WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Социально-философский анализ трансформации государственно-конфессиональных отношений в Республике Калмыкия

Автореферат докторской диссертации по философии

 

    На правах рукописи

 

 

ПОКАНИНОВА ЕЛЕНА БОРИСОВНА

 

 

 

Социально-философский анализ трансформации государственно-конфессиональных отношений в Республике Калмыкия

 

Специальность 09.00.14. – философия религии и  религиоведение

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой степени

доктора философских  наук

 

Москва-2012

Работа выполнена на кафедре государственно-конфессиональных отношений  Российской академии  народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Научный консультант:                  доктор исторических наук, профессор

Васильева Ольга Юрьевна

Официальные оппоненты:            доктор философских наук, профессор

Глаголев Владимир Сергеевич

                                                          доктор философских наук, профессор

Аринин Евгений Игоревич

доктор философских наук, профессор

Наднеева Кермен Анджукаевна

 

Ведущая организация: Российский государственный гуманитарный университет.

Защита состоится «____» _____ 2012 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д-504.001.11 в Российской академии  народного  хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, г. Москва, пр-т Вернадского, 84, __ учебный корпус, ауд. _____.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии  народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Автореферат разослан «___» ________20__ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

                          Семедов С.А.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. На протяжении всей мировой истории религиозный фактор оказывал серьезное влияние на политические процессы, происходящие в обществе. Причиной этого является, на взгляд диссертанта, сходность функций религии и политики.

В данном воздействии выделяются две важнейшие функции, регулятивная и интегративная, которые  присущи как  политике, так и    религии. Политика призвана обеспечивать целостность общественной системы, стабильность и общественный по­рядок, регулировать отношения между людьми и общественными группа­ми, сглаживать возникающие противоречия. Сходные  функции выпол­няет и религия. Политика реализует названные функции нередко в инте­ресах определенных слоев населения или всего общества в целом. То же самое делает религия.

В современной,  динамично развивающейся России проблемы государственно-конфессиональных отношений  в регионах приобретают особую актуальность. В мире происходит усиление региональной интеграции,  и в этой связи открываются новые возможности для России. С другой стороны, и миру интересен региональный опыт нашей страны. Ведь Россия по своему региональному разнообразию является самой оригинальной страной в мире, у неё нет аналогов. В то же время каждый отдельно взятый регион России такой аналог имеет. Например, российскому северу близка Аляска, северные районы Канады. Кемеровской области соответствуют промышленный Рур в Германии, Эльзас-Лотарингия во Франции. Густонаселенные регионы Северного Кавказа схожи по своим проблемам с рядом  южноамериканских государств и т.д. То есть аналоги субъектов России разбросаны по всему миру. Но это не значит, что нужно слепо подражать зарубежному опыту, у России свой путь развития, и использовать чужие успехи и промахи можно, лишь преломляя их через призму собственного самосовершенствования.

Государственно-религиозные или государственно-конфессиональные отношения  представляют собой отношения государства с религиозными институтами и неинституциональными субъектами религиозной деятельности, включая отдельных людей. Поэтому известный исследователь Е.А. Островская  предлагает  различать два рода структур религиозной деятельности: институциональные и неинституциональные

Религиозные институты представляют собой консолидированные объединения верующих, связанных между собой целостной системой религиозных отношений, для которых характерно единство трех сторон: вероучения, обрядности и организации, а точнее — ролевых взаимосвязей, в которых выступают верующие и их лидеры.  Неинституциональные структуры религиозной деятельности внешне слабо оформлены, им подчас несвойственны какие-либо объединения верующих. Это может быть богоискательская среда, их неформальные объединения.

В настоящей работе под  государственно-конфессиональными отношениями диссертант понимает  совокупность исторически складывающихся и изменяющихся форм взаимосвязей между институтами государства и религиозными институциональными образованиями.

«В современном российском обществе в результате системного кризиса, затронувшего все сферы жизни общества, проявляется рассогласование интересов, установок и действий различных общественных сил, приводящее к дестабилизации общественной и индивидуальной жизни, подрыву нравственных устоев и традиций, общей дегуманизации отношений. Традиции свободы совести и процессы секуляризации в нашем обществе имеют своеобразное наполнение, так как на практике часто испытывали силовое и деструктивное вмешательство. В результате современная веротерпимость и идеологический плюрализм существуют в атмосфере отсутствия системных религиозных знаний у большинства населения и аморфности общественного и индивидуального сознания при сниженной критичности информации, что сопровождается кризисом базовых ценностей.

В противовес этим разрушительным процессам в сознании активной части общества формируются представления о возможных путях преодоления кризиса и способах, оптимально пригодных для этого. …Включение позитивных ресурсов религиозности в потенциал развития социального государства, в достижение баланса личных и общественных интересов может рассматриваться как перспектива гуманизации и гармонизации общественных отношений», - пишет О. Ф. Лобазова

Новейшая история Российского государства показала, что религиозная жизнь регионов, в которых титульные народности исповедуют буддизм, протекает в рамках традиции межэтнического и межконфессионального мира с доминантой толерантности. В условиях, когда «…Религиозный фактор — это, прежде всего, идеи, принципы, которые положены в основу той или иной политической программы» , когда построение государственно-конфессиональных отношений и зависит от государственных интересов,  и опирается на концепции и учения  самих  религиозных конфессий, исследование опыта буддизма, обладающего устоявшейся и четко выстроенной социально-политической доктриной, на наш взгляд, актуально и необходимо.

Культура, как система общечеловеческих достижений и ценностей (и национальная культура в особенности), может быть определена как пространственно-временная жизнь и аксиологические ориентации народов, организованные особым образом  в ходе истории. Что же касается особенностей отдельных национальных культур, то они проявляются в специфике, в жизни каждого отдельного народа во времени и пространстве, и в особой иерархии содержательных и психологических ценностей внутри структуры ценностей каждой культуры, а также в отличительных чертах и характере национального менталитета. Такое толкование культуры нисколько не противоречит пониманию того, что складывается и общая культура человечества, но она складывается именно как многоликая культура. Поэтому сохранение многообразия локальных культур выступает необходимым условием для культурной интеграции, ибо признание противонаправленных тенденций как равных (движение к единству и движение к многообразию) является основой для диалога в условиях изменяющейся среды. Интенсификация контактов между культурами и народами не всегда приводит к желаемой интеграции, напротив, порождает противоречия и усиливает стремление к дифференциации, выстраивает новые уровни иерархии, новые образы мирового единства человечества.

Несомненно, что в культурном развитии не последнюю роль играют религиозные верования, длительное время бывшие институциональной основой культуры. Та роль, которую сыграли религиозные системы в становлении европейской, восточной и других цивилизаций, различных этнических групп, населяющих нашу страну, и российского общества в целом, определяет присутствие религиозной культуры, пусть в снятом, переосмысленном, светском виде, в современной высокой, народной и личной культуре.

В то же время религиозные верования остаются актуальной жизненной программой для заметной части населения современной России. Более того, после десятилетий господства атеизма, периодически переходившего в террор по отношению к верующим согражданам, в России начался процесс

институционализации свободы совести, что создает благоприятные условия для повышения значимости религиозных верований в качестве либо альтернативных, либо сосуществующих светским концепциям личных и общественных стратегий.

Южный федеральный округ является не только самым многонациональным регионом нашей страны, но и отличается сложной конфессиональной картиной.  На настоящий момент в нем  зарегистрировано 3275 религиозных организаций.

  Конфессиональное пространство региона можно условно разделить на следующие основные части: 40% - религиозные организации Русской православной церкви (РПЦ); 30% - религиозные организации мусульман; 26,5% - протестантские организации , 3% - буддисты и иудеи, 0,5% - НРД и другие религиозные течения.

Следует отметить, что на политические процессы в Южном Федеральном округе оказывает существенное влияние национальная политика. Сегодня религиозный фактор в субъектах Федерации Южного федерального округа является самостоятельной реальностью, т. к. за ним стоят геополитические, политические, экономические и социальные интересы. Как показала практика, подъем религиозного самосознания сопряжен не только с положительными факторами возврата к традициям, роста национального и культурного самоуважения, но и с отрицательными: разжиганием национальной вражды, конфликтов, социальных и национальных взрывов.

Увеличение мусульманского населения в регионах Юга России (в том числе и за счет интенсивных миграций), рост числа  мусульманских организаций способствуют укреплению роли ислама как социальной силы – одного из значительных регуляторов общественных отношений. События 90 гг. прошлого века и начала нынешнего столетия продемонстрировали, по нашему мнению, несколько тенденций влияния ислама на общественно-политическую ситуацию в регионе.

В условиях поликонфессиональности  современной  России, в свете угрозы религиозного экстремизма, попыток создания  в 90-х годах теократических государств на территории соседних республик - Дагестана и Чечни, - рассмотрение опыта Калмыкии, которая,  будучи поликонфессиональной, в  условиях  кризиса 90-х годов прошлого века, сумела сохранить     межрелигиозный и межэтнический мир,  является актуальным.

  1. Степень научной разработанности проблемы

Государственно-конфессиональные отношения рассматривались религиозными деятелями, теологами, философами, историками, социологами. При обращении к рассматриваемой теме особенно ценно научное наследие философов,  социологов и историков, как отечественных, так и зарубежных, представляют  особый интерес труды отечественных религиоведов, посвященных анализу религиозной ситуации в различных регионах России.

  1. Общие философские и методологические проблемы исследования религии получили разработку в трудах В. И. Гараджи, Д. М. Угриновича, И. Н. Яблокова, Ю. А. Кимелева, О. Ю. Васильевой, В.С.Глаголева,  Е. А. Аринина и др. В этих работах были заложены основы методологических и социально-философских аспектов представлений о сущности религии, а также конкретно-исторических проявлений этого феномена.

 Если социологическое изучение религии с функциональных позиций, содержащее в «снятом виде» и характеристику государственно-конфессиональных отношений, представлено в трудах классиков социологии и философии  Т.Гоббса, О.Конта, Г.Спенсера Э.Дюркгейма, Г.Зиммеля, К.Манхейма, Р.Мертона, М.Вебера. , то институциональные аспекты деятельности в сфере религии с позиций структурно-функционального анализа рассматривали известные социологи К.Леви-Стросс, П.Сорокин и др. Для определения сущности институциональных регуляторов государственно-конфессиональных отношений важен анализ различных точек зрения на понимание социальных институтов в целом, что отражено в работах  ученых-классиков  Т. Веблена , М.Олсона , О.Уильямсона , Представляют определенный научный  интерес также исследования  современных социологов   Н. Аберкромби, С.Б.Тернера, П. Бергера, Т.Лукмана, С. Г. Кирдиной, и др.

Важное значение для данного  диссертационного исследования имеют работы авторов,  посвященные философско-социологическому анализу религии М. П. Мчедлова , М.Г.Писманика , С.Сафронова , Д.Е.Фурмана , Д.М.Угриновича , И.Н.Яблокова и др.

