WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Бедность и социальная политика государства в Республике Таджикистан

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

Бабаева Лайли Якубджоновна

 

Бедность и социальная политика государства

в Республике Таджикистан

Специальность 09.00.11 – «Социальная философия»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Душанбе - 2009

Работа выполнена в Отделе социальной философии Института философии Академии наук Республики Таджикистан     

Научный консультант:        академик Академии наук РТ

Мусо Диноршоевич Диноршоев

Официальные оппоненты:   доктор философских наук

Саидов Абдулманон Саторович;

доктор философских наук

Хайдаров Рустам Джурабоевич;

доктор философских наук

Шелистов Юрий Ивлонович

Ведущая организация:  Российско-Таджикский (Славянский) университет,

кафедра философии и политологии.

Защита диссертации состоится  «___»               2009 года в «___»  часов на заседании диссертационного совета Д047.005.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук в Институте философии Академии наук Республики Таджикистан по адресу: 734025 г.Душанбе, проспект Рудаки, 33.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке академии наук РТ

им. И.Ганди.  

Автореферат разослан «___»                      2009 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

Общая характеристика работы

 Актуальность темы исследования обусловлена тем, что проблема бедности в Таджикистане в настоящее время затронула большую часть населения. Причиной бедности стал глубокий экономический кризис начала 90-х годов 20 века, который разразился после распада единого государства и повлек за собой разрушение единого народнохозяйственного комплекса. Вскоре после этих событий в Таджикистане началась гражданская война, многократно усугубившая  негативные тенденции социально-экономических трансформаций. Несмотря на то, что Таджикистан и в советское время был одной из самых бедных республик, проблема бедности в тех специфических формах, в которых она проявляется сегодня, является новой для страны.

Падение производства привело к росту безработицы, сокращению доходов и резкому снижению уровня жизни большинства населения. Сократился доступ к образованию и здравоохранению, ставших фактически платными. Либерализация цен и зарплат привела к дифференциации доходов, рост цен на товары первой необходимости совпал с отменой субсидий на них. Сократились налоговые поступления в бюджет государства при одновременном росте потребностей в социальных выплатах. Ухудшились показатели здоровья, возросли коррупция и преступность.  Все эти факторы нанесли урон качеству человеческого капитала в стране.

В новых условиях особую остроту приобретает вопрос выбора того типа социальной политики, который был бы направлен на сохранение основных социальных гарантий населения. Поскольку бедность является источником социальных конфликтов, государственная политика не может быть направлена только на экономический рост. Более важным в долгосрочной перспективе является контроль за распределением в обществе результатов экономических достижений и эффективная система социальной защиты. Однако в Таджикистане была упущена из виду социальная составляющая экономических реформ и произошла недооценка фактора государственного вмешательства в процесс построения рыночной экономики. «Шоковая терапия» первых лет перехода к рынку сменилась тактикой, построенной на основах неолиберализма, что предполагало устранение государства из сферы экономики, приватизацию государственной собственности и либерализацию экономической деятельности. Но массовая приватизация государственной собственности не оправдала возложенных на нее надежд и не повлекла за собой ни ожидаемого роста инвестиций, ни увеличения числа рабочих мест, ни повышения зарплат. Либерализация затронула не только экономическую, но и социальную сферу, поскольку согласно принципам неолиберализма, рыночные отношения сами по себе являются необходимым и достаточным условием для урегулирования всех возникающих в обществе проблем. В результате в 2000 году по оценке Всемирного Банка население Таджикистана, живущее за чертой бедности, превысило 81%. Отсутствие целостной стратегии социальной политики, направленной на создание надежной государственной системы социального обеспечения, наряду с такими объективными факторами, как распад прежнего государства, гражданская война и структурная перестройка экономики, предопределило неутешительные социальные последствия проведенных преобразований.

По обновленной оценке бедности, произведенной Всемирным Банком в 2004 году, уровень бедности снизился и составил 64%, что, по мнению некоторых аналитиков, явилось не столько итогом проводимой государством социальной политики, сколько следствием наблюдающегося в последние годы в стране экономического роста. Но тут мы сталкиваемся с проблемой неразработанности теоретико-методологических аспектов бедности и отсутствием научного подхода к выбору методики ее измерения, что также является обоснованием актуальности избранной темы. Официально признаваемые масштабы и глубина бедности в обществе зависят от того, что подразумевается под бедностью, какие существуют способы расчета этого показателя, насколько данный показатель соответствует международным методикам определения бедности.

Главным препятствием в разработке эффективной стратегии борьбы с бедностью в стране является отсутствие официально принятой и законодательно утвержденной черты бедности. Также не выработан единый подход к методике расчета этого показателя. Всемирным Банком использовалась международная черта бедности, равная $2,15 по паритету покупательной способности, применяемая для развивающихся стран. Но применение в Таджикистане критерия бедности, принятого для развивающихся стран, не является политически корректным, поскольку Таджикистан  не является развивающейся страной. Организацией Объединенных Наций Таджикистан  с учетом его промышленного потенциала отнесен к промышленно развитым странам, поскольку потребности республики в ресурсах обеспечивались со стороны союзного государства. Уровень экономического развития пострадал, но уровень развития человеческого капитала все еще остается высоким, что позволяет в настоящее время Таджикистану, как и другим странам СНГ, занимать  промежуточное положение между развивающимися и высокоразвитыми странами. Поэтому с учетом сложившегося уровня потребления более целесообразным было бы использование в качестве критерия бедности  предложенную Государственным Комитетом по статистике «рациональную норму питания». Но в последнем случае доля бедных в 2004 году превысит тот же показатель 2000 года и составит 83%. Кроме того, при интерпретации полученных данных следует учитывать, что в настоящее время использование средних показателей является проблематичным, поскольку в условиях резкой дифференциации отсутствует понятие среднего стандарта. Таким образом, вопрос о степени бедности в Таджикистане в настоящее время остается открытым.

Та или иная трактовка понятия бедности определяет соответствующую социальную политику государства. Измерение уровня бедности заставляет разработчиков социальной политики определять, каким образом следует устанавливать черту бедности. Этот вопрос имеет огромное политическое значение, поскольку от ответа на него будут зависеть как официально признанные масштабы бедности в стране, так и выбор мер по борьбе с бедностью.

Следовательно, актуальность темы исследования в целом обусловлена неразработанностью теоретических и методологических вопросов, связанных с проблемой бедности в современном таджикском обществе. В этой связи поиск и выработка эффективного подхода к исследуемой проблематике выступают важной задачей социальной философии.

Степень изученности проблемы. Научное изучение проблемы бедности можно проследить начиная с 18 века. В трудах Смита А. И Мальтуса Т. бедность рассматривалась как следствие развития промышленного производства. К середине 19 века сформировались два подхода к проблеме бедности: социал-дарвинистский и эгалитаристский. Представителями первого подхода являются Спенсер Г.  и Прудон П.-Ж., трактующие бедность как полезное для общества явление, поскольку она служит стимулом к деятельности. Согласно этой теории борьба с бедностью должна вестись не государством, а самими бедняками, так как последние сами виноваты в том, что не могут приспособиться к существующим условиям. Прудоном были выделены два типа бедности, заложенные в основу современных концепций – абсолютная и относительная. При рассмотрении абсолютной бедности, которая является следствием отношений распределения в обществе, Прудон отходит от позиций социал-дарвинизма и  настаивает, чтобы услуги в обществе распределялись по способностям, а плата каждому работнику была пропорциональна его производству. Относительная же бедность – явление вечное. Эгалитаристский подход представлен Э. Реклю, К.Марксом и Ф. Энгельсом. По мнению этих исследователей бедность является социальным злом и порождается капиталистическими производственными отношениями, поэтому единственный способ борьбы с ней – революционный.

