WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Социально-властные отношения в условиях современной России: философская концептуализация

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

 

Свириденко Андрей Арьевич

 

Социально-властные отношения  в условиях современной России:

философская концептуализация

 

 

Специальность 09.00.11 – социальная философия

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

Уфа -2009


Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО «Уфимский государственный авиационный технический университет»

Научный    консультант:             

доктор философских наук, профессор

Файзуллин Фаниль Саитович

Официальные    оппоненты:      

доктор философских наук, профессор

Ершов Юрий Геннадьевич

доктор философских наук, профессор

Лукьянов Аркадий Викторович

доктор философских наук, профессор

Валеев Гали Ханифович

Ведущая организация:                                                 

ГОУ ВПО «Башкирский государственный педагогический университет имени Акмуллы»

Защита состоится «18» сентября  2009 года в 12.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.013.03 в ГОУ ВПО «Башкирский государственный университет» по адресу: 450074, Уфа, ул. З.Валиди, 32, ауд. 01.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Башкирского государственного университета.

Автореферат разослан «17» августа  2009  года

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор философских наук, профессор                               Поздяева С.М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена необходимостью решения ряда теоретико-методологических и практических задач по оптимизации социальных процессов в сфере социально-властных отношений применительно к условиям российского общества. Кардинальные изменения, происходящие в настоящее время в этой сфере, вызваны, с одной стороны, процессами интеграции России в мировое сообщество; с другой стороны, они определяются приоритетами формирования общероссийской национальной идеи и ее составляющих: экономической, политической, демографической и военной. Преобразование социально-властных отношений в духе требований времени диктуется тем, что власть должна быть функционально ориентирована на регулирование и координацию социальных процессов на всех уровнях организации общества. Это предполагает формирование новых для российского общества структур и механизмов моделирования социально-властных отношений.

Функционирование обновленного механизма власти должно обеспечить направление творческого потенциала властвующих субъектов на решение стоящих перед нашим обществом задач. В то же время, социальные и политические реалии сегодняшнего дня испытывают на себе влияние событий 90-х годов прошлого столетия, что создает трудности в реализации вышеназванных задач. Разрушение такой формы власти как административно-командная система, развал плановой экономики, системы образования и здравоохранения привели к падению производства,  сокращению научно-образовательного и административно-управленческого персонала, обусловив ситуацию социального хаоса, вследствие которого произошла духовная деформация общества, были утрачены ориентиры, способные сплотить различные слои общества в решении социально-политических, экономических и других проблем. Это актуализирует исследование роли интеллектуальной элиты, призванной решить задачи оптимизации социально-властных отношений.

Представленная специалистами высококвалифицированного умственного труда, интеллектуальная элита, обладающая научно-техническим и административно-управленческим ресурсом, должна рассматривать и решать вопросы организационно-управленческого обеспечения общества. Задачей научной элиты является и философская рефлексия социально-властных отношений, построение социально-философских моделей общества, определение дальнейших тенденций его развития; именно поэтому философское осмысление социально-властных отношений становится значимым фактором эффективного решения национальных программ, выдвигаемых временем и обществом.

Российское общество испытывает потребность в разработке социально-философской концепции обоснования социально-властных структур и механизма социального управления, что позволит активизировать творческую энергию властвующих субъектов, включенных в систему социального управления. Оптимизация организационно-управленческой активности приведет к формированию  государственной политической воли, обеспечит участие властвующих субъектов в управлении населением страны на основе процессов социальной самоорганизации, поддерживаемых социальным управлением.

Решение этих задач требует исследования социально-властных отношений на основе их взаимосвязи с социокультурными факторами, определяемыми уровнем развития духовной сферы общества, а также исследование сущности управленческой культуры, которая, в свою очередь, выступает фундаментом социально-властных отношений. Исследованию этих проблем и посвящена данная работа.

Степень научной разработанности проблемы.Власть, начиная с самых ранних этапов становления социальности, выступает как инструмент управления обществом. Именно поэтому исследования сущности и феномена власти весьма многогранны, и анализируют ее как с экономической и  социологической, так и с философской точки зрения. Научные разработки философского характера могут быть условно разделены на ряд блоков.

Первый блок имеет теоретико-методологический характер. Здесь вопросы государственности и власти рассматриваются в контексте влияния социально-политических и государственно-правовых институтов на взаимоотношении людей. Исследования подобного рода  встречаются еще у мыслителей Древнего Востока и Античной Греции, а именно - у Конфуция и Шан Яна, у Платона и Аристотеля. Их объединяет представление о государстве как институте общественной справедливости, сосредоточившим в себе наилучшие побуждения и благородные мысли людей.

Среди философов Средневековья, занимавшихся проблематикой власти как таковой, следует назвать Августина Аврелия, Ф.Аквинского, А. Кентерберийского и других. В этот период господствует представление о теологической природе власти и государственных институтов, о подчиненности государственной власти церковной.  

В эпоху Возрождения появляется  стремление к устройству общества равенства и благоденствия, основанного на народовластии, что находит отражение в социальных утопиях Т.Мора и Т.Кампанеллы. В то же время, происходит переосмысление сущности власти, появляются идеи обособления политики от морали и религии, зафиксированные Н.Макиавелли. В  философии XVII-XVIII вв. исследуются вопросы генезиса государственной власти и «разделения властей», отразившиеся в концепциях «общественного договора»  Т. Гоббса, Д. Локка, Ш. Монтескье, Ж.-Ж.Руссо. Специфическое понимание идеальной, духовной природы власти осмысливают в своих трудах представители  немецкой классической философии  -  И. Кант, И. Фихте, Г.Гегель.

Немало работ посвящено проблемам государства и власти у философов эпохи индустриализма - в частности, у И.Бентама,

Дж.Милля, Г.Спенсера, О.Конта, К.Маркса, Ф.Энгельса, Э.Дюркгейма,

М.Вебера. Работы К.Маркса и Ф.Энгельса сместили акценты на исследование политической власти, основанной на классовых антагонизмах и определяемой, в конечном счете, материально-производственными отношениями. Проблема власти была систематически проанализирована в социологии М. Вебера, который ввел понятие легитимности господства (признания власти управляемыми индивидами), выделил легальный, традиционный, харизматический виды, а также личностный и формально-рациональный типы власти.  Иной аспект властных отношений, их связь с духовными основами общества становится предметом  постижения русских философов-идеалистов конца XIX и первой половины XX столетия -  Н. Бердяева, С.Булгакова, И. Ильина, Н. Лосского.

Необходимо упомянуть и о неклассических философских версиях власти, которые были  связаны с  пересмотром ее понимания как чисто идеологического, подконтрольного разуму феномена и рассмотрением ее в более широких философских контекстах. Ф.Ницше полагал, что безличная сила «воли к власти» лежит в основании существования. Идеи подобного генеалогического исследования власти были восприняты М.Фуко, который рассматривал «структуры власти» как принципиально децентрированные  образования, специфика которых в том, что они – «везде». Природа власти, по Фуко, обращена к сфере бессознательного, она обнаруживает свои подлинные «намерения» на микроуровне социальной жизни (классификация удовольствия, ритуал исповеди, локализация секса и т.п.), на поверхности кристаллизуясь в государственные институты и социальные гегемонии.

Исследованием различных аспектов  государства и власти в ХХ столетии  занимались такие философы как зарубежные исследователи, как Д.Белл, П.Сорокин, Т. Парсонс, К.Поппер, Э.Тоффлер, М.Хайдеггер, К.Ясперс и другие. В современном отечественном обществознании проблема власти и государственности является предметом исследования таких авторов как Н.Т. Абрамова, В.Г. Афанасьев, Д.Ж. Валеева, Л.С. Васильев, Н.Н. Моисеев, Ю.М. Осипов, С.Н. Семенов, В.С. Степин и других.

Второй блок научной литературы содержит исследовательские материалы по рассмотрению государства и власти в рамках теории и практики осуществления государственной власти и управления. Подобные работы появляются в отечественном обществознании в течение XX века. Анализ проблемы в данном контексте имеет место в трудах С.А. Анищенко, А.А. Ахмадиева, А.Б.Булатова, Л.С. Васильева, Б.Т. Григоряна, А.Я. Гуревича, А.Г.Здравомыслова, В.П. Илюшечкина, Р.Г. Кузеева, С.Э. Крапивенского, Л.А.Марджоряна, Ф.М. Раянова, Ф.С. Файзуллина, Д.Я. Ягофарова, А.А. Валькова, Ю.Н. Никифирова, В.Р. Самигуллина, Р.Р. Вахитова, В.Г. Федотовой и других.

