогда учебных заведений В.Ф. Малиновский, А.Л. Цветаев, А.П. Куницын ,  П.Д. Лодий . Профессора и общественные деятели первой четверти XIX в. на лекциях и в журнальных публикациях открыто рассуждали о проблеме происхождения государства, допустимом или необходимом образе правления, а также указывали, в чем должны заключаться права и обязанности граждан и т.п. В начале XIX в. получили широкое распространение «вольные общества» . Представители литературных, научных и дружеских обществ, особенно до военных событий 1805-1807 гг., активно обсуждали внутреннюю политику страны, размышляли о необходимых реформах. Важное место среди авторов неправительственных проектов занимают декабристы .

Проведенное нами исследование показало, что почти век активных политических реформ системы государственного управления закончился убежденностью верховной власти в незыблемости самодержавия. Подавляющее большинство авторов проектов российских реформ прекрасно видели недостатки российской политической жизни, системы управления и в центре, и на местах. Однако в качестве «рецептов», по которым следовало трансформировать политическую систему, они брали отвлеченные философские идеи. Фактически политические реформы готовились ради «идей», а не для «людей». Анализ этих проектов, представленных в рамках работы Уложенных комиссий, Негласного комитета или же в отдельных работах показывает несостоятельность большинства из них. Причем вне зависимости, предлагались проекты государственными деятелями или людьми, далекими от политики. В стране не было «контрэлиты», которая могла бы выражать собственное мнение, не опасаясь быть обвиненной в «измене». Укрепление верховной власти, по мнению ее представителей, возможно только путем ее усиления. Конечно, каждый правитель вкладывал в это свой смысл, но никто не хотел слышать мнение «народа». Иначе говоря, реформы не только планировались «сверху», но и предназначались для «верхов». Отсюда и жесткая борьба за повышение (либо понижение) статуса того или иного государственного органа, относительный успех преобразований чисто административных, которые необходимы, удобны и понятны чиновникам, на фоне резкого отторжения любых попыток реформирования политического строя.

Третья глава «Реформы в области экономики и социальной сферы» посвящена механизму их подготовки и реализации указанных реформ. В течение изучаемого периода все предложения о преобразовании финансово-экономической системы можно разделить на три группы: совершенствование монетного обращения, создание банков и преобразования в области таможенных тарифов. Правление Елизаветы Петровны началось с решения наиболее злободневной проблемы: стабилизации монетной системы. С конца 40-х гг. инициатором всех преобразований в экономической сфере был П.И. Шувалов, который предложил упорядочить налогообложение, изменить систему таможенных платежей и создать кредитные учреждения . Под его руководством была разработана и осуществлена реформа по ликвидации внутренних таможен 18 декабря 1753 г. . 7 октября 1754 г. П.И. Шувалов представил Сенату доклад «О разных государственной пользы способах» , являющийся обобщающей программой преобразований в экономической и социальной сферах. Он предложил Елизавете Петровне не прибегать к внешним займам и произвести чеканку легковесных медных монет, создав для них Медный банк . Реформа была проведена уже в царствование Петра III. Одновременно с ее подготовкой в Сенат поступали и другие проекты преобразований. В «рассуждении о российской коммерции» секретарь Сената Ф.И. Сукин предложил ввести бумажные деньги . Р.И. Воронцовым считал необходимым позаботиться «Об увеличении населения России» и составил «Предложение о сохранении крестьян как основного податного населения России» . О необходимости сохранения и приумножения русского народа писал и М.В. Ломоносов . Окончание Семилетней войны и вступление на престол Екатерины II ознаменовали начало нового этапа экономического развития страны. Сразу же после вступления на престол 5 июля 1762 г. Екатерина II издала указ о понижении цены на соль с 50 коп. до 40 коп. за пуд . Это привело к увеличению потребления соли и, соответственно, повышению доходов от ее продажи, что возвело вопрос о продаже соли в ранг государственных. Проблема организации финансов и торговли в начале правления Екатерины II волновала не только государственных деятелей, но и непосредственных участников торговой деятельности, купцов и промышленников. К императрице с различными проектами и предложениями обращались тульские купцы И.Ф. Владимиров, М. Грибанов, Л. Лугинин и М.Т. Пастухов; заводчики братья И.Б. и Я.Б. Твердышевы и др. Однако системные проблемы организации управления финансово-экономической сферой оставались нерешенными. Этот вопрос был вынесен в числе прочих на обсуждение в Уложенной комиссии 1767-1768 гг. Екатерина II  понимала, что одним из основных условий успешного реформирования является ресурсное обеспечение планируемых преобразований, поэтому решилась на проведение достаточно радикальной для того времени реформы – введение бумажных денежных знаков. Они стали распространять через специально созданные для этих целей ассигнационные банки . Успех реформы по введению ассигнаций во многом был обусловлен постепенностью вводимых преобразований. Определенные изменения претерпела и банковская система. Екатерина II в течение всего своего царствования стремилась к созданию системы управления финансами и централизации органов управления данной сферой. Для реализации этой задачи, начиная с 1769 г., начали составлять окладные книги, а в 1773 г. была учреждена «Экспедиция государственных доходов». Постоянные войны и «затратные» реформы привели к тому, что в конце правления Екатерины II финансовая проблема снова обострилась. 27 апреля 1796 г. фаворит Екатерины II князь Платон Зубов предложил вновь произвести перечеканку монет, так как реальная цена на медь выросла, да и «легковесная монета» сравняется с ассигнацией . Предложение было принято и реализовано уже при Павле I. 

Во время правления Екатерины II вопросы развития торговли и промышленности впервые получили освещение в периодической печати. В издаваемой Н.И. Новиковым газете «Московские ведомости» он стал постоянно публиковать информацию по торгово-экономическим вопросам: вексельный курс, сводку цен на продукты и товары в Москве и т.п. Существенный вклад в развитие экономической мысли внес профессор Московского университета И.А. Третьяков . После смерти Екатерины II императору Павлу I досталось множество финансовых проблем. Его финансово-экономическая политика отличалась хаотичностью и отсутствием внутренней системы, а экономические мероприятия были подчинены политическим. Несмотря на резкую критику финансовой политики Екатерины II, из-за постоянной нехватки денег правительство Павла I было вынуждено прибегать к выпуску бумажных денег еще в большем объеме, чем ранее . Многие проблемы, стоявшие еще перед Екатериной II, Павлом I так и не были решены, поэтому и в начале XIX в. в стране явно ощущалась нехватка финансов. Ситуация усложнялась тем, что если в XVIII в. и ранее статус того или иного государства на международной арене определялся, главным образом, военной мощью, то, начиная с XIX в., все большее значение приобретало экономическое богатство страны. В начале своего царствования Александр I отменил ряд ограничительных мер Павла I. В полном объеме был восстановлен запретительный тариф 1797 г. Благодаря этим мероприятиям, курс ассигнаций заметно возрос: с 50, как был в конце правления Павла, до 80 копеек за серебряный рубль. Реорганизация управления экономикой и финансами была проведена в рамках министерской реформы. Из восьми учрежденных в 1802 г. министерств три: финансов, коммерции и частично министерство внутренних дел были призваны руководить экономикой страны. 30 сентября 1804 г. Румянцев представил Александру I записку «О разуме тарифа», в которой предлагал ввести разрешительный тариф, что и было сделано в 1805 г. . Большой интерес для анализа планируемых экономических реформ представляют взгляды Н.С.Мордвинова, представившего ряд интересных проектов по экономическим вопросам, которые не были реализованы . Серия реформ, прежде всего в сфере просвещения, открытие новых университетов; участие России в войне против Франции и континентальная блокада окончательно расстроили финансовую систему нашей страны. К 1809 г. дефицит бюджета достиг 157 млн. руб. Страна оказалась на грани банкротства. Для решения насущных экономических проблем в 1809 г. под руководством императора Александра I был организован Финансовый комитет, по результатам работы которого был составлен М.М. Сперанским «План финансов». М.М. Сперанский и Н.С. Мордвинов разработали концепцию нового таможенного тарифа, значительно повышающего таможенные пошлины. Он был введен в 1810 г. 2 февраля 1810 г. был издан указ «О мерах к уменьшению государственных долгов; о прекращении выпуска в оборот новых сумм ассигнаций и о возвышении некоторых податей и пошлин» . По этому указу было уничтожено 5 млн. ассигнаций. Энергичные правительственные меры привели к тому, что цена ассигнаций выросла, как и курс российской валюты за рубежом. Именно эти успехи позволили правительству Александра I задуматься о возможном возвращении к свободному таможенному тарифу. В 1816 г. принят компромиссный вариант таможенного тарифа. В первую очередь были снижены пошлины на ввоз сырья, которое не вырабатывалось в России, отменены все существующие запреты на ввоз иностранных товаров. В 1819 г. принимается новый таможенный тариф, существенно снизивший пошлины на ввозимые товары и сырье. Это сразу сказалось на развитии фабрик и мануфактур. Поэтому уже в 1820 г. вновь были введены некоторые ограничения, а в 1822 г. был возвращен запретительный тариф. Несмотря на то, что тарифная политика во многом определяла направление в развитии экономики, необходима была программа, нацеленная на развитие промышленности. Свои предложения по этому вопросу представил О.П. Козодавлев. В 1815 г. с рядом политических проектов вновь обратился Н.С. Мордвинов, вступив в полемику со А. Шторхом , который считал, что в России следует развивать сельское хозяйство. Мордвинов, напротив, указывал, что для успешного развития стране нужна своя промышленность . Проблемы выхода из финансового кризиса и увеличения государственных доходов интересовали не только представителей верховной власти, но и рядовых чиновников . В первой четверти XIX в. экономическая мысль приобретает все более тесную связь со свободомыслием. Как писал Н.И. Тургенев, декабрист и автор экономического трактата «Опыт теории налогов», наука о финансах и политическая экономия «родились вместе с конституционной свободою народов Европы» . Даже А.С. Пушкин сделал своего Евгения Онегина сведущим в экономических вопросах.