Начиная с конца 19 века исследования бедности стали носить в основном прикладной характер и были сосредоточены  на поиске оптимальных методик определения и измерения бедности. В конце 19 века Бут Ч. и Роунтри С. (последним также проводились исследования и в первой половине 20 века), настаивая на том, что бедность обусловлена объективными причинами, в частности низкой заработной платой, провели обследование бедняков в Англии и установили величину прожиточного минимума, как черты абсолютной бедности. Во второй половине 20 века П. Таунсенд , изучая проблемы относительной бедности в Великобритании, предложил использовать депривационный подход, выделил типы деприваций (объективная, нормативная и субъективная) и предложил список основных лишений (деприваций). Исследования А. Сена , М. Рэвелльона , А. Аткинсона (вторая половина 20 – начало 21 века) по проблеме бедности проводились в основном в рамках проектов международных организаций в развивающихся странах и были направлены на разработку индикаторов и способов измерения бедности, а также основанных на них стратегий  сокращения бедности в этих странах. Вторая половина 20 века ознаменовалась также появлением нового понятия «субъективная бедность», которое было разработано учеными Лейденского Центра в Нидерландах. С этим понятием связано и появление новой методики расчета бедности, которая определяется в ходе опроса общественного мнения самими респондентами. Концепции абсолютной, относительной и субъективной бедности отражают различные стороны и реальную картину бедности и дополняют друг друга при выполнении комплексных исследований этого явления.

На постсоветском пространстве научные труды, посвященные проблеме бедности, стали появляться по мере расширения масштабов бедности,  что было вызвано экономическим кризисом в результате перехода к рыночной экономике. Работы Е. Гонтмахера, Л. Гордона, Т. Заславской, М. Можининой, К. Муздыбаева, К. Мухтаровой, Л. Овчаровой, И. Корчагиной, Е. Турунцева, А.Разумова, Л. Ржаницыной, Н. Римашевской, Е. Румянцевой, Н. Тихоновой, А.Шевякова и других посвящены  изучению различных аспектов бедности, поиску надежных методик ее измерения, обоснованию различных моделей решения социальных проблем. Наиболее часто подобный анализ проводится по результатам социологических исследований.

В Таджикистане к наиболее значимым работам можно отнести труды экономистов Ш. Дустбоева, Т. Мирзоева, Х. Умарова, сотрудников Лондонской школы экономики Дж. Фолкингем и А. Башери .  В первой работе  рассматриваются социально-экономические факторы снижения бедности во взаимосвязи с динамикой и типом экономического роста. Вторая работа выполнена в рамках проекта ЮНИСЕФ по обследованию бедных домохозяйств с детьми в Таджикистане. В ней подвергаются анализу питание детей, их доступ к услугам здравоохранения и образованию, проблемы детского труда; бедность предлагается измерять с использованием альтернативных методик, основанных на депривационном подходе. Отдельные аспекты бедности – социальная обусловленность представлений людей о бедности и психологические факторы переживания бедности, причины формирования культуры бедности, - рассматриваются в социологических работах Ш.Шоисматуллоева.   

Исследования, посвященные проблеме бедности, находятся на начальном этапе своего развития и носят неполный характер. В Таджикистане в настоящее время отсутствуют работы, анализирующие социальные аспекты бедности в стране, особенности и различные подходы, применяемые для измерения масштабов и глубины этого явления, а также проводимую государством социальную политику, направленную на борьбу с бедностью. Данное диссертационное исследование направлено на восполнение этого пробела.

Объектом исследования  выступают социальные трансформации, происходящие в современном таджикском обществе.

Предметом исследования является взаимосвязь государственной социальной политики и динамики бедности в Таджикистане.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является научное обоснование необходимости разработки и реализации той модели государственной социальной политики, которая в наибольшей мере будет способствовать решению социальных проблем в стране, прежде всего сокращению бедности среди широких слоев населения Республики Таджикистан.

Для достижения данной цели предполагается постановка и решение следующих задач:

  1. анализ причин возникновения бедности в Таджикистане и типов          социальной политики, проводимой в период роста бедности;
  2. определение понятия бедности и его эволюции в современных   условиях;
  3. типологизация разновидностей бедности во взаимосвязи с альтернативными методиками ее измерения;
  4. изучение особенностей «профиля бедности» в Таджикистане и методов снижения бедности в наиболее уязвимых группах;
  5. критический анализ проводимых реформ в социальной сфере и  степени их приемлемости в конкретных демографических и экономических условиях Таджикистана;
  6. обоснование ведущей роли государства в социальной защите населения при переходе к рыночной системе хозяйствования;
  7. исследование путей совершенствования законодательства Таджикистана в социальной сфере.

Методологические основы исследования. Методологической основой диссертации стали  конкретно-исторический, системно-аналитический и статистический методы. Применение конкретно-исторического метода позволило проследить становление и модификацию проблемы бедности во временном измерении. Системно-аналитический метод был использован для расчленения современных концепций бедности, социальной политики государства, социальной защиты населения, программных  и законодательных документов на их содержательные элементы и нахождения логических связей между ними. Статистический метод потребовался для исследования количественных и качественных характеристик бедности в Таджикистане. Широкое применение получил прием сравнений, оказавшийся необходимым прежде всего как при определении межстрановых различий, так и при  соотнесении  уровня жизни населения в отдельных странах и  их систем социальной защиты.

Привлечение как теоретического, так и эмпирического материала позволило исследовать различные аспекты проблемы бедности с сохранением принципа объективности философского исследования.

Научная новизна исследования. Настоящая диссертация является первым социально-философским исследованием бедности  во взаимосвязи с государственной социальной политикой на примере Таджикистана.

В работе обоснованы следующие основные положения теоретического и прикладного характера:

  1. обоснована практическая невозможность сокращения масштабов бедности в стране без законодательно утвержденного и официально рассчитываемого критерия бедности (прожиточного минимума в условиях Таджикистана, где большая часть населения находится в состоянии абсолютной бедности);
  2. предлагаются оптимальные способы расчета минимальной потребительской корзины;
  3. доказана необходимость использования категории прожиточного минимума как важнейшего инструмента социальной политики, на уровне которого должны быть установлены минимальные пенсии, зарплаты и социальные выплаты;
  4. выявлены недостатки проводимых преобразований в системе здравоохранения, образования и пенсионного обеспечения, которые ведут к росту бедности и сокращению доступа населения к основным социальным благам;
  5. обосновано положение о недопустимости децентрализации в социальной сфере, поскольку борьба с бедностью может осуществляться лишь на государственном уровне;
  6. разработаны положения по совершенствованию законодательства Таджикистана в социальной сфере;
  7. анализу подвергнуты концепции и программы, направленные на реформирование системы социального обеспечения;
  8. предложено несколько классификаций моделей социальной политики по разным основаниям.

Научно-практическое значение исследования. Основные результаты исследования  могут быть применены в ходе практической работы по снижению уровня бедности в Республике Таджикистан, при разработке государственных документов концептуального характера, в научных исследованиях, в преподавании курса социальной политики.

Апробация исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании Отдела социальной философии Института философии АН РТ 15 апреля 2008 года. Основные положения и результаты исследования нашли отражение в публикациях автора (монография и ряд статей по теме общим объемом  15,5 п.л.), а также в выступлениях на республиканских и международных научных конференциях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.  

 

Основное содержание работы

Во введении обосновывается цель и задачи диссертации, ее актуальность, рассматривается степень научной разработанности темы, обобщаются конкретные результаты исследования.

Первая глава «Структура бедности и методы ее измерения» посвящена анализу причин возникновения бедности в современном Таджикистане, к которым наряду с такими объективными факторами, как распад единого государства, гражданская война и структурная перестройка экономики, отнесено и отсутствие единой, научно обоснованной стратегии, которая была бы положена в основу социальной политики государства.