Третий блок работ включает междисциплинарные концепции, охватывающие философские, социологические, политические, исторические правовые и культурологические аспекты исследований власти и государственности, на основе которых формируются концепции организации власти и управления различными слоями населения и государственными формированиями (структурами), являющимися субъектами государственно-властных отношений. Нередко совокупный продукт исследований в рамках широкого спектра социогуманитарных, естественнонаучных и даже точных дисциплин называют «кратологией» - наукой о власти. На базе кратологии кристаллизуется и «философия власти», дающая ее  интерпретацию и  позволяющая понять, что истоки возникновения власти уходят в общественную природу человека и связаны с совокупностью его материальных и духовных потребностей и интересов, а также с потребностью в таком общественном институте, как власть во всем многообразии ее видов и проявлений. В западной философии эти идеи исследовались в работах Ш.Монтескье, К.Маркса, П.Сорокина, Г.Маркузе, М.Хайдегера, А.Камю, Г.Веттера, Ю.Хаберамса, К.Юнга. В российском обществознании «философия власти» разрабатывалась в трудах П.В.Алексеева, В.В.Ильина, В.А.Канке, В.П. Кохановского, В.И.Лавриненко, А.С.Панарина, В.С.Степина, В.Л.Кургузова, В.Д.Губина и других авторов.

Четвертый блок включает работы, посвященные проблемам взаимосвязи государственно-управленческих и государственно-властных отношений в контексте государственности и евразийского аспекта конструирования российского общества. Среди современных отечественных авторов, касающихся этой тематики,  можно назвать Васильева А.С., Григоряна Б.Т., Игнатова А.В., Лейбина В.М., Майорова Г.Г., Скрыпника В.И., Панарина А.С. Среди ученых нашей республики,  уделяющих достаточное внимание проблеме евразийства, власти, государственности, выделяются Азаматов Д.М., Валеев Д.Ж., Вахитов Р.Р., Лукьянов А.В., Валеев В.Г. и некоторые другие.

Тем не менее, до сих пор крайне мало философских исследований, которые способствовали бы становлению концепции философии государственности, осмысливали бы наследие  евразийства  и поиск  на его основе общенациональной российской идеи.

Объектом диссертационного исследования являются социально-властные отношения в условиях современного российского общества.

Предметом исследования выступает философское исследование сущности, структуры и развития  социально-властных отношений в условиях современной России.

Цель и задачи исследованияявляетсяразработка философской концепции сущности, структуры и развития социально-властных отношений в современном российском обществе.

Достижение этой цели предполагает решение следующих задач:

  • формулировку методологических оснований для исследования социально-властных отношений;
  • раскрытие теоретического потенциала социально-философского подхода  в исследовании социально-властных отношений;
  • выявление структуры социально-властных отношений в современной России и уяснение специфики их функционирования на центральном уровне;
  • исследование механизма реализации социально-властных отношений на местном уровне;
  • раскрытие сущности социально-властных отношений в сфере политики, судебной системы и экономике;
  • постижение сущности социально-властных отношений в военной сфере;
  • формулировка модели развития государственности Республики Башкортостан;
  • разработка моделей развития государственности России в контексте евразийской концепции.

Методологическая и теоретическая база исследования.Концептуальные и теоретические принципы и положения исследования основываются на фундаментальных разработках, представленных в классических и современных трудах отечественных и зарубежных ученых. Исследование проведено на основе критического анализа специальной литературы, изучения и обобщения практики власти и управления, как в нашей стране, так и за рубежом.

Автор диссертационного исследования приходит к выводу, что власть и властвование органически вписываются в терминологию, связанную с понятием культуры и цивилизации. Культура, в конечном итоге, формирует личность. Культура имеет сакральное происхождение, корнями своими она заходит в понятие культ, а затем в храм. Она (культура) возвышенна, духовна, формирует систему ценностей, идеалы и смысл бытия. Культура власти не является,  в данном случае, исключением. В условиях кризиса гуманитарных идей сохранение духовных ценностей приобретает все большую значимость. Вера выступает  здесь не только существенным компонентом мировоззрения современной личности, но и входит в число важнейших механизмов «социальной механики» - системы власти и управления. Это, в свою очередь, выявляет многогранность исследуемых вопросов. Данное положение требует комплексного использования методов, что обеспечивает объективное осмысление исследуемой проблемы. Исследование власти с позиций социальной философии предполагает использование методологии, способной охватить объект и предмет использования в полном объеме. Правильно выбранная методология дает возможность сочетать общефилософские и общесоциологические методы.

Сравнительно-исторический метод позволяет проводить сравнение по вертикали, что дает возможность определить преемственность форм традиций социальной философии.

Сравнение по горизонтали дает возможность проводить сравнительно- паралельное исследование философско- государственных институтов стран, принадлежащих к одному типу общественно- экономической формации.

В качестве теоретическо- методологической базы диссертационного исследования положены сравнительно- исторический, историко- диалектический, с учетом использования категорий материальное и идеальное, автор рассматривает метод диалектического материализма как составляющую часть используемой методологии.

Рассматривая социально-властные отношения в философском аспекте, автор особое внимание уделяет способам осуществления бытия субъектов данных отношений. Автор выражает солидарность с мнением профессора В.Н. Лавриненко в том плане, что человек как субъект власти выступает в качестве одухотворенной материи. В этой связи власть может быть рассмотрена как способ одухотворения материи. Власть материализуется в результате духовно-практической деятельности человека. В качестве материальных атрибутов власти могут быть рассмотрены: средства производства, прибыль, объекты недвижимости, деньги, ценные бумаги, драгоценные металлы и камни, люди в подчинении властьимущих, роскошные автомобили и т.п. В качестве духовных (идеальных) атрибутов власти выступают: авторитет, поклонение, обожествление, культ личности, уважение, преданность со стороны управляемых масс и, наконец,  попросту, страх.

При таком подходе развитие социально-властных отношений представляет собой непрерывный процесс, направляемый и обеспечивающийся активным взаимодействием или пртивостоянием функционирующих в нем субъектов вышеуказанных отношений. В конечном итоге такой процесс направлен на совершенствование социально-властных и управленческих функций. Подобный подход к пониманию власти и вытекающим из нее отошений, к механизму ее(власти) осуществления позволяет не только исследовать власть как сложную социально- политическую систему, но и совершенствовать социальное управление общественными процессами.Данное диссертационное исследование способствует философскому осмыслению властных отношений, которые сегодня приобретают особую актуальность.

Во-первых, диссертант использует в качестве теоретико-методологического основания диссертационного исследования принципы диалектической методологии (всеобщей связи, развития, внутренней противоречивости и причинности), а также такие категории, как материальное и идеальное, целое и часть, причина и следствие, возможность и действительность, необходимость и случайность, что позволяет  осуществить всесторонний анализ власти и управления,  определить роль человеческого фактора в его практической реализации.

Во-вторых, в ходе разработки концепции диссертационного исследования диссертант опирался на принципы системного подхода. В результате власть представлена, с одной стороны, как институт государственности, представляющей собой особый вид социального управления, с другой стороны, как система, включающая в себя взаимодействие объекта и субъекта власти.

В-третьих, системная методология дополнена элементами социально-исторического и социокультурного подходов. Это, в свою очередь, позволило диссертанту вскрыть социальные причины динамики социально-властных отношений на основе анализа потенциальных возможностей их субъектов, выступающих в контексте закона единства и борьбы противоположностей.

При разработке методологии диссертационного исследования автор опирался на труды Р.П. Алексюка, С.А. Аннинского, Г.А. Антипова, В.С. Баруллина, А.Г. Бикбулатова, Ю.А. Бутырина, Д.Ж. Валеева, Б.Т. Григоряна, А.Я. Гуревича, Л.С. Кубеля, В.С. Швецова, Ю.Н. Никифирова, В.Н. Шевченко, А.В. Лукьянова, В.Г. Валеева, В.Р. Самигуллина, Ю.Г. Ершова  и других авторов.

При раскрытии сущности и роли исторического фактора в сфере социально-властных отношений диссертантом были использованы труды русских религиозных философов Н.А. Бердяева, Н.О. Лосского, С.Л. Франка, а также труды таких отечественных философов как Л.Н. Гумилев, И.С. Коган, И.Т.Фролов, Б.Х. Юлдашбаев, Д.Я. Ягафаров и зарубежных авторов - П. Бурдье, Д. Белла, Н.Бибио, В.Л. Робера, К. Юнга и других.

При обосновании концепции власти в контексте философии государственности автор опирался на труды Аристотеля, А.С. Ахиезера,  Н.А. Бердяева, М.И. Байтина, Д.М. Гвишнани, П. Сорокина, М. Хайдеггера. Сущность власти, ее механизм в контексте философии государственности осмыслена на основе материалов по философским проблемам государства, власти, управления в которых нашли отражение поиски новой российской парадигмы в сфере власти и государственного управления.

