WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Керамика эпохи бронзы севера степи-лесостепи Волго-Уральского междуречья (по материалам могильников)

Автореферат докторской диссертации по истории

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 
МОЧАЛОВ ОЛЕГ ДМИТРИЕвич

КЕРАМИКА ЭПОХИ БРОНЗЫ СЕВЕРА СТЕПИ – ЛЕСОСТЕПИ

ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ

(по материалам могильников)

Специальность 07. 00. 06 - археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Казань - 2011

Работа выполнена на кафедре отечественной истории и археологии ГОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» Министерства образования и науки Российской федерации, г. Самара

.

Официальные оппоненты:   

доктор исторических наук, профессор Яровой Евгений Васильевич

(г. Москва)

доктор исторических наук, профессор Обыденнова Гульнара Талгатовна

(г. Уфа)

доктор исторических наук, профессор Ставицкий Владимир Владиславович (г. Пенза)

Ведущая организация – Учреждение Российской академии наук Институт археологии РАН (г. Москва)

Защита состоится  «2» декабря 2011 г. в 10 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д.022.002.01. при Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 4200014, г. Казань, Кремль, подъезд 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории

им. Ш. Марджани АН РТ

Автореферат разослан «____»________2011г.

Электронная версия автореферата размещена на  официальном сайте

Института истории им. Ш. Марджани АН РТ. http//www.tataroved.ru.

Ученый секретарь                                            

диссертационного совета

кандидат исторических наук                                     Р.Р. Хайрутдинов  

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы обусловлена культурной спецификой региона, расположенного на стыке ландшафтных зон. В эпоху бронзы в северной части Волго-Уралья существовало несколько крупных археологических культур и культурных типов. Для региона характерно постоянное взаимодействие населения, в связи с чем здесь могли происходить процессы культурогенеза [Бочкарев В.С., 1991. С.27-37]. Изучаемая территория делится на Заволжье и Приуралье, имеющих свою специфику. Очень важно изучение роли других культур в сложении Волго-Уральских. Каждая из конкретных проблем вызывает необходимость решения вопросов хронологии культур, этапов, возможности миграций, конвергенции и дивергенции. Это вызвало использование междисциплинарного подхода, в результате чего общая картина соотношения культур Волго-Уралья стала одной из наиболее разработанных. Вытекает необходимость глубокого изучения отдельных категорий инвентаря на качественно новом уровне, и, конечно, самой массовой – керамики, которая является чутким индикатором инокультурных воздействий. Появилась необходимость в анализе и обобщении керамики всех культур эпохи бронзы на широком историческом фоне. В.Ф. Генинг отмечал, что изучение посуды способствует решению проблемы преемственности культур [Генинг, 1992]. Многие культуры Волго-Уралья выделены в значительной степени на основе особенностей глиняной посуды. Интерпретационные возможности керамики как исторического источника, использование разных методов ее анализа дают возможность извлечения новой историко-культурной информации.

Объект исследования – формы и орнаментальная система керамики населения Волго-Уральcкого междуречья в эпоху ранней – поздней бронзы следующих культур и культурных типов: ямной, полтавкинской, степных групп Приуралья эпохи средней бронзы, абашевской, синташтинской, памятников потаповского культурного типа и срубной.

Предмет исследования – процессы формирования и развития культурных традиций населения, взаимодействие культур Волго-Уралья в эпоху ранней – поздней бронзы.

Цель работы  - создать целостную картину изменения керамических традиций

населения, оставившего археологические культуры эпохи ранней – поздней бронзы северной части Волго-Уральского междуречья.

Задачи исследования:

1) оценить степень изученности керамических традиций эпохи ранней – поздней бронзы северной части Волго-Уральского междуречья и выработать теоретико-методическую базу исследования;

2) провести анализ керамических традиций ямной культуры Среднего Поволжья и Приуралья;

3) провести анализ керамических традиций полтавкинской культуры Среднего Поволжья и памятников средней бронзы степного Приуралья;

4) провести анализ керамических традиций абашевской культуры Приуралья;

5) провести анализ керамических традиций памятников потаповского культурного типа и западноприральской группы памятников синташтинской культуры;

6) провести анализ керамических традиций срубной культуры;

7) выявить факторы изменения традиций, их динамику, рассмотрев изучаемую керамику в системе  керамических комплексов эпохи бронзы юго-восточной Европы и прилегающих территорий, и, на этой основе сопоставить существующие концепции и гипотезы развития культур и процессов их взаимодействия.

Хронологические рамки охватывают диапазон от раннего (РБВ) до позднего (ПБВ) бронзового века (БВ). В соответствии с разработанными данными хронологии Волго-Уралья это период с последней трети IV – начала III тысячелетия до н.э. (ямная культура) до второй четверти II тысячелетия до н.э. (срубная культура) [Кузнецов П.Ф., 1996. С.40-42; 2001. С.178-183; 2011. С.75-92; Кузнецов П.Ф., Мочалов О.Д., 1999. С.59-92; Трифонов В.А., 2001. С.71-82; Турецкий М.А., 2007. С.116-129; Кузнецов П.Ф., Ковалюх Н.Н., 2008. С.194-200; Моргунова Н.Л., 2006. С.67-71; 2010. С.90-92; Моргунова Н.Л. и др., 2010 С.18-27; Моргунова Н.Л. и др., 2011. С.53-75; Телегин Д.Я., Ковалюх Н.Н., 2008. С.22-32; Епимахов А.В., 2004. С.90-95; 2010. С.17-18; Епимахов А.В. и др., 2005. С.102-103; Черных Е.Н., Орловская Л.Б., 2004. С.84-98].

