WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Западносибирская кооперация в период реформ и революций начала ХХ в.: идеология, законотворчество, агротехнологии

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

ЧЕДУРОВА ЕЛИЗАВЕТА МИХАЙЛОВНА

ЗАПАДНОСИБИРСКАЯ КООПЕРАЦИЯ

В ПЕРИОД РЕФОРМ И РЕВОЛЮЦИЙ НАЧАЛА XX В.:

ИДЕОЛОГИЯ, ЗАКОНОТВОРЧЕСТВО, АГРОТЕХИОЛОГИИ

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Барнаул 2011


Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении выс­шего профессионального образования «Алтайский государственный универси­тет» на кафедре отечественной истории

Научный консультант -       доктор исторических наук, профессор

Скубневский Валерий Анатольевич

Официальные оппоненты:    доктор исторических наук, профессор

Колодкин Михаил Николаевич

доктор исторических наук, профессор Никулин Петр Федорович

доктор исторических наук, профессор Старцев Александр Владимирович

Ведущая организация -        Государственное образовательное

учреждение высшего профессионального обра­зования «Омский государственный универ­ситет»

Защита диссертации состоится 27 мая 2011года в        часов на заседании

объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.005.08 при при Алтайском государственном университете по адресу: 656049, г. Барнаул, пр. Ленина, 61, ауд. 416 (зал заседаний ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного обра­зовательного учреждения высшего профессионального образования «Алтай­ский государственный университет»

Автореферат разослан 25 апреля 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук, доцент                                      В. В. Горбунов


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Аграрная история страны с давних пор вызывает интерес исследователей. Среди ее актуальных проблем особое место в последние годы занимают вопросы кооперации. Изучение историческо­го опыта кооперативного движения в России начала XX в. имеет не только важное научное, но и практическое значение, ибо оно содействует в той или иной мере определению путей дальнейшего развития российской деревни, ме­тодов ее переустройства на современном этапе. Кооперация могла бы приобре­сти и ныне свое развитие, поскольку новые, постсоветские, экономические ре­формы заставляют вспомнить о том, что в условиях рыночной экономики пере­ходного периода, а тем более с включением в торговый оборот земли, единст­венным средством действительной самозащиты и саморазвития крестьянских хозяйств является кооперация во всех ее видах и формах. В данной связи, изу­чение экономического и социокультурного развития российской деревни явля­ется важнейшей предпосылкой формирования современной концепции истории страны, выработки принципов и реализации приоритетных национальных про­ектов, особенно в области развития агропромышленного комплекса, что в свою очередь закономерно предопределяет научную значимость и актуальность ис­следовательского интереса к кооперации.

В наши дни, когда разрыв экономических связей, спад производства вызы­вают настоятельную необходимость поиска внутренних резервов и выявления региональных возможностей, предстоит возрождение не только крупных цен­тров, но и отдельных местностей, а в этой связи необходимо исследовать и то, что представляет собой тот или иной регион не только в настоящее время, но и каким он был в прошлом, когда хозяйство развивалось в значительной мере под воздействием рыночных факторов, преимущественно опираясь на свои внут­ренние ресурсы. Для того, чтобы объективно разобраться в сибирской дорево­люционной кооперации следует рассмотреть социально-экономические и обще­ственно-политические проблемы взаимоотношений государственной власти и кооперации в начале XX века.

Необходимо также глубокое научно-аналитическое исследование истори­ческого опыта кооперации, включая и кооперативную политику государствен­ных структур до 1917 г., что дает нам дает возможность практического исполь­зования опыта прошлого в современных условиях.

Объектом настоящего исследования является кооперативное движение в Западной Сибири конца XIX - начала XX вв.

Предметом исследования стали явления, процессы и отношения, обра­зующиеся в ходе создания и функционирования кооперативных объединений и их хозяйственной деятельности конца XIX - начала XX вв., с целью поддержки индивидуального крестьянского хозяйства, а также факторы, влияющие на коо­перативное движение.

Учитывая, актуальность проблемы и степень ее изученности нами опреде­лены следующие цель и задачи исследования.

з


Целью данного исследования является выявление закономерностей и осо­бенностей функционирования западносибирской кооперации в период аграр­ных реформ и революций начала XX в., а также ее роль во внедрении аграрных технологий.

Задачи исследования заключаются в следующем:

  1. выявить внутренние и внешние условия и факторы, конкретные обстоя­тельства и причины создания кооперативных организации на территории За­падной Сибири в период реформ и революций начала XX в.;
  2. выделить и охарактеризовать основные этапы становления и развития кооперации на протяжении всего рассматриваемого времени;
  3. изучить особенности кооперативных организации и основных направле­ний их хозяйственной и культурно-просветительной деятельности кооперативов;
  4. оценить степень развития законодательства о кооперации, сложившегося в Российской империи, как нормативно-правовой основы последующего этапа его модернизации;
  5. определить и охарактеризовать место кооперации в государственной по­литике, общественной помощи и народной инициативы;
  6. показать роль кооперации в развитии сельскохозяйственного производ­ства и во внедрении новых аграрных технологий.

Хронологические рамки исследования охватывают конец XIX - начало XX вв., т.е. период, когда происходит сравнительно быстрый процесс перерас­тания незрелых форм капитализма в развитые, особенно после строительства Сибирской железной дороги и под напором усилившегося развития капитализ­ма вширь и вглубь, повышается роль производительного капитала. В эти годы сельское хозяйство Западной Сибири устанавливает широкие прочные связи с мировым рынком, в связи с чем заметно возрастает роль торгово-капиталистических фирм и монополий. Это был период аграрных преобразова­ний, сопровождавшийся бурным развитием кооперативного движения.

Территориальные рамки исследования охватывают Западную Сибирь, включая Тобольскую, Томскую губернии, а также Омский и Петропавловский уезды Акмолинской области, заселявшиеся русскими крестьянами. Занимая территорию около 2,9 млн. кв. верст, Западная Сибирь составляла 1/6 часть пространства всей Российской империи. В довоенный период в регионе прожи­вало около 8 млн. чел. . Подобный подход обусловлен тем, что этот регион яв­лял собой в интересующее нас время окраину Российской империи, 95% насе­ления, которой было связано с сельскохозяйственным производством. Ее тер­ритория представляет все основные природно-географические, социально-экономические зоны и социокультурные условия Сибири. Во-вторых, на долю западносибирских губерний приходилось 4/5 всех посевных площадей Сибири и около 2/3 поголовья скота. И, наконец, они же давали стране значительную часть валовой и товарной продукции сельского хозяйства.

1 Азиатская Россия. Т.1. - СПб., 1914. С. 42, 43, 88-91.

4


Методология и основные методы исследования диссертации. Изучение современной методологической ситуации позволяет выявить в отечественной историографии несколько основных тенденций, связанных с обновлением и разработкой формационного и цивилизационного подходов, а также освоением модернизационной теории. Отказ от обязательной марксистско-ленинской ме­тодологии в области гуманитарных наук привел к неизбежному кризису фор-мационной теории и концепции линейного развития общества. Тем самым мар­ксистский подход трансформировался в историко-материалистический, кото­рый в значительной мере утратил свои позиции, уступив место модернизацион­ной (индустриальной), цивилизационной (социокультурной), религиозно-национальным концепциям объяснения российской истории. Для автора дис­сертации наиболее убедительной в трактовке проблем деятельности коопера­тивных обществ представляется модернизационная интерпретация отечествен­ной истории конца XIX - начала XX вв., поскольку именно она призвана решать проблемы, связанные с экономическим переходом от традиционного к индуст­риальному обществу.

Анализируя рубеж XIX - XX вв. в России, в частности в Западной Сибири, целесообразно его рассматривать в свете теории модернизации. Модернизаци­онная концепция не противоречит цивилизационному подходу, допускает веро­ятность различных вариантов развития исторического процесса. Алгоритм мо­дернизации, ее скорость и формы, глубина явлений и процессов в значительной степени зависит от уровня цивилизованности общества, реального состояния и степени развития цивилизационных традиций. Она позволяет с достаточной полнотой представить социально-экономическую основу процессов, происхо­дивших в аграрном секторе страны, в менталитете крестьянства в исследуемый период. Модернизация, лежащая в основе многих явлений, происходивших в России, позволяет учесть все объективные и субъективные факторы, оказы­вающие влияние на ситуацию в деревне, на экономические отношения, склады­вающиеся между государством и крестьянством, государством и кооперативной системой, традиционными и новаторскими явлениями в экономике. Концепцию модернизации мы рассматриваем как многосторонний процесс, системное яв­ление, суть которого в развитии различных компонентов: экономических, соци­альных, правовых, культурных. Модернизация в аграрном секторе предполага­ет внедрение прогрессивных сельскохозяйственных технологий, разработку но­вых и усовершенствование старых сельскохозяйственных орудий и машин, раз­витие рыночных и кооперативных отношений, изменение представлений о ха­рактере и способе крестьянского труда, повышение правового и культурного уровня сельского населения.

Осмысление исторических фактов и явлений возможно лишь при приме­нении различных методов научного исследования, которые опирались на ряд основополагающих принципов при анализе литературы и источников. Прежде всего, это принцип объективности, выразившийся в привлечении всей совокуп­ности выявленных факторов и стремлении отойти от политической конъюнкту­ры, партийного предпочтения в отборе и анализе фактов, событий, явлений, це-

5


лостное, непредвзятое изучение предмета исследования. Важное место в дис­сертации занял принцип историзма, позволивший рассмотреть кооперацию с точки зрения: а) ее внутренней структуры, причем не как механическое соеди­нение отдельных звеньев, а как систему; б) исторического процесса, т. е. сле­дующих друг за другом во времени исторических связей и зависимостей; в) вы­явление количественных и качественных изменений; г) раскрытие закономер­ностей их развития, т.е. принцип историзма, предполагающий рассмотрение любого явления или события в его развитии и взаимосвязи, взаимообусловлен­ности с другими явлениями и событиями, соблюден нами в полном объеме: именно с этих позиций автор подходил к освещению поставленных им перед собой задач. В схематизированном виде научный подход к анализу развития кооперации вобрал в себя: условия и факторы функционирования кооператива как производящей структуры; систему объективных и субъективных регулято­ров, которые определяли и направляли процесс аграрного развития; эволюцию отдельных структур кооперативных организации; производство как основную составляющую кооперативных ассоциации.

Характеристика кооперативов и их союзов осуществлена в исследовании на основе поиска и применения единых признаков и показателей. На основе стати­стических данных проведено выделение организационно-производственных признаков. Использование материалов статистических обзоров, обследований, переписей позволило систематизировать и обобщить в таблицах основные пока­затели количественной характеристики кооперативных объединений. Выявление общих показателей, сопоставление их с всероссийскими показателями дало воз­можность точнее и детальнее учесть все особенности местного и регионального уровня. Накопленные статистические данные по производству основных видов сельхозпродукции, по бюджетам, по развитию кооперации и рыночной торговли, движения цен позволили воссоздать целостную картину развития кооперативно­го движения в Западной Сибири в конце XIX - начале XX вв. Логический метод позволил раскрыть причинно-следственные связи, возникшие в ходе становле­ния и функционирования кооперативной системы с государственной системой в целом, а также взаимодействие и взаимовлияние кооперации и индивидуального крестьянского хозяйства.

Неотъемлемой составляющей методологии является комплексный анализ. Его применение позволило, соискателю осуществить всесторонний анализ про­цессов, происходивших в хозяйственной деятельности кооперативов, ибо изме­нение традиционного способа производства, неизменно влекло за собой изме­нения и в социальной структуре крестьянства.

При работе над диссертацией использовались специально-исторические методы. Историко-генетический метод позволил в наибольшей степени вы­явить причинно-следственные связи и закономерности развития кооперативных товариществ и союзов в Западной Сибири начала XX в. При помощи данного метода сделан анализ динамики развития кооперативов, позволивший изучить проблему в тесной связи с исторической обстановкой избранного периода, в сравнений его с предыдущим отрезком времени. Историко-сравнительный ме-

6


тод дал возможность провести анализ воззрений теоретиков кооперативного движения по важнейшим аспектам аграрного развития России, включая сюда и социальные последствия модернизации. Данный метод позволяет также сопос­тавить общее и особенное в развитии кооперативных хозяйств, как страны, так и регионов в условиях становления рыночной экономики, что в свою очередь содействует выявлению причин, породивших кооперативное движение. В рабо­те использован метод исторического синтеза, который позволил при анализе сущности кооперативного движения учитывать не только материальные факто­ры, но и нравственно-духовный аспект деятельности кооперативных объедине­ний на основе взаимопомощи и взаимовыручки. Для углубления исследования отдельных моментов использовался историко-типологический метод с исполь­зованием таблиц. При этом выбор признаков, по возможности, унифицировал­ся. Основные же показатели производства даны в расчете на один кооператив или вид кооперации. В зависимости от признаков устанавливались и интервалы статистических данных. Основным расчетным показателем для сквозного рет­роспективного анализа модернизации кооперативов стала валовая продукция в физических объемах. Диахронный метод позволил обобщить события, проис­ходившие в изучаемом регионе с событиями, происходившими в целом в стра­не. Данный метод способствовал определению экономического развития про­цесса модернизации в кооперативном движений начала XX в.

Таким образом, исследование опиралось на сочетание разнообразных ме­тодов обработки источников, которые позволили в целом с разной степенью полноты отразить сущность, характерные черты, причины и последствия изу­чаемого в диссертации процесса.

Источниковая база исследования. Поставленные в исследовании задачи решаются как на основе имеющейся исторической литературы, так и посредст­вом привлечения широкого круга источников, значительную часть составляют архивные материалы. При написании работы были изучены материалы 59 фон­дов 10 центральных и региональных архивов: Государственного архива Россий­ской Федерации (ГАРФ), Российского государственного исторического архива (РГИА), Государственной архивной службы Республики Алтай (ГАСРА), Госу­дарственного архива Алтайского края (ГААК), Государственного архива Кур­ганской области (ГАКО), Государственного архива Новосибирской области (ГАЛО), Государственного архива Томской области (ГATO), Государственного архива Тюменской области (ГАТюмО), Государственного учреждения Тюмен­ской области в г. Тобольске (ГУТО ГА в г. Тобольске), Историческом архиве Омской области (ГУ «ИсА»). Ряд материалов, таких как, рукописные и маши­нописные издания уставов, постановлений, статистических отчетов коопера­тивных организаций, сохранились в фондах Российской государственной биб­лиотеки, Российской национальной библиотеки, научных библиотек Томского и Санкт-Петербургского государственных университетов, Омской, Томской областной, Алтайской краевой, Горно-Алтайской республиканской библиотек.

Исследование проблем экономической истории определило широкую и разнообразную источниковую базу исследования в рамках письменного типа

7


источников. Исходя из объекта и предмета исследования, автор классифициро­вал исторические источники на первичные, непосредственно отражающие раз­витие российской экономики указанного периода в виде исторического остатка и изображения действительности, и вторичные, раскрывающие в повествова­тельной, интерпретационной форме произошедшие события. При рассмотрении первичных источников наибольшее внимание привлек документальный род ис­точников. Среди них в первую очередь следует обратить внимание на законо­дательные акты российского государства, представленные в Полном собрании законов Российской империи, Своде законов Российской империи и законах Временного правительства, включенные в «Сборник узаконений и распоряже­ний Правительства», издаваемый при правительствующем Сенате.

Источниковая ценность законодательных актов, по нашему мнению, за­ключается в том, что они позволяют судить об изменениях в правовом положе­нии кооперативов, а также они определяли направления деятельности коопера­тивного движения в деревне. Важное значение имеют они и при источниковед­ческом изучении других видов источников, в частности, при выяснении обстоя­тельств происхождения и степени достоверности источниковой информации.

Экономические процессы в западносибирской деревне накануне револю­ции изучались на основе данных различного рода экономико-статистических обследований крестьянского хозяйства начала XX в. Среди них следует выде­лить многочисленные опубликованные отчеты кооперативных союзов и прото­колы съездов, публикации в кооперативных журналах и газетах. Цифровые данные помогли показать динамику развития кооперативного движения, опре­делить основные направления и объемы деятельности кооперации.

Особый интерес для нас представили «Материалы анкетного обследования кустарно-ремесленной промышленности Томской губернии» и «Материалы по экономическому исследованию внутренних водных путей». Это достаточно обширные описания хозяйственно-статистического состояния старожильческих и переселенческих хозяйств Томской губернии, которые сопровождаются дан­ными о числе рабочих рук в различных группах хозяйств и другим цифровым материалом.

Ценный фактический материал, почерпнут нами из ежегодных сельскохо­зяйственных обзоров губерний и областей, изданных в качестве приложения к отчетам губернаторов. Сведения об обеспеченности крестьянских хозяйств сель­скохозяйственными машинами и орудиями, выявленные нами в архивах, допол­нялись материалами Центрального статистического комитета, собранными в 1910 г. через волостные правления, а также данными переселенческого управ­ления и переписи 1917 г. Использование данных источников позволило нам рас­смотреть такие вопросы, как распространение и уровень технической оснащен­ности крестьянского хозяйства усовершенствованными машинами, социальные результаты их применения, а также осветить деятельность иностранных фирм.