Научная новизна исследования. В диссертационной работе разработана философская концепция сущности, структуры и развития социально-властных отношений  в современной России, базирующаяся на ряде положений, составивших научную новизну диссертационного исследования:

  • выявлено философское содержание механизма регулирования социально-властных отношений, представляющее собой непрерывный процесс согласования возможностей и интересов, функционирующих в нем субъектов власти, движимый поведением и взаимодействием социальных групп;
  • дано авторское определение социально-властных отношений (властеотношений), которые понимаются автором как относительно самостоятельная подсистема социального управления, охватывающая весь социум и функционально направленная на регулирование и координацию действий людей и их взаимоотношений в процессе совместной жизнедеятельности;
  • на основе философии государственности, являющейся квинтэссенцией философии права, социологии, государственного права и политологии (кратологии),  сформулирована авторская методология постижения сущности, структуры и развития социально-властных отношений;
  • доказано, что потестарная теория, увязывающая воедино отношения «власть-собственность», раскрывающая сущность легитимации власти,  является адекватной социально-философской базой теоретического осмысления социально-властных отношений;
  • на основе философского анализа специфики функционирования социально-властных отношений на центральном уровне обосновано, что в силу недостаточной действенности судебной власти необходимо достижение ее паритета с  другими ветвями власти;
  • выявлена социальная роль территориальной общины как важнейшего элемента самоуправления в демократическом государстве, заключающаяся в обеспечении условий для наиболее полной реализации истинно демократических принципов управления;
  • уточнены границы политической и государственной власти, осуществлено их структурирование по уровням и подуровням, в частности, выделены: мегауровень – политическая власть, осуществляемая в международном масштабе; макроуровень – центральные институты политической (внутригосударственной) власти; мезоуровень – подчиненные макроуровню органы и аппараты власти, политические институты; микроуровень – власть в малых группах социума, обеспечивающая взаимодействие между ними; обосновано, что каждый из этих уровней делится на два подуровня: легально-официальный и неформальный;
  • сформулирована философская концепция социально-властных отношений в военной сфере, базирующаяся на предложенной Б.Л.Гартом тактике непрямых действий, которая в корне видоизменяет стратегию современной войны, позволяя избежать эскалации военного конфликта;
  • разработана модель развития парламентаризма в Башкортостане, которая предполагает: усиление представительских функций; развитие и совершенствование законодательного процесса; выравнивание конституционного статуса исполнительной и законодательной власти; усиление контролирующих функций парламента; развитие взаимодействия с парламентами других субъектов Российской Федерации и зарубежных стран, а также с органами местного самоуправления;
  • смоделированы тенденции развития социально-властных отношений в современной России на основе выделения основных этапов развития российского социума в свете возрождающейся евразийской теории; при этом вскрыта сущность двухполюсной экономики, диалектически объединяющей в себе блок развития и блок жизнеобеспечения.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость работы состоит в том, что разработанная диссертантом методология и концепция властеотношений в контексте философии государственности способствует дальнейшему изучению их различных аспектов, тенденций их развития и выработка концептуальных подходов к проблеме. Диссертантом разработана социально-философская концепция власти как инструмента управления социальными процессами и определена роль антропологического фактора в его осуществлении.

Научная и практическая ценность, а также значимость работы состоит в том, что разработанная диссертантом методология и концепция философского осмысления власти и государственности может способствовать дальнейшему изучению проблем социально-властных отношений в аспекте философии государственности и возрождения теории евразийства, их тенденций и концептуальных подходов к проблеме.

Практическая значимость работы заключается в том, что основные положения и выводы исследования могут быть использованы в практической деятельности органов управления по изменению и реформированию государственной и политической сферы общественной жизни, в определении содержания направления процесса философии государственности с учетом многообразных интересов различных социальных групп нашего общества. Материалы диссертации могут быть использованы в преподавании курсов философии, социологии, политологии.

Апробация исследования. Основные положения и выводы диссертации были  представлены на ряде научных конференций, в том числе: на III Международной научно-практической конференции «Формирование профессиональной культуры специалистов в ХХI века в техническом университете»; «Гуманитарное образование в системе профессиональной подготовки научных и инженерно- технических работников (философские аспекты)» (Санкт-Петербург, 2003г.); на Международной научно-практической конференции «Наука и образование без границ» «Формирование духовно богатой разносторонней личности» (Днепропетровск, 2004г.); на V Международной научно-практической конференции «Формирование профессиональной культуры специалистов XXI века» «Роль военно-патриотических юбилеев в духовной консолидации российского общества» (Санкт-Петербург, 2005г.); на Международной научно-практической конференции Управление высшими учебными заведениями в свете реализации приоритетного национального проекта «Образование» (Пенза, 2007); всероссийские конференции: Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы образования в современной России» «Наука, образование, религия» (Пенза, 2002г.); Всероссийская научно-практическая конференция «Россия в глобальном мире» «Эффективная экономика, правовое государство к гражданскому обществу, миру и социальному партнерству: реалии и перспективы » (Санкт-Петербург, 2003г.); Всероссийская практическая конференция «Формирование технической политики инновационных и наукоемких технологий» «Приоритеты экономического обеспечения образования и науки» (Санкт-Петербург, 2003г.); Всероссийская научно-теоретическая конференция «Россия в глобальном мире», «Национальная идея как  идеологический стержень государственной целостности России» (Санкт Петербург, 2004г.); всероссийские конференции: Всероссийская научно-практическая конференция «Военная судьба России» «Российская национальная идея и ее военная составляющая» (Санкт-Петербург, 2005г.); II Всероссийская научно-практическая конференция «Философия отечественного образования: история и современность» «Культура и образование. Русская культура и отечественная школа» (Пенза, 2006г.); Всероссийская научно-практическая конференция «Интеграционные евразийские процессы в науке, образовании и производстве» (Уфа, 2006). Республиканские, региональные и межвузовские конференции: Республиканская научно-практическая конференция «Проблемы интеграции науки, образования и производства южного региона Республики» «Образование и кадровые проблемы» (г. Уфа, 2001г.); Республиканская научно-практическая конференция «Инновационные процессы в системе непрерывного профессионального образования в целях кадрового обеспечения южного региона Республики Башкортостан» «Гуманитарные аспекты системы непрерывного профессионального образования» (Уфа, 2004г.); региональная научно-практическая конференция «Вопросы экономики производственных предприятий» «Историко-философский подход к формированию философии государственности Республики Башкортостан» «Философия государственности о некоторых вопросах права через призму христианской этики» (Стерлитамак СГПИ, 1999г.);  «Формирование философии государственности Республики Башкортостан» (Уфа: УИКиП, 1996);  «Государство, власть, религия. Философское осмысление» (Уфа БГМУ, 1996); «Социальная философия и социальная роль религии» (Уфа БГМУ, 1996); «Философия государственности о некоторых вопросах права» (Уфа БГМУ, 1996); «Историко-философский подход к формированию философии государственности Республики Башкортостан» (Уфа БГМУ,  1996); «Философия государственности о некоторых вопросах христианской этики» (Уфа БГМУ, 1998); Республиканская научно-практическая конференция «Проблемы образования и подготовки высококвалифицированных кадров Республики Башкортостан» (Стерлитамак, 2000г.), а также в 28 публикациях автора общим объемом 47,1 п.л.

Структура диссертации.Диссертационное исследование состоит из введения, 4 глав, каждая из которых включает по 2 параграфа, заключения, списка использованной литературы, включающего 332 наименования, и приложений. Общий объем диссертации - 361 страница.

Основное содержание работы

Во Введении обоснована актуальность диссертационной темы, дана характеристика ее научной разработанности, сформулированы цели и задачи работы, определена теоретическая и методологическая база работы, охарактеризованы полученные результаты и научная новизна основных положений, выносимых на защиту, раскрыта теоретическая и практическая значимость работы и формы ее апробации. Сформулированы объем и предмет исследования.

В первый главе «Методологические и теоретические основания исследования социально-властных отношений» формулируются  методологические основания для исследования социально-властных отношений, раскрывается теоретический потенциал социально-философского подхода  в исследовании социально-властных отношений.

В первом параграфе «Методологические основания исследования социально-властных отношений» диссертант подчеркивает, что в современной социальной философии осмысление сущности  социально-властных отношений приобретает приоритетное значение. Философское осмысление власти предполагает иследование ее материальной, моральной и духовной составляющей. Для автора ключевым является подход к такому социальному явлению как власть в контексте диалектического понимания исторического процесса развития социума и социально-властных отношений в нем. Потенциальные возможности субъектов социально-властных отношений представлены в контексте закона единства и борьбы противоположностей. При этом власть рассматривается как способ одухотворения социальной материи, а человек - как субъект власти и непосредственный участник социально-властных отношений. По мнению диссертанта, власть материализуется в результате духовно-практической деятельности человека, то есть в процессе осуществления социально-властных отношений. Категория государственно-социально-властных отношений рассматривается сквозь призму материального и духовного бытия, при этом в качестве материальных атрибутов власти выступают средства производства, прибыль, объекты недвижимости, деньги, ценные бумаги, люди в подчинении властвующих и т.п.;  в качестве же духовных составляющих  могут быть рассмотрены авторитет, поклонение, обожествление, культ личности, уважение, преданность со стороны управляемых масс, страх и т.п.

Диссертант исходит из того, что многогранность исследуемых проблем обусловливает комплексное использование совокупности методов, помогающих их объективному осмыслению. Методологической основой диссертационного исследования выступают, с одной стороны, общенаучные методы, а именно -  диалектический метод, системный метод, метод объективного анализа, исторический метод,  метод математического моделирования. К специальным методам отнесены применяемые в диссертационном исследовании метод социально-философского моделирования, метод философско-правового исследования, метод планирования государственно-правовой политики, метод философского моделирования государственно-властных отношений. Системная методология дополняется элементами социально-исторического и социокультурного подходов. В частности, специфический характер социально-властных отношений в России определяется самобытностью этих отношений в зависимости от исторической эпохи.

