WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Ценность как предмет философского познания

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

 

 

ВИЛЬДАНОВ Ханиф Салимович

 

 

ЦЕННОСТЬ КАК ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФСКОГО ПОЗНАНИЯ

 

 

 

Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания

 

 

Автореферат диссертации на соискание учёной степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

Магнитогорск 2009

Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО

«Магнитогорский государственный университет»

 

Научный консультант –        доктор философских наук, профессор

                                          Файзуллин Фаниль Саитович

Официальные оппоненты –   доктор философских наук, профессор

Вишневский Юрий Рудольфович

доктор философских наук, профессор

Лукьянов Аркадий Викторович

                                         доктор философских наук, профессор

Валеев Гали Ханифович                                         

Ведущая организация –         ГОУ ВПО «Челябинский государственный

                                                 университет»

 

Защита состоится «____» __________ 2009 г. в «____» часов на заседании диссертационного совета ДМ.212.112.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук при ГОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет» по адресу: 455038, г. Магнитогорск, пр. Ленина, д. 114, ауд. 211.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет». Текст автореферата размещен на сайте Высшей аттестационной комиссии «___»___________2009 года

         Автореферат разослан «___»_____________2009 года

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат философских наук, профессор                                     Дегтярёв Е.В.

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность настоящего диссертационного исследования обусловлена целым рядом обстоятельств. История человечества неоднократно свидетельствовала о том, что система ценностей, формирующая основу мировоззрения масс, может выступать как фактор, ускоряющий процесс духовного развития. Социальные, экономические, политические и духовные преобразования в нашей стране, начавшиеся в 90-х гг. ХХ в. и продолжающиеся на настоящий момент, вызвали существенную трансформацию системы ценностей и ценностных ориентаций, а вместе с ними произошли изменения в самом объекте аксиологических исследований. В то же время радикальные изменения в социальной сфере, экономике, политике, в системе государственного управления нуждаются не только в их ценностном обосновании, но и требуют выработки в общественном и индивидуальном сознании нового ценностного восприятия действительности и формирования новой ценностной ментальности. Хотя в философской науке и имеются множество разработок аксиологического характера, они в основном носят социологический и прикладной характер. А общество нуждается в таких исследованиях, которые теоретически обосновали бы сами предпосылки аксиологической гносеологии и эпистемологии и выявили бы общие механизмы формирования нового ценностного сознания и ментальности.

Теоретическое решение обозначенной нами проблемы закономерно связано с методологическими, онтологическими, гносеологическими, логическими, герменевтическими, социальными, гуманистическими аспектами исследования. Исследователями практически не решены проблемы онтологического анализа и гносеологического статуса ценности. Онтологическое обоснование ценности и позволяет нам произвести гносеологический анализ, связанный с выявлением механизма формирования ценностного сознания, структуры познавательного акта как апперцепционного и рефлексивного процесса. А без решения вопроса о гносеологическом статусе апперцепции и рефлексии невозможно раскрыть сам процесс аксиологического познания и определить место и роль последнего в формировании ценностного сознания субъекта. Тем самым вне анализа остаются вопросы, решающие проблему соотношения онтологического и гносеологического в ценности, реального и идеального бытия ценностей, механизма формирования ценностного сознания, взаимосвязи ценностей и человеческого поведения. Отсутствие исследований подобного характера само провоцирует исследователей к пониманию ценностного сознания и процессов аксиологического познания как к разделённым фундаментальным противопоставлениям: субъективного и объективного, имманентного и трансцендентного, рационального и иррационального, материального и духовного. Для современной теории ценностей необходима новая мировоззренческо-методологическая основа, которая позволила бы, не впадая в крайности, конструктивно разрешить данные проблемы. Только правильно выбранный методологический подход позволяет философски обосновать и выявить не только сознательные процессы, имплицированные в актах теоретических исследований в качестве их философских оснований, но и обнаружить характер и природу данных философских оснований с целью определения адекватности самого исследования в её предметности.

В аксиологических исследованиях возникает необходимость особо рассматривать логику развития современного общества, которая всё сильнее начинает проявлять себя в многомерности общественной системы, где возрастает роль национальных и культурных факторов социальной организации и социальных изменений как противопоставление унификации и глобализации. При этом существенно меняется положение человека в обществе. Изучение национальных и культурных ценностей, удерживающих общество от саморазрушения, позволяет не только выявить духовные источники современного развития конкретной нации, но и предсказать характер изменений в её национальном менталитете. Мы полагаем, что, несмотря на распространённость национальных ценностей в этносе в целом и в различных социальных группах, проблемы ценностных противоречий и противостояний в политической, экономической, социальной и культурной областях связаны, прежде всего, с национальной спецификой общества и до сих пор мало исследованы. Подобные исследования особенно актуальны для многонациональных и поликультурных обществ, в которых существование всего социума возможно только при учете национальной и культурной специфики всех этносов, составляющих данное общество.

Степень разработанности проблемы. Проблема формирования ценности, её сущность, а также её мировоззренческие и социальные функции обсуждается философами в той или иной форме с самого момента возникновения философии. История философской мысли представлена достаточно яркими учениями и теориями о высших ценностях общества и человека, составивших в своей совокупности фундамент последующих аксиологических теорий. Различные аспекты изучения проблемы ценности и их динамики сформировались ещё в глубокой древности.

Проблема ценности во все исторические эпохи представлялась одной из актуальных в процессе осмысления человеком своего внутреннего, духовного мира. И первые философские системы, возникшие на Востоке, развивались в тесном переплетении с религиозными воззрениями, аксиологичность которых выражалась в ориентированности их на решение духовных проблем человека. Прежде всего, к такой аксиологичности относятся восточные представления, практическим способом (через медитации, зикр, мантры) регулирующие сознание человека и способствующие осмыслению пути духовной эволюции личности и опыта её единения с Дао, Брахманом, Абсолютом, Космосом как высшими ценностями. В историко-философской традиции Востока наибольший интерес представляет гносеологическая сторона данной проблемы и её глубокий эзотерический смысл, выражающийся через духовно-практическое самосовершенствование. Духовно-практические опыты, достигаемые через «просветление», нашли своё прямое отражение в священных книгах древности: Ведах, Упанишадах, китайском Каноне Перемен («И цзин»), тибетской «Книге мертвых». Комментируя основные авторитетные тексты, занимаясь религиозными проблемами восточные мудрецы Лао-Цзы, Конфуций, Патанджали, Нагарджуна, Шанкара, Банкэй создали собственные системы духовного самосовершенствования личности.

В современной восточной традиции ценности освещены в индийском трансцендентализме и в трудах его представителей: Шри Ауробиндо, Шри Рамана Махариши, Джидду Кришнамурти, Бхагаван Шри Раджниш. Проблема ценности также находит своё отражение в работах наставников дзен-буддизма: Дайсэцу Судзуки, Сэкида Кацуки, Тхить Нъят Хань. В трудах этих авторов исследуются механизмы психофизической регуляции сознания, осмысления путей духовной эволюции личности и опыта единения с Абсолютом, с бесконечным Космосом.

В отличие от восточной философии, которой присущи мистичность, «иррационализм», метанаучность и нелогичность исследуемых ею понятий, отсутствие дуалистического принципа субъект-объектных отношений, условий и исходных предпосылок познания (предварительных структур предпонимания), западная философия в изучении аксиологических проблем основывается на рациональном мышлении, носит научный характер, познаёт мир при помощи логических размышлений, базируется на субъект-объектных отношениях как условиях познания. При этом познание основывается на исследовании процесса становления бесконечной субстанции самосознания.

Несмотря на двухтысячелетнюю историю аксиологической проблематики в философской мысли вплоть до конца XIX в. в научном обороте ещё не существовал термин «аксиология». И. Кант и Г.В.Ф. Гегель предложили свою интерпретацию аксиологической проблематики. В частности, И. Кант в своей системе критицизма еще не использует определение понятия «ценность» и не выводит основные принципы аксиологии, но уже раскрывает эстетику прекрасного, возвышенного, гениального, обращаясь к таким понятиям, как «добро», «мораль», «красота», «долг», «истина». Именно его труды критического периода и трансцендентальная философия, где разум исследуется с теоретической, практической, эстетической сторон, закладывают основы будущих аксиологических школ. Впервые смысловая взаимосвязь оценок и ценностей с понятием познания встречаются в работах Г.В.Ф. Гегеля, где цель становится идеей, проникающей в реальный мир посредством целесообразной деятельности человека и завершающей путь самореализации в качестве абсолютной идеи, т.е. «истины блага», ценности.

Проблема ценности в самостоятельную сферу науки превратилась во второй половине XIX в., именно в это время «философия ценности» возникнув переросла в аксиологию. «Философия ценности» как самостоятельная научная проблема в полной мере раскрылась в «философии жизни» и философии неокантианства. Особый подход к теории ценностей разработали философы-иррационалисты: Ф. Ницше, А. Шопенгауэр. Метафорическая аксиология Ф. Ницше является философской рефлексией над ценностным сознанием, порождающим идеальный образ человека и осмыслением источника «воли к власти», выступающим основой этого сознания. Философия Ф. Ницше направлена на перевод смыслов метафор на язык философских понятий, иначе основные его понятия «воля к власти», «переоценка ценностей», «по ту сторону добра и зла» и затрудняющее понимание софистическую философию, оставалось бы трактовать как прославление им безнравственности и насилия. «Философия жизни» оперируя понятием ценности, стремилась интерпретировать и обосновать жизненные процессы, внутренние переживания и индивидуальные формы реализации жизни.

С другой стороны, немецкие философы-неокантианцы, такие как Г. Риккерт и В. Виндельбанд, отводили ценностям роль надрациональных, сверхчувственных абсолютов. В частности, Г. Риккерт, универсализировал смыслообразующее философское содержание категории «ценность», проводя ту мысль, что «то, что нельзя отнести к ценностям, не имеет абсолютно никакого смысла».

Свои собственные концепции теории ценностей выдвинули крупнейшие исследователи западной философии, такие как, Э. фон Гартман, Э. Гуссерль, М. Шелер, В. Дильтей, М. Вебер, Д. Дьюи, Т. Парсонс. Наиболее разработанные концепции данных исследователей о природе ценностей составляют достаточно широкий спектр, включающий в себя иррационалистический (Гартман), феноменологический (Гуссерль, Шелер), релятивистский (Дильтей), неокантианский (Виндельбанд, Риккерт), бихевиористский (Д. Дьюи), социологический (Дюркгейм, Вебер) подходы.

Так, в свой формальной аксиологии Э. Гуссерль пересматривает основой тезис «философии жизни» о дорациональной заданности ценности сознанию и отмечает соотнесённость человеческого сознания определенным предметным содержанием, которое не зависит от него, что «депсихологизирует» акт сознания и в то же время артикулирует предметное содержание сознания. В отличие от Э. Гуссерля, М. Шелер придаёт в своих исследованиях бoльший вес «самому предмету», а не «данности его нашему сознанию». Он приходит к идее таких предметов, которые существуют и могут обладать ценностью, но вообще не могут быть даны нашему сознанию. Тем самым, М. Шелер отвергает положение, что бытие ценностей предполагает субъекта или «Я», будь то эмпирическое, или, так называемое, «трансцендентальное Я», или «сознание вообще». Ценности абсолютно объективны, они существуют независимо от всех организованных форм духовных сущностей.