Сведения о валовом и чистом сборе хлебов, хлебных излишках были по­черпнуты нами из опубликованных в сборнике материалов «Урожай хлебов в России». К числу опубликованных экономико-статистических источников от-

8


несены нами и материалы Всероссийских сельскохозяйственных переписей 1916 и 1917 гг. По ним изучены вопросы об обеспеченности хозяйств скотом и посевными площадями, собственной и наемной рабочей силой, сельскохозяйст­венным инвентарем, землей и др. Наглядно представить картину переселения и землеустройства в Западной Сибири автору диссертации позволили материалы «Алтайского сборника», «Азиатской России», «Вопросов колонизации».

Не исчерпал своего научного потенциала и такой первоисточник, как опубликованные стенографические отчеты и протоколы первых всероссийских кооперативных съездов и совещаний, раскрывающие процесс кооперативного строительства в предвоенные и революционные годы, положение разного рода кооперативных систем, отношения к ним населения и администрации. Также материалы съездов отражали позицию кооператоров по вопросам общественно-политического характера. Наряду с ними, интересным источником стали для нас и уставы «Союза сибирских маслодельческих артелей» и «Алтайского культурно-просветительного союза», которые нередко использовались в исто­рических исследованиях. Анализируя уставы, нам удалось проследить эволю­цию принципов деятельности кооперативных организаций и выявить их взаи­мосвязь с социально-экономическими процессами, происходившими в кресть­янском обществе.

Важную роль в решении задач, поставленных в данном исследовании, сыг­рали документы, хранящиеся в фондах ГАРФ. Фонд особого отдела Департа­мента полиции Министерства внутренних дел (Ф. 102), позволяет существенно расширить круг источников по проблеме взаимоотношений власти и кооперации в дореволюционные годы, так как кооперация находилась под пристальным вниманием Департамента полиции, который не исключал ее использования по­литическими противниками царского режима. В связи с этим в агентурных доне­сениях, сводках, отчетах начальников губернских жандармских управлений ряд аспектов кооперативного движения представлен полно и всесторонне. В числе таковых значатся дела о заготовках и распределении продуктов среди населения в условиях военного времени, об установлении твердых цен на продукты и това­ры первой необходимости и др.

Ценный материал по истории сибирской кооперации содержится и в ряде фондов РГИА. Государственную политику в отношении кооперативов демон­стрируют материалы фондов Переселенческого управления Министерства зем­леделия (Ф. 391) и земского отдела Министерства внутренних дел (Ф. 1291), содержащие доклады губернаторов о положении кооперативного дела в пересе­ленческих районах, сведения об основных тенденциях кооперативного строи­тельства в Западной Сибири. Интересные материалы об организации и деятель­ности кредитных кооперативов, о влиянии Первой мировой войны на положе­ние учреждений мелкого кредита сосредоточены в Ф. 456. В других в частно­сти, в Ф. 1287, 398, 391 изложены основные мероприятия по учреждению в Томской губернии сельскохозяйственных образцовых ферм, случных пунктов, рассадников породистых свиней и птиц. Представление о роли сельскохозяйст­венных кооперативов в совершенствовании агрикультуры производства дают

9


отчеты сельскохозяйственных товариществ и обществ, содержащиеся в фондах Департамента земледелия (Ф. 395). Интересные материалы об устройстве в Си­бири сельскохозяйственных складов хранится в Ф. 560. Ценную информацию о роли кооперации в развитии аграрных технологий содержат фонды: Ф 23 (Ми­нистерство торговли и промышленности (1832-1918 гг.)), Ф. 382 (Сельскохо­зяйственный ученый комитет Министерства по продовольственному делу), Ф. 582 (Управление по делам мелкого кредита при Государственном банке (1898-1918гг.)), Ф. 1291 (Земский отдел Министерства внутренних дел (1792-1917гг).

Комплекс документов, посвященных изучаемой проблеме, хранится в фондах сибирских архивов. Большая часть архивных источников представлена делопроизводственной документацией потребительской, маслодельной, кре­дитной, производственной коопераций: статистические отчеты, доклады, справки, стенограммы съездов и собраний, разного рода предложения и проек­ты. Особенность их использования в монографии состоит в выявлении новых информативных возможностей.

Так, в делах ГААК в Ф. 69 - (Томская губернская казенная палата 1822-1917 гг.) особый интерес для нас представили отчеты инструкторов, а также пе­реписка, раскрывающая процесс создания новых кооперативов, в частности, потребительских обществ и маслодельных артелей. Указанные документы по­зволили нам выявить структуру кооперативных организаций, а также просле­дить их торговую и промышленную деятельность в Алтайском округе. Исполь­зуя документы личных фондов, в частности, (Ф. 132), мы смогли выявить внут­ренние и внешние факторы развития кооперативов, тенденции роста и развития отдельных форм крестьянской кооперации, а также ее численный состав.

Интересным источником по теме исследования явились вводимые нами в научный оборот уставы «Союза сибирских маслодельческих артелей», «Алтай­ского культурно-просветительного союза» (Ф. 236) и «Союза агрономических работников Тобольской губернии» (Ф. 149). Анализ отчетов, справок и уставов позволил нам проследить эволюцию принципов деятельности кооперативных организаций и выявить взаимосвязь их с социально-экономическими процесса­ми, протекавшими в обществе.

Документы фонда 236 (ГААК) и Ф. 149 - «В.Ф. Сокульский - старший специалист молочного хозяйства Тобольской губернии при агрономическом бюро по сельскому хозяйству и артельному маслоделию в г. Кургане», ГАКО способствовали раскрытию содержания результатов агрономической и куль­турно-просветительной деятельности кооперативов, выявить их численный со­став, уяснить, что способствовало внедрению кооперативных идей в практиче­скую деятельность, в частности, через сеть культурно-просветительных об­ществ и агрономических служб.

Значительный фактический материал о развитии потребительской коопе­рации (Закупсбыта) был выявлен в фондах ГАНО. Большая часть интересую­щих нас документов отложилась в Ф. 51 - «Союз сибирских кооперативных союзов Закупсбыт» (статистические отчеты, инструкторские обследования, протоколы заседаний кооперативных съездов и правления, бюллетени справоч-

10


ных цен рынков, доклады, справки). Они позволили осветить деятельность коо­перативов по внедрению новых технологий и другие вопросы. Ценным источ­ником для соискателя стала делопроизводственная документация Закупсбыта. При ее изучении удалось выявить тенденции роста и развития всех форм кре­стьянской потребительской кооперации, а также историю создания и деятель­ности Закупсбыта, установить объемы товарооборотов, динамику кооператив­но-союзного строительства и др.

Узнать о деятельности «Союза кредитных кооперативов» во многом помог­ло использование документов (протоколов собраний союза, отчеты, документы о результатах обследования его финансового состояния, организационной и рас­пределительной деятельности и др.), выявленных нами в ГУ «ИсА» ( 150), ГА-АК (Ф. 69), ГАНО (Ф. 153), ГАКО - (Ф. 14) - «Романовское кредитное товари­щество» и (Ф. 114) «Чернавское кредитное товарищество»; (Ф. 168) - «Хмелев-ское кредитное товарищество»; (Ф. 170) - «Петропавловское отделение государ­ственного банка в г. Кургане»; (Ф. 231) - «Лебяжьевское кредитное товарищест­во»; (ФР. 251) - «Курганское кредитное товарищество»; (Ф. 298) - «Куртамыш-ское кредитное товарищество». Выявленные в них материалы, большая часть которых вводится в научный оборот впервые, позволили установить численный состав членов союза, район его действия, торговую и производственную дея­тельность. Эти же документы засвидетельствовали и то, что кооперативы по­мимо взаимного кредитования занимались также и совместной закупкой сель­скохозяйственных машин, орудий и заготовкой хлеба. Наконец, материалы об­следований подтвердили наш вывод о том, что крепнущие рыночные связи, рост агропроизводства, требующий дополнительного финансирования и ряд других факторов стимулировали кооперативную интеграцию сельских хо­зяйств. В указанных отчетах имеются также свидетельства тому, что преиму­щественное распространение в крестьянской среде кредитных кооперативов определялось достаточно активной помощью государства в их создании и отно­сительной простотой в организации и функционировании последних. О функ­циональной структуре и территориальной организации Обского кооператива позволили судить документы статистического отдела.

В дореволюционных фондах ГАРА, в частности, в материалах по земле­устройству, статистических сведениях заготовительного отделения Бийской конторы, в протоколах заседания (Ф. 3; 5; 7), мы смогли найти данные о дея­тельности потребительских обществ, ссудно-сберегательных товариществ и проведении хлебозалоговых операций «Алтайским горным союзом кооперати­вов». Документы Ф. 203 - устав «Тюменского общества пчеловодов» - ГАТю-мО позволили проследить тенденции роста и развития кооперативных форм в области пчеловодства, огородничества и садоводства с целью внедрения нов­шеств в развитие сельского хозяйства. Интересным дополнением к вышеука­занным материалам послужили сведения, почерпнутые нами из дел ГУТО ГА в г. Тобольске - Ф. 89 - «Кашегальское кредитное товарищество», протоколы со­браний которого, отчеты и документы о результатах обследования финансиро­вания помогли осветить некоторые «неясные» моменты.

11


Разнообразный материал, характеризующий разностороннюю деятель­ность сибирских кооператоров, был выявлен нами в фондах Тобольского фи­лиала ГАТО. Особый интерес представили сведения о проведении мелиоратив­ных работ, о сдаче участков в арендное пользование, планы агрономических работ, отчеты. В частности, в фонде 342 - «Ветеринарное отделение Тоболь­ского губернского управления» - нами был почерпнут богатый материал из го­довых отчетов ветеринарного отделения, докладов и смет на ремонт коопера­тивного здания ветеринарно-фельдшерской школы, инструкций по борьбе с ко­былкой и др. Наряду с этими документами, нами были использованы сведения Тобольского губернского статистического комитета, отчеты заведующих зер­нохранилищ, статистические сведения о состоянии и движении заготовитель­ных продовольственных запасов в губернии и др. Комплексное использование выявленных в данном архиве материалов позволило выявить и проследить дея­тельность кооперативных организаций по внедрению новых аграрных техноло­гии в производство и многое другое.

При изучении деятельности маслодельных артелей и товариществ основ­ная масса документов была почерпнута из Государственного архива Курган­ской области. В их числе материалы по организации маслодельных товари­ществ, артелей и заводов (протоколы заседаний, правления, приговоры сель­ских сходов, прошения), сведения и переписка о продаже сливочного масла в Англию, Германию, Данию, а также таблицы производительности маслодель­ных заводов. Все эти документы позволили нам не только воссоздать историю организации и деятельности маслодельных артелей и товариществ, кооператив­ных заводов, но и представить объемы товарооборотов и динамику роста коо­перативного строительства и др.

Исследование истории кооперации потребовало, как мы уже упоминали выше, комплексного изучения источников. И при написании диссертации были изучены опубликованные документы, среди которых - статистические материа­лы, годовые отчеты, труды совещаний кооператоров, справочные издания, дело­производственные документы и др.

Много сведений об общем состоянии крестьянского хозяйства, в частности кооперирования Западной Сибири конца XIX - начала XX в. содержат опубли­кованные делопроизводственные документы. Особый интерес вызывают докла­ды государственных чиновников о состоянии земельных и переселенческих дел в Сибири, представляемые императору (А.С. Ермолова, А.Н. Куломзина, П.А. Сто­лыпина и А.В. Кривошеина). Значительный пласт ценной информации содер­жится также в отчетах и обзорах, подготовленных для Главного управления зем­леустройства и земледелия и Министерства земледелия и государственных иму-ществ. В большинстве случаев эти материалы готовились по единой методике, и в них можно найти сведения о количестве селений в уезде и губернии, числе кооперативов и кооператоров в них, о поголовье дойных коров, объеме продук­ции, доходе на одно хозяйство и на одну корову, о торговле маслом, как на внут­реннем, так и внешнем рынке и т.д.

12


Публикации итогов деятельности Алтайского округа, отчеты правительст­венных агрономов (Н.Л. Скалозубова, И.К. Окулича), труды местных комитетов Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности, а также опубликованные материалы съездов деятелей молочного хозяйства, представи­телей учреждений мелкого кредита и кооперации, Западно-Сибирского общества сельского хозяйства, Курганского, Омского и Томского отделов Московского общества сельского хозяйства.

Большую ценность для диссертанта представили опубликованные за не­сколько лет отчеты председателя «Союза сибирских маслодельных артелей» А.Н. Балакшина. Современник и единомышленник Н.Л. Скалозубова, А.Н. Ба-лакшин много сделал для реального воплощения в жизнь идеи кооперации си­бирского крестьянства. По предложению курганского предпринимателя А.Н. Ба­лакшина в 1902 г. была создана «Организация по устройству маслодельных то­вариществ». Он занимался устройством маслодельных заводов, в 1907 г. создал «Союз сибирских маслодельных артелей», получивший мировую известность. Труды А.Н. Балакшина о практических советах по устройству маслодельных за­водов и конкретные отчеты о деятельности маслодельческой кооперации, без преувеличения, стали для нас важным источником .

Вышел в свет сборник «Закупсбыт: хронико-документальная летопись первого общесибирского потребительского союза (1916-1923)», посвященный истории общесибирской организации потребительской кооперации Закупсбыт. Опубликованные в сборнике архивные документы позволили объективно осве­тить исторический опыт развития потребительской кооперации конца XIX -

начала XX в., а также раскрыть механизм органов ее управления, торговой,

з промышленной деятельности союза .

Широко представлена в работе периодическая кооперативная печать -публикации центральных и местных кооперативных изданий: «Кооперативная жизнь», «Объединение», «Вестник сельскохозяйственной кооперации», «Вест­ник кооперативных союзов». Немало статей о сельской кооперации было опуб­ликовано в дореволюционное время в периодической печати. Солидную источ­никоведческую базу для изучения маслодельческой кооперации Сибири пред­ставило для нас наследие маслоделов-кооператоров, оставленное ими в «На­родной газете», «Справочном листке по сельскохозяйственному и артельному маслоделию», «Сибиряке-крестьянине». В связи с этим подчеркнем, что нигде в мире не было, к примеру, такого теоретического издания, как журнал «Вестник кооперации», главным редактором которого являлся М.И. Туган-Барановский.

Кооперативная пресса содержала большое обилие разнообразных фактов, характеризующих многоплановость деятельности кооперативов и их союзов. Только за годы Первой мировой войны издание кооперативами разного рода га­зет и журналов возросло с 29 наименований до 117 .В 1917 г. практически все кооперативные союзы имели собственные печатные органы. Журналы и газеты

2 Балакшин А.Н. Краткое наставление как устроить кооперативный (артельный) маслодельный завод. Курган, 1907.

3 Закупсбыт: хронико-документальная летопись первого общесибирского потребительского союза (1916-1923) / ред.-сост. А.А. Николаев. -

Новосибирск, 1999.

4 Объединение. 1914. № 2. С. 21. Кооперативная жизнь. 1918. № 1. С. 29.

13


знакомили население страны с вопросами теории и практики кооперативного развития, не только внутри страны, но и за рубежом. В свою очередь, они рас­крывали повседневную жизнь кооперативных обществ, товариществ и учреж­дений. Передовые статьи редакторов носили ярко выраженный публицистиче­ский характер. Оперативность в подаче материала газет и журналов порой нега­тивно сказывалась на качестве информации, т.к., встречающиеся отдельные статистические данные, были приблизительными, поэтому требуют дополни­тельной проверки и сопоставления с другими источниками. Но все же основной задачей газет и журналов являлось распространение среди крестьян сельскохо­зяйственных знаний, устройство опытных полей, которые могли бы наглядно убедить народ в пользе удобрений для восстановления плодородия почвы и усовершенствованных приемов в деле ведения хозяйства. Сохранившиеся но­мера газет и журналов являются ценным источником по многим актуальным проблемам развития кооперации. Но, к сожалению, большинство газет и жур­налов составляет библиографическую редкость, очень часто годовые комплек­ты неполны.

Завершая характеристику источниковой базы исследования, отметим еще один ее компонент, не исчерпавший, на наш взгляд, своего потенциала. Речь идет о таком источнике, как протоколы съездов и других выборных органов кооперативных учреждений, опубликованных в многочисленных кооператив­ных журналах и газетах. Обзоры, связанные с изучением местной экономики, а также обобщения, представлявшиеся на обсуждение участников совещаний и съездов, содержали массу интересных статистических сведений. Их цифровые данные помогли показать динамику кооперативного движения в регионе, опре­делить основные направления и объемы деятельности кооперативов, в частно­сти по внедрению новых технологий.