Различным аспектам конституционно-правового регулирования свободы совести в Российской Федерации, а также изучению государственно-конфессиональных отношений в России посвящали свои работы известные религиоведы  Н.А.Трофимчук , В.Н.Савельев . В настоящее время данную тематику разрабатывают С.А.Авакьян, С.А.Бурьянов, О.Ю.Васильева, Г.В.Воронцов, А. Ю. Григоренко, Л.И.Григорьева, П.Н.Дозорцев, М.А.Жеребятьев, Л. П. Жилич, А.Г.Залужный, З.В В.Калиничева, В.В.Клочков, А.В.Колодин, С.В.Костарев, М.Н.Костиков, Г.А.Крылова, В.А.Куроедов, Т.А.Кудрина, А.И.Кудрявцев, М.Н.Кузнецов, А.Н.Лещинский, А.С.Ловинюков, А.В.Логинов, Г.П.Лупарев, Е.М.Мирошникова, С.А.Мозговой, Л.А.Морозова, Ф.Г.Овсиенко, М.И.Одинцов, Н.Л.Пушкарев, A.В.Пчелинцев, Ю.А.Розенбаум, Ф.М.Рудинский, Ю.С.Савенко, Ю.В.Тихонравов, Г.Г.Черемных, М.А.Шапиро, М.О.Шахов, А.Б.Юнусова, А.В. Малашенко и др.

В рамках диссертационного исследования особенно важным является изучение виляния доктринальных и философских учений мировых религий –христианства и буддизма на построение государственно-конфессиональных отношений в Республике Калмыкия. 

  1. В данной связи докторант  опирается на  работы авторов, рассматривающих  историю распространения буддизма в России: историков И.Я. Златкина , Н.Н. Пальмова , современного исследователя проф. Е.С. Сафроновой   Диссертант обращается к  исследованиям буддологов И.П. Минаева , О.О. Розенберга ,  В.И. Рудого , Щербатского Ф.И. ,  Т.В. Ермаковой, Е.П.Островской, современных ученыхВ. Б. Касевич , В.Г. Лысенко , К. А. Наднеевой ,  Т.В. Бернюкевич и др.

Отечественная социологическая наука в последнее время также начинает обращаться к проблеме государственно-конфессиональных отношений, но пока не как к самостоятельной проблеме, а в контексте изучения отношения разных групп населения к религии, оценок её значимости для современного общества.

Актуальны проблемы взаимодействия религиозных общностей и государства, в частности, при осуществлении благотворительных акций.  В связи с этим в СМИ и  в научной литературе поднимаются такие вопросы, как правовые аспекты  разнообразных форм  и видов сотрудничества в социальной сфере, проблемы и перспективы социального служения и т.п. Этому уделяется внимание в работах Иваненко С.И., Новикова М.Л. и др., также данные вопросы обсуждаются на круглых столах и конференциях.

Обращаясь к теме построения в религиозных организациях службы по связям с общественностью, диссертант опирается на новейшие  разработки в данной области.

Цель исследования: анализ сущности и специфики институциональных регуляторов государственно-конфессиональных отношений в Калмыкии,  влияние на их формирование философских учений буддизма и христианства, состояния и динамики этих отношений в основных сферах социально-политической и культурной жизни.

Задачи исследования:

- анализ историографии по теме диссертации;

- осуществление понятийного анализа спектра государственно-конфессиональных отношений и  определение понятия «государственно-конфессиональные отношения»;

- раскрытие основных параметров  состояния религиозной ситуации в России и детерминирующих ее факторов;

- выделение институциональных механизмов регулирования государственно-конфессиональных отношений в России, их трансформации в XX веке;

- характеристика факторов динамики государственно-конфессиональных отношений, определение ее видов и их соотношения в регионах распространения буддизма в стране;

- выявление религиозной ситуации в  Калмыкии, состояния и проблем государственно-конфессиональных отношений в республике;

- исследование социально-политических факторов, определявших взаимодействие между государством и основными конфессиями в Республике Калмыкия;

- определение  перспективных направлений и методов государственной политики в сфере оптимального взаимодействия  государства с основными конфессиями Республики Калмыкия.

Объект исследования: государственно-конфессиональные отношения в Республике Калмыкия.

Предмет исследования: сущность и состояние государственно-конфессиональных отношений в современной Калмыкии, институциональные механизмы их регулирования.

Гипотеза исследования: Результаты исследования   истории и современного состояния  в России мировых религий  и их взаимодействия позволят построить  оптимальную новую модель государственно-конфессиональных отношений на основании обобщения исторического опыта,  положительных результатов  совместной практической деятельности органов власти и религиозных организаций в Республике Калмыкия и смежных с ней  российских регионов.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Построение государственно-конфессиональных отношений в Российской Федерации на современном этапе развития  в условиях  роста национального  и духовного самосознания – нравственный императив современного российского общества, основыванный на духовном потенциале и традициях  народов России.
  2. Нормативная трактовка социальных институтов дает возможность рассмотрения их как механизма упорядочения государственно-конфессиональных отношений. Светские нормы определяют права и обязанности всех субъектов отношений, а законы устанавливают как равенство, так и неравенство сторон. Религиозные нормы оказывают значительное влияние на сознание и жизнь верующих, устанавливая, как верующие должны относиться к государству и обществу. Сложность и противоречивость институциональной регуляции исследуемых отношений обусловлена тем, что у религиозных общностей  действия обусловлены особенностями мировоззрения, регулировать которое практически невозможно.
  3.  Назрела необходимость изменения российского законодательства  в связи с тем, что влияние религиозных организаций распространилось на новые публичные сферы, требующие государственно-правового регулирования: вооруженные силы, систему образования, пенитенциарную систему и др.
  4. Религиозные системы претендуют на тотальность, т.е.  на всеохватность сфер человеческой жизни и деятельности. Поэтому в религиях переплетаются позитивные ценности и устремления с конфликтогенными факторами, коренящимися в фундаментализме, периодически возрождающемся противопоставлении «правоверных» «неверным», религиозных концептах духовной испорченности земного мира, борьбы за него Бога с силами зла, с которыми, зачастую, в глазах фундаменталистов ассоциируются иноверцы и светские люди. Подобная коллизия в современном мире предполагает, во-первых, укоренение принципов светского государства и свободы совести, что подразумевает: а) признание религии частным делом каждого конкретного человека;  б) отказ государства и общества от следования в своей деятельности религиозным концепциям и смыслам;  в) неукоснительное соблюдение во взаимоотношениях человека с государством правовых принципов и равенства всех религий перед законом;  г) развертывание межконфессионального диалога, при соблюдении правила автономности религиозных организаций от государства; во-вторых, религиоведческим образованием, направленным на светское обоснование толерантности в отношении как разнообразных групп верующих, так и неверующих граждан.
  5. Реализация научно-обоснованной  модели  государственно-конфессиональных отношений в буддийских  регионах  Российской Федерации, включающей ряд положений  социально-политической доктрины буддизма,  позволяет снизить  конфликтогенность в условиях поликонфессионального региона.
  6. Продолжение философского исследования государственно-конфессиональных отношений в Калмыкии включает  анализ трех аспектов: во-первых, раскрытие функций и возможностей принципов и норм права, зафиксированных в соглашениях между государством и религиозными объединениями, и в государственных нормативных актах, во-вторых, объективно обоснованной картины состояния и динамики государственно-конфессиональных отношений, проявляющейся на субъективном уровне, то есть в содержании мнений, позиций сторон данных отношений, в третьих, в исследовании влияния   доктринальных и  современных философских учений мировых религий на процессы государственно-конфессиональных отношений в рассматриваемом регионе. 

Теоретические и методологические основы исследования. Теоретической основой является критическое осмысление доктринальных и социально-политических учений различных религиозных организаций, а также  обобщения применения федерального и регионального  законодательства в сфере регулирования государственно-конфессиональных отношений.

В качестве теоретических оснований выступили труды, идеи и концептуальные положения отечественных и зарубежных философов, социологов, религиоведов, культурологов и т.д.  В диссертации использованы работы отечественных и зарубежных исследователей религии, тексты священных писаний мировых религий, официальные документы  религиозных организаций.

  1. Методология работы  основана на общих принципах философского исследования – объективности, системности, комплексности анализа. Необходимым ориентиром при разработке проблемы явились достижения современных философских направлений, в первую очередь, философии религии и  социальной философии в целях определения сущностных характеристик межрелигиозных отношений  и исследования эволюции этических учений мировых религий. Кроме того, в отдельных своих положениях исследование опирается на методы социологического анализа, также плодотворно применяющегося в религиоведении.

Теоретико-методологической основой исследования служат принципы историзма, развития, системности, детерминизма. Исследование строилось на основе системного подхода, что позволило скомпоновать материал в хронологической последовательности, выделить для анализа наиболее важные события и явления, касающиеся  основных уровней взаимодействия органов государственной власти и религиозных организаций. Применение методологии истории, социологии, права позволило глубже изучить проблематику исследования.

Структурно-функциональный подход позволил более четко представить основные теоретические построения проблемы, структурно-логические связи проявления государственно-конфессиональных отношений.

Логико-исторический метод позволил рассматривать предмет  исследования в реальном  историческом и современном  пространстве и во времени, проанализировать явления в различных временных плоскостях, способствовал рассмотрению государственно-конфессиональных процессов в Республике Калмыкия, их  эволюции.

С помощью сравнительного метода удалось выявить общие тенденции, имевшие место в развитии исследуемого феномена, а также обратить внимание на его специфические особенности.

Существенное значение в рамках диссертационного исследования имел нормативный подход, поскольку одной из важнейших категорий источников являлись законодательные акты и нормативные документы.

Эмпирическая база исследования. В диссертационной работе исследованы несколько групп документов:

  1. Политико-правовые акты, имеющие нормативный характер: Конституция Российской Федерации, Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», иные законы и подзаконные акты федерального уровня;
  2. Международные документы по вопросам регулирования государственно-конфессиональных отношений и аналитические отчеты российских представительств международных фондов
  3. Материалы Федерального Собрания Российской Федерации,
  4. Материалы Федерального архива,  Национального Архива Республики Калмыкия.
  5. Официальные программные документы конфессий в современной России и  уставные и программные документы общественных и религиозных  объединений и движений Республики Калмыкия;
  6. Статистические данные Управления Госкомстата Республики Калмыкия

 В диссертации использованы материалы из  личного архива диссертанта: рассказы духовных и светских лиц, в разные годы работающих и служащих в Калмыкии, а также членов буддийских, православных, мусульманских, католических и протестантских общин Республики Калмыкия, почерпнутые в ходе личной переписки и бесед с участниками государственно-конфессиональных отношений.

Теоретико-методологический анализ государственно-конфессиональных отношений опирается на результаты самостоятельных эмпирических исследований, проведенных диссертантом в 2008-2011 годах, посвященных выявлению анализу конфессиональной идентичности населения региона, а также мнений представителей религиозных общин различной конфессиональной принадлежности и экспертов о состоянии религиозной ситуации в Республике Калмыкия и отношений между государством и религиозными объединениями. В  исследовании использовались 3 основных метода: анализ документов, анкетный и экспертный опросы. В нем приняли участие 600 представителей религиозных конфессий, в том числе их руководители, а также 7 экспертов.

В эмпирическую базу вошли материалы социологических исследований, проведенных информационно-аналитическим отделом Администрации Президента Республики Калмыкия с участием автора; результаты социологических исследований отдела социально--экономических исследований Калмыцкого института гуманитарных и прикладных исследований, обобщения  личных наблюдений автора и  опыта практической работы в качестве Советника Президента (Главы) Республики Калмыкия по связям с общественностью и международному сотрудничеству. 

Диссертант опирается также  на данные следующих социологических исследований: 1. «Власть и религия» (апрель 2001 г.). Данные общероссийского опроса городского и сельского населения ФОМ. Опрошено 1500 респондентов; 2. «Общественное мнение 2005: Религия». Опрос Аналитического центра Юрия Левады. Опрошено 1600 респондентов; 3. «Российское общество и правовое государство» (сентябрь 2005г.). Опрос ИСПИ РАН. Опрошено 1500 респондентов.

