WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Когнитивные механизмы структур комического: философско-методологические аспекты

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

МУСИЙЧУК Мария Владимировна

 

КОГНИТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ СТРУКТУР КОМИЧЕСКОГО: ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

 

Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора философских наук

 

 

 

Новосибирск

2011


Работа выполнена на философском факультете

Национального исследовательского

Новосибирского государственного университета

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Диев Владимир Серафимович (декан философского факультета Новосибирского государственного университета, г. Новосибирск)

Официальные оппоненты: доктор философских наук, с.н.с. Бессонов Александр Владимирович (в.н.с. сектора логики и теории познания Института философии и права СО РАН, г. Новосибирск);

доктор философских наук, профессор Лобовиков Владимир Олегович (г.н.с. отдела права Института философии и права УрО РАН, г. Екатеринбург);

доктор философских наук, профессор Суровцев Валерий Александрович (кафедра истории философии и логики философского факультета Национального исследовательского Томского государственного университета, г. Томск);

Ведущая организация: Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

Защита состоится в «29» марта 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 003.057.01 по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора философских наук в Институте философии и права СО РАН по адресу: ул. Николаева, 8, Новосибирск, 630090

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института философии и права СО РАН

Автореферат разослан «__» _______ 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета 

к.филос.н.                                                                                       А. В. Хлебалин


Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Разнообразие воззрений на сущность комического, не разработанность аппарата исследования когнитивных структур комического и их роли в процессе познания создают условия для формирования актуальности избранной темы.

Исследование комического на рубеже  XX и XXI столетий осуществляется на фоне смены методологических парадигм. В этой ситуации выявилось, что недостаточно осмысленными в настоящее время являются следующие теоретические проблемы:

- каков онтологический статус комического;

- каковы функции комического в процессе познания;

- каковы когнитивные механизмы  в структуре комического?

Вопросы, связанные с исследованием комического являются весьма актуальной темой в философии, психологии, лингвистике, социологии. Проблема когнитивных механизмов в структуре комического становится весьма значимой в философии. Возникает необходимость в создании наиболее целостной концепции комического. Философский анализ феномена комического особенно важен для понимания когнитивной детерминации комического в процессе познания.

В процессе познания проявляется способность сознания различным образом реагировать на комическое информационное воздействие, конструируя возможные ответы на это воздействие, в том числе и в комической форме. Содержание сознания в комической форме, репрезентирует цели и интересы субъекта познания, его творческий потенциал в наиболее выразительной языковой форме.

Комическое, как одно из составляющих когнитивной коммуникации осуществляется между различными субъектами познания (индивидуальными или коллективными). В комическом наиболее ярко проявляется способность сознания к самодерминации в практических и адаптивных целях, например, через экспликацию всех неявных следствий, с целью повышения гибкости и восприимчивости к переменам, происходящим в современном мире.

Степень разработанности проблемы. Вообще интерес современной философии к комическому остаётся удивительно незначительным, хотя для философии категория «комическое» всегда играла особую роль, например, в философских системах Платона, Аристотеля, Цицерона, Квинтилиана и др. Отсутствие внимания со стороны философии к проблемам комического связано в первую очередь с междисциплинарным характером исследуемых проблем.

О комическом применительно к жанру комедии писали александрийский библиотекарь Ликифон (род. 285 г. до н.э.), философ Эратосфен (284 – 200 г. до н.э.), историк Дионисий Галикарнасский (54 – 7 г. до н.э.), грамматик Платоний (ок. IV в.). Обзор теорий комического встречается у Макробия («Сатурналии»), Плиния старшего, Плутарха и др.

Отчётливо прослеживаются две основополагающие тенденции описания комического. Первая тенденция, представленная Демокритом, Аристофаном, Лукианом, трактует комическое как мировоззрение, дополняющее серьёзный взгляд на мир. Комическое в данной традиции  высмеивает отдельные аспекты несовершенства мира и настаивает на его изменении.

Комическое во второй традиции представлено Платоном, Аристотелем, Цицероном, Квинтилианом. В своей трактовке представители данного направления исходят из рационалистических объяснений сущности комического как «небезобразно поданном безобразном», «безболезненной ошибке» и т. п. Сфера действия комического преимущественно ограничивается отдыхом и развлечениями.

Начиная с периода Древней Греции, существует значительное количество источников, повествующих о комическом, его сущности и истоках. Трудности процесса познания комического обусловливаются такими значительными факторами как: во-первых, универсальностью комического, так как всё на свете можно рассматривать с «серьёзной» точки зрения и комически. Во-вторых, природой Протея (Жан Поль Рихтер), динамичностью, реализующейся в способности комического принимать любой облик.

Усилия, направленные на выявление сущности комического, приводили к сравнительному анализу категорий. Так, комическое противопоставляли трагическому (Аристотель, Шиллер, Шеллинг), возвышенному (Жан Поль Рихтер), совершенному (Меньдельсон), трогательному (Новалис). Исследователями также выделяется такой вид комического как трагикомедия, известная как высокий вид комического. Наряду с высоким выделяется вид комического, который исследователи не смогли назвать «низким» и в связи с этим заменили эвфемизмами «трогательный», «забавный», «шутливый». Данный вид комического восходит корнями к определению Аристотеля, что комическое - ошибка и безобразие, никому не причиняющее страдания и ни для кого не пагубные. Основания комического усматривали и в «безобразном» (Платон), в «самоуничижении безобразного» (немецкий эстетик-гегельянец К. Розенкрац), в разрешении чего-то важного в «ничто» (Кант), в неожиданности (Дарвин).

Комическое исследуется в следующих основных направлениях:

  1. теории отрицательного свойства объекта осмеяния, согласно которой комическое возникает при осознании превосходства субъекта над комическим объектом (Аристотель, Гоббс, Бейль, Бодлер, Адлер, Гроос, Уберхорст и др.);
  2. теории разрядки, согласно которой комическое это аффект возникающий от разрешения напряженного ожидания в ничто (Аристотель, Квинтилиан, Кант, Спенсер, Фрейд, Хорни, Берн, Лоренц, Кёстлер и др.);
  3. теории противоречия, согласно которой комическое есть соединение противоречивых сущностей (Шопенгауэр, Гегель, Фишер, Чернышевский, Лемке и др.);
  4. теории деградации, рассматривающей комическое как нравственную оценку косного, отжившего (Бейн, Стерн, Бергсон, Витвицкий и др.),
  5. теории контраста, где комическое трактуется как реакция на диссонанс явлений одного порядка (Локк, Кант, Жан Поль, Липпс, Гефлинг и др.);
  6. теории отклонения от нормы, где комическое трактуется как восприятие явления, не соответствующего норме (Обуэ, Кросс, Дземиздок, Тшинадлевский, Элиот, Милтон-Нейхем и др.);

Основания комического усматривали и «безобразном» (Платон), в «самоуничижении безобразного» (К. Розенкрац), в разрешении чего-то важного в «ничто» (И. Кант), в неожиданности (Ч. Дарвин).

Комическое выступает в качестве предмета изучения и в трактатах Древнего Востока. Например, в индийском эстетическом трактате «Натьяшастра» рассматриваются предмет и формы комического.

В период Средневековья и эпоху Возрождения в ряде работ по осмыслению комического в значительной степени проникнуто пафосом смирения, аскетизма  и страдания присущим христианской идеологии (Гротсвита Гандерсхеймской «Анти-Теренций»). Отцы церкви объявили смех «искусством дьявола», предрассудительной слабостью, единственной, которую никогда не испытывал Христос. Комедия, юмор объявляются обманом с целью развлечения (св. Августин). Другая точка зрения принадлежит теоретикам раннего Возрождения в Италии (Даниелло, Чинцио, Скалигер) различие между комическим и трагическим связывают с социальной принадлежностью изображаемых героев. Комическое считается неотъемлемым качеством самой объективной действительности. Данное понятие связывается равно как с критическим, так и с жизнеутверждающим началом, проникнутым гедонистическими мотивами. В произведениях Рабле комическое выступает как «глубокая и несокрушимая жизнерадостность, пред которой все преходящее бессильно».

В эпоху Просвещения происходит расширение сферы комического на основе утверждения его общественного значения (Дидро, Лессинг, Шефтсберри, Ларошфуко, Шамфор). Предназначение комедии «просвещать на счет обязанностей и воспитывать вкус» (Дидро), «исправлять то, что не входит в компетенцию закона» (Лессинг). Н. Шамфор полагал что, «сочетать снисходительное презрение с сарказмом веселья - вот лучшая философия для этого мира».

Сущность комического понималась Г. Гегелем как перевес образа над идеей, в возвышенном – перевес идеи над формой. В. Г. Белинский, воспринял от Г. Гегеля ряд существенных положений, характеризующих комическое. Таких, как высшая  разумная действительность, как критерий комического отклонения, противоречие как источник комического и трагического. В его трактовке комического новое, заключалось во взгляде на общественную роль комического, комических жанров.

Понятие «юмор» в научный оборот вошло в XVIII веке и в связи с этим не имеет таких богатых традиций, какие накоплены при осмыслении понятия «комическое». Комическое, в понимании Г. Гегеля, - определенное субъективное отношение к миру. Его идея «примирения с действительностью» сказывается в трактовке философом комического, которое, по его мнению, выражает «радостность в покорности судьбе». Основными характеристиками субъективного комического, согласно Г. Гегелю, являются случайность и субъективность. Гносеологическая специфика комического проявляется в его способности «расшатать и разложить всякую определенность» ограниченного содержания отдельного человеческого существования. Жан Поль уподобляет юмор птице, которая летит к небу вверх хвостом, никогда не теряя из вида землю, - образ, материализующий комическую трактовку и внутреннюю серьезность. С. Кьеркегор связывает комическое с процессом преодоления трагического. Комическое при этом примиряет с «болью», от которой пыталось абстрагироваться «отчаяние». Согласно Кьеркегору, непосредственный» человек, т.е. человек лишенный рефлексии, оказавшись в состоянии отчаяния, может быть беспредельно комичен.