Научная новизна исследования заключается в том, что в отличие от ра­бот, ограничивавщих объект исследования отдельными видами кооперации, ав­тор использует системный подход в исследовании истории кооперативного движения в Западной Сибири конца XIX - начале XX вв., выявлении особен­ностей взаимодействия и взаимовлияния государства и кооперативной системы в политической и хозяйственной жизни страны и региона. Работа опирается на концептуальный подход, рассматривающий кооперацию в различных государ­ственных режимах при создании оптимальных условий. В исследовании подве­дены итоги современного состояния изученности темы диссертации и выявле­ны дискуссионные и не поставленные проблемы. В источниковедческом плане в диссертации вводятся в научный оборот данные, полученные на основе ана­лиза широкого круга исторических источников. В частности, в диссертации изучены не попавшие пока в поле научного анализа вопросы развития и вне­дрения в крае новых аграрных технологий в сельскохозяйственном производст­ве и влияние кооперации на общественную и политическую жизнь данного ре­гиона. Автором сделан вывод о том, что кооперативные общества способство­вали внедрению передовых приемов обработки земли и ведения хозяйства, рас­пространению сельскохозяйственных знаний среди сельского населения, содей-

14


ствовали обустройству агрономических, ветеринарных пунктов и мелиоратив­ных станций.

Практическая значимость диссертации состоит в раскрытии экономиче­ских процессов, происходивших в кооперативном движении Западной Сибири в конце XIX - начале XX вв. Материалы исследования могут быть использова­ны при написании обобщающих работ по истории Сибири, а также при разра­ботке учебных курсов, как при подготовке общих и специальных лекционных курсов, так и в краеведческой работе. Кроме того, специфика кооперативного способа производства в зонах рискованного земледелия может стать предметом внимания для специалистов сельского хозяйства различных уровней. А обоб­щенный опыт прошлого может пригодиться при решении аграрного вопроса на современном этапе, когда делаются попытки преобразования сельского хозяй­ства и экономики в целом.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения и выводы диссертации обсуждены на кафедре отечественной истории Алтайского государственного университета, результаты исследования изложены в докладах и сообщениях на 17 международных, всероссийских и региональных научных научно-практических конференциях по истории хозяйственного развития Си­бири второй половины XIX - начала XX в. (Санкт-Петербург, Новосибирск, Томск, Барнаул, Горно-Алтайск). Предварительные результаты изучения про­блемы опубликованы в 2 монографиях, 8 статьях в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, 20 научных публикациях. Многие положения и выводы исследования получили апробацию в преподавательской деятельности автора при чтении лекционных курсов по истории России и истории Сибири, в частности истории Горного Алтая.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. условия, факторы возникновения и причины развития кооперативного движения в Западной Сибири в период реформ и революции начала XX в.;
  2. создание и деятельность кооперативных учреждений региона в контексте государственной политики России;
  3. социально-экономическое развитие западносибирской деревни в начале XX в. представляло собой крестьянский, общинно-кооперативный тип аграрной эволюции. В отличие от фермерского пути, предполагавшего прогрессивное эко­номическое развитие только фермерской верхушки деревни, крестьянский тип модернизации, опирался на традиционную общинную культуру и охватил все хозяйственные группы крестьянства благодаря кооперированию крестьянства;
  4. российское кооперативное законодательство с момента своего возникно­вения и до октября 1917 г. прошло значительный путь развития. На протяжении дореволюционного периода выделяются его несколько самостоятельных эта­пов, содержание которых обусловлено, в первую очередь, социально-экономической ситуацией в стране. Особенностью отечественной историко-правовой традиции является стремление государства к строгой регламентации кооперативной организации, что наглядно проявилось в разрешительном по­рядке учреждения кооперативов, а также в ведомственном контроле со стороны

15


отдельных министерств. К концу XIX - началу XX вв. административное дав­ление на кооперацию вошло в противоречие с логикой экономического про­гресса, что в итоге привело к демократизации и упрощению процедуры откры­тия кооперативов и утверждению уставного порядка их деятельности, сущест­венно снижавшего произвол властей. Инициативу в дальнейшем обновлении законодательства проявили сами кооператоры, что выразилось в издании Вре­менным правительством ряда законов, существенно менявших правовой статус кооперации, превращавших ее в самоуправляющуюся корпорацию;

  1. многообразие форм и методов работы кооперативных организаций, гиб­кость которых способствовала формированию культуры, повышению хозяйст­венного и образовательного уровня населения;
  2. роль коопераций во внедрении и развитии новых аграрных технологий в сельскохозяйственное производство Западной Сибири в рассматриваемый пе­риод.

Структура диссертации определяется целью, задачами, методологией. Научная работа построена по проблемно-хронологическому принципу и вклю­чает в себя введение, пять глав, заключение, список использованных источни­ков и литературы, приложение.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснованы актуальность темы, формулируются цель и зада­чи диссертационной работы, определяются ее хронологические и территори­альные рамки, объект и предмет, методология и методы исследования, охарак­теризованы его историческая база, научная новизна, практическая значимость, апробация, основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Историография кооперативного движения в конце XIX -начале XX в.» проанализировано развитие историографии в проблемно-хронологическом порядке.

1.1. Проблемы изучения истории кооперации. Проблема крестьянской кооперации занимает одно из центральных мест в историографии Сибири, в ча­стности, Западной Сибири периода капитализма. Авторы дореволюционного периода видели в кооперации средство разрешения социальных проблем дерев­ни мирным путем, а также способ улучшения материального положения сель­ского населения. В частности, в работах исследователей народнического на­правления давалось определение кооперации как организации, способствующей дальнейшему развитию общинных начал, ведущих к социализму (Прокопович С.Н., Туган-Барановский М.И., Тотомианц В.Ф., Чаянов А.В., Огановский Н.П., Маслов С.Л.). В работах дореволюционных авторов содержится значительный фактический материал, в известной мере, объективно отражающий процесс за­рождения и развития кооперации, ее основные количественные параметры и структурно-хозяйственный механизм. Результаты их статистических изысканий и введенные ими в оборот документы, без преувеличения, приобрели сегодня характер источников .

5 Анцыферов, А.Н. Очерки по кооперации / А.Н. Анцыферов. - М., 1915; Макаров, Н. Крестьянское кооперативное движение в Западной Сибири / Н. Макаров. - М., 1910; Он же. Рыночное молочное хозяйство и кооперация. - М.; Л., 1926; Маслов, С.Л. Крестьянское хозяйство /

16


Важными в научно-историческом плане представляются нам работы А.В. Меркулова и М.Л. Хейсина. Предложенная ими периодизация коопера­тивного движения легла в основу многих исследований последующего периода. Кроме того, авторы впервые проследили общую динамику всех видов россий­ской кооперации. Исследование же сибирской маслодельной кооперации нача­лось, как известно, с момента ее зарождения.

Вышли работы А.А. Мурашкинцева, Н.Н. Макарова, Н.В. Чайковского, их ценность для исследователя заключается в том, что они содержат большой фак­тический материал о маслодельных заводах и лавках, организационной струк­туре союза и вывозе им масла за границу.

В 1913-1914 гг. в журнале «Вестник мелкого кредита» появилось несколько статей К. Суздальцева, А. Шумакова, В. Филатова, Е. Омельченко и других ав­торов, посвященных сибирской маслодельной кооперации, в которых рассмат­ривались вопросы возникновения последней. При этом ими не были затронуты социально-экономическая, техническая организация и финансовая сторона дея­тельности сибирских маслодельных кооперативов. Значительное количество публикаций посвящено кредитной кооперации Сибири. В их числе следует, в первую очередь, назвать статьи В. Филатова, Н. Лебедева, Л. Каменецкого и И. Введенского , которые интересны тем, что в них рассматривались вопросы воз­никновения ссудо-сберегательных товариществ и касс взаимопомощи, а также их организации и трудовой деятельности на основе договора.

А.С. Орлов в своей работе уделил особое внимание роли кооперативов и кооперативных союзов в хозяйственной жизни страны в условиях военного вре­мени. Автором были выдвинуты причины тормозившие работу кооперативных организаций. И, по его мнению, разрешение царским правительством открытия новых кооперативных союзов и решило проблему поставок продовольствия и фуража для действующей армии .

Существенную роль в деле изучения кооперативного движения в Сибири сыграл «Комитет содействия сибирской кооперации», который начал функцио­нировать с марта 1916 г. при томском «Обществе изучения Сибири». В 1917 г. он выпустил первый календарь сибирской кооперации, в котором, наряду со статистическими данными по потребительской и кредитной кооперации, была опубликована статья инспектора мелкого кредита К. Логиновского, а также об­народован   цифровой   материал   по   кредитной   кооперации,   подобранный

С.Л. Маслов. - М., 1917; Меркулов, А.В. Исторический очерк потребительской кооперации в России / А.В. Меркулов. - М., 1917; Оганов-ский, Н.П. Аграрный вопрос и кооперация / Н.П. Огановский. - М., 1917; Прокопович, С.Н. Кооперативное движение в России / С.Н. Про-копович. - М., 1918; Он же. Сельскохозяйственная кооперация и бюджет крестьянского хозяйства. - М.; Л., 1922; Соколов, Н.Н. Сельская кооперация / Н.Н. Соколов. - М., 1918; Тотомианц, В.Ф. Сельскохозяйственная кооперация. Очерки с приложениями уставов / В.Ф. Тото-мианц. - СПб., 1911; Он же. Кооперация в русской деревне. - М., 1912; Туган-Барановский, М.И. Экономическая природа кооперативов и их классификация / М.И. Туган-Барановский. - М., 1914; Хейсин, М.Л. Исторический очерк кооперации в России / М.Л. Хейсин. - Пг., 1918; Он же. Очерки по истории кредитной кооперации в дооктябрьский период. - Л., 1926.

6 Филатов, В. Организация хлебозалоговых операций в кредитных кооперациях Сибири / В. Филатов // Вестник кооперации. - 1914. - № 1;

Лебедев, Н. Очерк финансового положения кооперации в Барнаульском уезде за пять лет (1909-1913 гг.) / Н. Лебедев // Вестник коопера­

ции. - 1915. - № 9-10; Каменецкий, Л. Участие кредитных кооперативов Новониколаевского района в ликвидации урожая 1914 г. / Л. Ка-

менецкий // Вестник мелкого кредита. - 1916. - № 6. Введенский, И. Организация сельского хозяйства и кооперация / И. Веденский // Вест­

ник колонизации. - 1914. - № 16.

7 Орлов, А.С. Кооперация в России накануне и во время войны / А.С. Орлов. - М., 1915.

17


Л.С. Заком , которые в той или иной мере использованы в данном монографи­ческом исследовании.

Завершая анализ работ по сибирской кооперации дореволюционного пе­риода, следует отметить, что в них почти нет анализа социального состава коо­перативных обществ и отсутствует социальная направленность в работах. Их авторы неизменно подчеркивали особую некапиталистическую природу коопе­рации, которая, по их мнению, равномерно учитывала интересы всех групп си­бирского крестьянства.

Новый этап в изучении исследуемой нами проблемы открыли 1920-е гг. С этого времени начинается осмысление данного социального явления. Тогда же определились и основные направления исследований по кооперации: во-первых, изучение ее теоретического наследия, во-вторых, анализ принципов функционирования кооперативных предприятий и, в-третьих, исследование места и роли различных видов кооперации в жизни сибирского крестьянства.

Однако первые работы о сельскохозяйственно-кредитной кооперации Си­бири в эти годы были представлены главным образом журнальными статьями. Их авторами были партийные, советские работники, в той или иной степени за­нятые в сибирских кооперативных союзах: А. Поволоцкий, А. Звенцев, А. Пе-римов. В 1926 г. вышли статьи В. Махова, М. Оногдина, в 1927-1928 гг. -Я. Егермана, Г. Лебедева, Г. Стрелкова, а в 1929 г. - А. Шишова и др. Ценность данных публикаций для нас заключена в их непосредственном, живом отраже­нии практики развития сельскохозяйственных и кредитных кооперативов. Ос­вещая отдельные стороны деятельности кооперации пусть даже за небольшой хронологический период, их авторы пытались сделать и обобщающие выводы. В числе наиболее значимых, в этом плане работ, можно назвать статью В.А. Хрустова . Однако, увлекшись освещением организационных и техниче­ских вопросов создания машинных товариществ, он совсем не уделил внимания их социально-экономической природе.

Значительно больше в 20-е гг. вышло в свет работ по истории потреби­тельской кооперации Сибири. В этот период были переизданы труды Д. Илим­ского, В. Махова , достоинство которых - наличие в них большого фактиче­ского материала. В 20-е гг. XX в., в связи с восстановлением сибирского масло­делия, возобновляется и изучение данного вида кооперации. Правда, в работах этого периода (A.M. Королев, Н.П. Макаров, А.А. Шиша, И.Ф. Степанченко и др.) больше внимания уделено критике деятельности дореволюционной масло­дельной кооперации, а не ее современному состоянию. Однако, если говорить в целом об исследованиях 20-х гг., то следует отметить, что им присуще недоста­точное освещение социально-экономической стороны деятельности как доре­волюционной, так и современной им маслодельной кооперации. Их авторы больше занимались анализом таких вопросов, как количество и качество мо-

Логиновский, К. Кредитная кооперация в Сибири / К. Логиновский // Календарь сибирской кооперации. - Томск, 1917; Зак, Л.С. Кредит­ная кооперация в России за 10 лет в цифрах / Л.С. Зак // Вестник кооперации. - 1916. - № 6.

9              Хрустов, В. А. Машиноиспользование и машинные товарищества в условиях Сибири / В. А. Хрустов. - М. - Л., 1926.

10 Илимский, Д. Кооперативные союзы в Сибири (1908-1918 гг.) / Д. Илимский. - М., 1919; Махов, В. Потребительская кооперация в Сиби­

ри в прошлом и настоящем / В. Махов. - Новониколаевск, 1923.

18


лочного стада, оборудование маслозаводов, объемы их производства и т.д. Но, несмотря на достаточно значительный интерес к кооперативной проблематике, в 20-е гг. все же не было опубликовано ни одного обобщающего исследования по данной проблематике. В 1929 г. вышла в свет Сибирская советская энцикло­педия (ССЭ) - первое в стране региональное издание. Несмотря, но то, что мно­гие статьи имели тенденциозный характер, фактический материал, содержа­щийся в них, сохранил свою ценность до наших дней.

В 30-50-е гг. XX в. история сибирской дореволюционной кооперации по известным причинам практически не изучалась. Значение различных видов кооперации оценивалось в то время преимущественно с точки зрения их роли в деле подготовки к коллективизации сельского хозяйства.

Изучение кооперативного движения начала XX в. было возобновлено только лишь в 60-е гг. Выполняя социальный заказ, исследователи сконцентри­ровали свое внимание на изучении ленинского кооперативного плана. Коопе­рация же рассматривалась лишь в плане ее преобразования из «буржуазной» в социалистическую. Правда, в отдельных работах, опиравшихся на общероссий­ский материал, предпринимались попытки определить ее место в системе сель­скохозяйственного производства, рассмотреть взаимоотношения кооперации и общины, раскрыть политическую платформу кооперации в годы революции и Гражданской войны.

60-70-е гг. XX в. прошли в интенсивном накоплении эмпирического мате­риала по истории сибирской кооперации и его осмыслении учеными. В эти го­ды появляются статьи Б.В. Иванова, Л.И. Боженко, Н.Я. Гущина, Л.М. Горюш-кина, Ю.С. Левашова, В.К. Алексеевой, в которых анализировалась деятель­ность сельскохозяйственной кооперации Сибири. В это же время вышли в свет обобщающие работы И.Г. Лашкова и В.Г. Тюкавкина . В 1965 и 1968 гг. вышли два сборника статей по истории потребительской кооперации, изданные Ново­сибирским институтом кооперативной торговли. Наибольший интерес в них

1 9

представили для нас статьи А.С. Шикалова и Е. И. Нечаева , которым, к сожа­лению, был в значительной мере присущ иллюстративный характер. Тем не ме­нее, в них была предпринята первая попытка обобщить историю потребитель­ской кооперации Сибири и Дальнего Востока.

60-80-е гг. были для историков-сибиреведов наиболее результативными. В эти годы осуществлялось фронтальное изучение дореволюционных событий в сибирской деревне. Достигнутые коллективными усилиями результаты получи-

1 ?

ли отражение в многотомном обобщающем труде «История Сибири» . В част­ности, в томе III были освещены некоторые вопросы, относящиеся к коопера­тивной деятельности в Западной Сибири. Затронули их и авторы в «Истории

11   Дашков, И.Г. Возникновение и развитие потребительской кооперации в дореволюционной Сибири (1864-1917 гг.) / И.Г. Дашков // Очер­

ки истории потребительской кооперации в Сибири. - Новосибирск, 1965; Тюкавкин, В.Г. Потребителькие кооперативы в сельском хозяйст­

ве Сибири в начале XX века / В.Г. Тюкавкин // Экономическое и общественно-политическое развитие Сибири в 1861-1917 гг. - Новоси­

бирск, 1965.

12 Шикалов, А.С. Потребительская кооперация в годы восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.) / А.С. Шикалов // Очерки по

истории потребительской кооперации Сибири. - Новосибирск, 1965; Нечаев, Е.И. Потребительская кооперация в период построения эконо­

мического фундамента социализма (1926-1932 гг.) / Е.И. Нечаев // Очерки по истории потребительской кооперации Дальнего Востока. -

Новосибирск, 1968.