В первом параграфе «Типология и причины бедности» рассматривается становление понятия «бедность», его модификация и основные, построенные на изучении этого явления, теоретические концепции. Обосновывается взаимосвязь между выбранной концепцией бедности и типом  проводимой государством социальной политики.

Бедность – явление многоаспектное, поэтому понятие «бедность» является спорным и неоднозначным, включая в себя не только характеристики материальных ресурсов, таких как доходы, питание и жилье, но и здоровье, образование, ожидаемая продолжительность жизни – то, что определяет качество жизни. Чаще всего под бедностью понимается ограниченность дохода, но если исходить из широкого определения бедности, то отсутствие доступа к власти и управлению, невозможность влиять на проводимую государством политику и принимаемые решения также является бедностью.         

В качестве показателей бедности используются следующие социально-демографические характеристики: детская смертность, процент грамотности, охват школьным образованием, здоровье нации, средняя продолжительность жизни, ВВП на душу населения, эмиграция населения и др.

Сформировавшаяся к настоящему времени концепция бедности оперирует понятиями абсолютной, относительной и субъективной бедности .

Абсолютная бедность – невозможность удовлетворения основных потребностей человека в пище, одежде, жилье. Для определения этого минимума составляется потребительская корзина и высчитывается ее стоимость. Поскольку черта бедности устанавливается государством и зависит от возможностей бюджета финансировать социальные программы, то и количество бедных в одной и той же стране, в одно и то же время может меняться в зависимости от того, на каком уровне определена эта  черта.

В развитых странах чаще пользуются понятием прожиточного минимума, основанного на понятии относительной  бедности. Прожиточный минимум сопоставляется с доходами домохозяйств, в которые входят зарплаты, доходы от предпринимательства, доходы от собственности, социальные выплаты как в денежной, так и в натуральной форме. Для определения черты относительной бедности используется понятие среднедушевого дохода; бедными считаются те, чьи доходы составляют от 40% до 60% (в разных странах по-разному) среднедушевого (дохода).

Субъективная бедность определяется в ходе опроса общественного мнения самими респондентами. Сопоставляется уровень текущих доходов с представлениями людей о минимально необходимых доходах.

В некоторых случаях  бедность определяется через депривацию или относительные лишения. Под депривацией в данном случае понимается  «вынужденное неполное потребление материальных благ и услуг, необходимых для удовлетворения основных потребностей личности» , то есть недопотребление.

В исследованиях, посвященных проблеме бедности, встречаются понятия экономическая бедность ( или «бедность сильных») и социальная бедность (или «бедность слабых»). Ко второй группе, «слабых», относятся частично или полностью (в силу разных причин) нетрудоспособные люди: инвалиды, пенсионеры, этнические меньшинства, многодетные и т.д. Под «сильными» подразумеваются полноценные, квалифицированные работники, не имеющие возможностей применить свою силу в обществе.

Также различаются бедность хроническая (устойчивая, застойная) и временная («плавающая»). Временная бедность характеризуется тем, что порой людям удается вырваться из ее тисков, не только в силу личных способностей, но и при использовании возможностей, возникающих в обществе. Гораздо большую опасность для общества представляет хроническая бедность, когда бедными являются несколько поколений представителей данной семьи. Застойная бедность не только ведет к разрушению личности, но и воспроизводит бедность. Все эти разновидности бедности в той или иной мере распространены в современном таджикском обществе.

Бедность в Таджикистане носит массовый характер, поскольку является, в первую очередь, следствием структурной перестройки экономики, что не может не затронуть широкие слои населения. По этой же причине бедные в Таджикистане не выделены в отдельную устойчивую группу, как это происходит в развитых странах. Отношение к бедным в обществе скорее сочувственно-снисходительное, поскольку большая часть населения является бедной. Это одна причина. А вторая заключается в том, что причины бедности заключены в сложном переходе к новой социально-экономической структуре общества, то есть бедность, по представлениям людей, носит объективный характер и в общем-то не зависит от личных качеств индивида. Подобные представления вписываются в рамки структурного подхода (иногда его называют социетальным), при котором ответственность за бедность возлагается на издержки государственного управления и несовершенство экономической системы. Помимо указанного, в научной литературе выделяются еще три подхода к объяснению причин бедности, которые и формируют соответствующее отношение к бедным: индивидуалистический, фаталистический и субкультурный .

Индивидуалистическое (личностное) объяснение возлагает ответственность за бедность на самого индивида, его поведение и личностные характеристики: лень, пьянство, слабость характера.

Фаталистическое объяснение причины бедности усматривает в роковых поворотах судьбы,  которые не поддаются контролю со стороны человека.

Субкультурный подход основывается на работах американского антрополога Оскара Льюиса и сконцентрирован на объяснении причин хронической бедности, которая формирует особый психотип людей с заниженной самооценкой и отсутствием мотивации. Эти люди, пребывая в состоянии бедности достаточно длительное время, создают свою субкультуру, «культуру бедности», нормы и установки которой позволяют индивиду выживать в неблагоприятных условиях.

Та или иная трактовка понятия бедности определяет выбор способов измерения уровня бедности и соответствующую социальную политику государства. Существует множество способов определения уровня бедности, присущего тому или иному обществу. В зависимости от применяемых методов оценки масштабы и глубина распространения бедности могут меняться. Оценка бедности может быть как количественной, так и качественной. Количественные оценки, к которым в первую очередь относятся статистические данные, используются для определения масштабов распространения бедности в обществе. Как правило, статистическая оценка основывается на показателе прожиточного минимума. Качественная оценка позволяет определить социальный состав бедного населения («профиль бедности»). Измерение бедности может производиться в абсолютных величинах, при этом определяется  количество людей, живущих за «чертой бедности». Также можно измерять бедность, рассчитывая удельный вес бедных людей в обществе, выражаемый в процентах.

Для измерения бедности применяются как индикаторы общего характера (например, уровень жизни), так и частного (различные показатели бедности – уровень душевого дохода, потребительская корзина, индексы материального благосостояния и т.д.). Выбор применяемых индикаторов в наибольшей степени зависит от того, для каких целей проводится измерение бедности, поскольку наличие социальных проблем зачастую используется различными группами в обществе для манипуляции общественным сознанием в собственных интересах.

Поскольку бедность является источником  социальных  конфликтов,  государственная политика не может  быть направлена  только на экономический рост, более важным в долгосрочной перспективе является контроль за распределением в обществе результатов экономических достижений и эффективная система социальной защиты. Тем более настоятельной является потребность в целостной научной теоретической концепции бедности, которая смогла бы стать основой эффективной системы социальной защиты и дать научное обоснование стратегиям, направленным на сокращение бедности.

Во втором параграфе «Альтернативные подходы к измерению бедности» на основе сравнения с развитыми странами и странами СНГ в качестве важнейшего инструмента социальной политики предлагается использовать категорию прожиточного минимума, рассчитываемого официально и закрепленного законодательно. Подчеркивается, что выбор «черты бедности» для измерения уровня бедности в стране имеет огромное политическое значение, поскольку от этого зависят как официально признанные масштабы бедности в стране (и, соответственно, количество людей, которые вправе рассчитывать на помощь со стороны государства), так и выбор мер по борьбе с бедностью. 

В качестве самого распространенного, надежного, хотя и дорогостоящего, метода измерения бедности указан опрос домохозяйств, который позволяет получить информацию  о структуре доходов и расходов домохозяйств, о рыночных ценах и об инфраструктуре населенного пункта.