Концепции комического Ж. Батая и Ж. Деррида показывают, что  комическое возникает в момент отказа от смысла, поскольку смешно именно закабаление очевидностью смысла. Абсолютная комичность, согласно Ж. Деррида, – это тоска перед лицом безвозмездной растраты, перед лицом абсолютного жертвования смыслом. Ф. Т. Фишер, подчеркивая «примиряющую» функцию комического, видит в нем «абсолютную форму комического». В эстетике второй половины ХIХ начала ХХ века юмор понимается как «эстетическая форма метафизического» (Ю. Банзен), как «самая глубокая» форма комического, приближающаяся к трагическому (Й. Фолькельт). Комическое как единственно эстетическую форму смешного определяют К. Гросс и Т. Липпс. Комическое, согласно концепции А. Бергсона, сообщает гибкость всему тому, что может остаться от механической косности на поверхности общественного тела. В. Я. Пропп, утверждает, что комическое есть некоторое душевное состояние, при котором в нашем отношении к людям мы сквозь внешние проявления небольших недостатков угадываем положительную внутреннюю сущность. R. Martin комическое рассматривает как поведенческий паттерн (склонность часто смеяться, рассказывать шутки и смешить других); способность (запоминать шутки, рассказывать их, создавать, понимать); черту характера (веселость); эстетическую реакцию (смех над определенного рода вещами); отношение (позитивное отношение к миру или смешным людям), взгляд на мир; стратегию преодоления трудностей (склонность преломлять невзгоды через призму комического).

Подчеркивая гносеологическое основание понятия «остроумие», Аристотель говорит, что «остроумие – это дерзость, получившая образование». Остроумие, по Цицерону, предполагает умение уместно применять насмешку (sal, salis – соль), вызванную необходимостью дать острую, критическую оценку (cum grano salis) какого-либо лица. По мнению Б. Грасиана: «Мысль без остроты и суждений подобна солнцу, лишенному света и лучей». Тезауро и Маттео Перегрина, Грасиан-и-Моралес, подчеркивают, что остроумие – необходимое качество творческого гения. Дж. Локк считает, что остроумие это сближение идей и их объединение, быстрое и разнообразное, дающее ощущение удовольствия. По И. Канту это  - способность находить для общего особенное есть способность суждения, способность придумывать для особенного - общее есть остроумие. Г. Гегель: «остроумие схватывает противоречие, высказывает его, приводит вещи в отношения друг к другу, заставляет «понятие светиться через противоречие», но не выражает понятия вещей и их отношений». К. Фишер подчеркнет, что остроумие - это играющее суждение. Гносеологическая функция комического, ярче всего проявляющаяся в остроумии, отражена в ряде понятий: «истинное остроумие» (К. Гельвеций), «плоский юмор» (Г. Гегель), «низкопробный юмор» (К. Маркс), «остроумие идей» (Г. Гейне), «умное остроумие» А.А. Гусейнов и др. У М. Ломоносова, остроумие - «сопряжение далековатых понятий». Общее в остроумии, комизме, подробно описано З. Фрейдом. З. Фрейд выявляет отличие комического от остроумного. Остроту создают, комическое находят. Юмор – явление, обусловленное душевными особенностями человека, а остроумие – особенностями интеллекта (И. Кант, Г. Гегель, К. Маркс и др.).

О терапевтической функции комического, благотворном влиянии на душу и тело упоминали многие врачи древности. Среди них следует выделить Гиппократа (469 - 395 г. до н.э.), Геродика (конец II в. до н.э.), Галена (130 – 200 г.). Высшее благо по Демокриту состоит в покое и веселии души. В трактате «Об ораторе» Цицерон говорит: «Autem est et vehementer saep utelis iocuset facetiae» (Приятны также и очень полезны шутка и остроумие). Смеясь, душа становиться врачом тела, прозорливо замечает И. Кант. В выражении радости бытия, субъективного физиологического ликования, веселости, проявляющихся в комическом, отражается «вершина человеческого здоровья» писал А. Шопенгауэр. В комическом выражена «глубинная благожелательность и уверенность в своем безусловном возвышении над собственным противоречием, а не печальное и горестное его переживание», - писал Г. Гегель. При этом в комическом происходит противопоставление истинной субъективности с ложной субстанциональностью», псевдоидеалами. Онтологическое определение субъекта во многом основывается на понятии жизненного опыта и процессе познания через переживание. Одной из важнейших категорий философии С. Л. Франка является «правда», понимаемая как «теоретически верный образ мира». При этом мерилом правды в его философии часто выступает смех.

Социологические исследования природы комического представлены на двух уровнях: макросоциальном и групповом. На макросоциальном уровне проводятся исследования, связанные с изучением комического в конкретном обществе или типе общества (Дмитриев, Разуваев, Борев, Benton, Davies, Oldani и др.). На групповом уровне исследуются шутки социальной группы, объединенной определенного рода деятельностью, преодолевающей давление со стороны общества. Проводятся исследования комического в научно-исследовательской деятельности ученых: Д. Гилберт и М. Малкей, M. J. S. Rudwick, G. D. L. Travis и др. Так, например, юмор математиков на примере чикагского и лондонского университетов исследует J. A. Paulos. Социологический анализ иронии предпринят в работе E. Wright «Социология и иронические модели». Заслуживают внимания современные социологические исследования комического А. В. Дмитриева, А. А. Сычова, И. А. Бутенко. Также вызывают интерес современные исследования о смехе Л. В. Карасева, М. Т. Рюминой, А. Г. Козинцева, В. В. Разуваева, Ю. А. Артемовой, Е. Ю. Бралгина. Филологами исследуются языковые средства, использованные для создания юмористического эффекта , стилистические приемы комического . Юмор в процессе обучения рассматривается как организация восприятия комического ; использование речевых средств ; применение комического в процессе обучения в вузе.

Между тем специального исследования, посвященного целостному осмыслению феномена комического, реализующегося в ряде когнитивных механизмов структур комического, в отечественной и зарубежной науке пока нет. В данном контексте представляется необходимым разработка когнитивно-аффективной модели комического через осмысление его когнитивных механизмов.

Объект исследования.  Комическое как сфера человеческого бытия.

Предмет исследования. Когнитивные механизмы объективации структур комического в теоретической и практической деятельности.

Цель исследования. Выявление онтологических и гносеологических оснований структур комического.

Исследование включает в себя решение следующих задач:

1.      Раскрыть основания структур комического через выявление совокупности существенных свойств, определяющих феноменологию понятий «комическое», «юмор» и «остроумие» и выявить онтологический статус комического.

2.      Выявить интенции структур комического, реализуемые в коммуникативной функции языка и раскрыть механизм коммуникативной интенции (равнодействующей мотивов и целей общения) в комической форме.

3.      Раскрыть процесс выявления имплицитного смысла в языковой игре комической формы как гносеологическое основание креативного механизма юмора.

4. Раскрыть гносеологические и аффективные основания гелозоического механизма структур комического как изменение модально-оценочной направленности.

5. Выявить основания аксиологического механизма структур комического как оценки, выражающаяся в утверждении или отрицании универсальных ценностей, на индивидуальном, межличностном и социальном уровне.

Теоретико-методологические основы исследования. Использованы возможности методов междисциплинарного анализа и синтеза, каждый из которых способствует раскрытию определенных сторон, вычленяющих  функции комического. Большое внимание уделяется синергетике как позитивной методологии познания сложноорганизованных систем, философии нестабильности. Гносеологическое исследование оснований комического предполагает следование не только бинарной (формальной) логике, оценивающей конечное знание в рамках дихотомии «истина – ложь», но также и тринитарной логике, отражающей динамический процесс исследования неравновесных состояний внутреннего мира, в котором умозрительные конструкты поискового характера (не верифицируемые в данное время), оцениваются как условные, то есть не истинные, не ложные и используются в качестве вспомогательной базы для построения теории.

Теоретической основой данного исследования послужили труды Л. Витгенштейна, рассматривающего коммуникацию как комплекс языковых игр, имеющих свои семантико-прагматические правила, положенные нами в основу понимания реализации функций комического в языковой игре. В исследовании нашли отражение положения, разработанные Пражским кружком. Использованы положения о языковых и знаковых структурах, представленные в работах философов и логиков (Б. Рассел, Л. Витгенштейн и др.), лингвистов (Ф. Соссюр и др.) и семиотиков (Ч. Моррис и др.), имеющих большое значение для анализа функций комического. Автор основывается на теории коммуникативного действия как базового социального процесса Ю. Хабермаса. Понятие «комическое» анализируется с позиций формально-аксиологического, а не формально-логического подхода. Формально-аксиологический подход ведёт к структурно-функциональному исследованию установок: знания, веры, сомнения, надежды, желания (В. О. Лобовиков ).

Научная новизна исследования состоит в следующем:

- определена структура комического через выявление онтологических и гносеологических оснований;

- предложен когнитивно-аффективный подход в трактовке структур комического как отражения целостности человеческого познания и бытия;

- доказано, что основания структур комического представлены в когнитивных механизмах комического: коммуникативном, креативном, гелозоическом и аксиологическом.

Основные положения, выносимые на защиту.

Во-первых, в работе определена структура комического на основании анализа классических тенденций представлености комического в форме сатиры и юмора. Сатира как вид обусловлена уничтожающим осмеянием явлений, которые представляются автору порочными. Юмор, как вид, отличается миросозерцательным характером, богатством полутонов в оценке бытия. По способам создания сатира представлена карикатурой, гротеском; юмор – остротами. В дефиниции «комическое» понятие определяется способностью предмета или явления вызывать смех как явления, отклоняющегося от нормы. Понятие «юмор» определяется как «возвышенное в комическом», особое мировоззрение, способствующее объективному восприятию мира идеала и действительности. Характерное основание комического - прочная и сильная связь с миром действительности и миром идеального. Уточнено понятие «комическое» через выявление онтологических и гносеологических оснований.  Онтологическое основание комического заключается в разрешении противоречия между общественным процессом накопления знаний и индивидуализацией процесса усвоения знаний, в процессе отклонения от идеала или нормы, реализующийся на основе изменения модально-оценочной направленности человека, опосредованной тождеством противоположностей в игровом контексте комического.

