WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Концепция смысла жизни в русской религиозной философии (конец XIX – первая половина XX века)

Автореферат докторской диссертации по философии

 

         На правах рукописи

               

Алёхина  Евгения  Викторовна

                             

Концепция смысла жизни

в русской религиозной философии

(конец XIX- первая половина ХХ века)

Специальность 09.00.03 – история философии

                                                 Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора философских наук

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре философии

Московского государственного областного университета

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Гуревич Павел Семёнович

доктор философских наук, профессор

Нижников Сергей Анатольевич

доктор философских наук, профессор

Силуянова Ирина Васильевна

Ведущая организация:           Московский государственный университет

им. М.В.Ломоносова, Институт переподготовки и

повышения квалификации, кафедра философии

  Защита состоится 2 февраля в 15 часов на заседании

диссертационного совета по философским наукам Д 212.155 08 при

Московском государственном областном университете по адресу:

105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10-а

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского

государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва,

ул. Радио, д.10-а. С авторефератом диссертации – также на официальном сайте ВАК РФ http /vak.ed.gov.ru/

Автореферат разослан «__» ________ 2011 г.

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент                                    Бондарева Я.В.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Вечное, как известно, всегда актуально, и именно такова проблема смысла жизни до тех пор, пока существует человечество. В условиях мировоззренческого плюрализма и опасности отрыва от национальных основ важна тенденция обращения к отечественной религиозно-философской традиции, воспринимаемой в качестве альтернативы позитивистскому и технократическому подходам к миру, человеку и обществу, при которых утрачивается сам предмет философии – личность человека и её духовный мир. Исходя из признания общей значимости проблемы смысла жизни и того вклада, который внесли русские религиозные философы в его изучение, научная актуальность данного историко-философского исследования обусловлена:

- необходимостью более полного и всестороннего осмысления великого наследия русских религиозных философов в виду духовного кризиса современного российского общества, отсутствия какой-либо крупной идеи, цели, объединяющей общество и дающей ему высокий смысл (что проявляется в приверженности потребительским ценностям, вызывает криминализацию общества, демографический кризис) и, соответственно, разработки концепции, связывающей воедино все аспекты жизни человека, сочетающую теоретическую системность знания с нравственно-практической ориентированностью;

- необходимостью более полного и ясного определения в теории логики формирования концепции смысла жизни от отдельных абстрактно-моралистических идей до развёрнутой концепции, основанной на анализе  конкретно-исторического опыта;

- гуманистической направленностью русской религиозной философии и религиозно-нравственных учений великих русских писателей и богословов - утверждением первичной важности для личности смысла жизни, его центрального места в воспитательном и образовательном процессе. Осмысляя все важнейшие моменты жизни человека, русские философы основывались на христианском мировоззрении, которое рассматривалось ими как действенный путь освобождения и созидания личности, как основа национальной идеологии;

- важностью исследования причин мировоззренческого раскола национального сознания - его сущности, нравственного смысла, практических результатов, условий преодоления в деле возрождения России;

- необходимостью укрепления осмысленной веры в абсолютные духовные ценности, которая представлена в русской религиозной философии в качестве гносеологического принципа и должного образа мысли для постижения тайны своей жизни, страны и мира. Современный кризис рациональности, сказывающийся в массовом распространении оккультизма и антинаучных теорий, подчёркивает важность изучения и освоения философского наследия выдающихся отечественных мыслителей, особенно для современной интеллигенции, ибо именно она формирует смысловой «климат» в  обществе; 

- приобретает особую актуальность утверждение русскими религиозными философами уникальности и абсолютной ценности жизни на Земле, её божественного источника и высшего предназначения; религиозный подход к проблеме смысла бытия мира и места человека в нём одним из своих следствий имеет обоснование непротиворечивого единства науки и религии, что важно для углублённого видения причин глобальных проблем человечества и их преодоления. В наше время именно такая позиция получает всё большее распространение в науке, философии и в системе образования;