Развитие качественных методов социологического исследования и попытки построения общесистемной теории уже в начале XX в. привели таких крупных теоретиков, как П. Сорокин и Т. Парсонс, к необходимости поставить ценности в смыслообразующий центр их теорий организации современного общества. На основе данных воззрений в 60-70-х гг. ХХ в. исследования ценностей начинают приобретать социологический и эмпирический характер. В этом аспекте к проблематике ценностей обращались такие учёные как М. Рокич, А. Маслоу, А. Тоффлер, Н. Решер, К. Боулинг, Дж. Гэлбрейт. Именно они стали изучать ценности как определённый вид мотивов, наряду с целями, традициями и аффектами. В данный период проблеме ценностей посвящают свои статьи Х.Г. Гадамер, М. Моритц, Ш. Перельман, М. Блек.

Впервые в отечественной философии наиболее полно проблему ценности и основные контуры почвенническо-аксиологической тематики определил родоначальник славянофильства А.С. Хомяков. Объективно-идеалистическое направление в русской аксиологии представлено Н.О. Лосским. У Н.О. Лосского мы можем увидеть некоторую двойственность в понимании ценности. Причина данных колебаний между классическим и неклассическим пониманием ценности состоит в том, что Н.О. Лосский не разделяет бытие и сознание. В его философии бытие и сознание сливаются в идее Бога как в абсолютной полноте бытия. Поэтому он считает, что ценность это не только акт трансцендирования, но и его результат в виде «ценной вещи». Раскрывая проблему ценности, отечественная религиозная философия, в лоне которой можно выделить Н. Бердяева, С. Булгакова, Н.Я. Данилевского, Ф.М. Достоевского, Вяч. Иванова, В. Соловьева, В. Эрна, опиралась на выявление некоей нерасчленимой субстанциальной сущности, являющейся самодостаточной носительницей ценностей.

В своей работе «Философия поступка» М. М. Бахтин ценности относит к человеческому поступку. Критикуя теоретический и эстетический разум, подчёркивая единство мышления и поступка как акт трансцендирования, проявляющееся в практическом разуме, он показывает, как ценности в поступке приобретают онтологическую укоренённость, что позволяет М.М. Бахтину говорить об онтологической неслучайности ценности. Он указывает на присутствие в любом поступке определенной «рефлексии», которая выступает основой для построения этической, эстетической и аксиологической теорий специфического типа.

Отечественные исследования 60-80-х гг. ХХ в. посвящены разработке аксиологической проблематики на базе методологии и мировоззрения марксизма; критике работ, в которых допускались какие-либо отходы от этого методолого-мировоззренческого основания; дискуссиям по поводу немарксистских концепций ценности. Наиболее значимый и плодотворный аспект, общий по существу для всех работ данного периода – это исследование диалектико-материалистических оснований ценности. В этот период на основе диалектико-материалистического миропонимания совместными усилиями В.А. Василенко, О.Г. Дробницкого, В.П. Тугаринова были заложены методологические основы советской аксиологии. В 70-ые гг. В.А. Ядов и в 80-ые гг. С.Г. Климова, Н.Ф. Наумова, В.Б. Ольшанский посвятили свои труды исследованию структуры ценностей.

Существенный вклад в исследование этой проблемы внесла и советская психология 70-х гг. ХХ в. Опираясь на деятельностный подход, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, С.А. Рубинштейн, Б.С. Братусь, Б.И. Додонов, Б.В. Зейгарник, А.Г. Спиркин исследовали структуру внутреннего мира личности и социально-психологический механизм формирования её ценностных ориентаций.

В современной отечественной философии наиболее фундаментальные работы принадлежат Л.М. Архангельскому, И.Ф. Балакиной, К. Гулиан, О.Г. Дробницкому, С.И. Попову, Л. Сиклаи, В.П. Тугаринову, А.Ф. Шишкину. Наряду с попыткой собственного анализа феномена ценности идёт процесс осмысления истории аксиологической мысли в работах Т.Н. Горнштейна, М.А. Киселя, В.В. Прозерского, Е.А. Рудельсона, Э.В. Соколова, В.Н. Шердакова, Л.А. Чухиной.

Социально-философские аспекты проблемы ценностей и их динамики рассматривались целой плеядой современных российских учёных, среди которых особо выделяются В.В. Ильин, М.С. Каган, Л.Н. Коган, Н. И. Лапин, Ю. Левада, В.О. Оссовский, Л.Н. Столович. Вышеназванные учёные в многочисленных научных публикациях стремились систематизировать и теоретически обобщить имеющиеся знания по данной проблематике. В развитие отечественной аксиологии внесли свой вклад и коллективные многоаспектные исследования под руководством Н.И. Лапина, И.М. Клямкина, а также цикл статей Г.П. Выжлецова.

Руководствуясь идеей методологии науки, в сфере философского обоснования научных теорий, необходимо отметить труды Н. Бора, М. Борна, Х.-Г. Гадамера, В. Гейзенберга, Р. Карнапа, И. Лакатоса, К.Р. Поппера, И. Пригожина, Р. Рорти, И. Стенгерс, П. Фейерабенда, А.Н. Уайтхеда, А. Эйнштейна, И.А. Акчурина, О.С. Анисимова, В.Н. Антошкина, Г.В. Баранова, А.А. Баталова, М.С. Бургина, В.П. Визгина, В.С. Готта, П.В. Копнина, В.П. Кохановского, В.Н. Кузнецова, В.А. Лекторского, Е.П. Никитина, В.А. Окладного, М.А. Розова, В.В. Чешева, В.С. Степина, А.К. Сухотина, И.Г. Тимошенко. В работах этих авторов проводится различие между внутритеоретическим обоснованием научных теорий и их философским обоснованием.

Особый интерес для нас представляют и труды по обоснованию философских теорий и методологий. Наиболее последовательно проблема обоснования философских теорий и методологий ставилась и решалась в сочинениях Платона, Аристотеля, Г.В.Т. Лейбница, Р. Декарта, И. Канта, Г.Ф.В Гегеля, К. Ясперса, К. Хюбнера, С. Даниэля, А.Ф. Лосева, В.И. Молчанова, Э.В. Ильенкова, М.К. Мамардашвили, А.Б. Невелева, Е.П. Никитина, Г.И. Петровой.

Разработки, связанные с познанием и рефлексией над ценностями, над проблемами процесса восприятия и мышления, достаточно полно отражены в трудах А.Р. Абдуллина, Н.С. Автономовой, П.В. Алексеева, В.С. Библера, В.Н. Бондаренко, Г.М. Брагина, Г.Х. Валеева, У.С. Вильданова, П.П. Гайденко, Д.П. Горского, Б.С. Грязнова, Э.В. Ильенкова, В.В. Ильина, В.В. Кашина, Б.М. Кедрова, В.Е. Кемерова, А.М. Коршунова, А.Ф. Кудряшева, В.А. Лекторского, А.М Максимова, Д.В. Пивоварова, В.С. Швырева. Особо при этом отметим, что в осмыслении проблем комплексной природы внутреннего мира человека важное значение имели для нас работы философов А.П. Андреева, В.У. Бабушкина, Ю.Р. Вишневского, А.Х. Давлеткулова, А.Я. Канапацкого, Ф.А. Кашапова, А.В. Лукьянова, М.К. Мамардашвили, С.А. Мухамедьянова, В.Ф. Романова, В.П. Тугаринова, В.Г. Федотовой, а также труды психологов Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, И.Н. Семенова, С.Ю. Степанова, Д.Н. Узнадзе. Однако многие аспекты проблемы ценностного сознания и рефлексии остаются все же недостаточно изученными. Анализ состояния разработки гносеологических и эпистемологических проблем в аксиологии приводит к выводу о важности и актуальности проведения научной систематизации и теоретического осмысления накопленного в данной области материала. В этом отношении труды современных отечественных философов С.Ф. Анисимова, Б.С. Галимова, В.С. Грехнёва, А.Я. Гуревича, П.А. Горохова, Е.В. Дегтярева, М.С. Кагана, Л.Н. Когана, В.А. Кувакина, В.А. Лекторского, И.Я. Лойфмана, К.Н. Любутина, Л.А. Микешиной, Д.А. Нуриева, Д.В. Пивоварова, С.М. Поздяевой, С.Л. Слободнюка, В.И. Толстых, Ф.С. Файзуллина, В.Г. Федотовой, В.С. Хазиева, Э.Г. Юдина, В.А. Яковлева, исследующих проблематику единства наук, формы и механизмы их взаимодействия, процессы обоснованности знания имели большое значение в написании данного исследования.

Проблема национальных и наднациональных ценностей, имеющая «домарксистскую» историю, получила своё отражение в работах русских философов XIX в. И.Я. Данилевского, П.Л. Лаврова, П.Н. Ткачева, П.Я. Чаадаева. После революции же она стала актуальной для философов русского зарубежья Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, Б.П. Вышеславцева, И.А. Ильина. В 20-30-е гг. ХХ в. внутри русской зарубежной философии сформировалось новое течение – евразийство, основателями которого были такие крупные мыслители, как Л.П Карсавин, П.П. Сувчинский, Н.С. Трубецкой.

В конце 80-х гг. ХХ в. в нашей стране возрос интерес к этническим проблемам и национальным ценностям. В это время появляются исследования А.В. Дмитриева, П.М. Иванова, М.В. Иордана, А.А. Празаускаса, В.Н. Рябцева. Исследуя и анализируя пути развития России, проблемы «русской идеи», в 90-х гг. ХХ в. появились работы А.В Гулыги, В.В. Ильина, Ю.А. Жданова, В.Е. Давидовича, Т.И. Заславской, М.Я. Гефтер, В.Н. Моисеева, Н.И. Лапина.

Освещению различных аспектов национальных ценностей и национальной проблематики посвящены работы таких философов, как А.Г. Агаев, Б.Х. Бгажноков, Ю.Г. Волков, Г.С. Денисов, М.М. Кучуков, А.А. Хагуров, Р.А. Ханаху, А.Ю. Шадже, С.И. Эфендиев, Ф.С. Эфендиев. В работах этих авторов нашли отражение проблемы национальной духовной культуры, вопросы национального сознания, этнического и духовного развития.

В философском познании разработка проблемы ценности и её гносеологических и эпистемологических основ занимает особое место. Это связано с тем, что на уровне организации и функционирования индивидуального сознания и познания ценности, ценностные ориентации выступают как мощный фактор, определяющий восприятие и оценку социальной реальности, что делает их специфическим объектом философского анализа. Актуальность темы исследования и сложившаяся проблемная ситуация в современной аксиологической философии предопределили объект, предмет, основную цель, задачи и логическую структуру данной работы.

Объектом диссертационного исследования выступает ценностный мир человека, который пронизывает все сферы его жизнедеятельности и постоянно находится в эпицентре жизненных исканий.

