WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Идентификация народности в российской науке: язык описания, классификация, стереотипы (1850-е – 1900-е гг.)

Автореферат докторской диссертации по истории

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

Учреждение

Российской академии наук

ИНСТИТУТ  СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ  РАН

На правах рукописи

ЛЕСКИНЕН  Мария Войттовна

Идентификация народности в российской науке:

язык описания, классификации, стереотипы

(1850-е 1900-е гг.)

Специальность 07.00.07 этнография, этнология и антропология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва

2011


Работа выполнена в Отделе истории культуры славянских народов

Института славяноведения РАН

Официальные оппоненты:

Доктор исторических наук Сергей Валерьевич Соколовский

Доктор исторических наук  Загребин Алексей Егорович

Доктор исторических наук  Светлана Михайловна Фалькович

Ведущая организация:

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого

Российской академии наук

Защита диссертации состоится    21 ноября 2011 г.    в  ___час.

на заседании диссертационного совета Д.501.001.78 по археологии, этнографии, этнологии и антропологии при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119992, Москва, ГСП-1, МГУ, Ломоносовский проспект, д. 27/4, сектор «А», ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке

им. А.М. Горького МГУ имени М.В. Ломоносова

Автореферат разослан   «___» ________ 2011 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

доцент, кандидат исторических наук                                          Е.А. Попова


Общая характеристика диссертации

Настоящая диссертация посвящена исследованию механизма идентификации народности в российской науке второй половины XIX в., осуществленному через анализ языка описания. Представления о народности – категории, тождественной современному пониманию этничности, реализуются в совокупности компонентов научного знания, а именно в: 1) интерпретации определяемых в качестве нормативных терминов, предметного поля и задач этнографии и смежных с ней дисциплин; 2) конструкции таксономической системы (состоящей из различных видов иерархий), в которой воплощена схема взаимодействия разноуровневых единиц этнических общностей; 3) трактовке этнических объектов: принципах их определения, способах и лексических формах описания; 4) исследовательских стратегиях, приемах и методах этнической идентификации (атрибуции) в теории и практике.

Для анализа идентификации народности и тенденций ее трансформации в XIX веке необходимо реконструировать и объяснить: а) спектр интерпретаций и язык описания этнического в российской науке того времени; б) виды структурирования этнонациональных сообществ в скрытых (неосознанных) и явных (вербализованных) установках и формах типизации групп и индивидов, в) способы влияния стандартов нормопорождающего знания на характеристики и стереотипы этнических Других в параэтнографической литературе эпохи.

Диссертация является продолжением, с одной стороны, исследований по истории этнографии периода нациестроительства в Российской империи XIX в., и, с другой, – традиции изучения образов и стереотипов разных народов Империи в визуальных и вербальных нарративах эпохи. Реконструкция понятий, способов типологизации и стереотипизации в научном дискурсе осуществляется нами в контексте так наз. «истории идей».

Работа выполнена на пересечении предметного поля и методов различных гуманитарных наук (этнографии, историографии, истории России XIX в., отчасти – лексикографии, славяноведения и финно-угроведения) и носит междисциплинарный характер. Важной исследовательской установкой является рассмотрение научных и учебных текстов эпохи в качестве единого источникового массива, в котором нашли отражение формы репрезентации нормативного знания; принципиальная новизна работы состоит в применении комплекса различных методов для анализа исторического развития взглядов на природу этнического на этапе складывания национальной школы и традиций российской этнографии.

Предметом диссертационного исследования является формирование и эволюция представлений об этнической идентификации как главной процедуре описания и именования основных объектов этнографического исследования – этноса и этничности (народа и народности – в терминах эпохи) в российской научной мысли XIX в. Сужение нами предметного поля этнографическим дискурсом в некотором смысле условно, поскольку и создателями, и интерпретаторами этих знаний в ту эпоху были не этнографы, а широкий круг российской интеллигенции, земских деятелей, ученых-естествоиспытателей и историков, собиравших и анализировавших этнографический материал и, наконец, составителей и авторов научно-популярной литературы, которая в пореформенной России была чрезвычайно востребована.

