WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Философские основания теории соци-альной работы

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На  правах  рукописи

ЛЫГИНА МАРИНА АРКАДЬЕВНА

 

 

ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Специальность: 09.00.11 – социальная философия

 

 

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

 

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2011


Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО «Российского государственного педагогического университета им А.И.Герцена».

 

Научный консультант – заслуженный работник высшей школы РФ,

доктор философских наук, профессор,

Балахонский Виталий Витальевич

 

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Елисеев Олег Павлович;

доктор философских наук, профессор Гречаный Вячеслав Васильевич;

доктор философских наук, профессор Кузнецов Дмитрий Иванович.

Ведущая организация – Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина.

Защита состоится «___» ___________2011 года в ___ часов на заседании Совета Д 212.199.24 по защите докторских и кандидатских диссертаций в Российском государственном педагогическом университете им. А.И.Герцена по адресу: 197046, Санкт-Петербург, ул. Малая Посадская, д. 26., факультет философии человека,  ауд. 317

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена.

Автореферат разослан «___» ____________ 2011 года.

Учёный секретарь Совета ______________________ А.М.Соколов     

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что при резких изменениях характера и форм общественных отношений, происходит ломка привычных стереотипов жизненного опыта людей, в результате чего, многие из них утрачивают свой социальный статус и жизненные перспективы. Серьезные трудности, продуцируемые стихийным, рыночным развитием, ведут к росту социальной напряженности и порождают социальные проблемы, с которыми невозможно справиться самостоятельно. Данные факторы обусловливают необходимость и значимость широкого развертывания социальной работы как особого вида деятельности общества и государства. Однако, данный процесс не получает должного развития из-за отсутствия в теории и практике социальной работы в России ясного концептуального понимания специфики характерного для нее субъектно-объектного взаимодействия, места и роли социальной работы в системе общественных отношений, её телеологического и аксиологического обоснования.

Быстро прогрессирующая практика социальной работы настоятельно требует перехода от феноменологического описания к ее глубокому научному осмыслению и систематизации, к опережающему  теоретизированию. При решении этой задачи не обойтись без философско-мировоззренческих и методологических обобщений.

В современной практике социальной работы широко используется понятийно-категориальный аппарат, заимствованный из различных наук - психологии, социологии, медицины и др., что часто ведет к подмене смысла используемых терминов, неоднозначности их понимания, проблеме их когерируемости. Подобное положение настоятельно требует разработки единого универсального языка описания, создания четкой системы понятий и категорий, что невозможно осуществить без философского концептуального осмысления. Следует констатировать, что в научной литературе эта задача далека от своего разрешения.

Особая значимость проведенного диссертационного исследования обусловлена тем, что теория и практика социальной работы непосредственно связана с человеком,  с взаимоотношениями между личностью и коллективом, между социальными группами, между личностью, обществом и государством. Данный вид социальной деятельности направлен на реализацию процесса социализации человека, на совершенствование общественных отношений, на проведение в жизнь идей гуманизма и справедливости. Через осмысление и развитие этих идей осуществляется непосредственная связь социальной работы с философской проблематикой. 

Особую актуальность теме исследования придает то, что российская практика социальной работы испытывает серьезные системные трудности. Они связанны с проблемой общего снижения уровня социальной защищенности населения; недостаточным государственном финансировании системы социальной работы; в тенденции неограниченной коммерциализации всех сфер жизнедеятельности общества, не учитывающей реальные материальные возможности населения.

Важной концептуальной основой подобных негативных факторов выступает стремление некритически заимствовать чужой, часто менее эффективный, опыт организации социальной работы западных стран (прежде всего США), представляющийся реформаторам привлекательным в силу кардинального сокращения участия государства в регулировании системы социальной работы. Подобная ситуация обусловливает особую актуальность теоретического осмысления проблемы соотношения традиций и инноваций в сфере теории и практики социальной работы.

Степень разработанности темы. Теоретические проблемы социальной работы в ХХ веке решались многими зарубежными философами, социологами, психологами, специалистами других отраслей гуманитарного знания. Можно отметить большую значимость для становления теории социальной работы как науки трудов М.Ричмонд, К.Левина, Дж.Хоуманса, А.Зандера. Дальнейшее развитие эта теория нашла в работах таких исследователей, как М.П.Фоллетт, Ф.Селзник, Р.Мертонг, М.Залд, Е.Гоффман, Р.Кантер и др. Их исследования в своем теоретическом и методологическом обосновании апеллировали к определенным философским концепциям – позитивистским, антропологическим, экзистенциальным, феноменологическим, культурологическим и т.п. Это позволило глубже понять сущность отдельных аспектов социальной работы, ее функций и методов, но целостного, системного философского осмысления данного социального феномена достигнуто не было.

Отечественная практика социальной работы обладает существенной спецификой в сравнении с зарубежным опытом, что требует и специфических философских подходов.

Изучением особенностей развития и становления социальной работы как самостоятельной научной отрасли, занимаются ведущие российские исследователи, такие как С.А.Беличева, С.И.Григорьев, Л.Г.Гуслякова,      С.В.Дармодехин, И.Г.Зайнышев, И.А.Зимняя, Э.Ш.Камалдинова,               В.В.Колков, И.М.Лаврененко, А.И.Ляшенко, А.В.Мартыненко,                   В.П.Мошняга, В.А.Никитин, А.М.Панов, П.Д.Павленок, В.А.Сластенин,  Л.В.Топчий, А.Б.Тугаров, М.В.Фирсов, Е.И.Холостова, Б.Ю.Шапиро, В.Н.Ярская.

В отечественной науке большое внимание уделяется исследованию теории и практики социальной работы. Среди работ, посвященных этой тематике можно выделить труды В.Альперович, С.А.Беличевой, Л.К.Грачева, С.И.Григорьева, И.А.Григорьевой, Л.Г.Гусляковой, Н.С.Данакина, В.В.Колкова, О.С.Лебединской, Г.П.Отюцкого, П.Д.Павленка, А.С.Сорвиной, С.В.Тетерского, Е.И.Холостовой, Т.В.Шеляг, Н.П.Щукиной и многих других ученых. В их исследованиях раскрываются важные теоретические основы практики социальной работы, обозначаются нерешенные концептуальные проблемы, требующие своего философского осмысления.

Научно-методические аспекты психосоциальной работы, её содержание и методика, влияние психологических теорий на разработку и развитие моделей практической социальной работы представлены в работах М.В.Фирсова, Б.Ю.Шапиро, Л.В.Сафроновой, В.Б.Никишиной, Т.Д.Василенко.

Следует отметить, что специальных философских исследований, посвященных изучению именно социальной работы, очень мало, тем не менее, в трудах многих авторов присутствуют теоретико-методологические моменты, касающиеся познания философских оснований той формы общественных отношений, которая соответствует деятельности по оказанию социальной помощи.

Весьма плодотворным для осмысления природы социального служения являются работы религиозных философов конца XIX — начала XX вв., сделавших попытку раскрыть социальный смысл мотивов милосердия и благотворительности. Наиболее заметное место среди представителей этого направления принадлежит В.С.Соловьёву, В.В.Розанову, С.Н.Булгакову, П.А.Флоренскому, ориентировавшимся на искоренение в мире социальной несправедливости, деяний зла и общественных пороков путём осуществления милосердия и благотворительности через принципы христианского учения.

Фундаментальный анализ сущностных характеристик социального служения в аспекте морального обоснования религии в целом, представлен в трудах выдающихся западных авторов конца XIX — начала XX вв.: К.Тиле, Г.Зибека, М.Вебера, П.Тиллиха, А.Швейцера, Э.Трёльча, М.Бубера. Философский анализ основ социальной деятельности церкви содержится в исследованиях немецкого историка и философа А.Гарнака.

Концептуальный подход к объективному изучению и поиску основ интеграции светских концепций социальной работы и концепций социального служения религиозных организаций осуществили М.П.Мчедлов, В.В.Горбунов, В.Л.Вихнович, С.В.Зуев, Б.У.Китинов, С.В.Медведенко, А.А.Нуруллаев, Э.Г.Филимонов, Е.С.Элбаякян, Е.В.Мачалов, Ф.А.Айязитов. Проблема социального служения религиозных конфессий через призму специфических особенностей светской социальной работы была актуализирована в работах отечественных авторов: Е.И.Холостовой, В.И.Курбатова, В.С.Брежнева, С.В.Тетерского, М.В.Фирсова, В.Н.Ярской и др.

Немаловажное значение для понимания оснований социальной работы  в сфере индивидуального и общественного сознания имеют иррационалистические философские концепции, среди которых особо следует выделить философию Ф.Ницше (оперирование понятиями упадка и избытка жизни, исследование воли к власти для объяснения морали сочувствия и сверхчеловеческой морали) и «экзистенциалистов» Ж.-П.Сартра, А.Камю, К.Ясперса (коллизии «пограничной ситуации», конечности «бытия-к-смерти», одиночества и «заброшенности» в мир как экзистенциальные координаты оказания социальной помощи).

Должное обоснование симбиоза в животном мире получено в работах П.Кропоткина. Ценность его трудов в том, что в них содержится своеобразная попытка распространить на человеческое общество «закон взаимопомощи» животных, выделяемый в качестве противовеса дарвинистскому закону борьбы за существование.

Исследование социальной помощи в контексте диалектики производственных сил и производственных отношений, социально-экономических связей индивидов и раскрытия противоречий капиталистического общества было предпринято учёными, стоявшими у истоков марксизма как широкого философского течения и особого мировоззрения (К.Маркс, Ф.Энгельс, П.Лафарг, В.И.Ленин, Г.В.Плеханов, А.Грамши и др.).

В советской и российской философии следует выделить исследования, имеющие большое методологическое значение для изучения антропологических, методологических, телеологических и аксиологических философских оснований социальной работы. В этой связи, следует отметить работы Э.В.Ильенкова, Т.И.Ойзермана, И.С.Нарского, М.К.Мамардашвили, Е.И.Холостовой, В.И.Стрельченко, В.В.Балахонского, А.А.Королькова, А.А.Грякалова,  Ю.И.Ефимова, К.В.Султанова, И.Б.Романенко, В.В.Гречаного, А.Б.Тугарова и других философов.

Внимание смежным с философией областям исследования, касающихся социальной работы, уделяется в трудах Е.Ярской-Смирновой, Л.Топчий, П.Павленок, Р.Дж.Эстеса и др. учёных. Основные направления современных исследований касаются проблем морали и нравственности в индустриальном и постиндустриальном обществе, толерантности и ксенофобии, роли социальной работы в развитии общества и снижении нравственности, подготовки специалистов по оказанию социальной помощи, философских аспектов использования технологического подхода в практике разрешения трудных жизненных ситуаций. Работы западных теоретиков Л.Шульмана, У.Шварца, Дж.Тафт, А.Минахен представляют интерес в связи с разработкой положений функциональной школы социальной работы, которая усматривает базис социальной помощи именно в природе общественного отношения.

Следует отметить, что, несмотря на внимание, проявленное в научных изданиях к теоретическим проблемам социальной работы, многие их аспекты продолжают оставаться недостаточно разработанными и содержат немало спорных вопросов.

Наиболее дискуссионными и неразработанными в данной области являются:  проблема определения специфики субъектно-объектных отношений в теории и практике социальной работы; проблема философско-мировоззренческого осмысления сущности, структуры и функций социальной работы, определения её места в системе общественных отношений; проблема философско-методологических оснований теории социальной работы; проблема соотношения традиций и инноваций в системе социальной работы.

Теоретически нерешенной в современной научной литературе остается проблема определения возможностей и перспективных тенденций развития современной системы социальной работы в России

Следует отметить отсутствие работ, непосредственно ориентированных на создание обобщенной философской теории социальной работы.

Таким образом, можно констатировать, что в научной литературе нашли свое отражение отдельные аспекты, связанные с проблематикой диссертационной работы, что позволяет осуществить намеченное исследование. Вместе с тем, необходимо указать, что целостного философского изучения мировоззренческих оснований социальной работы еще не дано в научной литературе.

Объектом исследования выступает теория и практика социальной работы в обществе.

Предметом исследования является система философско-мировоззренческих (метафизических, диалектических, позитивистских, антропологических, феноменологических, экзистенциальных, цивилизационных, культурологических и т.п.), нравственно-правовых и социокультурных оснований социальной работы.

В основе осуществления диссертационного исследования лежат следующие научные методы: субстратный, структурно-функциональный, системный, синергетический и вариативно-моделирующий. Исследование строится на принципах единства теории и практики, исторического и логического, принципе междисциплинарного анализа категорий.

