WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Свобода и несвобода в бытии

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

ИОШКИН Владимир Кузьмич

 

 

СВОБОДА И НЕСВОБОДА В БЫТИИ

 

 

 Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания

 

 АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

Москва

2009

Диссертация выполнена на кафедре философии и религиоведения Военного университета

Научный консультант –

доктор философских наук, профессор,

заслуженный деятель науки Российской Федерации

КАВЕРИН Борис Иванович

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

БАЛАХОВСКИЙ Анатолий Антонович;

доктор философских наук, профессор

БОРОВКОВ Михаил Иванович;

 

доктор философских наук, профессор

КУЛАКОВ Андрей Викторович

 

Ведущая организация – Санкт-Петербургский военный институт

внутренних войск МВД России.

Защита состоится «__ » _________ 2009 года в  13.00  часов на заседании диссертационного Совета по философским наукам (Д – 215.005.03) при Военном университете (123001, г. Москва, ул. Б. Садовая, 14).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета

Автореферат разослан   «___»_________ 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук

В.В. Кафтан

 

 

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Мир, существующий вокруг человека, представлен не только множеством объектов, но и обилием связей между ними и внутри них. Осмысливая эти связи, человек выработал множество категорий, включая понятия свободы и несвободы. К проблеме свободы обращались и обращаются материалисты и идеалисты. Понятия свободы и несвободы, в большей мере, применяются к анализу волевых актов человека и для общей, чаще всего, субъективной характеристики состояния общества. К сожалению, в рассмотрении проблемы свободы преобладает подход, который констатирует бытие феномена свободы и ограничивает выяснение сущности свободы указанием на её связь с необходимостью. Такой подход не позволяет ответить на вопросы: почему существует свобода, каковы причины её бытия, сколь велика её роль в существовании мира? Отсутствие ответа на эти вопросы ограничивает процесс познания природы, общества и мышления.

Понимание свободы как феномена человеческого бытия в отрыве от несвободы предметного существования не дает возможности субъекту преобразовательной деятельности предвидеть последствия своего воздействия на окружающий мир. Так «свобода от» и «свобода для» предполагают несвободу как исходный и конечный пункт деятельности, но они анализируются в отрыве от несвободы, потому и предстают перед наблюдателем в качестве форм свободы, являясь, на самом деле, только векторами направленности активности объекта бытия. Негативное понимание свободы как отсутствия препятствий носит онтологический характер. Позитивное понимание свободы стоит ближе к аксиологическому воззрению на феномен. Такой взгляд рассматривает свободу как ценность бытия, как состояние, когда человек желает быть субъектом бытия, хозяином самому себе. Быть и желать – вещи разные. В этом же ключе несвобода получает свое значение отрицательной ценности. Смешение онтологического и аксиологического подходов к проблеме свободы не дает возможности создания целостной, непротиворечивой, логически стройной картины бытия мира.

Искусственное отстранение от познания и понимания несвободы бытия природы, общества и человека негативно сказывается на процессе выявления законов существования сущего, выяснении его связей как элемента системы, как системы в системах бытия.

Несмотря на то, что изучением и осмыслением проблемы свободы занимаются мыслители разных времен и народов, до сих пор не выяснено место свободы в системе общих связей бытия, не выявлен характер этих связей, не проанализирована диалектика бытия под углом зрения свободы и несвободы предметного существования. Без философского переосмысления системы конкретных зависимостей всего сущего, без уточнения пределов проявления свободы индивидуальной и социальной активности, без анализа взаимосвязи и взаимной обусловленности свободы и несвободы предметного бытия не только общества, но и природы, полноценный анализ различных сторон существования познаваемых объектов невозможен.

На основании вышеизложенного

Актуальность исследования проблемы свободы и несвободы бытия определяется следующими факторами.

Во-первых, необходимостью выяснения специфики связей, образующих существующие вещи и предметы, и позволяющих им проявлять свою обособленность, конкретность, специфичность, выражая, тем самым, свободу состояния и несвободу бытия. Ключ к пониманию свободы и несвободы бытия, по всей вероятности, лежит через выявление и исследование силовых связей сущего. Физикам известны сильные и слабые взаимодействия. О силе сопротивления социальных общностей, защищающих свободу своего существования, также известно. Социальные и природные связи объективно существуют, благодаря им сохраняются социальные и природные сообщества. Связи бытия различаются по своей силе. Действие одних силовых связей образует тела или приводит к возникновению новых свойств и элементов структуры. Другие силовые (сильные) взаимодействия ведут к образованию совокупности объектов и систем, третьи обеспечивают всеобщее взаимодействие. Исходя из концепции материального единства мира, принципов всеобщей связи и развития, а также на основе констатации всеобщего наличия силовых (сильных) связей можно предположить, что бытие любого объекта материального мира изнутри и извне обусловлено силовыми отношениями разного уровня и напряженности. Это обеспечивает существование и развитие материального объекта в различных природных и социальных системах.

Система зависимостей бытия, которая проявляется, в частности, через соотношение свобод и несвобод, носит объективный характер. Объективность состояний свободы бытия обусловлена самостоятельностью («суверенностью»), определенностью, специфичностью бытия предметного объекта. Объективность наличия несвободы обусловлена проявлением необходимости в процессе движения и развития предметного объекта, противодействием силовым связям, направленным на дестабилизацию объекта. Важно изучить связи между свободой и несвободой предметного бытия.

Во-вторых, потребностью анализа теоретической и практической значимости связей свободы и несвободы бытия природы, общества и человека, вытекающего из необходимости философского осмысления: взаимовлияния и взаимозависимости предметных объектов бытия в природе и обществе; зависимостей проявления свободы и несвободы в отношениях между индивидами и социальными субъектами. Общество заинтересовано в рациональном управлении меняющимися условиями своего существования, в познании границ и возможностей свободы и несвободы своей деятельности. Познание этих границ невозможно без рассмотрения свободы и несвободы предметного бытия, которое выражено не только в природных, но также в социальных и духовных объектах. Под предметным бытием в диссертации понимается существование материальных объектов, а также их отражение и опредмечивание в духовности людей. Предметность чувства или мысли детерминирована связями с материальным объектом и возможностью воплощения духовных образов в предметных объектах бытия. Изучение предметности бытия требует совершенствования методологии анализа свободы и несвободы как его атрибутов.

В-третьих, возможностью вскрытия новых закономерных связей свободы и несвободы предметного бытия. Они могут отражать многообразие необходимых, устойчивых, повторяющихся, существенных, внутренних для свободы и несвободы связей, а также связей между свободой и несвободой существования самого предметного объекта. Научный интерес представляет также выявление показателей состояний свободы и несвободы объекта, форм и способов их объективации. Несвобода одного объекта, реализуемая посредством его состояния свободы, вызывает изменения не только в нем самом, но и в других объектах бытия,  подвергшихся его влиянию и воздействию. Область внутрисистемных связей свободы и несвободы еще недостаточно исследована. Она обладает ещё неизвестными закономерными связями, познание которых дополнит знания об известных уже законах структуры, существования и развития.

В-четвертых, необходимостью изучения форм и специфики проявления свободы и несвободы бытия в природе, обществе и мышлении. Знание форм свободы и несвободы бытия – основа рационального отношения к природе, к управлению социальными субъектами, а также к пониманию человека через выяснение зависимостей между свободой и несвободой его жизнедеятельности. Конкретизация возможностей свободы и несвободы социального бытия, выяснение сущности и роли в жизни общества экономических, политических, правовых, этических, эстетических, научных, философских, религиозных свобод и несвобод позволяет объективно оценивать реалии общественной жизни, избегать волюнтаризма и других форм неквалифицированных действий в принятии важных решений. Человек изначально стремится к свободе, часто понимая её как вседозволенность. Но несвобода также характерна человеку и общественной жизни. Формы социальной активности субъектов – поведение, общение и деятельность подчинены сложным взаимосвязям. Убеждения человека как его несвобода от личностного мировоззрения и социального статуса, от условий жизни специфически сказываются на свободе познания, фокусируясь в содержании и объеме знаний или в вере как гносеологическом и мировоззренческом феномене. Несвобода индивида от системы сложившихся знаний и норм в обществе образует внутренний мир его обособленного духовного бытия, порождает проблему позитивного, нейтрального или негативного отношения к общественному и собственному знанию. В духовном мире индивида возникает ситуация мыслимого (осознаваемого) и немыслимого (неосмысливаемого). Свободное использование людьми знаний, выработанных человечеством в ходе познавательной деятельности, соотносится с несвободой опираться на ранее накопленный теоретический багаж. Возникает закономерность экономии мышления.

Таким образом, актуальность исследования свободы и несвободы бытия определяется необходимостью специального и углубленного философского переосмысления системы его конкретных зависимостей, уточнения пределов индивидуальной и социальной свободы, выяснения взаимосвязи и взаимной обусловленности свободы и несвободы бытия, раскрытия взаимодействия предметов на основе свободы и несвободы их существования.

На необходимость исследования данной проблемы указывают также результаты анализа научной литературы.

К  различным аспектам проблемы свободы обращались Платон, Аристотель, Августин,  Ансельм Кентерберийский, Бернард Клервоский, Б. Спиноза, И. Кант, Г. Гегель, П.А. Кропоткин, В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, М. Хайдеггер, А. Камю, И. Берлин, И.А. Ильин, С.Н. Булгаков, Н.О. Лосский, Г.П. Федотов, С.А. Левицкий, А.Г. Дугин, игумен Вениамин (Новик) и др. Онтологические аспекты проблемы свободы представлены также в трудах И. Берлина,  В.В. Вольнова,  С.С. Гусева,  В.С. Ергина, Г.Л. Тульчинского, Ю.М. Шилкова . Идеи перечисленных авторов о свободе использованы в качестве теоретической и методологической основы исследования более конкретных проблем соотношения свободы и несвободы предметного бытия.

Проблеме свободы в сфере человеческой деятельности посвящены исследования  А.А. Агамова,  С.М. Байкеновой,  А.А. Белоусова, С.В. Девяткина, Л.Р. Дерновой, Г.К. Ермолиной, А.Н. Кирюшина, М.П. Колесникова, А.И. Коломак,  В.А. Купцова,  О.П. Морозова,  Г.М. Нажмутдинова,  И.В. Руденко,  Н.Б. Черемина, Н.П. Шахова . В данных работах изучено проявление свободы в экономической, политической, духовной и в других сферах человеческой активности, но отсутствует материал, посвященный несвободе и её соотношению со свободой.

Сущность свободы в марксистском понимании исследована Г. Аптекером, И.В. Бычко, К.А. Новиковым, однако такой подход не отражает общую постановку проблемы предметного бытия в современных условиях.

Наличие свободы у человека и общества ни у кого не вызывает сомнения, но когда поднимается проблема свободы природы, решить её оказывается не так  просто. На отсутствие свободы  в   природе  обращали  внимание  И. Кант, Г. Гегель, Н.А. Бердяев, но они не давали специальную характеристику несвободы. Сегодня их идеи об  отсутствии  свободы  в  природе  поддерживают  Г.Л. Тульчинский, А.Г. Деменев . Проблема свободы и несвободы предметного бытия применительно к природе требует своего осмысления и раскрытия, поскольку она связана с методологией научного познания природных явлений.

Отдельным блоком осмысления свободы является выяснение взаимосвязи свободы и рациональности. К этой проблеме обращались С.С. Гусев, Н.К. Матросова, А.Л. Никифоров, В.Д. Титов, Г.Л. Тульчинский . Вопрос о рациональности несвободы не ставился. Осмысление взаимосвязи свободы и несвободы позволит увидеть относительность теоретических и эмпирических оценок свободы в качестве форм рациональной или нерациональной общественной деятельности с позиций различных социальных сил.

