WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Теоретико-методологические концепции искусства и терминология дизайна

Автореферат докторской диссертации по искусствоведению

 

На правах рукописи

    Власов Виктор Георгиевич

             ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ

                        КОНЦЕПЦИИ ИСКУССТВА

                                               И

                       ТЕРМИНОЛОГИЯ ДИЗАЙНА

 

 

    17.00.06 — «Техническая эстетика и дизайн»

 

                                       А В Т О Р Е Ф Е Р А Т      

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения

Санкт-Петербург

2009

                                    Работа выполнена в Санкт-Петербургском

                                     государственном   университете

    

               Научный  консультант:           доктор искусствоведения, профессор

Глинтерник Элеонора Михайловна

              Официальные оппоненты:       доктор философских наук, профессор

Прозерский Вадим Викторович

доктор искусствоведения, профессор

Назаров Юрий Владимирович

доктор искусствоведения, профессор

Некрасова-Каратеева Ольга

                                                                  Леонидовна

Ведущая организация:              Московский государственный

текстильный  университет

им. А.Н.Косыгина                                                            

             Защита состоится 18 декабря 2009 г. в 11 час.

на заседании диссертационного  совета Д 212.236.04 при Санкт-Петер-

бургском государственном  университете технологии и дизайна по

адресу: 191186, Санкт-Петербург, ул.Большая Морская 18,

Инновационный центр

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке  СПГУТД.

            Автореферат разослан    ————————————     2009 г.

            Ученый секретарь

диссертационного совета                                        С.М.Ванькович

                              ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

 Актуальность исследования. Развитие гуманитарного знания в XX веке характеризовалось противоположными тенденциями: дифференционными и интеграционными процессами. Соответствующие изменения претерпевали и методы изучения искусства. С одной стороны, развитие осуществлялось вглубь — предлагались новые термины и нюансированные формулировки, с другой — обобщающие теоретические модели.  Результатом развития обеих тенденций стало усиление  взаимного непонимания теоретиков, историков и практиков разных областей изобразительного, декоративно-прикладного искусства, архитектуры,  традиционных ремёсел и дизайна.

На протяжении столетий терминология  отдельных видов  искусства складывалась  автономно. Культивировались специальные подходы к раскрытию содержания основополагающих понятий. В результате терминология дизайна оказалась отторгнутой от традиционных понятий истории искусства. Углубление специальных знаний достигло  уровня, при котором затруднительно найти универсала, способного взять на себя ответственность за обобщающие формулировки.

Однако главная причина полисемантизма искусствоведческой терминологии имеет объективный характер, поскольку обусловлена метафизической природой  художественной деятельности. Так, например, основополагающее определение композиции с необходимостью включает объективные и субъективные моменты.  Понимание композиции в прикладных искусствах, архитектурном и дизайнерском проектировании отягощено  сочетанием художественных, эстетических и технических  факторов, духовных и утилитарных функций.

Вторая причина, затрудняющая междисциплинарные  исследования — описательный характер дефиниций. В отличие от точных наук, в которых основополагающие понятия могут быть выражены с помощью числовых символов или формул, в искусствознании, эстетике и культурологии основным средством определения понятий является слово, многозначное по своей природе.

Третья причина — многозначность терминов (парадоксальное словосочетание). Термин  призван точно обозначать границы содержания изучаемого предмета и его отношения с другими подобными определениями (дефинициями) в пределах одной области знаний. Термины служат ограничительными знаками (что совпадает с латинским значением слова), они могут существовать и функционировать только в рамках определенной системы (специальной терминологии). Между тем в искусствознании распространены лексемы — одинаковые по форме слова или словосочетания, имеющие разное содержание в различных областях искусства. Например: форма художественная и форма для отливки изделия, конструкция (как структурная основа изображения, в частности живописной картины), конструкция (каркас) в искусстве лепки из глины, строительная конструкция в архитектуре и конструирование как составная часть проектирования. Клеймо — разновидность композиционной организации изображения в древнегреческой вазописи (и вообще в декоративной росписи) и клеймо в значении фирменного знака производителя на изделии. Паттерн — образец в философском смысле и паттерн как трафарет для нанесения орнамента.

Актуальность проблемы терминологии в современном искусствознании имеет и этическую составляющую. Поскольку искусство является важнейшей и необходимой стороной бытия, оно если и не «принадлежит народу» в буквальном смысле, то, безусловно, существует в жизни народа — каждый человек имеет право и даже нравственную обязанность сделать восприятие искусства частью своей духовной жизни. Поэтому историк, теоретик, художественный критик и потребитель искусства обязаны понимать друг друга. В данном случае речь не идет о самом художнике: он никому и ничем не обязан. В отличие от творца остальные участники «художественной коммуникации» вынуждены договариваться. Научная этика требует от исследователя предварительного пояснения смысла используемых терминов. Это особенно важно в отношении искусствознания, где преимущественно используются нюансированные и развернутые  определения.

В постоянной трансформации живого языка — из обычных слов в термины и обратно — в пояснения, комментарии, интерпретации — заключена главная интрига терминотворчества, импульс развития мышления как на уровне коллективного бессознательного, так и на уровне индивидуального научного исследования. В искусствознании более всего распространены дефиниции, имеющие относительный и вероятностный характер: дефиниции-описания (возникающие в результате перечисления некоторого количества значений и признаков), дефиниции-указания (относящие описываемое явление к определенной группе). Э. Панофский в 1950-х гг. предложил в качестве основополагающего метода искусствознания «толкование» (англ. meaning) в качестве «прояснения смысла» произведения искусства путем построения системных дефиниций (иерархии понятий), однако отмечал, что эстетические и художественные характеристики произведения искусства складываются из многих факторов, и их невозможно определить с абсолютной точностью. Основное качество — соотношение содержания и формы (в иной трактовке: духовности и утилитарности) — зависит от «интенции» создателя произведения. Однако эту «интенцию» (лат. intentio — «напряжение, усилие») нельзя «определить с абсолютной точностью». Действительно, таковы самые распространенные искусствоведческие термины: тектоничность и атектоничность, скульптурность и пластичность, живописность и графичность, объемность и плоскостность. Они являются инструментом стилистического анализа и атрибуции произведений искусства поскольку антитетичны (предполагают противоположные значения). Нюансировка этих значений создает дефиниции, которые имеют, пользуясь определением Панофского, родовой характер, т. е. иерархическую структуру (рядоположенность от общего к частному). Эти предварительные выводы дают основание утверждать: системный подход к терминологии  искусства и дизайна  необходим,  возможен  и может быть эффективным.

 Состояние вопроса. Научных исследований, специально посвященных обобщению теоретико-методологических концепций искусства с целью создания единой терминологии  не существует. Поэтому автор  в поисках источников  обратился, прежде всего, к  художественной  традиции.

Наиболее обширной античной энциклопедией искусства является знаменитое сочинение Плиния Старшего (23—79) в 37 книгах, называемое «Естественной историей», или «Естествознанием» (лат. Naturalis Historia). В сочинении Плиния приводятся наименования и объяснения названий огромного количества природных и искусственных материалов, способов и приемов их обработки.

Важное значение в формировании профессиональной терминологии имело сочинение монаха бенедиктинского монастыря Хельмарсхаузен (Германия), мастера Теофила «Записка о разных искусствах» (1110—1120). Мастер Рогир, взявший псевдоним Теофил («Возлюбивший Бога»), обобщил достижения средневековых ремесленников по обработке различных материалов (то, что мы ныне называем художественными ремеслами).

Отдельные высказывания об основополагающих понятиях искусства архитектуры, живописи, скульптуры содержатся в  трудах  Л.Б.Альберти,  Леонардо да Винчи, А. Дюрера, К. фан Мандера, И. фон Зандрарта, Дж. П. Беллори, Дж. П.Ломаццо, Ф. Цуккари многих других художников, теоретиков и биографов. Однако их произведения наивно и эклектично сочетают саморефлексию, автобиографию, размышления о творчестве, едкие замечания о соперниках, жалобы на заказчиков и прочие материальные трудности.

В отечественной историографии новейшего времени «художническую линию» теории искусства представляют литературные труды В. А. Фаворского, А. Д. Гончарова, П. Я. Павлинова, Н. Э. Радлова. Естественно, что художники,  в отличие от академических искусствоведов, наибольшее внимание уделяют закономерностям формообразования и «мышления формой», конкретным способам организации композиционного материала. Основополагающими для теории формообразования в архитектуре, дизайне и прикладных искусствах безусловно следует считать идеи У. Морриса, Г. Земпера, В. Гропиуса. Проблемы композиции в живописи исследованы в трудах М. В. Алпатова, А. В. Васнецова, Н. Н. Волкова, Е. В. Волковой, Е. А. Григоряна, С. М. Даниэля, Я. П. Пастернака, А. В. Свешникова, М. В. Федорова.

Важное методологическое значение в разработке единой системы терминологии имеют труды по теории архитектурной композиции и в первую очередь комментарии В. П. Зубова к трактату Л. Б. Альберти (1935), а также его исследования о византийских и западноевропейских средневековых архитекторах (1940—1950-е гг.). «Теория архитектурной формы» разрабатывалась в исследованиях А. Э. Бринкмана, Н. И. Брунова, О. И. Гурьева, А. В. Иконникова, Г. С. Лебедевой, В. Ф. Маркузона, А. В. Михайлова, Б. П. Михайлова, И. Б. Михаловского, Г. И. Ревзина, М. Р. Савченко.

Вопросам гармонии пропорций в области архитектуры и дизайна посвящены работы В. А. Ганзена, М. Гика, П. А. Кудина, Б. Ф. Ломова, Ю. С. Сомова. Специфику декоративно-прикладного искусства изучали Д. Е. Аркин, А. Б. Салтыков, а позднее Н. В. Воронов, М. С. Каган, К. А. Макаров, Б. А. Смирнов, Т. М. Соколова, С. Х. Раппопорт.

Социальные и философские аспекты архитектуры и дизайна исследованы в трудах В. Р. Аронова, Л. Н. Безмоздина, В. Л. Глазычева, Л. А. Зеленова, М. С. Кагана, К. М. Кантора, К. А. Кондратьева, Л. И. Новиковой, В. О. Родина, И. А. Розенсона, В. М. Розина, В. Ф. Сидоренко, Л. Н. Столовича, В. И. Тасалова. Истории дизайна посвящены работы Н. А. Адаскиной, Н. В. Воронова, М. Э. Гизе, В. Л. Глазычева, Э. М. Глинтерник, Л. К. Грейнер, Л. А. Жадовой, К. М. Кантора, А. Ю. Королевой, Г. Г. Курьеровой, А. Н. Лаврентьева, Л. Б. Переверзева, Е. В. Сидорина, С. О. Хан-Магомедова и многих других.