Гносеологическое основание комического заключается в том, что комическое существует как процесс познания, протекающий на основе разрешения противоречий и проявляется в процессе восприятия текста через изменение первоначального смысла (порождение нового смысла), основанного на компоновке текста с высокой степенью контраста (диалектической двойственности), а также имплицитности, опосредованного обращением к собственным творческим способностям человека. Намеренное столкновение смыслов в комическом не обедняет контекст, а углубляет процесс восприятия.

Во-вторых, определена специфика коммуникативного механизма комического как интенционально-мотивированная контаминация (изменение смысла в результате скрещивания различных слов или выражений близких по звучанию, построению, значению).

В-третьих, определена специфика креативного механизма комического, порождающая в процессе восприятия текста изменение смысла (порождение нового смысла), основанного на компановке текста с высокой степенью контраста (диалектической двойственности) и имплицитности, опосредованного обращением к собственным творческим способностям личности.

В-четвертых, определена специфика гелозоического (греч. смех) механизма комического, реализующегося на основе изменения модально-оценочной направленности, опосредованной тождеством противоположностей в игровом контексте комического, что приводит к оптимизации психофизиологического состояния.

В-пятых, определена специфика аксиологического механизма комического в индивидуальном и общественном сознании, обусловленный нерасторжимостью знаковости и социальности в комическом, проявляющийся в сконцентрированных тенденциях, определяющих собой направление необходимого изменения мира через латентную организацию на основе комизма фрагментов произведений мировой художественной литературы и фольклора, выражающих отношение народа к событию, явлению, факту, как наиболее широкий и глубокий способ установления связи между внешним миром и субъективным опытом человека, посредством решения задач оценочного характера, с целью выяснения значения и смысла для сегодняшнего бытия.

Теоретическая значимость исследования. Материалы и выводы диссертации расширяют представления о когнитивных и аффективных основаниях комического, позволяют углубить знание о механизмах и функциях комического. В работе представлен комплекс теоретических идей устанавливающих междисциплинарные связи с другими науками, изучающими комическое, а также интегрирующих необходимые сведения из философии, концептуализирующие современные методы исследования языка и мышления.

Практическая значимость исследования. Материалы исследования использованы в чтении курсов «История психологии» и «Методологические основы психологии»; спецкурсов «Философия и психология комического» и «Психология креативности» в Магнитогорском государственном университете. Материалы и результаты исследования могут быть использованы в историко–философских, научно–методических, культурологических исследованиях, в этике, эстетике, психологии и педагогике и других конкретно–научных, прикладных дисциплинах.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на заседании кафедры гносеологии и истории философии Новосибирского государственного университета и рекомендована к защите.

Основные положения и результаты диссертации получили освещение в следующих публикациях автора:

в монографиях: Когнитивные механизмы юмора. - Магнитогорск:  МаГУ, 2010.  Роль иронии в освоении евангельских крылатых выражений // От языковой картины мира средневекового славянина к современной русской языковой картине мира. - Магнитогорск: МаГУ, 2007. (в соавт.) Юмор как основа развития интеллектуальной активности. - Магнитогорск: МаГУ, 2005.  Психолого - педагогические проблемы комического. - Магнитогорск:  МаГУ, 2004.

в докладах, выступлениях и тезисах на международных и всероссийских конференциях: IV Российском философском конгрессе (Москва, 2005); V Российском философском конгрессе (Новосибирск, 2009); в выступлении на Втором Съезде Российского Психологического общества г. Ярославль (1998); Второй «Человек среди людей» и Третьей «Диалог культур и культура диалога» международной научно-практической конференции Философия детям (Москва, 2006, 2008); международной конференции «Ананьевские чтения» (СПб., 2007); IV международной научной конференции Филология и культура (Тамбов, 2003); II международной научной конференции «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах» (Челябинск, 2003); VIII международной конференции по мотивации 8th International Conference on motivation (Moscow, 2002); II Всероссийской конференции. Психология индивидуальности (Москва, ВШЭ, 2010), всероссийских конференциях (Магнитогорск 2001, 2003, 2004, 2005, 2010, 2011).

в ряде статей, некоторые из них: Когнитивные механизмы юмора в структуре комического // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2010. Т. 8. вып. 2. Нерасторжимость знаковости и социальности в индивидуальном и общественном сознании как аксиологический механизм комического // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2009. Т. 7. вып. 2. О гносеологической функции остроумия или остроумие как «играющее суждение» // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2008. Т. 6. вып. 3. Коммуникативный механизм комического через призму приема остроумия «ирония» // Гуманитарные науки в Сибири. Новосибирск, 2009. № 1. Понимание имплицитного смысла как основа креативного механизма комического // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2007. Т. 15. вып. 1. Аксиологическая функция комического // Вестник Томск. гос. ун-та. 2007. вып. 295. Юмор в образовании // Философия образования. Новосибирск, 2006. Гносеологический подход к пониманию природы комического // Проблемы филологии, истории, культуры. Вып. 17. Магнитогорск: МаГУ, 2006. Специфика взаимосвязи смыслового содержания и словесной формы в процессе порождения юмористических высказываний // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2005. Т. 3. вып. 1. Юмор развивает творчество // Профессиональное образование. 2005. № 4. О сходстве приемов остроумия и механизмов построения парадоксальных задач // Вопросы психологии. 2003. № 6.

в докладе сделанном на заседании отдела философии ОИИФФ СО РАН «Онто-гносеологические механизмы комического», (2005).

Материалы диссертационного исследования использованы автором при разработке спецкурса «Философия и психология комического» в Магнитогорском государственном университете. Опубликованы научно – методические материалы к спецкурсу: Развитие креативности или Дюжина приемов остроумия. - Магнитогорск: МаГУ, 2008. – 248 с. (Поддержка проекта в форме гранта: РГНФ, 2008, № 08-06-94007а/к). Электронный учебно- методический комплекс «Механизмы комического». Свидетельство об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий» № 10138 от 28. 02. 08 г. Эффективное развитие творческих способностей на основе креативного механизма комического (электронное учебно-методическое пособие). Свидетельство об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий» № 10173 от 11. 03. 08 г. Проблемы комического: библиографический указатель по социальным и гуманитарным наукам с информационно-поисковым тезаурусом. [Электронный ресурс]: [Свидетельство об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий» № 10140 от 28. 02 08 г.

Структура диссертационного исследования детерминирована логикой развёртывания темы, необходимостью определения и комплексного анализа понятия «комическое». Работа состоит из введения, пяти глав, объединяющих десять параграфов, заключения, библиографии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность, научная новизна и перспективность исследования, цели и задачи диссертации.

Глава 1. Философско-методологические основания комического в концепциях философских и социально - гуманитарных наук

Параграф 1.1. Экспликация проблемы бытийственных оснований категории «комическое» и понятий «юмор», «остроумие» в концепциях различных наук

Комическое является синкретической категорией по ряду оснований, таких как содержание, место действия, исполнитель. По содержанию, комическое универсально и амбивалентно, что проявляется в восхвалении и поношении, хуле и хвале. По месту действия, комическое представлено как весь мир, отсутствие театральной рампы, подчёркивающий вымышленный, игровой характер сценического действа. В осмеивающем комическом, так или иначе, присутствует несообразность формы и содержания явления, контраст противоположных начал в сопоставлении с нормой или эстетическим идеалом. Противоречие норме порождает внешний комизм (нарушения физиологического типа, случайные ситуации и т.д.), противоречие идеалу — комизм оценочно-обобщающий, комизм внутренней неполноценности, ничтожности.

В комическом объединяется эмоциональная и ментальная сфера личности при безусловном позитивном принятии действительности. Также проявляются сконцентрированные тенденции, определяющие направление необходимого изменения мира, через латентную организацию, на основе комизма фрагментов произведений мировой художественной литературы и фольклора, выражающих отношение народа к событию, явлению, факту, как наиболее широкий и глубокий способ установления связи между внешним миром и субъективным опытом человека. Комическое способствует глубокому осмыслению задач оценочного характера, с целью выяснения значения и смысла для сегодняшнего бытия. Изменение модально-оценочной направленности человека, опосредованной тождеством противоположностей в игровом контексте комического, приводит к оптимизации психофизиологического состояния.

В ходе развития человечества в структуре комического обособляются его виды - сатира и юмор. В обособлении данных видов комического прослеживается взаимосвязь с античными традициями. Сатира, восходит к первой традиции (Демокрит, Аристофан, Лукиан). Она обличает, так как направлена на отрицательные черты высмеиваемого. Цель комического, выраженного в форме сатиры, заключается в борьбе со старым, отжившим и утверждении радости движения вперёд.

Термин «юмор» восходит корнями ко второй традиции в понимании комического и как существенное основание отражает положительное отношение к предмету. Отличается миросозерцательным характером и богатством полутонов в оценке бытия. Наиболее многочисленные исследования посвящены юмору как результату (анализ юмористических высказываний и целых текстов); юмору как способности воспринимать комическое и остроумное и юмору как способности продуцировать юмористические высказывания или целые тексты.

Юмор - форма отражения объективного мира, порождение и восприятие юмора является интеллектуальной деятельностью, опосредующей динамическое восприятие действительности (снижающе-возрождающее). Процесс познания на основе юмора протекает через разрешение противоречий и опосредуется интеллектуальной активностью. Юмор проявляется как отождествление двух и более элементов, которые одновременно исключают друг друга, что вызывает активное самостоятельное развитие процесса мышления. Юмор - интеллектуальное чувство, опосредовано взаимопроникновением когнитивных и аффективных компонентов. Юмор способствует оптимизации эмоционального состояния личности, посредством эмоционального отстранения, при котором усиливается объективность восприятия. Гносеологическая специфика юмора состоит в реализации способов познания на основе приёмов остроумия (парадокс, абсурд, метафора, каламбур и др.) как формы экспликации содержания.