«Несвободу» в качестве противоречащего понятия термину «свобода» использовали в своих трудах Г. Гегель, В.И. Ленин, А. Камю, И. Берлин, С.А. Левицкий, А.Л. Никифоров, В.В. Вольнов и др. Вместе с тем сущность и содержательная сторона понятия «несвобода» специально не изучались. Остались без внимания связи свободы и несвободы предметного бытия, их диалектика, место и роль в осмыслении мира. Представляется, что без глубокого анализа понятия «несвобода» и выяснения взаимосвязей свободы и несвободы трудно сформировать философскую картину предметного бытия. Какие-либо отдельные труды, посвященные осмыслению проблемы несвободы, кроме работ автора, отсутствуют. Анализ соотношения свободы и несвободы в их сущностной характеристике не представлен в многотомных исследованиях, посвященных диалектике .

Внутреннюю и внешнюю свободу и несвободу предметного бытия невозможно уяснить без опоры на понятие системы и системного подхода к анализу бытия.  Проблемы  системного  подхода  и  системного  анализа  раскрыты  А.Н. Аверьяновым, И.В. Блаубергом, Э.Г. Юдиным, А.И. Уёмовым, В.С. Тюхтиным, В.Н. Садовским, В.П. Кузьминым, В.И. Волковой, А.А. Денисовым и др.

В качестве гносеологического и мировоззренческого оснований рассмотрения свободы и несвободы может выступать религиозная вера. Проблема философии веры нашла свое отражение в трудах В.И. Вернадского, А.Ф. Лосева, Э. Фромма, К. Ясперса, В.А. Садовничего, В.А. Лекторского, Б. Фолькмана, П. Вайнгартнера, диакона Андрея Кураева, игумена Вениамина (Новика), в исследованиях Т.В. Ряховской, Р.М. Омельчука .

Фактический материал, тонкие наблюдения за жизнью животных, позволяющие предположить не только наличие несвободы, но и свободы в природе, содержится в трудах и исследованиях ученых – естествоиспытателей: И.П. Павлова, Г.А. Заварзина, Ж.И. Резниковой, З.А. Зориной, И.И. Полетаевой, А.А.Смирновой, С.А. Корытина, В.Е. Кипяткова, Д. Морриса, Дж. Гудолл . Философское осмысление проявлений свободы и несвободы предметного бытия в природе пока в источниках не представлено.

Проблемы свободы творчества раскрыты в трудах И.И. Лапшина, Н.А. Бердяева,  Л.  Шестова   (Л.И.  Шварцмана),  А.Ф. Лосева, И.В. Бычко, К.А. Славской, Л.Н. Столовича, А.Р. Познера, В.Н. Пушкина . К вопросам взаимосвязи свободы и несвободы мышления и творчества ещё не обращались.

Отдавая должное авторам многочисленных работ, внесших вклад в развитие проблемы свободы и обозначивших проблему несвободы, отметим, что их труды закладывают теоретические и методологические ориентиры философского анализа свободы и несвободы предметного бытия. Вместе с тем детальное осмысление литературы позволяет обозначить границы менее исследованных, либо не исследованных аспектов проблемы.

Во-первых, важно подчеркнуть, что специальных исследований, посвященных непосредственно анализу свободы и несвободы предметного бытия нет. В большинстве работ свобода рассматривается как феномен только человеческого существования. Она не соотносится с несвободой. В ряде работ несвобода  декларируется, но не подвергается специальному анализу. Имеющиеся на сегодняшний день знания по проблеме свободы и несвободы бытия не могут быть эффективно использованы для анализа и преодоления современных кризисных явлений в мировой экономике, политике, в сфере природопользования.

Во-вторых, мало изученными остаются общие формы и взаимосвязь, взаимная обусловленность свободы и несвободы предметного бытия. В ряде исследований дается перечисление некоторых социальных форм свободы, а формы несвободы не рассматриваются. В анализе форм свободы авторы часто не поднимаются до общего её понимания, ограничиваясь частными суждениями. Отсутствуют работы раскрывающие диалектику свободы и несвободы в предметном бытии. Раскрытие диалектических связей предметного бытия под углом зрения свободы и несвободы позволит более полноценно представить методологию анализа предметов, явлений и процессов материальной реальности, способы и формы опредмечивания сознания и мировоззрения людей.

В-третьих, отсутствуют специальные работы, посвященные анализу несвободы социального бытия, свободы и несвободы в природе, в познании, в мышлении и творчестве. Все эти грани природного, социального и человеческого бытия нуждаются в научной разработке.

Таким образом, анализ литературы показывает, что выбор свободы и несвободы бытия в качестве темы исследования обусловлен актуальностью, теоретической и практической значимостью решения проблемы, недостаточной степенью её разработанности.

Объект исследования – связи бытия природы, общества и человека, процесса опредмечивания сознания и мировоззрения субъектов.

Предмет исследования – сущность, содержание, формы взаимосвязи свободы и несвободы бытия, специфика проявления свободы и несвободы в природных и социальных системах, в познании и функционировании мышления человека.

Цель и задачи исследования.

В диссертации обосновываются существенные признаки, соотношение и формы существования свободы и несвободы бытия; выясняются варианты взаимодействия и проявления свободы и несвободы в природе, обществе и мыслительной деятельности человека. Замысел исследования включает также раскрытие методологического значения форм свободы и несвободы бытия для рационального осмысления природных и социальных явлений, процессов мышления, познания и творчества.

Замысел и цель исследования предопределили постановку и решение конкретных задач:

– выяснить методологические основы философского анализа свободы и несвободы как атрибутов бытия;

– обосновать существенные признаки и взаимосвязи свободы и несвободы предметного бытия;

– систематизировать наиболее общие формы состояний и проявления свободы и несвободы бытия;

– рассмотреть взаимосвязь свободы и несвободы бытия в системе объективной и субъективной диалектики;

– раскрыть специфику проявления свободы и несвободы субъекта бытия в процессе познания;

– проанализировать выражение форм свободы и несвободы в природе;

– рассмотреть проявления свободы и несвободы в общественных отношениях;

– проанализировать обнаруживающиеся свободы и несвободы в предметном мышлении и творчестве.

Методологические и теоретические основы исследования.

Анализируя свободу и несвободу бытия, диссертант использует в качестве методологической основы систему общих положений, принципов и методов материалистической диалектики. Опирается на апробированные в отечественной философии принципы всеобщей связи и развития, объективности и конкретности, историзма и системности. В исследовании использованы также методологические положения системно-структурного, функционального и сравнительного анализа природных, социальных и духовных явлений. Такой подход позволил представить виды бытия и человеческую деятельность сложным структурным образованием, находящимся в состояниях стабильности и развития, в единстве устойчивого и неустойчивого, частей и целого. Общетеоретической основой исследования явились труды отечественных и зарубежных мыслителей, в которых анализируются связи и отношения свободы и несвободы бытия, проблемы диалектики природного, социального и духовного существования. Помимо теоретических работ по философской проблематике источником диссертационного исследования стали труды авторов естественнонаучного профиля.

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Логика достижения целей исследования определяет структуру диссертации, состоящей из введения, трёх глав, заключения и списка литературы.

Во введении раскрыта актуальность избранной темы, проанализирована степень её научной разработанности, определены цели, задачи, новизна исследования, показаны теоретико-методологические и эмпирические основы диссертации, сформулированы положения, выносимые на защиту, представлены авторские публикации по теме исследования, определена её теоретическая и практическая значимость.

В первой главе – «Методологические основы исследования свободы и несвободы бытия» – систематизированы философские основы анализа свободы и несвободы как атрибутов предметного бытия, обоснованы их существенные признаки и взаимосвязи; проанализированы наиболее общие формы состояний свободы и несвободы.

В первом параграфе «Методология анализа свободы и несвободы как атрибутов бытия» выясняется ключевая роль понятий онтологии (сущего, сущности, существования) для осмысления свободы и несвободы в бытии предметов и явлений. На основе анализа внутренних и внешних связей, характеризующих самостоятельное предметное бытие  любого сущего, формулируются понятия свободы и несвободы бытия. Обоснование концепции свободы и несвободы в бытии осуществляется на основе осмысления теоретического наследия философов, исследовавших и исследующих свободу и несвободу, как с материалистических, так и с идеалистических позиций.

Рассмотрение свобод и несвобод бытия позволило увидеть, что они органично вплетены в деятельность человека, общества и потому их можно обоснованно рассматривать как непременную принадлежность (атрибут) предметного социального бытия. Посредством анализа связей несвободы и необходимости выявлено, что несвобода включает в себя необходимость, но не сводится к ней.

Опора на концепцию материального единства мира, принципы всеобщей связи и развития, с учетом наличия силовых связей, позволила утверждать, что бытие любых сущих изнутри и извне обусловлено силовыми отношениями разного уровня и напряженности, что обеспечивает их существование и развитие в различных природных и социальных системах. Наличие зависимостей (несвобод) носит объективный характер. Более сильные связи образуют вещи (предметы) и системы, а менее сильные обеспечивают их взаимодействие в сферах природного и социального существования. Несвободу предметного бытия составляет совокупность сильных связей, обусловливающих возникновение сущего и его существование в мире. Свобода предметного состояния, будучи органично связана с несвободой предметного бытия, характеризует наличие более сильных внутренних связей, чем те, что её окружают извне, позволяя сущему сохранять свою предметную определенность. Свобода активности предполагает обладание способностью к разрушению существующих связей бытия и созданию новых или обновленных связей сущего.

Во втором параграфе «Сущность и взаимосвязь свободы и несвободы бытия» на основе анализа теоретических источников и реалий существования выявляются сущность и признаки свободы и несвободы бытия, раскрываются их взаимосвязи. Обосновываются основные формы свободы и несвободы. Свобода состояния и свобода активности соотносятся со «свободой от» и «свободой для». Анализируется содержание понятия «абсолютная свобода». Рассматриваются предположительные последствия возможной абсолютизации любой из форм свободы и несвободы. Свобода и несвобода анализируются под углом зрения их рациональности и иррациональности. Поднимается проблема значения знания о свободе и несвободе в бытии для понимания настоящего, предвидения будущего и реконструкции прошлого.

В третьем параграфе «Общие формы свободы и несвободы бытия» рассматриваются абстрактные и конкретные подходы к исследуемой проблеме. Анализируется отрицательное и положительное, негативное и позитивное понимание свободы. Не упускаются из поля зрения активная и пассивная формы обретения свободы, отрицательные и положительные формы свободы, предложенные другими исследователями. Учитывая несомненную ценность иных точек зрения, автор формулирует и раскрывает свой подход. Обосновывается и конкретизируется содержание и специфика свободы состояния, свободы активности, внутренней и внешней несвободы, структурно-содержательной и функциональной несвободы.

 Во второй главе – «Диалектика свободы и несвободы в бытии и в познании» – рассмотрены взаимосвязи свободы и несвободы бытия в системе диалектики. Сформулирован закон взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения (разрушения, развития, деградации, поглощения, отторжения) и становления, выражающий существенные связи свободы и несвободы предметного бытия. Выяснена специфика взаимовлияния свободы и несвободы субъекта в предметном познании.

