WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Целостность человека в аспекте взаимосвязи его способностей и потребностей: опыт типологизации

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

 

БЕЛЯЕВ ИГОРЬ АЛЕКСАНДРОВИЧ

 

 

ЦЕЛОСТНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В АСПЕКТЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ЕГО СПОСОБНОСТЕЙ И ПОТРЕБНОСТЕЙ:

ОПЫТ ТИПОЛОГИЗАЦИИ

 

09.00.13 – философская антропология, философия культуры

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

Челябинск – 2012


Работа выполнена на кафедре философской антропологии

ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»

 

Научный консультант:                      доктор философских наук, профессор

Даниил Валентинович Пивоваров

 

Официальные оппоненты:                доктор философских наук, профессор

Сергей Захарович Гончаров

доктор философских наук, доцент

Валентина Яковлевна Нагевичене

доктор философских наук, доцент

Владимир Александрович Рыбин

 

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет»

 

 

Защита состоится «16» февраля 2012 г. в  12.00 на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 210.020.01 при ФГБОУ ВПО «Челябинская государственная академия культуры и искусств» по адресу: 454091, Челябинск, ул. Орджоникидзе, д. 36-а, ауд. 206 (конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Челябинская государственная академия культуры и искусств».

Автореферат разослан «    »                 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат культурологии, доцент                                                        Ю.Б. Тарасова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Содержание известных к настоящему времени концепций человеческой целостности весьма многообразно, количество их непрерывно возрастает. Такая ситуация должна, казалось бы, свидетельствовать о весьма глубокой и всесторонней разработанности вопроса о человеке как целостности. Однако сравнительный анализ содержания получивших распространение концепций позволяет выявить только априорность идеи целостности человеческого существа. Причём именно она оказывается той сквозной фундаментальной идеей, которая явно или неявно выступает неотъемлемой частью всякой антропологической концепции. Но концептуализированность самой этой идеи, её философская разработанность явно уступают её методологической и теоретической важности. Это, наряду с многообразием результатов её экспликации, свидетельствует об определённом «пробеле» в сложившемся философско-антропологическом знании.

Следует отметить, что представители различных сфер знания на протяжении долгого времени пытались типологизировать рассматриваемые целостности интуитивно, а со второй половины XIX века стали делать это целенаправленно (В.И. Плотников). Есть смысл подчеркнуть и то, что спонтанно возникающей безальтернативной точкой отсчёта при реализации типологического подхода к исследованию человеческого естества всегда выступало свойственное автору видение человека как целостности.

Бесперспективность построения исчерпывающей, логически непротиворечивой методологии экспликации обсуждаемой идеи бесспорна, попытки определить общеприемлемые параметры измерения человеческой целостности и критерии её оценки приходится признать заведомо бессмысленными. Тем не менее, попытка концептуально разрешить проблему упорядочения разнородных и разнообразных, порой взаимоисключающих представлений о человеке как целостности мыслится вполне допустимой и эвристически потенциально ценной. Настоящее исследование, направленное на логически и эмпирически корректное обоснование типологии человеческой целостности, призвано внести вклад в разработку одного из аспектов данной проблемы.

Надо обратить внимание и на перспективы жизненно-практически опосредованного использования тех теоретических положений, формирование которых определяется спецификой данного исследования. В частности, предполагаемые результаты философского поиска, потенциально важные в социальном отношении, должны будут прояснить типичные качественные характеристики широких масс людей, во многом определяющие мотивацию их индивидуального и группового поведения. Вследствие этого появятся новые, достаточно надёжные основания для управления процессами, протекающими в обществе, для разработки и реализации конкретных социальных программ.

Таким образом, избранная темы является актуальной, её философско-антропологическая разработка – целесообразной.

Объект и предмет исследования.

Объект исследования – целостность человека как природно-социально-духовного существа.

Предмет исследования – типы целостности человека.

Степень разработанности проблемы. Философия накопила немалый опыт познания частичного, фрагментарного человека. Размышляя о человеке, философы во все времена обнаруживали в нём нечто новое и признавали его изначально-сущностным, подлинно человеческим. Человек объявлялся то природным существом, то социальным (в разных вариантах социальное могло либо снимать природное в человеке, либо вытеснять его, заменяя собой, либо соседствовать с ним как с неизбежным атавизмом), то духовным, что задавало представление о его целостности.

Анализ доступного для изучения философского наследия показывает, что всё многообразие усилий по разработке идеи целостности человека можно условно свести к реализации нескольких подходов. К трём основным, акцентирующим внимание на отдельных составляющих сущности и существования человека, целесообразно отнести натуроцентрический, социоцентрический и теоцентрический. В рамках первого из них человек рассматривается прежде всего как природное существо, в рамках второго на первый план выдвигается социальность, а в рамках третьего – духовность.

Можно предположить, что ближе всех к пониманию подлинной сути человеческой целостности подошел АСервера Эспиноза, утверждающий, что человек – это существо, которое, занимая особое место среди животных, как индивид становится личностью в силу своей свободы и коммуникабельности и через свои пространственно-временные измерения проецирует себя в мир как образ Бога». Тем не менее, человек, как отмечает МШелер, есть нечто столь обширное, многообразное, что всем известные его определения вряд ли могут считаться удачными, а потому разумно ограничиться констатацией того, что он целостен и что частичное его видение заведомо ущербно.

То, что человек одновременно/однопространственно являет собой и природное, и социальное, и духовное существо, признают немногие мыслители. Тем не менее, в специальной литературе, посвящённой проблемам бытия человека, взгляды такого рода встречаются, хотя и весьма нечасто. Среди тех, кто выделяет в человеческом существовании и/или в существующем человеке природные, социальные и духовные аспекты, стороны, компоненты, составные элементы или виды деятельности, можно обнаружить отечественных (Н.А. Бердяев, В.С. Соловьев. Л.Н. Толстой) и зарубежных (М. Бубер, У. Джемс, Г.Э. Хенгстенберг) классиков религиозно-философской мысли. Носителями подобных взглядов оказываются богословы (о. Платон (Игумнов), И.П. Четвериков) и светские философы различной мировоззренческой ориентации (В.А. Андрусенко, Б.Т. Григорьян, Л.Н. Коган, П.П. Лямцев, М.В. Рац, П.А. Рачков, В.Н. Сагатовский, В.ИФилатов).

Полагаю, что интеграция натуроцентрического, социоцентического и теоцентрического подходов и обобщённых результатов их применения при разработке идеи целостности человека может явиться надёжным основанием для формирования внутренне непротиворечивой системы философских представлений о нём как целостном существе, едином в своей природности, социальности и духовности.

Однако изучение содержания ряда разнородных и крайне разнообразных антропологических концепций и типологий человеческой целостности едва ли не во всех случаях показало полное отсутствие недвусмысленных свидетельств со стороны их создателей о собственной натуроцентрической, социоцентрической или же теоцентрической мировоззренческой ориентации. Обнаружение этого факта потребовало обращения к трудам широкого круга авторов, чьи суждения о сущности и существовании человека исследовались и квалифицировались как натуроцентрические, социоцентрические и теоцентрические и использовались для выявления и уточнения особенностей основных подходов к исследованию человеческой целостности.

При определении специфики натуроцентрического подхода эвристически ценным оказалось содержание трудов философов Ф. Бэкона, А. Гелена, Гераклита, Т. Гоббса, П.А. Гольбаха, Демокрита, Р.С. Карпинской, В.Л. Круткина, Ж.О. Ламетри, Д. Локка, Х. Плеснера, Тита Лукреция Кара, Л. Фейербаха, Э. Финка, Э. Фромма, Эпикура, Д. Юма, а также естествоиспытателей В.М. Бехтерева. В.И. Вернадского, А.И. Воложина и Ю.К. Субботина, И.В. Гёте, Ж.-Б. Ламарка, К. Лоренца, Э. Майра, М. Рьюиза, И.М. Сеченова, Р. Фоули, Е.Н. Хрисанфовой и И.В. Перевозчикова. А.В. Яблокова и А.Г. Юсуфова, сумевших в познании человеческого существа преодолеть конкретно-научные установки и приблизиться к его целостному видению.

Наиболее существенные особенности социоцентрической ориентации удалось выявить в процессе изучения обширного наследия классиков марксизма К. Маркса и Ф. Энгельса, дополненного работами их многочисленных отечественных последователей, в частности – С.ФАнисимова, В.СБарулина, Л.ПБуевой, П.НГуйвана, Э.В. Ильенкова, Т.ВКарсаевской, А.НКрасина, В.ИЛенина, К.НЛюбутина, Э.СМаркаряна, И.ТФролова, В.АЯдова. Определённую пользу принесло обращение к трудам зарубежных марксистов СтАнгелова и ДГеоргиева и классиков немарксистской социологической и социально-философской мысли МВебера, Э. Дюркгейма, П.АСорокина, ТПарсонса.

Теоцентрический подход последовательно реализован в трудах мыслителей, являющихся носителями монотеистического мировоззрения и в подавляющем большинстве принадлежащих к числу христиан, иудеев и мусульман. Здесь в первую очередь следует указать на тексты апПавла и таких раннехристианских мыслителей, как Августин Блаженный, свГригорий Нисский, Немесий Эмесский. Далее надо упомянуть творения философов и богословов, относящихся к трём возникшим позднее христианским конфессиям: православию (оАлександр (Семенов-Тян-Шанский), оАнтоний Митрополит Сурожский, СНБулгаков, оВарнава (Беляев), Б.ПВышеславцев, В.ВЗеньковский, святИгнатий Брянчанинов, Л.ПКарсавин, В.НЛосский, Н.ОЛосский, святЛука (Войно-Ясенецкий), В.ИНесмелов, Е.НТрубецкой, П.АФло-ренский), католицизму (Ансельм Кентерберийский, Б. Паскаль, Фома Аквинский) и протестантизма (Х.РНибур, ПТиллих). Существенную роль в формировании представлений об особенностях теоцентрического подхода сыграло изучение сочинений представителей иудаизма (М. Бубер, М.Х. Луцатто, М. Маймонид, М. Нисан, Филон Александрийский) и ислама (Аверроэс (Ибн Рушд), Аль-Фараби, Ибн Араби, Ибн Баджа, Ибн Сина (Авиценна).

Цель и задачи исследования.

Цель исследования заключается в конституировании типов целостности человека на основании соотношения его способностей и потребностей.

Для достижения настоящей цели в исследовании ставятся следующие задачи:

  • Выявить типологию целостности, эвристически ценную применительно к исследованию бытия человека; определить различия и инвариантное содержание натуроцентрических, социоцентрических и теоцентрических представлений о человеке как целостности и сформировать комплекс интегративных теоретических положений о нём как природно-социально-духовном существе.
  • Изучить специфику системной организации способностей и потребностей человека как основу целостного видение их соотношения; рассмотреть способности и потребности человека и их соотношение в природно-органическом, социально-личностном и духовно-душевном аспектах.
  • Проанализировать процесс становления индивидуальной человеческой целостности и определить его механизмы, формы и основные противоречия; выяснить особенности целостного мироотношения человека, влияющие на становление его целостности по определённому типу.
  • Раскрыть характер связи типа целостности человека и соотношения его способностей и потребностей.

Методологическая и теоретическая основы исследования.