- необходимостью утверждения духовно-нравственного смысла и образа жизни в ситуации: заметного разложения нравственности в нашем обществе, смешения добра и зла, утраты свободы и распространения различных форм зависимости (алкогольной, наркотической, зрелищной, сексуальной, игровой и т.д.), коррумпированности власти и криминализации общества, высокого уровня убийств и самоубийств, девальвации традиционных нравственных ценностей, кризиса семьи, снижения престижа честного  труда; 

- ситуацией социального кризиса, когда особенно остро встаёт задача, поставленная русскими религиозными философами в середине прошлого века: возрождение национального смысла, образа и уклада жизни, воспитание ответственного гражданина, творческого работника, заботливого семьянина с опорой на принцип служения;

- насущной потребностью познания тенденций развития современного российского общества, исходя из анализа в русской религиозной философии смысла, цели и назначения России, «русской идеи», из осознания духовной самобытности русской цивилизации, её значимости для человечества. Дать истинную оценку всему происходящему в стране и в мире ей позволил выход из плоскости политико-экономических интересов, взгляд с позиции духовной борьбы, не совместимой с теориями «естественного» хода истории и «рыночных механизмов» в обществе.

Состояние исследования темы (история и степень разработанности)  структурировалось в соответствии с поставленными задачами: 1) анализ теоретических основ и методологических подходов к исследованию проблемы смысла жизни в русской религиозной философии; 2) рассмотрение идейно-теоретических и социально-исторических предпосылок  концепции и 3) выявление аспектов концепции смысла жизни в русской религиозной философии.

Интерес к проблеме смысла жизни человека в философской литературе является важнейшим индикатором состояния духовности в обществе, показателем степени свободы личности. В советское время не только в историко-философском плане, но и в общефилософском эта фундаментальная проблема не была приоритетной, имплицитно она решалась в рамках теории эволюционного развития природы и формационного движения истории. С 60-х годов осознание роли «личностного фактора» в истории актуализировали философско-этические разработки и интерес к проблемам смысла жизни, счастья (Анисимов С.Ф., Борев Ю.Б., Бокарев П.И., Коган Л.Н., Панцхава И.Д., Попов Б.Н., Согомонов Ю.В., Стечкин О.Я., Тугаринов В.П. и др.). Как аспект теории философии проблема смысла жизни разрабатывалась с позиций научно-атеистического мировоззрения, теории отчуждения, био-социальной и деятельностной трактовки природы человека. Помимо этого, тематизация нравственного смысла жизни и предназначения человека в русской религиозной философии объяснялась необходимостью борьбы с религиозно-идеалистическими теориями. Определённый теоретико-методологический интерес представляет исследование А.В.Миронова , в котором раскрывается смысложизненное значение христианских догматов и принципов. Критика взглядов В.Соловьёва, Е.Трубецкого, С.Франка ведётся по пути вскрытия социальных и гносеологических причин «мистификации» ими смысла жизни.

На этом фоне исследование И.Л.Зеленковой отличается оценкой теоретической состоятельности и значимости русской религиозно-философской этической мысли, стремлением к объективному её исследованию, а также сопоставлением имманентной и трансцендентной традиций решения проблемы смысла жизни. Определённой вехой в историко-философских исследованиях русской религиозно-философской мысли стала фундаментальная работа В.А.Кувакина, которая представляет для нас теоретический интерес выявлением характерной эволюции взглядов русских философов от легального марксизма к религиозному идеализму, роли кантианства в этом процессе, а также отношения эмигрантской мысли к революции, евразийству.

В работах авторитетного философа И.Т.Фролова поиск решения проблемы смысла жизни вёлся с использованием категорий сущность – существование, свобода внешняя и внутренняя. Обращаясь к Толстому, Достоевскому, Фёдорову, Мечникову, Фролов обосновывает нравственный смысл жизни человека с позиции общечеловеческих ценностей. В этом же русле Е.Л.Дубко и В.А.Титов рассматривают мораль как важнейшее условие жизни со смыслом.

