WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Пространство в традиционном мировоззрении и практической деятельности монгольских народов

Автореферат докторской диссертации по истории

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

СОДНОМПИЛОВА Марина Михайловна

ПРОСТРАНСТВО В ТРАДИЦИОННОМ

МИРОВОЗЗРЕНИИ И ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

МОНГОЛЬСКИХ НАРОДОВ

Специальность 07.00.07 – этнография, этнология и антропология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук 

Улан-Удэ

2011

Работа выполнена в отделе философии, культурологии и религиоведения Учреждения Российской академии наук Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор, ведущий научный

сотрудник Института восточных рукописей РАН Скрынникова Татьяна Дмитриевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор ФГОУ ВПО

«Восточно-Сибирская государственная академия

культуры и искусств»

Дугаров Дашинима Санжиевич,

доктор исторических наук, профессор, зав. отделом азиатских и тихоокеанских исследований Института этнологии и антропологии РАН

Жуковская Наталья Львовна,

доктор исторических наук, профессор кафедры истории

Бурятии  ФГБОУ ВПО «Бурятский

государственный университет»

Митыпова Гунсема Сандаковна

Ведущая организация: Институт этнографии, археологии народов Дальнего Востока ДВО РАН

Защита состоится 18 ноября 2011 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 210.002.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата исторических наук при ФГОУ  ВПО «Восточно-Сибирская государственная академия культуры и искусств», по адресу: 670031, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, Терешковой, 1, Зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГОУ ВПО «Восточно-Сибирская государственная академия культуры  и искусств»

Автореферат разослан  17 октября  2011 г.  

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук                                              Д.А. Николаева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диалог «природа» – «человек», длится на протяжении тысячелетий и формирует общественное сознание и мировоззрение, под которым понимается духовное освоение мироздания человеком. С этих позиций пространственно-временной континуум  есть фон, на котором разворачиваются все явления природы и культуры. Пространство – это не просто начальный этап, с которого начинается изучение истории взаимоотношений человека и Природы, любого культурного явления. Пространство, как и время, пронизывает все, что окружает человека, что создается человеком – любой мысленный конструкт, этнокультурное явление или объект. В этой связи исследование всей совокупности результатов мировосприятия и миропонимания монголоязычного населения единой историко-географической области – Центральной Азии представляется продуктивным в целях реконструкции традиционного мировоззрения монгольских народов.

Актуальность диссертационного исследования определяется

– во-первых, несомненной значимостью новых стратегий развития современной гуманитарной науки, например, в области этнологии, социальной и культурной антропологии, языкознания, искусствоведения. Развитие исторического знания может происходить не только посредством введения в научный оборот новых материалов, но и путем использования более совершенных методов исследования, которые способны как увеличить информативную отдачу уже известного круга письменных  источников, так и кардинально изменить устоявшиеся выводы, гипотезы и представления. Сегодня  назрела необходимость перехода от накопления и систематизации фактологического материала к осмыслению феномена «традиционное мировоззрение» как целостной системы;

– во-вторых, задачей этнографической науки является выявление не только общих закономерностей этнокультурного процесса, исследование его специфики на региональном и этническом уровне.

– в третьих, теоретической и практической значимостью реконструкции традиционного мировоззрения монголоязычной общности единой историко-этнографической области – Центральной Азии, в состав которой входят предбайкальские буряты, забайкальские буряты, этнические группы Монголии – халха, торгуты, захчины, олеты, дэрбэты, дахраты, урянха и т.д., в свете востребованности результатов исследования для решения задач этоидентификации и этноинтеграции.

В современной методологии гуманитарного знания под «традиционной культурой» подразумевается система устойчивая, иммобильная и неподверженная изменениям, диктуемым способами жизнедеятельности, внешними воздействиями (природно-климатическими, экономическими, военными).

