WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Планктонные фораминиферы позднего мела Восточно-Европейской платформы и ее южного обрамления: зональная биостратиграфия, смена на главных рубежах, палеоокеанологические реконструкции

Автореферат докторской диссертации по геологии-минералогии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 

Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, геологический факультет, кафедра региональной геологии и истории Земли

На правах рукописи

Копаевич Людмила Федоровна

Планктонные фораминиферы позднего мела Восточно-Европейской

платформы и ее южного обрамления: зональная биостратиграфия, смена

на главных рубежах, палеоокеанологические реконструкции

Специальность 25.00.03 - палеонтология и стратиграфия

Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук

Москва-2011

1


Работа выполнена на кафедре региональной геологии и истории Земли геологического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова

Официальные оппоненты:

Доктор геолого-минералогических наук,

профессор                                                                      Ирина Александровна Михайлова

Доктор геолого-минералогических наук,

ведущий научный сотрудник                                           Элеонора Михайловна Бугрова

Доктор геолого-минералогических наук,

ведущий научный сотрудник                                             Александр Геннадьевич Матуль

Ведущая организация:                                                    Палеонтологический институт РАН

Защита состоится 21 октября 2011 г. в 14 час.ЗО мин на заседании диссертационного совета Д.501.001.87 по палеонтологии и стратиграфии при Московском государственном университете по адресу 119991, ГСП-1, г. Москва, Ленинские горы, ГЗ МГУ, сектор «А», геологический факультет, аудитория 415, barskov@hotmail.com

С диссертацией в виде научного доклада можно ознакомиться в библиотеке геологического факультета МГУ (ГЗ МГУ, сектор «А», 6-й этаж)

Диссертация в виде научного доклада разослана                                    21 сентября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совет

кандидат геолого-минералогических наук                                               Т.В. Кузнецова

2


Введение

Актуальность. Фораминиферы относятся к группе одноклеточных организмов (Protista) с наружным скелетом, которые имеют кальцитовую, арагонитовую или агглютинированную раковину. Их скелеты обнаружены в морских, реже солоновато-водных осадках от кембрия до голоцена включительно.

Образ жизни фораминифер определяют развитие двух групп - бентосных (БФ) и планктонных (ПФ). Большинство являются бентосными, но существенная часть мезо-кайнозойских форм вела планктонный образ жизни. Длительное существование фораминифер в истории Земли от древнейших раннепалеозойских представителей до обитателей современных акваторий обусловлено их высокой адаптационной способностью, которая проявляется в разнообразии морфотипов. Следствием этого является высокое многообразие местообитаний и освоение различных экологических ниш. Они жили и живут на различных уровнях в толще воды, но в осадках встречаются совместно.

Первые упоминания о фораминиферах известны давно, однако прогресс в их изучении связан с развитием нефтяной геологии и разбуриванием закрытых территорий, датированием и корреляцией разрезов скважин, так как иногда они являлись единственными представителями органических остатков.

Начавшееся с середины прошлого столетия активное изучение ПФ остается актуальным до настоящего времени. Это связано со следующими причинами:

  1. Относительно низкое разнообразие и сравнительно легкая идентификация; широкое пространственное распространение - от полярных широт до экватора, от мелководных эпиконтинентальных морей до открытых океанических бассейнов.
  2. Начиная с юрского периода, и вплоть до настоящего времени они являются одним из главных компонентов морских осадков.
  3. ПФ служат прекрасными био-маркерами, так как многие таксоны обладают узким стратиграфическим и широким площадным распространением.

4.   Для территории распространения мелководно-морских отложений, а также для

бореальных разрезов ПФ практически не используются в стратиграфических схемах.

5.     В закрытых районах они могут являться главным инструментом для

биостратиграфических построений.

  1. Состав комплексов ПФ и соотношение их с другими группами простейших (в частности радиоляриями) отражают параметры водных масс и служат прекрасным инструментом для их реконструкци.
  2. Несмотря на высокую степень изученности, остается еще много нерешенных вопросов, касающихся изменений ПФ на критических рубежах позднемеловой эпохи, их взаимоотношений с окружающей средой, роли в палеоокеанологических реконструкциях.

Исследования выполнялись при финансовой поддержке РФФИ (гранты 00-05-64917,02-05-64576; 03-05-64330; 05-05-64623, 05-05-65157, 06-05-65172; 08-05-00283); проектов «Научные школы» НШ-326.2003.5, НШ-5280.2006.5, НШ-841.2008.5; грантов от компании Conoco Phillips, а также в рамках международной программы Пери-Тетис (1995-1998), гранта INTAS (1994-1996) и совместного гранта Московского государственного университета и Бельгийской академии наук (1998-1999).

