WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Природная и социальная среда как факторы сохранения этнической культуры алтайцев: конец XIX — начало XXI вв.

Автореферат докторской диссертации по истории

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

ТЮХТЕНЕВА Светлана Петровна

ПРИРОДНАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ СРЕДА КАК ФАКТОРЫ СОХРАНЕНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ АЛТАЙЦЕВ:

КОНЕЦ XIX – НАЧАЛО XXI ВВ.

Специальность 07.00.07 - этнография, этнология и антропология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва

2011

Работа выполнена в Центре азиатских и тихоокеанских исследований Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук.

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор Жуковская Наталия Львовна

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Мартынова Елена Петровна

ФГОУ ВПО «Тульский государственный университет»,

доктор исторических наук, доцент Октябрьская Ирина Вячеславовна

Институт археологии и этнографии СО РАН,

доктор исторических наук Соколовский Сергей Валерьевич

Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Томский государственный университет»

Защита диссертации состоится «15» ноября 2011 г. в 14 час. 30 мин. на заседании диссертационного совета Д.002.117.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций в Институте этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН по адресу: 119991, Москва, Ленинский пр-т, 32-А, корп. В.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (Москва, Ленинский пр-т 32-А, корп. В).

Автореферат диссертации разослан «___» октября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук                         А.Е. Тер-Саркисянц

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Предметом данного диссертационного исследования является этническая культура современных алтайцев. Оно охватывает различные проблемы, но все они укладываются в общую модель типичных для алтайцев взаимоотношений человека и общества, культуры и природы.

Актуальность темы исследования.

Логика социально-экономического развития бывшего Советского Союза в ХХ веке была продиктована стремлением лидеров страны модернизировать и трансформировать экономику и общество. Основная цель состояла в преобразовании государства, население которого имело преимущественно крестьянский уклад, в промышленно развитую страну, в социально-классовой структуре которой рабочие преобладали бы над всеми остальными категориями населения. Сельское хозяйство должно было быть индустриализировано, стать агроиндустрией, а вчерашние крестьяне, кочевники, полукочевники, охотники и собиратели – стать технически образованными рабочими с 8-часовым рабочим днем. В соответствии с этим были проведены реформы, призванные глобально изменить не только уклад жизни, но и мировоззрение населения.

Скотоводство и связанный с ним образ жизни согласно унилинейной эволюционистской схеме развития производящего хозяйства (собирательство, охота, скотоводство, земледелие) считалось отсталым, неразвитым, экономически невыгодным видом доиндустриальной экономики. В соответствии с этим, «на протяжении более ста лет сельское хозяйство России и работавшие в нем люди рассматривались руководством страны в качестве объекта воздействия, то есть как проблема, требующая своего решения, и как социальный слой, нуждающийся в изменении собственной природы», — пишет Т. Шанин 1. Сельские жители Горно-Алтайской автономной области (1922-1991 гг.) наравне с другими крестьянами страны пережили коллективизацию и укрупнение, сеяли кукурузу и орошали высокогорную Чуйскую степь. После распада СССР и последовавшего за этим снижения уровня жизни произошел массовый возврат к единственно доступному занятию, характерному для них до первой трети ХХ века — разведению скота.

Современные алтайцы, большая часть которых селяне, являются вполне модернизированным населением: они используют автомобили, трактора, комбайны, компьютеры, мобильные телефоны и банковские пластиковые карты. Вместе с тем, в начале третьего тысячелетия подавляющее большинство сельских алтайцев продолжает вести скотоводческое хозяйство и сопутствующий образ жизни, а картина мира, явленная в языке и культуре алтайцев, мало чем отличается от той, которая была описана в этнографической литературе в XIX веке.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена необходимостью изучения процессов изменения образа жизни, экономики, верований и мировоззрения, культуры народа в целом, который, как принято было писать несколько десятилетий назад, за короткий исторический период перешел «из феодализма в социализм минуя капитализм», затем оказался в ситуации «перехода» от социализма к капитализму. Вместе с тем, как показали результаты проведенного исследования, есть определенные факторы, способствующие сохранению этнической культуры алтайского народа. Выявлению и описанию этих факторов посвящена данная работа.

Немаловажно для этнографической науки, как и для исторических наук в целом, изучение того, каким образом происходит адаптация этнической культуры к таким разнонаправленным векторам современного общественного развития как глобализация, и, как реакция на нее, стремление сохранить уникальность культуры локальных сообществ. С одной стороны, технологическая модернизация стремительно вытесняет из повседневности алтайцев множество бытовых вещей, знаний и умений обращения с ними или их изготовления; и, как следствие, знаний и умений, связанных с традиционной экономикой. Вытесняемые вещи, технологии, знания о них не воспринимаются обществом как невосполнимая культурная утрата. Люди приспосабливают к своему образу жизни технические и технологические новинки и не считают их культуроразрушающими. С другой стороны, утрата бытовых вещей, использовавшихся в традиционной культуре, ведет к тотальному забвению понятий и терминов с ними связанных, и, соответственно, включению в язык новых слов, понятий и терминов. Тем не менее, на протяжении последних двух столетий этническая культура алтайцев сохраняется, развивается и воспроизводится. Этим и обусловлена актуальность диссертационной работы — исследовать, каким образом происходит процесс развития этнической культуры в условиях унифицирующего воздействия глобализации, с одной стороны, и благодаря каким именно факторам она сохраняется, с другой стороны.  

Степень изученности темы. Историографический обзор. Этнографическое алтаеведение имеет достаточно долгую историю – более двух с половиной столетий. Самое большое количество работ, созданных за это время, посвящено этнической и социальной истории, мировоззрению, религиозным верованиям, обрядам и ритуалам, а также проблемам общественного строя у алтайцев.