Территориальные рамки включают лесостепь - север степи междуречья Волги и Урала. Этот регион имел «мозаичную» культурную специфику пограничья ландшафтных зон. Территория делится на Заволжскую и Приуральскую части. В случаях, когда ареалы культур выходят за пределы Волго-Уральского междуречья рассматривались все комплексы с выделением специфики заданных географических рамок. Территория Приуралья входящая в междуречье определялась как западное Приуралье, а восточнее р. Урал как восточное. В качестве сопоставительных привлекались материалы других регионов от Днестра до Южной Сибири и Казахстана и от Кавказа, Средней Азии и Причерноморья до лесной зоны.

Научная новизна исследования:1) разработана собственная версия изменения керамических традиций;

2) дана оценка степени изученности керамических комплексов;

3) впервые использован комплекс специальных методов, в том числе изучения естественной структуры форм, навыков труда, структуры декора, типологический, статистический;

4) дополнены методы изучения керамики, выявлены новые процедурные аспекты;

5) использован «сквозной» подход, предполагающий широкий хронологический и территориальный диапазон и изучающий в динамике формирование традиций разных культур;

6) получены важные выводы об уровне традиционности форм и орнаментов, о местных и пришлых компонентах;

7) проведены сопоставления на широком географическом фоне;

8) установлено хронологическое изменение форм и орнаментов;

9) дополнены представления о взаимодействии культур и культурообразующих процессах отразившиеся в керамическом инвентаре, как в изучаемом регионе, так и на некоторых сопредельных территориях.

Методологической основой является применение историко-культурного подхода к изучению керамики, основанном на анализе культурных традиций. В работе использованы положения теории культурогенеза, под которым понимается процесс становления и развития системы культурных стереотипов. В данном случае речь идет именно о керамическом аспекте происхождения традиций и признаков. На этой основе, с помощью историко-типологического подхода, выделялись культурные компоненты, механизмы формирования керамических традиций. Сравнительно-исторический подход применялся для определения характерных и специфических черт в развитии керамических традиций, выявления хронологических отличий. Принцип историзма, выявление причинно-следственных связей способствовали конкретизации процессов возникновения, динамики, взаимоотношений и дальнейших судеб культур интересуемого региона.

Научно-практическая значимость. Результаты исследований были использованы при написании обобщающих работ: «Древняя история Южного Зауралья», «История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней», «Древние культуры и этносы Самарского Поволжья», «Доно-Волжская абашевская культура». Полученные данные используются в учебном процессе исторических факультетов вузов Поволжья и Урала в виде учебных пособий «Древние культуры и этносы самарского Поволжья», «Новое в системе дополнительного образования Приволжского Федерального округа» в 2 учебно-методических разработках. Результаты, полученные автором, применяются в различных формах учебной и исследовательской работы со студентами Поволжской государственной социально-гуманитарной академии (ПГСГА), отражены в экспозиции музея археологии Поволжья ПГСГА. Выводы исследования могут составить основу для обобщающих работ по бронзовому веку пограничья Европы и Азии.

Апробация результатов. Основные результаты изложены в монографии «Керамика погребальных памятников эпохи бронзы лесостепи Волго-Уральского междуречья» (30 п. л.), учебном пособии, в 86 публикациях по теме, среди которых 10 работ в журналах из перечня ВАК. На монографию опубликована положительная рецензия А.В. Епимахова в журнале Российская археология [Епимахов А.В., 2010. С.181-182].

Промежуточные результаты докладывались на международных симпозиумах в Москве (2003), С-Петербурге (2002, 2004), заповеднике Аркаим (1995), Оренбурге (2006, 2009), Самаре (2001), в том числе на конференциях «Бронзовый век Восточной Европы: характеристика культур, хронология и периодизация» (Самара, 2001), «II Городцовских чтениях» (Москва, 2003), конференциях посвященных изучению ямной КИО в Оренбурге. Доклады по теме исследования были прочитаны на Всероссийских и региональных конференциях в Челябинске (1991, 1999, 2005), Екатеринбурге (1992), Уфе (1996, 1997, 2010), Оренбурге (1994), Саратове (1994, 2001), Энгельсе (1997), Тамбове (1996), Воронеже (1992, 1997), Самаре (1993, 1994, 2006, 2009). Обсуждение некоторых защищаемых положений состоялось на «Уральских археологических совещаниях» (Уфа, 1996, 2010, Екатеринбург, 1999), а так же на съездах посвященных изучению «Абашевской культурно-исторической общности» (Тамбов, 1996, Чебоксары, 2003).

Кроме того, в рамках работы Всемирного археологического конгресса и Европейской ассоциации археологов (секции «Европейская степь Бронзового века», «Археология Евразии») многие выводы были обсуждены на международных зарубежных встречах в Италии (г. Форли 1996), Румынии (г. Констанца 1996), Португалии (г. Лиссабон 2000), Германии (г. Эсслинген 2001), Греции (г. Салоники 2003), Ирландии (г. Корк 2005), Польше (г. Краков 2006).

Результаты обсуждались в Институте истории и археологии Поволжья (1996; 1998), в Поволжской государственной социально-гуманитарной академии (2010). В 2010 и в 2011 гг. диссертация прошла апробацию в Отделе бронзового века Института археологии РАН (г. Москва) и в Отделе археологии Института истории им. Ш. Марджани АН РТ (г. Казань).