Целью диссертации является изучение и теоретическая систематизация философско-мировоззренческих оснований социальной работы.

Реализация данной цели достигается через решение следующих познавательных задач:

  • Изучить процесс становления и развития теоретического осмысления феномена социальной работы в западной и отечественной философии.
  • Дать философско-мировоззренческое осмысление сущности, структуры и функций социальной работы, определить её место в системе общественных отношений.
  • Решить проблему философско-мировоззренческих оснований и функционально-операционального смысла социальной работы.
  • Осуществить субстратный анализ категориальной структуры философской теории социальной работы.
  • Выяснить философские аспекты проблемы соотношения традиций и инноваций в системе социальной работы.
  • Исследовать специфику синергетических, естественноправовых и нравственных оснований социальной работы.
  • Определить возможности и перспективные тенденции развития современной системы социальной работы в России.

Научная новизна диссертации состоит в следующем:

  • Разработаны основы нового направления философского познания – философии социальной работы. В диссертации раскрыта суть и мировоззренческая специфика этого направления, его основополагающие принципы и эвристические функции. Показано, что философия социальной работы представляет собой специальное направление философских исследований, направленное на раскрытие наиболее общих онтологических, гносеологических, методологических, антропологических и социальных закономерностей теории и практики социальной работы.
  • Осуществлен комплексный сравнительный анализ различных подходов к пониманию сущности социальной работы, представленных в западной и отечественной философии, позволяющий выявить наиболее дискуссионные проблемы философской теории социальной работы, которые и определили круг вопросов, рассматриваемых в диссертации.
  • Выявлены теоретические подходы к решению проблемы определения философско-мировоззренческих, нравственно-правовых и социокультурных оснований и функционально-операционального смысла социальной работы. В диссертации излагается авторская концепция сущности, структуры и функций социальной работы. Обосновано положение о том, что сфера действия социальной работы постоянно расширяется, ее объект по своему объему практически приближается ко всему населению конкретной страны, а сама социальная работа приобретает значение глобального базового процесса организации жизни человеческого общества в начале XXI века. Установлено, что понятие «социальная работа» обозначает специфическую форму государственного и негосударственного воздействия на социального субъекта и среду его существования, с целью обеспечения определенного уровня материальной, социальной и культурной жизни населения.
  • Произведен субстратный анализ категориально-понятийной структуры философской теории социальной работы. Показано, что социальная работа выступает одной из форм социальной деятельности, охватывающей лишь те её виды, которые направлены на обеспечение определенного уровня жизни и социальной активности наименее защищенных слоев населения. Выяснено, что социальная работа как общественное явление представляет собой своеобразную модель социальной помощи, которую общество реализует в конкретный исторический период, сообразно с особенностями национально-культурного, социально-политического развития и социальной политики государства. Понятия «социальная помощь», «социальная защита» и «социальное обеспечение» раскрывают отдельные аспекты социальной работы, при помощи которых достигается главная цель данной формы деятельности.
  • Раскрыты основания философии социальной работы в сфере синергетической методологической парадигмы, в области естественного права и нравственных отношений. Показано, что применение синергетического метода к изучению данного социального феномена открывает возможности для анализа воздействия случайных факторов в развитии общества на теорию и практику социальной работы. Обосновывается положение о том, что тесная связь правовой и нравственной детерминации социальной работы делает необходимым требование морального измерения правовых норм, в том числе непосредственно регламентирующих функционирование системы социальной работы общества.
  • Выдвинута и обоснована концепция социальной справедливости как аттрактора социальной работы. Показано, что нарушение принципа социальной справедливости играет роль, сходную с нарушением законности, поскольку правовое регулирование социальной работы должно быть ориентировано на поддержание справедливости, а сама справедливость выступает важной основой легитимации права.
  • Определены возможности и перспективные тенденции развития современной системы социальной работы в России. Предложена комплексная теоретическая модель социальной работы, основанная на изучении особенностей взаимодействия коллективистских традиций, сложившихся в советский период, и новаторско-творческих начал, представленных в современных теориях.

В диссертации выносятся на защиту следующие основные положения:

  • На современном этапе развития теории социальной работы назрела необходимость формирования нового направления философского познания – философии социальной работы, представляющей собой пограничную область философских исследований, смысл которой состоит в применении философской методологии для изучения конкретного общественного феномена – социальной работы, в единстве составляющих её  организационных, правовых, экономических, политических, психологических, воспитательных, охранительных, посреднических, медицинских и прочих компонентов. Важнейшими философско-мировоззренческими основаниями теории и практики социальной работы выступают метафизическая, диалектическая, позитивистская, антропологическая, феноменологическая, экзистенциальная, цивилизационная и культурологическая философские парадигмы и методологические установки, теоретический синтез компонентов которых, должен применяться для решения многообразных задач познания изучаемого явления.
  • Сущность социальной работы состоит в проведении специфической формы государственного и негосударственного воздействия на социального субъекта и среду его существования, с целью обеспечения определенного уровня культурной, социальной и материальной жизни людей и создания достаточных оснований для реализации их социальной активности. Важнейшими средствами осуществления социальной работы выступают социальная помощь, социальная защита и социальное обеспечение, позволяющие эффективно реализовать социально-политическую, социализирующую, защитительно-посредническую и воспитательную функции данного вида социальной деятельности, направленные на воплощение принципа социальной справедливости.
  • В истории социальной работы прослеживается закономерность постоянного расширения её объекта. Эта тенденция по мере развития общества и усиления в мире глобализационных процессов, порождающих ломку традиционных основ социального бытия конкретных обществ, может привести к совпадению объекта социальной работы общества со всем населением конкретной страны.
  • Важной особенностью системы социальной работы является уменьшение степени субъективно-личностной реализации этого вида социальной деятельности, по мере восхождения от первичных организационных структур районного уровня к уровням городским, областным, региональным и, далее, к уровню государства в целом. На низовых уровнях организационной структуры системы социальной работы механизм ее реализации состоит в деятельности профессионалов-исполнителей (социальных работников). На более высоких уровнях организационной структуры, по мере восхождения к уровню государства, как субъекта социальной деятельности, социальная работа начинает реализоваться через соответствующую государственную политику и систему правовой регуляции жизни общества.
  • Ведущим аттрактором системы социальной работы является определенное понимание социальной справедливости, заложенное в правовых и нравственных основах общества. Социальная справедливость является одним из главных интегративных принципов организации социума, охватывающим ее нравственные и правовые аспекты, состоящим в аксиологическом осмыслении социально-политических, экономических и идеологических отношений социальных субъектов и основывающимся на социокультурной традиции. 
  • Основой категориальной структуры философской теории социальной работы выступает категория «трудная жизненная ситуация», обозначающая систему обстоятельств, детерминирующую негативные тенденции в качественной определенности жизнедеятельности социального субъекта, которые он не может преодолеть самостоятельно социально приемлемыми способами. Важнейшими субстратными компонентами категориальной структуры философской теории социальной работы выступают категории – социализация, социальная защита, социальная реабилитация, социальная адаптация и социальная профилактика.
  • Развитие современной системы социальной работы в России видится в единстве трех основных тенденций: возвращение к положительным моментам дореволюционного (1917 года) периода социальной работы, бережное сохранение достижений советского времени и учет и тщательная адаптация к нашим социокультурным условиям опыта социальной работы зарубежных стран.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что в нем разработаны основы нового направления философского познания – философии социальной работы, теоретически осмыслена сущность и специфика этого философского направления, его основополагающие принципы и эвристические функции; раскрыты синергетические, естественноправовые и нравственные основания социальной работы. Сформулирована авторская концепция социальной справедливости как аттрактора социальной работы.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется его ориентацией на методологическую помощь социальным работникам в понимании природы и функций, принципов, способов и задач проведения социальной работы. Рассматриваемые в диссертационной работе проблемы являются методологически значимыми не только для системы социальной работы, функционирующей в обществе, но и для выработки адекватной общественным реалиям социальной политики государства. Выводы диссертации способны оказать практическую помощь в определении возможностей и перспективных тенденций развития современной системы социальной работы в России.

Кроме того, изложенные результаты исследования могут быть использованы в учебном плане при чтении вузовских общих и специальных курсов по философии, социальной философии и теории социальной работы.

Апробация работы. Основные идеи диссертации получили апробацию на заседаниях кафедры философии Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена. По материалам диссертационного исследования издана монография «Философские основания теории и практики социальной работы» (СПб.: РГПУ им. А.И.Герцена, 2009).

Апробация предварительных результатов представленного в диссертации исследования происходила на международных, всероссийских, межрегиональных и межвузовских научных конференциях и конгрессах, важнейшими из которых являются:

    • Всероссийская научно-практическая конференция «Вуз и школа: новые направления взаимодействия» (г. Пенза, апрель 1995, 1996);
    • Межрегиональная научно-практическая конференция «Регионализация образования: проблемы, поиски, перспективы» (г. Пенза, декабрь 1996);
    • Международная научно-практическая конференция «Социально-экономический кризис в России. Проблемы и перспективы развития» (г. Пенза, ноябрь 1999);
    • II, IV Всероссийская научно-практическая конференция «Артёмовские чтения» (г. Пенза, 2006, 2008);
    • Международная научно-теоретическая конференция «Актуальные проблемы философии образования» (СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, апрель 2006);
    • ХIII Международная научная конференция «Ребёнок в современном мире. Детство: социальные опасности и тревоги» (СПб., апрель 2006);
    • Международная научная конференция «Глобальный мир: гуманитарный кризис или момент развития» (СПб., апрель 2008);
    • Всероссийская научно-практическая конференция «Социальная работа в современной России: взаимодействие науки, образования и практики» (г. Белгород, БелГУ, апрель 2008);
    • Всероссийская научно-теоретическая конференция «Актуальные проблемы философии истории» (СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, май 2008);
    • III Всероссийская научная конференция «Проблемы философского самосознания: эволюционное становление и революционные ломки» (г. Пенза, май 2008);
    • Всероссийская научная конференция «Россия: путь к социальному государству» (г. Москва, июнь 2008);
    • Международная конференция «Социализация личности в глобальном мире» (СПб., РГПУ им. А.И.Герцена, апрель 2009);
    • V Международна научна практична конференция «Найновите научни постижения – 2009» (София, март 2009);
    • The 9th Conference of European Sociological Association in Lisbon, Portugal (September, 2-5, 2009);
    • Международная научно-практической конференции «Проблема социальной напряженности» (5-6 июня 2010 года. Пенза – Ереван – Прага);
    • XVII Международная конференции «Ребенок в современном мире. Духовные горизонты детства» (СПб., апрель 2010);
    • XVIII Международная конференции «Ребенок в современном мире. Процессы модернизации и ценности культуры» (СПб., апрель 2011).

Различные аспекты темы исследования раскрывались автором на интернет-конференции в Приволжском представительстве «Российской газеты» по теме: «Проблемы профилактики наркомании среди подростков и молодёжи» (г. Нижний Новгород, 2 июня 2006); на телевизионном антинаркотическом проекте «Остановим наркоагрессию» в программе цикла передач антинаркотической направленности по теме: «Проблемы и пути решения вопросов профилактики среди подростков и молодёжи», организованной ГТРК «Нижний Н» (канал «НРТ») совместно с УПФО1 Департамента ФСКН РФ при информационной поддержке Российской газеты и творческого объединения «Территория закона» в рамках общественно-информационной программы «Открытый разговор» (г. Нижний Новгород, 2 июня 2006); на открытом семинаре-совещании руководителей аппаратов антинаркотических комиссий субъектов Российской Федерации, расположенных в Приволжском федеральном округе (07-08 декабря 2010 г., г. Пенза).

Отдельные фрагменты работы использованы при разработке и чтении курсов «Технология социальной работы» и «Содержание и методика психосоциальной работы» для студентов ПГПУ им. В.Г. Белинского и курса «Теоретико-методологические основы технологии социальной работы» для магистрантов.

Автор участвовал в проведении региональных исследований по проекту 3.2.1/4976 «Разработка организационных, нормативно-правовых основ управленческого межведомственного взаимодействия в оказании помощи детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию» аналитической ведомственной целевой программы “Развитие научного потенциала высшей школы (2009–2010 годы)”; участвовал в проведении исследований по проекту 6-16-1 «Подготовка и проведение межрегионального семинара-совещания организаторов возрождения всероссийского тимуровского движения» государственной программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006-2010 годы». Государственный контракт от 19 ноября 2010 г. № 06.770.13.0047; участвовал в исследовании Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы. Направление «Философские науки, социологические науки и культурология» по проблеме «Социокультурная детерминация процесса адаптации детей в трудной жизненной ситуации». № П436 от 12 мая 2010 г.