Современную трактовку этничности (ethnicity) – понятия, появившегося во второй половине ХХ в. – как в англоязычной, так и в отечественной историографии, можно расценивать как противоречивую. В наиболее общем виде «этничность» понимается как совокупность свойств, фиксирующих существование культурно-отличительных признаков (этнических) групп и их идентичности (самосознания). В диссертационной работе, носящей конкретно-исторический характер, мы придерживаемся весьма общего значения этничности, понимая ее как основание этнической идентификации в процессе установления этнической принадлежности. Такое положение вполне оправданно, ведь в изучаемый период доминирует внешняя, так наз. «объективная» идентификация. Поэтому важно учитывать выделение «объективных» (т. е. внешних, а не объективно-существующих) и «субъективных» компонентов, вкладываемых в понятие этничность; равно как введение и разграничение понятий «объективной» и «субъективной» этничности. Разделение процессов внешней и самоидентификации стало основополагающим в диссертационном исследовании. Принципиальным представляется смысловое отличие понятий «этническая идентичность» и «этническая идентификация»; они соотносятся как объект (первое) и инструментарий (второе) этнографического исследования.

Объект исследования – теоретические конструкции, взгляды и суждения субъектов этнологического научного дискурса (в широком смысле – т. е. ученых естественнонаучных и гуманитарных отраслей и непрофессиональных наблюдателей и любителей народоведения, занимавшихся изучением народов Российской империи), их исследовательские стратегии (язык и методы), стереотипы и практика народоописаний.

Хронологические рамки диссертации определены в целом как вторая половина XIX в., поскольку институционализацию этнографии как научной отрасли (но еще не самостоятельной дисциплины, а «специализированного народоведения» ) принято связывать с созданием Императорского Русского Географического Общества (1845), в котором она выступала одной из областей географии, а этнологические изыскания были формализованы в рамках деятельности его Отделения этнографии, антропологии и исторической географии. Однако первые теории этничности, проекты и программы этнографического описания народов, в том числе и этносов Российской империи, восходят к эпохе Просвещения и Романтизма, что обусловило необходимость обращения к некоторым тенденциям этого периода (на основе текстов конца XVIII – первой трети XIX вв. они рассматриваются в первой главе).

Цель исследования – детально рассмотреть процесс осмысления этнических феноменов в российских гуманитарных науках XIX в. в полном спектре рефлексий и ракурсов, в центре и на периферии кодифицированного знания. Значимы как магистральные направления исследований и неоспоримые стандарты «объективности», общепризнанные концепции и трактовки, так и «отклонения» от них, «незамеченные» или непринятые современниками гипотезы, регулярно актуализирующиеся архаические модели видения Других, а также нереализованные проекты, возвращение и повторение обыденных и романтических клише. В такой проекции главным становится не линейный и предопределенный процесс трансформации этнографического знания, результатом которого является легитимация самостоятельной дисциплины на пересечении социальных и естественных наук, а разнородные пограничные, переходные, смешанные формы видения и восприятия этнического в культурном сознании эпохи.

Круг задач исследования обусловлен необходимостью точного понимания языка этнографического описания, который определяет способы интерпретации предметов и явлений, задает схему оценок, формы и уровни типизации. Однако и сам научный лексикон (содержание научных терминов, варианты применения понятий в различных дискурсах) представляет самостоятельный объект диссертационного исследования, значимый с точки зрения так наз. «истории понятий». Как верно отметил А.В. Михайлов, «Образ эпохи складывается из ее “объективности“ и ее самоистолкования; но только то и другое неразделимо, и “объективность“ невычленима из потока самоистолкования» . Таксономическая терминология и этногеографическая номенклатура дают возможность: а) реконструировать набор и значения основных понятий и единиц классификационной иерархии, с которыми российская наука второй половины XIX в. подходила к описанию этнического Другого как этнографического объекта, б) определить варианты их интерпретации, в) выявить конкретные формы реализации этих установок на практике – в научных и научно-популярных нарративных репрезентациях финнов и поляков.