Вопросы художественного стиля рассматривались в трудах И. А. Бартенева, Ю. Б. Борева, В. П. Бранского, В. В. Ванслова, М. Я. Гинз­бурга, Н. Г. Елинер, А. И. Каплуна, Р. Б. Климова, О. В. Лармина, В. И. Лок­тева, А. Ф. Лосева, В. Ф. Маркузона, В. Б. Мириманова, Д. С. Наливайко, В. Н. Пилипенко, Е. И. Ротенберга, А. Н. Соколова, Т. Д. Соколовой, Л. И. Та­руашвили, Е. Н. Устюговой, А. В. Федорова, М. Н. Шеметовой, Е. Н. Шпи­нарской.

Проблема отношений традиционного художественного творчества и дизайна стала особенно актуальной в середине и второй половине XX в. Первое решение этой проблемы сводилось к определению: «дизайн — не искусство» (Д. Глоаг, 1946). Второе: «дизайн это абстрактное искусство» (Г. Рид, 1954). Третье, компромиссное решение: «дизайн содержит элементы художественного мышления, но полностью ему не тождественен» (Т. Мальдонадо, 1964). Еще одна позиция формулируется следующим образом: «дизайн не равен традиционному искусству, но и не является ни большим, ни меньшим», иначе говоря, дизайн и художественное творчество представляют собой самостоятельные феномены духовной культуры (Б. Блёминк, 2004). При этом, что характерно, большинство западных и российских исследователей не уделяют достаточного внимания размежеванию понятий «искусство» и «художественное творчество», что представляется принципиально важным.

Согласно концепции отечественного исследователя Е. А. Розенблюма (1974), проектировщик использует те же средства, что и художник, поэтому художественное проектирование представляет собой современную форму искусства. Близкую точку зрения обосновывал В. О. Родин (1979). В. Р. Аронов (1984) подчеркивал влияние художественного творчества на проектную практику, наличие прямых и обратных связей между традиционным искусством и дизайном. Различие заключается в том, что дизайн преображает окружающий предметный мир, а изобразительное искусство отражает этот мир в сложных по содержанию и форме опосредованных образах. Однако и то и другое соединяется в эстетических нормах своей эпохи. Согласно Н. В. Воронову (1968), работа дизайнера направлена на интеграцию различных типов творческой деятельности и ей присуща по определению «многофункциональная целесообразность».

В. Л. Глазычев в 1970 г. выдвинул идею о том что, несмотря на различия способов культурной деятельности, их продукты соединяются и целостно функционируют. Следовательно, современный дизайн должен быть предметом искусствоведческого исследования. В 1984 г. В. Ф. Сидоренко предложил использовать понятие проектной культуры, интегрирующее все классические и новаторские методы, способы и приемы творческого мышления.

О. И. Генисаретский (1987), опираясь на концепцию проектной культуры, развивал идеи гуманитарно-художественного значения дизайна в современном мире. С. И. Серов (1991) использовал категорию стиля в отношении графического дизайна. Среди практиков современного дизайна доминирует концепция, согласно которой традиционное изобразительное искусство преобразуется в современную элитарную культуру визуального дизайна (Дж. Нельсон, С. Бартон, Б. Мунари, П. Форназетти, Ф. Кислер, К. Моллино, И. Ногучи). Лишь небольшая часть западных дизайнеров (Д. Джадд, Н. Поттер) решительно разделяют деятельность художника и дизайнера-проектировщика.

Принимая в общих чертах все изложенные концепции, трудно согласиться лишь с одним положением — отождествлением понятий «дизайн», «эстетическая» и «художественная деятельность». Поэтому сомнительным представляется широкое толкование «предметного творчества» как наиболее целостного вида деятельности, интегрирующего в современном мире «архитектонический, предметно-функциональный, утилитарно-функциональный и художественно-образный способы мышления» (М. А. Коськов, 1996). По мнению автора этой концепции, техническая деятельность создает «эстетику целесообразности», «дизайн как интеграционный тип — «художественную целесообразность». Нам ближе традиционное определение художественно-образного способа формообразования как наиболее целостного и синкретичного по своей природе.

Уязвимым следует считать  тезис о том, что в современном мире традиционное декоративно-прикладное искусство «удваивается» в дизайне, а искусство графики заменяется графическим дизайном и торговой рекламой (М. С. Каган, 1997).  Историческая связь и преемственность этих видов творческой деятельности носит более сложный характер. Наиболее перспективной в этом отношении является концепция В. Ф. Сидоренко о современной проектной культуре, объединяющей многие традиционные искусства.

Разрешить теоретические разногласия призваны специальные терминологические словари. Однако в настоящее время эту цель достичь не удается.  Словари имеют преимущественно технический характер. В них подробно представлен инструментарий той или иной формы деятельности, но недостаточно освещены   методологические и теоретические  вопросы.

Словари архитектурно-строительных терминов составляли В. Ф. Волошин и Н. А. Зельтен (1990), А. С. Партина (1994), В. С. Поплавский (1993), Э. С. Юсупов (1994), А. Ф. Гольдштейн (1979), Н. И. Баторевич и Т. Д. Кожицева (2001), Н. Ш. Согоян (2006). Архитекторы-реставраторы Д. А. Шатилов, С. А. Зеленченков, А. Л. Рейман, О. М. Иоаннисян, В. А. Парфенов разработали собственный обширный «Словарь архитектурно-реставрационных терминов». В отличие от предыдущих он построен по системно-иерархическому принципу, отчего имеет преимущество в гносеологическом и методическом отношениях.

В 1968 г. Е. Н. Лазарев опубликовал «Краткий словарь по технической эстетике». С 1982 г. во ВНИИТЭ разрабатывался терминологический аппарат отечественного дизайна. В 1988 г. был опубликован краткий словарь-справочник «Основные термины дизайна» (ВНИИТЭ), в 1994 г. — Краткая энциклопедия дизайна (автор-составитель О. И. Нестеренко). Существует множество интернет-словарей современного компьютерного веб-дизайна.

В меньшей степени разработаны дефиниции традиционного декоративно-прикладного искусства, художественных ремесел, техники и технологии живописи, скульптуры, графики. Имеющиеся справочники, как правило, не структурированы, в них отсутствует либо крайне слабо представлены этимология и семантика понятий.  

Цель и задачи исследования.  Научная цель диссертации заключается в создании  системы терминологии,  позволяющей  целостно рассматривать  понятия философии, эстетики, истории, мифологии, психологии, формообразования, методики и техники искусства, а также применять их к различным  видам эстетической и художественной деятельности.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:

— конкретизировать принципы и методы системного подхода в отношении междисциплинарных исследований в искусствознании;

— проанализировать и обобщить содержание различных теоретико-методологических концепций искусства,  опыт составления терминологических словарей, справочников, глоссариев;

— провести сравнительно-исторический и структурный анализ основополагающих категорий искусствознания — композиции, конструкции, формообразования, метода, стиля — в разных видах изобразительного и декоративно-прикладного искусства, в архитектуре, художественных ремёслах и дизайне;

— определить основные принципы создания целостной структурной модели универсальных категорий, основополагающих понятий и специальных терминов эстетического, художественного и технического формообразования;

— обобщить опыт отечественной школы художественно-промышленного образования в направлении  оптимального сочетания эстетического воспитания, теоретической, общехудожественной и специальной подготовки художников-прикладников и дизайнеров;

— разработать структуру и апробировать системную учебную программу, направленную на воспитание целостного художественного мышления в разных специализациях эстетико-художественной деятельности.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является терминология в  изобразительном и декоративно-прикладном искусстве, художественных ремёслах,  архитектуре и дизайне. Выбор и организация материала определены задачами исследования. Предмет исследования — закономерности системообразующих междисциплинарных связей в изобразительном искусстве, технической эстетике и дизайне.

 Границы  исследования. Диссертация является обобщающим систематическим исследованием, в котором объединены историко-теоретический экскурс, системно-структурные приемы и опыт практической работы. Исследование содержит критический анализ узкоспециальных подходов к разработке профессиональной терминологии, опыта составлений энциклопедий и словарей по отдельным родам, видам и разновидностям искусства. Поэтому применяемый в диссертации метод можно назвать трансморфологическим.

В процессе работы выявилась необходимость учитывания архаичных лексем и устаревших словообразований не используемых в современной практике, но имеющих важный историко-культурный смысл. Равным образом очевидна продуктивность выявления исторических корней и многозначности современной терминологии. Это потребовало изучения этимологии и привлечения специальных этимологических словарей и справочников, консультаций со специалистами.

В исследовании  используются ассоциативный ряд понятий и эвристические приемы, отражающие иррациональную природу художественного творчества.  Объединение терминов мифологии и истории разных видов искусства приводит к осознанию обязательности рассмотрения закономерностей формообразования на историческом фоне конкретных обстоятельств создания произведений. Причем эти обстоятельства необходимо изучать в том числе через слово — этимологию, имена мифологических персонажей, исторических лиц и литературных героев, наименования тем и сюжетов. Таким образом, в словарную структуру включается историография, иконография и иконология. История русского искусства не отъединена от западноевропейского. Историко-этимологический экскурс дополняется в диссертации методической реконструкцией практического опыта работы автора в области декоративно-прикладного искусства, живописи, графики, графического дизайна, а также преподавания рисунка, живописи, графики, теории и практики композиции, истории и теории художественных стилей.  Предлагаемая в диссертации терминологическая модель таким образом развивается художественно-педагогической рефлексией и может служить основой организации обучающих систем.

      Автор выносит на защиту следующие научные положения:                          —   в  дизайне, изобразительном, декоративно-прикладном искусстве, архитектурном проектировании  возможно создание и эффективное функционирование единой системы терминологии. Такая система будет способствовать интенсификации междисциплинарных исследований и оптимально отражать интеграционные  процессы в современном  мире;

—    единая система терминологии основывается на применении системного междисциплинарного подхода и энциклопедического метода изучения искусства;

—   энциклопедический метод предполагает широкое понимание предмета искусства как искусной деятельности, включающей:

а) различные формы изобразительного и декоративно-прикладного искусства;

б) формообразования в традиционных художественных ремёслах;

в) проектирования в области архитектуры и современного дизайна;

—   рассмотрение истории искусства в единстве всех родов, видов, разновидностей и жанров изобразительного, утилитарно-прикладного и конструктивного творчества,  позволяет выявить кардинальные закономерности формообразования и  преодолеть разобщенность отдельных морфологических концепций;

—   сравнительный анализ содержания и формы основополагающих категорий,  общих  понятий и специальных  терминов  необходимо проводить с учетом их исторического развития и внешних  связей.