Под научным руководством автора конкурсная работа студентки 5 курса факультета социологии и социальной работы ПГПУ им. В.Г. Белинского Тощевой Анны Владимировны на тему: «Изучение роли социальной работы общественных объединений в профилактике наркозависимости среди несовершеннолетних» заняла 1 место на V Всероссийской олимпиаде научных и студенческих работ в сфере профилактики наркомании и наркопреступности (2009).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена (13 мая 2011 года, протокол № 8).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих тринадцать параграфов, заключения, списка литературы и пяти приложений. Общий объём диссертации 349 страниц, из них основного текста 300 страниц. Список цитированной и использованной литературы включает 258 названий, в том числе 19 иностранных.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность, научная новизна и перспективность исследования, формулируются цели и задачи диссертации, а также положения, выносимые на защиту.

Первая глава: «Исторические основания философии социальной работы» анализирует становление и развитие теоретического осмысления феномена социальной работы в западной и отечественной философии.

В первом параграфе «Становление и развитие теоретического осмысления феномена социальной работы в западной философии» проводится исследование генезиса и развития теоретического осмысления важнейших оснований социальной работы в трудах западных философов и социологов.

Большое внимание уделяется сравнительному анализу теорий функциональной, диагностической, психодинамической и бихевиористской школ социальной работы, изучению теорий социальной работы М.Ричмонд, Х.Перлман, Дж.Конопки, Х.Нортона, Г.Бернлера, Л.Юнссона, Дж.Маслоу, К.Роджерса, А.Бандуры, А.Пинкуса, А.Минахана, Ф.Баттера и У.Кока. Проводится дифференциация теоретических оснований системной и системно-экологической моделей социальной работы.

В параграфе обосновывается вывод о том, что, несмотря на многообразие подходов к организации социальной работы, в западной философии условно можно выделить две исторически сложившихся системы социальной работы: европейскую и американскую. Для американской модели социальной работы свойственна направленность на работу с индивидуумом и его семьей, на улучшение социального «функционирования» личности, группы в существующей среде.

Специфической особенностью европейской модели социальной работы выступает большее внимание, уделяемое в её рамках, изменению среды обитания индивида, поддержке и защите его самого и его семьи. Поэтому основные формы работы, характерные для европейской теоретической парадигмы, связаны с социальным планированием и администрированием. Социальное законодательство европейских стран, в отличие от американского, предусматривает более высокую степень участия государства в определении направлений, планировании, финансировании и проведении в жизнь социальной политики.

На основании сравнительного анализа европейской, американской и российской моделей социальной работы, делается вывод о том, что европейская теоретическая модель социальной работы по своим социокультурным основаниям ближе российскому менталитету, но в практике разработки государственной социальной политики, проводимой в нашей стране, преобладают установки американской модели. Это порождает многочисленные проблемы с её реализацией в российских условиях.

Отдельным аспектом исследования данного параграфа является работа с понятийно-категориальным аппаратом рассматриваемых теорий, особое внимание уделяется проблеме дифференциации понятий «социальная работа» и «социальная педагогика». Автором обосновывается позиция, по которой понятие «социальная работа» рассматривается как более широкое по своему содержанию, чем понятие «социальная педагогика», содержание которого сводится, главным образом, к реализации вопросов воспитания и образования клиентов.

Во втором параграфе «Становление и развитие отечественной теории и практики социальной работы» проводится подробный философский анализ многообразных теорий отечественных ученых по поводу времени возникновения социальной работы в России и наиболее оптимальной модели ее реализации. Рассматривается большой объем исторических документов – от «Русской Правды» и данных о благотворительной деятельности Русской православной Церкви до материалов по социальной работе Советского периода истории, вплоть до кризиса 90-х годов ХХ века.

Изучение данного материала позволяет утверждать, что определенные аспекты социальной работы сформировались в России еще в древности. В начале ХХ века в России происходит формирование цивилизованной системы социальной защиты по образцу развитых стран (Англии, Германии, Франции) с присущими им системами социального страхования и пенсионного обеспечения. В советское время в России произошла смена философской парадигмы, лежащей в основе социальной работы – христианско-монархическая идеология сменяется марксистско-ленинской теорией, актуализировавшей коллективистские установки в системе социальной работы общества. В этот период в нашей стране получила развитие уникальная система социальной защиты человека: бесплатное образование и здравоохранение, доступные культурные учреждения, система пенсионной, жилищно-бытовой и другой помощи различным социальным группам, впервые в российской истории была ликвидирована безграмотность населения, исчезла безработица.

Это дает основания не согласиться с мнением отдельных современных авторов, считающих, что социальная работа в России возникла лишь в  90-е годы ХХ века. В параграфе обосновывается понимание того, что в 90-е годы ХХ века в России начала формироваться не система социальной работы, которая существовала в России и ранее, а то, что в данный период получила свой официальный статус название профессии социального работника и в научном сообществе начал проявляться четко выраженный интерес к специальному теоретическому изучению проблем социальной деятельности.

Такие ученые как Е.И.Холостова, Л.Г.Гуслякова, В.И.Жуков, М.В.Фирсов, П.Д.Павленок, Н.С.Данакин, И.А.Зимняя, Е.Р.Ярская-Смирнова, Л.В.Топчий, С.И.Григорьев, В.Н.Ярская, А.С.Сорвина, В.Г.Бочарова, И.Г.Зайнышев, В.А.Никитин, А.М.Панов, и др. пытались осмыслить сущность теории социальной работы, как науки о помощи человеку в проблемных жизненных ситуациях. Предметное поле теории социальной работы, следовательно, формировалось как в рамках мирового опыта познания и социальной практики в этой сфере, так и в русле изучения специалистами особенностей функционирования и развития социальной сферы в России. В теоретическом исследовании проблем социальной работы в России сформировался ряд научных школ и направлений, возглавляемых такими исследователями как В.И.Жуков, А.В.Мартыненко, П.Д.Павленок, Е.И.Холостова, М.В.Фирсов и др. Эти научные школы в настоящее время сосредоточили свое внимание на создании единой концептуальной основы социальной работы как теоретического знания, профессии и института общества.

Рассматривая теорию и практику социальной работы в современной России, автор характеризует ее как полипарадигмальную, поскольку в ней существует множество моделей практики, базирующихся на тех или иных теоретических основаниях. В параграфе это прослеживается на примере традиционной социальной работы, осуществляемой на индивидуально-личностном уровне, представленной, прежде всего, психолого-ориентированными моделями, наиболее значимыми из которых являются:

  • психологические модели, построенные, в значительной степени, на основе модернизированного фрейдизма или бихевиоризма, сюда же можно отнести и психолого-ориентированные модели (психодинамическую, экзистенциальную, гуманистическую);
  • социологические модели («модель жизни», социально-радикальная, марксистская);
  • комплексно-ориентированные модели (ролевая, социально-педагогическая, когнитивная, витально-ориентированная).

В параграфе раскрывается сущность, специфика и эвристически-методологическое значимое содержание этих моделей. На основе этого, формулируется вывод о различном  определяющем влиянии, оказываемом тем или иным теоретическим обоснованием социальной работы, на непосредственное определение предметной области, методов, принципов, содержания социальной работы, как в теоретическом, так и в практическом аспектах.

Общим выводом второго параграфа диссертации является утверждение возможности развития современной системы социальной работы в России лишь в единстве трех основных тенденций: возвращения к положительным моментам дореволюционного (1917 года) периода социальной работы, бережного сохранения достижений советского времени и учет и тщательная адаптация к нашим социокультурным условиям опыта социальной работы зарубежных стран.

В третьем параграфе «Философские аспекты проблемы соотношения традиций и инноваций в системе социальной работы» исследуются методологические причины серьезных системных трудностей, испытываемых российской теорией и практикой социальной работы, и  состоящих, в первую очередь, в общем снижении уровня социальной защищенности населения. Важной идеологической основой подобных негативных факторов выступает стремление некритически заимствовать чужой, часто менее эффективный, опыт организации социальной работы западных стран (прежде всего США), представляющийся реформаторам привлекательным в силу кардинального сокращения участия государства в регулировании системы социальной работы. Подобная ситуация обусловливает особую актуальность теоретического осмысления проблемы соотношения традиций и инноваций в сфере теории и практики социальной работы.

Анализ содержания современной системы социальной работы с людьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации, раскрывает доминирование тенденции возрастания роли и значения традиции. Практика социальной работы показывает, что кризисные социально-экономические и духовно-культурные явления в обществе немедленно оживляют традиции. Связано данное обстоятельство с тем, что многократно апробированные и проверенные традиционные подходы и принципы социальной работы с людьми, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, служат гарантом стабилизации всей социальной системы, предохраняют ее от дисфункционирования  и дезинтеграции.

В параграфе отмечается, что теория и практика социальной работы с людьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации, основываются  на выводе о наличии двух социокультурных факторов, детерминирующих диалектически противоположные тенденции в системе социальной работы: 1) фактора перехода современного общества от индустриального к информационному этапу своего развития, обусловливающего усиление инновационной воспитательной парадигмы; 2) фактора наличия в обществе кризисных явлений социально-экономического и социокультурного характера, повышающего значение традиционных принципов, форм и методов социальной работы.

Методологически ключевым в раскрытии диалектики традиций и инноваций в социальной работе является осмысление соотношения понятий «прошлое», «настоящее» и «будущее», а также понятий «новое» и «старое».

В одно и то же календарное время могут сосуществовать явления и процессы, относящиеся как к прошлому, так и к настоящему и будущему, что является отражением механизма преемственности и последовательности социального движения. Соотношение понятий «прошлое», «настоящее» и «будущее» раскрывает не только последовательную смену парадигм социальной работы, их инновационный характер, но и сохранение традиционности в их развитии. Эти понятия оттеняют временнoй аспект социокультурной детерминации социальной работы.

Более четко момент инновационности, разрыва традиций проявляется в соотношении понятий «старое» и «новое». В философском смысле новое – это то, что обладает возможностью дальнейшего развития, то есть то, что имеет будущее. Соответственно, старое – это то, что неспособно к развитию, исчерпало свой потенциал, а потому не имеет будущего.

С новым и старым, как состояниями теории и практики социальной работы, неразрывно связано не только понятие отрицания, но и понятие преемственности. Новое отрицает старое, но вместе с тем сохраняет известную преемственность по отношению к нему, благодаря чему и сохраняется непрерывность социокультурной деятельности. В процессе осуществления социальной работы новое конкретизируется в понятии «инновация», а аспект преемственности диалектики старого и нового раскрывается в понятии «традиция».

Традиция – это социальная форма передачи человеческого опыта. Она представляет собой определенный тип отношения между последовательными стадиями развития культуры, когда старое переходит в новое и продолжает существовать в нем, в снятом виде, способствуя его дальнейшему развитию.

В параграфе выделяются следующие основные функции, выполняемые традицией в социокультурном процессе: 1) стабилизации определенных социальных связей и отношений; 2) аккумулирования и транслирования достижений предшествующих поколений (норм, ценностей, идеалов, правил и т.д.); 3) обоснования легитимности существования чего-либо (ссылка на традицию рассматривается как один из источников законности); 4) выражения коллективной идентичности (традиция усиливает чувства общих корней, принадлежности и верности нации, сообществу, группе, государству); 5) компенсации психологической неудовлетворенности субъекта (соотнесение действительности с традицией должно помогать пережить разочарование, смягчать неудовлетворенность повседневным существованием).

Обобщая предпринятый категориально-понятийный и функциональный анализ, в третьем параграфе делается следующий вывод о диалектике традиции и инновации в системе социальной работы: 1) традиция служит основой возникновения и способом дальнейшей интеграции инновации в социокультурную систему; 2) инновация выступает источником развития традиции, средством ее коррекции, позволяющим снимать противоречие между традицией и изменяющейся социокультурной средой ее существования; 3) само выделение инновации имеет смысл только по отношению к традиции, а, по мере апробации и распространения, инновация получает статус традиции.

Эффективность инновационных концепций социальной работы зависит от соблюдения условия введения инноваций лишь при тщательном сохранении традиций, то есть от правильного выбора соотношения инноваций и традиций в теории и практике социальной работы. Критериями правильности подобного выбора могут служить: 1) преемственность в развитии процесса социальной работы; 2) плавность диалектической смены традиций инновациями и последующего превращения инноваций в традиции; 3) непрерывность и эффективность функционирования системы социальной работы.