Методологической основой исследования является системный подход (Л. фон Берталанфи, А.А. Богданов) к постижению целостности изучаемых явлений. Важнейшее методологическое значение имеют фундаментальные положения общей теории систем (Дж. Ван Гиг, М. Месарович, Д. Мако и И. Тахара, В.А. Карташов, В.Н. Садовский, А.И. Уемов), теории функциональных систем (П.К. Анохин, К.В. Судаков), синергетики и неравновесной термодинамики (П. Гленсдорф, Г. Николис, И. Пригожин, И. Стенгерс, Г. Хакен). Исследование проводилось с учётом обобщённого опыта творческой интерпретации и разностороннего применения отечественными исследователями системной (В.Г. Афанасьев, И.В. Блауберг, М.С. Каган, В.С. Тюхтин. И.И. Шмальгаузен, Б.Г. Юдин) и синергетической методологии (В.П. Бранский, Н.Н. Моисеев). Существенным элементом реализованной методологии стало приоритетное использование типологического подхода (М. Вебер, Д.П. Горский, В.И. Плотни-ков, Г.С. Померанц). Кроме того, специфика осуществляемых изысканий предопределила обязательность применения диалектического метода (Г.В.Ф. Ге-гель) и метода экстраполяции (В.А. Андрусенко и Д.В. Пивоваров). Методологически важными оказались также отдельные положения, свойственные психоаналитическим концепциям (З. Фрейд, А. Адлер, Э. Фромм, К.Г. Юнг).

Теоретической основой исследования выступают представления о человеке как противоречивой и динамической целостности, о его развивающихся способностях, потребностях и их соотношении, сформировавшиеся в рамках:

  • натуроцентрически ориентированных философских (Ф. Бэкон, Гераклит, Т. Гоббс, П.А. Гольбах, Демокрит, Ж.О. Ламетри, Д. Локк, Тит Лукреций Кар, Л. Фейербах, Эпикур) и естественнонаучных (Ж.-Б. Ламарк, И. И. Шмальгаузен) концепций;
  • социоцентрически ориентированной философской концепции марксизма (К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин) и в концептуальных построениях её отечественных последователей, исследовавших способности и потребности человека (А.В. Мялкин, К.К. Платонов), а также немарксистских социоцентрических концепций (П.А. Сорокин, Т. Парсонс);
  • теоцентрически ориентированных философских (Августин Блаженный, С.Н. Булгаков, В.И. Несмелов, П.А. Флоренский, Фома Аквинский) и богословских (ап. Павел, св. Григорий Нисский, свят. Игнатий Брянчанинов, В.Н. Лосский, свят. Лука (Войно-Ясенецкий), Немесий Эмесский, П. Тил-лих) концепций.

Понятийно-терминологический аппарат настоящего исследования непосредственно формировался с опорой на представления о единстве природного, социального и духовного как основы сущности человека и его существования. При развертывании изложенной в диссертации концепции автор интерпретировал идеи, касающиеся различных проявлений человеческого естества, выдвинутых представителями философской антропологии (А. Гелен, Х. Плеснер, М. Шелер), культурологии (Д. Бидни, К. Гирц, Э. Кассирер, Л. А. Уайт), социологии (Г. Блумер, Э. Дюркгейм, Ф. Знанецкий, Ч.Х. Кули, П.А. Сорокин, В.А. Ядов), психологии и психиатрии (Б.С. Братусь, Г.В. Оллпорт, А. Маслоу, К. Хорни, Э. Эриксон, К. Ясперс).

По ходу изысканий эвристически ценная информация теоретико-методологического характера была получена при обращении к трудам, в которых рассматривается содержание понятия целостности (В. Г. Афанасьев, Г.П. Быстрай и Д.В. Пивоваров, И.В. Блаубер и Б.Г. Юдин, Г.В.Ф. Гегель, В.И. Кириллов), а идеи человеческой целостности и её становления обсуждаются с различных точек зрения (Т.В. Карсаевская, Э. Мунье, В.Н. Сагатовский, В.Ф. Сержантов, О.И. Табидзе, В.И. Филатов, И.Т. Фролов, И.И. Шмальгаузен, Г. А. Югай). Кроме того, позитивную роль в разработке и оформлении концепции сыграл критический анализ существующих представлений о способностях (Н.Г. Алексеев, Ф. Бэкон, К.А. Гельвеций, Т. Гоббс, В.М. Зациорский, И. Кант, Э. Кондильяк, В.А. Крутецкий, Д. Локк, В.П. Озеров, Б.М. Теплов, Х. Уарте, В.С. Фарфель, В.Д. Шадриков) и потребностях (М.С. Каган, А.В. Маргулис и А.М. Хмелев, К. Левин, А. Маслоу, А.А. Миголатьев, К. Обуховский, А. Пьерон).

Основные положения авторской концепции иллюстрировались многочисленными примерами, значительная часть которых были почерпнуты из сексологической (Э. Берн, Д.Л. Буртянский, В.В. Кришталь и Г.В. Смирнов, Э. Гид-денс, Ф. Каприо, И.С. Кон, У. Мастерс, В. Джонсон и Р. Колодны, Ю.И. Ново-женов, Р.Д. Сейфулла и Н.М. Попова, З. Старович) и сексопатологической (Г.С. Васильченко с соавт., В.И. Здравомыслов, 3.Е. Анисимова и С.С. Либих, К. Имелинский, А.М. Свядощ) литературы.

Научная новизна исследования. Основные результаты исследования, определяющие его новизну, заключаются в следующем:

  • Идея целостности интерпретирована применительно к разработке проблем бытия человека; дано обоснование эвристической ценности типологии человеческой целостности, построенной на основе присущего ей соотношения целого и частей.
  • Раскрыта специфика натуроцентрического, социоцентрического и теоцентрического подходов к познанию человека как целостности; осуществлён синтез инвариантного содержания натуроцентрических, социоцентрических и теоцентрических концепций человека, в результате чего сформировано представление о человеке как природно-социально-духовной целостности; показано, что в природной сфере своего существования человек выступает как организм, в социальной – как личность, в духовной – как душа.
  • Предложена авторская дефиниция понятия способностей, составляющего основу понятийно-терминологического аппарата исследования; определены особенности системной организации человеческих способностей и потребностей; соотношение способностей и потребностей рассмотрено в природно-органическом, социально-личностном и духовно-душевном аспектах.
  • Установлено, что системный механизм становления индивидуальной целостности человека представляет собой единство попеременно действующих парциальных механизмов, эволюционно-инволюционного и бифуркационного; выявлены особенности адаптации и творчества как форм онтогенеза человеческой целостности; раскрыты основные противоречия онтогенеза человеческой целостности, продемонстрирована их связь с процессом приобщения человека к культуре на разных стадиях его жизни; обнаружено, что интенциональность целостного мироотношения человеческого существа может концентрировано выражаться в трёх вариантах, различие которых определяется доминированием природно-органических, социально-личностных или же духовно-душевных составляющих человеческого существования.
  • Доказано, что внешние проявления особенностей тоталитарной и парциальной целостности человека зависят от качественных и количественных характеристик соотношения его способностей и потребностей; показаны условия осуществления человеческой целостности по гармоническому типу.

На защиту выносятся следующие положения:

  • человек есть сверхсуммативная органическая природно-социально-духовная целостность, становящаяся по мере своего осуществления;
  • становление способностей и потребностей, составляющих континуум системных свойств целостности человеческого существа, происходит в условиях его природосообразного, социально ценного и духовно возвышающего взаимодействия с Миром;
  • в каждый момент существования человека его целостность может быть отнесена либо к тоталитарному, либо к партитивному, либо к гармоническому типу;
  • тип целостности человека существенно обусловлен присущими ему потребностями, которые он способен удовлетворить;
  • между способностями и потребностями целостного человеческого существа имеется много-многозначное соответствие;
  • при тоталитарном и партитивном типах целостности человека имеется количественное расхождение некоторых совпадающих по качеству способностей и потребностей, а при гармоническом типе такое расхождение принципиально невозможно;
  • ограничиваться и компенсироваться могут только те способности и потребности, качественные характеристики которые совпадают, а количественные – расходятся.

Теоретическая значимость исследования заключается в философско-антропологической концептуализации представлений: о человеке как природно-социально-духовном существе; о способностях и потребностях как комплексе системных свойств его целостности; об ограничении и компенсации способностей и потребностей; об обусловленности типа целостности человека соотношением присущих ему способностей и потребностей. Авторская концепция открывает новые перспективы разработки проблемы человека как с философских, так и с психологических, педагогических, социологических и культурологических позиций.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертационной работы непосредственно использовались автором при чтении лекций по философии для студентов Оренбургского государственного университета (1995-2011), Оренбургского государственного аграрного университета (1998-2011), филиала Уральской академии государственной службы в г. Оренбурге (2001-2005) и филиала Российского государственного университета нефти и газа им. И. М. Губкина в г. Оренбурге (2009-2011), нашли отражение в содержании учебного пособия «Философия: Краткий словарь-пособие» (2000). Результаты исследования могут быть актуализированы в образовательном процессе по философии и философской антропологии, при написании учебных пособий по этим дисциплинам. Реализованная методология применима при разработке широкого круга антропологических и связанных с ними проблем.

Апробация работы. Отдельные идеи и фрагменты диссертационного исследования выносились на обсуждение на Всемирном философском конгрессе (Сеул, 2008), на Втором (Екатеринбург, 1999) и Третьем (Ростов н/Д, 2002) Российских философских конгрессах, на теоретических, научно-методических и научно-практических конференциях и философских симпозиумах международного (Челябинск, 1995; Оренбург, 1996, 1997, 1998, 2005, 2006, 2008, 2010; Санкт-Петербург, 2001; Уфа, 2001), всесоюзного (Пермь, 1991), всероссийского (Оренбург, 1993, 1997, 2009, 2011; Пермь, 1997; Ульяновск, 2001; Екатеринбург, 2003, 2010) и регионального (Оренбург, 1999, 2000, 2001, 2002, 2005; Ульяновск, 1997; Екатеринбург, 2003) масштаба, на многих научно-практических конференциях и семинарах областного и городского масштаба (Оренбург, 1990-2010).

Основные положения диссертации и полученные результаты неоднократно обсуждались на кафедре философской антропологии Оренбургского государственного университета (2001-2011).

По теме диссертации автором опубликовано 76 работ, в которых отражены основные результаты исследования.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, каждая из которых включает в себя четыре параграфа, заключения и списка использованной литературы. Содержание работы изложено на 462 страницах стандартного компьютерного набора.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, указывается его объект и предмет, определяется степень разработанности проблемы, формулируются цель и задачи исследования, обозначаются его методологическая и теоретическая основы, характеризуется научная новизна, излагаются основные защищаемые положения, показывается практическая значимость исследования.

Содержание каждой главы диссертации посвящено последовательному решению одной из задач исследования.

Первая глава «Идея целостности человека»

§ 1 «Понятие целостности и типы целостности человека»

Во всякий момент своего развития целостность может трактоваться как системно организованная совокупность составляющих её частей (подсистем, элементов). Такое видение целостности неявно предполагает отсутствие аморфности внутри неё самой и наличие качественного своеобразия её частей (если и не обязательно всех, то некоторых – безусловно).