Основные научные результаты, полученные диссертантом, и их научная новизна

Основные результаты исследования, определяющие его научную значимость, заключаются в следующем:

  1. Осуществлен понятийный анализ государственно-конфессиональных отношений, предложено авторское определение понятия «государственно-конфессиональные отношения» как совокупность исторически складывающихся и изменяющихся форм взаимосвязей между институтами государства и религиозными институциональными образованиями.
  2. Осуществлен всесторонний анализ роли государственно-конфессиональных отношений в современной политике.
  3. Диссертант, использовав в своей работе ряд источников и документов, впервые вводимых в научный оборот, разработал на основе исследованных материалов принципиально новую модель государственно-конфессиональных отношений в регионе.
  4. Дана характеристика мирового опыта развития данного  социально-политического явления.
  5. Рассмотрены особенности развития государственно-конфессиональных отношений в России и особенности их  построения в Республике Калмыкия.
  6. Проведено первое целостное  теоретико-методологическое, философское  и эмпирическое  исследование государственно-конфессиональных отношений в Калмыкии.
  7. На основе результатов  проведенного научного исследования и практического опыта диссертантом  было предложены и  внедрены новые социально-управленческие технологии по формированию резерва кадров государственных гражданских служащих, курирующих сферу государственно-конфессиональных отношений.
  8. Диссертантом впервые  в отечественной научной литературе проведен всесторонний анализ роли службы связей с общественностью (паблик рилейшнз) в системе государственно-конфессиональных отношений.   

Надежность и достоверность основных результатов диссертационного исследования. Надежность научных положений определяется репрезентативностью выборок всероссийских и региональных исследований, привлечением обширного историографического и статистического материала,  корректным применением методов количественной и качественной обработки информации, сопоставимостью применяемых методик сбора эмпирических данных (опроса, интервью, наблюдения, контент-анализа документов, экспертного опроса) и технологий модернизации региональной системы государственно-конфессиональных отношений,  а также учета особенностей влияния религиозной философии мировых конфессий на ее построение.

Научные выводы и основные положения авторской концепции послужили основой при разработке законодательных актов Республики Калмыкия в сфере государственно-конфессиональных отношений; критерии, предложенные автором, вошли в нормативно-методические, аналитические и инструктивные материалы органов власти республиканского уровня.

Теоретическая значимость диссертационного исследования. Диссертационное исследование направлено на разработку теоретико-методологических основ институционального регулирования системы государственно-конфессиональных отношений на региональном уровне; обоснование  методов   и разработку критериев эффективности ее институционального регулирования; совершенствование понятийно-категорийного аппарата. Разработанные автором методика, критерии и показатели могут быть использованы в дальнейших исследованиях проблем институционального регулирования системы государственно-конфессиональных отношений в национальных регионах.

Практическая значимость исследования состоит в формулировании и обосновании принципов построения государственно-конфессиональных отношений в Республике Калмыкия. Основываясь на теоретических выводах диссертации и разработанной в ее рамках концепции, на региональном уровне Республики Калмыкия была создана модель институционального регулирования процессов отношений между органами государственной власти и религиозными организациями.

Основные положения и выводы диссертации были использованы:

– В разработке  Закона Республики Калмыкия «О свободе совести и о религиозных объединениях»;

– В научной  экспертизе  разработанного «Положения о комиссии по правам – человека Республики Калмыкия»

– В разработке Положения для органов государственной власти Республики Калмыкия «Развитие федерализма в  регионах Российской Федерации» совместно с экспертами Совета Европы.

– В научной  экспертизе  разработанного «Положения о комиссии по правам человека Республики Калмыкия»

– В разработке принципов проведения  религиоведческой экспертизы при Управлении Министерства юстиции РФ по Республике Калмыкия.

– В организации  экспертизы результатов проведения в Республике Калмыкия эксперимента по внедрению  курса «Основы духовных культур и светской этики»

Предложенные автором концепция и модель государственно-конфессиональных отношений в регионе может быть использована в комплексе мероприятий по  ее оптимизации в других субъектах Российской Федерации.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена на заседании кафедры государственно-конфессиональных отношений Российской академии  народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации и рекомендована к защите.

Основные положения диссертационного исследования были изложены в ряде выступлений автора на научно-практических конференциях в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Калмыцком  государственном университете, Дипломатической академии МИД России, Институте монголоведения, буддологии, тибетологии РАН по Республике Бурятия,  Калмыцком институте гуманитарных исследований Российской академии наук, Астраханском государственном университете,  Алтайском государственном университете, Финансовой академии при Правительстве РФ,  на заседаниях Правительства Республики Калмыкия,  IV Генеральной сессии Конвента монголов мира.

Основные положения диссертация и концептуальная модель институционального регулирования государственно-конфессиональных отношений в регионе прошли апробацию в Республике Калмыкия. При непосредственном участии диссертанта усовершенствованы основные подходы к построению и  регулированию государственно-конфессиональных отношений в  рассматриваемом регионе с учетом влияния философских и социально-политических учений   мировых религий.

Структура диссертации. Работа состоит из Введения,  пяти  глав (семнадцати параграфов), Заключения, списка использованных источников и  литературы, а также приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы исследования, степень научной разработанности проблемы, определены цель и задачи исследования, объект и предмет, теоретико-методологическая и эмпирическая основы работы, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Исторический опыт государственно-конфессиональных отношений в России» проведен историографический анализ развития государственно-конфессиональных отношений в России на протяжении XIII-XX вв, определены особенности  и методы влияния государства   на деятельность религиозных организаций в различные исторические периоды.

В  первом параграфе  первой главы «Исторический опыт Российской империи» рассматривается процесс формирования разнородного конфессионального пространства России под влиянием экономических, политических и этнических, мирных и военных факторов. Диссертант анализирует  деятельность Министерства внутренних дел России, положения Устава духовных дел иностранных исповеданий.

Всемерно поддерживая Русскую православную церковь как один из устоев, власть обеспечивала неприкосновенность ее привилегий и защиту ее интересов. Правовые нормы, охранявшие религию и церковь, занимали особое место в Своде законов Российской империи. Господствовавшая православная церковь была частью государственного аппарата империи.

Одним из существенных признаков системы взаимоотношений государства и религиозных организаций была правовая градация конфессий. СогласноСводу законов Российской империи, все исповедания располагались на четырех иерархических уровнях, каждому из которых соответствовал свой объем прав, привилегий и ограничений.

На первом, «высшем» уровне находилась Русская православная церковь, имевшая статус государственной и «господствующей» со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.

В Своде законов Российской империи содержалось более тысячи статей охранявших права «первенствующей» церкви. Православная церковь провозглашалась «первенствующей и господствующей», российский император не мог исповедовать никакой другой веры, кроме православной; он же рассматривался как «верховный защитник» Православной церкви и «блюститель правоверия».

«Закон признавал за воскресными и иными чтимыми православной церковью днями значение гражданских праздников. В эти дли присутственные места и учебные заведения освобождались от работы и занятий. Увеселения и разного рода зрелища запрещались в те дни когда, с точки зрения православной церкви, это считалось недопустимым».

Именно православное духовенство привлекалось к участию во всех важнейших государственных событиях и торжествах, например, при священном миропомазании и коронации императора, при благодарственных молебнах в честь  бракосочетания членов императорского дома, и т.п.

Вторую ступень правовой иерархии занимали так называемые признанные терпимые исповедания, к которым относились католическое, протестантское, армяно-григорианское,  армяно-католическое,  иудаистское, мусульманское, буддийское, языческое. При этом категория «терпимых» исповеданий  внутри себя имела существенные градации.

Таким образом, несмотря на то, что конфессиональные организация духовенство всех «терпимых» исповеданий исполняли определенные государственные функции, фактически и юридически составляли часть бюрократического аппарата, государство устанавливало различный правовой режим для имущества. Такой же подход применялся и в отношении вероисповедных и политических прав.

К категории «терпимых непризнанных» религиозных обществ, находившихся ступенью ниже в правовой иерархии, относились некоторые секты и раскольники (старообрядцы). По отношению к этой категории государственное законодательство стояло на чисто церковной точке зрения, т.е. произошедшее когда-то отпадение от православной церкви рассматривалось как преступление. В правовом отношении существование вышеназванных, обществ не признавалось, однако на бытовом уровне «терпелось». Это означало, что они не пользовались правом юридического лица.

К особой категории  относились так называемые «непризнанные нетерпимые» исповедания, к которым относились «изуверные» секты (скопцы), а также те исповедания, которые в зависимости от конкретно-исторических обстоятельств, квалифицировались государством как враждебные. Следовательно, сама принадлежность к этим исповеданиям преследовалась по закону. Таким образом,  при построении системы государственно-конфессиональных отношений в рассматриваемый исторический период необходимо было разрешить следующее противоречие, когда, с одной стороны,   основополагающим элементом системы стало особая иерархия вероисповеданий,  в которой господствующее место принадлежало православию, а место остальных определялось идеологической близостью к государственной церкви, с другой:  к России было присоединено множество территорий, население которых придерживалось буддийского, мусульманского, языческого вероисповедания. В результате чего Россия превратилась из православного славянского государства в многонациональную и поликонфессиональную империю.

Рост иноверческого населения империи приводит к тому, что  в середине ХIХ в. православные уже не составляли подавляющего большинства , что  объективно приводит к изменению положения православной церкви не только в конфессиональном, но и в политическом плане. Изменявшаяся национально-конфессиональная конфигурация Российского государства приводит к необходимости поиска новых  форм правового регулирования государственно-конфессиональных и межрелигиозных отношений,  которые позволили бы в условиях поликонфессиональности России сохранять первенствующее положение и православной церкви, и титульной нации.

Данная дилемма была разрешена российским правительством следующим образом: «подчиненные» народности заключаются законом в национально-конфессиональные рамки как «в замкнутые корпорации. Каждая корпорация выстраивалась по принципу жесткой смычки национальной и конфессиональной принадлежности: быть татарином значило исповедовать ислам, быть евреем значило исповедовать иудаизм, принадлежность к польской национальности предполагала одновременно причастность к католической церкви, калмык или бурят подразумевало исповедование буддизма и т.д.

Любой выход за рамки национально-конфессиональной корпорации, т.е. переход отдельного лица в другое исповедание (кроме православного), законом не допускался

На основании  проведенного анализа диссертант пришел к следующим выводам:

  1. Российское  государство и церковь - по сути своей разнородные начала, призванные действовать разными методами и в разных сферах.
  2. Нарушение принципа правового равенства религий и конфессий в Российском государстве с необходимостью приведет к всплескам этноконфессиональной нетерпимости и станет препятствием к достижению гражданского мира.
  3. Как показывают данные социологических исследований конца XX в., в российском обществе наблюдается тенденция к совпадению национальной и конфессиональной самоидентификации, религиозного и национального самосознания , т.е. определенный возврат к тому состоянию массового сознания, которое имело место столетие назад.
  4. Правомерно предположить, что повторение ошибок начала XX в. может привести к тем же потрясениям основ государственности. Во всяком случае, уже сегодня очевидно, что рост националистических настроений в национальных регионах России во многом подпитывается так же, как и в начале века, тенденциями православной клерикализации общества.
  5. Опыт рубежа XIХ-ХХ вв., помимо прочего, показывает, что государственная поддержка оборачивается для самой русской православной церкви, остающейся в российском обществе основной религиозной организацией, такими негативными последствиями, которые не могут возместить никакие материальные блага и законодательные акты.