Основные научные результаты, выносимые на защиту

1. На протяжении бронзового века в изучаемом регионе происходили процессы взаимодействия носителей местных и привнесенных традиций, что отразилось в уровне традиционности функциональных частей форм сосудов и декоре. Эти процессы носили регулярный характер, но их интенсивность была различной.

2. Все культуры Волго-Уральского междуречья развивались в тесной взаимосвязи друг с другом. Выявлены традиционные для всех культур формы и орнаменты, являющиеся культурными стандартами. Местные керамические традиции, начиная с раннего бронзового века, не исчезали, а, как правило, в основном преобладая, участвовали в сложении последующих.

3. Керамические традиции ямной культуры Заволжья и Приуралья близки и относятся к единому варианту КИО. Роль местных энеолитических групп в их сложении очень незначительна, фиксируется определенная дестабилизация в уровне производства керамики, по сравнению с энеолитом. Вероятен перенос сложившихся традиций из степного Поволжья, хронологически и культурно тесно связанного с репинскими древностями и усложненным синкретическими группами энеолита. Степные районы средневолжья могли входить в ареал сложения ямной области. Возможно влияние майкопско-новосвободненской КИО. Более 1/3 частей форм отражают использование несформированных навыков труда, переход на изготовление новых, особенно в конце РБВ. Керамические традиции ямной культуры Волго-Уралья фиксируются до Днепра на западе и до Средней Азии и Зауралья на востоке.

4. Керамический комплекс полтавкинских памятников, напрямую связанный с ямными Волго-Уралья более традиционен, чем ямный. Определенное значение в типообразовании оказали контакты с населением Приазовья - новотиторовской культуры и близких ей памятников; в декоре - с волосовской культурой энеолита и близких ей групп Поволжья - Зауралья. Имело место взаимовлияние с соседним населением волго-донской культуры, через которое передались катакомбные черты и, наоборот, полтавкинские на юго-запад. Полтавкинские стандарты отличны от классических катакомбных. Общие черты в гончарстве скорее являются наследием ямной культуры, которое более рельефно отразилось в полтавкинской керамике и, было усложнено инокультурными воздействиями. Вопрос доживания традиций СПК до начала ПБВ остается открытым.

5. Абашевская керамика Приуралья, особенно из памятников раннего этапа, наиболее традиционна по сравнению с другими культурами. Очевидна ее связь со средневолжскими традициями. Зафиксировано участие местного энеолитического компонента и  культур «гребенчатого геометризма» Урало-Казахстанского региона. На развитом этапе имело место взаимодействие с потаповскими и синташтинскими традициями, но влияние абашевских канонов на них не было абсолютно определяющим. Абашевская керамика сама испытала воздействие синташтинско-потаповских гончаров на позднем этапе культуры. В керамике памятников потаповского типа абашевские черты порой проявляются рельефнее, чем в синташтинских, что частично связано с доно-волжским вариантом абашевской КИО.

6. Керамика различных памятников эпохи средней бронзы степного Приуралья (позднекатакомбных, досинташтинских по В.В. Ткачеву, 2007. С.228-257) поликультурна. Катакомбные традиции в чистом виде не представлены. В разных памятниках присутствуют черты абашевской, полтавкинской, волго-донской, северокавказской, вольск-лбищенской и синташтинской культур. В то же время уровень сформированности навыков гончаров достаточно высок. Имело место, смешение разнородных традиций, видимо, привнесенных в готовом виде. Нельзя утверждать, что все эти памятники предшествуют "синташте".

7. Керамика памятников потаповского типа очень близка по уровню сформированности навыков ее изготовления абашевской. В то же время каждый памятник демонстрирует особенности. Выделены хронологические группы памятников: потаповские и переходные к срубным. В целом, керамический комплекс сформировалась на основе полтавкинских, и, видимо волго-донских традиций при участии южноуральских абашевских и синхронных синташтинских. Отмечаются некоторые близкие черты с керамикой доно-волжской абашевской культуры. Взаимодействие населения усиливается. Ярко представлена группа, отражающая переход срубным и андроновским стандартам. Керамика западных синташтинских памятников близка потаповской. Оснований для их четкого хронологического разделения нет. Однако уровень традиционности синташтинских форм самый низкий, часто фиксируется промежуточное состояние навыков их лепки. Сложение этой группы, как и всей «синташты», связано как с местными волго-уральскими культурами, так и с вероятным влиянием традиций Средней Азии и Кавказа, которые являлись «катализатором» некоторых изменений. Распространение орнаментальных стандартов «синташты-потаповки» достигало Средней Азии, Западной Сибири и Днепра. Постепенно синташтинско-потаповские керамические традиции оказывают влияние на облик керамики позднего этапа культур: бабинской, абашевской, возможно среднедонской катакомбной, раннего этапа срубной, алакульской и петровской.

8. Генезис керамического комплекса срубной культуры связан с потаповскими и синташтинскими группами, в меньшей степени с абашевскими и совсем не значительно, в основном опосредованно, с полтавкинскими. На облик срубной керамики вплоть до Поволжья оказали влияние и раннеалакульские традиции, формирующиеся параллельно на близкой основе. Керамика памятников бережновского типа собственного стандарта не имеет. Срубные сосуды имеют многочисленные аналоги на всей территории КИО вплоть до Средней Азии, взаимные контакты с культурами которой активизируются, а кавказское направление постепенно ослабевает. Южное влияние проявлялось в некоторых формах сосудов, обеднении орнаментации. Дальнейшее развитие связано со стандартизацией, упрощением и проходило во взаимодействии с восточными андроновскими гончарами, которые постепенно усиливали свое влияние.