Научные результаты  исследования:

—   доказано, что перспективы развития дизайна определяются традиционными теоретико-методологическими концепциями,  основной из которых является теория прогрессивного циклического развития искусства;

—   предложена новая морфологическая система традиционных видов искусства, в которую  включен современный дизайн;

—   впервые разработана  система в форме единой модели терминологии  технико-эстетической и художественной деятельности;

—   в качестве оперативного методического приема систематизации исследуемых категорий, понятий и терминов использована таксономия — изучение

свойств объектов в зависимости от их расположения в системе классификации;

—    таксономическая систематизация терминологии позволила выявить девять основных уровней сравнительной типологии, на основе которых  сделаны  методические таблицы, обладающие собственной системностью. Они могут быть использованы в качестве своеобразной «карты последовательного

приближения» для специальных исследований и нюансирования специальной

терминологии: составления глоссариев той или иной области профессиональной деятельности.

Научная новизна исследования.

—    систематизирован и введен в научный оборот обширный материал, ранее не являвшийся предметом дефиниций в словарно-справочных изданиях по искусству;

—   на основе фундаментальных общенаучных категорий  откорректированы

определения понятий формообразования  общие для всех видов искусства;

—   предложен новый системный метод иерархического построения  и сопряжения нескольких уровней типологии  искусствоведческих дефиниций;

—  на основе системообразующих связей предлагаемой терминологической модели разработана новая структура энциклопедических статей для различных справочных изданий  по искусству.

            Научная и практическая значимость исследования.

Предлагаемая в диссертации структурная системообразующая модель терминологии может быть использована специалистами в разных областях технико-эстетической и художественной деятельности —    практиками, историками, теоретиками, мастерами атрибуции произведений искусства. Причем  дефиниции предлагаемой модели могут конкретизироваться, служить основой новых определений, но сама модель не меняется и ее структурные связи  продолжают эффективно функционировать. Этот факт  убедительно подтверждается длительной апробацией научных результатов исследования —  созданных автором  энциклопедических словарей и справочников, внедрением  учебно-методических разработок, педагогической практикой.

Апробация и внедрение результатов диссертации.

Результаты исследования обсуждались на научной  конференции «Время дизайна», Биеннале дизайна «Модулор» (2003, 2005, 2007, Санкт-Петербург), международных симпозиумах «Балтпленэр» (Калининград, 2007, 2008), а также в ряде научных публикаций. Разработана новая методика составления терминологических словарей  по искусству и осуществлены издания: «Иллюстрированный художественный словарь» (1993),  словари терминов: «Архитектура» (2003), «Византийское и древнерусское искусство» (2003),  «Авангардизм, модернизм, постмодернизм»(2005), монографии «Стили в искусстве» (в 3-х т., 1995-1997) и  «Архитектура петровского барокко» (1996). На основе научных положений диссертации создан  «Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства» (в 10 т.,2004-2009). Помимо печатной версии последнее   издание  осуществлено  в сети Интернет.

Материалы диссертации использованы в ряде учебно-методических раз-

работок автора: Программа преподавания художественных дисциплин в структуре  Международного колледжа искусства реставрации» (1991), «Декоративно-прикладное искусство и дизайн» (1996), «Основы композиции декоративно-прикладного искусства» (1997). Создан системообразующий учебный курс «Основы композиционного мышления».

Завершающий этап апробации предлагаемой концепции осуществляется с 2003 г. на кафедре истории русского искусства Санкт-Петербургского Государственного университета и на кафедре искусствоведения Русской христианской гуманитарной Академии, где автор читает курсы «Теория художественного стиля» и «История декоративно-прикладного искусства и дизайна». На уровне магистерской подготовки разработаны курсы «Теория композиции в архитектуре, декоративно-прикладном искусстве и дизайне» и «Теория художественного стиля в отечественной историографии».

Осуществляется проект электронных  изданий: «Русское искусство в контексте европейского развития» (в составе авторской группы кафедры истории русского искусства) и «Энциклопедия художественных памятников Санкт-Петербурга» (совместно с кафедрой музеологии СПГУ). По заказу КГИОП при Правительстве Санкт-Петербурга разработан архитектурный глоссарий.

Структура и объем диссертации.

Диссертация состоит из двух томов. В первый том объемом  380 страниц включены введение, четыре главы, десять принципиальных схем, заключение, примечания и библиография из  940 названий.  Второй том объемом   416 страниц включает Приложения: тематический  рубрикатор терминологии технико-эстетической и художественной деятельности,  альбом из 132 иллюстраций, в том числе с рисунков автора и образцов студенческих работ, выполненных под его руководством.

         КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ             

                                         ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении   даны обоснования актуальности проблемы, раскрыты краткая история изучения и степень разработанности темы, изложена рабочая гипотеза исследования. Сформулированы основная научная цель и рабочие задачи диссертации, научные положения, обеспечивающие принципиальную новизну и актуальность исследования. Дается определение методов, объекта и предмета изучения, конечного научного результата и практического итога всей работы.

                    Глава   первая:      ИСТОРИЯ      ФОРМИРОВАНИЯ     ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К  ИЗУЧЕНИЮ  ИСКУССТВА                                                                                     

     1.1 Энциклопедические сочинения по искусству в эпоху

                         Античности и Средневековья

              В этом разделе диссертации дается краткий обзор предпосылок возникновения и исторического развития энциклопедического знания в области  искусства. Термин «энциклопедия» возник в Древней Греции и означает дословно «обучение по кругу знаний», т. е. минимальный, замкнутый и гармоничный круг предметов, которым должны овладеть свободные юноши, прежде чем перейти к обучению определенной специальности и начать самостоятельный путь в жизни. Древние греки энциклопедий не писали, литературный жанр энциклопедий является римским изобретением. В диссертации   дан анализ сочинениям  Марка Теренция Варрона,  Авла Корнелия Цельса, Плиния Старшего,  Павсания, а также средневековых авторов: Марциана Капеллы, Исидора Севильского, Рабана Мавра, Винсента из Бовэ и других.  Античное понимание энциклопедического знания отличается от современного. В наше время конечная цель энциклопедических исследований — полнота изучения и исчерпанность одного предмета — предполагает, как необходимое условие достижения этой цели, строгое ограничение поля исследования, что исключает анализ внешних связей и, следовательно, отвергает преимущества полноценного системного подхода. Это противоречие усиливается интенсивным притоком новых знаний.  В результате энциклопедическое знание оказывается пленником собственного метода.

  1.2. Терминологические проблемы изучения искусства

                                 в эпоху Нового Времени

          В  эпоху Возрождения, когда начался процесс дифференциации и специализации знаний, жанр энциклопедии не развивался, хотя термин «энциклопедия» продолжали использовать. В 1630 г. немецкий богослов и педагог Й. Х. Альштед дал краткое и емкое определение: «Энциклопедия есть систематический охват всех вещей, подлежащих в этой жизни человеческому изучению». Альштед в своей «Энциклопедии по курсу философии» расположил материал не в алфавитном порядке, а по системному принципу. В диссертации рассматриваются особенности «Толковых словарей» и энциклопедических изданий по искусству XVI—XVIII вв., трудов по эмблематике и иконологии. Особое значение в этом обзоре безусловно занимает французская Энциклопедия Дидро и Д’Аламбера (1751—1765) — единственное произведение в этом жанре, заглавие которого мы пишем с большой буквы. Французская Энциклопедия создавалась многими авторами, но, вопреки логике, интересна не объективностью, а  тенденциозностью, критической направленностью статей, отражающих пафос эпохи Просвещения.  Ее авторы не ставили перед собой задачу создать картину «полного круга знаний». Они расположили статьи по алфавиту, но без видимой логики. Дабы обосновать название «энциклопедия» Дидро и Д’Аламбер после «Предварительного рассуждения» привели обширную классификацию наук. Но единства идеи и систематичности изложения достигнуть в то время было невозможно.

Основной методологической проблемой составления энциклопедий в XVIII— XIX в. оставалась проблема организации фактологического материала. В отличие от словаря энциклопедия предполагает подробный, максимально полный и структурированный обзор содержания каждого понятия. Второе различие заключается в том, что энциклопедии пишут не специалисты или эксперты в какой-либо одной области знаний, а широко образованные и «панорамно-мыслящие» люди.  Словари же составляют эксперты. В результате возникает противоречие. Внутри каждой энциклопедической статьи складывается определенный логический порядок изложения материала. Общую же последовательность статей в энциклопедии удобнее выстраивать по сквозному алфавитному принципу. Таким образом, появляются эклектичность и трудноразрешимая задача увязки разных структурных принципов, учета межпредметных связей и отсылок. «Гнездовой принцип», блестяще разработанный В. И. Далем, и успешно применяемый в лингвистических словарях, для энциклопедических изданий по эстетике, культурологии и теории искусства мало эффективен именно по причине многоаспектных межпредметных связей.

С этих критических позиций в диссертации приведен анализ отечественных  справочных изданий по изобразительному искусству, архитектуре, дизайну, декоративно-прикладному искусству, народным промыслам и художественным ремеслам. Отмечены различия понятий «классификация» и «типология», различия принципов структурирования материала и типологии статей (статьи-обзоры, статьи-справки, статьи-толкования, статьи-отсылки). Сделан вывод, что в жанре классической энциклопедии XVII—XX в. остались нерешенными следующие проблемы:

— принципы взаимодействия эвристического и компилятивного методов работы;

— способы сочетания объективных фактов, полноты их описания, авторской интерпретации и меры субъективной оценки;

— формы соединения авторского изложения материала и коллективной «базы данных»;

— способ структурирования и структура статей.

Выдвигается рабочая гипотеза, основывающаяся на следующем допущении: оптимальное решение названных проблем возможно на основе использования принципа художественного тропа, в частности синекдохи (от греч. «воссоединение»), предполагающего представление целого через его составную часть («часть как целое»). Другими словами, структура каждой словарной статьи должна отражать принципы построения энциклопедии и обратно: общие принципы — воплощаться в построении отдельных статей. Это особенно важно, поскольку согласуется с главным уроком разработок системных междисциплинарных исследований: соответствия методов исследования природе изучаемого объекта. Если предметом нашего изучения является художественное творчество, то и методы исследования, включая его структуру, должны отражать специфику художественно-образного мышления.

Вопреки академической традиции в энциклопедических словарях по искусству не только возможно, но и необходимо выносить в заголовки статей определения еще не имеющие научного статуса термина, т. е. однозначно толкуемого содержания. Для того и пишется статья, чтобы прояснить подобное содержание. Такой подход обеспечивает импульс развития, задает параметры дальнейшего изучения, вносит необходимый диалектический момент, элемент дискуссионности. Здесь также возникает определенное противоречие: энциклопедия по своей природе консервативна, она призвана отражать устоявшиеся знания, но в то же самое время, должна обладать просветительским пафосом, ведь она создается не для специалистов, а для широкого круга читателей. По остроумному замечанию А. М. Ранчина «энциклопедическая статья, являющаяся оригинальным научным текстом,— это блестящее нарушение правил жанра».