Параэтнографические тексты не только отражают определенное видение этих народов: описания, оценки, суждения (данный круг источников и сегодня освоен лишь фрагментарно), но и позволяют установить механизмы идентификации «своего» и «чужого» на нескольких уровнях: г) определив схемы и стандарты «объективного» рассмотрения Другого, содержащиеся в них в явном и скрытом виде, которые возможно уточнить в сопоставлении с традициями народоописания и вариантами атрибуции этноспецифических черт; д) проанализировав задачи и способы репрезентации народов Империи в научной и научно-популярной литературе; е) сравнив функционирующие в ней характеристики поляков и финнов со сложившимися традициями их изображения в народном сознании и в российской, финляндской и польской историографии XVIII–XIX вв. Это дает возможность обнаружить заимствования и клише, ж) реконструировать социальные и этнокультурные стереотипы восприятия, и, кроме того, – з) зафиксировать содержащиеся в любом дискурсе о Другом образы «себя» и «своих». А в итоге – выявить область «субъективации» в народоописаниях разных уровней и жанров второй половины XIX века.

Подходы и методы диссертационной работы. Принципиальной новизной диссертации является комплексный подход к теоретико-методологическим исследованиям и этнографическим описаниям народов Российской империи как к единому Тексту, представляющему систему воззрений на этничность и ее природу на пересечении различных методов – текстологического, исторического и метода историко-культурной интерпретации. Они применяются прежде всего в первой части работы в ходе изучения конкретных нарративов – оригинальных памятников эпохи, которые анализируются в историко-культурном аспекте: из них выбираются отдельные фрагменты и сюжеты, ключевые слова – для определения содержания и спектра значений дефиниций и понятий. Анализ используемой лексики и терминологии при учете историко-культурного контекста высказываний оказывается плодотворным для понимания интерпретации признаков и свойств, определяемых как «типичные», «национальные», «этноотличительные» и др.

Данные методы дополнены анализом различных семантических категорий и оппозиций (прежде всего во второй части диссертационного исследования) – например, таких как Восток / Запад, Европа / Азия, цивилизация / варварство, свой / чужой, ядро / периферия, язык / наречие и др., доказавших свою плодотворность в реконструкции классификационных категорий. Кроме того, они дают основания определить стратегию и практики атрибуции в сфере этнического. Такой подход позволяет представить формы репрезентации этничности как важный элемент научной картины мира, в которой проявляются значимые черты всей системы в целом.

Анализ ведется на конкретно-историческом фоне складывания предметного поля и методологии различных гуманитарных дисциплин. Также учитываются социальные процессы в России на двух исторических отрезках: 1830–40 -х гг. – этапа формирования представлений о народности / «русскости» и периода пореформенных преобразований. Тогда национальная идеология и имперская политика были тесно связаны с теориями и концепциями «русской» (и «великорусской») нации и «имперского единства в многообразии». Усиленная саморефлексия общества, осмысляющего свою идентичность и отношения с другими народами Империи, отразилась в повышении интереса к вопросам отечественного народоведения в журналистике, в учебной и популярной литературе, содержащей в соответствии с новой рационалистической доктриной образования нормативные установки и стандарты знания (в том числе представления об Отечестве – его пространстве и имперских Других).

Эти методы применяются в рамках системного подхода к истории формирования научных представлений эпохи. Кроме того, в отдельных сюжетах (в особенности в третьей части исследования) задействованы приемы реконструкции историко-культурных типов и моделирования, потребовавшие использования, в том числе компаративистских методов анализа (в частности, в сравнении образов «своего» и «чужого», национального типа и идеала, финнов и поляков и др.) Наконец, для выявления и объяснения этнокультурных стереотипов были выбраны дефиниции, способы анализа и обоснования, применяемые в когнитивной и этнолингвистике.