Комплекс архетипов, представляющий собой упорядоченную систему, выступает в качестве основы, каркаса традиционной культуры. Авторам монографии «Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири» удалось подобрать наиболее емкий образ архаичной системы взглядов на мир – «…мировоззрение можно уподобить конструкции с неизменным несущим каркасом и рабочими элементами-модулями, которые могут меняться и модернизироваться. Эта конструкция достаточно гибкая и допускает существование устаревших элементов при условии, что их деятельность не влияет существенно на работу устройства в целом» [1988]. Таким образом, монгольская традиционная культура не подразумевает этническую культуру. Культура является общей основой совокупности этнических культур (бурят, халха, ойрат и т.д.), которые выстраивали на этой основе свои специфические особенности и формы выражения.

Сохраненный архаический пласт традиционной культуры сосуществует с культурными наслоениями, преломляющимися в мифопоэтическом комплексе (фольклорном, религиозном). Так, буддизация мировоззренческих установок и ценностей непротиворечиво встраивалась в систему традиционной культуры, обогащая ее воспитательные, этические, духовные, художественные аспекты, но при этом не подвергала изменениям традиционную культуру.

Реализация целостного подхода к осмыслению феномена «традиционное мировоззрение» монгольских народов несомненно определяет актуальность предпринятого исследования.

Степень научной разработанности темы

В соответствии с избранной темой, научные  работы рассматриваются в связи с освещением и решением в них разных проблем, которые важны для диссертационного исследования.

1. В традиционном для этнографической науки русле дискриптивного анализа выполнено большинство работ, посвященных изучению быта, верований, социальных взаимоотношений народов, населявших пространство Центральной Азии на протяжении сотен лет. Это, в частности, летописные труды ранних исследователей Центральной Азии: фундаментальный труд коллектива авторов, работавших над созданием летописей Рашид-ад-Дина, дневниковые записи Плано Карпини, Гильома де Рубрука.

К этой же группе, на основании целей и методов исследования примыкают труды известных российских путешественников и исследователей-монголоведовов XVIII -  начала ХХ в., в которых дается этнографическое описание быта, верований, обычаев, материальной культуры, фольклора монголоязычного населения Центральной Азии. XIX век стал периодом систематических исследований Азии, среди которых важное место занимают научно-исследовательские экспедиции, организованные Русским географическим обществом. Такие ученые как Н.М. Пржевальский, Г.Е. Грумм-Гржимайло, П.К. Козлов, Г.Н. Потанин, К.Н. Рябинин, И.Г. Георги совершили целый ряд комплексных научно-исследовательских экспедиций в разные районы Центральной Азии и предоставили научному миру, наряду с физико-географическими, биологическими, ботаническими материалами и открытиями, ценнейшие этнографические сведения о народах, в том числе и монголоязычных, населяющих обширные пространства Центральной Азии.

Другую обширную группу работ, которые можно охарактеризовать как сугубо этнологические представляют труды, в которых рассматриваются важнейшие аспекты этнических процессов - этнический состав и расселение, генезис этнонимов, религиозные традиции и практики, материальная культура. К их числу относятся работы Б.Я. Владимирцова, И.В. Подгорбунского, Е.А. Молодых и П.Е. Кулакова, Б.Э. Петри, П.П. Хороших, А.И. Термена, И.М. Майского,  подробно исследовавших вопросы устройства бурятских хозяйств (виды и породы бурятского скота, селекционная работа, устройство утугов, пашен, экономические показатели урожайности бурятских полей, типы жилищ и поселений), образования, медицины и т.д.

В этом же ряду необходимо отметить и труды первых крупных бурятских ученых –  Г. Ц. Цыбикова, Ц. Жамцарано, П.П. Баторова, С.П. Балдаева, М.Н.Хангалова, Д. Банзарова, В.М. Михайлова, Г.-Д. Нацова. Эти ученые получили европейское образование, и одновременно были носителями традиционной бурятской культуры, что позволило им  представить сведения о материальной и духовной культуре бурят в новом ракурсе – труды бурятских ученых носят характер системных исследований. В них уже не просто констатируется факт или явление, но и предпринимается научный анализ, опирающийся на знания основ традиционного менталитета бурятского народа, его мировоззрения.