В историографии достаточно живуч миф о том, что Россия всегда была и оставалась отсталой страной, фактически при полном отсутствии какой-либо экономической политики. Изучение конкретных фактов финансово-экономического развития показывает, что это было далеко не так. В то же время, в отличие от Европы, в нашей стране самостоятельная, имеющая политический вес торгово-промышленная элита окончательно сформировалась уже во второй половине XIX в. Поэтому господствующий на Западе веком ранее идеал свободы торговли, фритредерства, не мог быть применим в России, так как без государственной помощи отечественное производство не могло бы развиваться, а тем более выдержать конкуренцию с западом. Несмотря на то, что большинство авторов проектов преобразований обращали внимание власти на необходимость выработки продуманной и «прозрачной» экономической политики, это так и не было сделано. Причина не только во взяточничестве и казнокрадстве, которые так и не были изжиты в нашей стране. Монархи сами были заинтересованы в закрытости бюджета. Известно, что именно введение и использование налогов было главным предметом рассмотрения европейских парламентов, фактически, одним из инструментов ограничения власти, так как принятый бюджет необходимо было исполнять и правителю. На наш взгляд, поэтому большинство предлагаемых проектов реформирования финансово-экономической системы так и остались на бумаге.

Теснейшим образом с экономической политикой оказалась связана и социальная структура российского государства. Исследование показало, что движение нашей страны по пути модернизации и европеизации политических структур, начавшееся в XVIII в., потребовало создания новой социальной системы, которая могла бы служить опорой трону. Переход от традиционного общества к индустриальному, по логике вещей, предполагал создание «среднего класса», в действительности же основным направлением социальной политики всех сменявших друг друга монархов было укрепление роли и значения дворянства. Важным шагом в развитии правового регулирования сословий в целом имела работа Уложенной комиссии, работавшей во время правления Елизаветы Петровны. 11 марта 1754 г. на заседании Сената П.И. Шувалов представил план работы комиссии, где среди прочего был поставлен вопрос «о таких правах, которые подданным в государстве по разному их состоянию персонально принадлежат» . В дальнейшем разработки комиссии легли в основу Манифеста от 21 февраля 1762 г. «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» . «Золотой век» дворянства пришелся на последнюю треть столетия – екатерининскую эпоху. 21 апреля 1785 г. Екатерина II подписала «Грамоту на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства», где окончательно были закреплены права и привилегии этого сословия . В ней были закреплены основные права и свободы человека, которые до того вообще не признавались властью, но консервация дворянского сословия тормозила эволюцию российского общества. При Александре I дворянам было разрешено обзаводиться в городах фабриками и заводами, заниматься торговлей, создавать предприятия.

Отношение власти к податному сословию в целом и к крестьянству в частности всегда являлось важнейшим элементом внутренней политики правительства страны. По губернской реформе 1775 г., проведенной Екатериной II, полицейская, хозяйственная и судебная функции власти формально были разделены. В силу чего крестьяне, по сути дела, оказались под двойным контролем: государственных чиновников и местного дворянства. Павел I сделал попытку это исправить: в 1797 г. была учреждена при Сенате «Экспедиция государственного хозяйства, опекунства иностранцев и сельского домоводства» . В ее задачи вошло комплексное развитие всех отраслей государственного хозяйства. Однако функции нового органа четко прописаны не были, и все осталось по-прежнему. Наконец, с учреждением министерств функции Экспедиции в 1810 г. были переданы в особый департамент Министерства внутренних дел, а в 1811 г. в Министерство финансов, департамент государственных имуществ. Екатерина II готовила проект реформирования статуса свободного сельского населения, одновременно с Жалованными грамотами дворянству и городам в 1785 г. планировалось издать и Жалованную грамоту русскому народу, но она так и осталась в проекте . Сразу же после вступления на престол, 2 апреля 1801 г., Александр I издал ряд манифестов, в том числе и манифест, обращенный к «народу». Были расширены права крестьян в сфере торговли . В рамках плана экономических преобразований, составленного в 1810 г. М.М. Сперанским, в качестве одной из мер было предложено частично распродать казенные земли. Для решения вопроса о статусе крестьян на таких землях был подготовлен проект реформы, гарантирующей им личную и хозяйственную свободу . Реформирование статуса государственных крестьян было продолжено в 1818 г., когда Александр I официально поручил составить проект реформы министру финансов Д.А. Гурьеву. Проект был завершен только к 1824 г. .

Несмотря на всю важность реформирования статуса государственных крестьян, наиболее остро все-таки стояла проблема крепостного права. Одним из первых о вреде крепостного права стал писать Д.А. Голицын, екатерининский посол в Париже . Обсуждение проблем крепостного права в России началось в образованном в июне 1765 г. Вольном экономическом обществе. Среди поступивших на конкурс материалов,большой интерес представляет работа А.Я. Поленова, автор которой был ярым противником крепостного права . Отдельные проблемы крепостничества обсуждались на заседаниях Уложенной комиссии. В период правления Екатерины II проблема крепостничества впервые прозвучала в российской журналистике. Противниками крепостного права были издатель Н.И. Новикова и российский просветитель и драматург – Д.И. Фонвизин , а также профессора и преподаватели Московского университета, в частности. С.Е. Десницкий . В то же время подавляющее большинство дворян, в том числе и достаточно образованных и просвещенных, считали отмену крепостного право большим злом, чем его существование, например, Е.Р. Дашкова. Одним из немногих, кто отчетливо увидел опасность крепостного права, был А.Н. Радищев, автор знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву» . В конце XVIII в. в среде прогрессивно настроенных людей постепенно укреплялось мнение, что крепостничество – зло, с которым необходимо бороться. Великий князь, а затем император Александр Павлович был противником крепостного права, но он понимал сложность даже обсуждения данного вопроса, хотя при этом не отказывался от попыток решения этой проблемы в течение всего своего правления. Затрагивать ее было куда опаснее, чем даже говорить о конституции . В «Негласном комитете» постоянно обсуждались проекты по крестьянскому вопросу представителей российской аристократии В.Ф. Малиновского, П.А. Зубова , Н.С. Мордвинова , а также  «молодых друзей» императора. Проект о вреде крепостного права представил. В ноябре 1802 г. С.П. Румянцев подал императору записку с предложением мер, которые могли бы привести «к постепенному уничтожению рабства», в частности, право отпускать крестьян за плату. 12 января 1803 г. проект рассматривался на заседании Государственного совета. 20 февраля 1803 г. был принят указ, по которому помещикам разрешалось освобождать своих родовых и благоприобретенных крестьян по одному или целыми селениями с обязательным закреплением за ними земельного участка или «целой дачи» . Всего по этому указу было освобождено около 47 тыс. душ мужского пола . Это, конечно, ничтожно мало, но здесь важнее официальное признание власти необходимости реформировать крепостное состояние и начало этого процесса. В 1804 г. правительство Александра I провело крестьянскую реформу в Лифляндии . Проблема реформирования крепостничества обсуждалась не только в правительственных кругах, но и интересовала передовых представителей российской общественной мысли. В иносказательной форме, как это было принято в тот период, она находила свое отражение в периодической печати, записках общественных деятелей А.С. Кайсарова , В.В. Попугаева и др.

Важным фактором, ставшим катализатором в критике крепостничества и подготовке проектов реформы крепостного состояния крестьян, стали Отечественная война и заграничные походы 1812-1813 гг. Непосредственное знакомство с западноевропейской жизнью и героизм народа заставили многих дворян задуматься о положении российских крепостных крестьян. Поэтому увеличивается число противников крепостного права. В 1819 г. была завершена реформа в Остзейском крае . В 1816 г. проект освобождения крестьян под названием «О постепенном уничтожении рабства в России» составил П.Д. Киселев . Тогда же, в 1816 г., 65 достаточно богатых и знатных помещиков Петербургской губернии составили петицию на имя императора Александра I, где указывали на необходимость улучшения быта крепостных крестьян . Разработку правительственного проекта по освобождению крестьян в 1818 г. монарх доверил графу А.А. Аракчееву и Е.Ф. Канкрину. Подавляющее большинство проектов освобождения крестьян осталось на бумаге, и почти все правительственные мероприятия, затрагивающие положение крепостных крестьян собственно в России, оказались неудачны. Причин здесь несколько. Даже подготовка реформ встретила жесточайшее сопротивление со стороны помещиков, так как в начале XIX в. еще не была очевидна экономическая невыгодность крепостного права. Проведение кардинальных изменений в положении крестьян было возможно только в рамках масштабной реформы всего государственного строя. Тем не менее, был четко поставлен вопрос о необходимости отмены крепостного права как крайне негативного явления российской действительности.