Обращаясь к реконструкции этнокультурных стереотипов, мы исходим из необходимости различения стереотипов а) сложившихся в традиционном (доиндустриальном, в частности, крестьянском) обществе под влиянием конкретного исторического опыта и социальной практики и б) существовавших в сознании интеллигенции и элиты, в том числе и «сконструированных» в процессе формирования национальной идентичности и «внедряемых» с использованием арсенала средств просвещения и пропаганды. Вторые в той или иной мере сформированы под влиянием идеи о природной обусловленности национального характера («нрава народа»), и именно они проанализированы в данном исследовании.

Теоретической базой исследования послужили современные труды о природе и процессах формирования концепций нации и этничности в общественных науках XIX–XX в. , идеи М. Фуко об эволюции естественно-научной мысли как процессе «таксономического освоения» окружающего мира, рассуждения Ф. Хайека о взаимодействии естественных и социальных дисциплин . Важную роль в нашей интерпретации видения этнических Других в имперском дискурсе сыграли работы иностранных (прежде всего Н. Найта, В. Сандерланда, Ю. Слёзкина и др.) и российских авторов о «национальных проектах», национально-конфессиональной политике власти второй половины XIX в. и самоидентификации российского общества (в частности, А.И. Миллера, Е.А. Вишленковой, О.Е. Майоровой, М.В. Лоскутовой и др.). В методологии исследования этнокультурных стереотипов в традиционной культуре и обществе в целом и польских авто- и гетеростереотипов в частности, а также в интерпретации этих результатов определяющую роль сыграло обращение к традициям и подходам российской и зарубежной (главным образом польской) лингвистики (Х. Патнем, Е. Бартминьский, У. Квастхофф, З. Бенедиктович, Е. Блушковский и др.) и отечественной этнолингвистики (С.М. Толстая, Е.Л. Березович, Л.П. Крысин, Д.П. Гулик, О.В. Белова, Е.Е. Левкиевская и др.).

Выбор каждого из указанных методов представляется продуктивным. Они позволяют интерпретировать наиболее дискуссионные проблемы, решить некоторые спорные вопросы истории науки (в частности, истории и антропологии). С их помощью возможно корректно верифицировать существующие в историографии заключения и выводы (например, в отношении эволюции образов финнов и поляков в русской культуре или в теоретических трактовках национального характера).

Актуальность темы исследования состоит в обращении к сложной и неоднозначной как в определении, так и в методах исследования категории этнической идентичности (этничности), споры по поводу которой составляют значительную часть эпистемологии и философии современного гуманитарного дискурса и саморефлексий в социальной антропологии и российской этнологии в частности.

Актуальной задачей в современных исследованиях российского общественного сознания XIX в. видится реконструкция пути исторической эволюции важных историко-культурных понятий и терминов, среди которых наиболее значимыми признаются лексемы, описывающие категории национального и этнического («нация», «национальность», «народ», «народность», «национальный характер» и др.). Об этом свидетельствует большое число совместных с зарубежными исследователями проектов, посвященных реконструкции «истории понятий». Данное диссертационное исследование, продолжая традиции российской школы ее изучения, во многом позволяет восполнить существующие в этой области лакуны.

Популярность в последние годы этнопсихологических исследований, выполненных в разнообразных методиках, а также нечеткость дефиниций этничности во многом актуализировало у некоторых российских гуманитариев стремление отождествить ее с менталитетом или национальным характером в его архаической трактовке. Объяснения национальных особенностей в примордиалистском ключе все еще довольно распространены, их рассматривают как объективно существующие признаки. Поэтому анализ формирования комплекса этнокультурных стереотипов (на примере поляков, финнов и великорусов) как разновидности социальных свойств, трактовка их генезиса в области «научного и традиционного сознания», предпринятые в данном диссертационном исследовании, представляются весьма актуальными.