13 История Сибири с древнейших времен до наших дней. - Д., 1968. - Т. 3.

19


крестьянства Сибири» , комплексно осветившие производительные силы де­ревни, ее производственные и социальные отношения, а также ее общественно-политическую и культурную жизнь.

В советский период основное внимание уделялось хозяйственной и соци­альной сущности кооперации. Впервые ее как ячейку гражданского общества в Центральной России в 90-е гг. рассмотрел В.А. Лубков . Отдельные стороны общественной жизни кооперации Сибири охарактеризовали В.К. Алексеева, Г.М. Малахова, В.В. Кабанов16.

В период «перестройки» (с ее дискуссиями о природе социализма, о необ­ходимости возвращения к его ленинской модели, в обществе) вновь на какое-то время возник интерес к проблемам кооперации. С высоких трибун, в прессе, на страницах научных изданий стали писать и говорить о возрождении кооперации. Кооперация рассматривалась в качестве универсального средства реформирова­ния и оживления советской экономики, способа разбудить хозяйственную ини­циативу и творческую энергию масс. Однако попытки искусственного внедрения кооперативных начал во внерыночную среду успеха не имели.

Тем не менее, с конца 1980-х - начала 1990-х гг. интенсивность процесса изучения истории, теории и практики отечественного кооперативного движения резко возросла, чему во многом способствовала реабилитация в 1987-1988 гг. кооперативных идеологов Чаянова, Кондратьева, Рыбникова, Минина, Литощен-ко, Маслова, открывшая возможность для ознакомления с их творческим насле­дием. Характерной особенностью современного состояния историографии про­блем кооперации является более глубокая разработка как отдельных, так и об­щих вопросов, опирающихся на солидную источниковую базу и на ранее не­опубликованные архивные документы. Так, в монографии А.П. Корелина рас­крывается роль крестьянской кооперации в системе сельскохозяйственного кре-

17

дита дореволюционной России . Книга К.Н. Тарновского говорит о судьбе мел­кой промышленности, хозяйственной деятельности кустарных артелей и коопе-

?                                                             18

ративов в годы Первой мировой воины   .

В рамках всероссийского аграрного симпозиума и научных конференциях рассматриваются такие вопросы, как уровень развития дореволюционной коопе­рации по отдельным регионам и в целом по стране, влияние столыпинской аг­рарной реформы на рост кооперативного движения, пути развития аграрной эво­люции в России, понятие и сущность аграрной революции  .

Наиболее полно вопросы теории и практики кооперативного движения на­чала XX в. в Сибири нашли свое отражение в работах, вышедших в конце 80-х -начале 90-х гг. Это труды Н.Ф. Иванцовой, В.К. Алексеевой, СВ. Макарчука, В.Л. Барсукова, А.П. Анашкина, Ю.С. Левашова и Г.М. Запорожченко.

История советского крестьянства. - М., 1986; Крестьянство Сибири в период строительства социализма. 1917-1937 гг. - Новосибирск, 1983.

15 Лубков, В.А. Война. Революция. Кооперация/ В.А. Лубков. - М., 1997.

16 Алексеева, В.К. Кооперация Азиатской России (Первое столетие) / В.К. Алексеева, Г.М. Малахова. - Чита, 2004; Кабанов, В.В. Коопера­

ция, революция, социализм / В.В. Кабанов. - М., 1996. - С. 45-63.

17 Корелин, А.П. Сельскохозяйственный кредит в России в конце XIX - начале XX вв. / А.П. Корелин. - М., 1988.

18 Тарновский, К.Н. Мелкая промышленность России в конце XIX - начале XX вв. / К.Н. Тарновский. - М., 1995.

19 Формы сельскохозяйственного производства и государственное регулирование: XXIV сессия симпозиума по аграрной истории Восточ­

ной Европы. - М., 1995; Менталитет и аграрное развитие России ( XIX - XX вв.). - М., 1996.

20


На рубеже 1980-1990-х гг. начался новый этап в развитии отечественной историографии, связанный с распадом СССР и попытками осуществления ры­ночных реформ в стране. Возрождение кооперативного движения в стране ак­туализировало теоретические дискуссии о месте и роли кооперации в экономи­ке, перспективах ее развития, характере взаимодействия с органами государст-

20 .

венного управления   .

В целом для современных исследователей характерным становится утвер­ждение взгляда на кооперацию начала XX в. как на социокультурное явление российской жизни, своим влиянием выходящее за рамки кооперативных орга­низаций. Кооперация представляется как «своеобразное воплощение синерге-тических теорий на практике, носитель экономических и социальных функ­ций». Внимание исследователей в последнее время сосредотачивается на изу­чении взглядов и деятельности видных представителей дореволюционного коо­перативного движения, с которыми связано становление и развитие отдельных отраслей кооперации, а также создание центральных кооперативных органов и развитие теории и принципов кооперации.

В конце 90-х гг. XX в. - начале XXI в. особый интерес у исследователей вызывают вопросы развития экономики в 1914-1917 гг., история кооперативно­го движения в стране. Данной проблеме посвящены исследования А.В. Лубко-ва, Л.Е. Файна, А.Д. Белимовича и А.А. Николаева. Особый вклад в развитие сибирского кооперативного движения внесла В.К. Алексеева. Сборник научных трудов, выпускаемый Институтом истории Сибирского отделения Российской Академии наук, продолжает серию, начатую в 1994 г. (Кооперация Сибири в XX в.). Публикуемые в нем статьи и материалы охватывают период со второй половины XIX в. до начала XXI в. В сборнике исследуются теоретические про­блемы, определяется место кооперации не только дореволюционного периода, но и в современном обществе. Дается также исторический анализ деятельности

91

потребительской кооперации в Сибири   .

В 90-е гг. появилось коллективное исследование, подготовленное историка-

99

ми Кургана . В эти же годы стал издаваться краеведческий сборник «Земля кур­ганская: прошлое и настоящее». В нем нашли свое отражение проблемные во­просы развития маслоделия, истории создания маслодельных артелей и союзов (в статьях А.И. Фельдшерова и Д.В. Серова).

Истории сибирского маслоделия конца XIX - начала XX в. и кооператив­ному идеологу и организатору А.Н. Балакшину посвящены статьи В. Шипило-

9?

ва, Е.Э. Казакова . В своей статье В.А. Скубневский знакомит читателя с исто­рией становления и бурного развития маслодельной отрасли сельского хозяйст-

Селунская, В.М. Ленинское учение о кооперации и современность / В.М. Селунская. - М., 1998; Липицкий, B.C. Кооперация: ленинский замысел и воплощение / B.C. Липицкий // Коммунист. - 1988. - №16. - С. 15-23; Давыдов, А.Ю. Свободная кооперация в России / А.Ю. Давыдов // Вопросы истории. - 1996. - №1. - С. 24-41; Файн, Л.Е. Советская кооперация в тисках административно-командной системы / Л.Е. Файн // Вопросы истории. - 1994. - №9. - С. 35-47.

21 Кооперация Сибири: история и современное состояние: сборник научных трудов. - Вып. 1-5. - Новосибирск, 1994-2006.

22 Емельянов, Н.Ф. Крестьянский социализм в Зауралье при капитализме / Н.Ф. Емельянов, И.Н. Пережогина, О.Г. Семенова. - Курган,

1994.

23 Шипилов, В. «Масляный» пояс Сибири / В. Шипилов // Деловая Сибирь. - 1995. - №5. - С. 11-15; Казаков, Е.Э. Сибирское масло, или

Пособия для начинающего предпринимателя / Е.Э. Казаков // Сибирская газета. - 1992. - №2. - С. 8-9; Он же. Сибирский кооператор А.Н.

Балакшин // Из прошлого Сибири. Вып. 2. Ч. 1. — Новосибирск, 1996.

21


ва дореволюционного Алтая в период с конца XIX в. до 1917 г., а также с исто-

-24

риеи развития внутренних и внешних торговых отношении   .

Существенный вклад в изучение промысловой кооперации и кустарной

9 S

промышленности внесли монографии В.В. Коновалова и А.А. Николаева . Проблеме истории алтайской кооперации посвящено исследование А.Г. Сы-щенко и В.А. Сыщенко. Следует также отметить монографию Ю.П. Горелова «Сибиряки на защите Отечества в войнах начала XX века». Автором сделана попытка обобщения вклада населения всего сибирского региона в укреплении обороноспособности страны в годы русско-японской и Первой мировой войн.

В 2005 г. В.Г. Егоровым была опубликована статья, в которой им был по­ставлен вопрос о необходимости выделения в кооперации экономического ук­лада, движения, возникающего на его основе и необходимости изучения каждо­го из них, а также была дана им подробная характеристика идеологии коопера­тивного движения . В 2006 г. увидела свет статья Г.А. Ноздрина, в которой ав­тором была подчеркнута необходимость исследования основных параметров и составных частей кооперативного движения, а также определения его места в

97

общественно-политической жизни Сибири . В это же время появляется и пуб­ликация В.М Рынкова, в которой в очередной раз был поставлен вопрос о ха­рактере взаимоотношений кооперативных и частнокапиталистических отноше­ний. Используя сибирские материалы периода Первой мировой войны, револю­ции и Гражданской войны, ее автор предпринимает попытку скорректировать

уже устоявшиеся взгляды на данную проблему . И.А. Еремин посвятил свой исследовательские труды разработке проблемы изучения западносибирского тыла страны в годы Первой мировой войны выполнявшего функции экономи­ческого обеспечения действующей русской армии, а также оказанию разносто-роннеи помощи жертвам воины   .

Значительный интерес для нас представляет монография А.А. Николаева, в которой в едином комплексе рассматриваются вопросы теории и истории ста­новления основных видов кооперации, как в региональном, так и общероссий­ском масштабе. По мнению ее автора, кооперация выступила в роли достаточно универсального механизма повышения эффективности сельскохозяйственного и кустарно-ремесленного производства, стабилизации общественных отноше-

Скубневский, В.А. Маслоделие и маслоторговля на Алтае в конце XIX - начале XX вв. / В.А. Скубневский // Предпринимательство на Алтае. XVIII в. - 1920-е гг. - Барнаул, 1993. - С. 77-92.

25             Коновалов, В.В. Мелкие промышленники Сибири и большевистская диктатура / В.В. Коновалов. - Новосибирск, 1995; Николаев, А.А.

Промысловая кооперация в Сибири (1920-1937 гг.) / А.А. Николаев. - Новосибирск, 1988; Он же. Мелкая промышленность и кустарные

промыслы Сибири в советской кооперативной системе. - Новосибирск, 2000.

26             Егоров, В.Г. Кооперативное движение в дореволюционной Сибири (новый взгляд) / В.Г. Егоров // Вопросы истории. - 2005. - №6. - С. 3—

18.

27             Ноздрин, Г.А. Кооперативное движение в общественно-политической жизни сибирской деревни второй половины XIX - начала XX веков

/ Г.А. Ноздрин // Кооперация Сибири: история и современное состояние: сб. науч. тр. - Вып. 5 / отв. ред. А.А. Николаев. - Новосибирск,

2006.-С. 148-162.

28             Рынков, В.М. Идейное и экономическое противоборство кооперации и предпринимателей Сибири в годы Первой мировой и Гражданской

войн / В.М. Рынков // Кооперация Сибири: история и современное состояние: сб. науч. тр. - Вып. 5 / отв. ред. А.А. Николаев. - Новоси­

бирск, 2006. - С. 163-175.

29Еремин, И.А. Участие кооперативных организаций Западной Сибири в поставках продовольствия для армии в годы Первой мировой

войны / И.А. Еремин // Экономическая история Сибири XX века: Материалы научной конференции 30 июня-1 июля 2006 г., Барнаул. В 3-х

ч. / под ред. Е.В. Демчик. - Барнаул: Алт. ГУ, 2006. 4.1. - С. 290-298; Он же. Западносибирский тыл России в годы Первой мировой войны

(июль 1914 - март 1918 гг.): дис.. .доктора ист. наук / И.А. Еремин. - Барнаул, 2006. - 618 с. и др.

22


ний, адаптации различных слоев населения к рыночной экономике и техниче­скому прогрессу   .

В 2008 - 2009 гг. вышла в свет энциклопедия в 2-х томах «Экономическая история России». В 1 томе энциклопедии систематизирован накопленный оте­чественной и зарубежной историко-экономической наукой материал по про­блемам экономического развития дореволюционной России. В данной форме энциклопедии наиболее полно представлены тенденции, характер и уровень экономического развития России с момента возникновения Древнерусского го­сударства до 1917 г.

В коллективной монографии, опубликованной в 2010 г. рассматриваются условия, факторы создания и деятельности кредитных и сберегательных учре­ждений Алтайского края второй половины XIX - начала XX веков. В моногра­фическом исследовании показан период бурного развития банковских учреж­дений, когда в условиях экономического индустриально-аграрного подъема возрастает их роль в кредитовании промышленности, сельского хозяйства, тор-

"5 1

говли, организации страхового и сберегательного дела на территории Алтая   .

Исследование истории кооперации в России являлось одним из наиболее значимых проблем в отечественной историографии, хотя не всегда равномерно исследовались все виды и формы кооперации. В этой связи нельзя не отметить следующего: исследователи советской эпохи оценивали кооперацию с точки зрения ленинской концепции, а потому и занижали ее достижения. В их трак­товке неизменно присутствовал тезис о том, что кооперация «душилась» ца­ризмом, поскольку она являлась «демократическим институтом» и в силу этого не вписывалась в систему самодержавной власти. Кооперация, утверждали они, имела буржуазный характер, а потому и использовалась богатыми для эксплуа­тации бедных. Только социализм, заключали данные ученые, был способен из­менить природу кооперации. В период перестройки (1980-е - начало 1990-х гг.) появились исследования несколько иного характера: в них уже высоко оцени­вались успехи кооперативного движения и утверждалось, что царские власти не препятствовали его развитию, а общество периода «Думской монархии» (1905-1917 гг.) было достаточно демократичным . Но такая трактовка тоже не явля­ется объективной, а потому и подверглась она в дальнейшем существенной корректировке . В настоящее время большая часть исследователей придержи­вается мнения, что режим самодержавной власти существенно тормозил разви­тие кооперации, которая действительно превратилась в начале XX в. в мощ­нейший экономический институт, способный осуществлять основные хозяйст­венные функции вполне самостоятельно. Она, действительно, добилась суще­ственных успехов, но не благодаря политической власти, а вопреки ей. Однако

Николаев, А.А. Основные виды кооперации в России: историко-теоретический очерк / А.А. Николаев. - Новосибирск, 2007.

31 Банковское дело на Алтае. Вторая половина XIX - начало ХХ1века: монография / гл. ред. В.В. Земсков, науч. ред. Т.К. Щеглова и др. -

Барнаул, 2010. 512 с.

32 Кооперативная собственность при социализме: возможности и перспективы. - М., 1989; Липицкий, B.C. Кооперация: ленинский замысел

и воплощение / B.C. Липицкий // Вопросы истории. - 1988. - №16. - С. 25-32; Марьяновский, В. А. Кооперативная собственность при со­

циализме / В. А. Марьяновский. - М., 1989; Селунская, В.М. Ленинское учение о кооперации и современность / В.М. Селунская. - М., 1989;

Социалистическая кооперация: история и современность. - М., 1989.

33 Николаев, А.А. Основные виды кооперации в России. - С. 39.

23


кооперативные организации были постепенно сломлены большевиками, не по­боявшимися пойти на жесткие меры противодействия кооперативному движе­нию и огосударствление всей кооперативной системы. Так, с начала 1990-х гг. произошли изменения в методологических подходах к изучению кооперативной тематики, а также отказ от марксистско-ленинской трактовки, отводившей коопе­рации роль важного фактора на этапе подготовки к сплошной коллективизации в Советском Союзе. Вместе с тем в региональной историографии сделаны только первые шаги в освещении вопросов, касающихся целенаправленного выявления специфики различных стадий взаимоотношений кооперации и государства.

Дискуссионным остается вопрос об оценке состояния кооперации накануне революции 1917 гг. По сей день актуальной остается разработка современной концепции истории кооперативного движения в России, о чем свидетельствуют публикации последних лет, посвященные дореволюционной кооперации . Объ­ективный исторический анализ истории создания и развития всех видов коопера­тивных организации будет способствовать определению места и роли коопера­ции в экономике страны и регионов.

