WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Теоретические рефлексии и социокультурные практики современного европоцентризма

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

 

Шубина Марина Михайловна

 

 

 

Теоретические рефлексии и социокультурные практики современного европоцентризма.

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

09.00.13 –философская антропология,

философия культуры

 

 

 

 

Ростов-на-Дону

2011 г.

 

 

Работа выполнена в Северо-Кавказском научном центре высшей школы

Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Южный федеральный университет»

 

 

Научный консультант:              доктор философских наук, профессор

Несмеянов Евгений Ефимович

 

Официальные оппоненты:       доктор философских наук, профессор

                                                     Маршак Аркадий Львович

                                                    

                                                    доктор политических наук, профессор

     Старостин Александр Михайлович

                                                    доктор философских наук, профессор

Ерыгин Александр Николаевич

 

Ведущая организация:    Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена

 

Защита состоится 23 ноября 2011 г. в 15.00 на заседании Диссертационного Совета Д. 212.208.13 по философским наукам в Южном федеральном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.

Автореферат разослан 22 октября 2011 г.

Ученый секретарь

Диссертационного Совета                                          М.М. Шульман

Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования. Современная ситуация в мире характеризуется глобализацией и переходом к новому мировому порядку, свободному от войн и насилия. Это означает возникновение новой исторической тенденции – антиэкспансионистской, когда государства, народы и культуры отказываются от всех возможных форм экспансии друг по отношению к другу. Эта тенденция может осуществляться только в виде целенаправленной деятельности, противостоящей различным формам экспансионизма. Чтобы эта деятельность была эффективной, нужно хорошо представлять себе исторические причины возникновения, этапы развития и условия исчезновения этих форм.

При таком подходе исследование данной темы может быть только комплексным, охватывающим явление экспансионизма в историческом, социально-психологическом, научном, идеологическом и политическом контекстах. Общая идея исследования – рассмотреть исторический процесс перехода естественного и государственного (национального)  этноцентризма к европоцентризму, как форме  регионализма, посредством изучения его теоретических рефлексий и социокультурных практик.   Началом естественного этноцентризма, из которого впоследствии и вырастает расизм, считается эпоха античности, когда происходит зарождение и развитие дихотомии «свой-чужой» пока только на интуитивном уровне, а не в концептуальной форме, имеет субъективный характер. Именно в этот период происходит эллино-варварская поляризация, где образцом культуры является лишь греческая культура, античная интерпретация «иного» носит оценочный и, как правило, негативный характер.  Теория «естественного рабства» Аристотеля оказалась серьезным первоисточником, на который ссылались многие антропологи-расисты в течение веков. Такое отношение к человеку приводило к мысли о принципиальном, постоянном и всеобъемлющем неравенстве людей между собой.

Идеологического и научного обоснования требуют теории, возникающие в Новое время, а именно те  политические и экономические последствия, которые были вызваны великими географическими открытиями. Именно это событие считается началом возникновения европоцентризма. Именно так возникает политика международного экспансионизма и колониализма, развиваются и расширяются формы экспансии: от чисто военной, затем к экономической, затем – к культурной. Для идеологического обеспечения этих форм с эпохи Нового времени создаются (на базе научных расовых теорий) расистские псевдонаучные теории. Эти теории быстро входят в культуру Европы, подкрепляя традиционные расовые, этнические и националистические предрассудки, а так же получают отражение в философии и антропологии.

Только в XX – начале XXI века экспансионизм, как вид социокультурного взаимодействия народов, начинает терять свое значение; на первый план начинает выходить новый тип отношений – взаимовыгодное взаимодействие во всех сферах общественной жизни, политики и культуры. Однако, влияние форм экспансионизма, господствовавшего тысячелетия, все еще велико.  Современности присущи  идеология фашизма, дискриминации народов по национальному и культурному признаку.

Степень научной разработанности темы. Фундамент антропологических знаний и представлений о человеке заложен в работах таких классиков философии, как Аристотель, Платон, Эсхил, Геродот, Еврипид,  Цицерон, Д. Дидро, И. Кант, М. Монтень, Г.В.Ф. Гегель, Ф. Ницше, Н. Макиавелли, И. Гердер, А. Шопенгауэр, А. Тойнби и других.

В. Виндельбанд в своей двухтомной работе «История новой философии» систематически излагает философские идеи от эпохи Возрождения до конца XIX века. Для него совершенно очевидно, что на постановку философских проблем в каждую историческую эпоху во многом определяют политические события, научные достижения, религиозные взгляды и этические представления современников. Он рассматривает  становление тех понятий, которые в ходе развития человечества стали формами мышления и нормами суждений, и в которых наиболее четко выразилась внутренняя структура духа и тех ценностей, что составляют «нормальное» сознание. Аналогичную проблематику поднимают работы Б. Рассела, М. Бубера, Я. Букхардта, где в центре исследования поставлен человек и его социокультурные связи.

Проблема культуры, как специфического способа жизнедеятельности человека, представлена в трудах Ю. А. Жданова, В. Е. Давидовича, Г. В. Драча, В. П. Кохановского, М. К. Петрова, О. М. Штомпеля, В. Ю. Шпака, Т. П. Матяш, В. С. Поликарпова и др.

В отечественной историографии культуры важная роль принадлежит трудам А.Я. Гуревича («Философия человека» и другим), в которых отражен путь преобразования исторической науки в культурно-антропологически ориентированную историю, науку о человеке, а также выделены основные задачи философской антропологии. Проблематике природы и сущности человека посвящены труды Махарова Е.М., Флоровского Г. В., Несмеянова Е.Е.

Генезису и основным интенциям европоцентризма посвящены историко-политические работы С. Кара-Мурзы, X. Мюнклера. Их содержание отражает причины гегемонии Европы на мировой арене.

Особое внимание привлекают работы представителей западноевропейской расово-антропологической школы (имеющие отчетливую идеологическую направленность): А. Гобино, X. Чемберлена, В. де Ляпужа, О. Аммона, Г. Лебона и других, в которых освещены основные тенденции развития расовых представлений, поведен анализ отличительных черт различных рас, а также обосновываются разноценность и неравноправие рас на основе биологических различий, из которых, по мнению авторов, вытекают различия в интеллектуальном, культурном, социальном плане. Исследования, посвященные нациям, национализму и геноциду представлены в исследованиях Э. Геллнера и А. Баумгартена, И. Валлерстайна, Г. Гюнтера.

Отдельно следует отметить культурологическую работу французского историка XX века, представителя школы «Анналов», Ф. Броделя «Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV-XVIII века». Используя материалы и методы других научных дисциплин (демографии, географии, социальной психологии и т.д.), он создал синтетические труды о «материальной цивилизации», «структурах повседневности», «людях и вещах» эпохи позднего средневековья и Нового времени, которые помогли уточнить представления о европейской цивилизации.

Проблемам современного расизма посвящены работы Э. Холл, У. Макдуггела, П.-А. Тагиеффа, и др. Авторами работ о расовой и культурной дискриминации народов в России выступают Н.А. Бердяев, М.О. Гершензон, Л.Н. Гумилев и др.

Однако, в исследовании зарождения, генезиса и расцвета европоцентризма, расовых и расистских теорий в рамках классической философской антропологии, остается много «белых пятен». Много нерешенных проблем связано с тем, что в неполной мере рассмотрено влияние на изменения социокультурной картины мира великих географических открытий; выявлена только часть социокультурных механизмов, которые послужили базой для становления европоцентризма. Недостаточная разработанность ряда вопросов, касающихся применения комплексного подхода в изучении проблемы европоцентризма и возникающего на его основе расизма, обусловили цель и задачи настоящего исследования.

Цель исследования.Основной целью диссертационного исследования является комплексное изучение возникновения и развития европоцентризма с античной эпохи по настоящее время.

Поставленная цель предполагает решение следующих исследовательских задач:

1. Исследовать социально-экономические условия античного общества, их изменения, обусловившие теорию «естественного рабства», а так же проследить ее влияние на мировоззрение эллинизированного мира в контексте «эллин-варвар»;

2. Рассмотреть изменения в средневековом обществе, которые привнесла христианская религия в отношение к рабству и варварству и новые условия понимания человеческой свободы, как теоретико-практические предпосылки европоцентризма;

3.  Сопоставить гео- и этнографические представления в западноевропейском обществе позднего средневековья и Ренессанса;

4. Выявить общественный резонанс великих географических открытий в экономической и политической жизни Западной Европы в период Нового времени;

5. Обозначить социально-исторические, мировоззренческие и ценностно-смысловые основания возникновения европоцентризма  в  философской    антропологии    и   определить  важнейшие концептуальные основания классического европоцентризма  XVIII-XIX  веков;

6. Показать   динамику   изменения   социокультурной   картины   мира   от   позднего средневековья до Ренессанса и далее до Нового времени под влиянием последствий  великих географических открытий;

7. Определить важнейшие концептуальные основания классического европоцентризма XVIII-XIX вв.;

8. Выделить  главные  моменты  становления  теории  ценности  европейской  расы, решаемые через  категорию сущности человека; критически рассмотреть основные теории разноценности рас в контексте европоцентристского направления классической философской антропологии;

9. Показать  условия  перехода  научных расовых  концептов  в идеологические расистские  в европейской культурфилософии начала и середины  XX  века;

10. Показать влияние расистских концепций на складывающиеся социокультурные практики Европы и России.

