WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Деятельность ГПУ-ОГПУ по обеспечению экономической безопасности советского государства (1922-1934 гг.)

Автореферат докторской диссертации по истории

 

На правах рукописи

 

 

 

Мозохин Олег Борисович

ДЕЯТЕЛЬНОСТЪ ГПУОГПУ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОIIАСНОСТИ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА (19221934 гг.)

07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой

степени доктора исторических наук

Самара – 2011

Работа выполнена в Пензенском государственном педагогическом институте имени В.Г.Белинского

Научный консультант:            доктор исторических наук, профессор

Плеханов Александр Михайлович

Официальные оппоненты:      доктор исторических наук, профессор

Кабытова Надежда Николаевна

        доктор исторических наук

Попов Алексей Юрьевич

        доктор исторических наук, профессор

Репинецкий Александр Иванович

   

Ведущая  организация – Московский городской педагогический университет

         Защита состоится 2 июня 2011 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.218.02 при Самарском  государственном университете: 443011, г. Самара, ул. Академика Павлова, д. 1, зал заседаний.

         С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке                                   ГОУ ВПО «Самарский государственный университет».

Автореферат разослан « ___ » _____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                                    Леонтьева О.Б.


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Защита экономической безопасности России – целенаправленная деятельность государственного аппарата по определению задач и обеспечению национальных интересов в этой сфере. Она напрямую зависит от эффективности действий властных органов – законодательных, исполнительных и судебных, значит, и от органов ФСБ России, которые в соответствии с законом «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации» являются составной частью сил, обеспечивающих безопасность страны, в том числе и в сфере экономики.

Изучение истории отечественных спецслужб продиктовано необходимостью осмыслить ее, с тем, чтобы лучшее из накопленного опыта воплотить в конкретные мероприятия ради дальнейшего развития системы безопасности страны на новом этапе ее существования.

В последние годы в России возрождается достойное отношение к исторической памяти, и это в полной мере относится и к советскому периоду российской истории. Создаются условия, когда можно провести объективные научные изыскания, на основе ранее недоступных для исследователей документов изучить опыт предшественников по защите экономической безопасности государства. Без этого создать эффективную современную политику экономической безопасности невозможно. Использование полноценного исторического опыта в современных условиях позволит избежать повторения многочисленных ошибок, сэкономить огромные материальные средства.

Актуальность исследования обусловлена следующими обстоятельствами.

– Во-первых, важностью самой проблемы обеспечения экономической безопасности Российской Федерации на современном этапе ее развития и того места, которое занимает эта проблема в общей системе обеспечения безопасности государства, общества и личности; невозможностью эффективно формировать и осуществлять политику экономической безопасности страны без учета исторического опыта советского периода. Решение проблемы защиты интересов государства в экономической сфере в 1922–1934 гг. осуществлялось в сложных, быстро меняющихся условиях. Анализ исторического опыта деятельности государственных органов в этой сфере позволит извлечь уроки, наметить рекомендации для совершенствования современной политики обеспечения экономической безопасности.

 – Во-вторых, назревшими потребностями развития теоретической базы системы обеспечения экономической безопасности Российской Федерации, с учетом изучения исторического опыта деятельности органов ГПУ–ОГПУ. Научные исследования в области организации и деятельности силовых структур в системе государственного механизма, их роли в реализации экономических и социально-политических задач в 1920–1930-е годы необходимы для обоснования роли и места органов ФСБ России при выявлении, предупреждении и пресечении шпионажа, коррупции, финансовых и других преступлений в сфере экономики. Это диктуется все возрастающей ролью экономических подразделений органов госбезопасности по охране хозяйственных интересов страны, как от внешней, так и от внутренней подрывной деятельности; необходимостью обеспечить надежную безопасность личности и общества.

 – В-третьих, актуальность исследования диктуется тем, что глубокое переосмысление исторического прошлого вызвало множество публикаций о деятельности органов госбезопасности с явным преобладанием одностороннего негативного освещения роли и места отечественных спецслужб в политической системе советского общества. На первый план вышло изучение их карательной функции. Такой подход характерен для значительной части научных работ; он не отражает объективного развития органов безопасности, способствует формированию искаженной картины, как истории спецслужб, так и истории страны в целом.

 – В-четвертых, в настоящее время так же, как и в 1920–1930-х годах, протекают схожие процессы в экономике, но только на новой ступени развития общества. Поэтому само обсуждение проблемы деятельности органов госбезопасности по экономической защите страны представляет значительный интерес при выяснении роли ФСБ РФ в обеспечении нормального функционирования хозяйственного механизма. Без учета опыта прошлого нельзя успешно решать вопросы укрепления российской государственности, подлинной демократизации всех сторон общественно-политической жизни, обеспечения надежной безопасности каждого гражданина России.

 – В-пятых, глубокое изучение указанной проблемы позволяет ввести в научный оборот новые, неизвестные еще научной общественности документы советских руководящих органов, которые помогут, на наш взгляд, внести существенные поправки в сложившиеся в исторической науке представления о мотивах принятия тех или иных политических решений.

Таким образом, актуальность данного исследования определяется потребностью всестороннего объективного анализа и обобщения опыта органов ГПУ–ОГПУ по экономической безопасности для выработки научно обоснованных подходов к управлению деятельностью спецслужб в настоящее время. Конкретно-историческое изучение данного вопроса создает прочную основу для такого обсуждения, позволяет более четко представить реальные процессы функционирования органов безопасности, что и является составной частью исследования проблемы теории и практики обеспечения государственной безопасности страны.

Объектом выполненного диссертационного исследования является экономическая безопасность СССР, его предметом – деятельность ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности Советского государства.

Хронологические рамки исследования охватывают 1922–1934 гг., т.е. период деятельности ГПУ–ОГПУ. В это время органы ВЧК приступили к первой серьезной реформе. 6 февраля 1922 г. ВЦИК упразднил ВЧК и создал Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД РСФСР. Позже,               2 ноября 1923 г., Президиум ЦИК СССР принял постановление об Объединенном государственном политическом управлении, а 15 ноября утвердил «Положение об ОГПУ и его органах». ОГПУ приобрело статус центрального государственного учреждения.

В этот период органы безопасности под руководством ВКП(б) вели активную борьбу с хозяйственными преступлениями, так называемыми вредителями на транспорте, в промышленности, кооперации и органах управления, с кулачеством, которое активно выступало против принудительной коллективизации. Возбуждались дела против научно-технической интеллигенции, руководителей и специалистов производства, несогласных и сомневавшихся в целесообразности форсирования индустриализации.

В 1934 г. прошла очередная реорганизация: 10 июля в соответствии с постановлением ЦИК СССР органы ОГПУ вошли в образованный Наркомат внутренних дел (НКВД) СССР. В результате преобразований Экономическое управление было реорганизовано в отдел, который немного позже – с приходом к руководству органами НКВД СССР Н. И. Ежова – был расформирован. Серьезные изменения произошли и в правовом положении органов безопасности. За исключением Особого совещания, были ликвидированы все внесудебные органы.

Территориальные рамки исследования охватывают территорию СССР, где функционировали экономические и транспортные органы ГПУ–ОГПУ. В первую очередь это касается крупных промышленных и приграничных районов страны.

Историография проблемы. Исходя из применяемых историками методологических подходов, используемых ими источников, уровня научных обобщений в развитии историографии исследуемой проблемы соискателем выделяются два крупных периода: советский и постсоветский (современный).

Первый период историографии (советский) охватывает время от появления первых работ в начале 1920-х годов до 1991 года.

В этой связи соискатель посчитал своей важной задачей изучить научную литературу, освещающую роль и место спецслужб в истории Советского государства в 1920–1930-е годы, т. е. за весь период деятельности органов ГПУ–ОГПУ. В эти годы публиковались статьи и книги, авторы которых непосредственно принимали участие в работе органов ГПУ–ОГПУ или каким-либо образом были связаны с ними. Так, в 1924 г. увидела свет работа сотрудника ГПУ–ОГПУ С. Турло «Шпионаж» , где автор обобщил опыт борьбы с разведывательно-подрывной деятельностью иностранных разведок, раскрыл задачи экономической разведки. В 1928 г. сотрудником органов государственной безопасности М. Е. Климовым был подготовлен обзор о деятельности контрреволюции на экономическом фронте . Имеются и другие труды, которые позволяют объективно оценить работу ОГПУ по охране границ и борьбе с контрабандой .

Эмигрантами из России в середине двадцатых годов были написаны книги, посвященные органам и войскам ГПУ–ОГПУ, карательной политике советской власти . Несколько таких работ было издано за рубежом . Их работы конкретны, приближены ко времени. Однако в этой литературе акцент сделан на негативный подход к событиям, происходившим в Советской России.

Нельзя обойти молчанием литературу об экономической политике Советского государства с анализом процессов возрождения и развития капиталистических элементов в экономике страны и методов борьбы с ними . Исследовались проблемы развития концессий в СССР , за деятельностью которых органы государственной безопасности вели наблюдение. Интересны публикации о вредительстве , в которых цитировались документы судебных заседаний.

В периодических изданиях публиковались воспоминания сотрудников органов безопасности, статьи о взаимоотношениях органов безопасности с судебными органами и прокуратурой, о борьбе с бандитизмом, обобщался опыт деятельности ГПУ-ОГПУ в экономической сфере .

В центральных и местных газетах содержалась информация о политико-экономическом положении в стране, деятельности органов безопасности, работе партийных съездов, конференций . Газеты «Правда», «Беднота», «Известия», «Рабочая газета» и др. являлись единственным источником, где публиковались документы территориальных отделов ГПУ–ОГПУ.

Репрессии в начале 1930-х годов в высших эшелонах партийно-государственного аппарата и обществе не способствовали развитию историографии изучаемой проблемы. В этих работах традиционно акцентировано внимание на связях партийных оппозиционеров с зарубежными разведками . На первый план выходит тема партийного руководства . Характерная особенность этого этапа – почти полное отсутствие каких-либо научных исследований по защите органами ГПУ–ОГПУ экономической безопасности государства.

Только с конца 1950-х годов начинают появляться научные исследования о деятельности органов ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности государства. Следует отметить появление в 1959 г. «Истории органов государственной безопасности», написанной И. А. Дорошенко. В ней на основе фактов из опубликованной книги уже упоминавшегося М. Е. Климова автор показывает усилия органов по экономической защите республики . В частности, описывает процесс расследования так называемого «парафинового дела». Это дело было связано с неоднократной перепродажей парафина, т. е. спекуляцией.

Позже вышло учебное пособие по истории органов безопасности . А в            1977 г. авторский коллектив в составе Н. Воронина, И. Дорошенко, В. Иванова,                     В. Коровина, И. Никитина, И. Розанова и В. Шабалина подготовил первый учебник «История советских органов государственной безопасности» . Члены авторского коллектива получили возможность работать в архиве и благодаря этому ввели в научный оборот большое количество архивных документов. Впервые было уделено внимание таким проблемам, как борьба с фальшивомонетничеством, контрабандой и другими преступлениями в сфере экономики.

В диссертационных работах, написанных сотрудниками КГБ СССР, упор делался на рассмотрение вопросов партийного руководства органами безопасности, проблем оперативного искусства. В них нет критического анализа актов высших законодательных и исполнительных органов власти, решений ЦК и местных органов партии .

Несмотря на то, что историей органов государственной безопасности занимались не только в Москве, но и в регионах страны и количество открытых публикаций по мере введения в научный оборот новых сведений увеличивалось, горизонты исследования не расширялись . Как правило, эти публикации обобщали ранее изданное.

В 1980-х – начале 1990-х годов деятельность спецслужб, их история стали предметом усиленной критики как со стороны журналистов, так и со стороны некоторых историков. Акцент ими делался на участии силовых структур в массовых репрессиях, органы безопасности изображались олицетворением беззакония, жестокости и насилия . Разведывательная и контрразведывательная деятельность, охрана государственной границы, борьба с экономическими и должностными преступлениями оказались вне сферы научных интересов.

В эти же годы в исторической литературе сложилось целое направление по изучению деятельности первого председателя ВЧК–ОГПУ. В числе важнейших работ о Ф. Э. Дзержинском следует назвать его научную биографию , издававшуюся в 1977, 1983 и 1986 гг. Причем второе и третье издания были осуществлены с привлечением новых материалов. В данной работе уделено внимание и защите органами ГПУ–ОГПУ экономической безопасности страны – борьбе с вредительством, охране железнодорожных и водных путей сообщения, пресечению контрабандной деятельности, фальшивомонетничества.

Проведенный анализ историографии исследования советского периода позволяет сделать вывод о низком уровне ее научной разработанности. При большом количестве работ по истории органов безопасности рассматриваемый сектор деятельности органов ГПУ–ОГПУ остался мало изученным.

Постсоветский период отечественной историографии, начавшийся с распадом СССР в 1991 г., характеризуется широкими возможностями для объективного исследования проблемы благодаря рассекречиванию большого количества архивных документов. Это позволило включить в научный оборот значительные массивы исторических источников, в том числе и документы по исследуемой теме.

При изучении этого периода соискатель принимал во внимание наличие кризиса советской исторической науки, породившего немало негативных явлений, тенденциозных и односторонних суждений и оценок. Но наряду с этим интенсифицировалась научная деятельность в области исторических исследований в интересах органов безопасности. Еще активнее стали вводиться в научный оборот ранее неизвестные документы, расширилась тематика исследований, в которых рельефнее обозначились особенности авторских концепций, зазвучала конструктивная критика проведенных исследований советского периода.

Результатом комплексного исследования деятельности органов ВЧК–ОГПУ (1921–1925) стала докторская диссертация А. М. Плеханова . В последующие годы он продолжил эту работу и выпустил монографию, в которой уделил внимание защите экономической безопасности страны .

В своей работе о деятельности Ф.Э. Дзержинского А.М. Плеханов обобщил все изданное ранее, ввел в научный оборот новые документы, неизвестные широкому кругу исследователей, показал роль Дзержинского в борьбе с преступностью, в том числе и в сфере хозяйственных отношений .

Отдельные направления деятельности органов госбезопасности в Центральном Черноземье и на Северо-Западе России по изучаемому вопросу нашли отражение в докторской диссертации М. Петрова и кандидатской диссертации B. Михеева .

Н.Ю. Булулуков достаточно полно разработал правовые основы организации и деятельности ГПУ–ОГПУ . В его диссертации затронуты и вопросы регулирования деятельности органов безопасности в сфере экономики.

В 2004 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук Е.А. Барышников . В основном он использовал уже опубликованные ранее материалы.

Вызывают интерес публикации О.В. Шинина о деятельности дальневосточных органов государственной безопасности, где дан анализ работы иностранных разведок, в основном японской, по добыванию сведений экономического характера. Шинин также затронул вопрос борьбы с контрабандой и контролем за деятельностью иностранных компаний в Дальневосточном регионе .

Н. Н. Рыбалкин в своей статье раскрыл взгляды руководства Советского государства на роль государственной монополии, на внешнеторговую деятельность как абсолютно необходимую для самого существования советской власти. Он показал, что эта роль была обусловлена не только экономическими, но и политическими факторами. Автор анализирует действия советского правительства по борьбе с контрабандой.