Диссертант подчеркивает, что избранная им методология позволяет говорить о том, что исследование осуществляется в рамках т.н. философии государственности. Философия государственности есть результат взаимодействия или даже взаимопроникновения таких наук как философия права, социология, государственное право и политология. Разделяя мнение профессора Керимова Д.А., диссертант полагает, что философия государственности является фундаментом, базисной основой, отправным началом не только философско-государственных исследований, но и исследований социально-правовых и политологических.

Подобный подход позволяет более адекватно постичь процесс развития отношений по поводу власти (иначе говоря – властеотношений) на основе выявления ряда факторов, а именно: предпосылок возникновения системы: «власть – подчинение – исполнение»; уяснения связи властеотношений с внешней средой; понимания механизма самореализации и функционирования управляемой системы. С учетом этих факторов субъект власти, в зависимости от цели, задач и характеристик властеотношений, строит модели управляющего механизма, опираясь на следующие положения междисциплинарного подхода:

  • властеотношения имманентно присущи сложноорганизованной, самоуправляемой системе, в рамках которой они выступают (проявляются) как сторона управления общественными процессами;
  • властеотношения, выступая как упорядочивающее воздействие на систему, имея целью проведения последней на такой уровень качественной определенности, который задается субъектом властеотношений в соответствии с закономерностями объективной реальности и тенденциями развития управляемой системы;
  • власть носит системный характер, поскольку в процессе осуществления социально-властных полномочий используются возможности той системы, структурным элементом которой она является;
  • целью властеотношений является реализация воли их субъекта и оптимизация функционирования управляемой системы в заданных параметрах;
  • власть всегда связана с информационным воздействием, поскольку информация о внешних и внутренних взаимосвязях реализуемых властеотношений позволяет субъекту власти ставить цели, определять задачи и конструировать  модели механизма управления.

Избранная методология позволяет диссертанту глубже постичь сущность, структуру и развитие социально-властных отношений.

Во втором параграфе «Теоретический потенциал социальной философии в исследовании социально-властных отношений» излагаются научно-теоретические подходы к сущности социально-властных отношений в историческом ключе. Автор анализирует воззрения на сущность и структуру социально-властных отношений в период античности, средних веков, Нового времени. Отмечается, что Аристотель определял целью государства достижение всеобщего блаженства и признавал, что государство есть нечто высшее по сравнению с человеком.

Важной проблемой средневековья было соотношение  церковной и светской власти. Диссертант подчеркивает, что отрицание божественного, сверхприродного происхождения власти, святости ее институтов, низведение их до уровней земных, обыденно-житейских дел, до «грешной» природы человека выступала для мыслителей Возрождения как оружие в борьбе за автономизацию социально-политического процесса. Так, Н.Макиавелли стремился отделить реальную, политическую деятельность от религиозных оснований, исследовал власть как отношение властвующих и подвластных, ее устройство, учреждение законов.

К вопросам об источниках власти обращались мыслители Нового времени - Т.Гоббс и Д.Локк,  рассматривавшие государственную власть как следствие общественного договора, который ограничивает стремление людей к осуществлению своей индивидуальной власти. Идею общественного договора принимал и Ж.-Ж. Руссо, наделяя властью не единоличного государя-суверена, а народную ассоциацию, выражающую общую волю всего народа как равнодействующую частных воль людей. Большую роль в развитии учения о власти сыграл Ш. Монтескье, сформулировавший идею разделения властей. Автор обращает внимание и на своеобразие в анализе проблемы власти у И.Канта, И.Г.Фихте, Г.В.Ф.Гегеля, русских мыслителей - А.Герцена, Н. Чернышевского, В. Соловьева, Н. Бердяева и др.

Далее диссертант осмысливает атрибутивно-субстанциональные и реляционные концепции социально-властных отношений. Атрибутивно-субстанциональные трактуют власть как субстанциональное свойство субъекта, как самодостаточный «предмет» или «вещь». Реляционные описывают власть как социальное отношение или взаимодействие на элементарном и сложном коммуникативном уровнях.

Атрибутивно-субстанциональные подходы к осмыслению власти можно подразделить на: потенциально-волевые; инструментально-силовые; структурно-функциональные. Потенциально-волевые концепции исходят из определения власти как способности или возможности навязывания воли каким-либо политическим объектом. Г.В.Ф.Гегель и К.Маркс, И.Г.Фихте и А.Шопенгауэр, Ф.Ницше и М.Вебер использовали понятие "волевого свойства" или "волевой способности" в самых разных, порой даже когнитивно полярных определениях власти.

Во многих волевых определениях и подходах к власти ставится вопрос о средствах ее реализации и способах "распредмечивания". Одним из первых, кто определил власть, как "силовое распредмечивание", был американский политолог Ч.Мерриэм. Это позволяет выделить специфическую инструментально-силовую концепцию власти. Трактовки феномена власти как реальной силы (т.е. средства реализации воли) придерживаются и сторонники "силовой модели" власти англо-американской школы "политического реализма", которое и во внутренней (Д. Кэтлин), и в международной (Г. Моргентау) политике определяют власть как силовое воздействие политического субъекта, контролирующего определенные ресурсы и при необходимости использующего даже прямое насилие.

В современной политической теории разработаны системная и структурно-функциональная концепции власти, связанные, прежде всего, с работами Т. Парсона, Д. Итона, Г. Алмонда, М. Крозье и др. По Парсону, власть скорее представляет собой особенное интегративное свойство социальной системы, имеющее целью поддержание ее целостности, координацию общих коллективных целей с интересами отдельных элементов, а также обеспечивающее функциональную зависимость подсистем общества на основе консенсуса граждан и легитимизации лидерства.

С атрибутивно-субстанциональными концепциями власти тесно соседствуют реляционные, трактующие власть при помощи категории "социальных отношений". Эти подходы достаточно тесно переплетаются между собой, как, например, в бихевиоризме. Поведенческий (бихевиористический) подход редуцирует все многообразие общения к элементарным отношениям между поведениями двух индивидов - факторов и соответствующим влияниям одного на другое. Власть становится отношением двух поведений и влияний, при котором одна сторона навязывает свое решение другой.

Диссертант подчеркивает, что к  этим концепциям примыкают и так называемые интеракцоинистские теории, согласно которым властное отношение выполняет роль особого обмена ресурсами между людьми (П. Блау) или асимметричного взаимодействия со сменой ролей актёров при разделе зон влияния (Д. Ронг), а также основного "стабилизатора" в совокупной системе общественных отношений, обеспечивающего посредством регулирования постоянно возникающих конфликтов по поводу распределения и перераспределения материальных, идеологических и других ресурсов (Р. Дарендорф, Л. Козер и др.) социальное равновесие и политический консенсус.

Наконец, к наиболее сложным и комбинированным подходам можно отнести коммуникативные (Х.Арендт, Ю. Хабермас), а также конструктуралистские (или неоструктуралистские) (М.Фуко, П. Бурдье) модели власти, рассматривающие ее как многократно опосредованный и иерархизированный механизм общения между людьми, разворачивающегося в социальном поле и пространстве коммуникаций. Что касается новейших постструктуралистических (или неоструктуралистических) концепций «археологии и генеалогии власти» М.Фуко и «поля власти» П.Бурдье, то их объединяет реляционное видение власти как отношения и общения.

Далее диссертант исследует положения потестарной теории происхождения государства и власти, основателем которой были К.Маркс, а приверженцами - А.Я. Гуревич, Л.Е. Куббель, В.П. Иллюшечкин, Л.С. Васильев, рассматривавшие тенденции формирования социально-властных отношений применительно к европейскому и «азиатскому» способу производства. Диссертант солидарен с Л.С.Васильевым в том, что для стран Востока весьма справедливой является сентенция – «я властвую, потому и обладаю собственностью», а для Западной модели противоположное утверждение – «Я обладаю собственностью, поэтому и властвую». Эти позиции, подчеркивает диссертант, выводят на проблемы легитимности власти.

В завершении параграфа автор обращается к сущности социально-властных отношений с позиции евразийства в историческом контексте. Евразийство (П.Н.Савицкий, Г.В.Флоровский, Н.С.Трубецкой, Л.П..Карсавин) было идейным течением русской эмиграции, полагавшим, что русская революция – это не только гибель старой, но и рождение новой России. Евразийская культура порождает государство особого типа, реализующее единство и цельность всех сфер нецерковного евразийского мира. Государство должно обладать сильной властью, сохраняющей в то же время связь с народом и представляющей его идеалы. Это и есть идеократическое государство, в котором выдвинутый из народа правящий слой противопоставляется массам для пресечения их стохастичности и деструктивности.  Выполнение этих функций требует единства от самого правящего слоя, поэтому в идеократическом государстве нет объективных условий для многопартийности. Подобное учение о государстве опиралось на идеализированный опыт государственного строительства в СССР, однако при резком неприятии коммунистической идеологии, которую необходимо было заменить православием: не случайно евразийцев называли «православными большевиками».

 Во второй главе «Структура социально-властных отношений в условиях современной России» в первом параграфе «Специфика функционирования социально-властных отношений на центральном уровне» раскрыто понятие разделения властей, показана сущность этого явления в философском аспекте. Проблема разделения властей интерпретируется в историко-диалектическом ключе. Подчеркивается, что уже в Афинской и в Римской республиках граждане стремились не допускать концентрации власти в одних руках. В средние века роль противовеса неограниченной власти монарха частично выполняла церковь, а также складывающиеся сословно- представительные институты.