1.2. Историография истории становления кооперативного законода­тельства. Исследуя степень изученности истории становления кооперативного законодательства и основываясь на анализе исторической литературы, автор приходит к выводу о том, что историография кооперативного движения прошла пять сложных и противоречивых этапов, на протяжении которых изменялись цели и направления исследований, а также само отношение к кооперации. Эти обстоятельства всецело сказались как на форме, так и на содержании работ. Буржуазные реформы второй половины XIX в. поставили, как известно, на по­вестку дня вопрос о разработке кооперативного законодательства. В этих усло­виях кооперативные идеи Запада и практический опыт их реализации сразу же привлекли внимание общественных деятелей России и прежде всего либераль­ных помещиков и интеллигенции. Многие из них тут же посетили с целью оз­накомления с практикой кооперативного дела западноевропейские страны Анг­лию, Германию, Швейцарию, Данию, Голландию и др. Личные наблюдения и знакомство с западной литературой послужили им основанием для написания и издания ряда книг и статей, в которых анализировался кооперативный опыт За­пада, его кооперативное законодательство, а также решался вопрос о возмож­ности их использования в российских условиях. Первые серьезные публикации такого характера, в которых непосредственно рассматривались правовые про­блемы кооперативного движения в России, появились после революции 1905-1907 гг. К ним в первую очередь следует отнести статьи М.Л. Хейсина, А.В. Меркулова, В.Ф. Тотомианца и других авторов. Значительное место в них отводилось подготовке общего кооперативного закона, анализу отраслевых кооперативных уставов, отношению правительства к различным видам коопе­ративов и другим вопросам.

Егоров, В.Г. Кооперативное движение в современной России (новый взгляд) / В.Г. Егоров // Вопросы истории. 2005. № 6; Сокульский -Иваново, 2004; Чугунов, В. А. Власть и кооперация. Воззрения профессора А.Д. Белимовича // Белимович А.Д. Кооперация в России до, во время и после большевиков / В. А. Чугунов. - М., 2005.

24


Начало следующего этапа совпадает с Первой мировой войной, которая вызвала в кооперативном движении коренную перестройку работы, существен­но расширив его возможности. В структуре кооперации происходили в это вре­мя качественные изменения. В частности, достигнутый в начале XX в. уровень кооперативного движения вышел за рамки отдельных уставов и положений. Исходя из этого дальнейшее развитие кооперации нуждалось в законе, на осно­вании которого можно было бы легко составлять уставы для всех видов коопе­ративов, а также изменять их соответственно потребностям кооперативной жизни. В работах этого периода был проанализирован текст законопроекта о кооперативных товариществах и их союзах, а также высказаны предложения по его улучшению ( Хейсин М.Л., Меркулов А.В., Ушаков И.И., Дорошенко А.Н., Никитин A.M.). Новый этап развития кооперативной историографии начинает­ся после Октябрьской революции 1917 г. И здесь следует, в первую очередь, выделить исследования ученых, которые начали непосредственно разрабаты­вать проблему правового регулирования кооперации еще в дореволюционное время. В числе таковых были И.А. Антропов, А.А. Исаев, Г.М. Колоножников, B.C. Малченко, В.В. Хижняков и др. Влияние советской власти и новых подхо­дов к кооперации в этих работах, естественно, не просматривается. Вышеука­занные работы были и по-прежнему остаются важнейшим исходным материа­лом для понимания всего комплекса вопросов, касающихся кооперативного права. В частности, в них содержатся аргументированные рассуждения о пра­вовой природе кооперации, а также разработанный учеными юридический ка­тегориальный аппарат и детальный анализ кооперативного законодательства того времени. Литература 1920-х гг. посвящена составлению сборников зако­нодательных и подзаконных актов, постатейных комментариев к ним, а также учебных пособий для вузов страны. К числу таковых относятся работы таких ав­торов, как В.А. Бельский, Г.М. Кремнев, Н.Г. Бердичевский, Г.И. Лурье и М.А. Мебель. Им, в известной степени, противостояли ученые, продолжавшие традиции дореволюционного времени и считавшие необходимым выделение кооперативного законодательства в самостоятельное направление хозяйствен­ного права (Д.М. Генкин, Л.И. Поволоцкий, Ф.В. Дьяков, А.И. Терехов, Е.Н. Штандель). Однако в 1930-е гг., когда советская кооперация в условиях нарастания тотального огосударствления экономики страны стала свертывать свою деятельность, упомянутые авторы были вынуждены отступить от замысла создания самостоятельной отрасли кооперативного права. Революционные «преобразования» вызвали у старых кооператоров, разработчиков российского кооперативного законодательства, глубокие разочарования, что понудило мно­гих из них покинуть страну (А.Н. Анцыферов, В.Н. Зельгейм, В.Ф. Тотомианц, С.С. Маслов). Другие же (С.Н. Прокопович, Е.Д. Кускова, В.А. Кильчевский) были насильно высланы из СССР, а оставшиеся на родине (С.Л. Маслов, А.В. Чаянов, А.Н. Минин, А.А. Рыбников, Н.П. Макаров) были обречены на пре­следование и забвение. Все это привело к тому, что с начала 30-х гг. вопросы дореволюционного кооперативного законодательства практически не разраба­тывались в советской исторической науке. Представители же русского зарубе-

25


жья по-прежнему продолжали давать широкий сравнительный анализ коопера­тивного движения и кооперативного законодательства до и после революции. В созданном в 1922 г. в Праге Русском институте сельскохозяйственной коопе­рации работали в то время такие видные российские ученые, как А.Н. Анцыфе-ров, В.Ф. Тотомианц, С.Н. Прокопович, П.Б. Струве и др. В России же интерес к этим проблемам начинает проявляться лишь с начала 1960-х гг. Дело в том, что, рассматривая процесс образования и деятельности кооперативных органи­заций, ученые никак не могли обойти вопросы исполнения кооперативного за­конодательства, положения кооперативов, условий их развития, отношение правительства к кооперативному движению, обращая при этом внимание на административное давление, излишнюю регламентацию кооперативной рабо-

35

ты, подозрительное отношение со стороны полицейского ведомства и т.д. Долгие годы единственным монографическим исследованием, посвященным дореволюционной кооперации, являлась работа В.В. Кабанова, в которой затра­гивались отдельные сюжеты принятия общего кооперативного закона в Госу­дарственной Думе . Обращение, хотя и робкое, к дореволюционному опыту кооперативного законодательства все же было достаточно плодотворным и соз­дало основу для последующей разработки, данной проблемы. С конца 80-х -начала 90-х гг. интенсивность процесса изучения истории, теории, практики кооперативного движения в целом и кооперативного законодательства в част­ности резко возросла, чему во многом способствовала демократизация общест­венного строя. Именно с этого времени и начинается следующий этап познания кооперации. Характерная особенность исследований проблем кооперативного законодательства в наши дни заключается в более глубокой разработке отдель­ных законоположений «общего кооперативного закона, опирающихся на со­лидную источниковую базу и на неопубликованные архивные документы». В числе таковых следует в первую очередь назвать работы А.П. Корелина о кре­дитной кооперации, кооперативном кредитном законодательстве, об отношении правительства к кооперативным ассоциациям . Серьезным вкладом в изучение основных этапов развития кооперативного законодательства является и моно­графия Л.Е. Файна, где выделены наиболее важные вехи правового оформления кредитной и потребительской кооперации, в которой также дан и общий анализ

38

первого кооперативного закона   .

Исторический опыт разработки кооперативного законодательства в доре­

волюционной России привлекает к себе внимание и современных специалистов

по сельскохозяйственно-кооперативному праву. Так, В.Н. Демьяненко выска­

зывался в свое время, причем не безосновательно, что необходимо продолжать

исследование        специфических         особенностей        сельскохозяйственно-

См.: Морозов, Л.Ф. От кооперации буржуазной к кооперации социалистической / Л.Ф. Морозов. - М., 1969; Фарутин, И.А. Характер и особенности кооперативного движения в дореволюционной России / И.А. Фарутин // Учен. зап. Калининград, ун-та. - Вып. 4. - Калинин­град, 1970; Файн, Л.Е. Социально-экономическая характеристика кооперации в России / Л.Е. Файн // Классовая борьба и общественно-политическая жизнь дореволюционной России. - Тюмень, 1975.

36 См.: Кабанов, В.В. Октябрьская революция и кооперация / В.В. Кабанов. - М., 1973.

37 Корелин, А.П. Сельскохозяйственный кредит в России в конце XIX - начале XX вв. / А.П. Корелин. - М., 1988; Он же. Кооперация и

кооперативное движение в России (1861-1917 гг.) / А.П. Корелин // Россия в ???-?? вв.: сб. статей к 70-летию со дня рождения Р.Ш. Га-

нелина / под ред. А. А. Фурсенко. - СПб., 1998.

38 Файн, Л.Е. Отечественная кооперация: исторический опыт / Л.Е. Файн. - Иваново, 1994. - С. 73-77.

26


кооперативных отношений в русской деревне, считая их роль в развитии обще-

-39

ства незаменимой   .

В целом же, подытоживая все вышесказанное, можно утверждать, что со­временную историографическую ситуацию по интересующей нас теме отличает широкий всесторонний подход к изучению истории кооперативного законода­тельства, заслуживающий внимания и координации усилий ученых разных спе­циальностей. В начале 90-х гг. подготовлен и защищен ряд диссертаций, по­священных изучению общекооперативного законодательства и его сущности; проблемам реконструкции советского кооперативного права и роли кооперации в предпринимательской деятельности . В журналах и тематических сборниках достаточно регулярно появляются статьи, авторы которых в той или иной сте­пени касаются изучаемой нами темы . Благодаря этому в современных услови­ях возрождения и укрепления рыночных отношений продолжает формировать­ся благоприятная ситуация для развертывания прервавшейся на десятилетия разработки теоретико-правовых проблем кооперации. Процесс этот, однако, не может развертываться как простое продолжение ранее начатой работы, в том числе и отечественными классиками кооперации, хотя их теоретическое насле­дие может быть лишь сейчас по-настоящему оценено. Сейчас речь может идти не только о продолжении лучших традиций отечественной историографической школы, но и о качественно новом уровне исследований, о новом комплексе вы­двигаемых теоретико-правовых проблем. Автор показывает, что выбор страте­гии государственной политики в области кооперации был обусловлен социаль­но-экономическими, политико-идеологическими факторами, которые оказыва­ли двойственное воздействие (стимулирующее - с одной стороны и ограничи­вающее с другой) на нормативно-правовое регулирование кооперативов.

1.3. Степень изученности проблемы о роли кооперации в развитии аг­рарных технологий.

В конце XIX - начале XX вв. в Сибири зарождается кооперативное движе­ние, принявшее широкие размеры, поэтому оно не могло не вызвать интереса со стороны исследователей - историков и экономистов. В дореволюционный период и в начале 20-х гг. был собран значительный фактический материал по кооперативам конца XIX - начала XX вв. В них довольно полно описано воз­никновение и развитие кооперативного движения, собран цифровой материал, а также имеются отдельные наблюдения, не потерявшие своего научного значе­ния и до настоящего времени. Но в этой исторической литературе нет анализа социальной сущности кооперативов, не показана связь их с развитием капита­лизма, также мало содержится сведений о развитии и внедрении новых форм

Демьяненко, В.Н. Сельскохозяйственно-кооперативное право: курс лекций / В.Н. Демьяненко, В.В. Демьяненко. - Саратов, 1999. - С. 17.

40             См.: Болотова, Е.Ю. Создание общекооперативного законодательства в дореволюционной России (конец XIX в. - 1917 г.) : автореф. дис.

... канд. ист. наук / Е.Ю. Болотова. - М., 1991. - 23 с; Кулаков, В.В. История советского законодательства о кооперации (1917-1929) : авто­

реф. дис. ... канд. юрид. наук / В.В. Кулаков. - М., 1991. - 21 с; Карелина, С.А. Проблемы развития кооперативного законодательства исто-

рико-правовое исследование роли кооперации в предпринимательской деятельности: автореф. дис. ... канд. юрид. наук / С.А. Карелина. -

М., 1994.-23 с.

41             Кулаков, В.В. Закон 20 марта 1917 г. о кооперации и его место в истории кооперативного права в России / В.В. Кулаков // Советское го­

сударство и право. - 1990. - №10. - С. 45-49; Карелина, С. А. К истории развития кооперативного законодательства России / С. А. Карелина

// Тр. юрид. фак. МГУ. - Вып. 1. - М., 1994; Болотова, Е.Ю. Кооперативное законодательство в России (конец XIX - начало XX в.) / Е.Ю.

Болотова // Научная программа: русский язык, культура, история: сб. материалов научной конференции лигнвистов, литературоведов,

фольклористов. - М., 1995. Ч. 2. - С. 72-81.

27


хозяйственной деятельности кооперативными товариществами. Дискуссион­ными остаются вопросы о путях развития капитализма в сельском хозяйстве Сибири, о роли кооперации и уровне аграрной модернизации кооперированно­го хозяйства.

До Октябрьской революции А. Н. Челинцев идейно принадлежал к группе либеральной интеллигенции, искавшей и пропагандировавшей улучшение по­ложения крестьянства не путем социалистического переустройства деревни, а с помощью института общественной агрономии, широкого кооперирования кре­стьянских хозяйств, не путем уничтожения социального неравенства и классов в деревне, а с помощью лишь некоторого смягчения бесправия крестьянства, улучшения его экономического положения в рамках капиталистического разви­тия. К этой группе примыкало большинство научных работников и прогрессивно мыслящих земских служащих (агрономы, земские статистики, кооператоры, сельские врачи, учителя). Среди научных работников к этой группе принадлежа­ли многие преподаватели сельскохозяйственных вузов (А. Г. Дояренко, А. Н. Минин, А. В. Чаянов и др.). Эти экономисты, агрономы и общественные деятели после революции стали называться "неонародниками", так как они исходили из необходимости сохранить крестьянскую общину, как основу сельскохозяйствен­ного производства и из семейно-потребительской теории крестьянского хозяйст­ва, как основы быта и благополучия крестьянской семьи.

Наиболее видным представителем в исследовании сибирской деревни был

АО

Н.П. Огановский . В своих монографиях он рассмотрел различные отрасли экономики сибирской деревни конца XIX - начала XX вв. - земледелие, ското­водство, маслоделие, лесное хозяйство, пчеловодство и охоту, кустарные про­мыслы и торговлю. Также уделял особое внимание таким вопросам, как систе­ма землепользования и полеводства в Сибири, урожайность, переселенческое движение, применение машин, различные формы кооперации и их содействие в производстве и вывозе сельскохозяйственной продукции из региона. В работах Н.П. Огановского использовались материалы переписей 1897 и 1917 гг., данные статистических обследований 1903 и 1911-1912 гг.

Вопросы экономики, организации и развития крестьянского хозяйства че­рез кооперацию стали главными в научной деятельности Н.П. Макарова . В 1917 г. видный специалист по проблемам крестьянского хозяйства Н.П. Ма­каров участвовал в работе Главного земельного комитета, Лиги аграрных ре­форм. Знание специфики сельского хозяйства России, а также закономерностей развития отрасли в развитых западных странах обусловило понимание им пу­тей подъема производительных сил деревни, а значит, и общего экономическо­го возрождения страны. Поскольку мелкое крестьянское хозяйство входит в систему общественного хозяйства через рынок, считал Н.П. Макаров, то нужна такая система государственного воздействия на рынок и на само крестьянское хозяйство, которая, учитывая хозяйственные интересы крестьянина, способст-

Огановский, Н.П. Индивидуализация землевладения в России и ее последствия / Н.П. Огановский. - М., 1914; Он же. Обновление земле­дельческой России и аграрная политика. Население. Переселенческий вопрос. Т. 3. Вып. 1. - М., 1914. 43 Макаров, Н.П. Новая кооперация в сельском хозяйстве и картофельно-крахмальное производство. Кострома, 1911 и др.

28


вовала бы капиталонакоплению в его хозяйстве, давала возможность расширять и улучшать производство. Укреплению экономических позиций мелких хо­зяйств должна была способствовать кооперация по сбыту, снабжению, совме­стному пользованию.

В советской исторической литературе проблема развития производитель­ных сил в сельском хозяйстве Западной Сибири не получила должного освеще­ния. Между тем эта проблема весьма актуальна, и на необходимость ее изуче­ния указывают исследователи аграрной истории страны, особенно в связи с дискуссией о роли кооперативов в развитии и внедрении новых форм хозяйст­венной деятельности.

Изучение проблем развития крестьянского и помещичьего хозяйств, об­щины, сельскохозяйственного производства, кооперации и аграрного рынка было продолжено уже в 90-е годы XX в. Что и нашло свое отражение в мате­риалах Всесоюзной конференции в Москве (1990 г.) и Всероссийской конфе­ренции в Тюмени (1992 г.). Особенно отчетливо эта линия проявилась в публи­кациях Л.В. Никифорова, Т.И. Кузнецовой, Н.К. Фигуровской и М.В. Марья-новского. В эти же годы прошли пять сессий аграрного симпозиума, на кото­рых обсуждался учеными-аграрниками широкий круг следующих вопросов в общероссийском масштабе: аграрный рынок, кооперативное движение, зажи­точное крестьянское хозяйство и др. Полученные результаты позволили не только расширить представления о социально-экономическом развитии страны. Вместе с тем, из вышеизложенного следовало то, что экономика России дина­мично развивалась и в годы Первой мировой войны.