Предмет диссертационного исследования: философско-концептуальное осмысление онтологических и гносеологических оснований ценности и их места и роли в структуре человеческого бытия.

Цель диссертационного исследования заключается в исследовании ценности как предмета философского познания. Эта цель может быть конкретизирована в виде следующих задач:

- выявить на основе систематизации теоретического материала мировоззренческие и методологические основания решения аксиологических проблем с последующей формальной классификацией, обоснованием понятий «ценность» и «ценностные ориентации» и определением их гносеологического статуса;

- раскрыть методологические проблемы теоретических и эмпирических исследований ценностей и обосновать наиболее эффективные теоретико-методологические подходы к гносеологическому анализу ценностей и ценностного сознания;

- осуществить эпистемологический анализ объективных и субъективных факторов формирования ценностей, раскрывая онтологические и гносеологические основания ценности;

- выявить механизмы формирования и функционирования ценностного сознания и ценностных ориентаций в процессе воспроизведения идеализированного объекта в мысли и жизнедеятельности субъекта;

- анализировать содержательную связь между ментальными установками ценностного сознания и объективной действительностью и показать обусловленность ценностных ориентаций познающего субъекта используемыми им средствами и методами, исходными предпосылками и установками, сложившимися в философии;

- раскрыть содержание понятий «рефлексия» и «апперцепция», их гносеологическое значение и роль в освоении объективной реальности, в осмыслении внутреннего мира человека и в формировании ценностного мировоззрения личности;

- выявить имманентную включённость ценностей и ценностных ориентаций в систему человеческих потребностей, составляющих средоточие субъект-объектных детерминантов человеческой активности;

- обосновать оценочно-регулятивный характер ценности, определяющий отношение человека к миру и регулирующий его поведение;

- охарактеризовать понятия национальные ценности и ценностное сознание нации, выступающих синтезом устойчивых, специфических ориентиров, установок и норм восприятия окружающего мира и форм реакций на него и фиксирующих факт психологической и социальной самобытности нации и её отличия от других аналогичных общностей;

- раскрыть факт самоценности каждого этноса и необходимости сохранения самобытности национальных культур, выступающих основной движущей силой развития человечества;

- показать роль и возможности средств массовой информации в сохранении или разрушении ценностных систем этноса, незыблемых её основ – традиций, обычаев, национального менталитета, веры, морали – в процессе формирования новых политических и идеологических ценностей, социальных идеалов.

Теоретической и методологической основой исследования являются аксиологические принципы диалектической, экзистенциальной, неокантианской, феноменологической и русской религиозной философии; фундаментальные принципы анализа социальных явлений, такие как «принципы отнесения к ценностям», «субъективации», «гуманизации», «регулятивно-целевой значимости идеала»; структурно-функциональный метод, метод восхождения от абстрактного к конкретному, методы историко-философского анализа, диалектика объективного и субъективного в формировании ценности.

В диссертации применена идея структурированности субъекта, предполагающая выявление инвариантных смыслов, сформированных исторически, опираясь на которые можно оценить характер человеческого вмешательства через ценностно ориентированное мировоззрение не только во внешний мир, но и в свою собственную внутреннюю природу, её содержание и глубину.

Для анализа исследуемых проблем были значимы теоретические положения взаимосвязи внешней среды и деятельности субъекта. При этом автор отталкивается от теории деятельностного и системно-структурного подходов к развитию сознания и личности, к познавательной и практической деятельности человека как сложному многоуровневому образованию. Весь категориальный аппарат, выработанный мыслителями прошлого и современности, используется диссертантом в той мере, в какой это целесообразно и необходимо для решения задач исследования.

Научная новизна и основные результаты исследования, выносимые на защиту, заключаются в следующем:

- установлены и проанализированы категориально-концептуальные отличия, сущностные различия онтологических и гносеологических оснований в восточной и западной трактовках ценности;

- выявлены наиболее актуальные методологические подходы к теории ценностей с учётом особенностей аксиологического познания и методологических проблем, возникающих в процессе познания (например, неспособность субъекта воспринимать ценности вообще и овладевать ими путем духовного переживания);

- обоснованы онтологические и гносеологические основания ценностей и новое понимание их объективности ценность объективна в отношении к самому субъекту, но не в смысле независимого от него существования, а в смысле её значимости для существования самого субъекта. При этом объединяющая сила ценностей состоит в прорыве в глубинный слой личности, которая и вызывает самораскрытие по отношению ко всем людям;

- обоснована необходимость трактовки ценности как рефлексивного восприятия окружающей действительности и личностно-смыслового уровня развития индивида. Рефлексия и рефлексивные механизмы в процессе познавательной деятельности человека, в осмыслении и освоении им окружающей действительности и своего внутреннего мира формируют ценностную картину мира и ценностные ориентации личности;

- предложены два типа рефлексивной деятельности – «закрытая» и «открытая» – выступающие теоретико-познавательными средствами формирования ценностного сознания субъекта, где «закрытая» рефлексия выступает как усвоение фиксированной готовой системы исходных ценностных координат, ограниченных заданными исходными смыслами, значениями, концептуальными ориентирами, а «открытая» – предполагает непрерывное развитие теоретико-познавательных возможностей субъекта на основе анализа исходных предпосылок, качеств и значений, ранее не наделённых ценностным статусом вещей, явлений, ситуаций;

- раскрыты гносеологические функции ценности, представляющие мотивационно-потребностную сферу и выступающие регулятором поведения и деятельности человека, где ценности функционируют как идеальные критерии оценки, способствующие рационализации поведения;

- раскрыто понятие национальных ценностей как мозаичного синтеза устойчивых, присущих данной этнической общности специфических ориентиров, установок и норм восприятия окружающего мира и форм реакций на него и фиксирующее факт психологической и социальной самобытности определённого этноса и его отличия от других аналогичных общностей и обеспечивающих существование и функционирование самой нации;

- обоснованы онтогносеологические механизмы формирования ценностного сознания нации и национальных ценностных ориентаций, которые определяют процесс национальной самоидентификации субъекта в ходе усвоения и рефлексии им предзаданных норм и ценностей, развития и систематизации ценностного мировоззрения, потребностных установок и мотивации к деятельности;

- доказано, что перспективно-прогрессивное развитие общества определяется степенью синтезированности онтогносеологических основ общечеловеческих ценностей в национальном сознании и планомерном регулировании движения к общечеловеческим идеалам, преломленным через национальную духовность;

- выявлена историко-проективная форма самореализации нации в процессе формирования и функционирования национального ценностного сознания и национально ориентированных ценностных установок, а также раскрыта роль последних в коррелировании соответственно главным ориентирам национального развития в современных условиях;

- обоснованы роль и значение средств массовой информации в формировании, отборе и сохранении национального ценностного сознания как механизма самоидентификации национального кода в представителе определённого этноса.

Научно-теоретическая и практическая значимость представленного исследования заключается в том, что выводы и положения диссертации позволяют более углубленно осознать методологические, эпистемологические и онтологические проблемы изучения ценностей и будут способствовать дальнейшему развитию аксиологической науки, а также при решении задач выявления определённых структурных и содержательных сторон в системе ценностных предпочтений и ориентаций, происходящих как в обществе, так и в ценностном сознании отдельного индивида. Теоретические обобщения, касающиеся национальных ценностей, позволяют лучше осознать сущность, особенности и аспекты национальных историй и культур, научно предвидеть динамику национальных процессов, проследить их тенденции развития и могут быть использованы при корректировании форм и методов национальной политики, определении стратегических направлений в отношениях между нациями во избежание в будущем конфликтных ситуаций между ними.

Материалы диссертации найдут своё применение при чтении курсов по философии, онтологии и гносеологии, аксиологии, а также при разработке различных программ развития наций и сохранения национальной самобытности.

Апробация работы. Основные положения диссертации получили отражение в публикациях автора, в выступлениях на Всероссийских и региональных научно-практических конференциях: «Ценностные ориентации в подготовке специалистов» (г. Уфа, 29-30 сентября 1997г.), «Мировоззренческие основания человеческой деятельности на рубеже XXI века» (Уфа, 1998), на научно-практической конференции «Неделя науки» (г. Сибай, 1999, 2001, 2003, 2005, 2006, 2007), Второй Российский философский конгресс (Екатеринбург, 1999), «Философия и религия на рубеже тысячелетий» (Уфа, 1999), Российском философском конгрессе «Философия и будущее цивилизации» (Москва, 2005), Всероссийской научно-практической конференции «Приоритетные направления социально-экономического развития Республики Башкортостан» (Уфа, 2005), Межрегиональной научно-практической конференции (Уфа, 2005), Научно-практической конференции «Педагогические и философские аспекты образования», (Магнитогорск, 2005), Всероссийской научной конференции «Ценности интеллигибельного мира», (Магнитогорск, 2006), Всероссийской научно-практической конференции «Приоритетные направления социально-экономического развития Республики Башкортостан» (Уфа, 2006), Межрегиональной научной конференции (Уфа, 2006), Международной научной конференции «Социогуманитарная ситуация в России в свете глобализационных процессов» (Москва, 2008).

В рамках программы «Ценностные ориентации населения Уральского подрайона РБ в условиях духовного возрождения народов России» по линии АН Республики Башкортостан в течение трёх лет проведен общий теоретический анализ состояния вопроса исследований и сложившихся подходов к изучению ценностных ориентаций. Рассмотрены условия и факторы, формирующие социально-экономические, этнические, религиозные, нравственно-воспитательные образовательные, ценностные ориентации населения Уральского подрайона Республики Башкортостан. Подготовлены анкеты и материалы для проведения социологического опроса, собеседования с экспертами, обоснованы методы сбора эмпирических данных, разработан инструментарий для сбора данных в рамках выбранных методов, определены методики обработки и теоретико-прикладного анализа данных. Подготовлен труд по проблеме формирования и развития ценностных ориентаций и мировоззренческих установок в Зауральском регионе Республики Башкортостан.

Основные идеи диссертации изложены автором в 4 монографиях, в целом ряде материалов, опубликованных в философских сборниках научных трудов.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка литературы.

 

 

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, анализируется степень её научной разработанности, определяются цель и задачи исследования, формулируется научная новизна, теоретическая и практическая значимость положений и выводов, содержащихся в диссертации.

В первой главе – «Онтологические и гносеологические основания аксиологических учений в истории философской мысли» – рассматриваются основные концепции ценностей в западной, восточной и отечественной философии, устанавливаются сущностные различия в их трактовках ценности.

В первом параграфе – «Идея корреляции ценности и экзистенции человека в философской мысли Востока» – показан глубокий эзотерический смысл ценности и её философско-религиозное преломление в форме мистического единения субъекта с Абсолютом (Дао, Брахманом, Ишварой). Ценность приоткрывается в восточной философии со стороны тайного знания. Сложность понимания «тайного» знания обуславливается тем, что существуя неявно, данное знание существует в сознании, а не за его пределами.