Индикатором духовного пробуждения (тоски по осмысленности, недовольства тем, что есть, жажды божественного и прислушивание к зову из «иного» мира) в советском обществе с 60-70-х годов было искусство, которое изображало человека в поиске «большого смысла» бытия, вечной правды. Настроение духовного поиска и возврат к традиции объединяла театр на Таганке, фильмы А.Тарковского, Л.Шепитько, В.Шукшина, литературное творчество Ю.Трифонова, А.Вампилова, В.Распутина, песни Б.Окуджавы, В.Высоцкого.

В философской среде духовные искания проявились в популярности экзистенциализма с его отказом от социологизма и утверждением первичности свободы и ответственности личности. Культурно-историческим интересом к вере отмечены философские труды Г.Майорова, С.Аверинцева, М.Мамардашвили, А.Лосева. Показательна в этом отношении книга Н.Н.Трубникова, отмечавшего своё «тематическое асинхронное единство» с русскими религиозными философами, обратившимися в начале ХХ века к проблеме смысла жизни, и рассматривавшего её не как сугубо этическую, но как философско-антропологическую и религиозную одновременно: смысл жизни – в духовном преодолении смерти и временности.

О возросшем интересе к проблеме смысла жизни вообще и к христианской её трактовке, в частности, свидетельствовали ряд сборников статей, вышедших в 90-х годах. Наряду с христианской интерпретацией смысла жизни появляются оккультно-теософские трактовки. Характерным исследованием в этом направлении является монография И.В.Вишева. С материалистических позиций,  дополненных «философией общего дела» Н.Фёдорова, но очищенной от его религиозных «непоследовательностей», автор исследует отношение к смыслу жизни и смерти К.Леонтьева, В.Соловьёва, С.Булгакова, П.Флоренского; при этом их оценка тезиса «жизни ради жизни» как бессмыслицы Вишевым не разделяется.

К наиболее значимым по нашей теме источникам принадлежат работы, способствовавшие разработке методологической и проблемной (аспектной) базы настоящей диссертации, оказавшие влияние на позицию автора. В значительной степени это относится к статьям  Н.К.Гаврюшина, в которых давался обзор основных тем, понятий, образцов рассуждений, имён, теоретических источников, этапов формирования концепции. А.Ф.Замалеев в очерке русской этической мысли в каждой эпохе её развития выделяет характерный метафизический принцип, отношение к миру как образ культуры и как движущую силу морального учения - понимание смысла жизни как высшей ценности, служение которой составляет предназначение человека и призвание народа. В.Г.Безносов существенно дополняет этот анализ, обратившись к проблеме нравственного смысла жизни в русской философии конца XIX века, которая развивалась в оппозиции к морали утилитаризма и преимущественно социально-политическому решению духовно-нравственных проблем.

Анализу общефилософских и мировоззренческих оснований концепции смысла жизни в русской философии способствовало изучение некоторых других работ, которые явились теоретической базой данной диссертации.   Это относится, прежде всего, к книге И.И.Семаевой, в которой характерное для отечественной философии стремление к постижению «скрытых глубин сущего» рассматривается в системе православно-догматических координат, основополагающих идей онтологии, космологии, антропологии. Принципы и понятия русской религиозной философии, изученные и представленные И.И.Семаевой, оказались ключевыми и для концепции смысла жизни.

Особое место в ряду теоретических источников занимают работы, посвящённые изучению метафизических идей русских мыслителей. В их числе труд Е.Н. Некрасовой. Следуя отечественной традиции, автор излагает религиозно-метафизическую концепцию природы и назначения человека, основ его познания и самих истоков философской мысли. В работе В.И.Красикова выбор смысла жизни трактуется как метафизическое самоопределение человека; даётся типология самоопределения в терминах онтология имманентная - онтология трансцендентная; выделяются основные проблемы (аспекты).

Работа Е.Н Грунт для нашего исследования представляла интерес с точки зрения методологии анализа в аспекте основных парадигм смысла жизни и их вариантов в истории философии, анализом уникальности христианского подхода. Автором даются различные толкования категории «смысл жизни человека», выявляется диалектический характер этой категории и смежных с ней понятий. Обоснование центрального положения вопроса о смысле жизни человека в философской рефлексии Нового времени придаёт исследованию необходимую целостность - единство исторического и логического подходов.