Вопросы проведения экономических и социальных реформ, в отличие от политических, диктовались, как правило, текущими потребностями государственного управления. Однако желание удовлетворить неотложные государственные нужды и одновременно интересы дворянства и привело к тому, что финансово-экономическая и социальная политика правительства на протяжении почти ста лет, с середины XVIII до конца первой четверти XIX вв. носила хаотичный характер, отсутствовала единая линия реформаторства. За одним исключением – расширение привилегий дворянства. Итог плачевен. Экономическое отставание от ведущих европейских держав привели отчасти к позорному поражению в Крымской войне. Отсутствие политической воли у правящей элиты в урегулировании социальных проблем  привели к отказу общественных деятелей, «думающего» дворянства от диалога с властью и формированию политической оппозиции в виде тайных обществ и заговорщических организаций.В четвертой главе «Реформирование системы народного образования» проанализированы образовательные реформы. Исследование данной проблемы показало, что одним из ключевых вопросов в подготовке и проведении любых преобразований второй половины XVIII – первой четверти XIX вв. было создание системы народного просвещения. Большинство реформаторов именно «непросвещенность» народа считали главным препятствием успешного проведения преобразований. В то время вопросы образования и воспитания были тесно связаны с проблемой взаимодействия верховной власти и общества. Русские просветители особое внимание уделяли не просто проблеме образования, а именно воспитанию «добродетельного и благородного гражданина – истинного сына Отечества». Государственные деятели, а тем более мыслители, считали, что все недостатки современного им общества (как, впрочем, и достоинства) напрямую связаны со степенью его просвещенности. Следовательно, просвещая каждого конкретного человека, создавая «новую породу людей», можно преобразовать общество.

Елизавета Петровна, считая себя продолжательницей дела своего отца, постоянно заботилась об уровне образования своих подданных. Для удовлетворения потребностей в возросшем спросе на образование в стране появляется большое количество частных пансионов, получает широкое распространение правило приглашать иностранных гувернеров для детей дворян. Большое значение в деле распространения просвещения сыграло творчество М.В. Ломоносова. По его инициативе был принят новый регламент Академии наук и основан Московский университет. С проектами ряда образовательных реформ при Елизавете Петровне выступил И.И. Шувалов. Он способствовал открытию типографии при университете, где начали печататься «Московские ведомости», учреждению Академии художеств в Петербурге в 1757 г. и гимназии в Казани в 1758 г. . В последней трети XVIII в., во время правления Екатерины II, в России начинается становление собственно системы образования. В России широко распространяются идеи философии Просвещения, где отчетливо прослеживаются мысли о важности образования в целом и о неотделимости этого процесса от воспитания, формирования у ребенка системы ценностей. К 60-м годам XIII в. дать детям образование считалось необходимым в дворянской среде. Проводником екатерининской политики в области народного просвещения стал И.И. Бецкой. Суть его мировоззрения заключается в идее, что «корень всему злу и добру – воспитание», поэтому образование должно быть направлено на воспитание новой породы будущих отцов и матерей, которые детям своим могли бы передать новые правила воспитания. Наиболее простым и реальным способом воплощения в жизнь данных идей было создание Воспитательного дома для сирот . По образцу Воспитательного дома было создано в 1764 г. Воспитательное общество благородных девиц – первое учебное заведение для женщин. Наиболее успешно опыт изолированного обучения был представлен И.И. Бецким в уставе Шляхетского сухопутного кадетского корпуса . Однако подобные учебные заведения в силу своего организационного принципа не могли быть массовыми. Перед властью же стояла задача организации  системы массового образования для всех слоев населения. Главным помощником императрицы в этом вопросе был ее статс-секретарь Г.Н. Теплов. Им были составлены «Начальные рассуждения о плане для учреждения публичных училищ», в котором, в отличие от проектов И.И. Бецкого, предлагалось создание учебных заведений для широкого круга учащихся . Екатерина II не обошла стороной вопросы народного образования в «Наказе» Уложенной комиссии . На заседаниях Большого собрания вопросы образования рассматривались как проблема просвещения простого народа .

Вопросы народного просвещения в указанный период поднимались не только в правительственных кругах, но и в Вольных обществах, зарождающейся журналистике, художественной литературе, общественной мысли. Вольные общества стали появляться в первое десятилетие правления Екатерины II. Первое подобное общество возникло в Архангельске под названием «Архангелогородского исторического клевретства» . Одним из наиболее крупных и влиятельных Вольных обществ, существовавших при Московском университете, было Вольное Российское Собрание . В начале 80-х гг. часть членов во главе с Н.И. Новиковым вышла из него, создав свое Дружеское ученое общество. Большое влияние на формирование общественной мысли оказало развитие журналистики. Не меньшее значение, чем творчество просветителей, играла общественная и культурная деятельность Е.Р. Дашковой, творчество Д.И. Фонвизина, труды М.М. Щербатова. Общее направление, заданное Екатериной II, русской профессурой, представителями общественно-политической мысли, было подхвачено людьми, казалось бы, далекими от большой политики и проблем переустройства общества, например, Ф.В. Кречетова .

В 80-х гг. в России была проведена школьная реформа. 7 сентября 1782 г. была создана комиссия «Об учреждении в России народных училищ», а 21 сентября Екатерине II был представлен разработанный Ф.И. Янковичем «План к установлению народных училищ Российской империи». Согласно этому плану, предполагалось создать главные, средние и малые народные училища, подготовить учебную литературу и учителей. В 1783 г. в Петербурге было открыто Главное народное училище. Законодательной основой создания сети образовательных учреждений в стране стал Устав народных училищ, принятый 5 августа 1786 г. . Время правления императора Павла I было периодом отказа от преобразований в области народного просвещения. В начале XIX в. преобразования в области народного просвещения были продолжены. Как и иные реформы начала александровского времени, вопрос об этом первоначально обсуждался в «Негласном комитете». 18 марта 1802 г. был учрежден особый комитет для подготовки преобразований в сфере народного просвещения. 3 сентября 1802 г. возобновила работу образованная в екатерининское время Комиссия об организации народных училищ. Уже 4 октября 1802 г. в рамках работы комитета А. Чарторижский разработал и представил на обсуждение «Начала для образования учебных заведений». В целях централизации управления 28 февраля 1803 г. эта комиссия была преобразована в коллегиальный орган при министерстве Народного просвещения под названием Главное правление училищ. Подлинно высшими учебными заведениями должны явиться университеты, вставшие во главе образовательной системы учебного округа. Для этого помимо существующих университетов в Москве, Вильне и Дерпте их следовало открыть в Петербурге, Казани и Харькове . Оценка реформ в сфере образования была представлена М.М. Сперанским в небольшом трактате «Предварительные рассуждения о просвещении в России вообще» . Просвещения народа он связывал с отменой крепостного права, так как  просвещать рабов безнравственно . Таким образом, в результате серии образовательных реформ в стране была сформирована достаточно стройная система образовательных учреждений.

Представители общественно-политической мысли приняли активное участие в обсуждении проблем образования и народного просвещения в России. Большое значение для обсуждения данных вопросов приобретают «салоны»: встречи на дому деятелей культуры и общественно-политической мысли. В начале правления Александра I оказался открыт для деятелей общественно-политической мысли, художников, писателей дом А.Ф. Бестужева, взгляды которого разделял И.П. Пнин. Вопросу влияния просвещения на образ правления уделил внимание В.В. Попугаев .

Реформирование сферы народного просвещения в изучаемый период можно считать самым удачным среди других преобразований. В стране была сформирована достаточно стройная система образовательных учреждений, доступная фактически всем слоям населения. Без сомнения, данная реформа оказалась самой продуманной, последовательной и наиболее отражающей требования населения. При этом на реализации образовательных реформ как нельзя лучше сказались общие тенденции реформаторской политики в целом: подготовка первоначальных проектов «по образцам» западных преобразований, их первоначальное осмысление. После чего власть начинает понимать невозможность их полного копирования, и следует этап подготовки реформ уже с учетом российской специфики. Далее происходит их апробация и постепенное внедрение в жизнь. На наш взгляд, именно создание системы взаимосвязанных учебных заведений привело к расцвету русской культуры и науки во второй половине XIX в.

В заключении автором сделаны общие выводы по работе. Начатая Петром I системная трансформация государства и общества не была завершена. Власть, правда, ответила на «вывоз эпохи»: Россия не только сохранила свою независимость, но и заявила о себе как сильная военная держава, претендующая не на последнее место в европейской политике. Исходя из этого, перед последующими правителями остро вставала необходимость продолжения, усовершенствования и завершения начинаний первой четверти XVIII в. Уже с середины века верховная власть, представители правящей элиты, вынуждены были обратиться к подготовке реформ. Не маловажную роль сыграл и субъективный фактор – отсутствие прямых наследников действующего монарха. Поэтому одной из основных, базовых целей реформ со второй половины XVIII в. была необходимость усовершенствования, укрепления верховной власти, причем не только на правовом уровне, но и в умах людей, правящей элиты. В стране начинает постепенно формироваться интеллектуальный слой людей, не просто ожидающих реформ, но и считающим возможным и нужным принять непосредственное участие в их разработке. «Поставщиком» интеллектуальной элиты оказались все сословия, за исключением крепостных. При этом происхождение авторов проектов реформ далеко не всегда определяло их в тот или иной «политический лагерь». Во всех проектах, вне зависимости от сословного происхождения автора, затрагивались общероссийские проблемы. Мотивы, по которым авторы проектов брались за перо, можно условно разделить на две большие группы. Первая группа представлена людьми, близко стоящими у власти и имеющими возможность участвовать в государственном управлении, иметь влияние на монарха. Сюда мы относим И.И. Шувалова и П.И. Шувалова, Н.И. Панина, М.М. Сперанского, О.П. Козодавлева, «молодых друзей» Александра I: Н.Н. Новосильцова, В.П. Кочубея, П.А. Строганова и др. Во вторую группу входили общественные деятели, которые замечали очевидное несоответствие декларируемых целей реально проводимой политике. Это такие деятели, как Н.И. Новиков, С.Е. Десницкий, А.П. Куницын и многие другие.