9. Распространение керамических инноваций и динамика их изменений могли, как соответствовать, так и не соответствовать общему направлению влияний, культурогенеза, связанному с очагами металлургии. Керамика, порой даже находясь в комплексе с другими артефактами, иногда выступает в качестве совершенно самостоятельного источника информации, отражает широкий специфический спектр культурных связей.

Структура. Работа состоит из введения, семи глав, заключения, списка литературы, списка сокращений и четырех приложений, включающих рисунки, сравнительные таблицы, каталог базовых выборок керамики позднего энеолита – рубежа СБВ изучаемого региона, словарь терминов и список источников.

ОСНОВНОЕ Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность, ставятся проблемы, рассматриваются цель и задачи, методология, объект и предмет исследования, географические и территориальные рамки, указаны научная новизна, апробация работы, научно-практическая значимость диссертации и основные защищаемые положения.

Глава I. Изучение керамики культур ранней – поздней бронзы северной части Волго-Уральского междуречья в работах исследователей

Керамика ямной культуры Среднего Поволжья (ЯКСП) впервые была проанализирована И.Б. Васильевым [Васильев И.Б., 1979. С.24-57]. В конце 80-х годов XX в. к типологии обратился М.А. Турецкий, выделивший сосуды с чертами хвалынской, репинской и катакомбной культур [Турецкий М.А., 1988. С.78-92]. По его мнению, влияние катакомбной культуры привело к формированию керамики полтавкинского типа. Исследователь отметил отличия керамики ЯКСП от керамики Приуралья [Турецкий М.А., 1999. С.6-12]. Н.К. Качалова выделила точные признаки, различающие позднеямную и полтавкинскую посуду [Качалова Н.К., 2002. С.117-127]. Происхождении ЯКСП связывалось исследователями с хвалынской, репинской и среднестоговской культурами [Васильев И.Б., Кузнецов П.Ф., Турецкий М.А., 2000. С.6-65; Васильев И.Б., Фадеев В.Г., 2004. С.43-46; Телегин Д.Я., 2001. С.3-15]. Репинские фрагменты выявлены на поселениях [Барынкин П.П., Козин Е.В., 1991. С.94-120; Васильев И.Б., Овчинникова Н.В., 2000. С.216-278]. Технология гончарства проанализирована Н.П. Салугиной [Салугина Н.П., 2005. С.85-92; 2006. С.440-452]. Сделан вывод о протогончарном уровне производства, разнообразии навыков труда и возможном участии хвалынских групп в сложении репинских. Керамика ямной культуры Приуралья (ЯКП) учтена М.А. Турецким в общей типологии [Турецкий М.А., 1988. С.78-92], изучена оренбургскими исследователями [Моргунова Н.Л., Кравцов А.Ю., 1994]. М.А.Турецкий отметил наличие керамики репинского типа, выявил аналоги [Турецкий М.А., 1999. С.6-12]. Керамика рассмотрена В.В. Ткачевым в контексте юго-западных связей региона [Ткачев В.В., 2000. С.37-66], а затем проанализирована С.В. Богдановым, выделившим аналоги в Нижнем Поволжье и Предкавказье (майкопская культура) [Богданов С.В., 2004. С.167-175]. Ямные материалы, нередко с инокультурным влиянием, исследователь выделяет на поселениях, что дискусионно. Некоторые выводы С.В. Богданова критически рассмотрены Н.Л. Моргуновой [Моргунова Н.Л., 2005. С.131-140]. Технология гончарства свидетельствует о смешении традиций, усилившимся на позднем этапе под влиянием новых, возможно, земледельческих групп, при этом основу репинского гончарства составляли не хвалынские племена [Салугина Н.П., 2005. С.85-92; 2006. С.76-81; 2007. С.98-107].

Керамика Средневолжской  полтавкинской культуры (СПК) изучается параллельно с открытием  памятников [Качалова Н.К., 1967. С.14-22; Васильев И.Б., 1979. С.24-57; Кузнецов П.Ф., 1989]. Отмечалась ее близость с нижневолжской, некоторыми катакомбными, ямными и энеолитическими сосудами [Багаутдинов Р.С., Пятых Г.Г., 1977. С.33-39; Васильев И.Б., 1978. С.169-184; Васильев И.Б. и др., 2000. С.6-65]. Н.К. Качалова подтвердила специфику, основанную на ямных традициях [Качалова Н.К., 2001. С.32-51]. Ряд исследователей рассматривали полтавкинские традиции в большей степени, как отражение катакомбного влияния [Пятых Г.Г., 1983. С.82-97; Мельник В.И., 1985; Кузьмина О.В., Турецкий М.А., 1989. С.87-97; Турецкий М.А., 1990. С.56-57, 1999. С.135-145]. А.М. Смирнов, наоборот, считал керамику орнаментированную «елкой» влиянием «полтавки» на запад [Смирнов А.М., 1996. С.114-127]. П.Ф. Кузнецовым была создана типология, прослежена преемственность со срубными традициями, выявлены отличия от катакомбной керамики [Кузнецов П.Ф., 1989; 1990. С.57-60]. Отмечается взаимодействие с энеолитическими культурами [Васильев И.Б., Кузнецов П.Ф., 1988. С.39-59; Васильев И.Б. и др. 2000. С.6-65], в том числе происхождение от традиций местного энеолита орнамента «шагающая гребенка» [Зудина В.Н., Кузьмина О.В., 1999. С.115-143]. А.В. Кияшко признает своеобразие керамики СПК и указывает на движение лесостепных племен к Кавказу [Кияшко А.В., 2002]. Он же определяет некоторую часть  поволжской керамики как раннекатакомбную и волго-донскую. Изучен редкий тип – крупные сосуды шаровидной формы, которые могут происходить от новотиторовской культуры [Кузнецов П.Ф., Мочалов О.Д., 2001. С.85-87]. Технологическое изучение некоторых сосудов осуществлено Н.П. Салугиной [Салугина Н.П., 2006. С.59-79; Васильева И.Н., Салугина Н.П., 2010. С.135-155]. Керамика степных памятников средней бронзы Приуралья и история ее изучения  рассмотрены В.В. Ткачевым, который указывает на  несопоставимость данной группы с ямной, считая ее основную часть позднекатакомбной [Ткачев В.В., 2007. С.228-257]. Катакомбное воздействие отмечалось и М.В. Халяпиным [Халяпин М.В., 1998. С.46-48]. Технология данной группы изучена Н.П. Салугиной [Салугина Н.П., 2007. С.98-107], которая подтвердила положение, что плоскодонная посуда маркирует начало СБВ, в целом, продолжая ямные традиции [Моргунова, 1991. С.123-132]. Технологические данные не подтверждают резкую смену населения в начале СБВ.