Важной особенностью формулировок заглавий в искусствоведческо-энциклопедических изданиях является использование распространенных предложений, различных лексических форм идентичных понятий, развернутых формулировок, поскольку именно такие формы в наибольшей степени соответствуют художественному содержанию статей. Формулировки  имеют собственную типологию, в которую входят наименования исторических эпох, периодов, типов искусства, классов, родов, видов, разновидностей и  жанров, направлений, течений, стилей и школ, методов, способов и приемов  работы, используемых материалов,  инструментов и приспособлений. Терминология в энциклопедическом исследовании искусства превращается в типологию наименований. Поэтому границы историко-теоретического экскурса с необходимостью включают имена собственные: исторические топонимы, гидронимы, этнонимы, наименования тем и сюжетов, имена исторических лиц и мифологических героев, символы и эмблемы, названия выдающихся произведений искусства,  памятников  истории и культуры. Этимологическая справка не должна ограничиваться переводом иностранного термина на русский язык, но  максимально полно раскрывать «историческую жизнь» слова на географической карте культуры — его  движения и  преобразования.

Глава вторая: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ   КОНЦЕПЦИИ   ИСКУССТВА В  КОНТЕКСТЕ

                              ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДИЗАЙНА

     

            2.1. Формирование методологии системного подхода и междисцип-

                   линарных исследований в новейшем искусствознании

            В искусствознании основы структуралистского подхода разрабатывали А. Ригль и Х. Зедльмайр. Историю «детерминизма в искусствознании» излагал Ж. Базен. Согласно концепции  Зедльмайра, становление «истории искусства как науки» демонстрирует четыре фазы, или этапа. Первый — этап стилистической критики, накопления знаний, публикации и каталогизации произведений искусства. Второй этап характерен созданием «абстрактной теории стиля» основанной на трудах А. Ригля и Х. Вёльфлина и выработкой основных понятий искусствознания (1900—1920-е гг.). Третий этап заключается в применении к искусствознанию методов структурного анализа художественных произведений. Четвертый этап (начиная с 1950-х гг.) отличается «взламыванием» традиционной синхронистической (одномерно-линейной) истории искусства и осознанием «структурной необходимости произведения искусства».  Во второй половине XX в. постструктуралистская философия и эстетика разрушила и эти представления, акцентировав иррациональную сторону художественного мышления. Постструктуралисты отрицали системность искусства как объекта исследования. Однако в результате их деятельности были сформулированы принципы, имеющие важное значение для системного изучения терминологии искусства:

—единственно верная интерпретация произведения искусства невозмо-

можна;

— язык исследования искусства обладает теми же качествами, что и художественное произведение;

— искусствознание изучает не объект действительности, а лишь его интерпретации, причем таких интерпретаций множество;

— исследования в области гуманитарных знаний носят метафорический характер и относятся к жанру художественной эссеистики;

— дефиниции искусствознания имеют символический смысл и являются мифологемами (художественно-образными аналогами явлений).

В СССР в 1960—1970-х гг. интенсивно разрабатывалась  системная методология, основывающаяся на понимании объекта исследования как целостной системы необходимых и достаточных для ее функционирования элементов, закономерно связанных между собой. Применение этой методологии в искусствознании предполагает как минимум два допущения: объект исследования представляет собой систему и такая система познаваема. В гуманитарных науках системную методологию в нашей стране разрабатывали И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, А. И. Уёмов, Э. Г. Юдин. В эстетике и культурологии — М. С. Каган. Применительно к дизайну методику системного подхода впервые применил Е. Н. Лазарев (1984).

В докторской диссертации «Дизайн как технико-эстетическая система» Е. Н. Лазарев рассмотрел дизайн не в качестве метода проектирования отдельной вещи (даже если она включена  в систему проектирования, производства и потребления), а как «динамическую субъектно-объектную систему»; сначала в предметной данности, а затем в динамике (включающей функциональный, исторический и прогностический аспекты).

В результате новых подходов системная методология стала трактоваться более сложным образом, с учетом того, что произведения технико-эстетической и художественной деятельности в каждом отдельном случае отражают уникальный сплав универсальных закономерностей и индивидуальных особенностей, и ни в коем случае не сводимы к явлениям низшего порядка: духовных к материальным, художественных к эстетическим, эстетических к техническим, а последних к природным объектам. Именно этот тезис является исходным для определения основополагающих категорий искусствознания, таких как творческий метод, композиция, стиль, образ.

Совместное (синергетическое) изучение смежных наук — необходимое, но не единственное условие подлинно научной междисциплинарной методологии. Междисциплинарный подход, предполагающий изучение одного предмета с позиций представителей разных областей знания и одним исследователем с разных сторон, именуют многоуровневым и многоаспектным. Для его эффективного применения необходимо соблюдать следующие правила:

— определение области изучения в качестве интерканонического (пограничного) объекта в системе традиционной квалификации;

— выбор комплексных методов (аспектов разных наук), соответствующих свойствам исследуемого объекта;

— приведение к целостному виду семантической системы проблем, возникающих при использовании методов разных канонических наук;

— формулирование на основании полученной системы (отношений и связей объектов и методов их изучения) научной гипотезы;

— проверка (доказательство) научной гипотезы эмпирическим исследованием.

Основным критерием, по которому определяется научная ценность междисциплинарных исследований, отличающих их от банальных спекуляций, является соответствие системных методов исследования природе изучаемого объекта.

2. 2 Теория прогрессивного циклического развития искусства и                                                        перспективы развития дизайна

             Среди многих концепций исторического развития искусства наиболее близкой энциклопедическому мышлению и продуктивной в отношении создания единой системы терминологии является  теория прогрессивного циклического развития искусства. Эта теория восходит к классическим трудам Я. Буркхардта и Х. Вёльфлина об отношениях понятий «Ренессанс-Барокко». Сходные идеи в искусствознании развивал Б. Р. Виппер, в истории Н. Я. Данилевский, Ф. Ф. Зелинский, в философии культуры Дж. Вико, О. Шпенглер, А. Тойнби, Н. Ф. Федоров. В 1920-х гг. в Париже на семинарах в Коллеж де Франс, руководимых А. Бергсоном французский католический философ Э. Леруа и русский естествоиспытатель В. И. Вернадский формировали концепцию ноосферы — духовной, мыслимой Вселенной. В дальнейшем Вернадский в переписке с П. А. Флоренским придал этой идее форму, соотносимую с традициями русской религиозной философии. Теорию Вернадского развивал во Франции П. Тейяр де Шарден, а  в России — этнограф и географ Л.Н. Гумилев.

Согласно теории этногенеза, разработанной Гумилевым, происхождение и развитие отдельных этносов, а с ними и «вспышек» культуры («пассионарных толчков») представляет собой естественный, природный процесс, такой же необратимый, как и все процессы в биосфере земли. «Пассионарные толчки» — флуктуации (колебания) биохимической энергии живого вещества периодически происходят в том или ином регионе планеты. Они порождают движение, особенности которого зависят от внешних факторов: географии, климата, экономических и социально-политических условий (в концепции английского историка А. Тойнби такой процесс назван: «Вызов-и-Ответ»).

Сходную теорию разрабатывал в 1920-х гг. математик, живописец и поэт Александр Леонидович Чижевский, сотрудник и помощник К. Э. Циолковского, изложивший ее в книге «Физические факторы исторического процесса» (1924). Его однофамилец — филолог Дмитрий Иванович Чижевский, с 1921 г. работавший в эмиграции, основываясь на теории «флуктуаций ноосферы», предложил схему чередования противоположных типов культуры, впоследствии получившую наименование «Маятник Чижевского». Согласно этой схеме,  выделяются традиционные «пары понятий»: Ренессанс и Барокко, Классицизм и Романтизм, Реализм и Модернизм. Первая пара понятий известна по трудам  Буркхардта и  Вёльфлина, две других рассматривались в трудах последующих поколений историков искусства. Д. И. Чижевский утверждал, что каждый первый член этих пар «ориентирован на содержание», второй — «на форму», при этом дистанция между парами в историческом времени увеличивается, отсюда образное сравнение с маятником. Так Ренессанс и Барокко противостоят друг другу, но между ними существует преемственность и тесное взаимодействие, породившее множество переходных форм. Классицизм и Романтизм исторически взаимосвязаны, но со временем  стали обозначать два почти непримиримых полюса мировоззрения, а между Реализмом и Модернизмом лежит настоящая пропасть.

В диссертации критически анализируется содержание понятий «Маятника Чижевского» в свете научных публикаций последних десятилетий. Далее излагается содержание «теории прогрессивного циклического развития искусства», созданной замечательным русским ученым Ф. И. Шмитом. Эта теория развивает и суммирует все предыдущие концепции. Шмит исходил из основных положений немецкого классического искусствознания о периодической повторяемости основных фаз развития художественных стилей, прежде всего в архитектуре: от тектонических к атектоническим, от замкнутых форм к пространственным, от статичных к динамичным... В то же время в этом непрерывном движении нет абсолютно схожих моментов, отсюда не только цикличность, но и «прогрессивность».

Ф. И. Шмит условно выделил шесть «комплексов», или стилей, составляющих замкнутый цикл — «основную единицу общехудожественного процесса». Идея концепции заключается в том, что искусство, исчерпав внутренние ресурсы развития в границах исторического цикла, в определенный момент разрушается, чтобы на следующем уровне повторить развитие. Переход от одного цикла к другому не эволюционен; между циклами происходит «перерыв», искусство «отдыхает». Исподволь происходит формирование элементов нового художественного стиля. Развитие, хоть и прерывистое, циклическое, происходит от создания «общих представлений» к «единичным» и от «объективных стилей» к «субъективным», то есть путем, противоположным научному познанию мира. Существование каждого цикла инициируется развитием какого-либо одного элемента, который должен получить в течение этого цикла полное воплощение. После чего цикл «взрывается», потому что проблема образа «смещается» к следующему элементу.  Теория Шмита осталась незавершенной (в 1933 г. ученый был арестован и отправлен в ссылку за «антинаучный буржуазный формализм», в 1937 г. расстрелян).