Религиозная жизнь, как любая другая сфера жизни, модернизируется и трансформируется, адаптируется верующими в соответствии с их меняющимися потребностями. В том, что именно религиозным представлениям и верованиям алтайцев было уделено столько внимания в литературе дореволюционного периода, нет ничего удивительного. Миссионеры, служа идее «обретения новых душ» для христианства, не могли успешно обращать в православие инородцев, не вникнув в систему их религиозности. Датой основания Алтайской духовной миссии считается 1830 год, хотя решение об ее учреждении было принято в 1828 г.2 Основные направления деятельности миссии были заложены ее первым руководителем, профессором богословия, архимандритом отцом Макарием (Глухаревым) (1792-1847) 3. Имея большой опыт перевода Библии с языка оригинала на русский, о.Макарий, вскоре после прибытия на Алтай, начал изучение языка алтайцев для перевода основ христианства. В письмах, путевых записках и последующих публикациях миссионеров излагались представления алтайцев о мироустройстве, о божествах и духах 4. В процессе реализации этих целей был разработан алфавит алтайского языка на основе кириллицы, появились буквари и словари, затем были опубликованы работы этнографического содержания, вышедшие из-под пера миссионеров. К числу самых известных следует отнести труды члена Императорского Русского географического общества о. В.И. Вербицкого (1827 – 1890), племянника протоиерея С.Л. Ландышева. Это переизданные в Горно-Алтайске «Краткая грамматика алтайского языка»; «Словарь алтайского и аладагского наречий тюркского языка»; «Алтайские инородцы. Сборник этнографических статей и исследований», переиздаваемые в настоящее время как не утратившие своей ценности.5 

Ко времени появления на Алтае профессионального востоковеда, В.В. Радлова (1837 – 1918), уже был накоплен определенный этнографический материал, касающийся, прежде всего, лингвистического и религиозного аспектов этнической культуры алтайцев. Лингвистические изыскания В.В. Радлова впоследствии были высоко оценены отечественными  учеными, в частности, географом Э.М. Мурзаевым: «По существу, именно В.В. Радлова следует считать отцом тюрко-монгольской топонимии XIX в.» 6 В.В. Радлов один из первых обратил внимание на связи между тюркскими гидронимами, оронимами, топонимами и этнонимами, отмечал Э.М. Мурзаев (там же: 9). С именем Радлова связано начало изучения языка, фольклора алтайцев, им были произведены первые археологические раскопки. К числу широко известных трудов Радлова следует отнести «Образцы народной литературы тюркских племён, живущих в Южной Сибири и Джунгарской степи» и «Из Сибири»7. В поездках по Алтаю В.В. Радлова сопровождал воспитанник Алтайской Духовной миссии о. Михаил Чевалков (1817 – 1901), служивший переводчиком при миссии, впоследствии работавший со многими другими исследователями Алтая и алтайцев. 

Следующий этап в истории этнографического изучения алтайцев связан с именами Г.Н. Потанина, С.П. Швецова и его супруги М.В. Швецовой, А.В. Адрианова и А.В. Анохина.

Г.Н. Потанин (1835-1920), исследователь, путешественник, член Имп. РГО, теоретик областничества, поборник самостоятельного развития Сибири как равноценной части Российского государства, внес существенный вклад в этнографическое алтаеведение.8 Если В.В. Радлов обращал внимание на язык и культуру алтайцев как на часть тюркоязычного мира, то Г.Н. Потанин рассматривал алтайцев в контексте культуры народов Центральной Азии — восточных и западных монголов, бурят и др. Примером такого подхода исследователя являются его труды «Очерки Северо-Западной Монголии» и «Ерке. Культ сына неба в Северной Азии». Первым на начало зарождения бурханизма – в конце XIX в., в 1893 г., – обратил внимание Потанин: его наблюдения и выводы вошли в очерк В.В. Сапожникова «Пути по Русскому Алтаю».9 Помимо этого, именно благодаря Потанину на Алтае появились другие исследователи, а именно А.В. Адрианов и А.В. Анохин, также оставившие после себя большое научное и культурное наследие. Более того, идейные воззрения Г.Н. Потанина и областников сформировали политические взгляды художника и политика Г.И. Чороса-Гуркина (1870 – 1937), фольклориста и педагога, этнографа Г.М. Токмашова (1892 – 1960), стоявших у истоков создания «предтечи» Республики Алтай – Каракорум-Алтайского Горного округа. 

С.П. Швецов (1858 – 1930), экономист, статистик, этнограф, с 1888 г. живший в Барнауле и служивший в статистическом отделе Главного управления Алтайского округа, в 1894, 1897 – 1905 гг. обследовал хозяйство, численность, образ жизни аборигенного населения Горного Алтая. Результаты этой переписи были изданы в серии «Горный Алтай и его население», (Барнаул, 1900 – 1903. Т.1-4, 6), переизданного в г. Горно-Алтайске в 2011 г.10 Сведений такого рода, какие были собраны комиссией под руководством С.П. Швецова, ни до него, ни после него еще не появлялось. Благодаря кропотливому труду С.П. Швецова исследователи получили возможность оперировать первыми достоверными данными о численности разных групп алтайцев, их родов – сеоков, хозяйстве и экономике населения Горного Алтая на рубеже XIX – XX веков.