Изучение этнокультурных стереотипов восприятия народами друг друга, плодотворно осуществляемое российскими и зарубежными учеными-лингвистами на языковом материале (способы анализа этнокультурных стереотипов разработаны в когнитивной и этнолингвистике), в данной работе фрагментарно предпринято на материале нормативных, популярных и учебных текстов второй половины XIX в., расширяя источниковую базу подобных исследований.

Научная новизна и теоретическая значимость диссертации состоит в выборе объекта исследования и совокупности применяемых автором междисциплинарных методов и подходов к комплексу разножанровых источников.

Эволюция исторических представлений об этничности в российской науке XIX века впервые избрана самостоятельным объектом исследования. Осуществляемый ранее анализ понятий и дефиниций, связанных с национальным самосознанием, существенно дополнен и скорректирован реализованной в диссертации реконструкцией значений терминов «тип», «типическое», «характер» / «нрав» / «психология» народа / этноса, ранее не предпринимаемой. Категория «национальный характер» как важный элемент системы теоретических воззрений на «этничность» интерпретирована применительно к эпохе становления концепта «нация» в новом ракурсе – как эволюционирующая и детерминированная авторепрезентациями и самоописаниями самой культуры, и лишь затем помещаемая в систему гетеро-образов и стереотипов представителей других народов.

Впервые подробно исследованы соотношение и взаимообусловенность образов «своего» и «другого», неоднократно бывшие предметом анализа традиционной культуры народов (в нравоописаниях народов Империи), как и содержащиеся в них рефлексы трактовок «русскости» и «типичного великоруса».

«История дисциплины у нас практически всегда изображалась как история автономная, как развитие внутренних импульсов, в то время как следовало бы писать ее практически исключительно … как историю контекстуальную» , – замечает С.В. Соколовский. Действительно, ощущается явная потребность в выработке нового взгляда на цели и задачи подобных историографических исследований, которые основывались бы на общеевропейском этнографическом (антропологическом) дискурсе и не ограничивали бы процесс складывания и стандартизации категорий национального в практической области жесткими рамками политической имперской истории; не детерминировали бы взгляды на Другого изменениями национальной политики государства или «ростом национального самосознания» отдельных этнических групп и народов Империи. Данная диссертационная работа выполнена в этом направлении.

Новаторским и оригинальным является предпринятое в диссертации сравнение описаний финнов и поляков как двух народов Российской империи в нескольких ракурсах: а) в центре внимания – общность принципов и подходов, обусловивших спектр трактовок и оценок этих этносов в составе имперского организма (которые страноведами обычно интерпретируются как особенность отношения – позитивного или негативного – исключительно к финнам или только к полякам), позволяет обнаружить вненациональные факторы, влиявшие на эти этнические образы; б) моделирование их параметров в этнографических текстах осуществляется через сопоставление статуса и места финнов и поляков в «ментальной иерархии» народов Империи; в) рассмотрены автостереотипность считающихся специфически-этническими представлений о финнах и поляках, характерных для российского общественного сознания XIX в. или, напротив, гетеростереотипность универсальных характеристик более крупных этнокультурных общностей (например, «народов севера» и «патриархальных племен», европейцев и «азиатцев», Востока и Запада или славян и финно-угров и т.п.)

Представляется важным подчеркнуть теоретическую значимость диссертационного исследования в следующих аспектах:

– Выработанный автором диссертации подход к представлениям об этничности позволил выявить взаимообусловленность и взаимозависимость некоторых научных и обыденных представлений (особенно касающихся изучения Другого).

– Выявленные установки восприятия Другого и возникающие в итоге «пред–убеждения», влияющие на научную этническую идентификацию человеческих сообществ, предметов и явлений, обнаружили зависимость от категорий и инструментов типизации и классификации.