Во втором  параграфе первой главы «Государственная политика в отношении религии и религиозных объединений в советский период»   диссертант делает вывод, что объективная оценка вероисповедной политики государства и государственно-конфессиональных отношений в советский период российской истории еще не выработана.

Формированию реалистичного подхода к данному вопросу препятствуют получившее распространение безоглядное отрицание любой позитивной характеристики советской вероисповедной политики, а равно и некритическое апологетическое представление о ней.

Остро ощущаются в обществе продолжающееся политическое противоборство, воздействие личных политических и религиозных воззрений и предпочтений авторов.

Наконец, сам по себе временной интервал с начала демократических преобразований в жизни государства, общества и церкви слишком мал, чтобы, опираясь на прежде недоступные исследователям источники, воссоздать правдивую и аргументированную картину прошедших событий.

Цели, которые преследовало Советское государство в отношении религии и церкви, достигнуты не были. Попытки подавления религиозности и жизни не увенчались успехом. В условиях насаждения единомыслия церковь оставалась единственной в стране легальной организацией с неофициальной идеологией. Более того, к началу 90-х гг. ХХ в. российское общество не только не стало атеистическим, напротив, начался прирост  уровня религиозности населения.

В третьем параграфе первой главы «Межконфессиональное пространство Российской Федерации на современном этапе» освещены особенности коренного изменения отношения государства к религии и религиозным организациям в постсоветской России. Проанализирован правовой статус религиозного вопроса, закрепленный в Конституции Российской Федерации, в федеральных законах «О свободе вероисповедания» (1990), «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997), ряде других законодательных актов.

Докторант считает, что  основной  причиной  возникновения новой религиозной ситуации в России на современном этапе является то, что Российская  государственно-конфессиональная политика исторически была основана на духовном базисе, в связи с чем после распада Советского Союза и падения коммунистического режима возникла объективная необходимость наполнения духовной составляющей политической жизни традиционными религиозными ценностями.

По мнению диссертанта,  на современном этапе в России многоконфессиональность распространилась на регионы, которые прежде были полностью или в основном моноконфессиональными, что повлекло за собой существенное изменение национальной и конфессиональной структуры населения большинства субъектов Российской Федерации и, как следствие, развертывание там деятельности не традиционных для этих регионов конфессий и религиозных направлений. Сейчас практически в каждой области, крае, республике, где бы они ни находились, проживают люди как минимум 50–60 национальностей, последователи 20–30 конфессий или религиозных направлений.

Насущным путем к достижению мира и согласия в многоконфессиональном обществе являются диалог и сотрудничество. Речь в данном случае идет не о доктринальном диалоге и не о том, что кто-то должен поступиться своими догматами и канонами, а о поиске общих интересов и ценностей, способных объединить усилия всей общественности и религиозных конфессий на благо всего  российского общества, об умении слушать,  понимать друг друга и совместно трудиться, даже исповедуя разные религии.

В данном параграфе докторант приходит к следующим выводам:

  1. В постсоветский период в российском государстве происходит изменение законодательной базы, регулирующей государственно-конфессиональные отношения. Влияние религиозных организаций в различных сферах жизни общества, особенно в социальной, растет с каждым годом. В результате  данного процесса сохраняется, с одной стороны, законодательное отделение религии от государства, с другой – постоянное сотрудничество органов государственной власти и религиозных объединений в социальной, социокультурной, политической сферах приводит, по мнению многих экспертов, к усилению процесса клерикализации.
  2. В современных условиях можно говорить о появлении нового политического феномена – буддийского фактора, столь же активно влияющего на  социально- политическую жизнь традиционно буддийских республик (Калмыкия. Бурятия. Тыва), сколь активно влияет  т.н. исламский фактор на жизнь Дагестана, Чечни и других республик Северного Кавказа.
  3. Рост  религиозно-национального экстремизма  в некоторых регионах  послужил причиной возникновения и обострения противоречий и конфликтов на национальной и религиозной почве,  поэтому необходимо совместное использование законодательных мер и духовного и этического потенциала традиционных религий.

Вторая глава исследования «Религиозная ситуация в Республике Калмыкия» посвящена истории и  особенностям развития христианства, буддизма, ислама в регионе, политическим и экономическим факторам формирования этноконфессионального пространства в Калмыкии,

В первом параграфе   второй главы «Буддизм в Калмыкии»  рассматривается история отношений Калмыцкого ханства с иерархами тибетского буддизма , влияние буддийской философии на построение взаимоотношений светской и духовной власти.

Буддизм в Калмыкии имеет давнюю и богатую историю. К началу XX века на территории Калмыкии существовало более 90 больших и малых хурулов, при которых находилось около 3 тысяч священнослужителей. В 30-х годах  XX века в результате антирелигиозной политики государства храмы были разрушены , а буддийское духовенство подверглось жестоким репрессиям. К началу Великой Отечественной войны буддизм в Калмыкии был практически уничтожен. Депортация калмыков восточные районы СССР в 1943 году довершила разгром буддийских религиозных организаций в Калмыкии .

По мнению автора, на возрождение  калмыцкого буддизма оказала влияние совокупность духовных, политических и культурных факторов. Важнейшим  духовным  фактором буддийского возрождения в Калмыкии докторант считает визиты Его Святейшества Далай – Ламы XIV в 1991 и 1992 годах.

В числе политических факторов   выделены следующие:

Во-первых, рост симпатий к руководству республики и в первую очередь главе Калмыкии К.  Н. Илюмжинову со стороны не только местных, но и российских, а также зарубежных буддийских верующих и духовенства, небуддийской общественности. Руководитель региона был инициатором начинания по сооружению центрального хурула «Золотая обитель Будды Шакьямуни», сумел привлечь необходимые спонсорские средства для финансирования строительства и выполнил обещание Далай-ламе XIV за кратчайший промежуток времени обеспечить появление в Калмыкии комплекса, способного стать европейским центром буддизма. Центральный хурул стал   духовным центром и несомненной   культурной достопримечательностью Республики и России.

Во-вторых, буддисты, другие группы населения, признательные руководству республики за появление хурула, дополнительно усиливают социальные ресурсы действующей калмыцкой власти.

В-третьих, участие практически всего населения республики  в сооружении хурула стало дополнительным фактором укрепления общественно-политической и межэтнической стабильности в регионе;

В-четвертых, появление буддийски религиозных сооружений (хурулы, субурганы, ступы) оказало позитивное влияние на имидж Калмыкии внутри страны и за ее пределами, положительно сказалось на международном имидже Российской Федерации, особенно в буддийском мире.

Культурным аспектом буддийского возрождения докторант считает легализацию проведения национальных калмыцких праздников (Зул, Цаган-Сар и др.), соединивших в себе как народные культурные традиции, так и религиозные обряды, а также активизация благотворительной и религиозно-образовательной деятельности буддистов.

Во втором разделе второй главы «Христианство в Калмыкии» докторант рассматривает  историю и особенности развития всех христианских конфессий (православие, католицизм, протестантизм) в республике, влияние христианизации калмыков на построение христианско-буддийских отношений, историю взаимоотношений между различными течениями христианства.

Третий раздел второй главы  «Ислам в Калмыкии» посвящен развитию и деятельности мусульманских религиозных организаций в регионе.  Мусульмане  региона  ежегодно  проводят благотворительные акции помощи воспитанникам интернатных учреждений Республики Калмыкия,  безвозмездно поставляя сладости, продукты и одежду  в Верхне - Яшкульскую санаторную школу-интернат, Элистинский дом-интернат для умственно отсталых детей, социальный приют для детей и подростков и Дом ребенка г. Элисты.

 Третья глава диссертации «История развития государственно-конфессиональных отношений в Калмыкии» посвящена   исследованию государственной религиозной политики в Калмыкии на протяжении XI-XX  веков.

Диссертант уделяет особенное внимание анализу государственно-конфессиональных отношений в регионе в современный период (1993-2010 гг) (параграф 4), а также сравнительной  характеристике развития религиозной ситуации в Республике Калмыкия и в целом по Южному Федеральному округу.

Основная причина благополучного  развития государственно-конфессиональных отношений в Калмыкии на протяжении многих столетий, кроется, с точки зрения диссертанта,  в политической доктрине буддизма , религии, носителями которой является большинство жителей региона.

Диссертант  приводит исторические и современные факты в защиту данной  теории: именно благодаря наличию столь серьезно разработанной социально-политической доктрины буддизм смог  выступить в качестве объединяющего идеологического начала, активно проникнув не только в социально-политическую среду, но и в идеологию и повседневную жизнь ойрат-монголов в XIII веке. При этом автор исследования ссылается на  работу известного ученого  Э.П. Бакаевой, которая пишет о том, что после проведения в 1578 году съезда князей и духовенства и принятия документа под названием «Учение о десяти добродетелях буддизма» буддизм получил на территории калмыцкого ханства статус государственной религии .

Докторант высказывает мнение, что на построение государственной религиозной политики в Калмыкии оказало влияние социально-политическое учение буддизма, в основе которого лежат доктрины «кармы» и «ахимсы». По мнению автора, толерантный характер  государственно-конфессиональных, межэтнических и межрелигиозных отношений в регионе объясняется тем, что органы государственной власти применяют принципы процветания государства, описанные в буддийской сутре «Махапаринирванасутра»: 1) наличие общего собрания граждан, регулярно обсуждающего общественно-политические вопросы 2) тесные межсословные контакты; 3) уважение к традиционным общественным нормам и правосудию; 4)Почтительность к учителям 5) Почитание обычаев и обрядов и др.

Довольно часто во время принятия важных политических решений Глава Республики и другие представители власти обращаются к  общественности путем объявления референдумов или проведения опросов. Вот одно из последних событий, наглядно иллюстрирующих вышесказанное:

Республика Калмыкия вошла в состав 19 субъектов Российской Федерации, где будет апробирован комплексный учебный курс  «Основы религиозных культур и светской этики». В связи с этим был представители традиционных конфессий и Управления образования г. Элиста  совместно провели опрос, во время которого родителям совместно с детьми было предложено выбрать, по какому предмету они будут заниматься. Всего было опрошено 1169 учеников 4-х классов городских школ.

Результат опроса интересен тем, что более половины опрошенных  школьников выбрали не изучение конкретной конфессии,  но изучение основных религий в целом, что показательно для многоконфессиональной Калмыкии, в которой происходит процесс   межрелигиозного диалога, взаимопроникновения культур и религий.

Докторант считает, что на проводимую государственную и социальную политику в Калмыкии влияют не только принципы  социально-политической доктрины буддизма, но и доктрины других традиционных конфессий: православия  и ислама.

На основе проведенных исследований и опыта  работы советником Президента Республики Калмыкия диссертант предлагает рекомендации для дальнейшего улучшения и развития государственно-конфессиональных отношений в республике:

1. Выработка единой концепции государственно-конфессиональных отношений на  региональном законодательном уровне.

2. Противодействие взаимному отторжению чиновничества и религиозной среды, обучение механизмам этноконфессиональных и межконфессиональных процессов представителей органов государственной власти, руководителей различных сфер деятельности и т.д.

3.  Осмысление и уточнение статуса и места религиозных организаций в гражданском обществе.

