WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Интегративная стратегия гендерного подхода в социальном познании

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

 

КЛЮЧКО Ольга Ивановна

 

 

ИНТЕГРАТИВНАЯ СТРАТЕГИЯ ГЕНДЕРНОГО ПОДХОДА В СОЦИАЛЬНОМ ПОЗНАНИИ

 

 

Специальность 09.00.11. – социальная философия

 

 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

Саранск 2009


Работа выполнена на кафедре философии для естественно-научных и инженерных специальностей ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева».

Научный консультант:                              доктор философских наук, профессор

Савкин Николай Степанович

Официальные оппоненты:                       доктор философских наук, профессор

Добрынина Валентина Ивановна

доктор философских наук, профессор

Лисеев Игорь Константинович

доктор философских наук, доцент

Пак Галина Станиславовна

Ведущая организация:                               Московский городской

педагогический университет

Защита состоится «__5__» июня 2009 года в __14-00___ на заседании диссертационного совета Д 212.166.04 при Нижегородском государственном университете имени Н. И. Лобачевского по адресу:

603000, г. Нижний Новгород, Университетский пер., д. 7, ауд. 203.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале фундаментальной библиотеки Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского, пр. Гагарина, д. 23, к.1.

Автореферат разослан «____»  марта 2009 года.

Ученый  секретарь

диссертационного совета

д. филос. н.                                                                                   А. Н. Фатенков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования современного состояния социального познания существенна в связи с непрерывным взаимопроникновением зарубежного и отечественного научного, мировоззренческого, культурного и образовательного опыта. Синтез различных подходов к изучению общества порождает качественно новые направления социального познания. Специфической особенностью социального познания является единство его субъекта и объекта – люди сами создают общество и сами его познают. Однако большинство социальных концепций не учитывают фактор пола в изучении общества. Феминистские и гендерные исследования рассматривают пол как социально-культурный феномен, который создается обществом и воспроизводится людьми, и, в свою очередь, структурирует, стратифицирует социум и определяет специфику его восприятия и исследования.

До недавнего времени гендерные исследования развивались в отечественной науке как междисциплинарная сфера знания. В последние годы данная проблематика начинает концентрироваться и развиваться в отдельных научных дисциплинах: философии, социологии, истории, культурологии, лингвистике и психологии. Однако, не смотря на легитимацию гендерных исследований в российской науке, до сих пор продолжаются дискуссии по поводу обоснованности данного научного направления и неоднозначности калькированного термина «гендер» и его производных. В русском языке до сих пор отсутствует его адекватный эквивалент. Определенные затруднения, очевидно, вызывает и тот факт, что использование этого заимствования является индикатором постмодернистских, конструктивистских, феминистских теорий, ранее широко не использовавшихся в отечественной науке. Кроме того, многие исследователи признают наличие андроцентризма в изучении актуальных социальных проблем и в самом построении научного сообщества.

В России методология гендерного исследования находится в стадии освоения и развития. Происходит постепенное осознание как трудностей культурного переноса западных социальных теорий, так и актуальности и востребованности данного направления в российской социальной науке. В связи с этим возникают попытки адаптации зарубежных концепций к отечественным традициям социального познания, критики методологических искажений и псевдогендерных исследований, интеграции гендерного подхода в изучение российского общества.

Гендерные исследования возникли и интенсивно развиваются как составляющая постмодернистской концепции социально-гуманитарных наук. Применение гендерного подхода проблематизирует само понятие «пол», оно становится неоднозначным, его понимание претерпевает общую со многими понятиями судьбу в философии ХХ века, когда они из «классических» объектов исследования становятся «неклассическими». В настоящее время гендерный подход стал методологическим ключом к изучению социокультурной детерминации человека, подобно тому, как в свое время такую же функцию стали выполнять понятия «раса» и «класс». Примечательно, что фактически ни одна из классических философских концепций не вышла за рамки дуализма  маскулинное/рациональное и феминное/эмоциональное. Гендерный  символизм оказался одним из факторов формирования знания об обществе и человеке. Бинарность мышления и его ценностная окрашенность во многом детерминируют способы восприятия,  категоризации и социального производства гендерных различий, а также их использования в качестве метафор для описания социальных явлений.

Критический характер гендерного подхода привел к рассмотрению социального познания как политического процесса, к более глубокому пониманию социально-культурной детерминации научного знания. Стали возможными изучение и поиск путей разрешения многих острых общественных проблем в рамках гендерной интеграции на международном, государственном, региональном уровнях. Вместе с тем изучение литературы показывает, что ряд существенных проблем гендерных исследований не получил достаточной разработки. Во-первых, соотношение традиционных социальных теорий и гендерного подхода, их трансформация под влиянием друг друга определены несущественно, что проявляется в фактическом отсутствии гендерного компонента как во многих экспериментальных работах, так и в теоретических построениях. Во-вторых, в современном социальном познании зачастую происходит игнорирование гендерных проблем, нивелирование их глобальными, рассмотрение их как частных, узких, и, наоборот, налицо исследования, где пол представляется в качестве единственно значимого фактора. В-третьих, тенденция рассматривать мужчин и женщин как две гомогенные выборки остается в настоящий момент не преодоленной. В большинстве случаев не учитываются не только возраст, но и столь существенные характеристики, как статус, профессия, место жительства, этническая и конфессиональная принадлежность.

Должного внимания не получило то влияние, которое оказывают на подбор фактического материала, его анализ и объяснение гендерные установки и стереотипы самих исследователей. Гендерные характеристики рассматриваются как неизменные, изначальные, исключительно объективно, но не субъективно существующие. Представляется необходимой разработка указанных методологических проблем, что позволит повысить качество, статус и практическую значимость гендерных исследований в России и будет способствовать дальнейшей интеграции гендерного подхода в изучение современного общества, обогащая, таким образом, теорию и практику социального познания.

Степень разработанности проблемы

Современное социальное познание характеризуется отсутствием доминантной парадигмы, оно поливариантно и плюралистично. Кризис в изучении общества, обозначаемый как парадигмальный, фиксируется в работах авторов различных направлений: постмодернизма (Ф. Гваттари, Ж. Делез, Н. Н. Козлова, Ж. Лиотар, С. Смит), неомарксизма (А. С. Ахиезер, А. В. Бузгалин, С. Э. Крапивенский, Н. С. Савкин, А. В. Филиппович), конструктивизма (Дж. Джерджен, М. Киммел, Е. Г. Трубина), феминизма (Дж. Скотт, О. В. Воронина).  Методологический кризис социального познания постепенно преодолевается посредством различных подходов.

Идеи междисциплинарности в социальном познании высказываются как зарубежными (И. Валлерстайн, А. Турен, Н. Дж. Смелзер), так и отечественными исследователями (И. Т. Касавин, В. Я. Ельмеев, В. А. Лекторский). Принципы холизма, гетерогенности и толерантности в социальное познание вносят разработки Екатеринбургской школы социальной философии (А. Ю. Зенкова, В. Е. Кемеров, Т. Х. Керимов, А. Е. Смирнов). Интенсивно обсуждается возможность объединительных подходов в изучении общества (П. Бурдье, Э. Гидденс, В. И. Ильин, Р. Коннел, В. В. Шкода). В исследованиях последних лет актуализируются идея многомерности в качестве одного из принципов методологии социального познания, высказанная В. Ж. Келле, а также идея комплиментарности (взаимодополнительности) подходов к изучению общества, которую Н. С. Розов реализует как концептуальный синтез макроисторических парадигм.

Об актуальности этих идей говорит серия научных и образовательных форумов: «Толерантность и полисубъектная социальность» (научно-практическая конференция, Екатеринбург, 2001); «Методология обществознания и проблема толерантности» (Летняя школа по исследованиям толерантности, Екатеринбург, 2001); «Социальная философия и проблемы толерантности» (Международный конгресс по толерантности. Екатеринбург, 2002). Проблемы интеграции знаний об обществе нашли свое отражение в материалах «круглых столов»: «Диалог и коммуникация - философские проблемы», ИФ РАН. Москва, 1989; «Философия и интеграция современного социально-гуманитарного знания», Москва, 2004; «Количественный и качественный анализ: органическое единство или автономия», 6-е Харчевские чтения, 2004;  международного симпозиума «Знание и общество» (IV Российский философский конгресс, 2005, Москва), международных научных конференций «Гуманитарное образование и социальный контекст: гендерные проблемы» (Санкт-Петербург, 2007), «Гендерные проблемы в современной России» (Москва, 2008), всероссийской научно-практической конференции «Интеграция региональных систем образования» (Саранск, 2008).

Необходимость гуманитаризации обществознания отмечают в своих работах В.  Е.  Кемеров, В.  А.  Лекторский, Г.  А.  Сатаров. Как следствие в социальное познание активно привносятся качественные методы исследования – кейс-стади, глубинные интервью (М.  М.  Малышева, Б.  Фливберг), такие феноменологические и герменевтические процедуры, как анализ биографий, дневников (И.  Жеребкина, Н.  Н.  Козлова), художественной литературы (И. Савкина), визуальных образов (А. Усманова, Е.  Р.  Ярская-Смирнова).

Значительную роль в формировании новых подходов в изучении общества сыграли теории, центральное внимание которых посвящено проблеме взаимоотношения мужчин и женщин. Проблема пола в философии является традиционной. Большинство классических философских концепций и школ (Платон, Аристотель, Августин, Ф.  Аквинский, Ж.  -Ж.  Руссо, И.  Кант) мужское и женское начала  рассматривают как противоположные, хотя и взаимосвязанные онтологические и  гносеологические принципы: маскулинность символизирует духовное, божественное, культурное, рациональное и универсальное, а феминность - природное, телесное, нерациональное и частное. Первым феминистским проектом в истории философской мысли является работа М.  Уоллстонкрафт «В защиту прав женщин» (1792 г.), основанная на идеях Дж. Локка о равных правах для всех граждан. В политической западной философии выделяется проект Дж. Милля о необходимости образования и прав собственности для женщин.

Неклассические идеи о телесности и эксцентрической субъективности Ф. Ницше, а также взгляды на проблему подчиненного положения женщин Г. Зиммеля по-новому расставили акценты в изучении феноменов мужского и женского – впервые подверглись критике бинарные половые оппозиции. Эти новации заложили теоретическую базу мощного феминистского движения (первоначально в западных странах, а позднее – в России), философские основы которого представлены в теперь уже классических работах С. де Бовуар, А.  Колонтай, К.  Миллет, Б.  Фридан.

Гендерный подход в изучении человека и общества сформировался в 70-е годы XX века на основе таких неклассических философско-критических дискурсов, как постструктурализм и постмодернизм (Р. Барт, Ж. Деррида, Ж. Делез, Ж.-Ф.  Лиотар, М.  Фуко), философия феминизма (Дж.  Батлер, Л. Иригарэ, Ю.  Кристева, Э.  Гросс, Г. Рабин, Э. Сиксу, Р. Унгер), социальный конструктивизм А. Шюца, П. Бергера и Т. Лукмана, символический интеракционизм И. Гоффмана, этнометодология Г. Гарфинкеля, понимающая социология М. Вебера и многих других. Значительный вклад в понимание пола как социального конструкта внесли работы антрополога М. Мид, социологов Э. Гидденса и П.  Бурдье, психологов Э.  Маккоби и С.  Бем. В СССР и затем в России в поле зрения исследователей длительно находилась проблема половых различий (Б. Г. Ананьев, В. Е. Каган, И. С. Кон).