Особенности подходов и понимания ценности в восточной философии обусловлены некоторыми моментами. Во-первых, для восточной философии свойственно осмысление человеком себя изначально единым с природой, т.е. ощущение человеком себя в неразрывной связи с мировым космическим порядком. Во-вторых, первые системные учения, возникшие как религиозные формы мировоззрения, строились не на логике и доказательствах, а на вере и, прежде всего, на интуиции. В-третьих, в отличие от умозрительно-философского типа ценности западной философии, раскрывающегося с чисто эйдетической стороны, философско-религиозное осмысление ценности в восточной традиции укоренён в сущем, что влечёт за собой необходимость преображения бытия, воплощение ценности в жизни человека. В-четвёртых, осмысление ценности базируется на снятии проблемы субъектно-объектных отношений. В-пятых, ценность выступает в целом в форме ментальности как психофизической трансформации субъекта на пути экстатического восхождения субъективного духа к Единому.

Анализ религиозно-философских школ Востока с аксиологической позиции позволяет говорить о постоянном сосуществовании и одновременном противоборстве двух тенденций, связанных с моделями, которые могут быть условно обозначены как «нормативно-социальная» и «мистико-индивидуалистическая». Первую модель принято в целом соотносить с миро- и жизнеутверждающей позицией. Она базируется на принятии существующего миропорядка как естественно-закономерного, или богоустановленного. Отсюда ориентация на его сохранение и поддержание посредством наилучшего, наиполнейшего выполнения общепринятых норм и правил поведения. Напротив, так называемая мистико-индивидуалистическая модель, тяготеющая к мистицизму и наиболее распространённая в обществе с господствующим религиозным сознанием, возникает из-за объективных предпосылок в виде определенных условий жизни человека, где присутствуют несправедливость, страдание, зло. Поэтому субъект ищет спасение, освобождение, идеал, ценности за пределами окружающей его действительности, направляя свою деятельность на собственное самосовершенствование и изменение своей внутренней структуры, где конечной целью становится слияние с идеалом трансцендентного Абсолюта.

Во втором параграфе – «Проблема природы и категориального статуса ценностей в западной философии» – диссертант детально освещает различные аксиологические теории западноевропейской философской мысли, уделяя особое внимание онто-гносеологическим составляющим ценностей в данных теориях.

Гносеологический анализ теорий ценности, существующих в западной философской литературе, показывает, что насколько сложной может быть их интерпретация. Различия в западных философских направлениях и концепциях предопределяют также и различия в методах исследования. В философской литературе выделяют следующие аксиологические методы и подходы исследования: феноменологический (Гуссерль, Шелер), социологический (Дюркгейм, Вебер), экзистенциалистский, иррационалистический (Гартман), синергетический (Пригожин И., Стенгерс И.), позитивистский, персоналистический (Х. Эренфельс, Крейбиг), прагматический, бихевиористский (Д. Дьюи), релятивистский (Дильтей), неокантианский (Виндельбанд, Риккерт), социально-психологический (Д. Милль, Р. Перри, Т. Парсонс), неореалистический (А. Мейнонг). В отличие от восточной философской мысли, все эти концепции раскрывают понятие «ценность» через субъектно-объектную дуалистическую модель. Подобное субъект-объектное объяснение природы ценностей возникает из-за разделения и противопоставления исследователями самого воспринимающего субъекта и объективной реальности. В данной дихотомии субъект, как главный элемент данных отношений, в процессе определенной деятельности наделяет для себя предметы, явления объективной реальности ценностным значением.

Систематизация различных подходов к ценности в западных аксиологических концепциях, основанных на субъект-объектном исследовании, позволяет выделить три аспекта, когда ценность выступает а) качеством объекта, б) качеством субъекта, в) отношением между объектом и субъектом. А природа и категориальный статус ценностей в трактовках западной философии раскрываются в следующих моментах:

1. ценность – это философское и социологическое понятие, которое является, с одной стороны, положительным или отрицательным свойством определенного объекта, в противовес его экзистенциальных и качественных значений, а с другой, является нормативно-оценочной характеристикой явлений общественного сознания;

2. базовой для аксиологии являются онтологические проблемы, связанные с необходимостью обоснования или опровержения реального существования ценностей и взаимосвязи последних с предметной действительностью. Решение данной проблемы порождает многообразие интерпретаций понятия «ценность» и ее онтологического и гносеологического статуса, что обусловливается различиями в обосновании соотношения онтологического и гносеологического, объективного и субъективного, материального и идеального, рационального и иррационального в ценности. Различия в обосновании онтологического и гносеологического статуса ценности, прежде всего, заключается нескольких позициях:

во-первых, рассмотрение ценностей как феноменов, объективно существующих независимо от субъекта против выделения тесной связи ценности с субъектом и раскрытия их через характеристики его оценочной деятельности;

во-вторых, отождествление ценности особыми абстрактными сущностями против рассмотрения ценности как реальных предметов, способных удовлетворять потребности субъекта и значимых для него;

в-третьих, обоснование индивидуальной природы ценностей, связанной с процессом переживания и осмысления субъектом действительности против их существования в виде надындивидуальной реальности;

3. исходя из определённой логико-методологической концепции, в истории философии одни исследователи раскрывают ценности через внутренние переживания конкретной личности, другие отрицают их связь с психическими процессами; одни отмечают субъективный характер ценностей, а другие доказывают их объективность; одни считают, что ценности относительны, а другие настаивают на возможности и абсолютных ценностей; для кого-то если ценности существуют реально, то для других – они только идеальны; кто–то говорит, что ценности это отношение, а другие – качество. Такое многообразие аксиологических теорий объясняется тем, что исследователи раскрывают ценности с позиции какой-либо логико-концептуальной заданности;

4. представители западной философской мысли сходятся в том, что предметные и субъективные ценности выступают как две диаметральные противоположности ценностного отношения субъекта к самому себе и окружающей действительности. Одна сторона данной противоположности является объектом данного отношения, куда относятся определенные предметы, явления, имеющие те или иные качества и отвечающие субъективно-психологическим интересам и потребностям субъекта. Другой стороной данной противоположности становится сам субъект и его отношение к предметному миру, в котором его потребности и интересы перерастают в ценностное сознание, идеал. Поэтому предметные ценности являются объектами оценки и предписания, а субъективные – способом и критерием этих оценок и предписания;

5. в западной аксиологической мысли происходит разделение идеального и реального. Ценность понимается как оценочное отношение субъекта познания к тому, что невозможно достичь в реальности, но в тоже время выступает идеалом стремления и полагается её идеальное существование;

6. в западной трансцендентально-феноменологической аксиологии ценность является феноменом, которое невозможно исследовать непосредственно, потому что наделение предмета, явления статусом ценности происходит только в акте транцендирования субъекта.

В третьем параграфе – «Аксиологические концепции и специфика подходов к проблеме ценности в отечественной философии» – показано, что теории ценностей, формируясь под влиянием ряда религиозных, этических, нравственных, классовых, национальных факторов, раскрывают аксиологическую проблему через иррациональные и рациональные концепции, исходные идеи которой были представлены и в идеалистических, и в материалистических направлениях.

В русской религиозно-идеалистической философии XIX-начала XX вв. тема ценности и ценностных ориентаций является определяющей. Многие русские философы решение проблем ценностей, ценностных ориентаций личности видели в свойственной для России ментальности: ориентация на идеи справедливости, добра, служения Отечеству, стремление к Абсолюту. В отечественной философии идеалистического направления аксиологическая проблематика в основном была поставлена и раскрыта через такое понятие как «русская идея». «Русская идея» в русской идеалистической философии представляет собой целостность, которая включает в себя идею-дух, идею-смысл и идею-цель. Базовые принципы «русской идеи»: коллективизм, братство, соборность, духовная община; любовь и справедливость; эсхатологическая устремлённость как метафизика начала и конца; терпеливость, значительный консерватизм как восточная традиция; жизнь каждого во имя всех и этика коллективного спасения; сила духа, способность к гигантской концентрации физических и духовных усилий. Согласно идеалистической философии, эти принципы, существуя как система, формируют специфические национальные ценности, отличая русский дух, принципы организации русской культуры и цивилизации от других мировых культур и цивилизаций.

Если в XIX и в начале XX в. в отечественной философии концепции ценности рассматривались и интерпретировались идеалистически или феноменологически, то в последующем утверждается материалистическое понимание природы ценности. Ценность в материализме выступает субъективным образом объективной реальности. Именно в деятельности человека, в его сознании, стремлениях и целях отражается внешний мир. Поэтому ценность является объективной действительностью, которая отражается в человеке, опосредуется им в процессе активной деятельности и выступает социально определенной формой активности субъекта. Материалистическая философия предпосылки ценностей видит в целенаправленной, осознанной человеческой деятельности, осуществляемой для самореализации субъекта. При этом ценностям относится не только человеческая деятельность, но результаты данной деятельности.

Диалектико-материалистические представления о природе ценности позволяют выделить общие для них характеристики:

1) в этих работах подчеркивается специфически общественная природа всяких ценностей;

2) проблема ценности как вопрос о значении объекта для человека связана с процессом опредмечивания человеческой деятельности, т.е. с тем, что в процессе труда человек реализует свои силы и способности во внешнем по отношению к нему продукте труда;

3) человек через ценности выражает своё заинтересованное отношение к предметной действительности в виде представлений об идеале, т.е. заинтересованное отношение субъекта к объекту переводится в план общественного сознания;

4) предметные ценности, являясь «знаками», приобретают в явлениях объективной действительности определенное значение для субъекта, опосредствуясь и опредмечиваясь через его деятельность, тем самым получив социальную санкцию;

5) ценности, которые носят субъективный характер, превращаются для субъекта в нормативную форму ориентации в обществе, становясь готовыми регулятивами и оценками. Ценность проявляется как ориентационный базис поведения и деятельности человека.

В настоящее время исследования аксиологической проблемы больше носит социологический характер. Отечественные учёные, накопив значительный эмпирический материал, изучают вопросы изменений системы ценностей общества, какие слои населения они затрагивают, позволяют ли происходящие сдвиги говорить о «революции ценностей» в массовом сознании и возможно ли формулирование некой интегративной общенациональной идеи в посткоммунистическом российском обществе.

Во второй главе – «Теоретико-методологические проблемы исследования ценностей и ценностных ориентаций» – рассматриваются методологические проблемы теоретических и эмпирических исследований ценностей и пути их решения.

В первом параграфе – «Методологические проблемы анализа ценностей и ценностных ориентаций» – раскрываются особенности аксиологического познания и наиболее эффективные теоретико-методологические подходы к гносеологическому анализу ценностей, ценностного сознания и ценностных ориентаций. Хотя для аксиологического познания характерно все то, что свойственно познанию как таковому, но существуют и некоторые внутренние различия между ними, выражающиеся в специфике каждой из них. Методологические проблемы в аксиологическом познании, прежде всего, связаны с постоянной включённостью субъекта и неизбежностью субъективных моментов в аксиологическом познании, с неразрывностью аксиологического познания с мировоззренческими, смысложизненными компонентами сознания, с диалектическим сочетанием рациональных и иррациональных элементов познания, с отсутствием стационарных состояний в обществе. Аксиологическое познание сочетает в себе идеальное и материальное, рациональное и эмоциональное, сознательное и стихийное, рациональное и иррациональное. Однако в аксиологической сфере существуют и объективные законы, и выявление и использование этих законов мы считаем важнейшей задачей аксиологического познания.

