WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Вклад творческой интеллигенции Центрального Черноземья в индустриальную модернизацию российского общества (1921-1992 гг.)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

   На правах рукописи

 

КУЗЬМИНА Виолетта Михайловна

 

Вклад творческой интеллигенции Центрального Черноземья в индустриальную модернизацию российского общества (1921-1992 гг.)

 

 

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

Курск   2011


Работа выполнена на кафедре истории Отечества

Курского государственного университета

Научный консультант:        доктор исторических наук, профессор

Третьяков Александр Викторович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Квакин Андрей Владимирович

доктор исторических наук, профессор

Самарцева Елена Игоревна

доктор исторических наук, профессор

Тонких Владимир Алексеевич

Ведущая организация:  Московский государственный педагогический университет

Защита состоится « 22 апреля»    2011 г. в « 14 » часов на заседании диссертационного совета  Д.212.104.04 в Курском государственном университете по адресу 305000, г. Курск, ул. Радищева, д. 33, конференц – зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного университета

Автореферат разослан                                   « _______ »  марта 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                    Постников  Н.А.                                             

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность избранной темы исследования обусловлена тем, что многочисленные реформы, проводимые в современной России, идут под знаком, «брендом»  - «модернизация». В СМИ, он-лайн конференциях, конгрессах, симпозиумах с участием  государственных деятелей, экономистов, политологов, историков, философов, социологов это понятие стало настолько распространенным, понятным, для всех приемлемым  в силу своей нейтральности и универсальности, что  совсем забыли не только  о различных трактовках данной дефиниции, разных подходов к ее определению, но и  об имеющемся историческом опыте проведения модернизации в нашей стране.  Мы не сомневаемся в том, что  для нашей страны с крайне односторонней индустриальной базой, отстающей в сфере высоких технологий, обладающей крайне неэффективным бюрократическим аппаратом и  значительным ростом социального неравенства, модернизация выступает жизненно необходимой, а не просто желательной мерой. Но при проведении столь значительных мероприятий необходимо  опираться на исторический опыт, игнорирование которого может  отрицательно сказаться на результатах проведения модернизации.

Во-первых, модернизация – это явление цивилизационного масштаба (Ахиезер  А.С.) , а не перечень отдельных  комплексных мероприятий, какими бы перспективными и значимыми они не были ;

Во-вторых,  история не знает модернизаций, которые бы не были индустриальными, поскольку  каждая  модернизировавшаяся страна ставила своей задачей  самообеспечение качественными промышленными товарами и вывод своей продукции на мировой рынок ;

В-третьих, Россия знала несколько  модернизаций – первую (петровскую), вторую (романовскую), третью (сталинскую), четвертую (послесталинскую). Если на технологическом фундаменте, заложенным Петром I, Россия могла развиваться целое столетие, то технологическая база сталинской индустриальной модернизации стала устаревать уже через два десятилетия. Беспрецедентность задач, стоящих перед послесталинским руководством, заключалось в том, что послевоенный мир вступал в эпоху НТР, следовательно, нужна была новая модернизация, которую нельзя было  провести посредством принудительного выкачивания ресурсов из закрепощенной деревни (при петровской и сталинской модернизации), нельзя привлекать  иностранный частный капитал (романовская модернизация). Решение было найдено за счет индустриальной экспансии вширь, строительстве промышленных предприятий-гигантов и выкачиванию трудовых ресурсов из деревни. Эти источники вскоре иссякли, и  М.С.Горбачев, придя к власти в 1985 году, понял, что  технологическая (индустриальная) модернизация  невозможна без  модернизации социально-политической. Но в силу объективных и субъективных причин данный план не был реализован .

В-четвертых,  российское общество, независимо от принадлежности к историческим  эпохам, соответствующим образом реагирует на модернизационные импульсы, идущие сверху. Среди основных характерных черт можно выделить неприятие, пассивное сопротивление новациям, медленное накопление противоречий и потенциала недовольства, народный протест, обращенный в прошлое . Опыт подсказывает нам, что на протяжении всей отечественной истории интеллигенция являлась важной созидательной силой, способной преобразовать общество и влиять на состояние умов.  Руководство страны, социальные группы, партии небезосновательно считали, что от деятельности интеллигенции зависел прогресс в областях науки, техники, искусства, образования и т.д.  Еще М.Ф. Достоевский отметил роль интеллигенции в обществе, сказав, что «Люди, люди –это самое главное. Люди дороже даже денег. Людей ни на каком рынке не купишь и никакими деньгами, потому что они не продаются и не поку­паются, а… только веками выделываются… Человек идеи и науки самостоятельной, человек самостоятельно деловой образуется лишь долгою самостоятельною жизнью на­ции, вековым многострадальным трудом ее — одним словом, образуется всею истори­ческою жизнью страны…»  И сегодня будущее страны будет во многом определяться той  общественно-политической, гражданской позицией, которую осознанно займет образованная часть общества .

В-пятых, изучение модернизационных процессов в российской истории включает такие важные аспекты, как преемственность и разрывы в цивилизационно-культурной динамике, которые влекут за собой изменение социальных отношений, смену культурных парадигм, динамику нравственных систем и ориентаций как одно из оснований массовой деятельности людей .  В историческом контексте  это имеет большое значение,  поскольку часть задач  индустриальной модернизации в советский  период не могла быть решена собственно экономическими методами, а для мобилизации населения на  решение этих задач привлекалась  творческая интеллигенция. Благодаря ее деятельности  в кратчайшие сроки удалось сформировать новый тип  советской личности, сформировать новую культуру, в то время как «в Европе новый тип человеческой личности вызревал несколько веков, одновременно менялись культурные горизонты…»

В связи  с учетом всего вышесказанного, в условиях современной модернизации общества, важно обратиться как к опыту советского руководства по привлечению творческой интеллигенции к решению проблем индустриальной модернизации, так и к изучению многогранной деятельности   творческой интеллигенции, направленной на трудовую   мобилизацию населения, пропаганду   индустриального развития страны, стахановского движения, формирование нового советского человека и советской творческой интеллигенции.

Объектом исследования является  творческая  интеллигенция как  социокультурная группа, создающая, сохраняющая, воспроизводящая и передающая художественную культуру во времени и пространстве. Предложенное определение включает в категорию творческой  интеллигенции  создателей новых духовных объектов - художников, писателей, драматургов, музыкантов.

Предметом исследования является многогранная деятельность творческой интеллигенции Центрально-Черноземного региона, направленная на решение основополагающих задач индустриальной модернизации в СССР.

Хронологические рамки исследования охватывают время с 1921 до 1992 года.    Процесс дифференциации в среде интеллигенции начался с 1917 года, а ко времени окончания основного этапа Гражданской войны в 1921  году, проблема нравственного выбора  еще больше обострилась. Вопрос стоял  не только в том: подержать или не поддержать большевиков, а в том, как способствовать возрождению России. Идейным обоснованием необходимости  завершения противостояния, принятия настоящего и  сплочения во имя России, а не какого-либо определенного режима послужил выпуск в июле 1921 года в Праге сборника «Смена вех» (во многом повторивший идеи «Накануне»), в том числе статьи Н.В. Устрялова, ставшим идеологом нового движения за объединение интеллигенции и советской России. Эта идеология стремительно завоевывала тысячи  русских  интеллигентов  как  в России,   так   и   в  эмиграции,  привлекая  симпатии  даже  в руководстве ВКП(б): известна  поддержка  нововеховцев  Лениным, еще   более   -   Троцким,  Луначарским,  Фрунзе  и Сталиным.  Только в 1921г. благодаря данной идеи возвратилось  в Россию 121.843  представителя интеллигенции .

На протяжении всего изучаемого периода творческая интеллигенция поддерживала  не только саму идею модернизации России, которая им была близка, но и  выступали  за ликвидацию технико-экономической отсталости страны, за достижение экономической независимости новой России. По сути это была поддержка индустриальной модернизации страны,  теоретически обоснованная в   журналах «Смена вех» (Париж, Смоленск, Тверь),  «Новая   Россия»   (Петроград),   газетах   «Накануне» (Берлин),  «Новости  жизни»  (Харбин), а на практике поддержанная всем творчеством писателей, драматургов, художников, артистов и др. Несмотря на то, что на разных этапах индустриальной модернизации советская власть использовала интеллигенцию в своих интересах, поддерживая доносы и  сервилизм , она продолжала жить и работать, пропагандируя  идеи обновления, модернизации страны.
 М.С.Горбачев  к концу 1991 года понял, что технологическая (индустриальная) модернизация  невозможна без  модернизации социально-политической, провести которую в рамках перестройки было невозможно, и эта неудовлетворенность реформами  в экономике, в общественно-политической жизни  передалась интеллигенции. Часть  творческой интеллигенции потребовала отставки  М.С. Горбачева, часть «заклеймили позором идейных вдохновителей путча» , часть пошла по пути сотрудничества с новой властью в целях поддержки  нового модернизационого курса .  Но их вера оказалась подорвана -  власть не нуждалась в их поддержке, о чем и было заявлено на  Конгрессе интеллигенции  28 ноября 1992 года, на котором присутствовали  представители творческой интеллигенции и виднейшие политические деятели. По мнению Ю. Рыжова, присутствовавшего на Конгрессе,  «интеллигенции сейчас необходимо остановиться и подумать, отрешившись от сиюминутных политических проблем» . С этого времени    творческая интеллигенция   пошла в СМИ, масс-медиа,   никак не связывая свою деятельность с идеями переустройства России. 

Географические рамки исследования охватывают территории Центрально-Черноземного региона России, в состав которого на данный момент входят Курская, Белгородская, Воронежская, Тамбовская, Орловская и Липецкая области  Российской Федерации.

Новая административная единица - Центрально-Черноземная область, была создана в соответствии с решением Президиум ВЦИК 14 мая 1928 года. В ее пределы вошли территория прежних Воронежской, Тамбовской, Орловской и Курской губерний, а также небольшие части бывших Рязанской и Тульской губерний.  Первоначально ЦЧО была разделена на 11 округов (Белгородский, Борисоглебский, Воронежский, Елецкий, Козловский, Курский, Льговский, Орловский, Острогожский, Россошанский и Тамбовский) и 178 районов. Однако из-за сложности управления столь громадной территорией 13 июня 1934 ЦЧО была упразднена и расчленена на Воронежскую и Курскую область. Территориальные границы Воронежской и Курской областей непрерывно менялись вплоть до 1954 года, после чего были четко установлены. Орловская область образована постановлением ЦИК СССР от 27 сентября 1937 года путём выделения ряда районов из КурскойЗападной и Воронежской областей.  27 сентября 1937 года из состава Воронежской и Куйбышевской областей постановлением ЦИК СССР выделена самостоятельная Тамбовская область. Липецкая область, так же как и Белгородская область, непосредственно как субъект Федерации область была образована указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 января 1954 года.

В настоящее время под названием Центральное Черноземье, или Центрально-Чернозёмный регион подразумевают Центрально-Чернозёмный экономический район, включающий   Курскую, Воронежскую, Белгородскую, Липецкую, Тамбовскую области, общая площадью   167 700 км?,  с численностью населения - 7 872 000 чел. на 2008 год. 

Степень научной разработанности проблемы.

Несмотря на колоссальный объем литературы, посвященной партийно-государственной политике в сфере культуры, принципам и практике «социалистического реализма», влиятельным выставкам или биографиям представителей художественной элиты, рассмотрение деятельности артистов, музыкантов, художников, писателей, драматургов, особенно провинциальных, с позиции их вклада  в социально- экономическое развитие страны долгое время не находили серьезного научного отражения как в отечественной, так и в зарубежной историографии.

Пробуждение интереса к деятельности провинциальной творческой интеллигенции было обусловлено культурными, политическими и экономическими факторами. Открытие архивов, интенсивные научные контакты российских, зарубежных исследователей создали предпосылки того, чтобы исследователи смогли по-новому взглянуть на деятельность работников культуры и искусства в XX в., выявить параллели и аналогии с творчеством буржуазной интеллигенции, которое, как представлялось ранее, развивалось по диаметрально противоположным сценариям.

Решающую роль в пробуждении интереса к обозначенной проблематике сыграла демократизация исторического знания, расширение методологического арсенала историков. Переосмысление мотивов активной созидательной деятельности интеллигенции годы нэпа, индустриализации, коллективизации происходило в основном на базе вербальных источников - литературы, массовой прессы, на материале мемуарной литературы. Историки все чаще обращались к советскому кинематографу, живописи, литературе, драматургии, видя в них не просто создание социалистических образов, стереотипов, но среду протекания социально-экономических процессов. Но в целом, вопросы, раскрывающие значимость творчества провинциальной интеллигенции для решения таких основных задач индустриальной модернизации как  пропаганда необходимости форсированного индустриального развития, поддержка творческого и трудового энтузиазма народа, формирование новой советской личности, повышение уровня грамотности и образованности населения аграрных районов нашей страны на примере Центрального Черноземья на должном методологическом уровне не рассматривались.

Сегодня сама историческая наука совместно с другими гуманитарными науками успешно подошла к проблеме рассмотрения деятельности творческой интеллигенции в контексте индустриальной модернизации: накоплен значительный фактический материал, который нуждается в определенной систематизации и аналитической деятельности; обширный пласт архивных документов, изученных региональными исследователями, нуждается также в определенной систематизации; а современный комплексный междисциплинарный подход позволит нам в полной мере охватить вклад творческой интеллигенции в индустриальную модернизацию страны на примере Центрального Черноземья.

Более подробный анализ степени научной разработанности проблемы, характеристика источниковой базы и методологическая основа представлены в Первом разделе  диссертационного исследования.

Цель исследования состоит в том, что на основе изучение многочисленных источников и литературы дать комплексный анализ деятельности творческой интеллигенции с позиции ее вклада в индустриальную модернизацию страны, чтобы на основе данного исторического опыта извлечь позитивные уроки по сохранению и повышению уровня социально-экономического развития страны в  современных условиях.

Цель раскрывается и конкретизируется посредством постановки и решения следующих исследовательских задач:

  • раскрыть основные теоретические и методологические подходы исторической науки к исследованию проблемы, а также с привлечением широкого круга литературы и источников определить главные тенденции в развитии ее историографии;
  • показать неоднозначные подходы партийного руководства по определению места и роли интеллигенции в новых условиях социалистического строительства, повлиявшие на тенденции государственной политики формирования новой советской интеллигенции;
  • исследовать разноплановость вклада интеллигенции Центрального Черноземья в индустриальную модернизацию страны в 1920-1930- е годы посредством анализа ее творческой деятельности;
  • охарактеризовать   многогранную  деятельность     творческой интеллигенции в контексте решения задач индустриального развития страны в условиях  военного времени и восстановления народного хозяйства, раскрыв специфику творческой деятельности интеллигенции Центрального Черноземья;
  • проанализировать особенности вклада творческой интеллигенции  в  индустриальную модернизацию страны на ее завершающем этапе;
  • сформулировать выводы, извлечь уроки и дать практические рекомендации по вопросу значимости деятельности творческой интеллигенции для социально-экономического развития общества в современный исторический период.

 Представленные цель и задачи нашли отражение  в созданной  нами  концепции исследования: партийные и государственные органы советской власти активно привлекали творческую интеллигенцию к решению таких  задач индустриальной модернизации, которые не могли быть решены собственно техническими и экономическими методами.

Это определение не может претендовать на завершенность в силу разносторонней деятельности интеллигенции и тех задач, которые ставили перед ней партия и государство. Но данное определение, на наш взгляд, отличается корректностью и точностью для рассматриваемого периода. В нем четко выражены субъекты и объект исследования, поставленные цели и решаемые задачи. Это определение позволяет нам правильно построить концепцию схемы рассматриваемого процесса и правильно определить его основные компоненты, которые представляют собой направления в деятельности творческой интеллигенции. Анализ источников и литературы показал, что основными из них являлись:

  • необходимость повышения грамотности и образованности, как в крестьянской, так и городской среде;
  • консолидация и мобилизация населения для решения основополагающих задач индустриального развития страны;
  • пропаганда достижений индустриализации, коллективизации, культурной революции, урбанизации;
  • формирование у населения оптимизма и веры в успех проводимых социально-экономических мероприятий;
  • агитация необходимости форсированных темпов индустриального развития с целью превращения СССР в ведущую мировую державу;
  • формирование новой коммунистической идеологии и культуры, где ведущее место заняли такие ценности как коммунистическое отношение к труду, бескорыстие, идейная направленность и целеустремленность, осознание долга и ответственности, готовность к преодолению трудностей, инициативность;
  • формирование новой советской гармонично развитой личности с ценностями, соответствующими коммунистической идеологии;
  • создание стимулов для развития трудовой и творческой активности населения.