С точки зрения содержательного определения сути христианского подхода к смыслу жизни, что составляло мировоззренческую основу концепции смысла жизни в русской философии, для диссертанта важна была книга А.И.Осипова и статья Л.Венцлера, в которой из всего многообразия идей выделяется только логика движения мысли русских философов относительно понятия «смысл жизни». Наиболее ценно в этом исследовании установление связи логического, нравственного и религиозного уровней. При этом переход с одного уровня на другой удачно представлен немецким философом как трансцендирование, предполагающий в качестве теоретико-методологического принципа диалогичность, свободное отношение к общезначимой истине и общечеловеческим (в его понимании - божественным) ценностям.

Определение теоретико-методологических основ диссертации предполагало выявление специфики русской религиозной философии и значимости проблемы смысла жизни, проведение периодизации формирования концепции смысла жизни, а также определение принципов исследования, понятийного каркаса и аспектов концепции. В фундаментальных исследованиях по истории русской философии В.В.Зеньковского, Н.О.Лосского, С.А.Левицкого, Н.А.Зернова, Ф.А.Степуна, Н.А.Бердяева, Г.Г.Шпета, а также в философско-богословских трудах Г.В.Флоровского, В.Н.Лосского специфика русской религиозной философии обосновывается в преимущественном интересе к экзистенциально-метафизической проблеме. Знание о мире в целом как главную познавательную задачу философии Н.О.Лосский связывает с мировоззренческой - религиозным открытием его основы и высшего смысла мирового бытия. Важно отметить, что преимущественное внимание этих историков русской философии уделялось метафизике, в меньшей  - социальной философии и философии истории, в которых конкретизируется проблема смысла жизни русского человека, а вместе с этим и соответствующие пласты многогранного творчества Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова, Б.П.Вышеславцева, Ф.А.Степуна, И.А.Ильина, С.Л.Франка, Г.В.Флоровского, Г.П.Федотова. Следуя принципу исторической конкретности и для достижения необходимой целостности, автор диссертации обратилась к анализу этих аспектов концепции. 

Заслуживает внимания позиция И.И. Евлампиева, который религиозную  специфику русской философии расценивает как недостаток, причину «вторичности и не оригинальности мировоззренческих принципов». Достоинство усматривается в трансцедентальности, а не трансцеденизме исходных принципов. Не разделяя резкость подобных высказываний, на этой позиции настаивает и Т.Г. Щедрина, основываясь на творчестве Г.Г. Шпета. Принимая во внимание своеобразие концепции последнего, мы позволим себе не согласиться с этими утверждениями, как и с аналогичной трактовкой творчества Достоевского, ссылаясь на самоопределение русских религиозных философов. В этом утверждении диссертант согласна с В.И. Гидиринским, М.И. Дробжевевым, В.М. Сабировым. Для нашего исследования данные работы представляли интерес обращением к основаниям русского национального духа и культуры, обоснованием антропологической и социально-этической проблематики как главной, реализма в понимания смысла жизни русскими религиозными философами. Тематическая центрированность русской философии вокруг проблемы Смысла и Слова, выражающего смысл, как архетипа культуры и как первоосновы Бытия отмечается в упомянутой книге Т.Г. Щедриной.

Решению задачи периодизации процесса формирования концепции смысла жизни, выявлению общей творческой эволюции русских религиозных философов первой половины ХХ века от к марксизма к идеализму и христианству способствовал анализ в Словаре авторских статей А.А. Ермичева, В.Л. Курабцева, В.В. Сапова, М.В. Романенко, М.Н. Грецкого, Н.Г. Федоровского, Л.Е. Шапошникова, А.И. Болдырева, В.Н. Жукова, В.И. Кураева, Л.В. Фирсовой, П.П. Апрышко, С.М. Половинкина, А.И. Кырлежева и др., статьи В.Н. Назарова . Опираясь на эти исследования, диссертант утвердилась в правильности выявленных ею периодов формирования концепции смысла жизни: довеховский (до-концептуальный) и концептуальный - веховский и послереволюционный (эмигрантский). Отметим ценность уточнения А.А. Ермичевым, который расцвет русской философской мысли ставит в соответствие с осмыслением трёх русских революций начала ХХ века, а 1914-1922 годы рассматривает как переломный момент этого периода, когда сама катастрофичность жизни вынуждала перейти от проблем философской антропологии (и психологии) к духовным основам общества, к «русскому мировоззрению» в единстве смысла и образа жизни. 