В полной мере принцип разделения властей, подчеркивается в диссертации, был реализован в Соединенных Штатах Америки, после принятия Конституции  1787 года. Далее автор выявляет принципы конституционно-правовой доктрины, аналитически исследует  подходы к разделению властей  в США и Европе. Подчеркивается, что в основу конституционно-правовой доктрины США были положены три главных принципа: разделение властей; федерализм; конституционный судебный надзор. Именно эти принципы в решающей степени обусловили природу американской Конституции, одной из самых старых и стабильных в мире, и особенности построения государственного механизма.

Обращаясь к отечественной истории, диссертант приводит  аргументы в пользу существования основ коллегиальной власти еще в средневековой Руси, апеллируя к фактам, имеющимся в древнерусских летописях. В частности, существовали договоры между княжескими дружинами и отдельными городами. Диссертант делает вывод, что эта традиция не получила широкого распространения по причине  княжеской междоусобицы и татаро-монгольского ига. Возрождением институтов коллегиальной власти в российском государстве можно считать появление сословно-представительных органов,  а также реформы второй половины XIX века. В постсоветское время точкой отсчета можно считать Декларацию о государственном суверенитете Российской Федерации от 12.06.1990г., идеи которой закреплены в Конституции РФ.

Принцип, изложенный в ст. 10 ныне действующей Конституции, определяет структуру суверенитета. Продолжением и развитием служит ст. 11, состоящая из трех частей. Часть первая подтверждает, какие именно органы осуществляют государственную власть: президент, парламент, правительство и суды. Часть вторая относится к ведению субъектов Федерации и образования их органов государственной власти. Третья часть устанавливает, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ осуществляется на основе Конституции, федеративных и иных договоров о разграничении предметов ведения полномочий. Конституция признает и гарантирует местное самоуправление. Одновременно она уточняет, что его органы не входят в систему органов государственной власти (ст.12).

Согласно действующей Конституции, носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Власть может осуществляться народами либо непосредственно, высшим выражением чего служат референдум и свободные выборы, либо через посредство органов государственной власти и самоуправления.

На центральном уровне в РФ действует институт разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную. В Российской Федерации носителем законодательной власти является Федеральное собрание. Исполнительной властью наделено Правительство РФ, правосудие осуществляют суды, а судебная власть реализуется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Президент РФ, будучи главой государства, является верховным представителем РФ и внутри страны, и в международной жизни. На него возложены обязанности выполнения задач, связанных с гарантией осуществления Конституции, прав и свобод, охраной суверенитета, независимости и целостности государства. В этих условиях он наделен необходимыми полномочиями и прерогативами. Важнейшей конституционно-правовой гарантией обеспечения разделения властей и предупреждения злоупотреблений власти остается механизм ответственного правления, означающий, что правительство несет ответственность за свои действия.  Однако, подчеркивает диссертант, механизм парламентской ответственности Правительства описан в Российской Конституции в общих чертах. Необходима его детализация в специальном законодательстве. Институт ответственности - обоюдоострое оружие: его может использовать как Дума, отказывая в доверии Правительству, так и исполнительная власть, угрожая прибегнуть к досрочным выборам.

Исследуя ветви власти, диссертант оценивает как  недостаток низкий авторитет судебной власти, а усиление роли исполнительной власти автором оценивается как позитивный момент, так как современная России  нуждается в четком проявлении государственной воли.

Во втором параграфе «Механизм реализации социально-властных отношений на местном уровне» определяется роль органов местного самоуправления как средства обеспечения демократии и важнейшего элемента устройства РФ. Местное самоуправление определяется в настоящем диссертационном исследовании как форма реализации народом принадлежащей ему власти, что обеспечивается его функциями (обеспечение участия в решении местных дел; управление муниципальной собственностью; обеспечение развития соответствующей территории; охрана общественного порядка; защита интересов и прав местного самоуправления, гарантированных Конституцией РФ; обеспечение потребностей населения в социально-культурных, коммунально-бытовых и других услугах) и принципами (самостоятельность решения населением всех вопросов местного значения; организационное обособление местного самоуправления в системе управления обществом и государством; многообразие организационных форм осуществления местного самоуправления;соразмерность полномочий местного самоуправления материально-финансовым ресурсам).

Исследование в философско-правовом ключе конституционных норм статей 3, 12 и главы в Конституции РФ позволяет сделать вывод, что местное самоуправление и его органы не входят в систему государственной власти. К органам местного самоуправления относятся представительные органы самоуправления, собрания и сходы граждан (в основном в небольших населенных пунктах), главы местного самоуправления (глава администрации, мэрии и т.д.), местная администрация, подконтрольная местному самоуправлению. В то же время, органы местного самоуправления могут наделяться отдельными государственными полномочиями и участвовать в осуществлении государственных функций. В число таких органов входят государственно-властные образования, деятельность которых по реализации их полномочий подконтрольна государству. Гарантии полномочий служат для того, чтобы обеспечить правовыми средствами самодеятельность органов местного самоуправления в решении вопросов местного уровня и обеспечить условия для наиболее полной реализации прав местного самоуправления.

На примере организации органов местного самоуправления в г.Москве автором исследуется деятельность такого образования как территориальная община, которая является юридическим лицом. Ее взаимодействие с органами власти осуществляется на основании договоров и соглашений. Органы власти содействуют созданию и деятельности общин на своей территории и осуществляют контроль за их деятельностью. Органы общины несут ответственность перед жителями соответствующей территории, основание и уровень ответственности определяются уставом общины. Таким образом, территориальная община является важнейшим элементом управления в демократическом государстве.

Далее диссертантом исследуются  проблемы, возникающие при организации и деятельности органов местного самоуправления в Республике Башкортостан. Приводятся результаты опросов жителей городов Кумертау, Салавата и др. населенных пунктов по вопросам организации деятельности органов местного самоуправления, авторитета этих органов среди населения соответствующих  территорий, осуществляется сравнительный анализ мнений жителей периферийных населенных пунктов и г.Уфы (данные Башгосстатистики).

Особое внимание автор уделяет понятию «самостоятельность», т.к. это – одно из ключевых понятий, раскрывающих сущность местного самоуправления. Местное самоуправление, не будучи включено в органы государственной власти, не  находится вне системы государственной власти, государственно-властных отношений, как это порой утверждается противниками местного самоуправления. Поскольку в государстве существует государственный контроль за реализацией переданных полномочий, предусмотренный частью 2 статьи 132 Конституции РФ, прокурорский надзор за деятельностью органов местного самоуправления и судебная власть. Деятельность органов местного самоуправления регламентируется также Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления», который запускает в действие реальные механизмы осуществления народовластия.

Автором исследована специфика местного самоуправления на примере города Кумертау. Исходя из того, что органы местного самоуправления являются носителями (субъектами) властных отношений и осуществляют их в рамках правового поля Республики Башкортостан, Президент Республики Башкортостан в своем послании к народу и Государственному собранию подчеркивает, что от результатов муниципальной реформы во многом зависит благополучие людей, дальнейшее развитие экономики и социальной сферы, а также стабильность в обществе. Диссертантом исследованы основные направления деятельности органов местного самоуправления как традиционной общины, претерпевшей реформирование в свете требований времени. Данные диссертационного исследования показывают, что большую активность жители города проявляют в вопросах, связанных с деятельностью органов местного самоуправления. И эта активность имеет тенденцию к возрастанию. Так, в 2004 г. 11,3% респондентов высказали готовность оказать влияние на деятельность органов местной власти, 12,7% считали, что их все устраивает в их деятельности. В 2006 г. 18,4% опрошенных выразили готовность способствовать повышению эффективности власти. Снижается равнодушное отношение жителей города к деятельности органов местного самоуправления. По статистическим данным в 2006 г. Перспективами города активно интересовались 53,8 опрошенных.

Весьма интересным выглядит показатель количества сомневающихся в успешном развитие города. Так, сомневающихся в успешном развитии города в 2005 и 2006 гг. было, соответственно, 23,5 и 24,9%. Такое явление может быть объяснено тем, что народ не разочаровывался в своих надеждах и в политике властей. По мнению 32,7% респондентов, отмечается улучшение архитектурного облика города, благоустроенности. Примерно 47,25% опрощенных негативно оценивают состояние автомобильных дорог.

В городе имеются соответствующие службы коммунального хозяйства, в то же время работы по уборке снега, побелке деревьев и бордюров, кошение травы на прилегающей территории вынуждены проводить учреждения и организации, которым эта деятельность несвойственна. И получается, что хирурги красят заборы, а профессорско-преподавательский состав убирает снег, мусор и т.д. Эту ситуацию негативно оценивают 54,75 опрошенных.