Существуют многообразные критерии эффективности социальной работы, к важнейшим из них относятся:  качество и уровень деятельности различных учреждений социальной защиты; результаты реализации социальных программ; качество и уровень социального обслуживания разных категорий граждан; степень удовлетворенности потребностей клиентов теми или иными услугами; качество и уровень организации труда работников; уровень квалификации персонала и т.д., но главным, базисно определяющим критерием выступает степень социализации социальных субъектов, попавших в трудную жизненную ситуацию.

Вторая глава «Содержание понятия «социальная работа»: проблема определения философских оснований и функционально-операционального смысла» посвящена выявлению субстрата, содержания и сущности социальной работы, рассмотрению ее социальных и теоретических оснований.

В первом параграфе второй главы «Сущность, структура и функции социальной работы» предпринято философское исследование наиболее дискуссионных проблем, связанных с пониманием сущности социальной работы, к которым относятся: 1) определение предметного поля, сферы действия социальной работы; 2) раскрытие ее функций в обществе; 3) выяснение соотношения понятий «социальная работа», «социальная деятельность», «социальная активность», «социальная помощь», «социальная защита», «социальное обеспечение», «социальная политика», «социальная педагогика», «социализация»; 4) понимание специфики субъектно-объектных отношений в процессе социальной работы.

Изучение проблемы определения предметного поля социальной работы непосредственно связано с пониманием сущности данного социального феномена. Главным объектом социальной работы выступает, прежде всего, человек, в системе его социальных связей и отношений. Именно на него направлено соответствующее социальное действие, и он выступает «клиентом» социальной помощи, социальной адаптации и реабилитации, социальной диагностики и профилактики, социальной экспертизы и социальной терапии. Но, если сначала в понятие клиента включались люди, не вписывающиеся по тем или иным параметрам в общепринятые стандарты (например, нищие) или испытывающие затруднения в социальной адаптации (мигранты), то по мере развития общества изменялись не только категории клиентов, но и группы проблем, формирующие клиентов социальной работы. Так, впоследствии категория клиентов была распространена на людей, которые под воздействием ненормальных условий жизни, порождаемых обществом, потеряли возможность нормального существования. В этой трактовке сфера действия социальной работы распространялась на помощь в обеспечении терпимого, с позиции определенных социальных стандартов, существования маргиналов, безработных, людей, имеющих те или иные проблемы в семейных отношениях.

В параграфе обосновывается положение о наличии в обществе тенденции постоянного расширения предметного поля и сферы действия социальной работы, происходящего по мере развития данного общества. Сфера действия социальной работы постоянно расширяется, ее объект по своему объему практически приближается ко всему населению конкретной страны, а сама социальная работа приобретает значение глобального базового процесса организации жизни человеческого общества в начале XXI века.

Рассмотрение в данном параграфе диссертации процесса генезиса и развития социальной работы в его историческом аспекте, позволяет выделить ее наиболее значимые функции. В обобщенном виде их можно сформулировать следующим образом:

  • Социально-политическая функция.  Современное понимание основ общественного развития исходит из того, что социальная политика государства должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
  • Социализирующая функция. Социальная работа направлена, прежде всего, на то, чтобы слабозащищенные слои населения могли существовать в обществе, включиться в систему общественных отношений, что достигается путем создания условий, при которых субъект, несмотря на тяжелые социальные, физические и душевные проблемы может жить, сохраняя ощущение собственной полноценности и уважение к себе других социальных субъектов.
  • Воспитательная функция. Социальная работа обеспечивает возможности активизации потенциала лиц, имеющих определенные жизненные проблемы. В процессе совместной со специалистом деятельности по решению конкретной проблемы клиент должен иметь возможность раскрыть свою индивидуальность и реализовать свои способности, получить возможность самостоятельно контролировать собственную жизнедеятельность.
  • Защитительно-посредническая функция. Социальная работа непосредственно связана с защитой личности, обеспечением ее прав и интересов.

5. Предупредительная функция. Поскольку социальная сфера  охватывает все пространство жизнедеятельности человека, особое значение в социальной работе получает упреждающий характер деятельности. Это обусловлено тем, что гораздо проще предупредить определенные социальные проблемы и противоречия, чем устранять их последствия.

Телеологическим ориентиром реализации указанных важнейших функций социальной работы, аттрактором развития данной системы, выступает задача постепенной минимизации необходимости помощи социального работника.

Большое внимание в параграфе уделяется выяснению соотношения понятий «социальная работа», «социальная деятельность», «социальная активность», «социальная помощь», «социальная защита», «социальное обеспечение», «социальная политика», «социальная педагогика», «социализация». Автором предлагается следующая их дифференциация.

Социальная деятельность, как система процессов активного взаимодействия личности и общества, направленная на содействие социализации субъекта, предстает как онтологическое основание (социальный субстрат) реализации социальной активности.

Понятие «социальная работа» является более узким по своему объему, чем понятие «социальная деятельность», социальная работа выступает одной из форм социальной деятельности. В широком смысле оно означает общественное явление, представляющее собой своеобразную модель социальной помощи, которую общество реализует в конкретный исторический период, сообразно с особенностями национально-культурного, социально-политического развития и социальной политики государства. Понятие «социальная работа» обозначает специфическую форму государственного и негосударственного воздействия на социального субъекта и среду его существования, с целью обеспечения определенного уровня культурной, социальной и материальной жизни населения.

Понятия «социальная помощь», «социальная защита» и «социальное обеспечение» раскрывают отдельные аспекты социальной работы, при помощи которых достигается главная цель данной формы деятельности.

Возможности различения понятий «социальная работа» и «социализация» видятся в сопоставлении их объектов, задач и средств осуществления. Объектом социальной работы выступают люди или группы населения, находящиеся в тяжелой социальной ситуации, что не обязательно подразумевает их асоциальности, то есть невключенности в систему социальных отношений данного общества. Основной задачей социальной работы в этом случае становится помощь по минимизации или снятию негативных последствий данной социальной ситуации. Процесс социализации направлен не только на те группы населения, которые составляют объект социальной работы, но и на тех, кто не находится в проблемных ситуациях, но в силу возрастных или иных особенностей нуждается в усвоении определенной системы знаний, норм и ценностей, позволяющих им функционировать в качестве полноправных членов общества. Основной задачей процесса социализации в этом случае становится обеспечение доступа и усвоения указанной системой.

Важнейшими средствами осуществления социальной работы выступают социальная помощь, социальная защита и социальное обеспечение. В процессе социализации они также могут применяться при необходимых условиях, но не являются обязательными для него. Необходимым и достаточным средством процесса социализации является педагогическая деятельность.

Следует констатировать тесное единство и взаимопроникновение таких социальных понятий, процессов и феноменов, как «социальная работа» и «социальная педагогика». Социальная работа является не только деятельностью по оказанию непосредственной социальной помощи нуждающимся, но и работой по воспитанию, обучению и образованию социального субъекта.

Разрабатываемое в диссертации понимание специфики субъектно-объектных отношений в процессе социальной работы исходит из того, что в обобщенном виде объектом социальной работы является всё население конкретной страны, поскольку оно нуждается и в социальной защите, и в поддержке, и помощи со стороны государства. Если государство не проводит подобную социальную политику, то возникает вопрос о правомерности и необходимости его существования в данном обществе. Трактовка объекта социальной работы как всего населения ведет к расширительному пониманию сущности этого вида социальной деятельности. По сути дела, в подобной интерпретации социальная работа (в виде помощи, защиты и обеспечения определенного гарантированного уровня существования населения) становится одной из важнейших функций государства, что представляется вполне оправданным и плодотворным. Но историческая практика реальной социальной работы пошла в ином направлении. Объектом социальной работы стали считать наименее защищенные, беднейшие слои населения, при этом даже из их числа допускались многочисленные изъятия с целью ограничения данного круга лиц.

История социальной работы свидетельствует о том, что социальная работа как общественное явление представляет собой своеобразную модель социальной помощи, которую общество реализует в конкретный исторический период, сообразно с особенностями национально-культурного, социально-политического развития и социальной политики государства. Объект социальной работы — это в первую очередь человек, нуждающийся в социальной защите, и историческое развитие теории и практики социальной работы продемонстрировало постоянное расширение численности людей, нуждающихся в такой защите. Практика современного развития общества, как в нашей стране, так и зарубежом, свидетельствует о том, что практически все члены общества могут считаться объектами социальной работы. Такой подход к социальной работе связан с тем, что жизнедеятельность всех социальных слоев зависит от состояния социально-экологической сферы как пространства социальной работы, от уровня развития общества и государства.

Проблема осмысления специфики субъектов социальной работы состоит в неоднозначности определения главного, системообразующего субъекта этого вида социальной деятельности. Таких субъектов может быть три. Это – общество, государство и гражданское общество.

Общество, понимаемое как исторически развивающаяся форма жизнедеятельности людей, включает в качестве одного из своих элементов государство, представляющее собой аппарат управления этим обществом. В таком предельно широком понимании главным, системообразующим субъектом социальной работы, является, несомненно, общество. Но остается неясным, какой из важнейших элементов общества – государство или гражданское общество – должен доминировать в системе детерминации социальной работы? Другая формулировка этой проблемы – частная благотворительность или государственная социальная политика должна быть основой социальной работы?

Разные общественные системы подходят к решению этой проблемы с различных позиций. В Советский период российской истории главным и единственным субъектом социальной защиты, помощи и обеспечения населения было государство. Оно обеспечивало определенный гарантированный уровень жизни всем социальным слоям населения. В результате изменения социально-политического строя государство в России стало ограничивать своё участие в обеспечении социальных гарантий населению и всё больше переводить обеспечение социальной работы в сферу гражданского общества и частной благотворительности. Думается, что такой подход является неоправданным.

Население современной России резко структурировано по уровню жизни и доходам. В нем представлены огромные массы людей, которые, находятся в сложной жизненной ситуации, не позволяющей им самостоятельно, либо с помощью близкого социального окружения разрешать свои жизненные проблемы. Частная благотворительность также не способна обеспечивать социальную помощь и защиту преобладающей части населения страны. Очевидно, что в подобных условиях системообразующим субъектом социальной работы может выступать только государство.

Во втором параграфе второй главы «Осмысление философских оснований социальной работы как вида деятельности» проводится дифференциация понятий «философские основания социальной работы» и «философия социальной работы».

Если философские основания социальной работы могут быть осмыслены в процессе анализа методологического значения той или иной философской проблемы для практики социальной работы и для становления профессиональной культуры социального работника, то относительно сущности и специфики философии социальной работы в современной научной литературе отсутствует единство мнений исследователей. Достаточно широко представлен конкретно-социологический подход, для которого характерно отрицание самой возможности философского осмысления феномена социальной работы. Мнения тех авторов, которые допускают подобную возможность, можно объединить в две основные позиции.

Первая позиция базируется на принципе теоретической саморефлексии социальной работы, на основе которого происходит индуктивное обобщение опыта социальной работы, осмысление её проблем и трудностей, попытка восхождения на философский уровень восприятия данного социального явления. Этот подход наиболее привлекателен для практиков социальной работы, осознавших необходимость подвести под данный вид деятельности надежную теоретическую основу.

Вторая позиция основана на дедуктивном принципе применения методологического аппарата фило­софии к анализу социальной работы. Безусловно, подобные подходы не только могут, но и должны дополнять друг друга. Определенную проблему в этой связи составляет лишь то, что собственно понимать в данном случае под философией.

В этой связи автором диссертации выдвигается и обосновывается понимание философии социальной работы, как части философии, пограничной области философских исследований, смысл которой состоит в применении философской методологии для изучения конкретного общественного феномена – социальной работы, которая, в свою очередь, представляет собой весьма сложное образование, включающее в себя организационные, правовые, экономические, политические, психологические, воспитательные, охранительные, посреднические, медицинские и т.д. аспекты деятельности. При таком подходе в структуре философии социальной работы должны быть представлены следующие важнейшие компоненты:

  • Онтология социальной работы – направленная на изучение наиболее общих закономерностей функционирования социальной работы, исследование различных сторон бытия этого вида социальной деятельности, его предпосылок и структуры. К важным задачам онтологии социальной работы следует также отнести изучение влияния социальной работы на специфику общественного бытия, в целом, и бытия человека, в частности.
  • Методология социальной работы – ориентированная на применение философских принципов, методов, способов и процедур познания к пониманию общественных явлений, составляющих предмет изучения теории социальной работы и сферы приложения её практической деятельности.
  • Гносеология социальной работы – исследующая вопросы познания самого процесса социальной работы.
  • Диалектика социальной работы – раскрывающая важнейшие системообразующие принципы и закономерности системы социальной работы, а также определяющие детерминанты и тенденции её развития.
  • Аксиология социальной работы – направленная на осмысление системы ценностей и оценок внутри социальной работы, а также на рассмотрение самой социальной работы в качестве цивилизационной и культурологической ценности.
  • Антропология социальной работы – акцентирующая внимание на вопросах, связанных со спецификой человека как субъекта и объекта социальной работы; с формированием новых возможностей социализации (ресоциализации личности); с гуманистическим характером самой социальной работы, как специфического вида социальной деятельности.