Анализ керамики Приуральской абашевской культуры (ПАК) начат К.В. Сальниковым [Сальников К.В., 1954; 1967]. Отмечалось неолитическое, фатьяновское и алакульское влияние, что соответствовало представлениям того времени. С 70-х годов XX в. В.С. Горбуновым на основе анализа сосудов производилось хронологическое деление памятников, отмечено новокумакское влияние [Горбунов В.С., 1976. С.54-56; 1977]. Сравнение керамики с посудой других вариантов КИО производилось А.Д. Пряхиным [Пряхин А.Д., 1980. С.7-32]. Осмысление роли «абашева» сопровождалось и трансформацией представлений о ней – в абашевскую КИО включаются некоторые памятники синташтинского типа [Пряхин А.Д., 1981. С.21-55]. Подводятся итоги изучения поселений Заволжья, где выделена керамика с донскими признаками [Пряхин А.Д., 1976. С.100-160; Васильев И.Б., Кузьмина О.В., 1981. С.88-104]. Итоги изучения  керамики ПАК изложены В.С. Горбуновым, предложена единая классификация поселенческой и погребальной посуды [Горбунов В.С., 1986. С.46-53]. По его мнению, на позднем этапе «абашевцы» сосуществовали с  «петровцами, покровце-абашевцами, ранними срубниками», их влияние на эти образования было  формирующим. В 1990-х годах ряд археологов в абашевскую КИО включают памятники типа Потаповка - Синташта-Ветлянка [Горбунов В.С., 1990; Пряхин А.Д., 1995. С.154-157]. «Индикатором» абашевской КИО предложено считать миниатюрные острореберные сосуды [Беседин В.И., Пряхин А.Д., 1995. С.78-80]. ПАК нередко рассматривается как источник формирования «синташты» и срубной культуры на Урале, памятников потаповского типа [Горбунов В.С., 1991. С.10-17; Кузьмина О.В., 1992. С.115-128]. Данные о керамике обобщены О.В. Кузьминой, которая выделяет 2 этапа культуры, причем, керамика 1 этапа продолжает традиции средневолжской, из абашевских выводятся многие  синташтинские формы [Кузьмина О.В., 1992. С.115-128; 1999. С.154-206]. С.А. Григорьев считал, что керамика ПАК появилась на местной основе под воздействием населения Передней Азии [Григорьев С.А., 1996. С.30-36; 1999]. В.И. Беседин признавал влияние традиций орнаментации ПАК на Доно-Волжское «абашево» [Беседин В.И., 1997. С.44-59]. Технология изучена недостаточно - проанализированы материалы пос. Лебяжинка V в Поволжье, сделано заключение, что гончарное производство СБВ Волго-Уралья допустимо относить к археогончарному [Васильева И.Н., Салугина Н.П., 2010. С.135-155].

При изучении керамики памятников потаповского культурного типа (ПКТ) зафиксирована лесостепная полтавкинская основа и участие абашевских племен в их сложении. [Кузнецов П.Ф., 1991. С.11-16; Васильев И.Б., Кузнецов П.Ф., Семенова А.П., 1992. С.52-63; 1994; 1995. С.5-37]. На основе изучения керамики разработана последовательность курганов. Указывалось на влияние традиций Вольск – Лбище, без уточнения, в чем оно проявилось [Кузнецов П.Ф., Семенова А.П., 2000. С.122-152]. Развитие традиций ПКТ прослеживается в покровских памятниках. Н.П. Салугина при анализе технологии приходит к выводу о неоднородности населения [Салугина Н.П., 1994. С.173-186]. В.В. Отрощенко отделяет погребения с керамикой СПК от основного массива,  ставя под сомнение наличие чистого полтавкинского компонента и их синхронность, многие сосуды, по его мнению, выполнялись по синташтинским образцам [Отрощенко В.В., 1998. С.43-53]. Г.Г. Пятых связывает происхождение ПКТ с влиянием катакомбных культур, КМК, доно-волжской абашевской и воронежской культур [Пятых Г.Г., 2004. С.285-306]. Н.К. Качалова считала, что керамика ПКТ культурно конгломератна [Качалова Н.К., 1993. С.75-78]. Предпринят статистический анализ изделий в сравнении с синташтинскими [Кузнецов П.Ф., Мочалов О.Д., 2001. С.266-273]. Южноуральские ученые в основном рассматривают «потаповку» как вариацию «синташты» (Г.Б. Зданович, Н.Б.Виноградов, С.А. Григорьев и др.). С.А. Григорьев видит в керамике обеих культурных типов разный состав компонентов: КМК, среднедонской катакомбный и полтавкинский [Григорьев С.А., 1999]. В качестве первоисточников археолог рассматривал культуры Переднеазиатского и Закавказского регионов. В рамках синташтинской типологии комплексы ПКТ рассматриваются орскими учеными [Ткачев, Хаванский, 2006]. Авторы пришли к выводу, что в ПКТ не выявлено региональных подтипов, и он не может быть отнесен к синташтинской культуре, но является ей родственным и более поздним. Происхождение синташтинских и потаповских традиций связывается с ПАК и катакомбной культурами. Воронежские археологи отмечают в ПКТ доно-волжские абашевские и катакомбные традиции [Пряхин А.Д., 1992; Матвеев Ю.П., 1996. С.9-11], а А.Т. Синюк и И.А. Козмирчук фиксируют на керамике филатово-власовских памятников Волго-Уральские черты [Синюк А.Т., Козмирчук И.А., 1995. С.37-72]. А. В. Кияшко связывает «потаповку-синташту» с позднекатакомбными группами и ранней КМК [Кияшко А.В., 2002].