Объектом исследования является генезис современного европоцентризма

Предмет исследования – основные исторически сложившиеся социально-философские, социологические и культурологические концепции, освещающие социокультурные аспекты эволюции европоцентризма, его генезис от эпохи античного общества до современного постиндустриального; нахождение смысла теории европоцентризма, выраженного в динамике развития от простых форм к сложной самоорганизованной системе. 

Методологическая основа исследования. Вопрос европоцентризма и аксиологических основ, на базе которых он развивался, является по своему характеру междисциплинарным и укладывается в предмет изучения целого ряда дисциплин, таких как  история, социология, психология, этнография, политология, философская антропология, религиоведение, культурология, теория государства и права и других. Поэтому данная работа основывается на применении общенаучной методологии, в частности системного подхода, методика использования которого заключается в раскрытии необходимого и достаточного набора характеристик, отличающих не только исследуемый объект в целом, но и некоторые его компоненты и составляющие.

Решение основной задачи диссертационного исследования кажется невыполнимым без использования метода эмпирического описания, классификации и теоретического обобщения.

Чрезвычайно существенным, в силу специфичных задач диссертации, явилось сочетание парадигматических и структурно-функциональных подходов.

Парадигматический подход используется автором для рассмотрения специфики европейского этноцентризма и особенностей национального самоопределения в сравнении с общецивилизационной картиной мира.

Использование множества методик прикладного характера разрешило обобщить данные различных областей научного знания, реализовать междисциплинарный подход к исследуемому вопросу.

Диссертационная работа предполагает использование комплексного подхода, включающего аксиологический, семиотический, герменевтический, компаративистский методы. Такой подход опирается на сочетание системного, исторического и текстологического анализа материала.

Научная новизна диссертациионного исследования:

1. Обобщены историко-философские материалы античных авторов (Аристотель, Платон, Цицерон, Геродот, Ксенофонт, Плутарх, Гесиод, Гомер, Эсхил, Фукидид, Гиппократ, Тацит), дающие представление о духовно-культурном состоянии греко-римского общества сквозь призму становления идеи о разноценности рас и культур и его отношения к представителям иных культур.

2. Уточнено влияние христианской религии на мировоззрение средневекового западноевропейского общества в контексте столкновения варварской и эллинской культур.   

3. Выявлена динамика изменения социокультурной картины мира от средневековья до Нового времени под влиянием великих географических открытий в аспекте новых взглядов на природу человека.

4. Обозначен анализ изменения мировоззрения и взгляда на сущность и ценности человека европейской расы на базе классических философских концепций (Ж.А. Гобино, Р. Вагнер, Ф. Ницше, Г. Гегель, О. Аммон, В. де Ляпуж, Л. Вольтман, Х. Чемберлен, Г. Лебон, Ф. Ницше).

5. Установлена   идеологическая    основа    и    главные    механизмы    становления европоцентризма в истории и философии западноевропейского общества.

6. Комплексно рассмотрены, с точки зрения философской антропологии, теории разноценности рас (К. Майнерс, Ж.-Ж. Вирей, У.Ф. Эдвардс, А. де Котрефаж, П. Брок, Дж. Аткинс, Э. Лонг, Дж. Бредли, И.Ф. Блюменбах, Ж. Кювье)  и возникновение на их основе классических расистских теорий.

7. Критически осмыслены основные тенденции в восприятии расизма и европоцентризма в современном обществе, его реакция на практические факты расизма и социокультурные практики противодействия культурной дискриминации народов.

Тезисы, выносимые на защиту

1. Началом естественного этноцентризма, из которого впоследствии и вырастает расизм, считается эпоха античности, когда происходит зарождение и развитие дихотомии «свой-чужой» пока только на интуитивном уровне, а не в концептуальной форме, имеет субъективный характер. Именно в этот период происходит эллино-варварская поляризация, где образцом культуры является лишь греческая культура, античная интерпретация «иного» носит оценочный и, как правило, негативный характер.  Такое отношение к человеку приводило к мысли о принципиальном, постоянном и всеобъемлющем неравенстве людей между собой.

2. Христианство видоизменяет отношение к варварству и его культурным ценностям. Оно показывает, что главное в человеке – его вероисповедание, которое является основой перехода от «варварства» к «неварварству». Варвар, в данном контексте, - это человек, не знающий основ христианского вероучения. Именно эти условия являются необходимыми для обоснования превосходства европейской нации над другими народами.

3. Великие географические открытия ознаменовали собой новую историческую эпоху и стали своеобразными «вехами» на пути человечества к его нынешнему состоянию. Их значение в том, что они привели к изменению мировоззрения человека, к изменению  представлений о его сущности в целом в религиозных и гуманистических концепциях средневековья и Ренессанса. Эти открытия коснулись всех сторон жизни западноевропейского человека и, прежде всего, социокультурной ситуации в обществе. Они оказали влияние на философскую мысль XVIII-XIX веков и  обусловили возникновение европоцентризма в философской антропологии изучаемого периода.

4.    Генезис европоцентризма можно проследить, начиная с античности, противопоставлявшей себя Востоку, и этот взгляд был унаследован Европой, которая считала, что является плодом непрерывного развития античности; в последующие культурно-исторические эпохи, в частности,   на   основании   философских   трудов античности,  обосновывается   непреходящая ценность и превосходство  европейской  расы, а  антропология  становится  только сравнительной.  На базе расизма утверждается культурная дискриминация  в  обществе  и  националистические  настроения.

5.   Проблема   становления   европоцентризма   четко   проявляется   в   философской антропологии,   находит   осмысление   в   трудах   западных   философов, в которых звучат   постоянные  негативные оценки восточных обществ и доказательства вековой ущербности Востока и, напротив,   обоснования   вечного   превосходства   рационалистического   «демократического» Запада. Обосновывается неизбежность и прогрессивность гегемонизма Запада, из истории вытесняется «остальное человечество», не соответствующее установленным меркам. Так расизм становится идеологическим и политическим основанием колониализма.

6.     Расизм приобретает политическое и культурное значение, когда пытаются научно обосновать необходимость духовного и культурного качественного неравенства рас. Расовые теории, пытающиеся объяснить неравноценность человеческих рас и показать, что расовые различия являются важными факторами, определяющими ход исторического развития народов,   особенности   их   культуры   и   уровень   их   развития, не несут еще в себе политической направленности. Но они легко   превращаются  в расистские и нацистские, когда их используют для обоснования социального и политического неравноправия.

7. Расовый и классовый подход пережили каждый свой подъем. Расовый - в национал-социалистической Германии стал официальной доктриной, классовый - силовым путем был введен в советскую гуманитарную науку и сделался в ней господствующим. Классовый подход в России в XX веке существовал в двух формах. Во-первых, как революционная идеология, объясняющая действия революционных движений. Во-вторых, как господствующая в гуманитарной науке доктрина, которая после прихода к власти РСДРП, политическими методами стала единственной, и все другие были вытеснены.

8. Глобалистская направленность развития человечества в ХХI веке требует противодействия расистским концепциям; это значит, что расовые теории должны использоваться не для обоснования дискриминации рас, наций и этносов, а в целях облегчения преодоления социальных и политических различий между народами.

Научная и практическая значимость работы. Результаты исследования, а также использованный в нем фактический материал, позволяют углубить теоретические представления о человеческой духовности в рамках культурологи, философской антропологии. Их можно использовать в курсах истории культуры,  культурологии, философской антропологии, философии истории.

Апробация работы основных положений диссертационного исследования осуществлялась на протяжении всего периода работы над диссертацией.  Работа обсуждалась на заседаниях кафедры философии и истории Южно-Российского государственного университета экономики и сервиса, отдела социальных и гумани тарных наук Северо-Кавказского научного центра Высшей школы, кафедры философии и культурологи ЮФУ.

Структура и объем диссертации определены целью и задачами исследования.  Работа состоит из введения, двух глав, подразделенных на параграфы, заключения и списка использованной литературы (библиографии). Общий объем диссертационного исследования составил 368 страниц печатного текста. Список литературы включает 355 наименований.

Основное содержание работы

Во введенииобосновывается актуальность диссертационного исследования, новизна, раскрывается степень его разработанности, определяются цели и задачи, решаемые в диссертации.

Глава 1. «Идея варварства как характеристики наций и культур в греко-римской философии» - посвящена анализу того, как варварство из культурной проблемы превращается в проблему политическую, вызывая смыкание политических и культурных представлений о человеке, а так же условий, необходимых для обоснования превосходства европейской нации над другими народами.  

Параграф 1.1 «Возникновение и эволюция доктрины превосходства греков над варварами: обоснование варварства в трудах греческих  и римских мыслителей»

Античная культура трансформировалась и модифицировалась, но постоянно воспроизводились ее основные черты. Главная из них состоит в том, что античная культура вырастает и развивается на основе городской (полисной) жизни. Греки и римляне полагали, что отсутствие полисов есть признак варварства, и строили на завоеванных землях города. Считалось, что иначе люди жить не могут. Жить по-человечески, не по-варварски – значит жить в полисе. Развитая общественная жизнь, верховенство закона, защита свободы и личных прав граждан – важнейшие культурные достижения античной Греции и Рима.