4. Помощь в  социализации религиозных организаций со стороны органов государственной власти.

По мнению диссертанта,  понятие «этноконфессиональный конфликт» имеет право на существование. В этой связи докторант  предлагает авторскую дефиницию данного объекта: этноконфессиональный конфликт – особый вид социально-политического конфликта, возникающий в результате подавления  доминирующей этнической группой, являющейся носителем главенствующей религии остальных этнических групп.

В результате проведенного исследования диссертант пришел к следующим выводам:

Во-первых, этноконфессиональный конфликт – это новое социальное явление, возникающее в результате столкновения интересов федеральной власти, проводящей в жизнь процесс глобализации и лидеров этнических и религиозных групп, проводящих жесткую этнополитику.

Во-вторых, религиозный фактор играл заметную роль в возникновении вооруженных конфликтов на Северном Кавказе в 90-е годы 20-го века.

В-третьих, для построения системы национальной безопасности в самом многонациональном и поликонфессиональном регионе России необходимо учитывать не только национальный, но и религиозный фактор.

В-четвертых, необходимо изменение законодательства, направленное на построение системы разрешения этноконфессиональных конфликтов.

История России показывает, что, только в те годы, когда правители обращались за советом к своим духовным наставникам, их правление способствовало всеобщему благополучию.

Анализ социальных концепций традиционных религий, регионального законодательства, совместных социальных проектов  позволяет сделать вывод, что  органы государственной власти и религиозные организации  Республики Калмыкия не только сумели найти точки соприкосновения, но,  осуществляя совместную деятельность в социальной сфере достигли высоких результатов, что привело как к улучшению духовной жизни верующих, так  и помогло социально незащищенным категориям населения в эпоху мирового финансового кризиса.

По мнению диссертанта, служба по связям с общественностью при Главе Республики Калмыкия решает две общественно значимые задачи:

1. Помогает осознать и увидеть всю многогранность факторов,     которые необходимо учитывать при формировании социального  управления.

  1. Ставит своей задачей обеспечить согласие общественных формирований,  населения и властных структур, необходимое для осуществления  республиканских социальных программ.

Политизация религии в нашей стране  привела к тому, что большинство отечественных  религиозных организаций, независимо от их конфессиональной направленности, активно используют широкий спектр   информационно-коммуникационных средств и инструментов связей с общественностью, которые еще несколько десятилетий назад в России использовались лишь в бизнесе и политике. Появление новой информационно-коммуникационной среды - Интернет, совпавшее с началом возрождения религиозной жизни в нашей стране, процесса десекуляризации, привел к активной деятельности религиозных организаций по созданию системы печатных и электронных СМИ.

К началу XXI века в России складывается новая система государственно-конфессиональных взаимоотношений, идет поиск новых форм отношений религии и общества. Именно для этой цели во многих религиозных организациях создается служба связей с общественностью.

По мнению исследователей, в современный период интересы  пиар-служб и религиозных организаций пересекаются, во многих сферах, ими применяются схожие методы. Сейчас религиозные организации используют различные маркетинговые инструменты: от обычной рекламы до самого современного метода маркетинговых коммуникаций – вирусного маркетинга для привлечения большего количества последователей своей веры. Активная деятельность PR-специалистов крупных религиозных конфессий, которые постоянно соревнуются в борьбе за прихожанина и собственный авторитет в жизни общества направлена на распространение религиозных взглядов и формирование положительного общественного мнения.

В долгосрочном плане осуществленное исследование позволяет сделать следующие выводы и прогноз основных тенденций  развития связей с общественностью  в религиозных организациях:

  1. Регионализация общественной жизни, политического развития становится необратимым процессом, что с одной стороны обогащает социально-политическую жизнь республики в целом, заставляет искать эффективные формы ее организации, а с другой - усиливает напряженность в общественно-политической ситуации.
  2. Динамичное  совершенствование  деятельности, связанное с превращением  ПР-служб в полноправные управленческие структуры, способные реализовать цели «паблик рилейшнз» в  сфере социального управления.
  3. Необходимо совершенствовать общую методологию и методику разработки служб по связям с общественностью в релгиозных организациях.

В практическом плане предложения и выводы диссертации были использованы в разработке, принятии и реализации социально значимых республиканских программ; в становлении и функционировании служб по связям с общественностью  в государственных органах, коммерческих и общественных организациях республики. Также, предложенная в диссертация методика исследования связей с общественностью и  рекомендаций по перспективам развития данной службы используется в процессе принятия управленческих решений региональными органами власти. организации деятельности связей с общественностью и средствами массовой информации в региональных органах управления, которые используются при формировании и модели специалиста  по «паблик рилейшнз» в органах государственного управления, в коммерческих и общественных организациях.

Это не противоречит принципу взаимного невмешательства в дела друг друга. Светскость государства нельзя понимать как полное вытеснение религии из всех сфер жизни народа, как отстранение религиозных объединений от участия в решении общественно значимых задач. Напротив, этот принцип предполагает лишь определенное разделение сфер компетенции религиозных организаций и власти, а также невмешательство их во внутренние дела друг друга.

Четвертая глава «Государственно-конфессиональные отношения в республике Калмыкия: социологический анализ» посвящена результатам социологических исследований  диссертанта в сфере государственно-конфессиональных отношений.

Первый параграф четвертой главы «Характеристика этнической и конфессиональной идентичности Республики Калмыкия (по итогам анкетирования)» обобщает результаты исследования, проведенного диссертантом в 2004 году совместно с  Центром этносоциальных исследований Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН в рамках программы фундаментальных исследований РАН «Этнокультурное взаимодействие в Евразии» .

Повышенный интерес обращения к этнической и конфессиональной идентичности наблюдается во всем мире. В современной российской действительности этническая и  конфессиональная принадлежность стали не только доступной и актуальной формой групповой консолидации, но и элементом психологической защиты, обеспечивающим отдельной личности, этнической группе успешную социальную адаптацию в условиях социальной нестабильности. Все это обуславливает востребованность этничности и делает ее фактором повседневной рефлексии, определяющим контуры взаимодействия, как на межличностном, так и на межгрупповом уровне. В этом контексте феномен идентичности приобретает особое значение в таких полиэтничных российских регионах,  как Республика Калмыкия. 

В контексте социокультурного возрождения  важной становится взаимосвязь между ними. На основе анализа взаимопроникновения этнического и религиозного на уровне религиозно-этнической ментальности исследователи делают вывод, что этнические  и религиозные факторы взаимодействуют друг с другом следующим образом: этнос формирует религию и ее традиции; религиозная система с помощью ряда средств, в том числе и традиции, конструирует этнос; этнический фактор придает неповторимый колорит и своеобразие конфессиональному миру, активно влияет на формирование религиозного сознания и религиозной психологии

В связи с религиозной самоидентификацией, данной опрошенными респондентами, диссертанту кажется убедительной точка зрения С.В. Рыжовой из Института социологии РАН о том, что «сегодня православная идентичность россиян во многом приобретает черты культурной идентичности» . Этот вывод можно использовать и в отношении конфессиональной идентичности жителей Калмыкии.   По мнению диссертанта, происходит процесс слияния религиозной и этнокультурной идентичности калмыков. Эта тенденция проявляет себя и в результатах проведенных докторантом социологических исследований.                             

Как показывает практика, прочность государственной власти во многом определяется ее способностью удерживать баланс общественных сил, обеспечивать прогрессивное развитие гражданских, самоуправленческих тенденций  человеческого сообщества, способностью социального управления функционировать в режиме  открытой системы.

Религиозность, став массовым явлением, вместе с тем не сопровождается соответствующим поведением верующих, т.е. религиозность большинства скорее носит декларативный характер. Самооценка конфессиональной идентичности, данная нашими респондентами, не может служить достаточным и надежным основанием для характеристики мировоззренческих позиций человека. Поэтому результаты нашего анкетирования свидетельствуют о несовпадении уровня религиозности и степени ее проявления.                                                                                     

В связи с этим диссертант  разделяет точку зрения  известного исследователя М. П. Мчедлова, который считает, что отнесение себя к православию не означает, что человек является верующим: он относит себя к православной культуре, а не к православной вере . Данное суждение можно отнести и к приверженцам других конфессий. Так, исходя из полученных данных можно утверждать, что калмык, считающий себя буддистом, этим подчеркивает свою принадлежность к калмыцкой культуре, составной частью которой является буддизм.       

На рубеже столетий в Калмыкии происходит активный процесс возрождения национальной культуры, оживления языковых процессов, культурных традиций. В республике получает распространение неоэтничность, изобретенная из фрагментов традиционной культуры с ориентацией на внешний мир как реакция на глобализационные процессы и как попытка восстановить этнокультурные утраты и преодолеть «этнический кризис». Этничность можно рассматривать как творческую силу, которая постоянно воспроизводит себя. Конструирование культуры идет через реконструкцию старых элементов культуры и создание  новых элементов. Новый этап заинтересованного обращения к религиозной обрядности, на наш взгляд, является примером конструирования современной этнической культуры.  

Существенным фактором в формировании данного мнения является, во-первых, изменение правового статуса религии в Калмыкии, а во-вторых, активное сотрудничество органов государственной власти с религиозными объединениями по многим социальным проблемам. Ими проводятся такие совместные мероприятия, как Благотворительные Рождественские акции, акции религиозных общностей совместно с правоохранительными органами, медицинскими учреждениями и общественными организациями «Религия против наркотиков», работа  с трудными детьми и подростками, участие религиозных объединений в мероприятиях, посвященных пожилым людям, декадам инвалидов, укреплению семьи и т.д.

Второй параграф четвертой главы «Государственно-конфессиональные отношения в Республике Калмыкия: социологический анализ»  обобщает результаты проведенного автором в 2008-2011 годах эмпирического исследования.

Целью исследования было выявление субъективных оценок представителей основных религиозных течений, представленных на территории региона, а также экспертного мнения.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

  1. Выяснение уровня знаний Федерального и регионального законодательства, регулирующего государственно-конфессиональные отношения.
  2. Оценка экспертами и верующими соблюдения органами государственной власти Республики Калмыкия принципов свободы совести.
  3. Оценка экспертами и верующими проблем, возникающих во взаимоотношениях между религиозными организациями и органами исполнительной власти.
  4. Оценка экспертами и верующими роли СМИ в системе государственно-конфессиональных отношений.
  5. Выявление фактов, вызывающих обеспокоенность верующих.
  6. Оценка экспертами и верующими состояния социального сотрудничества  между государством и религиозными организациями.
  7. Выявление отношения верующих в к проблеме клерикальности  в Калмыкии
  8. Выявление оценки путей возможного развития государственно-конфессиональных отношений.

В ходе исследования был произведен анализ следующих документов:

  1. Степное уложение (Конституция Республики Калмыкия)
  2. Указ Президента РФ «О социальном партнерстве и разрешении трудовых споров (конфликтов)»
  3. Закон Республики Калмыкия «О свободе совести и религиозных объединений»

В исследовании было применено три метода: анализ документов, анкетный и экспертный    опросы

Представленный автором  теоретический  и эмпирический материал позволяет сделать вывод о том, что в сфере  государственного и муниципального управления к началу 90-х гг. возникли и усиленно развиваются структуры, обеспечивающие  оптимизацию управленческого процесса, согласование интересов управляющих и управляемых; способствующие ведению диалога власти и народа.

В заключении  подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и практические предложения по проблеме построения государственных отношений в Калмыкии.