Цель и задачи работы. Целью работы являлось обоснование стратиграфического значения ПФ, их роли в палеогеографических реконструкциях и восстановлении характера водных масс для Восточно-Европейской платформы (ВЕП) и ее южного обрамления; установление изменения морфологии ПФ на критических рубежах позднемеловой эпохи, характера эволюции в контексте современных представлений о развитии этой группы. Для достижения поставленной цели нужно было решить следующие задачи:

1. Проанализировать распределение ПФ в опорных разрезах и выделить зональные или характерные комплексы для каждого из изучаемых регионов с использованием данных предшествующих исследователей. Предложить уточненные зональные шкалы и провести их сопоставление с таковыми смежных регионов и со стандартной шкалой.

3


  1. Выявить дополнительные событийные уровни с целью детализации зональной шкалы, особенно вблизи границ ярусных и подъярусных подразделений.
  2. Проанализировать поведение ПФ на критических рубежах позднего мела с целью выяснения особенностей жизненной стратегии и путей эволюции этой группы.

4.     Установить этапность в развитии глоботрунканид на основе анализа

морфологических изменений в строении раковины и смены систематического состава

комплексов.

  1. На основе количественной обработки комплексов фораминифер уточнить и дополнить реконструкцию палеогеографии Восточно-Европейской платформы и ее южного обрамления в переломные моменты позднемеловой эпохи.
  2. Синтезировать данные, полученных по ПФ, с информацией по другим группам микрофоссилий (в частности, радиоляриям) для восстановления характера водных масс на разных участках изучаемого региона.

Научная новизна и практическая значимость.

1. Впервые для ВЕП и Мангышлака составлена схема расчленения верхнемеловых отложений по ПФ, включающая 12 подразделений в ранге слоев.

2.Уточнена и дополнена зональная шкала для Крымско-Кавказского региона.

3.  Внутризональные событийные уровни позволили детализировать стратиграфические

схемы и осуществить межбассейновую корреляцию.

4.    Предложенные схемы служат существенным дополнением к региональным

стратиграфическим шкалам и должны использоваться при разработке легенды к

геологическим картам.

  1. В развитии ПФ выделены поли- и олиготаксонные этапы развития, смена которых определялась изменениями параметров водных масс (события дефицита кислорода, климатические флуктуации, изменения глубины и солености). Флуктуации состава комплексов ПФ на критических рубежах вырыжаются в резком сокращении таксономического разнообразия, изменении жизненной стратегии и частичном или полном вымирании высокоспециализированных таксонов.
  2. Анализ количественного состава комплексов фораминифер и типа осадконакопления позволил восстановить характер водных масс на территории ВЕП и ее южного обрамления в переломные этапы развития (поздний сеноман, ранний кампан, поздний Маастрихт). Установлены эпизоды проникновения тетических (поздний сеноман-начало турона, пограничный турон-коньякский интервал, терминальный Маастрихт) и бореальных (сантон и кампан) водных масс на ВЕП.

6. На основе соотношения фораминиферы/радиолярии удалось выделить зоны микроапвеллингов на рубеже сеномана и турона в Крымском и Северо-Кавказском регионах и установить этап похолодания, связанный с сантон-кампанской границей.

Апробация работы и личный вклад автора. По теме диссертации опубликовано 156 работ. Из них 58 статей в изданиях по перечню ВАК, 9 коллективных монографий, 27 статей в прочих изданиях. Результаты многократно докладывались на международных и всероссийских совещаниях (всего опубликовано тезисов 62). В том числе они были доложены на: Всероссийских совещаниях по меловой системе (2002, 2004, 2006, 2008 и 2010 гг.); на 2 международном симпозиуме по геологии Восточного Средиземноморья (Израиль, 1995); международных симпозиумах по меловой системе (1995; 2000; 2005, 2009); на заседании меловой подкомиссии по границе коньяка и сантона, Бильбао, 2002; 2 международном конгрессе «Биосфера и эволюция (Лаутраки, Греция, 2008.), 5 Всероссийском литологическом совещании в 2008 г. (Екатеринбург); на ежегодной сессии «Палеострат» (Москва) - 2006, 2008, 2009, 2010гг.; Всероссийских заседаниях Палеонтологического общества в Санкт-Петербурге (2008, 2009, 2010); международном микропалеонтологическое совещании в Новосибирске в 2008 г. и международном микропалеонтологическом симпозиуме в Польше в 2009 г; 3, 4 и 5 Международных конгрессы «Environmental Micropalaeontology, Microbiology and Meiobenthology» (Вена, 2002;

4


Испарта, 2004; Мадрас, 2007); 10 совещании по эволюционной биологии (Марсель) в 2006 г.; на научных чтениях в МГТА, посвященных памяти М.В.Муратова в 2010 г.