В соответствии с этим, философия социальной работы представляет собой специальное направление философских исследований, направленное на раскрытие наиболее общих онтологических, гносеологических, методологических и социальных закономерностей теории и практики социальной работы, а философские основания социальной работы могут быть осмыслены в процессе анализа методологического значения той или иной философской теории для практики данного вида социальной деятельности. Философскими основаниями социальной работы могут выступать метафизическая, диалектическая, позитивистская, антропологическая, феноменологическая, экзистенциальная и т.п. философские парадигмы и методологические установки.

Третий параграф второй главы «Систематизация методологических подходов к определению категории «трудная жизненная ситуация» в теории и практике социальной работы» ориентирован на осмысление методологических подходов, представленных в научной литературе, к категории «трудная жизненная ситуация» и формулировку собственного понимания содержания этой категории.

На основании анализа зарубежной и отечественной научной литературы по данной теме представляется возможным сделать вывод о том, что для определения понятия «трудная жизненная ситуация» может быть использовано два общих подхода: структурный (система сложившихся условий) и содержательный (сущность проблемной ситуации), а также два подхода к фиксации ситуаций: описательный и классификационный.

Автором предлагается трактовка трудных жизненных ситуаций, как составной части процессов социализации, поскольку благодаря процессам социальной адаптации, происходит достижение новых форм сбалансированности отношений человека с социальной средой. На основании этого в параграфе формулируется следующее определение: трудная жизненная ситуация – это категория философии социальной работы, обозначающая систему обстоятельств, детерминирующую негативные тенденции в качественной определенности жизнедеятельности социального субъекта, которые он не может преодолеть самостоятельно социально приемлемыми способами.

Четвертый параграф второй главы «Субстратный анализ категориальной структуры философской теории социальной работы» построен на применении в исследовании социальной работы метода субстратного анализа, состоящего в выявлении относительно простых, качественно элементарных оснований ее содержания и раскрытии структурных отношений составляющих ее компонентов.

В параграфе продолжается изучение категории «трудная жизненная ситуация», имеющей смыслоопределяющее значение для объекта социальной работы и выступающей основой категориальной структуры философской теории социальной работы. В качестве относительно самостоятельных, целостных, повторяющихся единиц субстрата – компонентов категориальной структуры теории социальной работы, раскрывающих смысл и содержание категории «трудная жизненная ситуация», возможно выделение следующих понятий: социальный риск, социальный фактор, социокультурный фактор, социализация, социальная адаптация, социальная реабилитация, социальная защита, социальная профилактика.

Элементарную основу категориальной структуры философской теории социальной работы составляют категории – социализация, социальная защита, социальная реабилитация, социальная адаптация и социальная профилактика.

Самой широкой по содержанию категорией этого ряда является понятие «социализация», поскольку она включает в себя, в качестве необходимых условий реализации стоящей перед ней задачи, успешность разрешения проблем социальной адаптации, социальной реабилитации, социальной защиты и социальной профилактики. Вторым по объему содержания понятием выступает понятие «социальная адаптация», выступающая как необходимое условие социализации и предполагающая решение задач, стоящих пред другими перечисленными видами социальной работы.

Понятия «социальный риск», «социальный фактор», «социокультурный фактор» раскрывают механизм детерминации трудной жизненной ситуации. Понятие «семья» может выступать в неоднозначных аспектах по отношению к трудной жизненной ситуации: при одних обстоятельствах она может являться фактором, продуцирующим подобную ситуацию, в других – важным фактором социализации и преодоления трудной жизненной ситуации.

Третья глава «Основания философии социальной работы в сфере синергетической методологической парадигмы, в области естественного права и нравственных отношений» направлена на конкретизацию исследования философских оснований и функционально-операционального смысла понятия «социальная работа» применительно к трем важным сферам ее детерминации.

В первом параграфе третьей главы «Синергетические основания социальной работы» показано, что сущность социальной работы в разных обществах и на различных этапах их существования трактовались неоднозначно. В истории человечества выделяются периоды, в которые социальная работа понималась лишь как помощь беднейшим и социально незащищенным слоям населения и осуществлялась, в значительной степени, вне государственной политики, на средства частных спонсоров. В других общественных системах социальная работа, в той или иной форме, охватывала все население и строилась на основе государственной политики. Но, и в указанном предельно узком, и широком понимании смысла социальной работы, она предстает как социальный феномен, охватывающий своим влиянием широкий спектр общественных отношений, в рамках которых ее задачей является выполнение таких специфических и сложно взаимосвязанных функций, как: нравственно-гуманистической, организационно-управленческой, информационно-коммуникативной, аналитико-прогностической, организационно-методической, регуляционно-профилактической, социоинтегративной и др.

Такая полифункциональность и неоднозначность трактовки задач, материальных источников реализации, правовых оснований ее проведения и субъектов исполнения вела к тому, что социальная работа в постоянно изменяющихся общественных системах приобрела характер неустойчивого, нелинейного процесса, переживающего на различных этапах развития социума как периоды спокойного и стабильного функционирования, так и этапы бурных, катастрофических трансформаций. В подобной ситуации представляется обоснованным и эффективным применение в процессе философского осмысления сущности и особенностей социальной работы синергетического метода исследования.

Синергетический метод состоит в классифицировании и интерпретации фундаментальных фактов и эмпирических данных о ходе эволюции в разного рода сложных системах. В его основе можно выделить шесть главных принципов, в параграфе они применяются к исследованию сущности и специфики социальной работы.

Первый из них – принцип гомеостатичности, то есть поддержания программы функционирования социальной работы в некоторых рамках, позволяющей ей следовать к своей цели. Цель-программу развития социальной работы в состоянии гомеостаза называют аттрактор. Автор обосновывает мысль о том, что реализация функций социальной работы имеет своим аттрактором воплощение принципа социальной справедливости.

Второй принцип – принцип иерархичности, состоящий в передаче системе социальной работы части функций составляющих ее элементов. При этом во взаимодействии структур различных уровней проявляются следующие закономерности:

  • Порядок предыдущей структуры социальной работы служит хаосом (строительным материалом) последующей структуры. Подобная закономерность проявляется в любом кардинальном, сущностном изменении теории и практики социальной работы, происшедшем в истории человечества. Примером этого может служить резкое изменение субъектно-объектных характеристик социальной работы в нашей стране, проявившееся в ходе «перестроечных» преобразований 90-х годов ХХ века, для которого было характерно  значительное сужение объекта социальной работы (то есть, пространства реализации социальной работы в обществе, объектом социальной работы перестало быть всё население страны и она свелась лишь к помощи людям, находящимся в крайней степени социальной незащищенности – инвалидам, бездомным, пенсионерам, появившимся в огромном количестве беспризорным детям) и субъектов её реализующих (сокращение участия государства в проведении социальной работы).
  • Элементы, из которых складывается социальная работа, связываясь в единую структуру, передают ей часть своих функций, которые начинают выражать свойства всей системы. Действие этой закономерности проявляется, в частности, в том, что проведение в рамках социальной работы деятельности, направленной на активизацию потенциала лиц, имеющих определенные жизненные проблемы, формирование у них способности самостоятельно контролировать свою жизнь и осуществлять адекватный выбор вариантов поведения и действий, что составляет специфику реализации одной из функций социальной работы, а именно – воспитательной, позволяет рассматривать воспитательную функцию в качестве одной из важнейших, системообразующих характеристик социальной работы в целом.
  • Невозможность полной редукции, то есть сведения свойств структуры социальной работы более сложного уровня к структурам более простых уровней. Эта закономерность проявляется в том, что существуют качественные различия на разных уровнях организации социальной работы. В сложной, иерархизированной системе социальной работы принято выделять различные системные уровни:
  • Национальный уровень составляют учреждения, организации государства и общества, которые определяют и создают условия для решения жизненно важных проблем клиента в общенациональном масштабе. Этот уровень имеет предельно общие характеристики. Он представлен в современной России подсистемами социальной защиты, дополнительного образования, молодежной программой в лице различных комитетов и министерств на уровне государства.
  • Региональный уровень определяется спецификой региона, его природными, климатическими, экономическими, демографиче­скими и др. показателями. Особенности регионального уровня выражены в приоритетах основных направлений социальной работы.
  • Муниципальный уровень отражает, прежде всего, специфику разделения сфер управления в реализации целей и задач со­циальной работы на городском уровне (например, взаимоотно­шения управления социальной  защиты и отдела народного образования в решении проблем опеки и попечительства).
  • Локальный уровень связан с особенностями конкретного микросоциума, его социально-культурного своеобразия.

Следует отметить, что региональный, муниципальный и локальный уровень системы социальной работы характеризуются большей степенью вариативности и многообразием типов моделей социальных служб. На низовых уровнях организационной структуры системы социальной работы механизм ее реализации состоит в деятельности профессионалов-исполнителей (социальных работников). На более высоких уровнях организационной структуры, по мере восхождения к уровню государства, как субъекта социальной деятельности, социальная работа начинает реализоваться через соответствующую государственную политику и систему правовой регуляции жизни общества. В этой связи, следует отметить такую важную особенность социальной работы, как уменьшение степени субъективно-личностной её реализации, по мере восхождения от первичных организационных структур районного уровня к уровням городским, областным, региональным и, далее, к уровню государства в целом.

Третий принцип – принцип нелинейности, фиксирует неравенство результата сумме воздействий. В применении к практике социальной работы этот принцип означает возможность достижения желаемого результата не путём реализации всех вариантов социальных действий, допустимых в рамках определенной ситуации, а при помощи осуществления лишь необходимых из них в данном конкретном случае. Так, для того чтобы защитить права ребенка или пенсионера, в абсолютном большинстве случае не требуется изменения законодательства, достаточным бывает требование к конкретному должностному лицу неукоснительно исполнять действующие законы. Для преодоления чувство одиночества и социальной незащищенности у старого человека в определенных ситуациях бывает достаточным проявление внимания к нему со стороны социального работника, беседы с ним, выражение участия и понимания его проблем.

Четвертый принцип – принцип открытости, обеспечивает возможность обмена между иерархическими структурными уровнями системы социальной работы соответствующей информацией, а также материальными и правовыми ресурсами, необходимыми для осуществления их деятельности. Институты социальной работы, к которым относятся учреждения, занимающиеся решением социальных проблем населения (социальные службы официального, неофициального, государственного, негосударственного, добровольно-общественного характера) имеет свои специфические задачи, но они должны быть открыты для взаимодействия с другими институтами, составляющими данную систему.

Пятый принцип – принцип неустойчивости, характеризует открытость, нестабильность системы, стоящей на рубеже между новым и старым качеством. Подобные состояния называют в синергетике точками бифуркации, значимость которых состоит в том, что в них возможно очень слабыми воздействиями повлиять на выбор развития системы социальной работы в том или ином направлении. Своеобразная точка бифуркации в системе социальной работы  пришлась в России на 90-е годы XX века, когда произошел переход от патерналистской модели развития социальной работы, сложившейся в советский период и не утратившей своего значения до сих пор, в соответствии с которой государство выступало как единственный субъект, конструирующий модель социальной защиты и помощи населению и реализующий ее путем принятия решений по поводу приоритетности социальных проблем, к модели, в которой основную роль в социальной помощи и защите населения должны играть негосударственные учреждения и организации.

Шестой принцип – принцип соотносительности, выражает соответствие интерпретации масштабу рассмотрения, по этому принципу то, что является хаосом по отношению к макроуровню, выступает как система на микроуровне. В научной литературе, посвященной изучению теории социальной работы, многие проблемы и дискуссии связаны именно с нарушением принципа соотносительности. Так, некоторые авторы сводят понимание социальной работы к индивидуальной профессиональной помощи нуждающимся, другие  интерпретируют её как вид государственной политики, или даже как одну из важнейших сфер существования общества. Различие интерпретаций порождается неодинаковым масштабом рассмотрения данного социального феномена и ведет к взаимному непониманию среди ученых.