Безоговорочное отождествление целостности с системой методологически некорректно. Изучение объекта как целостности предполагает акцентирование внимания на взаимоопределённости, онтологическом единстве составляющих его компонентов, на его конкретности во взаимоотношении с многообразным внешнесредовым окружением. При рассмотрении объекта как системы на первом плане оказываются присущие ему организация, структурность, специфика связи между его элементами и функциональная упорядоченность его внешних проявлений. Соответственно одни объекты познания могут быть представлены как целостностями, так и системами, другие же – выступить в процессе изысканий либо тем, либо другим.

Человек есть существо целостное, в каждый момент своего индивидуального существования обнаруживающее себя как нечто относительно завершённое. Возникающая с возникновением его самого, целостность человека находится в состоянии непрерывного становления и никогда не бывает ставшей. Свою целостность человек обретает в процессе осуществления себя в целостном Мире. Осваивая становящегося себя и пространственно-временные условия своего осуществления, человек обнаруживает различным образом организованные целостности и самоутверждается в процессе взаимодействия с ними.

Разными, специфически оформляющимися частями, сторонами своей становящейся целостности человек реализуется в трёх качественно различных сферах своего существования: природной, социальной и духовной.

Типологический подход к познанию действительности представляет собой совокупность методологических процедур и соответствующих им мыслительных форм, ориентированных на понимание сложных явлений в их структурной самодостаточности, в их становлении и обособлении по отношению к гетерогенной среде (В.И. Плотников). Последовательная реализация данного подхода предполагает редуцирующее видение исследуемого объекта. Применительно к единичным случаям типичное почти никогда не оказывается абсолютно реализованным; практически всегда оно проявляется как тяготение к чему-либо, как преобладание, как тенденция. Использование рассматриваемого подхода при исследовании человека предполагает выделение специфических особенностей отдельных людей и определение основания для построения ограниченного, легко обозримого числа обобщённых человеческих портретов.

Применительно к данному исследованию высокой эвристической ценностью обладает типология целостностей, предложенная Д.В. Пивоваровым. Он полагает, что определение типа всякой целостности возможно на основе присущего ей соотношения целого и частей. Существование трёх заметно отличающихся друг от друга вариантов связи целого и его частей, их взаимного влияния свидетельствует о целесообразности выделения трёх основных типов целостности. Для тоталитарного типа целостности характерно подавление целым его частей, господство единообразия и тождества, нивелирование внутренних количественных различий между слагаемыми тотального качества. Партитивная целостность отличается максимально возможной автономией своих частей и ярким проявлением их «индивидуализма». Отсутствие доминирования частей и целого друг над другом, взаимораскрывающий характер их связи свидетельствуют о гармоничности рассматриваемой целостности.

Целостность человека обнаруживается во всех трёх обозначенных типах. Это свидетельствует о том, что ориентация на типологию Д.В. Пивоварова позволяет построить частную по отношению к ней эмпирически и теоретически корректную типологию человеческой целостности.

Конкретный тип своей формирующейся целостности всякий человек обретает и проявляет по ходу жизни в процессе актуализации своеобразия собственного мироотношения. Тоталитарный и партитивный типы реализуются в трёх возможных состояниях – модификациях, отличающихся друг от друга доминированием природных, социальных или же духовных составляющих человеческой целостности. Гармоническая целостность человека являет собой подлинное единство, согласованность, сонастроенность всех своих составляющих.

§ 2 «Человек как природное целое: натуроцентрический подход»

Натуроцентрический подход предполагает видение человеческой природности как включённости в мир природы. Природная сфера существования раскрывается перед человеком как совокупность чувственно воспринимаемых и доступных каким-либо воздействиям и воздействующих на него вещественных тел, качественно иных в сравнении с ним, обладающих большей или меньшей предметной определённостью и устойчивостью своих наличных свойств.

Природность человеческого существа явно обнаруживается во всех его филогенетических и онтогенетических проявлениях. В мире природы человек выступает как тело с определённым набором органов, то есть как организм, целостная материальная система, реализующая ограниченную в пространстве и во времени, морфо-функционально обусловленную жизнедеятельность. Становление человеческой целостности обнаруживается здесь как постоянное возобновление единства жизнедеятельности организма и природных условий её осуществления.

Зависимость организма от внешней среды бесспорна, однако как переоценивать её, так и недооценивать не следует. С одной стороны, сам организм не может производить всё необходимое – вещество, энергию и информацию – для поддержания своего существования и развития и при лишении взаимодействия с внешней средой неминуемо гибнет. С другой стороны, зависимость организма от среды вовсе не абсолютна. Организм всегда сохраняет свою целостность безотносительно меры благоприятности внешнесредовых условий. для его функционирования, причём даже тогда, когда воздействие оказывается для него разрушительным, но не приводящим к гибели.

Устойчивое существование организма как целостности обеспечивается гомеостатическими механизмами, имеющими адаптационный характер. Реализация адаптационного потенциала организма осуществляется посредством подстраивания интенсивности и характера функционирования его частей, специализированных систем органов под интенсивность и характер испытываемых внешнесредовых воздействий.

Для нормального протекания разнообразных процессов жизнедеятельности человеческому организму нужны и вполне достаточны примерно такие же условия, как и для похожих на него, непосредственно соседствующих с ним в рамках биологической таксономии животных организмов. Но для осуществления подлинно человеческого в человеке никакие изначально данные природные условия сами по себе не оказываются достаточными. В дополнение к своей изначальной, врождённо-сущностной природности человек оказывается способным в ходе онтогенеза обрести недоступные животным социальность и духовность, что позволяет ему если и не выйти за рамки наличного материально-вещественного существования, то весьма заметно их раздвинуть.

Натуроцентрический вариант мировидения предполагает трактовку всего человеческого как проистекающего из природных начал человека. В рамках натуроцентрического подхода целостность человека явно или неявно признаётся предзаданной целостностью его телесной организации, целостностью процесса становления его организма в онтогенезе.

§ 3 «Социальная целостность человека: социоцентрический подход»

Социоцентрический подход предполагает признание изначально-сущностной устремлённости самоопределяющегося индивида к единению с обществом, безальтернативность его активного самовстраивания в наличную систему межчеловеческих взаимодействий, самоотождествления с членами какой-либо социальной группы и саморанжирования в ней. Данный подход, особенно в его марксистском варианте, базируется на вере в возможность полностью справедливых отношений между людьми, в неизбежность их осуществления если не в настоящем, то в будущем, в реальность перспективы исчерпывающей актуализации собственно человеческого потенциала каждого из членов общества.

Человек зависим от общества, и именно это, во многом, предопределяет реалии его существования. Человек противостоит этим реалиям как творец новых форм социального бытия, находя смысл своего существования в общении с людьми, в раскрытии вовне своей общественной ценности и значимости. По ходу своего социального осуществления человек параллельно сближается с обществом и дистанцируется от него, объективирует и субъективирует себя в ходе общественного развития.

Общество, главным образом в лице своих специализированных образовательных институтов, формирует человека, свойства которого более или менее точно соответствуют требованиям наличной и прогнозируемой социальной ситуации. Осуществляя себя как целостность, претерпевая при этом разнообразные трудности и преобразуя себя в их преодолении, человек становится собственно социальным существом.

В социальной сфере человек непосредственно представлен своей личностью, являющей собой его социальное качество, возникающее и формирующейся в процессе его социально-ролевой репрезентации. В этой сфере становление человеческой целостности происходит посредством достижения единства субъектных и объектных черт личности и социальных условий их проявления. Выступая как личность, человек в значительной мере оказывается внешне детерминированным и несамодостаточным, что обеспечивает возможность его осуществления в системе общественных отношений.

Личность – это прежде всего отражение фактически сложившейся конкретно-исторически обусловленной формы общества, существующих «здесь и сейчас» межчеловеческих отношений, индивидуализированное преломление актуальных для данного человека социальных реалий. Выступая при этом как единичная, тяготеющая к некоторой оригинальности форма осуществления многообразия общественных отношений, личность непременно содержит в себе те из них, которые существовали ранее – в снятом, опосредованном виде. Во всякий момент своего становления личность характеризуется той или иной мерой социальной определённости и обнаруживается как единство реализованных и не реализованных возможностей социально регламентированного выбора какого-либо варианта мироотношения.

С точки зрения социоцентризма целостность человека и его личности тождественны. Тем не менее, важным признаком социоцентрического подхода является не только и не столько однозначное, механическое отождествление человека с личностью. Здесь прежде всего имеет место использование термина «личность» для обозначения оценочной категории; личность в своей целостности оказывается индивидом, достойный именоваться человеком.

Социоцентризм противостоит натуроцентризму не отрицанием природных составляющих человеческой целостности, а утверждением их подчинённости социальным составляющим, объявлением их существующими в опосредованном и преобразованном, «очеловеченном», а точнее – социализированном виде. При этом человек рассматривается как целостность по происхождению своему природная, а по сущности – социальная.

§ 4 «Человек как образ Божий: теоцентрический подход»

Теоцентрический подход предполагает трактовку человеческого бытия как вторичного по отношению к первичному, Божественному бытию, а позиции человека в Мире как определённой Богом. Заметные различия теоцентрически ориентированных монотеистических религий Откровения, иудаизма, христианства и ислама сочетаются с одной общей для всех них чертой: отсутствием детально разработанного и недвусмысленно сформулированного антропологического учения. Для корректного осуществления философского поиска следовало, насколько такое возможно, ограничиться, в основном, интеграцией положений, выработанных какой-то одной из указанных религий. В настоящем исследовании была предпринята попытка опереться, главным образом, на содержание христианского учения – самой распространённой из всех существующих религий. При этом выбор был остановлен на одной из традиционных для христианского учения моделей целостного человеческого существа – трихотомической, предполагающей неслиянное единство духа, души и тела как трёх качественно различных его частей. Будучи составляющими человеческой целостности, с одной стороны разнородными и разнозначимыми, а с другой – неотъемлемыми, тело, душа и дух не могут не оказывать взаимного влияния друг на друга.

Человеческое существо, будучи, согласно теоцентрическим представлениям, венцом Божественного творения, призвано познать свои потребности и способности, по мере реальной необходимости удовлетворять первые за счёт использования вторых и с должным – смиренным – достоинством двигаться по предначертанному Им пути, реализуя единство своих тела, души и духа.

Бог, созидая человеческое тело как первое из частей его целостного существа, намеренно ограничил его потенциал. Телесная слабость и незащищенность побудили человека к активному освоению разнообразных природных ресурсов, к их использованию для удовлетворения своих потребностей. Богоугодное совершенствование человеческого существа не требует сколько-нибудь ощутимых перемен его телесной организации. Подлинно человеческий прогресс человека может быть всецело связан только с его душой и духом.

В духовной сфере человек осуществим (по крайней мере, потенциально) душой – средоточием интимного духовного бытия. Причём душа есть та часть целостного человеческого существа, которая обеспечивает возможность «встречи» двух других его частей.

Дух человека являет собой третью из частей, составляющих его целостное существо. Если душа неотделима от человека – носителя её бытия, то духу присущи два онтических измерения: Божественное и человеческое. В первом из них он предстаёт как Святой Дух – ипостась Божественной Троицы, смыслообразующая творческая сила Мира. Во втором, выступая как дух человеческий, он являет собой проекцию Святого Духа в человеческой душе, искру Божию в ней, её изначально данное, но до времени «спящее» ядро, точку отсчёта и орган её одухотворения.