В первом параграфе «Связи свободы и несвободы бытия и диалектика» анализируются объективные связи, характеризующие многогранный процесс существования, обусловленный наличием объектов, которые обладают свободами и несвободами бытия. Рассматриваются процессы развития и изменения под воздействием внутренних и внешних факторов: рост одних объектов бытия за счет других; возникновение нового как следствие роста или разрушения, изменения программ (законов) бытия; круговорот форм бытия. Для понимания процессов бытия, исходя из содержания концепции свободы и несвободы, уточнено содержание процесса становления и обосновано содержание процесса ничтожения. Раскрыт закономерный, всеобщий характер взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления. Показано качественное отличие закона взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления от других законов диалектики.

Во втором параграфе «Свобода и несвобода субъекта познания» рассматривается процесс познания, факторы, характеризующие проявления свободы субъектом познания, и зависимости, которые можно определить как несвободы. Анализируется процесс получения знания, объединяющий в себе свободу выбора объекта и зависимость (несвободу) не только от избранного объекта познания, но и от накопленного знания, от логики осмысления, от мировоззрения, от специфики восприятия нового знания обществом и т.д.

Рассматривается вера как гносеологический феномен, как необходимый элемент духовной жизни и познания, теоретическая несвобода, сопровождающая повседневное бытие человека и общества. Сопоставляются научная и религиозная веры. Раскрывается противоречивая роль веры в познании. Обосновываются положения характеризующие свободу и несвободу субъекта познания.

В третьей главе – «Свобода и несвобода бытия в природе, обществе и мышлении» – проанализированы и обоснованы особенности проявления форм свободы и несвободы в основных видах бытия и в мышлении человека. Исследованы свободы и несвободы в природе и социальном бытии, позволяющие уяснить систему зависимостей, раскрыть роль силовых (сильных) закономерных связей, углубить понимание сложной проблемы силы и силовых процессов в жизни общества. Обоснованы факторы, воздействующие на свободу и несвободу предметной мыслительной деятельности человека, проявления в его сознании мыслимого и немыслимого (неосмысливаемого), закона экономии мышления. Раскрыта свобода и несвобода творческой деятельности.

В первом параграфе «Проявление форм свободы и несвободы в бытии природы» в противовес сложившемуся устойчивому мнению, что свобода является атрибутом только человеческой деятельности, обосновывается наличие свободы в природе. Природное существование рассматривается как бытие объектов, которым присущи различные формы свободы и несвободы.

Анализируется проявление физических, химических, биологических свобод и несвобод. Свободу состояния природных объектов отрицать невозможно. Свобода активности рассматривается при анализе природы как возможность объектов бытия, связанная с приспособлением животных и растений к изменяющимся условиям существования. Обосновывается мнение, что познание свобод и несвобод природы является одним из условий рационального отношения человека к окружающей его среде.

Во втором параграфе «Свобода и несвобода социального бытия» анализируется общественная жизнь как сфера проявления свобод и несвобод в бытии социальных институтов. Существование в обществе предполагает наличие свобод и несвобод, определяемых законами бытия общества и человека. Социальные свободы характеризуют пространственные, временные и иные границы бытия субъекта свободы в границах несвободы, определяемой законами существования социального образования.

Субъекты индивидуальной (групповой) свободы имеют возможность игнорировать социальные несвободы, что предполагает возникновение конфликта с законами бытия существующего социального субъекта (общества). Исход конфликта зависит от соотношения сил противостоящих, конфликтующих сторон. В результате противостояния может возникнуть новый, обновленный субъект социального бытия (общество) со своими специфическими свободами и несвободами. Главные (ведущие) несвободы социального бытия – это системообразующие связи и отношения, в которых существуют люди, социальные группы как элементы социальной системы. Важная роль в  анализе социальных взаимодействий принадлежит выявлению и исследованию силовых связей общества, его институтов. Такого рода связями обладают все субъекты социального бытия.

В третьем параграфе «Свобода и несвобода в мышлении и творчестве индивида» раскрыта проблема свободы и несвободы мыслительной деятельности. Мышление, по большому счету, это не результат свободного волеизъявления человека, хотя и может быть таковым, это функциональная несвобода человеческой деятельности, проявляющаяся в сфере познания и общения. Свобода мыслительной деятельности проявляется через выражение самостоятельности личности в суждениях о мире, в оценках сторон бытия, в познании процессов объективной и субъективной реальности. Человек не свободен от процесса публичного выражения мыслей, от общения, которое осуществляется в вербальной форме, в форме обмена мыслями. Субъекты общения не свободны от содержания своих мыслей, которые для них мыслимы, реальны. Индивид, в силу особенностей своего мировоззрения, может не полностью осмысливать содержание передаваемой ему информации из-за различной интерпретации содержания понятий и несвободы от их смыслов и значений. Здесь реально возникает противостояние мыслимого и немыслимого (неосмысливаемого). Процесс мышления не свободен от правил и содержания мыслительной деятельности. Правила и содержание мыслительной деятельности, в истинности или необходимости которых человек убежден, позволяют экономить интеллектуальные усилия при осмыслении различных сторон и граней своего существования. Здесь находит проявление закон экономии мышления.

Одним из проявлений несвободы человека от необходимости осмысления бытия, познания глубинных сущностей происходящего, приспособления к меняющимся условиям существования, является творчество. Акт творчества есть проявление свободы мысли, воплощенной в свободе деятельности. Акты творчества связаны не только со свободой, но и с функциональной несвободой, которая, совершенствуясь в процессе творчества, создает новые несогласованности бытия, побуждающие человека к дальнейшей творческой активности.

В заключении сделаны обобщающие выводы по теме исследования, предложены новые актуальные проблемы соотношения свободы и несвободы с другими атрибутами бытия, требующие дальнейшего изучения. Представлены рекомендации по практической реализации результатов диссертационного исследования.

Общий объем диссертации 380 страниц.

III. НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ И

ОБОСНОВАНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ

Научная новизна диссертации состоит в постановке и философском анализе крупной научной проблемы, которая до последнего времени оставалась недостаточно исследованной. Более конкретно научная новизна заключается в достижении следующих научных результатов:

1. В обосновании свободы и несвободы как атрибутов предметного бытия и их соотносительных характеристик.

2. В аргументации существенных признаков и функциональной зависимости свободы и несвободы предметного бытия.

3. В систематизации содержания общих форм свободы и несвободы бытия.

4. В выявлении внутренних, существенных, необходимых, устойчивых и повторяющихся связей объектов предметного бытия, обусловленных их несвободой и реализуемых свободой состояния и свободой активности.

5. В анализе свободы и несвободы субъекта в процессе познания, в рассмотрении знаний и веры как гносеологических и мировоззренческих феноменов, непосредственно или опосредованно характеризующих объекты бытия, свободу и несвободу деятельности самого субъекта познания.

6. В обосновании положения о том, что свобода и несвобода как философские категории носят всеобщий характер, имеют специфику проявления в основных видах предметного бытия и мыслительной деятельности человека.

7. В исследовании специфики связей свободы и несвободы в сфере общественных отношений.

8. В анализе особенностей проявления свободы и несвободы в предметном мышлении человека и его творчестве.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Свобода и несвобода являются атрибутами предметного бытия, потому что они характеризуют внутренние силовые (интенсивные, напряженные) связи всякого сущего, выступают источником воздействия на другие объекты и  обеспечивают объективную наличность сущего, его изменение и как подсистем в системах природы, общества, мыслительной деятельности человека. Свободой и несвободой предметного бытия обладает конкретный материальный объект, а также та часть сознания и познания человека, которая отражает предметное бытие и возможность опредмечивания образов сознания.

Под свободой в диссертации понимается система связей, характеризующих самостоятельное предметное бытие сущего и возможность проявления им внутренней и внешней активности. Активность является неотъемлемым признаком свободы. Вместе с тем противоречивость бытия (стабильность, изменчивость) и диаметрально противоположная направленность функций, возложенных на свободу, позволяет утверждать наличие двух форм свободы: 1) свободы состояния, проявляющей активность для сохранения стабильности существования объекта, решения стандартных проблем, включая полный цикл развития любого сущего на основе присущих ему законов; 2) свободы активности, обеспечивающей изменение законов бытия (сущности) любого объекта, а также решение нестандартных задач.

Свобода выражает состояние и соотношение внутренних и внешних силовых связей объекта бытия, указывает на то, что внутренние связи с необходимостью являются предпочтительнее (интенсивнее, напряженнее), сильнее внешних, обеспечивают самостоятельное и независимое существование любого сущего.

Несвобода бытия в диссертации рассматривается как совокупность связей (зависимостей), характеризующих законы и условия предметного существования.  Силовые связи несвободы объединяют и удерживают материальные объекты или объективируемые (опредмечиваемые) образы сознания в едином предметном сущем.

Опора на анализ силовых связей бытия позволяет утверждать, что свобода и несвобода являются необходимой принадлежностью всякого сущего, его атрибутами.

Существование силовых связей в природе, обществе, а также в сознании и познании человека объективно. Они приводят к образованию микро- и макрообъектов природы, общества и мировоззренческих систем в духовной сфере бытия, способных к воплощению на практике. Связи бытия, как силовые, так и не силовые, изучают представители разных наук. Силу, напряженность социальных связей или связей в животном мире можно измерять различным образом. Благодаря наличию этих связей сохраняются социальные и природные сообщества как конкретные объекты. Или возникают новые. Силовые связи конкретного научного знания базируются на осознании значимости этого знания субъектами общества и выражаются в их рациональности, объективности, общезначимости, воспроизводимости, проверяемости, логической строгости, точности, гибкости или однозначности. Чтобы изменить научное знание, необходимо приложить немалые интеллектуальные усилия. Внутренние силовые связи характеризуют связи внутренней несвободы, позволяют сущему пребывать в качестве конкретной определенности, предметности и сохранять свою целостность. Внешним выражением предметной определенности, обособленности  объектов и их свойств служит свобода состояния. Через неё выражается всё многообразие форм сущего. Изменение же силовых связей бытия в процессе существования и развития осуществляется как под воздействием свободы состояния, так и свободы активности или под влиянием внешних факторов.

Предметность бытия существует благодаря наличию силовых связей разных уровней (физических, химических, биологических, психических, социальных) и состояний их напряженности. Существование этих связей обусловлено специфичностью предметного бытия материальных образований, свойственных формам движения материи. Объекты предметного бытия функционируют относительно независимо друг от друга тогда, когда внутренние связи (внутренние несвободы) оказываются сильнее внешних связей (внешних несвобод). Разграниченность, предметность объектов  обусловлена преобладанием внутренних связей сущего над связями среды.

При возникновении всякого сущего закономерно появляется его несвобода – внутренние силовые связи, а также свобода –  состояние определенности, вариативности существования и обособленности от остального мира. Предметность предполагает определенность, выделенность, обособленность, что можно отразить понятием свобода состояния. Свобода «активна», вариативна. Объективность наличия свободы активности вытекает из различий и изменчивости объектов предметного бытия, из постоянно возникающих несоответствий, изменения или разрыва сложившихся силовых связей и создания новых.  Вне «устойчивой» несвободы и «изменчивой» свободы невозможно существование предметных объектов. Поэтому свобода состояний активности и внутренняя несвобода устойчивости объектов являются атрибутами всего предметного бытия.

Предметное бытие сложных объектов базируется на их внутренних силовых связях (внутренних несвободах), которые объективируются во внешние силовые связи (внешние несвободы) частей (элементов), их составляющих. Несоответствие между внутренними силовыми связями (внутренними несвободами) и внешними силовыми связями (внешними несвободами) создаёт условия для сохранения предметности бытия объекта  среди ему подобных или для его изменения и развития. «Равновесность» свободы состояний и активности, с одной стороны, внутренней и внешней несвободы объекта, с другой стороны, постоянно меняется в сторону свободы или несвободы функционирования объекта.