– Реконструкция механизмов идентификации Другого в имперских реалиях российской истории XIX в. дала основания для переосмысления некоторых политических теорий, «проектов» и доктрин, функционировавших в идеологии и культуре Российской империи.

– Анализ возникновения и функционирования этнических стереотипов осуществлен применительно к историческим описаниям избранных народов впервые. Он опирается на разграничение понятий «представление» и «стереотип» с учетом историко-культурного контекста, что позволяет скорректировать интерпретацию их значений в языке и культурной практике, а также различение механизмов их формирования в традиционной народной и современной культуре. Так осуществляется реконструкция видения Другого в науке и культуре XIX в., уточнить некоторые бытующие в историографии оценки и выводы.

– Исследование этнокультурных стереотипов раскрывает особенности их природы. Одним из наиболее сложных исследовательских вопросов в их изучении является «не столько вопрос о содержании … “зерна правды“ или же неправды, сколько вопрос о способе интерпретации объекта, его характеристике…» . Сходство научных характеристик со стереотипами заключается в апелляции к категориям «истинности» и «типичности», а также в неверифицируемости подобных суждений. В диссертации показано, что, исходя из этих оснований, неверно предполагать, что любые научные обобщения представляют собой стереотипы .

Практическая значимость диссертации. Результаты данного исследования позволяют скорректировать господствующую интерпретацию пути развития отечественной этнографии и антропологического знания в России XIX–XX вв., а также определенных тенденций в трактовке основополагающих понятий и терминов социальных дисциплин; они могут быть использованы для подготовки обобщающих трудов и историографических обзоров по истории гуманитарных и естественно-научных дисциплин в России, а также в работах, лекционных и методических др. учебных курсах, посвященных истории финноугроведения и полонистики в Российской империи. В области научных исследований результаты могут быть применены в изучении учебной и научно-популярной литературы XIX в., стать полезными в анализе истории формирования представлений народов Российской империи друг о друге, национальной идеологии и политики.

Апробация результатов. Основные положения диссертационного исследования изложены в монографии «Поляки и финны в российской науке второй половины XIX в. ”Другой“ сквозь призму идентичности» (М., 2010. 27, 5 п.л.), ряде статей (общим объемом – около 50 п.л.), сообщались на международных и российских конференциях и конгрессах, в том числе и в процессе реализации совместных польско-российских и российско-финляндских исследовательских проектов. Среди них международные: XV (Москва, 2004) и XVI (Архангельск, 2008) Конференции по изучению истории, экономики, литературы и языка скандинавских стран и Финляндии, «Дни славянской письменности и культуры» (Калуга, 2001; Самара, 2004), «Учебный текст в советской школе» (Санкт-Петербург, 2006), «Стереотипы в языке, коммуникации и культуре» (Москва, РГГУ, 2007), «Янка Купала и Якуб Колас в системе государственно-культурных и духовно-эстетических приоритетов XXI века» (Минск, 2007); «Россия и славянский мир на этнографической выставке 1867 года» (Санкт-Петербург, 2007), в том числе польско-российские конференции («Поляки и русские глазами друг друга» (Москва, 2001), «Миф Европы в литературе и культуре Польши и России» (Москва, 2002), «Польша и Россия в европейской истории и культуре. Круглый стол в рамках Дней российской науки в Польше» (Варшава, 2004); «Творчество Болеслава Пруса, его связи с русской культурой» (Москва, 2007), организованные Институтом славяноведения РАН совместно с Институтом литературоведения ПАН) и российско-финляндский семинар и конференция «Финляндия и Россия. Образы и история взаимоотношений» (Санкт-Петербург, 2003; Хельсинки, 2004).