Для исследователя очень важным является выбор метода, признание различных методологических альтернатив, не навязывание какого-либо подхода в качестве единственно истинного метода научного исследования. Но выбор любого метода исследования должен быть обусловлен особенностями аксиологического познания. Изучение ценностей и аксиологическое познание имеет свою специфику и обусловлены некоторыми методологическими факторами:

  1. антропоцентристская ориентированность (М. Вебер) аксиологических исследований предполагает неизбежность субъективных моментов и всякое познание является экзистенциальным;
  2. предмет аксиологического познания как апперцепционный и рефлексивный процесс – это «культурно значимая индивидуальная действительность». Поэтому характерной чертой аксиологического познания является акцентирование внимания на индивидуальное, единичное, культурнозначимое;
  3. в аксиологии качественный аспект исследования всегда превалирует над количественным. Ценности можно понять только в сопереживании, а не с помощью точных формул как в естественных науках;
  4. необходимость познания жизненных явлений в их культурном значении. Предметом исследования аксиологии является именно культурная реальность, которая представляет собой своего рода готовые смыслоформы, соотнесённость с которыми позволяет субъекту осмыслить собственное бытие в качестве именно представителя всего человечества;
  5. диалектическое сочетание эмпирического и теоретического компонентов аксиологического познания. Действительность ценности не только теоретически познаётся научными средствами, но и предметно-практическим способом испытывается человеком. Поэтому аксиологическую проблематику лучше рассматривать сквозь призму экзистенциальной потребности конкретного человека через его ценностные ориентации в самоопределении своего места и роли в бытии мира;
  6. аксиологическое познание – это ценностно-смысловое освоение и воспроизведение человеческого бытия. Человеческая жизнь всегда осмысленное бытие. Аксиологическое познание и призвано выявить, обосновать смысл существующего феномена;
  7. непосредственная и постоянная связь аксиологического познания с мировоззренческими, ценностноориентирующими компонентами сознания.

Именно знание данных особенностей аксиологического познания и выбор определённого аксиологического метода, соответствующего философской концепции исследователя, способствуют достижению объективности аксиологических теорий. При этом сами аксиологические методы являются не набором жёстко фиксированных регулятивов, а выступают системой гибких принципов, операций и приёмов, носящих всеобщий, универсальный характер, т.е. находящихся на самых высших точках абстрагирования.

Во втором параграфе – «Методологические основания эмпирических исследований ценности» – решаются проблемы всестороннего, системного исследования ценностной сферы, достижения объективности результатов, формирования путей поиска новых приёмов и средств, разработки методологий исследования и создания прикладного инструментария для изучения ценностей как комплексного социального явления и концептуализации эмпирических исследований.

Методологические проблемы в большинстве своём объективны по своей природе. Технические, теоретические и методологические проблемы эмпирических исследований ценностей связаны обширностью исследуемой проблемы, неоднозначностью получаемых результатов, трудностью концептуализации эмпирических исследований и формирования прикладного инструментария. Представители профессионального сообщества учёных и выразители общественного мнения нередко находятся в разных смысловых и языковых пространствах. Всё это говорит о необходимости найти некий инвариант «общего языка», позволяющий комплексно и систематически изучить ценности и их эволюцию с позиций разных научных дисциплин.

Эмпирические исследования в полной мере не позволяют решить проблемы соответствия или несоответствия декларируемых ценностей и поведения. Но подобные исследования выявляют и позволяют:

- говорить о зависимости ценностей и поведения на феноменологическом уровне;

- рассматривать «перекосы» как характеристику культурной специфики людей;

- показать «перекосы» в тех или иных социально-демографических и психологических слоях и группах, представители которых более активно разделяют некую ценность и предпочитают конкретные формы поведения;

- построить психологический портрет сторонников каждой ценности и говорить о необходимости исходить из субъектной парадигмы при планировании эмпирической работы.

Для достижения максимальной объективности полученных эмпирических результатов в исследованиях необходимо понимать и учитывать следующие факторы, которые и приводят «перекосам»:

- любой поведенческий акт детерминируется не какой-то одной базовой ценностью, а всей их структурой, причём понимание действия этой структуры затрудняется сложностью расчёта взаимодействия её элементов в каждом отдельном случае;

- для правильного расчёта надо хорошо представлять себе субъективную значимость той или иной ценности в общей системе ценностей индивида;

- существующая взаимосвязь между ценностями и поведением конкретного субъекта не проявляется непосредственно и прямолинейно. Между ценностными ориентирами субъекта и его поведением всегда сосуществуют множество мелких социально-психологических факторов, определяющих конечный выбор;

- даже знание удельного веса каждой из базовых ценностей в системе не решает вопроса о подвижности и динамичности всей системы, лишь частично совпадающей с динамикой ситуации. Ценностные системы обладают внутренней динамикой, проявляющейся в смене иерархии связанных между собой ценностей в зависимости от ситуационного контекста в момент выбора линии поведения или принятия решения о конкретном поступке.

Несмотря на трудности эмпирических исследований каждый исследователь, изучающий ценностные ориентации, социальные установки, должен стремиться к решению методологических проблем. Нет единственно верного и конкретного пути решения проблемы, но объективность результатов эмпирических исследований возможны при соблюдении некоторых мер:

во-первых, проводимая работа должна носить исследовательский характер, в первую очередь, основываться на эмпирических данных, полученных социологическими методами;

во-вторых, быть комплексным, т.е. предполагать изучение взаимосвязанных социальных феноменов, таких как базовые ценности, социальные установки, поведенческие модели, социальные нормы в рамках нескольких этапов взаимосвязанных и взаимодополняющих исследований;

в-третьих, эмпирические исследования ценностной сферы требуют единой исследовательской программы, единую постановку задач и единый понятийный контекст;

в-четвертых, быть междисциплинарным, поскольку изучение социальных феноменов должно учитывать социально-политический, этнопсихологический и историко-культурный контексты, а, значит, использовать подходы и методы нескольких научных дисциплин;

в-пятых, в решении проблем раскрытия механизмов и закономерностей развития ценностной сферы общества основным фактором становится изучение субъективных систем ценностных значений, связанных с ценностными ориентациями субъекта восприятия. Поэтому целью в общей схеме эмпирического исследования должна становиться психосемантические способы выявления взаимосвязи особенностей субъективного восприятия с ценностными ориентациями личности.

Третья глава – «Аксиологическая эпистемология: проблемы соотношения онтологического и гносеологического в ценности» – продиктована необходимостью доказательства диалектического единства онтологического и гносеологического в ценности, раскрытия объективных и субъективных факторов формирования ценностей, осмысления значения рефлексии и рефлексивных механизмов в формировании ценностного сознания человека и исследования мотивационной функции ценности.

В первом параграфе – «Онтологические и гносеологические основания понятия ценности» – раскрывается суть диалектического единства объективной действительности и субъективного мира человека как отсутствия разрыва онтологии и гносеологии, реальности и сознания познающего субъекта в ценности.

Рассмотрение диалектического взаимодействия онтологического и гносеологического, субъекта и объекта как классическая субъектно-объектная дуалистическая модель, когда субъект противопоставляется объективному миру, не позволяет раскрыть природу ценности. Рассматривая диалектику взаимодействия субъекта и объекта, не следует исходить из существования субъекта и объекта, потому что вся проблема заключается вовсе не в том, чтобы доказывать взаимодействие между ними в качестве некоего исходного факта. Ведь субъект действует и мыслит не вне, а внутри мира объектов. Поэтому между субъектом, воспринимающим что-то как ценное и объектом, с определенными качествами нет интервала. Восприятие с необходимостью возникает внутри органической системы, а не в голове субъекта, в которую отдельный индивид изначально вписан, а не противопоставлен ей. Именно с одной стороны ценность выступает как идеальное явление, находящееся за пределами сознания субъекта, а с другой – она познается как пребывающее внутри сознания познающего субъекта. В этом и заключается неразделимость сознания познающего субъекта, как трансцендентной субъективности и объективной действительности.

Ценность всегда представляет собой единство онтологического и гносеологического, субъективного и объективного, рационального и иррационального. Данное единство становится необходимым, потому что ценности не могут быть только лишь явлениями человеческого сознания, т.е. они не просто акты познавательной деятельности, но и представляют собой предметы и явления объективной реальности, которых познающий субъект не только воспринимает, но и реализовывает в процессе своей жизнедеятельности. В ценностях всегда присутствуют как познавательные элементы, фиксирующие в ценностях определенные значения для воспринимающего субъекта, так и бытийственные в виде определенных свойств и качеств предметов и явлений объективной действительности. Онтологичность ценностей проявляется в том, что свойства и качества явлений и предметов реализуются и воспроизводятся субъектом в его деятельности. А с гносеологической стороны ценность всегда предполагает направленность сознания, мышления на какой либо предмет или явление, связывает их в определенных переживаниях познающего субъекта, создавая для него очевидные факты ценностных значений.

Основная закономерность возникновения чувства ценности – это взаимодействие онтологического и гносеологического, объективного и субъективного компонентов, а отсутствие одного из них исключает возможность бытия ценности. Объективный источник ценности лежит вне сознания человека. Действительной ценность становится только при условии, когда фиксируется процесс, в котором онтологический и гносеологический моменты переплетаются и взаимодействуют, подчиняясь особым закономерностям, т.е. учитываются динамические социальные процессы, взятые не только в их объективной форме, но в двуединстве материального и духовного, субъективного и объективного, во взаимосвязи развивающихся и взаимодействующих мотивов и действий. Ценность как идеальный момент объективного и субъективного факторов, существует не в самих вещах или в головах людей как их непосредственное отражение, а как отношение между двумя или более вещами, но опосредованное через человеческие отношения в качестве диалектического взаимодействия объективных и субъективных факторов. В этом отношении, идеализированные предметы, явления, выраженные как ценности, являются результатом сложного и опосредованного отражения объективной реальности, а не представляют собой чистые абстракций, не имеющие отношение к действительности. Именно на основе объективной окружающей действительности, при взаимодействии субъективного фактора (опыт, знания, способность абстрагировать) возникает новая ценность.

Ценность всегда выступает единством материального, предметного и сознательного, идеального и данное единство формирует реальную ценность. Ценность, как акт трансцендирования, как некая форма восприятия и переживания представляет собой сращённость онтологического и гносеологического аспектов. Онтология оказывается гносеологически структурированной, как и гносеология онтологически структурированной, что говорит о единстве гносеологии и онтологии. В этой взаимосвязи гносеологии и онтологии нужно рассматривать роль аксиологического познания. Каждая ценность, на которую направлена познавательная деятельность субъекта, обладает объективной составляющей. Под объективной составляющей ценности понимается бытие объекта, его автономность и независимость. Объективная составляющая ценности выступает детерминантой способа познания. Но эта детерминанта не абсолютна, так как выбор объекта и познавательных процедур зависит от субъекта познания.