Важность личностного начала в общественно-исторической жизни Древней Греции связана с динамической политической жизнью и дифференцированной социальной структурой древнегреческого полиса. Полисная социально-политическая практика наглядно демонстрировала, что знание, индивидуальная сознательность вообще, позволяющая человеку жить в сообществе, - это достижение культуры, отличающее эллина от варвара. Сама общественно-политическая практика античного полиса делает необходимым для ее участника отождествление собственной интеллектуальной активности с ее культурными проявлениями.

В античном полисе формируется человек нового типа – на основе рационально построенного образования. При этом образование выступает как система мер по формированию полноценного члена общества, свободного и полноправного гражданина. При этом образование выступает как система мер по формированию полноценного члена общества, свободного и полноправного гражданина, пайдейя имеет своей целью формирование человека по образцу, модели гражданина полиса.

Как и большинство категорий, в рамках которых развивается современная культура, категория свободы впервые была разработана античным мышлением.
Рабовладельческая ментальность архаического периода в жизни любого общества определялась тем, что отношение к человеку формально было таким же, как и к прочим существам, населявшим космос. Представление об общем противостоянии мира людей миру природы отсутствовало. А, следовательно, отсутствовала и почва для гуманизма. Растворенность человека в мире природы осмыслялась в том, что человек мог продаваться, быть в собственности, приноситься в жертву и т.п. точно так же, как и прочие объекты мира (вещи или животные). Наличие и естественность рабства в жизни античности привели к представлению о космическом рабстве, поскольку всё в космосе устроено так, что одно, безусловно, подчиняется другому.

Однако за всеми этими обстоятельствами стоит одно: люди делятся на рабов и свободных, но если рабство одних и свобода других – результат случайности и внешних обстоятельств, тогда каждый потенциально является рабом и свободным. Античный грек настаивал на другом, на том, что люди обладают различной природой и различными возможностями. Одним из них суждено быть свободными, другим – рабами. Свободные и рабы как бы сделаны из различного материала.

Эллинская мысль вплоть до IV в. до н.э. не испытывала сомнений в том, что рабство является необходимым общественным институтом. Грандиозные социально-экономические сдвиги в начале эллинистического периода вызвали значительные изменения в положении свободного греческого населения. Управление полиса из государственного превратилось в городское, независимый гражданин стал подданным царя. Все это повлекло за собой перелом и в области идеологии. Общественная жизнь и представления людей того времени стали более сложными, более насыщенными различными противоречиями. В условиях  нараставшего распада полисной идеологии со всей остротой встал «рабский вопрос», затрагивавший самые основы социального строя античного общества.

Мыслители не имели ни малейшего сомнения в законности рабства; ни у кого из них не было никакого представления об обществе, где не существовало бы рабства. Никто не замечает исторического происхождения этого института; он признается коренящимся в самой природе

Рассматривая генезис смыслов понятия «варвар», можно обратиться к различным аспектам: культурно-типологическим, когнитивно-психологическим, этическим. Конечно, это далеко не полный перечень тех «срезов», которые можно было бы произвести, анализируя данный вопрос. Следовало бы отдельно сказать об этнической, геополитической и экономической составляющих. Однако отчасти все эти аспекты пересекаются и так или иначе будут затронуты.

Изучение происхождения и сущности греческой концепции варварства имеет довольно долгую историю, это проблема, вызывающая также далеко неоднозначные суждения в историографии. Причем, различные интерпретации исследователей вызывает как вопрос происхождения самого термина «варвар», так и наполнение этого термина определенным содержанием, сформировавшим в классический период образ варвара, противоположный образу грека.

Таким образом, можно утверждать, что в европейской цивилизации возникает специфическое понимание культуры, основой которого является особое достоинство греческой нации, идея автономности античной культуры, ее особой уникальности и ценности. В античности впервые появляется теоретическое обобщение бытовых ощущений, истоки зарождения концептуального варварства, появляются попытки осмысления социально-политических причин и критериев варварства. Термин «варвары», имеющий греческое происхождение, претерпел в научном и обыденном сознании определенную эволюцию. Греки классической эпохи называли так все иные народы. Такое противопоставление «своего» – «чужому» имеется в любых культурах. Следовательно, греки включали в понятие «варвары» и представителей высокоразвитых древневосточных цивилизаций: египтян, вавилонян, лидийцев, финикийцев.

Из проблемы культурной варварство становится проблемой политической. Теперь происходит смыкание политических и культурных представлений о человеке. Варварство – это не только социальная характеристика человека, а характеристика его духовных особенностей. Полноценный человек – это тот, кто обладает свободой и идеей образования, то есть тем, чем не может владеть варвар. Культура в античном обществе носит, по мнению греков, уникальный характер, и если человек не имеет культуры, то он не имеет свободы. Христианство к образованию, свободе и гражданству добавляет еще и вероисповедание. Именно эти условия являются необходимыми для обоснования превосходства европейской нации над другими народами.

Параграф 1.2.  «Смещение к религиозным определениям сущности варварства средневекового христианства».

Переход от античной цивилизации к средневековью был обусловлен, во-первых, распадом Западной Римской империи в результате общего кризиса рабовладельческого способа производства и связанного с ним крушения всей античной культуры. Глубинный кризис римской цивилизации, выразившийся в кризисе всего социально-экономического строя, лежащего в ее основе, обозначился уже в III в. Остановить процесс начавшегося распада было невозможно. Не помогла и духовная реформа императора Константина, превратившая христианскую религию в дозволенную, а затем и господствующую. Варварские народы охотно принимали крещение, но это отнюдь не уменьшало силу их натиска на одряхлевшую империю.

     Во-вторых - Великим переселением народов (с IV по VII вв.), в ходе которого десятки племен устремились к завоеванию новых земель. С 375 г., когда первые отряды вестготов пересекли дунайскую границу империи, и до 455 г. (взятие вандалами Рима) продолжался мучительный процесс угасания величайшей цивилизации. Переживающая глубокий внутренний кризис Западная Римская империя не смогла противостоять волнам варварских нашествий и в 476 г. прекратила свое существование. В результате варварских завоеваний на ее территории возникли десятки варварских королевств.

     С падением Римской империи начинается история западноевропейского средневековья.  Становление средневековой культуры происходило в результате драматического и противоречивого процесса столкновения двух культур - античной и варварской, сопровождавшегося, с одной стороны, насилием, разрушением античных городов, утратой выдающихся достижений античной культуры, с другой стороны, взаимодействием и постепенным слиянием римской и варварской культур.  

Таким образом, становление средневековой культуры происходило в результате взаимодействия двух начал: культуры варварских племен (германское начало) и античной культуры (романское начало). Третьим и важнейшим фактором, определившим процесс становления европейской культуры, стало христианство. Христианство стало не только ее духовной основой, но и тем интегрирующим началом, которое позволяет говорить о западноевропейской культуре как о единой целостной культуре.  Средневековая культура - это результат сложного, противоречивого синтеза античных традиций, культуры варварских народов и христианства.

Средневековый  тип  отношения  человека  к  миру  складывался  на  основе феодальной  собственности,  сословной  замкнутости,   духовного   господства христианства,   преобладания    универсального,    целого,    вечного    над индивидуальным,  преходящим.   В   этих   условиях   важнейшим   достижением средневековой  культуры  стал  поворот  к  осмыслению  проблемы  становления человека как личности.

До XIII в. преобладала тяга к общему,  принципиальный отказ от индивидуального, главным для  человека  была  типичность.  Европеец жил в обществе, не знающем развитого  отчуждения,  он  стремился  быть  «как все»,  что  являлось  воплощением  христианской  добродетели.  Средневековый человек  выступал  как  каноническая  личность,  олицетворяющая  обособление личного   начала   от   всеобщего   и    подчинение    личного    всеобщему, надындивидуальному, освященному религиозными формами сознания. После  ХШ  в. наметился  мировоззренческий  поворот,  все  более  осознавались  притязания отдельной личности на признание.  Этот  процесс  шел  постепенно,  поэтапно, начавшись с осознания принадлежности  человека  не  только  к  христианскому миру,  но  и  к   своему   сословию,   цеховому   коллективу,   где   личные характеристики были возможны постольку, поскольку  они  приняты  и  одобрены своим коллективом. Человек становился  сословной  личностью  (в  отличие  от родовой личности античного мира).

Когда обсуждают вопрос о «рождении Я» в недрах европейской культуры, то неизменно имеют в виду культуру христианскую. И не без основания. Как уже было сказано, в русле этой традиции человек — образ и подобие Бога. Христианская этика, налагая запреты на человеческие гордыню и своеволие, вместе с тем не лишает индивида свободы выбора. Что же касается тех индивидов и этносов, которые не приобщились к истинной вере либо только вступали на нелегкий путь приобщения к ней, то перед историками в подавляющем большинстве даже и не возникает вопроса о человеческой личности «варвара». Традиционно доминирующий уклон в изучении истоков европейской культуры в сторону античного наследия автоматически отключает внимание исследователей от мира, располагавшегося на периферии христианского универсума.