Керамика памятников синташтинской культуры Приуралья (СКП) и история ее изучения анализировались орскими археологами [Ткачев В.В., Хаванский А.И., 2006]. Ее изучение предпринималось челябинскими специалистами [Григорьев С.А., 2000. С.241-409; Виноградов Н.Б., 2007]. С.А. Григорьев выделял прототипы некоторым формам в Передней Азии [Григорьев С.А., 1999]. Н.Б. Виноградов связывал происхождение керамики со степным населением Приуралья, смешавшимся с позднеямным и с абашевским населением Приуралья и Доно-Волжского междуречья, а дальнейшие судьбы с формированием петровской культуры [Виноградов Н.Б., 2007]. П.Ф. Кузнецов вслед за В.В. Ткачевым и А.И. Хаванским предполагает формирование «синташты» в Приуралье на основе ПАК [Кузнецов П.Ф., 2010. С.59-66]. По мнению уфимских археологов наиболее ярко представлены абашевские и полтавкинско-катакомбные черты [Горбунов В.С., Горбунов Ю.В., 2010. С.21-32]. В.В. Ткачевым и А.И. Хаванским разработана типология, изучен декор, произведено статистическое сравнение регионов, сделаны выводы о соотношении комплексов, приуральская группа рассматривается как самая ранняя. Анализу этого исследования посвящена специальная рецензия [Мочалов О.Д., 2008. С.176-179]. Происхождение «синташты» связывается В.В. Ткачевым с катакомбным и абашевским населением Приуралья, что близко позиции О.В. Кузьминой [Ткачев В.В., 2007. С.257-347; Кузьмина О.В., 1999. С.154-206]. Большинство исследований керамики касаются Зауральского варианта «синташты», в том числе поселений и технологии [Гутков А.И., 1995. С.132-135; Зданович Г.Б., 1997 С.47-59; Аркаим: некрополь…, 2002; Салугина Н.П., 2003. С.314-322; Кузнецов П.Ф., Мочалов О.Д., 2001. С.266-273; Малютина Т.С., Зданович Г.Б., 2004. С.81-94, 2005. С.20-30; Мочалов О.Д., 2007. С.162-170; 2008. С.244-251]. Для зауральских памятников выделяются черты культур: ямной, полтавкинской, абашевской и срубной.