Большое значение для диссертационного исследования представляют труды по истории народов, населявших Центрально-Азиатский регион, часть  которых характеризуются исследователями как протомоногольские племена, а другие как находившиеся с первыми в близких культурных и экономических контактах. Преемственность культурных традиций и феноменов определяет востребованность работ данного ряда в целях изучения основ традиционного мировоззрения, сложившегося у народов, хронологически предшествовавших монголам, освоивших те же географические области. Сходные хозяйственные практики и взгляды на природные и социальные явления, а также общность ритуалов, повышают достоверность выводов и уменьшают возможность случайных построений. К работам, формирующим представления о быте, верованиях, социальном устройстве древних обществ, населявших просторы Центрально-Азиатской степи относятся труды В.С. Таскина, Н.Н. Крадина, Е.И. Кычанова, С.Г. Кляшторного и др..

2. Чрезвычайно важными для понимания различных феноменов традиционной культуры представляются работы теоретического и методологического характера, выдвигающие гипотезы, теории и предлагающие оригинальные подходы и методы для лучшего осмысления того или иного явления культуры. Анализу способов ориентации, бытующих в разных культурных традициях в их взаимосвязи с местами расселения, хозяйственными практиками, вероисповеданием и другими факторами, посвящена монография А.В. Подосинова «Ориентация по странам света в архаических культурах Евразии».  Среди достижений в этой области привлекают внимание работы зарубежных исследователей А.Р. Рэдклифф-Брауна, К.Леви-Стросса, Э. Лича, А. Леруа-Гурана, Э. Дюркгейма, которые изучали различные аспекты проблемы восприятия и культурного преобразования пространства. В большей степени исследования затрагивают пространственный аспект социальной структуры обществ, в частности К. Леви-Стросс, исследует концентрический и диаметральный тип структуры поселений, непосредственно связанной со структурой общества. Разработав категории времени, пространства и структуры, Э. Дюркгейм предложил рассматривать их как концепты, являющиеся результатом коллективной деятельности сообщества. Идеи Э. Дюркгейма получили дальнейшее развитие в трудах А. Леруа-Гурана, выделившего биологическое (присущее всем животным) и концептуальное (свойственное функции развитого мозга человека) освоение пространства. Э. Лич, обращаясь к исследованию освоенного человеком пространства, уделяет внимание принципам организации статичного топографического расположения различных материальных объектов человеческого мира, исследует последовательность и связь сегментированных, ограниченных во времени явлений (ритуальных, технических, физиологических действий) с определенной местностью в преобразованном человеком пространстве, а также выдвигает гипотезу о зависимости упорядоченной структуры жилого пространства от территориальных особенностей местности.

Существенный вклад в изучение формирования мировоззрения человека внесли работы М. Элиаде. Его оригинальные концепции и выводы, в частности предложенное им рассмотрение архетипа в качестве синонима к «образцам для подражания, мировоззренческое противопоставление «священного» и «мирского» способствуют системному видению феноменов традиционной культуры и пониманию их многослойных смыслов.

С точки зрения цели и задач диссертационной работы большое значение в изучении качественных зон пространства имеют работы, рассматривающие феномены  культуры как знаковую систему или обсуждающие социальные функции культуры. Из круга работ отечественных исследователей большое значение в интерпретации пространства ритуалов, анализе «своего» и «чужого» пространства, в исследовании такого знакового элемента культуры как традиционное жилище, имеют семиологический метод анализа культуры, активно применяемый А.К. Байбуриным. В частности, это его исследование «Жилище в обрядах и представлениях восточных славян», в котором реализован семиотический анализ жилища как феномена традиционной славянской культуры, вносит существенный вклад  в методологию культуры. К этому ряду работ относятся также  работы других исследователей - В.В. Иванова, А.Л. Топоркова, В.Н. Топорова, Т.Б. Щепанской, Н.Л. Жуковской, В.Б. Касевича. 

Особо хотелось бы выделить работы, выполненные учеными в русле семиотического метода анализа культуры, исследующими культуры народов Южной Сибири и Центральной Азии. В их числе известный трехтомный труд авторского коллектива А.М. Сагалаева, И.В. Октябрьской, Э.Л. Львовой, М.С. Усмановой [1988, 1989, 1990], выполнившего на основе широкого круга источников реконструкцию традиционного мировоззрения тюрков Южной Сибири, которое нашло выражение в концептуальной и языковой картине мира, социальном устройстве общества, овеществленном окружении человека.