«Остроумие» определятся, прежде всего, как  ментальная, когнитивная характеристика, проявляющееся в изобретательности путем создания смешных или язвительных выражений, тонкости ума. Основной аспект остроумия – когнитивный. Остроумие характеризуется смысловой неожиданностью, сближающей отдаленные понятия по сущностным характеристикам. И если юмор преимущественно обуславливается эмоциональными, душевными особенностями человека, то остроумие –когнитивными особенностями,  интеллектуальной деятельностью.

Параграф 1.2. Когнитивная и аффективная концептуальная основа осмысления проблемы комического в генезисе и современные интерпретации

Когнитивные основания комического отражаются в том, что комическое - форма отражения объективного мира; процесс познания, опосредованный комическим протекает на основе разрешения противоречий; остроумие неотъемлемое качество процесса творчества и особенностей мышления творческих личностей. Изучение аффективных оснований комического в современной науке, восходящей к античным научным представлениям, протекает в форме выделения позитивного воздействия комического на человека, в том числе, изучения психофизиологического воздействия,  внешних причин, вызывающих смех, особенностей чувства юмора, способов проявления юмора в эмоциональной сфере, исследования юмора как разновидности ослабление напряжения. Соотношение когнитивной и аффективной природы комического нашло также отражение в психологических тестах оценки чувства комического. К настоящему времени созданы тесты оценки чувства комического в двух плоскостях: по степени когнитивного согласия субъекта с референтной группой и по степени аффективного согласия.

Процесс познания на основе комического протекает через разрешения противоречий и опосредуется интеллектуальной активностью, комическое основывается на интеллектуальных чувствах, опосредованных взаимопроникновением аффективных и когнитивных компонентов; остроумие - неотъемлемое качество процесса творчества и особенностей мышления творческих личностей, опосредуемых интеллектуальной активностью;  комическое проявляется как отождествление двух и более элементов, которые одновременно исключают друг друга, что вызывает активное самостоятельное развитие процесса мышления; комическое как род интеллектуальной игры способствует приобретению нового опыта посредством того, что является основой интеллектуальной реакции удовольствия, на основе наличия особых физиологических компонентов, определяющих свойства самоподкрепления процесса порождения и восприятия комического.

Таким образом, логика исследования показывает, что выделение когнитивного и аффективного подходов является целесообразным на этапе анализа подходов к пониманию сущностной природы комического. Этап  синтеза, характеризующийся целостностью осмысления исследуемого понятия, неизбежно приводит к объединению когнитивного и аффективного подходов в единое целое.

Глава 2. «Коммуникативный механизм комического» посвящена изучению концептуальных предпосылок данного механизма.

2.1. Интенционально - мотивированная контаминация (изменение смысла)  как основание коммуникативного механизма комического

Общение людей – атрибут бытия человека. Интенции комического, реализуются в коммуникативных функциях языка. Коммуникация на основе комического объединяет основания бытия и основания познания человека как коллективного существа, природа которого социальная и вместе с тем – экзистенциальна. Социальность и экзистенциальность «встречаются» в процессе общения на основе комического. Экзистенционализм противопоставляет классическому рефлекторному анализу индивидуальное сознание, через анализ экзистенциальных структур повседневного опыта человека в его полноте, конкретности, уникальности и изменчивости. В комическом артикулируются человеческие состояния, переживания, действия в ситуации отклонения от идеала или нормы.

Коммуникативный механизм комического, целесообразно проанализировать как интенционально-мотивированную контаминацию (изменения смысла в результате скрещивания различных слов или выражений близких по звучанию, построению, значению). Данный механизм реализуется через передачу коммуникативной интенции (равнодействующей мотивов и целей общения) посредством воздействия на восприятие содержания через языковую форму как средства изменения смысла в процессе восприятия; наличия в языке (речи) эффективных форм, влияющих на изменение смысла высказывания в процессе восприятия, таких, как доведение до абсурда, смешение стилей, намек, ирония, метафоричность, двусмысленность, парадоксальность; динамизации смысловой системы приводящей к  созданию и поддержанию контакта при минимальном количестве затраченных на это средств на различных уровнях взаимодействия (индивидуальном, межличностном, социальном); иерархии языковых коммуникативных средств смещения оценок (обесценивания и повышенной оценки), создающей условия для мобилизации коммуникативных ресурсов и выхода из коммуникативного кризиса через изменение целевых и операциональных установок личности; реализации в контексте языковой формы и ситуации, интерпретации языковой формы через призму ситуации или интерпретации ситуации сквозь призму языковой формы.

Процесс восприятия комического связан определенным образом не столько с простым пониманием значения отдельных лингвистических единиц, сколько с изменением смысла текста, с интерпретацией высказывания в рамках цельной ситуации, в рамках диалога. Интерпретация базируется на семантических связях, определяемых широким контекстом, включающим в себя как интра-, так и экстралингвистические факторы. В результате возникает новообразование в виде некоторого отношения, которое не было задано заранее, а устанавливается в процессе мыслительного акта. Процесс восприятия комического совмещен во времени и с процессом мышления, и с процессом формирования содержательных знаний.

В основе смыслового восприятия комического находится форма, опосредующая выявление смысловых составляющих на начальном этапе и построение новых смысловых моделей коммуникативной ситуации с целью адекватной в ней ориентации на базе выявленных составляющих. Обращение реализуется через воздействие на восприятие юмористического содержания через языковую форму как средства изменения смысла в процессе восприятия на основе наличия в языке (речи) эффективных форм, влияющих на изменение смысла высказывания в процессе понимания комического. На процесс возникновения юмористической реакции существует как минимум две точки зрения. Ряд ученых считает, что для этого необходимо наличие противоречия (Nerhardt, 1976, 1977; Rohbart, 1976; Rohbart, Pien, 1977; Katz, 1993 и др.). Еще одна группа ученых полагает, что процесс восприятия комического состоит из двух стадий: восприятия несоответствия и  его разрешения (Shultz, 1976; Suls, 1972, 1983 и др.).

Описывая двухстадийый процесс Д. Салс подчеркивает, что на первой стадии реципиент обнаруживает, что его ожидания в отношении текста не подтверждаются концовкой шутки. Таким образом, реципиент сталкивается с несоответствием, которое является кульминационным пунктом. После чего, как считает Д. Салс, возникает потребность разрешить несоответствие, имеющееся в юмористическом высказывании либо на основании имеющейся в шутке информации, либо на основании собственного багажа знаний. Для разрешения проблемы на второй стадии необходимо выявить когнитивное правило, по которому несоответствующие до этого части высказывания будут приведены в соответствие.

В целом, соглашаясь с выделенной Д. Салсом схемой двухстадийного процесса разрешения несоответствия, хотелось бы обратить внимание на анализ реального процесса понимания шутки. Этот процесс протекает вне сферы сознательного контроля. И если мы спросим у только что смеявшегося человека, какую когнитивную модель он использовал в процессе разрешения несоответствия в данной шутке, и если наш собеседник не является ни филологом, ни специально обученным приемам остроумия человеком, то вероятнее всего он даже не поймет о чем идет речь. Следует констатировать, что на второй стадии происходит разрешение несоответствия, и это разрешение протекает в бессознательном режиме, а на уровне сознания актуализируется результат в виде смеха или улыбки. В этом плане хотелось бы вспомнить одно из удачных выражений Д. Форобоско, что процесс восприятия комического, процесс разрешения противоречия в комическом выражении «обретает смысл» и возникает гармонизирующее противоречие. Вторую стадию процесса восприятия комического, Д. Форобоско удачно метафорически определяет как стадию «когнитивного мастерства» (cognitive master). Под выделенной метафорой автор понимает способность слушающего использовать критерий определения конгруэнтности в процесс разрешения не конгруэнтных ситуаций.

Процесс понимания комического с точки зрения анализа реакций воспринимающего юмор проделан Р. Стейли и П. Деркс. Выделено две группы: Рутинеров (the Conservative) и Ищущих ощущений (the Sensation Seeker). Рутинеры наслаждаются противоречием только тогда, кода оно разрешено. Ищущим ощущений нравятся и противоречия с кажущейся внешней бессмысленностью. При этом Рутинеры намерены поддерживать свои существующие ожидания. Ищущие ощущений готовы испытать свои ожидания. Анализируя представленные точки зрения, хотелось бы сделать акцент на следующих деталях. Если процесс восприятия комического и можно отнести к рутинным процессам, то только с позиций владения спектром приемов остроумия. В ситуативном юморе, а именно такой юмор обладает наибольшей ценностью в процессе межличностной коммуникации, имеет место значительный элемент новизны с точки зрения содержательного плана. По поводу метафоры «Ищущие ощущений» позволим заметить, что жить в ситуации неразрешенного противоречия удел не многих людей. И это умение является одной из характеристик творческого гения. В поддержку данной позиции уместно вспомнить слова нобелевского лауреата по литературе А. Камю: «У того, кто открыл абсурд, возникает нечто вроде желания написать учебник счастья». Высказывание А. Камю с нашей точки зрения может служить апофеозом экзистенциализма. Тем интереснее сопоставить восприятие неразрешенного несоответствия с позиции физика. Как заметил другой нобелевский лауреат Н. Бор: «Идея не достаточно парадоксальна, чтобы быть истиной». И эмоциональная сущность первой цитаты и гносеологический отблеск следующей еще раз подчеркивают когнитивные и аффективные основания комического. Разным людям могут быть свойственны различные типы реагирования - когнитивный и/или аффективный, в процессе понимания комического.

Состояние удовольствия при восприятии комического наступает при достижении определенного уровня когнитивного овладения процессом разрешения несоответствий в сложном юмористическом материале. Тем не менее, комическое - конвенционально структурированная форма языковой коммуникации. Для того чтобы избежать коммуникативной неудачи и получить взаимное удовольствие как от процесса продуцирования комического, например, рассказывания анекдота, так и процесса восприятия комического, говорящему необходимо организовать процесс восприятия слушателя. Настроить слушателя с серьезного (bona - fide) на несерьезный (non bona – fide) способ коммуникации. К языковым средствам (лингвистическому юмору), влияющим на изменение смысла в процессе высказывания, то есть интенционально-мотивированную контаминацию, относят приемы остроумия, существующие в виде эффективных форм, влияющих на изменение смысла высказывания  в процессе восприятия комического. В связи с этим рассмотрим форму как основу интенционально-мотивированной контаминации в коммуникативном механизме комического.