В духовной сфере существования человека становление его целостности являет собой процесс обретение единства истинного (предзаданного и человеком, скорее всего, непостижимого) и реального (конституированного реалиями социокультурной действительности) смысла жизни. Взаимопроникновение души и Духа, отождествляющий человека с самим собой душевно-духовный синтез порождает его духовность. Возникновение и становление духовности выступает предпосылкой формирования оптимального соотношения всех составляющих человеческой целостности, обретения человеком гармонии во взаимодействии с иными целостностями.

Будучи различными формами реализации человеческого естества, соответствующими специфике отдельных сфер существования человека, организм, личность и душа выступают как экзистенциальные составляющие его целостности, то есть те ипостаси, в которых он осуществляет себя в Мире. С экзистенциальным видением человеческой целостности может быть сопоставлено (и, в какой-то мере, ему противопоставлено) иное её видение – бытийное, онтическое. Изначально-сущностно, в каждый конкретный момент своего бытия, человек являет собой единство тела, души и духа и осуществляет себя, более или менее полно актуализируя их специфические потенциалы в своём мироотношении. Думается, что тело, душу и дух человека следует признать онтическими составляющими его целостности. Все составляющие человеческой целостности – онтические и экзистенциальные – относительно совмещены в пространстве и во времени. Сущностно же они неделимы и неслиянны. Будучи в какой-то мере самостоятельными целостностями и одновременно слагаемыми целостности более высокого порядка, организм, личность и душа с одной стороны и тело, душа и дух – с другой, сохраняют свою самотождественность вне зависимости от каких-либо условий осуществления человека.

Вторая глава «Способности и потребности человека как функции его целостности»

§ 5 «Системная организация человеческих способностей и потребностей»

Человек есть система: а) материально-нематериальная, так как она пространственно определена и при этом обладает потенциалом выхода за присущие ей пределы; б) динамическая, так как она изменяется во времени; в) конкретная, так как ей свойственна пространственно-временная определённость; г) самоорганизующаяся и саморегулирующаяся, так как присущие ей изменения связаны с действием внутренних причин; д) открытая, так как процессы её самоорганизации и саморегуляции определяются не только внутренними, но и внешними причинами; к тому же система эта выступает в роли разноуровневых подсистем систем более высокого порядка (биологического вида H. Sapiens, различных социальных и духовных общностей); е) функциональная, так как все её компоненты взаимодействуют и взаимосодействуют достижению полезных для неё результатов; ж) неполная, так как содержание её может быть расширено путём привнесения чего-либо ранее несвойственного ей без противоречий; з) прочная, так как она в должной мере замкнута, отграничена от внешних условий и при этом настолько пластична, гибка, способна к перестройке и перенастройке своих частей в зависимости от изменения внешних условий, что это позволяет ей сохранять самотождественность посредством поддержания на определённом уровне жизненно важных констант в процессе взаимодействия со средой. Подсистемами системно организованной человеческой целостности выступают организм, личность и душа, находящиеся в отношении много-многозначного соответствия. Человеческая целостность обладает интегративными, системными свойствами, в которых в снятом виде обнаруживаются свойства его организма, личности и души.

Целостный человек взаимодействует с целостным Миром, самоутверждаясь в нём в природной, социальной и духовной сферах своего осуществления за счёт применения собственных сущностных сил. Свои сущностные силы человек обретает и реализует, выступая как субъект и объект в процессе взаимодействия с Миром. Будучи системно организованными, находящимися в отношениях дополнительности и взаимопредставленности, обладая очевидной самостоятельностью и столь же несомненными качественными различиями, природные, социальные и духовные сущностные силы человека интегрируются в его способностях и потребностях.

Способности и потребности есть системные свойства целостного человеческого существа. Способности обеспечивают утверждение человека в Мире путём реализации его природных, социальных и духовных сил. Потребности, являющиеся субъективным выражением всего объективно необходимого человеческому существу, есть внешние и внутренние детерминанты его активности. Структуры способностей и потребностей тяготеют к изоморфности. Выступая в своей совокупности как комплекс, способности и потребности человека характеризуются континуальностью.

Континуум способностей и потребностей может эвристически ценно рассматриваться в трёх основных аспектах: природно-органическом, социально-личностном и духовно-душевном. Выделение природно-органического аспекта определяется фактом предметно-вещественного, телесного существования человека; его жизнедеятельностью, обеспечивающей прежде всего обмен веществ с окружающей средой; жизнью в самотождественности с собой как индивидуальным организмом – частью конкретного биологического вида; адаптацией к внешнесредовым природным условиям. Социально-личностный аспект вычленяется в связи с включённостью человека в систему взаимосвязей с подобными ему существами; с его деятельностью, обеспечивающей в основном энергетический обмен с окружающей средой; с его ролевым взаимодействием с социальным окружением; адаптацией к социальным реалиям путём выбора наиболее выгодных форм мироотношения. Необходимость акцентирования внимания на духовно-душевном аспекте обусловлена тем, что человеку присущи потенциальная и актуальная трансценденция, постижение запредельного, непосредственно не данного и чувственно не воспринимаемого, связанного преимущественно с обменом информацией со средой, с трудом его души, с духовными исканиями, в процессе которых возможен отказ от внешнего в себе и от своего укоренённого в обыденности окружения и с самоопределением применительно к сакральным идеалам культуры, творцом и творением которой он является, с поиском смысла жизни.

Становление комплекса способностей и потребностей предполагает приобретение и реализацию индивидом готовности присваивать, воспроизводить и продуцировать природосообразные, социально ценные и духовно возвышающие способы своего взаимодействия с Миром.

Жизнь человека разворачивается как процесс непрерывного становления целостности природно-органических, социально-личностных и духовно-душевных составляющих его естества. Эта целостность суть отражение единства человека и Мира, способностей и потребностей человека и условий их реализации. Естественно протекающий процесс становления способностей и потребностей характеризуется актуализацией всех природных, социальных и духовных сил человека в условиях их последовательного доминирования. В раннем детском возрасте, когда становление способностей и потребностей только начинается, природное доминирует над социальным и духовным. Постепенно природное уступает ведущую роль социальному, которое в дальнейшем само замещается (может замещаться) духовным.

На всех ступенях онтогенеза экзистенциальные составляющие человеческой целостности – организм, личность и душа – относительно совмещены в пространстве и во времени. Изначально-сущностно выступая целостным субстратом способностей и потребностей индивида, они не смешиваются друг с другом, всегда сохраняя себя как неотъемлемую часть полноценного человеческого естества.

Процесс взаимодействия человека с Миром может быть расчленён на ряд ситуаций, следующих одна за другой. Для развития и формирования способностей и потребностей наиболее важны те из них, которые повторяются неоднократно, требуют от человека адаптации и творческой активности и вызывают долговременные изменения элементов его сущностных сил. Интеграция таких изменений являет собой системный адаптивно-творческий механизм развития и формирования способностей и потребностей человека. Процесс формирования и развития потребностей инициируется прежде всего изменением природных, социальных и духовных условий существования человека. В свою очередь, возникновение новых потребностей (их качественного преобразования или новых условий их удовлетворения, что, в конце концов, равносильно) инициирует процесс формирования и развития соответствующих способностей.

§ 6 «Природно-органические способности и потребности человека в аспекте его целостности»

Человеческий организм, будучи живой открытой системой и одновременно/однопространственно – подсистемой системы «организм – среда», естественным образом составляет с природой одно целое.

Природно-органическими следует признать те способности и потребности человека, которые развиваются и проявляются по ходу становления его организма в мире природы. Природа, представляющая собой внешнюю среду организма, характеризуется наличием множества разнородных, разнокачественных компонентов и общих – структурных, системных – свойств. Всякое изменение в данной среде, в присущих ей свойствах меняет характер её воздействий на организм. Это с неизбежностью приводит к изменению структур организма, по своей функции непосредственно связанных с восприятием изменившихся свойств внешней среды как целостности и отдельных её фрагментов.

Человек, выступающий как существо, обладающее специфически человеческим комплексом природно-органических способностей и потребностей, представляет собой целостность, не вполне гармонирующую с окружающими её целостностями. Природно-органические способности человека недостаточны для удовлетворения присущих ему потребностей, в том числе и природно-органических, что заставляет его актуализировать собственные социально-личностные и духовно-душевные способности. Телесное, природно-органи-ческое несовершенство человеческой формы и сопряжённых с нею функций необходимо признать инициирующей предпосылкой и непременным условием возникновения и становления свойственных только представителям человеческого рода социальности – непосредственно и духовности – опосредованно.

§ 7 «Роль социально-личностных способностей и потребностей человека в становлении его целостности»

Обозначая и обнаруживая себя среди других людей, в мире социальных отношений, человек осуществляет себя как личность, то есть выступает как член конкретных общностей и общества в целом. При этом личность, являющаяся непременной ипостасью всякого полноценного человеческого существа, не даётся человеку готовой от рождения, а вырабатывается и утверждается в нём под влиянием общественной среды.

Социально-личностные способности и потребности обретаются человеком и воплощаются им в жизнь в соответствии с мерой его вовлечённости в социальные процессы, адаптированности к ним, подчинённости специфике их протекания, находящей выражение в его статусно-ролевых характеристиках. Взаимопорождающий характер соотношения социально-личностных способностей и потребностей, неуклонное возникновение новых социально-личностных потребностей вследствие удовлетворения ранее имевшихся потребностей такого рода определяет наличие возможности их преимущественного развития за счёт подавления природно-органических и препятствования образованию и развитию духовно-душевных способностей и потребностей в пространственно-временных границах жизни индивидуального человеческого существа.

Существенным фактором становления социально-личностных составляющих комплекса способностей и потребностей выступает ценностное освоение действительности человеком, заключающееся в его приобщении к комплексу социально обусловленных ценностей и формировании ценностных ориентаций его личности. Ценностью может оказаться любое явление, как реально существующее, так и гипотетическое, которое, приобретая интимно-личностный смысл для конкретного человека, в определённых общественно-исторических условиях оказывается ориентиром его жизни. Ценностные ориентации личности представляют собой комплекс социально заданных и усвоенных человеком установок, регулирующих его многообразные субъект-объектные проявления в наиболее важных жизненных ситуациях. Формирование ценностных ориентаций личности предполагает приобретение ценностно-ориентированных знаний, их реализацию в социально детерминированной практической деятельности и коррекцию в соответствии с её результатами. Содержание конкретной системы ценностных ориентаций личности определяется, с одной стороны, объективными закономерностями ценностного освоения действительности, с другой – свойствами явлений, ставших объектами ценностного освоения и опосредуется спецификой процесса социализации данного индивида.

Совокупность многообразных институированных и неинституированных, персонифицированных и анонимных влияний общества на человека интегрируется в векторе его социального становления, в специфике его формирующейся личности, в содержании её ценностных ориентаций. Осуществление человека как личности выступает одним из онтогенетически главенствующих факторов развития целостного комплекса его способностей и потребностей. Соответствие содержания комплекса способностей и потребностей человека социальным реалиям достигается регулированием процессов его формирования и трансформации посредством установления приоритетности одних и табуирования реализации других его составляющих.