Научные результаты автора как руководителя и как соисполнителя вошли в отчеты по восьми грантам РФФИ, по грантам научных школ, по международным программам Пери-Тетис и грантам INTAS.

Личным вкладом автора является решение проблемы корреляции верхнемеловых отложений Восточно-Европейской платформы и ее южного обрамления по ПФ на основе анализа важнейших био- и геособытий.

ОСНОВНЫЕ ЗАЩИЩАЕМЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

  1. Уточненная зональная схема расчленения верхнемеловых отложений Крымско-Кавказского региона по ПФ с выделенными внутри зон событийными уровнями. Схема включает 14 зональных подразделений и две подзоны. Возраст зон уточнен в соответствии с современными представлениями о границах ярусных и подъярусных подразделений международной шкалы. Предложено инфразональное расчленение пограничных альб-сеноманского, сеноман-туронского, коньяк-сантонского интервалов на основе анализа изменения систематического состава планктонных фораминифер.
  2. Схема расчленения верхнемеловых отложений по ПФ для ВЕП и Мангышлака. Выделенные в ранге слоев 12 подразделений сопоставлены с региональными зонами по другим группам макро- и микрофоссилий. Для ВЕП особенно важна корреляция со слоями по радиоляриям.

3.      Морфофункциональные изменения раковин планктонных фораминифер,

количественные флуктуации комплексов связаны с переломными моментами позднемеловой

эпохи (терминальный сеноман, ранний кампан, поздний Маастрихт). Именно эти рубежи

определили ход эволюции группы.

  1. Модель эволюции глоботрунканид, в которой установлены три продолжительных политаксонных этапа (поздний альб-сеноман, средний турон-сантон, середина раннего кампана-маастрихт) и три кратковременных олиготаксонных интервала (граница сеномана и турона, терминальный сантон-ранний кампан, терминальный маастрихт-начадо дания). Каждому этапу свойственен собственный набор типов раковины, определенный тип жизненной стратегии и эволюционного развития, свой уровень таксономического разнообразия.
  2. Распределение водных масс и их связь с особенностями палеогеографии ВЕП и ее южного обрамления на протяжении позднего мела на основе количественного анализа комплексов фораминифер с привлечением других геологических и палеонтологических данных. На всей изучаемой территории установлены: эпизод дефицита кислорода на сеноман-туронской границе, похолодание в начале кампана и тетическая трансгрессия в терминальном Маастрихте.

Благодарности.   Необычайно ценным для автора были руководство и совместная

работа с |Д.П.Найдиным|, |Н.И.Маслаковой|, Т.Н.Горбачик. Работа всегда находила понимание и одобрение А.Ю.Розанова, И.С.Барскова. Автор глубоко признателен А.С.Алексееву, помощь, поддержка и конструктивная критика которого сыграли решающую роль в определении тематики и структуры работы. Совместная работа с сотрудниками кафедры региональной геологии и истории Земли во главе с ее заведующим профессором А.М.Никишиным, постоянный интерес с их стороны к проводимым исследованиям стимулировали осуществление и завершение работы. Автор благодарен коллегам, с которыми связаны многолетние совместные исследования - В.Н.Беньямовскому, В.С.Акимец, Э.О.Амону, Е.Ю.Барабошкину, В.С.Вишневской, А.Б.Веймарну, P.P. Габдулл ину,     Ю.О.Гаврилову,     В.И.Гладковой,     А.Ю.Гужикову,     О.Б.     Дмитренко,

В.И.Железко|, А.В.Иванову,  ТА.Кузмичевой   Е.С.Липник, Е.А.Лыгиной, М.Н.Овечкиной

А.Г.Олферьеву, |Г.Н.Папулову|, [Р.А.Сегедину, Е.А.Соколовой, Н.В.Тур, Е.А.Щербининой,

Е.В.Яковишиной.