Основой отношения христианства к рабству было представление о равенстве всех христиан перед богом, равенстве, прежде всего духовном. Вопрос реальной свободы или несвободы был для первых христиан несущественным: они не принимали всей системы существующего мира и ждали его конца (особенно христиане, чьи настроения отражены в Апокалипсисе). Поэтому обстоятельства временной, по их убеждению, жизни в этом мире не имели существенного значения.

Глава 2. «Становление европоцентризма и расовых концепций в свете классической философской антропологии» - посвящена анализу социально-экономических и политических условий и культурных предпосылок для формирования европоцентризма и расовых концепций.

Параграф 2.1. «Условия возникновения европоцентризма; великие географические открытия и новые взгляды на природу человека от Ренессанса до Нового времени» - посвящен краткому обзору тех событий в жизни западноевропейского общества, которые послужили предпосылками великих географических открытий, в частности, открытия Америки.

Заокеанская экспансия была в интересах, как самой королевской власти, так и ее союзников - городской буржуазии и церкви. Буржуазия стремилась расширить источники первоначального накопления; церковь - распространить свое влияние на языческие страны. Церковь всегда поддерживала работорговлю, хотя и запрещала держать в рабстве христиан. Но этот принцип пришел в противоречие с материальными интересами христианских правящих классов, поскольку увеличение объема работорговли в Средиземноморье способствует увеличению и прибыли от нее. Для церкви только христианин стал человеком в полном смысле слова. В 1336 г. прелаты Флоренции санкционируют ввоз и продажу «неверных» рабов, объяснив, что под «неверными» имеются в виду «все рабы неверного происхождения, даже если к моменту их ввоза они были католиками», а «неверные по происхождению» означает просто «из земли и расы неверных». Таким образом, церковь распространила религиозный принцип, оправдывающий рабство, на этнический контекст, что стало важным шагом по направлению к геноцидам Нового времени, основанным на неизменяемых расовых и этнических признаках.

Социально-исторической предпосылкой великих географических открытий явилось становление буржуазного индивидуализма, который приходит на смену сословно-иерархической структуре феодальных отношений. Человек становится духовным индивидом и познает себя таковым. Новый тип личности воплотился в людях, стремление которых к наживе сочеталось с религиозным фанатизмом. Решающие критерии поступков были не моральные, а сугубо прагматические.

Великие географические открытия коснулись, прежде всего, переосмысления антропологического фактора, нового ареала его обитания. Сведения этнографического характера приобретают первостепенную важность. В период античности такого рода сведений о далеких народах и землях было накоплено довольно много, они были точны и обстоятельны. Это основа первых этнографических описаний, характерной чертой которых был этноцентризм, т.е. деление народов по уровню их культурного развития.

В раннем средневековье, в результате произошедших демографических, экологических и социальных изменений интерес к этнографическим знаниям в Западной Европе падает.

В эпоху Возрождения выход в новые страны и открытие европейцами неизвестных рас,  этносов и племен повлекли за собой изменение мировоззрения людей, совершили переворот в представлениях о единственности европейской цивилизации, а также указали на существование нескольких центров культуры. Возрождение интереса к знаниям о других народах и странах в Западной Европе было вызвано интересами католической церкви и колониальной политикой европейских государств.

События такого масштаба, как великие географические открытия, не могут пройти бесследно для стран Западной Европы и всего мира, определяя их судьбы на много веков вперед. Трудно возражать против того, что человечество при ведущей роли западной цивилизации сконсолидировалось в некое мировое системное единство. До эпохи великих географических открытий человечество не представляло собой упорядоченной структурно-функциональной целостности. Со складыванием наций начинается непосредственная предыстория этнологии как науки о народах. С эпохи Нового времени происходит складывание национальных отношений, национальных государств и национальных культур. Представление о национальном единстве основывалось на сознании общих исторических судеб народа. Складываются основные черты, свойственные различным народам. Однако, все, что связано с познанием человека человеком, имеет для исследователей субъективный смысл и зависит от политических, экономических  и социальных факторов.

Великие географические открытия оказали революционизирующее влияние на развитие философской мысли, естествознания, религиозных представлений о Земле. Но расширяется не только пространственный кругозор, меняется и сам человек, ибо на основании открытых фактов положение человека во вселенной должно было явиться в совершенно новом свете. Это было наиболее глубокое изменение во всей истории культуры. Оно является самой решающей составной частью современного мышления; результаты же этого переворота так громадны и так богаты последствиями, что и до сих пор его еще нельзя считать законченным.

Христианское мировоззрение определяет целый комплекс основных составляющих человеческой психологии: отношение к пространству и времени, к жизни и смерти, к труду и богатству, к повседневности и месту человека во вселенной. Сплетаясь между собой, различные противоречивые составляющие представляют целостную психологию средневекового человека. Человек - существо несовершенное, падшее поступать правильно он, как правило, не может. Человек грешен и испытывает чувство вины. Острое осознание человеческой греховности и вины приводят к непрестанному покаянию. Жизнь человека - акт покаяния. Поэтому в средние века человек как таковой был отодвинут на второй план, поскольку главным было служение во имя Бога. Человек был подчинен четко определенным законам, избежать которых он был не в силах. Развитие общественных потребностей, а с ними и производительных сил потребовало изменения человеческой природы - нового человека. Возрождение было первым ответом на эту потребность. Еще не отвергая внешних символов христианства, оно совершило революционный переворот в мировоззрении, устранило дуализм миров, потребовало от человека действовать «здесь и сейчас». Великий шаг, самый важный во всем миропонимании человека сделал Коперник. Переход от геоцентрической картины мира к гелиоцентрической связан с теологическими и философскими воззрениями не только на изменение образа мира, но и на представление о человеке, о науке, о человеке науки, об отношениях между наукой и обществом, наукой и философией, между научным знанием и религиозной верой.

Благодаря идеям гуманизма, Возрождение показало, насколько велика ценность человека. В эту эпоху исчезает пассивность предшествующих веков, поскольку впервые человек ощущает свою сопричастность к истории: история принадлежит ему, он может ее изменить. Такое отношение человека к самому себе стало фундаментом всей культуры эпохи Возрождения. Доминирующей мировоззренческой установкой становится антропоцентризм. Параллельно с теологической и философской идеями возникает и развивается научная идея человека.

В результате человек переживает кризис, который приводит к пересмотру его точки зрения на самого себя. Идеи рационализма являются основой культуры Нового времени, становятся отличительными чертами сознания человека. Научная революция рождает новый образ мира, с новыми религиозными антропологическими проблемами. Уже первые плавания и экспедиции нашли отражение в литературных, политических и философских произведениях различных авторов. Образ Нового Света приобретает символическое значение и сразу с момента открытия противопоставляется Старому Свету. Жестокая колонизаторская политика должна была найти оправдание перед лицом европейской общественности. Для этих целей создавалась специальная пропагандистская литература, создается ряд трактатов и памфлетов, пропагандирующих колониальные захваты.

Центральное место в художественных, публицистических, исторических произведениях, посвященных Новому Свету, занимал образ его коренного жителя - индейца, спектр нравственных оценок которого был самым широким. При этом формирование знаний о человеке осуществлялось не в рамках изучения родства народов, а в рамках осознания места человека в природе. Антропология сначала стала оформляться как наука о происхождении человека. Это имело историческую, религиозную причину, но эпоха Возрождения, а вслед за ней и век Просвещения и Новое время поколебали авторитет церкви, заставили по-иному взглянуть на проблемы, которые решались в рамках церковных догматов. И ученых, и широкую публику уже не удовлетворял предложенный Библией ответ на вопрос о происхождении человека, по которому человека создал Бог. Они начали искать иной ответ, более согласный с опытным знанием.

Таким образом, можно сделать вывод, что в XV веке в представления о человеке не входили вопросы сравнительной антропологии, расового превосходства. Возрожденцы боролись лишь за изменение мировоззрения, воспевали могущество человека, его освобождение от религиозного гнета. Только в Новое время поднимается вопрос о подлинном месте человека в обществе, мире. В этот период в философской мысли появляются первые попытки рассмотреть человека и его культуру в плане взаимодействия с другими народами, выявить соотношение Старого и Нового миров и преобразование культуры в результате этих взаимодействий.

Параграф 2.2. «Зарождение классической философской антропологии XVIII - начала XIX веков  и классического европоцентризма» - посвящен изучению проблемы человека как одной из «вечных» проблем философии. Размышления о человеке (во всей разносторонности его свойств и качеств) всегда были важными для философии. Разные трактовки сущности человека встречаются во всех философских произведениях. Вопрос изучения и понимания самого себя, определения своего места в мире, отношения к себе, подобным себе и отличным от себя является предметом постоянного внимания человека.

Тема человека появляется в философии сразу, как только человек начинает осознавать себя таковым. С этого момента люди задумались над тем, что такое человек, в чем его предназначение, чем он отличается от других живых существ. Поэтому, начиная с мифов, мысль о предназначении человека, о его человеческой природе никогда не угасала. Антропологические учения всегда тяготели к рассмотрению и пониманию человека на уровне его относительной или абсолютной самостоятельности от объективных сфер бытия.