Несмотря на длительный период и различные мотивы авторов, все предложения по усовершенствованию политической системы можно свести к двум основным направлениям. Первое – предложения установить, ввести фундаментальные законы; второе – создание нового или повышение статуса существующего государственного органа, который бы контролировал верховную власть. Итог у всех проектов один – они обсуждались, но отклонялись правительством. Все политические реформы были сведены к административным преобразованиям. Неудача политических преобразований второй половины XVIII – первой четверти XIX вв. была, по нашему мнению, в том, что их фактически и не начинали. С точки зрения монарха, целью политических реформ должно было являться укрепление его собственной власти. Каждый правитель по-своему решал этот вопрос, не сильно заботясь о своих потомках. Правителей России при проведении политических реформ останавливало отсутствие веры в силы и способности народа собственной страны в целом и аристократии в частности. Поделиться властью можно только с тем, кто ее достоин. По убежденности российских монархов, кроме их крайне немногочисленного личного окружения, таких людей не было. Власть не сумела услышать и понять тех, кто действительно хотел политических реформ, причем не для себя, не для улучшения собственного положения, а для успешного развития страны в целом. Подобная «глухота» была во многом объективной. У реформаторов не было и не могло быть реальной социальной опоры для проведения преобразований. Незавершенность системной трансформации первой четверти XVIII в. заключалась в том, что новый социальный слой общества так и не появился. Власть вынуждена была пойти на уступки правящему сословию, расширяя права и предоставляя новые привилегии, закрывая глаза на нарушения законов (например, запись младенцев в полки). Политическая элита и дворянство в целом не чувствовали социальной ответственности перед собственным народом, считая такое положение, включая владение крепостными, непреложной нормой. С другой стороны, с середины XVIII в. в стране начинают постепенно появляться думающие, образованные люди, которые прекрасно понимают опасность такого положения вещей. Предложения участвовать в подготовке необходимых преобразований, обращенные к государственным и общественным деятелям, будь то журналистская полемика Екатерины II или призывы Александра I участвовать в рассмотрение проектов сенатской реформы, закончились недовольством со стороны верховной власти проявленной общественной инициативой. Дело не в том, что монархи действительно не могли воплотить многие реформаторские идеи, чаще всего многочисленные проекты политических реформ вообще не получали никакой монаршей реакции, не двигались далее. Такая ситуация не могла длиться вечно. Постепенно пришло разочарование в действиях, а главное, в реальности желания правителей России осуществлять политические преобразования. Государственные и общественные деятели, стремившиеся к переменам, стали отказываться от связи с верховной властью. Для выражения собственного мнения, отстаивания своих позиций им пришлось уйти в оппозицию. Представители власти, в свою очередь, допуская подобное развитие событий, жестко подавляли любую, даже конструктивную оппозиционную мысль. Так было с Н.И. Новиковым, Ф.В. Кречетовым и А.П. Радищевым при Екатерине II, кружком Каховского и братьями Грузиновыми при Павле I, М.М. Сперанским, Н.С. Мордвиновым и будущими декабристами при Александре I. Итогом стало восстание декабристов. Это выступление цвета российского дворянства в дальнейшем крайне негативно отразилось на возможности проведения политических реформ, а Николай I пришел к власти как спаситель нации от собственной политической элиты. Вопрос же о политических реформах надолго оказался закрытым. Более того, был упущен момент наиболее безболезненной трансформации Российского государства от абсолютизма, присущего завершающему периоду традиционного общества, к более прогрессивным, гибким формам организации политической власти. Конечно, нельзя говорить, что единожды не проведенные преобразования необратимы, но  непонимание властными структурами важности и возможности реформирования политической системы во многом предопределили вектор развития России и последующую радикализацию общества.

Как показало исследование, существовала еще одна проблема проведения любых реформ – их финансовое обеспечение. Стабилизировать финансы традиционными способами – увеличением налогообложения и перечеканкой монет – уже не получалось. Требовалось формирование экономической политики в целом, включая таможенное и финансовое регулирования. Отчасти это было реализовано: отменены внутренние таможни, введен покровительственный таможенный тариф, началось формирование банковской системы, были введены ассигнации. Однако успех в этой сфере во многом оказался относительным из-за желания власти финансово поддержать дворянство, а не реальных производителей товаров. По нашему мнению, верховная власть так до конца не составила собственное представление по данной проблеме. Не было понимания необходимости составления бюджета страны, планирования доходов и расходов. Монархи были не заинтересованы в открытости бюджета, а, тем более, в отчете по собственным тратам. Поэтому большинство предлагаемых проектов реформирования этой системы так и осталось на бумаге. Итак, отдельные финансово-экономические реформы были вполне успешными, а политика в этой сфере в целом – неудачной.

Единственное направление, где власть смогла осуществить планируемые и намеченные преобразования, была образовательная сфера. Школьная реформа Екатерины II была самой последовательной и продуманной: в стране была создана широкая сеть учебных заведений. Во многом успех этого преобразования был следствием учета конкретных потребностей населения, а не желания воплотить в жизнь философские идеи. Как известно, за образец реформы образования была взята австрийская система. Ее не копировали слепо, а именно взяли за основу, разработав предложения по формированию адаптированной к российской действительности системы учебных заведений. Поэтому она и оказалась успешной. Учреждением университетов, введением либерального устава были продолжены и завершены преобразования, начатые еще Екатериной II. Несмотря на последующие ограничения автономии университетов, изменения правил приема в гимназии и т.п., именно создание реально действующей системы образования позволило получить образование многим выдающимся государственным и общественным деятелям, будущим литераторам, которые заявили о себе во второй половине XIX в.

Проведенное исследование, анализ института подготовки реформ, изучение интересов, которые реформаторы вкладывали в те или иные преобразования, позволяет сделать следующие выводы. Эффективны только те масштабные преобразования, которые проводятся в комплексе, затрагивая политическую, экономическую и социальную сферы. Реформаторам необходимо обозначить конечную «идеальную модель» намечаемого преобразования, его ожидаемый конечный результат. Естественно, жизнь вносит коррективы, но некая цель должна быть поставлена, иначе просто нет смысла начинать реформы. Так, зачастую неудачи преобразований связаны как раз с отсутствием очевидных или реальных целей реформаторов. Не меньшее значение для успешности реформ имеет социальная обусловленность преобразований. В России все преобразования готовились интеллектуальным меньшинством, оторванным от своей социальной среды. Опыт реформаторских и революционных трансформаций, протекающих в Западной Европе, наглядно продемонстрировал, что их успех был обусловлен наличием или хотя бы зарождением нового социального фактора. Появление незначительного числа реформаторов, интеллектуалов, оторванных от своих сословных, социальных интересов, было явно недостаточным для осуществления полного цикла преобразований от замысла к реализации.

Указанные причины затрудняли реформирование, власть же в свою очередь и не пыталась преодолеть указанные трудности. Реформаторам всегда важно понимать действительную, а не теоретическую потребность в реформах. Для достижения этого они должны четко понимать, ради кого или чего предполагается произвести изменения. Далее, подготовка реформы невозможна без участия в ней «адресата»: на кого или что она рассчитана. Не менее важно наличие при подготовке и проведении преобразований создание «реформаторского или мозгового центра». Это необходимо, чтобы преобразования готовились и проводились не от лица одного реформатора, а от команды. Тем более что с уходом единоличного автора завершается и «его» реформа. Наконец, любая реформа требует материально-технического обеспечения. Россия второй половины XVIII – первой четверти XIX вв. переживала период структурных реформ, корректирующих модернизационные преобразования начала XVIII в. Во многом неудачи этих реформ крылись в несоответствии указанным принципам. Был упущен наиболее удачный момент эволюции, плавной трансформации нашей страны в единое европейское пространство. Россия окончательно выбрала «свой путь», далеко не во всем удачный.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Коршунова Н.В. Школьная реформа Екатерины II // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. 2010. № 8. С. 101-108. (0,5 п.л.)

2. Коршунова Н.В. Финансовые реформы в России в последней трети XVIII в. // Российский научный журнал. 2010. № 3 (16). С. 32-39. (0,5 п.л.)

3. Коршунова Н.В. Экономические реформы в первые десятилетия XIX в. // Проблемы истории, филологии и культуры. 2009. Выпуск XXII. С. 155-163. (0,5 п.л.)

4. Коршунова Н.В. Проекты отмены крепостного права в последней трети XVIII в. // Вестник Челябинского государственного университета. Научный журнал. 2008. № 34 (135). Серия. История. Выпуск 27. С. 60-68. (0,6 п.л.)