Отдельные заключения работы обсуждались на российских конференциях и «круглых столах» в институтах РАН: «Национальное в пейзаже» (2001), «Пространство в культуре. Культура в пространстве» (2003), «Ландшафт в культуре. Славянский мир» (2004), «Идентификация как механизм культуры» (2004–2005), «Ценностные категории славянской культуры. Категория времени» (2008), «Концепт вещи в славянской культуре» (2010) (Москва, Отдел истории культуры славянских народов, Институт славяноведения РАН (ИСл РАН)); «Механизмы формирования украинской и белорусской наций в российском и общеславянском контексте (дореволюционный период)» (2002); «Украинцы и русские: братья? Соседи? Конкуренты? Украинцы глазами русских, русские глазами украинцев XIV–XXI вв.» (2007), «Механизмы формирования украинской идентичности XVIII–XX вв.» (2009) – в отделе истории восточного славянства ИСл РАН, и в других научных подразделениях РАН: «Социокультурные измерения процесса модернизации на Балканах» (ИСл РАН, 2006), «Человек на Балканах глазами русских наблюдателей (конец XIX  – первая половина ХХ в.» (ИСл РАН, 2009), «Путешествие как историко-культурный феномен». (ИВИ РАН, 2008) и др.

В 2007–2008 гг. исследование было поддержано грантом РГНФ «Трансформация представлений об этничности в русской этнографической науке последней трети XIX в.» (№07-01-00155а).

Материалы исследования использовались в курсе лекций и семинаров для студентов-полонистов кафедры славянских языков и культур факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М.В. Ломоносова (2005 – н/в) и для магистрантов программы «Историческая компаративистика и транзитология (Россия – Польша)» в РГГУ (2010– н/в).

Текст монографии обсужден в Отделе истории культуры славянских народов ИСл РАН (2009) и на семинаре «“Национальное”, “этническое” и “этнонациональное” в культуре Украины и России в XIX в.» Центра украинистики и белорусистики Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова (в рамках проекта «Confessiones et nationes. Конфессиональные традиции в формировании протонационального и национального дискурсов в истории Европы») (2010), диссертационная работа – на кафедре этнологии исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова (2011).

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из Введения, раздела «Источники и историография», трех частей, содержащих 9 глав, Заключения и библиографии. Каждая из частей посвящена одному из трех аспектов изучения этничности в научном дискурсе второй половины XIX в., – 1) языку этнографического описания и значениям используемых в нем ключевых концептов и категорий; 2) стандартам типологии и классификации этносов, изменениям этногеографической номенклатуры и разработке методов их применения; 3) анализу представлений об этнодифференцирующих признаках, выраженных в формулах национального характера и в стереотипах восприятия Другого на примере описаний поляков и финнов. Каждая часть состоит из трех глав.

     Лашук Л.П. Проблема становления русской этнографической науки // Историография этнографического изучения народов СССР. М., 1989. С. 8.

    Михайлов А.В. Из истории характера // Человек и культура: индивидуальность в истории культуры. М., 1990. С. 48.

    Элиас Н. Изменение баланса между «я» и «мы» // Элиас Н. Общество индивидов. М., 2001. С. 245–296; Балибар Э. Национальная форма: история и идеология // Балибар Э., Валлерстайн И. Раса, нация, класс. Двусмысленная идентичность. М., 2004. С. 83–102; Соколовский С.В. Образы Других в российской науке, политике и праве. М., 2001 и др.

    Хайек Ф. Влияние естественных наук на науки общественные // Хайек Ф. «Контрреволюция науки»: этюды о злоупотреблении разумом. М., 2003.

     Соколовский С.В. Российская антропология и проблемы ее историографии // Антропология академической жизни. М., 2008. С. 34.

    Левкиевская Е.Е. Этнокультурный и языковой стереотип украинца в русском сознании // Украина и украинцы: образы, представления и стереотипы. М., 2008. С. 156.

   Benedyktowicz Z. Portrety «obcego». Od stereotypu do symbolu. Krakow, 2002. S. 95–99.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.