2. Свобода объекта обнаруживается в различных его состояниях и способах активности. Состояния свободы характеризуют внутренние и внешние формы существования конкретного объекта. Свобода активности состоит в возможности внутреннего изменения объекта бытия и оказания им влияния на внешнюю среду на основе реализации его внутренних потенциалов.  Свобода активности обусловливает изменение несвободы предметного бытия и обеспечивает её замену новой формой несвободы. Свобода состояния функционирует в границах несвободы, обусловливая самостоятельное бытие сущего. Свобода как целостное явление сочетает в себе свободу состояния и свободу активности. Оптимальное бытие предмета заключается в функциональном равновесии меры несвободы с мерой свободы (состояния и активности).

Сущность свободы сущего выражается также через её функциональную связь с несвободой. Первый компонент свободы (форма) – свобода состояния, проявляется в функциональном (внутреннем и внешнем) выражении несвободы объекта и в обеспечении стабильности его самостоятельного существования. Свобода состояния одновременно выступает в качестве внутренней и внешней формы конкретного сущего. Второй компонент свободы – свобода активности, проявляется тогда, когда функционирование несвободы дает сбой и возникает потребность в нестандартных решениях по восстановлению старой несвободы или замены её новой.

Понимание сущности свободы человека как познанной необходимости некорректно и неполно, оно требует дополнения уяснением единства свободы состояния и свободы активности, а также несвободы человека. Несвобода представляет собой совокупность закономерных внутренних и внешних зависимостей объекта бытия (человека), включая необходимость. Необходимость является одним из признаков закономерной связи.

Несвобода предметного бытия включает необходимость, но не сводится к ней. Существование любого объекта обусловлено связями необходимости, так как он функционирует на основе законов различных видов и различной степени общности. Одним из существенных свойств закона выступает необходимость существующих связей. Чтобы объект существовал самостоятельной единицей бытия, для него необходимы конкретные свойства, элементы содержания, структура. При этом учитываются такие условия бытия объекта, которые включают  противостояние разных необходимых показателей, компенсаторные возможности взаимодействующих объектов. Всё это вносит своеобразие в проявление конкретных необходимостей, переводит часть из них в ранг реальных возможностей объекта к сохранению себя или изменению. Взаимодействие возможностей объектов бытия не приводит с необходимостью к однозначному результату. Необходимость частично уступает свое место условиям бытия, поэтому есть все основания определять несвободу как совокупность законов и условий самостоятельного существования объекта обособленно и в системе.

Свобода состояния и свобода активности, как структурные элементы (формы) свободы, функционально связаны с несвободой предметного бытия. Они обеспечивают полный цикл предметного существования сущего, существуя вместе с ним. При этом свобода состояния обеспечивает самостоятельность существования объекта. Она появляется одновременно с возникновением объекта бытия и вместе с ним прекращает свое существование. Свобода состояния характеризует самостоятельность, определенность, предметность, специфичность сущего, обладание им своими законами бытия. Свобода активности, являясь одной из форм свободы, реализуется в сфере природного и социального бытия, решая две группы задач: задачи сохранения существующей несвободы объекта, посредством реализации нестандартных решений; задачи изменения существующей несвободы, замены её новой, более приспособленной к изменившимся условиям бытия.

Применительно к общему пониманию свободы, «свободы от» и «свободы для» представляются специфическими формами свободы. В органичной связи со свободой состояния и свободой активности они предстают в ином ключе. «Свободы от» и «свободы для» характеризуют направления векторов «приложения усилий» (активности, деятельности) свободами состояния и свободами активности. Для свободы состояния «свобода от» представляет вектор приложения сил, ориентированный на обеспечение свободы от других объектов. «Свобода для» объекта свободы состояния – это свобода для его развития, для реализации тех законов, которые составляют несвободу конкретного бытия. Свобода активности, сопряженная с вектором «свободы от», нацелена на обособление носителя активности от прежней несвободы. Свобода активности с вектором «свобода для» несет в себе зачатки новой несвободы (свободы состояния).

Свободы и несвободы объекта отражают не пассивное, а активное его пребывание в мире. Активность свободы побуждается несвободой предметного бытия. Но меняющаяся несвобода ограничивает активность свободы сдерживающими закономерными связями нового содержания и структуры. Образно говоря, любая свобода есть выражение несогласия или несогласованности. Свобода активности объекта есть несогласие (несогласованность) с показателями несвободы, с конкретным его состоянием или функционированием. Активность объекта как проявление свободы отражает тенденцию к изменениям и развитию. Свобода состояния есть тоже активность, но она характеризует преднамеренное или не преднамеренное сохранение объектом неизменности своего состояния. Свободы и несвободы как всеобщие атрибуты предметного бытия не имеют смысла вне конкретных объектов. Свободы и несвободы раскрывают для человека существенные характеристики предметных объектов, связанные с их самостоятельностью существования как единиц бытия, а также с их изменением и развитием.

Свободы и несвободы предметного бытия функционально взаимосвязаны. Их функциональная взаимосвязь проявляется в процессе «круговорота» форм бытия – от одной формы проявления несвободы объекта через его свободу активности к новой форме проявления несвободы. И так бесконечно. Если объект бытия изменяется, то взаимодействие свободы и несвободы осуществляется как бы по кругу. В условиях развития диалектика свободы и несвободы приобретает форму спирали, так как объект получает новые признаки и качество, или видоизменяется в другой объект.

Свобода активности, нарушающая какую-либо меру в функционировании объекта, разрушающая связи несвободы объекта и не несущая новой несвободы, ведет к неопределенности, хаотичности его состояния. Оптимальное бытие предмета заключается в сочетании меры показателей свободы и несвободы, состояния свободы и её активности с необходимыми связями устойчивого существования объекта.

3. Формы свободы и несвободы предметного бытия, содержание свободы и несвободы определяются системными связями сущего. Бытие предметной системы обусловлено: внутренними связями структурных элементов (внутренней несвободой); качественными характеристиками элементов, способами и последовательностями их соединения, присущими конкретным целостностям, а также функциями, выполняемыми элементами, которые позволяют системе существовать (структурно-содержательной несвободой);  способностями элементов противостоять внутренним и внешним изменениям, сохранять свою стабильность (свободами состояния); способностями изменяться, приспосабливаться к изменяющимся условиям среды, изменять среду существования, решать нестандартные задачи бытия (свободами активности); связями, объединяющими отдельные обособленные элементы в единое целое, без которых невозможно системное существование элемента и бытие системы (внешней несвободой).

Содержание свободы состояния объекта составляют связи, характеризующие внешнюю и внутреннюю форму бытия объекта, обеспечивающие: процессы сохранения стабильности объекта в соответствии с законами его бытия; полноценность цикла существования объекта от возникновения до исчезновения; решение задач по восстановлению целостности объекта и его элементов в случае дестабилизации или разрушения.

Содержанием свободы активности объекта предметного бытия являются связи, обеспечивающие процессы: решения задач бытия объекта, выходящих за пределы наличного алгоритма функциональной деятельности свободы состояния; приспособления объекта к изменившимся условиям бытия путем его совершенствования или упрощения; разрушения существующих несвобод для создания новых; решения различных задач изменения и развития.

Содержание внутренней несвободы составляют: сущностные связи объекта, характеризующие его существование как определенной целостной единицы бытия, обладающей своей специфической формой – свободой состояния, независимостью, обособленностью; иерархические связи элементов, образующие внутреннюю структуру объекта; связи, определяющие  функциональность объекта, его независимое, обособленное и целостное существование; связи, обусловливающие необходимость и логику смены состояний и функциональной зависимости объекта от внутренних и внешних условий бытия.

Содержанием внешней несвободы являются: связи, характеризующие место (значимость) объекта в предметной системе; связи, определяющие границы его свободы в пределах системы; связи, характеризующие степень согласованности признаков и содержания с другими объектами бытия; связи обусловливающие бытие объекта как целого.

Общую структурно-содержательную характеристику несвободы раскрывают связи: а) выражающие совокупность субординационных и координационных отношений элементов содержания объектов, без наличия которых его существование и функционирование невозможно; б) раскрывающие содержание взаимодействий элементов объекта, их функциональную значимость; в) характеризующие специфику бытия элемента в системе.

Перечень форм проявления связей свобод и несвобод объектов предметного бытия может быть представлен также физическими, химическими, биологическими, психическими, социальными свободами и несвободами. Вполне возможны иные способы и формы дифференциации свободы и несвободы объектов предметного бытия.

4. Свобода и несвобода бытия как атрибуты предметного бытия проявляются через процессы становления и ничтожения. Становление – это процесс изменения объекта бытия, связанный с проявлением внутренних законов существования (несвобод), свобод активности или под влиянием свобод, реализуемых иными объектами бытия, что ведет к приобретению нового состояния предметного существования. Ничтожение – это процесс, осуществляемый под воздействием внутренних (собственных свобод и несвобод) и внешних (свобод и несвобод иных объектов) факторов предметного существования, содержанием которого является прекращение бытия предметных объектов в прежнем их качестве или роли.

Связи свободы и несвободы предметного бытия отражают процессы объективной и субъективной реальности. Свобода состояния и свобода активности одного объекта всегда противостоит свободам другого объекта. При этом несвобода становления одного объекта требует «строительного материала» (субстрата), который невозможно обрести иначе, как за счет иных объектов бытия. Функционирование существующего предметного бытия, а также становление нового или разрушение старого выступает проявлением несвободы бытия. Оно осуществляется на основе поглощения, присвоения, присоединения объектом иных объектов бытия, их субстрата, элементов содержания. Проявление несвободы бытия реализуется на основе взаимодействия свобод состояний, где каждая из свобод, подчиненная несвободе собственного бытия, осуществляет процесс собственного становления, используя процесс ничтожения  или поглощения того, что было ранее ничтожено другими объектами.

Процессы ничтожения и становления взаимно обусловлены как причина и следствие. Если один из процессов выступает в качестве причины, то другой непременно является его следствием. Ничтожение и становление – следствия любого движения, вызывающего изменения в объектах взаимодействия, начиная от несущественных (изменение координат, утоление голода) до существенных (рост, разрушение). Объекты взаимодействия утрачивают прежнее своё состояние, подвергаясь процессам ничтожения, и, одновременно, под воздействием процессов становления, приобретают новое состояние. Данные трансформации могут не нарушать границ меры существования конкретного качества. Все эти изменения осуществляются внутри материального или идеального объекта как результат силовых взаимодействий различной напряженности, что указывает на их принадлежность к некой целостности, для которой эти взаимодействия являются внутренними. Связи процессов ничтожения и становления характеризуются как внутренние, устойчивые, повторяющиеся, существенные, необходимые. Они указывают на то, что здесь проявляется закон взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления.

Содержание понятия «ничтожение» шире содержания понятий «уничтожение» и «разрушение». Процесс ничтожения, ведущий к любым изменениям, связанным с утратой прежнего состояния объекта, может протекать в формах: а) разрушение, полностью уничтожающее прежний статус; б) развитие или деградация, не полностью отрицающие прежнее состояние; в) поглощение иным объектом бытия; г) отторжение части устоявшихся связей или признаков. Результаты ничтожения могут стать основой элементов, частей или блоков для создания новых форм бытия, либо обретать существование в ином качестве.

Процесс становления связан с изменениями, ведущими к приобретению нового состояния объекта предметного бытия. Формами этого процесса являются: а) развитие по восходящей или нисходящей линии; б) самостоятельное обособление; в) принудительное выделение; г) поглощение объектом иных объектов бытия;  д) объединение с другими объектами при сохранении данным объектом ведущей роли.