Идея специального выделения собственно антропологических исследований родилась на рубеже XVIII-XIX веков и связана с зарождением и становлением буржуазно-экономических отношений. Новая эпоха способствовала формированию новой социокультурной ситуации, рождению нового человека. Образ нового человека завладел умами просветителей, которые определяли его основные черты через отрицание - каким не должен быть человек. Сторонником выделения антропологических знаний из философии был И.Кант.

Географические открытия прямо подтолкнули научную мысль XVIII века к проблеме антропологических исследований. Европейцы столкнулись с «живым» материалом в виде различных народов, находившихся на разных этапах культурного развития. Расовая проблематика, соотношение рас, социокультурные характеристики различных народов появляются в трудах  французских  просветителей. Интересно, что эти знания имеют как познавательно-просветительское, так и практически политическое значение, направленное на обеспечение интересов метрополий в их колониях.

На фоне общественного резонанса на великие географические открытия в философской антропологии XVIII-начала XIX веков возникают представления о примате европейской расы, ее особой ценности, обосновывается право белого человека (т.е. европейца) на угнетение и порабощение людей, находящихся на неевропейском, а значит, более низком, уровне социального и культурного развития, политическое и экономическое господство, колониальная экспансия, признание исключительности и превосходства европейской культурной традиции над другими, ее лидерства в мировом историческом процессе.

Генезис европоцентризма можно проследить с античности, т.к. древние греки первыми противопоставили себя Востоку. Подобный взгляд позднее был унаследован Европой, которая считала, что является плодом непрерывного развития античности. Поздняя античность стала той почвой, на которой выросло и окрепло христианство - еще один важнейший элемент европейской цивилизации. Как и все крупные цивилизации, западноевропейская цивилизация в процессе своей консолидации активно использовала религиозный фактор. Европоцентризм как идеология включает в свою структуру христианизацию Запада, как основу, предопределившую социальный порядок, тип рациональности и культуру Запада в целом. Христианство представлено как культурообразующий признак западного человека в противопоставлении «мусульманскому Востоку». В Новое время, по мере того, как складывалась современная западная цивилизация и колониальные империи, главная идеологическая установка состояла в том, что для всех существует единственный правильный путь развития общества, который удалось пройти Европе (Западу). Остальные страны и народы уклонились от правильного пути или отстали и подлежат исправлению, или искоренению, поскольку «неправильные» народы представляют опасность для «правильных».

Неприятие ценностей иных культур прямо вытекает из европоцентрической ориентации. Нормой восприятия и оценки любой культуры становится европоцентризм. Расширение географических горизонтов европейского человечества не затронуло его ценностного кругозора: смысловые сокровища незападных культур оставались совершенно неосмысленными.

В рамках европейской культуры, на заре интересующего нас периода, завершается формирование автономного человеческого «Я». Человек превращается в такую точку в мире, от которой отсчитываются все мировые смыслы.

Отражение этих взглядов находит отражение в различных философских учениях того времени. В концепции Гегеля прослеживается понимание того, что под именем Бога человек всегда почитал самого себя, а точнее свое собственное самосознание. Фейербах объявил продуктом отчужденного самосознания человека все религиозные и идеалистические представления о Высшем существе. Личность начинает «переоценку всех прежних ценностей». Штирнер замечает, что человек как таковой притязает занять место Бога. Кьеркегор в центр своего внимания ставит человека, представленного со стороны своей беспрерывной изменчивости и глубокой противоречивости. Христианин, в отличие от язычника, не может оставаться в неведении о своей судьбе, он ее знает. Шопенгауэр считает мир макроантропосом. Философия Ницше представляет своеобразное соединение духовного и биологического, доходящего в этом биологизме до утверждения расовой теории. Причем расовая организация обусловливает как язык, мораль, культуру, так и политические институты. Человек преодолевает себя, становясь тем самым «сверхчеловеком».

Так в философии XIX века были обозначены основные пути истолкования человека, которые получили развитие в мысли уже следующего столетия.

Параграф 2.3. «Апогей европоцентристской концепции» посвящен противопоставлению «восточных» и «западных» обществ, которое становится главной темой философской антропологии. Речь идет о превосходстве той или иной цивилизации, мысль о котором находит свое отражение в глубокой дохристианской древности. Расизм, т.е. представление о неравноценности различных расово-антропологических категорий, слит воедино с этноцентризмом и эгоцентризмом, и выступает уже не просто как эмоциональная реакция на «чужака», а как идеология.

Проблема генезиса европоцентризма четко проявляется в философской антропологии и находит осмысление в трудах западных философов, которые противопоставляли так называемые «азиатский» и «европейский» дух по уровню самосознания, способу мышления, ценностным ориентациям. Существующей моделью в европейском мышлении, против которой был направлен натиск сокрушительной критики, стал «восточный деспотизм». Негативная характеристика восточных государств была расширена, и они предстали как орган репрессивного контроля над «естественными правами» личности и общества с использованием монополии на насилие. Негативная характеристика государства все более утверждалась в европейской общественной мысли.

Понятие о «Востоке» как особом мире, противоположном «Западу», впервые возникло в Римской империи. Христианство, ислам и впоследствии европейский гуманизм изменили представление европейцев о «Востоке». Религией было создано отчуждение Европы от нехристианского, (впоследствии некатолического) «Востока». Но только гуманизм перенес это отчуждение на дохристианское прошлое. Это привело к взгляду на «Восток» как на мир, оставшийся в древности вне влияния греко-римской цивилизации.

На протяжении XIX века концепция «восточного деспотизма» не пользовалась признанием, т.к. колониальный деспотизм западных держав в ряде отношений явно воспроизводил «идеальный тип» деспотизма. Критическое отношение к государству усилилось и приобрело всеобщий характер в применении к классическим обществам Востока. Результаты критики и положения о ненормативности «восточной деспотии» вошли во все принятые исторические концепции на Западе. Негативное отношение нередко распространяется не только на восточные общества, но и на любые имперские образования на Востоке. Соответственно, все прежние и иные общества - помимо западных в их идеально-типическом виде - приобрели ущербный характер как воплощение несвободы человека. Восточные государства приобретают массу негативных определений, на протяжении всей их истории представляются как деспотичные. Окончательное суждение сводится к тому, что весь этот деспотический мир - явление полярно противоположное цивилизации.

Звучат постоянные доказательства вековой ущербности Востока и обоснования вечного превосходства «демократического» Запада, доходящие до расовых противопоставлений. По мнению некоторых философов, западное и восточное мышление базируются на совершенно различных духовных структурах. Складывается европоцентрическое представление о том, что западная культура давно вобрала в себя все ценное, что мог дать Восток.

Говоря об истории восточных и западных обществ, нельзя не обратиться к высказываниям о них Гегеля, который своими учениями являет яркий пример философского анализа их исторического пути. Он истолковывает всемирную историю как внедрение свободы в наличное бытие народов. Отсюда различные проявления жизни того или иного народа - в политической, экономической, религиозной, культурной и других областях. В его работе «Феноменология духа» встречается характеристика природных особенностей основных частей света и их расово-этнических последствий. Гегель говорит о низкой человеческой активности в восточном мире и объясняет это недоразвитостью самосознания.

Таким образом, налицо европоцентристская установка Гегеля, который считал философию исключительно европейским феноменом и то, что называется восточной философией, определял как предфилософию. Гегель отмечал, что философия, как формирующее искусство, как нечто созидательное для общественной жизни, в форме конкретной мысли впервые может быть найдена только у греков. Азиатские культуры не укладывались в ту схему развития, которую Гегель «вычитал» в истории Европы. Гегель смотрит на Восток глазами передового человека своего времени и за критерий оценки берет социально-политические достижения буржуазного общества.

«Исторические» народы, наследующие друг друга в возглавлении вселенской жизни, призваны навсегда сохранить за собою права культурной гегемонии и значение мирового центра, – такова, по мнению Гегеля, завидная доля Европы. «Сердцем» и «столицей» мировой культуры стал германский народ. Право на участие в исторической драме дается народам благодаря происхождению, благородству, чистоты крови. Безродные и не помнящие родства уже тем самым исключены из нее. Они лишь способны к переимчивости; чем ближе в процессе подражания подойдут они к оригиналу, тем более точной копией его они станут.

Расовые различия давно являются предметом научного интереса, однако до сих пор нет определенного точного ответа, когда же возник расизм. Расизм, т.е. представление о неравноценности различных расово-антропологических категорий и превосходстве своей категории над другими, используемое в идеологических и политических целях, существует в самых различных обществах.

В античном мире всеобщей враждебности расизм вырастает из естественного  этноцентризма. Теория «естественного рабства» Аристотеля оказалась серьезным первоисточником, на который ссылались многие антропологи-расисты в течение веков. Такое отношение к человеку приводило к мысли о принципиальном, постоянном и всеобъемлющем  неравенстве  людей  между  собой.