Важный материал для определения принципов, аспектов и понятийного каркаса проблемы смысла жизни содержится в общефилософских работах.

В числе работ, в которых рассмотрены идейно-теоретические и социально-исторических предпосылки концепции отметим те, в которых  идеи о смысле жизни основаны на изучения философско-этического творчества Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, В.И.Несмелова, М.М.Тареева, русских философов конца XIX века. В них этика как «жизнеучение» представлена  одним из основных направлений русской мысли. Проблемы свободы воли, влияние кантовского морализма и его преодоление в метафизическом обосновании морали, типологизация этических учений в зависимости от понимания смысла жизни, счастья выходит на первый план. Особого внимания заслуживают работы, посвящённые изучению творчества В.Соловьёва, в котором присутствуют все аспекты концепции смысла жизни, кроме того, наиболее важные его идеи получили своё развитие в работах русских религиозных философов первой половины ХХ века. Именно так представил творческую биографию Соловьёва А.Ф.Лосев, обратив внимание на диалектическое единство смысла жизни личности и общества в достижении цели мирового процесса – Царства Божия как совершенного нравственного порядка.   

С точки зрения выявления социально-исторических условий формирования концепции смысла жизни диссертант использовала те работы, в которых представлено влияние идейной борьбы и революционных событий на стремление религиозных философов вернуть Россию к истинным, «вечным основам». С методологической точки зрения для нас важны те работы, в которых отмечаются разногласия по этому вопросу среди самих русских религиозных философов. К.М. Долгов, И.Б. Роднянская, Т.Ю. Сидорина исследуют, как политический кризис России начала ХХ века повернул русскую философскую мысль от марксизма к теологии и эсхатологии, к смысложизненным вопросам, отмечая при этом особое влияние русской классической литературы. В рамках «русской идеи» представлено противоборство двух направлений в развитии русской общественной мысли - революционной и религиозно-философской, причём доминирование первой рассматривается как причина особого трагизма русской истории, раскола на два идейно-политических направления, образа и смысла жизни (христианского и антихристианского),  социокультурных типов личности.

Влияние революции 1917 года на оценку русскими религиозными философами коммунистической идеологии как особой трансформации христианского смысла жизни наиболее полно представлено в монографии Г.Н. Митрофанова. О.Д. Волкогонова  рассматривает проблему смысла человеческого существования в творчестве Г.Федотова, С.Булгакова, Н.Бердяева, И.Ильина на фоне различного отношения их к социализму, к русской идее, понимания особенностей национального русского характера. В диссертации также используется в качестве методологического принципа историко-философского исследования полемическая заострённость русской религиозной философии против идеологий, противостоящих христианскому смыслу жизни.

К третьему структурному разделу относятся работы современных авторов, в тех или иных аспектах рассматривающих проблему смысла жизни в русской религиозной философии. Их изучение способствовало выявлению логики и методологии анализа проблемы смысла жизни, её категориального пространства. В рамках гносеологического аспекта концепции диссертант исследовала те работы, в которых проблема смысла жизни в русской религиозной философии рассматривается в зависимости от религиозных оснований – веры в Истину, нравственного переживания жизни в мире как блага и цели деятельности в соответствии с идеалом, Правдой. В них проводится типологизация смысла жизни в зависимости от типологии веры, в качестве главного принципа определяется онтологизм, утверждающий возможность достижения полноты бытия, в противовес одностороннему рационалистическому принципу противоположения познания бытию. Подчеркнём, что этот принцип, в свою очередь, осуществляется именно в экзистенциальной установке, направленной на познание смысла жизни. Сошлёмся на книгу К.М.Антонова , в которой прослежено развитие основных категорий религиозного сознания в русской философии религии в связи с представлением о подлинном бытии человека.