Вместе с ним в работе комиссии по обследованию и переписи трудилась его супруга, М.В. Швецова (1856 – после 1901), тоже статистик и этнограф, внесшая свой вклад в изучение этнографии алтайцев. 11

А.В. Адрианов (1854 – 1920), археолог, этнограф, историк, общественный деятель (областник), публицист, участник экспедиции Г.Н. Потанина по обследованию северо-западной Монголии, в 1881 и 1883 гг. совершил экспедицию на Алтай, во время которой обследовал археологические памятники долин Чулышмана и Башкауса (территория современного Улаганского р-на), описал курганные группы, каменные изваяния и остатки оросительных сооружений, собрал коллекции по археологии и этнографии.12

А.В. Анохин (1867 – 1931), этнограф, композитор, чл.- кор. АН СССР, в 1909 г. по приглашению Г.Н. Потанина принял участие в этнографической экспедиции по Горному Алтаю, изучал народное песенное творчество, истоки бурханизма на Алтае и шаманизм. В 1910 – 1912 гг. по поручению «Русского комитета для изучения Средней и Восточной Азии» исследовал шаманство алтайцев, записал более десяти шаманских мистерий. Труды А.В. Анохина «Душа и её свойства по представлению телеутов» и «Материалы по шаманству у алтайцев» продолжают иметь большую источниковедческую ценность для изучения этнической культуры алтайцев и телеутов.13

Востребованность как в источниках по истории и этнографии алтайцев, высокая оценка трудов современными исследователями и массовой читательской аудиторией проявляется в переиздании большинства работ указанных авторов, осуществляемом горно-алтайским издательством «Ак Чечек».

Дальнейший этап изучения этнографии алтайцев связан с деятельностью проф. Л.П. Потапова (1905 – 2000), которого в алтаеведение привел А.В. Анохин (Потапов 1928; 1935; 1946; 1949; 1949а; 1963; 1978; 1991). Помимо масштабной исследовательской деятельности, он подготовил много ученых, в том числе из алтайцев.14 Л.П. Потапов проводил исследования среди алтайцев более полувека – с 1922-го по конец 1970-х гг. Он осветил самые разные стороны жизни этого народа: одежду, пищу, хозяйственные занятия, охоту, а также этногенез и этническую историю, верования, особое внимание уделив шаманизму. Ему удалось проследить процессы изменений не только в сфере бытовой культуры алтайцев, что вполне понятно, исходя из процесса политической, социально-экономической трансформации на Алтае, но что более сложно – изменения в религиозно-мифологической сфере. Анализ этих процессов содержится в одном из самых известных трудов Л.П. Потапова,  «Алтайский шаманизм».  

В 1930-х гг. на Алтае работали этнографы из Ленинграда – А.Г. Данилин (1896 – 1942) (Данилин 1932; 1936; 1993)15 и Л.Э. Каруновская (1890 – 1975)16,  Н.П. Дыренкова (1899 – 1941) (Дыренкова 1926; 1927; 1930; 1937; 1937а; 1949; 1940)17, внесшие значительный вклад в алтаеведение, тюркологию и этнографию в целом. Труды названных авторов освещают многие аспекты этнографии алтайцев: бурханизм; представления об устройстве вселенной; календарь; систему родства и брачные нормы; культ огня и шаманизм.

Этот период времени был особо благоприятен – в алтайском этнографическом «поле» работали известный этнограф, воспитавший целую плеяду отечественных этнографов, С.А. Токарев (1899 – 1985) (Токарев 1936; 1947; 1979; 1982; 1990)18, а также репрессированный в 1930-е гг. историк, преподаватель Коммунистического университета трудящихся Востока, Л.П. Мамет (1899 – арестован в 1938, дата смерти неизвестна) (Мамет 1994), общественный деятель, политик П.И. Гордиенко (1891 – 1938) (Гордиенко 1994), школьный учитель Н.Я. Никифоров (1874 – 1922) (Никифоров 1995)19.

В числе трудов вышеназванных авторов следует обратить внимание на работу видного общественного деятеля Алтая начала ХХ в. Н.Я. Никифорова – «Аносский сборник». Сборник содержит эпический фольклор алтайцев, собранный у сказителя, жившего в с. Аскат Чемальского района, по инициативе Г.И. Чороса-Гуркина. Ценность этого сборника в качестве нарративного этнографического источника заключается в примечаниях, сделанных видным ученым, областником Г.Н. Потаниным.

Со второй половины XX в. начали публиковать свои труды алтайские этнографы и историки: Е.М. Тощакова, П.Е. Тадыев, Ф.А. Сатлаев, Н.И. Шатинова, Л.В. Чанчибаева, В.А. Муйтуева и др.20 Ими исследованы многие отдельные аспекты этнографии алтайцев: семья и семейная обрядность, обычное право, материальная культура, этническая история алтайцев, гендерный аспект этнической культуры, шаманизм и бурханизм.

Труды всех указанных исследователей были использованы при написании диссертации: значительная часть работ, написанных и изданных в XIX в. миссионерами, путешественниками и учеными, послужили источниками сведений по этнографии, мифологии и языку алтайцев; труды авторов начала ХХ – начала ХХI вв. сыграли роль «фундамента», базируясь на котором, используя теоретические и практические достижения исследований по этнографии алтайцев, была написана данная работа.

В числе наиболее значимых для исследуемой диссертантом проблематики были работы современных исследователей, посвященные различным проблемам этнографии народов Южной Сибири, в том числе рода, общины, социальной организации. Из работ современных авторов следует особо отметить труды Е.П. Батьяновой, Э.Л. Львовой, И.В. Октябрьской, А.М. Сагалаева, М.С. Усмановой, Л.И. Шерстовой и Д.А. Функа 21. Работы указанных авторов имели важное значение при осмыслении накопленного диссертантом полевого материала в процессе написания данного исследования. Помимо этих трудов, для анализа феномена сеока у алтайцев были важны работы О.Ю. Артемовой, хотя они посвящены народам, не имеющим производящего хозяйства и ведущим образ жизни охотников и собирателей 22, в которых автор изложил свои теоретические положения о родстве и об отношении социума к земле как к «кормилице», имеющие сходные черты с алтайскими.