Открытие Америки вызвало горячие споры в этом отношении, ибо многие не хотели считать туземцев Нового Света настоящими людьми. Европейская расовая наука имеет своими истоками генеалогические исследования родословных линий. В XVI веке большое значение имела теория «раздельного и неравного происхождения», выдвинутая Парацельсом. В XVII веке слово «раса» употребляется для подразделения человечества на несколько крупных родов. В XIX веке на почве европейского национализма расизм приобретает политическое и культурное значение. Представление о человеке без  расы, как и без нации, с трудом укладывается в современном сознании.

Расистские теории XIX века были не только частью мировоззрения, но и входили в научные труды. Расизм утверждает, что есть высшие и низшие расы, и что именно расовые различия являются главными факторами, определяющими социально-политическую структуру обществ, ход исторического развития народов, особенности их культуры и уровень их развития. За естественнонаучным обоснованием расистские теории обращались в основном к трем наукам: антропологии (К. Линней, У.Ф. Эдвардс, Рециус, А. Фуйе и другие), биологии (Ж.-П. Ламарк, Ч. Дарвин и другие) и лингвистике.

В конце XIX века позиции рабовладельцев пытаются научно подкрепить некоторые антропологи. Природа человека определяется его расовой принадлежностью и передается через биологическое наследование. Расы не равны между собой биологически, интеллектуально, творчески, культурно, и эти различия непреодолимы. Неравенство, связанное с расовыми различиями, и вытекающая из него борьба рас являются движущей силой развития народов. Эти проблемы поднимаются в трудах Ж.А. Гобино, Р. Вагнера, Ф. Ницше, Г. Гегеля, О. Аммона, В. де Ляпужа, Л. Вольтмана, Х. Чемберлена, Г. Лебона.

Существование расизма не требует обоснования. Это категоричное утверждение, столь же абсолютное, как и недоказуемое, означает, что расизм имеет все признаки фанатизма. Расизм охватывает человека или группу людей тем быстрее, чем сильнее чувство уязвимости каждого индивида. Так начинаются поиски признаков постоянства, гарантий передачи ценностей, которые могут обеспечить устойчивость, отождествляя прошлое с настоящим и обещая наследникам будущее и законность их положения. С развитием общества, расширением масштабов общественной деятельности, расизм, объединяясь с антропоцентризмом, порождает национализм, а затем – европоцентризм  (как частный случай  регионоцентризма).

         Параграф 2.4. «Современные западноевропейские расистские концепции»

Такие темы, как «ксенофобия», «шовинизм», «этноцентризм», «экстремизм», «терроризм», прочно вошли в современный дискурс и активно обсуждаются как специалистами, так и общественностью. Некоторые полагают, что расизм свойственен людям в той мере, в какой им свойственна ксенофобия – боязнь чужого и враждебность к чужому. Но ксенофобия спонтанна и спорадична, расизм, же предполагает некоторую связную совокупность взглядов. В сравнении с ними проблеме расизма явно не повезло - хотя в 1990-х гг. возникло немало радикальных движений, выступивших под расовыми лозунгами, расизм по-прежнему находится на периферии научных исследований.

Все это и заставляет обратиться к проблеме расизма, который проявляется в самых разных сферах нашей современной жизни, охватывая не только бытовые представления, но и сферу политики, и даже, как мы увидим, науку. Расизм, порожденный эпохой колониализма, исходил из понятия о высших и низших расах и, вопреки всем имевшимся научным данным, утверждал, что именно расовые различия определяют ход развития истории и культуры.

История попыток создания расовой теории весьма показательна. Она прекрасно иллюстрирует тезис Фуко о знании-власти – о встроенности отношений власти в структуру научного знания. Движущая сила расизма лежит не в интеллектуальной, а в политической плоскости, а его аргументы черпаются не в сфере науки, а в сфере идеологии. Мотив активности расистов – легитимация господства, моральное и, по возможности, теоретическое обоснование статус-кво, сложившегося в ходе колонизации. Понятно, что расистские теории были особенно в ходу в странах, где на них был политический и общественный спрос.

Расистская теория никогда не скрывала своего инструментального характера: она обслуживала расистскую практику. Институализация расовой дискриминации не могла не привести к тому, что экономические и социальные различия между группами пробрели характер культурных различий. У тех, кто на протяжении столетий принадлежал к «низшим», выработались  коды социальной коммуникации, принципиально отличные от кодов, которыми пользовались «высшие»: свой диалект, свои кумиры, свои ценности, свои поведенческие стандарты. Различия, обусловленные прежде всего социальными факторами, предстали в качестве «естественных» - различий в «ментальности», психологическом складе и т.п. Различия, являющиеся результатом дискриминации, стали выглядеть как ее источник.

Существование расизма не требует обоснования. Это категоричное утверждение, столь же абсолютное, как и недоказуемое, означает, что расизм имеет все признаки аксиомы. Расизм охватывает человека или группу людей тем быстрее, чем сильнее чувство уязвимости, каждого индивида, потерявшего ощущение своего политического, социального, религиозного, экономического «Я». Так начинаются поиски признаков постоянства, гарантий передачи ценностей, которые могут обеспечить устойчивость, отождествляя прошлое с настоящим и обещая наследникам будущее и законность их положения.

Одни исследователи старались найти наследственные черты, разделяющее человечество на однородные группы, другие настаивали на том, что понятие «раса» всегда было и остается беспочвенной гипотезой. Фашизм целиком строил свою идеологию на этих мифах, отрицающих научную картину мира – на анти-Просвещении. Это был бальзам на душу людей, страдающих от бездушного механизма научной рациональности. Глубокая связь между протестантской Реформацией, научной революцией XVI-XVII вв. и фашизмом – отдельная большая тема в философии и культурологии.

В 1918 г. проводятся чистки государственного аппарата от «несоответствующих лиц» неарийского происхождения, запрещались браки чиновников с «неарийками». Важным звеном механизма фашистской диктатуры стали органы, осуществлявшие широкомасштабную идеологическую обработку немецкого народа. В марте 1933 г. было создано министерство общественного просвещения и пропаганды, руководимое Геббельсом. Культурная политика «Третьего рейха» была направлена на создание «идейно однородного общества в расовом и мировоззренческом плане». Для достижения этой цели изгонялись либерально и демократически настроенные представители немецкой культуры, а также «расово недостойные лица», получившие впоследствии название «недочеловеков».

Появление терминов «расизм» и «расист» зафиксировано во Франции в «Ларуссе XX века», вышедшем в 1932 году, и обозначают «учение расистов» и национал-социалистской партии Германии, объявляющими себя носителями чистой немецкой расы и исключают из нее евреев и прочие национальности.

Расизм в повседневной жизни может проявляться в актах насилия. И тот факт, что биологическая наука приходит к выводу о несостоятельности расы, ровным счетом ничего не меняет. Между различными расами складываются определенные отношения, но каждая из рас заняла устоявшееся и заслуженное ей место. Наиболее ярко это видно на примере идеологии фашизма, сущность которого – уверенность, что человечество не едино, а подразделяется на сорта, на «высшие» и «низшие» расы. Обоснование этой уверенности сводится к тому, что человеческие ценности (идеалы, культурные установки) записаны в биологических структурах человека (генах) и передаются по наследству. Это – биологизация культуры.

Существование рас человека является несомненным фактом. И в признании этого абсолютно нет ничего расистского. Расизм начинается лишь там и тогда, где одна из рас объявляется высшей, а остальные — низшими. Так как расистские концепции первоначально создавались исключительно европейцами, то в них в качестве высшей расы выступала белая. Ниже ее ставили желтую, а еще ниже — черную. Но расисты не ограничивались лишь большими расами. В среде той же европеоидной расы та или иная малая раса (или даже ее подразделение) могла быть объявлена ими первосортной, а остальные — второсортными и третьесортными.

Различие между расами сторонники такого взгляда проводят по степени их наследственной духовной одаренности, по степени их передаваемой по наследству способности к духовному и материальному творчеству. Иногда в качестве примера самой последней, рафинированной формы расизма приводят психорасизм. При этом упускают из вида, что любой расизм был, прежде всего, психорасизмом. Просто некоторые из старых расистов жестко связывали наличие или отсутствие духовной одаренности с наличием или отсутствием определенного набора внешних телесных наследственных признаков.

Первая разновидность расизма состоит в том, что как высшие и низшие характеризуются реально существующие настоящие расы, будь то большие или малые. Это реально-расовый расизм, или, короче, расорасизм.

При второй разновидности расизма расами объявляются либо все, либо только некоторые этносы, а затем одни из них именуются высшими расами, а другие — низшими. Эту разновидность расизма можно назвать этническим расизмом, или этнорасизмом. Здесь ошибочной является уже сама исходная предпосылка, не говоря уже обо всем прочем.

Наконец, расами или особыми породами людей могли объявляться и объявлялись общественные классы. При этом конечно, представители господствующего класса причислялись к высшей расе, а эксплуатируемое большинство общества — к низшей. Само классовое деление общества объявлялось производным от расового.

Утверждалось, что определенная группа людей стала господствующим слоем общества в силу высокой наследственной духовной одаренности. Все же остальные не обладали такими качествами, что и обусловило их приниженное положение. Эту разновидность расизма можно было бы назвать социально-классовым расизмом, или, короче, социорасизмом. Некоторые идеологи расизма шли еще дальше, утверждая, что и в основе общественного разделения труда лежит деление на расы. Каждой профессией занимаются люди, принадлежащие к особой породе.