5. Коршунова Н.В. Проекты местного управления Я.П. Шаховского (нач. 60-х г. XVIII в.) // Известия Алтайского государственного университета. Серия социально-гуманитарные науки. 2008. № 4. С. 117-120. (0,5 п.л.)

6. Коршунова Н.В. К истории формирования «Вольных обществ» в России в последней трети XVIII в. // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. Социально-гуманитарные науки. 2006. № 5. С. 155-163. (0,5 п.л.)

7. Коршунова Н.В. К истории становления министерской системы в России // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. Социально-гуманитарные науки. 2006. № 4. С. 176-186. (0,6 п.л.)

8. Коршунова Н.В. Реформы в России в последней трети XVIII – первой четверти XIX века: проблемы теории и практики // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия Социально-гуманитарные науки. 2006. № 2 (57). С. 128-130 (0,5 п.л.)

9. Коршунова Н.В., Худобородов А.Л., Сидоренко Н.С. Памяти Владимира Федоровича Мамонова // Отечественная история. 2003. № 5. С. 220-221. (0,3 п.л.) (авт. вклад – 30%)

Монографии:

10. Коршунова Н.В. Проекты реформ в России (вторая половина XVIII – первая четверть XIX вв.) Челябинск: Издательство ООО фирма «ПИРС», 2009. 300 с. (20,5 п.л.)

11. Коршунова Н.В. «Либеральная диктатура» Александра I: реформы в России в первой четверти XIX века. М.: Изд. «Народный учитель», 2002. 250 с. (15,3 п.л.)

12. Михайлова (Коршунова) Н.В. Зарождение либерализма в России. Челябинск: Изд. «Факел» ЧГПУ, 1998. 107 с. (7,2 п.л.)

Статьи, тезисы:

13. Михайлова (Коршунова) Н.В., Пальчик О.В. Влияние русского масонства на формирование нелегальных политических объединений рубежа XVIII-XIX вв. // Научные труды международной научно-практической конференции ученых. М.-Луганск, 1998. С. 7-9. (0,3 п.л.) (авт. вклад – 70%)

14. Михайлова (Коршунова) Н.В.  К вопросу об «исторических судьбах и перспективах» русского либерализма // Уржумка. 1999. № 1. С. 57-58. (0,2 п.л.)

15. Михайлова (Коршунова) Н.В. Консервативный реванш // Российский консерватизм: теория и практика: Сборник научных трудов. Челябинск: Издательство ЧГПУ, 1999. С.46-54. (0,5 п.л.)

16. Коршунова Н.В. Русские просветители рубежа XVIII-XIX веков об образовании молодежи // Учащаяся молодежь в России: прошлое, настоящее, будущее: Сборник научных статей. Челябинск: Издательство ЧГПУ, 2000. С. 3-6. (0,4 п.л.)

17. Коршунова Н.В. Дело братьев Грузиновых // Вестник Челябинского института экономики и права. Сборник статей. Челябинск: Издательство ЧГПУ, 2000. № 1. С. 36-48. (0,7 п.л.)

18. Коршунова Н.В. К вопросу о реформах императора Павла I // Эхо: Сборник статей по новой и новейшей истории Отечества. М.: Издательство МПУ «Народный учитель», 2000. Выпуск 4. С. 5-8. (0,3 п.л.)

19. Коршунова Н.В., Мамонов В.Ф. Цареубийство // Уржумка. 2000. № 1. С. 4-17. (2 п.л.) (авт. вклад – 50%)

20. Коршунова Н.В. Экономическая политика правительства Александра I во втором десятилетии XIX века // Эхо: Сборник статей по новой и новейшей истории Отечества. М.: Издательство МПУ «Народный учитель», 2001. Вып. 5. С. 53-58. (0,4 п.л.)

21. Коршунова Н.В. Екатерина II: теория и практика просвещенного абсолютизма // Вестник Челябинского института экономики и права. Сборник статей. № 1. Челябинск. 2002. С. 105-124. (1 п.л.)

22. Коршунова Н.В. Общественное мнение в России о крепостном праве в первой четверти XIX века // Уржумка. 2002. № 1. С. 105-111. (0,7 п.л.)

23. Коршунова Н.В. Восточный вектор геополитики Екатерины II: «Греческий проект» // Вестник Челябинского университета. 2003. Сер. 10. № 1. С. 62-68. (0,5 п.л.)

24. Коршунова Н.В. Участие России в разделах Польши: политическая игра или геополитическая необходимость? // Вестник Челябинского университета. 2003. Сер. 10. № 2. С. 37-42. (0,5 п.л.)

25. Коршунова Н.В., Худобородов А.Л. Особенности использования терминов «Конституция» и «Конституционализм» в современной школе // Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов. Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции. Челябинск: ЧГПУ, 2004. Ч.1. С. 17-20. (0,3 п.л.) (авт. вклад – 70%)

26. Коршунова Н.В. Александр I // Общественная мысль России XVIII ­– начало XX века: Энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2005. С. 22-25. (0,5 п.л.)

27. Коршунова Н.В. Лопухин И.В. // Общественная мысль России XVIII ­– начало XX века: Энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2005. С. 261-262. (0,2 п.л.)

28. Коршунова Н.В. Новиков Н.И. // Общественная мысль России XVIII ­– начало XX века: Энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2005. С. 349-351. (0,4 п.л.)

29. Коршунова Н.В. Сперанский М.М. // Общественная мысль России XVIII ­– начало XX века: Энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2005. С. 504-507. (0,5 п.л.)

30. Коршунова Н.В. Фонвизин Д.И. // Общественная мысль России XVIII ­– начало XX века: Энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2005. С. 583-584. (0,3 п.л.)

31. Коршунова Н.В. Общественно-политические взгляды Г.Р. Державина // Сборник материалов научных конференций: «Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее», «Национальный вопрос в Европе в новое и новейшее время», «Правый консерватизм в России и русском зарубежье в новое и новейшее время». Воронеж, 2005. С. 7-12. (0,5 п.л.)

32. Коршунова Н.В. Николай Иванович Новиков: «Худой человек всегда бывает и худой гражданин» // Российский либерализм: идеи и люди. Коллективная монография. / 2-е изд., испр. и доп., под общей редакцией А.А. Кара-Мурзы. М.: Новое издательство, 2007. С. 26-34. (1 п.л.)

33. Коршунова Н.В. Проблема разработки проекта «О состоянии подданных вообще» в рамках работы Уложенной комиссии 1754-1766 гг. // Проблемы истории, филологии и культуры. 2008. Выпуск XIX. С. 48-56. (0,6 п.л.)

34. Коршунова Н.В. Бестужев А.Ф. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 63-65. (0,4 п.л.)

35. Коршунова Н.В. Голицын Д.А. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 187-188. (0,3 п.л.)

36. Коршунова Н.В. Гурьев Д.А. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 238-242. (0,5 п.л.)

37. Коршунова Н.В. Дашкова Е.Р. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 249-252. (0,5 п.л.)

38. Коршунова Н.В. Десницкий С.Е. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 272-274. (0,5 п.л.)

39. Коршунова Н.В. «Живописец» // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 308-309. (0,2 п.л.)

40. Коршунова Н.В. Завадовский П.В. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 313-316. (0,5 п.л.)

41. Коршунова Н.В. Кантемир А.Д. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 389-392. (0,5 п.л.)

42. Коршунова Н.В. Козельский Я.П. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 429-431. (0,5 п.л.)

43. Коршунова Н.В. Кречетов Ф.В. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 491-494. (0,5 п.л.)

44. Коршунова Н.В. Новиков Н.И. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С.642-645. (0,5 п.л.)

45. Коршунова Н.В. Панин Н.И. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 693-696. (0,5 п.л.)

46. Коршунова Н.В. Панин П.И. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 696-698. (0,5 п.л.)

47. Коршунова Н.В. Пнин И.П. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 728-731. (0,5 п.л.)

48. Коршунова Н.В. Поленов А.Я. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 732-734. (0,4 п.л.)

49. Коршунова Н.В. «Санкт-Петербургский журнал» // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 836-837. (0,2 п.л.)

50. Коршунова Н.В. Строганов П.А. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 918-920. (0,5 п.л.)

51. Коршунова Н.В. Фонвизин Д.И. // Российский либерализм середины XVIII – начала XX века: Энциклопедия / отв. ред. В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, 2010. С. 992-995. (0,5 п.л.)

Державин Г.Р. Записки. М., 2000. С. 12-15. (Державин был зачислен в Казанскую гимназию буквально сразу же после ее открытия в начале 1759 г.).

Бецкой И.И. Генеральный план императорского воспитательного дома. СПб., 1766.

Бецкой И.И. Планы и уставы генерального поручика Бецкого Шляхтерского сухопутного кадетского корпуса. СПб., 1766.

Рождественский С.В. Очерки по истории народного просвещения в России в XVIII -XIX вв. СПб., 1912. Т. 1. С. 265-266.

Екатерина II Наказ Комиссии о составлении проекта нового Уложения. // Екатерина II. О величии России. М., 2003. С. 123-124.

Спор о народном просвещении в Законодательной Комиссии. Мнение депутата от пахотных крестьян И. Жеребцова // Антология педагогической мысли России XVIII в. М., 1985. С. 221.

Крестинин В. Краткая история о городе Архангельском СПб., 1792. С. 243-274.

«Опыт трудов Вольного Российского Собрания при Московском университете. М. 1774. Ч. I. С. 2-3.