В диссертации сделана попытка на основе масштабного графика историко-художественного процесса проиллюстрировать идею Ф. И. Шмита эволюционной спиралью, «нить» которой не прерывается, и на каждом витке движется обратно-поступательно — в противонаправленном движении (рис. 1). Таким образом, в прерывистость и замкнутость циклов, не преодоленных «формальными теориями» Х. Вёльфлина, О. Шпенглера, Д. И. Чижевского, Ф. И. Шмита, вносится момент непрерывности и преемственности развития. В то же время противонаправленные витки «эволюционной спирали» объясняют периодическую смену эстетических ориентиров в истории искусства — античности по отношению к Средневековью, Средневековья к эпохе Ренессанса, и последней — к Барокко и Новому времени. В этой схеме «кульминационные точки» пассионарности как бы зависают одна над другой, разделенные столетиями. Многое повторяется, но не буквально. Чем менее выражено различие двух архетипов мышления — рационального и иррационального, лежащих в основе классической оппозиции вёльфлиновской теории и «маятника Чижевского» (Ренессанс-Барокко, Классицизм-Романтизм) — тем менее различаются стили и сильнее скручивается эволюционная спираль. Так, например, неостили XIX в. не столь отличны друг от друга, как их прототипы — исторические художественные стили XVI—XVIII вв., отдельные течения модернизма и постмодернизма XX в. еще более эфемерны и кратковременны. Эта прогрессирующая тенденция демонстрирует «коллапс стиля» на рубеже XX—XXI вв. Возможно, что свернувшаяся спираль, пройдя через критическую точку (об этом писал в 1978 г. В. Н. Прокофьев) снова начнет «разворачиваться», но не в привычных нам «парах понятий», а в ином поле эпохи информационных технологий. Пирамида, наподобие той, что представлял себе Леонардо да Винчи в качестве структурной основы идеальной живописной картины, может служить универсальной моделью человеческого мышления; две зеркально расположенные пирамиды — зеркалом основной коллизии развития культуры нашего времени.

Далее показано,  как  устаревшая в отдельных положениях теория Шмита может найти применение и дальнейшее  развитие в  исследовании

отношений традиционных форм изобразительного искусства и новейших течений дизайна. Два основных направления постмодернистского  искусства

— неомодернизм и традиционализм — могут  быть  объединены  экспериме-

нтальными формами дизайна и развитием «примиряющей» крайности класси-

ческих и постклассических антиномий формообразования  проектной культуры будущего.

В диссертации предложена система основных категорий формообразования, которая, дополняя и развивая существовавшие ранее концепции, конкретизирует идею эволюционной спирали исторического развития искусства и одновременно может служить своеобразным системным словарем — глоссарием — методики стилистического анализа и атрибуции произведений искусства (табл. 1).

Уровни

формообразования

Художественные направления

Классицизм

Романтизм

архетип мышления

рациональный

иррациональный

способ формообразования

«формосложение»

«формовычитание»

тип композиции

замкнутый

открытый

доминирующие

композиционные связи

координационные

субординационные

направленность формы

горизонтальная

вертикальная

средства гармонизации

симметрия

метр

рациональные отношения величин (модульность)

асимметрия

ритм

иррациональное

пропорционирование

(иррегулярность)

качества формы

конструктивность

тектоничность

уравновешенность

фронтальность

скульптурность

графичность

осязательность

деструктивность

атектоничность

динамичность

ракурсность

пластичность

живописность

иллюзорность

Табл. 1. Основные категории формообразования

в постренессансный период развития европейского искусства.

                 Глава третья: КЛАССИФИКАЦИЯ  И ТИПОЛОГИЯ      УНИВЕРСАЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ, ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ И СПЕЦИАЛЬНЫХ ТЕРМИНОВ  ТЕОРИИ ИСКУССТВА  И  ДИЗАЙНА        

3. 1. Понятия композиции и конструкции в истории архитектуры

и  изобразительного искусства

Композиция — одна из основных категорий художественного творчества. В самом общем значении, вопреки дословному значению термина — наиболее сложный и совершенный тип структуры — художественно-образный. В диссертации приведены   определения этого термина, обозначены различия понятий «композиция» и «конструкция». Конструкция представляет собой не художественно-образный, а исключительно утилитарный, или функциональный, тип структуры, в которой все элементы связаны таким образом, чтобы оптимально выполнять свою функцию. Если композицию можно сравнить с живым организмом, то конструкция — «механизм», который должен работать отлажено как часы. По известному определению Н. Н. Волкова, композиция это «конструкция для смысла». Иными словами, композиция — смысловая целостность, в которой все элементы строго связаны между собой.

В конструкции каждый элемент «знает свое место» и выполняет определенную функцию. В архитектуре — это строительная конструкция, обеспечивающая прочность, устойчивость и правильное использование зданий. В различных видах изобразительного искусства — живописи, графике, скульптуре — структурная (визуальная) основа изображения, придающая ему зрительную прочность, ясность, «выстроенность», убедительность. В истории искусства принцип конструктивности был абсолютизирован в течении конструктивизма.

В современном понимании композиция это не статичная и незыблемая система,  а динамичная, исторически развивающаяся целостность, в каждом конкретном случае (произведении искусства) представляющая собой уникальный сплав всех элементов содержания и формы. Каждая композиция представляет собой не механическую совокупность элементов, а систему исторических разновременных, разностадиальных моментов. Являясь частью истории, произведение искусства во всех аспектах является исторической системой и таковым должно быть анализировано. Композиционная целостность представляет лишь один из множества вариантов непрерывного и развивающегося взаимодействия универсального и актуального, вечного и современного, общего и частного, закономерного и случайного. Поэтому в композиции в отличие от компоновки не может быть незыблемых правил, законов, рецептов, а существуют лишь исторические закономерности и тенденции развития художественного мышления. Композиция — это духовный феномен, материализующийся частично и несовершенно. Иначе — открытая модификационная структура «со многими степенями свободы». С другой стороны, очевидное наличие архетипов — условных инвариантов композиционной целостности, одинаково понимаемых всеми простых и ясно читаемых формальных образований, обеспечивает возможность художественной коммуникации автора и зрителя (потребителя). Поэтому композиция в изобразительном искусстве, архитектуре и дизайне может служить предметом изучения и преподавания.

В диссертации анализируются и обобщаются основные положения гештальтпсихологии, в частности наблюдения Р. Арнхейма, теория А. Хильде­бранда, изложенная им в знаменитой книге «Проблема формы в изобразительном искусстве» (1893), теоретические работы выдающегося графика и педагога В. А. Фаворского. Теоретико-методической основой данного и последующих разделов диссертации стали также труды Н. Э. Радлова, А. Д. Гончарова, Л. Ф. Жегина, Б. А. Успенского, П. А. Флоренского, педагогический опыт работ выпускников академической мастерской Д.Н.Кардовского и В. И. Шухаева  — С.Л.Абугова, В. В. Владимирова,  С. А. Петрова.

Своеобразной творческой лабораторией  стало изучение классических живописных картин XV—XVIII вв. Как показал дальнейший ход исследования, на примере анализа  живописных картин классической западноевропейской живописи нагляднее всего демонстрируются инварианты композиционной организации изображения. В этом отношении примером послужили аналитические «штудии» картин из собрания петербургского Эрмитажа художников группы «Эрмитаж» по руководством Г. Я. Длугача (1969-1997), исследование С. М. Даниэля «Картина классической эпохи: Проблема композиции в западноевропейской живописи XVII в.» (1986), работы А. В. Свешникова.

             3. 2. Стиль как искусствоведческая категория. Понятия историче-

ского типа искусства, направления, течения, школы

Проблемам художественного стиля за последние годы посвящены многие работы: очерки,  статьи, диссертации. В данном разделе приводятся различные определения термина «стиль», формировавшиеся в истории искусства, подвергается критическому анализу традиционное определение художественного стиля как «исторически сложившейся устойчивой общности образной системы, средств и приемов художественной выразительности, обусловленной единством идейного содержания». В современном понимании стиль представляет собой не устойчивую общность, а динамическую целостность содержательно-формальных элементов, постоянно меняющуюся во времени.

Второй  особенностью стиля является то, что стилистические качества не локализуются в границах отдельного произведения искусства.  Для определения стиля необходимо мысленно выстроить ряд произведений, объединяемых по сходству признаков, и тогда  станет  ясен феномен стиля.

Третья особенность состоит в непреднамеренности стиля. Если художник в процессе создания произведения  думает о стиле, заранее решает, каким в стилистическом отношении будет результат, он из творца превращается в стилизатора. В то же время необходимо различать целостную стилизацию, выступающую в качестве  творческого метода, и фрагментарную стилизацию, или частные приемы декоративной стилизации отдельных форм. Также важно различать понятия, образующие последовательность восходящих ступеней творческой активности — интенции создателя: копирование, компиляцию, репликацию (творческое повторение), реминисценцию (ассоциативное воссоздание), реставрацию (рациональное воссоздание), интерполяцию (внедрение с изменением смысла), интермедиацию (внедрение произведения или его части в сложившееся целое), реновацию (воссоздание с частичной модернизацией),  реконструкцию (пересоздание).

Стиль складывается  в соотнесенности с историческим временем. Можно сказать, что стиль — это художественное переживание  времени (тогда результатом художественного переживания пространства является композиция).  И. Тэн определял стиль в качестве «последней координации» всех элементов художественного произведения «в состоянии духа». Существенным является определение феномена стиля данное Э. Гомбрихом как «вчувствования» по формуле «образ минус объект», т. е. того субъективного, что привносит художник в свое произведение.

Для более детального определения категории стиля в диссертации используется концепция о параллельном существовании, развитии и взаимодействии в истории искусства двух основных художественных направлений: Классицизма и Романтизма. Художественное направление — категория не стиля а, мировоззрения: совокупности взглядов, воззрений, идей, оформленных в виде трактатов, манифестов, публичных дискуссий (например: «Спор о древних и новых» в XVII столетии). Исторические связи художественных направлений порождают множество, также параллельно развивающихся и взаимодействующих стилей, образующих в каждом отдельном случае сложную метаструктуру. Отсюда тезис о том, что «чистых стилей в искусстве не бывает», а есть только их разновидности, и что в каждую историческую эпоху существует несколько стилей: один зарождается в недрах другого, в «критических формах» (определение Х. Зедльмайра) старого стиля нарождается новый. Именно таким образом, в результате соединения элементов исторических стилей Барокко и Рококо в XVIII в. сложился историко-региональный стиль немецкого барокко. Использование форм итальянского барокко, французского классицизма, голландской и английской архитектуры стало основой стиля «петровского барокко» первой четверти XVIII в. в Петербурге. Переосмысление французского Классицизма и итальянской классики с учетом национальных традиций привело к формированию оригинального стиля русского классицизма, а воссоединение идей Классицизма и Романтизма в XIX в. стимулировало развитие русского академического искусства. Исторически обоснованными являются термины «барочно-рокайльный стиль», «барочная готика», или «готическое барокко». Подобные стилевые метаморфозы не являются эклектикой (вторичным, сознательным смешиванием элементов разных стилей).