2.2. Специфика взаимосвязи смыслового содержании и словесной формы в комическом

Категории «содержание» и «форма» привлекали внимание многих исследователей: форма содержательна, содержание имеет форму. Содержание, как бы возвышенно оно не было, всегда действует на дух ограничивающим образом, и истинной свободы можно ожидать только от формы (Ф. Шиллер). Ибо только форма действует на всего человека в целом, возвышает его со ступени чувственности на ступень разумности. Смысловое восприятие комического в значительной степени основывается на форме. Комическая форма порождает трансформацию содержания. Это можно утверждать на основании ряда положений. Во-первых, комическая, остроумная форма самостоятельна по отношению к смысловому содержанию, поскольку структурные изменения в форме мысли приводят к иному смыслу. Рассмотрим это положение на примерах. Объявление: «Продается автоответчик Калашникова» (А. Кнышев). В данном случае комическая форма основана на метонимии (греч. metonymia – переименование). Перенос имени с одного класса объектов или объекта на другой класс или предмет, ассоциируемый с данным по смежности, сопредельности, вовлеченности в одну ситуацию. Вследствие подобного перехода возникает подтекст, порождающий новый смысл. Если придать данной мысли другую форму, то комический эффект исчезает. Например, в такой формулировке: «Продается автомат системы Калашникова».

Комическая форма порождает трансформацию содержания. Комическая, остроумная форма самостоятельна по отношению к смысловому содержанию, поскольку структурные изменения в форме мысли приводят к порождению иного смысла. Процесс восприятия комического основывается на принципах и закономерностях психического отражения как процесса не репродуктивного, а порождающего. Смысловое восприятие комического – творческий процесс, требующий привлечения определенного набора знаний, умений и навыков, основанный на законах интерпретации этих смыслов в концептуальные структуры, требующие известной степени абстрагирования.

Управление формой содержательного плана может осуществляться различными путями. Комическое как средство передачи смысловой интенции может быть осуществлено интерпретацией языковой формы сквозь призму ситуации. Порождение остроты может также происходить посредством интерпретации ситуации сквозь призму языковой формы. Смысловое восприятие комического – регулируемый процесс, причем главную роль в процессе регулировании играют субъективные интенции реципиента. Наконец, форма отвечает за подачу тривиального содержания парадоксальным образом, вызывая эмоциональную реакцию, ведущую к размышлению.

Глава 3. «Креативный механизм комического» посвящена изучению концептуальных оснований данного механизма.

3.1. Выявление имплицитного смысла как основание креативного механизма комического

Креативная природа комического ярче всего проявляется в остроумии как гносеологической составляющей комического. Аристотель говорит, что «остроумие – это дерзость, получившая образование». Креативный характер остроумия выделен И. Кантом: «талант – продуктивное остроумие». Г. Гегель в «Науке логики», подчеркивал, что остроумие схватывает противоречие, высказывает его, приводит вещи в отношения друг к другу, заставляет «понятие светиться через противоречие». Ф. Шлегель, выделяя креативную составляющую комического, пишет, что «острота есть взрыв связанного сознания», то есть рассудочного мышления, окостенелого в односторонних, непротиворечивых понятиях. В комической форме конкретное, противоречивое не просто ставится рядом; противоположности связываются в резком противоречии, и эта связь содержит намек на глубоко спрятанную истину, кроющуюся в синтезе этих противоположностей.

Объективными, данными выделения креативной сущности комического, является наличие целого ряда понятий, отражающих степень выраженности рассматриваемого явления: «истинное остроумие» (К. Гельвеций), «плоское остроумие» (И. Кант), «продуктивное остроумие» (И. Кант), «плоский юмор» (Г. Гегель), «низкопробный юмор» (К. Маркс), «остроумие идей» (Г. Гейне), «умное остроумие» (А.А. Гусейнов) и др. Остроумие основывается на принципе фиктивности, допущении подобия. Модус «как если бы» позволяет остроумию отождествлять различное, включать неизвестное в структуру уже имеющегося знания. При этом понимание не редуцируется к простому сравнению, а ориентируется на более глубокое проникновение в предмет. Воспользуемся удачным примером А.А. Гусейнова: «К.А. Свасьян назвал грехопадение грекопадением». В связи с этим необходимо рассмотреть проблему реализации в юмористической форме процесса понимании имплицитного смысла как способа экзистенциально-индивидуального бытия. В этой связи отметим, что взгляды Ж. Батая и Ж. Деррида основываются на понимания процесса зарождения комического в момент отказа от смысла, поскольку смешно именно закабаление очевидностью смысла. Эту мысль развивает М. Делёз, подчеркивая, что комическое порождается на уровне чистого события или «поверхности» в соразмерном действии друг на друга нонсенса и смысла. При этом комическое определяется М. Делёз в «Логике смысла» как номадическая (кочующая) сингулярность.

Под креативным механизмом комического нами понимается порождение в процессе восприятия юмористического текста нового, имплицитного смысла, основанного на компоновке текста, с высокой степенью контраста (двойственности и/или многозначности). Это можно утверждать на основании ряда положений: порождение нового смысла опосредуется изменением устойчивых семантических связей (разрушение смысловых стереотипов) и выходом на различные уровни обобщения (осмысления) ситуаций с целью выявления сущностных характеристик, в соответствующем контексте; юмористическая форма, как основа смыслового восприятия, порождает трансформацию содержания через понимание значений, выражающих имплицитный смысл; создание значений альтернативных имеющимся через возникновение нового смысла, порождаемого значимыми отклонениями от нормативных структурных ожиданий;  предвидение последствий, посредством проигрывания на лингво-юмористических моделях, принятия тех или иных решений и выборе оптимального решения в соответствии с заданными критериями управления.

При этом подчеркнем, что язык и комическое, как форму существования языка невозможно рассмотреть с точки зрения «вне личностного представления мира» (Л. Витгенштейн). Иногда, порождение нового  значения связано не с исследуемым предметом, а с представлениями слушателя или читателя. Процесс познания как понимание имплицитного смысла, являясь основой креативного механизма комического, основан на порождении нового смысла в соответствующем контексте. Креативный механизм комического состоит в указании вектора раздумий об определенных событиях с целью выявления сущностных характеристик.

Участвуя в коммуникации с элементами комического, мы либо понимаем, то, что говорят другие, либо сами порождаем высказывания. Однако знания, используемые при выявлении скрытого смысла высказывания, не ограничиваются знаниями о языке. В этот процесс включаются также знания о мире, социальном контексте высказывания, умение извлекать хранящуюся в памяти информацию, планировать и управлять процессом решения задачи и многое другое. Согласно современным концепциям эксплицитно выраженные знания составляют лишь незначительную часть общей базы знаний носителей языка, а соответственно имплицитно выраженные знания, являют большую часть. И эксплицитная и имплицитная база знаний не являются семантическими «хранилищами информации», а представляют собой самоорганизующуюся и саморегулируемую систему. И. Кант подчеркивает, что способность находить для общего особенное есть процесс суждения, способность придумывать для особенного общее - есть остроумие. Дело первой способности – замечать различия в многообразности, дело второй – замечать тождество многообразного. Положение, о том, что остроумие это способность замечать тождество многообразного - является ключевым для понимания функций креативного механизма комического. В основе выявления имплицитного смысла лежит способность видеть сходство далеких друг от друга понятий (явлений), так же  диссонанс явлений одного класса.

Гносеологическое основание комического целесообразно проанализировать через выявление имплицитной сущности. При этом решающее значение может оказывать не только «одно единственное слово», но и более того – молчание, например, в ситуации реализации приема остроумия «намек». Рассмотрим реализацию приема остроумия «намек» через призму исторической перспективы. «Объявление. Ищу работу. Подпись Герострат». Несмотря на требование мегаполиса забыть Герострата, совершившего уничтожение одного из семи чудес света, – поджог храма Артемиды, знание исторического контекста события вызывает возникновение юмористического эффекта на основе умолчания.

Гносеологическая функция комического заключается в дестабилизации сложившихся знаковых систем. И определяется динамикой взаимопереходов образующих его полярных по смыслу значений. Креативный механизм комического проявляется в создании новых смысловых, целевых и операциональных установок. Именно противоположность сравниваемых понятий, «их столкновение», обладает свойством взаимодополнительности, их синтез приближает к выявлению имплицитного смысла.

Используемые для выявления имплицитного смысла стратегии в большинстве случаев не являются заранее запрограммированными, намеренно осуществляемыми или осознанными. Действие стратегий носит гипотетический и вероятностный характер, с их помощью производится быстрое и эффективное прогнозирование наиболее вероятной структуры или значения воспринимаемого сообщения. Часть стратегий при выявлении имплицитного содержания юмористического текста (высказывания) имеет собственно лингвистический характер. Например, каламбуры Тэффи. Или редкий по красоте каламбур Гераклита, основанный только на смене ударения. «Луку имя «жизнь» (bios), а дело его «смерть» (bios)». То есть слово bios с ударением на первом слоге означает «жизнь», а с ударением на втором – лук (оружие, орудие смерти).

И так, понимание имплицитного смысла как креативный механизм комического основывается на порождении нового смысла, в соответствующем контексте; комической форме, порождающей трансформацию смыслового содержания; создании значений альтернативных имеющимся, посредством отклонений от нормативных ожиданий; выборе оптимального решения на основе предвидения последствий принятия решений.

3.2. Языковая игра как когнитивное основание креативного механизма комического

Порождение новых смыслов средствами комического происходит за счет его игровой сущности. Комическое традиционно рассматривается как род игры. В контексте игры комическое часто относят к занятиям низкого жанра, так называемым несерьезным. В этой связи, считаем важным напомнить мысль Платона о том, что мир серьезнее войны (война традиционно считается серьезным занятием), так как мир позволяет заниматься образованием и игрой. Игра как существенная черта комического выделялась многими исследователями в различных ракурсах. О комическом как чистой игре представлений, «игре идей», писал И. Кант. Комическое – игра ума, ежедневное нравственное и духовное омовение подчеркивал Ж. Ренар. Аналогичным по сути является высказывание К. Фишера, определяющего остроумие как играющее суждение. Комическое как род интеллектуальной игры описан в исследованиях Е. Обуэ.