Во втором параграфе – «Рефлексия и апперцепция как модальности ценностного сознания» – раскрываются гносеологическое значение и роль рефлексии и апперцепции в освоении объективной реальности, в осмыслении внутреннего мира человека, в формировании ценностного мировоззрения субъекта и его оценочной деятельности, как формы самореализации субъекта. Именно в рефлексии и апперцепции – в активном осмыслении и осознании природного, социального и духовного и предшествующего жизненного опыта – субъект реализует специфически человеческий способ отношения к миру.

Рефлексия и апперцепция представляют собой процесс усвоения личностью заданной ценностной картины мира. Идеализированный объект по своему назначению играет роль фундаментальной идеи. Проблема развертывания теории ценности на основе её исходного элемента – идеализированного объекта – есть, по сути дела, проблема диалектического выведения знаний, приводящего, в конечном счёте, к созданию ценностной картины мира. Решение проблемы ценностной картины мира невозможно без рефлексивного подхода к сознанию как единству отражения и активности. Согласно концепции отражения, все формы знания, в том числе и ценностной картины мира, являются образно-логическим отображением идеализированного объекта. Здесь аксиологическое знание имеет дело с идеализированными, абстрактными объектами и предмет познания существует благодаря познавательной деятельности субъекта как продукт его рефлексивной деятельности. Как результат познания ценности, рефлексия и апперцепция характеризуются в своих отражательных зависимостях от предмета познания. Как духовный элемент субъективного фактора, рефлексия и апперцепция включаются в актуальный процесс познавательной деятельности.

Категории рефлексии и апперцепции помогают преодолевать классическую позицию отождествления ценности исключительно с действиями и мотивами субъекта или с объектом, существующим независимо от человека, а формирование ценности – с усвоением предзаданной и предикативной объективной данности. Данные категории показывают, что источником формирования ценностного сознания является не отдельно субъект или объект, а их диалектическое взаимодействие. С одной стороны, ценности не могут быть осуществлены сами по себе как некая закономерность природы. Требуется осознание этих ценностей, а затем их адекватная реализация, что без субъекта невозможно. Поэтому, рефлексивные и апперцепционные акты преодоления позиции подобного отождествления приводит к чёткому различению ценности и отражаемой реальности. В основе такого подхода лежит понимание оценивания и познания как конструктивной работы по воспроизведению идеализированного объекта в мысли, обусловленной определённой позицией субъекта оценивания и познания, используемыми им средствами, исходными предпосылками и установками его мышления. Рефлексия и апперцепция выступают как основополагающее условие выделения этой позиции субъекта, его средств, предпосылок и установок в качестве особой реальности в процессе познания. «Объективная мыслительная форма» ценности и ценностных отношений как субстанциальная характеристика ценностного познания снимается в процессе рефлексии и апперцепции в системе идеализированных объектов, составляющих по сути и ценностную картину мира. Важнейшей особенностью рефлексии и апперцепции являются то, что они превращают объективную мыслительную форму, характеризующую отношение субъекта к объекту, в ценностную картину мира, характеризующую объект и отождествляемую с этим объектом. Благодаря рефлексии и апперцепции «объективная мыслительная форма» реализуется в ценностную картину мира.

С другой стороны, предмет или явление приобретает статус ценности только тогда, когда субъект непосредственно начинает осмысливать свое собственное сознание, содержащее определенные ценностные представления. Данным процессом осмысления являются рефлексия и апперцепция, когда происходит взаимодействие предметной структуры объекта, существующей как свойство и качество объективной действительности и идеальной структуры объекта, выступающей как определенные представления в сознании субъекта о предмете или явлении. Сама структура рефлексии и апперцепции тоже двойственна: во-первых – это онтологичность предмета или явления, то есть их бытийственный элемент, во вторых – взаимосвязанная с онтологичностью гносеологический элемент – сознание субъекта. Рефлексия и апперцепция ценности являются процессом сугубо индивидуальным, осуществляются каждым человеком самостоятельно, выступая механизмом формирования ценностного мировоззрения каждого конкретного субъекта. Неповторимость результатов рефлексивных и апперцепционных процессов, проявляются в том, что ценности выступают переживаниями только самого осмысливающего субъекта.

В процессе рефлексии и апперцепции субъект не ограничивается воспроизведением готовых заданных ценностей, оно предполагает решение жизненных задач на основе активной ориентировочной деятельности, при котором заданные установки в виде ценностей служат лишь предпосылками, но отнюдь не достаточным условием действия. Для рефлексии характерной является непосредственная взаимосвязь двух ее форм, которые одновременно представляют собой диаметрально противоположные направления. Деятельность первого типа рефлексии проистекает в рамках уже заданной концептуальной ценностной системы. В ходе данного типа рефлексии происходит осмысление уже заданных ценностей, когда эти ценности становятся ценностями самого рефлексирующего субъекта, происходит осознание им заложенных в них смыслов и значений.

Рефлексии ценностной картины мира (которую мы также называем «закрытой»), противостоит, как деятельность второго типа, «открытая» рефлексия, предполагающая способность выхода субъекта познания за пределы строго фиксированной системы исходных принципов, идей, ценностных координат, ограниченных заданными исходными смыслами, значениями. Установка субъекта познания на всё более глубокое проникновение в окружающую действительность, неограниченное какими-либо заданными ценностными структурами пред-понимания, предпосылками ценностной картины мира, органически реализуется через «открытую» рефлексию.

В третьем параграфе – «Основные факторы, определяющие ценностные ориентации личности» – раскрыты механизмы превращения ценностей в ценностные ориентации, осуществлён эпистемологический анализ объективных и субъективных факторов формирования ценностных ориентаций субъекта, выступающих регуляторами поведения и деятельности личности в обществе и характеризующие его отношение к миру и самому себе. Ценностные ориентации, как система личностных установок по отношению к существующим в обществе материальных и духовных ценностей, даны не просто как некоторая сумма знаний, а как система когнитивных образований – представлений, понятий, идей. Ценности являются смысловыми образованиями и включают в себя познавательные и деятельностные составляющие, объединяя их в единую систему и придавая тем самым субъекту целостность. Но ценностные ориентации должны рассматриваться скорее как когнитивные репрезентации жизненных ценностей, а не как мотивационный фактор, напрямую связанный с поведением.

Раскрыть механизмы формирования ценностных ориентаций и связанной с ними новой ментальности человека позволяет структура ценностного мировоззрения личности, которое включает в себя:

а) когнитивный аспект, образующий духовные элементы, в число которых входят ценностные знания, ценностное сознание, ценностная рефлексия, чувства, оценки, ценностные ориентации личности и его ценностное мышление;

б) мотивационно-волевой аспект, содержащий в себе ценностные мотивации, установки, убеждения, навыки ценностной деятельности и качества личности. Сюда включаются элементы, характеризующие превращение ценностных знаний в реальные действия, определяющие механизм этого превращения;

в) практически-деятельный аспект, состоящий из определённого ценностно ориентированного поведения и деятельности, соблюдения ценностно обусловленных норм морали, этикета общения.

Процесс формирования мировоззрения личности протекает как бы на этих трёх уровнях одновременно, но не всегда синхронно и равномерно. Формирование теоретического ценностного сознания – это только первый уровень овладения субъектом ценностями. Второй уровень – превращение знаний в убеждения личности. Третий уровень – деятельный, т.е. реализация ценностных знаний и убеждений в деятельности, поведении. Второй уровень движения к овладению ценностями представляет собой переходную ступень от теории к практике.

Опираясь на рефлексию и апперцепцию, личность в своём мышлении осуществляет переход типа выбора от всеобщего (нравственных ценностей и истины) к особенному (мотив) и единичному (поступок), переход от морального к психологическому, от идеального к реальному, и наоборот. Индивид в ходе развития поднимается от простейших форм рефлексии к рефлексии высокого уровня. Тем самым он связывает свои ценностные знания и мировоззрение с практической деятельностью и жизнью.

Важность роли рефлексии и апперцепции в формировании ценностных ориентаций и мировоззрения человека объясняется и тем, что они выполняют функции продуктивного и репродуктивного усвоения ценностей. Посредством рефлексии и апперцепции в диалоге сопоставляется точка зрения «Я» и система предикатов, т.е. социальных значений, ценностными стереотипами, общественными ценностными установками. В процессе диалога критически анализируются общественные ценностные установки, т.е. внешние самому субъекту ценностные факторы, и принимается решение – делается выбор, достигается осознание смысла ценности, вырабатывается личное отношение этому смыслу. Рефлексия и апперцепция при этом играют роль инструмента, механизма, благодаря которому личность приобретает возможность развития собственного ценностного мировоззрения. С её помощью сознание совершает восхождение от общественных ценностных установок к собственному ценностному мировоззрению.

И лишь на основе самопонимания через общественные ценности в сознании индивида зарождается собственное ценностное мировоззрение, приемлемое не только для него самого, но и для его сосуществования в обществе. Именно благодаря этому развитию и осознанию индивида создаётся система осознанных и осмысленных ценностных установок, приобретающих форму общепринятых идеалов и ценностей, способствующих консолидации общества. В данном процессе, как видно, происходит обратный возврат рефлексирующего субъекта к тем же общественным ценностям и установкам, но между предикативными, заранее заданными и осознанными, осмысленными общепринятыми идеалами и ценностями возникает различие. Это различие заключается в том, что в результате осмысления ценности выступают не как внешний фактор, влияющий на поведение, деятельность индивида, а становятся внутренней мотивацией личности.

В четвертом параграфе – «Мотивационная структура поведения человека: ценностный аспект» – раскрывая содержание категорий мотива, идеала, цели, поведения и деятельности, показаны сложные диалектические взаимосвязи и отношения этих понятий, образующих ценностные ориентации субъекта, где ценности, будучи образцом, идеалом, наиболее общим требованием или предельно общей оценкой, становятся практической нормой, требованием, воплощённым в опыт, как единство объективного и субъективного в поведении человека. Ценности, как часть мотивационной структуры поведения человека, образуют важнейший элемент его экзистенциального мира и превращаются в идеалы, формируя определенные стандарты поведения, деятельности, целей субъекта.

Регулятивное значение ценности заключается в том, что человек, свободно и осознанно выбирая предметы или явления, исходит из их положительного значения, не только для себя, но и для окружающих. Регулирующая функция ценности может работать только на уровне отдельного субъекта и предпосылкой её успешной реализации выступает именно отдельный субъект. Сложная зависимость и взаимодействие личности с заранее заданной ценностной картиной мира, выступающая отражением объективной реальности и деятельности людей, опосредствуется внутренним (субъективным) механизмом персонификации ею внешних воздействий, когда социализирующие и регулирующие деятельность и поведение личности факторы взаимодействуют с различными типами сознательно-психических процессов, свойств и отношений, образующих целостный личностный модус.