Теоретические и практические выводы исследователей, изучавших этнические культуры кочевников скотоводов, оказались полезными для понимания проблем, поставленных в настоящем диссертационном исследовании. Так, в частности, большое значение имели труды таких исследователей, как М.Ж. Херсковиц, А.М. Хазанов, Г.Е. Марков, Н.Л. Жуковская, Н.Н. Крадин, Т.Д. Скрынникова, Р.М. Бленч23. Результаты исследований кочевого и отгонного скотоводства у народов мира позволяют говорить о том, что оно представляет собой одно из мировых культурных достижений, сделавшее возможным расцвет человеческого общества потому, что этот вид экономики распространен в самых разных природно-климатических зонах: степях, пустынях, горах и тундре, в сложных условиях которых соответствующий образ жизни является наиболее эффективным. Для иного типа жизнеобеспечения эти территории были бы практически непригодны. Об этом пишет известный кочевниковед А.М. Хазанов: «Кочевое (а иногда и полукочевое) скотоводство развилось и функционировало в первую очередь там, где оно имело хозяйственные преимущества над всеми остальными родами и видами хозяйственной деятельности, причем это преимущество на большей части рассматриваемых зон продолжалось вплоть до XX в., а кое-где сохраняется и в наши дни»24.

Изучение экономики современных алтайцев потребовало обращения к соответствующим работам по экономической антропологии,  экономической социологии, антропологии денег и социологии денег. Среди важных для данного диссертационного исследования трудов особо следует отметить труды М. Салинза, М. Мосса, Э. Лича, Б.Малиновского25. Собственно по этнографии скотоводства и экономике у алтайцев специальных работ почти нет, за исключением трудов Л.П. Потапова26, в которых освещаются некоторые аспекты этого вида хозяйственной деятельности у алтайцев в первой трети – середине ХХ в. Поэтому полезным для интерпретации современных полевых материалов диссертанта явился труд А.В. Головнёва, посвященный кочевникам тундры и системе их культуры27. Кроме того, знакомство с работами западных и африканских авторов, посвященных обсуждению темы взаимоотношения человек – животное позволило выделить и описать различные аспекты такого рода взаимоотношений у алтайцев. Это труды А. Абубакар, де Кастро, М. Маллин, Р. Мтетвы  и др.28

И, наконец, хочу отметить важные для исследования работы двух современных западных антропологов – А.Е. Халемба и Л. Брожа29. Полевые исследования диссертанта и вышеуказанных авторов проводились параллельно, что дало нам возможность обсуждать различные вопросы этнографии алтайцев. Эти авторы, подолгу бывая в «поле», могут не только говорить / понимать по-алтайски, но и читать, что позволяет им в равной степени использовать европейский теоретический инструментарий и аутентичный полевой материал.

Процесс накопления материалов по этнографии алтайцев шёл на протяжении почти трех столетий. Теоретическая и практическая ценность всех работ, как особо указанных в данном разделе, так и не указанных, но использованных автором диссертационного исследования, весьма высока. Для каждого времени, начиная с середины XIX столетия, характерны типичная проблематика исследований и методологический подход. Так, обобщенно характеризуя работы XIX – начала XX вв., следует отметить, что основных направлений исследований было два – это язык алтайцев и религиозные верования. Для работ, начиная с первой четверти ХХ в. и до конца этого столетия, характерны широкий тематический охват практически всех основных вопросов этнографии алтайцев.   

Однако, до настоящего времени нет комплексных исследований, посвященных изучению современной жизни алтайцев, их экономики, социальной жизни, материальной культуры, мифологии, верований и их символического отражения. Выделенные в настоящем диссертационном исследовании категории и концепты современной этнической культуры алтайцев ещё не были предметом специального анализа.

Объект исследования – алтайцы и их этническая культура как целостная система во взаимосвязи и взаимозависимости ее материальных, социальных и духовных феноменов.

Предмет исследования – отношения между культурой и природой, людьми и животными, не-человеческими существами на основе мифологии, верований, космологии, онтологии, повседневных практик и идеологии.

Территориальные рамки исследования – территория современной Республики Алтай.

Хронологические рамки работы охватывают период с конца XIX и по начало XXI века. За полтора столетия алтайцы, наряду с другими народами, пережили беспрецедентную технологическую революцию, воздействие которой на их жизнь становилось все более интенсивным с конца XIX в. Этим определена нижняя граница исследования. В начале ХХ в. их жизнь была круто изменена политической революцией. Заданный ею вектор общественно-политического развития страны вновь поменялся к концу этого же столетия. Верхняя граница – первое десятилетие третьего тысячелетия, связана с временем мощного вовлечения населения Республики Алтай в общемировые глобализационные процессы. 

Цель диссертационного исследования – исследовать факторы природного и социального характера, благодаря которым сохраняется этническая культура алтайцев. В центре внимания диссертационного исследования находятся новации, вносимые в этническую культуру процессами модернизации и глобализации жизни – как объективный фактор инноваций, и новшества, вносимые в этническую культуру самими ее потребителями и творцами – как субъективный фактор развития культуры алтайцев. Каким образом протекает этот процесс у алтайцев, каковы его характерные черты и результаты – вот проблемы, попытку решить которые предпринята диссертантом.