Исполнение традиционными религиозными организациями своей благородной миссии духовного возрождения, как отдельного человека, так и народов Калмыкии в целом,  неизбежно служит благу личности и общества. Будущее Республики  Калмыкия во многом определяется, и будет определяться ролью и местом религии как духовного основания поведения  граждан.

В практическом плане предложения и выводы диссертации были использованы в разработке, принятии и реализации социально значимых республиканских программ; в становлении и функционировании служб по связям с общественностью  в государственных органах, коммерческих и общественных организациях республики. Также, предложенная в диссертация методика исследования связей с общественностью и  рекомендаций по перспективам развития данной службы используется в процессе принятия управленческих решений региональными органами власти. организации деятельности связей с общественностью и средствами массовой информации в региональных органах управления, которые используются при формировании и модели специалиста  по «паблик рилейшнз»  органах государственного управления, в религиозных организациях.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии:

  1. Поканинова Е.Б. Межконфессиональное пространство в России: история и современность (монография), Элиста: АПП «Джангар», 2009   (6, 9 п.л)
  2. Поканинова Е.Б. Государственно-конфессиональные отношения в Республике Калмыкия: история и современность, Элиста: АПП «Джангар», 2010  (13,95 п.л.)

 

 

 

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией РФ

  1. Поканинова Е.Б. Намруева Л.В.  Характеристика этнической и конфессиональной идентичности Республики Калмыкия// Социология власти М: Изд-во РАГС, 2009. №4 -0, 4 п.л. (авторство не разделено)
  2. Поканинова Е.Б. Межрелигиозные и государственно-конфессиональные отношения в Республике Калмыкия: история и современность  // Социология власти М: Изд-во РАГС, 2010. №5- 0, 4 п.л.
  3. Поканинова Е.Б. Государственно-конфессиональные отношения в отечественном образовании// Социология власти М: Изд-во РАГС, 2011. №1- 0, 4 п.л.
  4. Поканинова Е.Б. Некоторые размышления о  формировании духовной культуры как составной части  российской государственности// Вестник МГУКИ  М.: Изд-во МГУКИ, 2011. №1.- 0, 8 п.л.
  5. Поканинова Е.Б. Влияние мировых религий на формирование поликультурного пространства Российской Федерации в условиях глобализации.//Вестник МГУКИ М.: Изд-во МГУКИ, 2011. №2.- 0, 8 п.л.
  6. Особенности влияния религиозного фактора на систему государственного управления в России: история и современность//Управление мегаполисом, М.:  Изд-во НИК «Контент-пресс». 2011. № 2. - 1,1 п.л.
  7. Поканинова Е.Б. Межрелигиозная толерантность как основа гармонизации государственно-конфессиональных отношений в современной России//Государство, религия, церковь в России и за рубежом. М.: Изд-во РАГС, 2011. №3-4. -  1,1  п.л.
  8. Поканинова Е.Б. «Паблик рилейшнз»: специфика и тенденции развития связей с общественностью в системе государственно-конфессиональных отношений  Республики Калмыкия//  Социология власти М: Изд-во РАГС, 2011. №8. - 0, 5 п. л
  9. Поканинова Е.Б.  О некоторых особенностях развития  государственно-конфессиональных отношений в Республике Калмыкия// Управление мегаполисом, М.: Изд-во НИК «Контент-пресс». 2011. № 6   С.  49-59  (1,0  п. л)

 

Статьи  в иных изданиях:

  1. Pokaninova E.B.  Mongolia and Kalmykia: Past and Present //Materials of International Seminar “Mongolia in the Twenty First Century” (23-24 November 2007), New Delhi 110067,( India),2007.- 0, 2 п.л.
  2. Поканинова Е.Б. Роль «Великой Ясы» в раннем монгольском законодательстве. Материалы 9-го Международного конгресса монголоведов,  посвященного 800-летию образования монгольской государственности. (Улан-Батор,8-12 августа 2006), Улан-Батор,   2006.- 0,2 п.л.
  3. Поканинова Е.Б. Практика реализации административной реформы в Республике Калмыкия: первый опыт и проблемы//Материалы российско-германской научно-практической конференции «Административная реформы (региональный уровень): российский и европейский опыт. (Ростов-на-Дону, 30 сентября-2 октября 2005 года) Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2005.- 0,25 п.л.
  4. Поканинова Е.Б. Влияние социальных теорий основных конфессий на проведение социальной политики в поликонфессиональном регионе (на примере Республики Калмыкия)//Материалы II Международной научно-практической конференции «Религии России: проблемы социального служения», Москва - Нижний Новгород: ИД «Медина», 2011.- 0,7 п.л.
  5. Поканинова Е.Б.  Государственно-конфессиональные отношения   в современной Калмыкии: общая характеристика// Материалы международной научной конференции «Глобализация и монгольский мир», проводимой в рамках Конвента монголов мира, Улан-Удэ,  2010.- 0.2 п.л.
  6. Поканинова Е.Б. Некоторые особенности развития государственно-конфессиональных отношений в современной России // Материалы Международной научно-практической конференции «Государственно-конфессиональные отношения: теория и практика» (Оренбург. 30.03.2010), Оренбург: 2010.- 0,1 п.л.
  7. Поканинова Е.Б. Роль буддизма в сохранении межэтнического и межконфессионального мира в условиях глобализации//геополитика, международные отношения, государственная безопасность. Фундаментальные и прикладные исследования: сборник статей   Пятой международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные проблемы геополитики, геоэкономики и международных отношений. Продвижение НАТО  и Евросоюза на Восток- проблемы безопасности стран СНГ, Европы и Азии» 23-24.03.11. Санкт-Петербург, Россия/под ред. А.П.Кудинова.-СПб.: Изд-во Политехн.ун-та, 2011.- 0,3 п.л.
  8. Поканинова Е.Б.   Религиозный фактор в этнонациональных процессах Юга России// Гуманитарная наука Юга России: международное и региональное взаимодействие. Материалы Международной научной конференции (20-23 сентября 2011 г.). Часть I .Элиста: КИГИ РАН, 2011.- 0,2 п.л.
  9. Поканинова Е.Б.   Государственно-конфессиональные отношения в Республике Калмыкия: история и современность// Религия в истории народов России и Центральной Азии: материалы Всероссийской с международным участием конференции, посвященной 10-летию кафедры религиоведения и теологии АлтГУ/под ред. П.К. Дашковского – Барнаул: Изд-во Алт.ун-та, 2011.- 0,3 п.л.
  10. Поканинова Е.Б.  Государственно-конфессиональные отношения в процессе построения гражданского общества в современной России// Ученые записки РАГС,  2011 - №1(XIII), М.: Изд-во РАГС, 2011.- 0,6 п.л.
  11. Поканинова Е.Б.  Органы государственной власти и их деятельность в укреплении межконфессионального и гражданского мира на территории Калмыкии //Материалы Республиканской научно-практической конференции «Формирование гражданского общества в Калмыкии: реалии и перспективы» (19-20 апреля 2005 г.), Элиста, 2005. - 0, 3 п.л.
  12. Поканинова Е.Б.  Восток-Запад: глобальный опыт. Российская практика//Вестник КИСЭПИ. Элиста, изд-во Калмыцкого института социальных, экономических и правовых исследований, 2008. № 1. -        0,2  п.л.
  13. Поканинова Е.Б.  Буддизм и его роль в сохранении толерантных межрелигиозных отношений в Республике Калмыкия // Материалы  Всероссийской научно-практической конференции с элементами научной школы для молодежи  (14-17 октября 2009 г.) «Философия и диалог культур», Элиста: Изд-во ГОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет», 2009.- 0, 2 п.л.
  14. Поканинова Е.Б., Намруева Л.В.  Роль религии в сохранении этнического языка// Материалы Международной научно-практической конференции «Проблемы функционирования и развития языков в полилингвальном пространстве», Элиста, 2009. –0,2 п.л. (авторство не разделено).
  15. Поканинова Е.Б.Состояние государственно-конфессиональных отношений в Республике Калмыкия в начале ХХ в. //Вопросы религии и религиоведения в конце XX - начале  XXI века. Книга 1(1) Вып.2 Исследования. М.: ИД «МедиаПром» 2010.- 0,5 п.л.
  16. Поканинова Е.Б. Государственно-конфессиональные  отношения в Республике Калмыкия: исторический опыт и особенности развития в современный период//Материалы научной конференции «Вклад религиозных организаций в межрелигиозное и межнациональное сотрудничество» (26 апреля 2010 г.). М.,  2010.- 0,25 п.л.
  17.  Поканинова Е.Б.   Влияние религии на кавказскую ономастику: религиозный фактор  в формировании межкультурных отношений на Кавказе//  Материалы II Всероссийской  научно-практической конференции  с международным участием «Многоязычие   и   диалог   культур» (30 апреля 2010 г.),  Дербент, 2010 .- 0,3 п.л.
  18. Поканинова Е.Б.  Православие и власть: особенности развития государственно-конфессиональных отношений в республике Калмыкия//    Материалы II  Международной  научной конференции, посвященной памяти православных просветителей Кирилла и Мефодия «Церковь, государство и общество в истории России и православных стран: религия, наука и образование» (24-26 мая 2010 г), Владимир, 2010.- 0.2 п.л.
  19.  Поканинова Е.Б. Государственно-конфессиональные отношения в Калмыкии//Теегин Герл. Элиста: ИД «Герел» 2010, №2. -  0, 2 п.л.
  20. Поканинова Е.Б.  Формирование государственно-конфессиональных отношений как одна из проблем формирования гражданского общества в современной России// Материалы научно – практической конференции «Философские, социально-экономические и политические и правовые основания современного государства в контексте глобализации (10-11 июня 2010 г.), Финансовая академия при Правительстве РФ, Москва, 2010г. -  0,25 п.л.
  21. Поканинова Е.Б.  Значение религиозного фактора цивилизационного пространства Юга России//Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы прогресса цивилизационного развития. Патриотизм и духовность как объединяющая основа современного общества» (Волгоград, 2010) М.: ООО «Глобус», 2010.- 0,2 п.л.
  22. Поканинова Е.Б.  Взаимодействие государственной власти и религиозных организаций в современной Калмыкии: социальный аспект//Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Духовно-нравственное развитие современного российского общества: проблемы и перспективы»(21 июня 2010 г.), Волгоград, 2010.- 0, 15 п.л.
  23. Поканинова Е.Б.   Православие и его роль в развитии калмыцкого образования (история и современность)//Сборник трудов VI Международного форума «Задонские Свято-Тихоновские образовательные чтения «Свет Христов просвещает всех», Липецк, 2010.- 0, 5 п.л.
  24. Поканинова Е.Б.  Национальная идея и российская государственность: духовный аспект//Материалы Всероссийской научной конференции «Национальная идея России», Москва, 2010,. –0,4 п.л.
  25. Поканинова Е.Б.  Религиозные организации и их роль в развитии социальной сферы республики Калмыкия// Материалы научной конференции «Участие религиозных организаций в решении социальных проблем современной России» (25 апреля 2011 г.), Москва, 2011 г.- 0,1 п.л.
  26. Поканинова Е.Б.  Принцип религиозной толерантности в построении современных государственно-конфессиональных отношений// Материалы научно-практической конференции с международным участием «Толерантность в современном обществе: опыт междисциплинарных исследований» (Ярославль, 1-2 декабря 2011)», Ярославль: изд-во ЯГПУ им. К.Д. Ушинского. –0,45 п.л.