5


Автор постоянно ощущал поддержку со стороны сотрудников кафедры региональной геологии и истории Земли С.Н.Болотова, А.В.Ершова, Б.Я.Журавлева, М.В.Коротаева, В.С.Милеева, Л.М.Расцветаева, П.Л.Тихомирова, А.В.Тевелева, Ар.В.Тевелева, Т.О.Федорова, Т.Ю.Тверитиновой. Много полезных замечаний и советов было получено от Д.И.Панова. Ценные замечания по содержанию и форме подачи материала были получены от А.Л.Юриной, Т.Н.Смирновой, Н.В.Горевой, Л.И.Кононовой. При подготовке фотоматериалов неоценимой была помощь со стороны Л.И.Кононовой, М.А.Мошкиной, Н.Н.Коротаевой. Большую помощь в проведении полевых работ в Крыму, на Кавказе, а также в Саратовском Поволжье оказали Л.А.Золотая, В А.Лаврищев, А.В.Иванов. Среди

зарубежных коллег следует упомянуть в первую очередь |Ани-Валери Дондт|, которая была руководителем нескольких совместных грантов, а также [Р. Марциновского|, И. Валащика, Д.Пирит и других коллег из Варшавского университета, с которыми проводились совместные полевые исследования, результаты которых были впоследствии опубликованы.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА ИЗУЧЕНИЯ

Раковины фораминифер выделялись из образцов весом от 100 г до 200 г путем их механической дезинтеграции до фрагментов размером 0,1-0,5 см, а затем отмучиванием глинистой части в воде. Некоторые наиболее глинистые разности пород подвергались кипячению с технической содой №НСОз. Для обработки твердых пород применялась ледяная уксусная кислота (99.5%) и медный купорос (Cu2S04-5p0). В случае очень твердых пород изготавливались шлифы. Образцы высушивались при комнатной температуре или с небольшим нагреванием, не выше 50-60 . Затем образцы разделялись на фракции с помощью сит с ячейками 63т, 125 т, 250 т. Полученные порошки изучались под бинокуляром, из них отбирались раковины фораминифер. Отбор и определение раковин производилось под бинокулярным микроскопом LEIKA MZ12 при увеличении Х20-50. Фотографирование раковин осуществлялось на электронном микроскопе XL30 ESEM (Philips) в Бельгийском королевском институте естественной истории (г. Брюссель), на СЭМ в Палеонтологическом институте РАН с последующей обработкой на компьютере и печатью на принтерах HP Laser Jet 5L PCL, Epson Stylus photo 750, а также на кафедре петрологии геологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова на электронном микроскопе TEOL JSM-6480LV. Изучение определенных морфологических особенностей раковин ПФ также осуществлялись в электронном микроскопе при увеличениях от XI00 доХ150, реже доХЗОО. Для палеоэкологического анализа производились количественные подсчеты во фракции >160 мкм, которая квартовалась на стекле, при этом результативной считалась часть, содержащая 200 и более экземпляров раковин фораминифер. Были проведены подсчеты для определении фораминиферового числа, отношения планктон/бентос (П/Б), а также для определения количественных соотношений между бескилевыми и килеватыми таксонами внутри ассоциации ПФ, соотношение право и левозавитых раковин в разрезах Восточного Прикаспия. При построении палеогеографических карт выбирались опорные разрезы, представленные как естественными обнажениями, так и скважинами. Построение карт проводилось в рамках программы Пери-Тетис коллективом авторов. Корреляция опорных разрезов верхнего мела осуществлена на основе данных не только по ПФ и БФ, но и на основании данных по макрофауне. Для выяснения пространственного распределения фаций и анализа гиатусов строились хроностратиграфические профили.

В процессе работы были изучены разрезы на ВЕП: в районе Северского Донца и Дона -Белая Горка, Талы, Закотное; разрезы Воронежской антеклизы - Чернетово, Фокино, Бетово, Зикеево, скважина 26 Соболевское, Подгорное; разрезы Ульяновского Поволжья - Климовка, Шиловка, Сенгилей, Новодевичье, разрезы Саратовской области - Тепловка, Ключи -1 и Ключи - 2, Лох, Вишневое; разрезы Восточного Прикаспия, среди которых следует выделить материалы опорных скважин, охвативших территорию от города Уил на западе до поселка Сагиз на востоке, а также обнажения в районе гор Боктыгарын и Актулагай (рис. 1 А).

6


Рис. 1. А. Структурный план ВЕП (по Олферьев, Алексеев, 2003). Границы: 1. Русской плиты; 2. щитов и антеклиз; 3. синеклиз; 4 и 5. Европейской палеобиогеографической провинции; 6. современного распространения верхнемеловых отложений; 7. государственная бывшего СССР. Б. Крым. Отложения: а - неогена; б - палеогена; в - верхнего мела; г - нижнего мела; д - юры-верхнего триаса.