Задачи, поставленные автором диссертационного исследования для достижения цели:

- описать и проанализировать взаимодействие в системе «среда обитания / общество», или «природа / культура», как основы этнокультурной обусловленности современных экономических практик и в целом системы жизнеобеспечения у алтайцев;

- представить онтологическую картину мира у алтайцев для интерпретации современных повседневных практик;

- исследовать и описать концепт собственности в культуре алтайцев;

- выделить и проанализировать ключевые моменты в социализации личности, благодаря которым человек вырастает как «человек этнический»;

- определить факторы, влияющие на этническое самосознание алтайцев, их этничность, этнокультурные и этнополитические ценности,

- выявить основания, благодаря которым сохраняется этническая культура алтайцев.

В диссертационной работе использована комплексная методология. Она основана на теоретических разработках отечественных и европейских исследователей. Обозначу основные, существенно повлиявшие на процесс  осмысления диссертантом собранного материала: теория перспективизма и мульти-натурализма Э. Вивейроса де Кастро30, теория «животноводческого комплекса» (cattle complex) М.Ж. Херсковица31, теория лексических универсалий А. Вежбицкой32. Значимую роль для понимания и интерпретации феноменов культуры алтайцев играют различные слова, понятия, выражения, пословицы и поговорки на алтайском языке, являющиеся элементами категоризации объектов мира, или, говоря словами А. Вежбицкой: «многие понятия, которые были особенно полезны при анализе различных культур (включая сюда и психологию этноса), оказываются лексически воплощенными во всех языках мира»33. Существенными для выделения и интерпретации символических аспектов культуры алтайцев стали: работа Н.Л. Жуковской34, посвященная категориям традиционной культуры монголов и их символике, и О.Ю. Артемовой35– об альтернативных социальных системах на примере культуры охотников и собирателей.  

Методы исследования обусловлены хронологическими рамками – конец XIX – начало XXI вв. – в соответствии с этим были использованы сравнительно-исторический, историко-культурный и синхронно-диахронный методы для создания возможно более полного представления о развитии этнической культуры алтайцев в указанный период.

Методика работы: В полевой работе были использованы методы опроса, свободного и ориентированного интервью, с записью на диктофон, наблюдения, в том числе включенного наблюдения, что позволило не только вести фотосъемку, но и получать ответы на деликатные вопросы, связанные с частной жизнью респондентов.

Источниками настоящего диссертационного исследования явились:

- полевые материалы автора, собранные за период с 1986 по 2010 годы на территории современной Республики Алтай в селах всех 10 районов и в г. Горно-Алтайске, частично хранящиеся в научном Архиве Института алтаистики им. С.С. Суразакова РА в г. Горно-Алтайске под шифром МНЭ (материалы научных экспедиций) и ЭМ (экспедиционные материалы), частично – в архиве автора;

- опубликованные данные переписи населения 1897 г., проведенной под руководством С.П. Швецова и переписи 1989 и 2002 гг.;

- архивные источники, хранящиеся в Государственной Архивной службе РА;

- открытые источники – печатные и Интернет СМИ Республики Алтай, Сибири и России;

- фольклор алтайцев, мифы и эпос, записанные на алтайском языке или в переводе на русский язык, изданные в XIX – ХХ вв. путешественниками, миссионерами, исследователями; фольклорные материалы, собранные и изданные в начале XXI века – исследователями и собирателями-неспециалистами, а также собранные автором диссертационного исследования.

Научная новизна диссертации заключена в комплексном освещении этнической культуры алтайцев в динамике изменений, происходивших с конца XIX века и продолжающихся в начале XXI столетия. Помимо этого, научная новизна состоит в попытке диссертанта по-новому взглянуть на достаточно долгое время изучаемые в отечественной этнографии / этнологии феномены культуры алтайцев. Автор впервые рассмотрела скотоводство у алтайцев как часть символической системы их культуры, выделив при этом концепт собственности мал. Впервыеавтором было обращено внимание на повседневные практики алтайцев, связанные с деньгами не только как всеобщим эквивалентом, но и как инструментом взаимоотношений, построенных на дарообмене и реципрокности. В настоящей диссертации впервые описано появление летом 2010 года у алтайцев нового сеока, что было интерпретировано автором как проявление этнокультурного стереотипа.

1              Шанин Т. Великий незнакомец: крестьяне и фермеры в современном мире. Пер. с англ./ Сост. Т. Шанина; под ред. А.В. Гордона. М.:Прогресс-Академия, 1992. с. 420.

2               Ландышев Стефан, протоиерей. Алтайская Духовная миссия // Прибавления к Творениям святых Отцов. 1864. Ч.23. Кн.1. С.1.

3               Православная энциклопедия, Т.2, 2008: 43-49, статья «Алтайская духовная миссия», электронная версия http://www.pravenc.ru/vol/ii.html. Дата доступа 18.03.2011 г.

4               Ландышев Стефан, протоиерей. Некоторые сведения о церковной Алтайской миссии // Прибавления к Творениям святых Отцов. 1856. Ч.15. Кн.4. С.661-703.

5              Вербицкий В.И.Краткая грамматика алтайского языка» под ред. Н.И. Ильминского. Казань, 1869; Изд. 2-е, репринтное, Горно-Алтайск: Ак Чечек, 2005; Вербицкий В.И.«Словарь алтайского и аладагского наречий тюркского языка». Казань, 1884.; Изд. 2-е, репринтное, Горно-Алтайск: Ак Чечек, 2005.; «Алтайские инородцы. Сборник этнографических статей и исследований». М., 1893. Переиздание: Горно-Алтайск: Ак Чечек, 1993.

6              Мурзаев Э.М. Тюркские географические названия. М.: Восточная литература, 1996. С.10.