Открытость власти повышает ее авторитет, что особенно характерно для выборных органов. Примерно 25% опрошенных высказали неудовлетворенность работой депутатов городского совета по  поддержанию связей с избирателями. В этом плане авторитет городского главы значительно выше. 31,7% респондентов высказывают удовлетворенность от встреч главы городской администрации с ветеранами, студенчеством и т.п. Многие считают, что необходимо проводить встречи, собрания горожан, на которые выносить наиболее актуальные вопросы. Такие встречи и собрания целесообразно проводить по месту жительства. Диссертационный мониторинг показывает, что зачастую практическое отношение респондентов к местным органам власти и неудовлетворенность их работой корениться в недостаточной информированности населения. Следует наиболее активно привлекать горожан к участию в жизни города, следовательно, надо расширять сеть самодеятельных организаций, объединяющих различные категории жителей города.

Следует отметить, что существенное влияние на жизнь города оказывает городская писательская организация, возглавляемая К.А. Абдуллиным. Писатели городской организации проводят встречи в трудовых коллективах, с учащимися школ и студентами. Городской писательской организацией каждый год издается 4-5 книг стихов и прозы. Писательская организация пользуется поддержкой главы С.И. Афонина. Здесь четко проявляется связь субъектов властных отношений с духовной жизнью города.

Конституционное право граждан на осуществление местного самоуправления обеспечивается самостоятельностью  органов, создаваемых населением и конституционным запретом на ограничение прав местного самоуправления, обеспечивающимся судебной защитой. Ключевым понятием, раскрывающим сущность местного самоуправления выступает самостоятельность. Самостоятельность местного самоуправления подчеркивается тем, что Конституция не включает  органы местного самоуправления в систему органов государственной власти. Это ни в коей мере не означает, что местное самоуправление находится вне системы государственно-властных отношений и абсолютно не  зависимы от государства, как это порой утверждается противниками местного самоуправления. Речь в Конституции идет о самостоятельности в пределах полномочий. Таким образом, Федеральный закон «Об  общих принципах организации местного самоуправления в РФ» - это  не только закон о самостоятельности местной власти, это закон о реальных механизмах осуществления народовластия в России. Из текста закона следует три направления реализации его положений:

  1. Создание нормативной и законодательной базы местного самоуправления.
  2. Создание организационных структур местного самоуправления.
  3. Проведение разграничения полномочий, финансов и собственности (включая землю) между органами государственной власти и  органами местного самоуправления.

Принципиально важным для дальнейшего развития местного самоуправления стало принятие федеральных законов «О финансовых основах местного самоуправления в РФ» и «Об основах  муниципальной службы в РФ». Это позволяет, по мнению автора,  считать практически выполненными задачи, поставленные перед федеральной властью, в послании Президента РФ Федеральному собранию на 2006г. и перейти ко второму этапу реформы местного самоуправления – созданию условий его социально-экономической дееспособности, условий реализации его конституционных полномочий.

В третьей главе «Сущность социально-властных отношений  в политической, судебной, экономической и военной сферах в современном российском обществе» в первом параграфе «Сущность социально-властных отношений в сфере политики, судебной системе и экономике» автор увязывает понятие «власть» и «социально-властные отношения» с понятием государства. Государство суть конечная субстанция, которая возникает из других (догосударственных формирований), развертывает и утверждает себя, достигает зрелости и, исчерпав себя, уступает место другой. Исходя из логики Г.В.Ф.Гегеля и К.Маркса, диссетрант применяет  к государству пять ступеней развертывания: ступень неопределенного бытия,  ступень определенного бытия, ступень наличного бытия, ступень самостоятельной саморазвивающейся субстанциональной реальности.

Государственная власть как философская категория может быть определена как разновидность власти вообще, выступающая как единичное по отношению к общему. Власть представляет собой способность и возможность оказывать определяющее воздействие на людей, на их деятельность, поведение при помощи каких-либо средств. В принципе, государственная власть стоит в одном ряду с такими разновидностями власти как экономическая, политическая и т.п. Но государственная власть имеет свои отличительные черты, а именно – право применять юридические законы в качестве средства воздействия на людей. В диалектическом аспекте государственная власть может подразделяться на государственную власть раннего государства, государственную власть классового общества, государственную власть политически организованного общества и, наконец, правовую организацию государственной власти.

Диссертант исходит из того, что государственная власть любого конкретного государства, несмотря на разграничение функций внутри ее рамок, всегда должна рассматриваться как целостная категория. В противном случае государство будет неспособно осуществлять свои функции по обслуживанию интересов общества. Это не противоречит принципу разделения властей. Единство государственной власти основывается на том, что источником и носителем власти (в соответствии и Конституцией) является народ, который рассматривается как политическая общность, имеющая общие интересы и волю. Автор разделяет точку зрения Ф.М.Раянова, что основополагающим атрибутом государственной власти следует считать наличие социальной базы как  своеобразной опоры.

В диссертации подчеркивается, что единство власти - это характеристика власти как «общего». Разделение властей характеризует порядок функционирования государственной власти как «особенного», а, следовательно, более глубоко по объему. Отсюда следует, что понятие «разделение властей» корреспондируется с понятием «единоначалие». Иными словами, государственная власть, в каждом конкретном случае (определенном государстве) в соответствии с конституцией, может функционировать на принципах единоначалия и разделения властей.

Власть выступает в экономической, военной, социальной и политической ипостасях. Политическая власть осуществляется в деятельности законодательных, исполнительных и судебных органов государства, и оказывает прямое воздействие на бытие индивидуальное и общественное. Ее источником являются как материальные предпосылки, так и сакральные корни, а носителем выступает народ. Исследование социально-властных отношений с позиций социальной философии неразрывно связано с осмыслением сакрально-властной традиции как специфической сферы жизни общества. Таким образом, под политической властью следует понимать совокупность средств и методов проведения своей политической воли всему населению страны. В свою очередь под средствами и методами подразумевается осуществление публичной власти, включающей в себя как убеждение, так и принуждение. Подчеркивается, что в зависимости от исторической ситуации в проведении политической воли роль убеждения и принуждения меняется.

Политическая власть может выступить как в виде внутригосударственного, так и международного фактора. В этой связи можно выделить четыре уровня: а) мегауровень – политическая власть, осуществляемая в международном масштабе; б) макроуровень – центральные институты политической (внутригосударственной) власти; в) мезоуровень – подчиненные макроуровню органы и аппараты власти, политические институты; г) микроуровень – власть в малых группах социума, обеспечивающая взаимодействие между ними.

В свою очередь каждый из этих уровней делится на два подуровня: а) легально-официальный – представлен виде официально формализованных структур; б) неформальный – власть влиятельных лиц, группировок, особ, приближенных к властвующим субъектам, лидеры кланов и т.п.

Бытие власти, проявляющееся в реализации социально-властных отношений, связано с различными видами господства. Власть осуществляет экономическую, политическую, идеологическую, правовую и военную гегемонию.  Социально-философский подход к рассмотрению политической власти как социального феномена исходит из многообразных типов и форм легитимности власти, среди которых принято выделять легальный, идеологический, традиционный, структурный, харизматический, политически целесообразный. Политическая проблема легитимности – это умение политической власти обеспечить участие населения в политической жизни и управлении государством.

Таким образом, политическая власть идентифицируется с противоречивыми политическими отношениями: господство – подчинение, управление – исполнение и т.д. Для объяснения природы политической власти в обществе выдвигались аргументы, указывающие на биологические, психологические, культурологические факторы природы человека и общества, а также на склонность людей к рациональности и иррациональности.

Диссертант обращается  к соотношению между государственной и политической властью, солидаризируясь с мнением Тихомирова Ю.А.,  что содержание политической власти по своему объему значительно шире, в то время как государственная власть есть лишь ее частное проявление. Различие между государственной и политической властью состоит в составе субъектов, обладающих соответствующими властными полномочиями. При этом непосредственными субъектами государственной власти должны выступать и, в конечном итоге, выступают государственные органы, субъектами же власти политической, будут выступать политические партии и другие общественные формирования, способные выступать в качестве участников избирательного процесса, а также органы местного самоуправления.

Под экономической властью следует понимать осуществляемый со стороны государства, в лице специально уполномоченных на то органов, контроль над экономическими ресурсами, право собственности на различного рода материальные ценности. В стабильные периоды общественного развития экономическая власть доминирует над другими видами власти, поскольку экономический контроль - это контроль над средствами достижения наших целей. Диссертант доказывает преимущество хозяйствования над экономикой, что является своеобразным новым подходом к вопросу социально-властных отношений в экономической сфере. Показано, что российское общество изначально тяготеет к хозяйствованию, а экономика как явление навязана нам Западом, ее кредо: «экономический рост в ущерб здоровью». В качестве альтернативы диссертант усматривает ряд идей, выработанных в рамках евразийской концепции. Евразийская концепция экономического мышления предполагает отказ от вестернизации и переосмысление глобализации в контексте ключевой роли России – Евразии в интеграции общества на принципах духовно-экологического и ноосферного объединения. Примером прообраза, будущей евразийской экономики и системы хозяйствования может служить создание и развитие шанхайской организации сотрудничества, а также формирование Международного Координационного Совета «Наш общий дом Алтай». Ценным является то, что евразийская концепция предполагает осуществление экономической власти на основе сочетания личностного начала и экономической свободы в хозяйствовании и государственного хозяйствования, плана и рынка, личной и иных форм собственности.