Комическое как род языковой игры, осуществляемый набором языковых и стилистических приемов, семантических языковых единиц, исследовал Л. Витгенштейн, в работе «Философские исследования». Автор характеризует понятие «языковая игра» как определенную модель коммуникации или конституции текста, в которой слова употребляются в строго определенном смысле, это детерминируется строго непротиворечивым контекстом. Выделим такую функцию комического в языковой игре как возможность произвольно, но строго описать факт, явление, построить модель поведения человека или группы, задать построением текста способ его прочтения. Так, например, Антисфен говаривал, что лучше попасться стервятникам, чем льстецам (korakes – вороны, kolakes - льстецы), те пожирают мертвых, эти - живых.

В комическом как языковой игре, моделирующей существенные компоненты деятельности, заключен интеллектуальный компонент, порождающий восприятие несоответствий в игровом контексте. Полифункциональность комического выступает как часть механизма вероятностного прогнозирования. Языковые игры, переводя речевую и соответственно социокультурную реальность в игровую плоскость, очерчивают горизонт возможных миров индивидуального и социокультурного опыта как несовпадающих с наличым. Эмоциональный заряд формирует установку к действию, вызывая расширение актуальной языковой игры, возникающей при порождении и восприятии комического.

В процессе восприятия комического происходит изменения первоначального смысла за счет неожиданных реверсий. Реверсии обладают уникальным эффектом порождения нового смысла в процессе восприятия комического в  окружающих игровых рамках. О большой значимости языковой игры в речи свидетельствует наличие разнообразных форм проявления, например, синтаксиса, прагматики, стилистики и др. выраженных в приёмах остроумия.

Глава 4. «Гелозоический механизм комического» посвящена изучению концептуальных предпосылок данного механизма.

4.1. Изменение модально - оценочной направленности как основание гелозоического механизма комического

В истории философии человек традиционно рассматривался в единстве его основных модусов: тело, душа, дух. В этом плане актуализируется процесс рефлексии категории «комическое».

Гелозоический (греч. смех) механизм комического - реализуется на основе изменения модально-оценочной направленности личности, опосредованной тождеством противоположностей в игровом контексте комического, что приводит к оптимизации психофизиологического состояния. Определим существенные признаки комического как гелозоического механизма, влияющие на процесс оптимизации психофизиологического состояния человека. Основополагающим является то положение, что природа комического двойственна и является одновременно аффективной и когнитивной. Процесс осмысления гелозоического механизма комического будет рассматриваться с этих позиций. По удачному выражению В. Микушевича смехом плоть напоминает духу о том, что человек – не только дух, но и плоть. В «шуточных» произведениях Владимира Соловьёва есть и такие строки: «Не миновать нам двойственной сей грани: // Из смеха звонкого и из глухих рыданий // Созвучие вселенной создано».

Физиологические аспекты комического, реализующиеся в виде реакции смеха, одним из первых полно и подробно описал Ч. Дарвин. Проследив развитие реакции смеха в филогенезе, ученый указал на ее роль в процессе эволюции и указал на функцию данной реакции как приспособительную по отношению к среде. Юмор в таком аспекте традиционно рассматривается как средство противостояния колебаниям настроения и периодически возникающим депрессивным состояниям. И, как талантливо подметил Р. Keith-Spiegel, ментальный дарвинизм сохранил смеющихся в минуты горя, а не прыгающих со скалы. Исследуя биологическую функцию улыбки, французский врач П. Вайнбаум доказал, что она усиливает приток крови в сосуды головного мозга и тем самым способствует возникновению положительных эмоций. Функции сознания можно эксплицировать на рассудочно-психофизиологическом уровне. Представляя данный уровень как совокупность адаптивной и преобразовательной функций, отметим что разум, детерминированный смысловым (идеальным) содержанием сознания, оказывает воздействие на деятельность. Комическое воспринимается в контексте жизненного опыта и ситуативных ощущений. Человеческая субъективность воплощается в форме чувственности. Как совершенно справедливо отмечает Ж. П. Сартр, вопрос о чувственности относится к числу тех проблем, которым еще только предстоит получить свое философское осмысление.

Комическое стимулирует выделение эндорфинов – собственных морфинов организма, притупляющих ощущение физической и душевной боли и при этом стимулирующих иммунную систему человека. Исследования,  проведенные американцами Л. Берком и У. Фрайем, показали, что эндорфины, так называемые «гормоны счастья», способствуют скорейшему процессу выздоровления. Профессором психиатрии Калифорнийского университета Г. Стубером доказано, что комическое снимает стресс, улучшает кровоснабжение, снижает уровень стрессовых гормонов. Данные исследования способствовали возникновению отрасли медицины - «смехотерапии». Ее элементы широко используются в онкологических центрах Германии и Голландии посредством, например, регулярного приглашения клоуна.

Изменение модально - оценочной направленности в значительной степени может быть осмыслено как воздействие механизмов комического. Комическое выражает мировоззренческие установки человека, опосредованно сказывается на всем его поведении в отношении складывающейся или возможной ситуации, порождаемой субъективной окрашенностью отражения. Комическое оказывает прямое биохимическое воздействие на общее состояние организма, способствуя оптимизации психофизиологического состояния личности.

4.2. Когнитивные и аффективные основания гелозоического механизма комического

Изменение модально-оценочной направленности личности, опосредованной тождеством противоположностей в игровом контексте комического как механизма оптимизации психофизиологического состояния, может быть представлено рядом оснований преимущественно когнитивной, аффективной или когнитивно-аффективной природы. Выделение природы понятия достаточно условно и выражает значительное преобладание того или иного компонента в рассматриваемом явлении или их примерное равенство.

К первой группе оснований изменения модально-оценочной направленности преимущественно когнитивного характера могут быть отнесены следующие: изменение ценностного масштаба предмета через раскрываемые юмором новые связи предмета, опосредованные тождеством противоположностей в игровом контексте; создание значений, альтернативных имеющимся, через возникновения нового смысла, порождаемого значимыми отклонениями от нормативных структурных ожиданий, опосредованных игровой сущностью комического; преодоление кризисов через обретение утраченного смысла происходящего и обретение неожиданных значений мира вещей и значений; предвидение последствий (возможных действий или бездействия), посредством проигрывания на лингво-юмористических моделях, принятия тех или иных решений и выборе оптимального решения в соответствии с заданными критериями управления; закрепление когнитивных механизмов мышления посредством отработки операциональной стороны продуктивных мыслительных процессов.

Ярким примером изменения модально-оценочной направленности средствами комического в различных сферах бытия, в том числе и в университетском образовании, как гносеологической реальности может служить «Конституция философских школ Новосибирского государственного университета» (В. С. Диев). Так в статье 3.6. «Ответы, вопросы и обсуждение», получившей название «Сократическая ирония как оптимальное оружие», подчеркивается, что «лучшим способом выражения отрицательных эмоций по поводу докладчика, участников обсуждений или председательствующего (которые в реальной жизни не могут не возникать) является ирония, высокие образцы которой заданы Сократом в Платоновских диалогах». Анализ данного фрагмента показывает, что в процессе обсуждения, как одной из важных составляющих задействованы когнитивно-аффективные основания комического, способствующие изменению модально-оценочной направленности, через предупреждение и ослабление конфликтов на основе привнесения нового содержания.

Ко второй группе оснований изменения модально-оценочной направленности, преимущественно аффективной природы могут быть отнесены следующие: возникновение эмоционального отстранения как установочной регуляции поведения, основанной на способности комического производить подъем эмоций, ослабление напряжения, и приводящее к достижению катарсиса, проявляющегося в автокоммуникативном смехе (смех над собой, над собственным горем, «смехе сквозь слезы») через придание комической формы содержанию; удовлетворение некоторых блокированных потребностей личности посредством актуализации адаптивно необходимых тенденций и потребностей, посредством социально- приемлемых форм комического; воздействие с целью изменения поведения на неосознаваемые области психики посредством метафоричности и символичности, опосредующих двойственность внутреннего и внешнего содержания комического, что является необходимым и достаточным условием достижения позитивных изменений; порождение эмоционального принятия задачи через возникновение дополнительного интереса к проблеме на основе вне логических форм доказательства и возникновение упреждающего понимания опосредованного гедонистической (наслаждения, удовольствия) функции комического.

Глава 5. «Аксиологический механизм комического» посвящена изучению концептуальных предпосылок данного механизма.

5.1. Нерасторжимость знаковости и социальности в индивидуальном и общественном сознании как аксиологический механизм комического

Комическое представляет собой обобщенное отражение действительности, идеальную форму, выраженную на уровне смыслов, не принадлежащих самому предмету, а выражающих отношение субъекта к значению языковых высказываний, связанных текстов, образов сознания, ментальных состояний и действий. Языковой знак может приобретать бесконечное количество значений, в том числе через комическое. Основным средством при решении задач на смысл являются символы, представляющие по А. Ф. Лосеву объединение «вещи и идеи» и предполагающее единство когнитивного и аффективного опыта. Комические высказывания или целые тексты как символы позволяют незнакомые вещи сделать приемлемыми на уровне сознания личности (войти в соответствующую структуру сознания у М. К. Мамардашвили и А. М. Пятигорского).

В аксиологическом механизме комического реализуется процесс усвоения моделей социального поведения, процесс принятия норм и ценностей на основе интенциональной трактовки понятия смысла (инспирированной концепциями В. Дильтея, Г. Риккерта, М. Вебера, Э. Гуссерля и др.). Характер восприятия произведений искусства (включая комические), оказывает воздействие на процесс восприятия и обогащает духовный мир человека. Комическое, как ярко выраженное эмоциональное отношение к миру, нашло свое отражение в искусстве.