Все названные выше три разновидности расизма были не просто тесно связаны друг с другом, но чаще всего взаимно переплетались. Почти в каждой расистской концепции мирно соседствовали и уживались элементы реально-расового, этнического и социально-классового расизма.

Появление «нового (культурного) расизма» свидетельствует о настоятельной необходимости понимания расизма и феномена расы как исторически меняющихся явлений. Исследования «нового расизма» показывают, что современное проявление такого мышления кодируется в языке: раса кодируется в качестве культуры. Семантика расы создается сложным взаимодействием множества отличающихся друг от друга дискурсов, в котором языки культуры начинают включать в себя термины расовой принадлежности.

Параграф 2.5. «Расистские концепции в России».

В начале ХХ века, по мере наступления капитализма западного типа, подрывались социально-философские основы сословного общества России, менялись ценности и «привилегированных классов», и трудящихся - представления о человеке и его правах. Изменения в системе ценностей сразу приводили к очевидным для всех изменениям в жизнеустройстве - совершался отход от патерналистских установок помещиков, владельцев предприятий и царского правительства. В культуру правящих классов просачивался и социал-дарвинизм, идеология западной буржуазии.

Та небольшая часть капиталистов России, которая смогла войти в симбиоз с «импортированным» западным капитализмом, после 1905 г. заняла столь радикальную социал-дарвинистскую позицию, что вступила

В начале ХХ века, по мере наступления капитализма западного типа, подрывались социально-философские основы сословного общества России, менялись ценности и «привилегированных классов», и трудящихся - представления о человеке и его правах. Изменения в системе ценностей сразу приводили к очевидным для всех изменениям в жизнеустройстве - совершался отход от патерналистских установок помещиков, владельцев предприятий и царского правительства. В культуру правящих классов просачивался и социал-дарвинизм, идеология западной буржуазии.

Социальный расизм элиты сопровождался всплеском русофобии – разновидности расизма этнического, направленного против русского простонародья, а затем и вообще против русских.

К концу XX в. расизм приобрел новые формы, стал действовать более изощренно вплоть до того, что ученым, оказывается, непросто определить само понятие «расизм» и четко сформулировать, что является расизмом, а что нет. Мало того, вкладывая в это понятие свое содержание, даже современные расисты иной раз объявляют себя бескомпромиссными борцами против расизма. В этих условиях подлинные борцы с расизмом нередко оказываются весьма плохо подготовленными. Нередко современным антирасистам не хватает элементарных знаний о сущности расизма, его истории и особенностях борьбы с ним. Фактически антирасизм зачастую основывается на тех же предубеждениях, что и расизм, и антирасисты, подобно расистам, сплошь и рядом видят в расе объективную биологическую категорию, а иной раз наделяют биологическими свойствами даже этническую группу. Этому способствует доставшееся советским людям от Сталина представление о «едином психологическом складе», будто бы свойственном этнической общности.

По мнению ряда экспертов, концепцию или представления о культуре и этничности следует считать расистскими в том случае, если они содержат биологические коннотации. Все же в целом после Второй мировой войны биологический расизм полностью потерял свое оправдание, и его сторонники были вынуждены уйти в тень. Вместе с тем, его место недолго оставалось вакантным, и на сцене появился новый, так называемый, «культурный расизм», направленный на защиту своих «культурных ценностей» от каких-либо «посягательств» извне.

Биологический расизм подчеркивает групповую (этническую или этнорасовую) идентичность, придавая ей абсолютное значение. В этом случае акцент делается не на неравенстве, а на несопоставимости культур («духовностей», или «ментальностей»), их несовместимости и неспособности их носителей понять друг друга. Если сторонники расизма первого типа озабочены сохранением доминирующего положения «высшей» расы или цивилизации, то сторонники второго опасаются размывания того, что составляет самые основы групповой идентичности, и отчаянно борются за сохранение «чистых культур» (ту же идеологию исповедует нынешнее международное движение, борющееся за сохранение «белой расы»). Они доказывают, что иммигранты (или «инородцы») неспособны к интеграции в местное общество и что поэтому они представляют опасность для культурной идентичности коренного населения.

По этой логике, исходящей из представления об этносе как объективном коллективном теле, тесные контакты разных культур друг с другом таят определенную опасность; они якобы разрушают «дух нации», что ослабляет ее и делает уязвимой для врага. А враг, явный или тайный, есть всегда – в этом расисты не сомневаются. Национализм, как и марксизм, считает, что в истории действуют крупные массы людей. Но если марксизм ассоциирует такие массы с социальными классами, то для национализма действующими силами истории представляются народы или даже расы. Концепция крайнего (интегрального) национализма исходит из того, что история – это вечная борьба народов или рас друг с другом в духе социодарвинизма, причем в основе такой борьбы якобы лежат несовместимые ценностные ориентации, свойственные разным народам. Вредоносные действия отдельных конкретных лиц эта концепция тут же объявляет реализацией тайных умыслов враждебного народа или даже некоего деперсонифицированного «мирового зла». Соответственно важным компонентом этой концепции является атавистическое представление о мести и круговой поруке. Скажем, агрессия данного народа против другого объявляется справедливым возмездием за то зло, которое тот причинил предкам много веков назад.

Между тем, как представляется, выстраивая непроходимые барьеры между «цивилизациями» и якобы присущими им особыми «ментальностями», этот подход вносит свою лепту в воспитание ксенофобии. Хотя цивилизационный подход стал излюбленным полем интеллектуальной активности бывших советских специалистов по строительству «новой исторической общности – советского народа», сегодня они явно переориентировались и предпочитают смотреть не столько вперед, сколько назад. В итоге, во-первых, ориентируя людей не на будущее, а на прошлое, цивилизационный подход стимулирует архаизацию, затрудняющую дальнейшее развитие.  Во-вторых, наделяя отдельные культурные элементы несвойственной им необычайной устойчивостью, такой подход способен приписывать отдельным этническим группам якобы имманентно свойственное им вредоносное поведение, неразрывно связанное с их «самобытной» культурой.

Для многонационального государства, каким является Россия, адекватна «многонациональная демократия», то есть равенство прав и обязанностей всех наций  - как больших, так и малых, как имеющих свою территорию и государственность, так и не имеющих. Однако в прессе появилось понятие «национальная демократия», где говорится, что национальная демократия – это не приоритет одной нации над другой, а приоритет национальных интересов всей России. Россия - многонациональное государство, и национальные интересы России лежат в русле развития всех составляющих ее народностей. Но если это так, то «национальная демократия» сводится к интересам всего общества, ведь нация – это всегда какая-то определенная часть общества, которая  не равна обществу как целому. Поэтому использование понятия «национальная демократия» создает опасную двусмысленность. Не имеет смысла говорить о национальных интересах, национальной демократии применительно к стране, где живет более 190 народов. Настаивание же на национальном характере российской демократии может трактоваться лишь как стремление заменить демократию другой политической системой – этнократией, то есть господством одной нации над другими.

Современные этнократические тенденции в российском обществе особенно затрудняют положение народов, которые отличаются двумя особенностями: живут не компактно, а дисперсно, среди русских; сильно ассимилированы в русской культуре. Сегодня у националиста более широкий круг возможностей, чем у обычного жителя страны, не зараженного националистической идеологией.

Расизм, к сожалению, нельзя отнести к числу явлений прошлого. Он жив и сейчас. И самое печальное, что идеи расизма активно пропагандируются сейчас и в нашей стране, где существует расистская историософия.

ХХI век открывает новые перспективы развития человечества, несовместимые с идеями экспансионизма, национализма и расизма. Уже в середине ХIХ века возникает космополитизм – умонастроение, возвышающееся над расовой, национальной и государственной ограниченностью. Вплоть до конца ХХ века оно расценивалось как предательское, но сейчас, в силу глобализации, оно уже не вызывает негативного отношения. Более того, это явление получает все более широкое теоретическое и политическое обоснование, приобретает мировое  значение и реализацию в глобальном масштабе (деятельность ООН). Именно в этом направлении и будет развиваться борьба с отжившими идеями расизма.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, делаются краткие выводы, а так же определяются  перспективы дальнейшего исследования проблемы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии

1. Шубина М.М. Становление европоцентризма и расовых теорий в контексте классической философской антропологии.  Шахты: Изд-во ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2008. – 155 с.

2. Шубина М.М. Идея варварства как характеристика наций и культур в древнегреческой литературной традиции. Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития: монография / под общей ред. О.И. Кирикова. – Книга 16. – Воронеж: ВГПУ, 2008. – 359 с., с. 158-167.

3. Шубина М.М. Рациональное и иррациональное направление в понимании отечественной культуры, национальных особенностей России в условиях цивилизационных перемен / под ред. Е.Ю. Положенковой [и др.]; Юж.-Рос. гос. ун-т экономики и сервиса. – Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2009. – 130 с., с. 71-101.

4. Шубина М.М. Идея варварства как характеристика наций и культур в греко-римской философии. Шахты:  Изд-во ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2010 г. – 158 с.