Во втором параграфе «Сущность социально-властных отношений в военной сфере» автор философски осмысливает развитие социально-властных отношений в военной сфере. Эмпирической базой является, в числе прочего, сравнительный анализ основных положений теории К. Клаузевица, в частности, представления о том, что «война есть просто продолжение политики другими средствами».

Диссертант исходит из того, что развитие государственности, в том числе и политической формы власти, основано на взаимосвязи власти и организованной вооруженной силы. Автор солидарен с мнением Л.Е. Гринина, что война зачастую выступала основой создания материальной базы при формировании как ранней, так и более поздней государственности, а, следовательно, власти и, прежде всего военной. Военный фактор формирования государственности имеет свои особенности, а именно то, что он может одновременно выступать и как внутренний, и как внешний.

Осмысление такого социального явления, как вооруженное противостояние, позволяет выделить здесь две составляющие: вооруженный конфликт и война. Далее автор показывает роль войны в ходе общественного развития и совершенствования институтов государственной власти, раскрывает специфические особенности военного фактора в формировании государственно- властных отношений. Автор формулирует  вывод о том, что основы военной власти и управления и, вытекающие отсюда, властные отношения являются атрибутивным признаком социума на  протяжении всей его истории, а в наши дни этот фактор приобретает все более приоритетное значение. Отмечается, что  основы военной власти и управления возникают еще при родоплеменном строе, в период поздней общины, и достаточно четко формируются в период античного рабовладельческого общества. Организация военной власти в эпоху Античности послужила фундаментом для формирования военной власти и управления для периода средних веков и нового времени.

Философски осмысливая военную власть, диссертант останавливается  на учении Б.Л. Гарта - своеобразном образце военной философии, включающий в себя философию военной власти, военного управления, военного искусства и философию непрямых действий. Философский анализ военной власти и управления позволяет сделать вывод, что главное для военачальника - не бесконечное увеличение армии, а искусное применение инновационных процессов. Речь идет о развитии военной техники, которая ведет к изменению общевойсковых и флотских структур, изменению тактики и оперативного искусства. Инновации в военном деле меняют психологию военнослужащих и саму философию войны. Цель уничтожения государства противников уже не ставится, а вчерашний противник может превратиться в экономического партнера, а дальше в союзника. Исторические примеры (I и II Мировая война, война США и Ирака) показывают, что победитель вынужден оказывать существенную помощь побежденным в восстановлении экономики. Поэтому сегодня главной (стратегической) задачей военной философии является победа над противником до начала боевых действий. Следует так изменить структуру армии и ее техническое оснащение, чтобы противник осознал всю бесперспективность начала военных действий, то есть философия современной войны есть философия непрямых действий.

Далее автор обращается к современным реформам Вооруженных сил, политики в сфере военного устройства и гражданской обороны, анализирует их достоинства и недостатки. Сегодня Россия, по мнению автора, должна перейти от адаптивной политики к активным действиям на международной арене. Вопросы организации военной власти и конструирования социально-властных отношений в военной сфере стоят сегодня для России особенно остро в силу складывающейся международной обстановки.

Прогностическим потенциалом обладает спроектированная  диссертантом социальная модель развития международных отношений на ближайшие 5-10 лет, определяющая перспективы и направления геополитики. Исследуя вопросы военно-властных отношений, автор подробно анализирует такие явления, как боеспособность и боеготовность, анализируя  их в философском ключе.  В частности, понятие боеготовности с философской точки зрения находится на границе бытия и небытия или между материальным и духовным бытием народа, государства и защищающей их армии. Автор исходит из того, что боеготовность призвана осуществить предназначение, носящее безличный характер, и связано с историческим предназначением того народа, общества и государства, на защиту которого боеготовность направлена. Боеготовность с субъективной стороны – это личность каждого бойца и исторические персонажи, которые ставят перед армией конкретные цели и задачи по разгрому противника; с объективной стороны – это разработка программ по военной подготовке населения, по наращиванию боевой готовности и по развертыванию мобилизационных планов.

В четвертой главе «Моделирование развития социально-властных отношений в Республике Башкортостан и Российской Федерации» в первом параграфе «Модель философии государственности (на примере Республики Башкортостан)» исследуется становление государственности республики Башкортостан и формирование конституционализма республики в философском ключе, анализируется процесс конструирования социально-властных отношений.

Автор начинает исследование с вопроса легализации и легитимации власти в Республике Башкортостан, значения республиканской Конституции в вопросе легализации власти. Нынешняя – четвертая по счету и первая «постсоветская» Конституция РБ - принята Верховным Советом и утверждена Указом Президента республики. Исследование текста Конституции РБ показывает, что с точки зрения философии государственности она тяготеет к естественной школе философии и права. Впервые за последние сто лет государственность Башкортостана сделала решительный шаг к парламентаризму: Государственное собрание (Курултай) суть профессиональный парламент, который строится по принципу бикамеральности. Проявлением государственно-философского подхода к проблеме гарантий прав человека является учреждение в республике института Уполномоченного по правам человека и высшего судебного органа по защите конституционализма, осуществляющего судебную власть в форме конституционного судопроизводства.

Диссертант подчеркивает, что конституционное развитие республики не завершается принятием Конституции, наоборот - данный процесс вступает в новую фазу своего развития. С точки зрения философии государственности Конституция суть выразитель нравственного здоровья общества, инструмент легализации государственной власти.

Обращаясь к проблемам легитимации власти, диссертант подчеркивает, что между легализацией и легимитацией власти нет жесткого барьера. Правовые процедуры и правовые акты часто выступают как база для создания предпосылок прочной легализации государственной власти, но власть, как государственно-правовой институт, не может опираться только на авторитет силы или на провозглашаемые ею законы. Власть в целях обретения устойчивости и стабильности должна опираться на поддержку общества, определенных общественных структур, средств массовой информации, на авторитет достаточно влиятельных личностей.  Отмечается, что традиционная, харизматическая и рациональная легитимация выделялись еще М.Вебером, приводятся современные примеры разных типов легитимации власти. Обосновывается, что наиболее приемлемой в наше время следует считать рациональную легитимацию власти, которая основана на рациональной оценке объективной действительности, вытекает из убежденности в разумности существующего порядка, правил и законов, принятых  в демократическом обществе для управления им.

Далее диссертант обращается к проблеме взаимодействия личности и власти, полагая, вслед за А.И.Демидовым, что деградация личности и разрушение власти оказываются взаимосвязанными. Необходимо обеспечить их взаимодействие для обеспечения нормального существования как личности, так и власти. Но стороны не должны ни подавлять, ни отрицать друг друга. Каждая из сторон должна быть как целью, так и внешним ограничителем для существования и деятельности другой. Именно в таком аспекте следует строить, полагает диссертант, и международные, и межэтнические отношения. Абсолютизация власти ведет к развращению человека и общества. В условиях неокрепшей демократии, в период перехода от авторитаризма к демократии, власть может легко превратиться в диктатуру. Существует опасность перерождения в диктатуру парламента, который может начать борьбу с исполнительной властью.  В настоящий период в России идет процесс реформирования политической системы, вынося на повестку дня вопрос о формировании государственной идеологии и государственной философии, создание которой – задача отдельной отрасли философского знания – «философии государственности».

Диссертант исходит из того, что философия государственности служит фундаментальной базой для государственной политики, а ее приоритетными направлениями выступают: сохранение и оптимальное использование научного, образовательного и культурного потенциала; целенаправленная поддержка инноваций в духовно-культурной сфере, обеспечивающая ее развитие в новых исторических условиях; ориентация на последовательное, социально-культурное обеспечение экономики и политических реформ; развитие высоких, гуманистических традиций, духовной культуры, противостоящие любым идеям ненависти и насилия. При этом философия государственности рассматривается как самостоятельная отрасль философской науки, изучающая проблемы государственно-политических институтов сквозь призму сущности человеческого бытия с использованием общенаучных и частно-научных методов.

Далее в диссертации на примере  РБ осуществляется сравнительно-логический анализ таких социальных явлений, как национальный и государственный суверенитет. Диссертант признает  самостоятельный статус национальных интересов в структуре общественных интересов; подчеркивает органическую связь национального суверенитета и государственного суверенитета (они друг без друга не могут, но и не сводятся друг к другу);  утверждает, что любой этнос независимо от численности и уровня развития является уникальной ценностью человеческой цивилизации; полагает, что национальный суверенитет одного этноса не должен отрицательно сказываться на других этносах.

Суверенитет с позиции философского осмысления предстает как философско-правовая категория, которая характеризуется рядом положений, а именно: наличием собственной концепции в вопросах государственного строительства; самостоятельным формированием государственно-правовой политики; гарантией развития личности на основе примата интересов личности над интересами государства.

Далее автор предлагает модель развития парламентаризма в Башкортостане, которая предполагает: усиление представительских функций; развитие и совершенствован6ие законодательного процесса; выравнивание конституционного статуса исполнительной и законодательной власти; усиление контролирующих функций парламента; развитие взаимодействия с парламентами других субъектов Российской Федерации и зарубежных стран, а также с органами местного самоуправления.

Во втором параграфе «Модели социально-властных отношений в России в контексте евразийской концепции» раскрывается содержание и сущность развития социально-властных отношений в современных условиях. На основе исторического анализа развития российского общества автор делает вывод о  несостоятельности агрессивных рыночных реформ 90-х годов прошлого столетия. Не случайно большинство респондентов в различных регионах РФ основные приоритеты видит в коллективизме, а решающую роль в наведении порядка и установлении стабильности отводят государству.