Периодическое обновление стиля охватывает все уровни организации художественного произведения: содержание и форму, иконографию и композицию, цвет и свет, форму и пространство, линии и массы, технику обработки материала. Таким образом, категория стиля является синтезирующей по своей внутренней природе. Стилеобразование пронизывает собой все уровни историко-художественного процесса. Однако категория стиля имеет и внутреннюю иерархическую структуру.

Вначале целостность формальных качеств складывается на уровне техники работы отдельного мастера, в иных случаях  достигает качеств индивидуальной манеры. На такой базе при благоприятных условиях может сложиться общность технических и композиционных свойств, служащих основанием для формирования школы.

Понятие школы имеет собственную многоуровневую внутреннюю структуру. Школы могут возникать по близости манеры и техники к выдающемуся мастеру и работе его мастерской (понятия «мастерской», «круга мастера»), по этническому признаку (национальная школа), по географическим границам (региональные школы), по связи с каким-либо учебным центром (академические школы). В целом в понятии «школа» более выражен топографический критерий, чем хронологический, школы привязаны к определенному месту, стили — к эпохе. Однако и в этом правиле возможны исключения, зависящие от вида и разновидности искусства. Отдельные стилистические качества, как и традиции техники обработки материала, присущие ведущим мастерам и созданным им школам могут (не во всех случаях) соединяться на уровне стилистических течений. Те, в свою очередь, слагаться в местные, историко-региональные стили. И, наконец, на базе историко-региональных стилей при благоприятных условиях  могут возникать крупные исторические стили, или «стили эпохи». Это объясняет крылатую фразу Винкельмана: «Стиль может явиться только после школы». Однако сложившиеся стили — не частое явление в истории искусства, существуют, согласно концепции Е. И. Ротенберга, и внестилевые явления.

Многоуровневую иерархическую структуру понятия «стиль» можно графически изобразить в виде пирамиды (табл. 2) и «читать» ее снизу вверх, от низших уровней к высшим, или сверху вниз. Смысл не меняется, поскольку в истории имеют место и нисходящие и восходящие движения.

                                  идеальные    представления

уровни обобщения дефиниций

категории

искусствознания

исторические

художественные стили

систематизация

методы изучения

конкретно-

историко-региональные

стили

классификация

исторические

понятия

стилистические

течения

и

типология

 

историко-региональные

школы

 

описательные

индивидуальные

художественные стили

обобщение практи-

дефиниции

манеры

ческого опыта

технические

термины

техника искусства

эксперимент

                            материальная    действительность

Табл. 2. Внутренняя иерархическая структура категории «стиль».

В методике стилистических атрибуций,  научных исследованиях и даже в обыденной речи не следует говорить «стиль Классицизм» (слово «классицизм» в именительном падеже обозначает художественное направление, т. е. является обозначением определенного мировоззрения, а не стиля). Желательны определения: «здание в стиле екатерининского классицизма в Петербурге второй половины XVIII в.» или «памятник московского классицизма начала XIX в.». Нюансированные определения и развернутые формы стилистических характеристик позволяют избежать схематизма, уберегают от вульгаризации и отражают специфику искусствоведческих дефиниций (табл.3).

Векторы формообразования

место:      топография искусства

время: хронология искусства

исторические эпохи и периоды

исторические типы искусства

основные художественные направления постренессансного искусства

Классицизм

Романтизм

исторические художественные стили

«объективные»

«субъективные»

стили Классицизма

стили Барокко

историко-региональные художественные стили

римский классицизм начала XVI в.

французский классицизм втор. пол. XVII в.

европейский неоклассицизм втор. пол. XVIII в.

екатерининский классицизм в России втор. пол. XVIII в.

александровский классицизм в России  нач. XIX в.

французский ампир

русский ампир

неоклассические течения нач. XX в.

римское барокко XVI—XVII в.

фламандское барокко XVII в.

испанское барокко XVI—XVIII в.

немецко-австрийское барокко XVIII в.

ультрабарокко XVII—XVIII в.

«русское барокко» конца XVII в.

«петровское барокко» перв. четв. XVIII в.

елизаветинский барочно-рокайльный стиль в России середины XVIII в.

индивидуальные художественные стили

стилистические качества произведений искусства

Табл. 3. Типология художественных стилей постренессансного искусства.

Помимо классических модификаций понятий «стиль» история дизайна XX в. сформировала понятия стайлинга (стилизации формы изделий), фирменного стиля, стиля одежды, стиля жизни... Однако эти определения выходят за границы морфологии классического искусства, предполагают иные понятийные основания и их следует рассматривать отдельно.

3.3. Морфологический анализ: границы предмета и метода архитектуры,

традиционного изобразительного и декоративно-прикладного искусства,

художественных ремесел и дизайна

Термин «морфология» (учение о форме и ее развитии) применяли в Средневековье и в Новое время в лингвистике, естествознании. В 1971—1972 гг. М. С. Каган использовал термин «морфология» для обозначения «внутреннего строения мира искусств», т. е. системы классов, родов, видов, разновидностей и жанров искусства. В основу такого разделения автор положил онтологический критерий — то, как произведения искусства реально существуют в материальной действительности — физическом пространстве и времени. М. С. Каган трактовал онтологию «как некую материальную конструкцию», хотя и оговорил, что произведение как духовный феномен, безусловно, к материальной конструкции не сводится. Предложенная М. С. Каганом схема, детально разработанная в книге «Морфология искусства» (1972), а затем в  труде «Эстетика как философская наука» (1997) и других работах, не учитывает феноменологию и психологию искусства, а также многообразие формообразования в декоративно-прикладном искусстве и дизайне. Ранее в книге «О прикладном искусстве» (1961) М. С. Каган трактовал этот вид художественного творчества как исключительно бифункциональный, подобный архитектуре, и полностью отверг специфику декоративного искусства. К тому же архитектонический («неизобразительный») способ формообразования понимался также весьма схематично.

В данной диссертации принята более сложная концепция, учитывающая специфику технико-эстетического формообразования и исторической динамики предметно-функциональной структуры «технических видов искусства». Приводится исторический анализ изменения формы и функций предметов, которые вначале возникали в качестве простейших конструкций в ответ на формирование утилитарных потребностей, затем, по мере развития и усложнения, трансформировались в формы, имеющие эстетическую ценность, а впоследствии — в художественные образы тех же самых форм. Эта схема близка концепции Г. Земпера, позволяющей преодолеть антиномию «изобразительных» и «неизобразительных» искусств и разработать основы единой теории формообразования в технико-эстетической и художественной деятельности.

В диссертации проведен исторический обзор формирования морфологических концепций, начиная с античности. Более детально изложена теория Г. Земпера о происхождении всех видов «пространственных искусств» из четырех изначальных «технических родов деятельности»: плетения (ткачества), искусства керамики, тектоники (строительства из дерева) и стереотомии (строительства из камня). Показано как один род деятельности постоянно переходит в другой, формируя новые виды и разновидности искусства. В качестве примеров практической реализации подобной концепции названы разработанная Земпером экспозиция Южно-Кенсингтонского музея в Лондоне (1852) и «Музея сравнительной скульптуры», созданного Э. Виолле-ле-Дюком в Трокадеро в Париже (музей действовал в 1882—1937 гг.).

Из отечественных исследователей специфику декоративно-прикладного искусства наиболее последовательно и обстоятельно  изучал А. Б. Салтыков. Он доказывал, что утилитарные вещи, не имеющие вначале ни эстетической, ни художественной ценности, со временем, в ходе исторического развития, могут стать произведениями прикладного искусства (т. е. определенным образом сочетать утилитарную и художественную функции), а затем, при определенных условиях, утилитарная функция может стать символичной, и в «снятом виде», опосредованно выражать «сопутствующие предмету чувства, представления, настроения». Все вещи, окружающие человека в повседневной жизни, претерпевают эволюцию функциональной структуры. Иными словами, они располагаются в функциональном пространстве на оси «практическое — художественное», поэтому «все сферы созидательной активности человека являются в той или иной степени бифункциональными, а соотношение практического и художественного начал может служить сущностным основанием для выделения ее типов» (М. А. Коськов, 2001).

Таким образом, предметно-функциональная структура смещается в направлении художественности,  место художественно преображенных вещей занимают новые утилитарные конструкции, которые также обречены на исторические метаморфозы. В тексте диссертации приводятся конкретные примеры из истории декоративно-прикладного искусства, доказывающие эту тенденцию. Условная схема «предметного поля» (табл. 4) показывает многообразие типологии изделий, которые можно подразделять по родам (функциональной структуре), видам (объемно-пространственной структуре), типам (технологии изготовления) и разновидностям (доминирующему способу формообразования). Границы между родами, типами, видами и разновидностями изделий подвижны и проницаемы (на схеме они обозначены пунктиром) и вся структура находится в постоянном движении и историческом развитии.

Художник-прикладник использует способы, средства и приемы, свойственные другим видам «пространственных искусств». Причем их использование не всегда обусловлено разделением на форму и декор. Форма сосуда, к примеру, может строиться на основе архитектонического способа формообразования. Поэтому столь часты сравнения тектоники сосуда и архитектурного ордера. Но она может иметь скульптурный или пластический характер, ее силуэт может быть живописным или графичным. Декор, в свою очередь, -  скульптурным, живописным или графическим либо соединяющим все формы, но он также обретает качества архитектоничности благодаря взаимосвязи с конструкцией предмета.  Следовательно специфика традиционного декоратив-

но-прикладного искусства заключается в творческом методе, объединяющем

все стороны ремесленной и художественной деятельности человека, а также способы формообразования присущие в отдельности  архитектуре, скаульпту-

ре, живописи, графике.

ВИД

РОД

РАЗНОВИДНОСТЬ

функциональная структура

декоративные предметы

изделия многоцелевого назначения

утилитарные вещи

объемно-пространственная структура

объемно-пространственные композиции

монументально-декоративная скульптура

сервизы

дизайн

интерьера

посуда

архитектонический

доминирующий способ формообразования

объемные формы

фарфоровая пластика

вазы

 

ювелирные

 

скульптурно-архитектони-

ческий

плоскостные изделия

панно

витражи

шпалеры

декоративные ткани

блюда

украшения

 

книжная

иллюстрация

орнаментация тканей

графический дизайн

живописно-графический

уникальные

серийные

массового производства

технология изготовления

ТИП

Табл. 4. Предметное поле традиционного декоративно-прикладного искусства.