Изучение керамики раннего этапа срубной культуры (РСК) началось К.В. Сальниковым, который связывал ее происхождение со Средним Поволжьем, фиксировал абашевские и полтавкинские признаки [Сальников К.В.,1967]. Срубные племена в Приуралье, по его мнению, испытали влияние андроновского населения. Черты культур СБВ фиксировались многими исследователями [Качалова Н.К., 1976. С.27-28; Халиков А.Х., 1976. С.48-50; Морозов Ю.А., 1977]. О срубно-абашевских контактах писали А.Д. Пряхин и О.В. Кузьмина [Кузьмина О.В.,1979. С.86-99; Пряхин А.Д., 1980. С.7-32]. О.В.Кузьмина полагала, что на Южный Урал «срубники» пришли на оставленные «абашевцами» места. О чуждости этого населения писал В.С. Горбунов [Горбунов В.С., 1977]. По мнению И.Б. Васильева, племена РСК Среднего Поволжья сложились в лесостепи при смешении местной и нижневолжской «полтавки» [Васильев И.Б., 1978. С.40-42; 1979. С.24-57]. Ряд исследователей считают определяющим влияние катакомбной культуры [Мельник В.И., 1978. С.56-57; Пятых Г.Г., 1983. С.82-97, 2001. С.202-204, 2005]. Г.Г.Пятых так же отмечает влияние абашевской и воронежской культур Дона [Пятых Г.Г., 2001. С.202-204]. В конце 1970-начале 1980-х годов, в качестве одной из основ, чаще рассматривается абашевская культура, и упоминаются памятники новокумакского типа и КМК, одновременные РСК [Мерперт Н.Я., Пряхин А.Д., 1979. С.9-13; Качалова Н.К., 1981. С.38-40; Агапов С.А. и др.,1983. С.7-60; Васильев И.Б. и др., 1985. С.60-95; Васильев, 2010. С.64-87]. Ядро срубной культуры определяется как Поволжье [Мерперт Н.Я. и др., 1985. С.10-28]. Уфимскими археологами ближайшие аналоги приуральской керамике указываются в Среднем Поволжье [Горбунов В.С., Морозов Ю.А., 1985. С.95-118; Обыденнова Г.Т., 1985]. Отмечается наличие сосудов, для которых полтавкинская основа отсутствует [Морозов Ю.А.,1977; 1982. С.3-20]. В.С. Горбунов впервые пишет о наличии в Приуралье комплексов отражающих формирование культуры, предполагается предшествование абашевских племен синкретическим группам - срубная культура «выросла из абашевской» при участии полтавкинских и катакомбных групп [Горбунов В.С., 1985. С.12-28]. Отмечается наличие небольших коллекций керамики РСК на поселениях [Горбунов В.С.,1989]. Поселенческая и погребальная посуда рассматривалась вместе в виду близости [Обыденнов М.Ф., Обыденнова Г.Т., 1992. С.71-106]. Анализируется керамика поселений Заволжья [Агапов С.А. и др., 1983. С.7-60; Седова М.С., 2000. С.209-241]. Отмечено, что керамика с покровскими и классическими срубными чертами фиксируется в одном комплексе, что «размывает» понятия «ранние» и «поздние» типы [Колев Ю.И., 1999. С.249-270; 2003. С.88-112]. О.В. Кузьмина считает, что покровские традиции происходят от средневолжского «абашева» [Кузьмина О.В., 1999. С.154-206]. Анализ памятников типа «Синташа-Потаповка» позволил детализировать процесс оформления РСК [Кузнецов П.Ф., 1989. С.50-73]. П.Ф.Кузнецов и А.П.Семенова выделяли в лесостепном Поволжье 2 группы могильников: с признаками ПКТ и «полтавки» [Кузнецов П.Ф., Семенова А.П., 1991. С.18-21]. Анализ некоторых особенностей керамики Заволжья проведен А.П. Семеновой [Семенов А.П., 2000. С.152-209; 2001. С.273-279; 2003. С.77-88]. Изучение посуды РСК степного Приуралья предпринято С.В. Богдановым и М.В. Халяпиным [Богданов С.В., Халяпин М.В., 2000. С.44-57]. Технологическое исследование подтверждает преемственность с традициями предшествующих культур [Иванова Н.В., 2002. С.167-174; 2006. С.214-221; Моргунова Н.Л. и др., 2009; 2010; Васильева И.Н., Салугина Н.П., 2010. С.135-155]. Керамика памятников ветлянского типа (ВТ), формирующихся на близкой основе с РСК впервые проанализирована В.С. Горбуновым, который выделял сосуды близкие позднеабашевским, покровским и алакульским [Горбунов В.С. и др., 1990; Горбунов В.С., 1992. С.102-205]. В.В. Ткачев не фиксирует в данной группе культурного своеобразия, считая ее разнокультурной, а генезис раннего "алакуля" связывает не только с «абашево», но и с «синташтой» [Ткачев В.В., 2000. 29-44; 2007. С.321-338].

Выделены основные этапы историографии: 1) 50-60-е годы XX в. – накопление и анализ источников по абашевской и срубной керамике; 2) 70-80-е годы XX в.– накопление источниковой базы по ямной и полтавкинской керамике, обобщение срубных и абашевских материалов; 3) с 90-х годов XX в. до начала XXI в. – обобщение материалов «потаповки» и «синташты», пересмотр концепций происхождения культур в связи с появлением новых материалов и концепции Волго-Уральского очага культурогенеза, изучение технологии, использование различных методов анализа. Исследователями проведена большая работа по систематизации и сравнению керамических материалов. Специальных работ посвященных керамике, а тем более ее всестороннему анализу, очень мало. Были созданы общие и локальные, не всегда равноценные типологии, описаны признаки декора. Эти данные с различной степенью обоснованности использовались при характеристике культур и в создании локальных схем их развития и сложения. Полученные результаты очень дискусионны и не противоречат друг другу только в самых общих аспектах. Редко использовались такие важные параметры как количественные данные и анализ степени близости. Наиболее последовательно изучалась технология, в результате чего мы имеем картину развития технологических традиций многих, но не всех, культур. Существует необходимость в обобщении и систематизации накопленных данных в первую очередь по формам и орнаменту керамики и в анализе ее изменений во времени на единой методической основе.

Глава II. Источники. Методы и подходы к изучению керамики

§ 1. Источники. Основным источником работы является керамика могильников, нередко являющаяся единственным инвентарем. Достоверные поселения таких образований, как ямная, полтавкинская культуры, памятники ПКТ, синташтинской культуры в рассматриваемом регионе не известны. Характеристики погребальных сосудов представлены в статистически сопоставимых выборках закрытых хронологически однородных комплексов. Выбор керамики могильников, наиболее сохранной, обусловлен применяемыми методами изучения. При анализе учтена поселенческая керамика рассматриваемых культур, в основном абашевская и срубная. Главным источником информации выступают формы и декор, остальные характеристики используются в сопоставительном контексте. Учтены количественные данные о сосудах из 159 погребальных памятников, что включает всю известную керамику позднего энеолита – рубежа СБВ и материалы основных памятников ПБВ. При содержательном анализе, когда учитывалось только наличие признака, использована посуда всех опубликованных памятников.