7                     Радлов В.В. Образцы народной литературы тюркских племён, живущих в Южной Сибири и Джунгарской степи». Т.1. Поднаречия Алтая: алтайцев, телеутов, черновых и лебединских татар, шорцев и саянцев. СПб., 1866; Радлов В.В. Из Сибири: Страницы дневника. Пер. с нем. К.Д. Цивиной и Б.Е. Чистовой. Прим. и послесл. С.И. Вайнштейна. М.: Наука, 1989; Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий. Т.1 –Т.3.  Спб. 1893-1911.

8               Потанин Г.Н. Очерки Северо-Западной Монголии. Результаты путешествия, выполненного в 1879 г. по поручению Императорского Русского географического общества членом-сотрудником онаго Г.Н. Потаниным. Вып. 4. Материалы этнографические с 26 табл.рисунков. Изд. 2-е. Репринтное воспрозведение 1883 г. Горно-Алтайск: Ак-Чечек. 2005; Потанин Г.Н. Алтай: Очерк // Живописная Россия. СПб.; М., 1884. Т. 11. С. 193-224; Потанин Г.Н. Сибирские инородцы, их быт и современное положение. СПб., 1885; Потанин Г.Н. Ерке. Культ сына неба в Северной Азии. Томск. 1916; Потанин Г.Н. Полгода на Алтае // Литературное наследство Сибири. Новосибирск, 1986. Т. 7. С. 153-169.

9               Сапожников В.В. Пути по Русскому Алтаю. Новосибирск. 1926.

1                      0 Швецов С.П. Горный Алтай и его население. Т.1. Вып.1. Кочевники Бийского уезда. Барнаул, 1900.

1                     1 Швецова М.В. Алтайские калмыки // Записки Зап-.Сиб. Отд. Имп. Географич.Общ. Кн. 23. 1898. Омск. С.1-34.

1                      2 Адрианов А.В. Сooки и шуточные характеристики инородческих родов (сooков) // Очерки Северо-Западной Монголии. СПб., 1883. Вып. II, Ч. II. С. 936; Адрианов А.В. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое летом 1883 г. по поручению Императорского Русского Географического общества и его Западно-Сибирского отдела членом-сотрудником А. Адриановым. Омск, 1886. Кн.8. Вып. 2; Адрианов А.В. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершенное в 1881 г. по поручению Императорского Русского Географического общества // Записки императорского Русского Географического общества. 1888. Т. 11. С. 145 – 422; Адрианов А.В. Пробуждение инородческого Алтая // Сибирская жизнь. 1917, №5 (24 ноября). С.2.

1                      3 Анохин А.В. Бурханизм в Западном Алтае // Сибирские огни. 1927, №5. С.162 – 167; Анохин А.В. Душа и ее свойства по представлениям телеутов // Сб. МАЭ, 1929. Т. 8. С. 253 – 289; Анохин А.В. Материалы по шаманству у алтайцев, собранные во время путешествий по Алтаю в 1910 – 1912 гг. по поручению Русского Комитета для изучения Средней и Восточной Азии. Горно-Алтайск. 1994. С. 1 – 65.

1                      4 Потапов Л.П. Очерк истории Ойротии. Алтайцы в период русской колонизации. Новосибирск, 1933; Потапов Л.П. Очерки по истории алтайцев. Новосибирск. 1948; Потапов Л.П. К вопросу о национальной консолидации алтайцев // СЭ. 1952. №1. С.75 – 84; Потапов Л.П. Очерки по истории алтайцев. М. – Л.: изд-во Академии Наук СССР, 1953; Потапов Л.П. Изучение алтайцев русскими учеными в дореволюционный период. Уч.зап. Г-А НИИ ИЯЛ. Горно-Алтайск, 1958. Вып.2. С. 3-23; Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев: Историко-этнографический очерк. Л., 1969; Потапов Л.П. Алтайский шаманизм. Л., 1991; Потапов Л.П. Охотничий промысел алтайцев (Отражение древнетюркской культуры в традиционном охотничьем промысле алтайцев). СПб, 2001.

1                     5 Данилин А.Г. Из истории национально-освободительного движения на Алтае в 1916 году // Борьба классов. 1936. № 9. С.36 – 44;  Данилин А.Г. Бурханизм на Алтае и его контрреволюционная роль // СЭ. 1932. №1. С. 35 – 41; Данилин А.Г. Бурханизм (из истории национально-освободительного движения в Горном Алтае). Горно-Алтайск, 1993.

1                      6 Каруновская Л.Э. Из алтайских верований и обрядов, связанных с ребенком // Сб. МАЭ. Т. VI. М., 1927. С. 19 – 36; Каруновская Л.Э. “Календарь” двенадцатилетнего животного цикла у алтайцев и телеут // Доклады АН СССР, серия В, № 1. 1929. С. 5 – 8; Каруновская Л.Э. Представления алтайцев о Вселенной // СЭ, 1935, N 4 – 5. С. 160 – 183.

1                      7 Дыренкова Н.П. Род, классификационная система родства и брачные нормы у алтайцев и телеут // Материалы по свадьбе и семейно-родовому строю народов СССР. Л., 1926. С. 247 – 259; Дыренкова Н.П. Брак, термины родства и психические запреты у киргизов //Сборник этнографических материалов. Л., 1927. № 2. С.7-12; Дыренкова Н.П. Культ огня у алтайцев и телеутов // Сб. МАЭ. 1927. Т. 6. С. 63 – 78; Дыренкова Н.П. Получение шаманского дара по воззрениям турецких племен // Сб. МАЭ, Л., 1930, Т.9. С. 267 – 291; Дыренкова Н.П. Пережитки идеологии материнского рода у алтайских тюрков // Сборник памяти В.Г. Богораза. М. – Л., 1937. С. 38 – 56; Дыренкова Н.П. Шорский фольклор. М. – Л., 1940; Дыренкова Н.П. Материалы по шаманству у телеутов // Сб. МАЭ. 1949. Т. X. С. 108 – 190; Дыренкова Н.П. Материалы по шаманству у телеутов // Сб. МАЭ. М. – Л. 1949. Т. Х. С. 107 – 190; Дыренкова Н.П. Охотничьи легенды кумандинцев // Сб. МАЭ. Т. ХI. М. – Л., 1949. С. 110 – 132.