 Далее прослеживаются основные этапы становления и развития дизайна, его  отношений с традиционными видами  искусства. Особенное внимание уделено переходу от классического дизайна как проектирования отдельных вещей по принципу: функция — форма — качество (что можно рассматривать в качестве развития классической триады Витрувия: польза — прочность — красота) к программному, или системному, дизайн-проектированию.

Следующий этап — так называемое функциональное проектирование — ориентировано не на воспроизводство вещей, а на моделирование процессов жизнедеятельности и вычленение из них функций, которые посредством конструирования могут быть «предметно оформлены» (В. Ф. Сидоренко, 2007). Но как только и эта стадия была технически исчерпана, сложилась иная потребность — культурной ориентации проектирования, поскольку назревал конфликт общественных потребностей и качества (в широком смысле слова) промышленной продукции. Во второй половине XX в. проектировщики стремились обращаться не к вещи, а к человеку. Дизайн превращался в метод прогнозирования и системного моделирования эстетических и художественных потребностей человека. Он стал близок и одновременно далек от традиционного художественного творчества. Оказалось, что область дизайнерской деятельности заключена между двумя полюсами: техникой и искусством, отражающим жизнь, в том числе и технику. Причем «чем ближе дизайн оказывается к полюсу техники, тем больше в нем проступает творческое, личностное начало. И наоборот, чем ближе дизайн оказывается к полюсу искусства, тем более он объективирован поступательным движением научно-технического прогресса и кажется внеличностным» (В. Р. Аронов, 1995).

В конце XX в. возникло новое направление — «перспективный дизайн». В этом направлении дизайнер создает не вещь и не ее рациональную конструкцию, а лишь «образ рациональности», желаемое, но не действительное. Новое гуманитарное направление призвано преодолеть разобщенность родов творческой деятельности человека — создавать проекты, показывающие какими должны быть вещи и каким должен быть человек, потребляющий эти вещи. Таким образом, с одной стороны дизайн наследует гуманитарные функции традиционного художественного творчеств, а с другой — имеет футурологическую направленность. Понятие «смыслообраза как формы существования проектной темы» и проектной культуры, интегрирующей различные формы творческой деятельности, разработанные В. Ф. Сидоренко, в значительной степени снимают морфологические  противоречия современной теории искусства.

В период постмодернизма второй половины XX века сформировалось два основных  направления: традиционализм и неомодернизм. Современный дизайн  «являет миру образ проектной культуры», ядром которой является художественность, «через нее дизайн входит в мир художественной культуры и в сферу творчества, для которой несущественны границы между искусством и проектированием» (В. Р. Аронов, 1995). Современная дизайн-деятельность не только интегрирует многие традиционные направления, но и переводит их на новый качественный уровень проектной культуры XXI века (табл. 5).

неомодернизм

классическая морфология искусства

сопряжение проектности и художественности

авангардные и

модернистские

течения

инсталляции

арт-дизайн

классический

(промышленный)

дизайн

основные

разновидности

функционального

дизайна

интегрирующая

проектная

культура

академическое

искусство

декоративно-

прикладное

искусство

народные

промыслы и

художественные

ремесла

традиционализм

Табл. 5. Современная морфология искусства   

 

Глава четвертая:  РАЗРАБОТКА УНИВЕРСАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ «МЫШЛЕНИЯ ФОРМОЙ» В ЭСТЕТИЧЕСКОМ, ХУДОЖЕСТВЕННОМ И ТЕХНИЧЕСКОМ ФОРМООБРАЗОВАНИИ

4.1. «Теория двух установок зрения» и ее методическое значение в истории отечественной художественно-промышленной школы

Среди многих проблем формообразования в изобразительном искусстве ключевой является проблема отношения формы к пространству. В российском искусствознании начала XX в., когда закладывались основы новой художественной школы, именно эта проблема стала актуальной для создания новаторской методики преподавания искусства, причем, что особенно важно, в системе, как позднее ее стали называть, художественно-промышленного образования.

В третьей главе диссертации прослеживаются истоки этой методики. В конце XIX — начале XX в. ее основы закладывались в Германии, на родине классического искусствознания. В Мюнхене, в небольших частных художественных школах А. Ашбе и Ш. Холлоши учились в то время многие русские художники. Среди них были В. В. Кандинский, Д. Н. Кардовский, И. Э. Грабарь, М. В. Добужинский, В. А. Фаворский. Кардовский после обучения вернулся в Петербург, Фаворский — в Москву. Учеником и последователем Кардовского был Н. Э. Радлов, который письменно изложил оригинальную концепцию преподавания искусства, названную им теорией «двух установок зрения». Суть теории и основанной на ней методики заключается в том, что возможность изобразительного процесса, в частности рисования и живописи с натуры, основывается на двух допущениях: либо мы смотрим на мир, используя далевую установку зрения, стараясь увидеть изображаемые предметы как бы издали, плоскостно, силуэтно, уподобляя их плоскости листа бумаги или холста, либо, напротив, представляя изобразительную поверхность глубоким пространством и мысленно помещая в него изображаемые предметы. В одном случае «общим знаменателем», как пишет Радлов, будет плоскостность, во втором — пространственность. Идея «двух знаменателей» и «двух способов видеть» заимствована Кардовским и Радловым из концепции Вёльфлина-Хильдебранда, практики «Римского кружка» (А. Хильдебранд, Х. фон Маре, К. Фидлер), немецкой гештальтпсихологии, и на первый взгляд кажется слишком абстрактной: ведь в  художественном творчестве происходит попеременное использование и соединение обеих «установок». Но эта концепция имеет очевидное преимущество в методическом плане, поскольку позволяет строить преподавание, основываясь на определенном методе и принципе расчленения учебных задач.

Одним из учеников Кардовского в петербургской Академии художеств в 1906—1912 гг. был В. И. Шухаев, из мастерской которого вышли выдающиеся впоследствии педагоги ленинградской художественно-промышленной школы. В. А. Фаворский с 1921 г. работал в московском ВХУТЕМАСе, в 1923—1925 гг. был ректором. В Москве Фаворский, усвоив теорию А. Хильдебранда, создал оригинальную концепцию преподавания искусства, разработал программы: «Введение в теорию пространственных искусств», «Теория композиции» и «Теория графики». В диссертации приведены тезисы программы «Теории композиции» и дан анализ ее основных положений. Раскрывается дальнейшая судьба теории «двух установок зрения», ее использование в методике преподавания рисунка и живописи двух основных художественно-промышленных школ: ЛВХПУ им. В. И. Мухиной в Ленинграде и Строгановского училища в Москве в 1960-1980-х гг.

4.2. Исторические предпосылки и формирование

теоретико-практического системообразующего курса

«Основы композиционного мышления»

В этом разделе диссертации изложена краткая история становления и развития методики преподавания искусства в отечественной художественно-промышленной школе: в классах «мастерств и ремесел» Императорской академии художеств, Рисовальной школе Общества Поощрения художеств, Строгановском училище в Москве и  Центральном Училище технического рисования барона Штиглица в Петербурге. Проведены параллели между педагогической системой Баухауза в Германии и новациями ВХУТЕМАСа — ВХУТЕИНа 1920-х гг.

Анализируя опыт работы художников группы «Эрмитаж», методические разработки скульптора В. В. Владимирова, художников-педагогов С. А. Петрова, П. И. Пуко, Д. А. Шувалова, а также многолетний собственный опыт работы в качестве преподавателя рисунка, живописи и композиции, автор диссертации предложил ряд тем для изучения и практического освоения, которые  составляют специальный курс «Основ композиционного мышления». Назначение курса состоит в том, чтобы выполнять функцию связующего звена между изучением всеобщей истории и теории искусства, предметами общехудожественной подготовки (учебный рисунок, живопись, лепка) и специальными дисциплинами художественно-промышленного вуза (специальная композиция, проектирование).

Междисциплинарное взаимодействие учебных задач обеспечивается спецификой учебных тем, призванных стимулировать творческое мышление студента. Поэтому такой курс назван системообразующим. В приложении к диссертации даны иллюстрации — учебные работы, выполненные студентами экспериментальных групп за период 1970—2000-х гг.

4.3. Построение структурной модели категорий, понятий и терминов

эстетического, художественного и технического формообразования

Достижение главной научной цели диссертации — построения целостной  структурной  модели системной терминологии предполагает соблюдение двух основных условий. Такая модель должна иметь системный характер, т. е. обладать внутренней иерархической структурой, а также адекватно отражать имманентные закономерности связей основополагающих категорий, общих понятий и специальных терминов в названных областях творческой деятельности человека.

В данном разделе диссертации проанализированы сложности на пути достижения этой цели, известные в искусствознании под обобщающим названием «изображение и слово»: специфики визуальных и понятийных форм выражения. Приведены примеры понятий с «исторически подвижным» смыслом: омонимов (одинаковых по написанию, но разных по смыслу слов), синонимов (различающихся написанием, но тождественных по смыслу), паронимов (близких по форме, но разных по содержанию), понятий и терминов, которые со временем меняли свой смысл, иногда на противоположный. Подобные метаморфозы являются типичными для истории искусства. Таким образом, еще одним важным условием создания действенной системы терминологии является учитывание исторического развития значений.

Исходя из принципа историзма, следует признать необходимым включения в систему терминологии так называемых архаизмов, устаревших понятий, имеющих, тем не менее, важный историко-культурный смысл и являющихся существенными реалиями истории культуры. Специфичными для искусствознания представляются художественные тропы: термины-метафоры, метонимии, эпитеты, а также имена собственные: антропонимы, топонимы и другие. Отсюда необходимость использования «практических транскрипций» (термин А. М. Сухотина) при переводе иностранных названий на русский язык. Важнейшим принципом является антитетичность терминологии искусствознания, впервые отмеченная Э. Панофским. Распределение основных категорий по парам-оппозициям традиционно и должно сохраняться.

Следующее условие — обязательное нюансирование рабочих определений, необходимость которого была показана на примере определений художественных стилей.

Аналогии, но не тождественность смыслов идентичных по форме терминов в разных родах и видах искусства доказывает актуальность трансморфологическго подхода. Историческое изменение значений категорий и понятий, общих для разных видов искусства делает обязательным их сравнительный анализ.

Выделенные нами закономерности объединяются понятием энциклопедического метода исследования. Наряду с традиционными: историко-описательным, сравнительно-историческим, структурно-аналитическим, идеографическим, иконологическим, психологическим и другими, в диссертации дается определение энциклопедического метода изучения искусства, предполагающего рассмотрение предмета во многих отношениях и связях с другими предметами, но основывающемся на труде одного человека. Один автор, безусловно, не может все знать, но только один автор в состоянии, устраняя противоречия отдельных концепций, выработать цельный взгляд и привести к непротиворечивому единству систему категорий, понятий и терминов искусства. По определению Д. Дидро, энциклопедический метод призван «отображать порядок и взаимную связь человеческих знаний», а также «указывать наиболее важные детали». Основой энциклопедического метода является таксономия — системная классификация понятий. Таксономическим (от греч. taxis — «расположение, порядок») называют метод исследования, основанный на систематизации и изучении свойств объектов в зависимости от их порядка и распределения в системе классификации.