Специфика социально-личностных способностей и потребностей, в свою очередь, играет весьма важную роль в становлении целостности человека. Эти способности и потребности зачастую оказываются субъективно наиболее важными, ценными для него самого, для людей, входящих в его непосредственное окружение и для общества в целом. Формируясь и развиваясь, они существенно влияют на сопряжённые с ними способности и потребности, являющиеся репрезентантами как природно-органических, так и духовно-душевных составляющих человеческой целостности.

Природно-органические составляющие человеческой целостности при реализации социально-личностных способностей и потребностей претерпевают неизбежные изменения. В какой-то своей части они с различной интенсивностью развиваются в тех или иных направлениях, в других же частях деградируют. Духовно-душевные составляющие человеческой целостности, будучи де-факто неким «побочным» продуктом социального осуществления человека, в отдельные периоды своего существования испытывают весьма разнообразные влияния социально-личностных способностей и потребностей. Инициируя возникновение духовно-душевных составляющих человеческой целостности и поначалу стимулируя их развитие, социально-личностные способности и потребности постепенно становятся для них сдерживающим фактором и, в некоторых случаях, вызывают их деградацию, иногда весьма глубокую, практически невосполнимую.

§ 8 «Духовно-душевные способности и потребности человека как проявление его специфической целостности»

Будучи творением Бога, человек создан по Его образу и подобию. Являя собой образ Божий изначально, он призван стать Его подобием в процессе жизни. Свою подлинную целостность человек обретает, уподобляясь Ему в добродетелях и при этом оставаясь сотворённым – вторичным, обречённым на несовершенство – существом. Именно изначально-сущностные данность, актуальность образа и предзаданность, потенциальность подобия конституируют возможность и обязательность подлинно главенствующей роли духовно-душевных составляющих комплекса способностей и потребностей в становлении человеческой целостности. Обязательным условием обретения человеком своей специфической целостности является взаимодействие его души и духа, выступающего в Божественном онтическом измерении.

Анализ теоцентрических представлений о душе и духе в их христианском варианте позволяет выявить реализуемые ими функции. Душе свойственно: а) делать выбор, принимать решение; б) размышлять, познавать действительность; в) иметь привязанности, желания, ощущения и чувства. Функции духа включают в себя: а) различение добра и зла посредством самопроизвольного, прямого суждения; б) духовное чутье, непосредственное постижение истины; в) поклонение Богу. Всякое человеческое существо тяготеет к реализации всей совокупности функций души и духа, причём вне зависимости от меры осознания этого.

Способности и потребности человека являются человеческими настолько, насколько их специфика определяется его духовными силами. Поэтому духовный аспект становления способностей и потребностей, связанный с совершенствованием душевной организации человека, должен рассматриваться как наиболее важный.

Духовно-душевные способности и потребности человек обретает и реализует посредством становления духовности, обязательного недвусмысленного отказа от неистинного в себе, пришедшего извне и противоречащего собственной сущности. Осуществляя смысложизненный поиск, человек во всякий момент существования выбирает вариант пути самоопределения в Мире в диапазоне от человекобожеского до Богочеловеческого в соответствии с мерой сформированности собственной духовности. Присущий бездуховному человеку человекобожеский путь самоопределения предполагает реализацию его способностей и потребностей посредством деятельного самообоготворения, безудержной экспансии относительно доступных ему природных и социальных явлений. Человек, обретший подлинную духовность, избирает Богочеловеческий путь самоопределения, для которого характерна реализация духовно-душевных способностей и потребностей посредством выхода за пространственно-временные границы наличного природно-социального существования.

Приобщаясь к культуре, человек обретает и реализует способность символического опосредования постигаемых явлений действительности. Эта способность, в совокупности с соответствующей потребностью, представляет собой потенциально главенствующую сторону человеческого естества, актуализация которой «достраивает» комплекс способностей и потребностей до его подлинной целостности, консолидирует его содержание, придаёт ему континуальность.

Третья глава «Становление человеческой целостности: оптогенетический аспект»

§ 9 «Онтогенетические механизмы становления человеческой целостности: эволюционно-инволюционный и бифуркационный

Наличное состояние человеческой целостности представляет собой суммативно-кумулятивный результат её становления. Переход человеческой целостности из одного состояния в другое происходит посредством попеременного действия двух относительно самостоятельных парциальных онтогенетических механизмов. Эти механизмы, реализуясь в рамках бинарного цикла, поочерёдно конституируют характер изменений, происходящих с человеческим существом.

Формально следуя синергетической традиции, один из механизмов можно было бы назвать эволюционным. Однако процесс, представления о котором обобщаются понятием эволюции, не является гомогенным, однонаправленным, то есть монопроцессом. Фактически в эволюции сопряжены два противоположно направленных процесса, то есть всякая эволюционирующая целостность претерпевает как прогрессивные изменения, связанные с усложнением, повышением уровня её организации, так и принципиально отличающиеся от них по своей направленности регрессивные изменения. Следует подчеркнуть, что те и другие изменения зачастую происходят в различных частях некой конкретной целостности одновременно. Сказанное свидетельствует о том, что здесь имеет место эволюционно-инволюционный механизм, раскрывающийся как совокупность двух разнонаправленных эволюционных процессов, один из которых есть прогрессивная эволюция, то есть эволюция как таковая, другой – регрессивная эволюция, то есть инволюция. Действие данного механизма предполагает сравнительно медленное, постепенное накопление небольших по масштабу и индивидуально, казалось бы, маловажных изменений, повышающих (эволюция) и/или снижающих (инволюция) сложность её внутренней организации. Происходящие изменения могут детерминироваться предшествующим состоянием человеческой целостности, стать отражением основных тенденций её становления, а так же иметь стохастический характер; взятые во всей совокупности, они зачастую оказываются вполне предсказуемыми.

Действие второго механизма, в рамках синергетической традиции именуемого бифуркационным, предполагает обретение человеческой целостностью таких парциальных свойств, появление которых коренным образом меняет специфику присущих ей системных свойств, вызывает её быструю, существенную и необратимую качественную перестройку, чья направленность оказывается практически непредсказуемой.

Системный механизм становления человеческой целостности являет собой единство двух поэтапно действующих механизмов, эволюционно-инволюционного и бифуркационного. В рамках эволюционно-инволюционного этапа свойственная человеческой целостности открытость, неравновесность и нелинейность какое-то время позволяют ей сохранять свой гомеостатический статус. Однако постепенно, по мере приближения к бифуркационному этапу, соответствие её гомеостатических параметров особенностям природных, социальных и духовных условий существования неуклонно уменьшается, что делает кризис неминуемым. На бифуркационном этапе открытость и неравновесность человеческой целостности становятся антигомеостатическими факторами её становления; продолжающиеся в прежнем режиме внешне- и внутрисредовой процессы обмена веществом, энергией и информацией выводят её из устойчивого состояния. Параллельно с этим резко возрастает значение свойства нелинейности, делаясь первостепенным в момент перехода человеческой целостности в качественно новое состояние.

Проявление присущего человеческой целостности свойство изменчивости на этапах бинарного цикла её становления принципиально различно. На эволюционно-инволюционном этапе происходящие в человеческой целостности изменения детерминированы наличным состоянием и соотношением её природных, социальных и духовных составляющих. При переходе к бифуркационному этапу ведущая роль оказывается у неподдающейся прогнозированию флуктуации, которая может оказаться как прямым следствием прошлого или настоящего человеческой целостности и её составляющих, тенденций их развития, так и продуктом случайного единичного опосредования.

В бинарном цикле становления человеческой целостности действуют такие селекционные факторы, как тезаурус, детектор и селектор. Тезаурус представляет собой совокупность актуальных и потенциальных составляющих континуума его способностей и потребностей. Детектором является комплекс внутренних и внешних условий существования индивидуальной целостности. Селектор обобщает в себе три составляющие общей жизненной ориентации целостного человека: а) природно-органическую, связанную, прежде всего, с сохранением гомеостатического статуса его организма; б) социально-личностную, находящую свое концентрированное проявление в успешности его социально-ролевой репрезентации; в) духовно-душевную, квинтэссенцией которой выступает постижении им смысла жизни и вершин бытия посредством выхода за пределы наличного существования.

Уточняя специфику востребованности селекционных факторов в процессе становления человеческой целостности, надо отметить, что тезаурус каждого последующего этапа обобщает весь объем комплекса способностей и потребностей, который был сформирован у человека к концу предшествующего этапа. О детекторе можно сказать, что при изменениях эволюционно-инволюционного характера все наличные условия существования индивидуальной целостности составляют его в рамках суперпозиции; при бифуркационных изменениях отбор возможностей дальнейшего развития непосредственно осуществляет та часть комплекса способностей и потребностей, с которой оказывается наиболее тесно связанной флуктуация, инициировавшая развёртывание конкретного варианта последующего развития человека. Природно-органические, социально-личностные и духовно-душевные составляющие селектора на обоих этапах бинарного цикла вносят свой вклад в осуществление отбора в соответствии с их иерархией, соответствующей наличному состоянию человеческой целостности. В процессе бифуркационной перестройки главенствующая роль оказываются у тех элементов селектора, которые сопряжены с флуктуацией, обусловившей неповторимое своеобразие человеческой целостности в данный момент её существования.

§ 10 «Адаптация и творчество как формы становления индивидуальной целостности»

Процесс становления целостности человеческого существа разворачивается в двух кардинально различающихся формах: адаптации и творчества. Удельный вес каждой из этих форм в структуре онтогенеза человеческой целостности непостоянен. Свойственное ранним стадиям данного процесса доминирование природно-органического и затем – социально-личностного предполагает приоритет адаптации, переход главенствующей роли к духовно-душевному выводит на первый план творчество.

Адаптация как форма становления индивидуальной целостности реализуется посредством автоадаптации, то есть адаптивной активности, приспособления себя к среде и антиадаптации, то есть адаптирующей активности, приспособления среды к себе. Специфика адаптации человека состоит в наличии двух качественно различных сторон: природной и социальной. Природная сторона адаптации заключается в морфо-функциональных изменениях организма человека, социальная – в изменениях личностных, статусно-ролевых составляющих его мироотношения.

Становление индивидуальной человеческой целостности, начиная с эмбрионального периода, разворачивается как последовательное и избирательное возникновение и развитие различных функциональных систем и как формирование их непрерывно совершенствующегося комплекса. До рождения и в постнатальный период развёртываются функциональные системы, непосредственно сопряжённые с актуализацией генетически заданной природно-органической составляющей комплекса способностей и потребностей человека. Впоследствии их дополняют (а затем и вытесняют с главенствующих позиций) функциональные системы, ориентированные на реализацию способностей и потребностей, относящихся к прижизненно обретаемой социально-личностной составляющей этого комплекса.

В большинстве жизненных ситуаций для субъективно комфортного самоосуществления человеку вполне достаточно адаптироваться к природно-социальным условиям своего существования. Однако иногда ему приходится отказываться от адаптации и переходить к другой, в сравнении с ней качественно иной форме становления индивидуальной целостности, предполагающей порождение чего-то нового, не выводимого напрямую из уже имеющегося. Иными словами, человек приобщается к творчеству, к движению в направлении от преходящего к вечному.