Данные элементы концептуальной схемы нашли отражение в деятельности и произведениях творческой интеллигенции Центрального Черноземья, обладая при этом специфическими чертами.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

Во-первых, сама постановка проблемы, до настоящего времени не являвшейся  предметом     научного     изучения.   Так,   в  диссертационном исследовании деятельность провинциальной интеллигенции рассмотрена с позиции ее вклада в индустриальную модернизацию общества.

Во-вторых,  в качестве компонентов, обеспечивших успешность проведения индустриальной модернизации, рассмотрены не только  экономические, но и   духовно-нравственные составляющие советского общества в ХХ веке.

В-третьих, сформулирована  авторская концепция исследования, объединившая достижения историков, культурологов, социологов, экономистов, политологов, социальных психологов в области изучения общества в советский период, в рамках которой нам представляется наиболее адекватным оценить вклад интеллигенции в индустриальную модернизацию страны.

В-четвертых,  выявлены особенности в политике партии по формированию новой советской интеллигенции, обусловленные задачами индустриальной модернизации на каждом из ее этапов. Так, на форсированном  этапе индустриальной модернизации задача формирования новой интеллигенции решалась в первую очередь за счет повышения уровня образованности населения, на завершающем этапе индустриальной модернизации государство исходило из необходимости проведения в жизнь социального принципа отбора в вузы.

В-пятых, проанализирована социокультурная и экономическая политика в 1921-1992-е годы в качестве общенациональной стратегии, обеспечившей мобилизацию и концентрацию материальных и людских ресурсов страны для решения задач индустриального развития.

В-шестых, проанализирована и доказана идея о том, что благодаря разносторонней деятельности интеллигенции (выступления, творческие вечера, выставки, митинги, создание произведений и т.д.) для граждан СССР (в отличие от западной модели) в качестве основного мобилизующего социального интереса был не уровень потребления и карьеры, а ценность, почетность добросовестного труда на благо Отечества, достижение новых технических и социальных результатов, любых творческих успехов.

В-седьмых, установлена взаимосвязь между партийно-государственной политикой, направленной на активное включение интеллигенции в раскрытие проблем и пропаганду достижений индустриального развития, и созданием произведений, вошедших в золотой фонд отечественной классики.

В-восьмых, в научный оборот введены новые архивные материалы, которые вывели аргументацию изучаемой проблемы на новый уровень.  Также в ходе работы над диссертацией была проведена тщательная обработка большого по объему и разнообразного по содержанию материала, включающего широкий спектр опубликованных источников и научной литературы на русском и иностранных языках.

В-девятых, сделаны выводы о социально-экономической значимости творчества интеллигенции на основании анализа  произведений художников, музыкантов, писателей, драматургов с точки зрения их влияния на идейное формирование советских граждан, на трудовую  мобилизацию и др.

В-десятых,  благодаря сравнительному анализу деятельности  столичной и провинциальной интеллигенции, сделаны выводы  о специфике деятельности интеллигенции Центрального Черноземья и сформулированы рекомендации по более активному привлечению современной творческой интеллигенции к участию в жизни общества.

Положения, выносимые на защиту:

1. Деятельность творческой интеллигенция была социально значимой,

поскольку она оказывала влияние на уровень грамотности населения, на

степень трудовой мобилизации масс, поддерживала ударничество и

стахановское движение, формировала новый тип советской личности, заложила основу новой культуры. Такое понимание значимости творчества

интеллигенции позволило руководству страны и партии активно их

привлекать      к   пропаганде,   агитации        достижений   индустриальной модернизации, активизации творческого и трудового энтузиазма народа, то есть сделать активным участником индустриальной модернизации.

2.На протяжении всего периода индустриальной модернизации творческая интеллигенция выполняла социальный заказ партии, направленный на      формирование у населения позитивного отношения к проводимым мероприятиям и реформам, на отречение от материальных благ во имя построения нового социалистического общества и т.д.

3.Творческая интеллигенция, оказывая содействие партии и государству в реализации задач индустриальной модернизации, постоянно расширяла формы и методы работы с населением, что позволило ей привлечь, заинтересовать и мобилизовать на трудовой подвиг не только городское, но и сельское население.

4.Творческая деятельность интеллигенции Центрального Черноземья имела как общие черты по сравнению с деятельностью столичной интеллигенции, так и особенные черты, которые были обусловлены следующим:

– отдаленностью от центра,

– тесным сотрудничеством представителей интеллигенции с разным происхождением, социально-политическими и идейными взглядами,

– спецификой региона, т.е. области Центрального Черноземья являлись  агарными, затем аграрно-индустриальными, и лишь потом превратились в развитые индустриальные районы.

5.Благодаря традиционной тематике произведений, представителям творческой интеллигенции Центрального Черноземья, удалось сохранить и продолжать развивать те нравственные ценности, которые являются основой культурного развития региона сегодня.

Практическая значимость работы обусловлена ее направленностью на теоретическое, нормативное и практическое решение ряда принципиальных вопросов, связанных с раскрытием значимой роли творческой интеллигенции в современном обществе в его различных областях. Оценки, выводы и предложения, изложенные в диссертации, могут использоваться в законодательном процессе, а также органами государственной власти федерального и регионального уровней в работе по привлечению представителей интеллигенции к клубно-кружковой, студийной работе, к встречам с тружениками села и производства, созданию воспитательных программ по работе с молодежью с целью формирования у нее гражданской позиции, добросовестного отношения к труду и бережного отношения к накопленному материальному и духовному богатству страны и региона.

Также содержащийся в исследовании фактический материал, выводы и положения дополняют исследования отечественных ученых по истории российской и советской интеллигенции. Материалы диссертационного исследования могут использоваться при написании обобщающих трудов, создании учебных пособий, разработке лекционных курсов и спецкурсов по истории культурной политики в курсе отечественной истории, в вузовских и школьных курсах краеведения.

Апробация результатов исследования. По теме диссертационного исследования опубликовано более 80 работ. Основные положения исследования изложены в монографиях «Творческая деятельность интеллигенции Курского края в период становления и развития командно-административной системы (1917-1941 гг.)» (Курск, 2006), «XX век в судьбах и творчестве   провинциальной   интеллигенции   (на   примере   Центрального Черноземья)» (Курск, 2007), учебных пособиях, научных статьях, в том числе 9 научных статьях в журналах Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова, Вестник СГСЭУ,  Ученые записки РГСУ, Известия АлтГУ, Вестник ТГУ, Ученые записки КГУ, «Гуманитарные и социальные науки»,  рекомендованных ВАК для защиты диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук. Результаты диссертационного исследования были также апробированы на научных  международных и всероссийских конференциях в  Архангельске, Воронеже, Ишиме, Иваново, Курске,  Москве, Нижнем Тагиле, Нижнем Новгороде, Орле, Омске, Санкт-Петербурге, Сумах, Саратове,  Симферополе, Уфе, Челябинске, Ярославле.

Автор диссертационного исследования использовал материал при чтении специального курса «Культура и история Курского края» в период работы на кафедре истории государства и права Курского государственной сельскохозяйственной академии. Материалы исследования апробированы на заседаниях кафедры истории Отечества Курского государственного университета.

По структуре исследование состоит из введения, пяти разделов, заключения, библиографического списка и приложений.

Основное содержание работы

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи исследования, его географические  и хронологические рамки, рассматривается научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первом разделе «Теоретические и методологические подходы к изучению  творческой деятельности провинциальной интеллигенции в  условиях  индустриальной модернизации общества. Историография и  источники» раскрыты основные методологические подходы и методы исследования, проанализированы основные направления развития исторической мысли о деятельности интеллигенции в условиях проводимой индустриальной модернизации, систематизированы и охарактеризованы разнообразные источники по теме исследования,  которые в совокупности  позволили сформировать собственную концепцию исследования.

Методологическая основа исследования представляет собой синтез теоретической мысли прошлого и современности по вопросам места и роли интеллигенции в обществе, значимости ее деятельности, а также осмысление подходов по проблеме модернизации применительно к  советскому периоду отечественной истории.

В XX в. особенно популярными стали теории модернизации. В большинстве своем теории модернизации сохранили главные черты эволюционистских построений XIX в., в частности марксистских. Как отметил С. Хантингтон, суть их состояла в том, что мост из «отсталости» в «современность» лежит через модернизацию . Он называет девять главных характеристик модернизации, которые он обнаруживает в явном или скрытом виде практически у многочисленных авторов в этой области, среди которых можно назвать: модернизация –это комплексный процесс, системный процесс, революционный процесс, глобальный процесс, протяженный процесс, ступенчатый процесс и т.д.  Но у данных теорий модернизации есть один серьезный методологический недостаток. Они рассматривают все изменения только в линейной плоскости, тогда как исторический процесс часто оказывается сложнее и многообразнее.

Тем не менее, в нашей стране с начала «перестройки» теория модернизации получила значительное распространение. Большинство работ, написанных с позиции данной методологии, было посвящено «догоняющей» модернизации России. Первое концептуальное исследование в этой области  – это работа А. С. Ахиезера о русской цивилизации (1991). Основная идея здесь заключается в том, что Россия так и не прошла законченную модернизацию и к началу революции 1917 г. вновь оказалась в путах традиционализма. Впоследствии в России было написана много работ на данную тему и с подобными же выводами (Герасимов 1994; Яковенко 1995/1996; Лейбович 1996; Алексеев, Нефедов, Побережников 2000; Алексеев 2000; Алексеев, Побережников 2000 и мн. др.). Количество же работ о российской модернизации на европейских языках также многочисленно (см. Крупина 1971; Поткина, Селунская 1990).

Модернизация, в контексте которой анализируется деятельность творческой интеллигенции, рассмотрена нами с позиции цивилизационного подхода. В отечественной и мировой науке эта концепция разрабатывается, начиная со второй половины XIX века, русскими и зарубежными учёными, такими как Н.Данилевский, К.Леонтьев, Н.Трубецкой, Н.Устрялов, П.Сорокин; О.Шпенглер, А.Тойнби, С.Хатингтон, А. Ахиезер и др. Исследования историков, социальных философов, политологов, социологов, экономистов, антропологов и др. специалистов в области социальных и гуманитарных наук в рамках цивилизационного подхода не противоречат, а взаимно дополняют друг друга, что позволяет целостно описывать исследуемую социальную реальность. Например, данный подход не исключает возможность применения:

  • системного подхода, позволившего  рассмотреть советское общество в период с 1921 по 1992 гг. как целостное образование, в котором проявляется тесная взаимосвязь общего, особенного и единичного;
  • функционального подхода, благодаря которому мы выделили  специфические функции не просто интеллигенции в обществе, а именно советской творческой интеллигенции;
  • антропологического подхода, который важен для прогнозирования  результатов модернизационных процессов на современном этапе, так как включает в актуальное поле изучения нравственный выбор интеллигенции в переломные исторические периоды, отношение к власти в годы репрессий, активное участие в социалистическом и индустриальном строительстве.

Главное значение применяемого нами цивилизационного подхода к изучению вклада творческой интеллигенции в индустриальную модернизацию страны в том, что  раскрытие сущности, смысла любой исторической эпохи, в том числе и советской, происходит  «через ее человеческое измерение» (М.А. Барг). Для нашего исследования это актуально, поскольку именно «человеческое измерение» представлено творческой интеллигенцией, ее взглядами, дифференциацией,   многогранной деятельностью, произведениями искусства и т.д.

Применение различных методов в рамках цивилизационного подхода (историко-сравнительного, историко-генетического, историко-типологического, логического,  метода восхождения от абстракции к конкретному и др.) позволили также преодолеть дробление исторической науки на частные дисциплины, чтобы рассматривать творческую интеллигенцию не в той или иной ее ипостаси (экономической, классовой, политической и проч.), а в ее целостности. Так, рассмотрев различные подходы (нравственно-этический, социально-экономический) к понятию «интеллигенция»,  мы остановились на комплексном междисциплинарном подходе, учитывающим мнения  историков, социологов, психологов, культурологов и рассматривающим явление в исторической ретроспективе. В нашем исследовании интеллигенция – это общественная группа, дифференцированный социальный контингент людей, получивших современное научное образование, обладающих системой знаний, что позволяет им творить в мире знаний в наиболее сложных формах культуры - науке, искусстве, образовании, религии; заниматься развитием и распространением культуры. Под творческой  интеллигенцией нами понимается социокультурная группа, создающая, сохраняющая, воспроизводящая и передающая художественную культуру во времени и пространстве. Предложенное определение включает в категорию творческой  интеллигенции  создателей новых духовных объектов - художников, писателей, драматургов, музыкантов.

Наконец, цивилизационный подход дал нам возможность раскрыть вариативность путей развития России, вступившей на путь  индустриальной модернизации в ХХ веке.

Степень изученности  проблемы подразумевает выделение этапов в отечественной и зарубежной исторической мысли.

В самом общем виде мы делим отечественную историографию на два периода: советский (1917 – 1991 гг.) и постсоветский (с 1992 года до 2010 г). Советский период развития  историографии можно разделить на два подэтапа: (1917 – 950-е годы) –время становления и развития  командно-административной системы; (1950 –1980-е годы) – развитие науки в рамках  построения социалистического общества.

Результатом развития историографии  периода становления и развития командно-административной системы (1917–1950-е годы) стало складывание нескольких направлений   по изучаемой проблеме.

Первое – изучение  деятельности  интеллигенции с позиции ее вклада в  агитацию и пропаганду ценностей нового социалистического общества, формировании  новой интеллигенции, повышения уровня грамотности и образованности населения.  Партийные и государственные деятели говорят о значимой роли интеллигенции в проведение начального этапа индустриальной модернизации. А.В. Луначарский в своих трудах характеризовал ее как «носителя и организатора общественного опыта», и отмечал «необходимость бороться за «душу» интеллигенции», «делать все возможное для ее исследования в социалистическом строительстве, революционных преобразованиях, и учиться у интеллигенции» . Н. К. Крупская большую роль в воспитании молодежи путем пропаганды ценностей социалистического общества, формировании нового идеала гармонично развитой личности отводила интеллигенции. М. Н. Покровский  отводил интеллигенции значимую роль в вопросах социалистического строительства и модернизации общества . С 1930-х годов среди ряда советских историков стало складываться однозначное понимание интеллигенции как передовой и народной, как  агитатора и пропагандиста новых ценностей социалистического общества.  В целом, по проблеме «интеллигенция» было опубликовано свыше тысячи работ историков, социологов, философов, но в данных  исследованиях интеллигенция рассматривалась лишь как объект истории, за которую боролась партия, и которую необходимо было перевоспитывать.

Второе направление связано с изучением советской интеллигенции как  профессиональной группы. В   1930-е годы труды носили в основном социологический характер, где объектом исследования выступала интеллигенция, а вопросы ее вклада в  индустриальное развитие страны не рассматривались. Большей частью это брошюры, проблемные статьи, авторы которых были не историки, а партийные и советские работники, деятели органов народного образования; они в своих работах уделяли большое внимание инженерно-техническим кадрам (Б. Волин, М. Митин, Ф. Чернов, Е. Ярославский и др.) . Вопросы деятельности творческой интеллигенции и ее вклад в  индустриальное развитие страны не рассматривался.