По результатам последнего обследования Всемирным Банком была произведена обновленная оценка бедности, согласно которой количество бедных в Таджикистане уменьшилось с 81% в 1999 году до 64% в 2003 году. Однако результаты этих обследований не вполне сопоставимы сразу по нескольким причинам. Во-первых, эти обследования проводились на различных выборках. Выборка обследования 2003 года основывалась на данных  переписи населения 2000 года, которая лучше отражает структуру современного таджикского общества в отличие от подсчетов 1999 года. Помимо этого, в 2003 году было в два раза увеличено число опрашиваемых домохозяйств – с 2000  до 4156. Также учет доходов и расходов населения велся в разных валютах: в 1999 году в таджикских рублях, в 2003 году в сомони.

В обследованиях уровня жизни применялись несколько подходов к определению черты бедности. Госкомстат в качестве черты бедности выбрал «рациональную норму питания», которая в 2003 году оценивалась в 67,53 сомони. Другой применяемый Госкомстатом способ – минимальная потребительская корзина, которая в 2003 году оценивалась в 35,03 сомони. Ни один из этих подходов не учитывает научно разработанные нормы калорийности питания, которые закладываются в основу продуктовой корзины.  Следует также заметить, что в данном случае Госкомстатом используются непонятные формулировки, не принятые в большинстве стран, выявляющих критерии абсолютной бедности. Каким образом «рациональная норма питания» может в два раза превышать минимальную потребительскую корзину, в состав которой входит и непродовольственное потребление? Что такое «рациональная норма питания», если она не основывается на научно определенной оценке калорий? Для получения ответов на эти вопросы следует сформулировать для Таджикистана в общепринятой терминологии «необходимую норму потребления калорий», «минимальную продуктовую корзину», «бюджет прожиточного минимума», «минимальный потребительский бюджет» (который будет в несколько раз превышать бюджет прожиточного минимума) и другие.

Безусловно, существует ряд проблем, требующих решения в ходе проведения обследований уровня жизни и при интерпретации полученных данных. Прежде всего,  в настоящее время весьма проблематичным является использование средних показателей, например, соотношение средних денежных доходов и прожиточного минимума. Понятие среднего стандарта потребления в условиях резкой дифференциации доходов утратило свой смысл.

Обычно бедность определяют через среднедушевой доход, поскольку сведения о доходах  являются более доступными. Хотя можно также исчислять ее, исходя из потребления. Именно лишения (депривации) в потреблении могут служить основой методологического подхода к определению бедности. Эффективность метода оценки бедности через лишения  состоит в том, что при этом подходе учитываются занятость в неформальном секторе и неденежные формы оплаты труда. Основатель метода депривации английский ученый П.Таундсен в 70-х годах прошлого века исходил из экспертной депривации, то есть сам составил список необходимых потребностей.

Наиболее актуальным для Таджикистана в настоящее время является установление черты абсолютной бедности, при которой речь идет  об удовлетворении основных биологических потребностей человека, выбирается конкретный набор товаров и услуг, причисляемых к жизненно необходимым. Исходя из этого высчитывается величина прожиточного минимума, при этом в число бедных попадают те, кто не имеют достаточных средств  для обеспечения этого минимума. То есть прожиточный минимум совпадает с чертой абсолютной бедности и его основной функцией является определение границы последней.

В основе показателя прожиточного минимума находится продуктовая корзина, которая содержит научно обоснованную ценность пищевого рациона. Если сравнить этот показатель в странах СНГ, где он составляет 2100-2500 ккал на человека в сутки, и в США, где этот показатель значительно выше - 3700 ккал, то можно установить разницу в уровне жизни населения этих стран.

Наряду с понятием прожиточного минимума, которое включает в себя расходы на продукты, транспорт, жилищно-коммунальные услуги используется понятие минимального потребительского бюджета. Если прожиточный минимум определяет в первую очередь физиологические потребности человека, то минимальный потребительский бюджет нацелен на удовлетворение социальных потребностей человека, поэтому размер его в несколько раз выше размера прожиточного минимума. Именно этот показатель должен быть ориентиром для определения минимальных зарплат, пенсий, пособий, стипендий и других социальных выплат.

Потребительская корзина, как основа минимального потребительского бюджета, отличается от страны к стране не только методами, которыми она рассчитывается, но и составом. К примеру, в США потребительская корзина включает 300 наименований товаров и услуг, во Франции – 250, в Великобритании 350, Германии – 475.

Далее рассматривается, каким образом осуществляются различные подходы к установлению черты бедности в центральноазиатских республиках (Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан), других странах СНГ (Молдова, Россия), а также в странах дальнего зарубежья (США, Индия, Канада).

Глава вторая носит название «Влияние реформирования социальной сферы на распространенность бедности в обществе». В ней представлен «профиль бедности» в Таджикистане, основные группы населения, для которых риск оказаться в числе бедных особенно высок. Предлагаются меры, направленные на устранение причин, повергающих в бедность наиболее уязвимые слои населения.

На основе критического анализа реформ, проводимых в социальной сфере, делается вывод о том, что сокращение финансирования государством социальной сферы  повлечет за собой резкое увеличение государственных расходов в дальнейшем, поскольку малообразованная и не имеющая доступа к услугам здравоохранения рабочая сила не только будет неконкурентоспособна, но и станет потреблять непропорционально высокую долю государственных услуг. 

В первом параграфе второй главы ««Профиль бедности» в Таджикистане» наряду с традиционно бедными инвалидами, пенсионерами и многодетными, отслеживается появление новых категорий бедных, в том числе работающих людей, и связанное с этим явление трудовой миграции.   Анализу подвергнуты отношение к бедным людям со стороны общества и выбираемые ими стратегии выживания.

Некоторые  черты бедности являются общими для стран СНГ. Во всех этих странах велик процент людей, занятых на производстве, но продолжающих оставаться бедными по причине низкой заработной платы. Во всех странах СНГ масштабы и глубина бедности весьма разнятся по регионам. Среди бедных значителен удельный вес домохозяйств с большим числом иждивенцев. Продолжает нарастать  неравенство в обществе. К основным факторам бедности в этих странах можно отнести безработицу, низкую оплату труда, маленький размер пенсий и пособий. Также продолжают существовать устойчивые группы традиционно бедных граждан, к которым относятся многодетные семьи, одинокие матери и инвалиды.

Поскольку три четверти населения Таджикистана проживает в сельской местности, то, соответственно, и бедность в Таджикистане имеет сельское лицо. Бедность в Таджикистан дифференцирована по регионам. Существуют группы населения, которые принято относить к традиционно бедным: это престарелые, инвалиды и многодетные семьи. «Работающие бедные» – люди, обладающие необходимыми знаниями и квалификацией, зачастую ранее имевшие высокий социальный статус (кандидаты наук, торгующие на рынке – не редкость в Таджикистане). Эти люди не должны быть бедными по определению, они обладают всем необходимым набором качеств для того, чтобы бедными не быть. Тем не менее безработица и низкие зарплаты сделали их таковыми. Большая разница в оплате труда существует между государственными предприятиями с одной стороны и частными и международными организациями – с другой. Кроме низкого уровня средней зарплаты отсутствует корреляция между минимальной зарплатой и величиной прожиточного минимума. Влияние государства на рост дифференциации доходов населения невелико, так же как и возможности государства в проведении активной политики в области вознаграждения труда. Безработные – не имеющие работы и зарегистрированные в службах занятости. В то время как официально зарегистрированный уровень безработицы составляет 2,4% (сентябрь 2006 года), реальный ее масштаб гораздо больше – до 30% по оценке Всемирного Банка.