Закон взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления отличается от других законов диалектики. В отличие от закона единства и борьбы противоположностей, раскрывающего источники, движущие силы всякого развития, закон взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления указывает на источник всяких изменений. Он ориентирует познание на поиск (выявление) в процессах ничтожения и становления не только противоположностей и противоречий развития,  но и любых неуравновешенных и контактирующих сторон. Следствием этих контактов является спектр изменений, не обязательно связанных с восходящим или нисходящим развитием. Результатом взаимодействия процессов ничтожения и становления, может стать появление множества связей структуры, содержания, функционирования, изменения, движения.

Закон взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления отличается от закона взаимного перехода количественных и качественных изменений тем, что помимо раскрытия влияния внутренних факторов на механизм развития, указывает и на внешние воздействия,  также приводящие к возможному разрушению старого качества и возникновению на его основе нового качества или множества новых качеств, обладающих способностью к самостоятельному существованию и развитию.

В отличие от закона отрицания отрицания, раскрывающего направленность и преемственность развития, закон взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления раскрывает изменения любой направленности. Помимо того, он позволяет решить вопрос о «зряшном «голом» отрицании», поскольку такое отрицание не имеет смысла. В любом недиалектическом отрицании ничего не пропадает само по себе, а служит субстратом для становления иного. Закон взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления описывает сложный и многообразный круговорот веществ и вещей в природе и обществе, идей в мыслительной деятельности человека.5. Человек как субъект познания является носителем и выразителем, с помощью знаний, предметных форм свободы и несвободы бытия. В знании о мире соотносится возможность субъекта к свободному отражению предметного бытия и несвобода от имеющихся сведений и реалий существующего. Познание – процесс активный и ведущая роль в нем принадлежит свободе активности. Свобода активности субъекта познания соотносится с вариативностью и изменчивостью свобод бытия предметов, подлежащих познанию. Свобода состояния информации человека о мире сочетает в себе истинное и искаженное знание, углубляемое и корректируемое субъектом познания. Субъект познания свободен в выборе форм и методов, но не свободен от целей познавательной деятельности. Несвобода субъекта познания выражается: в необходимости познавательной деятельности, обеспечивающей его бытие; в зависимости процесса познания от законов существования и других характеристик познаваемого объекта; в зависимости от социальных факторов, определяющих специфику и направленность его мировоззрения, основное содержание методологии познания, значимость полученного (приобретенного) знания.

Анализируя свободу и несвободу процесса познания, важно учитывать:

Во-первых, состояние свободы субъекта познания, выражающееся в самосознании и мировоззрении, характеризуется определенностью, обособленностью, самостоятельностью, специфичностью персональных воззрений и готовностью защищать свои взгляды.

Во-вторых, известно, что познание не терпит штампа, формализма, оно требует формирования умения мыслить гибко, нестандартно. Этот императив проявляется в свободе активности субъекта познавательной деятельности.

В-третьих, формами проявления несвободы субъекта познания являются: функциональная несвобода (зависимость) от процесса познания; несвобода от законов бытия объекта познания; несвобода от методологии, принципов, методов и форм познавательной деятельности; несвобода от творческого мышления; несвобода от общества, от знаний, накопленных человечеством, от оценки знаний, усвоенных субъектом познания; несвобода от итогов осмысления полученной информации; несвобода от веры как гносеологического и мировоззренческого феномена.

Мировоззренческим и гносеологическим феноменом, характеризующим один из факторов состояния свободы и несвободы бытия субъекта познания, является вера, которая базируется на убеждении (несвободе), что получаемая им информация является истинной или ложной. Вера, совмещенная со свободой активности субъекта, позволяет ему оптимизировать процесс познания за счет отказа от постоянной проверки и перепроверки имеющегося знания в процессе восхождения от сущности истины первого порядка к сущности истины более высокого уровня.

Вера, независимо от её соответствия объекту познания, играет важную роль в познании, во многом определяя свободу и несвободу субъекта познания. Сама по себе вера не свободна от истинного знания. Она также выступает одной из форм знания, не требующего доказательства или опровержения. Вера своеобразно отражает действительность, представляет собой форму осмысления мира на основе выбора и ценностных мировоззренческих ориентаций человека. Поэтому мировоззрение, опирающееся на веру, может отставать от достижений науки или опережать, предвосхищать её развитие. Вера как гносеологический феномен выражает несвободу от знания, ставшего убеждением. Она характеризует несвободу от устойчивого в изменчивом, от типового, проверенного знания. При отсутствии свободы мыслительной деятельности, вера ведет к обособлению своего знания от других видов знания, претендуя на исключительность и абсолютность. Вера как выражение духовной свободы состояния, возвышающей личностную или групповую точку зрения, препятствует получению знания, которое противоречит положениям конкретной веры. Вера, выражающая несвободу субъекта познания от любого уровня знания, способна создавать иллюзию завершенности знания о предмете анализа.

6. Объективная диалектика как область действия связей предметного бытия выступает сферой проявления связей свободы (свободы состояния и свободы активности), внутренней и внешней несвободы, несвободы структурно-содержательной. Силовые связи несвободы образуют всё качественное многообразие объектов и систем природного бытия. Свобода выражает состояние и соотношение, динамику внутренних и внешних физических, химических, биологических связей, которые реализуются в предметной свободе состояния как непреднамеренном сохранении относительной стабильности природных объектов, а изменения – в их свободе активности. Природа выражает связи структурно-содержательной несвободы, которая характеризует каждое вещество, минерал, биологический объект как совокупность необходимых, специфически структурированных элементов, образующих сущее.

Наличием физических, химических, биологических силовых связей (внутренних несвобод) обусловлено предметное бытие природы. Связи бытия, изучаемые физикой, позволяют не только уяснить существование элементарных частиц, атомов, молекул, газов, жидкостей, твердых тел, плазмы как природных объектов, но и выявить активность сущего (свободу активности), проявляющуюся: а) во всей совокупности электромагнитных явлений, связанных с существованием, движением и взаимодействием электрических зарядов; б) в броуновском движении и диффузионных процессах; в) в притяжении и отталкивании тел.

Связи, изучаемые химией, позволяют понять внутренние процессы существования всего живого, роль внешней и внутренней среды (внутренней и внешней несвободы) предметов бытия. Вместе с тем химия раскрывает активность одних элементов по отношению к другим, проявляющуюся в различных реакциях, но особенно в реакциях замещения. Эта активность позволяет под воздействием разного рода катализаторов разрывать устоявшиеся химические связи и способствовать возникновению новых.

Особой сферой проявления свобод и несвобод предметного бытия является жизнь, изучаемая совокупностью наук о живой природе – биологией. Жизнедеятельность растений и животных протекает в условиях специфической зависимости от множества внутренних и внешних факторов, определяемых структурно-содержательной несвободой конкретного природного объекта. Любой биологический объект для своего оптимального существования нуждается в определенном процентном содержании разного рода минералов, начиная от воды и кончая редкоземельными элементами. Внешняя среда, обеспечивающая выживание организма, обязательно должна характеризоваться специфическими для каждого объекта условиями (температурой, влажностью, давлением, рельефом местности, растительностью, наличием иерархических структур для «общественных» животных и многим другим). 

Причинно-следственная обусловленность процессов, происходящих в природе, – есть проявление детерминизма, несвободы. Но не всё в природе имеет жесткую детерминацию, немаловажную роль играет случай. Сведение свободы только к случайности обедняет диалектическое познание и понимание развивающегося мира. Элемент непредсказуемости, вытекающий из стечения закономерных связей бытия, не является случайностью в полном смысле этого слова. Приспособление живого к изменяющимся условиям бытия – закономерно, ожидаемо, вероятностно. Свобода активности – это проявление несвобод (законов, сущности) предметного бытия, свобод состояния (внутренней и внешней форм проявления сущности), ориентированных на обеспечение существования.

Приспособление к жизни в изменившихся условиях и есть проявление свободы активности. Обломанная, оторванная, обособившаяся ветка, а у некоторых растений листок или даже часть листка могут служить основой для воссоздания нового растения. Такая же способность есть и у некоторых видов животных (губок). Несомненно, что это одно из проявлений активности. Многие растения и животные гибнут, но, не редко, и выживают. Жизнь борется за жизнь. Свобода активности по приспособлению к реальности дает возможность включиться законам сохранения бытия конкретного объекта. Свобода связана с активностью, с выбором.  Наука располагает фактами, что даже у растения есть избирательность, когда решается проблема выживаемости. При недостатке элементов минерального питания (азота и фосфора) растение свои жизненные потенции направляет на развитие корневой системы. При достаточной обеспеченности элементами минерального питания усилия направляются на рост стеблей и листьев, являющихся необходимым условием борьбы за другой важнейший ресурс – свет.

Связи свободы и несвободы предметного бытия в природе служат подтверждением закона взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления, раскрывающего динамику природного бытия, круговорот веществ в природе, цепи обмена веществ, смену поколений живых организмов, организацию бытия «общественных» животных.

7. Связи свободы и несвободы предметного бытия проявляются в обществе. Они включают: связи индивидов как первичных элементов социальных систем; связи, отражающие бытие социальных групп и общностей; связи институтов общества (экономика, политика, право, мораль, искусство, наука, философия, религия и др.); внутренние и внешние связи государства. Эти связи носят преимущественно силовой (напряженный) характер, позволяют выявить специфику проявления свободы и несвободы в системе общественных отношений.

Существование человека в обществе – это функционирование в системе свобод и несвобод предметного социального бытия, а также той части его сознания, которая может быть опредмечена. Социальные свободы характеризуют пространственные, временные границы бытия субъекта свободы в пределах несвободы, определяемой законами бытия социального субъекта. 

Человек, социальная группа существуют в сфере внешней несвободы, которую составляют закономерные связи с другими субъектами социального бытия. В этой сфере субъект социального бытия соотносит свои свободы со свободами других субъектов, учитывает их и корректирует направления своей активности. Внешняя социальная несвобода выражает зависимость индивида или другого субъекта от совокупности систем и подсистем общества, в которых этот субъект существует и проявляет себя в качестве активного или пассивного элемента.

Внутренняя социальная несвобода человека представляет собой совокупность его убеждений относительно тех или иных вопросов социального бытия, дополненных усвоенными правилами, нормами поведения, общения, деятельности. Человек как биосоциальное существо дополняет указанные внутренние несвободы биологической составляющей.  Природные потребности составляют внутреннюю биологическую несвободу человеческого существования. Человек в обществе и благодаря обществу удовлетворяет большинство своих природных потребностей, придавая, тем самым, природным потребностям социальный характер, усиливая свою несвободу от общества. Общество, в свою очередь, не свободно от потребностей человека, поскольку трудности с их удовлетворением  могут привести к социальным конфликтам (забастовки рабочих, бунты обездоленных).

Существование общества обусловлено многими факторами и условиями. Социальная свобода характеризует систему связей, обеспечивающих самостоятельное существование субъекта социального бытия, возможность проявления им внутренней и внешней активности. Социальная свобода представляет собой единство свободы состояния и свободы активности. Обе формы свободы обладают активностью. Социальная активность представляет собой совокупность форм человеческой деятельности, которые сознательно ориентированы на решение задач, стоящих перед субъектом социального бытия. Социальная свобода состояния характеризует связи, обеспечивающие самостоятельное существование субъектов социального бытия, социальных институтов, духовных образований и деятельность (активность) по их сохранению, упрочению, в соответствии с законами их существования. Социальная свобода активности – совокупность связей обусловливающих изменение законов бытия субъектов общественной жизни, их смену другими субъектами, а также решение нестандартных задач существования.