5. Шубина М.М. Теоретические рефлексии и социокультурные практики современного европоцентризма. Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2011 г. – 406 с.

 Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации основных научных результатов диссертации

6. Шубина М.М. «Римский взгляд» на проблему варварства: рабовладельческие отношения в римском обществе // Гуманитарные и социально-экономические науки  № 2. – Изд-во: Северо-Кавказского научного центра высшей школы ФГОУ ВПО «ЮФУ». 2010. – 170 с., с. 48-51.

7. Шубина М.М. Рассмотрение происхождения и сущности варварства в современной историографии // Гуманитарные и социально-экономические науки  № 4. – Изд-во: Северо-Кавказского научного центра высшей школы ФГОУ ВПО «ЮФУ». 2010. – 194 с., с. 99-102.

8. Шубина М.М. Образы эллинов и варваров в трудах древнегреческих философов // Гуманитарные и социальные науки. № 1. 2010 (идентификационный номер 0421000081/ 0006) 

9. Шубина М.М. Исследование образа «варвара-перса» в трудах Геродота в современной историографии // Философия и культура.  № 5(29). М., Изд-во: «Нота Бене». май 2010. – 120 с., с. 91- 96.

10. Шубина М.М. Исследование античного рабства в трудах Цицерона // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». № 3. Выпуск в серии № 20. – М.: Изд-во МГОУ. 2010. – 144 с., с. 129-134.

11. Шубина М.М. Классовая идеология России в начале XX века // Гуманитарные и социально-экономические науки  № 5. – Изд-во: Северо-Кавказского научного центра высшей школы ФГОУ ВПО «ЮФУ». 2010. -  178 с., с. 54-57.

12. Шубина М.М. Изучение происхождения и сущности греческой концепции варварства в современной историографии // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота. 2011. № 2(8): в 3-х ч. Ч. II.  - 214 с., с. 200-203.

13. Шубина М.М. Теория и практика современного расизма // Экономические и гуманитарные исследования регионов. № 1, 2011.  – Пятигорск. -  210 с., с. 156-162.

14. Шубина М.М. Исследование проблемы генезиса и развития социальных неравенств в работах западноевропейских ученых // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология ииск усствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота. 2011. № 2(8): в 3-х ч. Ч. III.  – 214 с., с. 200-208.

15. Шубина М.М. Анализ концепции «восточного деспотизма» в западноевропейской философской мысли Нового времени // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота. 2011. № 3(9): в 3-х ч. Ч. III.  – 224 с., с. 208-210.

Публикации в других научных изданиях

16. Шубина М.М., Фомина А.Е. Великие географические открытия и новые взгляды на природу человека в эпоху Ренессанса //  Роль антикризисных явлений в достижении стабильности общества: социально-гуманитарные проблемы современности сборник научных трудов / редкол. А.П. Германович [и др.]; Южно-Рос. гос. ун-т экономики и сервиса. – Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2006. – 110 с., с 21-24.

17. Шубина М.М. Проблема диалога в философии XXI века // Роль антикризисных явлений в достижении стабильности общества: социально-гуманитарные проблемы современности сборник научных трудов / редкол. А.П. Германович [и др.]; Южно-Рос. гос. ун-т экономики и сервиса. – Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2006. – 110 с., с. 21.

18. Шубина М.М. Роль философии в построении научных теорий // Философия в XXI веке: международный сборник научных трудов / под общей ред. О.И. Кирикова. – Выпуск 12. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – 273 с., с. 98-104.

19. Шубина М.М. Расизм как феномен современной социокультурной ситуации // Актуальные проблемы философии социально-гуманитарных наук. Всероссийская научно-практическая конференция. – Ростов н/ Д: СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2008. – 306 с., с. 175-178.

20. Шубина М.М. Культура как антропологический // Тезисы докладов XXXV научной конференции студентов и молодых ученых ВУЗов южного федерального округа (январь-март 2008 г.) г. Краснодар. Ч. 3.  Изд-во: КГУФКСТ. – 171 с., с. 106-107.

21. Шубина М.М., Гончаренко Ю.М. Культурологический феномен миропонимания личности в историческом аспекте // Социально-гуманитарные проблемы современности: сб. научн. трудов / ред. кол. А.П. Германович (и др.); Южно-Рос. гос. ун-т экономики и сервиса. – Шахты: Изд- во ЮРГУЭС, 2008. – 139 с., с. 14-16.

22. Шубина М.М. Расизм и расиализация в современном обществе // Социально-гуманитарные проблемы современности: сб. научн. трудов / ред. кол. А.П. Германович (и др.); Южно-Рос. гос. ун-т экономики и сервиса. – Шахты: Изд- во ЮРГУЭС, 2008. – 139 с., с. 16-17.

23. Шубина М.М. Взгляды Аристотеля на природу рабства в истории древнегреческого общества // Молодежь и наука: реальность и будущее: Материалы II международной научно-практической конференции (г. Невинномысск, 3 марта 2009)/ Редкол.: В.А. Кузьмищев, О.А. Мазур, Т.Н. Рябченко, А.А. Шатохин: в 9 томах. – Невинномысск: НИЭУП, 2009. – 434 с.,  с. 430-432.

24. Шубина М.М. Научное исследование расизма // Актуальные проблемы гуманитарных наук: материалы Междунар. науч.-практич. конф. студентов, аспирантов и преподавателей, 8-9 апреля 2009 г., г. Шахты: в 2 т./ редкол.: С.И. Ершова [и др.]. – Шахты: ГОУ ВПО ЮРГУЭС, 2009. – Т. 2. – 344 с., с. 164-166.

25. Шубина М.М. Трактовка рабства в трудах средневековых богословов // Актуальные проблемы гуманитарных наук: материалы Междунар. науч.-практич. конф. студентов, аспирантов и преподавателей, 8-9 апреля 2009 г., г. Шахты: в 2 т./ редкол.: С.И. Ершова [и др.]. – Шахты: ГОУ ВПО ЮРГУЭС, 2009. – Т. 2. – 344 с., с. 166-167.

26. Шубина М.М., Пономарев П.А. Пайдейя как условие формирование человека нового типа в древнегреческом полисе // Наука в современном обществе: состояние и тенденции развития: Материалы Всероссийской научной конференции, (г. Шахты, 22-23 апреля 2009 г.) / редкол.: Е.Ю. Положенкова [и др.]. – Шахты: ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2009. – 255 с., с. 77-81.

27. Шубина М.М. Аврелий Августин о социально-культурном неравенстве //  Христианская культура и образование. Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников, аспирантов и соискателей 28 мая 2009 г. – пос. Персиановский, ДонГАУ, 2009 – 118 с., с. 68-72.

28. Шубина М.М. «Культурный расизм» современного общества: изменение понимания феномена расы // Альманах современной науки и образования. Тамбов: Грамота. 2009. № 10 (29): Педагогика, психология, социология и методика их преподавания; в 2-х ч. Ч. 2.  – 144 с., с. 142-144.

29. Шубина М.М. Духовно-нравственный образ «варваров» в первых христианских общинах // Проблемы развития современного общества: экономика, социология, философия, право: Материалы международной научно-практической конференции (22 марта 2010г.). – В 5 частях. – Ч. 5 / Отв. ред. В.И. Долгий. – Саратов: ООО «Издательство КУБиК», 2010. – 187 с., с. 165-166.

30. Шубина М.М. Зарождение идеологии расизма из культурно-исторической неравноценности народов // Альянс наук: вчений вченому: матерiали V Miжнар. наук.-практ. конф., 18-19 лют. 2010 р.: В 5 т. – Д.: Бiла К.О., 2010. с. 42-47.

31. Шубина М.М. Формирование представлений о личности «варвара» через искусство и литературу античного периода // Вопросы гуманитарных наук № 3 (47)  - М., 2010. – 92 с., с. 85-88.

32. Шубина М.М. Работы Г. Гюнтера как новый этап формирования расовой мысли // «Российская национальная идентичность в лабиринтах модернизации и глобализации: философские, социокультурные и политические проблемы»: материалы международной научно-практической конференции / отв. ред. В.Р. Чагилов.–    Невинномысск: НГГТИ, 2010. – 474 с., с. 458-461.

33. Шубина М.М. И. Валлерстайн о сущности и причинах «нового»  расизма // Материалы первой международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Проблемы современного общества глазами молодежи».  – Ставрополь: ГОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет», 2010. – 502 с., с. 345-347.

34. Шубина М.М. Этническая культура и этническое самосознание в современном обществе // Этническое многообразие в условиях социальных трансформаций: сборник статей III Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2010. – 100 с., с. 89-91.

35. Шубина М.М. Эволюция расистских концепций // Человек. Культура. Общество: сборник статей II Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2010. – 236 с., с. 224-227.

36. Шубина М.М. Культурный расизм современного общества // Управленческие процессы в современном мире: тенденции и проблемы: материалы региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и преподавателей. Ставрополь, 10 декабря 2010 г. / Филиал ГОУ ВПО МГУПИ в г. Ставрополе. – Ставрополь: ООО «Мир данных», 2010. – 224 с., с. 128-129.

 

 

  

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.