Собственно методология гендерного исследования разрабатывается в работах зарубежных авторов, в которых условно выделяется теория социальной конструкции гендера (Д. Зиммерман, А. Рич, Р. Унгер, К. Уэст, Дж. Экер) и теория гендерной системы (Дж. Скотт, Т. де Лауретис, Ю. Хирдман). Существенный вклад в разработку теоретических моделей маскулинности и феминности, как психологических и социокультурных феноменов  внесли С. Бем, Э.  Гидденс, М. Киммел, И. С. Кон, Р. Коннел, Дж. Плек. В настоящее время в рамках гендерных исследований интенсивно развиваются объединительные парадигмы (Р. Коннел, Е. Здравомыслова, А. Темкина)  и общенаучные модели гендерных исследований (Дж. Лорбер, Л. П. Репина, Дж. Скотт)

В России гендерные исследования появляются с конца 1980 гг. в работах О. А. Ворониной, Т. А. Гурко, М. М. Малышевой, А. Посадской, Н. Н. Пушкаревой, Н. М. Римашевской. Уже в начале 1990-х открываются первые лаборатории и центры гендерных исследований. Одним из первых научных мероприятий, в названии которого прозвучал термин «гендер», была Первая Российская летняя школа по женским и гендерным исследованиям «Валдай-96». Поток литературы по изучению гендерных аспектов жизни российского общества чрезвычайно разнороден, поэтому целесообразно выделить несколько направлений исследований:

  • анализ политико-правовых аспектов общественной жизни: политических ориентаций, политического статуса и поведения, реализации  политических прав и свобод мужчин и женщин (Т. Э. Ковалева, Е. В. Кочкина, Н.  А.  Кузнецова, М.  М.  Малышева, С. В. Поленина, Г. Г. Силласте, В. И. Успенская);
  • гендерный анализ экономики: соотношения мужской и женской занятости в различных отраслях экономики, безработицы и ее причин, профессиональной реализации, карьеры и активности мужчин и женщин (Л. В. Бабаева, О. М. Здравомыслова, М. М. Малышева, Л. С. Ржаницина, З. А. Хоткина);
  • анализ семьи как основного фактора конструирования гендерной идентичности: изучение влияния взаимоотношений в семье и ближайшем социуме на развитие мальчиков и девочек, мужчин и женщин, а также трансформация супружества, родительства (Т. А. Араканцева, М. Ю. Арутюнян, М. Е. Баскакова, Ю. В. Градскова, Т. А. Гурко, О. В. Заводилкина, О. М. Здравомыслова, Ж. В. Коробанова, Л. В. Попова, Л. И. Савинов, Н. С. Юлина);
  • анализ конструирования маскулинности и феминности через политику репрезентации в таких ценностно-контролирующих сферах общества, как средства массовой информации, религия, язык, искусство, мода (Н. И. Ажгихина, О. А. Воронина, Т. А. Клименкова, Е. И. Кравченко, Н. Л. Пушкарева, Е. И. Трофимова, А. Усманова, С. А. Ушакин);
  • анализ гендерной социализации в образовании и его основных институтах – детских садах, школах, вузах (М.  Е.  Баскакова, Л. В. Попова, Е. А.  Рузанкина, И. А. Тупицына, Е. С. Турутина, Л. В. Штылева, Е. Р. Ярская-Смирнова).

Помимо междисциплинарного изучения процесса конструирования пола в различных сферах российского общества наблюдается активное внедрение гендерного подхода в основные социально-гуманитарные дисциплины –философию (Г. А. Брандт, О. А. Воронина, О. В. Зиневич, В. Н. Кириллина, О. В. Рябов), социологию (Т. М. Дадаева, И. Тартаковская), антропологию и историю (Л. П. Репина, Н. Л. Пушкарева, П. П. Щербинин), социальную работу (К. В. Фофанова, Е.  Р.  Ярская-Смирнова), лингвистику (А. В. Кирилина, И. Савкина), психологию (И. С. Клецина, Л. В. Попова, Н. К. Радина), педагогику (Е. Н. Турутина, Л. В. Штылева).

В настоящее время активно переосмысливаются методологические основания и терминология гендерных исследований. Дж. Скотт отмечает увеличивающийся разрыв между гендерными исследованиями и феминизмом. Р.  Брайдотти и С.  Ушакин считают термин «гендер» неопределенным и теоретически неадекватным. Продолжается разработка гендерной терминологии («гендерный уклад» - Б. Пфау-Эффингер, «гендерный порядок» - С.  Ашвин, «гендерная композиция» - Р.  Коннел, «гендерная картина мира» - О.  В.  Рябов, «гендерный капитал» - К. В. Фофанова). Новые акценты возникают в осмыслении центральных для гендерных исследований феноменов - «власть», «насилие», «публичное», «интимное» (М.  Рыклин, И.  Жеребкина), «гендерное равенство» (О. А. Воронина, Дж. Скотт). Осуществляется феминистская критика процессов глобализации (Е. А. Баллаева, К. Вихтерих,  К. Миллер, И. Ставерен, Г. Сэн). Предпринимаются попытки комплексного гендерного подхода к экономическому и социальному развитию (Е. В. Исраелян, М. Коллинз, И. Н. Мелех, Н. М. Римашевская, К. Хеннан, О. А. Хазбулатова).

Подвергаются критике бинарные половые оппозиции и гендерные стереотипы, воспроизводящиеся в самих гендерных исследованиях, (Т. В. Барчунова). По-прежнему значимым объектом исследования являются гендерные различия и сходства (Т. В. Бендас, Ш. Берн, Е. П. Ильин). Депатологизируются представления о гомосексуальности (Е. Омельченко). Расширяется понимание вариативности моделей маскулинности в российском контексте (Д. А. Смирнов, И. Н. Тартаковская, О. В. Шнырова).

В отечественных гендерных исследованиях происходит постепенное осознание трудностей адаптации зарубежных концептов (Г. И. Зверева, И. Савкина), сложностей адекватного перевода зарубежных работ (Т. В. Барчунова, Е. А. Здравомыслова, Н. Носова, А. А. Тёмкина, Н. Ходырева) подчеркивается необходимость учета контекста формирования теории и разработки собственного языкового дискурса (Н. Ажгихина, С. Ушакин, Н. К. Радина).

Внимательному изучению подверглись гендерные стереотипы как феномен общественного сознания в работах В. С. Агеева, П. Бурдье, В. Е. Кагана, И. С. Клециной, Р. Коннела, Т. Б. Рябовой, Т. И. Юферевой. Гендерная стереотипия как способ репрезентации традиционной культуры исследовалась О. В. Рябовым, О. С. Селивановой.  Стереотипность в исследовании и оценке социальных явлений отмечают О. А. Воронина, Ю. Градскова, Т. Журженко, И. С. Кон, А. В. Лысова, А. Усманова, В. Суковатая. Отсутствие гендерной интеграции в большинство школьных и вузовских учебников и образовательных программ вследствие стереотипии подчеркивают О. А. Воронина, Н. Н. Козлова, В. И. Успенская, Л. В. Штылева.

Гендерное образование и просвещение позиционируется как один из ведущих критериев демократизации общества (М. Андерсен, О. М. Здравомыслова, Дж. Келли, Н. Смелзер, Н. А. Шведова, О. Шнырова) и как необходимый механизм достижения гендерного равенства (О. А. Воронина, Л.  Г.  Лунякова, С. В. Поленина). Однако цели, задачи и стратегии интеграции гендерного подхода в систему российского образования (И. С. Клецина, И. Н. Тартаковская, К. В. Фофанова, В. И. Успенская, И. И. Юкина, Е. Р. Ярская-Смирнова), а также методика преподавания гендерной проблематики (белл хукс, С. Бем, Е. В. Дементьева, И. Костикова, В. Суковатая, Л.  В.  Штылева) и гендерные установки самих педагогов (И.  Горшкова, Н. Осетрова, Е. Н. Турутина) по-прежнему являются предметом научных дискуссий.

Многие принципиальные вопросы гендерных исследований остаются недостаточно ясными. Так, теоретическую и практическую сложность представляют проблемы гендерного равенства, учета гендерных различий в разных сферах жизни общества, создание условий для реализации возможностей людей независимо от их половой принадлежности. Далеки от однозначного решения попытки определения самого термина «гендер» и его производных, его соотношение с категорией «пол». Трудности вызывает позиционирование мужчин в качестве субъектов и объектов гендерного исследования. Гендерное образование приравнивается к дифференцированному по половому признаку. Таким образом, многие теоретико-методологические проблемы данного научного направления далеки от однозначного решения, что и определило специфику нашего исследования.

Объектом исследования является гендерный подход к изучению социальных феноменов и процессов.

Предметом исследования выступает теоретико-методологические основания интеграции гендерного подхода в современное социальное познание.

Целью диссертационного исследования является разработка и обоснование интегративной стратегии гендерного подхода в изучение общества.

Достижение данной цели предполагает решение следующей системы задач:

  • выявить ведущие тенденции развития современного социального познания;
  • определить специфику социального и общенаучного контекста возникновения гендерных исследований;
  • проследить генезис методологии гендерного подхода в изучении общества;
  • провести критическую рефлексию методологических проблем гендерных исследований;
  • рассмотреть и объяснить влияние гендерной стереотипии в социальном познании;
  • обосновать направления интеграции гендерного подхода в современное социальное познание;
  • выделить специфические особенности и методологические проблемы интеграции гендерного подхода в изучение российского общества;
  • изучить процесс интеграции гендерного подхода в систему отечественного образования;
  • разработать систему мер по оптимизации и развитию гендерного образования в России.

Основная гипотеза исследования заключается в следующем: гендерный подход является примером интегративной методологии в изучении общества. Теоретико-методологическая база гендерного подхода находится в стадии интенсивного развития и инкорпорирует принципы холизма, гетерогенности, антиэссенциализма. Наиболее сложной методологической проблемой гендерного подхода является преодоление оппозиции «мужское» - «женское» в исследовании социальных феноменов и процессов. В современном социальном познании прослеживается гендерная стереотипия в изучении актуальных общественных проблем. Доминирующая стратегия в развитии гендерного подхода – есть интеграция в современное социальное познание.

Теоретико-методологическая база исследования.