Творчество есть открытый, хотя и не всегда осознанный, «бунт» осуществляющегося, становящегося человека против во всякий момент осуществлённой, ставшей природно-социальной человекоразмерности доступных фрагментов Мира, против собственной безальтернативной вписанности в наличные условия всецело детерминированного механического существования, против окружённости всем состоявшимся, застывшим и омертвевшим, превратившимся в декорации бессмысленного спектакля, участники которого – ведомые марионетками марионетки – играют роли марионеток. Творчество есть отказ человека от природно-социального прозябания, заменяющего подлинную, всецело реализующую его естество жизнь. Именно применительно к творчеству обнаруживается собственно человеческая внеположенность относительно природы и общества.

Творческий акт реализуется как нарушение наличной целостности мироотношения и обретение его обновленной, иным образом организованной целостности. Продвигаясь к собственным сущностным пределам, человек трансцендирует за пределы наличного существования, опредмечивает свои природные, социальные и духовные силы в чём-либо новом, ранее не имевшем места в его собственной жизни и/или в жизни иных людей.

Творчество суть феномен духовно-душевный, а значит – истинно человеческий. Подлинное творчество предельно индивидуально, его процесс и результаты уникальны. Обнаруживают результаты творчества утилитарные свойства и потому «присваиваются» обществом или же отвергаются им как нечто недостойное места в сложившейся системе ценностей – всё равно, сам человек-творец избегает участи унифицированной детали социального механизма.

Всякий единичный творческий акт временно уводит человека из мира природно-социальной детерминированности; творчество как способ существования есть путь к освобождению от конституируемой реалиями этого мира обессмысленности жизни. Труд души, духовные искания, созидание в самом высоком его понимании – фактически единственная возможность обретения индивидом подлинно человеческой целостности.

Специфика актуализации способностей и потребностей человека в творческой деятельности заключается в сочетании невозможности исчерпания их самих с недостижимостью полного совершенства получаемых результатов. У человека-творца всегда есть неиспользованный резерв, готовность его мобилизовать и всепоглощающее желание найти возможность сделать это даже наперекор самым неблагоприятным природно-социальным жизненным реалиям.

§ 11 «Основные противоречия онтогенеза человеческой целостности и культура»

Онтогенезу человеческой целостности свойственны фундаментальные противоречия. Специфика их возникновения, развития и разрешения зависит от стадии становления индивидуальной целостности.

Согласно Э. Эриксону, жизнь человека может быть разделена на восемь стадий, последовательно сменяющих друг друга. На всех стадиях важным фактором становления индивидуальной целостности человека является культура. Влияние доминирующей культуры, частных по отношению к ней субкультур и противодействующих ей контркультур на человека как целостность существенно, всеобъемлюще, но при этом субъективно не всегда адекватно воспринимаемо. Если тип целостности, обретаемый человеком в процессе индивидуального существования, в значительной мере отражает складывающиеся соотношения между его сущностными силами и условиями их реализации, то культура является важным фактором формирования становящейся человеческой целостности по конкретному типу.

Вхождение индивида в базовую культуру происходит через более или менее глубокое освоения части общекультурных сакральных идеалов и опосредующих их светских идей, обобщённых какой-либо субкультурой. Будучи вторичной по отношению к базовой культуре, каждая субкультура в свойственных ей идеалах и идеях в концентрированном виде фиксирует и ими конституирует специфические формы мироотношения определённой группы людей.

Характерные для трёх ранних стадий (возраст – от рождения до пяти-шести лет) противоречия связаны с доминированием природно-органической составляющей человеческой целостности. В рамках этих стадий человек обычно приобщается к детским субкультурам, отличие которых от всех иных подобных образований заключается в том, что в их рамках суммативно-кумулятивное и опережающее отражение процесса актуализации и освоения ребенком своих природных сущностных сил происходит в поддающейся алгоритмизации игровой форме.

С четвертой по шестую стадии (с шести лет до достижения взрослости) становления целостности человека обнаруживается связь противоречий с доминированием её социально-личностных составляющих. К реалиям соответствующих этим стадиям субкультур относится всё то, что создано и создаётся обществом для молодежи при активном её участии и ею же, как правило, потребляется. Неоднородные, зачастую внутренне противоречивые реалии молодежной субкультуры постоянно трансформируются. Они могут как взаимодополнять, так и взаимоисключать друг друга. Однако тщательный анализ их содержания в каждом конкретном случае практически всегда позволяет вычленить в них общекультурный компонент, наличие которого способствует вовлечению индивидов в социальные процессы и, как следствие, консолидирует общество.

К началу седьмой стадии человек либо обретает духовность, которая становится его опорой на восьмой, завершающей стадии жизни, позволяя ему завершить свой жизненный путь достойно, без унижающих, лишающих самоуважения противоречий, либо оказывается духовно несостоятельным и тогда окончание его жизни омрачается осознанием её бессмысленности, невосполнимости понесенных утрат, упущенных возможностей и принципиальной неразрешимости связанных с этим воистину трагических противоречий.

§ 12 «Интенциональность индивидуального мироотношения как атрибут становящейся человеческой целостности»

Индивидуальное мироотношение характерно для всякого полноценного, действительно целостного человеческого существа. Вне зависимости от своей специфики, мироотношение индивида – это прежде всего именно отношение. Интегрируя в себе всё содержание человеческой целостности, выступая её экзистенциальным репрезентантом, индивидуальное мироотношение с необходимостью отражает непрерывное преобразование её разнообразных общих и частных свойств в соответствии с изменением существенных особенностей тех фрагментов Мира, которые каким-либо образом манифестируют себя.

В процессуальном измерении целостное мироотношение выступает как совокупность сопряжено развивающихся частных процессов мироопределения и миротворения, сближающих индивида с Миром, обеспечивающих возможность раскрытия его естества вовне. Мироопределение являет собой отождествление объективно существующего многореального Мира с самостоятельно выработанными и/или усвоенными представлениями о нём. Миротворение – это самопреобразование содержания интимного духовного мира и внесения индивидуального вклада в становление реалий человекоразмерной действительности посредством символосозидания.

Атрибутом индивидуального мироотношения человеческого существа является интенциональность, то есть общая латентная специфическая предметно-смысловая направленность, изначально-сущностная устремлённость к чему-либо, селективная сосредоточенность на некоторой части актуально/потенциально доступных фрагментов Мира. Интенциональность мироотношения всегда обнаруживается как интенция – одна из возможных частных разновидностей его актуальной направленности на какие-либо конкретные и абстрактные предметы и процессы, реально-ситуативная сконфигурированность мотивационно-смыслового содержания мироопределения и миротворения.

Интенциональность мироотношения может концентрированно выражаться в рамках трёх типичных, тяготеющих к взаимоисключению вариантов, при обсуждении которых применимо определённое ключевое понятие. Первому из вариантов (ключевое понятие «иметь») присуща сфокусированность интенциональности мироотношения на потреблении. Развёртывание этого варианта оказывается возможным при доминировании природно-органических составляющих человеческого существования. При втором варианте (ключевое понятие «казаться») интенциональность мироотношения фокусируется на ценностях. Данный вариант оказывается реализуемым при доминировании социально-личностных составляющих человеческого существования. Третий вариант (ключевое понятие «быть») предполагает, что в фокусе интенциональности мироотношения оказывается благо. Такой вариант может иметь место при доминировании духовно-душевных составляющих человеческого существования.

Интенциональность индивидуального мироотношения и, соответственно, его доминирующая в данный момент интенция не могут не играть определённой роли в становлении человеческой целостности по конкретному – тоталитарному, партитивному или гармоническому – типу. Эта роль, конечно же, не является однозначно фундирующей, тем не менее, она достаточно важна для того, что бы в рамках исследований, подобных настоящему, ей было уделено должное внимание. Впрочем, нельзя не учитывать и то, что и сформировавшийся тип человеческой целостности влияет на специфику мироотношения, его интенциональность и доминирующую интенцию.

Четвертая глава «Ограничение и компенсация способностей и потребностей человека и проблема изменения характера его целостности»

§ 13 «Ограничение и компенсация способностей и потребностей человека и становление его целостности»

Специфика соотношения присущих человеку способностей и потребностей состоит в отсутствии строгой, однозначной взаимообусловленности отдельных составляющих их комплекса. Часто бывает так, что какая-то способность индивида оказывается применимой для удовлетворения нескольких потребностей, причём не только сходных между собой, но и существенно отличающихся друг от друга. Точно так же удовлетворение определённой потребности человеческого существа может происходить посредством актуализации более или менее широкого круга в какой-либо мере соответствующих ей способностей. Такое – много-многозначное – соотношение способностей и потребностей следует признать атрибутом человеческой целостности.

Некоторые из потребностей и те способности, полноценная реализация которых в принципе могла бы стать процессом их по-настоящему исчерпывающего удовлетворения, непременно оказываются рассогласованными по причине существенно различного уровня развития. В данных обстоятельствах у индивида появляется реальная, порой острая нужда в компенсации одних – недостаточно развитых – составляющих комплекса способностей и потребностей другими, то есть в их частичном восполнении или полной замене.

Конкретные способности и потребности человеческого существа могут быть соотнесены в соответствии с их качественными и количественными характеристиками. Учёт этих характеристик позволяет вести речь о возможности протекания и о главенствующих параметрах процессов ограничения и компенсации способностей и потребностей.

Компенсация ограниченных способностей или потребностей другими возможна только при совпадении их качественных и расхождении количественных характеристик. В данном суждении фиксируются необходимые, существенные, устойчивые и повторяющиеся отношения между способностями и потребностями человека, а потому имеет смысл признать его одной из возможных формулировок закона их ограничения и компенсации. Следствия, вытекающие из этого закона, могут быть выражены посредством представленных ниже формулировок.

Следствие 1. Избыточность по отношению друг к другу совпадающих по качеству способностей или потребностей ограничивает возможность их актуализации.

Следствие 2. Недостаточность по отношению друг к другу совпадающих по качеству способностей или потребностей определяет возможность их частичной компенсации.

Следствие 3. Избыточность способностей и недостаточность совпадающих с ними по качеству потребностей компенсируется за счёт актуализации качественно иных потребностей.

Следствие 4. Недостаточность способностей и избыточность совпадающих с ними по качеству потребностей компенсируется за счёт актуализации качественно иных способностей.

Анализ наиболее общих качественных и количественных понятиеобразующих признаков, присущих человеческой целостности свидетельствует о принципиальной вариативности её воплощения в тоталитарном и партитивном типах.

Специфика индивидуального мироотношения человека находится в состоянии взаимообусловленности с различными свойствами его целостности. При этом мироотношение может выступить в одном из двух вариантов: в пассивном, проистекающем из ограниченности избыточных потребностей, или же в активном, возникающем при условии ограниченности избыточных способностей. Недостаточность каких-либо способностей и сопряжённая с нею избыточность единокачественных по отношению к ним потребностей определяет наличие пассивного подтипа целостности человека; при обратном варианте соотношения способностей и потребностей имеет место активный подтип.

Кроме того, мироотношение обретает и проявляет сомацентрический, персонацентрический или же спиритоцентрический характер, что обусловлено устойчивым доминированием в жизни индивида её природной, социальной или же духовной стороны. Сомацентрический, персонацентрический или же спиритоцентрический характер каждого из подтипов обусловлен ярко выраженной рассогласованностью соответствующих составляющих комплекса способностей и потребностей индивида.

Всё это свидетельствует о целесообразности разделения тоталитарного и партитивного типов целостности человека на следующие подтипы: пассивно-сомацентрический, активно-сомацентрический, пассивно-персонацентричес-кий, активно-персонацентрический, пассивно-спиритоцентрический, активно-спиритоцентрический.