Тезисы

  1. Pokaninova E.B. Buddhist culture in the modern conditions of the transformation of the society in Russian Federation. The annual science conference of Mongolian Society. Atlanta-Indiana University, USA, 12-14 April, 2008.- 0, 2 п.л.
  2. Поканинова Е.Б.  Социально-философский анализ современного состояния государственно-конфессиональных отношений в России (выступление на пленарном заседании)//Материалы Международной научной конференции «Ойраты и калмыки в истории России, Монголии и Китая» (Элиста. 9-14 мая 2007), Элиста, 2007.- 0,2 п.л.
  3. Поканинова Е.Б. Анализ религиозной и конфессиональной идентичности (по итогам опросов в Калмыкии// Материалы  V Всероссийской  научной конференции  «Сорокинские чтения». «Социальная и культурная динамика России в условиях глобального кризиса: к 120-летию со дня рождения  П.А. Сорокина»  М.: Изд-во ООО «Макс-пресс», 2009.-  0, 1 п.л.
  4. Поканинова Е.Б.  Диалог культур Восток-Запад как социокультурная составляющая трансформирующегося мира//Материалы круглого стола «Россия-Франция: три века научных и культурных связей» (14 июня 2010 года), Париж,2010 г.- 0,02 п.л.
  5. Поканинова Е.Б.  Из опыта формирования модели  устойчивого  межрелигиозного диалога и механизма участия органов государственной власти в целях сохранения гражданского мира в Республике Калмыкия//Материалы регионального научно-практического тренинга-семинара «Гуманитарные технологии укрепления общероссийского идентичности народов Юга России: межэтнические, межкультурные и межконфессиональные процессы», Астрахань, Краснодар,  2009.- 0, 4 п.л.
  6. Поканинова Е.Б.  Духовные аспекты развития гражданского общества в России// Материалы  VI Всероссийской  научной конференции «Сорокинские чтения». «Стратегия инновационного развития в России как осой цивилизации в XXI веке» М.: Изд-во ООО «Макс-пресс», 2010.- 0,1 п.л. 
  7. Поканинова Е.Б.  Развитие православия в современной Калмыкии: проблемы и перспективы// Материалы круглого стола «Православие в Европе» (Москва, Дипломатическая академия МИД России, 3 декабря 2010 г.), Москва, 2010.- 0,05 п.л.
  8. Поканинова Е.Б.  Влияние религиозного фактора (буддизма) на формирование духовно-нравственных ценностей и  патриотизма участников  Великой Отечественной войны//Материалы круглого стола на тему: «Вклад религиозных организаций в победу в Великой отечественной войне 1941-1945 годов» (Москва, Поклонная  гора, 21 апреля 2010 года). Москва, 2010.- 0,1 п.л.
  9. Поканинова Е.Б.  Власть и религия в истории России// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Власть и религия в истории России», посвященной 45-летию ведущей школы отечественного религиоведения – кафедре государственно-конфессиональных отношений и 40-летию журнала «Государство, религия. Церковь в России и за рубежом» (30 ноября-1 декабря 2009 г.), Москва, РАГС, 2009. -  0,1 п.л.
  10. Поканинова Е.Б.   Взаимодействие  органов государственной власти  и религиозных организаций в проведении эксперимента по апробации курса «Основы религиозных культур и светской этики» в Республике Калмыкия»//Материалы симпозиума «Подведение итогов апробации курса «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ).   М.: Изд-во РАГС, 2010.- 0,1 п.л.
  11. Поканинова Е.Б.  Роль буддизма в консолидации монголоязычных народов// Материалы IV Генеральной сессии Конвента монголов мира (14-18 июля 2010 года). Улан-Удэ, 2010. - 0,1 п.л.

Объем научных публикаций автора по теме исследования- 36,27 п.л.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора  философских наук

Поканинова Елена Борисовна

 

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ ТРАНСФОРМАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЛМЫКИЯ

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

Васильева Ольга Юрьевна

Изготовление оригинал-макета

Поканинова Елена Борисовна

Подписано в печать 26 декабря 2012 года  

Тираж   100   экз.

Усл. п..л. 2,5

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования «Российская академия 

народного  хозяйства и государственной службы при Президенте

Российской Федерации»

 Отпечатано ОПМТ РАНХиГС Заказ № 301

119606 Москва, пр-т Вернадского,84

Согласно данным всеобщей переписи 1897 г., при общей численности населения Российской империи в 126 млн. чел. в стране проживало 69,5% православных, 1,7% старообрядцев, 9,1% католиков, 3% протестантов, 11,1% мусульман, 4,1% иудаистов. (См. Большая энциклопедия. Т. XVI. Под. Ред. С.Н. Южакова. СПб. б.г. С. 458). Однако по отчету обер-прокурора Синода за 1894 и 1895 гг., число старообрядцев достигало 13 млн. человек, т.е. более 10% населения. (Россия: Энциклопедический словарь. Л., 1991. С. 168). До 1905 г. большинство старообрядцев было вынуждено скрывать свое вероисповедание и числиться номинально принадлежащими к господствующей, «официальной» церкви. Таким образом, последователей официальной синодальной церкви было в России около 60%.

См.: Мчедлов М.П. Взаимосвязь религиозного и национального//Национальное и религиозное. М., 1996.;  Он же Российская цивилизация: .этнокультурные духовные аспекты М.: Республика, 2001, Он же Вера. Этнос. Нация. Религиозный компонент этнического сознания, М.: Республика, 2009; Религия в самосознании народа (религиозный фактор в идентификационных процессах) / Отв. ред. М.П. Мчедлов - М.: Институт социологии РАН, 2008.

См. Законодательство о религиозных культах: Сборник материалов и документов. М., 1971, Собрание узаконений РСФСР. 1975; О религии и церкви: Сборник высказываний классиков марксизма-ленинизма, документы КПСС и Советского государства. М., 1981.

Об исламском факторе см: Малашенко А.В. Тревожные рубежи России: чеченский фактор в постсоветской России, Вашингтон, Фонд Карнеги, 2004; Он же Исламская альтернатива и исламистский проект. М., 2006; Он же Два несхожих ренессанса// Отечественные записки. 2003, № 5; Темирова М.Б. Факторы религиозного раскола общества и пути разрешения конфессиональных противоречий в исламе. // Проблемы становления гражданского общества в Республике Дагестан. Мат-лы науч. практ. конф. – 28 февраля. 2003.  Махачкала: Юпитер, 2003; Ханбабаев К.М. Религиозный фактор в процессах миротворчества и народной дипломатии на Северном Кавказе, Махачкала, 2003; Залимханов З.М., Ханбабаев К.М. Политизация ислама на Северном Кавказе (на примере Дагестана и Чечни). – Махачкала. – 2000; Аликберов А.К. Vitalita e influenza delle confraternite e del sufismo nella regione del Caucaso /Sufismo e confraternite nell’islam contemporaneo. Il difficile equilibrio tra mistica e politica. A cura di Marietta Stepanyants. Torino: Centro di studi religiosi comparati Edoardo Agnelli, 2003. P. 161—180; Он же Роль ислама в трансформации местных обществ: методологический аспект /Трансформация Центральноазиатских обществ и региональная безопасность. М., 2005. С. 66–81; Левин, З. И), «Реформа в исламе. Быть или не быть? Опыт системного и социокультурного исследования», Институт Востоковедения РАН, Крафт+,2005; Белокреницкий В.Я. Исламский фактор в истории и современности, М.: Восточная литература, 2011; Исламский радикализм в мировой политике. М.: Изд-во «Книга по требованию», 2011

ГА РФ Ф. Р-1065.Оп.4 Д.31; НА РК Ф. 9 Оп. 2 Д. 77

НА РК  Ф. 9 Оп. 5 Д. 2048; Ф. .9 Оп. 5 Д.  953; Ф. 9 Оп.5 Д. 1238

НА РК  Ф. П-1.Оп. 3.Д.786; Ф. Р-1.Оп. 3.Д. 153;Ф. Р-3. Оп.10с. Д. 19; История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР /Науч. ред. В. В. Шелохаев – М: Мосгорархив, 2002

См: Корнев В.И Тайский буддизм, М: Наука,1973; Островская-младшая Е.А. Тибето-буддийский социально-политический проект. История и современность М: Наука, 2002; Курапов А.А. Развитие и реализация социально-политической концепции буддизма в Тибетской и Монгольской традиции//Буддийская культура и мировая цивилизация. Материалы третьей Российской научной конференции. Элиста, 2003.С.143-149; Гарри Р.И. Буддизм и политика в тибетском районе КНР (I половине XX - начало XXI века), М.: Изд-во: БНЦ СО РАН, 2009, Жуковская Н.Л. Религия в истории и культуре монголоязычных народов РоссииМ.: Восточная литература, 2008

Бакаева Э.П. Буддизм в Калмыкии, Элиста: Калмыцкое книжное Изд-во, 1994 С. 12

  См.:. Thomas E. The History of Buddhist Thought. London, 1953; Warder A. K. Indian Buddhism. 1970; Plaeschke H. Buddhistische Kunst. Leipzig, 1972; Dutt N. Mahayana Buddhism. Delhi, 1978; Snellgrove D. Indo-Tibetan Buddhism. London, 1987; Williams P. Mahayana Buddhism. London, 1989; GombrichR. Theravada Buddhism. London, 1994; Богоявленский С. К. Материалы по истории калмыков в первой половине XVII-XVIII в. // Исторические записки АН СССР №5 1939; Дорджиева Г.Ш. Социальные корни ламаизма и основные вехи его распространения среди ойратов и калмыков // Ламаизм в Калмыкии. Элиста, 1977;

Проект КИГИ РАН «Этнокультурное взаимодействие народов Юга России»// http://www.kigiran.com/

Мадюкова С.А. Проблемы воспроизводства этничности с точки зрения концепции социокультурного неотрадиционализма // Гуманитарные науки в Сибири 20008. № 1. стр. 65

Рыжова С.В. Русское самосознание и православная идентичность: между миролюбием и экстремизмом. Россия реформирующаяся: Ежегодник – 2004. – М.: Институт социологии РАН, 2004, стр.318

Мчедлов М.П., Кудряшова М.С. Вера. Этнос. Нация, Москва, Изд-во: Культурная Революция, 2009 г.

Островская Е. А. . Институционализация религиозной модели общества : Дис. ... д-ра социол. наук: СПб., 2003; Она же Воины радуги. Институционализация буддийской модели общества в Тибете. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008

Понятие «богоискательство» употребляется диссертантом  не столько применительно к конкретному историческому явлению — религиозно-идеологическому течению, возникшему в начале ХХ в. в России, сколько как обозначение людей, характеризующихся персонифицированной религиозностью, внеконфессиональных верующих (например, «просто христианин») или приверженцев религиозно-мистических культов, которые расценивают официальные вероучения как утратившие подлинную религиозную веру. Таким образом, этот термин в данной работе   употребляется «в узком смысле».