Безработица является наиболее важным фактором трудовой миграции. По данным Правительства Таджикистана, в странах СНГ находится 337,6 тысяч граждан страны, независимые наблюдатели называют цифру на несколько порядков выше – в пределах 1,5 миллионов человек. С одной стороны, налицо экономический эффект: денежные переводы мигрантов, являясь одной из стратегий выживания, сокращают уровень бедности в Таджикистане. Но с другой стороны, Таджикистан в результате этого процесса теряет как квалифицированные кадры, на подготовку которых были затрачены государственные средства, так и просто молодую рабочую силу. То есть наша страна теряет самое ценное, что у нее есть – человеческие ресурсы достаточно высокого уровня развития. Наряду с кратковременными экономическими  выгодами (тем более сомнительными, что деньги, заработанные трудовыми мигрантами, напрямую не инвестируются в экономику Таджикистана) следует рассматривать и более долгосрочные эффекты, в числе которых и демографические проблемы, поскольку на заработки уезжает в основном мужская часть населения Таджикистана. Таким образом, в долгосрочной перспективе трудовая миграция из Таджикистана будет нести больше выгод принимающим странам, восполняя у них дефицит экономически активного населения. Таджикистан сможет воспользоваться плодами этого процесса только в том случае, если вернет трудовых мигрантов на вновь созданные рабочие места, будет использовать накопленный ими опыт, и выгоды от этого превысят затраты на их образование.

Стратегии выживания бедных людей в Таджикистане состоят в снижении приемов пищи в течение дня, продаже личного имущества, зависимости от денежных переводов трудовых мигрантов.

Таким образом «профиль бедности» в Таджикистане имеет прежде всего региональные особенности: бедность больше распространена в сельской местности, чем в городской, и на юге больше, чем в других регионах страны. Большую часть бедных составляют безработные, пострадавшие в результате структурных изменений в экономике; многие из них вынуждены пополнять ряды трудовых мигрантов. Бедность, помимо своего обычного «традиционного» распространения среди инвалидов, стариков и многодетных семей, затрагивает ныне как работающих людей, получающих за свой труд мизерную зарплату, так и семьи, возглавляемые женщинами – последствия гибели мужской части населения в ходе гражданской войны и высокого уровня трудовой миграции, в которой в основном задействованы мужчины. От бедности больше страдают люди с более низким уровнем образования. Растет дифференциация доходов, а наряду с ней возрастает степень неравенства в доступе к здравоохранению и образованию, что будет иметь серьезные негативные последствия для будущего нации.Во втором параграфе второй главы «Феминизация бедности» рассматриваются факторы, способствующие слабой социальной позиции женщин в таджикском обществе, и вызванная этим феминизация бедности, которая не учитывается официальной статистикой. К числу этих факторов относятся: неконкурентоспособность на рынке труда; низкий уровень образования (особенно у молодых женщин); безработица; возрастание семейной нагрузки (в том числе из-за сокращения сферы обслуживания); кризис морали в обществе.

Тяжелый быт, отсутствие права голоса в семье, нереализованность в социуме порождают депрессии, формируют стойкую заниженную самооценку, проявляющуюся в присущих современному  общественному сознанию стереотипах. Попытки построить новую систему ценностей пока повлекли за собой лишь «разброд и шатание» моральных устоев, от чего страдают в первую очередь женщины. В обществе  повсеместно распространено многоженство (явное или скрытое), возрождение традиций раннего замужества, незарегистрированных (юридически не оформленных) браков, что сводит к нулю ценность женщины в семье и общественном производстве.

Для изменения сложившейся ситуации предлагается разрабатывать меры привлечения женщин к занятости: общественные работы, микрокредитование, временная занятость, квотирование рабочих мест для женщин. Необходимо также создавать программы переобучения женщин по новым специальностям в соответствии с современными требованиями. Невозможно переоценить роль образования: следует вернуть девушек в старшие классы школы, из которых они выбывают после 9-го класса. Восстановление сети детских дошкольных учреждений предоставит женщине шансы участвовать в общественном производстве, что также будет способствовать экономическому росту.

Третий параграф второй главы «Реформы в области здравоохранения, образования и пенсионного обеспечения».

Проводимые реформы в области здравоохранения, образования и пенсионного обеспечения зачастую оказывают негативный эффект на положение бедных в стране. Социальный сектор должен являться важнейшим звеном  системы социальной защиты населения, однако этому препятствуют такие преобразования, как фактическое введение платных медицины и образования, преобразование действующей солидарной пенсионной системы в накопительную, децентрализация социальной сферы в целом и ряд других.

Поэтому приоритетом в социальной сфере должно стать сохранение ее исторически сложившегося высокого уровня и адекватной  доли ВВП на эти цели – не менее одной трети, как показывает мировая практика. Основные социальные услуги должны оставаться бесплатными и доступными для широких слоев населения; в противном случае ущерб, наносимый качеству человеческого капитала в стране, будет невосполнимым.

Здравоохранение. Медицинские услуги, ставшие в основном платными, недоступны для беднейших слоев населения, что влечет за собой изменение структуры заболеваемости: выросла заболеваемость социально значимых болезней, таких как туберкулез, называемый «болезнью трущоб», эндокринные заболевания, психические расстройства. Сокращается продолжительность жизни, что не в последнюю очередь связано с тем, что большая часть населения находится в состоянии непрерывного стресса, вызванного снижением уровня доходов, безработицей или ее угрозой. Бедность, исключение людей из жизни общества вызывает сердечно-сосудистые заболевания. В 1999 году смертность от болезней системы кровообращения составила около половины всех смертных случаев. Наблюдается быстрый рост потребления наркотиков, особенно среди молодежи.

Одновременно с этим в переходный период произошло существенное сокращение государственных ассигнований на нужды здравоохранения. В переходный период потенциал финансирования услуг здравоохранения сокращался из-за увеличения безработицы и растущего теневого сектора. Помимо недостаточности финансирования в сфере здравоохранения существует ряд других проблем. Введение медицинского страхования в условиях отсутствия рычагов регулирования рыночных механизмов поведет лишь к росту расходов в области здравоохранения, поскольку как врачи, так и пациенты будут стремиться максимально (но не всегда по необходимости) использовать средства страховых фондов. Поэтому введение подобной меры в Таджикистане было бы целесообразным, во-первых, лишь при росте занятости, а во-вторых, после разработки механизма сбора взносов, который был бы адекватен новой системе здравоохранения, основанной на страховых принципах. 

Растут потери среди медперсонала из-за внешней миграции. Устарели здания и оборудование, ограничены запасы лекарств и расходных медицинских материалов. Приватизация в системе здравоохранения привела к тому, что многие специалисты, в частности фармацевты, стоматологи, работают как частные предприниматели. Наблюдается тенденция к более редкому предоставлению медицинских услуг и самолечению среди населения.

Реформа здравоохранения должна предусматривать гарантированные бесплатные услуги, оплачиваемые из государственного бюджета. Сокращение расходов государства на здравоохранение, падение уровня жизни – эти факторы ослабляют роль здравоохранения, как важнейшего элемента в системе социальной защиты населения. Отсутствие государственного контроля, децентрализация и внедрение нерегулируемых рыночных принципов в этой сфере наглядно демонстрируют неэффективность рынка.

Образование. Таджикистан, как и другие постсоветские республики, имел хорошо развитую систему образования, подготовки и переподготовки кадров. На сегодняшний день основными приоритетами в области образования  являются поддержание исторически сложившихся высоких стандартов дошкольного и базового школьного образования, а также такая перестройка среднего и высшего образования, которая позволила бы им подготовку кадров, востребованных на рынке труда.

Пенсионная реформа. Пенсионная система Таджикистана в настоящее время основывается на принципе солидарности поколений, суть которого заключается в том, что все выплаты производятся за счет текущих денежных взносов экономически активного населения. В последние годы предлагается приспособить отечественную пенсионную систему к рыночным отношениям путем замены механизма солидарного перераспределения на накопительный. В Таджикистане преобразование действующей солидарной пенсионной системы в накопительную началось с 1999 года. Эта система в стране внедряется поэтапно. На очереди построение накопительного компонента системы социального страхования и системы добровольного социального страхования населения. Конечным результатом реформирования станет построение трехуровневой системы: базовая, страховая и негосударственная пенсии.