Однозначному пониманию содержания теоретических положений, отражающих особенности различных сторон процессов ограничения и компенсации способностей и потребностей будет содействовать их иллюстрирование практическими, реально-жизненными примерами. Сексуальная сфера человеческого существования является одной из главенствующих на протяжении большей части жизни индивида. Данное обстоятельство явилось основанием для обращения к примерам, имеющим какое-либо отношение к данной сфере. Неразрывная внутренняя связь между собственно сексуальными, квазисексуальными и парасексуальными проявлениями человека с одной стороны и теми проявлениями, которые не имеют очевидной сексуальной окраски – с другой, обусловливает возможность использование двух вариантов примеров. В одних случаях избранные примеры показывают, каким образом в различных ситуациях недостаточность развития определённых сексуальных составляющих комплекса способностей и потребностей индивида компенсируется за счёт его качественно иных, несексуальных составляющих. В других случаях примеры позволяют продемонстрировать конкретно-ситуативные пути реализация компенсаторного потенциала сексуальных способностей и потребностей по отношению к несексуальным.

§ 14 «Варианты соотношения природно-органических способностей и потребностей человека»

Не отвечающие требованиям жизни способности и потребности индивида, относящегося к представителям тоталитарного типа человеческой целостности компенсируются лишь частично. Если же целостность человеческого существа принадлежит к партитивному типу, то свойственный ему исходный недостаток той или иной составляющей комплекса способностей и потребностей практически не компенсируется.

При наличии любых подтипов тоталитарного и партитивного типов человеческой целостности компенсация недостаточности одной из трёх оставляющих комплекса способностей и потребностей индивида, природно-органической, социально-личностной и духовно-душевной, осуществляется за счёт двух других составляющих. Возникающие при этом компенсаторные явления характеризуются крайним пространственно-временным и содержательным разнообразием.

Всякая насущная природно-органическая потребность должна удовлетворяться регулярно, по мере её обострения, в первую очередь – за счёт актуализации соответствующих ей природно-органических способностей. Но если это оказывается невозможным, то обычно развёртывается процесс её компенсации за счёт актуализации социально-личностных и/или духовно-душевных составляющих комплекса способностей и потребностей.

Существует два основных варианта соотношения природно-органических способностей и потребностей человека. В первом варианте способности окажутся недостаточными, а потребности, соответственно, избыточными. Характер реализации целостного мироотношения будет здесь пассивным сомацентрическим. Во втором варианте соотношение способностей и потребностей явится прямо противоположным, а проявление мироотношения индивида – активным сомацентрическим. Оба указанных варианта соотношения способностей и потребностей предполагают развитие человеческой целостности по тоталитарному и партитивному типам.

Если становление человеческой целостности происходит по тоталитарному пассивно-сомацентрическому подтипу, то избыточно акцентированная опора на социально-личностные способности обеспечивает возникновение таких явлений, как вуайеризм и эксгибиционизм, фетишизм, регулярное и целенаправленное потребление порнографической продукции, непосредственное, подчас нескрываемое и даже навязчиво демонстрируемое паразитирование на близких и т. п. Попытка индивида найти опору в своих духовно-душевных способностях и только в них нередко приводит к сведению его сексуальной жизни исключительно к её прокреативной составляющей, реализуемой настолько редко, насколько это позволяют обстоятельства; в иных случаях существенную роль в жизни человека могут играть феномены, порождаемые его собственной фантазией, в частности – «безнадёжная влюбленность», бесплодные мечты о физическом совершенстве и неотразимой привлекательности для потенциальных половых партнёров; в отдельных ситуациях оказывается возможной и сублимация посредством подлинного творчества.

При становлении целостности человеческого существа по партитивному пассивно-сомацентрическому подтипу характерным признаком индивида оказывается животность, недвусмысленно проявляющаяся вовне, в частности, в различных формах гиперсексуальности, в том числе – исключительно поисковой. Потенциальная животность человеческого существа может обрести актуальность и иначе, например – посредством так называемой провоцируемой измены, афродизиомании или чревоугодия.

Особенности становления человеческой целостности по тоталитарному активно-сомацентрический подтипу заключаются в следующем: в случаях, когда недостаток природно-органической составляющей потребностей частично компенсируется за счёт их социально-личностной составляющей индивид неукоснительно следует моде, ведёт себя так, как его «обязывает положение»; в случаях же выхода на первый план духовно-душевной составляющей потребностей характерным вариантом самопрезентации индивида становится графомания и подобная ей квазитворческая активность.

О том, что становление целостности человеческого существа протекает по партитивному активно-сомацентрическому подтипу, вполне явственно будут свидетельствовать проявления им асексуальности и гипосексуальности.

§ 15 «Недостаточность и избыточность социально-личностных способностей и потребностей индивида»

Вне зависимости от специфики протекания процесса становления человека развитию каких-либо составляющих его способностей препятствуют многообразные социальные реалии. При этом какие-то другие составляющие его способностей усиленно развиваются.

При развёртывании человеческой целостности по тоталитарному пассивно-персонацентрическому подтипу недостаточное развитие социально-личностной составляющей способностей частично компенсируется за счёт их природно-органической или же духовно-душевной составляющей. Явное доминирование природно-органической направленности компенсаторных процессов порождают такие пара- и квазисексуальные феномены, как: аутоэротизм, зачастую реализующийся в виде онанизма, специфические генитально-негенитальные телесные контакты, зоофилию, некрофилию, сексуальную наркоманию, проявляющуюся в частности в различных вариантах мессалинизма; использование полового акта для самоутверждения, общения, ухода от одиночества, достижения внесексуальных социальных целей, поддержания социального статуса, сексуальные игры; применение любовных напитков, пластические операции, добровольная кастрация. Тогда же, когда компенсаторные процессы имеют преимущественно духовно-душевную направленность, в жизни человека нередко появляется так называемый психический онанизм, альтернативами которого могут оказаться внешняя религиозность, какие-то магические практики, сектантство, энергичная проповедь пессимизма и ненависти к жизни.

Осуществление человеческой целостности по партитивному пассивно-персонацентрическому подтипу приводит к возникновению весьма серьёзно различающихся, но при этом заведомо бесплодных форм социальной зомбированности человеческого существа.

В тех случаях, когда становление человеческой целостности происходит по тоталитарному активно-персонацентрическому подтипу, частичная компенсация недостаточности социально-личностной составляющей потребностей может осуществляться посредством раскрытия потенциала их природно-органической составляющей, что находит выражение в стремлении индивида к установлению «половых рекордов», в занятиях сугубо индивидуальными видами физкультурно-спортивной деятельности. Если же в компенсаторный процесс вовлекается духовно-душевная составляющая потребностей, то здесь нередко обнаруживается вид творчества, находящий воплощение в разнородных и разнообразных созидательных процессах, квинтэссенциальное содержание которых позволяет рассматривать их обобщённо и обозначать термином «писание в стол».

При становлении человеческой целостности по партитивному активно-персонацентрическому подтипу некомпенсируемый недостаток социально-личностных потребностей приводит индивида к социальной зомбированности в формах «нормативного» полового воздержания.

§ 16 «Развитие духовно-душевных способностей и потребностей и становление гармонической целостности человека»

Способности и потребности, наличие/отсутствие которых позволяет чётко и однозначно отделить человека от всякого иного, даже подобного ему существа, имеют духовно-душевный характер. Соответственно, они значительно отличаются от тех человеческих способностей и потребностей, которые являются природно-органическими и социально-личностными.

Для мироотношения, складывающегося в условиях устойчивого доминирования духовно-душевной стороны человеческого существования, характерно сочетание богатой конкретно-содержательной наполненности с критичностью индивида по отношению к процессу и результатам мироопределения и миротворения. Экстраполятивно-компенсаторные мыслительные процессы, в том числе имеющие интуитивный характер, развёртываются в сознании индивида, позволяя ему элиминировать ложные видимости, осуществлять деполяризацию и деконцептуализацию тех природно и социально детерминированных элементов мироотношения, которые сформировались ранее. Содержание целостного мироотношения индивида, последовательно переживая эволюционно-инволюционные и бифуркационные фазы своего становления, постепенно аккумулирует в себе черты надвременного/надпространственного образа всеобщего. Мироотношение индивида гармонизируется, субъективно-индивидуаль-ное в нём объективируется, объективно-надиндивидуальное субъективируется. Более того, преобразуется весь внутренний, духовно-душевный мир человека; его надопытное, трансэмпирическое, трансцендентное содержание становится главенствующим, задающим смысл началом для всякого иного содержания.

При становлении человеческой целостности по тоталитарному активно-спиритоцентрическому подтипу частичную компенсацию недостаточных потребностей позволяет осуществить актуализация её природно-органической и социально-личностной составляющих. В первом случае для индивида характерно проявление жертвенных наклонностей в форме мазохизма. Во втором случае также имеют место жертвенные наклонности, которые обнаруживаются в форме трудоголизма.

В условиях становлении человеческой целостности по тоталитарному пассивно-спиритоцентрическому подтипу частичная компенсация недостаточности духовно-душевной составляющей способностей происходит за счёт природно-органической и социально-личностной составляющих способностей индивида. Актуализация природного потенциала приводит, например, к тому, что половой акт становится средством то для собственной релаксации, то для познания действительности через партнёра, отношение к которому иногда приобретает садистский характер. Если же компенсация происходит за счёт социально-личностной составляющей способностей, то по ходу этого процесса могут возникнуть феномены рекреативной сексуальности, самонадеянности, алкогольного театра или же «заумного языка».

Становление человеческой целостности по партитивному пассивно-спиритоцентрическому подтипу, когда по-настоящему действенная компенсация недостаточности духовно-душевной составляющей способностей оказывается невозможной, может вызвать к жизни, в частности, такой феномен, как религиозный фанатизм, который нередко находит выражение в форме аскетизма.

Ситуация становления целостности человеческого существа по партитивному активно-спиритоцентрическому подтипу предполагает принципиальную некомпенсируемость недостатка духовно-душевной составляющей свойственных ему потребностей. В число отличительных черт индивида, становление целостности которого происходит по этому подтипу, входит религиозный фанатизм, проявляющийся в форме мессианства.

Если тоталитарный и партитивный типы человеческой целостности естественным образом дифференцируются на подтипы, то в рамках гармонического типа ничего подобного не наблюдается. Это обеспечивается за счёт предельно точной согласованности, взаимного соответствия природно-органических, социально-личностных и духовно-душевных составляющих самой гармонической целостности, а также свойственных индивиду тенденций к активному и пассивному внешнему проявлению особенностей своего мироотношения. Способности и потребности человека, целостность которого пребывает в состоянии гармонии, характеризуется оптимальным соотношением как друг с другом, так и с условиями актуализации. Данное состояние труднодостижимо и малоустойчиво. Гармоничность сравнительно легко утрачивается целостным человеческим существом под воздействием многих разнородных и разнообразных факторов.