Лобазова О.Ф. Религиозность современного российского общества: социально-философский анализ. Диссертация на соискание доктора философских наук, Москва, РГСУ, 2009, С. 260

Чапнин С. Религиозный фактор и политические партии// Церковный вестник. Официальное издание Русской Православной Церкви № 5 (282) март 2004

См: Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. - М., 1999; Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. - М., 2000; Манько Ю. В., Шашков Н. И. Нации и национальные отношения. Исторический и философский анализ: Санкт-Петербург, Петрополис, 2009; Национальные проблемы. Пер. с нем.: Каутский К. — Санкт-Петербург, 2011; Проблемы истории народов Северного Кавказа. Межнациональные отношения (XX-XXI вв.): Москва, 2009

См.: Гараджа В.И. Социология религии. М., Инфра-М, 2010; Кимелев Ю.А. Философия религии, М., 1998;  Он же Западная философия истории на рубеже XX-XXI вв.: Аналитический обзор, М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 2009;  Глаголев В.С. Христианские организации и духовная жизнь общества,

М Знание 1991, Он же Религиозно идеалистическая культурология: идейные тупики, М.: Мысль, 1985;Он жеМежкультурная коммуникация в условиях глобализации, М.: Изд-во: Проспект МГИМО, 2010;  Угринович Д.М. Введение в религиоведение. М., 1985; Яблоков И.Н. Введение в общее религиоведение, М.: Книжный дом Университет, 2008;; Аринин Е.А.   Религиоведение, И.: Изд-во: Академический проект, 2004

Гоббс Т. Избранные произведения: В 2 т. Т.2. // Религия и общество: Хрестоматия по социологии религии. М.: Аспект Пресс, 1996;  Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995; Он же. Элементарные формы религиозной жизни. // Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. М.: Канон, 1998; Зиммель Г. Избранное. В 2 т. Т.1. Философия культуры. М.: Юрист, 1996; Конт О. Дух позитивной философии // Западно-европейская социология XIX века. М.: Изд. Межд. Ун-та Бизнеса и Управления, 1996; Манхейм К. Христианские ценности и изменение социальной среды // Общественные науки и современность. 1993. -№ 5. - С.180-190; Мертон Р. Социальная структура и аномия // Рубеж. 1992. - №2. - С. 123-128; Спенсер Г. Основания социологии / Западно-европейская социология XIX века. М.: Издание международного университета Бизнеса и Управления, 1996; Вебер М. Социология религии: (Типы религиозных сообществ) / Избранное. Образ общества. М.: Юрист, 1994

Леви-Строс К. Первобытное мышление. М.: Республика, 1994; Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. СПб.: Изд-во РХГУ, 2000

 Веблен Т.Б Теория делового предприятия. М.: «Дело», 2007.

Олсон М. Возвышение и упадок народов : Экономический рост, стагфляция, социальный склероз Пер. с англ, Новосибирск: ЭКОР, 1998.

. Вильямсон О.Е. Экономические институты капитализма  Киев, 2001

Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995,Аберкромби Н. и др. Социологический словарь / Н.Аверкромби, С.Хилл, С.Б.Тернер. М.: Экономика, 2000, Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. 1-е издание. Москва: ТЭИС, 2000.

Мчедлов М.П. Особенности религиозности в изменяющейся России Электронный ресурс. // 02.05.2005 www.religare.ru http://www.religare.ru/print25616.htm; Он же  Преодоление экстремизма. Современному российскому обществу не хватает толерантности // Независимая газета. 2002. - 2 дек. - С.2.; Он же Толерантность. М.: Республика, 2004; Мчедлов М.П. Гаврилов Ю.А, Шевченко А.Г. О социальном портрете современного верующего // Социс: Социологические исследования. -2002.-№ 7.-С.68; Мчедлов М.П. Православие и ислам: этноконфессион. отношения / М.П. Мчедлов, А.Г. Шевченко, Ю.А. Гаврилов; Ин-т комплекс. соц. исслед. - М.: Наука, 2005;

Писманик М.Г. Необходимость диалога // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. Информ.-аналит.бюл. 1998. - №1-2. - С. 152-154; Он же Религиозная ситуация в Прикамье и ее перспективы //Государство, религия, церковь в России и за рубежом: Информ.-аналит.бюл. М.: Изд-во РАГС, 2000. - № 3. - С.95-104; Он же Религиоведение М.: Юнити, 2009, Он же Сложные аспекты преподавания религиоведения // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. М., 2010. № 3.С. 314.

Сафронов С. Русская православная церковь в конце XX в.: территориальный аспект. М.: 2001. - № 1

Религия в массовом сознании постсоветской России / Под ред. К.Каариайнена, Д.Фурмана. Санкт-Петербург: Летний сад, 2000; Каариайнен К., Фурман Д.Е. Религиозность в России на рубеже XX–XXI столетий // Общественные науки и современность. 2007. № 1. С. 103 – 119, № 2. С. 78 – 95.

Угринович Д.М. Введение в религиоведение. М.: Мысль, 1985

Яблоков И. Н. История религий в 2-х т.т. М., 2003; 2004; Он же. Религиоведение как область знания// Вестник Российского Сообщества преподавателей религиоведения. 1:12-25, 2008.

Трофимчук Н.А. Свищев М. П. Экспансия / Кафедра религиоведения РАГС при Президенте РФ. — М., 2000; Зуев Ю.П., Кудрина Т.А., Лопаткин Р.А., Овсиенко Ф.Г., Трофимчук Н. А. Развитие религиоведческого образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской федерации (Аналитический материал) //Журнал "Государство, религия, церковь в России и за рубежом" Вып. 1: Антология отечественного религиоведения Ч.4: Кафедра государственно - конфессиональных отношений РАГС, 2009. - С. 131 — 177; Трофимчук Н.А. О концепции государственно-конфессиональных отношений в современной России // Этноконфессиональный диалог: состояние, противоречия, перспективы развития: Материалы. межрегиональной научно-практической конференции. - Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2002.

Савельев В. Н. Свобода совести: история и теория. М.: Высшая школа. 1991.

Авакьян С.А. Муниципальное право России, М.: Проспект, 2011; Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Государственно-конфессиональные отношения и тенденции трансформации законодательства о свободе совести // Юридический мир.-2001.-№ 12.-С.56-61; Они же  Концепция государственно-конфессиональных отношений: от декларирования свободы совести к антиконституционной государственной политике вероисповедных предпочтений? // Право и политика. 2001. - № 6. - С.54; Они же Цели и методы религиозной политики. Нужна ли России концепция отношений государства с религиозными объединениями? Электронный ресурс. // 23.12.2005 www.reliRio.ru http://religio.ru/arch/240ct2001/medianiirrow/index; Государственно-конфессиональные отношения в России / Сборник Росийской академии государственной службы при Президенте РФ: Отв. ред. Ф.Г.Овсиенко М.: РАГС, 2010; Одинцов М.И. Государство и церковь в России, XX в. М.: Луч, 1994; Он же  Государственно-церковные отношения в политической истории России / М.И.Одинцов, В.К.Пинкевич, О.У.Редькина. М.: 1995; Он же Об обязанностях государства// http://www.ni-journal.ru/archive/2007/n6_2007/3dc321f2/3dade64e/5746d4c7;  Шахов М.О. Государственная помощь религиозным объединениям: концептуальные и правовые проблемы // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2001. - № 3. - С.34-40; Он же  Ценностный дискурс в науках и теологии, М.: Ифран, 2009; Юнусова А.Б. Ислам в системе российского законодательства / Религиозные организации и государство: перспективы взаимодействия: Материалы конференции, 22-23 февраля 1999 г. М., 1999; Малашенко А.В. Исламская альтернатива и исламистский проект. М., 2006;

См.: Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635-1758).М., 1983

См.: Пальмов Н.Н. Очерк истории калмыцкого народа за время его пребывания в пределах России. Астрахань, 1922

Сафронова Е.С. Буддизм в России. М., 1998; Она же. Некоторые аспекты современного буддизма в России // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2003. № 2. М., 2003. - С. 176-188; Она же.   Буддизм в Странах Запада и в России (Историко-культурологический анализ): Дис. ... д-ра ист. наук. М., 1999

Минаев И.П. Буддизм. Исследования и материалы. Т.II Вып.1 СПб., 1887

Розенберг О.О. Труды по буддизму. М., 1991

Рудой В.И. Классическая буддийская философия. СПб., 1999; Рудой В.И., Островская-младшая Е.А. Учение об историческом времени и обществе в индийской классической философии: Учебное пособие / Ответственный редактор Н.С.Кирабаев. М.: Изд-во РУДН, 2002; Васубандху. Энциклопедия буддийской канонической философии (Абхидхармакоша) / Составление, перевод, комментарии, исследование Е.П.Островской, В.И.Рудого. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 2006.

Щербатской Ф.И. Избранные труды по буддизму. — М.: Наука, 1988; Он же Теория познания и логика по учению позднейших буддистов. Часть I. «Учебник логики» Дхармакирти с толкованием Дхармоттары. — СПб, 1903; Он же Теория познания и логика по учению позднейших буддистов. Часть II. Источники и пределы познания. — СПб, 1909.

Ермакова Т.В., Островская Е.П., Рудой В.И. и др. Введение в буддизм. СПб., 1999; Ермакова Т.В., Островская Е.П. Классический буддизм. СПб., 1999;

Касевич В.Б. Буддизм. Картина мира. Язык. СПб., 1996

Лысенко В.Г. Философия раннего буддизма. М., 1994

Наднеева К.А. Буддизм в Калмыкии: нравственные основы. Элиста, 1994;Она же. Буддизм махаяны в Республике Калмыкия: Философско-культурологический анализ: Дис. …д-ра филос. наук.  СПб. , 2001

Бернюкевич Т. В. Буддийские идеи в культуре России конца XIX - первой половины XX века : дис. ... доктора философских наук, Чита, 2010.

Иваненко С.И.  Религия и политика в современной России // Диалог. 1993. -№8-9.-С. 17-25; Религия в массовом сознании постсоветской России / Под ред. К.Каариайнена, Д.Фурмана. Санкт-Петербург: Летний сад, 2000; Решетников О. В. Концепция социального служения в современном обществе. - М.: Изд-во РГСУ, 2008; Он же Организация добровольческой деятельности. - М.: «Фонд содействия образованию XXI в.», 2005; Антонова О.И., Костина Н.Б. Религиозные объединения как субъект социальной политики // Политика, экономика, социум: стратегические приоритеты развития и механизмы взаимодействия в современной России. Секции 3,4: Сборник статей / Сост. И.Д. Тургель. Екатеринбург: УрАГС, 2008. С. 60-62; Устиненко В.Б. Доктринальные обоснования социального служения религиозных организаций в современной России // Актуальные вопросы и перспективы развития государственно-конфессионального взаимодействия в Санкт-Петербурге и регионах Российской Федерации. Сборник материалов Второй межрегиональной научно-практической конференции 21 – 23 мая 2008 года, СПб., Артдеко, 2008.

Василенко И.А. Связь с общественностью в государственных организациях и местных органах власти: западный опыт // Проблемы теории и практики управления.-2003.-№4.-С.39-43.; Зайцев В. Церковный PR: «Батюшка с человеческим лицом» //Советник. - 2002.- №12. - C. 16-22; Коханов Е.Ф. Общение как взаимодействие социальных субьектов (к основам социальной психологии паблик рилейшнз) // Менеджмент в России и за рубежом.-2001.-№5.-С.49-59; Бердников И.П., Стрижова А.Ф. PR-коммуникации. Практическое пособие М.: Дашков и Ко, 2010

Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. Т. IV. СПб., 1830. С. 193, 194.

См.: Керенский В.А. Духовенство как сословие: его права и привилегии// «Известия по Казанской епархии» 1918, №4, С. 9-10; «Вече. Альманах русской философии и культуры» (СПб), 2003, вып. 14, С. 94-99.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.