Третье направление связано с изучением творческой деятельности интеллигенции в условиях  построения социализма на разных этапах.  Еще Л.Д.Троцкий  отмечал «великую силу искусства», в том числе литературы, которая способна  влиять на умы непросвещенного народа, в связи с чем  к  деятельности поэтов и писателей необходимо относится  ответственно и понимать значимость их роли в обществе . Одними из первых работ, раскрывающих значимость творчества художественной интеллигенции стали публикации С.В. Кафтанова . В этих работах указывается на основную задачу интеллигенции – пропагандировать целеустремленность, веру в успех и  необходимость отдать все силу на  поднятие экономики в условиях военного времени.

Четвертое направление связано с изучением истории индустриализации СССР. В работах исследователей индустриализация рассмотрена как составная часть ленинского плана построения социалистического общества в СССР . Общей чертой советской историографии было то, что историки положительно оценивали значение индустриализации в построение социализма в СССР, подчеркивали ее многочисленные достоинства по сравнению с капиталистической индустриализацией в дореволюционной России и странах Запада.

Что касается региональных исследований в данный период, то можно сказать, что работы носили  социально-экономический характер. И хотя вопрос о значимости деятельности провинциальной интеллигенции в период  НЭПа, коллективизации, индустриализации не ставился, тем не менее, социальная, культурная и экономическая жизнь в Центральном Черноземье рассматривались во взаимосвязи .

Интерес западных (англо-американских) исследователей к деятельности творческой интеллигенции в СССР не носил системного характера и был связан с изучением отдельных аспектов ее творчества. Немногочисленные публикации на тему деятельности творческой интеллигенции были написаны либо в публицистическом жанре, либо в рамках политической истории. Отношение западной аудитории к творческой интеллигенции точно отражает название книги Макса Истмена – «Художник в униформе» . В 1930–1940-е гг. К.Лондон, Дж. Чен, К. Бант опубликовали небольшие работы, в которых обсуждались особенности творчества советской интеллигенции .

На втором этапе   развития историографии (1950-1980-е годы)  исследования продолжались с учетом некоторого идеологического ослабления давления на культуру и  дальнейшего построения социализма.

 В этот период были  методологически оформлены основные подходы к изучению многообразной деятельности советской интеллигенции.  В этом направлении работали  М.Е. Главацкий, Л.М Зак, С.А. Федюкин,  С.А. Красильников, П.И. Кабанов,  В.С. Меметов, В.Л. Соскин, В.Т. Ермаков, М.П. Ким и др. Ими были определены тенденции развития, концептуальные исследовательские подходы, вскрыты многие нерешенные вопросы, дискуссионные аспекты, поставлены новые задачи изучения деятельности  советской интеллигенции. Вместе с тем надо иметь в виду, что они не могли выйти за рамки марксистско-ленинской методологии, хотя и сделали новаторские для своего времени выводы. В.Т. Ермаков, например, еще в конце 1960-х годов заключил, что советская культура, а, следовательно, и интеллигенция, являлась наследницей мировой прогрессивной культуры. Л.М.Зак была уверена, что советская интеллиген­ция является преемницей дореволюционной, поэтому она является также и наследницей того исторического прошлого, которое было в нашей стране. С.А. Федюкин высказал идею о сложной общественно-политической структуре интеллигенции, а вслед за ним В.Т. Ермаков и В.Л. Соскин  обратили внимание исследователей на ее дифференцированный характер, не «укладывающийся» в рамки официальной политики и не совпадающий по своим типологическим границам с образованными людьми. Тем самым, они стояли у истоков современной методологии, во многом определив стратегическую линию ее развития, однако в данный период эти идеи не получили достойного развития. С этого времени, как отмечает А.В. Квакин, только за 10 лет с 1968 по 1977 годы по проблеме «интеллигенция» было опубликовано свыше тысячи работ историков, социологов, философов и др. исследователей .

Со второй половины 1980-х годов возрос интерес теме «интеллигенция» поскольку представители именно этого слоя шли в фарватере вех изменений в обществе в 1980-е годы. Но, к сожалению, поток публицистических работ оттеснил исследования профессиональных историков в этой области. По подсчетам А.В. Квакина, только за один 1989 год появилось более ста публикаций на тему интеллигенция и власть, репрессии в отношении интеллигенции и т.д. Вопрос о вкладе интеллигенции в индустриальную модернизацию страны вообще не ставился, так как это могла быть расценено как возврат к советской методологии в исследованиях.

 Среди отечественных исследователей  получают распространение обобщающие труды, рассматривающие деятельность творческой интеллигенции в рамках культурной революции.  Это коллективные издания Академии наук СССР о литераторах, артистах, музыкантах, подготовленные филологами и искусствоведами. М.П. Ким анализирует основные направления в развитии культу­ры военного периода, на основе источников демонстрирует изменение тема­тики литературных произведений, определяет ключевые культурные события военных лет . Важное значение имеют опубликованные работы Л.В.Максаковой, в которых автор впервые в отечественной историографии в обобщающем виде определила основные на­правления развития культуры СССР в военные годы, акцентировала внима­ние на деятельности интеллигенции в победе над фашизмом .

Сборники статей и воспоминаний дают нам информацию частично о сложностях творческой деятельности музыкантов в период построения индустриализации, коллективизации, культурной революции, военного и послевоенного времени .  Так в Хрониках событий культурной жизни,  в которых на примерах отдельных территорий, в том числе и национальных рес­публик историками рассматривались созидательная деятельность представителей художественной интеллигенции, а так­же освещались направления работы творческих союзов, учреждений искус­ства .

Говоря о западной историографии 1970–1980-х годов, имеющей отношение к изучаемой проблеме, отметим, что внимание исследователей привлекали вопросы организации власти и политического руководства в годы правления Сталина и Хрущёва. Лишь ряд эпизодических работ западных авторов посвящен влиянию политики власти на советскую литературу. В. Данхем рассматривала деятельность творческой интеллигенции как способ диалога между режимом и народом . Ш. Фицпатрик в  исследовании «Культурная революция в России, (1928–1931 гг.), предлагает свое концептуальное видение советского общества в конце 1920 – начале 1930-х годов .

Англо-американская историография второй половины 1980-х гг. развивалась в двух направлениях – тоталитарном и генерализирующем. В рамках первого проведение исторических аналогий ограничивалось тоталитарными политическими режимами (эту идею первым озвучил И. Голомшток ). В рамках второго творческая деятельность интеллигенции эпохи сталинизма вписывалась в более глобальный контекст культуры ХХ в. (этот взгляд отстаивала К. Линди ). Несмотря на широкую палитру тем, освещаемых в западной историографии, тема вклада творческой интеллигенции в индустриальную модернизацию не рассматривалась, хотя отдельно существует многочисленный пласт работ по проблеме модернизации вообще и модернизации в России в частности .

В целом, анализ основных направлений отечественной и зарубежной историографии показал, что были заложены методологические основы для изучения этой темы и собран фактический материал о разнообразной деятельности интеллигенции, который проанализирован и систематизирован в рамках культурного строительства в СССР.

В течение  второго периода (1992 по 2010 гг.) развития отечественной историографии постепенно изменились приоритеты исторических исследований, пересмотрены многие сложившиеся позиции и оценки событий всего XX века, связанные с введением в научный оборот новых документов, которые в значительной степени корректировали представления о ранее изученных вопросах деятельности интеллигенции. Сложились научные школы и коллективные центры по разработке проблем интеллигентоведения. НИИ интеллигентоведения (рук. проф. В.С. Меметов) создан при Ивановском государственном университете в 1998 г. на базе Межвузовского Центра РФ «Политическая культура интеллигенции, ее место и роль в истории Отечества». Центру удалось воссоздать в рамках России единое интеллектуальное пространство и начать разработку широкомасштабной проблемы изучения российской интеллигенции, ее прошлого, настоящего и перспектив будущего развития . Екатеринбургские исследователи во главе с М.Е. Главацким в 1994 году создали Центр «ХХ век в судьбах интеллигенции России». Главным стало изучение комплекса проблем, связанных с участием интеллигенции в формировании гражданского общества в России . Широкий круг исследователей в Новосибирске (В.Л. Соскин, С.А. Красильников) и в Москве (А.В.Квакин) стал изучать деятельность интелли­генции в ее разных аспектах. Отдельно можно выделит монографию Ю.Г. Голуба и Д.Б. Баринова ,  которые на небольшом временном отрезке попытались проанализировать профессиональную, общественную деятельность художественной интеллигенции России в один из самых сложных, драматичных периодов отечественной истории – 30–50 годы XX века.  Этапы развития отечественной историографии  по проблеме интеллигентоведения компетентно рассмотрены в исследовании  Е.И. Самарцевой .  Значимый вклад в развитие отечественной науки в области изучения художественной интеллигенции внесла Э.Б. Ершова . В контексте изучении положения творческой интеллигенции в 1950 –1960-е годы для нас значимыми являются некоторые выводы из исследования М.Г. Зезиной .

В России (Москве, Иваново, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Саратове и др.) стали систематически проходить научно-теоретические, практические  конференции, где большинство исследователей сосредотачивают свое внимание на проблеме творчества провинциальной интеллигенции, ее ценностей, ее вклада в развитие культуры города и деревни .

На рубеже веков модернизационный подход стал активно применяться к изучению истории России в целом и ее отдельных этапов.  На страницах журналов и on-line конференциях  стали активно дискутировать историки, экономисты, философы,  политические  деятели о  значение модернизационных процессов для развития как современной России, так и Советского государства . Ряд диссертационных исследований по проблеме индустриальной   модернизации позволяют говорить о выделении нескольких этапов  в данном  процессе в истории Советского государства .

Возрос интерес к изучению деятельности интеллигенции Центрального Черноземья. В Воронеже была создана Лаборатория историко-культурной среды российских городов. В Тамбове в 1995 году возникло общественное объединение исследователей региональной истории и культуры «Тамбовский центр краеведения» (ТЦК).  Курскими исследователями изданы коллективные монографии, сборники, освещающие деятельность творческой интеллигенции под руководством проф. З.Д.Ильиной,   проф. Н.К. Шабанова, Ю.А.Бугрова  и др.

В современных условиях  on-line общения тема деятельности  провинциальной интеллигенции  активно обсуждалась среди исследователей Москвы, Санкт-Петербурга, Калуги, Тамбова на V Оптинском форуме «Наследие России и духовный выбор российской интеллигенции»(11-31 мая 2010 г.),  на ежегодных VI Всероссийских научно-образовательных Знаменских чтениях «Духовные ценности российского общества в XXI веке» (22-25 марта 2010 г., Курск).

1990-е годы оказали влияние и на зарубежную историографию. В этот период складывается круг экспертов по изучаемой проблематике (Е. Добренко, М.Боун, Дж. Боулт и др.). Благодаря их инициативе реализуется несколько проектов по изучению места творчества интеллигенции в советской культуре .

Необходимо выделить еще один аспект, связанный с изучением влияния произведений искусства, самодеятельного творчества на  стимулирование труда советских граждан. Особого теоретического осмысления, по нашему мнению, требует группа средств мотивации трудовой деятельности, названная нами прямой мотивацией труда, что нашло отражение в работах Л.В. Азямовой,  А.Н. Аверина,  К.А.Абульхановой-Славской,  К.Л. Андреева, В.Г. Асеева, А.А. Деркача,  Д.Н.Завалишиной,  Ю.М. Забродина,  В.Г. Игнатова, А.К. Маркиной, Е.А.Митрофановой,  Ю.Г. Одегова,  Е.В. Охотского, Г.Э. Слезингера, В.В.Травина. Данные авторы к этой группе  относят: убеждение, информирование, призыв, увлечение, наставление, внушение, воздействие примером и многие другие способы и приемы.  В нашем исследовании именно разнообразные формы искусства выполняют представленные выше функции, что позволяет говорить об их непосредственном влиянии на стимулирование трудовой деятельности советских граждан. 

Историографический анализ показал, что сама историческая наука совместно с другими гуманитарными науками успешно подошла к проблеме рассмотрения деятельности творческой интеллигенции в контексте индустриальной модернизации: накоплен значительный фактический материал, который нуждается в определенной систематизации и аналитической деятельности; обширный пласт архивных документов, изученных региональными исследователями, нуждается также в определенной систематизации; а современный комплексный междисциплинарный подход позволит нам в полной мере охватить вклад творческой интеллигенции в индустриальную модернизацию страны на примере Центрального Черноземья.

Источниковая база исследования представлена следующей группой:

I группа -опубликованные источники, куда входят: 1) Законодательные акты; 2) Делопроизводственная документация; 3) Отчеты, в том числе статистическая документация; 4) Периодическая печать; 5) Документы личного происхождения (мемуары, дневники, воспоминания);

II группа - архивные источники (изучено 43 фонда центральных архивов –РГАЛИ, РГАСПИ, ГАРФ, РГАЭ, РГАНИ, архив РАН и др. и 44 фонда региональных Государственных архивов  и Государственных архивов общественно-политической истории  Белгородской, Воронежской, Курской,  Липецкой, Орловской, Тамбовской областей);

III группа - устные (фольклорные) источники;

IV группа - фото, -кинодокументы, фонодокументы;

V группа - художественные произведения.

Анализируя кадровую политику  советского руководства по привлечению дореволюционной интеллигенции на руководящие  места в  учреждениях культуры, а также  политику по формированию новой советской интеллигенции в образовательных и культурных учреждениях, мы опирались не только на  законодательные акты и делопроизводственную документацию советского правительства, но и на публицистическое наследие В.И. Ленина, И.В.Сталина, Н.С. Хрущева, А.В. Луначарского (наркома просвещения), А. К.Воронского (заведующим редакционно-издательским подотделом Главполитпросвета), П.И. Лебедева-Полянского (начальник Главлита), И.М. Варейкиса (первого секретаря обкома ВКП(б) Центрально-Черноземной области), И.А. Волкова (секретаря Тамбовского обкома ВКП(б), которое значимо своими выводами и замечаниями относительно участия дореволюционной интеллигенции в социалистическом строительстве и  проводимой индустриализации.  Привлечение архивных материалов из личных фондов В.И. Ленина, его секретариата, И.В. Сталина,  позволяют охарактеризовать эволюцию идеологических установок партийных лидеров в отношении интеллигенции (РГАСПИ Ф.558; Ф.2).

Рассматривая проблему нравственного выбора в среде интеллигенции, проблему мотивации  сотрудничества с советской властью, мы опирались на отчетно-хозяйственные документы учреждений искусства, материалы Курского губернского отделения Рабоче-Крестьянской Инспекции,  которые значительно дополнили картину реальных  проблем, как в учреждениях культуры, так и в деятельности интеллигенции, позволили обнаружить хозяйственные механизмы, которые влияли на мотивацию деятельности работников искусств (ГАКО Ф. 321).   Посмотреть на данную  проблему под другим, «человеческим», «житейским» углом зрения  помогли документы, связанные с  характеристикой степени безработицы в среде  провинциальной творческой интеллигенции (ГАКО. Ф.Р.  325).

Охарактеризовать политику партии и правительства в отношении  творческих объединений интеллигенции в динамике позволяют инструктивные письма, циркуляры государственных и партийных структур . Анализ документов  Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б)  дал возможность рассмотреть вопросы руководства средствами массовой информации, литературой, искусством  на различных этапах индустриальной модернизации (РГАСПИ Ф.17). Рассматривая этот вопрос, мы неизбежно сталкиваемся с  проблемой   реального влияния искусства в формировании трудового и творческого энтузиазма советских людей. Найти ответы на эти вопросы помогли приказы, программы, инструктивные письма, стенограммы совещаний фонда Народного комиссариата просвещения РСФСР (ГАРФ Ф.2306).

Выявить, насколько многогранной и многообразной по видам, форме, была деятельность провинциальной творческой интеллигенции позволяет периодическая печать, поскольку в прессе находили свое отражение как творческие отчеты о деятельности работников культуры, так и полемические статьи по вопросам культурного просвещения масс в годы индустриальной модернизации. Советская пресса, как центральная («Правда», «Известия», «Беднота», «Экономическая жизнь», «Труд», «Рабочая газета», «Крестьянская газета», «Батрак», «Красная звезда»), так и региональная («Воронежская коммуна», «Молодая гвардия», «Красная деревня», «Ленинец», «Правда молодежи», «Юный пролетарий» и др.) формировала идейно-политические установки граждан, укрепляла их веру в необходимость проведения индустриальной модернизации форсированными методами, разоблачала «врагов народа», мешавших социалистическому строительству, показывала значимость стахановского движения, социалистического соревнования, при демонстрации жизни и деятельности передовиков производства формировала новый тип советского человека и гражданина.  На произведениях, опубликованных на страницах  журналов «Новый мир», «Октябрь», «Знамя», «Звезда» и «Нева», выросло несколько поколений граждан с новыми социалистическими ценностями и идеями.