На Исторических чтениях на Лубянке в 2005 г. американский исследователь Э. Шляхтер сделал доклад о борьбе с контрабандой в СССР в 1920–1930-е годы . Целью своего исследования он поставил выявление влияния контрабандной торговли на советскую экономику. В основном используя документы архивов Украины, он пришел к не совсем верным выводам об усиленном снабжении всех пограничных районов СССР промышленными товарами для снижения уровня контрабанды.

Следует отметить более полное и разнообразное, по сравнению с предыдущим историографическим периодом, использование архивных источников , попытку определить место и роль спецслужб в жизни общества. В этой связи достойна внимания работа Г. Л. Олеха. Однако органы ОГПУ в первой половине 1920-х годов он не вполне объективно называет советской политической полицией . Это скорее относится ко второй половине двадцатых годов. В первой половине органы безопасности ищут свое место в структуре государственных органов социалистического государства. Недаром в это время в большей своей массе расследовались не политические, а экономические и хозяйственные дела.

В. Н. Колемасов провел анализ взаимодействия органов ВЧК–ОГПУ и милиции . Такая постановка вопроса правомочна, тем более что ранее он никогда не поднимался, хотя до 1927 г. почти 70 % расследуемых ГПУ–ОГПУ преступлений относилось именно к уголовным. Автор приводит статистические сведения по Пензенской губернии, которые подтверждают и опубликованные соискателем общие статистические данные. Взаимодействие ОГПУ и милиции осуществлялось, как правило, в борьбе с экономическими преступлениями. Явно это проявилось в период коллективизации сельского хозяйства, когда концентрация сил этих двух силовых ведомств была крайне необходима.

В постсоветский период в большом количестве появляется литература по экономической безопасности, но она касается, прежде всего, современности, а не истории деятельности органов ГПУ–ОГПУ .

Проведенный соискателем историографический анализ позволяет прийти к выводу о том, что российскими и иностранными историками многое сделано для всестороннего освещения истории советских органов безопасности, однако их деятельность по экономической защите государства исследована недостаточно.

Таким образом, оценивая состояние отечественной и зарубежной историографии, соискателю представляется возможным констатировать: деятельность органов ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности государства до сих пор не нашла достойного освещения в исторической литературе. Нет ни одного обобщающего труда по истории советских органов безопасности с анализом теоретических и практических вопросов деятельности ГПУ–ОГПУ по защите экономики государства. Это дает основание выбрать данную тему для диссертационного исследования на соискание ученой степени доктора исторических наук.

Цель исследования – провести комплексный анализ деятельности органов ГПУ–ОГПУ по обеспечению экономической безопасности Советского государства в 1922–1934 гг. и влияния этой деятельности на обеспечение безопасности страны в целом.

Для достижения цели соискателем были поставлены следующие задачи:

- проанализировать научную литературу и исторические источники, изучить степень научной разработанности проблемы, дать развернутую характеристику источников, разработать теоретико-методологические основы диссертационного исследования;

- раскрыть политико-экономическую и оперативную обстановку в СССР, обусловившую необходимость обеспечения защитных функций экономики страны, выявить характер выполняемых ГПУ–ОГПУ задач по защите экономической безопасности Советского государства, вникнуть в процесс развития сил и средств экономических подразделений органов госбезопасности и правовое положение экономических подразделений органов ГПУ–ОГПУ;

- проанализировать основные направления деятельности ГПУ–ОГПУ на объектах промышленности, транспорта, сельского хозяйства и в финансово-экономической сфере;

- изучить средства и методы противодействия незаконной деятельности иностранных граждан и фирм на территории СССР в экономической сфере;

- сформулировать основные итоги исследования, внести научно-практические рекомендации, направленные на совершенствование госбезопасности в современной практике

Источниковая база исследования. Эмпирическую основу исследовательской базы составили в основном архивные документы, а также законодательные акты, документы государственных органов и общественных организаций, сборники документов, произведения, речи и статьи видных партийных и государственных деятелей, хронологически относящиеся к исследуемому периоду. Преобладало стремление выявить, прежде всего, первичные источники. Абсолютное большинство из них вводится в научный оборот впервые.

Источниковая база диссертационного исследования представляет собой несколько групп исторических документов и материалов.

Первая группа – архивные материалы. Для решения поставленных соискателем задач потребовался поиск архивных материалов в государственных архивах: Архиве Президента Российской Федерации (АП РФ), Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), архиве Ростовского областного центра документации новейшей истории – и ведомственных архивах: Центральном архиве ФСБ России, архивах управлений ФСБ по Омской, Саратовской, Тверской областям, а также в архиве Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Так, в Архиве Президента Российской Федерации были изучены материалы о деятельности ГПУ–ОГПУ, раскрывающие правовое положение, структуру и направления деятельности органов безопасности по экономической защите социалистического государства; дела сотрудников центрального аппарата и местных органов, работающих по экономической линии; документы о борьбе с экономическим шпионажем; об участии органов безопасности в организации охраны предприятий, учреждений и оборонных заводов, железнодорожного и водного транспорта; о расследовании чрезвычайных происшествий – пожаров, аварий, взрывов на объектах народного хозяйства; дела, отражающие усилия ГПУ–ОГПУ в борьбе с валютчиками, фальшивомонетчиками, контрабандистами, хищениями социалистической собственности, спекуляцией и взяточничеством.

Кроме того, там же были изучены важные документы, раскрывающие вопросы правового регулирования деятельности органов в экономической сфере. Это прежде всего относится к документам о нарушениях законности при ведении следствия, о лагерях, тюрьмах и местах ссылки, об административной высылке, об антисоветских элементах и создании троек, о так называемых вредительских организациях в различных отраслях промышленности (АП РФ. Ф. 3. Оп. 58).

Материалы о различных партиях и группировках – меньшевиках, левых и правых эсерах, сменовеховцах, «правотроцкистском» блоке (АП РФ. Ф. 3. Оп. 24), дело Б. Савинкова (АП РФ. Ф. 3. Оп. 59), личный архив И. В. Сталина (АП РФ. Ф. 45. Оп. 1) помогли понять внутрипартийную борьбу и политическую обстановку в СССР в рассматриваемый период.

Документы о деятельности концессий в СССР способствовали правильному пониманию их «вклада» в развитие народного хозяйства страны (АП РФ. Ф. 3. Оп. 37). Дела о коллективизации сельского хозяйства отразили деятельность органов государственной безопасности при создании политотделов МТС и совхозов, обстановку на селе при проведении коллективизации сельского хозяйства (АП РФ. Ф. 3. Оп. 30).

Переписка Прокуратуры с ОГПУ помогла понять взаимоотношения этих ведомств, в том числе и по вопросам защиты экономической безопасности государства (АП РФ. Ф. 3. Оп. 57), а материалы о культе личности и его последствиях – оценить нарушения законности в исследуемый период (АП РФ. Ф. 52. Оп. 1).

Кроме того были изучены и другие дела о деятельности органов ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности Советского государства (АП РФ. Ф 26.            Оп. 1., Ф. 3. Оп. 39, 42, 50, 51).

В Центральном архиве ФСБ России изучались документы коллегии и президиума ГПУ–ОГПУ (ЦА ФСБ России. Ф. 1-ос. Оп. 5, 6; Ф. 2-ос. Оп. 1, 3, 5.), секретное делопроизводство – переписка с ЦК ВКП(б), СНК СССР, управлениями и отделами ГПУ–ОГПУ, наркоматами и ведомствами страны, местными партийными и советскими органами (ЦА ФСБ России. Ф 1. Оп. 5, 6; Ф. 2. Оп. 1–11.); материалы прекращенного фонда, литерные дела, коллекция печатных изданий, следственные дела и агентурные разработки, которые велись ГПУ–ОГПУ.

Необходимо отметить, что в своей работе соискатель учитывал то обстоятельство, что в рассматриваемый период органами государственной безопасности применялись провокационные методы с использованием агентов и осведомителей для получения необходимых следствию показаний. Учитывая это, соискатель критически подошел к анализу таких материалов, внес коррективы в трактовку рассматриваемых в них явлений и процессов.

В документах архива отражены вопросы кадровой политики, планы оперативных мероприятий, структура и штаты Экономического управления ГПУ–ОГПУ в периоды его реорганизации, переписка с отделами ОГПУ, докладные записки по вопросам состояния агентурно-оперативной и следственной работы. Иерархическая структура, какой являлись органы безопасности, фиксировала каждый свой шаг, оставив в наследие большое количество документов. Стенограммы совещаний руководящего состава органов госбезопасности отражают глубину осознания сотрудниками проблем оперативной деятельности, характер первостепенных задач и механизм поиска путей их решения, воссоздают морально-психологический климат, сложившийся в подразделениях контрразведки в 1920–1930-е годы.

Особому вниманию в фонде секретного делопроизводства подвергалась переписка с ЦК ВКП(б), в том числе докладные записки, направлявшиеся лично Сталину, Кагановичу, Молотову. Их анализ позволяет раскрыть реализацию органами госбезопасности основных задач и направлений деятельности, которые определялись партийными инстанциями.

Соискателем использована богатейшая коллекция нормативных актов, отложившихся в фондах ЦА ФСБ: указания, циркуляры, инструкции, приказы, директивы ОГПУ СССР за исследуемый период (ЦА ФСБ России. Ф. 66. Оп. 1, 1Т, 1А). В этих документах регламентированы учет враждебных элементов, работа с агентурой, кадрами, организация агентурно-оперативной работы в промышленности, сельском хозяйстве, среди спецпоселенцев и др. Эти документы важны своей постановляющей стороной, в которой нашли конкретизацию ведомственные установки по формам и методам, направлениям оперативной деятельности при обеспечении экономической безопасности.

Особое внимание было уделено статистическим материалам (Ф 8ос. Оп. 1), которые дают обширную информацию о количестве лиц привлеченных к уголовной ответственности, в том числе за преступления в сфере экономики. Они концентрируют итоги деятельности органов государственной безопасности в исследуемый период.

Изучение литерных дел по обслуживаемым объектам, отдельным лицам, вызвавшим подозрение в проведении ими диверсионной, шпионской, вредительской и иной преступной деятельности также помогло в раскрытии темы исследования.

Необходимый элемент для понимания исследуемой проблемы – документы архива управления ФСБ России по Тверской области, где в фонде приказов содержатся приказы губернских отделов ГПУ–ОГПУ, отчеты, циркуляры, переписка с местными Советами, парткомами РКП(б) и другие документы.

В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) изучены документы СНК СССР, ЦИК СССР, НК РКИ (Ф. 5674, 3316, 4085, 374 и др.). Так, в материалах Управления делами Совета народных комиссаров СССР сохранились документы комиссии по борьбе с контрабандой, административно-финансовой комиссии СНК. Именно эти органы делали отчеты по результатам борьбы с контрабандой, готовили предложения по противодействию ей.

Документы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), прежде всего материалы ЦК РКП(б)–ВКП(б) – протоколы и отчеты пленумов ЦК партии, Политбюро и Оргбюро, Секретариата ЦК, областных бюро, губернских комитетов, переписка с органами безопасности (Ф. 17, 76 и др.), также способствовали раскрытию темы.

Изучение вышеуказанных документальных массивов позволило соискателю определить цели и задачи деятельности ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности государства, выяснить штаты и кадровый состав ЭКУ, дать оценку результатам его работы. Соискатель произвел отбор наиболее типичных из них, отличающихся особой информационной насыщенностью и, подвергнув их критическому анализу, впервые ввел в научный оборот.

Вторая группа – опубликованные официальные документы государственных органов, документы ЦК ВКП(б) и местных Советов, парткомов ВКП(б).

Это законодательные акты Советского государства, содержащие директивные указания об основных направлениях развития экономики, которые определяли линию работы в исследуемой сфере деятельности органов безопасности. Документы всероссийских и всесоюзных съездов Советов, материалы о работе ВЦИК РСФСР, ЦИК СССР, СТО, СНК РСФСР и СНК СССР, отчеты о их деятельности и отдельных наркоматов  – содержат основные решения по вопросам организации и деятельности органов безопасности, отражают различные аспекты государственного строительства, взаимодействия наркоматов и других ведомств в осуществлении правоохранительных функций, определяют конкретные задачи, правовое положение, сферу компетенции, дают всестороннюю оценку основным направлениям этой работы органов безопасности в сфере экономики .

Законы и подзаконные акты позволяют проанализировать политико-правовые аспекты оперативной деятельности ГПУ–ОГПУ. УК РСФСР стал основой оперативно-следственной деятельности органов госбезопасности.

Для понимания роли и места органов безопасности в политической структуре советского общества, направлений их деятельности значительную ценность представляют материалы съездов и конференций, решения пленумов и постановления ЦК ВКП(б) , а так же документы о деятельности компартий союзных республик . Документы и материалы местных Советов, парткомов ВКП(б) помогли понять, как претворялись в жизнь решения высших органов власти и управления, касающиеся обеспечения безопасности страны с учетом местных условий. В отчетах губисполкомов, съездов Советов приводились фактические материалы о расстановке кадров, содержались основные постановления о работе губернских отделов ГПУ, о мерах по соблюдению законности, прокурорском надзоре и т. д.

В документах ВКП(б) важное место занимают отчеты, протоколы, резолюции, тезисы, постановления и распоряжения губернских конференций и парткомов; в них содержится заслужившая внимания информация об основных направлениях воспитательной работы в органах безопасности, политической учебе личного состава губотделов и др. Эта группа источников подкрепляется документами местных партийных органов – циркулярами, инструкциями, постановлениями, распоряжениями .

Вышеуказанные источники существенно дополняют собрание документов по вопросам общепартийной работы, в которых отражены процессы выработки политической линии, принятия решений высшими органами компартии о деятельности ГПУ–ОГПУ . В них отражена тема охраны важнейших промышленных предприятий, хранения взрывчатых веществ, противопожарных мероприятий на заводах и фабриках.

Третья группа – справочная литература. В диссертации использованы документы, опубликованные в различных сборниках. Особый интерес для раскрытия темы имели вышедшие сборники документов и материалов о пограничных войсках СССР в период с 1918 по 1938 год , в которых давалась законодательная и статистическая информация о борьбе пограничных войск с контрабандой.

В середине 1990-х годов было издано большое количество сборников документов , в том числе и о работе центральных и территориальных органов ГПУ и ОГПУ на основе материалов государственных и ведомственных архивов , а также сборник документов о роли И. В. Сталина по руководству органами ВЧК–ОГПУ .

На высоком археографическом уровне был подготовлен сборник документов о Ф. Э. Дзержинском . В нем в частности рассматривается работа органов безопасности на транспорте и в промышленности.

Четвертая группа – статьи, речи и выступления политических лидеров СССР. Определенную информацию по вопросам обеспечения экономической безопасности государства содержат опубликованные произведения, речи и статьи видных советских государственных и партийных деятелей. В. И. Ленин в своих произведениях обосновал задачи органов госбезопасности в условиях нэпа, осветил многие проблемы их реформирования .

И. В. Сталин рассматривал органы госбезопасности как «военно-политический трибунал, созданный для ограждения интересов революции», высказывал и другие мысли о роли органов государственной безопасности .

Работы Ф. Э. Дзержинского внесли большой вклад в теорию и практику деятельности органов безопасности: они посвящены защите молодой Советской республики от внешних и внутренних врагов, борьбе с контрреволюцией и саботажем, претворению в жизнь линии на революционную законность .