На низовых уровнях организационной структуры системы социальной работы механизм ее реализации состоит в деятельности профессионалов-исполнителей (социальных работников). На более высоких уровнях организационной структуры, по мере восхождения к уровню государства, как субъекта социальной деятельности, социальная работа начинает реализоваться через соответствующую государственную политику и систему правовой регуляции жизни общества.

Применение синергетического принципа соотносительности оказывается эффективным и для рассмотрения вопроса об объектах социальной работы. Многообразные мнения по данному поводу можно сгруппировать в две обобщенные позиции.

В соответствии с первой из них объектом социальной работы выступают отдельные люди, нуждающиеся при помощи практики социальной работы в изменениях их социального окружения, отношений с другими людьми и собственной социальной ситуации. Согласно второй позиции, социальная работа должна охватывать формы социальной помощи и поддержки максимально широких слоев населения. Соответственно, практически все члены общества могут считаться объектами социальной работы. Такой подход к социальной работе связан с тем, что жизнедеятельность всех социальных слоев зависит от состояния социально-экологической сферы как пространства социальной работы, от уровня развития общества и государства.

Данный подход представляется нам более обоснованным, поскольку имея социальные проблемы, граждане нуждаются в помощи и защите государства, которое может проводить социальную политику самостоятельно или привлекая к ней частные, общественные и благотворительные структуры и организации. Государство и общество призваны, в первую очередь, удовлетворять нужды уязвимых социальных субъектов исходя из принципа социальной справедливости. Это составляет значительную трудность, т.к. категории социально уязвимых граждан многочисленны, а их состав и статусные характеристики значительно различаются.

Указанные позиции по вопросу определения объекта социальной работы вполне могут быть когерируемы на основе четкой дифференциации специфики различных уровней организации системы социальной работы общества, требующих собственной интерпретации, соответствующей масштабу рассмотрения.

Во втором параграфе третьей главы «Телеологическое обоснование социальной работы» продолжается исследование синергетических оснований социальной работы, но главное внимание уделяется поиску аттрактора данного вида деятельности. Автором отстаивается положение, по которому реализация функций социальной работы имеет своим аттрактором воплощение принципа социальной справедливости.

В параграфе предпринимается теоретический анализ концепций социальной справедливости Д. Ролза, Дж. Стиглица, И. Бентама, Д. Миллса, Г. Сиджуика, А. Пигу, на основании чего, делается вывод о существовании принципиально различных трактовок социальной справедливости. Справедливость понимается как равенство перед законом; как возможность принятия участия в решении судеб своей страны на всех уровнях властной иерархии; как справедливость возможностей; как международная справедливость; как справедливость по отношению к предкам, к природе, справедливость как отсутствие дискриминации по половому, расовому или этническому признакам и т.п.

В понимании социальной справедливости часто присутствует её отождествление с понятием «социальное равенство». Данные понятия близки, но не тождественны друг другу. Понятия «социальная справедливость (несправедливость)» и «социальное равенство (неравенство)» представляют собой оценки качества существующих общественных отношений, охватывающих экономические, политические, идеологические, семейные, нравственные и прочие аспекты жизнедеятельности социума.

Понятие «социальная справедливость» по своему содержанию много шире понятия «социальное равенство». Социальное равенство (неравенство) представляет собой лишь один из аспектов оценки социальных действий по степени их справедливости (несправедливости).

Понятие социального равенства включает в себя три главных аспекта:

  • Юридическое равенство социальных субъектов перед законом.
  • Материальное равенство, представляющего собой самый спорный аспект понятия социального равенства. Полное материальное равенство не существовало ни в одной социальной системе в истории человечества. Более того, его буквальная реализация не соответствует принципу социальной справедливости, поскольку уравнивает людей, по-разному относящихся к труду (труженика и бездельника). Очевидно, что реализация принципа материального равенства, в рамках понимания социальной справедливости, возможно лишь в его соответствии количеству и качеству трудового вклада индивида в жизнь социума, что предполагает соответствующую дифференциацию доходов и уровня жизни.
  • Политическое равенство, предполагающее наличие реальных и сопоставимых между собой возможностей социальных субъектов оказывать влияние на разработку и реализацию государственной политики (в том числе и социальной), право индивидов избирать и быть избранными в органы государственной власти, право отзыва дискредитировавших себя представителей законодательной и исполнительной власти.

Указанные три важнейших аспекта понимания социального равенства выступают определенными условиями реализации принципа социальной справедливости. Но, если первый и третий аспекты непосредственно связаны с пониманием социальной справедливости, то второй аспект не коррелируется с ним в полном объеме – он предстает, лишь в виде требования соответствия материальных условий существования социального субъекта  количеству и качеству его вклада в жизнь социума. Поэтому социальная справедливость может предполагать отношения социального неравенства, в материальном аспекте его интерпретации, но лишь в рамках соответствующих социально обусловленных границ их реализации.

Мы разделяем позицию, в соответствии с которой социальная справедливость рассматривается как основополагающий принцип жизни общества, охватывающий ее нравственные и правовые аспекты, состоящий в аксиологическом осмыслении социально-политических, экономических и идеологических отношений социальных субъектов и основывающийся на социокультурной традиции. Социальная справедливость играет роль одного из главных интегрирующих элементов социума.

Конструктивным социальным значением обладает лишь концепция социальной справедливости, обеспечивающая консенсус различных слоев населения, не вызывающая у них серьезных принципиальных возражений, а также широко распространенная среди большинства населения. Общество, в котором общее представление о справедливости нарушено, где взаимоотношения определяются только выгодой, обречено на деградацию.

Третий параграф третьей главы «Детерминанты социальной работы в сфере естественного права и нравственности» продолжает исследование, предпринятое в предшествующем параграфе.

Принципиально важным для обоснования социальной работы является рассмотрение прав человека через призму соотношения личности и государства. В этом плане они служат допустимой границы применения государственной власти. Вся система социальной работы общества основывается на наличии у любого человека прав, гарантирующих возможность пользования достигнутой обществом свободой. Безусловно, права человека принадлежат отдельной личности, неотъемлемы от неё и не могут быть отчуждены каким-либо способом. Вместе с тем, вся система прав человека имеет огромный социальный смысл, поскольку представляет собой способы защиты человечества от многочисленных угроз его существованию.

Основное различие между западным и незападным подходами к правам человека заключается в том, что для Запада характерен примат прав индивида над правами общества. Права человека присущи индивиду и осуществляются в первую очередь относительно общества. В незападных концепциях прав человека набор социальных прав и обязанностей однозначно имеет приоритет перед индивидуальными правами. В реальной практике это ведет к тому, что права человека соблюдаются в лучшем случае формально и обосновательные возможности подобной теоретической модели применительно к сфере социальной работы в значительной степени ограничены. Однако и индивидуализация прав человека на Западе создает множество проблем, в том числе и для организации системы социальной работы общества, которые усугубляются с каждым днем. Это проявляется в атрофии чувства социальной ответственности, в пренебрежении социальными добродетелями. Глобализация мировых отношений вызывает необходимость общей ответственности людей за последствия индивидуальных и коллективных действий. Повышается ценность общего, иногда даже в ущерб индивидуальному.

Важнейшим направлением естественноправовой детерминации социальной работы выступает реализация данной правовой парадигмы в системе действующего законодательства.

В параграфе осуществлен философский анализ осмысления сущности и специфики нравственности в теориях Ч.Дарвина, П.А.Кропоткина, В.С.Соловьева, Э.Фромма, И.Канта, Ф.Ницше, К.Маркса, А.Швейцера. Обосновывается вывод о том, что в системе нравственного обоснования социальной работы важнейшими являются: 1) законы социального развития, конкретизирующиеся в соответствующих общественных потребностях, и в общем виде определяющие нравственное содержание моральных норм и принципов; 2) конкретные моральные нормы, принципы и идеалы, порождающиеся общественными потребностями и выступающие формой их универсального отражения.

В этическом категориальном обосновании социальной работы значимую роль играют такие категории как совесть, долг и воля.

По своему содержанию, совесть – сложное образование, представляющее собой диалектическое единство объективного и субъективного. Как специфическая форма отражения объективного мира, совесть выражает отношение человека к семье, классу, народу, человечеству, в ней отражается вся совокупность нравственных норм, выработанных обществом, нацией, классом на определенном этапе общественного развития и в силу этого оказывает серьезное детерминирующее влияние на характер осуществления и развития социальной работы в обществе.

Следование велениям совести в системе социальных отношений требует от субъектов реализации волевого момента. Воля - это способность социального субъекта преодолевать препятствия и добиваться поставленной цели. Волевые усилия являются необходимым элементом реализации любого вида деятельности, в том числе и социальной работы.

Чувство совести играет важнейшую роль в исполнении социальными работниками своего служебного долга. Долг – это одна из основных категорий этики, выражающая общественную необходимость в виде определенных нравственных требований, предъявляемых к отдельной личности и личностью к обществу. Объективное содержание профессионального долга социальных работников обусловлено потребностями общества и людей, живущих в этом обществе.

В параграфе обосновывается мысль о том, что тесная связь правовой и нравственной детерминации социальной работы дают основания для важных выводов, главным из которых является органическая необходимость морального измерения правовых норм, в том числе непосредственно регламентирующих функционирование системы социальной работы общества. В процессе осуществления социальной работы право и мораль оказывают общее детерминирующее влияние на процесс достижения общих целей. Определенные социальные действия, выступающие конкретным проявлением реализации социальной работы получают в общественном сознании как правовую, так и моральную оценку, о них судят как с позиций закона, так и с позиций чести и совести. Поэтому неразрывная связь права и морали в детерминации социальной работы в обществе проявляется, прежде всего, в том, что мораль выступает в качестве ценностного критерия правовой основы этой работы.

Глава четвертая «Социальная работа в системе общественных отношений» посвящена изучению важнейших общественных детерминаций социальной работы в системе социума. Основное внимание в главе уделяется осмыслению соотношения и взаимодействия социальной работы с гражданским обществом, культурой и системой безопасности общества.

Первый параграф четвертой главы «Социальная работа в системе социальной безопасности общества» в методологическом плане базируется на различении понятий «безопасность» и «защищенность». Безопасность характеризует качественное состояние социального объекта, связанное с отсутствием или преодолением (устранением, снятием) опасности. Защищенность – фиксирует состояние и степень противодействия реально существующей (и действующей) опасности. В таком понимании безопасность выступает как высшая степень защищенности, а защищенность – как механизм реализации безопасности социального субъекта. Защищенность общества есть не что иное, как жизнеспособность всего многообразия его элементов. В таком понимании защищенность как жизнеспособность социального объекта приобретает глубокий социальный смысл. Его суть можно сформулировать так: защищен­ность социума есть исторически определенная система сбалансированных от­ношений, складывающихся, между людьми, но поводу их жизнеспособности, то есть такая его защищенность от любых внешних и внутренних угроз, которая благодаря социальной деятельности постоянно под­держивает жизнеспособность страны, а также всех важнейших элементов социума. Следует отметить, что защищенность общества в значительной степени зависит от эффективности проводимой государством социальной политики и четкости функционирования системы социальной работы.

Безопасность как отношение между социумом любого уровня и окружающей средой и исторически, и логически первична при формировании конкретной системы социальной работы. Важнейшим приоритетом развития каждого социума выступает формирование такой государственной организации, которая наиболее полно и всесторонне защищает общество и личность.

Оценка результата обеспечения социальной безопасности должна выступать в качестве общего критерия эффективности государственного управления, что в самом широком смысле этого понятия означает способность руководства своей социальной политикой предотвращать вред или ущерб текущим общественным интересам и интересам будущего развития управляемого объекта.

В параграфе отмечается, что возникающие дилеммы безопасности человека и общества могут быть разрешены только многомерной, творческой социальной работой, способной компенсировать или нейтрализовать возможные ошибки социальной политики государства.

Во втором параграфе четвертой главы «Социальная работа и гражданское общество» обосновывается положение о том, что система социальной работы в обществе, в значительной степени, является результатом соответствующей социальной политики государства, но она не исчерпывается только ее реализацией. Мы считаем, что сущность социальной работы состоит в проведении специфической формы государственного и негосударственного воздействия на социального субъекта и среду его существования, с целью обеспечения определенного уровня культурной, социальной и материальной жизни людей и создания достаточных оснований для реализации их социальной активности.