Ценность, как регулятор поведения на уровне отдельной конкретной личности, проявляется через интериоризацию и предстаёт как процесс движения ценностных императивов от формы значений к форме личностных ценностных смыслов. Система личностных смыслов и система значений – две составляющие индивидуального сознания. Личностные ценностные смыслы объясняют способ существования общих ценностных норм в индивидуальном сознании. А переход ценностного смысла из сознания в план поведения на личностном уровне происходит благодаря ценностным смысловым установкам – опосредствующим звеньям, с помощью которых идеальные содержания ценностного сознания становятся материальными поступками. Личностные ценностные смыслы и смысловые установки выступают звеньями единого ценностно-психологического феномена, в котором личностный ценностный смысл – ценностное содержание, а смысловая установка – форма (способ) его поведенческой реализации.

Следовательно, интериоризация внешних сил и экстериоризация личностных свойств и качеств – две стороны функционирования человеческой личности, которые в совокупности образуют содержание процесса её взаимодействия со средой. Внешняя детерминация, внутренняя персонификация и поведенческая объективизация представляют собой три аспекта единого и целостного процесса ценностной мотивации. Именно ценность в диалектическом единстве с субъектом, выражаясь через его ценностное сознание, формирует не только личностный ценностный смысл, ценностную смысловую установку и мотив, но и становится предпосылкой деятельности и регулирования поведения этого субъекта. Ценность, как предпосылка деятельности и регулятор поведения человека, является своеобразным оценочно-регулятивным способом освоения и преобразования действительности, который определяет отношение человека к миру через призму ценностных представлений добра и зла, правды и лжи, справедливого и несправедливого, хорошего и плохого. Освоение и преобразование личностью действительности, регулируемые ценностями и ценностными ориентациями, создаёт перспективу дальнейших действий и поступков.

В четвертой главе – «Национальные ценности и особенности их проявления: региональный аспект» – раскрывается понятие «национальные ценности», рассматривается процесс формирования и функционирования национальных ценностей и ценностного сознания и роль средств массовой информации в данном процессе.

В первом параграфе – «Проблема формирования национальных ценностей и ценностно ориентированного сознания наций (на материале исследования духовной ситуации в Республике Башкортостан)» – раскрывается суть национальных ценностей и обосновывается их способность выполнять роль нормативно-оценочной деятельности национального сознания и выступать мерой развития нации, хранительницей положительного опыта в форме установок, ориентаций и рекомендаций поведения и быть самостоятельным фактором жизни как отдельного представителя определенного этноса так и нации в целом.

Изучение национальных ценностей и ценностно ориентированного сознания позволяет говорить о реальном существовании единства членов этноса, которое, кроме всего прочего, обеспечивается наличием определённых черт психики, единым восприятием и оценкой одних и тех же поступков и событий, единымотношением к тем или иным ценностям. Сочетание и совокупность таких чувств и отношений формируют нации и национальные ценности. Национальные ценности представляют собой не только результат духовного производства, но и саму суть человеческого осознания мира, основу сопереживания, содействия, сформированные через определённые ориентиры и установки, вбирая в себя опыт, знания, убеждения, верования, оценки той социальной среды, к которой субъект принадлежит.Именно национальные ценности являются особым механизмом передачи потомству от родителей и старших членов популяции условных рефлексов в целях оптимальной адаптации. При этом национально ориентированное ценностное сознание становится личностным свойством человека, в котором фиксирован факт психологической и социальной самобытности определённого этноса, заложены способы духовно-практического освоения мира, отражены социальные требования к поведению личности.

Национальные ценности, выступая особым общественным феноменом, обладают уникальным смысловым содержанием и представляют собой национальный культурный архетип. Эти содержательные особенности сущности и структуры социальных отношений, формирующиеся на основе самобытных национальных ценностных ориентаций и определённых инструментальных требований к сути социального взаимодействия и средствам достижения общественно значимых целей явственно налагают специфический социокультурный отпечаток на общественное бытие. Национальный культурный архетип, созданный определённым этносом, хотя и есть явление, присущее всем народам, и выступает как общее по отношению к обществу, в каждом своём конкретном проявлении, однако, носит черты особенности, единичности, свойственные только определённой общности и способствуют жизнедеятельности данной нации. Нация существует за счёт творческой энергии представителя определённого этноса, поддерживается, воспроизводится и совершенствуется им. И чем быстрее включаются в ткань ценностного сознания представителя этноса основные идеи и установки соответствующей национальной культуры в сочетании с необходимым вычленением положительного содержания из духовного наследия истории, тем плодотворнее становится процесс стабилизации, усиливается в общественной жизни позитивное действие национальных ценностей.

Основным фактором формирования системы ценностей нации и ценностно ориентированного сознания являются духовные ценности и их место в иерархии ценностей этноса. Духовные ценности конкретного этноса выступают своеобразной «сквозной» системой ценностей, которые «пронизывают» все без исключения виды ценностей, раскрывая суть любой человеческой деятельности. Только комплексный подход позволяет, с одной стороны, анализировать в полной мере духовные ценности нации, а с другой, рассматривать национальные ценности как неотъемлемый компонент формирования духовного мира, мировоззренческих установок, ценностных ориентаций личности, представителя данного этноса. Из вышесказанного следует, что механизм функционирования национальных ценностей представляет собой упорядоченную систему: выработка определенной концепции мировоззрения на основе национальных ценностей приводит к духовному развитию субъекта, способствуя формированию необходимых целевых установок и основ ценностного мировосприятия человека.

Такой процесс выработки национально ориентированных ценностных установок (любовь к своему народу, патриотические чувства) мотивирует деятельность субъекта в рамках сложившейся системы ценностей, тем самым, способствуя сохранению и развитию национальных ценностей. Духовно развитая личность с её национально ориентированными ценностными установками предполагает единую систему когнитивного, мотивационно-волевого и практически-деятельного аспектов. Когнитивный элемент включает в себя обусловленную национальными ценностями сознание, мышление, рефлексию, чувства, идеалы личности, а мотивационно-волевой и практически-деятельный элементы соответственно – определённую мотивацию, деятельность и поведение личности.

Национальные ценности и ценностно ориентированное сознание выступают факторами творческой активности и самобытного отношения личности, субъекта той или иной нации к окружающей его действительности. Поэтому о национальных ценностях следует оценивать не только со стороны господствующей системы ценностей, но и со стороны их неповторимости и уникальности. Значение национальных ценностей в деятельности представителя определенной нации проявляется в его способности и умении превратить объективную действительность в социальные условия, которые соответствуют как его, так и национальным интересам. Именно национальные ценности становятся основой свободного самопроявления субъекта, способствуя ему господствовать над объективной действительностью и формировать исконно национальную сущность, самоочеловечиваться и национально самоидентифицироваться.

Во втором параграфе – «Роль средств массовой информации в формировании ценностно ориентированного сознания наций в современном российском обществе» – доказывается, что средства массовой информации, являясь одним из основных механизмов трансляции ценностей, в том числе и национальных, формируют ценностно ориентированное сознание, создают условия для приобщения к национальным ценностям и обеспечивают сохранение этнической самобытности.

Средства массовой информации (СМИ) на современном этапе развития человечества превратились в одну из главных составляющих элементов структуры общества и выступают как основной фактор формирования общественного мнения, устойчивых мировоззренческих установок, определенного ценностно ориентированного сознания личности. Именно средства массовой информации являются главным источником идеологического влияния на конкретного человека и на общество в целом и транслируя актуальную в данный момент информацию, научные и культурные знания, способствуют распространению в обществе тех или иных ценностей и ценностных ориентиров. Эффективность формирования национальных ценностей и ценностно ориентированного сознания в современных условиях базируется на деятельности средств массовой информации, в рамках которых происходит консолидация интересов, координация совместной деятельности, интеграция идеологических и мировоззренческих установок больших народных масс.

В формировании ценностно ориентированного мировоззрения и национальных ценностей наибольшее значение приобретают культуронаследовательная и аксиологико-креативная функции СМИ. Именно данные функции обеспечивают процесс преемственности специфических национальных ценностей и способствуют сохранению, функционированию, развитию национальных культур, национального ценностного сознания и становятся формой диалога различных культур, выступают средствами взаимоотношений человека с историческим прошлым, предшествующим материальным и духовным опытом поколений, наций, культур.

В культуронаследовательной и аксиологико-креативной функциях СМИ выделяются два аспекта: исторический, когда происходит передача ценностей от поколения к поколению и актуальный, в процессе которого передаются культурная и социальная информации внутри данного социума. Ретрансляция культуры, национальных ценностей в процессе межпоколенного диалога способствует дальнейшему расширению и распространению культурного фонда человечества, обеспечивает преемственность системы ценностей многих поколений и выступает механизмом сохранения и функционирования национального ценностного сознания. Самоидентификация личности, как представителя конкретного этноса происходит в процессе осмысления и осознания действительности через призму предзаданных систем ценностей. Национальные ценности, как предзаданные упорядоченные ценности, выступают основой целеполагания, т.е. в качестве идеала, обеспечивающего стабильное функционирование и развитие конкретного этноса или общества в целом. Именно подобные идеалы в процессе реализации подчиняют частные интересы каждого конкретного члена этноса или общества общим интересам нации или больших групп людей. А роль средств массовой информации в этом процессе заключается в рационализации, донесении и обеспечении доступности данного идеала каждому представителю общества. Трансляция рационализированного идеала, в нашем случае национальных ценностей, внутри данного общества способствует творческому производству новых культурных ценностей на основе принятых нацией системы ценностей и передачи их широкой аудитории для дальнейшего приобщения к сформировавшейся системе ценностных установок и приращения на основе преемственности новых ценностных ориентаций, соответствующих запросам данного времени.

Процесс обеспечения преемственности ценностей и формования на их основе новой ценностной системы, то есть в процессе обогащения культуры, происходит существенное влияние на человека, что способствует духовному обогащению личности, представителя определённого этноса, самой нации и ускоряет процесс распространения новой системы ценностей. Средства массовой информации, формируя новое ценностное мировоззрение и углубляя его новыми ценностными установками, расширяют обыденно-практическое мышление каждого конкретного человека новыми образами, символами, смыслами и значениями, что, в свою очередь, способствует личности выработать новые способы мышления, актуализировать свою деятельности.

Сам процесс формирования средствами массовой информации ценностно ориентированного мировоззрения и национального ценностного сознания состоит из трех взаимодополняющих друг друга этапов. Для первого этапа характерным является синтезирование средствами массовой информации разнообразных явлений, вещей, их качеств и наделение их ценностным статусом. На этом этапе с одной стороны целенаправленно распространяется необходимая, имеющая значение для субъекта, общества или нации информация и факты общественной жизни, а с другой – изучение и отыскание этого смысла. Именно в процессе когнитивного отражения информации и фактов происходит формирование не только ценностно ориентированного сознания личности, представителя определенного этноса, но и отбор основных национальных или общечеловеческих ценностей.

Если на первом этапе мы наблюдаем как СМИ распространяют информацию и общественные факты, придавая им ценностное значение, то на втором этапе эти явления и факты, получившие в средствах массовой информации статус ценности, включаются в уже существующую ценностную систему личности, нации, общества. На этом этапе в процессе апперцепции и рефлексии субъект вырабатывает свое собственное отношение к предлагаемой ценности, когда та или иная ценность получает свое место и статус в ценностной иерархии личности, нации или общества.