Однако накопительный принцип финансирования пенсионной системы не может рассматриваться в качестве единственно возможного варианта решения проблем пенсионного обеспечения, поскольку он имеет ряд серьезных недостатков. Финансирование пенсий по инвалидности и по потере кормильца не осуществляется с использованием накопительного механизма. Пенсии по старости также не финансируются из средств, накопленных на индивидуальных пенсионных счетах, в странах с социально ориентированной экономикой.

Следует также пояснить, что накопительная система финансирования пенсий вводилась в странах, переживающих кризис старения населения, то есть повышение удельного веса пенсионеров в общей численности населения. И если в ближайшие годы в пенсионной политике этих стран не будет пересмотрен возраст выхода на пенсию и ее размеры, а индексация пенсий сохранится, то удельный вес расходов  на пенсионное обеспечение в ВВП начнет быстро расти.

Однако в Таджикистане изменения в возрастной структуре населения носят обратный характер. В настоящее время средний возраст жителей Таджикистана составляет 23,5 лет, 70% населения составляет молодежь в возрасте до 30 лет. Численность населения пенсионного возраста по отношению к общей численности составляет 8%. Кроме того, Таджикистан является трудоизбыточной страной, что обусловлено высоким уровнем рождаемости. По числу трудоспособного населения в процентном отношении к общему числу населения Таджикистан занимает ведущее место среди стран СНГ. Возрастание демографической нагрузки на работающую часть населения действительно происходит, но только  вследствие низкого уровня занятости, из-за чего 16,8% трудоспособного населения находятся на иждивении, а не вследствие падения уровня рождаемости и увеличения средней продолжительности жизни, то есть «постарения» населения, как это происходит в развитых странах.

Вопреки реальному положению вещей в 1999 году были приняты поправки к Закону «О пенсионном обеспечении граждан Республики Таджикистан», предусматривающие повышение на 3 года возраста выхода на пенсию. В действительности подобная мера оправдана лишь для тех стран, в которых прирост пенсионеров в несколько раз превышает прирост трудоспособного населения. Для Таджикистана она не является ни своевременной, ни экономически целесообразной, однако может иметь долговременные негативные социальные последствия. 

Поэтому следует разработать теоретические основы такой модели пенсионного обеспечения, которая будет соответствовать демографическим условиям Таджикистана. Критики солидарной системы упускают из виду тот факт, что накопление достаточных сумм на пенсионных счетах возможно лишь при условии наличия стабильной занятости, отсутствии теневой экономики и своевременном перечислении средств работодателем. К тому же в Таджикистане, учитывая низкий уровень экономического развития и высокий уровень инфляции, произведенные в течение трудовой деятельности накопления могут совершенно обесцениться к моменту выхода на пенсию. Никакие структуры, кроме государственных, не в состоянии взять на себя риск инфляции, которая легко может лишить средств пенсионные фонды. В Таджикистане еще не созданы условия для эффективного функционирования финансовых рынков, что является главным препятствием для создания частных пенсионных фондов. Введение частного пенсионного обеспечения без необходимой макроэкономической, финансовой и регулятивной инфраструктуры является еще одним примером неудачной попытки строительства рынка без государственного вмешательства.

Реформирование пенсионной системы не должно сводиться лишь к переходу на накопительный принцип финансирования в качестве единственно возможного варианта. Более целесообразным является изменение характера перераспределения внутри солидарной системы между государством, работодателем и самим работником. Обеспечение  устойчивой покупательной способности пенсий возможно лишь путем  ежегодной индексации трудовых пенсий в зависимости от роста заработной платы и индекса потребительских цен, сложившихся за последние 12 месяцев, предшествующих индексации.

В главе третьей «Основные принципы государственной социальной политики в период реформ» обосновывается непреходящая роль государства в социальной защите населения, поскольку нерешенные социальные проблемы тормозят экономическое развитие страны и нарушают политическую стабильность общества. В связи с этим дилемму между экономической эффективностью и справедливым перераспределением доходов в обществе предлагается разрешать в пользу сохранения основных социальных гарантий населения. Констатируется тот факт, что концепции и программы социальной политики в Таджикистане в настоящее время  основываются на прямо противоположных идеологических предпосылках: от американской модели, предлагаемой концепцией социальной защиты, до рейнской модели, которая служит основой концепции экономического развития.

В первом параграфе третьей главы «Роль государства в социальной защите населения» доказывается необходимость усиления роли государства в период перехода к рынку, поскольку только таким образом можно смягчить трудности этого периода, испытываемые большинством населения. В первую очередь это должно найти отражение в законодательном закреплении системы государственных минимальных социальных стандартов в области здравоохранения, образования, профессиональной подготовки, жилья и трудоустройства с целью удовлетворения важнейших потребностей человека, поскольку Таджикистан является не только рыночным, но и социальным государством, как записано в Конституции страны. Однако реформа системы социальной защиты в настоящее время базируется не на системе государственных минимальных социальных стандартов, а на принципе адресности, что является слишком дорогостоящим, неэффективным и не способствует повышению уровня жизни бедных слоев общества, к которым относится большая часть населения Таджикистана. К тому же в Таджикистане отсутствует официально утвержденная черта бедности, которая могла бы служить критерием определения нуждаемости, поэтому в данных условиях применение принципа адресности является трудно выполнимым.

Такая задача социальной политики, как борьба с бедностью,  является прерогативой государства. Здесь возможны две основные стратегии: 1) предотвращение и искоренение бедности путем поднятия уровня доходов всех граждан выше черты бедности (страны Западной Европы, СССР) 2) смягчение явной нищеты посредством уменьшения степени бедности тех, чей уровень ниже черты бедности, путем увеличения их доходов, что не искореняет бедность вообще (США, развивающиеся страны Азии и Латинской Америки). Первая стратегия носит название рейнской, а вторая – американской.

С этой точки зрения автором анализируются следующие основополагающие концепции и программы социального развития страны.

 Концепция государственной политики содействия занятости населения Республики Таджикистан на 2006-2012 годы в основном сконцентрирована на проблемах неэффективного функционирования служб занятости. Главной проблемой является недостаточность финансирования и слабая связь с работодателями. Признается малая значимость для сокращения безработицы, даже среди официально зарегистрированных безработных, таких активных мероприятий занятости, как переобучение и общественные работы. При этом прогнозируется дальнейший рост безработицы в связи с ростом трудоспособного населения и в условиях отсутствия механизмов обеспечения права на труд и слабым контролем над защитой труда. В концепции обращено внимание на то, что необеспеченность плодотворной занятости, несвоевременная выплата зарплаты, несоответствие между долей затраченного труда и его оплатой негативно влияют на рост экономики. Тем не менее снижение бедности предлагается осуществлять путем стимулирования самопомощи и развития индивидуальной трудовой деятельности среди бедных. То есть решение проблем бедности и безработицы перекладывается на плечи самих бедных и безработных.

В концепции трудовой миграции граждан Республики Таджикистан за границу проблему безработицы предлагается решить, экспортируя рабочую силу за рубеж. Указаны и другие выгоды, которая трудовая миграция несет государству: снятие социальной напряженности, вызванной незанятостью большого числа молодого трудоспособного населения, а также получение дополнительных валютных поступлений. Однако в действительности уже сейчас при существующем высоком уровне безработицы экономика страны испытывает нехватку квалифицированных работников, как указывается в  концепции экономического развития, которая рассматривает трудовую миграцию с точки зрения экономических потерь государства. В концепции трудовой миграции не прогнозируются последствия экспорта рабочей силы на долговременную перспективу и не предлагаются альтернативные стратегии занятости экономически активного населения с целью ускорения темпов роста экономики на родине.