Это позволяет, на наш взгляд, не согласиться с представленным в современной отечественной научной литературе мнением о противоположности государства и социальной работы. Государство, проводя определенную социальную политику, выступает одним из важнейших субъектов социальной работы. Другим подобным субъектом является гражданское общество, под которым понимается совокупность общественных отношений вне рамок властно-государственных структур, но не вне рамок государства как такового. Диссертант выдвигает и отстаивает идею о том, что социальная работа имеет непосредственное отношение к выполнению государством своих важнейших внутренних функций, к которым относится: 

1. Разработка законодательства, создающего благоприятные условия жизнедеятельности населения, и являющаяся непосредственной реализацией социальной политики государства. Кроме того, законодательство, обеспечивающее гармонизацию различных интересов социальных слоев и классов общества, обеспечивает возможность активизировать деятельность второго важнейшего субъекта социальной работы – гражданского общества.

2. Руководство государством хозяйственно-экономической деятельностью, создающее достаточное количество рабочих мест, обеспечивающих нормальное существование определенной части населения страны и формирующее конкурентную среду с крупным бизнесом, стремящимся к монополизации соответствующих сфер хозяйственной деятельности и, как следствие этого, к неограниченному росту цен, обеспечивающему сверхприбыли монополиям и тяжелые условия жизни (на грани выживания) значительной части населения.

3. Поддержание правопорядка, призванное обеспечивать непосредственную реализацию в обществе действующего законодательства и ограничивать возможности осуществления неправовых действий. Эти задачи также входят в число необходимых условий успешной реализации социальной работы. Нарушения этих условий в виде ценового сговора монополистов, нарушения работодателями конституционных прав работников, рейдерские захваты предприятий, фиктивные банкротства, хищения средств Пенсионного фонда и фондов социального обеспечения и т.п., не только резко ухудшают жизненное положение большинства населения страны, создают для него трудную жизненную ситуацию, но и делает неэффективной, а иногда и невозможной, само осуществление социальной работы.

4. Обеспечение государством культурно-воспитательной и образовательной деятельности, непосредственно связанное с осуществлением задач социальной работы. Повышение культурного и образовательного уровня населения открывает новые возможности для социализации людей, их профессионального роста, расширения социальных связей и улучшения жизненных условий.

Проведенный анализ показывает, что социальная работа имеет непосредственное отношение к выполнению государством своих важнейших внутренних функций и государство должно выступать одним из важнейших субъектов социальной работы.

В параграфе раскрывается связь функций гражданского общества с задачами социальной работы.

1. Функция защиты гражданским обществом частных сфер жизни людей от необоснованного вмешательства государства представляется чрезвычайно значимой не только в плане обеспечения существования политической системы правового государства, но и в сфере социальной работы, поскольку непосредственно направлена на обеспечение общественных отношений, благоприятных для жизни людей.

2. Функция создания и развития механизмов общественного самоуправления непосредственно коррелируется с задачей социальной работы, состоящей в создании благоприятной (в материальном и психологическом плане) микросреды, в которой осуществляется жизнедеятельность людей.

3. Функция обеспечения реализации демократического принципа разделения властей и недопущение утверждения тоталитарных форм правления также соотносится с указанной задачей социальной работы, состоящей в создании благоприятной социальной среды, но, в этом случае, речь уже идет не о микро, а, прежде всего, о макросреде. Но, как известно, социальная микросреда в значительной степени зависит от благоприятности социальной макросреды.

4. Функция обеспечения гарантий прав и свобод человека, равного доступа к участию в государственных и общественных делах тесно связана с реализацией второй и третьей социальной функции гражданского общества. В определенных случаях именно нарушение прав человека может поставить его в трудную жизненную ситуацию, требующую оказания ему социальной помощи и социальной защиты.

5. Функция гражданского общества, состоящая в осуществлении социального контроля по отношению к членам общества обеспечивает возможность чрезвычайно важных в системе социальной работы процессов социализации и воспитания граждан.

6. Функция информирования государства о многообразных интересах граждан, удовлетворение которых возможно лишь силами государства, и контроль учета этих интересов в сфере государственной политики выступает важной основой осуществления социальной работы. Без информирования государства о недостатках действующего законодательства, конкретных аспектов проведения социальной политики во многих случаях невозможно изменение социальной ситуации, продуцирующей тяжелые жизненные условия людей.

7. Функция стабилизации социальных структур и отношений данного общества, выполняемая гражданским обществом, также тесно связана с задачами, выполняемыми социальной работой. В системе социальной работы большое внимание уделяется работе со средой существования индивида или социальной группы, нуждающейся в социальной помощи или защите, эта среда служит промежуточным звеном между макросредой общества в целом и микросредой семейной и личной жизни.

На основании проведенного анализа, можно утверждать, что перечисленные социальные функции гражданского общества имеют непосредственное отношение к проведению социальной работы.

Третий параграф четвертой главы «Социальная работа и культура» методологически базируется на противопоставлении культуры и цивилизации, в многообразных интерпретациях этой проблемы в истории философии. С этой целью предпринимается изучение концепций И.Канта, О.Шпенглера, К.Н.Леонтьева, А.Тойнби, М.Вебера. Их анализ позволяет сделать вывод о том, что важными детерминантами социальной работы выступают факторы социокультурного распада общества. Кризис культуры общества ведет к расширению содержания объекта социальной работы, и, как следствие этого, резкому расширению сферы оказания необходимой социальной помощи населению.

В параграфе выясняется, что основное содержание процесса социализации людей, как одного из важнейших аспектов социальной работы, должны составлять элементы культуры: культура организации и реализации деятельности, культура мышления, экологическая, языковая, риторическая, этическая, политическая, этико-художественная культура.

Диссертант считает, что с точки зрения социальной философии критериями сформированности культуры личности, оказавшейся в сложной жизненной ситуации, могут служить: преодоление элементарности и переход к неоднозначности, вариативности поведения человека в разных ситуациях; овладение разнообразными социальными ролями; наличие целостности представлений о мире; способность отделять главное от второстепенного; умение определять иерархию ценностей, смысл явлений и т.д. Данный методологический подход может стать основополагающим при решении практических вопросов социальной работы, связанных с социальной адаптацией людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Параграф завершается исследованием специфики взаимосвязи социальной работы и сферы образования, здравоохранения, религии, пенитенциарной и постпенитенциарной систем.

В заключении подводится итог диссертационного исследования, сформулированный в следующих выводах:

1. На современном этапе развития теории социальной работы происходит формирование нового направления философского познания – философии социальной работы, представляющей собой пограничную область философских исследований, ориентированную на применение философской методологии для изучения конкретного общественного феномена – социальной работы.

2. Философия социальной работы не должна ограничиваться методологической парадигмой только одного или немногих философских направлений (метафизического, диалектического, позитивистского, антропологического, феноменологического, экзистенциального, цивилизационного, культурологического и т.п.), она должна использовать весь арсенал философской методологии для решения многообразных задач познания изучаемого социального явления.

3. Сущность социальной работы состоит в проведении специфической формы государственного и негосударственного воздействия на социального субъекта и среду его существования, с целью обеспечения определенного уровня культурной, социальной и материальной жизни людей и создания достаточных оснований для реализации их социальной активности.

4. В истории социальной работы прослеживается закономерность постоянного расширения её объекта. Эта тенденция по мере развития общества может привести к совпадению объекта социальной работы общества со всем населением страны.

5. Важной особенностью системы социальной работы является уменьшение степени субъективно-личностной реализации этого вида социальной деятельности, по мере восхождения от первичных организационных структур районного уровня к уровням городским, областным, региональным и, далее, к уровню государства в целом.

6. Ведущим аттрактором системы социальной работы является определенное понимание социальной справедливости, заложенное в правовых и нравственных основах общества. Социальная справедливость является одним из главных интегративных принципов организации социума, охватывающим ее нравственные и правовые аспекты, состоящим в аксиологическом осмыслении социально-политических, экономических и идеологических отношений социальных субъектов и основывающимся на социокультурной традиции.

7. Основой категориальной структуры философской теории социальной работы выступает категория «трудная жизненная ситуация», обозначающая систему обстоятельств, детерминирующую негативные тенденции в качественной определенности жизнедеятельности социального субъекта, которые он не может преодолеть самостоятельно социально приемлемыми способами. Важнейшими субстратными компонентами категориальной структуры философской теории социальной работы выступают категории – социализация, социальная защита, социальная реабилитация, социальная адаптация и социальная профилактика.

8. Развитие современной системы социальной работы в России видится в единстве трех основных тенденций: возвращение к положительным моментам дореволюционного (1917 года) периода социальной работы, бережное сохранение достижений советского времени и учет и тщательная адаптация к нашим социокультурным условиям опыта социальной работы зарубежных стран.

В пяти приложениях к диссертации приводятся результаты исследований, проводимых автором в сфере конкретной социальной работы в Пензенской области. Они служат эмпирической базой и обоснованием ряда теоретических обобщений, представленных в диссертации.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях.

 Монографии

    • Лыгина, М.А. Социокультурная детерминация воспитания / М.А. Лыгина. – Пенза, 2006. 141 с. (8,81 п.л.).
    • Лыгина, М.А. Философские основания теории и практики социальной работы / М.А. Лыгина. – СПб., 2009. 180 c. (11,25 п.л.).

Статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях,

Определенных ВАК Минобрнауки РФ

  • Лыгина, М. А. Специфические особенности  реализации воспитательной функции социальной работы / М.А. Лыгина // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России: Научно-теоретический журнал. № 4 (28-2), 2005. С.606-610 (0,5 п.л.).
  • Лыгина, М.А. Проблема философского осмысления сущности социальной работы / М.А. Лыгина // Общество. Среда. Развитие. Научно-теоретический журнал. № 1(14), 2010. С. 67-71 (0,5 п.л.).
  • Лыгина, М.А. Социальная справедливость как атрибут социальной безопасности / М.А. Лыгина  // Геополитика и безопасность: Аналитический и научно-практический журнал. № 2 (10), 2010. С. 106-110 (0,6 п.л.).
  • Лыгина, М.А. Синергетические основания социальной работы / М.А. Лыгина // Социально-гуманитарные знания. № 5. 2010. С. 116-130 (0,8 п.л.).
  •  Лыгина, М.А., Балахонский, В.В. Нравственные детерминанты социальной работы / М.А. Лыгина, В.В. Балахонский // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России: Научно-теоретический журнал. № 3 (47). 2010. С. 171-175 (0,4/0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М.А.  К осмыслению концептуальных основ философии социальной работы  /М.А. Лыгина //Общество. Среда. Развитие. Научно-теоретический журнал. № 4 (17). 2010. С. 92–95 (0,25).
  • Лыгина, М. А. Принцип справедливости как аксиологический аттрактор социальной работы / М. А. Лыгина // Вестник РГПУ. Научный журнал. № 137. 2010. С.151–162 (0,6 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Дилемма безопасности человека и общества в системе социальной работы / М.А. Лыгина // Геополитика и безопасность: Аналитический и научно-практический журнал. № 1 (13). 2011. С. 82–87 (0,3 п.л.).
  • Лыгина, М.А. Предпосылки формирования философско-методологических основ изучения процесса социальной адаптации детей в трудной жизненной ситуации / М.А. Лыгина  // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского. Гуманитарные науки. № 23. 2011. С. 22–27 (0,7 п.л.).
  • Лыгина, М.А., Тугаров А.Б. Социокультурная детерминация социальной работы: вопросы теории и практики /М.А. Лыгина, А.Б. Тугаров // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского. Гуманитарные науки. № 23. 2011. С. 28–33 (0,7 / 0,35 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Естественноправовые детерминанты социальной работы / М.А. Лыгина // Философия права: Научно-теоретический журнал. № 1 (44). 2011. С. 56–60 (0,3 п.л.).