После 1985 г. стали переиздаваться труды Н. И. Бухарина и Л. Д. Троцкого. Бухарин в своих работах раскрывает сущность нэпа, закономерности переходного периода . Троцкий – расширяет возможности для более полного рассмотрения проблем политического руководства и революционного насилия .

Пятая группа – мемуарная литература. Прямое отношение к теме исследования имеют воспоминания М. Шрейдера , который описал некоторые операции экономической направленности, связанные с утечкой валюты и золота через дипломатические представительства.

При работе над диссертацией для выяснения реального исторического опыта соискатель отдавал предпочтение архивным материалам, большинство из которых до последнего времени носило закрытый характер. В совокупности с уже опубликованными документами это позволило полностью охватить предмет исследования и решить намеченные задачи.

Научная новизна диссертационного исследования определяется следующим:

Во-первых, тема деятельности органов ГПУ–ОГПУ по обеспечению экономической безопасности Советского государства в 1920–1930-е годы почти совсем не разработана из-за ее сложности и противоречивости.

Во-вторых, впервые проведено комплексное изучение в историческом ракурсе деятельности ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности Советского государства, осуществлен всесторонний анализ целей, задач и особенностей взаимоотношений с государственными органами. Значительное внимание в работе уделено выявлению наиболее типичных черт, тенденций и закономерностей деятельности ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности государства.

В-третьих, в научный оборот введено большое количество новых архивных документов, ранее не использовавшихся в отечественных исторических исследованиях. Новая архивная база позволила раскрыть неизвестные стороны деятельности органов госбезопасности, что более полно отражает их роль в обеспечении экономической безопасности страны. На основе этих документов с привлечением статистических сведений объективно и всесторонне исследована деятельность органов безопасности в этой сфере, что позволяет проследить динамику работы ГПУ–ОГПУ в этой области и сравнить ее с динамикой работы по другим направлениям.

В-четвертых, впервые подробно рассмотрена нормативно-правовая база деятельности ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности государства, изучена его деятельность на объектах промышленности, транспорта, сельского хозяйства, в финансово-экономической сфере, а также работа по противодействию незаконной деятельности иностранных граждан и фирм на территории СССР.

В-пятых, сформулированы исторические выводы и даны научно-практические рекомендации, вытекающие из исторического опыта деятельности ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности Советского государства, направленные на совершенствование этой деятельности в современных условиях.

Методологическая основа диссертации. При разработке диссертационного исследования соискатель руководствовался совокупностью методологических подходов различного уровня.

Методологию первого уровня составили философские принципы диалектики, а именно объективность, научность, всесторонность, единство исторического и логического, принцип взаимной обусловленности явлений и другие. Реализация этих принципов помогла соискателю провести углублённое изучение документальных источников и исторических фактов, установить причинно-следственные связи между ними.

При этом соискатель стремился избежать каких-либо заранее заданных оценочных суждений, всесторонне изучить как можно больший массив исторических источников и на этой основе обосновать выводы. Быть максимально свободным от идеологических пристрастий при анализе исследуемых явлений и процессов.

Второй уровень методологии исследования составили общенаучные методы: анализ и синтез, индукция и дедукция, обобщение и абстрагирование . Их применение способствовало рассмотрению исторического процесса во всей его многогранности и показало, что такое направление работы органов ОГПУ, как деятельность по защите экономической безопасности государства, явление весьма сложное и противоречивое, поэтому его системное изучение потребовало комплексного междисциплинарного подхода с использованием выводов и оценок базовых отраслей современного гуманитарного знания.

На основе системного подхода органы безопасности были рассмотрены как важный элемент государства, занимавшие особое место и игравшие чрезвычайную роль в выполнении установок политического руководства страны по защите экономической безопасности государства. С этих позиций и предпринималась попытка подойти к освещению основных направлений этой деятельности, стремление отразить ее непосредственную связь с директивными решениями партии и правительства, проблемами развития советского общества. Именно такой методологический подход позволил оценить реальный вклад ГПУ–ОГПУ в защиту экономической безопасности страны.

Особое внимание уделено источниковедческому анализу для определения степени репрезентативности всех групп изучавшихся документов.

Третий уровень методологии исследования представлен специальными методами исторической науки. Из специальных научно-исторических методов использовались: проблемно-хронологический, периодизации, описательный, историко-сравнительный, историко-системный, актуализации, синхронный, персонификации и другие, изложенные и обоснованные в трудах отечественных ученых по теории методологии, историографии и источниковедения .

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Реформа органов ВЧК 1922 года стала одним из основных этапов в развитии правового регулирования деятельности органов безопасности, в том числе и подразделений, обеспечивающих экономическую безопасность государства. В то же время, несмотря на принятие законодательных актов регулирующих деятельность органов ГПУ, проявляются явные тенденции к нарушению прав и свобод граждан. Это касается, прежде всего, подразделений ЭКУ ГПУ–ОГПУ.

Преобразования, намеченные в ходе реформ, не получили дальнейшего развития, что нашло свое отражение в расширении компетенции подразделений экономического управления, наделении их внесудебными полномочиями. Это проявилось как при проведении массовых операций, при разработке отдельных следственных дел, так и при фальсификации крупных судебных процессов. Именно на Экономическое управление была возложена задача фальсификации процессов над «вредителями» почти во всех отраслях промышленности, именно оно подготовило и провело один из первых политических процессов «Союзного бюро меньшевиков». Затем подобной фальсификацией в 30-е годы стали активно заниматься и другие подразделения органов ОГПУ–НКВД.

2. Сложное положение в экономике, курс советской власти на восстановление и развитие промышленности и сельскохозяйственного производства потребовали организационной перестройки и совершенствования методов работы органов безопасности. Поиски путей регулирования хозяйственных отношений обусловили резкое возрастание роли экономических подразделений ГПУ–ОГПУ в исследуемый период. Деятельность органов ГПУ–ОГПУ была направлена на повышение эффективности функционирования хозяйственного механизма, достижения максимально высокого «коэффициента полезного действия» с помощью внеэкономических методов принуждения.

Широкое использование экономических подразделений органов государственной безопасности было вызвано трудностями хозяйственного строительства, своеобразие которого заключалось в развитии, с одной стороны, рыночных децентрализованных отношений, а с другой, сохранением и укреплением административных методов в руководстве экономикой страны.

3. Использование органов государственной безопасности в обеспечении экономической безопасности страны имело большое значение. Экономические подразделения органов безопасности стояли на защите экономики страны как от внешней, так и от внутренней подрывной деятельности. Функции Экономического управления в зависимости от политической обстановки в стране постоянно менялись. В основном деятельность ГПУ–ОГПУ была нацелена на защиту и укрепление объектов промышленности, транспорта и сельского хозяйства. К середине 20-х годов в условиях новой экономической политики были более четко определены направления деятельности органов государственной безопасности по обеспечению экономической безопасности государства. Они свелись к борьбе с такими преступлениями как шпионаж, диверсия, вредительство, саботаж, взяточничество, фальшивомонетничество, контрабанда и др.

4. В рассматриваемый период усилилось влияние на деятельность ГПУ–ОГПУ и их региональные структуры высшего партийного органа – Политбюро             ЦК ВКП(б), а также обкомов и крайкомов партии, лично И.В.Сталина. Это руководство носило политический характер, на первый план выдвигалась не идея законности, а революционная целесообразность. Деятельность органов государственной безопасности, обеспечившая проведение политики партии в жизнь, отличалась чрезвычайной заидеологизированностью. С середины                   20-х годов экономическое управление ОГПУ способствовало выполнению партийных установок на сворачивание НЭПа. С этого времени органы государственной безопасности, во главе с В.Р.Менжинским, были переориентированы с решения контрразведывательных задач в большей степени на полицейские, реализуемые репрессивными методами. По существу органы ОГПУ постепенно стали ведомством, проводившим в жизнь сталинскую авторитарную политику. Проведение этой политики определяло концепцию экономической безопасности конца 20-х начала 30-х годов.

Деятельность ЭКУ ОГПУ носила противоречивый характер. С одной стороны, они выполняли закономерные функции по обеспечению экономической безопасности государства. С другой, являясь инструментом в руках партийной номенклатуры, использовались для проведения противозаконных массовых репрессий.

5. Развитие структуры экономических подразделений, их сил и средств происходило в соответствии с особенностями экономического потенциала регионов. К концу 20-х годов Экономическое управление ОГПУ контролировало развитие экономики страны, было в центре деятельности органов госбезопасности. Через разветвленную сеть периферийных аппаратов в целом удавалось контролировать ситуацию на местах, отстаивая общегосударственные экономические интересы, противопоставляя их проявлениям местничества и ведомственности, сдерживания процессов экономической дезорганизации и дезинтеграции, вызванных неумело проводимой политикой.

6. Рассматриваемый период - это этап в совершенствовании форм и методов работы органов ГПУ–ОГПУ по укреплению экономической безопасности государства. В это время укрепляется агентурный аппарат Экономического управления. Агентурно-оперативная работа осуществлялась повсеместно: в городе и деревне, на промышленных предприятиях, стройках, в колхозах, МТС, учебных заведениях и государственных учреждениях. Вместе с тем тотальный контроль распылял силы и средства органов государственной безопасности и не был достаточно эффективен.

В этот период Экономическим управлением активно используется наружное наблюдение, оперативная установка. С целью выявления экономических преступлений применяется перлюстрация почтовой корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров. Характерен процесс поиска в применении оперативных сил и средств органов госбезопасности для решения задач экономического возрождения государства.

Научно-практическая значимость работы. Научно-практические выводы исследования заключаются в том, что содержащиеся в нем материалы могут быть использованы при написании обобщающих трудов как по истории России, так и по истории отечественных органов безопасности, а также при создании учебных пособий, разработке лекционных курсов для студентов исторических факультетов, слушателей высших учебных заведений ФСБ и МВД России.

Исследование может способствовать формированию исторического сознания и правовой культуры широких кругов общественности, а осмысление опыта деятельности органов ГПУ–ОГПУ по экономической защите государства – улучшению организации оперативной работы, профессиональной подготовки сотрудников ФСБ.

Оно может помочь избежать ошибок и просчетов и в организации деятельности органов госбезопасности, прежде всего подмены ими административных органов государственного управления и нарушения законности при ведении следствия. Изученный опыт по борьбе с преступлениями в сфере экономики следует учитывать на современном этапе функционирования специальных служб России.

Научно-практическая значимость работы состоит в существенном приращении научных знаний в недостаточно изученной области отечественной истории – деятельности органов государственной безопасности по защите экономической безопасности Советского государства в 1922–1934 гг. Результаты комплексного исследования данной проблемы, полученные соискателем, дают возможность более полно, всесторонне и объективно оценить роль ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности государства в рассматриваемый период.

Практическая значимость исследования заключается в том, что изложенный в нем аналитический материал, научные выводы и обобщения могут в определенной степени оказать позитивное влияние на дальнейшее развитие отечественной исторической науки.

Данная работа способствует уточнению общего методологического подхода к проблеме изучения деятельности органов безопасности по защите экономической безопасности государства, системному изучению истории органов ГПУ–ОГПУ. Она направлена на ликвидацию белых пятен в специфической сфере этой деятельности.

Соискатель уделил большое внимание анализу исторической литературы, опубликованных и неопубликованных источников. Этот анализ позволяет сформулировать обобщения и выводы, представляющие интерес не только для развития истории по защите экономической безопасности государства, но и для отечественной историографии в целом.

Результаты данного диссертационного исследования создают задел для дальнейшего изучения и научной разработки проблем обеспечения экономической безопасности государства. Разработанные автором теоретические и методологические подходы к их исследованию, модели использования понятийно-категориального аппарата исторической науки и других гуманитарных наук могут создать предпосылки для успешного научного поиска в этой сфере исследований.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации апробированы в 42 публикациях, в том числе: четырех монографиях, 38 научных статьях, из них 12 в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России. Общий объем опубликованных работ автора свыше 140 п. л.

Итоги исследования и выводы соискателя нашли отражение в материалах конференций, проходивших в Москве: «Ежегодные исторические чтения на Лубянке», «Исторический опыт советской пограничной политики»; использовались в учебном процессе Академии ФСБ России .

Основные выводы, предложения и рекомендации исследования по экономической безопасности и защите интересов государства при реализации концессионной политики, основанные на изучении опыта деятельности органов безопасности, использовались Комитетом по пpиpодным pесуpсам и пpиpодопользованию Государственной Думы в части оценки достаточности мер государственного контроля над заключением и исполнением соглашений между государством и инвесторами в ходе работы над законопроектами                                     «О концессионных договорах, заключаемых с российскими и иностранными инвесторами» и о внесении в законодательные акты Российской Федерации изменений и дополнений, вытекающих из федерального закона «О соглашениях о разделе продукций» .

Научные разработки диссертации были реализованы также Аналитическим центром при Президенте Российской Федерации по доработке проектов федеральных законов «О концессионных договорах и соглашениях о разделе продукции» и об изменениях и дополнениях к закону РСФСР «Об иностранных инвестициях в СССР» .

Структура диссертации включает введение, пять глав, заключение, список использованных источников и литературы, приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, степень ее научной разработанности и новизны, научная и практическая значимость, цель, задачи, объект и предмет исследования, методологические основы и методы исследования, апробация результатов исследования, основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Историография, источники и теоретико-методологические основы научной проблемы», включающей три параграфа, представлена историография проблемы борьбы органов безопасности с преступлениями в сфере экономики в 1922–1934 гг., рассмотрена методология исследования, проанализированы историческая литература советского и постсоветского периодов. Дана характеристика основных групп источников, анализ и содержание фондов российских архивов, документов и материалов советского правительства, КПСС и др.

В последние десятилетия в российской истории проблема обеспечения экономической безопасности постоянно была объектом открытых и серьезных научных исследований и дискуссий. При этом экономическая безопасность традиционно рассматривалась как важнейшая качественная характеристика экономической системы, определяющая ее способность поддерживать нормальные условия жизнедеятельности населения, устойчивое обеспечение ресурсами народного хозяйства, а также последовательную реализацию национально-государственных интересов.

С началом перестройки в нашу страну стали проникать идеи экономической безопасности. В 1990-х годах в статьях экономистов и в средствах массовой информации зазвучал термин «экономическая безопасность». Первые статьи по проблемам экономической безопасности России появились в конце 1994 г. Наиболее полно теоретические вопросы были рассмотрены Л. Абалкиным,                         А. Архиповым и другими . Позже в полемику по этому вопросу вступили и другие крупнейшие российские экономисты.

В настоящее время экономическая безопасность органически включена в систему национальной безопасности. Она представляет собой сложную и многоплановую конструкцию, являясь одной из важнейших ее составляющих. Без оценки жизнеспособности экономики страны, ее надежности, способности воспроизводиться в расширенном масштабе говорить о должной национальной безопасности просто нельзя. Экономической безопасности принадлежит определяющее место в этой системе. Будучи частью системы национальной безопасности, она одновременно составляет основу для формирования всех входящих в ее структуру элементов – военной, технологической, продовольственной, экологической безопасности и др.

Эти элементы взаимосвязаны, одно направление дополняет другое: не может быть военной безопасности при слабой и неэффективной экономике, как не может быть ни военной безопасности, ни эффективной экономики в обществе, раздираемом социальными конфликтами.

Для того чтобы понять и осознать значение категории «экономическая безопасность», необходимо дать характеристику термину «безопасность» и определить, в чем его суть. Под этим термином подразумевается отсутствие или предупреждение опасности . То есть, безопасность – это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, государства от потенциально и реально существующих угроз или отсутствие таких угроз.