Основу методологии исследования составляет конструктивистское понимание представлений о мужчинах и женщинах, их взаимоотношениях, особенностях, ролях, функциях и, следовательно, «мужском» и «женском» в обществе и культуре, вариативности и изменяемости содержания этих понятий. В исследовании были использованы следующие подходы и теории:

  • междисциплинарный подход, обоснованный в работах зарубежных (И. Валлерстайн, А. Турен, Н. Дж. Смелзер) и отечественных исследователями (В. Я. Ельмеев, И. Т. Касавин, В. А. Лекторский) и реализованный при использовании помимо социально-философской и философско-методологической, также и социологической, психологической, лингвистической, феминистской, политико-правовой литературы;
  • аксиологический подход к изучению понятийного аппарата современного социального познания, использованный в анализе ценностного содержания бинарных половых оппозиций;
  • принципы гетерогенности и толерантности в изучении общества, разработанные А. Ю. Зенковой, В. Е. Кемеровым, Т. Х. Керимовым, А. Е. Смирновой;
  • принцип языковой реальности и метод деконструкции, разработанный в постмодернистских концепциях (Ж. Деррида, Н. Н. Козлова, М. Фуко);
  • теории социального конструктивизма (П. Бергер, Т. Лукман, А. Шюц) и символического интеракционизма (Г. Гарфинкель, И. Гофман);
  • теории социального конструирования гендера (Д. Зиммерманн, К. Уэст), гендерной системы (М. Киммел, Р. Коннел, Й. Хирдман), гендерной схемы (С. Бем);
  • феминистские теории, объясняющие неравенство между полами социокультурными факторами (С. Де Бовуар, К. Миллет, Г. Рабин, Б. Фридан);
  • теоретические модели маскулинности и феминности, представленные как  социокультурные и культурно-символические феномены (С. Бем, Р. Коннел, Дж. Плек, О. В. Рябов).
  • исследования в области половых различий (Т. В. Бендас, Ш. Берн, К. Джеклин, Е. П. Ильин, И. С. Кон, Э. Маккоби, Т. А. Репина);
  • метод генетической реконструкции в изучении генезиса гендерных исследований  в зарубежном и отечественном контексте;
  • феноменологический и герменевтический методы, реализованные в анализе «мужских» и женских» образов в научной, художественной, публицистической литературе, визуальных образов средств массовой информации.
  • деятельностный подход,  примененный в изучении интеграции гендерного подхода в систему образования.

Эмпирической базой диссертации послужили современные разработки по проблемам социального познания, результаты отечественных и зарубежных гендерных исследований, данные об опыте гендерной интеграции в различные сферы жизни России, США, Канады, стран Европы.

Был использован опыт гендерных исследований и гендерного образования в ведущих вузах России (Российском государственном университете имени М. В. Ломоносова, Российском государственном педагогическом университете имени А. И. Герцена, Мордовском, Самарском, Саратовском, Новосибирском, Тамбовском, Томском университетах), США, Канады, Швеции, Финляндии, Великобритании, а также образовательный и просветительский опыт центров гендерных исследований (Ивановского, Московского, Самарского, Саратовского, Тверского, Тамбовского, Харьковского). Критическому анализу были подвергнуты материалы международных, всероссийских и региональных конференций и семинаров, посвященных гендерной проблематике.

Моделирование интеграции гендерного подхода в систему педагогического образования осуществлялось на базе факультета коррекционной педагогики ГОУ ВПО «Мордовский государственный педагогический институт имени М. Е. Евсевьева» в 2001-2007 гг.

В исследовании были использованы нормативно-правовые документы международного, национального, регионального значения.

Научная новизна диссертации состоит в следующем:

- систематизированы интегративные тенденции современного социального познания: междисциплинарность, прагматизм, критико-рефлексивная направленность, гетерогенность, холистический подход. Показана необходимость критического осмысления и адаптации зарубежных теорий при использовании в изучении российского общества;

- проведен анализ возникновения и развития гендерных следований в качестве примера интегративной методологии современного социального познания. Показан генезис гендерной методологии в изучении общественных явлений;

-  подвергнуты критическому анализу такие методологические проблемы гендерных исследований, как понимание гендерного равенства, соотношение макро- и микроанализа, включение в гендерные мужских исследований, увеличивающийся разрыв между гендерными исследованиями и феминизмом, влияние терминологического дискурса на результаты исследования, использование дихотомичных описаний и интерпретаций;

- показана ограничительная роль гендерной стереотипии в изучении актуальных проблем общества на примерах исследования различных форм семьи, конфессиональной принадлежности, сексуального и семейного насилия, порнографии, рекламной и кинематографической продукции;

- определены направления интеграции гендерного подхода в современное социальное познание: расширение предмета, субъектов, методов познания, внедрение в исследовательские программы и образовательные структуры, преодоление бинарных когнитивных схем;

-   выявлены этапы освоения и развития гендерной методологии в России, определены основные достижения, сферы и проблемы деятельности  сообщества гендерных экспертов в анализе российского общества;

- выделены специфические  методологические  проблемы отечественных гендерных исследований: биологический фундаментализм, эссенциализм и редукционизм в изучении гендерных характеристик, упрощенные и формальные заимствования зарубежных концептов;

- экспериментально определены проблемы интеграции гендерного подхода в систему российского образования. Разработан комплексный путь интеграции гендерного подхода в содержание образования.

- предложена модель гендерной толерантности как социально значимой характеристики личности. Разработана методика развития гендерной толерантности в рамках преподавания психологических дисциплин у студентов педагогического вуза.

Основные результаты диссертационного исследования автором представляются как положения, выносимые на защиту:

  • Характерные черты современного социального познания – ориентация на актуальную социальную проблему, метафоричность и неоднозначность понятий, отказ от дихотомичного мышления, междисциплинарность, гетерогенность, холизм – требуют от исследователя особой критической рефлексии в отношении используемой методологии. Указанные черты позволяют характеризовать современное социальное познание как интегративное.
  • Гендерный подход является примером интегративной методологии в социальном познании. Термин «гендер» в современном научном контексте является категориальным указателем на совокупность постмодернистских, феминистских, конструктивистских теорий и практик. Гендерный подход в изучении общества интегрирует принципы холизма, гетерогенности, толерантности, антиэссенциализма, неиерархичности, социального конструктивизма и активизма. Основная функция гендерного подхода выражается в проблематизации представлений обо всех социальных свойствах, ролях, функциях, особенностях, приписываемых людям на основании их половой принадлежности.
  • Гендерный подход к изучению общества реализуется на культурно-символическом, нормативно-интерпретационном, социально-институциональном и индивидуально-психологическом уровнях. Гендерный подход предполагает комплексность и включает в себя исследования, политическую практику, планирование и институциональное развитие во всех сферах общества с целью достижения единства прав и возможностей реализации для мужчин и женщин, а также учета существующих на данный момент гендерных различий.
  • В современном социальном познании проявляется гендерная стереотипия, выражающаяся  в неоправданном применении бинарных половых оппозиций в анализе актуальных общественных проблем. Подобный эссенциализм выражается в односторонне-негативном рассмотрении кризиса традиционной семьи, виктимизации разных типов сексуальности, лояльном отношении к сексуальному/домашнему насилию, порнографии, проституции и наглядно иллюстрирует дилемму между тенденциями развития общества и их отражением в социальных теориях.
  • Интегративная стратегия является ведущей в развитии гендерного подхода и реализуется посредством следующих направлений: во-первых, через расширение предмета и субъектов исследования (мужские, женские, квир-исследования); во-вторых, посредством синтеза макро- и микроанализа в изучении гендерных аспектов социальных феноменов и процессов; в-третьих, через внедрение в содержание научных исследований, образовательных программ и структур, в деятельность общественных движений; в-четвертых, посредством преодоления оппозиции «мужское»/»женское» в изучении общественных явлений в результате признания мужчин и женщин гетерогенными группами, что позволяет позиционировать гендерные различия как вероятностные и ситуативные.
  • Процесс интеграции гендерного подхода в изучение российского общества прошел через ряд последовательных этапов:

Этап прямого калькирования зарубежного опыта (1980-е - 1996 годы) характеризуется знакомством с западными феминистскими и гендерными теориями и переводом наиболее известных работ классиков данного направления. Категории «пол» и «гендер» понимаются как диаметрально противоположные, имеющие разные (биологические и социальные) основания.

Этап адаптации западных теорий к российскому контексту (1997-2001 годы). Появляются отечественные экспериментальные работы в рамках гендерного подхода, посвященные анализу гендерной системы, властных отношений в институтах российского общества, гендерной социализации. Были описаны основные и ложные (квазигендерные) подходы к гендерным исследованиям в социальных науках, выявлена специфика использования качественной методологии в гендерных исследованиях.

Этап методологической рефлексии (с 2001 г. и по настоящее время). Впервые в российских гендерных исследованиях возникают попытки обоснованной критики методологических искажений, некорректных использований принципов гендерного подхода. Появляется критическое сопоставление особенностей «западной» и «российской» политико-культурной, социокультурной и интеллектуальной среды. «Гендер» становится методологическим подходом к изучению общественных явлений.

  • В отечественном обществознании сформировалось сообщество гендерных экспертов, которое инициировало изучение и разрешение ряда значительных для российского общества проблем: дискриминация по половому признаку, гендерная стратификация экономики, феминизация бедности, репродуктивные права, торговля людьми, домашнее и сексуальное насилие. Критическая направленность гендерного подхода по отношению к традиционным социальным теориям меняется стратегиями интеграции и академизации.
  • В исследованиях российского общества обнаруживается тенденция упрощенного и формального заимствования гендерных концептов, а также использования устаревших теорий. В интерпретации полученных результатов прослеживается эссенциализм, биологический фундаментализм и, как слествие, редукционизм, выражающийся в сведении всего многообразия социальных ролей и функций мужчин и женщин к биологическим особенностям. Подобная пересемантизация гендерных концептов приводит к онтологизации гендерной асимметрии.
  • Гендерная интеграция в образовании есть один из важнейших инструментов для достижения гендерного равенства, позволяющий развивать толерантную личность в единстве когнитивного, ценностно-смыслового и поведенческого аспектов. Анализ состояния гендерного образования в России фиксирует отсутствие государственной поддержки, недостаточную концептуальную обоснованность гендерной педагогики как отрасли отечественной науки, низкую степень подготовленности преподавателей средней и высшей школы, доминирование локальных стратегий, исходящих «снизу» при введении гендерных курсов в учебные планы, превалирование традиционных методов в преподавании гендерной проблематики, неоправданное связывание гендерного образования с раздельным по половому признаку обучением. Большинство учебников и пособий социально-гуманитарного профиля не содержит гендерной тематики. Современное состояние гендерного образования  в России отражает методологические проблемы гендерного подхода и на данном этапе не представляет возможным существенное изменение общественного сознания.
  • Необходимы меры комплексного характера по дальнейшей интеграции гендерного подхода в систему отечественного образования: включение гендерной проблематики в государственные образовательные стандарты, школьные и вузовские учебники; введение гендерной экспертизы учебников и методических пособий социально-гуманитарного профиля; разработка гендерной составляющей практического компонента профессионального образования по различным специальностям; повышение гендерной культуры преподавателей средней и высшей школы.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется объективной необходимостью в разработке общетеоретических и методологических проблем гендерного подхода и может быть представлена в следующих направлениях:

        • Проведенное исследование позволяет продолжить дальнейшую интеграцию гендерного подхода в  современную методологию изучения общества, интенсифицируя, таким образом, процесс гуманитаризации социального познания.
        • Разработка теоретических проблем в рамках исследования развивает и совершенствует собственную методологическую базу и способствует повышению качества, статуса и практической значимости гендерных исследований.
        • Результаты исследования дают возможность преодоления гендерной стереотипии в социальном познании и игнорирования гендерных проблем в социальной практике.
        • Материалы исследования могут быть использованы в целях совершенствования системы образования на уровне профессиональной подготовки и повышения квалификации работников системы образования, а также стажировок специалистов различного профиля в области гендерных исследований.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации вошли в доклады и сообщения автора на международных, всероссийских, межрегиональных  и республиканских научно-практических конференциях, таких как международная научно-практическая конференция «Гендерные проблемы в современной России» (Москва, 2008), международная научная конференция «Гуманитарное образование и социальный контекст: гендерные проблемы» (Санкт-Петербург, 2007), всероссийская научно-практическая конференция «Гендерное образование в подготовке учителя» (Томск, 2006, 2007, 2008), региональная научно-практическая конференция «Методология гуманитарного знания» (Саранск, 2007),  региональная конференция «Духовное развитие региона» (Саранск, 2006), международная научно-практическая конференция «Женщины в науке и обществе» (Павлодар, 2006), всероссийская научно-практическая конференция «Гендерная социализация и высшее профессиональное образование» (Новосибирск, 2006), межрегиональный научно-практический семинар «Методика преподавания гендерных дисциплин в вузе» (Самара, 2006), международная научно-практическая конференция «Лидерство. Гендерные перспективы» (Санкт-Петербург, 2005), всероссийская научная конференция «Волжские земли в истории и культуре России» (Саранск, 2004), всероссийская научная конференция «Научное наследие М. Е. Евсевьева в контексте национального просветительства Поволжья» (Саранск, 2004), региональная научно-практическая конференция «Миф. Традиция. Культура» (Саранск, 2003), IV  всероссийская научная практическая конференция  «Качество педагогического образования: молодой учитель» (Тула, 2003), всероссийская научно-практическая конференция «Система воспитания: теория и практика» (Саранск, 2003), всероссийская научно-практическая конференция «Современные подходы к изучению, обучению и воспитанию детей с проблемами в развитии» (Саранск, 2003), всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы воспитания (философский и социологический аспекты)» (Саранск, 2002), всероссийская научно-практическая конференция «Регион: контуры безопасности и развития» (Саранск, 2001), межрегиональная научно-практическая конференция «Психология и практика» (Саранск, 2001, 1999), межвузовская научно-практическая конференция «Динамика состояний социума» (Саранск, 1999).

Результаты исследования были апробированы при организации и проведении II-III-IV республиканских научных семинаров «Современная школа и психология: перспективы сотрудничества» (Саранск, 2004, 2005, 2006). Разработки автора были реализованы в научно-исследовательских проектах «Гендерная толерантность» (2005) при поддержке РГНФ и Правительства Республики Мордовия и «Гендерный подход в социальном познании: проблемы методологии» (2009) в рамках программы «Развитие научного потенциала высшей школы» Министерства образования и науки РФ.

Основное содержание работы отражено в 45 публикациях, помещенных во всероссийских и региональных журналах, двух монографиях, сборниках научных статей, в материалах научно-практических конференций, учебном пособии и 5 учебных программах с методическими рекомендациями.

Структура и объем работы. Структура диссертационной работы определена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, разбитых на девять параграфов, заключения, списка использованной литературы.

Основной текст диссертации составляет 323 страниц. Общий объем – 365 страниц. Список литературы состоит из 460 наименований, в том числе 59 источников на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность работы, характеризуется степень разработанности проблемы, формулируются цель, задачи, объект, предмет, гипотеза, методологическая база исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, описываются формы апробации  результатов исследования.

Первая глава «Интегративная методология гендерных исследований» посвящена рассмотрению интегративных тенденций  в современном социальном познании,  анализируется социальный и общенаучный контекст возникновения, специфика дискурса и этапы развития гендерных исследований. Особое внимание уделяется разработке терминологического аппарата гендерного подхода.

В первом параграфе «Интегративные тенденции в социальном познании» диссертант анализирует современное состояние исследования общества, отмечает закономерное отсутствие его доминантной парадигмы и, как следствие, невозможность давать однозначные ответы на вопросы, которыми занимается социальная философия. Такая ситуация связана с принципиальной несопоставимостью различных теоретических конструкций, а также с невозможностью охватить все предметное поле социального познания с помощью одного принципа или фактора.

В параграфе отмечается, что, несомненно, полезное на определенном этапе разделение на классическую, неклассическую и постнеклассическую методологию перестает быть адекватным при понимании любого познания и знания в качестве социально-культурных феноменов. Современные исследователи общества все чаще используют теоретические посылы и методы различных наук, как социо-гуманитарных, так и естественных, ориентируясь на актуальную социальную проблему, рассматривая ее в разных ракурсах и реализуя, таким образом, междисциплинарный подход.

Ссылаясь на мнение И. Валлерстайна, И. Т. Касавина, А. Турена, Н. Смелзера, подчеркивается, что именно междисциплинарность (не предполагающая жестких границ каждой вовлеченной дисциплины) есть естественное состояние науки, предельным случаем которого являются относительно строгие дисциплинарные структуры, границы которых задаются не столько системами знания, сколько институциональными формами. Междисциплинарность рассматривается не как простая процедура синтеза, а скорее как метод проблематизации познавательной ситуации, погружение ее в самые разнообразные контексты. Такой подход в современном обществоведении обозначается как полипарадигимальный (так называемые объединительные парадигмы), наиболее известный по работам Э. Гидденса и П. Бурдье, сделавших попытку интегрировать макро- и микроанализ общества, субъективизм и объективизм. В работах отечественных исследователей используются аналогичные по содержанию идеи многомерности (В. Ж. Келле) и комплиментарности (Н. С. Розов) как методологических принципов социального познания, а также принцип системного рассмотрения изучаемого явления.

Следствием междисциплинарного подхода в современных социальных исследованиях является внимание к контексту, языковому дискурсу, потребность в качественных методах познания и приемах количественной обработки полученных данных. Получили широкое распространение «кейс-стади», герменевтические техники, биографический метод, глубинное интервью, фокус-группы, проективные методики, обрабатываемые формализованными методами при опоре на вероятностный подход. 

Принципиально новое внесли в социальное познание те тенденции современной мысли, которые характеризуются как постмодернистские: постструктурализм, деконструктивизм, и некоторые течения феминизма, которые отрицают устойчивые онтологические основы, неоспоримые теоретические предпосылки и закономерности, но признают языковую концепцию реальности. Основной материал методологического дискурса постмодернизма составляют не столько факты, сколько слова-понятия и репрезентируемые ими мысли. Диссертант использует данные идеи постмодернизма для привлечения внимания к роли клише и познавательных стереотипов в конструировании как повседневного мира, так и научных знаний.

Автор фиксирует проблематизацию и переформулирование содержания основных социально-философских понятий, потребность в разработке и использовании новой понятийной сетки, использование метафор в социальном познании. Широко распространенными терминами описания социальных процессов и явлений становятся «сеть» вместо структуры, «миро-система», а не общество, «игра» как следование социальным правилам, а не деятельность, «социальное изобретение», не имеющее автора, «габитус», то есть ментальные образования, посредством которых люди действуют в социальном мире и так далее. Их содержание определено не четко, а потому современный исследователь должен начинать работу с определения рабочих понятий.

Соглашаясь с мнением А. Ю. Зенковой, В. Е. Кемерова, Т. Х. Керимова, А. Е. Смирнова, автор показывает, что гетерогенность становится ведущим принципом социального познания, что выражается в отказе от понимания социальных феноменов как гомогенных. Рассматривая общественное сознание как комплекс идей, общих лишь для некоторой категории индивидов, предлагается отказаться от случайных выборок и формировать их по целому ряду релевантных признаков, в противном случае данные многих социальных исследований можно считать непоказательными. Подобным же образом можно усомниться в показательности усредненных статистических данных. Привлечение идей Ж. Деррида, Ж. Лиотара, В. Библера акцентирует проблему выражения гетерогенности, так как различия не могут быть описаны в бинарных терминах, что, тем не менее, не отменяет диалектических дихотомий. С точки зрения гетерологии, не различие предполагает интеграцию, а интеграция утверждается как признание различия, множественности социальных явлений и толерантного к ним отношения.

Широкие интегративные процессы в социальном познании не позволяют говорить о новой парадигме как определенных методологических рамках исследования общества. Ссылаясь на разработки Г. И. Зверевой, диссертант использует понятие «познавательный поворот» для обозначения качественных изменений в системах производства, передачи и способах репрезентации научного знания, иллюстрируя его на примерах дискурсивного, визуального и телесного «поворотов». Таким образом, конкретная исследовательская практика понимается как работа, совершаемая по правилам в пространстве «своей» интеллектуальной культуры в соответствии с индивидуальными способностями и интересами субъекта познания. Все указанные тенденции позволяют характеризовать современное социальное познание как интегративное.

Во втором параграфе «Гендерная методология: контекст возникновения, генезис, дискурс» исследуются социальные и общенаучные источники возникновения гендерных исследований, выделяются основные этапы развития гендерной методологии.

Методологической базой гендерных исследований явились различные по содержанию направления социального познания – прежде всего философия феминизма с идеей о том, что пол не сводится только к первичным и вторичным половым признакам, а пронизывает все сферы социальной и культурной жизни человека и общества; социальный конструктивизм, постулирующий социально-культурный статус любого знания, в том числе и о мужчинах и женщинах; философия постмодерна, в которой осознается потребность в новых средствах думания, говорения, письма о людях разного пола в обществе; исследования антропологов, показавших вариативность понимания социальных ролей мужчины и женщины, их статусов, ценностных ориентаций. Диссертант делает акцент на том, что становление гендерной методологии стало возможным лишь на определенном этапе развития общества с быстрым изменением традиционных ролей в силу интенсификации производства и вовлечением в него женщин, появлением массовой, по утверждению Э. Гидденса, рефлексии и трансформацией понимания интимного, с особым вниманием к самоидентичности и универсальным правам. Таким образом, методология гендерного подхода представляется изначально интегративной.

Показывается, что в результате обсуждения этих проблем  возникает необходимость в понятиях, которые бы помогли дистанцироваться от прямой коннотации с биологическим детерминизмом, преодолеть нормативный дуализм в изучении «мужского» и «женского», а также традицию мизогинии. Подчеркивается, что если в англо-американской традиции есть возможность противопоставления/дополнения «sex» и «gender», то в русскоязычной такой возможности нет. Поэтому термин «гендер» в отечественном варианте есть показатель методологии, которую использует исследователь, а также способ обозначить свою причастность к общенаучным тенденциям.