Концепция социальной защиты населения Республики Таджикистан также характеризует денежные поступления от трудовых мигрантов как успешную неформальную систему социальной поддержки и предлагает стимулировать трудовую миграцию, что совмещается в этой изобилующей несообразностями и противоречиями концепции с положением о предотвращении оттока научного, интеллектуального и творческого потенциала республики. В рассматриваемой концепции социальную помощь предлагается осуществлять преимущественно на основе заявительного подхода, с использованием различных методик для определения реальной нуждаемости заявителя и с проведением проверок достоверности предоставляемой информации. Подобная система сама по себе требует непомерно больших административных затрат, даже если не принимать во внимание методологические неясности.

Далее авторы концепции впадают в еще большие противоречия, утверждая, что минимальная заработная плата должна одновременно расти опережающими темпами,  индексироваться в зависимости от роста цен, воспроизводить рабочую силу и обеспечивать покупку потребительской корзины – с одной стороны, а с другой стороны – поэтапно приближаться к прожиточному минимуму.

В качестве положительных последствий пенсионной реформы, предусматривающей построение трехуровневой системы, создание негосударственных пенсионных фондов и внедрение накопительного элемента, указываются «ограничение участия государства» и «снижение налогового бремени на частный сектор экономики».

Наибольшие затруднения вызывают вопросы методологического характера при выявлении соотношения между концепциями абсолютной и относительной бедности. Авторы концепции предлагают в Таджикистане применять критерии относительной, а не абсолютной бедности в связи со снижением уровня жизни. Порогом бедности предлагается признать доход, который в два раза ниже минимального или среднего дохода. На самом деле во всем мире концепция относительной бедности начинает использоваться при повышении среднего уровня жизни, а вот если уровень жизни имеет тенденцию к снижению, то происходит переход к концепции абсолютной бедности. Использовать черту относительной бедности можно лишь в том случае, если за образец выбирается тот тип потребления, который распространен среди большинства населения, то есть существует многочисленный средний слой населения, который ведет «общепринятый образ жизни». В Таджикистане использование средних величин невозможно по той причине, что большинство населения проживает в бедности (по любой методике) и есть узкий круг состоятельных. В данном случае можно вывести лишь средний арифметический показатель, однако это не будет «средним» в значении «распространенный среди большинства». Далее, в концепции ставится знак равенства между чертой бедности, которая составляет половину от среднего дохода, и чертой бедности, составляющей половину от минимального дохода. Но минимальный доход сам по себе уже есть черта бедности, выводиться из него может только крайняя нищета. Подобное решение вопроса является образцом того, как можно манипулировать ситуацией с бедностью в стране, исходя из псевдонаучных предпосылок.

Программа экономического развития Республики Таджикистан на период до 2015 года в противоположность всем остальным анализируемым документам рассматривает социальный блок как важнейший в обеспечении экономической безопасности страны. В ней речь идет о создании надежной государственной системы социального обеспечения, которая предусматривает повышение минимального уровня заработной платы до суммы, соответствующей потребительской корзине, повышение пенсий и пособий, а также неуклонную реализацию конституционных положений о бесплатности услуг образования, здравоохранения, культуры и спорта. Трудовая миграция в данном документе расценивается как деградация отечественного человеческого капитала, поскольку подавляющее большинство трудовых мигрантов работает не по своей специальности, а используется на работах, не требующих квалифицированного труда. Согласно этой программе Таджикистан в десятки раз отстал от пороговых значений показателей бедности. Для исправления сложившейся ситуации предлагается сокращение чрезмерной дифференциации денежных доходов населения, гарантированное государством индексирование доходов и сбережений населения. Целью социальной политики провозглашается повышение качества и уровня жизни населения с учетом прогрессивных жизненных стандартов, достижение социального равенства и справедливости, всеобщей доступности основных социальных благ, полное преодоление бедности.  

Отсутствие базовых концепций является серьезным препятствием на пути реформ. Две последние концепции – «Концепция социальной защиты» и «Программа экономического развития» – особенно ярко иллюстрируют наличие в сегодняшнем идеологическом поле Таджикистана двух противоборствующих тенденций. Концепцией социальной защиты предлагается американская модель социальной политики, в которой система социального обеспечения заменяется системой адресной социальной помощи лишь самым нуждающимся, роль государства в этой системе сведена к минимуму, бедные должны сами заботиться о своем выживании. В концепции экономического развития, напротив, в качестве основы выбрана европейская (рейнская) модель социальной политики, в которой функционирует всеобщая система социального обеспечения.

Основным принципом социальной политики нового типа должен являться принцип социальной справедливости, обеспечивающий для всех членов общества равный доступ к материальным и духовным благам. Среди функций социальной политики ведущей признается функция обеспечения социальной защищенности, что служит залогом легитимности и политической стабильности власти. Непризнание либо недопонимание этой функции ведет к ослаблению и разрушению государства. Рыночная система хозяйствования предполагает не сокращение, а усиление роли государства  в проводимых экономических реформах, что позволяет смягчить трудности переходного периода для подавляющего большинства населения. Это вмешательство государства и его контролирующее воздействие на стихию рынка реализуется в виде различных систем социальной защиты в разных странах в соответствии с политическими и социокультурными традициями каждого общества.

Далее предлагаются разные типы классификации мировых систем социальной защиты в зависимости от выбора следующих критериев, положенных в основание деления: уровень перераспределения ВВП через государственный бюджет, организация системы социального страхования, степень участия государства.

В результате проведенного анализа находит свое подтверждение положение о том, что сама по себе система  социальной защиты не способна решить проблему бедности в обществе и тем более не способна искоренить причины, порождающие бедность. Для этого необходим,  прежде всего, рост производства, за счет которого только и возможно создание новых рабочих мест, что обеспечивает сокращение безработицы, которая и является основной причиной, порождающей и поддерживающей бедность в таджикском обществе. Сокращение бедности может быть достигнуто только путем проведения государством политики снижения неравенства и создания условий для получения доходов. Однако система социальной защиты может быть более эффективной и способствовать повышению уровня жизни наиболее обделенных слоев населения.

Второй параграф третьей главы «Совершенствование законодательства Республики Таджикистан в социальной сфере» раскрывает основные особенности новой системы законодательства, которая зачастую носит  искусственный и декларативный характер и не оказывает воздействия на процессы, происходящие в обществе. В действительности нормативно-правовая база в социальной сфере  должна отражать реалии нового общественного устройства. Проведенный анализ показывает, что основной недостаток действующей системы состоит в отсутствии закона о прожиточном минимуме и соответствующем закреплении положения о том, что минимальная заработная плата и ряд социальных выплат не могут быть ниже этого уровня.

Сквозь эту призму и рассматриваются основные законы Республики Таджикистан в социальной сфере.

Трудовой кодекс – не отражает повышение цены труда, как приоритетное направление политики доходов. Заработная плата в настоящее время не выполняет своих основных функций: воспроизводственной и стимулирующей. Также не закреплено положение о том, что минимальная заработная плата не может быть ниже прожиточного минимума. Права профсоюзов минимизированы, а права работодателей неоправданно расширены в законе, в то время как в реальности следует расширить влияние профсоюзов на сферу занятости.

Закон об индексации доходов населения – не определяет главного: в каких случаях должен включаться механизм индексации и каким образом должен рассчитываться размер последней. На практике индексация полностью заменена периодическими повышениями зарплат и пенсий, но без учета роста потребительских цен.

Закон о социальном партнерстве, соглашениях и коллективных договорах – не работает и носит в основном декларативный характер. Законодательство в этой области лишь констатирует существующее положение вещей, но не обеспечивает реальное социальное равновесие в сфере труда.