Термин «экономическая безопасность» достаточно недавно стал применяться в российской науке. С возникновением нового Российского государства он получил официальное признание и широкое распространение.

В советское время, в 1920–1930-е годы, в ходу был термин «экономическая контрреволюция». Под этим термином подразумевалась деятельность лиц, подрывавших основы экономической безопасности государства. «Экономическая контрреволюция» в рассматриваемый период ярко проявила себя в борьбе с советской властью во всех сферах экономики. Именно учитывая это обстоятельство в системе органов безопасности, и стали создаваться экономические подразделения, на которые были возложены основные задачи по борьбе с «экономической контрреволюцией».

11 января 1923 г. было принято новое положение об Экономическом управлении, где указывалось, что ЭКУ ГПУ есть орган «борьбы с экономической контрреволюцией, экономическим шпионажем и преступлениями должностными и хозяйственными», орган «содействия экономическим наркоматам в выявлении и устранении дефектов их работы» .

В положении предусматривалось разделение понятий «экономическая контрреволюция», «экономический шпионаж» и «преступления должностные и хозяйственные». Однако на практике в документах преобладал один термин – «экономическая контрреволюция».

Понятия «экономическая контрреволюция» и «экономическая безопасность», по мнению соискателя, близки, т. к. подразумевают решение задач по обеспечению экономической безопасности государства. Эта деятельность, как раньше, так и сейчас проводится в национальных интересах.

Важно отметить, что именно в 1920–1930-х годах экономическая безопасность сформировалась как система деятельности органов ГПУ–ОГПУ, хотя в силу ряда причин она не получила еще осмысления и оформления на теоретическом уровне. Меры обеспечения экономической безопасности в своей совокупности – как на этапе их формирования, так и на этапе их реализации – представляли собой политику обеспечения экономической безопасности.

В настоящее время можно выделить три подхода к определению «экономической безопасности» – через «интересы» (национальные, государственные и т. д.); через «устойчивость» (национальной экономики, экономического развития и др.); через «независимость» (экономики от внешних рынков, от влияния извне).

Разнообразие трактовок термина «экономическая безопасность» дает основание для общего вывода, а именно: экономическая безопасность по своему содержанию – понятие комплексное, т. к. включает множество аспектов и обусловлено действием многих факторов и обстоятельств. По мнению соискателя, под экономической безопасностью следует понимать целенаправленную деятельность государства по определению, обеспечению и защите национальных интересов в сфере экономической безопасности .

Обеспечение экономической безопасности спецслужбами представляет собой систему мер, направленных на защиту общенациональных интересов государства в экономической сфере, оказывающих регулятивное воздействие на нее и активное противодействие внешним и внутренним угрозам, откуда бы они ни исходили.

Необходимо отметить, что угроза – это самостоятельная часть системы экономической безопасности, состоящая из условий и факторов, в основе которых лежат противоречия в общественных отношениях. Из множества противоречий на состояние безопасности СССР оказывали влияние лишь наиболее существенные.

К внешним угрозам соискатель отнес деятельность иностранных государств, их разведывательных и специальных органов, а также неправительственных организаций, направленную на подрыв экономической безопасности СССР.

Внутренние угрозы были связаны в первую очередь с противоправной деятельностью субъектов государства и общества – структур «теневой экономики», организованной преступности и коррупции, отдельных юридических и физических лиц, посягающих на экономическую безопасность в различных сферах общественно-экономической жизни СССР.

Опыт показывает, что обеспечение экономической безопасности страны не является прерогативой только органов государственной безопасности. Она должна поддерживаться всей системой государственных органов, всеми звеньями и структурами экономики, должна обеспечиваться, прежде всего, эффективностью самой экономики.

Вторая глава «Историческая обусловленность и организация деятельности ГПУ–ОГПУ по обеспечению экономической безопасности государства» состоит из трех параграфов, в ней рассматривается политико-экономическая и оперативная обстановка в СССР, раскрывается правовое регулирование организации и деятельности органов ГПУ–ОГПУ в сфере обеспечения экономической безопасности государства. Показана динамика развития сил и средств экономических подразделений органов безопасности.

В первом параграфе «Политико-экономическая и оперативная обстановка в СССР» раскрывается сложная международная обстановка в условиях капиталистического окружения и нарастающей военной угрозы, которая определяла политику большевиков в 1920-х – начале 1930-х годов. В это время не прекращались попытки иностранных государств любой ценой вернуть государственные долги России; предпринимались действия, направленные на свержение советской власти, на подрыв экономики СССР; создавались и щедро финансировались различные подрывные антисоветские центры как внутри страны, так и за рубежом.

Внешняя политическая обстановка начала 1920-х годов повлияла и на внутреннюю жизнь страны. В создавшихся условиях большевики вынуждены были ввести новую экономическую политику: возможности рыночных механизмов дали толчок к экономическому развитию и выходу из кризиса. Однако уже с середины 1920-х годов руководство компартии предпринимает попытки к сдерживанию этих процессов, берет курс на ограничение и вытеснение частнокапиталистических элементов, и это приводит к политической дестабилизации в государстве.

На вторую половину 1920-х годов была поставлена новая задача: обеспечить дальнейший экономический рост на базе реконструкции народного хозяйства. Планировалось превратить страну в независимую в экономическом отношении индустриально-аграрную державу путем технического переоснащения и создания новых отраслей промышленности. Планируется перевод экономики в целом «на социалистические рельсы». Это означало расширение государственного сектора за счет вытеснения других секторов экономики. С этой целью намечается «развернутое наступление» на капиталистические элементы, подготовка к которому началась уже в 1925 году. 
В 1926-1927 гг. прослеживаются тенденции сворачивания деятельности частных предпринимателей в СССР. В это время деятельность органов ОГПУ по отношению к частным предпринимателям приобретает наступательный характер, а применяемые к ним меры становятся все более жесткими. Частный бизнес стал ассоциироваться с вредительством и злостной спекуляцией. Подобные действия привели почти к полному свертыванию легальной частнопредпринимательской деятельности. Таким образом, в конце 1920-х годов на смену практиковавшемуся ранее экономическому вытеснению частного капитала пришла политика его ликвидации с помощью средств исключительно административного воздействия. Подобный переход стал составной частью возвращения к методам военного коммунизма. 

Кризис хлебозаготовок ускорил переустройство деревни. На смену чрезвычайным мерам по хлебозаготовкам с осени 1929 г. пришла коллективизация на принципах принуждения, откровенного насилия и диктата. В стратегии развития Советской России правительство отдало предпочтение промышленности, деревню рассматривало как ее сырьевой придаток. Сталинская фракция, победив в острой внутрипартийной борьбе, сумела навязать проведение антикрестьянских реформ в сельском хозяйстве. Все это привело к резкому падению уровня жизни населения. Характерной особенностью исследуемого периода стало то, что при стихийных кризисах значение экономического фактора резко повышалось, в более спокойные годы восстанавливался приоритет политики. Впрочем, политические интересы, как правило, всегда преобладали над экономической целесообразностью.

Страну лихорадило движением от одного хозяйственного кризиса к другому. Сталин объяснял это возрастанием сопротивления классовых врагов. На самом деле не было реальных планов по развитию экономики государства. Это, естественно, способствовало также и созданию оппозиции в стране. Все это в целом вело к кризисам – как политическим, так и экономическим, а средством выхода из них избирались репрессии.

Можно констатировать, что в исследуемый отрезок времени органы госбезопасности по существу превратились в один из основных инструментов правительства при решении наиболее важных экономических задач.

Во втором параграфе «Формирование структуры экономических подразделений, развитие их сил и средств» сделан вывод, что реорганизация госаппарата повлекла серьезные изменения и в деятельности органов государственной безопасности. Разрабатывается концепция их роли и места в условиях мирного строительства на период создания экономически независимого государства. Специфические условия Советской России, связанные с разрушительными последствиями Гражданской войны, нестабильностью внешнеполитического и внутреннего положения, привели к тому, что органы госбезопасности стали важным инструментом в системе управления хозяйственным строительством. Возросла роль их экономических подразделений в связи с трудностями социалистических преобразований.

Развитие структуры экономических подразделений, их сил и средств происходило в соответствии с особенностями экономического потенциала регионов. К концу 1920-х годов ЭКУ ОГПУ через разветвленную сеть периферийных аппаратов в целом удавалось контролировать ситуацию на местах, отстаивать общегосударственные экономические интересы и противопоставлять их проявлениям местничества и ведомственности, сдерживать процессы экономической дезорганизации и дезинтеграции, вызванные неумело проводимой политикой.

В исследуемый период продолжилось совершенствование сил и средств оперативно-розыскной деятельности экономических подразделений: ведущим направлением этого процесса становилось приведение их в соответствие с требованиями складывающейся оперативной обстановки, повышением качественного иного уровня решения оперативных задач.

В начале 1920-х годов прошло сокращение численности личного состава органов ГПУ. Многих сотрудников направили на хозяйственную работу, и это значительно ослабило аппарат экономических подразделений. В начале 1930-х годов количественный состав вырос, но качественный подбор сотрудников оставлял желать лучшего. В связи с этим делается упор на повышение профессиональной подготовки сотрудников: открываются различные профессиональные школы, организуются курсы. Проходит постоянный процесс по чистке штатов и набор новых сотрудников, доля которых значительно возросла в тридцатых годах.

В это время предпринимались меры по совершенствованию агентурного аппарата ЭКУ. Само Экономическое управление было нацелено на сбор объективной информации о развитии экономического потенциала страны, предотвращение возможных угроз, интенсивные поиски оптимального варианта организации агентурной работы. При оценке оперативной работы опирались на количественные показатели. Это проявлялось в наращивании оперативного учета антисоветских элементов, формировании обширной агентурно-осведомительной сети, перегруженности сотрудников канцелярско-бумажной работой.

Агентурно-оперативная работа осуществлялась повсеместно: в городе и деревне, на промышленных предприятиях, стройках, в колхозах, МТС, учебных заведениях и государственных учреждениях.

К концу исследуемого периода вся оперативно-розыскная работа была основана на использовании, прежде всего, негласных методов. В целом для данного периода характерны интенсивные поиски оптимальной организации агентурной работы. Продолжался поступательный процесс развития агентурного аппарата как основного средства оперативно-розыскной деятельности органов ОГПУ в целом и его Экономических подразделений в частности.

Одним из основных направлений информационно-аналитической работы органов государственной безопасности был сбор и анализ информации по экономическим вопросам, и вместе с постепенным переходом к новому политическому курсу это направление приобретало все большее значение. Все чаще информационно-аналитические структуры появлялись в «специальных» подразделениях. Информационно-аналитическая служба ОГПУ выступала средством тотального контроля в сфере экономики, частью негласного аппарата управления страной. Через информационно-аналитические сводки органы безопасности оказывали влияние на выработку и принятие управленческих решений высшими партийными и государственными органами.

Вместе с тем необходимо отметить, что тотальный контроль распылял силы и средства органов государственной безопасности и не был достаточно эффективен.

Третий параграф «Правовое регулирование деятельности ГПУ–ОГПУ в сфере обеспечения экономической безопасности государства» дает оценку правового регулирования деятельности органов государственной безопасности по защите экономической безопасности государства.

Реформа органов ВЧК, проведенная в начале 1922 г., явилась закономерным следствием существенного изменения политической и оперативной обстановки в России после окончания Гражданской войны. Она преследовала цель ввести деятельность органов госбезопасности в определенные, четко ограниченные законом рамки, освободить органы ГПУ–ОГПУ от решения не свойственных им задач. Проведенная реформа стала основным этапом в развитии правового регулирования деятельности органов безопасности. Положение об Экономическом управлении и другие нормативные акты окончательно определили основные направления деятельности ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности государства. В рассматриваемый период принятые Гражданский, Уголовный, Уголовно-процессуальный и иные кодексы явились необходимой правовой базой для регулирования деятельности органов государственной безопасности.

С середины двадцатых годов меняющееся отношение к закону и особенно более жесткие санкции, применявшиеся к виновным в тяжких экономических преступлениях, являлись характерными признаками постепенного вытеснения частнокапиталистических элементов представителями концепции плановой экономики. Стихийность нэпа не устраивала, предполагалось преодолеть ее планированием, и здесь право должно было стать инструментом планирования. Был сделан упор на классовый характер права. Это привело к новой концепции советского права как права переходного периода от капитализма к коммунизму, как право государства, где власть находится в руках пролетариата в союзе с трудящимися крестьянскими массами.

В быстром расширении компетенции ОГПУ отразилась общественная атмосфера этого периода. Этот процесс скорее явился результатом напряженной экономической и политической ситуации, чем следствием какого-то конкретного решения. Примат политики во время Гражданской войны в мирный период жизни Российского государства также нашел свое отражение в расширении компетенции ОГПУ, наделении его внесудебными полномочиями.

Необходимо отметить, что наделение органов государственной безопасности чрезвычайными внесудебными полномочиями являлось вполне обоснованным явлением в экстремальных условиях, как, например, борьба с фальшивомонетничеством, контрабандой, преступностью на железнодорожном транспорте, когда существовала непосредственная угроза безопасности государства. Однако в большинстве случаев такой угрозы не было. Тем не менее, начиная с середины 1920-х годов, внесудебные полномочия легли в основу деятельности правоохранительных органов. Они являлись послушным инструментом в деле становления и поддержания в стране сталинского авторитарного режима.

Работники органов ОГПУ, будучи уверенными, что дела будут рассматриваться во внесудебных органах заочно, без вызова обвиняемого и свидетелей, собирали и приобщали к делу лишь такие документы и показания, которые «работали» против обвиняемого, опуская все то, что в какой-либо мере оправдывало или смягчало его вину. По многим делам следствие проводилось поверхностно и в ряде случаев необъективно, не уделялось должного внимания сбору неопровержимых доказательств вины.

Коллегия ОГПУ, Особое совещание и тройки, будучи чрезмерно перегруженными большим количеством дел, не обеспечивали тщательного всестороннего их рассмотрения и допускали грубые ошибки. Все это способствовало снижению качества как оперативной, так и следственной работы, вело к укоренению порочных методов в работе, к нарушениям законов. Такое положение порождало у работников ОГПУ безответственное отношение к расследованию дел.

Тем не менее, в рассматриваемый период была создана правовая основа организации и деятельности подразделений органов государственной безопасности, стоящих на защите экономической безопасности государства.

К середине 1920-х годов ужесточается контроль за деятельностью органов ГПУ–ОГПУ высшими и местными советскими и партийными органами, усиливается влияние на их деятельность со стороны высшего партийного органа – Политбюро ЦК ВКП(б). Это руководство носило политический характер, когда на первый план выдвигалась не идея законности, а революционная целесообразность. Однако, как справедливо отметил А. М. Плеханов, при рассмотрении проблемы законности в этот период нельзя забывать, что это было первое десятилетие после Первой мировой и Гражданской войн. Их последствия сказывались на всех сферах жизни государства и общества. Если обратиться к понятию «законность» того времени, придется признать: оно предполагало по существу законность «революционную, социалистическую», а не законность в классическом понимании конца ХХ века .