Репрессии, чистки вошли в повседневность  советского человека 1930-х годов. Как эти процессы затронули  творческую интеллигенцию, как она относилась к происходящему – ответы на эти и другие вопросы можно получить в  при анализе докладных записок сотрудников КГБ, которые вели регулярное наблюдение за мастерами эстрады, актерами, поэтами во время официальных публичных выступлений говорят о непрерывном цензовом контроле власти над творчеством (РГАНИ Ф.5).

Насколько значимой  для  творческой интеллигенции была пропаганда индустриальных достижений страны, агитация населения на трудовой подвиг, поддержка стахановского движения и выполнения других задач, поставленных перед ней партией и государством  в рамках проводимой индустриальной модернизации, мы узнаем из таких источников как протоколы заседаний  Союза советских писателей (РГАЛИ Ф.631),  Союза советских композиторов СССР (РГАЛИ ф.2077), Литературного фонда России (РГАЛИ Ф. 3183) и   мемуары деятелей культуры. Для нашего исследования информативны  воспоминания М.Н. Еськова и Н.Ю. Корнеева о Е.И. Носове, Ф.Ф. Голубева о В.В.Овечкине, воспоминания современников о Г.В. Свиридове, о А.П.Платонове и многих других ярких представителей интеллигенции Центрального Черноземья, которые позволяют увидеть субъективную сторону восприятия  своего участия в индустриальной модернизации  страны.

Затрагивая проблему специфики деятельности творческой интеллигенции Центрального Черноземья, мы обязательно обращаемся к материалам фондов региональных архивов –Государственных архивов  и Государственных архивов общественно-политической истории  Белгородской, Воронежской, Курской,  Липецкой, Орловской, Тамбовской областей. Так, анализ материалов фондов данных архивов показал, что окружные комитеты ВКП(б) принимали активное участие в обсуждении решений партсъездов и партконференций, касающихся в том числе и усиления пропаганды социалистического строительства, необходимости привлечения к этому процессу представителей интеллигенции (ГАОПИ ОО Ф. П. 48, 1928 – 1930 гг.; Ф. П. 52, 1937 – 1991 гг.; ГАВО Ф.Р. 1222, 1896–1962 гг.; ГАОО Ф.Р. 1871. и др.)

Устные (фольклорные) источники. Этот вид источников является отражением реальной действительности в повседневном восприятии индустриальной модернизации. Наибольшая часть частушек Воронежской, Курской, Орловской, Тамбовской областей в  1930-е годы была посвящена построению социализма, трудовым делам советского народа.

Фото, - кинодокументы, фонодокументы. Один из видов кинематографа, которому партийное руководство уделяло большое внимание,— кинематограф производственной пропаганды: много фильмов было посвящено различным отраслям промышленности.

Художественный кинематограф является, пожалуй, одним из важнейших механизмов воспроизводства исторической памяти о советской эпохе.  Мобилизация рабочих и крестьян для решения задач индустриальной модернизации наиболее полно отражено в фильме «Трактористы» (1939). Строительство городов, магистралей, освоение целинных земель молодым поколением советских граждан находить отражение в таких фильмах как «Комсомольск-на-Амуре» (С. А. Герасимов, 1938). В региональных архивах также сохранились аудиовизуальные свидетельства пропаганды достижений индустриальной модернизации. Так, в Государственном архиве Орловской области интерес представляют фотодокументы о посещении заводов поэтами и писателями: Л.Н. Афониным, Д.И. Блынским, П.Л. Проскуриным и др.

Художественные произведения. В произведениях провинциальных литераторов и поэтов, музыкантов и композиторов, художников были отражены реалии современной им ситуации. Для них XX век, с его противоречиями и контрастами, является важным, поэтому они не могут находиться в стороне от происходящих событий.В целом источниковая база диссертационного исследования характеризуется наличием большого числа разнопрофильных документальных материалов, разбросанных как по многочисленным опубликованным сборникам и печатным изданиям, так и по различным  центральным и региональным архивам нашей страны. Критический анализ источников позволил не только выявить информационные возможности каждого из них, но и использовать их для наиболее полного решения исследовательских задач данной диссертации. В совокупности с адекватной методологической и  историографической базой мы можем сделать  научно значимые выводы о вкладе творческой интеллигенции в индустриальную модернизацию страны.

Во Втором разделе «Место и роль интеллигенции в советском обществе      в      контексте      партийно-государственной      политики» проанализирована  политика партийных и государственных структур, направленная на решение  задач индустриальной модернизации страны, с учетом привлечения к данному процессу творческой интеллигенции. 

Для России осени 1917 г. характерны были развал экономики, закрывающиеся предприятия, безработица, инфляция. Резко усилилась дифференциация российского общества. Не менее определяющим был другой процесс — в условиях политической свободы бурно формировалось новое гражданское общество. Нормой политической практики стала борьба за влияние на массы через прессу, агитацию, пропаганду, через различные партийные мероприятия. В данных условиях к числу важнейших  и первоочередных задач Советской власти были отнесены следующие: «убедить большинство народа в правильности ее программы и тактики; завоевать политическую власть и подавить сопротивление эксплуататоров; организовать управление Россией».   Часть этих задач можно было решить только с  помощью интеллигенции,  поэтому так важно  для советского руководства было привлечь  российскую интеллигенцию   к участию в разработке и обоснованию экономической политики Советского государства. Эта важная мысль была высказана  В.И. Лениным  в его работе «Очередные задачи Советской власти»: «Без руководства специалистов различных отраслей знания, техники, опыта, переход к социализму невозможен… А специалисты неизбежно являются в массе буржуазными, в силу всей обстановки той общественной жизни, которая сделала их специалистами» .  Призыв участвовать в социалистическом строительстве был основным лейтмотивом воззвания СНК 29 октября 1917 г. «К интеллигенции России».

Проблемы, с которыми столкнулись партийные и государственные органы власти, связанные с сотрудничеством интеллигенции с Советской властью, были вполне ожидаемыми.  Перед творческой интеллигенцией, как в Центральных городах России, так и в провинции остро встала проблема нравственного выбора. О своей поддержке большевиков и их программы сразу заявили лишь отдельные представители российской интеллигенции. Призыв к искоренению пороков старого общества, созданию новой культуры нашел определенную поддержку, но ее явно было недостаточно в условиях разворачивающегося саботажа большей частью интеллигенции советской власти. Часть интеллигенции открыто осудила Октябрьскую революцию. На собраниях Московского университета, ученых Петрограда, Дома литераторов, Дома искусств и других многочисленных организаций интеллигенции принимались коллективные постановления против узурпации власти большевиками.

Но новой власти необходима была российская интеллигенция  в качестве специалистов, агитаторов и пропагандистов  советской политики, в  качестве консолидирующего и мобилизующего элемента  среди различных слоев населения при построении  социалистического общества, поэтому партийные и государственные органы власти  создали условия для   реализации творческих и социальных идей интеллигенции.  Хотя  ряд виднейших государственных деятелей, не говоря уже о рядовых представителей партии, скептически относились к необходимости привлечения интеллигенции  участию в  социалистических преобразованиях общества. К.Б. Радек отмечал, что «интеллигенция была самым озлобленным элементом после нашей Октябрьской победы…» А.В. Луначарский  не проявлял никакого сочувствия к бедственному положению интеллигенции в годы гражданской войны

Для привлечения интеллигенции на сторону советской власти правительство организует работу различных отделов (театральный, художественный, музыкальный и др.) в Наркомпросе. Проводились театрализованные многотысячные митинги, инсценирование классовых сражений, спектакли, концерты и т.д.  Широкое распространение получила кружковая и клубная деятельность  как в городах, так и на селе, что было особенно актуально для аграрного Центрально-Черноземного района (например, Ястребовский драмкружок (Ст. Оскол, 1917 год), драмкружок «Объединение» (с. Ново-Деревенское Льговского уезда, 1918), театральный кружок в с. Становое (Тимский уезд, 1919) . Творческой интеллигенции, в отличие от комсомольских и партийных работников, удалось наладить хороший контакт с населением. Так, известный дирижер Мариинского театра М.М. Амотняк организовал в Курске симфонический оркестр; Г.Л. Болычевцев (выпускник Московской консерватории) вместе с семьей создал музыкальную коммуну в селе Нижний Теребуж Щигровского уезда.

Власть осознавала растущее влияние представителей творческой интеллигенции на  неграмотных и малограмотных граждан, поэтому  начала четко и целенаправленно проводить политику контроля, идеологического в первую очередь, за творческой деятельностью интеллигенции. Эта работа в Политбюро стала носить систематический характер после обсуждения и принятия 26 мая 1922 года  предложения Ф.Э. Дзержинского «О белогвардейской литературе», на основании чего  его члены обязаны были по 2-3 часа в неделю просматривать некоммунистическую литературу .  9 февраля 1923 г. по декрету Совнаркома был организован известный в истории литературы и искусства – Репертком – Комитет по контролю за репертуаром при Главлите, разрешавший к постановке драматические, музыкальные, кинематографические произведения, составлявший списки разрешенных и запрещенных к публичному исполнению произведений.

 Объективно власть понимала, что  сотрудничество с дореволюционной интеллигенцией, основанное на компромиссах, дискредитирует партию и идеи социалистических преобразований общества, поэтому как утверждал один из идеологов советской власти Н.И.Бухарин, «интеллигенция являлась препятствием на пути развития по той причине, что не понимала масштаба происходивших событий. И необходима была «новая» интеллигенция, которая бы не мучилась сомнениями, поисками, иными «интеллигентскими комплексами» . Эта задача решили двумя путями: за счет повышения уровня образованности населения, а также за счет зачисления  всей интеллигенции в ряды служащих, иначе и не говорилось и не писалось тогда: так заполнялись анкеты, так выдавались хлебные карточки.

Хозяйственные задачи, стоявшие перед Черноземьем в 1934–1938 гг., требовали значительно большей общей культуры и технической грамотности населения, чем те, что оно получало в пунктах ликбеза. Проанализированные источники наглядно показывают, что на регулярных совещаниях отдела пропаганды и агитации Обкома ВКП(б) с 1934 по 1936 годы отмечалась нерешенность проблемы подготовки кадров интеллигенции .  Активно стала формироваться база  для подготовки кадров интеллигенции в ЦЧО, а именно  являлась сеть учебных, культурных, научных заведений. Например, в Курской области в 1935 году работало три вуза (Педагогический, Учительский и Медицинский институты) и 32 техникума и «прочих средних учебных заведений, приравненных к ним». В Воронеже функционировало 8 высших учебных учреждений: в медицинском, технологическом, сельскохозяйственном, лесотехническом, политехническом, инженерно-строительном и педагогическом институтах обучение студентов велось по 146 специальностям .

На обширном материале по Центрально-Черноземным областям, доказана результативность формирования новой советской интеллигенции, отразившаяся как на темпах индустриальной модернизации, так и на уровне грамотности населения. Годы III пятилетки (1938–1940 гг.) стали временем завершения ликвидации неграмотности всего трудоспособного населения Центрального Черноземья , что напрямую привело  к  увеличению производительности труда, снижению уровня травматичности,  простоев,  преждевременного износа и поломок оборудования.

Власть пытается привлечь интеллигенцию для  решения собственных целей и задач,  с одной стороны, материально заинтересовывая ее, с другой – подчиняя ее в идеологическом и политическом плане. При этом советское руководство осознает необходимость усиления контроля не только за творчеством, но и  за образовательной деятельностью  интеллигенции. Так называемая «академическая чистка» 1924 г. носила ярко выраженный классовый характер, в ходе проверки вузов было исключено около 18 тыс. студентов из «социально-политически-чуждых элементов». В Воронеже к тому времени была создана Центрально-Черноземная рабоче-крестьянская инспекция, которая оставила потомкам «Список лиц ВГУ, подлежащих чистке» . Тем не менее, репрессии не так широко затронули творческую интеллигенцию Центрального Черноземья, поэтому в данном регионе была сохранена хорошая база из учреждений культуры (созданных еще в XIX веке) для формирования    деятелей искусства, не были разрушены традиции в обучении и воспитании, а представители буржуазной интеллигенции передавали свой опыт и знания молодому поколению советской интеллигенции.

Все эти данные   позволяют нам делать вывод о том, что  многие представители творческой интеллигенции, потеряв свой социальный статус и привилегии, поддержав революционные преобразования большевиков или ставя перед собой задачи прекращения кровопролития и  возрождения России, независимо от того, кто у власти, пошли на сотрудничество с большевиками. Часть представителей интеллигенции переходит на государственную службу (в качестве мотивов выступали – невозможность заниматься профессиональной деятельностью,  безработица и проблема «выживания»), часть  продолжает заниматься  творческой деятельностью, но в  иных условиях – пролетарских клубах, на селе, организуя самодеятельные театры и  музыкальные коммуны.

По мере  оформления планов советского руководства по дальнейшему преобразованию  страны в русле индустриальной модернизации происходит  изменение власти к интеллигенции, поскольку остро встает проблема подготовки кадров, проблема  повышения грамотности  и образованности среди городского и сельского населения,  проблема формирования нового типа личности, готового самоотверженно трудится на благо государства, не думая о личных интересах. И творческая интеллигенция справиться с поставленными перед ней задачами даже ценой унизительного идеологического контроля над ее творческой и профессиональной деятельностью. 

В третьем разделе «Деятельность интеллигенции на форсированном этапе индустриальной модернизации (1920–1930-е гг.)» раскрыты место и роль творческой провинциальной интеллигенции в области пропаганды достижений индустриализации, консолидации и мобилизации населения Центрального Черноземья на реализацию целей форсированного индустриального развития, в формировании новой системы социалистических и культурных ценностей, в пропаганде трудового и творческого энтузиазма народа.

Среди множества  социально-экономических проблем на первый план выдвигалась проблема модернизации страны, еще более обострившаяся по сравнению с началом XX в. Апробированные восстановительным периодом нэповские экономические механизмы стали давать сбои. Требовалось либо подкорректировать их и приспособить к новым условиям (что предлагала сделать группа Н. И. Бухарина), либо выдвинуть принципиально новую программу.  Сталин, придя к власти, поставил перед собой две цели: воплощение советско-социалистического общественного идеала, т.е. создание полностью поглощающего общество государства и послушной вождю элиты, и индустриальная модернизация, выступавшая одновременно и как средство достижения первой цели, и как самостоятельная историческая задача . Что касается индустриальной модернизации, то в ее основные задачи входило: ликвидация технико-экономической отсталости страны; достижение экономической независимости; создание мощной оборонной промышленности; первоочередное развитие базовых отраслей промышленности (топливной, металлургической, химической, машиностроения). Для реализации указанных целей и задач должны сложиться соответствующие им механизмы экономической, социальной, политической, идеологической и культурной мобилизации – как для широких слоев населения, так и для элиты, т.е. идея индустриальной модернизации должны была стать общенациональной стратегией  - только в этом случае будет обеспечена мобилизация и концентрация всех ресурсов страны для решения ее основных  задач.

 В экономическом плане сталинская промышленная модернизация начиналась с проектирования и строительства  современных для той эпохи предприятий и оснащения многих из них новейшим импортным оборудованием, с завышенных пятилетних планов, рассчитанных на  предельные человеческие возможности.  Роль насилия и репрессий в экономической жизни СССР, начиная с 1929 г., была весьма велика. Но вряд ли правомерно считать, что эти  меры были единственным инструментом, который обеспечил форсированное осуществление модернизационного проекта.  Руководство страны тоже это отчетливо понимало, поэтому и привлекало творческую интеллигенцию к решению поставленных задач.