Космологический аспект получил развитие в работах, в которых рассматривается религиозно-философское течение русского космизма и его смысложизненное наполнение в триаде отношения Бог – человек - мир. В них экзистенциальный пласт изучен в основном в плоскости многоаспектного понимания принципа софийности мироздания, богочеловечности бытия человека, судьбы телесности и преодоления смерти (на примере творчества В.Соловьёва, С.Булгакова, П.Флоренского, В.Зеньковского, С.Франка, Н.Лосского и др). А.В.Антонович выявляет принципиально новый подход В.Зеньковского к решению вопроса о софийности мира («светлый космизм») и его значение для антропологии в целом; метафизику тела и необходимость аскезы в философии Керна для целостного развития личности. Н.К.Гаврюшин исследует эстетические взгляды Булгакова, Флоренского, Ильина, связывая их с религиозной антропологией. Е.В.Лебедева раскрывает онтологическую значимость человеческого тела, его причастность к бессмертию, а также практическую значимость в хозяйстве, художественном творчестве. Ю.А. Чуковенков в русле антропологизации русского православия изучает творчество В.Зеньковского, В.Несмелова, С.Булгакова, Б.Вышеславцева в единстве сотериологии, антропологии, этики, теологии. В рамках религиозной картины мира и понимания космоса как «живого» мироздания, с позиций теоантропокосмизма, характерного для русской философии, расширялись рамки понятия «жизнь» и его методологические возможности в сопоставлении органических и механических подходов к бытию человека.

Проблема смысла жизни человека традиционно относилась к сугубо нравственной сфере. Среди общетеоретических работ, в которых представлены принципы обоснования нравственного смысла жизни, наиболее значима работа Ю.М. Стрельца. Основываясь на традиции русской религиозно-этической мысли, проблема сущности морали (сведённая к противоречию между сущим и должным) и смысла человеческой жизни рассматриваются им как взаимообусловленные. Однако нельзя согласиться с апелляцией при этом к кантовской этике, диалоговым отношениям человека с безличным Абсолютом.

Именно на содержательном подходе к сущности морали и нравственного смысла жизни настаивает В.Свешников, полагая, что новозаветные нравственные установления имеют антропологический характер С методологической точки зрения представляет интерес системный подход к проблеме человеческого существования, связывающий антропологию (метапсихологию), этику и трансцендентную аксиологию -  учение о цели и смысле жизни, конкретизированное в социальном и историософском аспекте (национальная личность). Раскрывая трагедию свободы и мирской нравственности, авторы исследуют обоснование морали в русской религиозной этике, «сверхмораль» евангельских заповедей, обеспечивающие в динамике свободного преодоления «больного» греховным эгоизмом сознания полноту личностного бытия, что и составляет предназначение, смысл жизни. С другой стороны, нравственный смысл жизни достигается в обращении к Смыслу - первопричине и конечной цели всего сущего, в выборе человеком качества всей своей жизни, что есть не столько как нравственный, сколько религиозный выбор. Анализируя этические системы русских философов, авторы смыкают нравственные и экзистенциальные категории.

Так, в исследовании Н.В. Плетнёвой делается вывод о «сверхморализме» русской религиозно-этической мысли, обращённой к первопричинам и конечной цели всего сущего. На примере этики Н.Бердяева исследуются категории: смысл жизни, творчество, любовь, свобода. Н.В. Пономарёв антропологическую проблематику в религиозной философии П.Флоренского рассматривает с учётом духовно-нравственной самоорганизации личности, что и составляет предназначение, смысл жизни. На этом пути человек определяется уровнем «лика – лица – личины». О.С. Попова, анализируя концепцию трагического в творчестве И.Ильина, приходит к выводу, что понять трагедию – значит раскрыть смысл жизни человека, русской культуры. А.А.Самохина на примере этики И.Ильина через категории цель, высшие ценности, высшее благо  заключает, что для Ильина высшей ценностью была духовная жизнь человека и его достоинство как личности, творящей красоту, делающей добро, раскрывающей истину.