Контроль над органами безопасности осуществляла и прокуратура, но он не был эффективен и дополнялся контролем местных исполкомов. Был и ведомственный контроль. Однако самый жесткий контроль за органами ГПУ–ОГПУ вели партийные комитеты всех уровней. Работа органов государственной безопасности рассматривалась на заседаниях парткомов – от уездных комитетов до Политбюро ЦК ВКП(б), которое определяло основные задачи и направления их деятельности, структуру, финансовое обеспечение, осуществляло контроль за назначениями и перемещениями сотрудников, состоявшими в партийной номенклатуре соответствующих должностей. Права и обязанности ведомства также контролировалось партийными органами. Все это способствовало превращению органов госбезопасности в «вооруженный отряд партии», готовый выполнить любое ее задание.

Третья глава «Основные направления деятельности ГПУ–ОГПУ на объектах промышленности и транспорта» – анализирует работу органов безопасности в хозяйственной жизни страны: в борьбе с должностными и хозяйственными преступлениями, с коррупцией, а также в организации охраны объектов промышленности и железнодорожного транспорта, мероприятиях по укреплению мобилизационной готовности предприятий. В поле исследования включены и вопросы борьбы органов безопасности с вредительством и диверсиями, деятельность ОГПУ по использованию труда осужденных специалистов.

Первый параграф «Участие органов безопасности в борьбе с должностными и хозяйственными преступлениями». Деятельность органов ГПУ–ОГПУ направлялась партией и правительством на повышение эффективности функционирования хозяйственного механизма, достижение максимально высокого коэффициента полезного действия с помощью внеэкономических методов принуждения. Функции Экономического управления в зависимости от политической обстановки в стране постоянно менялись. В основном деятельность ГПУ–ОГПУ была нацелена на защиту и укрепление объектов промышленности, транспорта и сельского хозяйства. К середине 1920-х годов, в условиях новой экономической политики, более четко определились направления деятельности по обеспечению экономической безопасности государства. Они свелись к борьбе с такими преступлениями, как шпионаж, диверсия, вредительство, саботаж, взяточничество, фальшивомонетничество, контрабанда и проч.

В связи с усилением борьбы со взяточничеством в начале 1920-х годов руководство страны потребовало ужесточения кадровой политики, «очистки» личного состава центральных и местных советских учреждений от неблагонадежных с точки зрения взяточничества лиц. Составлялись «секретные списки» лиц, которым запрещалось работать в государственном секторе. Эту работу совместно с другими ведомствами проводили и органы ОГПУ.

В рамках этой борьбы была проведена чистка личного состава самих органов безопасности. С этой целью Президиум ВЦИК предоставил ГПУ право ведения следствия и вынесения Коллегией ГПУ внесудебных приговоров по всем должностным преступлениям своих сотрудников. Это способствовало избавлению органов безопасности от преступных элементов в своей среде, в том числе и от коррумпированных сотрудников, значительная часть которых была приговорена к расстрелу.

Однако подобные меры не привели к искоренению взяточничества. Многолетний опыт борьбы с коррупцией свидетельствует: борьба с ней становится достаточно эффективной только в том случае, если ведется комплексно и постоянно и на это направлены все силы общества и властей.

Популярной мерой устрашения в 1920-х годах были так называемые чистки советских учреждений и организаций от враждебных элементов, в проведении которых активное участие приняли органы ОГПУ. Этих чисток очень боялись, так как в результате их многие лишались работы, а значит, и источника существования. Серьезной проверке в ходе первой всеобщей чистки советских учреждений, организованной в конце 1924 г. по инициативе ЦК РКП(б), были подвергнуты политическое прошлое и благонадежность сотрудников государственного аппарата. Наиболее важным критерием при проверке являлась политическая благонадежность, с которой как раз и имели проблемы старые специалисты. Напротив, сугубо профессиональные качества должны были учитываться в последнюю очередь. В ходе проведения чистки рельефно проявилась позиция в отношении старых специалистов руководителей ведомств, в которых они трудились: как правило, они стремились сохранить ценных работников и защищали своих подчиненных. Тем не менее, это не всегда было возможно. Проведенные чистки отрицательно сказались на профессиональном и образовательном уровне советских управленцев.

В эти годы Экономическое управление и транспортный отдел ГПУ–ОГПУ вели борьбу с крупными хищениями и спекуляцией. Основное внимание сосредотачивалось на раскрытии крупных хищений с участием организованных преступных групп, которые совершались в основном в форме присвоения и растрат должностными лицами государственного и кооперативного имущества. На железнодорожном транспорте расследовали дела о хищениях, по которым проходили организованные группировки с большим количеством арестованных.

Второй параграф «Борьба органов ОГПУ с вредительством» посвящен анализу этой деятельности. Если в годы Гражданской войны главным средством борьбы контрреволюционных сил против советской власти внутри страны были военный заговор и террор, то в условиях нэпа ими стало применяться вредительство и диверсии. Однако масштабы вредительства были незначительны. Как правило, на него сваливали обычную небрежность и халатность. И все же этим можно было воспользоваться и объяснить политику по свертыванию нэпа и становлению командно-административной системы управления. Что и было сделано. Причины хозяйственных неудач в экономике руководство ВКП(б) свалило на вредителей. Оказывается, по их мнению, в стране было просто засилье вредительских организаций.

Как только возникали проблемы в связи с добычей угля, появились вредители в угольной промышленности. Железные дороги перестали справляться с перевозкой грузов и населения – появились вредители в НКПС. Нет керосина – виновны вредители в нефтяной промышленности. Не было такой отрасли промышленности, где бы не было вредителей: каждый завод, каждая фабрика с помощью ОГПУ находили их у себя. Любого инженера с дореволюционным стажем, даже без проведения следствия, можно было сажать в тюрьму по обвинению во вредительстве.

В тезисах о методах работы Экономического управления ГПУ указывалось, что продолжающаяся острая классовая борьба за период нэпа сложилась не в пользу Союза. Необходимо было привлечь на свою сторону специалистов «или в крайнем случае хотя бы нейтрализовать, обезвредить их» .

По решению ВКП(б) органы ОГПУ в конце 1920-х–начале 1930-х годов перестраивают свою работу организационно и оперативно с таким расчетом, чтобы «борьба с экономической контрреволюцией и шпионажем была выдвинута на первый план как основная задача деятельности ОГПУ в области обслуживания хозяйства Союза» . Однако это не должно было повлечь за собой ослабление работы по выявлению крупных хозяйственных преступлений в промышленности, торговле, кооперации, финансах.

Конец двадцатых годов можно назвать временем начала массовых необоснованных репрессий, которыми политическое руководство страны старалось обосновать трудности экономического развития страны, внедряя ложный тезис об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма. Первый крупный процесс по вредительству, так называемое Шахтинское дело, был сфальсифицирован органами ОГПУ. Данный процесс был инициирован Политбюро как показательное репрессивное мероприятие. Он был необходим еще и для того, чтобы на этом примере постараться навести порядок в отрасли. Отчасти это удалось. Затем последовали подобные процессы почти во всех отраслях промышленности, которые никого уже особенно не удивляли.

Третий параграф «Использование труда осужденных специалистов» посвящен истории создания и деятельности так называемых «шарашек».

В 1930 г. полномочным представителям и начальникам окружных отделов ОГПУ предлагалось срочно изучить все акты вредительства по каждому предприятию, а для исправления результатов вредительства использовать инженеров-вредителей, главным образом из числа осужденных.

Использование вредителей было организовано преимущественно в помещениях органов безопасности. В отдельных случаях – с особого разрешения ОГПУ – допускалось командирование осужденных инженеров в сопровождении уполномоченного для работы непосредственно на заводах.

Инженеров-вредителей можно было допускать к работе после предварительного отбора. Руководителям-хозяйственникам предлагалось всемерно содействовать ОГПУ в том, чтобы работа осужденных инженеров протекала в нормальных условиях, а для этого снабжать их необходимой литературой, материалами и приспособлениями.

Первое техническое бюро возникло при Транспортном отделе ОГПУ в            1930 г. В порядке помощи НКПС здесь силами осужденных специалистов проектировались и создавались важнейшие элементы для реконструкции железнодорожного транспорта. Подобная работа стала проводиться и по реконструкции водного транспорта.

С учетом эффективности технического бюро при Транспортном отделе создаются специальные технические бюро при ОГПУ, где труд высокопрофессиональных специалистов используется в самых разных отраслях науки и техники. Одновременно в двух отделах ОГПУ – Специальном и Оперативном – и в ПП ОГПУ по Ленинградской области заработали радиолаборатории.

14 июля 1930 г. был регламентирован порядок использования осужденных вредителей. При ЭКУ появилось специальное 5-е отделение. В местах заключения из осужденных специалистов стали создавать специальные бюро. Интересы дела требовали концентрированного руководства этой работой, придания ей плановости, учета и анализа полученных результатов. В этих целях 5-му отделению предоставили право полного руководства и контроля за работой технических бюро на территории СССР.

Первые итоги работы осужденных показали, что большинство из них предлагали весьма полезные, годами продуманные изобретения, проекты и усовершенствования, в числе которых, например, постройка современных, не уступающих заграничным конструкциям самолетов, изготовление авиамоторов, производство без заграничной помощи технических изделий для крупного машиностроения и т. д.

Документы свидетельствуют о том, что технические бюро в то время работали намного эффективнее, чем многие научно-исследовательские институты. На них возлагались задачи по конструированию и внедрению в производство новых средств вооружения армии и флота. В это время трудом заключенных специалистов были созданы самолеты – истребители и бомбардировщики, авиадвигатели, подводные лодки, торпедные катера, артиллерийское вооружение, огнестрельное оружие, авиабомбы, отравляющие вещества, броневые стали и др. Их труд способствовал технологическому развитию государства.

В четвертой главе – «Деятельность органов безопасности на объектах сельского хозяйства и в финансово-экономической сфере» – раскрыты основные направления деятельности ГПУ–ОГПУ по обеспечению политики советского правительства в деревне; борьба органов государственной безопасности с антисоветской и террористической деятельностью в сельских районах страны. Рассмотрены вопросы защиты интересов государства в сфере финансово-экономической деятельности: это борьба с фальшивомонетничеством, контрабандой и незаконными валютными операциями.

Первый параграф «Борьба с антисоветскими, террористическими проявлениями при проведении политики советского правительства в сельских районах страны» охватывает достаточно широкий аспект вопросов связанных с деятельностью ГПУ–ОГПУ. Сельское хозяйство страны, подорванное Первой мировой и Гражданской войнами, к 1927 г. удалось восстановить. К осени 1927 г. государство установило твердые цены на хлеб. Быстрый рост индустриальных центров, увеличение численности городского населения вызвали огромный рост потребности в хлебе. Уже к ноябрю встала проблема с обеспечением продовольствием некоторых промышленных центров. Для решения этого вопроса власти во многих районах СССР вернулись к заготовкам на принципах продразверстки. Естественно, применение этих мер вызвало сопротивление крестьян, возрастание так называемого террора на селе. Однако приводимые данные статистики в большей степени отражают масштабы междоусобицы крестьян и борьбу с государственными правоохранительными органами во время проведения кампаний по раскулачиванию и коллективизации сельского хозяйства, чем конкретно террористическую деятельность. К этой статистике следует подходить критически. Судебно-следственная практика того периода, наряду с убийством и нанесением тяжких телесных повреждений, террористическим актом признавала также избиения, побои, издевательства, травлю и иные насилия в отношении общественников, активистов, колхозников. Посягательства на членов комиссий содействия проведению хлебозаготовок, совершенные в целях срыва их деятельности, также квалифицировались как террористические акты. В статистику «кулацкий террор» включались систематические угрозы и анонимки террористического характера. Террор оказывал наибольшее влияние на население.

Повторный неурожай зерновых на Украине в 1928 г. поставил страну на грань голода. По замыслу Сталина, крупные промышленные зерновые хозяйства могли бы «разрешить хлебные затруднения» и избежать трудностей с обеспечением страны необходимым количеством товарного зерна. 1 августа            1928 г. было принято Постановление ЦИК и СНК СССР «Об организации крупных зерновых хозяйств». С весны 1929 г. на селе проводились мероприятия, направленные на увеличение числа коллективных хозяйств. 7 ноября 1929 г. в газете «Правда» была опубликована статья Сталина «Год Великого перелома», в которой 1929 год был объявлен годом «коренного перелома в развитии нашего земледелия». Эта статья стала отправной точкой «сплошной коллективизации».

На селе насильственные хлебозаготовки, проводившиеся с помощью органов ОГПУ, сопровождались массовыми арестами и разорением хозяйств. Это привело к мятежам, количество которых к концу 1929 г. исчислялось уже многими сотнями. Крестьяне не желали отдавать имущество и скот в колхозы.

Ряд советских руководителей – Н.И. Бухарин, А.И. Рыков, М.П. Томский – предлагали снизить темпы индустриализации, отказаться от развёртывания колхозного строительства и наступления на кулачество, однако это предложение было отвергнуто Политбюро. Был сделан выбор на строительство совхозов и коллективизацию бедняцко-середняцких хозяйств при одновременной борьбе с кулачеством. На ноябрьском 1929 г. пленуме ЦК ВКП(б) было принято решение о проведении сплошной коллективизации в отдельных регионах и о направлении            25 тысяч городских рабочих для руководства созданными колхозами и совхозами.

В основном коллективизация проводилась принудительно. Главными методами при проведении коллективизации сельского хозяйства стали повальные обыски, массовые аресты, расстрелы, отправка в ссылку целых деревень. В этот период усилились репрессивные меры и в отношении спекулянтов. Получившее большие права ОГПУ арестовывало «дезорганизаторов производства», «кулаков», «вредителей». Все эти действия вызвали резкое сопротивление крестьянства, сопровождавшееся массовыми выступлениями.

В период коллективизации резко возросло количество преступлений против колхозной собственности. Для борьбы с экономической преступностью на селе Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной собственности» усиливало меры воздействия к лицам, покушавшимся на колхозную собственность. Это постановление получило печальную известность как «указ о трех колосках», в соответствии с которым независимо от величины ущерба, нанесенного государственной собственности, виновный получал либо 10 лет заключения, либо расстрел.

Поразившая страну сильнейшая засуха 1931 г. и бесхозяйственность при сборе урожая привели к значительному снижению валового сбора зерновых. Осознавая критическое положение, руководство ВКП(б) к концу 1932 – началу 1933 г. приняло ряд решительных изменений в управлении аграрным сектором: была начата чистка как партии в целом, так и в учреждениях и организациях системы Наркомзема СССР. Небывало массовый характер приобрело привлечение коммунистов к уголовной ответственности за невыполнение директив центра о вывозе хлеба из голодающих деревень. За 1932–1933 гг. из партии были исключены около 450 тысяч человек.

Наиболее действенными в условиях катастрофического кризиса стали меры по прямому партийному руководству колхозами и МТС – создание политотделов МТС. В январе 1933 г. на Объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) была констатирована ликвидация кулачества и победа социалистических отношений в деревне.

В рассматриваемый период органы безопасности через агентурно-осведомительный аппарат, смогли установить жесткий контроль за хозяйственной деятельностью колхозов, совхозов и МТС. Ни одна из сторон жизни села не выпадала из поля зрения.