Во-первых, необходимо было повысить образовательный и культурный уровень населения, что являлось основным условием социальной мобильности населения, поскольку  новой власти нужны были новые кадры из среды рабочих и крестьян. В этом направлении усилия литераторов, художников, музыкантов и артистов были сосредоточены:

– в кружковой и клубной работе, организации изб-читален, проведении литературных и музыкальных вечеров, встречи с артистами и политическими деятелями, организации выездных концертов в села и деревни. «Курская правда» часто сообщала своим читателям о вновь открывшихся студиях (драматической, хореографической, студии изобразительных искусств). Например, в Пролетарском клубе рабочих Курской железнодорожной мастерской была создана художественно-драматическая студия (60 чел.); в клубе им. Луначарского г. Курска работали: драматическая, хоровая, музыкальная секции, художественный и литературные кружки, юридическое бюро;

–для культурного просвещения крестьян чрезвычайно важна была деятельность энтузиастов-подвижников, которые занимались бескорыстным музыкальным образованием среди крестьянского населения.

Во-вторых, творческая интеллигенция активно участвовала в пропаганде достижений индустриальной модернизации, поскольку сокрытые поражения и вымышленные победы не имеют никакого политического значения, если отсутствуют победы реальные. Без них «съезды победителей» невозможны.  Так, в литературе, театре, живописи, кинематографе существовал особый «производственный» жанр, отражавший идеи, задачи, проблемы, достижения индустриальной модернизации. Художники в своем творчестве также пропагандировали рост индустриальной мощи страны. На первых выставках в Тамбове с интересом были приняты зрителями новые работы А.И.Левшина и П.И.Дмитриева, сделанные ими на Тамбовском вагонно-ремонтном заводе, среди которых было много портретных зарисовок передовиков производства. Данная  тема нашла отражение в творчестве А.А.Дейнека, а именно в его работах: «На стройке новых цехов» (1926), «Текстильщицы» (1927).

В-третьих, творческая интеллигенция  формировала новый тип советской личности, способной на самопожертвование  ради коллективных и государственных интересов. Так, анализ репертуара Курского, Липецкого, Воронежского, Тамбовского драмтеатров показал, что в изучаемый период в стране ставились пьесы, направленные на показ рождения нового советского гражданина в условиях сопротивления чуждых классовых элементов, показ героики труда, приоритетов коллективного над частным. Поэты, прозаики, драматурги, художники стремились передать в художественных образах пафос напряженного творческого труда советских людей — строителей коммунизма.  Воронежская писательница O.K. Кретова написала документальную повесть «Выбор». В повести рассказывалось о выборе советскими крестьянами своего нового пути. Особенностям социалистического строительства в Черноземье посвящен сборник стихов Н.Н. Асеева «Наша сила» (1939). В стихах автору удалось создать гармоничный облик советского человека-строителя своего будущего вместе с преображающейся природой.

В-четвертых, стратегия форсированной модернизации была самым тесным образом связана в советской системе с развитием социального творчества, поскольку именно оно   позволяло  не допускать социальной напряженности в стране, несмотря на диктат и террор. Поддерживая художественную самодеятельность, представители интеллигенции Центрального Черноземья могут гордиться своей работой в таких коллективах, как хоры народной песни колхоза «Январский перелом» Чигольского района и колхоза «Утренняя заря» Воронцовского района, ансамбль народных инструментов и хор колхоза «Хлебороб» Михайловского района, хор старинной русской народной песни колхоза «Свободный май» Гремяченского района, хоры сел Таловского района и многие другие. Представители творческой интеллигенции активно привлекались к работе во дворцах культуры Воронежа, Курска, Тамбова, Борисоглебска, Ельца, Обояни, в пролетарских клубах, в которых начали функционировать многообразные формы музыкально-художественной самодеятельности: духовые и народные оркестры, хоровые и танцевальные кружки, агитационно-пропагандистские концертные бригады.

В-пятых,  самую высокую социальную оценку получало достижение новых технических и социальных результатов, любые творческие успехи, будь то на производстве, в науке или в искусстве, в здравоохранении или в воспитании подрастающего поколения. Творческая интеллигенция принимала активное участие  в таких  мероприятиях, как награждения победителей социалистического соревнования, публичные чествования на собраниях, публикации в местной и союзной печати.  Также деятели культуры и искусства участвовали в работе конференций, съездов рабочих-ударников. Например, с 13 по 16 марта 1933 года проходил I съезд колхозников-ударников Центрально-Черноземной области (в Большом советском театре, ныне академический театр драмы имени А.В. Кольцова, в Воронеже). В работе съезда принял участие секретарь обкома партии И.М. Варейкис. Делегаты съезда посетили ряд воронежских заводов, встретились с рабочими-ударниками Воронежа. Там же состоялся вечер встречи с известными московскими поэтами Михаилом Светловым и Иосифом Уткиным. «Поэты прочитали свои стихи, поделились творческими планами, ответили на многочисленные вопросы» .

Огромное внимание уделялось созданию новых возможностей использования свободного времени именно для реализации и расширения самых разнообразных творческих способностей человека.  В Курской, Воронежской, Тамбовской губерниях музыканты участвовали вместе с партработниками в митингах, встречах, диспутах. Программа была составлена таким образом, что большую часть времени занимали доклады и сообщения о необходимости дальнейшего социалистического строительства, необходимости оказания помощи государству в сборе урожая, дальнейшем развитии промышленности и пополнения рабочими кадрами, а затем собравшиеся «слушали игру на рояле, декламации (часто на злобу дня), романсы, малороссийские песни и танцы» .  Музыкально-публицистическая деятельность самого Луначарского сыграла немалую роль в формировании новой аудитории. Его лекции о творчестве Бетховена, Вагнера, Шопена собирали тысячи посетителей и длились два-три часа без перерыва .

 В-шестых,  форсированная индустриальная модернизация немыслима без коммунистической идеологии, которая позволяла манипулировать советскими гражданами ради интересов государства . А для того, чтобы  данная идеология превратилась в веру, в нее должны были поверить, а для этого необходимо было искоренить православную веру. Интеллигенция активно участвовала в массовых действиях  - революционные праздники, карнавалы, шествия и др. Согласно плану антипасхальной компании в городе Тамбове в 1930 г. была проведена выставка в бывшем Питиримовском соборе (к этому времени закрытом), на которой читались лекции, были выступление детских хоров, во всех клубах шли  кино и театральные постановки антипасхального содержания. Газета «Комсомолец» рассказывала о прошедшем в канун рождества карнавале в Курске: «... Тут целая небесная коллекция: разные боги всех времен и всех народов. Есть и бог «Капитал». Рядом поп, царь и буржуй, а поодаль рабочий с молотом, крестьянин с сохой и красноармеец с винтовкой…» .

Вопросы коммунистической идеологии тесно связаны с деятельностью Главлита, Главреперкома, ОГПУ-НКВД.  Многие из артистов, поэтов, педагогов Центрально-Черноземных районов были арестованы и отправлены в ссылку. И.М. Варейкис  - Первый секретарь обкома партии Центрально-Черноземной области, предлагал взять непролетарскую литературу в «ежовые рукавицы»

В-седьмых,  у населения создавалось  и культивировалось чувство   сопричастности ко всем социальным процессам, происходящим в стране как элемент  объединения  государства с простыми гражданами для решения насущных проблем.  Одним из таких путей было перечисление дневных заработков, собранных средств на помощь кому-либо.  Например, перед спектаклем Калаисского культпросвета (Тамбов) «Не все коту масленица» выступило несколько ораторов, ярко обрисовавших тяжелое внутриполитическое положение страны, затем просмотрен спектакль, а  сбор денежных средств от спектакля - 94000 рублей, был отправлен для оказания помощи голодающим Поволжья .«16 и 17 января 1921 года  были поставлены  благотворительные спектакли в пользу семей, пострадавших от бандитизма. Вырученные деньги (235470 рублей)  переданы в распоряжение укомпарта»

Итак, то, что модернизация была осуществлена, – такой же                                исторический факт, как и окончательно установившаяся благодаря                         ей  сталинская    диктатура. Третья отечественная индустриальная модернизация, осуществленная в 30-е годы XX века, разумеется, отличалась от двух предыдущих,    проводившихся      при      Петре     I     и     последних       Романовых.  В экономическом и социальном плане она отличалась уже тем, что сопровождалась беспрецедентной насильственной ломкой традиционного сельского уклада, затронувшего подавляющее большинство населения страны. Технологические заимствования означали интенсификацию, но лишь временную и ситуативную, не имевшую продолжения и не стимулировавшую появление внутренних источников для него.  Активно использовался репрессивно-карательный аппарат. Отличалась она также и тем, что для решения ее основополагающих задач была привлечена  творческая интеллигенция, которая сделала гораздо больше, чем просто  пропаганда  идеи ускоренного индустриального развития. Она сформировала  новый тип советского человека, со своими социалистическими ценностями и идеалами, которые были направлены на целеустремленную, созидательную, бескорыстную, творческую, коллективную деятельность,  который тонко чувствует свое единство с партией, государством и народом. Это же единство лежало в основе тех трудовых подвигов, которые совершали советские люди на всех участках работы.  Все это было достигнуто благодаря активному проведению выставок, концертов, митингов, встреч, литературных вечеров, перечислению средств на нужды отдельных категорий граждан, участию в выездных командировках на  заводы и стройки, организации творческих союзов, самодеятельных коллективов, берущих свое начало из кружков, агитбригад и изб-читален.

В четвертом разделе «Специфика деятельности творческой интеллигенции Центрального Черноземья в годы  Великой Отечественной войны и в период восстановления  народного хозяйства» раскрыта роль  артистов, музыкантов, писателей, драматургов, художников в мобилизации населения на военный и трудовой подвиг, как в военные годы, так и во время послевоенного восстановления разрушенного хозяйства.

Роль творческой интеллигенции с первых дней войны намного возросла, поскольку  моральный фактор при ведении боевых действий был не менее важен, нежели технический. Этот фактор учитывало не только советское руководство. «Есть более глубокая стратегия – война интеллектуальным, психологическим оружием», – говорил в июне 1941 г. Гитлер, признавая тем самым особую роль морального фактора в войне . Поэтому так весом и так значим был вклад творческой интеллигенции в поднятии морального духа,  в консолидации населения как на защиту Отечества, так и  на сохранение,   восстановление разрушенного индустриального потенциала страны. Не случайно годы войны предопределили агитационно-пропагандистский характер произведений литературы и искусства и  всей профессиональной деятельности художественной интеллигенции. В это время в творчестве деятелей культуры преобладали так называемые малые формы – антифашистские прологи, интермедии – у театральных работников; стихи, басни, «оборонные частушки», очерки, публицистические статьи, рассказы, корреспонденции, одно- и двухактные пьесы – у писателей, поэтов, журналистов; «Окна ТАСС», агитплакаты. Оценивая работу художников и поэтов, работавших в «Окнах ТАСС», Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин в декабре 1942 г. говорил: «...когда люди будут изучать эпоху Отечественной войны, они не пройдут мимо «Окон ТАСС», как не пройдут мимо «Окон РОСТА» при изучении Октябрьской революции» .

С первых дней войны широкое распространение получил выезд художественных бригад непосредственно на фронт, в заводские цеха, к труженикам сельского хозяйства. Итоги первого года шефской работы (июль 1941 – июнь 1942 г.) подведены в докладной записке ЦК профсоюза, направленной в секретариат ВЦСПС. В ней указывается, что работниками искусств за этот период проведено свыше 150 тыс. концертов .Только с декабря 1942 г. по апрель 1943 г. в обслуживании фронта участвовало около 100 художественных бригад . Уже на третий день войны артисты Курской областной филармонии составили две бригады для облуживания  воинов, отправляющихся на фронт. Также был организован театр миниатюр, где ставились  одноактные пьесы, скетчи и анекдоты на сцене. Не было транспорта, выступать проходилось в самых отделенных клубах, не отапливаемых, часто без электричества. Давали практически по 30 концертов  в месяц . С сентября 1942 по июнь 1943 года орловские артисты дали около двух тысяч шефских концертов и спектаклей для бойцов и командиров Красной Армии. За большую военно-шефскую работу коллектив Орловского драматического театра был награждён переходящим Красным знаменем, «отвоёванным» у Московского академического Малого театра. Большим успехом пользовались созданные в годы войны пьесы А.Е.Корнейчука «Фронт», Л.М. Леонова «Нашествие», К.М.Симонова «Русские люди», А.А. Крона «Офицер флота», а также спектакли классического театрального репертуара.

В этот период тамбовские художники сформировали небольшие передвижные выставки, которые показывались в госпиталях и воинских частях гарнизона. Первая выставка военных лет, посвященная обороне СССР, открылась в Тамбове осенью 1941 года. Следующая выставка «Тамбов в дни Отечественной войны» состоялась в 1943 г. Двенадцать участников экспонировали на ней более 60 живописных и графических работ.  В выставке принимали участие художники: Н.А. Отнякин «На северной окраине Тамбова» (1942), А.Н. Нестеров  «Воздушная тревога» (1943, В.Г. Белоцветов «На стройке узкоколейки», А.И. Левшин «Подвозка торфа для школ», Т.Н. Емельянова «Рытье противотанкового рва вокруг Тамбова».

В годы Великой Отечественной войны артисты Орловского драмтеатра, испытывая массу неудобств, неустроенность, нехватку продовольствия и другие лишения, тем не менее, умудрялись вносить свой вклад в фонд обороны страны, ежемесячно перечисляя свой однодневный заработок. С октября 1941 по декабрь 1942 года они передали на постройку танковой колонны «Челябинский колхозник» 7060 рублей, на строительство эскадрильи «Советский артист»- 22826 рублей, эскадрильи «Челябинский артист» - 38539 рублей. А в январе 1943 года коллектив театра внёс 25 тысяч рублей на строительство танковой колонны «Орловский партизан» . Артисты отправляли посылки на фронт, собирали подарки детям погибших. Аналогичную работу проводили театры Воронежа, Курска, Белгорода.

 Активизировалась работа творческой интеллигенции в средствах массовой информации, поскольку газета являлась   важнейшим источником информации после сообщений Совинформбюро. Партийные органы власти  прикладывали все усилия, чтобы  газеты как можно быстрее  стали выпускаться в  разрушенных и освобожденных территориях. Так, на третий день после изгнания захватчиков из Курска стала выходить газета «Курская правда», в  издании которой приняли активное участие поэты и писатели, а также художники .

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. возникли формы социалистического соревнования, позволяющие с меньшим числом работников давать больше продукции (движение двухсотников, тысячников, многостаночников, совместителей профессий, комсомольско-молодёжных и фронтовых бригад), усилилось применение скоростных методов производства и строительства.  Данные виды  трудового энтузиазма народы были поддержаны  представителями творческой интеллигенции. Шейла Фицпатрик в исследованиях с уверенностью пишет о том, что  пропаганда стахановского движения  в Советском Союзе работала отлично . Как отмечают и другие исследователи (Clark K., Leyda J.), это не только пресса, это  художественные и документальные фильмы ,  это книги и картины о «маленьких героях», простых людях .

Восстановление промышленности проходило в очень тяжелых условиях, как социально-экономических, так и идеологических. 9 февраля 1946 г. Сталин выступил с речью на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа города Москвы. Главной задачей грядущей четвертой пятилетки Сталин считал не только восстановить, но и превзойти довоенный уровень промышленности и сельского хозяйства.  Но в послевоенные годы труд советских людей мало чем отличался от военных условий. Постоянная нехватка продуктов (карточная система была отменена лишь в 1947 г.), тяжелейшие условия труда и быта, высокий уровень заболеваемости и смертности объясняли населению тем, что долгожданный мир только наступил и жизнь вот-вот наладится. Однако этого не происходило. Огромные потери в войне обернулись нехваткой рабочей силы. Компенсировать эти издержки, как и прежде, предстояло увеличением перекачки средств из деревни в город и развитием трудовой активности рабочих.  И именно творческой интеллигенции предстояло снова, как в 1930-е годы,  мобилизовать население и  делать ставку на трудовой энтузиазм народа.  В сложных социально-экономических условиях государственное и партийное руководство осознавало необходимость усиления идеологического контроля над творчеством интеллигенции, поэтому  один за другим выходят постановления, свидетельствующие о жестком идеологическом прессе в отношении  деятелей культуры и искусства: постановление ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 г. «О журналах «Звезда» и «Ленинград», «О журнале «Крокодил» (1948 г.), «О мерах по улучшению журнала «Огонек» (1948 г.), «О журнале «Знамя» (1949 г.),  постановление ЦК ВКП(б) от 26 августа 1946 г. «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению» и т.д.