В целом историки попытались преодолеть упрощенные представления о характере исторического процесса России в конце XIX - начале XX в. А сис­темное восприятие истории в последние годы позволило смотреть на многоук-ладность экономики не как на аномалии и переходные состояния, а как на есте­ственные устойчивые образования, социально-экономические структуры, кото­рые вписывались в капиталистическую систему. В монографии Л.М. Горюшки-на, Г.А. Бочановой, Г.А. Ноздрина на основе широкого круга дореволюцион­ных архивных и опубликованных источников показаны основные агрономиче­ские приемы и опыт сибирских крестьян в сельскохозяйственном процессе во второй половине XIX - начале XX в.

Статья П.Ф. Никулина посвящена становлению капиталистических эле­ментов в крестьянском хозяйстве Западной Сибири в начале XX в. Автором, установлено, что сложившийся социально-экономический строй имел традици­онно-общинную, семейно-трудовую, мелкотоварную потребительскую приро­ду. П.Ф. Никулиным в докторской диссертации были выделены основные по­ложения    о    том,    что    кооперирование    явилось    главным    социально-

44 Громыко, М.М. Мир русской деревни / М.М. Громыко. - М., 1991; Зырянов, П.Н. Крестьянская община Европейской России. 1907-1914

гг. / П.Н. Зырянов. - М., 1992; Казарезов, В.В. Крестьянский вопрос в России (конец XIX - первая четверть XX в.) / В.В. Казарезов. - М.,

2000; Тюкавкин, В.Г. Крестьянское хозяйство России в начале XX в. / В.Г. Тюкавкин. - М., 2002.

45 Горюшкин, Л.М. Опыт народной агрономии в Сибири (вторая половина XIX - начало XX в.) / Л.М. Горюшкин, Г.А. Бочанова, Г.А. Нозд-

рин. -Новосибирск, 1993.

46 Никулин, П.Ф. Экономическая природа и модернизация крестьянского хозяйства Западной Сибири начала XX в. / П.Ф. Никулин // Гума­

нитарные науки в Сибири. № 3. 2009. С. 115-116; Он же. Экономический строй крестьянского хозяйства Западной Сибири началаXX века/

П.Ф. Никулин. - Томск, 2009. - 384 с.

29


экономическим путем крестьянской модернизации и то, что крестьянская аг­рарная эволюция представляла собой народный поток модернизации. Она опи­ралась на вековой общинный, семейно-трудовой культурный базис и была на­правлена на осовременивание и сохранение духовно-культурного, хозяйствен­ного строя крестьянской жизни. Народная модернизация явилась альтернативой

47

западнической государственной модернизации России   .

Таким образом, завершая историографический обзор, можно констатиро­вать: истории сибирской кооперации посвящена значительная литература, и, тем не менее, она, по-прежнему, нуждается в дальнейшем исследовании, данная проблема до настоящего времени комплексно не изучалась. И дело не только в возможности приращения фактической базы исследования. Необходимость ска­занного обусловлена решением целого ряда дискуссионных проблем. К числу таковых можно отнести вопрос о характере взаимоотношений кооперации со своими контрагентами на рынке - государством и частным бизнесом. Также до сих пор одним из дискуссионных в теории и историографии остается вопрос о соотношении двух весьма специфических этажей кооперативного движения, свя­занных с понятиями «община», «артель» и «кооперация». Практически отсутст­вуют обобщающие работы и по истории сельскохозяйственной сбыто-снабженческой и кредитной кооперации и по истории кооперации на севере За­падной Сибири в районах автохтонного хозяйства (охотоведов, рыболовов).

Вторая глава «Становление и развитие российского кооперативного движения в конце XIX - начале XX в.»

2.1. Понятие о кооперации и история ее возникновения. На рубеже XIX -XX вв. почти все ведущие российские исследователи и деятели кооперации ра­ботали над конструированием понятия «кооперация» (А.Н. Анцыферова, А.А. Николаева и М.И. Туган-Барановского), поскольку многочисленные за­труднения на практике кооперативного строительства были таковы, что разре­шить их без вмешательства науки стало невозможно. Данная ситуация нашла свое отражение в кооперативной прессе, где наряду с материалами об образо­вании и деятельности кооперативных организаций, земских касс мелкого кре­дита, общероссийскими обзорами кооперативного движения, все большее ме­сто стало уделяться и научной разработке понятия «кооперации». Так в течение пяти лет, с 1913 по 1918 год в популярных журналах «Вестник кооперации» и «Кооперативная жизнь» публиковались статьи под рубрикой «Что такое коопе­рация», в которых читатели знакомились с различными интерпретациями поня­тий «кооперация» и «кооператив». Анализируя материалы дискуссии можно сделать вывод о том, что уже в то время отечественные ученые считали необ­ходимым сконструировать целостное научное определение понятия «коопера­ция» и дать ориентир для дальнейшего развития кооперативного строительства.

Наиболее универсальным является определение понятия современного кооператива, которое дано в документах всемирного кооперативного конгресса, состоявшегося в г. Манчестере (Великобритания) в 1995 г.: кооператив - это

47 Никулин, П.Ф. Внутренний экономический строй крестьянского хозяйства Западной Сибири начала XX века: автореф. дис... докт. ист. наук / П.Ф. Никулина: Томский гос. ун-т. - Томск, 2009. - 49 с.

30


самостоятельная организация людей, добровольно объединившихся с целью удовлетворения своих общих экономических, социальных и культурных по­требностей с помощью совместного владения и демократически управляемого предприятия.

Здесь предельно кратко названы характерные черты кооператива, его ос­новная цель и средство ее достижения. Достоинство приведенного определения состоит в том, что оно распространяется на любые подлинно кооперативные общества во всем их разнообразии и, наоборот, в принципе исключает возмож­ность именоваться кооперативом всякого рода некооперативным организациям и предприятиям (псевдокооперативам, лжекооперативам).

В настоящее время под кооперацией понимается совокупность особых об­щественно-хозяйственных объединений, основанных на коллективной форме собственности. Кооперация понятие собирательное, означающее совокупность отдельных кооперативов. В основе кооперативного движения лежат отдельные кооперативы.

2.2. Разработка кооперативных принципов основоположниками коо­перативного движения. Русская общественно-политическая мысль середины Х1Х-начала XX в. осваивала теорию и практику кооперации, прежде всего как инструмент борьбы с политическим деспотизмом и произволом, ограничиваю­щим возможности общественно-экономического развития страны. Идеи Р. Оу­эна и Ш. Фурье быстро распространились из Англии и Франции в Германию и другие страны Европы, в том числе и в Россию. Особенно широкую извест­ность в нашей стране получила система Ш. Фурье, которую изучали в кружках М. Петрашевского, Н. Кашкина, В. Дурова.

Российская общественно-политическая мысль второй половины XIX - на­чала XX в. осваивала теорию и практику кооперации прежде всего как инстру­мент борьбы с политическим деспотизмом и произволом, ограничивавшим воз­можности общественно-экономического развития страны (B.C. Садовский, Н.И. Зибер, Н.П. Баллин).

Как известно, сельскохозяйственная кооперация в России стала бурно раз­виваться лишь с первой трети XX в. В силу самобытности исторического про­цесса укоренение товарных отношений в российской деревне происходило с некоторым опозданием, по сравнению с развитыми странами того времени, по­этому и распространение крестьянской кооперации началось позднее. Но рос­сийские теоретики кооперативного движения начала XX в. на равных вошли в европейскую аграрно-экономическую науку и стали признанными авторитета­ми: их книги издавались за рубежом, их приглашали преподавать в известные европейские университеты и т.д. Имена таких видных ученых, как М.И. Туган-Барановский, В.Ф. Тотомианц, К.А. Пажитнов,С.Н. Прокопович, С.Л. Маслов, до сих пор значатся в библиографиях мировой кооперативной литературы. Но особую известность в мире получила теория сельскохозяйственной кооперации, созданная выдающимся экономистом А.В. Чаяновым. Теория А.В. Чаянова явилась - и в этом сегодня никто не сомневается - вершиной развития теорети­ческих воззрений на сельскохозяйственную кооперацию в России. Она опира-

31


лась на широкую научную базу, большой фактический материал. Его теорети­ческие воззрения разделяли в той или иной степени сторонники так называемо­го организационно-производственного направления: Н.П. Макаров, А.Н. Ми­нин, А.А. Рыбников, А.Н. Челинцев и другие.

Кооперация же, как известно, подразумевает демократические методы управления, создается только на добровольных началах. Управленческая ие­рархия в истинно кооперативной системе строится снизу вверх, на принципах выборности и подотчетности перед низшими уровнями, следовательно, исклю­чает бюрократизацию аппарата. Важнейшая характеристика кооперации - по­степенность выбора форм, переход от простейших к более сложным, их сосу­ществование и взаимное переплетение. Таким образом, она воплощает в себе то, что принято называть экономическими методами, поэтому кооперация, коо­перативные принципы необходимы сейчас как важнейшее условие и неотъем­лемая часть процесса демократизации, а на его основе и перехода на новый уровень эффективности экономики страны.

К началу XX в. в развитии российской кооперативной мысли обозначились три направления: 1) традиционная ориентация на артельные формы кооперации; 2) ориентация на индустриализм и либерализм, рассматривавших кооперацию преимущественно как средство приспособления к процессам капитализации и идеологию кооператоров; 3) социалистические установки в кооперативной тео­рии и практике.

2.3. Кооперативное законодательство в России в дореволюционный период. Кооперация оказывала существенное влияние на развитие социально-экономического состояния российского общества. В силу этого, ее деятель­ность, по мнению властей, должна была регламентироваться государством. И оно приступило к реализации этой идеи. Первое постановление правительст­ва, касавшееся жизнедеятельности кооперации, появилось уже в 1869 г. В соот­ветствии с ним, потребительская кооперация была «передана» в ведение Мини­стерства внутренних дел, в отдел народного здравия и призрения. Отныне раз­решение на открытие кооператива выдавалось министром внутренних дел (на

ДО

основании статьи 443 «Устава об общественном призрении»)   .

Наличие нормального Устава облегчило дальнейшую организацию потре­бительских обществ. Такие же «Нормальные уставы» были утверждены тогда для всех видов коопераций. Причем с этого момента, не надо было больше представлять уставы вновь организуемых кооперативов для утверждения в Пе­тербург, в Министерство внутренних дел, поскольку право утверждения уста­вов и разрешения создавать потребительские общества было предоставлено гу­бернаторам. Это существенно сократило срок прохождения проектов устава до утверждающей инстанции и обратно. «Нормальный Устав потребительского общества», принятый в 1897 г., действовал до 1917 г.

Потребительские общества были приписаны к Министерству внутренних дел, а сельскохозяйственные товарищества к Министерству земледелия. Разре­шалось образовывать товарищества лишь при двух условиях: если они прини-

48ГАРФ.-Ф. 102.-Оп. 1916.-Д. 16. 4.1.-Л.10.

32


мали «Нормальный» устав, одинаковый для всей страны, и если среди учреди­телей не было лиц, с точки зрения полицейского надзора, «неблагонадежных». «Нормальные» же уставы были построены так, что стесняли деятельность това­риществ и лишали их почти всякой самостоятельности и кредитоспособности. Все эти недостатки обсуждались кооперативными деятелями на съездах (1908, 1912,1913 гг.)

Одной из причин противодействия правительства созданию коопераций стала боязнь того, что они превратятся в очаг крамолы, подобно профсоюзам рабочих и другим массовым организациям. И надо сказать, что эти опасения были небезосновательны. Являясь объединениями широких слоев крестьянства, кооперативы в значительной степени отражали революционные настроения крестьян, хотя и были организациями беспартийными. Принятие давно подго­товленного и ожидаемого кооператорами закона стало реальностью сразу же после победы Февральской революции. 20 марта 1917 г. Временное правитель­ство приняло предложенное кооператорами «Положение о кооперативных то­вариществах и их союзах», а вслед за этим - 21 июня - «Положение о регистра­ции товариществ, обществ и союзов» и, наконец, 1 августа - «Положение о съездах представителей кооперативных учреждений».

Временное правительство сделало ставку на кооперацию как на самую массовую общественную организацию. Одним из первых его законодательных актов было принятое 20 марта 1917 г. «Положение о кооперативных товарище­ствах и союзах». Главным достоинством данного кооперативного закона было введение взамен разрешительной явочной системы открытия кооперативов всех видов. Закон закреплял лучшие традиции кооперативного движения в России. В нем провозглашалось, что кооперативные товарищества призваны содейство­вать не только материальному, но и духовному благополучию своих членов.

Третья глава «Кооперативное строительство в Западной Сибири в конце XIX- начале XX в.»

3.1. Этапы становления кооперативного движения в Западной Сибири. Крестьянская кооперация в Западной Сибири развивалась в начале XX в. доста­точно быстрыми темпами. В ее развитии можно выделить три этапа: первый -конец XIX в. - 1906 г.; второй - 1906 - 1914 г.; третий - 1914-1917 гг.

Кооперация получила развитие в годы столыпинской аграрной реформы. Это был своеобразный ответ российского крестьянства на правительственную политику разрушения общины и фермеризации хозяйства. Широкая колониза­ция и капитализация Западной Сибири, недостаток средств, необходимость борьбы с торгово-ростовщическим капиталом и спекуляцией в предвоенные го­ды, целенаправленная политика правительства в период войны и революций 1917 г. Обусловила быстрый рост кооперативных организаций.

Особенности развития кооперативного движения в Западной Сибири опре­делялись естественно-историческими условиями: необъятными пространства­ми, редкостью населения, преобладанием сельского хозяйства над промышлен­ностью, а также и своеобразием края. Правительство не решалось допускать бесконтрольного развития кооперации. Именно этим можно объяснить уста-

33


новление его контроля за ее финансовой деятельностью. Финансовая помощь кооперации являлась по сути дела частью аграрной политики правительства. Финансировали кооперацию не только государственное казначейство, но и ка­питалистические фирмы, в том числе иностранные. Главным источником явля­лись средства крестьянства, вложенные в развитие кооперативов. Появление как отечественных, так и зарубежных инвесторов в регионе способствовало достаточно быстрому развитию кооперации. Прилив дополнительных средств содействовал снабжению производства машинами и оборудованием, сбыту си­бирской сельскохозяйственной продукции, связывал регион с мировым рын­ком. Иностранные фирмы через кооперативы способствовали внедрению в крае новых форм торговли по образцам, с демонстрацией машин и рекламой, а так­же внесли вклад в дело внедрения технических новшеств и передовых техноло­гии, обучению сибиряков новейшим формам организации и производства.

Западносибирская кооперация являлась не только эффективным механиз­мом регулирования рыночных отношений, но и одним из средств совершенст­вования производства. Дореволюционная кооперация помогла крестьянам ос­вободиться от засилья ростовщиков и частных торговцев, способствуя тем са­мым выживанию в условиях развивающегося капиталистического рынка мало­состоятельным крестьянским хозяйствам, не меняя системы их поземельных отношений.

3.2. Кредитная кооперация Западной Сибири. В связи с промышленным подъемом в регионе и проникновением капиталистических отношении в сибир­скую деревню начинается быстрый рост сельских кредитных кооперативов трех видов: 1. кредитные товарищества с основным капиталом, взятым в долг в Го­сударственном банке или в Управлении делами мелкого кредита; 2. ссудно-сберегательные товарищества, основной капитал которых складывался из пае­вых взносов участников и 3. общественные банки или кассы, создаваемые из отчислений мирских сумм.

Начало кредитно-кооперативного движения в Сибири относится к 1906 г. В 1909 г. в регионе насчитывалось 25 кредитных и ссудно-сберегательных то­вариществ, к 1 января 1914 г. их насчитывалось уже 1124.

В годы Первой мировой войны кредитные кооперативы менее всего явля­лись банковскими организациями мелкого кредита. По характеру своих опера­ций они походили на сельскохозяйственные снабженческо-сбытовые коопера­тивы, организовывавшие сбыт продуктов сельского хозяйства и промыслов, а также снабжавшие деревню сельскохозяйственными орудиями и материалами производства.

По размерам и внутреннему устройству кредитные Союзы Сибири распа­дались на две группы: крупные союзы хлебного района южной и юго-западной Сибири и мелкие союзы лесного северо-востока. Завершающим этапом союзно­го строительства в кредитной кооперации стало образование в сентябре 1917 г. Союза сибирских кредитных союзов, который представлял собой единый центр сибирской кредитной кооперации от Урала до Владивостока, объединивший в своем составе 1,5 тыс. кредитных товариществ.

34


3.3. Дореволюционная потребительская кооперация Западной Сибири.

Важнейшей составной частью кооперативного движения в Западной Сибири, но и России в целом являлась потребительская кооперация, самая массовая, де­мократическая, социально-экономическая организация, представлявшая собой добровольное объединение, создаваемое для закупки и продажи потребитель­ских товаров.

Потребительская кооперация располагала широко разветвленным и хоро­шо налаженным аппаратом, включавшим всю систему кооперативных органи­заций: первичные кооперативы, из союзы; центральные отраслевые объедине­ния, а также лавки, склады, промышленные предприятия (перерабатывающие заводы и фабрики сельскохозяйственных продуктов), маслодельные заводы; мельницы; зернохранилища; прокатные и зерноочистительные пункты; сеть торговой агентуры, находившейся не только на территории России, но и за гра­ницей, также опытных работников, специализировавшихся в сфере распределе­ния, заготовок, сбыта, переработки продуктов, банковского дела и тех кто, осуществлял учетно-распределительные функции.