Автором сделан вывод, что в условиях усиления цивилизационных взаимодействий–противостояний, развертывания  глобализационных процессов у народов т.н. «внутренней Евразии» прочно сохраняется, сформировавшаяся в результате многовековых связей и совместной деятельности и совместной жизнедеятельности, сходство базисных ценностей, лежащих в основе данной цивилизационной общности.

Претворение в жизнь некоторых позиций евразийской доктрины, полагает автор, усилило бы позиции России. В частности, перенос столицы  РФ из Москвы в Екатеринбург или в Новосибирск выгоден с позиции геополитики, экономики и с точки зрения военной безопасности, т.е. позволит перейти от адаптивной политики к политике активных действий на международной арене. Немаловажным фактором остается сохранение территориальной целостности России с учетом ее многонационального состава. Автор придерживается позиции, что Россия это «государство – цивилизация» и предостерегает от слепого интерпретирования модели «государство – нация» на многонациональные государства.

Далее автор предлагает свою интерпретацию  развития общества на основе выделения таких стадий, как «капиталистическая»,  «социалистическая»,  «постиндустриальная» для   российского социума. Прослеживается диалектическая связь между этапами развития капитализма, социализма и индустриального общества. Автор полагает, что в России социализм как новая форма общественного устройства с момента его возникновения прошел те же этапы, что капитализм на Западе. Философское осмысление этого процесса позволяет сделать вывод, что социализм в России получит дальнейшее развитие. Вместе с тем,  это не будет марксистско-ленинским вариантом его осуществления. Данное положение весьма органично вписывается в евразийскую концепцию. Основные этапы развития российского социума выглядят следующим образом:

  • 1917-1930 – становление социалистической системы;
  • 1930-1970 – дальнейшее развитие социума в рамках мировой социалистической системы;
  • 1970-1989 – упадок социалистической системы;
  • 1989-1991 – глубочайший кризис социализма, развал мировой социалистической системы.
  • 1991-1993 – перерастание государственно-монополистического социализма в капитализм той же формы;
  • 1993-2000 – возрождение некоторых социалистических институтов;
  • 2000-2010 – становление пенсионного обеспечения, социальной медицины и образования;
  • 2010-2025 – укрепление социальных институтов, повышение уровня социальной защищенности населения, становление социалистического устройства государства;
  • 2025-2050 – формирование государственно-монополистического социализма на качественно-новом уровне;
  • 2050-2090 – формирование имперской системы социализма на основе евразийского учения.

По сути, новым подходом является конструирование двухполюсной экономики, состоящей из двух блоков: развития и жизнеобеспечения. В то же время она представляет собой симбиоз двух элементов – духовного и экономического. Ведущими элементами двухполюсной системы можно считать следующие: сочетание государственного и рыночного строительства в экономике; создание научно-технической и экологической сферы на базе нового информационного пространства; нравственно-духовная и религиозная сфера.

Из этого вытекает модель общенациональной идеи – двухполюсная экономика (хозяйствование) на основе высокой духовности и соборности. Таким образом, евразийское учение и организация на его основе социально-властных отношений представлено автором как альтернатива процессу глобализации под эгидой США.

В Заключении диссертации подведены итоги исследования, сформулированы основные идеи, сделаны выводы по результатам исследования, обозначены перспективы дальнейших исследований.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в изданиях, входящих в Перечень ведущих рецензируемых научных  журналов, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ:

  • Свириденко А.А. Федерализм как объект философского исследования // История науки и техники. 2002. - № 11. – С. 14 – 18 (0,3 п.л.).
  • Свириденко А.А. Российское современное общество как объект исследования социальной философии // Социально-гуманитарные знания. 2007 - №9. – С. 5 – 11. (0,4 п.л.)
  • Свириденко А.А. Евразийство в условиях современного мира. Россия – Евразия // Социально-гуманитарные знания. 2007 - №9. – С. 348 – 354 (0, 5 п.л.).
  • Свириденко А.А. Философское осмысление процесса формирования общероссийской национальной идеи.// Социально-гуманитарные знания. 2007 - №12. – С. 115 – 118.(0,3 п.л.)
  • Свириденко А.А. Философские аспекты гуманитарной составляющей высшего образования // Социально-гуманитарные знания. 2007 - №12. – С. 214 – 222.(0,5 п.л.)
  • Свириденко А.А. Философское осмысление развития федерализма в России // Известия Государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2008. - № 10 (57). – С. 177 – 182.(0,5 п.л.)
  • Свириденко А.А. Философское осмысление военной власти как особой формы социально-властных отношений. // Известия Российского Государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2008. - №11 – С.7-14 (0,6 п.л.).

Другие публикации:

    • Азаматов Д.М., Свириденко А.А. Формирование философии государственности на современном этапе. Монография. – Уфа: Изд-е БГМУ, 1996.-145 с. (10/7,5 п.л.).
    • Азаматов Д.М., Свириденко А.А. Философский взгляд на проблемы власти. Монография. – Уфа: Изд-е БашГУ, 2002.- 60 с.(4,6 /2,3 п.л.)
    • Свириденко А.А., Акимов И.А. Социально-философские и правовые аспекты власти. Монография – Уфа: Изд-е БашГУ. – 2002.-260с.(17,3/10,64 п.л.)
    • Андренов А.Н., Бубнов Ю.А., Свириденко А.А. Роль православия в формировании общероссийской национальной идеи / Философия, вера, духовность. Монография / Под общей ред. проф. О.И. Кирикова. Кн. 8. - Воронеж: ВГПУ, 2006.-223с. (14,2/0,7 п.л.)
    • Барамзина С.А., Бирюкова Э.А., Свириденко А.А. Модели социального развития России в конспекте философского осмысления / Информация, анализ, прогноз./под общей ред.проф. О.И. Кирикова Научные исследования. Воронеж: ВГПУ, 2006.-438с.(37,5/0,5 п.л.)
    • Свириденко А.А., Файзуллин Ф.С. Евразийство – современный взгляд на проблему. Монография.- Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, – 2008.-112с.(7,5/4,7 п.л.).
    • Свириденко А.А. Властные отношения и их влияние на формирование субъектов власти. Монография. – Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2008.-138 с.(8,75 п.л.).
    • Свириденко А.А.Планетарное мышление – проблемы, прогнозы реальности (Препринт) – Уфа: Изд-е Башкирск. ун-та.-2002.-Сс.-20 (1,38 п.л.)
    • Свириденко А.А. Россия-Евразия // Международный сборник научных трудов Философия в XXI веке. Общество, философия, культура / Под общей ред. проф.О.И. Кирикова.- Выпуск 8.-Воронеж: ВГПУ.-2006
    • Свириденко А.А. Философское осмысление гуманитарной составляющей высшего образования // Актуальные проблемы проектирования образовательных систем: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Оренбург: Издательство ОГУ.- 2007.-С.-111-119.(0,3 п.л.)
    • Свириденко А.А., Самоделкин В.П. Правовые и философские аспекты местного самоуправления как субъекты властных отношений // Малый город и большие проблемы. -Уфа: Гилем, 2008.- 126 -С. (7,4/3,8 п.л.)
    • Свириденко А.А. Властные отношения в военной сфере в свете евразийской концепции // Панорама Евразии.-№4.-2008.-С.-15-20.(9,7/1,2 п.л.)
    • Свириденко А.А., Файзуллин Ф.С. Современные подходы к исследованию евразийства // Проблемы востоковидения.-№1.-2009.-С.13-20 (21,4/1,3 п.л.).
    • Наука. Образование, религия. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Проблемы образования в современной России. – Пенза: Издательство Государственного Педуниверситета им. В.Г. Белинского, 2002
    • Национальная идея как идеологический стержень государственной целостности России // Материалы 2-й всероссийской научно-теоретической конференции «Россия в глобальном мире».-Санкт-Петербург.-2004.
    • Роль военно-исторических юбилеев в духовной консолидации российского общества // Материалы 5-й международной научно-практической конференции «Формирование профессиональной культуры специалистов XXI века в техническом университете». Санкт-Петербург 2005:Издательство Политехнического университета.-354.-С
    • Российская национальная идея и ее военная составляющая // Военная судьба России. Труды Всероссийской научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург 2005: Издательство: Академия гуманитарных наук РФ, СПГПУ.
    • Возрождение евразийства. Проблемы, прогнозы, реалии.  // «Интеграционные евразийские процессы в науке, образовании и производстве». Труды Всероссийской научно-практической конференции. Уфа: Гилем.-2006
    • Евразийство в условиях современного мира // Философия в XXI веке. Международный сборник научных трудов. Воронеж 2006 
    • Философия планетарного мышления. Прогнозы и реальности // Проблемы развития, воспитания, обучения и образования. Межвузовский научный сборник. – Уфа: Издательство БГМУ, 1998
    • Философия государственности о некоторых вопросах права.// Проблемы развития, воспитания, обучения и образования. Межвузовский научный сборник. – Уфа: Издательство БГМУ, 1996
     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.