В. Кавказ. Отложения: 1 - четвертичные; 2 - неогеновые; 3 - палеогеновые; 4 - мезозойские; 5 - верхнего протерозоя-среднего палеозоя; 6 - кислые интрузивы. Г. Схема расположения изученных разрезов на Мангышлаке: 2. Шах-Богота, 6. Кошак, 7. Жалган, 9. Кызылсай, 11. Аксыиртау, 12. Сулукапы.


На территории обрамления: в Юго-Западном Крыму изучены разрезы оврага Кояс-Джилга, г. Придорожной, г. Сельбухра, г. Мендер, г. Белой, оврага Аксудере, разреза у деревни Кудрино, г. Беш-Кош и оврага Чах-Махлы, разрез в долине р. Бельбек. В Центральном и Восточном Крыму были изучены разрезы у с. Тополевка, а также на г. Клементьева. По Северному Кавказу были изучены образцы из разрезов Баксан, Хеу, Акуша, Аймаки, Басе, Урух, а также Новороссийско-Лазаревской зоны (граница сеномана и турона. На Мангышлаке были изучены разрезы Шах-Богота, Куш, Жалган, Коксыртау-Аксыртау, Сулукапы, Кошак, Кызылсай и Жосалы (рис. 1Б, В, Г). На Туаркыре были изучены разрезы на юго-западном крыле Туаркырской антиклинали (колодец Кемаль и хребет Ак-Кыр).

Первое защищаемое положение

1. Уточненная зональная схема расчленения верхнемеловых отложений Крымско-Кавказского региона по ПФ с выделенными внутри зон событийными уровнями. Схема включает 14 зональных подразделений и две подзоны. Возраст зон уточнен в соответствии с современными представлениями о границах ярусных и подъярусных подразделений международной шкалы. Предложено инфразональное расчленение пограничных альб-сеноманского, сеноман-туронского, коньяк-сантонского интервалов на основе анализа изменения систематического состава ПФ.

1.1. Становление зональных шкал

Схемы расчленения, основанные на наиболее представительной и морфологически сложной группе меловых ПФ - глоботрунканидах, начали разрабатываться давно. Первые схемы появились еще в 1930-1940 годах (Bolli, 1944; Cita, 1948). В этих схемах глоботрунканиды использовались для расчленения меловых отложений отдельных участков Средиземноморского) пояса. В 1950-х годах появляются первые региональные схемы для Северной Африки и Карибского региона (Bolli, 1959; Bronnimann, 1952; Dalbiez, 1955). На протяжении 1960-7Ох годов начинается разработка региональных стратиграфических схем, а именно всего Средиземноморского пояса, центральной и южной частей Северной Америки, а также континентальной части Европы (Bandy, 1967; Bolli, 1966; Hinte Van, 1969, 1972; Pessagno, 1962; 1967; Sigal,1967; Smith, Pessagno,1973). В это же время появились данные о зональном расчленении верхнемеловых отложений океанов. (Caron,1978; Cita, Gartner, 1971; Premoli Silva, Bolli, 1973; Bukry et al, 1971; Douglas, 1971; Крашенинников, 1978; Premoli Silva, Sliter, 1981; Крашенинников, Басов, 1985). Значительного прогресса в разработке зональных шкал по ПФ удалось достичь в конце 1970-1990-х годах, когда авторы взяли за их основу определенные этапы в эволюционном развитии ПФ, и в первую очередь глоботрунканид. Одной из пионерских в этом направлении работ была монография Н.И. Маслаковой, в которой автором предложена зональная шкала для верхнемеловых отложений Крыма, Кавказа и Карпат (Маслакова, 1978). Эта схема основана на многолетних исследованиях (Маслакова, 1961, 1963, 1969, 1971, 1977). В нее вошло 13 зональных подразделений, которые охватывают интервал от сеномана по Маастрихт включительно. Под названием «зона» Н.И. Маслакова понимала «отложения, образовавшиеся за время существования зонального комплекса глоботрунканид, представляющего этап эволюционного развития этой группы». Многие из выделенных ею подразделений являются составной частью других, более современных зональных шкал. Зоны по глоботрунканидам выделялись в Крымско-Кавказской области другими авторами, в частности для Дагестана и Восточного Предкавказья П.В.Ботвинником (1973, 1982) и К.Г.Самышкиной (1983). Детальное деление сеноман-коньякского интервала для разрезов Северо-Восточного Кавказа предложено Н.В. Тур (1998, Tur, 1996).

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.