Аксиологический механизм комического в индивидуальном и общественном сознании обусловлен нерасторжимостью знаковости и социальности в комическом и проявляется в сконцентрированных тенденциях, определяющих собой направление необходимого изменения мира, через латентную организацию на основе комических фрагментов произведений мировой художественной литературы и фольклора, выражающих отношение народа к событию, явлению, факту как наиболее широкий и глубокий способ установления связи между внешним миром и субъективным опытом личности, посредством решения задач оценочного характера, с целью выяснения значения и смысла для сегодняшнего бытия.

Основания аксиологического механизма комического проявляются, прежде всего, как оценка, выражающаяся в утверждении или отрицании универсальных ценностей. Социальная память человека в таких формах как «преданья старины глубокой» в виде анекдотов, баек и т.п. позволяет элиминировать онтологическую неуверенность, в которой зачастую протекает реальная жизнь.

В процессе присваивания определенных ориентиров (этических, политических, социальных и т.п.), выраженных в комической форме, происходит становление субъекта как обретение «независимости единичного человека» (Ясперс). Будучи стереотипно воспроизводимыми, комические аспекты коммуникации служат действиями, поддерживающими трансляцию санкционированного коллективного опыта. На основе значений человек согласует свое поведение с системой значений, в результате чего организуется опыт и устанавливается социальная тождественность индивида. В результате чего индивид предъявляет себя обществу как представитель определенной социальной группы. При этом содержание комического всегда сопоставляется с жизненным опытом и связывается с ассоциациями, свойственными субъекту восприятия, зависит от контекста социальной среды и от определенной ситуации, в которой происходит акт восприятия. Открытие личностного смысла позволяет одухотворять окружающий мир. Также следует отметить, что символ является единственным способом, позволяющим незнакомые вещи сделать приемлемыми для нашего сознания, что опосредуется широким применением комических форм в науке.

5.2. Функции аксиологического механизма комического

Аксиологический механизм комического в индивидуальном и общественном сознании обусловлен нерасторжимостью знаковости и социальности в комическом и проявляется в ряде функций: интегрирующей и дифференцирующей; контрольно-оценочной; праксиологической; аккумулятивной. Начнем анализ выделенных функций с интегрирующей и дифференцирующей. Комическое является средством построения и укрепления социальных связей. Также комическое является техникой межличностного управления эмоциями для усиления связей в группе. Существующее противоречие между теориями построения связей и поддержания иерархии в группах разрешается разделением видов комического на агрессивные и доброжелательные (добродушные). При этом насмешка, сарказм способствуют установлению и поддержанию авторитарных отношений. В то время как доброжелательный юмор способствует установлению солидарных отношений. (Robinzon D., Smith-Lovin L.). Дифференцирующая функция комического отмечалась Г. Гегелем, в том, что люди могут смеяться над самыми противоположными вещами. Аналогичную мысль, в более детальной форме, высказывал и В. Г. Белинский, подчеркнув, что смешное для толпы, иногда совсем не смешно для образованного класса общества. Заслуживает внимания осмысление контрольно – оценочной функции комического через призму отношения к данной функции современников тех или иных событий. Проанализируем данное положение на примере античных мыслителей. Так, Тимон (отец Феофаста) говорит в «Силлах» о Сократе:

«Всей чарователь Эллады, искуснейший в доводах тонких,

С полуаттической солью всех риторов перешутивший…».

В данном свидетельстве очевидцев налицо отражение когнитивного и  аффективного оснований комического. Когнитивное основание реализовано в отражении использования комического, как искусства побеждать, на основе доводов «полуаттической соли». Причём, не просто побеждать обычных граждан, а побеждать профессионалов – риторов. Аффективное основание комического проявляется в определении Сократа, как всей Эллады чарователя. Как активный носитель контрольно–оценочной функции с похвалою упоминается Ксенофан Тимоном: «И Ксенофан, Гомеровых кривд бичеватель задорный …» В данном высказывании отражается контрольно-оценочная функция аксиологического механизма комического. Метафора «бичеватель» - отражает контроль и оценку. Эпитет «задорный» - аффективная составляющая, носящая оттенок явного авторского одобрения. Осмеяние, согласно Лукиану, восходит к истокам древней «вакхической свободы», санкционированной традициями вольности комедиографов или философов - киников. Критический оценочный потенциал киников служит отнюдь не идеалам аскетизма. Кинизм основывается на интерпретации духовной свободы, как способа адаптации невостребованного маргинального интеллектуала. Не лишены комического окраса и метафоры, которыми обменивались мыслители античности, выражая своё отношение к той или иной теории. Так, Эпикур называет Гераклита - мутителем воды, Демокрита – Пустокритом. Не смотря на то, что, на когнитивном уровне мы не разделяем критическое воззрение в отношении данных авторов Эпикура, не могу не отдать должное производимому рассматриваемыми метафорами аффективному восприятию. Невольно возникает смех от точности передачи ключевых положений концепций Гераклита и Демокрита.

Социальные способы и формы осмеяния связаны с особенностями национального характера, быта, культуры, традиций. Выявляя основания комического в механическом копировании природы, сосредотачивая внимание на форме, можно выявить несовершенства индивидуального или общественного сознания и поведения. Использование образов животных с этой целью имеет глубокие корни в человеческой культуре. Так, например, многие сатирические журналы в России носили и носят названия из мира животных: «Бегемот», «Крокодил», «Комар», «Стрекоза», «Трутень», «Оса», «Скорпион», «Шмель», «Ёж» и др. Таким образом, мы можем констатировать, что комическое является формой бытования в культуре.

Контрольно-оценочная функция комического, является архаическим образованием, и тот факт, что данная функция не только сохранилась, но и активно реализуется и в наше время является свидетельством ее значимости. Комическое служит орудием социализации личности.

Переходя к анализу праксеологической функции комического, отметим, что она основывается на опосредованном воздействии культуры на практическую деятельность людей, определение их социальных целей и идеалов, выбор средств индивидуальных и массовых действий. Часть культуры основывается на латентной организации через комические фрагменты произведений мировой художественной литературы и фольклор, выражающий отношение народа к событию, явлению факту, как наиболее широкий и глубокий способ установления связи между внешним миром и субъективным опытом личности посредством решения задач оценочного характера с целью выяснения значения и смысла для сегодняшнего бытия. 

Онтологический статус аккумулятивной функции комического определяется тем, что комическое опосредует восхождение на уровень символического восприятия. Комическое развивает способность взаимодействия с миром на уровне смысла, ценностно-нравственных категорий.

В заключении обобщаются результаты диссертационного исследования, намечаются дальнейшие перспективы его углубления.

Основное содержание диссертации отражено в публикациях

Статьи в журналах рекомендованных ВАК

  1. Мусийчук М. В. Когнитивные механизмы юмора в структуре комического // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2010. Т. 8. вып.  2. – С. 48 – 52.
  2. Мусийчук М. В. Нерасторжимость знаковости и социальности в индивидуальном и общественном сознании как аксиологический механизм юмора // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2009. Т. 7. вып. 2. С. 31 – 35.
  3. Мусийчук М. В. Коммуникативный механизм юмора через призму приема остроумия «ирония» // Гуманитарные науки в Сибири, 2009. № 1. С. 68 – 72.
  4. Мусийчук М. В. О гносеологической функции остроумия или остроумие как «играющее суждение» // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2008. Т. 6. вып. 3. С. 45 - 49.
  5. Мусийчук М. В. Понимание имплицитного смысла как основа креативного механизма юмора // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2007. Т. 15. вып. 1. С. 22 – 26.
  6. Мусийчук М. В. Аксиологическая функция юмора // Вестн Томск. гос. ун-та. 2007. Вып. 295.  № 2. С. 91 – 94.
  7. Мусийчук М. В. Юмор в образовании // Философия образования. Новосибирск, 2006. С. 221 – 224.
  8. Мусийчук М. В. Гносеологический подход к пониманию природы юмора // Проблемы филологии, истории, культуры. Магнитогорск: МаГУ, 2006. Вып. 17. С. 481 – 489.
  9. Мусийчук М. В. Специфика взаимосвязи смыслового содержания и словесной формы в процессе порождения юмористических высказываний // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2005.  Т. 3. вып. 1. С. 62 – 68.
  10. Мусийчук М. В. Юмор развивает творчество // Профессиональное образование. 2005. № 4. С. 9.
  11. Мусийчук М. В. О сходстве приемов остроумия и механизмов построения парадоксальных задач // Вопросы психологии. 2003. № 6. С. 99 – 105.

Монографии

  1. Мусийчук М. В. Когнитивные механизмы юмора. Монография. - Магнитогорск: МаГУ. – 2010. – 192 с.
  2. Мусийчук М. В. Роль иронии в освоении евангельских крылатых выражений // От языковой картины мира средневекового славянина к современной русской языковой картине мира. Монография. - Магнитогорск: МаГУ, 2007. – С. 207 – 219. (В соавт.)
  3. Мусийчук М. В. Психолого-педагогические проблемы юмора. Монография. - Магнитогорск: МаГУ. - 2004. - 144 с.
  4. Мусийчук М. В. Юмор как основа развития интеллектуальной активности. Монография. - Магнитогорск: МаГУ. - 2005. – 235 с.