Разрабатывая идеи Ф. Ницше, М. Фуко и Ж. Деррида, гендерные исследования центрируются на проблемах властных технологий в отношениях мужчины и женщины. Фаллогоцентричный языковой дискурс рассматривается в качестве основного средства формирования телесного и сексуального, а деконструкция становится основным методом преодоления этого дискурса. Привлечение идей Г. Зиммеля и П. Бурдье позволило обосновать гендерным исследованиям необходимость деполяризации как терминологии, так и системы аргументации, преодолевая, по выражению Дж. Батлер, «эпистемологический империализм».

Гендерные исследования актуализировали разработку острых социальных проблем, которые долгое время не были предметом научных дискуссий и для которых не было обозначающих понятий: семейное и сексуальное насилие,  «стеклянный потолок» пола, гендерный сепаратизм и сексуальные домогательства, транс- и гомосексуализм, маскулинизиция общества, гендерный конфликт и гендерное равенство. Особый акцент диссертант делает на том, что в качестве источника знаний рассматриваются повседневные практики человеческих взаимодействий, изучаемые «мягкими» методами (микросоциологические методы, биографический метод, кейсстадиз, герменевтические техники).

Продуктивным для развития методологии гендерных исследований является привлечение теории гендерной схемы С. Бем, в которой проблематизируется сам процесс получения знаний об окружающем мире и мужчинах и женщинах в нем и доказывается гипотеза о сформированности познавательной системы человека через поляризацию мужского и женского, их иерархию и интерпретацию подобного положения при помощи биологизации этого процесса, то есть категоризация всех свойств и функций по принципу «мужское/женское» происходит без существенного обоснования.

В развитии гендерной методологии диссертант проследил определенную логику: от общеметодологического этапа с критикой андроцентризма в постмодернизме, социальном конструктивизме и философии феминизма через этап феминистской концептуализации с появлением гендерной терминологии, использованием междисциплинарного подхода и мультикультурной перспективы к постфеминистскому этапу, когда были разработаны основные положения гендерной теории и подвергнуты критической рефлексии многие методологические проблемы внутри гендерных исследований.

Третий параграф «Концептуальная схема гендерного подхода к исследованию общественных явлений» посвящен анализу современного состояния терминологического аппарата, методологических принципов и сфер применения гендерного подхода.

Чрезвычайно важным для понимания гендерной методологии, как полагает диссертант, является прослеживание трансформаций в понимании термина «гендер». Первоначально (в 1970-е года) его содержание противопоставлялось термину «пол» и лишь дополняло эссенциалистское понимание мужского и женского. Однако в 1980-х годах осознание вариативности самих критериев «мужское»/«женское» и условности (конвенциональности) деления на мужчин и женщин по морфологическим признакам привело к тому, что биологический пол стал пониматься включённым в социально-культурный пол, в гендер. Социально конструктивистское понимание гендера как знания, которое создаёт значения для телесных различий, стало доминантным. Исследования 1990-х годов показали, что в его конструировании  участвует целый ряд факторов (тип общества, социальные нормы и ожидания), следовательно, гендер - одна из необходимых характеристик среди других (класса, расы, этничности, возраста и сексуальной ориентации) в социальном исследовании. Таким образом, гендер, уходя от прямой коннотации с понятием «биологический пол», становится индикатором исследовательской позиции, методологическим подходом.

В ходе указанных дебатов произошло существенное уточнение понятийного аппарата гендерных исследований. Была сформирована понятийная сетка для обозначения множества явлений, которые еще недавно определялись терминами «пол», «половые», «сексуальные». Среди них центральными являются понятия «гендерная система», «гендерная структура», «гендерная картина мира», «гендерная стереотипия», «гендерное неравенство», «гендерные роли», «гендерная идентичность».

Принципиальным для перехода гендерных исследований на макроуровень анализа общества является выделение понятия «гендерная система» - социально сконструированной системы неравенства по половому признаку, которая рассматривается как способ социальной стратификации общества в сочетании с такими социально-демографическими факторами, как раса, национальность, класс, возраст, что дало основания для разработки стратегий институциональных преобразований на основе гендерного подхода в контексте общественных реформ.

Развивая идеи Дж. Скотт и Л. П. Репиной, автором описывается общенаучная модель исследования гендера, включающая четыре уровня: культурно-символический; нормативно-интерпретационный; социально-институциональный; индивидуально-психологический. Характеризуя современный этап развития гендерных исследований как постфеминистский и подчеркивая интегративный характер гендерной методологии, автор приходит к выводу о необходимости гендерного подхода в социальном познании, поскольку, во-первых, его содержание неоднородно и чаще всего междисциплинарно; во-вторых, использование заимствования «гендер»  является категориальным указателем на совокупность специфических теорий и исследовательских практик; в-третьих, наблюдается активное внедрение гендерного компонента в основные социально-гуманитарные дисциплины.

Специфика гендерного подхода выражается в проблематизации представлений обо всех свойствах, ролях, функциях, особенностях, приписываемых людям на основании их половой принадлежности, деонтологизируя их и рассматривая как вероятностные. Методологические принципы данного научного направления автором подразделяются на общеметодологические и специфические. Общеметодологические принципы являются сходными для современных социально-гуманитарных наук: это принципы холизма, гетерогенности и толерантности. Среди специфических принципов гендерного подхода фиксируются антиэссенциализм, неиерархичность, социальный конструктивизм, активизм. Реализуя указанные принципы, гендерный подход предполагает комплексность и включает в себя исследования, анализ, политическую практику, планирование и институциональное развитие во всех сферах общества, являясь, таким образом, необходимым механизмом достижения гендерного равенства, которое понимается как единство прав и возможностей для мужчин и женщин, а также как необходимость учета существующих гендерных различий.

Во второй главе «Оппозиция «мужское» - «женское» как сущностная методологическая проблема гендерного подхода» рассматривается явление гендерной стереотипии при изучении актуальных социальных проблем, анализируются дискуссии по основным методологическим вопросам гендерных исследований, обозначается интегративная стратегия их преодоления.

Первый параграф «Гендерная стереотипия в социальном познании» посвящен проявлению и объяснению гендерной стереотипии в изучении и решении актуальных социальных проблем.

Гендерный стереотип в качестве характеристики общественного сознания является совокупностью нормативных устойчивых эмоционально-окрашенных представлений о природной обусловленности мужских и женских социальных характеристик, демонстрирующих патриархальный дискурс и оправдывающих неравенство по половому признаку. Работы П. Бурдье, Т. Б. Рябовой, И. С. Клециной, О. В. Рябова позволили обозначить это явление как социально сконструированное и культурно-символическое, что выражается через маркировку без достаточного основания любых объектов (личностных свойств, поведения, ролей, сфер деятельности, областей знания и т. д.) в качестве  феминных или маскулинных и переноса на них всей суммы смыслов, которые закреплены за этими понятиями в культуре. Философская традиция феминизации или маскулинизации накладывает отпечаток при анализе многих социальных явлений и попытках разрешения острых общественных проблем.

Наиболее явно подобная традиция проявляется в дебатах о состоянии современной семьи и демографической ситуации: идеализируется традиционная нуклеарная многодетная семья, в которой роли и функции определены как мужские и женские; не учитываются или маркируются как негативные другие виды семьи (неполная, встречающаяся, однодетная и прочие); рассматривается репродуктивное здоровье исключительно женщин, причем только фертильного возраста, по отношению к которым сохраняется патерналистская социальная политика, не позволяющая обрести экономическую самостоятельность. К более сложным и устойчивым мифам о семье приводит смешение гендерных и религиозных стереотипов.

Используя работы А. В. Лысовой, О. А. Ворониной, И. Д. Горшковой, Н. В. Ходыревой, О. М. Здравомысловой, диссертант утверждает, что именно дихотомия «мужское/женское», выраженная через понятия «публичное/интимное» и «общественное/природное», приводит к рассмотрению сексуального и домашнего насилия в качестве «частного дела»,  восприятие женщины как пассивной жертвы блокирует видение динамики насильственных отношений, не учитываются психологический и косвенный виды агрессии. Подобным же образом гендерная стереотипия приводит к неоднозначной оценке проблемы проституции и порнографии: во-первых, как явление преимущественно женское; во-вторых, женский, мужской, детский виды проституции, то есть однопорядковые явления, оцениваются с разной степенью лояльности; в-третьих, законодательная регламентация детской порнографии или сцен физического насилия над детьми находит более широкую поддержку, чем регламентация порнографии или насилия в отношении женщин, так же как и ограничение сексизма в средствах массовой информации.

Автор обращается к анализу исследований сексуальности для иллюстрации наиболее ярко проявляющейся гендерной стереотипии по отношению к гомо- и транссексуальности: во-первых, гомосексуальность противопоставляется гетеросексуальности, во-вторых, данные явления трактуются как патология, психическая или психофизическая, в-третьих, отсутствуют (или единичны) разработки с целью преодоления социального остракизма.

Анализ ряда исследований, позиционированных в качестве гендерных,  позволил диссертанту определить, что рассмотрение феноменов «маскулинного» и «феминного» как неизменных и фундаментальных, приводит не к деконструкции, а к воспроизведению самих стереотипов. Таким образом, гендерные стереотипы как часть господствующего общественного сознания носят нормативный характер и, следовательно, принимают участие в создании системы социальных отношений, в конструировании гендерной системы. Изучение гендерных стереотипов вносит важный существенный вклад в выработку нового взгляда к проблеме стереотипизации в целом как процесса социального контроля, установления, поддержания и корректировки общественных отношений.

Взаимосвязь между языком науки, официальным дискурсом и дискриминационными практиками до настоящего времени не была объектом внимания российских исследователей. Необходимо признать, что развитие категориального аппарата и методологии социальных наук тесно связано с преодолением эссенциалистских навыков мышления.

Во втором параграфе «Интеграция как способ преодоления методологических проблем гендерного подхода в изучении общества» обсуждаются методологические проблемы, решение которых является принципиальным для данного научного направления.

Современное состояние гендерного подхода характеризуется увеличивающимся разрывом между гендерными исследованиями и феминизмом как изолированным политическим движением. Об этом же свидетельствует стратегия академизации, отмеченная О. В. Зиневич и обозначенная как движение от критического дискурса к внедрению в содержание научных исследований, образовательных программ и университетских структур, например, создание Научного совета по проблемам гендерных отношений Отделения общественных наук РАН. Если в одних научных дисциплинах (социология, история, лингвистика) процесс взаимопроникновения шел достаточно эффективно, то в других (философия, психология) он только начинается. Подчеркивается, что подобная стратегия не является отходом от целей гендерных исследований, поскольку теоретические достижения феминизма и гендерной теории уже изменили проблемное поле социально-гуманитарных наук, принесли новые объекты, методы и гипотезы. Тем не менее, осуществление академической стратегии требует осознания и принятия ценностной нагруженности гендерного подхода. Предполагается, что гендерная трансформация может реализовываться только в контексте демократических реформ и гражданского общества, до полноценного функционирования которого далеко в большинстве стран, в том числе и в России.