 Итак, несмотря на то, что  ценой невероятных усилий со стороны народа, репараций от Германии появились новые отрасли производства, отражающие новый уровень индустриального развития (нефтехимия, электроэнергетика, электротехника, производство искусственных материалов и т.п.);  выросла производительность труда; значительно увеличились темпы экономического развития; сформировались условия для повышения общеобразовательного уровня населения и культурно-технического уровня работающих.  Но это не значит, что модернизация советской экономики была завершена. По мнению А.Г. Вишневского «со­здать более или менее совершенный материально-технический аппарат современной индустриальной экономики — это полдела. Вторая же половина — вдохнуть в него жизнь, «встроить» механизмы саморазвития… Этот момент был упущен. Советская экономика оказалась в тяжелом кризисе» . В данных условиях, даже интеллигенция не могла помочь в решении сложившейся проблемы , поскольку требовалась новая индустриальная модернизация, которая поставила бы новые задачи с учетом достижений и просчетов предыдущей сталинской  модернизации.

В пятом разделе «Вклад интеллигенции в индустриальную модернизацию на завершающем этапе ее развития (1953–1985-е гг.) и попытке  осуществления позднеиндустриальной модернизации (1985–1991 гг.)» рассмотрена  разнообразная и многоплановая творческая деятельность интеллигенции в новых социально-экономических условиях  индустриальной модернизации.

В теоретическом плане выделение данных этапов  обосновано  в работах отечественных исследователей , поэтому мы остановимся на анализе особенностей деятельности творческой интеллигенции в обозначенный период.

Беспрецедентность задач, стоявших перед послесталинским СССР  заключалась в том, что страна, только что осуществившая радикальную промышленную модернизацию, почти сразу же оказалась перед необходимостью новой модернизации: послевоенный мир вступал в эпоху научно-технической революции. Для реализации поставленных задач был избран путь индустриальной экспансии вширь, преимущественно в восточные районы страны. Для этого требовались, в первую очередь, людские ресурсы, и представители творческой интеллигенции взяли на себя решение этой задачи:

–Для создание произведений, изображающих реальную мощь индустрии, художники оправлялись на рудники, заводы и шахты  Сибири и Урала, на колхозные полях целинных земель. Таковы работы В.Н. Мягкова:    «В деревне», «Колымские шофёры», «Дорога на рудник», «На работу», К.Н.Успенской «Портрет столяра»;

–В произведениях появляется новый герой со своей заветной целью, у которого есть своя  вершина. Именно такие герои современной жизни показаны в тетралогии М. М. Обухова («Корни врастают в землю», «Ястребовы», «Разные судьбы», «Жизнь не остановить»), которую он писал в Курске. В ноябре 1954г. «Правда» поместила очерк И. Шухова «Покорители целины». Его герои — «люди одной судьбы», которые в близких к фронтовой жизни условиях «перешли... в развернутое наступление на целину во всех 93 новых зерновых совхозах Казахстана» . «Комсомольская правда» в течение полугода публиковала серию целевых полос, посвященных молодым целинникам — участникам патриотического движения молодежи за освоение целины.  Многие из газетных очерков, прославляющих нелегкий труд «покорителей целины» написаны  поэтами и писателями,  побывавшими  в Сибири и Казахстане. Так, на целине с М.А. Светловым встретился курский поэт Е. И. Полянский, который собирал материал для создания образа советского человека 1950-х годов.

Одно из центральных мест  при проведении индустриальной модернизации занимали проблемы, связанные со стимулированием научно-технического прогресса.  В экономическом плане были заложены условия для материального стимулирования труда (была  упорядочена система оплаты труда, шло дальнейшее совершенствование существующего механизма распределения, сложились условия для повышения материального уровня жизни народа), что повлекло за собой развитие  социалистических соревнований, трудового и творческого энтузиазма народа. Творческая интеллигенция, имея опыт работы в данном направлении, активно подключилась к поддержке трудовой и творческой активности населения:

–Например, активную работу проводило Бюро пропаганды художественной литературы при Воронежской писательской организации по активизации творческого и трудового потенциала населения. Творческих семинаров в 60-е годы проводилось много, они проходили на высоком уровне, с приглашением известных поэтов из Москвы. Присутствовали также передовики производства, демонстрируя тем самым единение  с интеллигенцией в решении  идеологических и агитационно-пропагандистских целей. Газета «Литература и жизнь» писала 26 июля 1961 года: «В Тамбове проведен семинар, в котором приняли участие начинающие поэты: помощник машиниста депо станции Мичуринск Н. Латышев, сотрудник районной газеты «За урожай» П. Овчинников, врач из г. Кирсанова И. Здоровенко и др.»  Сами писатели  также были постоянными гостями в коллективах заводов и колхозов, в сельских клубах и городских Дворцах культуры, в институтах и школах;

–Трудящиеся участвовали в социалистическом соревновании, выступали новаторами производства, внедряли передовые методы труда и все это  продолжали поддерживать  и пропагандировать представители творческой интеллигенции на страницах печати, в кинематографе, на художественных тематических выставках, в драматургии, на конференциях и самодеятельных  концертах, устраиваемых в честь передовиков производства.  Например, Павел Дорошин, Семен Милосердов, Сергей Голованов привозили из командировок по области поэтические репортажи, стихи и поэмы о тружениках сел и городов. Фестиваль самодеятельных коллективов с участием передовиков  производства  прошел в 1967 году в Кирсанове . В 1969 году прошел фестиваль «Тамбовские зори», в котором выступали  профессиональные и самодеятельные артисты областей Черноземья и Москвы ;   –Характерным явлением середины 1970-х–начала 1980-х годов в изобразительном искусстве было создание портретов  передовиков производства и тружеников села, служащих и рабочих города. Поэтической лирикой и восторженным отношением к людям  труда насыщены пейзажи «МГОК строится», «Утро на руднике», «Ночные огни» В.А.Дудченко. Строителям индустрии, БАМа посвящено творчество воронежского  художника-графика Г.Г. Грищенко «Воронежские мостостроители – БАМу» (1980). На данную тему известны картины Е.В.Рябинского «Депутат райсовета доярка Н.Загуменова» (1973), Е.В.Соловьева «Аппаратчица С.Николаева» (1972), ВМ. Семенова «Портрет строителя» (1979), людям тамбовского села посвящает свои работы художник О. А. Гущин  -«Девушки совхоза «Россия» (1978), «Народные умельцы Тамбовщины» (1982—1984). Орловскому художнику  В.В.Анисимову удалось  создать образ строителей Курской Магнитки, примечательный своей типичностью, и достичь впечатления слаженности трудового ритма гигантской металлургической базы –триптих «Курская магнитная аномалия»(1974). 

 Постепенно, по мере набирания темпов  индустриальной модернизации, все отчетливее о себе стали заявлять те противоречия, которые изначально коренились в экстенсивном характере проводимых мероприятий, плано-директивной экономике, которые неизбежно влекли за собой обострение экономической и социальной обстановки в стране. Эта индустриализация, позволившая превратить СССР в военную сверхдержаву, логикой своей собственной эволюции подводила страну к системному кризису и очередному обвалу государственности – на сей раз без войн и военных поражений. Какое-то время кризис был отодвинут во времени благодаря притоку в страну нефтедолларов, но, ни остановить, ни даже приостановить его нарастание не могли и они. И именно творческая интеллигенция берет на себя ответственность  показать сущность противоречий, которые необходимо решать  в кратчайшие сроки. Среди них:

  1. вялость протекания научно-технического процесса, связанная с  противодействием НТП на местах,  отсутствием  действенных материальных стимулов  труда, несовместимость регламентации труда и трудовой инициативы,  подмена экономических методов администрированием, кадровая некомпетентность и т.д.  Так, острые проблемы современного производства, отношения в рабочей среде становятся всё более привлекательным материалом для литературы и драматургии, ищущей новых, действенных средств изображения человека. На  сцене  областных театров Центрального Черноземья были поставлены «Старший сын», «Утиная охота», «Прошлым летом в Чулимске» А.В. Вампилова.  Большой общественный резонанс вызвали пьесы «Человек со стороны» (1972) И. М. Дворецкого, «Сталевары»(1973) Г. К. Бокарёва, «Заседание парткома» (1975) А. И. Гельмана и др.
  2.  истощение людских ресурсов, в первую очередь из деревень и сел, изменение самого человека, его взглядов, ценностей. Например, появление в «Правде» и журнале «Новый мир» острых публицистических выступлений В.В. Овечкина явилось началом нового этапа глубокого и правдивого отображения колхозной жизни. Сельской проблематике посвящали свои очерки и статьи В.В. Величко, Г.Н.Троепольский, В.Ф.Тендряков и др. Е.И. Носов  на протяжении 1950-х годов  активно работал в газете «Молодая гвардия». Проблемы, которые Е.И.Носов рассматривает в своих произведениях, нельзя назвать локальными. Индустриализация страны и возникновение новых городов и поселков, развитие послевоенной деревни, рост материального благо­состояния народа, проблемы нравственности — все это значимо и существенно для каждого читателя. О жизни, трудовых буднях  крестьян Черноземья  рассказывает нас страницах произведений «Косари», «Окрасился месяц багрянцем», «Смерть на ветру», «Выпряженный» П.Д. Чалый. Роман «Расплата» А.В.Стрыгина, много раз переиздававшийся, в том числе и трехмиллионным тиражом в «Роман-газете» позволил  наглядно увидеть судьбы многих героев ХХ столетия. Писатель зримо и достоверно показывает «куски» нашей жизни со всеми ее трудностями, сложностями и противоречиями . Аналогичны произведения  Л.П.Бахаревой на страницах журналов «Подъем», «Смена», «Дон», газет «Комсомольская правда», «Литература и жизнь».

Относительно места и роль интеллигенции в попытке осуществления позднеиндустриальной модернизации (1985- 1991 гг.) необходимо отметить следующие черты. В обществе назревали факторы нестабильности и общего ощущения неблагополучия, которые накладывались на неизбежный и общий адаптационный стресс, связанный с массовой урбанизацией - переходом к городскому образу жизни. Взяв курс на ускорение социально-экономического развития, пообещав народу круто повернуть экономику «лицом к человеку», новое руководство СССР разработало план двенадцатой пятилетки (1986-1990гг.) по аналогии с довоенными пятилетками — с обширной строительной программой, как план «второй индустриализации». Энтузиазм молодого поколения надеялись направить на приведение в действие скрытых резервов роста, чтобы немедленно, не дожидаясь технического перевооружения, добиться ускорения.

Культура стала идеологическим стержнем в осуществлении позднеиндустриальной модернизации общества. Именно творческая интеллигенция и должна была показать пример адекватного использования гласности в обществе. Творческая интеллигенция благодаря своей деятельности в обществе стимулировали подъем гражданской активности.

Важнейшей особенностью художественной ситуации 80-х гг. является возникновение мощного потока «возвращенной» художественной культуры. 80-е гг. ХХ века – время сосредоточения творчества интеллигенции вокруг идеи покаяния. Мотив всеобщего греха, плахи заставляет прибегать к таким формам художественного образного мышления как притча, миф, символ (фильм «Покаяние» Т.Е.Абуладзе). В середине 80-х годов появились художественно-публицистические произведения, которые буквально взбудоражили общественное мнение, — повести Валентина Распутина «Пожар» (1985), Виктора Астафьева «Печальный детектив» (1986), роман Чингиза Айтматова «Плаха» (1986). В них резко и бескомпромиссно показаны нравственные недуги, поразившие современное общество.

С.Г.Кара-Мурза  в своих исследованиях доказывает, что интеллигенция играла значительную роль в создании и поддержании идейного хаоса с середины 80-х годов своими дискуссиями, например на тему «общечеловеческих ценностей» .  В исследовании доказано, что  эта мысль абсолютно не относится к творчеству   интеллигенции Центрального Черноземья. Члены Курского, Воронежского, Тамбовского отделений Союза писателей продолжают работать с традиционными темами, они не создали произведений, будоражащих общественность, но остались верны себе - они продолжали развивать сельскую тематику, темы покорения просторов нашей Родины, темы любви в жизни человека, и, конечно же, тема войны и подвига простого советского человека. Традиционные культурные ценности занимают ведущее место в работах Б. Илешина — автор многочисленных изданий о культуре тамбовского края, о великих людях, связанных с Тамбовщиной: «…И голубые небеса», «Река золотых зорь», «Литературные тропинки отчего края» и др.  Деревенская тематика со всей свой болью,  но и в то же время традиционным укладом жизни звучит в лирическом повествовании «Деревня – боль моя и радость» С.А. Ляшовой о своей малой родине, о земляках-калитвенцах. Б.И. Осыков –белгородский писатель в 1980-1990-е годы  писал об истории родного края, о ее литературных традициях, о людях, которые поднимали родной край в разные годы индустриализации, о  жизни и творчестве актеров, артистов и музыкантов.

Образы, будничная жизнь и праздники российской деревни нашли яркое и разнообразное отражение в полотнах тамбовских живописцев: Б.М.Ольшанского, О.А.Гущина, Ю.И.Киселева, А.Л.Бубенцова, О.В.Красковой, В.И.Колесникова.

Композиторы и музыканты Центрального Черноземья также  продолжают работать в традиционном для себя направлении –не только создают произведения, но и заняты просветительской деятельностью — занятиями клубов, авторскими и тематическими вечерами, встречами в гостиной, проведением масштабных всероссийских и международных фестивалей, конкурсов, семинаров, конференций, выпуском музыкальных телефильмов, радиопередач и фонографических записей, рекламной и музыкально-критической продукции.

Автор делает вывод о том, что творческая интеллигенция, привлекаемая партией и государством к активному участию в индустриальной модернизации на завершающем этапе развития, внесла свой вклад в освещение и решение проблем индустриального развития путем консолидации различных классов с помощью привлечения их на представления, концерты, литературные вечера, выставки, организации дискуссий на страницах газет и журналов. Важной продолжала оставаться деятельность по пропаганде   трудового и творческого энтузиазма народа. Существенной особенностью творчества провинциальной интеллигенции было возрождение национальных традиций «снизу», а не «сверху».

Иначе говоря,  специфика творческой деятельности интеллигенции Центрального Черноземья  на завершающем этапе индустриальной модернизации объективно  была направлена на возрождение традиционных обрядов и ценностей, показавших самобытность и жизнеспособность русского села. В своих произведениях писатели, художники, драматурги ставили проблемы общечеловеческих ценностей, решая их через показ повседневной жизни тружеников села, рабочих заводов, научной интеллигенции. Анализ творчества интеллигенции  Центрального Черноземья показал, что они  благодаря своей деятельности старались сохранить те традиционные темы, которые были близки людям на протяжении советской истории, наполнив их современной историей и обогатив духовный мир героев. У них не было цели в своем творчестве показать  отрицание всей советской эпохи, и тем самым они оказались в нравственном плане выше тех перипетий и процессов, связанных с именами интеллектуальной элиты общества, которые впоследствии подорвали статус  интеллигенции как  хранителя духовных ценностей и  ретранслятора культуры в обществе.

В Заключении подведены итоги исследования и даны практические рекомендации. На значительном фактическом материале с его последующим аналитическим осмыслением нами было доказано, что партийное руководство нуждалось в творческой интеллигенции на протяжении всего периода индустриальной модернизации. Те задачи, которые ставились перед творческой интеллигенцией на каждом конкретном этапе модернизации, были выполнены. В целом, провинциальная интеллигенция наряду с пропагандой идей индустриальной модернизации, социалистических ценностей, трудового и творческого энтузиазма, в своем творчестве сумела отразить истинно человеческие ценности в вопросах отношения к жизни, к войне, к любви. К особенностям творчества интеллигенции Центрального Черноземья можно отнести то, что через показ сложных психологических перипетий человеческой души, музыканты, композиторы, артисты, поэты, писатели, художники стремились акцентировать внимание простого зрителя, читателя не на форме творчества в рамках соцреализма, а на сложности жизненного восприятия человека в этот период.