Второй параграф «Пресечение контрабанды и фальшивомонетничества». Товарный голод в стране, дезорганизация рынка, переставшего быть регулятором производства, низкое качество продукции и высокая себестоимость отечественных товаров при недостаточном ввозе – таковы были объективные условия, благоприятствовавшие развитию контрабанды. Принятый в декабре 1921 г. закон о борьбе с контрабандой способствовал организации планомерной борьбы с этим преступлением. Экономическая охрана границ в этот период была вверена двум государственным органам: Народному комиссариату внешней торговли (НКВТ) и Государственному политическому управлению. Это было сделано своевременно, так как на приграничных территориях сопредельных государств, в непосредственной близости у наших границ, организовывались так называемые «транзитные лавки» и меняльные конторы, где совершались валютные сделки и контрабандисты снабжались товарами. За границей, особенно в Польше, существовали даже особые конторы по страхованию контрабанды от «провала».

Экономические подразделения и погранохрана ГПУ–ОГПУ в условиях жесточайшего дефицита товаров (в отдельные годы привозная номенклатура контрабандных товаров имела более 100 названий) проводили разработку лиц, приезжавших из-за границы, а также скупщиков валюты и ценностей. В местностях, где контрабанда была массовой, обследовались частные магазины. Проводились мероприятия по выявлению деятельности контрабандистов, выявлению их связей. В ЭКУ ОГПУ усиливалась оперативная работа с ювелирными, часовыми магазинами и др., с целью выявления источников получения ими товаров заграничного происхождения.

Принимаемые органами ОГПУ меры способствовали выявлению профессиональных контрабандистов и заграничных товаров на рынках и у кустарей, установлению путей их поступления. Однако принятых мер было недостаточно. Контрабандисты применяли новые ухищрения. А органы ОГПУ выявляли новые виды контрабанды, прикрытые легальными формами. Это отправление посылок не для личного потребления, а для продажи, покупка и продажа автомашин, ввезенных без права продажи, и др. Органы ОГПУ вынуждены были усиливать обслуживание посылочной контрабанды, более масштабно проводить перлюстрацию корреспонденции из пограничных районов, вести разработку концессионных фирм, которые зачастую являлись проводниками импортной контрабанды.

На рубеже 1920–1930-х годов усилился командно-бюрократический стиль управления экономикой, укрепился принцип государственной монополии, резко сократилось число участников внешнеторговых связей. Соответственно изменился характер контрабанды. Резко сократились случаи вооруженной и групповой контрабанды. Этому способствовало увеличение производства товаров широкого потребления и усиление охраны границ.

Широкое развитие в 1920-е годы получило фальшивомонетничество. Во все времена оно представляло серьезную угрозу обществу и государству. В начале 1920-х годов этому, прежде всего, способствовал большой объем бумажных денег, наводнивших РСФСР, а после проведения финансовой реформы – введение новых еще не знакомых населению страны купюр: червонцев и дензнаков. Поддельные денежные знаки причиняли ущерб гражданам России, подрывали доверие к национальной валюте. Анализируя качество подделок, а следовательно, и степень их опасности, можно сделать вывод, что в период относительной стабилизации фальшивомонетчики руководствовались лишь одним мотивом – незаконным личным обогащением. Поэтому на большинстве выявленных в этот период поддельных денежных знаков имитация защитных признаков либо отсутствовала вовсе, либо была выполнена с низким качеством. Проведенный анализ показывает, что основным регионом по производству фальшивых банкнот был в первую очередь Кавказ.

При расследовании дел по фальшивомонетничеству в ЭКУ ОГПУ было создано новое осведомление. Оно создавалось как среди бывших фальшивомонетчиков, так и среди литографов, граверов, цинкографов, работников типографий, отдельных групп художников и рисовальщиков. По линии Гознака Экономическое управление ОГПУ также усилило существующее осведомление, проверяло порядок контроля и подсчета изготовленных денежных знаков. Систематически проводилась проверка лиц, связанных непосредственно с изготовлением денежных знаков . В Экономическом управлении ОГПУ происходило тщательное регистрирование появления фальшивых денежных знаков. По номерам появившихся фальшивых дензнаков устанавливались организации, их изготавливающие. Созданная централизованная система учета появления фальшивок, немедленное реагирование на их появление способствовали в кратчайшие сроки с определенной долей уверенности устанавливать места действия организаций фальшивомонетчиков и в дальнейшем принимать меры по их ликвидации.

Третий параграф «Деятельность органов государственной безопасности на валютно-фондовом рынке страны». Для того чтобы избежать инфляционных процессов, правительство с осени 1923 г. стало проводить «интервенцию» золотой монеты. В результате курс червонца относительно инвалюты стал достаточно устойчивым, несмотря на рост товарных цен. Политика интервенции золота в целях понижения его курса и создания устойчивости червонца внутри страны распадалась на решение двух задач: сама интервенция золота и устранение утечки выбрасываемого на рынок золота за границу. На органы НКФ и Госбанка возлагалась первая задача, вторая – целиком лежала на органах ОГПУ.

Можно считать, что перед органами НКФ и Госбанка, осуществлявшими интервенцию золота, задача была сравнительно проста: в нужный момент в зависимости от спроса в том или ином районе выбрасывать золото на рынок, ликвидировать спрос и тем самым понижать курс, доводя его до паритета. Гораздо труднее было выполнить задачу, стоявшую перед органами ОГПУ, в приграничных районах и, в частности, в Средней Азии, так как при утечке золота за границу спрос на него продолжал расти, превышая размеры возможной продажи. Наблюдался приток новых покупателей, выявлялась систематическая, планомерная перекачка его за границу.

Однако проводимая финансовая политика была крайне непоследовательна. Она привела к тому, что в 1928 г. золотой рубль (червонец) перестал быть свободно конвертируемым. В обращении остались только бумажные деньги и мелкая разменная монета. Реальная стоимость рубля быстро падала: за первую пятилетку она снизилась более чем на 60 %.

Благоприятные условия для развития валютной контрабанды в СССР возникали, прежде всего, из-за ошибок правительства при проведении им финансово-экономической деятельности. Такая политика была крайне непоследовательной, что сильно сказалось и на платежеспособности населении страны. Правительство кидалось от одной крайности в другую. Приняв правильное решение по интервенции золота, оно до конца не продумало осуществление этого плана, не предусмотрело возможность нелегального вывоза золота за границу. В результате после обогащения спекулянтов и увода значительной части золота за границу, прекратило его продажу; проведя интервенцию серебра, затем стало предпринимать все возможное, для того что бы безвозмездно отобрать его у населения в казну государства.

Несмотря на то, что органами ГПУ–ОГПУ предпринимались серьезные шаги по борьбе с контрабандой валюты и ценностей, однако эту работу нельзя признать достаточно эффективной. Низкая плотность охраны границы, отсутствие необходимого инженерного оборудования не позволяли должным образом перекрыть пути нелегального ввоза и вывоза валютных ценностей и золота. В большей степени это относится к морскому побережью, участкам границы Дальнего Востока, Сибири, Туркестана, Закавказья, севера и северо-запада. Только в начале 1930-х годов защищенность границ повысилась до приемлемого уровня.

В пятой главе – «Противодействие незаконной деятельности иностранных граждан и фирм на территории СССР в экономической сфере» – отображена работа подразделений ГПУ–ОГПУ по пресечению противоправной деятельности иностранных граждан и фирм.

В первом параграфе «Борьба с экономическим шпионажем» анализируется работа органов безопасности по противодействию шпионской деятельности иностранцев на территории СССР.

В условиях становления первого в мире социалистического государства органы ГПУ–ОГПУ осуществляли противодействие незаконной деятельности иностранных граждан и представительств на территории СССР. Характерной особенностью этого периода являлось то, что, с одной стороны, правительство СССР стремилось развивать политические и экономические взаимоотношения с иностранными государствами, а с другой – пыталось жестко контролировать их деятельность с помощью ОГПУ.

Анализ материалов свидетельствует о том, что работа разведок противника в этот период значительно усилилась. Разведки иностранных государств были нацелены на создание агентурной сети с целью получения объективной информации по интересующим их вопросам. Особенно заметно это было по приграничным районам, а также в укрепленных районах и на оборонных строительствах, где интенсивно создавались шпионские резидентуры. В это время Прибалтийские страны и Польша активизировали работу своих разведок. Значительное усиление разведывательной деятельности в конце двадцатых годов произошло со стороны японской разведки, активно готовившейся к войне против нашего государства.

Деловые отношения с советскими учреждениями широко использовались иностранными разведками для насаждения своей агентуры. Для этого они осуществляли вербовку советских граждан, как на идеологической основе, так и путем подкупа, который применялся в различных формах. Причем, как правило, вербовка проходила без каких-либо затруднений, так как широко бытовало мнение о непрочности существования советской власти.

Для осуществления экономического шпионажа в исследуемом периоде иностранцами использовались любые возможности. В этом разнообразии можно выделить три основных направления деятельности иностранных разведок по сбору сведений экономического характера. Так, классически осуществлялась разведывательная работа с позиций дипломатических представительств. Экономическим шпионажем занимались также иностранные коммерческие представительства, деятельность которых проводилась на постоянной основе. Наряду с этим проводился эпизодический шпионаж для добывания сведений по торговым, концессионным и другим вопросам. Этим же занимались уполномоченные иностранных фирм при приезде в СССР.

Второй параграф «Участие ГПУ–ОГПУ по защите экономических интересов государства в концессионной политике». С принятием решения о создании концессий в СССР перед органами государственной безопасности встала задача по наблюдению за ними. В ходе осуществления этого наблюдения органы ГПУ–ОГПУ информировали высшее руководство страны о деятельности концессий в СССР. Нередко на базе концессий создавались резидентуры иностранных разведок, которые в процессе своей деятельности собирали экономическую и политическую информацию о России. Иностранный шпионаж, связанный с концессионной политикой СССР, содействовал внедрению в советскую промышленность частного капитала на условиях, наиболее выгодных для заграничных фирм. Секретные материалы, собранные иностранными разведками в правительственных учреждениях, давали будущим концессионерам полную ориентировку при переговорах с советскими госорганами. Располагая в известных случаях исчерпывающими данными о предложениях Главконцесскома, представители иностранного капитала могли с наибольшим успехом предъявлять советскому правительству свои максимальные требования.

Используя полученные сведения, заграничные фирмы координировали собственные действия и выступали единым фронтом против основных положений концессионной политики СССР. Дела по экономическому шпионажу, которые вело ЭКУ ОГПУ, показывают, что разведки работали в целях получения материалов, касающихся как общей линии правительственных органов по вопросам концессионной политики, так и конкретных решений в отношении отдельных концессионных объектов; выяснения потребностей советского хозяйства, подлежащих удовлетворению при помощи концессионного капитала; сбора данных о состоянии государственных промышленных предприятий, работающих в одних и тех же областях производства с концессионными фирмами; изъятия из архивов советских учреждений материалов по изысканию рудных и минеральных месторождений, представляющих ценность с точки зрения их эксплуатации иностранными фирмами, а также получения сведений об экономической мощности концессионных объектов.

Надо признать, что разделить, где кончаются государственные и начинаются частные интересы, очень сложно. Крупные промышленные корпорации настолько срослись с государством, что нередко использовали военную разведку для получения необходимой информации. К тому же государственные чиновники иностранных государств, движимые чувствами патриотизма, часто помогали бизнесменам получать важные секреты. Ведь тем самым укреплялась экономика, а значит, государство становилось сильнее. Необходимо отметить, что и сейчас ситуация остается примерно такой же.

Проводя работу по наблюдению за концессиями, органы ОГПУ пришли к выводу, что основной целью концессионеров было получение экономической выгоды в возможно сжатые сроки с последующим выводом капитала за границу. Зачастую концессионеры занимались мошенничеством. Крупные концессии, как правило, стремились к тому, чтобы их деятельность в большей степени финансировалась из бюджета СССР, стремясь минимизировать вложения своего капитала. Проведя анализ деятельности иностранных концессий, можно сделать вывод, что их работа была малоэффективной для развития народного хозяйства социалистического государства.

Третий параграф «Борьба органов безопасности с незаконными валютными операциями иностранных граждан». В рассматриваемый период процветает валютно-контрабандная деятельность, осуществляемая с позиций иностранных дипломатических представительств. Большого размаха приняли валютно-контрабандные операции сотрудников коммерческих и концессионных организаций, аккредитованных в СССР, и иностранных граждан. Необходимо отметить, что с середины двадцатых годов вместо контрабандного перемещения золота и драгоценных камней оказалось выгоднее проводить эти операции с червонцем.

На южных границах перемещение червонцев шло по трем направлениям: через капитанов итальянских пароходных обществ, контрабандой через советскую торговую границу и через дипкурьеров персидского и турецкого консульств. Свободная экспортно-импортная торговля в СССР персидских купцов способствовала развитию контрабанды с этой страной в особо крупных размерах.

В конце 1920-х годов Германия становится основным центром торговли червонцами.

К началу 1926 г. в экономике России наблюдались ощутимые диспропорции между покупательной силой червонца и уровнем его золотого паритета, между оптовыми и розничными ценами, между масштабами внешнеторговой деятельности и состоянием основных отраслей экономики страны. Эти диспропорции в значительной степени были следствием недальновидной государственной политики в области финансов, что учитывалось иностранными организациями и гражданами, обогащавшимися за счет перемещения червонцев через границу. Учитывая то, что перемещались огромные суммы, филиалы Госбанка СССР в иностранных государствах не могли в больших партиях скупать червонцы, покупки их ограничивались. Как следствие, происходило значительное снижение котировок червонцев. Проведенная денежная реформа дала сбой. Рубль не смог конкурировать с крепкими иностранными валютами.

Осуществляя контроль за иностранными представительствами, фирмами и гражданами, ведя борьбу с разведками иностранных государств, органы ГПУ–ОГПУ совершенствовали деятельность и методы работы. Налаживалось взаимодействие различных подразделений органов безопасности по предотвращению утечки сведений экономического характера. Реализовывались меры по борьбе с контрабандным перемещением червонцев и золота. Осуществлялся контроль за деятельностью концессионеров с целью предотвращения незаконного и неэффективного использования объектов концессий.

В «Заключении» сформулированы основные выводы, научные результаты исследования и научно-практические рекомендации, которые позволяют выявить позитивный и негативный исторический опыт деятельности ГПУ–ОГПУ по обеспечению экономической безопасности государства, что позволяет глубже разобраться в истории Советского государства.

Исторический опыт деятельности подразделений органов ГПУ–ОГПУ, стоявших на защите экономической безопасности Советского государства в рассматриваемом периоде, свидетельствует о том, что в условиях формирования административно-командной системы управления страной они становились составной частью конспиративного аппарата управления, влияние которого охватывало практически все сферы народного хозяйства.

В это время отмечается усиление влияния на деятельность ГПУ–ОГПУ и их региональные структуры высшего партийного органа – Политбюро ЦК ВКП(б), а также обкомов и крайкомов партии, лично И. В. Сталина. Органы государственной безопасности в рассматриваемый период стали одной из самых важных структур среди звеньев государственного аппарата для реализации сложных политических решений ВКП(б), которых в то время было предостаточно, будь то борьба с вредительством, участие в кампании по ликвидации кулачества как класса, коллективизации сельского хозяйства и др. По существу, органы ОГПУ постепенно стали ведомством, проводившим в жизнь сталинскую авторитарную политику. Проведение этой политики определяло концепцию экономической безопасности конца 1920-х – начала 1930-х годов.