Одной из особенностей развития потребительской кооперации в Западной Сибири было возникновение кооперативных обществ в форме лавок при масло-артелях, чего не было в восточно-сибирских губерниях и областях. В 1913 г. В Тобольской губерний было 90 артельных лавок, в Томской - 173. В 1916 г. В Западной Сибири было зарегистрировано 1150 артельных лавок.

Другой характерной чертой потребительской кооперации Западной Сиби­ри являлось ее объединение с производственными кооперативами, чаще всего с маслодельческими. В 1907 г. в составе Союза сибирских артелей находилась только одна потребительская лавка, то в 1915 г. уже 681 потребительное обще­ство, а в 1917 г. - 1167.

Накануне войны потребительские кооперативы в Сибири начинают объе­диняться в Союзы, которые сразу же повели дела непосредственно с крупными фирмами губернских городов, а зачастую - с фабриками и заводами. Образова­ние их шло двумя путями: объединении уездных потребительских обществ во­круг городов и создание смешанных союзов на основе регионального объеди­нения маслодельческих артелей. К концу 1917 г. в регионе было создано 18 союзов потребительской кооперации.

Значение потребительской кооперации состояло в том, что она способст­вовала развитию товарных отношений в крестьянских хозяйствах. На смену мелкому лавочнику приходит крупный товарно-торговый капитал, каким яв­лялся в условиях капиталистического общества коллективный капитал потре­бительских кооперативов. Дореволюционная потребкооперация явилась той хо­зяйственной формой, в которой сочетались элементы мелкотоварного и капита­листического, а через кредиты и развивающийся в годы войны госзаказ и госу­дарственно-капиталистического укладов.

3.4. Развитие производственной кооперации в Западной Сибири. Про­

изводственная кооперация занималась закупкой сельскохозяйственных машин

и орудий, минеральных удобрений, семян. Она также сбывала производимые

35


крестьянским хозяйством продукты. Ее представляли сельскохозяйственные общества, молочные, льняные, картофельные и другие специализированные кооперативы по переработке молока в масло, картофеля - в крахмал, подсуши­ванию и консервированию овощей.

К предпосылкам создания производственной кооперации в Западной Си­бири можно отнести появление первых кооперативов и широкое развитие мас­лодельного производства. Особенно их быстрый рост обозначился после 1911 г., когда на почве борьбы с неурожаями крестьянство изыскивало пути выжива­ния. Своеобразной формой производственной кооперации являлись сельскохо­зяйственные общества. Они были призваны заниматься чисто просветительской деятельностью, направленной на подъем культуры земледелия. Главная забота этих обществ заключалась в приобретении сельскохозяйственных орудии. Они устраивали склады сортировки (молотилок, веялок, жнеек, куклеотборников, льномялок, соломорезок), заводили показательные участки на арендной или купчей земле. Производственная кооперация не затрагивала основ крестьянско­го хозяйства. Она лишь постепенно отщепляла от него некоторые отрасли, втя­гивая крестьянство с выгодой для него в общую систему народного хозяйства, включая его, таким образом, во внутренний общероссийский рынок, а через не­го - и в мировой.

Глава 4. Западносибирская кооперация и развитие производительных сил в конце XIX - начале XX в.

4.1. Деятельность кооперации по снабжению крестьянских хозяйств техникой. В начале XX в. в Западной Сибири наблюдался рост посевных пло­щадей значительно опережавший прирост населения. Это обстоятельство при­вело к тому, что деревня стала испытывать острый недостаток в рабочей силе, устранить который она старалась путем внедрения в производство новых тех­нологий, машин и оборудования. Кооперация стала организацией, которая обеспечивала хозяйства машинами и материалами по доступным им ценам. Только за 1906 - 1911 гг. кооперативами Сибири было приобретено сельскохо­зяйственных машин и усовершенствованных орудии на 84 млн. руб.

Почти половина всех машин продавалась через кредитную кооперацию. Обычно от четверти до трети всей их стоимости покупатель платил наличными. Остальная сумма вносилась им в течение двух лет с надбавкой 6% годовых. При несвоевременной уплате очередного взноса с покупателя взыскивалась пеня -дополнительно еще 8% от просроченной суммы. Выгода от применения машин в Западной Сибири составляла от 1 руб. 70 коп. до 3 руб. 08 коп. на 1 дес.

Составной частью работы кооперативов в области агротехники было соз­дание сельскохозяйственных складов с прокатными пунктами, где производи­лась не только продажа машин и орудий, но и сдача их в аренду на тот или иной сезон сельскохозяйственных работ. Большинство крестьян, имевшее воз­можность купить дорогостоящие сельскохозяйственные агрегаты, могли брать их в аренду или кредит в машинных товариществах и прокатных пунктах.

Применение машин содействовало естественному повышению культуры земледелия: увеличению посевных площадей, более тщательной вспашке, про-

36


полке, уходу за посевами и т.д. Конечным итогом стал подъем сельского хозяй­ства региона на более высокий уровень в качественном и количественном от­ношении, более интенсивное его втягивание в товарно-денежные отношения.

4.2.   Залоговые операции кооперативов. Кредитные союзы, наряду с

прямыми своими обязанностями, осуществляли залоговые операции, находясь в

полуказенном положении. Зависимость от государства закреплялась государст­

венными ссудами в основные и оборотные капиталы кооперативов и обязатель­

ствами поставок для армии.

В 1914 г. хлебозалоговые операции проводили 262 кредитных кооператива. В 1916 г. почти все кооперативы вели операции с хлебом. Только в 1914-1915 гг. ими было принято в залог 5,4 млн. пудов хлеба. Так, в 1917 г. у кредитных то­вариществ находилось в собственности 2 элеватора с механическим оборудова­нием, емкостью до 300 тыс. пудов каждый.

Практика работы кооперативов в условиях военного времени всецело оп­равдала расчеты правительства на общественно-организационные закупки про­дуктов, как для армии, так и для внутреннего потребления. Кооперативы своей деятельностью подтвердили, что они являются для властей самой доступной и самой удобной заготовительной организацией.

4.3. Деятельность маслодельной кооперации и маслоторговля в Запад­

ной Сибири. В начале XX в. Западная Сибирь превратилась в крупный центр

производства сливочного масла. Известным свидетельством этого может слу­

жить его поставки на экспорт. В 1896 г. они составили 2 млн., в 1904 г. - 2,5 млн.,

в 1913 г. -4 млн. пудов масла. С 1904 г. доля Сибири составляла свыше 90%

общероссийского масляного экспорта.

В годы войны Западная Сибирь продолжала оставаться основным постав­щиком масла на рынок. Его ежегодное производство составляло 5 млн. из 6,6 млн. пудов, производившихся в Сибири. В 1914 г. только из Барнаульского уезда было вывезено 2,1 млн. пудов масла, что составило 90% его производства в уезде, 79% из этого масла, было отправлено за границу. При маслозаводах были устроены маслохранилища и оборудованы холодильники на станциях же­лезной дороги. Такими пунктами в Алтайском округе являлись станции: Барна­ул, Алей, Поспелиха, Рубцовка, Черепаново, Усть-Чарышская Пристань. Кроме маслоделия кооператоры занимались проблемами сыроварения. В 1912- 1913 гг. в Алтайско-Томской части Сибири насчитывалось 35, в 1915 г. - 159 сырова­ренных завода.

Маслодельная кооперация способствовала росту и утверждению капитали­стических в деревне рыночных отношении, развитию ее производительных сил, увеличению богатства страны.

Глава 5. Кооперация и ее роль в развитии аграрных технологий в За­падной Сибири в 1900-1917 гг.

5.1. Развитие агрономии. Аграрное развитие Сибири во второй половине XIX в. будет всецело проходить под воздействием переселенческого движения, влиявшего буквально на все хозяйственные, социальные и политические про­цессы, происходившие в это время в деревне. Эти особенности и обусловили

37


более свободный, чем в центре страны, рост сельской буржуазии и, в конечном итоге, сказались на темпах развития капитализма в сельском хозяйстве Сибири. С введением в строй Сибирской железнодорожной магистрали, связавшей Си­бирь с общероссийским и мировым рынками, заметно активизировалось пере­селенческое движение и возросла степень колонизации и зрелости капитали­стических отношений в районах старого заселения, особенно тех, которые на­ходились в близи железной дороги, а с другой стороны, капиталистические от­ношения распространялись и на новые территории.

Составной частью работы кооперативов в области агротехники в изучае­мый период стало и создание сельскохозяйственных складов с прокатными пунктами. Последние производили не только продажу машин и орудий, но и сдачу их в аренду на тот или иной сезон сельскохозяйственных работ. Через склады же деревни снабжались и строй материалами, различными товарами для деревенского обустройства.

В своей работе агрономы стремились опираться на коллективные субъекты -кооперативы, так как им необходимо было не просто показать крестьянам, как можно рационально вести свое хозяйство, но и оказать ему посильную помощь в его «культурной» организации. Так, для ознакомления с результатами опытов на отведенных территориях организовывались показательные поля с демонст­рациями рекомендуемых севооборотов, наиболее эффективных способов обра­ботки почвы. Устраивались также передвижные агрономические выставки, проводились краткосрочные курсы, беседы и встречи, на которых объяснялась значимость опытных работ для повышения плодородия земли, давались прак­тические советы по освоению агротехнических новшеств, что, в свою очередь, способствовало расширению посевных площадей в регионе и росту производ­ства товарного хлеба.

Словом, роль кооперативных товариществ и обществ в организации сель­скохозяйственного производства, пропаганды и внедрения новых аграрных технологии была в изучаемый период весьма значительна. В силу этого, и рас­сматривали исследователи кооперацию начала XX в. как один из наиболее ве­роятных путей выхода деревни из социально-экономического кризиса. Способ­ствовала дореволюционная кооперация не только высвобождению крестьян из-под гнета, как отечественного ростовщического капитала, так и международно­го, но и повышению агрикультуры хозяйства за счет снабжения его селекцион­ными семенами и более современными машинами и сельскохозяйственным ин­вентарем.

5.2. Деятельность сельскохозяйственных опытных участков. Учрежде­ние образцовых ферм, по мнению ученых и практиков, будет способствовать распространению среди сельского населения современных, выработанных нау­кою и практикой сельскохозяйственных знаний. Ферма с образцовым хозяйст­вом будет служить наглядным примером правильного ведения хозяйства, и со­действовать распространению среди крестьянства лучших пород скота, а также усовершенствованных земледельческих орудий и хорошего качества семян.

38


Необходимость взаимодействия общественных организаций и кооперации диктовалась и причинами организационно-хозяйственного характера. Боль­шинство агрикультурных мероприятий требовали значительных финансовых затрат, поэтому важной предпосылкой для их реализации была организация кредитной кооперации. Существование, например, продуктивного скотоводства имело смысл только при соответственном развитии последней, бравшей на себя переработку и сбыт произведенной продукции. С другой стороны, кооперативы настойчиво призывали крестьянские хозяйства использовать у себя дорого­стоящую сельскохозяйственную технику. А поскольку у крестьян не было средств для ее покупки, то приходилось открывать машинные товарищества и прокатные пункты. Именно поэтому к общественной агрономии ближе стояли те кооперативы, которые были непосредственно связаны с крестьянским произ­водством - сельскохозяйственные товарищества разных типов и сельскохозяй­ственные общества.

Подытоживая вышесказанное, можно утверждать, что роль кооперативных товариществ и обществ в организации сельскохозяйственного производства, пропаганды и внедрения аграрных технологий в Сибири была весьма значи­тельна. В силу этого кооперацию начала XX в. исследователи неслучайно рас­сматривали как один из наиболее вероятных путей выхода региона, страны в целом из социально-экономического кризиса. Дореволюционная кооперация способствовала не только высвобождению крестьян из под гнета как отечествен­ного ростовщического капитала, так и международного. А также содействовала повышению агрикультуры хозяйства за счет снабжения его селекционными се­менами и более современными машинами и сельскохозяйственным инвентарем.

5.3. Роль кооперации в совершенствовании структуры производства и ее культурно-просветительная деятельность. Одним из важнейших направ­лений деятельности кооперативов в рассматриваемое время являлось облегче­ние труда земледельца, содействие его переходу к новым формам и методам хозяйствования, основанным на достижениях сельскохозяйственной науки и передовой практики.

Возросшая в период войны роль крестьянской кооперации, признание пра­вительством ее экономических возможностей и общественного влияния, ее зна­чения для решения агрономических и агротехнических проблем сибирской де­ревни свидетельствовали о принципиально новых явлениях в экономике и со­циальных отношениях в стране, что нашло свое отражение и в уставах союзов. В них отмечалось, что последние создавались с целью улучшения «материаль­ного и духовного благосостояния населения», что достигалось путем сбыта сельскохозяйственной продукции, снабжения населения сельскохозяйственной техникой, а также организацией предприятий по переработке сельскохозяйст­венного сырья

Иначе говоря, перед сибирской кооперацией в сфере улучшения, «облаго­раживания» земли стояли сложные задачи: 1) создание мелиоративных товари­ществ - своеобразного по своей деятельности типа кооперативных учреждений; 2) перед кредитными кооперативами стала задача предоставления мелиоратив-

39


ного кредита населению; 3) только кооперативы могли взять на себя производ­ство мелиоративных работ, которые требовали больших затрат и объединения усилий заинтересованных лиц в осуществлении мелиорации; 4) наряду с сами­ми работами важную роль играла и пропаганда последней, ознакомление насе­ления с ее ролью и значением в деле земельных улучшений.

Проводниками всех этих идей в крестьянскую среду и стали сельскохозяй­ственные кооперативы. Для решения поставленных задач им предписывалось повсеместно организовывать кооперативные культурно-технические бюро, ко­торые своей деятельностью могли бы реально содействовать распространению земельных улучшений, способствуя тем самым, расширению посевных площа­дей в регионе и росту производства товарного хлеба.

Культурно-просветительная деятельность кооперации содержала в себе та­кие направления, как образовательное и воспитательное. Под просвещением кооперация, главным образом, предполагала распространение и популяризацию достижений экономической науки о сельском хозяйстве, культуре и историче­ском развитии хозяйственных форм. Результатом их деятельности было увели­чение числа грамотного населения и вовлечение крестьянских хозяйств в коо­перативные организации и объединения, которые способствовали повышению производительности труда путем использования в хозяйствах усовершенство­ванной сельскохозяйственной техники и новых технологий.

Одновременно с этим шло распространение и сельскохозяйственных зна­ний среди местного населения через специализированные школы. В первое де­сятилетие XX в. в Сибири имелось шесть сельскохозяйственных школ: Томская (образована в 1898 г.), Иркутская (1899 г.), Каинская (1902 г.), Омская (1903 г.), Беловская (1904 г.) и Тобольская (1909 г.). Деятельность учебных заведений обходилась кооперативам недешево. Так, содержание низшего сельскохозяйст­венного училища с комплектом учащихся до 80 чел. (здание училища, интерна­та, мастерская, кузницы, амбары и др.), союзу обходилось в 163215 руб., а обо­рудование фермы еще в 12250 руб. Если говорить о расходах в целом низшему сельскохозяйственному училищу, то выражались суммой в 175 тыс. руб. В 1913 г. было открыто пять новых учебно-показательных мастерских, в следующем году еще две мастерские. Таким образом, в ведении Кустарного комитета нахо­дилось 12 учебно-показательных мастерских, да в двух пунктах начато разви­тие бондарного промысла.

Для широкого распространения сельскохозяйственных знаний среди кре­стьян, кооперативные общества и товарищества устраивали, краткосрочные сельскохозяйственные курсы, которые действовали практически при всех Сою­зах кооперативов. В годы Первой мировой войны кооперативными учрежде­ниями была поставлена цель организовать продовольственную помощь населе­нию и армии, но в виду отсутствия специалистов и руководителей, они не мог­ли в полном объеме выполнить поставленные задачи, так как мобилизации еще более уменьшили ряды кооперативных служащих, которые не успели подгото­вить заместителей для дальнейшей работы. По этой причине на кооперативных

40


совещаниях было решено организовать курсы для лиц, работающих в коопера­тивах и для увечных воинов по трехнедельной программе.

Немалую роль в успешной деятельности кооперативных Союзов сыграла работа издательских отделов кооперативов в деле просвещения масс и пропа­ганде идей кооперации. Со времени возникновения маслодельного производст­ва общественными деятелями Тобольской губернии были предприняты попыт­ки ознакомления населения с новинками. В 1895 г. в Кургане была устроена сельскохозяйственная и кустарная промышленная выставка. Ее инициатор, Н.Л. Скалозубов, проехав в 1894-1895 гг. по значительной части уездов То­больской губернии, пришел к убеждению о необходимости проведения сель­скохозяйственных выставок, чтобы знакомить население с лучшими достиже­ниями в сельском хозяйстве.