Известные исследователи Т.Д. Скрынникова, Н.Б. Дашиева впервые в бурятоведении и монголоведении исследовали феномены традиционной культуры монгольских народов в контексте  семиотического анализа. Важный вклад в изучение бурятской культуры внесли работы Д.С. Дугарова, выполнившего с позиций семиотических методов исследования анализ разных аспектов этнических процессов. В частности, им был исследован генезис феномена «белого шаманства» в бурятской традиции, предложена оригинальная версия происхождения многих бурятских и монгольских этнонимов.

3. Выделяется литература, которая с различных позиций рассматривает вопросы развития традиционных обществ исследуемого региона в русле исконной центральноазиатской религии – шаманизма и активно осваивающего пространство кочевников с XVII в. «желтой» религии – буддизма. Это многочисленные работы, посвященные изучению обрядовой стороны религии, в частности, анализу структуры пространства ритуала, состава участников ритуала, обрядовой атрибуции, обрядовым текстам, воспроизводимым в традиции шаманизма и буддизма. Актуальные аспекты религиозной жизни монгольских народов освещались в исследованиях российских и монгольских ученых Л.Л. Абаевой, Л.Л. Викторовой, К.В. Вяткиной, Г.Р. Галдановой, К.М. Герасимовой, Б.Ц. Гомбоева, Л.С. Дампиловой, Н.Б. Дашиевой, Н.Л. Жуковской, В.М. Михайлова, Т.М. Михайлова, Д.В. Цыбикдоржиева, О.А. Шаглановой, С. Бадамхатана, Г. Мэнэса, У. Наранбата, А.Очира, Л. Эрдэнэболда.

В процессе освоения территории сообществом пространство наполняется сакральными символами, в типологии которых выделяются центры и границы заселенных отдельными сообществами территорий, места проявления божественного и многие другие локусы. В этой связи необходимо выделить работы, направленные на изучение структуры сакрального пространства. Главным образом, это работы бурятских исследователей, которые уделяли особое внимание типологии сакральных объектов на определенных территориях, выявлению религиозного содержания, культовой атрибутике, а также анализу их социальных функций. К их числу относятся имеющие аналитический характер работы К.М. Герасимовой, работы содержанием которых стал подробный обзор священных мест, состав и статус религиозных служителей, религиозных практик, характерных для отдельных районов этнической Бурятии (О.А. Шагланова [2007], Б.Ц. Гомбоев [2006]).

4. Особый интерес представляют работы, в которых ставилась цель комплексного изучения отдельных элементов культуры монгольских народов, таких как жилище, одежда, пища. Это работы бурятских ученых конца XIX – начала XX в.в. Ц. Жамцарано, Л. Линховоина, МН. Хангалова, П.П. Баторова, а также работы советского и постсоветского периодов по бурятской и монгольской этнографии -  Д. Майдара, Л.Л. Викторова, Р.Д. Бадмаева, Б.Р. Зориктуева.

5. К отдельной группе относятся работы, освещающие темы общественного устройства бурят, систему родства. В контексте диссертационного исследования эти труды представляют интерес, поскольку в них имплицитно показана  система взаимоотношений членов социума в физическом пространстве в обыденной и сакральной жизни – в жилище, в пространстве общественного ритуала. Ученые П.П. Хороших, Б.Э. Петри, С.П. Балдаев, И.М. Манжигеев, Л. Линховоин, К.Д.Басаева, Г.Р. Галданова, С.Г. Жамбалова, Р.П. Сыденова,  А.Г. Гомбожапов изучали верования, религиозные представления и связанные с ними соционормативные традиции, пронизывающие все стороны жизни населения исследуемого региона, в частности, семейно-брачные нормы,  социальное устройство бурятского общества.