Дискуссии по поводу понятия «гендер» остаются по-прежнему актуальными. Соглашаясь с точкой зрения С. Ушакина, диссертант полагает, что термин стал играть роль, в значительной степени противоречащую изначальной идее: вместо того чтобы подчеркивать социальную природу половых отношений, термин маскирует ее. Подобная проблема, обозначаемая как квазигендерные исследования, остается распространенной как в зарубежных, так и в отечественных работах и свидетельствует, по мнению автора, о формальном использовании гендерной методологии. Пересечение классовых, этнических, конфессиональных групп нивелирует гендерные вопросы, остающиеся за бортом глобальных проблем. Призыв к более активной гражданской и политической позиции, так ясно звучащий в феминистских текстах, в гендерных исследованиях последнее время слышится совсем слабо.

Одна из сложностей методологического характера возникает при включении в гендерные исследования мужчин, причем как в качестве объекта исследования с одной стороны, так и в качестве самого субъекта гендерного исследования, с другой. Существование тесной связи и преемственности между женскими и гендерными исследованиями определяется эволюцией академического феминизма и политической практикой и делает положение мужчин в данной отрасли если не маргиналами, то, по крайней мере, одиночками. Используя работы М. Киммела и Р. Брандойти, двусмысленное положение мужских исследований автор объясняет, во-первых, их более поздним и менее интенсивным по сравнению с феминизмом развитием, во-вторых, стереотипным противопоставлением категорий «мужественности» и «женственности», в-третьих, закономерной негативно-агрессивной ответной реакцией мужчин (в том числе и ученых) на многолетнюю феминистскую критику, в-четвертых, нивелированием привилегированности мужчин другими проблемами, в частности, экономическими. Гендерные исследования по сравнению с женскими имеют более широкий предмет изучения – не только неравенство и дискриминацию по половому признаку, но и гендерные отношения, различия и сходство полов, репрезентации пола в разных культурах. Значительная часть мужских исследований является профеминистской и следует идеям о том, что маскулинность есть, также как и феминность, система навязанных обществом ограничений. Лучший способ преодолеть эти ограничения – преодоление с сексизма и гендерных стереотипов.

Рассматривая попытки объединительных подходов к изучению гендерных отношений и используя работы Э. Гидденса, П. Бурдье, М. Фуко, М. М. Малышевой, автор подчеркивает тесное переплетение тематики власти, сексуальности, семьи, интимности и идентичности и показывает преобразование представлений о проблеме пола: «естественное» становится социализированным. Предоставляя информацию о количественных и качественных изменениях участия мужчин и женщин в экономике и политике, о сменах моделей поведения в семьях и домохозяйствах, гендерный подход позволяет судить об изменениях во взаимодействии систем материального производства и воспроизводства человека. Чем интенсивнее идет процесс глобализации, тем активнее эти две системы воздействуют друг на друга. Как следствие, акцент исследователей смещается от микроанализа повседневных взаимоотношений к макроанализу на уровне государственных и глобальных тенденций, а также к установлению их взаимосвязи и взаимозависимости, что позволяет преодолеть дихотомию объективистских и субъективистских концепций. Гендерные исследования, таким образом, с новой точки зрения ставят вопрос о власти в обществе в целом и в каждом его структурном элементе.

Существенное методологическое и законодательное затруднение представляет собой дихотомия равенства и различия полов. Если равенство понимается как сходство, а различия как фундаментальные, то выбор между равенством и различиями становится невозможным. Апеллируя к работам К. МакКинон, О. А. Ворониной, Дж. Скотт с целью преодоления двустороннего нормативного эссенциализма, автор полагает, что равенство есть не тождественность, а создание равных условий для различий, но также их сознательное игнорирование как основу для построения иерархии. И в симметричном, и в асимметричном подходах существует двусторонний нормативный эссенциализм. Универсализация оппозиции мужчина/женщина игнорирует различия внутри полов и маскирует стратификационное влияние расы, этнической принадлежности, класса, возраста.

Проблема бинарных оппозиций в рамках гендерного подхода упирается в вопрос о правомерности концептов «мужское»/«женское», «маскулинность»/ «феминность», их нормативности или вариативности. Настаивая на идее об их разном содержании для представителей разных социальных групп (возрастных, профессиональных, этнических, конфессиональных), тем более – в разных обществах и культурах, диссертант акцентирует тенденцию преувеличения различий между полами и игнорирования многочисленных сходств и качественного своеобразия вследствие традиционной когнитивной схемы. Гендерные различия позиционируются как вероятностные и ситуативные, а их величина изменяется под влиянием социокультурных факторов. Альтернатива бинарной конструкции – не сходство, не тождественность, не андрогиния, но признание более сложной и исторически изменяющейся системы разнообразия, чем оппозиция мужчина/женщина.

Таким образом, ведущей стратегией гендерного подхода становится интеграция. Гендерные исследования актуализируют принципы холизма и гетерогенности, включая в анализ все больше переменных с применением макро- и микроанализа. Преодолевается традиция изучения фактов дискриминации исключительно женщин, чему способствует позиционирование мужчин в качестве объектов и субъектов gender studies. Исследователями постепенно осознается проблематичность использования традиционных теорий и понятийных сеток в рамках гендерных исследований, интерпретация данных в дихотомичных рамках приводит к неадекватной оценке результатов.

Расширение предмета и практик «gender studies» существенно повышает требования к самому субъекту познания – к методологической осведомленности в различных областях научного знания и к его собственной гендерной чувствительности – умению увидеть, оценить силу и глубину влияния гендерного стереотипа, отделить собственные интерпретации от дискурса исследования.

В третьей главе «Гендерный подход в изучении российского общества» основное внимание уделяется процессу освоения и трансформации гендерной методологии в отечественном научном дискурсе.

В первом параграфе «Этапы развития и сферы реализации гендерных исследований в России» проведен анализ методологии гендерных исследований в отечественном контексте, определены основные достижения гендерного подхода в изучении российского общества.

В России начала 1990-х годов развитию гендерных исследований способствовали три основных фактора: во-первых, масштабные преобразования, включавшие в себя изменение статусных позиций различных слоев российского общества, во-вторых, возникновение в ходе перестройки независимых женских инициатив и женского движения и, в-третьих, стимулирующую роль сыграли глобализационные тенденции. Понимая неоднозначное положение феминизма в России вследствие советского варианта эмансипации, автор настаивает на признании значительных заслуг женского движения и наличии социальных исследований пола в российской общественной науке.

Отмечая, что основное внимание в развитии гендерных исследований уделяется процессу их институциализации в России, диссертант выявил значительные изменения в понимании самого термина «гендер» и освоении гендерной методологии за последние 15 лет. На основе данного критерия предлагается собственная периодизация развития гендерных исследований в России:

  • Этап прямого калькирования зарубежного опыта (1980-е - 1996 гг.);
  • Этап адаптации западных теорий к российскому контексту (1997-2001  гг.);
  • Этап методологической рефлексии (с 2001 г. и по настоящее время).

Показывая восприятие отечественными исследователями термина «гендер» как феминистского, фиксируется то обстоятельство, что другие методологические основания в виде конструктивистских и постмодернистских идей поначалу не были акцентированы. Каждый этап периодизации характеризуется существенной чертой. На первом этапе – это, прежде всего, прямое, не всегда некритическое освоение зарубежного феминистского опыта. Гендерная проблематика воспринимается как синоним женской, а пол – противопоставлен гендеру. Основным критерием выделения второго этапа полагается появление российских экспериментальных работ, посвященных гендерному анализу российского общества, а также первых учебных пособий по данному научному направлению. Констатируется тот факт, что лишь на последнем этапе впервые в российских гендерных исследованиях возникают попытки критического анализа методологических проблем, искажений и квазигендерных исследований. Несмотря на значительные терминологические разногласия, в исследованиях отечественных авторов гендерному анализу были подвергнуты такие общественные институты, как экономика, политика, право, семья, средства массовой информации, религия. Результатом этого анализа стала констатация гендерной асимметрии и дискриминации в нашей стране.

Одним из существенных достижений является возникновение сообщества гендерных экспертов, появившееся в конце 1990-х годов и принимающее участие в обсуждении законопроектов  разного уровня и профиля, а также в их реализации (проекты «Гендерные бюджеты в России», гендерная экспертиза законодательства по четырем сферам: трудовые, репродуктивные права, законодательство о СМИ и миграции; разработка гендерных индикаторов в здравоохранении, гендерная статистика, гендерная экспертиза учебников для высшей школы).

Опираясь на аналитические разработки центров гендерных исследований, автор отмечает, что при нарастании в последние годы научного интереса к гендерной проблематике содержание работ, набор подходов, методов и источников дублируются, не привнося существенной новизны. Среди глубинно не изученных остаются темы: права мужчин и женщин в системе прав человека, гендерные аспекты насилия (домашнее, сексуальное), агрессии (в том числе и аутоагрессии), гендерная асимметрия в сфере формальной и неформальной занятости, семейных, супружеских, профессиональных ролей, женское и мужское политическое участие, новые формы дискриминационных практик. Одна из существенных причин  подобного положения – глубокий разрыв между научными исследованиями и применением их результатов на практике.

Выражая согласие с исследователями, которые фиксируют тенденцию усиления гендерного неравенства на фоне формальных действий правительства, автор отмечает усиление гендерного дисбаланса и обозначает факторы, которые препятствуют дальнейшему развитию гендерных исследований: отсутствие государственной политики, направленной на развитие гендерного равенства; превалирование биологического детерминизма в академических науках и, как следствие, в содержании образования разного уровня, неофициальный статус гендерных образовательных программ и учебных курсов; отсутствие тесной взаимосвязи между гендерными экспертами и законодательными и исполнительными органами, а также общественными организациями; возрастание влияния национализма и религиозного фундаментализма, считающих гендерные и феминистские исследования несовместимыми с российскими традициями.

Второй параграф «Биологический фундаментализм и редукционизм в отечественных гендерных исследованиях» посвящен анализу специфических методологических проблем гендерных исследований, обусловленных российским общенаучным и социальным контекстом.

Основное внимание уделяется проблеме формального преодоления теоретико-методологических расхождений между своими и чужими познавательными традициями за счет нивелирования их семантики. Так, по отношению к термину «гендер» выделены следующие смысловые наполнения: в виде универсалистского (расширительного) толкования большинства аспектов, касающихся мужчин и женщин; как обозначения предмета, метода и субъекта гендерного исследования;  в качестве новой вербальной оболочки для привычного значения «пол»; как чужое понятие, требующее адаптации и критического осмысления.

Последняя позиция как наиболее продуктивная, но и более сложная в освоении, акцентирует проблему соотношения текста и контекста, что дает возможность понять природу фундаментальных трудностей, которые возникают при культурном переводе  и усвоении феминистских и гендерных концептов: противопоставление содержания понятий «пол» и «гендер», «гендер» и «сексуальность»; фиксация двух «гендеров» - мужского и женского, сведение всех форм взаимоотношений людей к якобы гендерным, а затем к биологическим; широкое использование авторитетных, но уже устаревших теорий. Такая ситуация иллюстрирует сложность и нетрадиционность в отечественной науке разделения анатомо-физиологических особенностей, репродуктивных функций, сексуальности и идентичности, связанной с полом.