На третьем этапе субъект определенных ценностных отношений сам становится распространителем и начинает пропагандировать данную ценность в обществе. Ценность начинает функционировать на мировоззренческом уровне и выступает актуальной установкой в деятельности отдельного индивида, представителя определённого этноса, начинается трансляция самим обществом данной ценности либо внутри данного социума, либо последующим поколениям.

Трансляция национальных ценностей и приобщённость к национальному ценностному сознанию, как механизм сохранения этнической самобытности, является насущной проблемой, поскольку этническая самобытность предполагает преемственность ценностей и ценностных ориентиров между поколениями и формируют основной каркас мировоззренческих установок личности, представителя конкретного этноса.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, предлагаются направления дальнейших исследований по данной проблематике.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

Монографии:

  1. Вильданов, Х.С., Файзуллин, Ф.С. Ценности: историко-философский и гносеологический анализ: монография / Вильданов Х.С., Файзуллин Ф.С. – Уфа: Издание Башкирского госуниверситета, 2002 г. – 11,1/ 7,3 п.л.
  2. Вильданов, У.С., Вильданов, Х.С., Вильданова, Г.Б., Хасанов, Г.Ф. Смысл жизни человека: ценности и смысложизненные ориентации: монография / Вильданов, У.С., Вильданов, Х.С., Вильданова, Г.Б., Хасанов, Г.Ф. – Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2007 г. – 15/ 7,5 п.л.
  3. Файзуллин, Ф.С., Вильданов, У.С., Вильданов, Х.С. Гносеологический анализ ценностей и ценностных ориентаций: монография / Файзуллин Ф.С., Вильданов У.С., Вильданов Х.С. – Москва: Наука, 2008. 20/ 14,8 п.л.
  4. Вильданов, Х.С. Аксиологическая эпистемология / Вильданов Х.С. – Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2009 г. – 14,6 п.л.

Статьи в центральных журналах по профилю, рекомендованных ВАК:

  1. Вильданов, Х.С. Особенности методологии аксиологических исследований / Х.С. Вильданов, Г.Б. Вильданова, Л.Р. Сиргалина // Вестник ЧелГУ. Философия, социология, культурология. 4(82)/2007. – 0,7 п.л./ 0,5 п.л.
  2. Вильданов, Х.С. Феномен отчуждения и пути его преодоления / Х.С. Вильданов, Г.Б. Вильданова, Л.Ф. Муслимова // Вестник ЧелГУ. Философия, социология, культурология. 17(95)/2007. – 0,8 п.л./0,5 п.л.
  3. Вильданов, Х.С. Диалектика рационального и трансинтеллигибельного в аксиологическом познании / Вильданов Х.С. // Социально-гуманитарные знания. 9/ 2008 – 0.7 п.л.
  4. Вильданов, Х.С. Педагогические аспекты ценностных ориентаций/ Вильданов Х.С. // Искусство и образование. 8/2008 – 0.7 п.л.
  5. Вильданов, Х.С. Роль и значение рефлексии в аксиологическом познании и в формировании системы ценностей человека / Х.С. Вильданов, Г.Б. Вильданова, Е.В. Дегтярев // Вестник ЧелГУ. Философия, социология, культурология. 32 (133)2008. – 0,7 п.л./ 0,5 п.л.
  6.  Вильданов, Х.С. Роль средств массовой информации в формировании ценностей и ценностных ориентаций/ Вильданов Х.С., Файзуллин Ф.С.// Социология. 4/2008 – 0,8 п.л./ 0,6 п.л.
  7.  Вильданов, Х.С. Гносеологические основания мудрости / Х.С. Вильданов, Г.Б. Вильданова, Е.В. Дегтярев //Вестник ЧелГУ. Философия, социология, культурология. 33 (134) 2008. – 0,7 п.л./ 0,4 п.л.
  8.  Вильданов, Х.С. Роль психосемантических методов  в объективизации результатов аксиологических исследований / Вильданов Х.С. // Социально-гуманитарные знания (в печати). 9/ 2009. –0.7 п.л.
  9. Вильданов, Х.С. Аксиологическое познание: рациональные и трансинтеллегибельные аспекты / Вильданов Х.С. // Журнал "Вестник ОГУ"№ 4 апрель, 2006. – 0,7 п.л.
  10. Вильданов, Х.С. Мыслитель и его концепция: гносеологический анализ / Вильданов Х.С., Вильданова Г.Б. // Журнал "Вестник ОГУ" № 7 июль, 2006. – 0,8 п.л./0,5 п.л.
  11. Вильданов, Х.С. Регулятивная роль ценностей в поведении человека / Вильданов, Х.С. // Вестник Поморского университета 7/ 2006. – 0,6 п.л.
  12. Вильданов, Х.С. Макро- и микроуровни влияния ценностей на поведение человека / Вильданов Х.С. // Проблемы истории, филологии, культуры. Журнал МаГУ, выпуск XVII/ 2006. – 0.7 п.л.

Научные статьи и тезисы:

  1.  Вильданов, Х.С. К осмыслению проблемы ценности / Вильданов Х.С. // Ценностные ориентации в подготовке специалистов. – Уфа: Изд. БГПИ, 1997. – 0,4 п.л.
  2.  Вильданов, Х.С. Человеческая деятельность в свете идеалов / Вильданов Х.С. // Неделя науки, тезисы докладов научно практической конференции. – Сибай: Изд. Сибайского института Баш ГУ, 1999. – 0,3п.л.
  3.  Вильданов, Х.С. Проблема ценностных отношений в философии / Вильданов Х.С.  // Неделя науки, тезисы докладов научно практической конференции.– Сибай: Изд. Сибайского ин-та Баш ГУ, 1999. – 0,3п.л.
  4.  Вильданов, Х.С. Рефлексия проблем ценности человеком / Вильданов Х.С. // Сборник научных статей СИ БГУ.– Сибай: Изд. Сибайского института Баш ГУ, 1999. – 0,6 п.л.
  5.  Вильданов, Х.С. Закрытая» и «открытая» формы рефлексии ценности / Вильданов Х.С.  // Труды Сибайского института, сборник статей. – Сибай, Изд: Сибайского института Баш ГУ, 2001. – 0,3п.л.
  6. Вильданов, Х.С. Объективное и субъективное в ценности / Вильданов, Х.С. // Неделя науки, материалы научной конференции.– Сибай: Изд. Сибайского института Баш ГУ, 2001. – 0,4.л.
  7. Вильданов, Х.С. Ценность: методологические проблемы исследования / Вильданов Х.С. //  Неделя науки, материалы научной конференции.– Сибай: Изд. Сибайского института Баш ГУ, 2001. – 0,7п.л.
  8. Вильданов, Х.С. Ценность как философское понятие и проблема / Вильданов Х.С. // журнал Ядкяр, – Уфа, 2001, № 1. –0,5.п.л.
  9. Вильданов, Х.С. Мышление как основа философствования / Вильданов Х.С. // Сборник статей БГУ. – Уфа: Изд. РИО Баш ГУ 2001. – 0,5п.л.
  10. Вильданов, Х.С. Философские проблемы воспитания / Вильданов Х.С. // Труды СИ БГУ.– Сибай: Изд. Сибайского института Баш ГУ, 2001. – 0,3 п.л.
  11.  Вильданов, Х.С. К осмыслению проблемы ума / Вильданов Х.С. // Педагогика и психология: вопросы и ответы. Сб. статей.– Уфа: Изд. РИО Баш ГУ, 2003. – 0,5 п.л.
  12. Вильданов, Х.С. Ценности как факторы формирования личности / Вильданов Х.С. // Труды Сибайского института БГУ.– Сибай: Изд. Сибайского института Баш ГУ, 2003. – 0,3 п.л.
  13. Вильданов, Х.С. К вопросу о роли ценностных ориентаций в поведении человека / Вильданов Х.С. // Труды Сибайского института БГУ. – Сибай: Изд. Сибайского института Баш ГУ, 2003. – 0, 4 п.л.
  14.  Вильданов, Х.С. Проблема сочетания рационального и трансинтеллигибельного в аксиологическом познании / Вильданов Х.С. // Труды Сибайского института БГУ.– Сибай: Изд. Сибайского института Баш ГУ, 2003. – 0,3 п.л. 
  15. Вильданов, Х.С. Понимание мудрости и святости в восточной философии / Вильданов Х.С. // Сборник научных статей СИ БашГУ.– Сибай: Изд. Сибайского института Баш ГУ, 2005. – 0,2 п.л.
  16.  Вильданов, Х.С. Ценностные ориентации как философская проблема / Вильданов Х.С. // Сборник статей Всероссийской научной конференции. – Магнитогорск: МГТУ, 2006. – 0,5 п.л.
  17.  Вильданов, Х.С. Национальные ценности и особенности их проявления / Вильданов Х.С. // Сборник статей Всероссийской научной конференции. Магнитогорск: МГТУ, 2006. – 0,7 п.л.
  18. Вильданов, Х.С. Сущность и особенности национальных ценностей / Вильданов Х.С. // Межнациональные отношения в полиэтническом регионе: проблемы и пути оптимизации: материалы Межрегиональной научно-практической конференции. – Уфа: информреклама, 2005. – 0,4 п.л.
  19. Вильданов, Х.С. Особенности проявления национальных ценностей / Вильданов Х.С. // Приоритетные направления социально-экономического развития Республики Башкортостан: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Уфа: Гилем, 2006. – 0.6 п.л.
  20. Вильданов, Х.С. Мудрость и истина в восточной и западной философии / Вильданов Х.С. // Евразийство и национальная идея. Материалы Межрегиональной научной конференции. – Уфа, Аэрокосмос и ноосфера, 2006. – 0,5 п.л.
  21. Вильданов, Х.С. О сознании педагога / Вильданов Х.С. //Альманах современной науки и образования. Научно-теоретический и прикладной журнал широкого профиля. – Тамбов, № 2/ 2007. – 0,5 п.л.
  22. Вильданов, Х.С. Формирование ценностей и ценностных ориентаций личности и общества средствами массовой информации / Вильданов Х.С. // Сборник статей Всероссийской научной конференции. – Магнитогорск, 2007. – 0.4 п.л.
  23. Вильданов, Х.С. Национальные ценности: их сущность и особенности/ Вильданов Х.С.// Социогуманитарная ситуация в России в свете глобализационных процессов: Материалы международной научной конференции. – Москва, 2008. – 0.5 п.л.
  24. Вильданов, Х.С. Национальные ценности как фактор духовного развития этноса/ Вильданов Х.С.// Проблемы и перспективы конкурентоспособного воспроизводства в Башкирском Зауралье: Материалы Республиканской научно-практической конференции. – Сибай, 2008. – 0,4 п.л.
  25. Вильданов, Х.С. Средства массовой информации и этапы формирования ценностного мировоззрения и ценностных ориентаций личности/ Вильданов Х.С.// Научные доклады региональной конференции. – Уфа, 2008. – 0,5 п.л.
  26.  Вильданов, Х.С. Специфика исторического познания/ Вильданов Х.С.// Научные доклады региональной конференции. – Уфа, 2008. – 0,4 п.л.

 

 

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.