6. С точки зрения целей данного диссертационного исследования, важно представить труды, в которых в связи с изучением мифопоэтических текстов, анализируются мифологические образы пространства. В анализе вопросов формирования эпических традиций, генезиса персонажей эпосов и мифов важную роль сыграли работы, Е.М. Мелетинского, С.Ю. Неклюдова, Л.Г. Скородумовой. Среди работ, в которых изучается мифологическое мироустройство в произведениях устного народного творчества монгольских народов, следует назвать  труды известных бурятских эпосоведов и знатоков фольклора монгольских народов.

7.Для решения задач диссертационного исследования востребованными были работы, освещающие экономическую структуру бурятских хозяйств, основательно исследованных известным историком Бурятии И.А. Асалхановым, который уделял много внимания рассмотрению обычного права бурят, его встроенности в правовую систему Российского государства, а также работы других исследователей, изучавших правовое наследие монгольских народов (Б.Я. Владимирцов [1934], А.Т.Тумурова [2005])

Вопросы, отражающие форму, содержание, структуру и историю формирования жилищно-поселенческого комплекса через обрядовые, материальные, семейно-брачные аспекты, рассмотрены в работах диссертанта, в частности в монографии «Семантика традиционного жилища бурят» [2005] и ряде статей.

Исследовательскую ценность, безусловно, представляет ряд работ, которые относятся к художественной литературе и обычно не рассматриваются в качестве полноценного источника –   прозаические произведения бурятских и русских писателей (Б. Бутунаева, П. Малакшинова, В.Г. Короленко). В диссертации эти произведения являются источниками, поскольку в них насыщенно, подробно и достоверно представлены этнические особенности быта, верований, хозяйственных занятий и взаимоотношения людей, а некоторые работы, по существу, являют собой полную реконструкцию жизненных реалий народа в определенный период истории (дореволюционный быть бурят, Великая Отечественная война, жизнь сельской глубинки).  

Оценивая степень изученности темы, отметим, что, несмотря на обилие  работ, в которых в той или иной степени позиционируется традиционное мировоззрение монгольских народов, проблема, поставленная в диссертационном исследовании, предметом  комплексного изучения не становилась.

Этот фактор обусловил выбор темы и постановку исследовательской цели.

Объектом исследования является традиционная духовная и материальная культура монгольских народов, их предшественников, населявших исследуемый регион в более ранние исторические периоды во всем многообразии своего проявления.

Предмет исследования – механизмы и результаты восприятия мироздания и трансляции представлений монгольских народов о пространстве, его базовых и второстепенных маркерах, деятельность по его освоению.

Целью диссертации является представление целостной системы всего многообразия проявлений традиционной культуры монгольских народов Центральной Азии через устройство окружающего мира и практики его освоения. В данной работе впервые предпринимается попытка представить культуру монгольских народов через призму пространства, поскольку, «вся культура может быть истолкована как деятельность по организации пространства» (Подосинов [1990])

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

  • Выявить механизм освоения пространства жизнеобеспечения в традициях полуоседлой и кочевой культур монгольского мира, выражаемого в практической и сакральной формах. Монгольские народы освоили огромные пространства, включающие несколько географических регионов и характеризующиеся разнообразием ландшафтов: горно-таежные, лесо-степные, степные зоны, полупустыни, пустыни. Широкий диапазон экологических «ниш» обусловил формирование богатой мировоззренческой базы, на основе которой складывались мифологические, этнические образы пространств, формировался механизм постижения и освоения территорий, специфичный для каждой отдельной природной зоны. Культура монголоязычных народов не ограничивается культурой только кочевых этносов – халха, баргу, западных монголов - ойратов и т.д. В нее органично вписалась и полуоседлая культура северных представителей монгольского мира – бурят. В связи с этим поставленная задача представляется актуальной.
  • Проанализировать структуру культурного ландшафта, под которым понимается ряд категорий освоенного пространства, в частности, жилище и жилищно-поселенческий комплекс, дорога и связанная с ней особая культура дороги, сеть сакральных локусов в пространстве жизнеобеспечения монгольских народов.
  • Выявить связи жилища с социальной организацией на основе семантической интерпретации структурных единиц жилищного комплекса монгольских народов.
  • Выполнить анализ мифологического устройства мира, его структуры и основообразующих элементов. Результат исследования – реконструкция образов, структуры, динамики и условий проявления воображаемых миров (Родина, мир мертвых, чужой/иной мир, границы пространств).
  • В мировидении монгольских народов особое место занимают ментальные образы ландшафтообразующих компонентов пространства – гор, равнин, водоемов, рек, лесов. Гора, дерево, водный источник – это главные элементы картины мира монгольских народов, в ведении которых находится вся «механика мира». Правомерно и утверждение, что с этими природными объектами наиболее тесно переплетена жизнь человека и социума. В связи с этим реконструкция образов ландшафтообразующих компонентов пространства представляется актуальной и отвечает задачам исследования.
  • Реконструировать концептуальную модель мира параллельно с восстановлением ее языкового выражения, поскольку за пределами понятийной модели остаются периферийные участки, которые по своему характеру являются сугубо словесными и несут какую-то дополнительную информацию, дополнительно знание о мире.
  • Проанализировать социокультурное пространство, механизм его воспроизводства, выявить коды культуры, используемые в моделировании социокультурного пространства. В изучении этого вопросы мы исходим из понимания, что социальное пространство не является физическим, но оно стремится реализоваться в последнем.
  • Выявить общекультурные закономерности в конструировании образа пространства и специфики модели пространства монголоязычного мира