Общество представляет собой систему социальных субъектов бытия, объединенных многообразием закономерных связей, что позволяет ему существовать как самостоятельному образованию. Вместе с тем каждый субъект социального бытия обладает своей свободой состояния, позволяющей сохранять самостоятельность существования, и свободой активности, предполагающей изменения.

Социальные свободы состояния отражают самостоятельность бытия таких социальных институтов, как экономика, политика, право, мораль, эстетика, философия, наука, религия и соответствующих им форм общественного сознания. Главные несвободы социального бытия – это системообразующие связи людей и социальных групп как элементов системы. Совокупность однородных социальных несвобод служит предпосылкой для формирования социальных групп, потому что объединяет людей по их экономическим, социальным и духовным интересам. Социальные группы и образования, объединенные единством интересов и взглядов, общим характером решаемых задач,  приобретают свободы состояния и свободы активности в сфере бытия. Свобода состояния необходима для субъекта социального бытия как выражение его самостоятельности и относительной независимости в сфере экономики, политики, социальной и духовной жизни. Нет свободы состояния – нет субъекта социального бытия. Свобода активности также необходима, чтобы изменять, совершенствовать законы существования субъекта социального бытия, противостоять неблагоприятным внешним воздействиям, расширять сферу своего влияния.

Свобода состояния социального субъекта бытия опирается на экономические, социальные и духовные силовые связи (несвободы), присущие именно этому субъекту. Ослабление или уничтожение этих связей ведет к распаду социального образования. Любая социальная связь как слабое или сильное взаимодействие носит силовой характер. Поэтому общество как общая форма существования социальных групп консолидировано общими силовыми связями, характеризующими соответствующие интересы, которые объединяют людей. Государство как особая организация общества объединено общими экономическими, социальными, культурными интересами (несвободами). Оно обладает внутренним и внешним суверенитетом (свободой состояния). Объединение в одно общество не означает единомыслия, единства понимания по частным вопросам социального бытия, где каждый из субъектов бытия опирается на свои специфические экономические, социальные и духовные силовые связи. Наличие многопартийности, многоконфессиональности, гражданского общества является тому подтверждением.

 Государство как выразитель общих интересов опирается на реальные силовые структуры, когда вопрос стоит о его свободе состояния. Государство может проявлять свободу активности внутри страны, изменяя внутренние законы бытия общества. Проводя активную внешнюю политику, государство реализует свободу активности за пределами страны, стремясь к изменению внешнеполитической обстановки в угодном ему направлении.

8. Свободы состояния, свободы активности и несвободы бытия реализуются в мышлении и творчестве – неотъемлемых процессах рациональной деятельности людей. Субъект мыслительной деятельности является носителем и выразителем свобод и несвобод мышления и творчества. Свобода состояния мысли проявляется в мыслительном процессе как стабильность, определенность, конкретность применяемых понятий и суждений.  Свобода активности мыслительной деятельности реализуется в постоянном процессе уточнения, изменения имеющегося и в открытии нового знания. Несвобода мыслительной деятельности выражается в зависимости субъекта познания от содержания и правил мышления. Творчество – это свободная мыслительная деятельность по созданию нового, по изменению существующего. Творчество как процесс не свободно от своих целей и промежуточных ступеней.

Мышление соединяет в себе свободу и несвободу человеческого бытия, поскольку, познавая мир, человек не может не мыслить, а мысль, отражая процесс свободного формирования понятий, соотнесения друг с другом полученного знания, закрепляется в индивидуальном и общественном сознании и выступает в качестве основы (несвободы) последующего процесса познания.

Свобода мыслительной деятельности проявляется через выражение самостоятельности личности в суждениях о мире, в оценках сторон бытия, в рациональном познании процессов объективной и субъективной реальности. Понятия и суждения, которыми оперирует индивид, обладают состоянием свободы, так как отражают различные объекты предметного бытия, обладают многозначностью и связаны с вариативностью мышления. Вместе с тем мышление выступает также проявлением функциональной несвободы человеческого бытия. Существуя, человек не может не мыслить, потому что он не свободен от своего свойства высшей нервной деятельности – сознания, от осмысления своего статуса в природе, обществе и изменяющихся условиях бытия. Содержание мыслительной деятельности индивида также не свободно от сфер природного и социального бытия. Самосознание личности не свободно от познания самого себя (рефлексии), от оценки своих знаний, нравственного и иного облика, интересов, мотивов поведения, общения и деятельности. Индивид в своем мышлении зависим (не свободен) от условий и факторов существования.

Через самосознание проявляется свобода состояний мыслей человека. Мысль не существует без своего носителя – субъекта социального бытия, который защищает свое понимание мира, закрепленное в знании, в убеждениях. Результат мыслительной деятельности (рациональные знания и оценки), благодаря носителю сознания, приобретает свободу состояния, поскольку обладает конкретностью и определенностью. Этот же результат характеризуется несвободой от своего содержания (знаний и формулируемых оценок), от конкретности в возможном применении в мыслительном процессе и на практике.

Свобода и несвобода мысли проявляется в сфере общения. Человек не свободен от процесса публичного выражения мыслей, содержание которых вербально нельзя искажать.  Процесс общения не свободен от процесса понимания. Индивид может не полностью осмысливать содержание передаваемой ему информации из-за своих индивидуальных особенностей и различной интерпретации её содержания. Он не свободен от смыслов и значений информации. Возникает противостояние осознаваемого (мыслимого) и немыслимого (неосмысливаемого).

В русском языке слово «немыслимый» имеет конкретное значение, обозначающее то, что невозможно представить, что-то невероятное. Понятие «немыслимое» как неосмысливаемое, как то с чем человек не может справиться в своем мышлении, не может понять и разобраться, может иметь значимые смыслы и объем. Например, понятие «немыслимое» может иметь нулевой объем и содержание. Тогда немыслимое отражает «пустые понятия». Невозможность избежать таких понятий в мышлении будет выражать несвободу. Многие понятия индивид не может объяснить и понять, но употребляет их потому, что они существуют и используются другими, что также вызывает несвободу мышления. Несвобода в сознании возникает и тогда, когда используются несравнимые или противоречащие понятия. Несвобода мышления характерна также для логических ситуаций, когда постулируемое знание (понятия, суждения, умозаключения) пытаются выдать за реальное, соответствующее предметным объектам.

Немыслимое (неосмысливаемое) – это та часть знаний, которая фиксируется субъектом, но остается вне осмысления и переосмысления. Неосмысливаемое детерминируется внутренними или внешними несвободами бытия субъекта, а также стихийно возникающими, либо преднамеренно используемыми идеями. Они отодвигают в мышлении на второй план имеющиеся истинные идеи. Немыслимое (неосмысливаемое) может совмещать в себе свободу мысли, ведущую к новому знанию, и стремление к ограничению области мышления конкретным объемом информации. Данный объем определяется условиями существования субъекта или уровнем его интеллектуальной культуры.

Процесс мышления не свободен от правил мыслительной деятельности. Они обусловлены объектами познания, процессом рационального познания и формами мышления. Объект познания детерминирует, например, правила, связанные с адекватностью и последовательностью, полнотой и глубиной отражения им объективной и субъективной реальности в формах и содержании мышления. Правила рационального познания связаны с обязательным (не свободным) использованием методологических принципов и методов. Каждая из форм мышления имеет свои правила. Можно заключить, что эффективное использование правил мышления, которые выражают его несвободу, оптимизирует и упорядочивает мышление познающего субъекта, «экономит» его интеллектуальные силы. Действительно существует закон экономии мышления, который характеризует внутренние устойчивые, повторяющиеся, существенные, необходимые связи мыслительного процесса. Применение закона экономии мышления способствует систематизации и концентрации теоретических знаний, позволяет создавать надежную базу для пополнения знаний субъекта, открытия новых существенных признаков и закономерностей предметного бытия, упорядочивает сам процесс рационального познания.

Одним из проявлений несвободы человека от необходимости осмысления предметного бытия, познания глубинных его сущностей, приспособления к меняющимся условиям жизни является творчество. Творчество способно выходить за пределы известного в опыте и теории, воплощаться в новых достижениях науки и практики. Акт творчества есть несомненное проявление свободы мысли. Но мыслительный творческий процесс связан не только со свободой, а также с несвободой, когда творчество детерминировано объемом теоретических знаний, умениями и навыками мыслительной деятельности, культурой мышления, внешними условиями. В целом же процесс творчества человека – постоянно возобновляемый процесс свободы его мыслительной деятельности под воздействием форм несвободы. Творческое мышление воплощается в конкретных новых результатах, которые приобретают свое состояние свободы, а также и несвободу.

III. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ

ИССЛЕДОВАНИЯ, ЕГО АПРОБАЦИЯ

Теоретическая значимость диссертации состоит в творческой разработке крупной проблемы, связанной с проявлением и взаимодействием свободы и несвободы как атрибутов предметного бытия. Результаты исследования являются вкладом в онтологическое учение о материальном бытии, теорию опредмечивания и распредмечивания сознания. В диссертации обоснована точка зрения на свободы и несвободы как атрибуты предметного бытия, изучены их существенные признаки, содержание и формы, раскрыты функциональные взаимосвязи. Проведена аргументация закономерного характера взаимосвязи состояний свободы и её активности с формами несвободы предметного бытия. Сформулирован и раскрыт закон взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления. Предложена авторская трактовка объема и содержания понятий «становление» и «ничтожение». Дана характеристика особенностей свободы и несвободы предметного бытия в природе, обществе, мыслительной и познавательной деятельности индивида.

Идеи и выводы диссертационного исследования могут быть использованы для разработки новых тем и направлений в сферах онтологии и гносеологии:

– свобода и несвобода предметного бытия и рациональность;

– свобода и несвобода предметного бытия в процессах самоорганизации материальных систем;

– анализ силовых связей сущего как проявлений свободы и несвободы предметного бытия;

– анализ содержания понятий «демократия», «законность» и «беззаконность», «справедливость» и «несправедливость», «государственность» и «анархия» с позиций свободы и несвободы предметного социального бытия;

– проявление свободы и несвободы в институтах общества;

– свобода и несвобода в научной деятельности;

– философия и проблемы её предметного существования;

– свобода и несвобода бытия религиозной конфессии;

– общественное сознание как область проявления свободы и несвободы бытия;

– методологические основы исследования свободы и несвободы милитаризма, войн, вооруженных конфликтов, различных форм агрессии, терроризма, национализма;

– процессы войны и вооруженной борьбы как проявления закона взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления;

– армия как объект и средство ничтожения в противостоянии и противоборстве воюющих сторон;

– методологическое значение закона взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления для деятельности военных кадров;

– анализ несвободы бытия и свободы состояния населения развитых стран, связанных с высоким уровнем материального благосостояния и потребления;

– выявление возможных направлений свободы деятельности развитых стран в соотношении с несвободой их предметного бытия;

– анализ и учет несвобод бытия наиболее влиятельных стран и союзов стран (блоков) планеты, центров силы, чтобы прогнозировать вероятные векторы проявления свободы активности и деятельности этих сил;

– общий анализ свобод состояний и несвобод предметного бытия природы и общества с целью прогнозирования динамики развития событий в ближайшей перспективе и отдаленном будущем;

– анализ взаимосвязи мыслимого и немыслимого (неосмысливаемого) в освещении и осмыслении явлений международной жизни, когда отдельные страны стремятся представить свою деятельность, деятельность своих союзников в одном ключе, а противников – в другом, когда преступник принимает облик героя, а потерпевший – облик преступника;

– выяснение свобод состояния, свобод активности и несвобод в научной и ненаучной вере, влияния веры на жизнь поколений;

– анализ силовых связей социального бытия, обусловленных несвободой существования субъектов и социальным насилием.