Закон о содействии занятости населения – согласно этому закону срок выдачи пособия по безработице ограничивается 6 месяцами, хотя в действительности люди остаются безработными гораздо дольше указанного периода. Необходимо внести в законодательство изменения, позволяющие установить размер пособия по безработице на уровне прожиточного минимума и не ограничивать срок его выдачи лишь 6 месяцами, поскольку именно хронически безработные имеют первоочередное  право на государственную поддержку. Программы занятости должны носить активный характер, поэтому в законе больше внимания должно быть уделено переподготовке безработных, что позволит им быстрее включиться в общественное производство. Закон не отражает важнейшую роль служб занятости в решении проблемы обеспеченности рабочими местами, для чего им следует устанавливать более тесные связи с работодателями и обеспечивать региональную мобильность рабочей силы. Также закон не предусматривает механизмы, позволяющие решить проблемы со статистикой занятости, и не усиливает регулирующую роль государства в этой сфере.

Закон о государственном социальном страховании – целью данного закона является снижение степени прямого участия государства в социальной защите населения. Основная нагрузка перекладывается на самого работника и работодателя, поскольку объем страховых выплат зависит от перечисленных ими взносов. Закон носит рамочный характер, хотя в развитых странах страховые системы являются важнейшим звеном системы социальной защиты.

Децентрализация не способствует разработке мероприятий, которые лучше всего осуществляются на национальном уровне, и порождает законотворчество, плодом которого становятся плохо подготовленные законы. Государству принадлежит важная роль в создании системы заонодательства, способствующего рыночной деятельности. Однако обновление юридической базы должно вызываться необходимостью отражения происходящих изменений в социально-экономической системе, а не быть плодом бюрократического законотворчества. В Таджикистане необходимо создать эффективно функционирующую нормативно-правовую базу, действительно отражающую реалии нового общественного устройства.

Отсутствие целостной концепции социальной политики, находящей свое отражение как в исполнительной, так и в законодательной сферах, не позволяет правильно расставить приоритеты, в то время как среди фукнций социальной политики основной является функция социальной защищенности, что служит залогом легитимности и политической стабильности власти; недопонимание этой функции ведет к разрушению государства.

В заключении обобщаются основные научно-теоретические выводы диссертационного исследования.

Основное содержание диссертации изложено в следующих

публикациях автора:

    • Вопросы законодательного регулирования и разработки социальной политики государства.// Социальный вестник, №2, 2001, Москва. (0,5 п.л.)
    • Сокращение бедности – приоритет социальной политики РТ в период независимости.// Проблемы укрепления национальной независимости Республики Таджикистан. Душанбе, 2006г. (0,4 п.л.)
    • Определение черты бедности.// Известия АН РТ, Отделение общественных наук, №4, 2007.(0,5 п.л.)
    • Определение черты бедности.// Известия АН РТ. Серия: Философия и правоведение, №3, 2007. (0,5 п.л.)
    • Социальная защита населения Республики Таджикистан в современных условиях.// Известия АН РТ. Серия: Философия и правоведение, №4, 2007. (0,5 п.л.)
    • Типология бедности.// Известия АН РТ. Серия: Философия и правоведение, №1, 2008. (0,5 п.л.)
    • Пути пенсионной реформы в Таджикистане.// Известия АН РТ. Серия: Философия и правоведение, №2, 2008. (0,4 п.л.)
    • Роль государства в социальной защите населения. // Известия АН РТ. Серия: Философия и правоведение, №2, 2008. (0,4 п.л.)
    • Проблемы реформирования системы образования в Таджикистане.// Известия АН РТ. Серия: Философия и правоведение, №3, 2008.(0,5 п.л.)
    • Стратегии социального развития современного Таджикистана.// Известия АН РТ. Серия: Философия и правоведение, №4, 2008. (0,8 п.л.)
    • Бедность и социальная политика государства в республике Таджикистан. Душанбе, 2008 (10,5 п.л.)

    Подробнее об этом см.: Справочное пособие по истории немарксистской западной социологии. М., 1986; Сычева В.С. Бедность и ее измерение. // Социологические исследования. 1996, №3.

      Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962; Мальтус Т.Р. Опыт закона о населении. М., 1895.

    Спенсер Г. Социальная статика. Изложение социальных законов, обуславливающих счастье человечества. СПб., 1906; Прудон П.-Ж. Бедность как экономический принцип. М., 1908; Реклю Э. Богатство и нищета. М., 1906; Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.23.

    P.Townsend. Poverty in the United Kingdom. Berkley and Los-Angeles, 1979; Peter Townsend. Measures and Explanations of Poverty in High income and Low income countries: The Problems of Operationalizing the Concepts of Development, class and Poverty.// The Concept of Poverty. NY., 1970. 

    Amartya Sen. Conceptualising and Measuring Poverty.// Poverty and Inequality. Stanford, California, 2006; Amarty Sen. Levels of Poverty: Policy and Change. World Bank, 1980; Amartya Sen. Beyond the Crisis. Development strategies in Asia. Institute of Southeast Asian Studies. Singapore, 1999.

    Рэвелльон М. Сравнительные оценки бедности. Вашингтон. Всемирный Банк, 2000.

    Гонтмахер Е.Ш. Социальная политика: уроки 90-х. М., 2000; Гордон Л.А. Четыре рода бедности в современной России. // Социологический журнал. 1994, №4; Заславская Т.И. О социальном механизме постсоветских преобразований в России. М., 2002; Можинина М.А. Распределительные отношения: доходы и потребление населения. М., 2001; Муздыбаев К. Экономическая депривация, стратегия ее преодоления и поиск социальной поддержки. // СПб., 1996; Мухтарова К.С. Распределение доходов и бедность в переходной экономике. Алматы, 2000; Овчарова Л., Корчагина И., Турунцев Е. Система индикаторов уровня бедности в переходный период в России. Науч.доклады №98/04. М.,1998; Разумов А.А. Работающие бедные в России. М., 2002; Ржаницына Л.С. Вопросы теории и практики сокращения бедности в России.//Проблема бедности в современной России./Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. - 2003.- №20(213); Римашевская Н.М. Человек и реформы: секреты выживания. М., 2003; Румянцева Е.Е. Стратегия преодоления бедности. Минск, 2001; Тихонова Н.Е. Феномен городской бедности в современной России. М., 2003; Шевяков А.Ю. Экономическое неравенство, уровень жизни и бедность населения России и ее регионов в процессе реформ: методы измерения и анализ причинных зависимостей. Закл. отчет. М., 1999.

    Дустбоев Ш.Д., Мирзоев Т.Х., Умаров Х.У. Бедность и пути ее снижения. Душанбе, 2000; Фолкингем Дж., Башери А. Детская бедность в Таджикистане. ЮНИСЕФ, Душанбе, 2007.

    Шоисматуллоев Ш.  Таджикистан в зеркале преемственности  и смены поколений.    Душанбе, Ирфон, 2008.

    Муздыбаев К. Экономическая депривация, стратегия ее преодоления и поиск социальной поддержки. // Труды С.-П. Филиала Института социологии РАН, СПб., 1996.

    Гордон Л.А. Четыре рода бедности в современной России. // Социологический журнал. 1994, №4.

    Римашевская Н. Человек и реформы: секреты выживания. М., 2003.

    Томпсон Дж. Л., Пристли Дж. Социология. М., АСТ, 1998,с.363-374.

    См. Таджикистан. Страновая гендерная оценка. Азиатский Банк развития, 2006.

    Статистика бедности на местном уровне. Отчет. ПРООН, 2005.

    Бедность: альтернативные подходы к определению и измерению. М., 1998.

    Townsend P. Measures and Explanations of Poverty in High income and Low income countries: The Problems of Operationalizing the Concepts of Development, class and Poverty.//The concept of Poverty. NY., 1970, p.29.

     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.