Вклад кооператоров в развитие культуры сибирского населения был суще­ственным. Широкая просветительная деятельность кооперации, в том числе всемерная пропаганда новых технологий, способствовала прогрессу россий­ской, в частности, сибирской деревни. Все это имело большое значение, потому что правительство уделяло недостаточное внимание данным направлениям ра­боты на окраинах империи. Кооперация активно использовала вековые тради­ции русского народа, не разрушая, а укрепляя их, правда, с учетом веяний но­вого времени. Кооперация демонстрировала свою силу и значение в деле подъ­ема экономики региона и страны в целом. Поэтому ежедневная культурно-просветительная работа была необходима, и кооператоры тем самым вносили определенный вклад в расширение представлений об окружающей среде тех­ническом прогрессе.

Заключение. Кооперативное движение, зародившееся в России во второй половине XIX в. и долгое время остававшееся малозаметным явлением в народ­нохозяйственной жизни страны, было вызвано к жизни потребностями разви­вающихся капиталистических отношений, поэтому направление развития коопе­рации соответствовало направлению капиталистической модернизации России. Кооперация, с одной стороны, отражала общий уровень состояния сельскохозяй­ственного производства в стране, с другой стороны, служила одним из факторов ускорения развития аграрного капитализма в ней.

Процесс развития кооперативного движения в России прошел с конца XIX -начала XX в. четыре сложных и противоречивых этапа, на протяжении которых наблюдались спады и подъемы, обусловленные общественно-историческими ус­ловиями, внутренней логикой самого кооперативного движения, острой борьбой соперничавших группировок в среде правительственной бюрократии, которая наложила свой отпечаток как на форму, так и на содержание кооперативных за­конов и уставов.

Однако уровень кооперативного движения достигнутый в начале XX в. вы­шел за рамки отдельных уставов и положений и требовал закона, на основании которого можно было бы составлять разнообразные уставы и изменять их соот­ветственно потребностям кооперативной жизни.

41


Инициативу выработки проекта кооперативного закона кооперация, как из­вестно, взяла на себя. Много лет деятели кооперации, теоретики и практики, на­пряженно работали над его созданием, обсуждая, редактируя, дополняя его на кооперативных съездах. Проект стал поистине результатом коллективного твор­чества и важным достижением кооперативной мысли, так как закреплял те демо­кратические начала, на которых развивается кооперация. 20 марта 1917 г. Вре­менное правительство приняло долгожданный общекооперативный закон, кото­рый устранил все административные препятствия для дальнейшего развития сельской кооперации в деревне, но этому процессу помешала Октябрьская рево­люция.

Анализ политики государственных учреждений по отношению к коопера­тивному движению в деревне показывает, что политические мотивы заставляли государство сдерживать развитие кооперативной деятельности. Однако сообра­жения экономического порядка перевешивали политические опасения, и коопе­ративное учредительство расширялось. Недоверие к кооперации правящих кру­гов объяснялось тем, что объединение кооперативов в союзы совпало с ростом интереса к движению со стороны левых политических партий. Следует иметь в виду, что полицейское ведомство обычно преувеличивало как степень револю­ционности кооперативных лидеров, большинство которых оставалось сторонни­ками принципа «нейтральности» кооперации, так и глубину, массовость полити­ческих настроений среди рядовых членов кооперативов.

Задачи кооперативного движения начала XX в. сводились к двум моментам: 1) созданию организованных (вместо стихийных) отношений в области произ­водства и торговли и 2) устранению капиталистов-посредников, ростовщиков и передаче получаемых ими прибылей в актив самих производителей.

Кооперативы Западной Сибири имели в рассматриваемое время различные организационные формы (товарищества, общества, артели, лавки, союзы, союзы союзов и др.) и объединяли в своих рядах разнородные группы крестьянства. Кооперативная «бюрократия» (как правило, профессионалы) представляла также различные слои сибирского общества. Уставная форма кооперативных товари­ществ, в отличие от малораспространенной договорной, предполагала и кон­троль за их деятельностью со стороны местных и центральных органов власти. Кредитные, сельскохозяйственные общества, маслодельные и промысловые ар­тели, вызванные к жизни потребностями развившихся товарно-денежных отно­шений, аграрного капитализма, нуждались в специальном кооперативном зако­нодательстве.

Несмотря на то, что сибирская кооперация была частью российской, она, тем не менее, имела и свои специфические особенности. К ним в указанный пе­риод можно в первую очередь, отнести объединение кооперативов в крупные корпоративные союзы, как территориально-отраслевые, так и центральные. С другой стороны, интегрирование кооперативного движения привело и к зарож­дению в регионе комбинированного типа коопераций с тремя функциональными вариантами: кредитно-потребительско-производственными.

42


Набиравшее силу кооперирование не ломало структуры крестьянского хо­зяйства и не затрагивало его основ. Организуя сбыт, переработку продуктов, за­купку необходимых деревне товаров, кредитуя сельского производителя, коопе­рация втягивала сибирское крестьянство не только в общероссийский, но и в ми­ровой рынок. С деятельностью коопераций было связано как развитие, так и вне­дрение в сельскохозяйственное производство новых технологий. От 65% (Барна­ульский уезд) до 90% (Тарский уезд) усовершенствованных машин и другой техники получало в 1913-1916 гг. крестьянство Западной Сибири через коопера­тивы. К 1917 г. действовали совместные англо-сибирские, американо-российские, германо-сибирские фирмы по закупке и продаже сельскохозяйст­венных машин. Кооперативы развернули и активную деятельность по созданию и дальнейшему строительству собственных производств по изготовлению сель­скохозяйственной техники. Кредитная и производственная кооперации повсеме­стно организовали свои пункты проката, машинные и ремонтные станции. Гла­венствующее значение имела западносибирская кооперация и в производстве масла, которое «давало золота вдвое больше, чем вся сибирская золотопромыш­ленность». На внешний рынок ею вывозилось 89% произведенного Союзом си­бирских маслодельных артелей масла. Кооперация много делала и по совершен­ствованию структуры производства, внедрению в практику современных мето­дов ведения хозяйства, способствовавших получению конкурентоспособной продукции без коренной ломки деревенского общинного уклада.

Кооперация положила начало и распространению среди крестьян сельско­хозяйственных знаний, внедрению более передовых приемов обработки земли и ведения хозяйства. Во многих случаях, благодаря сельскохозяйственным коопе­ративным обществам, в деревне появились агрономы, землемеры, ветеринары и другие специалисты сельского хозяйства. Общественно-агрономическая и коо­перативная работа, проводимая кооперативами, привела к образованию в Запад­но-сибирском регионе единого агрокооперативного комплекса. Большинство аг­рикультурных мероприятий, проводившихся им, требовало значительных фи­нансовых затрат, поэтому важной предпосылкой для их реализации была органи­зация новых кооперативных обществ. Существование продуктивного скотовод­ства имело смысл только при соответствующем развитии коопераций по перера­ботке и сбыту сельскохозяйственной продукции. А использование в крестьян­ских хозяйствах дорогостоящей сельскохозяйственной техники облегчалось дея­тельностью машинных товариществ, прокатных пунктов и пр.

Развитие кооперации обогатило население материально и морально, а также показало возможности сибирской деревни, позволив ей сделать первый и реши­тельный шаг к улучшению материального положения трудового населения по­средством втягивания его в кооперативные формы деятельности.В условиях слабой распространенности среди сельского населения полити­ческих организаций и профессиональных союзов кооперация приобрела исклю­чительное значение и выдвинулась, таким образом, на первый план как общест­венная сила. Многомерность и разнофункциональность кооперации дает воз­можность рассматривать ее как хозяйственную, общественную организацию,

43


строившуюся по принципу вертикальных и горизонтальных связей. Объединяя сельских производителей, она видоизменяла их социальную жизнь и приучала их к взаимосотрудничеству и самоуправлению.

Таким образом, российская кооперация развивалась в сложных условиях и под сильным влиянием центральной власти. Тем не менее, кооперация сыграла определенную роль в преобразовании экономического и социального сектора экономики страны, в повышении самодеятельности населения, его обществен­ных инициатив, культурного уровня. Однако процесс этот был прерван и не по­лучил завершения.

Поэтому сейчас, как никогда, важно детальное знание действительной исто­рии российской кооперации, учитывавшей все достижения и ошибки, плюсы и минусы, в том числе и в сфере разработки кооперативного законодательства. Сло­вом, исторический опыт, накопленный дореволюционной крестьянской коопера­цией Западной Сибири, вне сомнения, богат и ценен. Он может с полным правом использован и сегодня, когда наша страна решает сложные задачи социально-экономического характера, возрождения и дальнейшего развития ее аграрного сектора.

Содержание диссертации отражено в следующих основных публика­циях:

Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях и журналах, ре­комендованных ВАК:

  1. Чедурова, Е.М. Кооперативное движение на Алтае и его роль в разви­тии аграрных технологий (1900-1918 гг.) / Е.М. Чедурова // История и культура коренных народов Саяно-Алтая. Вестник Томского госуниверситета. Бюлле­тень оперативной научной информации. Томск, 2006. С. 61-69.
  2. Чедурова, Е.М. Кооперация Западной Сибири и ее культурно-просветительская деятельность в начале XX века / Е.М. Чедурова // Вестник Томского государственного университета. «История». Томск, 2008. № 309. ап­рель. С.90-96.
  3. Чедурова, Е.М. Разработка кооперативных принципов в отечественной историографии / Е.М. Чедурова // Вестник Томского государственного универ­ситета. «История». Томск, 2008. № 307. февраль. С.80-86.
  4. Чедурова, Е.М. Развитие агрономической службы в Сибири в конце XIX - начале ХХв. / Е.М. Чедурова // Известия Алтайского Государственного Университета, Барнаул, 2009. № 4/2. С.249-254.
  5. Чедурова, Е.М. Роль кооперации в деле снабжения крестьянского хо­зяйства техникой в конце XIX - начале ХХв. / Е.М. Чедурова // Известия Ал­тайского Государственного Университета. Барнаул, 2009. № 4/3. С.245-250.
  6. Чедурова, Е.М. Деятельность сельскохозяйственных опытных участков в Западной Сибири в начале XX века / Е.М. Чедурова // История науки и техни­ки. 2009, № 12. С. 44-52.

44


  1. Чедурова, Е.М. Роль кооперации в зарождении учебно-производственных заведений в Западной Сибири в начале XX века / Е.М. Чеду­рова // Научные проблемы гуманитарных исследований . 2009. № 11(2). С. 147-155.
  2. Чедурова, Е.М. Зарождение кооперации в России / Е.М. Чедурова // Преподавание истории в школе. 2010. № 1. С. 66-69.

Монографии:

  1. Чедурова, Е.М. Кооперация Западной Сибири и ее роль в развитии аг­рарных технологий (1906-1917 гг.) /Е.М. Чедурова. - Бийск,2003.147 с.
  2. Чедурова, Е.М. Кооперативное движение в Западной Сибири в конце XIX - начале XX вв. / Е.М. Чедурова. - Барнаул, 2007. 227 с.

Статьи и тезисы:

  1. Чедурова, Е.М. Вопросы развития кооперации в работах сибирских ис­ториков 70-х - начала 90-х г. / Е.М. Чедурова // Историческая традиция. Сбор­ник статей. Бийск, 1997. С. 76-80.
  2. Чедурова, Е.М. Производственная кооперация Западной Сибири в 1900-1917 гг. / Е.М. Чедурова // Актуальные вопросы истории Сибири. Научные чтения памяти профессора А.П. Бородавкина: Материалы конф. /под. ред. Ю.Ф. Кирюшина, В.А. Скубневского. Барнаул, 1998. С. 186-188.
  3. Чедурова, Е.М. Деятельность кооперации по снабжению крестьянских хозяйств Западной Сибири техникой / Е.М. Чедурова // История и культура на­родов Саяно-Алтая: в прошлом, настоящем и будущем. Сборник научных ста­тей. Горно-Алтайск, 1998. С.63-66.
  4. Чедурова, Е.М. Деятельность маслодельной кооперации в Западной Сибири в 1906-1917 гг. / Е.М. Чедурова // Вопросы истории: сборник статей. Вып.1. /под ред. Н.Ф. Иванцовой. Бийск, 1998. С. 26-31.
  5. Чедурова, Е.М. Деятельность кредитной кооперации в Западной Сиби­ри 1900-1917 гг. / Е.М. Чедурова // Вопросы истории: Сборник статей. Вып.2. /под ред. Н.Ф. Иванцовой. Бийск, 1999. С. 36-41.
  6. Чедурова, Е.М. Развитие кредитной кооперации в Западной Сибири 1906-1917 гг. / Е.М. Чедурова // Россия и мировой исторический процесс: Сборник научных статей. Бийск, 1999. С. 60-63.
  7. Чедурова, Е.М. Кооперация и ее роль в развитии аграрных технологий / Е.М. Чедурова // История и культура народов Саяно-Алтая: в прошлом, на­стоящем и будущем. Сборник научных статей. Горно-Алтайск, 1999.С. 140-143.
  8. Чедурова, Е.М. К вопросу о роли западносибирской кооперации / Е.М. Чедурова // Актуальные вопросы истории Сибири. Вторые научные чтения памяти проф. А.П. Бородавкина: Материалы конференции / под ред. Ю.Ф. Ки­рюшина, В.А. Скубневского. Барнаул, 2000. С. 200-204.
  9. Чедурова, Е.М. Кооперация в годы первой мировой войны / Е.М. Чеду­рова // Вопросы истории: Сборник научных статей. Вып. 4. Бийск, 2001. С.159-163.
  10. Чедурова, Е.М. Культурно-просветительные общества в Западной Си­бири в начале XX в. / Е.М. Чедурова // Проблемы социально-экономического,

45


экологического развития Республики Алтай: состояние и перспективы. 4.2. Горно-Алтайск, 2001. С. 80-85.

  1. Чедурова, Е.М. Кооперация Алтая и ее роль в развитии аграрных тех­нологии (1900-1917 гг.) / Е.М. Чедурова // Горный Алтай: история, современ­ность, перспективы. Материалы региональной научной конференции. Горно-Алтайск, 2003. С.77-90.
  2. Чедурова, Е.М. Культурно-просветительная деятельность кооперации Западной Сибири (1900-1917гг.) / Е.М. Чедурова // Исторический опыт хозяй­ственного и культурного освоения Западной Сибири. 4-е чтения памяти проф. А.П. Бородавкина Сборник научных статей. Барнаул, 2003. С.98-102.
  3. Чедурова, Е.М. Кооперация и новые формы хозяйствования (конец XIX -начало XX в) / Е.М. Чедурова // Горный Алтай. Исторический сборник. Вып. 10. Горно-Алтайск, 2006. С. 142-148.
  4. Чедурова, Е.М. Кооперативные школы Западной Сибири в начале XX в. / Е.М. Чедурова // Горный Алтай. Исторический сборник. Вып. 10. Горно-Алтайск, 2006. С.204-208.
  5. Чедурова, Е.М. Выдающийся теоретик российской кооперации / Е.М. Чедурова // Личность в истории Сибири XVIII-XX веков: сборник биогра­фических очерков.- Новосибирск, 2007. С. 210-216.
  6. Чедурова, Е.М. Сельская кооперация и развитие аграрных технологий в Сибири в начале XX в. / Е.М. Чедурова // Мир Евразии. Горно-Алтайск, 2008. №1.С.28-30.
  7. Чедурова, Е.М. Взаимоотношения государства и кооперации в начале XX в./Е.М. Чедурова // Исторические науки, М., 2009, № 5.
  8. Чедурова Е.М. Промышленная деятельность кооперативов Сибири в конце XIX - начале XX в. / Е.М. Чедурова // Большой Алтай: проблемы устой­чивого развития: сборник научных трудов Горно-Алтайского государственного университета, Монгольского государственного университета. Вып. 1. Горно-Алтайск, 2009. С. 21-25.
  9. Чедурова, Е.М. Сибирский промышленник - кооператор А.Н. Балак-шин. / Е.М. Чедурова // Мир Евразии. Горно-Алтайск, 2009. № 3. С. 58-60.
  10. Чедурова, Е.М. Основные тенденции зарождения кооперативного обра­зования в Западной Сибири в начале XX века / Е.М. Чедурова // Диалоги о нау­ке, 2009. № 1. С.33-43.

46


Учебное издание

ЗАПАДНОСИБИРСКАЯ КООПЕРАЦИЯ

В ПЕРИОД РЕФОРМ И РЕВОЛЮЦИЙ НАЧАЛА XX В.:

ИДЕОЛОГИЯ, ЗАКОНОТВОРЧЕСТВО, АГРОТЕХИОЛОГИИ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Подписано в печать 17.02.2011. Формат 60x84/16.

Бумага офсетная. Печ. л. - 3,07.

Заказ № 52. Тираж 100 экз.

РИО Горно-Алтайского госуниверситета, 649000, г. Горно-Алтайск, ул. Омская, д. 4/1

Отпечатано полиграфическим отделом

Горно-Алтайского госуниверситета,

649000, г. Горно-Алтайск, ул. Омская, д. 4/1

47


48


49

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.