Статьи и материалы конференций

  • Лыгина, М.А. К вопросу о преподавании курса «Человековедение» / М.А. Лыгина // Вуз и школа: новые направления взаимодействия: Материалы всероссийской научно-практической конференции. (Пенза, апрель 1995). Пенза: ПГПИ, 1995. С. 42-44 (0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Социокультурная детерминация воспитания / М.А. Лыгина // Вуз и школа в новых условиях общественного развития России: Материалы всероссийской научно-практической конференции. (Пенза, февраль 1996). Пенза: ПГПУ, 1996. С. 86-88 (0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Некоторые аспекты системно-социальной концепции воспитания в разработке курса «Человековедение» в начальных классах / М.А. Лыгина // Развитие личности в процессе обучения и воспитания: Межвузовский сборник научных трудов. Пенза: ПГПУ, 1997. С. 76-82 (0,6  п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Социокультурная детерминация воспитания: традиция и новация / М.А. Лыгина // Регионализация образования: проблемы, поиски, перспективы: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. (Пенза, декабрь 1996). Пенза: ИПКиПРО, 1997. С. 327-329 (0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Традиционная и инновационная концепции образования / М. А. Лыгина // Тезисы докладов научно-практической конференции, посвященной 60-летию университета (гуманитарные науки) (Пенза, 1999). Пенза: ПГПУ, 1999. С. 46-48 (0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Реформирование системы образования в России: итоги, проблемы, перспективы / М.А. Лыгина // Социально-экономический кризис в России. Проблемы и перспективы развития: Материалы международной научно-практической конференции. (Пенза, ноябрь 1999). Пенза: ПГПУ, 1999. С. 43-46 (0,3 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Методологическая основа анализа традиций и инноваций в системе воспитания / М.А. Лыгина // Социальные науки: история, теория, методология: Межвузовский сборник научных статей. Вып. I. М.: МПУ. 2000. С. 110-117 (0,7 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Проблемы российской нравственности. Необходимость «Интеллектуального прорыва» / М.А. Лыгина // Пенза на рубеже тысячелетий: идеалы и реальности культуры российского города. Материалы городской научно-практической  конференции. (Пенза, октябрь 2000). Пенза: ПДЗ, 2000. С. 21-22 (0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Проблемы активизации социальной работы с клиентом в процессе обучения студентов специальности «Социальная работа». Методические рекомендации / М.А. Лыгина // Материалы II межвузовских социологических  чтений аспирантов и студентов, посвященные 100-летию кафедры социологии ПГПУ им. В. Г. Белинского. (Пенза, май 2000). Пенза: ПГПУ, 2000. С. 89-92 (0,4 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Методическая разработка лекции по теме «Технология социальной работы с семьей, воспитывающей ребенка-инвалида» / М.А. Лыгина // Социологическое образование в провинциальной России: вопросы методологии, методики, организации: Материалы III межвузовских социологических чтений преподавателей и студентов. (Пенза, ноябрь 2000, апрель 2001). Пенза: ПГПУ, 2001. С. 41-49 (0,8 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Модель обучения практической социальной работе: организация практики студентов / М.А. Лыгина // Социологическое образование в провинциальной России: вопросы методологии, методики, организации: Материалы III межвузовских социологических чтений преподавателей и студентов. (Пенза, ноябрь 2000, апрель 2001). Пенза: ПГПУ, 2001. С. 73-78 (0,5 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Методологические основы анализа традиций и инноваций в социальной работе / М.А. Лыгина // Материалы IV межвузовских социологических чтений преподавателей, аспирантов, студентов, посвященных 150-летию со дня рождения М. М. Ковалевского (доклады, выступления, сообщения). Пенза: ПГПУ, 2002. С. 15-21 (0,6 п.л.).
  •  Лыгина, М.А., Лавренова Т.И. Производственная практика как фактор профессиональной социализации будущих специалистов / М.А. Лыгина, Т.И.Лавренова // Проблемы профессионального образования молодежи. Межрегиональный сборник научных трудов. Пенза, 2002-2003. Часть 4. С. 54-58 (0,4/0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Инновационные технологии в подготовке специалистов в области социальной работы / М.А. Лыгина // Вестник молодых ученых ПГПУ им. В. Г. Белинского: Сборник научных статей студентов, аспирантов и молодых сотрудников университета. Пенза: ПГПУ, 2003. С. 151-155 (0,4 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Использование метода оккупациональной терапии в социальной работе с инвалидами / М.А. Лыгина // Актуальные проблемы теории и практики социальной работы: Сборник научных статей. Пенза: ПГУАС, 2005. С. 107-111 (0,4 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Воспитательная функция социальной работы / М.А. Лыгина // Путь к человеку: Сборник научных трудов. Пенза: ПГУСУ, 2005. С. 143-151 (0,8 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Технологии и методы в социальной работе с детьми, подростками и молодежью / М.А. Лыгина // VII Социологические чтения преподавателей, аспирантов и студентов, посвященные 60-летию Победы в ВОВ. Межвузовский сборник научных трудов. Пенза: ПГПУ, 2005. С. 149-152 (0,3 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Из истории воспитательно-реабилитационной работы с социально-дезадаптированными детьми в условиях закрытого (интернатного) учреждения в России / М.А. Лыгина // Социальные науки: история, теория, методология: Межвузовский сборник научных статей. Вып. 1. Пенза: ПГПУ, 2005. С. 127-135 (0,8 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Социально-педагогическое содержание понятия «молодежная инициатива» / М.А. Лыгина // Современное образование: научные подходы, опыт, проблемы, перспективы: Материалы всероссийской научно-практической конференции. Пенза, 2006. С. 225-229 (0,4 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Дезадаптированные дети и подростки как социальное явление /М.А. Лыгина // Мир детства: метафизика культурно-цивилизационного кризиса: Материалы XIII Международной конференции «Ребенок в современном мире. Детство: социальные опасности и тревоги». СПб.: Астерион, 2006. С. 456-460 (0,4 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Социальный педагог и социальный работник: общее и особенное в профессиограмме / М.А. Лыгина // Актуальные проблемы философии образования: Материалы международной научной конференции. СПб.: СПбУМВД, 2006. С. 55-60 (0,5 п.л.).
  •  Лыгина М.А. Педагогика как методологическая основа решения задач социальной работы  / М.А. Лыгина // Актуальные проблемы философии образования: Материалы международной научной конференции. СПб.: СПбУМВД, 2006. С. 150-154 (0,4 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Социальная работа и дети: теоретический аспект / М.А. Лыгина // Социокультурные процессы и глобализация: Материалы Международной конференции «глобальный мир: гуманитарный кризис и момент развития». СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2008. С. 179-185 (0,6 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Творческая самореализация личности социального работника в профессиональной деятельности (философский аспект) / М.А. Лыгина // Современное образование: научные подходы, опыт, проблемы, перспективы: Материалы всероссийской научно-практической конференции. Пенза, 2008. Т.2. С. 123-126 (0,3 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Творческий характер социальной работы и новаторство в деятельности социального работника / М.А. Лыгина // Социальная работа в современной России: взаимодействие науки, образования и практики: Материалы Всерос.науч.-практ.конф. (к 10-летию кафедры социальной работы БелГУ). Белгород: БелГУ, 2008. С. 422-424 (0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Методологические основы профилактики наркомании среди студентов / М.А. Лыгина // Известия ПГПУ. Общественные науки. №7 (11), 2008. С. 10-15 (0,5 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Волонтерское движение – новое направление первичной профилактики наркомании / М.А. Лыгина // Известия ПГПУ. Общественные науки. №7 (11), 2008. С. 15-18 (0,4 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Филантропия как социокультурный феномен / М.А. Лыгина // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. Гуманитарные науки. №9 (13), 2008. С. 5-9 (0,5 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Роль вуза в первичной профилактике употребления студенческой молодежи наркотических средств / М.А. Лыгина // X Социологические чтения преподавателей, аспирантов и студентов: Межвузовский сборник научных трудов. Пенза, Пензенский гос.пед.ун-т. 2008. С. 12-20 (0,9 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Информационное обеспечение и организационные механизмы социального партнерства некоммерческих организаций и учреждений социальной защиты населения / М.А. Лыгина // Россия: путь к социальному государству. Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 6 июня 2008 г.). М.: Научный эксперт, 2008. С. (2 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Определение сущности и основных проблем философии социальной работы /  М.А. Лыгина // Вестник Пензенского отделения Российского философского общества №2: М.: РФО, Пенза: ПГПУ, РГСУ ПФ, 2009. С. 200-207 (0,8 п.л.).
  •  Лыгина, М.А., Тугаров, А.Б., Дудкин, А.С., Лавренова, Т.И. Вопросы организации комплексного прикладного исследования основ управленческого межведомственного взаимодействия в оказании помощи детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию / М.А. Лыгина, А.Б. Тугаров, А.С. Дудкин, Т.И. Лавренова // Материалы за 5-а международна практична конференция, «Найновите научни постижения», - 2009. Том 18. Психология и социология. София. «Бял ГРАД-БГ» ООД. С. 59-63 (0,5/0,1 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Специфика деятельности специалиста социальной работы по обеспечению социальной адаптации детей, попавших в трудную жизненную ситуацию /М.А. Лыгина // XI Социологические чтения преподавателей, аспирантов и студентов: Межвузовский сборник научных трудов. Пенза, Пензенский гос.пед.ун-т. 2009. С. 86-94 (0,9 п.л.).
  • Лыгина, М. А., Тугаров, АБ., Дудкин, АС., Лавренова, ТИ. Social Legal Aspects Of Research Of Foms Of Interaction In Helping Children In A Difficult Life Situations / М. А. Лыгина, А. Б. Тугаров, А. С. Дудкин, Т. И. Лавренова // European Society of European Societis: a View from Russia / Ed. By V. A. Mansurov. М.: Маska, 2009. P. 442-443 (0,2/0,05 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Социальные сироты и теоретические основы социальной работы с ними / М.А. Лыгина // ПГПУ им. В.Г.Белинского. Общественные науки № 12 (16), 2009. С. 18-26 (0,8 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Методологические основы реализации воспитательной функции социальной работы / М. А. Лыгина // Известия ПГПУ им. В.Г.Белинского. Общественные науки № 12 (16) 2009. С. 10-18 (0,8 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Социокультурные детерминанты социальной работы в сфере образования / М.А. Лыгина // Социальное партнёрство России в контексте глобализации: материалы Международной конференции «Социализация личности в глобальном мире». СПб.: Изд-во Политехн.ун-та, 2009. С. 324-330 (0,6 п.л.).
  •  Лыгина, М.А., Лавренова, Т.И., Тугаров, А.Б. Общественное мнение по проблеме детской инвалидности и социальному сиротству / М.А. Лыгина, Т. И. Лавренова, А. Б. Тугаров // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. Общественные науки №16 (20), 2010. С. 23-32 (0,9/0,3 п.л.).
  •  Лыгина, М. А., Тугаров, А. Б. Проблемы социокультурной детерминации воспитания в теории и практике социальной работы / М.А. Лыгина, А.Б. Тугаров // Духовные горизонты детства: Материалы XVII Международной конференции «Ребенок в современном мире. Духовные горизонты детства». СПб.: Изд-во Политехн.ун-та, 2010. С. 367-371 (0,4/0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Проблема становления и развития отечественной теории и практики социальной работы / М.А. Лыгина // Духовные горизонты детства: Материалы XVII Международной конференции «Ребенок в современном мире. Духовные горизонты детства». СПб.: Изд-во Политехн.ун-та, 2010. С. 309-315 (0,6 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Методологические основы социальной работы с детьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации / М.А. Лыгина // XII Социологические чтения преподавателей, аспирантов и студентов: Межвузовский сборник научных трудов.  Пенза, Пензенский гос. пед. ун-т. 2010. С. 61-71 (1 п.л.).
  •  Лыгина, М.А., Тугаров, А.Б., Лавренова, Т.И. Проблемы социальной адаптации детей-инвалидов / М.А. Лыгина, А.Б. Тугаров, Т.И. Лавренова // Проблема социальной напряженности: материалы международной научно-практической конференции 5-6 июня 2010 года. Пенза – Ереван - Прага: ООО Научно-издательский центр «Социосфера», 2010. С. 169-173 (0,5/0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М. А., Тугаров А. Б.  Социальные аспекты реализации инклюзивного подхода к образованию детей, находящихся в трудной жизненной ситуации / М. А. Лыгина, А. Б. Тугаров // В мире научных открытий. Научный журнал. № 5 (11),Часть 2, 2010. С. 92-96 (0,4/0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Социальная справедливость как аттрактор социальной работы / М.А. Лыгина // Вестник Гродненского государственного университета им. Я.Купалы: Научный журнал. Серия 1. История, философия, политология, социология. № 1 (91), 2010. С. 123-132 (1 п.л.).
  •  Лыгина, М. А. Осмысление философских оснований социальной работы как вида деятельности / М.А. Лыгина // Вестник Гродненского государственного университета им. Я.Купалы: Научный журнал. Серия 1. История, философия, политология, социология. № 2 (95), 2010. С. 72-77 (0,6 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Модернизация социальной работы в России: проблемы и перспективы / М.А. Лыгина // Гуманитарные практики в современном социуме: Модернизация и глобализация: Сборник научных трудов. - СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2011. С. 525-527 (0,2 п.л.).
  •  Лыгина, М.А. Возможности развития социальной поддержки детей в трудной жизненной ситуации / М.А. Лыгина // Процессы модернизации и ценности культуры: Материалы XVIII Международной конференции "Ребенок в современном мире. Процессы модернизации и ценности культуры" 20-22 апреля 2011 г. - СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2011. С. 586-592 (0,4 п.л.).
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.