Керамика ЯКСП представлена 21 сосудом и фрагментами на поселениях. Керамика ЯКП представлена 32 сосудами, фрагментами и реконструируемым сосудом на поселениях. Керамика СПК составляет 56 сосудов. Несколько фрагментов вольско-лбищенских сосудов происходит из могильников Приуралья [Ткачев В.В., 2007. С.206-215]. В лесостепном Заволжье известно около 10 поселений содержащих фрагменты керамики этого типа. В настоящее время известна небольшая группа (20 сосудов и фрагментов) из погребений среднего бронзового века (позднекатакомбные по Ткачеву В.В., 2007. С.228-257). К ней же он относит несколько фрагментов с турганикской стоянки, дискуссионные, на мой взгляд, в плане культурной принадлежности. Керамика ПАК составляет 188 сосудов. Абашевская керамика ярко представлена на поселениях Приуралья [Горбунов В.С., 1986; Ткачев В.В., 2007. С.215-228]. В Заволжье выявлено 10 поселений [Кузьмина О.В., 2010. С.56-64], известна посуда близкая доно-волжской. Керамика памятников ПКТ представлена 143 сосудами и фрагментами на поселениях. Синташтинская керамика западного Приуралья представлена 43 сосудами. Керамика других территорий синташтинской культуры была проанализирована предшествующими исследователями и учтена в сопоставлениях. Фрагменты близких сосудов зафиксированы на некоторых поселениях  Приуралья [Горбунов В.С., 1989; Обыденнов М.Ф. и др., 2001]. Учтено 615 сосудов  РСК из эталонных памятников, в основном покровского типа. Керамика бережновских памятников представлена 35 сосудами. Широко известна керамика селищ, большинство из которых относится к развитому этапу культуры и лишь от 1%-10% к раннему. Керамика памятников ВТ (186 сосудов) использовалась как сопоставимый материал из Приуралья. Для анализа развития срубного комплекса учтен 61 сосуд развитого этапа из бассейна р. Самары - центрального региона изучаемой территории.  Выборка, учтенная при количественном анализе, составляет около 1400 сосудов. При сопоставлениях привлекалась глиняная посуда других регионов. Признательность за возможность использования неопубликованных материалов, необходимо выразить П.Ф. Кузнецову, Н.В. Овчинниковой, В.С. Горбунову. Общее количество источников составляет не менее 3000 изделий, а с учетом  поселенческих более 4000.

§ 2. Методы и подходы к изучению керамики. Анализ степени изученности темы, методических подходов и состояния источниковой базы, делают актуальным специальное изучения изделий с использованием комплекса единых подходов. Обосновываются теоретико-методические основы работы [Каменецкий И.С., Маршак Б.И., Шер Я.А., 1975; Шер Я.А., 1970. С.65-79; Shepard А.О., 1975; Клейн Л.С., 1979, 1991; Беседин В.И., 1998. С.159-170; Актуальные проблемы…, 1999; Цетлин Ю.Б., 1998. С.50-63; 2001. С.54-57; 2004. С.87-94; 2005. С.69-75; Гошев И.С., 1994. С.25-60; Бобринский А.А., 1986. С.137-158, 1988. С.5-22; Мосин, 2003; Древняя керамика…, 2003; Ткачев В.В., Хаванский А.И., 2006; Мочалов О.Д., 2008].

Использованы формально-классификационные и историко-культурные методы изучения форм сосудов. В качестве историко-культурного подхода использован метод А.А. Бобринского, [Бобринский А.А., 1986. С.137-158; 1988. С.5-22]. В его основе лежит представление о форме как овеществлённом итоге приложения систем распределения физических усилий. Исследуются особенности навыка труда гончаров. Выясняется устройство посуды, состоящее из функциональных частей. Части могут пребывать в состояниях: 1 - сформированном, 2 - частично сформированном, 3 – несформированном, что отражает навыки труда. В результате возможно сопоставление структуры форм с типами сосудов, навыками лепки, выявление традиционных и нетрадиционных форм, возможных подражаний. Для традиционного изучения форм использован формально-типологический метод И.С. Каменецкого [Каменецкий И.С., 1987. С.7-9; 1994. С.25-59]. Тип - группа предметов, в которых систематически повторяется определённое сочетание признаков. Все формы описаны и разделены на основе наличия точек перегиба профиля. Названия частей, используемые при описании форм по методике А.А. Бобринского и при визуальном описании, не всегда совпадают, как и методы. Применена иерархическая схема систематизации: отдел – категория – тип – вариант. По уровню сложности выделены категории: 1) горшки, 2) биконические сосуды 3) банки, чаши, миски, блюдца.Для изучения декора использован метод структурного анализа, разработанный Е.В. Волковой [Волкова Е.В., 1991. С.31-34; 1994]. Орнамент рассматривается как проявление культурных традиций. В структуре орнамента выделяются уровни: элемент, образ, мотив, композиция. Содержание культурной традиции состоит в создании «образа», что относится к наиболее устойчивым навыкам труда. Рассматриваются орнаментальные зоны, устойчивые композиции и сочетания фигур, особенности декора форм, технологии декорирования, насыщенность орнаментом. Исходная информация по формам и орнаментации анализируется во всех возможных комбинациях.

Анализ данных проводится на содержательном и количественном уровнях. В случаях сопоставления с материалами других территорий, небольших выборках, применялся только содержательный анализ - учет наличия признака, а не его доли в выборке. Просчитана степень сходства комплексов по методу В.Ф. Генинга [Генинг В.Ф., 1992. С.90-102] и критерию Пирсона [Кузнецов П.Ф., Мочалов О.Д., 2001. С.266-273]. Керамика рассматривается не только в целом по культурам, но и по их хронологическим этапам и конкретным памятникам с учетом хронологии, используется картографический метод. Внутренняя хронология многих культур строится на типологических отличиях и не всегда однозначна. В этих случаях культуры рассматривались как этапы длительного процесса. Анализ материала завершается интерпретацией полученных данных.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.