Практическая значимость диссертации определяется совокупностью рекомендаций, выработанных на основе исследования:

Во-первых, концепция свободы и несвободы предметного бытия имеет методологическое значение не только для философов, но и для естествоиспытателей, социологов, политологов, руководителей и организаторов, исследователей, преподавателей, дипломатов. Оно состоит в том, что конкретный анализ свобод и несвобод предметного бытия любого сущего дает возможность создать реальную картину его существования, познать законы обособленного бытия и бытия в системе, выявить вероятные направления проявления активности и соответствующие последствия. Поскольку связи свободы и несвободы предметного бытия проявляются во всех сферах существования, а их анализ является необходимым условием научного руководства сферами и отраслями деятельности, предлагается внести в обязанности соответствующих руководителей повседневный анализ этих связей, учет и отчет с соответствующими выводами.

Во-вторых, рекомендуется в Институте философии РАН создать направление, специализирующееся на исследовании свободы и несвободы видов и форм бытия, взаимосвязи и взаимообусловленности процессов ничтожения и становления в природе, обществе и мыслительной деятельности индивида.

В-третьих, предлагается в программах биологических дисциплин, изучаемых в вузах, предусмотреть возможность введения тем, связанных с рассмотрением проблем свободы и несвободы предметного бытия биологических объектов. Целенаправленное выявление и рассмотрение несвобод предметного бытия и свобод состояний природных объектов способствует более полному познанию и пониманию процессов существования животных и растений, обоснованию, помимо тех, которые уже выявлены, зависимостей живых организмов от конкретных условий бытия, чтобы решать задачи по сохранению видового разнообразия растений и животных на планете. Выявление влияний среды (несвобод бытия), закрепленных в результатах жизнедеятельности растений и животных, позволяет реконструировать прошлое, условия существования живых организмов в минувшие времена.

В-четвертых, рекомендуется во всех социологических отделах и службах предусмотреть выделение направлений социального анализа, связанных не только с осмыслением свободы, но и несвободы объектов социального бытия, а также с исследованием общественных явлений под углом зрения закона взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления. Это позволит иметь возможность выдавать более обоснованные рекомендации руководителям разных уровней.

Анализ социальных предметных свобод и несвобод бытия призван способствовать выявлению содержания и смысла человеческого существования, человеческих потребностей и интересов, реализуемых в сфере социальной активности, в различных направлениях и формах свободы деятельности. Уточнение социальных свобод и выявление несвобод предметного социального бытия позволит полнее и глубже рассмотреть социальное бытие как систему, где осуществляется динамика социального бытия, где возникают, согласуются, сосуществуют и исчезают системные и элементные связи и отношения. Социальная динамика, процессы социальной стратификации более ёмко могут предстать перед исследователем в результате анализа общественного бытия под углом зрения закона взаимосвязи и взаимной обусловленности процессов ничтожения и становления.

В-пятых, для политологов представляет несомненный практический интерес выявление свобод и несвобод внутриполитического и внешнеполитического существования. Свободы и несвободы бытия государства, политических партий, организаций, гражданского общества в системе внутренних и внешних связей имеют значимость для тех людей, которые осуществляют политическую деятельность. Выявление несвобод бытия субъектов гражданского общества позволит глубже уяснить их сущность, прогнозировать возможные акты свободы их деятельности, что обеспечит выработку научно обоснованной политики в отношении к гражданскому обществу в целом и к отдельным его элементам. Выявление несвобод неправительственных организаций обеспечит вскрытие конкретных связей их существования, покажет взаимосвязь внешних и внутренних факторов бытия, истинную свободу или несвободу их деятельности.

В-шестых, предполагается, что должны быть выделены специальные политологические направления исследований и практической деятельности, отвечающие за степень и глубину политического анализа свободы и несвободы субъектов политического бытия, способные обеспечить руководство страны, внешнеполитические ведомства аналитическим материалом, обосновывающим состояние и возможные варианты деятельности субъектов политической жизни внутри страны и за её пределами.

В-седьмых, практический интерес представляет выявление и анализ внутренней и внешней несвободы, несвободы структурно-содержательной в Вооруженных силах России. Это особенно важно для осмысления уроков и выводов последних вооруженных конфликтов, для возможного совершенствования структуры Вооруженных сил, оснащения их боевой и обслуживающей техникой, для повышения качества подготовки специалистов различных уровней.

В-восьмых, военным аналитикам, аналитическим службам Вооруженных сил России предлагается обратить внимание на выявление факторов несвободы бытия военнослужащих, боевой и обслуживающей техники с целью улучшения жизни и быта военнослужащих, выявления явных и скрытых факторов, влияющих на боеготовность технических устройств. Этот анализ может явиться основанием для предъявления обоснованных требований к конструкторам и производителям боевой техники по созданию вооружений, отвечающих требованиям современного боя.

В-девятых, материалы исследования могут быть использованы для разработки образовательных программ и лекционных курсов по методологии науки, онтологии и теории познания, социальной философии, социологии, политологии. Исходя из достаточно широких возможностей применения концепции свободы и несвободы предметного бытия в практической деятельности специалистов различного профиля, предлагается внести данную концепцию в качестве дидактической единицы по философии в государственный стандарт подготовки специалистов с высшим образованием всех специальностей. В содержание курса «История и философия науки» ввести тему: «Рациональный смысл концепции свободы и несвободы бытия. Свобода и несвобода познания, мышления, творчества».

Апробация работы. Материалы диссертационного исследования обсуждались на международной научной конференции «Цивилизация знаний: инновационный переход к обществу высоких технологий», проходившей 25-26 апреля 2008 года, г. Москва; на VII международной научной конференции «Рациональность и коммуникация» (14-16 ноября 2007 года), г. Санкт-Петербург; на научной конференции «Какая философия науки нам нужна?» (8-9 июня 2007 года), г. Санкт-Петербург; на заседаниях секций и круглых столов в «Дни петербургской философии» 2002-2007 годов; на научной конференции «Рациональность и вымысел» (12-14 ноября 2003 года), г. Санкт-Петербург; на межвузовской научной конференции: «Гуманитарные науки и медицина: история и современность» (25 мая 1999 года), г. Санкт-Петербург; на межвузовской научной конференции: «Формула России: экономика, политика, национальная идея» (26 апреля 2000 года) г. Санкт-Петербург. Основные идеи диссертации обсуждались на теоретических семинарах кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военно-транспортного университета Железнодорожных войск и Военных сообщений в 2003-2009 г., а также на кафедре философии и религиоведения Военного университета. Результаты исследования используются автором при чтении курсов лекций по дисциплине «Философия» для курсантов Военно-транспортного университета Железнодорожных войск.

Основные положения диссертации отражены в публикациях:

Монографии:

1. Иошкин В.К. Несвобода и свобода как формы рационального осмысления мира / В.К. Иошкин. – СПб.: Издательство Русь, 2005. – 318 с. (18,9 п.л.)

2. Иошкин В.К. Свобода и несвобода бытия / В.К. Иошкин. – СПб.: Издательство Питер Принт, 2007. – 271 с. (15,35 п.л.)

Научные статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования основных научных результатов докторских диссертаций:

3. Иошкин В.К. Несвобода и свобода в рациональном осмыслении мира // Вопросы философии. 2006. – № 8. С. 15-28. (1,2 п.л.)

4. Иошкин В.К. Сущность и взаимосвязь свободы и несвободы бытия //Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. Научный журнал. Серия философия. – СПб. 2008. – № 3 (14). С. 55-66. (0,75 п.л.)

5. Иошкин В.К. Закон ничтожения и становления как выражение связей свободы и несвободы бытия // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки» № 3. 2008. Выпуск в серии № 12. – М.: Изд-во МГОУ. С. 9-15. (0.5 п.л.)

6. Иошкин В.К. Свобода и несвобода в мышлении // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. Научный журнал. Серия философия. СПб. 2008. – № 4 (17). С. 54- 67. (0,9 п.л.)

7. Иошкин В.К. Вера как гносеологический феномен //Философия и общество. 2009 – № 1(53). С. 151-166.   (1.2 п.л.)

8. Иошкин В.К. Концепция свободы и несвободы бытия: её значение для анализа проблем политики // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки» № 3. 2009. Выпуск в серии № 16. – М.: Изд-во МГОУ. (0.5 п.л.)

9. Иошкин В. К. Проблемно-развивающее обучение в свете свободы и несвободы мысли в системе ДО // Цивилизация знаний: инновационный переход к обществу высоких технологий: Труды Девятой Международной научной конференции, Москва, 25 – 26 апреля 2008 г. В 2-х ч. Ч. I. – М.: РосНОУ, 2008. – С. 546-550. (0,6 п.л.)

Другие публикации:

10. Иошкин В.К. Проблема свободы и несвободы мысли // Гуманитарные науки и медицина: история и современность. Материалы межвузовской научной конференции 25 мая 1999 года. – СПб., 1999. С. 36-39. (0,15 п.л.)

11. Иошкин В.К. Проблема интеллекта и свободы мысли в свете национальной идеи России //Формула России: экономика, политика, национальная идея: Материалы межвузовской научной конференции. – СПб., 2000. С. 149-151. (0,15 п.л.)

12. Иошкин В.К. Проблема мыслимого и немыслимого в познании // Рациональность и вымысел. Тезисы научной конференции. Санкт-Петербург, 12-14 ноября 2003 года. – СПб., 2003.С.40-41. (0,1 п.л.)

13. Иошкин В.К. Несвобода и свобода в рациональном осмыслении мира // Педагогик таълим (илмий-назарий ва методик журнал). – Ташкент. 2006. – №5. С.84-87. (0,5 п.л.)

14. Иошкин В.К. Проблемы свободы и несвободы в истории философской мысли / В.К.Иошкин. – ВТУ ЖДВ – СПб., 2006. – 104 с. – Библиогр. 30 назв. – Деп. в ИНИОН РАН 7.12.2006, № 60097. (4,2 п.л.)  Аннотация // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. Научный журнал. Серия философия. СПб. 2009. – № 2. С. 210.

15. Иошкин В.К. Методология науки // Какая философия науки нам нужна? Рабочие материалы научной конференции. Санкт-Петербург 8-9 июня 2007г. – СПб., СПбГУ. 2007. С.20-21. (0,1 п.л.)

16. Иошкин В.К. Несвобода и свобода в анализе модели коммуникации // Рациональность и коммуникация. Тезисы VII международной научной конференции 14 – 16 ноября 2007 года. – СПб., СПбГУ. 2007. С. 73-74. (0,1 п.л.)

17. Иошкин В.К. Свобода и несвобода в природе, обществе и мышлении. /Иошкин В.К. – ВТУ ЖДВ. – СПб., 2008 – 158 с. – Библиогр.: с. 148-158. – Рукопись деп. в ИНИОН РАН 28.02.2008, № 60513. (7,2 п.л.) Аннотация // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. Научный журнал. Серия философия. СПб. 2009. – № 2. С. 210

18. Иошкин В. К. Проблемно-развивающее обучение в свете свободы и несвободы мысли // Теория и практика применения новых педагогических технологий в учебном процессе. Материалы научно-теоретического семинара. – Петродворец, ВТУ ЖДВ, 2008. С. 32-40. (0,6 п.л.)

Общий объем публикаций по теме исследования – 53 п.л.