Фиксируя проблему выбора языка для вербальной репрезентации конкретного социального объекта, диссертант отмечает разрыв философской, теоретико-научной, художественной, обыденной рефлексий по женской и гендерной проблематике, объясняя его и стремлением дистанцироваться от маркировки исследования как профеминистского под влиянием внешней негативной оценки, и своего рода интеллектуальным снобизмом исследователей, влиянием мнений переводчиков текстов феминистской и гендерной критики, наличием большого количества «концептуальных омонимов» — терминов, сходных по звучанию, но обозначающих разные реалии в разных культурах, и, наконец, «эффектом хрестоматии», приводящей к редукции идей феминистской и гендерной критики в российском интеллектуальном поле.

Констатируется незавершенность процесса интеграции гендерного подхода в отечественные социально-гуманитарные науки, что подтверждается результатами гендерной экспертизы учебников для вузов. Внедрение гендерного компонента в систему социально-гуманитарного знания определяется не только как методологическая, но и гуманитарная проблема.

Четвертая глава «Интеграция гендерного подхода в систему отечественного образования» посвящена изучению современного состояния гендерного образования в России.

Первый параграф «Гендерное образование – индикатор и механизм демократического развития общества» фиксирует методологические основы, цели, задачи, стратегии развития гендерного образования и особенности методики преподавания гендерной проблематики.

Понимание образования, с одной стороны, в качестве главного фактора развития, а с другой - как ведущего показателя уровня развития культуры, позволяет ставить задачу ликвидации огромного разрыва между наукой, состоянием российского общества и системой отечественного образования. Проблема формирования социальной идентичности и социального запроса к системе образования является одной из центральных в современной философии и не позволяет игнорировать достижения феминистской и гендерной теорий в этой области. Переход к более гуманному социальному порядку возможен при условии продвижения гендерного измерения в общественное сознание через образование и воспитание, организацию публичного дискурса, чтобы  гендерное измерение реальности стало частью социальной рефлексии. Система образования в России по-прежнему носит дифференцированный по полу характер, определяя в дальнейшем разные сферы профессиональной реализации, разную оплату труда и, соответственно, разные уровни и стили жизни для мужчин и женщин.

Автор приводит существенные аргументы в пользу того, что интеграция гендерного подхода необходима как политикам, юристам, менеджерам, педагогам, так и самим исследователям. Гендерный подход способствует более глубокому анализу результатов исследований, пониманию социального и экономического содержания интересов различных групп российского населения; обеспечению социально справедливого характера социально-экономических программ и выполнению взятых на себя государством обязательств по реализации международных конвенций, направленных на снижение гендерной сегрегации и дискриминации по половому признаку.

Среди задач гендерного образования наиболее значимыми являются деконструкция гендерных стереотипов и патриархатного устройства общества, легитимация обсуждения и решения гендерных проблем, развитие социальной идентичности личности на основе эгалитарного мировоззрения и толерантного сознания, освоение гуманистических форм образовательной практики.

Сравнительный анализ гендерного образования за рубежом и в России позволил зафиксировать недостаточную концептуальную обоснованность гендерной педагогики как отрасли отечественной науки, низкую степень подготовленности преподавателей средней и высшей школ в этой области знания, доминирование локальных стратегий, исходящих «снизу» при введении подобных курсов в учебные планы, превалирование традиционных методов при изучении гендерной проблематики и консервативность педагогов, неоправданное связывание гендерного образования с раздельным по половому признаку. Подчеркивается необходимость разработки стратегии информационного обеспечения политики гендерного равенства и расширения гендерного просвещения, экспансии данной проблематики за рамки академического преподавания.

Предметом гендерного анализа в образовании являются: программы и учебные пособия для детей и взрослых, полотипизированные мероприятия (прежде всего - праздники), педагогическое общение, различные виды деятельности (игра, учение, межличностное общение, труд) и само пространство образовательного учреждения, художественная литература, профессиональное сознание педагогов школ, преподавателей вузов и администрации образовательных учреждений.

Предлагается ряд мер по дальнейшей интеграции гендерного подхода в систему отечественного образования: включение гендерной проблематики в государственные образовательные стандарты и в школьные и вузовские учебники; введение гендерной экспертизы учебников социально-гуманитарного профиля; разработка гендерной составляющей практического компонента профессионального образования (учебных, производственных практик, практикумов по предметам); повышение гендерной культуры преподавателей средней и высшей школы, например, в виде курсов на ФПК и стажировок.

Второй параграф «Опыт интеграции гендерного подхода в педагогическое образование Республики Мордовия» посвящен экспериментальному изучению гендерных характеристик и развитию гендерной толерантности субъектов педагогического образования региона, анализу состояния гендерного образования в региональном педагогическом вузе.

Как термин социальной теории, толерантность используется для характеристики ситуаций диалога культур, достижения консенсуса, рационального обоснования приоритетности поиска путей мирного и стабильного сосуществования в условиях многообразия. Как позитивная личностная характеристика толерантность видится важнейшей составляющей социальной зрелости личности, нацеленной на диалогичность восприятия окружающего мира. Разработки С. В. Полениной, О. А. Ворониной, Л. В. Штылевой позволяют считать одним из условий формирования такой личности гендерное равенство, которое одновременно выступает как результат взаимодействия толерантных личностей.

Авторское видение гендерной толерантности как лояльного отношения к чувствам, мыслям, поведению, выходящих за рамки традиционных гендерных стереотипов, подчеркивает единство когнитивного, ценностного и поведенческого компонентов этой социально значимой характеристики. Экспериментальное изучение гендерных характеристик участников образовательного процесса Республики Мордовия показало, что их содержание является преимущественно стереотипным, что является основанием множества гендерных конфликтов. Результаты диагностики  студентов показали, что большинство (до 65 %) испытывают на себе негативные последствия гендерного конфликта: хроническую усталость (например, при одновременном выполнении ролей жены, матери и студентки трудно образцово выполнить все роли); чувство вины за несоответствие  традиционным гендерным стереотипам (например, «хорошая мать не бросает маленького ребенка на няню или «хороший муж обеспечивает семью»); снижение самооценки, когда выглядят и ведут себя не как «настоящий мужчина» или «настоящая женщина»; агрессия, направленная на тех, кто нарушает установленные гендерные нормы «мужественности» и «женственности»; завышенные требования к окружающим людям, особенно противоположного пола; трудности в выражении и интерпретации эмоций, страх потери самоконтроля, нежелание принять помощь (ограничения традиционной мужской роли); маскировка одаренности и неприятие компетентности у женщин.

В основу методики развития гендерной толерантности были положены такие методы активного обучения, как деловая и ролевая игра, социально-психологический тренинг, проблемные лекции, учебно-профессиональные задачи. Анализ экспериментальных данных позволил выделить и описать уровни развития гендерной толерантности. В исследовании отмечены трудности развития поведенческого компонента гендерной толерантности, что доказывает необходимость комплексного подхода к решению проблемы гендерного просвещения. Под руководством автора на основе данной методики были разработаны и апробированы курс «Гендерная педагогика и психология» для студентов педагогического вуза и работников системы образования, тренинги гендерной толерантности для родителей и старшеклассников, учебная программа «Гендерная психология» для общеобразовательных школ.

Экспериментальное исследование процесса интеграции гендерного подхода в педагогическое образование региона показало, что в содержании профессионального образования педагогов гендерная проблематика практически не разработана. Специальные курсы единичны. Распространено механическое включение гендерной тематики в курсы. Данная тема игнорируется факультетами повышения квалификации и переподготовки кадров для системы образования региона. Автором предложена гендерная составляющая содержания образования на примере специальности «Педагогика и психология» в рамках блока психолого-педагогических дисциплин.

Государственные образовательные стандарты высшего профессионального образования большинства специальностей педагогического профиля не содержат гендерной тематики. Как следствие изучение гендерного компонента является необязательным. Разработка подобных курсов по выбору (спецкурсов) остается делом энтузиастов в рамках их собственной научно-исследовательской работы. Редко используется стратегия внедрения гендерного подхода сразу в несколько предметов общей и предметной подготовки. Опираясь на десятилетний опыт преподавания гендерных курсов, автор подчеркивает, что единичные курсы по выбору не меняют общей картины гендерной стереотипии в сознании студентов, не способствуют развитию гендерной толерантности и культуры.

Многие преподаватели не только средней, но и высшей школы не знакомы с разработками в этом направлении,  минимальное количество учебно-методической литературы является еще одним сдерживающим фактором на пути гендерной интеграции. Большинство используемых в психолого-педагогическом образовании учебников и пособий не содержит гендерной тематики. Автор выдвигает гипотезу о том, что именно недостаточная осведомленность педагогов в области гендерных исследований приводит к обоснованию раздельного по половому признаку обучения гендерными различиями.

Анализ образовательной практики (собственной, центров гендерных исследований и ведущих вузов страны) позволил сделать вывод об отсутствии целенаправленной и комплексной политики в области гендерного образования. Отсутствие гендерного компонента в государственных стандартах приводит к его разработке на неофициальном уровне, основанной на личной заинтересованности исследователя, что является недостаточным для изменения общественного сознания. Таким образом, автор приходит к закономерному выводу о том, что современное состояние гендерного образования отражает многие методологические и организационные проблемы гендерных исследований, не позволяя на данном этапе решать возложенные на него задачи.

В заключении подводятся итоги исследования, намечаются перспективы использования гендерного подхода в социальном познании, очерчивается круг наиболее актуальных для изучения аспектов данной области.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях, общим объемом 48,8 п. л.

Монографии и учебные пособия

  • Ключко, О. И. Методология гендерных исследований: современное состояние и актуальные проблемы: монография / О. И. Ключко; Мордов. гос. ун-т. – Саранск, 2008. – 208 с. (13 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерная педагогика и психология:  учеб.  пособие / И. В. Галанова, Ж. В. Коробанова, О. И. Ключко, Н. Ф. Сухарева, А. Н. Яшкова / под  ред.  О.  И. Ключко. – Саранск : Изд-во  Мордов.  ун-та,  2005.  –  156  с.  (9 п. л.).
  • Ключко, О. И. Мужчина и женщина: проблемы современной социализации: монография / О. И.Ключко. – Саранск :  МГПИ,  2002. – 99 с. (5,9 п. л.).