В рамках целостности, находящейся в состоянии гармонии, ни одна из её составляющих не только не утрачивает самобытности своего естества, но и получает возможность её проявить. Природно-органическая, социально-личностная и духовно-душевная составляющие человеческой целостности даже при достижении предельно точного взаимного соответствия, согласованности друг с другом живут как субстанционально, так и функционально не только общей, но и собственной жизнью, сохраняя и проявляя при этом естественные для себя свойства. Впрочем, индивидуальные свойства составляющих человеческой целостности вторичны по отношению к её системным свойствам, к присущим ей способностям и потребностям. Что же касается последних, то их соотношение друг с другом и с условиями актуализации утрачивает прежнюю меру оптимальности при любых преобразованиях человеческой целостности. Направленность и масштаб изменений этой меры существенным образом определяют специфику вновь возникающего состояния человеческой целостности и, соответственно, её типа и подтипа.

В Заключении диссертации формулируются теоретические положения, ставшие итогом завершённого исследования и намечаются перспективные направления дальнейшего изучения человека как целостного природно-социально-духовного существа, его способностей и потребностей.

В Списке использованной литературы представлено 430 наименований литературных источников, использованных при подготовке текста диссертации.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах:

  • Беляев, И.А. Становление способностей в контексте человеческой целостности / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 1999. – № 3. – С. 24-28.
  • Беляев, И.А. Человеческая целостность в теоцентрическом измерении / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2003. – № 6. – С. 4-8.
  • Беляев, И.А. Ценностное содержание целостного мироотношения / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2004. – № 2. – С. 9-13.
  • Беляев, И.А. Интенциональность целостного мироотношения / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2007. – № 1. – С. 29-35.
  • Беляев, И.А. Способности и потребности как континуум системных свойств человеческой целостности / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2009. – № 1 (95), январь. – С. 9-13.
  • Беляев, И.А. Ограничение и компенсация способностей и потребностей целостного человеческого существа / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2009. – № 2 (96), февраль. – С. 24-30.
  • Беляев, И.А. Целостность человеческого существа : опыт типологизации / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2009. – № 5 (99), май. – С. 4-10.
  • Беляев, И.А. Человеческое существо как природно-социально-духовная целостность : особенности системной организации / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2009. – № 7 (101), июль. – С. 119-127.
  • Беляев, И.А. Адаптация как форма становления индивидуальной целостности человека / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2010. – № 2 (108), февраль. – С. 4-10.
  • Беляев, И.А. Творчество как форма становления индивидуальной целостности человека / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2010. – № 10 (116), октябрь. – С. 28-32.
  • Belyaev, Igor А. Human being : integrity and wholeness / Igor А. Belyaev // Журнал Сибирского федерального университет. Серия «Гуманитарные науки». – 2011. – Т. 4. – № 5, май. – С. 633-643.

Монографии и коллективные монографии:

  • Беляев, И.А. Целостность и свобода человека : монография / И.А. Беляев, А.М. Максимов. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2004. – 180 с.
  • Беляев, И.А. Целостность человека в аспекте взаимосвязи его способностей и потребностей : монография / И.А. Беляев. – Оренбург : ОГИМ, 2011. – 360 с.
  • Беляев, И.А. Потребность в защищенности и способности человека / И.А. Беляев // Жизненная защищенность человека : коллективная монография / под ред. В.А. Анлрусенко. – Оренбург : УрАГС, 1997. – С. 95-100.
  • Человек самоопределяющийся : коллективная монография / И.А. Беляев, В.В. Кашин, А.М. Максимов и др. ; под ред. И.А. Беляева. – Екатеринбург : Изд-во УрАГС; Оренбург : Филиал УрАГС в г. Оренбурге, 2004. – С. 3-24, 51-62, 99-100.
  • Беляев, И.А. Способности и потребности человека / И.А. Беляев // Бытие человека : феномены и смыслы : коллективная монография / под ред. И.А. Беляева, Ю.Ш. Стрельца. – Оренбург : РИК ГОУ ОГУ, 2006. – С. 26-40.
  • Беляев, И.А. Типология человеческой целостности / И.А. Беляев // Человек и его социальное существование: коллективная монография / под ред. И.А. Беляева, А.М. Максимова. – Оренбург : Издательский центр ОГАУ, 2007. – С. 5-15.
  • Беляев, И.А. Личность как социальная ипостась человека / И.А. Беляев / Социальный космос человека : коллективная монография / отв. ред. Ю.Ш. Стрелец, Г.Г. Коломиец. – Оренбург : Печатный дом «Димур», 2008. – С. 48-67.

Статьи:

  • Беляев, И.А. О становлении способностей человека / И.А. Беляев // Матер. конф. «Единство естественнонаучного и гуманитарного компонентов культуры личности». – Оренбург : ОГУ, 1997. – С. 61-66.
  • Беляев, И.А. Целостность способностей человека / И.А. Беляев // Формирование способностей человека. Материалы регионального симпозиума / под ред. В.А. Андрусенко, И.А. Беляева, В.В. Войтина. – Оренбург : ОФ УрАГС, 1999. – С. 9-11.
  • Беляев, И.А. Духовная основа самоопределения человека (По Ф.М. Достоевскому) / И.А. Беляев, В.Н. Мордвинцева // Формирование способностей человека. Материалы регионального симпозиума / под ред. В.А. Андрусенко, И.А. Беляева, В.В. Войтина. – Оренбург : ОФ УрАГС, 1999. – С. 12-17.
  • Беляев, И.А. К экзистенциальному пониманию пошлости : социокультурная действительность и способности человека / И.А. Беляев // Мудрость бытия и пошлость быта. Материалы регионального симпозиума / под ред. В.А. Андрусенко (отв. редактор), И.А. Беляева, В.В. Войтина, Ю.Ш. Стрельца. – Оренбург : ОФ УрАГС, 1999. – С. 14-25.
  • Беляев, И.А. Человек как целостное природно-социально-духовное существо / И.А. Беляев // Обретение и постижение духовности. Материалы регионального симпозиума / под ред. И.А. Беляева. – Оренбург : ОФ УрАГС, 2000. – С. 13-15.
  • Беляев, И.А. Натуроцентрический подход к исследованию человека как целостности / И.А. Беляев // Духовность и государственность. Сборник научных трудов. Выпуск 1 / под ред. И.А. Беляева. – Оренбург : ОФ УрАГС, 2000. – С. 23-35.
  • Беляев, И.А. Человеческая целостность в контексте культуры / И.А. Беляев // Акчурин Б.Г., Лукьянов А.В., Янгузин А.Р. История трансцендентальной философии в Республике Башкортостан. 10 лет фихтевскому обществу. Приложение. – Уфа : БашГУ, 2001. – С. 358-365.
  • Беляев, И.А. Человеческая целостность : онтические и экзистенциальные составляющие / И.А. Беляев // Человек. Целостность. Духовность. Материалы заочной межвузовской научно-теоретической конференции / под ред. И.А. Беляева. – Оренбург : ОГУ, 2001. – С. 12-17.
  • Беляев, И.А. Социальное и духовное в человеческом существовании / И.А. Беляев // Духовность и государственность. Сборник научных трудов. Выпуск 2 / под ред. И.А. Беляева. – Оренбург : ОФ УрАГС, 2001. – С. 5-20.
  • Беляев, И.А. Культура, субкультура, контркультура / И.А. Беляев, Н.А. Беляева // Духовность и государственность. Сборник научных статей. Выпуск 3 / под ред. И.А. Беляева. – Оренбург : Филиал УрАГС в г. Оренбурге, 2002. – С. 5-18.
  • Беляев, И.А. Одухотворение души и становление духовности / И.А. Беляев // Гуманитарные и социальные науки : Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 3. – Магнитогорск : МГТУ, 2003. – С. 15-20.
  • Беляев, И.А. Человек. Личность. Самоопределение / И.А. Беляев // Антропологический принцип в философии и проблема развития личности в начале XXI века : Материалы научной конференции. Ч. 2. – Екатеринбург : ГОУ ВПО УГТУ-УПИ, 2003. – С. 58-63.
  • Беляев, И.А. Молодежная субкультура как фактор становления человеческой целостности / И.А. Беляев, Н.А. Беляева // Управление социальными процессами в регионах : Третья Всероссийская науч.-практ. конф.. Ч. 1. : Регион как социум : социальная структура, институты и процессы : Сб. статей – Екатеринбург, 2003. – С. 24-27.
  • Беляев, И.А. Адаптация и творчество как формы онтогенеза человеческой целостности/ И.А. Беляев // Носитель идеального образа. Образ философа в рефлексиях учеников : Сб. научн. статей, посвящ. 60-летию заслуж. деятеля науки РФ, д-ра филос. наук, проф. Д.В. Пивоварова (Екатеринбург, 29 октября 2003 г.) Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2003. – С. 52-59.
  • Беляев, И.А. Человек, его дух, душа, духовно-душевные способности и потребности : эскиз христианского видения / И.А. Беляев // Духовность и государственность. Сборник научных статей. Выпуск 4 / под ред. И.А. Беляева. – Екатеринбург : УрАГС; Оренбург : Филиал УрАГС в г. Оренбурге, 2005. – С. 62-75.
  • Беляев, И.А. Целостность человеческого существа и роль свободы в его становлении / И.А. Беляев, А.М. Максимов // Известия ОГАУ. – 2005. – № 2 (6). – С. 113-116.
  • Беляев, И.А. Свобода как проблема природного, социального и духовного существования человека / И.А. Беляев, А.М. Максимов // Известия ОГАУ. – 2006. – № 2 (10). – С. 36-40.
  • Беляев, И.А. Организм и природно-органические способности и потребности человека // Известия ОГАУ. – 2006. – № 3 (11). – С. 101-105.
  • Беляев, И.А. Проблема становления человеческой целостности в контексте диалектического противоречия самобытия и инобытия / И.А. Беляев, А.М. Максимов // Философия. Культура. Гуманизм : история и современность. Материалы международной научно-практической конференции (Оренбург, 9-10 ноября 2006 г.). – Оренбург : ИПК ГОУ ОГУ, 2006. – С. 179-185.
  • Беляев, И.А. Онтогенетические механизмы становления человеческой целостности : опыт системно-синергетического анализа / И.А. Беляев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2006. – № 10, ч. 1. – С. 137-143.
  • Беляев, И.А. Понятие индивидуальных способностей личности / И.А. Беляев // Через культуру – к профессии. Материалы конференции. – Оренбург : ИПК ГОУ ОГУ, 2007. – С. 44-50.
  • Беляев, И.А. Целостное мироотношение и границы индивидуальной свободы человека / И.А. Беляев, А.М. Максимов // Человек : горизонты духовного развития : материалы российской очно-заочной научно-практической конференции, посвящённой памяти доктора философских наук В.А. Андрусенко / Филиал Уральской академии государственной службы в г. Оренбурге ; под ред. Беляева И.А. – Оренбург : ООО Агентство «ПРЕССА», 2009. – С. 4-18.
  • Беляев, И.А. Целостное мироотношение, самоопределение и свобода / И.А. Беляев, А.М. Максимов // Позиции философии в современном обществе : материалы всерос. науч. конф., посвящ. 45-летию филос. фак. Урал. гос. ун-та им. А.М. Горького, Екатеринбург, 19-20 мая 2010 г. В 2 т. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2010. – Т. 1. – С. 74-78.
  • Беляев, И.А. Гармоническая целостность человека и её становление в условиях современной российской культурной действительности / И.А. Беляев // Сборник материалов международной науч. конф. «Наука и образование : фундаментальные основы, технологии, инновации». – Оренбург : ОГУ, 2010. – Ч. 1. – С. 28-32.
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.