Основные сведения о судьбе и творчестве Ф.В. Кречетова мы черпаем из его розыскного дела: РГАДА. Ф. 7. Оп. 1. Д. 2812.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XXII. № 16421.

Указ Сенату Александра I от 24 января 1803 г. С докладом «О предварительных правилах народного просвещения» // РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 21. Л. 22 об.

Сперанский М.М. Предварительные рассуждения о просвещении в России вообще // Антология педагогической мысли в России первой половины XIX в. (до реф. 60-х гг.) / Сост. П.А. Лебедев. М., 1987. С. 47-53.

Сперанский М.М. Руководство к познанию законов / Отв. ред. И.Д. Осипов. СПб., 2002. С. 241.

Попугаев В.В. О политическом просвещении вообще (1804 г.) // Русские просветители (от Радищева до декабристов). М., 1966. Т. 1. С. 311-326.

Шелохаев В.В. Трудные поиски национальной модели модернизации //Россия в условиях трансформации. Материалы. М., 2001. Вып. № 7. С. 42.

См: Штомпка П. Социология социальных измерений. М., 1996. С. 169-174.

Модернизация России: драма поиска путей органического развития //Россия в условиях трансформации. Материалы. М., 2001. Вып. № 7.

Журавлев В.В. Россия XX века: тип, этапы и механизмы модернизации //Россия в условиях трансформации. Материалы. М., 2001. Вып. № 7. С. 6.

Шелохаев В.В. Трудные поиски национальной модели модернизации //Россия в условиях трансформации. Материалы. М., 2001. Вып. № 7. С. 47.

См. об этом: Опыт российских модернизаций XVIII – XX века / Отв. ред. В.В. Алексеев. М., 2000; Побережников И. В. Переход от традиционного к индустриального обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. М., 2006; Аузан А.А. «Колея» российской модернизации // Общественные науки и современность. 2007. № 6. С. 54-60 и др.

Михайлова (Коршунова) Н.В., Пальчик О.В. Влияние русского масонства на формирование нелегальных политических объединений рубежа XVIII-XIX вв. // Научные труды международной научно-практической конференции ученых. М.-Луганск, 1998; Коршунова Н.В. Общественно-политические взгляды Г.Р. Державина // Сборник материалов научных конференций: «Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее», «Национальный вопрос в Европе в новое и новейшее время», «Правый консерватизм в России и русском зарубежье в новое и новейшее время». Воронеж, 2005; Коршунова Н.В., Худобородов А.Л. Особенности использования терминов «Конституция» и «Конституционализм» в современной школе // Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов. Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции. Челябинск: ЧГПУ, 2004. Ч.1.

Большая часть интересующих нас документов опубликована: «Русский архив». 1867. № 1. Стб. 65-100; Бумаги И.И. Шувалова // Русский архив. 1867. № 1. С. 81-82.

Документ под названием «Положение об Управительном Сенате с проектом Указа императрицы Екатерины II» был обнаружен нами в делах Комитета 6 декабря 1826 года, который разбирал бумаги, оставшиеся после смерти императора Александра I. (РГИА. Ф. 1167. Т. XVI. Оп. 1. Д. 7. Л. 2-53).

De l'etat de notre constitution // Николай Михайлович, вел. кн. Граф П.А. Строганов. СПб., 1903. Т. 2. С. 40. (Здесь П.А. Строганов писал о необходимости введения конституции)

Архив СПб ФИРИ РАН. Ф.36. Воронцовых. Оп. 1. Д. 400. Л. 210-215. Опубликована: [Первоначальная редакция Грамоты Российскому народу] // Радищев А.Н. Материалы и исследования. М.-Л. 1936. С. 77-81.

Архив Государственного совета. СПб., 1878. Т. 3. Ч. 2. Стб. 46-50.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XXVI. № 19908.

Архив Государственного совета. СПб., 1878. Т. 3. Ч. 2. Стб. 39-46 .

Архив гр. Мордвиновых. СПб., 1091. Т.3. С. 221-225.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XXVII. № 20405, № 20406. Указ об учреждении министерств не выносился на всеобщее обсуждение и был своеобразным ответом Александра I на навязанную ему Сенатскую реформу.

Основные взгляды М.М. Сперанского по указанным проблемам отражены во «Введении к Уложению государственных законов», «Проекте уложения государственных законов Российской империи» и некоторых других. Они находятся в РГИА. Ф. 1167. Оп. 28. Д. 65. Ч. 1. Лл. 9-206; опубликовано Сперанский М.М. Проекты и записки. М.-Л., 1961. С.143-221.

Кочубей В.П. О положении империи и о мерах к прекращению беспорядков и введению лучшего устройства в разные отрасли, правительство составляющие // Сб. РИО. СПб., 1894. Т. 90. С. 5-26; Гурьев Д.А. Об устройстве верховных правительств в России // ОР РНБ. Ф. 236. Оп. 1. Д. 21.

Конституционная Хартия 1815 года и некоторые другие акты бывшего Царства Польского 1815-1881. Библиотека окраин России. № 5. СПб., 1907. С.41-63.

Шильдер Н.К. Император Александр Первый: Его жизнь и царствование. СПб.,1905. Т. 4. С. 499-526.

РГАДА. Ф. 342. Д. 92. Л. 3. – Здесь находятся основные материалы по проекту Я.П. Шаховского.

Указ императора Павла I от 12.12. 1796 г. // ПСЗ-1. СПб., 1830. Т.XXIV. №.17634,.№.17677;

ПСЗ -1. СПб., 1830. Т.XXVII. №.20372.

РГИА. Ф. 1167. Д. 141. Л. 135-155. Опубликован: Институт генерал-губернаторства и наместничества в Российской империи. СПб., 2003. Т. 2. С. 129-154.

Десницкий С.Е. Представление … // Юридические произведения прогрессивных русских мыслителей второй половины XVIII века. М., 1959; Козельский Я.П. Философские предложения» // Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в. М. 1952. Т. 1.

Новиков Н.И. О главных причинах, относящихся к приращению художеств и наук // Н.И. Новиков и его современники. М., 1960; Фонвизин Д.И. Рассуждение о непременных государственных законах (документ, написанный совместно с Н.И. Паниным) // Фонвизин Д.И. Собрание сочинений в 2-х тт. М.-Л. 1959. Т. 2.

РГИА. Ф. 1345. Оп. 98. Д. 525. Л. 18 об.

См. об этом: ОР РНБ. Ф. 335. Каразина. Оп. 1. № 9. Ф. 391. Краевского А.А. №. 414. Л. 2; Шильдер Н.К. Александр I. Его жизнь и царствование. С. 324-330.

Право естественное, составленное проф. А. Куницыным. Введение. Книга I. Чистое право. СПб., 1818; Право естественное, составленное проф. А. Куницыным. Книга II. Право прикладное. СПб., 1820.

Лодий П.Д. Теория общих прав, содержащая в себе философское учение о естественном, всеобщем государственном праве. СПб., 1828.

См. об этом подробнее: Бокова В.М. Эпоха тайных обществ. М., 2003.

Семевский В.И. Вопрос о преобразовании государственного строя России в XVIII и первой четверти XVIII в. // Былое. 1906. № 2. С. 71-74.

РГАДА. Ф. 19. Д. 182. Ч. 1. Л. 422об-423; Ф. 248. Д. 3671. Л. 710-710 об.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XIII. № 10164.

РГАДА. Ф. 248. Д. 2905. Л. 97-140об. Данный документ опубликован: Проект П.И. Шувалова 1754 г. «О разных государственной пользы способах» / Сообщ. С.О. Шмидт // Исторический архив. 1962. № 6. С.100-118.

Георгий Михайлович, вел. кн. Монеты царствований имп. Елизаветы Петровны и имп. Петра III. СПб., 1896. Т. 1.С. 232-235, 237-244.

Сукин Ф.И. Рассуждение о российской коммерции // Троицкий С.М. Россия в XVIII веке. М., 1982.

Архив СПб ФИРИ РАН. Ф. 36. Оп. 1. Д. 1067. Л. 9 об, 55-57.

Там же. С. 603.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XVI. №. 11597.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XVIII. № 13219, 13220.

Георгий Михайлович, вел. кн. Монеты царствования императрицы Екатерины II. Т.1: Документы из истории монетного дела царствования императрицы Екатерины II. СПб., 1904. С. 303, 306.

Третьякова И.А. Рассуждение о причинах изобилия и медлительного обогащения как у древних, так и у нынешних народах // Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII века. М., 1952. Т. 1. С. 353-360.

Блиох И.С. Финансы в России в XIX столетии. История – статистика. СПб., 1882. Т. 1. С. 59.

РГИА. Ф. 1162. Государственная канцелярия. Отчеты министров. Оп. 9. Д. 23. Л. 18; Ф. 1147. «Непременного совета». Оп. 1. Д. 319. Л. 1.

Архив графов Мордвиновых. М., 1902. Т. IV.

РГИА. Ф. 560. Оп. 10. Д. 71. Л. 8.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XXXI. № 24116.

Storch A. Cours d’Economie Politique. S.-t. Petersbourg, 1815.

Мордвинов Н.С. Некоторые соображения по предмету мануфактур в России и о тарифе // Мордвинов Н.С. Избранные сочинения. М., 1945. С. 76.