Статьи в рецензируемых журналах

  • Ключко, О. И. Гендерная стереотипия в изучении актуальных социальных проблем / О. И. Ключко // Общественные науки и современность. –  2008. – № 6. – С. 182-192. (1 п. л.).
  • Ключко, О. И. Интегративные тенденции в социальном познании / О. И. Ключко // Вестник Тамбовского университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2008. – № 7. – С. 411-416. (0,8 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерные аспекты формирования психологической культуры у будущих педагогов-психологов / О. И. Ключко, Е. В. Дементьева // Известия Волгоградского педагогического университета. Серия «Педагогические науки». – 2008. – № 9 (33). – С. 278-281. (0,5 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерные исследования в России: трансформация методологии / О. И. Ключко // Вестник Тамбовского университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2008. – № 6. – С. 308-312. (0,6 п. л.).
  • Ключко, О. И. Проблемы интеграции гендерного подхода в систему высшего педагогического образования  (на примере Республики Мордовия)  / О. И. Ключко // Регионология. – 2007. – № 4. – С. 169-176. (0,7 п. л.).
  • Ключко, О. И. Отечественный вариант гендерных исследований (проблемы методологии) / О. И. Ключко // Общественные науки и современность. – 2007. – № 4. – С. 172-176. (0,7 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерные и толерантные характеристики субъектов образовательного процесса региона / О. И. Ключко // Регионология. – 2006. – №2. – С. 115-128. (0,8 п. л.).

Учебно-методические работы

  • Ключко, О. И. Гендерная педагогика и психология : программа и методические рекомендации / О. И. Ключко // Гендерная педагогика и психология  /  под  ред. О. И. Ключко. – Саранск : Изд-во Мордов. ун-та,  2005. С.  15-123. (0,8 п. л.).
  • Ключко, О. И. Педагогическая психология : программа и методические рекомендации / О. И. Ключко ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2004. – 16 с. (1 п. л.).
  • Ключко, О. И. Теория и история феминизма : программа и методические рекомендации к курсу по выбору / О. И. Ключко ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2003. – 11 с. (0,7 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерные аспекты обучения и воспитания : программа и методические рекомендации к курсу по выбору / О. И. Ключко ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2003. – 11 с. (0,7 п. л.).
  • Ключко, О. И. Психолого-педагогическая антропология : программа и методические рекомендации / О. И. Ключко ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2003. – 18 с. (1,1 п. л.).

Статьи в научных журналах и сборниках

  • Ключко, О. И. Гендерное образование и гендерные исследования: взаимоотражение проблем / О. И. Ключко // Гендерное образование в подготовке учителя : материалы III всероссийской конференции, Томск, 5-6 ноября 2008 г. – Томск : Изд-во ТГПУ, 2008. – С. 53-59. (0,4 п.л.).
  • Ключко, О. И. Гендерные аспекты изучения современной молодежи / О. И. Ключко // Вестник Мордовского университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2007. - № 2. – С.59-62. (0,5 п. л.).
  • Ключко, О. И. Интеграция гендерного подхода в систему высшего педагогического образования / О. И. Ключко // Гуманитарное образование и социальный контекст : гендерные проблемы : материалы международной научной конференции, Санкт-Петербург, 25-28 июня 2007 г. – СПб. : Изд. Дом С.-Петерб. госуд. ун-та, 2007. – С.119-123. (0,7 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерный подход в социальном познании (проблемы методологии) / О. И. Ключко // Гендерное образование в подготовке учителя : материалы 2-ой всероссийской научно-практической конференции, 25-26 октября 2007 г. – Томск : Изд-во ТГПУ, 2007. – С. 31-35. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Развитие гендерных исследований в России / О. И. Ключко // Методология гуманитарного знания : материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 60-летию со дня рождения профессора В. И. Кемкина. В 3-х ч. / под ред. Е. А. Мартыновой. Ч. 1. –  Саранск : МГПИ, 2007. – С. 78-86. (0,7 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерный подход в современном образовании / О. И. Ключко // Современная школа и психология : перспективы сотрудничества : материалы IV республиканского научного семинара, Саранск, 2 февраля 2006 г. – Саранск, 2006. – С. 29-34. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерная интеграция в системе регионального образования / О. И. Ключко // Духовное развитие региона : материалы региональной конференции, Саранск, 15-16 ноября 2006 г. – Саранск, 2006. – С. 121-127. (0,6 п. л.).
  • Ключко, О. И. Опыт интеграции гендерного подхода в подготовку педагогов-психологов / О. И. Ключко // Гендерное образование в подготовке учителя : материалы всероссийской конференции, Томск, 5-8 июня 2006 г. –  Томск : Изд-во ТПГУ, 2006. – С. 69-72. (0,3 п. л.).
  • Ключко, О. И. Развитие гендерной толерантности студенческой молодежи / О. И. Ключко // Гендерная социализация и высшее профессиональное образование : материалы всероссийской научно-практической конференции, Новосибирск, 24-25 мая 2006 г. – Новосибирск : НГИ, 2006. – С. 133-138. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Современные подходы к проблеме психологического здоровья / О. И. Ключко, Г. А. Винокурова // Современная школа и психология : перспективы сотрудничества : материалы III республиканского научного семинара, 3 февраля 2005 г. ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2005. – С.80-87. (0,6 п. л.).
  • Ключко, О. И. Формирование гендерной культуры участников образовательного процесса / О. И. Ключко // Лидерство. Гендерные перспективы : материалы международной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 4-5 апреля 2005 г. – СПб., 2005. – С.121-126. (0,5 п. л.).
  • Ключко, О. И. Изучение гендерных характеристик старшеклассников в различных образовательных учреждениях / О. И. Ключко, Е. Н. Артюшкина // Современные проблемы изучения, обучения и воспитания детей с отклонениями в развитии : сб. науч. тр. Вып.  8  /  под  ред.  И.  В. Чумаковой, Е. А. Шиловой ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2005. – С.125-129. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Особенности гендерных стереотипов студентов педагогического института / О. И. Ключко, Ю. Р. Кантеева // Современные проблемы изучения, обучения и воспитания детей с отклонениями в развитии : сб. науч. тр. Вып. 8 / под ред. И. В. Чумаковой, Е. А. Шиловой ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2005. – С. 129-133. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерный анализ взаимодействия родителей с подростками / О. И. Ключко, М. А. Абрамова // Философия и актуальные проблемы современного общества : сб. науч. тр.  / под ред. Н. И. Учайкиной ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2005. – С. 63-68. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерный компонент в подготовке педагогов-психологов / О. И. Ключко // Современная школа и психология : перспективы сотрудничества : материалы III республиканского научного семинара, Саранск, 3 февраля 2005 г. ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2005. – С.51-55. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Развитие гендерной толерантности субъектов образовательного процесса республики Мордовии / О. И. Ключко, Е. В. Дементьева // Волжские земли в истории и культуре России : материалы всероссийской научной конференции, посвященной 10-летию создания РГНФ, Саранск, 8-11 июня 2004 г. ; МГУ им. Н. П. Огарева, РГНФ. В 2 ч. Ч. 2. – Саранск : Тип. «Красный Октябрь», 2004. – С. 156-161. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Ценностные ориентации как вариант гендерного стереотипа / О. И. Ключко, Ю. Г. Курдюкова // Миф. Традиция. Культура : материалы научно-практической конференции «XXXIX  Евсевьевские чтения» ; Мордов. гос. пед. институт. – Саранск, 2003. – С.31-35. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Использование гендерной проблематики в профессиональной подготовке учителей / О. И. Ключко // Качество педагогического образования : молодой учитель : материалы IV всероссийской научно- практической конференции,  5-7 октября 2003 г.; Тульский ГПУ им. Л. Н. Толстого. – Тула, 2003. – С. 67-69. (0,3 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерные аспекты воспитания в семье / О. И. Ключко // Система воспитания : теория и практика : материалы всероссийской научно-практической конференции в МГУ им. Н. П. Огарева, 6 февраля 2003 г. В. 2 ч. Ч. 2. – Саранск, 2003. – С.144-148.(0,3 п. л.).
  • Ключко, О. И. Формирование гендерной толерантности педагога / О. И. Ключко // Современные подходы к изучению, обучению и воспитанию детей с проблемами в развитии : материалы всероссийской научно-практической конференции в МГПИ им. М. Е. Евсевьева, 30-31 октября 2003 г. В 2-х ч. Ч.1 ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2003. – С. 51-55. (0,4 п. л.).
  • Ключко, О. И. Значение гендерной проблематики в профессиональной подготовке педагогов-психологов / О. И. Ключко // Современные проблемы изучения, обучения и воспитания детей с отклонениями в развитии : межвуз. сб. науч. тр. Вып. 6.  / под ред. Е. А. Шиловой, И. В. Чумаковой ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2003. – С. 8-11. (0,3 п. л.).
  • Ключко, О. И. Психология пола : проблемы и перспективы развития / О. И. Ключко // Регион : контуры безопасности и развития : материалы всероссийской научно-практической конференции в МГПИ им. М. Е. Евсевьева 15-16 февраля 2001 г. В 4-х ч. Ч. 3 / под ред. В. А. Писачкина ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2001. – С. 82-85. (0,3 п. л.).
  • Ключко, О. И. Метаанализ как инструмент изучения гендерных отличий / О. И. Ключко // Актуальные проблемы психологической науки и практики : сб. науч. тр. / под науч. ред. Ю. В. Варданян ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2001. – С. 25-27. (0,3 п. л.).
  • Ключко, О. И. Психологические ограничения традиционной мужской роли / О. И. Ключко // Психология и практика : материалы II межрегиональной научно-практической конференции, Саранск, 18-19 октября 2001 г. Вып. 2 / под ред. Ю. В. Варданян ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2001. – С. 60-62. (0,3 п. л.).
  • Ключко, О. И. Особенности развития гендерной системы в современной России / О. И. Ключко // Динамика состояний социума : материалы межвузовской научно-практической конференции в МГПИ им. М. Е. Евсевьева, 17-18 марта 1999 г. В 2-х ч. Ч. 1 / под ред. В. А. Писачкина ; Мордов. гос. пед. ин-т.- Саранск, 1999. – С. 89-91. (0,3 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерные аспекты социализации / О. И. Ключко // Психология и практика : материалы межрегиональной научно-практической конференции 25-26 мая 1999 г. В 2-х ч. Ч. 1 / под ред. Ю. В. Варданян ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 1999. – С. 67-70. (0,3 п. л.).
  • Ключко, О. И. Гендерные отношения в семье / О. И. Ключко // IV Конференция молодых ученых МГУ им. Н. П. Огарева : сб. науч. труды в 3 частях. Ч. 3. – Саранск  : СВМО, 1999. – С. 159-161.(0,2 п. л.).
  • Ключко, О. И. Основные направления развития гендерной системы в России / О. И. Ключко // Н. П. Огарев – от XIX к XXI веку : сб. науч. тр. – Саранск : Тип. «Красный Октябрь», 1999. – С. 229-231. (0,2 п. л.).
  • Ключко, О. И. Асимметрия в сфере занятости (гендерный аспект) / О. И. Ключко // Философия и актуальные проблемы общественной жизни : сб. науч. тр. ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 1999. – С. 15-17. (0,2 п. л.).
  • Ключко, О. И. Полоролевые стереотипы как феномен социализации / О. И. Ключко // Актуальные проблемы общества : Философия. Психология. Культура : сб. науч. тр. ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 1998. – С. 67-68. (0,2 п. л.).
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.