В.Иошкин

См.: Диоген Лаэртский.О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. – М., 1979; Кессиди Ф.Х. Сократ. – М., 1976; Платон. Диалоги / Пер. с древнегреч. – М.,1986; Аристотель. Политика // Аристотель. Сочинения: В 4-х т. – М., 1983. – Т.4; Аврелий Августин. О свободе воли // Антология средневековой мысли: Теология и философия европейского Средневековья: В 2 т. – СПб., 2008 – Т. 1; Ансельм Кентерберийский. О свободном выборе // Антология средневековой мысли: Теология и философия европейского Средневековья: В 2 т. – СПб., 2008. – Т.1; Бернард Клервоский. О благодати и свободе воли // Антология средневековой мысли: Теология и философия европейского Средневековья: В 2 т. – СПб. , 2008. – Т.1; Спиноза Б. Этика // Спиноза Б. Сочинения: В 2 т. – СПб., 1999. – Т.1; Кант И. Критика чистого разума. – Мн., 1998; Гегель. Энциклопедия философских наук. В 3 т. – М., 1975-1977; Кропоткин П.А. Этика. – М., 1991; Соловьев В.С. Чтения о богочеловечестве; Статьи; Стихотворения и поэма; Из «Трех разговоров»: Краткая повесть об Антихристе. – СПб., 1994; Бердяев Н.А. Философия свободы. – М., 2000; Булгаков С.Н. Христианский социализм: Споры о судьбах России. – Новосибирск, 1991; Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. – М., 1993; Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. – М., 1990; Берлин И. Философия свободы. Европа. – М., 2001; Ильин И.А. О грядущей России: Избранные статьи. – М., 1993; Лосский Н.О. Свобода воли // Избранное. – М., 1991; Федотов Г.П. Рождение свободы // Русские философы (конец ХIХ – середина ХХ века): Антология. Вып. 3.– М., 1996; Левицкий С. А. Трагедия свободы. – М., 1995; Дугин А.Г. Метафизика Благой Вести (православный эзотеризм). – М., 1996; Игумен Вениамин (Новик). Вера и знание // Библиотека RIN. RU: http: // lib.rin.ru/doc/i/19877p.html.

См.: Берлин И. Философия свободы. Европа. – М., 2001; Вольнов В.В. Феномен свободы. – СПб., 2002; Гусев С.С. Рациональные основания человеческой свободы // Рациональность и свобода. Сборник статей по материалам международной научной конференции. В 2 т. – СПб., 2006. – Т. 2. С. 21-31; Ергин В.С. Свобода и демократия как взаимоисключающие ценности // Современный мир: проблемы свободы. Материалы Всероссийской научной конференции (14-16 сентября 2006 г.) – Архангельск, 2006. С. 90-92; Тульчинский Г.Л. Воображение как онтофания свободы // Рациональность и вымысел. Тезисы научной конференции. Санкт-Петербург, 12-14 ноября 2003. – СПб., 2003. С. 8-21; Шилков Ю.М. Тропы свободы // Рациональность и свобода. Сборник статей по материалам международной научной конференции. В 2 т. – СПб., 2006. – Т. 2. С. 5-20.

См.: Агамов А.А. Проблема свободы в атомистике Демокрита и Эпикура: (Соц. – филос. аспект): Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Ставрополь, 1994; Байкенова С.М. Свобода человека в условиях рыночных отношений: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Алматы,1996; Белоусов А.А. Свобода и запрет: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Ростов – н/Д., 1993; Девяткин С.В. Проблема индивидуальной свободы и вненаучные формы знания: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – М., 1994; Дернова Л.Р. Свобода личности в свободном обществе// Современный мир: проблемы свободы. Материалы Всероссийской научной конференции (14-16 сентября 2006 г.) – Архангельск, 2006. С. 46-47; Ермолина Г.К. Равенство и свобода: Автореф. дис. …докт. филос. наук. – Л., 1990; Кирюшин А.Н. Проблема свободы в контексте теории деятельности: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Саратов, 2006; Колесников М.П. Свобода как универсальная ценность: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Харьков,1992; Коломак А.И. Свобода и ответственность в современном мире: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Ставрополь, 2006; Купцов В.А. Социальная свобода и ответственность в современном демократическом обществе: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Чебоксары, 2006; Морозов О.П. Проблема власти и свободы в социальных доктринах теоретиков русского анархизма: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – СПб.,1994; Нажмудинов Г.М. Свобода и отчуждение в современном мире // Современный мир: проблемы свободы. Материалы Всероссийской научной конференции (14-16 сентября 2006 .) – Архангельск, 2006. С. 8-11; Руденко И.В. Антропогенная детерминация и свобода в многомерном мире: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – М.,1993; Черемин Н.Б. Содержание свободы в различных типах мировоззрения: ценностный аспект: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Н.Новгород, 1996; Шахов Н.П. О соотношении свободы индивида и свободы социальных отношений // Современный мир: проблемы свободы. Материалы Всероссийской научной конференции (14-16 сентября 2006 г.) – Архангельск, 2006. С. 11-13.

См.: Аптекер Г. О сущности свободы. – М., 1961; Бычко И.В. Познание и свобода. – М.,1969; Новиков К.А. Свобода воли и марксистский детерминизм. – М., 1981.

См.: Кант И. Критика чистого разума. – Мн.,1998. С. 316; Гегель Г. Философия природы // Энциклопедия философских наук. В 3 т. – М., 1975. – Т.2. С. 29, 32; Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистской философии. // Опыт парадоксальной этики. – М., Харьков. 2003. С.514, 516; Тульчинский Г.Л. Воображение как онтофания свободы // Рациональность и вымысел. Тезисы научной конференции. Санкт-Петербург, 12-14 ноября 2003 г. – СПб., 2003. С. 11; Деменев А.Г. Органический детерминизм и проблема свободы // Современный мир: проблемы свободы. Материалы Всероссийской научной конференции (14 – 16 сентября 2006 г.) – Архангельск, 2006. С. 25-27.

См.: Гусев С.С. Рациональные основания человеческой свободы // Рациональность и свобода. Сборник статей по материалам международной научной конференции. В 2 т. – СПб., 2006. – Т.2. С. 21-31; Матросова Н.К. Рациональность и свобода: точка пересечения // Рациональность и свобода. Сборник статей по материалам международной научной конференции. В 2 т. – СПб., 2006. – Т.2. С. 86-95; Никифоров А.Л. Соотношение рациональности и свободы в человеческой деятельности // Исторические типы рациональности. В 2 т. – М., 1995. – Т.1. С. 291; Титов В.Д. Свобода и рациональность в философско-правовом и практико- юридическом аспектах // Рациональность и свобода. В 2 т. Сборник статей по материалам международной научной конференции. – СПб., 2006. – Т.2. С.113-122; Тульчинский Г.Л. Воображение как онтофания свободы // Рациональность и вымысел. Тезисы научной конференции. Санкт-Петербург, 12-14 ноября 2003 года. – СПб., 2003. С. 8-21.

См.: Гегель. Наука логики // Гегель.Энциклопедия философских наук. В 3 т. – М.,1975. – Т.1. С.152; Гегель. Философия духа // Энциклопедия философских наук. В 3 т. – М., 1977. – Т.3. С. 375-377, 385; Ленин В.И. О борьбе внутри Итальянской социалистической партии // Ленин В.И. ПСС. – М.,1970. – Т.41. С. 425; Берлин И. Философия свободы. Европа. – М., 2001. С.126; Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. – М., 1990. С. 55; Левицкий С.А. Трагедия свободы. – М.,1995. С. 12-13; Никифоров А.Л. Соотношение рациональности и свободы в человеческой деятельности // Исторические типы рациональности. В 2 т. – М.,1995. – Т. 1. С. 292; Вольнов В.В. Феномен свободы. – СПб., 2002.

См.: Материалистическая диалектика как общая теория развития. В 4-х кн. – М., 1982-1987; Материалистическая диалектика. В 5-ти томах. – М., 1981-1985.

См.: Аверьянов А.Н. Системное познание мира. – М., 1985; Блауберг И.В., Юдин Э. Г. Становление и сущность системного подхода. – М., 1973; Волкова В.И., Денисов А.А. Основы теории систем и системного анализа. – СПб. 1997; Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. – М., 1978; Тюхтин В.С. Отражение, системы, кибернетика. – М., 1972; Садовский В.Н. Основания общей теории систем. – М., 1974; Кузьмин В.П. Проблемы системности в теории и методологии К. Маркса. – М., 1974.

Вернадский В.И. Труды по всеобщей истории науки. – М.: Наука, 1988; Лосев А.Ф. Диалектика мифа // Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура. – М., 1991; Фромм Э. Психоанализ и религия // Сумерки богов. – М., 1989; Ясперс К. Философская вера // Смысл и назначение истории. – М., 1991; Садовничий В.А. Знание и мудрость в глобализирующемся мире // Вопросы философии. 2006. – № 2; Лекторский В.А. Вера и знание в современной культуре // Вопросы философии. 2007. – № 2; Фолькманн Б. Научное мышление и христианская вера: противоречат ли они друг другу? // Христианский сайт. http://csbase/narod.ru/ documents/bodo1.html; Вайнгартнер П. Сходство и различие между научной и религиозной верой // Вопросы философии. 1996. – № 5; Диакон Андрей Кураев. О вере и знании. http://primochka.ru/tema/textpage.asp?z=2&text =1756; Игумен Вениамин (Новик). Вера и знание // Библиотека RIN. RU: http://lib.rin.ru/doc/i/19877p.html; Ряховская Т.В. Феномен веры: онтолого-гносеологический анализ: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Тамбов, 2006; Омельчук Р.К. Вера как экзистенциальная ценность: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Иркутск, 2006.

Павлов И.П. Павловские среды. Протоколы и стенограммы физиологических бесед. В 3 т. – М.; Л. 1949. – Т.2. Стенограммы 1933-1934 гг.; Павлов И.П. Павловские среды. Протоколы и стенограммы физиологических бесед. В 3 т. – М.; Л. 1949. – Т.3. Стенограммы 1935-1936 гг.; Заварзин Г.А. Бытие и развитие: эволюция, сукцессия, хаэссеитас // Вестник РАН. 2007. – №4; Резникова Ж.И. Интеллект и язык животных и человека. Основы когнитивной этологии. – М. 2005; Зорина З.А. Полетаева И.И. Зоопсихология. Элементарное мышление животных: Учебное пособие. – М., 2001; Зорина З. А., Смирнова А.А. О чем рассказали «говорящие» обезьяны: Способны ли высшие животные оперировать символами? – М., 2006; Корытин С.А. Повадки диких зверей. – М., 2007; Кипятков В.Е. Мир общественных насекомых. – М., 2007; Моррис Д. Голая обезьяна. – СПб., 2004; Гудолл Дж. Шимпанзе в природе: Поведение. – М., 1992.

Лапшин И.И. Философия изобретения и изобретение в философии: Введение в историю философии. – М., 1999; Бердяев Н.А. О назначении человека. – М., 1993; Шестов Л. Апофеоз беспочвенности. – М., 2004; Лосев А.Ф.Дерзание духа. – М., 1988; Бычко И.В. Познание и свобода. – М., 1969; Славская К.А. Мысль в действии (Психология мышления). – М.,1967; Столович Л.Н.Жизнь – творчество – человек: Функции художественной деятельности. – М., 1985; Познер А.Р. Истины и парадоксы (Очерк логико-философских проблем физики микромира). – М., 1977; Пушкин В.Н. Эвристика – наука о творческом мышлении. – М.,1967.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.