1                      8 Токарев С.А. Докапиталистические пережитки в Ойротии. М., 1936; Токарев С.А. Пережитки родового культа у алтайцев // Тр. Ин-та этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Нов. сер. 1947. Т. 1. С. 139 – 158; Токарев С.А. «Избегание» и «этикет» // СЭ. 1979. № 1. С. 69 – 75; Токарев С.А. О культе гор у народов Евразии // СЭ. 1982, № 3. С. 107 – 113; Токарев С.А. Ранние формы религии. М., 1990.

1                      9 Мамет Л.П. Ойротия. Очерк национально-освободительного движения и гражданской войны на Горном Алтае. Горно-Алтайск, 1994;  Гордиенко П. Ойротия. Горно-Алтайск, 1994; Никифоров Н.Я. Аносский сборник // Сб. сказок алтайцев с примечаниями Г.Н. Потанина. Горно-Алтайск: Ак Чечек. 1995.

2                     0 Тощакова Е.М. Алтайская женщина в дореволюционном прошлом // Уч. зап. Горно-Алтайского НИИ ИЯЛ. Вып. 2. Горно-Алтайск, 1958. С. 108 – 150; Тощакова Е.М. Женщина-алтайка в советский период // Уч.зап. Г-А НИИ ИЯЛ. Вып. 4. Горно-Алтайск, 1961. С. 3 – 21; Тощакова Е.М. Женщина в обществе и семье у современных алтайцев. Новосибирск: Наука. 1973; Тощакова Е.М. Обычай левирата у южных алтайцев // Сибирский тюркологический сборник. Новосибирск. 1976. С.223 – 226; Тощакова Е.М. Заметки о современном семейном быте у алтайцев // Этнография народов Алтая и Западной Сибири. Новосибирск: Наука. 1978. С. 65 – 69; Тощакова Е.М. Традиционные черты народной культуры алтайцев (XIX - начало ХХ вв.). Новосибирск. 1978; Тадыев П.Е. Реакционная сущность шаманизма и бурханизма. Горно-Алтайск, 1955; Тадыев П.Е. Этнический состав дореволюционных алтайцев и особенности их административного устройства // Ученые записки ГАНИИИЯЛ. Горно-Алтайск. 1964. Вып. 6. С. 13 – 14; Сатлаев Ф.А. Кумандинцы (Историко-этнографический очерк ХIХ-первой четверти ХХ в.). Горно-Алтайск, 1974; Сатлаев Ф.А. Этно-демографическая характеристика населения Горного Алтая (XIX – первая четверть XX вв.) // Материалы по истории и этнографии Горного Алтая. Горно-Алтайск. 1993. С.128 – 151; Шатинова Н.И. Обычай избегания в алтайской семье // Тез. докл. на сессии, посвященной итогам полевых этногр. иссл., Душанбе 1976. С.125 – 126; Шатинова Н.И. Традиционные обряды алтайцев, связанные с рождением ребенка // Вопросы истории Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1980. Вып. 1; Шатинова Н. И. Семья у алтайцев. Горно-Алтайск, 1981; Шатинова Н.И. Мир “невидимых “ по традиционным представлениям алтайцев // Вопросы археологии и этнографии Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1983. С. 149 –161; Чанчибаева Л.В. О современных религиозных пережитках у алтайцев // Этнография народов Алтая и Западной Сибири. Новосибирск, 1978. С. 90 – 103; Чанчибаева Л.В. Религиозные пережитки у алтайцев и вопросы атеистической работы (по современным этнографическим данным). Дисс….канд. ист. наук.  Л., 1978; Чанчибаева Л.В. Краткий обзор изучения религиозных верований у алтайцев // Вопросы истории Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1979. Вып.1. С. 132 – 142; Чанчибаева Л.В. К вопросу о культе деревьев у алтайцев // Вопросы археологии и этнографии Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1983. С. 141 – 148; Муйтуева В.А. Традиционная религиозно-мифологическая картина мира алтайцев. Горно-Алтайск, 2004; Муйтуева В.А. Улген в религиозных представлениях алтайцев // Материалы к изучению прошлого Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1992. С. 242 – 251.

2                      1 Батьянова Е.П. Община у телеутов в Х1Х - начале ХХ вв. // Телеуты. М., 1992. Кн. 1. С. 141 – 268; Батьянова Е.П. Род и община у телеутов в конце XIX – начале XX вв. М.: Наука, 2007; Батьянова Е.П. Структура телеутского сеока // Полевые исследования Института этнографии, 1983 г. М., 1987. С. 55 – 66; Октябрьская И. В., Сагалаев А. М. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Человек. Общество. Новосибирск, 1989; Октябрьская И. В., Самушкина Е. В. Родовое движение Республики Алтай: традиционализм и мобилизация этничности (конец ХХ – начало XXI в) // Вестник НГУ. Серия: история, филология. 2006. Т. 5, Вып. 3: Археология и этнография (приложение 1). С. 98 – 108; Шерстова Л.И. Алтай-кижи в конце ХIХ - нач. ХХ в... Дисс…канд. ист. наук. Л., 1985. Т.1; Шерстова Л.И. Конфессиональный фактор образования этнической группы алтай-кижи // Субэтносы в СССР. Л., 1986. С. 84 – 91; Шерстова Л.И. Тюрки и русские в Южной Сибири: этнополитические процессы и этнокультурная динамика ХVII – начала ХХ вв. Новосибирск. 2005; Шерстова Л.И. Этнополитическая история тюрков Южной Сибири. Томск. 1999; Функ Д.А. Бачатские телеуты в ХVIII – первой четверти ХХ в.: историко-этнографическое исследование // Телеуты. М., 1993. Кн.2; Функ Д.А. Миры шаманов и сказителей: комплексное исследование телеутских и шорских материалов. М., 2005; Функ Д.А. Право на ошибку. Представления о запрете на искажение эпических сказаний у шорских сказителей // Труды Отделения историко-филологических наук РАН. М., 2005. С. 268 – 283; Функ Д.А. Устное творчество, игры и развлечения бачатских телеутов // Телеуты. М., 1992. Кн.1. С. 5 – 140.