Свидетельства об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий»

  1. Мусийчук М. В. Электронный учебно-методический комплекс «Механизмы юмора». [Электронный ресурс]: [интерактив. учеб. метод. комплекс]. – Электрон. дан. и прогр. – Магнитогорск: МаГУ, 2008. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). Сист. требования: ПК Pentium, Windous 2000, Front Page 2003. – Загл. с экр.  – Свидетельство об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий» № 10138 от 28. 02. 08 г.
  2. Мусийчук М. В. Проблемы юмора: библиографический указатель по социальным и гуманитарным наукам с информационно-поисковым тезаурусом. [Электронный ресурс]: [интерактив. учеб. метод. комплекс]. – Электрон. дан. и прогр. – Магнитогорск: МаГУ, 2007. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). Сист. требования: ПК Pentium, Windous 2000, Front Page 2003. – Загл. с экр. – Свидетельство об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий» № 10140 от 28. 02 08 г.
  3. Мусийчук М. В. Эффективное развитие творческих способностей на основе креативного механизма юмора. [Электронный ресурс]: [интерактив. учеб. метод. пособие]. – Электрон. дан. и прогр. – Магнитогорск: МаГУ, 2008. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). Сист. требования: ПК Pentium, Windous 2000, Front Page 2003. – Загл. с экр.  – Свидетельство об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий» № 10173 от 11. 03 08 г.
  4. Мусийчук М. В. Электронный учебно-методический комплекс «Методологические основы психологии в принципах категориях, парадигмах». [Электронный ресурс]: [интерактив. учеб. метод. комплекс]. – Электрон. дан. и прогр. – Магнитогорск: МаГУ, 2007. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). Сист. требования: ПК Pentium, Windous 2000, Front Page 2003. – Загл. с экр. – Свидетельство об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий» № 10172 от 11. 03 08 г.
  5. Мусийчук М. В. История психологии в концепциях о душе, сознании и поведении (электронный учебно-методический комплекс). [Электронный ресурс]: [интерактив. учеб. метод. комплекс]. – Электрон. дан. и прогр. – Магнитогорск: МаГУ, 2007. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). Сист. требования: ПК Pentium, Windous 2000, Front Page 2003. – Загл. с экр. – Свидетельство об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий» № 9284 от 05. 10. 07 г. 28,1 МБ.
  6. Мусийчук М. В. Электронный учебно-методический комплекс «Психология креативности» [Электронный ресурс]: [интерактив. учеб. метод. комплекс]. – Электрон. дан. и прогр. – Магнитогорск: МаГУ, 2008. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). Сист. требования: ПК Pentium, Windous 2000, Front Page 2003. – Загл. с экр. – Свидетельство об отраслевой регистрации разработки в ОФАП ФГНУ «Госкоорцентр информационных технологий» № 10139 от 28. 02. 08 г.

Учебные пособия и методические материалы

  1. Мусийчук М. В. Развитие креативности или Дюжина приемов остроумия. -  Магнитогорск: МаГУ, 2008. – 248 с.
  2. Мусийчук М. В. Проблемы юмора: библиографический указатель по социальным и гуманитарным наукам с информационно-поисковым тезаурусом. - М.: ВНТИЦ, 2008. - №  50200800540.
  3. Мусийчук М. В. Электронный учебно-методический комплекс «Механизмы юмора». - М.: ВНТИЦ, 2008. - №  50200800538.
  4. Мусийчук М. В. Эффективное развитие творческих способностей на основе креативного механизма юмора. - М.: ВНТИЦ, 2008. - №  50200800584.
  5. Мусийчук М. В. Философские и психолого-педагогические подходы к природе и сущности понятия «юмор». - Магнитогорск: МаГУ. - 2005. – 84 с.
  6. Мусийчук М. В. Полифункциональность юмора как основа развития интеллектуальной активности. - Магнитогорск: МаГУ. - 2005. – 84 с.
  7. Мусийчук М. В. Развитие творческого воображения, или «Дюжина приемов остроумия и кое - что в придачу» (учебное пособие). - Магнитогорск: изд-во Магнитогорского гос. университета. - 2003. – 196 с.
  8. Мусийчук М. В. Приемы остроумия в схемах и таблицах: Методические указания к спецкурсу «Психология креативности». - Магнитогорск: МаГУ. - 2003. – 51 с.
  9. Мусийчук М. В. Дюжина приемов остроумия и кое-что в придачу (учебно-методическая разработка). - Магнитогорск: изд-во Магнитогорского  гос. пединститута. 1998. – 27 с.

Статьи и  материалы докладов

  1. Мусийчук М. В. Юмор в диалоге культур через призму Федерального конкурса по подготовке международной встречи детей «Россия – Италия» // Философия – детям. Диалог культур и культура диалога: Материалы третьей международной научно - практической конференции. 4 – 7 июня 2008 г. Москва. – М.: Гуманитарий, 2008. – С. 196 – 198.
  2. Мусийчук, М. В. Аксиологическая функция юмора как отражение индивидуального смысла в культуре // Психология индивидуальности. Материалы II Всероссийской конференции. – М.: ИД ГУ ВШЭ, 2008. – С. 329 – 330.
  3. Мусийчук М. В. Форма как основа смыслового восприятия юмора при обучении философии. Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IY Российского философского конгресса (Москва, 24 – 28 мая 2005 г.): В 5 т. Т. 4. – М.: Современные тетради, 2005. – С. 667 – 668.
  4. Мусийчук М. В. Исследование функций юмора на уровне обыденного сознания личности // Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения – 2005» / СПб.: Издательство С. – Петербургского университета, 2005. – С. 586 – 588.
  5. Мусийчук М. В. Онто-гносеологические основания понятий «комическое», «юмор» и «остроумие» в концепциях различных наук // Вестник МаГУ: периодический научный журнал. – Вып. 7. Магнитогорск: МаГУ, 2005. – С. 137 - 143.
  6. Мусийчук М. В. Полифункциональность юмора в языковой игре как основа развития интеллектуальной активности // Вестник МаГУ: периодический научный журнал. – Вып. 7. Магнитогорск: МаГУ, 2005. – С. 349 – 354.
  7. Мусийчук М. В. Психолого-педагогические основания подготовки учащихся к углубленному восприятию философии // Философия – детям. Материалы первой международной научно-практической конференции. 27 – 29 января 2004 г. - г. Москва. – М.: Прометей, 2005. – С. 123 – 124.
  8. Мусийчук М. В. Когнитивная ценность юмора для развития интеллектуальной активности // Ценности интеллигибельного мира: Сб. материалов регион. науч. конференции. Вып. 1. - Магнитогорск: МГТУ, 2004. - С. 155 – 163.
  9. Мусийчук М. В. Юмористические парадоксы как языковые формы существования когнитивных кризисов // Кризис как иррациональное явление. Сборник материалов межвузовской научной конференции. Вып. 3. – Магнитогорск: МГТУ, 2004. – С. 35 – 39.
  10. Мусийчук М. В. Аксиологический механизм юмора при решении ценностно-нравственных задач в индивидуальном и общественном сознании // Профессионализм и творчество. Вып. 2. – Магнитогорск:  МаГУ, 2004. С. 115 – 125.
  11. Мусийчук М. В. О семантическом сходстве приемов остроумия и задач-головоломок // Наука на современном этапе: проблемы и решения Межвузовский сборник научных трудов. - М.: Компания Спутник +, 2003. – С. 66 – 71.
  12. Мусийчук М. В. Функциональная составляющая приема остроумия «сравнение» // Наука на современном этапе: проблемы и решения: Межвузовский сборник научных трудов. - М.: Компания Спутник +, 2003. – С. 71 – 73.
  13. Мусийчук М. В. Порождение нового смысла в процессе восприятия юмора как основа развития интеллектуальной активности // Актуальные проблемы современной науки: Сб. статей 4-й Международной конференция молодых ученых. Социальные и гуманитарные науки. Часть 32: Психология. - Самара: Изд-во СамГТУ, 2003. С.
  14. Mussiychuk M. V. Humor as an effective means of developing motivation for creations // 8th International Conference on motivation. Abstracts. Moscow, June 12 – 15, 2002. - M.: 2002.
  15. Мусийчук М. В. Функционально-семантическая составляющая приемов остроумия «намек» и «двойное истолкование» // Наука на современном этапе: проблемы и решения: Межвузовский сборник научных трудов. - М.: Компания Спутник +, 2002.  С. 40 – 45.
  16. Мусийчук М. В. Ирония как основа компенсаторно-защитного механизма личности // Наука на современном этапе: проблемы и решения: Межвузовский сборник научных трудов. - М.: Компания Спутник +, 2002. С. 40 – 45.
  17. Мусийчук М. В. О когнитивной функции приёмов остроумия // Наука рубеже веков. История. Филология. Педагогика. Сб. научных статей. СПб.: Нестор, 2001. С. 85 – 87.
  18. Мусийчук М. В. Аффективно-когнитивная модель развития творческих способностей // Ежегодник Российского Психологического Общества. Психология и практика. – Ярославль, 1998.  Вып. 2. С. 145 – 146.

Цит. по: Holm T. Humor Theories // Truman State University: URL.: http://www/ Truman/edu/-todd/JINSCourse /HumorTheories.-html.-15.04.02.

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов / Ред. и авт. вступ. ст. А. Ф. Лосев; Пер. с древнегр. М. Л. Гаспарова. – М.: Изд-во «Мысль», 1998. –. С. 337.

Серен Кьеркегор. Жизнь. Философия. Христианство / Сост и пер. с англ. И. Басс. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. (Об иронии С. Кьеркегора. О  его докторской диссертации «О понятии Иронии с постоянным обращением  к Сократу»).

Гусейнов А.А. Философские заметки // Вопросы философии, 2009. № 10. С.5.

В. Я. Пропп, В. Н. Вакуров, П. В. Коржева, С. И. Походня, М. А. Багдасарян и др.

И. В. Арнольд, В. И. Грицутенко, А. В. Карасик, А. В. Луганская, М. В. Хардина и др.

А. Г. Балыберзин, Е. А. Бондаренко, А. Э. Берген, А. А. Грибовская, Р. И. Жуковская, Т. В. Иванова, Н. Ф. Кузнецова и др.

С. А. Кожевникова, С. А. Лукьянов, К. П. Щепина, Н. М. Ротанова, М. В. Панов, Л. Е. Стрельцова

Д. А. Абдурагимова, В. Н. Вакуров, С. А. Голубков, Г. А. Жиличева, Л. А. Казакова, В. М. Капацинская, А. А. Капелюшный, Л. В. Кучера Бози, В. С. Монаков, Б. Тренкле и др.

Лобовиков В. О. Метафизическая эпистемология как формальная аксиология (дискретная математическая модель метафизической онтологии и гносеологии) // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. 2003. № 4. С. 41 – 56.

Staley R., Derks P. Structural Incongruity and Humor Appreciation // Humor: International Journal of Humor Research. – Berlin / New York: Mouton De Gruyter, 1995. - № 2. – P. 97 – 134.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.