Выводы, сделанные по итогам исследования, дают возможность извлечь следующие уроки:

Урок первый – творчество представителей интеллигенции имеет не только культурную, но и социально-экономическую значимость, поэтому так важно отдавать себе отчет в том, на каких произведениях учится современная молодежь.

Урок второй заключается в новом подходе к изучению творчества интеллигенции с использованием новых архивных источников. Новый подход позволяет говорить о сильном влиянии произведений не только на формирование мировоззрения, ценностей человека, но и на протекание социально- экономических процессов. Это закладывает основу для дальнейших теоретических разработок в данной области с целью решения современных практических задач воспитания и консолидации населения для решения поставленных экономических задач.

Урок третий учит уважительному отношению к культурному и идеологическому наследию нашей страны, поскольку на современном этапе развития общества возрождается потребность в произведениях искусства, аналогичных изучаемому периоду.

Урок четвертый дает возможность современной интеллигенции обраться к наследию творческой интеллигенции XX века с целью использования многообразных форм работы с населением для привлечения его к решению современных проблем.

Исходя  из  сформулированных   исторических  уроков,   автором предлагаются следующие практические рекомендации:

Продолжить дальнейшее комплексное исследование деятельности творческой интеллигенции с позиции влияния на социально-экономические процессы, происходящие в обществе, расширяя хронологические и географические рамки исследования.

Использовать современной интеллигенцией опыт конструктивного

общения с различными категориями населения. Отдельные мероприятия,

например, встречи с поэтами и писателями, художниками, драматургами и

композиторами,     проводимые           библиотеками,     школами    искусств, филармониями, в современных условиях не должны носить коммерческий характер, то есть должны стать доступными.

Необходимо активизировать свою работу со средствами массовой информации. При современном обилии периодических изданий представители интеллигенции игнорируют те, которые наиболее доступны для населения, и которые кажутся им незначительными или несерьезными.

Приступить к формированию ценностей бескорыстного труда, чувству коллективизма. При этом не стоит упускать из виду, что представители творческой интеллигенции формировали новый тип личности советского человека на протяжении всей индустриальной модернизации еще в более тяжелых условиях: в период идейных размежеваний, репрессий, стагнации.

Таким образом, сделанные выводы и предложения могут восполнить пробел в исторических знаниях о значимом вкладе творческой интеллигенции индустриальную модернизацию страны (1921 –1992-е годы).

Основные положения диссертации получили отражение в следующих публикация:

Монографии, коллективные монографии и учебные пособия

  1. Культура курского края и Советское государство в 1920–1939-е годы: Учебное пособие. – Курск: Изд-во Курс. Пед. Унив.2001. – 45 с. ( в соавт. З.Д. Ильиной) (1,4/1,4 п.л.).
  2. Культура Курского края в условиях укрепления идеологических основ Советского государства в 1930-е годы. // Курский край. Годы социалистической модернизации. Т. 10. – Курск: Изд-во Курс. Пед. Унив., 2000. – С. 359-391(в соавт. З.Д.Ильиной) (1/1 п.л.).
  3. Строительство системы государственных учреждений культуры региона в Советский период в 1920– 1930-е годы. //Курский край. Культура и культурно– историческое наследие. Т. 15. – Курск, 2002. – С. 220– 235. ( в соавт. З.Д. Ильиной) (0,4/0,5 п.л.)
  4. Из истории культуры Курского края: 1917– 1930 гг. Учебное пособие. – Курск: КГСХА, 2004. – 120с. ( в соавт. З.Д. Ильиной) (3,7/3,8 п.л.)
  5. Творческая деятельность интеллигенции Курского края в период становления и развития командно-административной системы (1917– 1941гг.). Монография.–  Курск: КИСО (филиал) РГСУ, 2006. – 152с. (9,5 п.л.)
  6. Культура и интеллигенция Курского края в годы гражданской войны // Курский край: революция и гражданская война / под ред. С.Н. Емельянова и др.– Курск: КИСО, 2006.–С.369-397( в соавт. З.Д. Ильиной) (0,8/0,9 п.л.)
  7. XX век в судьбах и творчестве провинциальной интеллигенции (на примере Центрального Черноземья). Монография.–  Курск: КГУ, 2007. – 171с.(11 п.л.)

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК

  1.  0 характере конформизма в творчестве курских писателей 1960– 1970– х годов // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова / Акмеология образования. Кострома. – 2006.– №.4.– С.167– 169.  (0,2 п.л.)
  2.  0 роли интеллигенции в актуализации идеалов Советского государства в крестьянской среде в период Гражданской войны (на примере Курской губернии) // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова / Акмеология образования. Кострома. – 2006. –  специальный выпуск – С. 192– 195.(0,25 п.л.)
  3. Государственная политика, соцреализм и творчество курской интеллигенции // Вестник Саратовского государственного социально– экономического университета Саратов.– 2007.– №18(4). – С. 141– 143. (0,2 п.л.)
  4. Государственная политика в отношении провинциальной  театральной интеллигенции в 1930–е годы (на примере Курского, Белгородского, Старооскольского, Валуйского драмтеатров) //Ученые записки РГСУ.–  Москва – 2007.– №4.– С.197– 182.(0,4 п.л.)
  5. Деятельность работников искусств Центрально–Черноземного округа и социалистическая музыкальная культура в 1930–е годы // Вестник Саратовского государственного социально– экономического университета Саратов.– 2008.– №1(20).–  С.108– 110. (0,3 п.л.)
  6. Особенности  государственной политики в отношении провинциальной творческой интеллигенции в период  становления и развития командно– административной  системы (1920– 1940 гг.) // Известия АлтГУ Барнаул.–  2008.– №4/1.–   С.69– 77. (0,6 п.л.)
  7. Государственная политика и деятельность творческой интеллигенции российской провинции: 1917–1941 гг. // Вестник ТГУ Томск.– 2008.– №308 (март) – С.91– 96.(0,4 п.л.)
  8. Классификация источников по проблеме изучения вклада творческой интеллигенции в индустриальную модернизацию страны // Ученые записки КГУ. Электронный журнал. – 2010. №3 (15). (0,3 п.л.)
  9. Участие творческой интеллигенции Центрального Черноземья в индустриальной модернизации страны: историографический обзор // Гуманитарные и социальные науки. Электронный журнал.–2010.–№4. –С.2–8.  (0,4 п.л.)

Статьи в сборниках

  1. Творческая деятельность интеллигенции Курского края в 1917 – 1920– е гг. // Деп. в ИНИОН РАН № 58395 от 28.11.2003. / История. Археология. Этнология.–2004.–№8. –34 с.(2 п.л.)
  2. Творческая интеллигенция Курской губернии и культурное строительство в 1917–1921 гг.  //  Человек и общество на рубеже тысячелетий Межд. сб. науч. трудов  / под ред. О.И. Кирикова.– Воронеж: Ворон. Госпедунив–т, 2004. – С.115–119.(0,3 п.л.)
  3. Влияние экономической и социально–политической обстановки в стране на деятельность творческой интеллигенции Курского края в 1917–1920–е годы //  Общественно–политические трансформации в истории России. Матер. научно–практ. конф. /отв. ред. З.Д. Ильина. –Курск: КГСХА, 2004.– С.81–91.(0,6 п.л.)
  4. Социалистический реализм и творчество Курской интеллигенции в1920–е годы //Человек и общество на рубеже тысячелетий Межд. сб. науч. трудов  / под ред. О.И. Кирикова.– Воронеж: Ворон. Госпедунив–т, 2004. – С.243– 246. (0,3 п.л.)
  5. Творческая интеллигенция в кадровой политике ВКП(б)  // Из истории государства и права: региональный аспект. Научные труды.–Т.16.–Курск: КГСХА, 2004.– С.145–156. (0,7 п.л.)
  6. Советская интеллигенция в 20–30–е годы. Историография и источники // Интеллигенция в потоке времени: размышления и судьбы / под ред. А.В. Репринцева.–Курск: Изд– воКурск. гос. унив–та, 2004. –С.238–245. (0,5 п.л.)
  7. Региональная творческая интеллигенция в период радикальных изменений с 1917–1941 гг: наиболее актуальные  историографические тенденции // Человек и общество на рубеже тысячелетий.  Межд. сборник науч.трудов. Вып.27 / под ред. О.И. Кирикова.–Воронеж: ВГУ, 2005.–С.350–353.(0,3 п.л.)
  8. О роли и месте интеллигенции в государственной политике в 1920–1930–е годы  в СССР // Историческая память и социальная стратификация. Социокультурный аспект. Межд. науч. конферен. / под ред. С.Н. Полторака.–СПб: Нестор, 2005.– Ч.2.– С.91–95.(0,3 п.л.)
  9. Влияние реформ  1990–х годов на деятельность российской  интеллигенции и функционирование учреждений культуры  // Уральские бирюковские чтения: Сб. науч. Статей. Вып. 3. Из истории российской интеллигенции / под ред. В.Ф. Гривина.–Челябинск: АБРИС, 2005.–С.213–219.(0,4 п.л.)
  10. Курская творческая интеллигенция и НЭП: борьба за «выживание» или конформизм? // Российская интеллигенция на родине и в зарубежье. Сб. науч. статей / под ред. А.А. Рец.–М., 2005.–С.105–126.(1,4 п.л.)
  11. Формирование нравственных идеалов Советского государства в крестьянской среде в годы Гражданской войны   // Крестьянство восточных регионов России и Казахстана в революциях и гражданской войне (1095–1921 гг). Сб научных статей / под ред. И.В. Курышева.–Ишим: Изд– во ИГПИ, 2006.–С.124–132.(0,6 п.л.)
  12. Трансформация  нравственных ценностей интеллигенции Курского края  в 1917–1928 гг. // Динамика нравственных приоритетов человека в процессе его эволюции. Материалы Х1Х межд. науч. конф. / Под ред. С.Н. Полторака.–Спб.: Нестор, 2006. Ч.2.–С.132–136.(0,3 п.л.)
  13. Культура и интеллигенция Курского края в годы гражданской войны  // Курский край: революция и гражданская война / под ред. С.Н. Емельянова и др.–Курск: КИСО, 2006.–С.369–397. ( в соавт. С З.Д. Ильиной) (0,9 п.л.)
  14. Государственная политика в области музыкального строительства и творческая интеллигенция Центрального Черноземья // Ученые записки Курского государственного университета. –Курск, 2007.–№2.(0,8 п.л.)
  15. Современные подходы к изучению творчества провинциальной интеллигенции в период индустриальной модернизации общества (1921–1990 гг.)  // Историческая наука: проблемы и основные тенденции развития. Мат. 2 Межд. научной конференции. 24  апр. 2008 г.–Тула: ТулГУ, 2008.–С.24–28.(0,3 п.л.)
  16. К проблеме противостояния «старой»,буржуазной и «новой», советской интеллигенции в 1920–е годы  // Уваровские чтения –VI. Сб. науч. трудов / под ред. Ю.М. Смирнова.–Муром: Изд– во Муромс. музея, 2009.– С.346–351.(0,4 п.л.)
  17. Пафос и реалии индустриальной модернизации общества в творчестве музыкантов и композиторов Центрального Черноземья в 1930–е годы   // Уральские Бирюковские чтения: сб. науч. и научно–популярных статей / Под ред.. проф. С.С. Загребин. Вып. 5. Историко–культурное наследие регионов.–Челябинск, 2008.– С.367–372.(0,4 п.л.)
  18. Пропаганда индустриальной модернизации советского общества в произведениях писателей Центрального Черноземья // Россия и россияне: особенности цивилизации. Материалы межд. научн. конф., посв. 80–лет. АЛТИ–АЛТГУ / под ред.В.А. Колосова.–Архангельск: АГТУ, 2009.– С.305–308.(0,3 п.л.)
  19. Мемуары как источник о жизни и деятельности  творческой интеллигенции  в период индустриальной модернизации в СССР  // Актуальные проблемы современной науки.  Материалы межд. научно–практ. конференц. науч. сессии «11 Невские чтения» /  под. ред. Н.И. Озеровой.  – СПБ.: Изд– во Невского института языка и культуры, 2009.–С.152–155.(0,3 п.л.)
  20. СМИ и отражение деятельности творческой интеллигенции в  период  форсированной индустриальной модернизации в СССР. (На основе  ретроспективного анализа центральной и региональной печати 1920–1940–х годов)   // Интеллигенция в мире современных коммуникаций: Сб. статей / под общей редакцией Ж.Т. Тощенко. –М.: РГГУ, 2009. – С.297–306.(0,6 п.л.)
  21. Формы деятельности  провинциальной творческой деятельности  интеллигенции по вопросам пропаганды достижений индустриальной модернизации среди горожан и крестьян Центрального Черноземья // Культура и интеллигенция России: инновационные практики, образы города, юбилейные события. Историческая память горожан. Мат–ы VII Всеросс. с межд. участием конф. Омск 20–22 октября 2009 г. / отв. ред. В.Г. Рыженко. –Омск: Изд– во Омс. госунивер–та, 2009.–С.370–373.(0,3 п.л.)
  22. Современные методологические подходы к изучению деятельности творческой интеллигенции в контексте индустриальной модернизации    // Булгаковские чтения: сборник стат. по IV Всерос. конференции с междун. участием / под ред. Л.И. Пахарь.– Орел:  Изд– воОГУ, 2010.– С.307–313.(0,4 п.л.)
  23. Значение формирования  кадров творческой интеллигенции  в Центральном Черноземье в условиях индустриальной модернизации // Государство, общество, церковь в истории России ХХ века: материалы IX межд. науч. конф. Иваново 10–11 фев.2010 г. / отв. ред. А.А. Корников. –Иваново: Иван. Гос.унив–т, 2010.–Ч.2.–С.502–508.(0,4 п.л.)
  24. Ограничение прав и деятельности творческой интеллигенции советским законодательством и цензурой в период индустриальной модернизации // Актуальные проблемы права на современном этапе развития российской государственности. Мат–ы  Всерос. научно–практ. конф. 25–26 марта 2010. Ч.1.–Уфа: РИЦ  БашГУ,2010.–С.120–127.(0,5 п.л.)
  25. Деятельность творческой интеллигенции в ХХ веке: опыт сохранения культурного наследия регионов и исторические уроки // Материалы III Межд. Научно–практ. конф. «Социально–политические  и культурные проблемы современности».–Симферополь: ДИАЙПИ, 2010.–С.404–408.(0,3 п.л.)
  26. Творческая интеллигенция провинции и ее роль в поддержке трудового энтузиазма народа: на примере соцсоревнования, стахановского движения и ударничества  в ХХ век  // Современные малые города: проблемы и перспективы развития. Межд. Научно–практ. конф.  26 января 2010 г. Сб. статей. Часть 3: Культурное развитие современного города / под ред. Л.Э. Дубаневич. Ярославль–Ивантеевка: Изд– во «Канцлер», 2010. С.58–61.(0,3 п.л.)
  27. Исторический опыт привлечения творческой интеллигенции к индустриальной модернизации страны (1921–1992 гг.) // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 5. Часть I.  / под ред.  Ю.С.  Пивоварова. – М.: ИНИОН РАН, 2010. – С.171–175.(0,3 п.л.)
  28. Значимость творческой деятельности провинциальной интеллигенции в ХХ веке для сохранения историко–культурных связей современного общества  // Материалы III Международной (заочной) научно–практической конференции «Человек и общество: проблемы взаимодействия» (8 февраля 2010 года, г. Саратов) /  отв.ред.А.А. Конопленко.– Саратов: СГСЭУ, 2010.– С.214–218.(0,3 п.л.)

Лапшин М. Сила народного духа // Книжное обозрение.  1983.  № 24.  С. 9.