Таким образом, энциклопедический метод исследования является синтезирующим, объединяющим методические приемы иных методов. Систематизируя огромный фактологический материал, собранный в процессе работы над энциклопедическими словарями с 1993 г. по настоящее время, автор, используя эмпирический способ индукции (логических умозаключений от частных случаев к общим), составил тематический рубрикатор терминологии, включающий семь разделов  по три рубрики в каждом. Такой рубрикатор и словник к нему, включающий 24 622 исходные лексемы, помещены в приложении к диссертации.

Широкий междисциплинарный подход позволил сделать ряд частных выводов относительно количественного соотношения терминов по  рубрикам, различной семантической емкости понятий, их историческом движении, закономерной повторяемости в разных разделах с изменением словообразования и нюансов смысла, что отражает их действительные исторические связи. Вариативность близких по смыслу лексем, имеющих отношение к разным рубрикам, не противоречит их иерархической взаимосвязи.

Сопрягая тематические разделы классификации с целью выявления координационных и субординационных межпредметных связей основополагающих категорий, общих понятий и специальной терминологии, получаем обобщающую модель системы терминологии эстетической, художественной и технической деятельности (табл. 6).

При разработке такой модели выяснилась необходимость ее дополнения новыми рубриками, заполняющими «недостающие клетки». Далее, на основе полученной модели были составлены развернутые таблицы по девяти основным разделам. Они приведены в тексте диссертации. Наименования таблиц-разделов условны, но они возникли из потребности сопряжения разных уровней классификации понятий: общеэстетического, психологического, морфологического, исторического, топографического, хронологического, иконологического, методического и технического. Каждая таблица может служить инструментом дефиниций в той или иной области работы.

предметно-функциональная классификация понятий

иерархические уровни системы

основополагающие категории творческой деятельности

I. Методология эстетической и художественной деятельности

IV. Морфология эстетической и художественной деятельности

VII. Историко-аналитический  уровень классификации понятий

1. Категории  философии искусства

2. Категории общей структуры эстетической  и художественной деятельности

1. Структурные уровни  формообразования

2. Классы, роды, виды,   разновидности и жанры  искусства

1. Исторические типы искусства.

2. Историко-региональные художественные стили

основные понятия формообразования

II. Психология творческого процесса

V. Морфоиконология искусства

VIII. Морфотипология  формообразования

1. Понятия структуры психической деятельности

2. Понятия деятельностной структуры творческого процесса

1. Семантические уровни формообразования

2. Синтактика  творческого процесса

1. Морфология формообразования

2. Основные уровни  композиционного процесса

специальная терминология

III. Предметно-методический уровень классификации понятий

VI. Методика  формообразования

IX. Изучение и сохранение произведений искусства

1. Содержание уровней формообразования

2. Содержание основных этапов творческого процесса

1. Структурные уровни формообразования

2. Методическая структура композиционного процесса

1. Типология памятников истории и культуры

2. Структура исследовательско-экспози­ци­онной деятельности

Табл. 6. Обобщающая модель системы терминологии эстетической, художественной

и технической деятельности.

         На основании проведенного исследования в соответствии с его целью и задачами формулируются следующие выводы:

1. Создание целостной, непротиворечивой и эффективной на практике системы терминологии для различных видов технико-эстетической и художественной деятельности возможно  при соблюдении двух основных условий: применения системного междисциплинарного подхода и энциклопедического метода изучения искусства. Системный междисциплинарный подход к рассмотрению терминологии в традиционном изобразительном, декоративно-прикладном искусстве, архитектурном и дизайнерском проектировании, народных промыслах и художественных ремеслах назван в диссертации трансморфологическим.

2. Необходимым условием энциклопедического метода изучения искусства является объединение в одной терминологической модели понятий философии и психологии творчества, эстетической теории, всеобщей истории искусства, теории формообразования в разных видах «пространственных искусств», методики преподавания искусства, воспитания композиционного мышления.

3. Энциклопедический метод является синтезирующим. Он объединяет методические приемы сравнительно-исторического, иконологического, структурно-аналитического, системно-обобщающего методов, также особенности синергетического (совместного) изучения смежных наук разными специалистами, многоуровневый и многоаспектный подходы. Однако энциклопедический метод подразумевает работу одного человека, который, используя результаты частных исследований и смежных наук, может устранить противоречия отдельных концепций, выработать цельный взгляд и привести к непротиворечивому семантическому единству систему категорий, понятий и терминов искусства. Вторым этапом применения энциклопедического метода является апробация полученных результатов представителями разных наук эмпирическими методами.

4.  Трансморфологический подход  является оптимальным для изучения искусства, поскольку именно в целостном взаимодействии основных компонентов творческой активности человека - познавательной, ценностно-ориентационной (эстетической), синергетической (сотворческой), коммуникативной (функции общения) - заключен феномен художественности.

5. Понятия «искусство», «эстетика», «красота», «художественность», «проектирование», «дизайн» находятся в сложных, исторически меняющихся отношениях связи и различия. Они не тождественны, но и взаимосвязаны. Исторические тенденции таковы, что эти понятия сближаются. Поэтому в основу данного исследования положено широкое понимание искусства как качественного уровня любой профессиональной («искусной») деятельности, охватывающей многие виды и разновидности технического, эстетического и художественного творчества.

6. Таким образом,  трансморфологический подход и энциклопедический метод изучения искусства отражают интеграционные и, одновременно, дифференционные процессы развития культуры в современном мире.

7. Включение современного дизайна в  систему морфологии традиционных видов искусства путем сопряжения разных уровней классификации позволили построить целостную структурную  модель системы категорий, основных понятий и специальных терминов художественного, эстетического и технического формообразования.

8. Практической реализацией трансморфологического подхода и энциклопедического метода изучения искусства является программа учебного системообразующего курса «Основы композиционного мышления». Программа такого курса принципиально позволяет реализовать междисциплинарные связи историко-теоретических, общехудожественных и специальных дисциплин в процессе подготовки дизайнеров, архитекторов-проектировщиков и художников прикладных специальностей.

  Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

        Монографии и справочные издания:

  1. Власов В. Г. Иллюстрированный художественный словарь. — СПб. : АО «ИКАР», 1993. — 272 с.
  2. Власов В. Г. Архитектура «петровского барокко»: Эпоха, стиль, мастера. — СПб. : Белое и Черное, 1996. — 158 с.
  3. Власов В. Г. Стили в искусстве: Словарь в 3-х тт. — СПб.: Кольна.—Т.I,

1995.—672 с. —Т.II, 1996.—544 с.—Т.III, 1997.—656 с.

  1. Власов В. Г. Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства: в 4-х тт.—СПб.: Лита.—Т.I, 2000.—864 с.—Т.II, 2000.—848 с.—

Т.III, 2000.—848 с.—Т.IV, 2001.—832 с.

  1. Власов В. Г. Архитектура: Словарь терминов. — М. : Дрофа, 2003. — 191 с.
  2. Власов В. Г. Византийское и древнерусское искусство: Словарь терминов. — М.: Дрофа, 2003. — 221 с.
  3. Власов В. Г., Лукина Н. Ю. Авангардизм. Модернизм. Постмодернизм : Терминологический словарь. — СПб.: Азбука-классика, 2005. — 320 с.
  4. Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства: В 10 тт.— СПб.: Азбука-Классика. —Т.I, 2004.— 576 с.—Т.II, 2004.

—710 с. — Т.III, 2005.—745 с.— Т.IV, 2006.—752 с.— Т.V, 2006.—759 с.

—Т.VI, 2007.—592 с.—Т.VII, 2007.—912 с.—Т.VIII, 2008.—844 с.—Т.IX,

2008.—766 с. —Т.X, 2009. —926 с.

  Статьи из Перечня, рекомендованного ВАК:

  1. Власов В. Г. Из истории энциклопедического изучения изобразительного искусства // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Вятка, 2009. — № 7.
  2. Власов В. Г. К определению понятия «декоративность» в различных видах изобразительного искусства. — Электронный научный журнал «Архитектон: известия вузов». — УРАЛ ГАХА, 2009. — № 26.
  3. Власов В. Г. О границах предмета и метода традиционного декоративно-прикладного искусства. — Интернет журнал «Культура и общество» (ГЛОБЭКС). — М.: МГУК, 2009.
  4. Власов В. Г. О связях и различиях методики системного подхода и междисциплинарных исследований в искусствознании // Известия высших учебных заведений. — М. : МГУП, 2009.
  5. Власов В. Г. О системном походе к терминологии в художественном, эстетическом и техническом формообразовании. — Интернет журнал «Культура и общество» (ГЛОБЭКС). — М. : МГУК, 2009. — № 4.
  6. Власов В. Г. Проблема композиции в отечественном искусствознании XX века // Известия высших учебных заведений. — М. : МГУП, 2009.
  7. Власов В. Г. Русская школа декоративно-прикладного искусства какодин из источников современного дизайнерского образования. — Электронный научный журнал «Архитектон: известия вузов». — УРАЛ ГАХА, 2009. — № 26.
  8. Власов В. Г. Теория «двух установок зрения» и методика преподавания искусства // М. : «Дом Бурганова» : Пространство культуры. — 2009.—

№  3. — С.65— 76.

  1. Власов В. Г. Теория прогрессивного циклического развития искусства в российском искусствознании. Истоки ее формирования и перспективы // Известия высших учебных заведений. — М. : МГУП, 2009.
  2. Власов В. Г. Фаворский и ВХУТЕМАС // М. : «Дом Бурганова» : Пространство культуры. — 2009. — № 2. — С. 170—181.

  Учебно-методические разработки:

  1. Власов В. Г. Методические рекомендации к учебным заданиям по курсу графики. — Л. : ЛВХПУ им. В. И. Мухиной, 1983. — 35 с.
  2. Власов В. Г. Программа преподавания художественных дисциплин в структуре Международного колледжа искусства реставрации «ИКАР». — Л. : СП «Икар», 1991. — 51 с.
  3. Власов В. Г. Декоративно-прикладное искусство : Программа курса. — СПб.: Образование, 1996. — 12 с.
  4. Власов В. Г. Композиция в изобразительном и декоративно-прикладном искусстве : Программа курса. — СПб. : Образование, 1997. — 6 с.
  5. Власов В. Г. Основы композиции декоративно-прикладного искусства. — СПб. : Образование, 1997. — 79 с.
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.