Проект надворного советника М. Карлевича // ГАРФ. Ф. 1165. Д. 486.

Архив братьев Тургеневых. Вып. 5. Дневники и письма Н.И. Тургенева. Пг., 1921. Т. 3. С. 117.

ПСЗ-1. СПб., 1830. № 10283.

Манифест от 21/II 1762 г. // ПСЗ-1. № 11445.

ПСЗ-1. СПб.,1830.Т. XII. № 16187.

ПСЗ-1. Т. XXIV. № 17865.

Сборник РИО. СПб., 1877. Т. 20. С. 447-498.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XXXI. № 22030, 23054.

РГИА. Ф. 1167. Оп.1. Д. 35. Л. 1-17.

РГИА. Ф. 1167. Дела комитета 1828 года. Оп. 1. Д. 14-19.

De L’esprit des econnomistes on econnomistens justifies d’avoir pose pas leurs principes les basis de la Revolution Francaise. Par le prince D… de G… Brunswick, 1796.

Поленов А.Я. О крепостном состоянии крестьян в России // Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII века. М., 1952. Т. 2.

Фонвизин Д.И. Недоросль // Русская проза XVIII в. М., 1971. С.277-278.

Десницкий С.Е. Представление об учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи. Приложение. СПб., 1905.

Радищев А.Н. Путешествие из Петербурга в Москву. Любани // Русская проза XVIII в. М., 1971. С. 406.

Секретные бумаги Александра Павловича // РГАДА. Ф. 10. Оп. 1. Д. 700. Л.2.

РГИА. Ф. 1167. Оп. 16. Ч. 1. Д.103. Л. 17-24.

Записка Н.С. Мордвинова о праве приобретения земли // Архив гр. Мордвиновых. СПб., 1902. Т. 3. С. 142-145.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XXXII. № 20620.

Данные приведены по «Истории Министерства внутренних дел» Т. 1. Ч. 1. С 191.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XXIX. № 21162.

Кайсаров А.С. Об освобождении крепостных крестьян в России // Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в. / Под ред. И.Я. Щипанова. М., 1952. Т. II.

Попугаев В.В. О благополучии народных тел // Русские просветители (от Радищева до декабристов). М., 1966. Т. 1.

ПСЗ-1. СПб., 1830. Т. XXXIII. № 26277-26280; Т. XXXIV. № 27024, Т. XXXV. № 27734.

Записка П.Д. Киселева // Заблоцкий-Десятковский А.П. Граф П.Д. Киселев и его время. Материалы для истории царствования императоров Александра I, Николая I и Александра II. СПб., 1882. Т. 4. С. 197-199.

См. об этом: Богданович М.И. История царствования императора Александра I и Россия в его время. СПб., 1869. Т. 1. С. 129-130 (Автор ссылается на воспоминания самого кн. И.В. Васильчикова).

Реформы в России XVI-XIX вв. М., 1992; Ильин В.В., Панарин А.С., Ахиезер А.С. Реформы и конрреформы в России: Циклы модернизационного процесса. М., 1996; Власть и реформы. От самодержавной к Советской России /Отв. ред. Б.В. Ананьич. СПб., 1996; Власть и реформы в России. Материалы «круглого стола», посвященного обсуждению коллективной монографии петербургских историков // Отечественная история. 1998. № 2; Медущевский А.Н. Теория конституционных циклов. М., 2005; Его же. Проекты аграрных реформ в России: XVIII – начало XXI века. М., 2005 и др.

Каменский А.Б. От Петра I до Павла I: Реформы в России XVIII в. (Опыт целостного анализа). М., 2001

Медушевский А.Н. Реформа // Общественная мысль России XVIII – начала XX века: Энциклопедия. М., 2005.

Брикнер А.Г. История Екатерины Второй. В 2 т. СПб., 1885.

Кизеветтер А.А. Екатерина II // Исторические этюды. Люди и события. Берлин, 1931 и др.

Чечулин Н.Д. Проект императорского совета в первый год царствования Екатерины II // Журнал министерства народного просвещения. 1894. № 3; Наказ Императрицы Екатерины II, данный Комиссии о сочинении проекта нового уложения / Под ред. Д.Н. Чечулина. СПб., 1907 и др.

Бланк П.Б. Екатерининская комиссия 1767-1769 гг. // Русский вестник. 1876. № 1, 2, 6; Веретенников В.И. К истории составления дворянских наказов в екатерининскую комиссию 1767 г. // Записки Харьковского университета. 1911. № 4; Флоровский А.Н. Состав законодательной комиссии 1767-1774. Одесса, 1915 и др.

Лонгинов М.Н. Н.И. Новиков и московские мартинисты. М., 1867 и др.

Клочков М.В. Очерки правительственной деятельности времени Павла I. Пг., 1916.

Богданович М.И. Первая эпоха преобразований императора Александра I (1801-1805) // Вестник Европы. 1866. № 1; Его же. История царствования императора Александра I и Россия в его время. Т. 1-6. СПб., 1869.

Шильдер Н.К. Александр Первый, его жизнь и царствование. СПб., 1897-1898. Т. 1-4; Николай Михайлович, вел. кн. Граф Павел Александрович Строганов (1774 – 1817). Т. 1-3. СПб.,1903; Его же, Император Александр I. СПб., 1912.

Глинский Б.Б. Конституционные веяния в начале XIX века // Исторический вестник. 1905. № 12; Семевский В.И. Вопрос о преобразовании государственного строя в России в XVIII и первой четверти XIX века // Былое. 1906. № 1-3; Якушкин В.Е. Государственная власть и проекты реформ в России. СПб., 1906 и др.

Бирюкович В.В. Судьба указа «О вольных хлебопашцах» в царствование Александра I // Архив истории труда в России. Пг. 1921. Кн. 1; Готье Ю.В. Из истории законодательной мысли XVIII века. Проект преобразования полиции в период царствования Екатерины II // Россия и Запад. Пг., 1923; Кизеветтер А.А. Сословные суды при Екатерине II // Голос минувшего. 1923. № 1; Рождественский С.В. Вопрос о народном образовании и социальная проблема в эпоху Александра I // Русское прошлое. 1923. № 5 и др.

Пресняков А.Е. Александр I. Пг., 1924.

Колычев Н.В. Разбор сочинения г. Андреевского «О наместниках, воеводах и губернаторах. СПб. 1867; Градовский А.Д. Высшая администрация в России и генерал-прокуроры. СПб., 1866; Готье Ю.В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II: в 2 т. М-Л., 1913-1941 и др.

Покровский М.Н. Александр I // История России в XIX веке. М., 1907; Покровский М.Н. Русская история с древнейших времен. СПб., 1912.

Сивков К.В. Общественная мысль и общественное движение в России в конце XVIII в. // Вопросы истории. 1946. № 5-6; Снытко Т.Г. Новые материалы по истории общественного движения конца XVIII века // Вопросы истории. 1952. № 9 и др.

Бак И.С. Я.П. Козельский // Вопросы истории. 1947. № 1; Его же. Я. Поленов // Исторические записки. 1948. № 28; Светлов Л.Б. Издательская деятельность Новикова. М., 1946; Макогоненко Г.П. Николай Новиков и русское просвещение XVIII в. М.,1951 и др.

Окунь С.Б. История СССР: 1796-1856: (Курс лекций). Л., 1939.

Рубинштейн Н. Л. Уложенная комиссия 1754-1766 гг. и ее проект нового Уложения «О состоянии подданных вообще» // Исторические записки. 1951. Т. 38; Парусов А.И. К истории местного управления в России первой четверти XIX столетия // Уч. зап. Горьковского ун-та. Горький, 1964. Вып. 72. Т. 1; Шмидт С.О. Проект П.И. Шувалова 1754 г. «О разных государственной пользы способах» // Исторические записки. 1962. Т. 6; Омельченко О.А. Кодификация права в России в период абсолютной монархии. Вторая половина XVIII века. М., 1979 и др.

Предтеченский А.П. Очерки общественно-политической истории России первой четверти XIX века. М.-Л., 1957.

Сафонов М.М. Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже XVIII-XIX веков. Л., 1988.

Калягин В.А. Политические взгляды М.М. Сперанского. Саратов, 1973; Кислягина Л.Г. Формирование общественно-политических взглядов Н.М. Карамзина. М., 1976; Минаева Н.В. Правительственный конституционализм и передовое общественное мнение России в начале XIX в. Саратов, 1982; Анисимов Е.В. И.И. Шувалов – деятель русского Просвещения // Вопросы истории. 1985. № 5 и др.

История буржуазного конституционализма XVIII-XIX веков. М., 1983; История буржуазного конституционализма CIC века. М., 1986.

Семенова А.В. Временное революционное правительство в планах декабристов. М., 1982.

Мироненко С.В. Самодержавие и реформы: Политическая борьба в России в начале XIX века. М., 1989.

Омельченко О.А. «Законная монархия» Екатерины II: Просвещенный абсолютизм в России. М., 1993 и др.

Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: Российский конституционализм в сравнительной перспективе. М., 1998.

Клейменова Р.Н. Общество любителей Российской словесности. 1811-1930. М., 2002; Гросул В.Я. Русское общество XVIII-XIX веков: Традиции и новации. М., 2003; Бокова В.М. Эпоха тайных обществ. М., 2003; Розенталь И.С. «И вот общественное мнение!» Клубы в истории российской общественности. Конец XVIII – начало XX вв. М., 2007; Минаева Н.В. Век Пушкина. М., 2007.