В рассматриваемый период было урегулировано правовое положение подразделений органов ГПУ–ОГПУ, стоящих на защите экономической безопасности государства. И если на начальном этапе функционирования ЭКУ его правовое положение не было достаточно четко определено, то к середине 1920-х годов этот процесс был в основном завершен. Однако необходимо отметить, что в рассматриваемый период органам безопасности были предоставлены внесудебные полномочия, в том числе и в борьбе с преступлениями в сфере экономики. Наделение органов государственной безопасности чрезвычайными внесудебными полномочиями являлось вполне обоснованным явлением в экстремальных условиях, при непосредственной угрозе безопасности государства, однако в большинстве случаев такой угрозы не существовало.

Необходимо отметить, что свертывание рыночных отношений в середине 1920-х годов повлекло к нарушениям законности и уголовно-процессуальных норм при ведении следствия. И если в других подразделениях ОГПУ это не приобрело большого размаха, то в Экономическом управлении вследствие возрастания его роли в хозяйственной жизни страны проявилось как при проведении массовых операций, при разработке отдельных следственных дел, так и в фальсификации процессов по вредительству.

Многочисленные штатные изменения, происходившие в Экономическом управлении ГПУ–ОГПУ, преследовали цель взять под контроль наиболее важные отрасли народного хозяйства страны. При этом развитие структур территориальных экономических подразделений органов безопасности, их сил и средств постепенно было приведено в соответствии с особенностями экономического потенциала регионов.

В рассматриваемый период происходило постоянное совершенствование сил и средств оперативно-розыскной и агентурно-оперативной деятельности экономических подразделений органов безопасности. Шел процесс приведения их в соответствие к складывающейся оперативной обстановке, повышения качественного уровня решения оперативных задач. В рассматриваемый период создается и укрепляется агентурная сеть органов безопасности, работавшая по экономической линии.

Использование органов государственной безопасности в борьбе с коррупцией, спекуляцией, диверсиями, фальшивомонетничеством, контрабандой и другими преступлениями в сфере экономики имеет огромное значение в современных условиях. Это именно те сферы, где экономические подразделения в исследуемый период обеспечивали нормальное функционирование хозяйственной жизни, боролись с такими явлениями, которые подрывали экономическую безопасность страны. Являясь составной частью государственных институтов, призванных беречь суверенитет, независимость и территориальную целостность страны, они сумели защитить экономический потенциал СССР.

Усилия, предпринятые органами безопасности по контролю за противоправной деятельностью иностранных граждан, смогли пресечь утечку сведений экономического характера, были реализованы меры по борьбе с контрабандным перемещением червонцев и золота, осуществлен контроль за деятельностью концессионеров с целью предотвращения незаконного и неэффективного использования объектов концессий.

Основные научные результаты состоят в том, что на основе анализа архивных документов и научной литературы раскрыта роль подразделений органов ГПУ–ОГПУ в обеспечении экономической безопасности страны, их эволюция в связи с изменением задач, встававших перед органами безопасности в этот исторический период.

Установлены причинно-следственные связи, обусловившие реорганизацию экономических подразделений, дана оценка развития их сил и средств в соответствии с требованиями тех лет.

Изучены основные направления деятельности органов ГПУ–ОГПУ по защите экономической безопасности государства.

Учитывая изученный опыт деятельности подразделений органов ГПУ–ОГПУ, соискатель пришел к выводу, что система, обеспечивающая экономическую безопасность страны, должна соответствовать предъявляемым к ней сегодня требованиям, быть научно подготовленной и технически оснащенной, чтобы активно противостоять иностранным спецслужбам и организациям, внутренним преступным элементам.

При этом правоохранительным органам надлежит теснее сотрудничать с другими государственными структурами по вопросам определения объектов защиты и сфер противодействия враждебным устремлениям.

Деятельность органов госбезопасности по обеспечению экономической безопасности государства должна служить, прежде всего, общенациональным интересам. Ее основу должен составлять реалистический анализ угроз России в экономической сфере.

Дальнейшее совершенствование системы обеспечения экономической безопасности может осуществляться за счет возрастания роли информационно-аналитической работы, улучшения методов прогнозирования угроз.

Успешная деятельность по защите экономической безопасности государства в настоящее время возможна лишь на основе научной доктрины экономической безопасности, которую необходимо разрабатывать на базе комплексных исследований.

Проведенный в настоящем исследовании анализ исторического опыта деятельности органов государственной безопасности позволяет соискателю предложить некоторые научно-практические рекомендации:

1. Важно укреплять экономические подразделения отечественных органов безопасности, выполняющих объективно необходимые для государства задачи по защите экономической безопасности страны, поднимать престиж сотрудников этих подразделений органов ФСБ России. Стремиться к формированию у сотрудников органов безопасности исторического сознания, к достижению ими высокого уровня правовой культуры, к пониманию технологий возможного превращения спецслужб в инструмент манипулирования узкой группы политиков и неприятию подобных манипуляций. Органы безопасности как составная часть госаппарата должны служить не отдельным политическим интересам и амбициям – они должны стоять на страже подлинных интересов народа.

2. Исторический опыт показал, что в обеспечении государственной безопасности, в том числе и экономической, следует очень осторожно использовать имеющуюся власть. Критерием необходимости и целесообразности при решении возникающих задач должны выступать не только законность, но и гуманность, гарантированность соблюдения интересов общества и личности. Законы, на которых строится организация и осуществляется деятельность экономических подразделений органов госбезопасности, должны соответствовать общедемократическим нормам права. С этой целью представляется целесообразным использовать полученный опыт при разработке нормативно-правовой базы, регламентирующей деятельность экономических подразделений органов государственной безопасности.

3. В условиях динамично меняющейся международной и внутренней обстановки, в рамках реализуемой концепции национальной безопасности России необходимо постоянно уточнять роль и место, полномочия и направления деятельности экономических подразделений органов ФСБ России по защите интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз. В связи с этим исторический опыт обеспечения экономической безопасности Советского государства органами ОГПУ имеет большое практическое значение в современных условиях перехода к рыночной экономике.

4. Опыт деятельности экономических подразделений ГПУ–ОГПУ свидетельствует, что спецслужба, имеющая высокопрофессиональные кадры и агентурный аппарат, может противостоять как разведывательно-подрывным акциям спецслужб иностранных государств, так и внутренним угрозам. Она способна вести эффективную борьбу с коррумпированностью высокопоставленных политиков и чиновников, для чего в первую очередь необходимы политическая воля и решительность руководства страны.

5. Изучение опыта и особенностей процесса создания и развития системы экономической безопасности является перспективным направлением исторической науки. Для дальнейшего объективного воссоздания истории органов государственной безопасности необходимы всестороннее исследование и привлечение ранее недоступных архивных документов и материалов, в том числе и по защите экономической безопасности государства. Основные положения и выводы исследования могут быть использованы при создании обобщающих работ по истории спецслужб и истории государства и права.

Основные положения диссертационного исследования отражены

в следующих публикациях автора

         Монографии:

1. Мозохин О. Б. ВЧК–ОГПУ – карающий меч диктатуры пролетариата (ВЧК–ОГПУ на защите экономической безопасности государства и в борьбе с терроризмом). М.: Яуза; Эксмо, 2004. (23,52 п. л.).

2. Мозохин О. Б. Право на репрессии (внесудебные полномочия органов государственной безопасности 1918–1953 гг.). М.: Кучково поле, 2006. (25,2 п. л.).

3. Мозохин О. Б., Епихин А. Ю. ВЧК–ОГПУ в борьбе с коррупцией в годы новой экономической политики (1921–1928). М.: Кучково поле, 2007. (27,72/14 п. л.).

4. Мозохин О. Б. Деятельность ГПУ–ОГПУ по обеспечению экономической безопасности Советского государства. М.: Кучково поле, 2009. (33, 6 п. л.).

  Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Мозохин О. Б. Палачи и жертвы // Закон и право. 1999. № 6. (0,5 п. л.).

2. Мозохин О. Б Правовое регулирование внесудебных полномочий ГПУ-ОГПУ // Закон и право. 1999. № 10. (0,7 п. л.).

3. Мозохин О. Б. Правовое регулирование внесудебных полномочий органов безопасности. Закон и право. 2000. № 6. (0,8 п. л.).

4. Мозохин О. Б. Правовая база борьбы с контрабандой (1917–1934 г.г.)// Закон и право. 2000. № 12. (1 п. л.).

5. Мозохин О. Б. Право на беззаконие (1917–1934 г.г.)// Закон и право. 2001. № 4. (0,7 п. л.).

6. Мозохин О. Б. Крестьянский терроризм (20-е – начало 30-х годов)// Закон и право. 2002. № 5. (0,7 п. л.).

7. Мозохин О. Б. Без вины виноватые. Шахтинский процесс 1928 г.// Родина. 2008. № 7. (0,5 п. л.).

8. Мозохин О. Б. Как появились «шарашки»?// Преподавание истории в школе. 2008. № 7. (0,5 п. л.).

9. Мозохин О. Б. «Замешанных немцев арестовать… Англичан не трогать».// Отечественные архивы. 2008. № 6. (0,8 п. л.).

10. Мозохин О. Б. Первые операции// Родина. 2008. № 12. (0,5 п. л.).

11. Мозохин О. Б. Участие ОГПУ в изъятии золота, серебра и валюты у населения страны// Родина. 2010. № 8. (0,7 п. л.).

12. Мозохин О. Б. Из истории деятельности органов ОГПУ по борьбе с незаконными валютными операциями (1925–1934 гг.)// Родина. 2011. № 3.              (0,7 п. л.).

         Другие публикации по теме исследования:

1. Мозохин О. Б. Борьба органов ВЧК–ОГПУ с контрабандой в годы НЭПа. М. Академия ФСБ РФ. Деп. 12. 01. 1995. № 30611н. (0,6 п. л.).

2. Мозохин О. Б. Защита органами ГПУ–ОГПУ экономических интересов государства в концессионной деятельности// Вестник Академии ФСБ РФ. Вып. 6. 1996. (0,7 п. л.).

3. Мозохин О. Б. Борьба органов ВЧК–ОГПУ с фальшивомонетничеством в условиях новой экономической политики. М.: Политика, 1997. № 4. (0,4 п. л.).

4. Мозохин О. Б. Наблюдение органами безопасности за иностранными концессиями в 20-е годы// Сборник трудов ИППКС ФСБ России (г. Екатеринбург). 1999. № 8. (0,7. п. л.).

5. Мозохин О. Б. Органы госбезопасности в борьбе с валютчиками и контрабандистами в условиях НЭПа// Сборник трудов ИППКС ФСБ России (г. Екатеринбург). 1999. № 8. (0,7. п. л.).

6. Мозохин О. Б. Внесудебные полномочия ВЧК// Исторические чтения на Лубянке. 1998 г. М.; Великий–Новгород. 1999. (0,5 п. л.).

7. Мозохин О. Б. Основные направления деятельности ВЧК–ОГПУ по защите экономической безопасности государства в условиях НЭПа. М. Академия ФСБ России. 1999. Инв. №31601н (0,5. п. л.).

8. Мозохин О. Б. Об организации экономических подразделений ОГПУ// Исторические чтения на Лубянке. 1999 г. М.-Великий–Новгород. 1999. (0,4 п. л.).

9. Мозохин О. Б. ВЧК–ОГПУ на защите экономики государства в условиях НЭПа// Сборник трудов ИППКС ФСБ России (г. Екатеринбург). 2000. № 9.                  (0,5 п.л.).

10. Мозохин О. Б., Ямпольский В. П. Концессионная практика не дала сколько-нибудь значительных результатов (О привлечении иностранных капиталов в экономику СССР)// Исторический архив. 2002. № 1. (1/0,5 п. л.).

11. Мозохин О. Б. Политкомиссия по политическим делам при ПБ ЦК ВКП(б)// Военно-исторический архив. 2001. № 4. (0,7 п. л.).

12. Мозохин О. Б. Из истории борьбы с терроризмом// Военно-исторический архив. 2001. № 5. (1 п. л.).

13. Мозохин О. Б. Особое совещание России и СССР (1881–1953)// Обозреватель. 2002. № 3–4. (1,3 п. л.).

14. Мозохин О. Б., Епихин А. Ю. О касте «неприкасаемых» и «государственной воле» в борьбе с коррупцией в период НЭПа// Реагирование на преступность: концепции, закон, практика. М. 2002. (0,5/0,25 п.л.).

15. Мозохин О. Б. Дело «Контроль К»// Военно-исторический архив. 2002.           № 7, № 8. (2 п. л.).

16. Мозохин О. Б. и др. Лубянка: обеспечение экономической безопасности государства // Сборник статей.  М., 2002. (28/3 п. л.).

17. Мозохин О. Б. Японский экономический шпионаж// Военно-исторический архив. 2003. № 1. (1 п. л.).

18. Мозохин О. Б. Репрессивная политика в СССР в цифрах (1918–1953 г.г.)// Военно-исторический архив. 2003. № 6. (0,8 п. л.).

19. Мозохин О. Б. Полномочия на репрессии// Историко-публицистический альманах. М. Издательский дом Лубянка. 2004. 1-й выпуск. (1,5 п. л.).

20. Мозохин О. Б. Восстановленная справедливость// Историко-публицистический альманах. М. Издательский дом Лубянка. 2004. 1-й выпуск. (0,25 п. л.).

21. Мозохин О. Б. «Виновность арестованных подтверждена...» (Конструкторские бюро при ОГПУ–МГБ СССР)// Источник. 2003. №4. (1,5 п.л.).

22. Мозохин О. Б. Гузо Л. Н., Бычков В. Н. Тертичко В. П. Спецтехника на защите государства. М.: Граница. 2004. (7/3 п. л.).

23. Мозохин О. Б. Статистика репрессивной деятельности органов ВЧК–ОГПУ 1921-1934 гг. Военно-исторический архив. 2004. № 6, 7, 9-11. 2005. № 1.          (2 п. л.).

24. Мозохин О., Гладков Т. Менжинский–интеллигент с Лубянки. М.: Эксмо; Яуза. 2005. (23,5/12 п. л.).

25. Мозохин О. Б. Использование труда осужденных специалистов органами государственной безопасности в 1930-х – начале 1950-х гг. Труды общества изучения истории отечественных спецслужб. Т. 4. М.: Кучково поле. 2008.              (1,8 п. л.).

26. Мозохин О. Б. Деятельность ОГПУ на предприятиях промышленности и транспорта в 1920-х – начале 1930-х годов// Труды общества изучения истории отечественных спецслужб. Т. 4. М.: Кучково поле. 2008. (1.2 п. л.).

ЦА ФСБ России. Ф. 3. Оп. 6. Д. 3. Л. 3–6.

См.: Кохановский В. П. Философия и методология науки. Ростов-н/Д, 1999; Философия науки. Учебное пособие: в 2 ч. М., 2007; и др.

См.: Зевелев А. И. Историографическое исследование: методологические аспекты. М., 1987; Иванов В. В. Методологические основы исторического познания. Казань, 1991; Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. М., 1987; Медушевская О.М. Теоретические проблемы источниковедения. М., 1977; Могильницкий Б. Г. Введение в методологию истории. М., 1989; Некоторые итоги и перспективы методологических исследований в отечественной историографии // Новая и новейшая история. 1993. № 3. С. 9–20; Нечухрин А. Н., Сидорцов В. Н. Методология истории. Минск, 2000; Подкорытов Г. А. Природа научного метода // Философия и методология познания: учебник для магистров и аспирантов. СПб., 2003; Дорошенко Н. М. Философия и методология истории в России (конец XIX–XX в.). СПб., 1997 ; Российская методология истории. СПб., 2005.