Овсянников И. Писатель в пути: (О новой работе писателя А. Стрыгина над романом «У порога» о тамбовской деревне) // Тамбовская правда.  1986.  23 ноября.

Кара–Мурза С. Потерянный разум. Интеллигенция в перестройке: отход от норм рационального мышления [электронный ресурс]// Режим доступа: http://polbu.ru/karamurza_lostmind

Ленин В.И. Очередные задачи Советской власти //Полн. собр. соч. М.: Политиздат, 1963. Т. 36. С. 165-208.

Там же.

Радек К.Б. Интеллигенция и советская власть. М., 1919. С.51.

Шипилова Р.А. А.В. Луначарский о путях преодоления буржуазной идеологии в высшей школе // Исторический опыт борьбы коммунистической партии против буржуазной идеологии в высшей школе в период строительства социализма. Л., 1987. С.7.

ГАОПИ ВО Ф.130. Оп.1. Д.433. Л.58.

ГАКО Ф.Р. 309. Оп. 2. Д. 196. Л. 5– 37.

Протокол №8. Заседание Политбюро ЦК РКП(б) от 26 мая 1922 года // РГАСПИ Ф.17. Оп.3. Д.294. Л.3.

Бухарин Н.И. Судьбы русской интеллигенции // Путь к социализму. Новосибирск, 1990. С. 104.

ГАОПИ КО Ф. 1. On. 1. Д. 610. Л. 18; Ф. 1. On. 1. Д. 584. Л. 149; Ф. l.On. 1. Д. 48. Л. 33.

Коммуна. 1965. 17 ноября.

Коммуна. 1932. 30 августа.

ГАВО Ф.2689. Оп.З. Д.260. Л.91

Ахиезер А.С.  Указ. Соч. С.520

Иванов И.У. В борьбе за социалистическое строительство. Воронеж, 1934. С.45.

ГАКО Ф. Р. 321. On. 1. Д. 402. Лл. 16,19,30.

Рыжкин И. Становление советской музыкальной эстетики (Луначарский, Асафьев) // Из истории советской эстетической мысли. М., 1967. С. 285—362.

  Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием.М.: Эксмо, 2009. 864 с.

На рождественском карнавале // Комсомолец. 1923. 28 января

РГАСПИ Ф.17. Оп.112. Д. 664. Л.52, 53, 66, 67.

«Не все коту масленица» // Известия уездного Совета крестьянских и рабочих депутатов(г.Кирсанов, Тамбовская область).1921. 17 августа.

Отчет о благотворительных концертах // Известия уездного Совета крестьянских и рабочих депутатов (г.Кирсанов, Тамбовская область). 1921. 22 января.

Цит.  по: Раш К.  Армия и культура // Военно–исторический журнал. 1989.  № 3.  С.  3. 

Калинин М.И. Об искусстве плаката. 1942г. // М.И. Калинин  об искусстве и литературе. Статьи, речи, беседы. М., 1957.

ГАРФ. Ф. Р. 5508. Оп. 3. Д. 3. Л.2.

 ГАРФ.Ф. 251. Оп. 1. Д. 266. Л. 147; Д. 267. Л. 30.

Курский край: культура и культурно–историческое наследие. Т. 15. Курск, 2002. С. 189.

Васильева Л. Театр и война [электронный ресурс] // режим доступа: http://www.oryol.ru/material.php?id=6905

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 88. Д. 199.Л. 109.

Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы: город. 2-е изд. М., 2008.  С.90.

Leyda J. Kino. A History of the Russian and Soviet Film. London, 1973. P. 358.

Clark K. The Soviet Novel. History as Ritual. Chicago, 1985. P. 136—141.

  Вишневский А.Г. Серп и рубль: консервативная модернизация в СССР. М., 1998. С.57.

  О новом технологическом отставании СССР по отношению к Западу Сталину в письме  счел нужным написать в 1952 году академик Петр Капица // П.Л. Капица – И.В. Сталину, 30 июля 1952 года // Известия ЦК КПСС. 1991. №2. С. 106-107.

Арутюнов Э. К. Российская деревня на завершающем этапе индустриальной модернизации (1953-1985 гг.): дисс.... докт. ист. наук. М., 2006. 457 с.; Пыжиков А.В. Опыт модернизации советского общества в 1953-64 гг.: общественно-политический аспект.  М.,1998 и др.

Шухов И. Покорители целины // Правда. 1954. 3 ноября.

Фестиваль искусства, посвященный Октябрю // Ленинец. 1967.  11 июля. №111.

Большакова М. Тамбовские зори // Ленинец. 1969. 15 июля. №114.

Чернов Ф. Советская интеллигенция – интеллигенция нового типа // Под знаменем марксизма.  1938.  №2; Волин Б. Интеллигенция советского народа // Под знаменем марксизма.  1938. №10; Митин М. Интеллигенция Советского Союза // Большевик . 1939.  №8; Ярославский Е. О роли интеллигенции прежде и теперь // Историк– марксист. 1939. №1.

Троцкий Л.Д. Партийная политика в искусстве // Правда. 1923. 10 сентября. 

Кафтанов С.В. Советская интеллигенция с Великой Отечественной войне.  М., 1945.

Борилин Б.С. Вступление в период социализма и завершение построения фундамента социалистической экономики. М.Л.,1931; Бутаев К. К вопросу о постановке теоретических проблем переходной экономики // Большевик. 1928. № 8; Вознесенский Н.А.К вопросу об экономике социализма // Большевик. 1932. № 1/2;  Майлин А. Путь побед // Известия. 1930.  7 ноября и др.

Народное хозяйство ЦЧО. Кн. 5(9). Воронеж, 1926; Тарадин И.П. Золотое дно. Экономика, история, культура и быт волости ЦЧО. Воронеж, 1928; Экономические нужды ЦЧО по вопросу хозяйственного и культурного восстановления области. Воронеж, 1925; Энциклопедический словарь ЦЧО. Воронеж, 1934.

Eastman M. Artists in Uniform. New York, 1934. New York: Octagon, 1972.

London K. Seven Soviet Arts. New Haven, 1938; Chen J. Soviet Art and Artists. London, 1944; Bunt C. Russian Art from Scythes to Soviets. London; New York, 1946

Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. М.,1972; Зак Л.М. История изучения советской культуры. М., 1981; Кабанов П.И. История культурной революции в СССР. М., 1971;  Ким М.П. Исторический опыт культурной революции в СССР: методология истории, историография. М., 1987;  Соскин В.Л. Ленин, революция, интеллигенция. Новосибирск, 1973 и др.

Советская интеллигенция. Советская историческая и философская наука за 1968–1977 годы. Новосибирск, 1988.

Елфимов Е.А., Щетинов Ю.А. Три процесса над старой интеллигенцией (1928–1931 гг.) // Политическое образование. 1989. №16; Куманев Б.А. Судьба советской интеллигенции в 1930–е годы // История СССР. 1990. №1.

Ким М.П. 40 лет советской культуры. М., 1957.

Максакова Л. В. Культурно-просветительные учреждения в первые годы Великой Отечественной войны

1941-1943 гг. // История СССР.  1960.  № 3; Она же. Театр - фронту .1941 - 1945 // История СССР. 1965.№3.

Меметов В.С. Партийное руководство перестройкой деятельности художественной интеллигенции столицы «условиях военного времени //Вопросы партийного строитель­ства в деятельности КПСС. Материалы теоретической конференции аспирантов и преподавателей. М., 1986. С. 320 – 331; Федюкин С.А. Партия и интеллигенция. М., 1983; Захарова И.З., Маин В.Н. Вклад советской интелли­генции в победу над врагом //Деятельность КПСС по укреплению единства фронта и тыла в годы Великой Отечественной войны. Л., 1980. С. 78–82.

Культурная жизнь в СССР. 1917– 1927 гг. Хроника. М., 1975; Культурная жизнь в СССР 1928– 1941 гг. Хроника. М., 1976.

Dunham V. In Stalin’s Time: Middleclass Values in Soviet Fiction. Durham, 1990; Soviet Society and Culture: Essays in the Honor of Vera S. Dunham. London, 1988.

Fitzpatrick, Sheila (ed.), Cultural Revolution in Russia, 1928–31. Indiana, 1978.

Golomshtock I. Totalitarian Art in the Soviet Union, the Third Reich, Fascist Italy and the people’s Republic of China. New York, 1990; Golomshtock I. Problems in the Study of Stalinist Culture // The Culture of Stalin Period. London, 1990. P. 110121.

Lindey Ch. Art in the Cold War. From Vladivostok to Kalamazoo. 1945–1962. London, 1990.

Apter D. The Politics of Modernization. Chicago, London, 1965; Eisenstadt S.N. Modernization: Protest and Change. Englewood Cliffs, 1966; Black C.E. The Dynamics of Modernization: A Study in Comparative History. N.Y., 1975; Apter D. Rethinking Development: Modernization, Dependency, and Postmodern Politics. Newbury Park, 1987.

Rogger H. Russia in the Age of Modernisation and Revolution, 1881–1917. London, 1983.

Интеллигенция в политической истории ХХ века. Тезисы докладов Межгосударственной науч. теор. конфер. Иваново, 1992; Проблемы изучения истории российской интеллигенции и культуры в вузовских исторических курсах. Тезисы докладов республ. науч. метод. конфер. Иваново, 24–25 марта 1994 г. / отв. ред. проф. В.С. Меметов. Иваново, 1994; Интеллигент и интеллигентоведение на рубеже XXI века: итоги пройденного пути и перспективы. Тезисы докладов Международной науч. теор. конфер. Иваново, 22–24 сентября 1999 г./ отв. ред. В.С. Меметов. Иваново, 1999 и др.

Интеллигенция и проблемы формирования гражданского общества в России. Екатеринбург, 2000; Главацкий М.Е. В жерновах революции. Российская интеллигенция между белыми и красными в пореволюционные годы. Сборник документов и материалов. М., 2008.

Соскин В.Л. Революция и культура (1917–1920 гг). Историко–теоретический аспект. Новосибирск, 1994;  Он же. Современная историография советской интеллигенции России. Новосибирск, 1996 и др.

Квакин А.В. Октябрьская революция и идейно–политическое размежевание российской интеллигенции. Саратов, 1989; Он же. История российской интеллигенции. М., 2005.

Голуб Ю.Г., Баринов Д.Б. Судьбы российской художественной интеллигенции в условиях сталинского режима / Сарат. гос. ун–т им. Н.Г. Чернышевского. Саратов, 2002. 190 с.

Самарцева Е.И. Интеллигенция России в отечественной историографии. Дисс. … докт. ист. наук.М., 1999.

Ершова Э.Б. Исторические судьбы художественной интеллигенции Белоруссии (1917-1941).  М.,1994.

Зезина М.Г. Советская художественная интеллигенция и власть в 1950–1960–е годы. Дисс. … докт. ист. наук. М., 2000.

Жизнь провинции как феномен духовности:Всерос.. науч. конф.12-14 нояб.2009 г. Н.Новгород, 2010; Российская провинция: опыт комплексного исследования. Тез. межд. конф.30 сент.-2 окт.2009 г.. Саратов, 2009;Современные малые города: проблемы и перспективы развития.Ч.3 Культурное развитие современного города. Сб. статей межд. научно-практ. конф. 26 января 2010 г. Ярославль-Ивантеевка, 2010 и др.

Выступления на Круглом столе «Горбачевских чтений» 7.12.2006. Данилова А.А. Об индустриальной модернизации в СССР //[электронный ресурс] Режим доступа: http://www.gorby.ru/rubrs.asp?rubr_id=650&art_id=25868; Поляков Л.Методология исследования российской модернизации // Полис. 1997. № 3; Пантин В.И., Лапкин В.В. Волны политической модернизации в истории России: К обсуждению гипотезы // Полис. 1998. № 2 и др.

Арутюнов Э. К. Российская деревня на завершающем этапе индустриальной модернизации (1953-1985 гг.): дисс. ... докт. ист. наук. Москва, 2006. 457 с.; Федоров Андрей Вальдемарович. Кадровая политика СССР на завершающем этапе индустриальной модернизации :Конец 1950-1980-е гг.: Дис. ... канд. ист. наук.  М., 2005. 183 c.

Курский край: культура и культурно–историческое наследие /под ред. З.Д. Ильиной. Т.15. Курск, 2002; Хроника культурной и художественной жизни Курской области: 1960 – 2000 гг./ сост. Н.К. Шабанов.  Курск, 2002; Бугров Ю. А. Куряне в искусстве. От ассоциации до Союза. Вып. 2. Курск, 2001;  Бугров, Ю. А. Свет курских рамп.  Курск, 1995.

Art of the Soviet. Painting, sculpture and architecture in a one-party state, 1917 - 1992 / eds. M. Bown., B. Taylor. Manchester, 1993; Socialist Realism without shores // eds. Th. Lahusen, Ev. Dobrenko. South Atlantic Quarterly. Durham,1995. Vol. 94. N 3.

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М.: Изд-во политлитературы, 1970.; Советский театр. Документы и материалы. 1926 – 1932 гг.  Л.: Искусство, 1982; Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) – ВКП(б), ВЧК – ОГПУ – НКВД о культурной политике. 1917-1953гг. / под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. А. Артизов, О. Наумов. М.: МФД, 1999; Культурное строительство в РСФСР. Сборник документов и материалов. Т. 1-2.  М.: Советская Россия, 1983.

Иноземцев В.Л. Что такое модернизация и готова ли к ней  Россия? / Модернизация России: условия, предпосылки, шансы /под ред. В.Л. Иноземцева. Вып.1. М., 2009; Согрин В. В. 1985-2005 гг:Три превращения современной России // Отечественная история.  2005.  №3.  С. 3-24; Инглегарт Р. Модернизация и постмодернизация // Новая индустриальная волна на Западе / под ред. В. Иноземцева. М., 1999. С.261-291; Модернизация России: наука, образование, высокие технологии. Материалы II Всеросс. науч. конф. М., 2010; Модернизация России: ключевые проблемы и решения. XI Международная научная конференция 16-17 декабря 2010 г. М., 2010

  Российская модернизация: проблемы и перспективы («круглый стол») // Вопросы философии. 1993. №7. С.3-44

  Смелзер Н. Социология. М., 1994. С.620-624.

Иноземцев В. О модернизации России и возможном экономическом прорыве //  Российская газета. 2008. №4762.  1 октября.

 Ахиезер  А.С., Клямкин И., Яковенко И.  История России: конец или начало. М., 2005. С.545

Ачкасов В.А.  Россия как разрушающееся традиционное общество // Полис. 2001. №3. С.84.

  Достоевский Ф.М. Мечты и грозы (Дневник писателя, 1873) // Полн. собр. соч.в 30 т.  Л., 1983. Т.21. С.93

  Магарил С.А. Интеллигенция и модернизация // Вестник РАЕН. 2003. №4.

Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта (Социокультурная динамика России).Т. II.  Новосибирск, 1998.  С. 281.

  Вишневский  А. Серп и рубль. М., 2010.  С.55

Алехин М. Эмиграция белая // Большая Советская Энциклопедия. М., 1963. Т.64. С.162.

Севилизм – ( от лат. servilis рабский) раболепство, прислужничество, рабская угодливость.

  Шохин В.  Президент и интеллигенция //  Независимая газета. 2000. 1 июня

  Панченко А.М.  Не хочу быть  интеллигентом //  Московские новости. 1991. №50 -15 декабря. С.16.

  Соколовский В. Интеллигенты решили  самоопределиться в класс // Коммерсант. 1992. №47. 28 ноября

Huntington S. The change to change // Comparative politics in the post-behavioral era. Colorado: Lynne Rienner, 1988. P. 360-363.

Луначарский А.В. Об интеллигенции. Сборник статей.  М., 1923.; Его же. Интеллигенция и ее место в социалистическом строительстве // Революция и культура. 1927. №1.

Покровский М. Н. Старое о Наркомпросе // Правда.  1920.  13 июля; Крупская Н. К. Культурная революция в свете 15 лет пролетарской революции. Пед. сочинения. Т. 2.  М., 1976.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.