Хронологические рамки исследования охватывают обширный период времени от появления протомонгольских племен на территории Центральной Азии (II в. до .н..э.) вплоть до этнографической современности. Широкие хронологических рамки исследования определяются выбором объекта и предмета, целью и задачами диссертационного исследования.

Сомнения по поводу возможности восстановления концептуальной картины мира архаичных обществ, возникают у каждого исследователя традиционного мировоззрения. Однако сам предмет исследования – традиционное мировоззрение – образование не только сложное, но и весьма устойчивое во времени, что делает возможным ее реконструкцию. Помехоустойчивость самой системы традиционного мировоззрения  монгольских народов позволяет вынести его исследование за строгие временные рамки, обращаясь как к ранним итогам творческого познания мира, так и к существующим в этнографической реальности социокультурным и мифоритуальным воззрениям и практикам.

Кроме того, иммобильность традиционной культуры монгольских народов, конкретнее её базовой части – системы жизнеобеспечения, обеспечивалась статичными в целом, природно-климатическими условиями региона Центральной Азии. По мнению ученых, предпринимавших подобные исследования «Гипотетически можно предполагать, что многие черты хозяйства, социальной организации, быта и возможно менталитета кочевников монгольских степей были детерминированы специфической экологией обитания подвижных скотоводов аридных зон и в своей основе мало изменились со времени глубокой древности вплоть до рубежа нового времени» (Крадин  [2002]).

Территориальными рамками работы охватывается Центральная Азия, включающая Монголию, Южную Сибирь – пространство расселения монгольских народов. В группу исследуемых народов включены были также калмыки, единственная этническая группа которых, в силу исторических причин является единственным представителем монголоязычного мира в европейской части материка. В качестве сравнительного материала привлекались данные по духовной и материальной культуре соседних с монгольскими тюркоязычных народов Сибири – тувинцев, хакасов, алтайцев, якутов.

Теоретико-методологическими основаниями исследования являются принципы историзма, объективности, ценностный и системный подходы, определяющие сущностную сторону исторического познания.

Принцип историзма позволяет изучать явления культуры в динамике их изменения, становления во времени, развития, когда они рассматриваются как определенная целостность, обладающая имманентным смыслом.

В работе применялись специальные методы исторического исследования: историко-типологический, историко-сравнительный, благодаря которым были выделены группы доминантных символов традиционного мировоззрения из круга объектов природы в культуре монгольских и сопредельных с ними тюркских народов и выполнена реконструкция ментальных образов доминантных символов.
Исследование феномена жилища (и всего жилищно-поселенческого комплекса в целом) в контексте его влияния на формирование определенного взгляда на окружающее пространство осуществлялось с учетом позиций  историко-генетического принципа.  Благодаря использованию этого метода стало возможным проследить содержание и логику развития представлений монгольских народов о пространстве, внеположенного жилищу, проанализировать организационные основы хозяйственной придомовой территории.
  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.