Исторические чтения на Лубянке. Российские спецслужбы на переломе эпох: конец XIX века–1922 г., М.; Великий Новгород, 1988. С. 75–84; Исторические чтения на Лубянке. Отечественные спецслужбы в 1920–1930-х годах, Москва–Великий Новгород, 1999. С. 54–58; и др.

Справка о результатах внедрения Комитета по природным ресурсам и природопользованию Государственной думы № З.12-749 от 25 ноября 1996 г.

Справка о результатах внедрения Аналитического центра при Президенте РФ. № А45-652 от 16 ноября 1994 г.

Вопросы экономики. 1994. № 12.

См.: Толковый словарь русского языка / Под ред. проф. Д. Ушакова. М. 1934, С. 113.

ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 1. Д. 55. Л. 1–2.

Подразумевается, что эта деятельность должна включать в себя весь комплекс мер защиты национальных интересов как от внутренних, так и от внешних угроз.

Плеханов А. М. ВЧК–ОГПУ в годы новой экономической политики (1922–1928 гг.). М.: Кучково поле. 2006. С. 176.

ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 1. Д. 55. Л. 6–7.

Там же. Ф. 66. Оп. 1. Д. 185. Л. 315.

Турло С. Шпионаж. ПП ОГПУ по Западному краю, 1924.

См.: Климов М. Е. Контрреволюция на экономическом фронте (эпоха НЭПа). М.: Высшая пограничная школа ОГПУ, 1928.

См.: Практика таможенного дела. М., 1927.

См.: Адлер Ф. Об отчете английской делегации. Берлин, 1925; Акацатов М. Е. Книга скорби. Б. м. Б. и., 1925; Арцыбышев М. Обвинительный акт коммунизма. Пекин: изд. Д.Р.М.С., 1925; Мельгунов С. П. Красный террор в России. 1918–1923. Берлин, 1923; и др.

См.: Агабеков С. ГПУ. Записки чекиста. Берлин: Стрела, 1930; Безпалов Н. Исповедь агента ГПУ. Прага:Воля России, 1925; Борисов К. 75 дней в СССР. Впечатления. Берлин, 1924; Гуль Р. Дзержинский–Менжинский–Петерс–Лацис–Ягода. Париж, 1936; и др.

См.: На новых путях. Итоги новой экономической политики 1921–1922 гг. Вып. 1–5. М., 1923; Буянов В. Трудовые конфликты и практика профсоюзов. М., 1925; Шмидт В. Положение рабочего класса в СССР. М, 1928., Крицман Л. Какого капиталиста может терпеть победивший рабочий? //Правда, 1923. 11 ноября; и др.

См.: Бутковский В. П. Иностранные концессии в народном хозяйстве СССР. М., 1927; О работе профсоюзов на частных и концессионных предприятиях. М., 1927.

См.: Экономическая контрреволюция в Донбассе. Итоги Шахтинского дела. Статьи и документы// Под общей ред. Н. В. Крыленко. М., Юридическое изд-во, 1928; Вышинский А. Два процесса (О вредительстве на примере процесса Промпартии и Шахтинского дела) // Советское государство и революция права. Журнал Института советского строительства и права. (М.: Государственное социально-экономическое издательство.) 1931. № 1; Вышинский А. Итоги Шахтинского дела // Революция права. (М.: Изд-во Ком. Акад.). 1928. № 5; Аграновский А. Люди-вредители. Шахтинское дело. М.; Л., 1928; За что их судят. Дешевая рабочая библиотека газеты «Вышка». Кн. 1. 1928; Сергеев Б., Плесков В. Шахтинцы. История вредительства, суд, приговор. М., 1928.

См.: Бюллетень НКВД, Известия ЦК РКП (б) // 1922. № 1. С. 53; Известия ЦК РКП(б). 1925. № 6; и др.

См.: Дзержинский Ф. Э. Пять лет работы; Уншлихт И. С. К пятой годовщине органов борьбы с контрреволюцией//Правда. 1922. 17 декабря; и др.

См.: Мосолов Ф. Курс лекций по истории ВЧК–ОГПУ–НКВД. М., 1949; Гордон А. Германская разведка. 1918–1945. М., 1948; Японская разведка. М., 1940; Леоненко А. Германская разведка. М., 1941; Финская разведка. М., 1941.

См.: Боевой путь советских пограничных войск. Краткий очерк. М., Воениздат, 1967; В. И. Ленин и советские органы государственной безопасности. Сборник статей/ М.: РИО войсковой части 33965, 1967; и др.

См.: Дорошенко И. А. История органов государственной безопасности. Ч. 2 (1921–1925 гг.). М.: 1959.

См.: История советских органов государственной безопасности: Учебное пособие. М., 1967.

См.: История советских органов государственной безопасности: Учебник. М., 1977.

См.: Булкин А. В. Партийное руководство деятельностью органов госбезопасности (На примере Пензенской губернии в 1918–1928 гг.): Дис. … канд. ист. наук. Л., 1984; Бородавко А. Г. Оперативные игры ВЧК–ОГПУ (1917–1934 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. М., 1974; и др.

См.: Казачков И. Я. О некоторых вопросах истории и деятельности чекистских органов Омской области. Омск., 1971; Алексеева Т., Матвеев Н. Доверено защищать революцию (О Г. И. Бокии). М.: Политиздат, 1967; Апиян Н. А. Органы государственной безопасности Советской Армении в период строительства социализма (1920–1934) . Ереван, 1980; Вялков Л. И. Борьба приморских чекистов с врагами Советской власти в 1922–1928 годах. Владивосток, 1972; Арипов Р., Мильштейн Н. Из истории органов госбезопасности Узбекистана. Ташкент: Узбекистан, 1967; Блохин Л. Чекисты огненных лет: из истории органов безопасности Таджикистана. Душанбе: Ирфон, 1968; и др.

См.: Чекисты. Л., 1967; Гладков Т. К., Смирнов М. А. Менжинский. М., 1969; Чекисты. Сборник. М., 1970; Зубов Н. И. Ф. Э. Дзержинский. Биография. М., 1971; Курицын В. М. Становление социалистической законности. М., 1983; Абросимов М., Жилинский В. Страницы былого. Волгоград, 1988.

См.: ВЧК–ОГПУ. Красный террор в годы гражданской войны / (Сост. Ю. Фельштинский). М., 1989; и др.

См.: Феликс Эдмундович Дзержинский: Биография. М.: Политиздат, 1977; Феликс Эдмундович Дзержинский: Биография. 2-е изд., доп. М.: Политиздат, 1983; Феликс Эдмундович Дзержинский: Биография. 3-е изд., доп. М.: Политиздат, 1986.

См.: Плеханов А. М. Деятельность органов ВЧК–ОГПУ в первой половине двадцатых годов (1921–1925 гг.): Дис. … д-ра ист. наук. М., 1993.

См.: Плеханов А. М. ВЧК–ОГПУ в годы новой экономической политики (1922–1928 гг.). М.: Кучково поле, 2006.

См.: Плеханов А. М. Дзержинский первый чекист России. М.: Олма-пресс, 2007.

См.: Петров М. Н. Формирование и деятельность органов ВЧК–ОГПУ. 1917 – середина 1920-х гг. (на материалах Северо-Запада России): Дис. ... д-ра. ист. наук. В. Новгород, 1995; Михеев В. И. Основные направления деятельности органов ГПУ–ОГПУ Центрального Черноземья в 1922–1934 гг.: Дис ... канд. ист. наук. М., 2003; и др.

См.: Булулуков Н. Ю. Правовые основы организации и деятельности ГПУ–ОГПУ: Дис. ... канд. юрид. наук. М. Академия ФСБ России, 1995.

См.: Барышников Е. А. Деятельность ВЧК–ОПТУ по укреплению экономического потенциала страны (1918–1928): Дис... канд. ист. наук. М., 2004.

См.: Шинин О. В. Деятельность дальневосточных органов государственной безопасности по добыванию информации о политическом, военном и экономическом положении приграничных государств в межвоенные годы (1922–1941) //Исторические чтения на Лубянке: 1997–2007.  М.: Кучково поле, 2008.

См.: Шинин О. В. Деятельность органов государственной безопасности в межвоенные годы, 1922–1941 гг. (На материалах Дальневосточного региона СССР): Дис. ... докт. ист. наук. М., 2008; Его же. Иностранные компании и экономическая безопасность государства в Дальневосточном регионе в 1922 – 1941 гг. // Актуальные проблемы права, экономики и образования России на современном этапе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 13–14 марта 2008 года. Петропавловск-Камчатский: АНО ВПО ЦС РФ «РУК», 2008. С. 376–382; Его же. Борьба органов государственной безопасности с контрабандой на Дальнем Востоке в 1920–1930-х годах // Пограничная безопасность Российской Федерации: сущность, состояние и пути ее обеспечения: Материалы научно практической конференции 25 апреля 2007 года. Хабаровск, 2007. С. 255–263.

См.: Рыбалкин Н. Н. Обеспечение безопасности как инструмент // Философия безопасности. М.: Олма-пресс, 2002. С. 221–232.

См.: Шляхтер А. А. Экономическая контрабанда и борьба с ней в СССР, 1917–1941 гг.: проект исследования и предварительные выводы // Исторические чтения на Лубянке: 1997–2007. М. : Кучково поле, 2008. С. 66–85.

См.: Рассказов Л. П. Деятельность карательно-репрессивных органов по реализации нового политического курса большевиков (1921–1927 гг.). Уфа, 1993; Майданов И. И. Органы государственной безопасности в 20-х годах. На материалах Белорусской ССР: Автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 1995; и др.

См.: Олех Г. Л. Кровные узы. РКП(б) и ЧК/ГПУ в первой половине 1920-х годов: механизм взаимоотношений. Новосибирск. 1999. С. 5.

См.: Колемасов В. Н. Особенности взаимодействия органов ВЧК–ОГПУ и милиции в борьбе с уголовной преступностью в 1917–1934 гг. (На материалах Пензенской губернии) // Исторические чтения на Лубянке: 2000. М.; Великий Новгород, 2001.

См.: Ипполитов К. Х., Короткий Ю. Ф., Михайлов В. Г. Об экономической безопасности в условиях перехода к рынку и контрразведывательной деятельности по ее обеспечению. М.: ВШ МБ России. 1993; Сенчагов В. К. Экономическая безопасность: геополитика, глобализация, самосохранение и развитие (книга четвертая) / М.: ЗАО «Финстатинформ», 2002; и др.

См.: Вторая сессия Центрального Исполнительного Комитета Союза Советских Социалистических Республик. Стенографический отчет и постановления. М.: Изд. ЦИК Союза СССР, 1923; Деятельность СНК и СТО. Сводные материалы за II квартал 1925 г. М., 1926; Краткий отчет о деятельности Народного Комиссариата Рабоче-крестьянской инспекции за период май–декабрь 1923 г. М., 1924; и др.

См.: Постановление ЦИК и СНК СССР «О едином сельхозналоге и налогообложении кулаков» / СЗ СССР. 1930. № 37; Постановление ЦИК и СНК СССР «Об ответственности за порчу сельскохозяйственной техники» / СЗ СССР. 1931. № 9; Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О сельских исполнителях» / СУ РСФСР. 1932. № 44; Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О революционной законности» / СЗ СССР. 1932. № 50; Постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной и социалистической собственности» / СЗ СССР. 1932. № 62; Постановление ЦИК и СНК СССР «О борьбе со спекуляцией» / СЗ СССР. 1932. № 65; Постановление ЦИК и СНК СССР «Об установлении единой паспортной системы по СССР и обязательной прописке паспортов» / СЗ СССР. 1932. № 84; и др.

См.: 25 лет РКП. Тезисы. М., 1923; Десятый съезд РКП(б) ( 8–16 марта 1921). М.: Госиздат, 1921; ХIV съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б) . М.; Л.: Госиздат, 1926; и др.

См.: Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898–1986). 9-е изд., доп. и испр. М., 1983–1984; Коммунистическая партия Грузии в резолюциях и решениях съездов, конференций, пленумов ЦК. Том I: 1920–1976. Тбилиси: изд. ЦК КП Грузии, 1976; и др.

См.: Обзор деятельности Петроградского Совета VIII созыва (с 7 ноября 1922 г. по 1 сентября 1923 г.). Петроград: Изд. губотдела управления, 1923; и др.

См.: Бюллетень восемнадцатой конференции Петроградской губернской организации РКП. № 1. Пг.; Смольный, 11 марта 1923 г.; Владимирская 15 губконференция РКП (б-ков). 20–22 сентября 1922 г. Владимир. 1922; Отчет Архангельского губернского комитета РКП (большевиков) за период с июля 1922 г. по январь 1923 г. Архангельск: центральная типография, 1923; и др.

См.: Инструкции и циркуляры Петроградского губернского комитета РКП за период с апреля 1921 по март 1922. Петроград, 1922; Материалы для докладов. М.: Парижская коммуна, 1923; и др.

См.: Всероссийская перепись членов РКП. М., 1922; 25 лет РКП. Тезисы. М: Политиздат, 1923 и др.

См.: Пограничные войска СССР. 1929–1938. Сб. док. и матер. / М., 1972; Пограничные войска СССР. 1918–1928. Сб. док. и матер. М., 1973.

См.: Письма И. В. Сталина В. М. Молотову. 1925–1936 гг. Сб. документов// М.: Россия молодая, 1995; Советская деревня глазами ВЧК–ОГПУ–НКВД. Т. 1. М., 1998. С. 23–53; Советская деревня глазами ВЧК–ОГПУ–НКВД. Т. 2. М., 2000; и др.

См.: От ЧК до ФСБ. Документы и материалы по истории органов безопасности Тверского края. 1918–1998. Тверь: Тверское областное книжно-журнальное издательство, 1998; Левые эсеры. Сборник документов/ Казань, 1996; Петров Н. В., Скорин К. В. Кто руководил НКВД. 1934–1941. Справочник. М.: Звенья, 1999; Лубянка: ВЧК–ОГПУ–НКВД–НКГБ–МГБ–МВД–КГБ, 1917–1991: Справочник. / Сост. А. И. Кокурин, Н. В. Петров М.: МФД, 1997; и др.

См.: Лубянка и ВЧК–ГПУ–ОГПУ–НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. Январь 1922–декабрь 1936 г. / Сост. В. Н. Хаустов и др. М.: МФД, 2003.

См: Ф. Э. Дзержинский – председатель ВЧК–ОГПУ /сост. А. М. Плеханов и А. А. Плеханов. М.: МФД, 2007.

См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 37. С. 173–174; Т. 40. С. 279; Т. 42. С. 176–177 и др.

См: Сталин И. В. Соч. Т. 6. С. 241; Т. 10. С. 234; Т. 13. С. 158 и др.

См.: Ф. Э. Дзержинский. Избранные произведения: В 2-х т. Изд. 3-е перераб. М.: Политиздат, 1977.

См.: Бухарин Н. И. Избранные произведения. М.: Политиздат, 1988.

См.: Троцкий Л. Д. К истории русской революции. М.: Политиздат 1990; Он же. Политические силуэты. М.: Новости, 1990; и др.

См.: Шрейдер М. НКВД изнутри. Записки чекиста. М.: Возвращение, 1995.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.