2                      2 Артемова О.Ю. Колено Исава: Охотники, собиратели, рыболовы (опыт изучения альтернативных социальных систем). М.: Смысл. 2009; Артемова О.Ю. Личность и социальные нормы в ранне-первобытной общине. М., 1987.

2                     3 Herskovits M. J. The cattle complex in East Africa // American Anthropologist. Volume 28 #1 January-March, 1926. pp. 230-272; Part Two. American Anthropologist. Volume 28 #2 April-June, 1926. pp. 361-368; Part Three. American Anthropologist. Volume 28 #3 July-September, 1926. pp. 494-528; Part Four. American Anthropologist. Volume 28 #4 October-December, 1926. pp. 633-664; Хазанов А. М. Кочевники и внешний мир. СПб.: СПбГУ, 2008. Изд.4, доп.; Марков Г.Е. Кочевники Азии. Структура хозяйства и общественной организации. М.: МГУ. 1976; Жуковская Н.Л. Категории и символика традиционной культуры монголов. М., 1988; Крадин Н.Н. Кочевники Евразии. Алматы: Дайк-Пресс, 2007; Скрынникова Т.Д., Крадин Н.Н. Империя Чингис-хана. М.: Восточная литература, 2006; Blench, R.M. Pastoralism in the new millennium. Series title: FAO Animal Production and Health Paper, 2002. № 150.  96 pg.

2                     4 Хазанов А. М. Кочевники и внешний мир. Алматы: Дайк-Пресс. 2002. С. 153.

2                      5 Салинз М. Экономика каменного века. М.: ОГИ, 1999; Мосс М. Общества. Обмен. Личность. Труды по социальной антропологии. М.: Восточная литература, 1996; Лич Э. Культура и коммуникация: Логика взаимосвязи символов. К использованию структурного анализа в социальной антропологии. Пер. с англ. М.: Восточная литература, 2001; Малиновский Б. Избранное: Аргонавты западной части Тихого океана. М., 2004; Малиновский Б. Магия, наука и религия. Пер. с англ. М.:  Рефл-Бук 1998.

2                      6 Потапов Л.П. Очерки по истории алтайцев. Новосибирск. 1948; Потапов Л.П. Очерки по истории алтайцев. М. – Л.: из-во Академии Наук СССР, 1953.

2                     7 Головнёв А.В. Кочевники тундры: ненцы и их фольклор. Екатеринбург: УрО РАН, 2004.

2  8 Abubakar  A.S. The Fallacy of the Cattle Complex Theory and its Implications on the Development of the Pastoral Fulani of Nigeria // http://www.docstoc.com/docs/18568439/The-Fallacy-of-The-Cattle-Complex-Theory-And-Its-Implications-On. Castro E. Viveiros de. Cosmological deixis and Amerindian perspectivism. Journal of the Royal Anthropological Institute. 1998. N.S. 4 (3). Рp. 469 – 488; Mullin M. Animals and Anthropology // Society & Animals 10:4. Koninklijke Brill NY, Leiden, 2002; Mtetwa R.M.G. Myth or Reality: The “Cattle Complex” in South East Africa, with Special Reference to Rhodesia. Department of History, University of Rhodesia. Zambezia. 1978, VI (I).         

2              9 Halemba A. E. The Telengits of Southern Siberia: Religion, Landscape and Knowledge in Motion. Routledge: London. 2006; Broz L. Pastoral Perspectivism: A View from Altai. Inner Asia (special issue – Perspectivism). 2007. 9/2: 291-310; Broz L. Conversion to Religion? Negotiating Continuity and Discontinuity in Contemporary Altai. In: Conversion After Socialism. Editor M. Pelkmans. Oxford: Berghahn Books. 2009. Pp. 17 – 37.

3                      0 Castro, E. Viveiros de. Cosmological deixis and Amerindian perspectivism. Journal of the Royal Anthropological Institute. 1998. N.S. 4 (3). Рp. 469 – 488.

3                     1 Herskovits M. J. The cattle complex in East Africa // American Anthropologist. Vol. 28 #1 January-March, 1926. pp. 230-272; Part Two. American Anthropologist. Vol.e 28 #2 April-June, 1926. pp. 361-368; Part Three. American Anthropologist. Vol. 28 #3 July-September, 1926. pp. 494-528; Part Four. American Anthropologist. Vol. 28 #4 October-December, 1926. pp. 633-664.

3                     2 Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. Отв.ред. М.А. Кронгауз. Пер.с англ. М.: Русские словари. 1996.

3                      3 Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. Отв.ред. М.А. Кронгауз. Пер.с англ. М.: Русские словари. 1996. С. 381.

3                      4 Жуковская Н.Л. Категории и символика традиционной культуры монголов. М., 1988.

3                      5 Артемова О.Ю. Колено Исава: Охотники, собиратели, рыболовы (опыт изучения альтернативных социальных систем). М.: Смысл. 2009.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.