Блиох И.С. Финансы России XIX столетия. История-Статистика: в 4-х т. СПб., 1882.

Куломзин А.Н. Финансовое управление в царствование Екатерины II М., 1869; Кауфман И.И. Статистика русских банков. СПб., 1872; Георгий Михайлович, вел. кн. Монеты царствования императрицы Екатерины II: в 2 т. СПб., 1904; Его же. Монеты царствований императора Павла I и императора Александра I. СПб., 1891; Гурьев А.Н. Очерк развития кредитных учреждений в России. СПб., 1904; Штейн С.В. Учреждение правительственных сберегательных касс в России. Пг., 1916 и др..

Министерство финансов. 1802-1902: в 2-х ч. СПб., 1902; Вруцевич А.С. О финансовой политике Екатерины II // Императрица Екатерина II. Сборник исторических статей / Под. ред. А.О. Турцевича. Вильна, 1904; Чечулин Н.Д. Очерки по истории русских финансов времен Екатерины II. СПб., 1906; Сивков К.В. Финансовая политика Екатерины II // Три века. Россия от Смуты до нашего времени: Исторический сборник / Под ред. В.В. Каллаша. М., 1913. Т. IV. 

Ладыженский К. История русского таможенного тарифа. СПб., 1886.

Оболенской Л.Л. Краткий курс организации финансовых учреждений. Пг., 1920; Трахтенберг И. Бумажные деньги. Очерк теории денег и денежного обращения. М., 1924; Друян А.Д. Очерки по истории денежного обращения в России в XIX в. М., 1941.

Боровой С.Я. Банки в России в последней четверти XVIII в. // Сборник трудов Одесского кредитно-экономического института. Одесса. 1974. Т. 2; Его же. Кредит и банки в России (сер. XVII в. – 1861 г.). М., 1958.

Поляков В.Л. Таможенная политика царского правительства и ее влияние на развитие отечественной промышленности в период разложения феодальной системы (конец XVIII – первая четверть XIX вв.): Дис. ... доктора ист. наук. Л., 1976.

Юхт А.И. Русские деньги от Петра Великого до Александра I. М., 1994; Юхт. А.И. Русские деньги от Петра Великого до Александра I. М., 1994;  Марлей Л.П. Формирование структуры министерства финансов в России в первую четверть XIX века // Вестник МГУ. 1998. Сер. 8. История. № 6;  Морозан В.В. История банковского дела в России (вторая пол. XVIII – первая половина XIX в.). СПб., 2004 и др..

Семевский В.И. Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX века. СПб., 1888. Т. 1.

Рубинштейн Н.Л. Уложенная комиссия 1754-1766 гг. и ее проект нового Уложения «О состоянии  подданных вообще» // Исторические записки. М., 1951. Т. 38.

Миронов. Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства: в 2 т. СПб., 1999.

Шевырев С.П. История Московского университета, написанная к столетнему юбилею. 1755-1855. М., 1855; Загоскин Н.П. История Императорского Казанского университета за первые сто лет его существования. Т. 1-4. Казань, 1902-1904; Багалей Д.И. Краткий очерк истории Харьковского университета за первые сто лет его существования. (1805-1905 гг.) Харьков, 1906 и др.

Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902. СПб., 1902; Его же. Очерки по истории народного просвещения в России в XVIII-XIX вв.: в 2-х тт. СПб., 1912 и др.

200-летний юбилей Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. М., 1955; История Московского университета / Под ред. М.Н. Тихомирова: в 2-х т. М., 1955; Харьковский государственный университет им. А.М. Горького за 150 лет. (1805-1955 гг.) Харьков, 1955 и др.

Западов А.В. Державин. М., 1958; Коган Ю. Я. Просветитель XVIII века Я.П. Козельский. М., 1958; Покровский С.Е. Политические и правовые взгляды С.Е. Десницкого. М., 1955; Лозинская Л.Я. Во главе двух академий. М., 1978; Цверава Г.К. Д.А. Голицын. Л., 1985 и др.

Орешкин В.В. Вольное экономическое общество в России 1765 – 1917. М., 1963; Иезуитова Р.В. Литературные объединения и журналы первой четверит XIX века // История русской литературы. Л., 1981. Т.2. С. 36-50 и др.

Ерошкина А.Н. Деятель эпохи просвещенного абсолютизма и.И. Бецкой // Вопросы истории. 1993. № 9; Вулисанова Г. Московский университет и Демидовы // Высшее образование в России. 1997. № 3; Хотеенков В.Ф., Чернета В.Г. Первый министр народного просвещения Российской империи граф П.В. Завадовский. М., 1998; Вулисанова Г. Первый ректор Московского университета // Высшее образование в России. 1999. № 2; Горохов В.В. Иван Иванович Бецкой // Основы государства и права. 1999. № 8/9; Румянцева Н.М. Просветительско-педагогическая деятельность М.М. Сперанского. М., 2005.

Смагина Г.И. Академия наук и российская школа. Вторая половина XVIII в. СПб., 1996. Петров Ф.Л.Российские университеты в первой половине XIX в. М., 1998; Сысоева Е.К. К истории начального образования в России в первой четверти XIX в. (Училищный устав 1804 г.: идеи и их реализация) // Вестник МГУ. Сер. 8. История. 1998. № 5; Аврус А.И. История российских университетов. Очерки. М., 2001 и др.

Титков Е.П. Образовательная политика Екатерины II. М., 1999; Кукушкина Г.В. Политика правительства России в области высшего образования в первой четверти XIX в.: Дис. … канд. ист. наук. Екатеринбург. 2003.

Раев М. Понять дореволюционную Россию. М., 1990; Raeff M. Plans for political reform in Imperial Russia. 1730-1905. New Jersy. 1966. P. 23-104.

Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993.

Уортман Р.С. Властители и судии: Развитие правового сознания в императорской России. М., 2004.

Полное собрание законов Российской империи, Собрание 1-е: В 45 т. СПб., 1830.

Российское законодательство X-XX веков. М.: Юридическая литература, 1985. Т. 1-9 и др.

Фонвизин М.А. Обозрение проявлений политической жизни в России // Семевский В.И., Богучарский В. Щеглов П.Е. Общественное движение в России в первую половину XIX века. СПб., 1905. Т.1; Записка князя Безбородки о потребностях империи Российской, 1799 // Сб. РИО. СПб., 1881. Т. 29; Его же Записка о монете и тарифах // РГАДА. Ф 1278. Оп. 1. Д. 37; Гурьев Д.А. Об устройстве верховных правительств в России // Сборник Императорского русского исторического общества. СПб., 1894. Т. 90; Всеподданнейшая записка министра внутренних дел, тайного советника Козодавлева о тарифе и фабриках // Сборник исторических материалов, извлеченных из Архива Собственной Е.И.В. канцелярии. СПб., 1876. Т. 1 и др.; Записка графа В.П. Кочубея об учреждении министерств// Сб. РИО. СПб., 1894. Т. 90; [Мордвинов Н.С.] Некоторые соображения по предмету мануфактур в России и о тарифе. СПб., 1815; Мнение Мордвинова о правах Сената. // Архив гр. Мордвиновых. Т.4. СПб., 1902; Сперанский М.М. Проекты и записки. М.-Л., 1961; Его же План финансов // У истоков финансового права. Сперанский М.М., Тургенев Н.И., Орлов М.В. / Под ред. проф. А.Н. Козырина. М., 1998 и др.

Материалы Екатерининской комиссии. Ч. I-XIV. /Под ред. Д.В. Паленова, В.И. Сергеевича, Н.Д. Чечулина // Сб. РИО. Т. 4, 8, 14, 32, 36, 43, 68, 93, 107, 123, 134, 144, 147. СПб, 1869-1915.

Екатерина II Мемуары // Екатерина II. О величии России. М, 2003.

Записки об императрице Екатерина II полковника, состоявшего при ее особе статс-секретарем А.М. Грибовского. М., 1989.

Его воспоминания хранятся в РГАЛИ Ф. 46. Оп. 2. Д. 578.

Записки Михаила Гарновского. 1786-1790 гг. // Русская старина. 1876. Т. XV. № 1, 3, 4; Воспоминания Федора Петровича Лубановского (1777 – 1834). М., 1872; Записки графа Е.Ф. Комаровского. СПб., 1914; Памятные записки А.В. Храповицкого, статс-секретаря Екатерины II. М., 1862; Дашкова Е.Р. Записки // Дашкова Е.Р. Литературные сочинения. М., 1990; Мемуары графини Головиной. М., 1911.

Державин Г.Р. Записки. 1743-1812. Полный текст. М., 2000.

Малиновский В.Ф. Выписки из дневника // Голос минувшего. 1915. № 12. С. 241-242.

Второв И.А. Мои дневниковые записи // ОР РНБ. Ф. 163. Д. 5; Елагин И.П. Повесть о себе самом // Русский архив. 1864. Кн. 1. Вып. 1; Записки Николая Федоровича Котова о царствовании Екатерины II и Павла I с 1785 по 1800 годы // ОР РНБ. Ф. 54. К. 4. Д. 8; Лунин А.М. Записки своим обстоятельством и причитающиеся для себя и детей моих. В трех частях. // ОР РНБ. Ф. 153. К.1. Д.1., К. 2. Д.1-2.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.