Социально-философский и историософский аспекты концепции нашли своё отражение в анализе В.Х. Болотокова и А.М. Кумыкова размышлений русских философов о судьбе России, особенностях русского характера, модификациях русской идеи в социализме и коммунизме, в утверждении взаимосвязи на религиозной основе экзистенциальных и социальных вопросов, что определяет единый национально-духовный уклад и смысл русской истории. В исследовании М.И. Горидько историософской концепции русских религиозных философов противоречия русского национального характера объясняются верностью онтологическому ядру, религиозной основе, определяющей единый национально-духовный уклад; отрыв от этой основы объясняет кризисы, смуты русской истории. В работе Т.П. Довгий определённый интерес представляет раскрытие смыслообразующего значения культуры в теории конкретно-исторического процесса. В книге А.И. Дырина и И.А. Дырина изучена патриотическая идея И.Ильина в аспекте христианского правосознания и духовного самоопределения. Л.Е. Шапошников анализирует наиболее характерные тенденции в русской религиозной философии истории на примере концепций истории В.Соловьёва, Н.Бердяева, П.Флоренского, С.Булгакова, М.Тареева: определение движущих сил исторического процесса, его конечных целей, социального идеала.    

Таким образом, проблема смысла жизни и особенности её решения в русской религиозной философии всегда находились в поле  внимания отечественной философской мысли, а в последние годы стали одной из центральных тем, инициирующих её развитие. В наше время данное направление философского поиска переживает новый период активности, обусловленный потребностями гносеологическими, аксиологическими, социокультурными.  Кроме того, проблема смысла жизни не может считаться раз и навсегда решённой, поскольку её решение зависит от мировоззренческих принципов, гносеологических оснований, конкретно-исторических обстоятельств.

Обзор имеющейся литературы позволяет сделать следующие выводы: в современной отечественной философской мысли интерес к проблеме смысла жизни и её решению в русской религиозной философии возрастал. Несмотря на то, что в огромном массиве исследований затрагивались те или иные понятия, аспекты, целостная концепция смысла жизни в русской религиозной философии конца XIX – первой половины ХХ века не стала ещё предметом самостоятельного исследования,не выделена как направление в русской философской антропологии, - большинство работ касаются только отдельных её сторон или  персоналий и не имеют концептуального характера. В свою очередь, за последние 15-20 лет общефилософские и этические исследования по проблеме смысла жизни человека, имея обобщающий характер, не опирались на отечественную философско-религиозную традицию, объединяясь с другими философскими школами, с которыми русская философия расходится принципиально. Это объясняет необходимость в концептуальной работе, посвящённой проблеме смысла жизни человека с опорой на русскую философию, в возврате к традиции, которая, как и всякая традиция, носит жизнесберегающую направленность.

Состояние изученности концепции смысла жизни в русской религиозной философии в современной отечественной философии, её актуальность определили выбор объекта диссертационного исследования, его предмета, целей и задач.

Объект исследования - русская религиозно-философская мысль конца XIX – первой половины ХХ века.

Предмет данной диссертационной работы - концепция смысла жизни в русской религиозной философии, которая получила наибольшую разработанность в конце XIX – в первой половине ХХ века.

Цель исследования: осуществить историко-философский анализ развития русской религиозно-философской мысли конца XIX – первой половины ХХ века, приведшего к созданию концепции смысла жизни благодаря творческому осмыслению великих исторических событий указанного периода.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  1. Проанализировать методологические и идейно-теоретические основы решения проблемы смысла жизни в русской религиозной философии.
  2. Выявить социально-исторические предпосылки формирования концепции смысла жизни в русской религиозной философии.
  3. Проанализировать гносеологический аспект концепции - условия познания смысла жизни.
  4. Проанализировать космологический аспект концепции - смысл бытия мира и человека.
  5. Раскрыть нравственный  смысл жизни человека в концепции русских религиозных философов.
  6. Проанализировать социальный и историософский аспекты концепции смысла жизни человека.

Теоретико-методологические основы исследования определяются приверженностью автора к религиозно-идеалистическому пониманию бытия человека, которое получило своё классическое выражение в отечественной религиозно-философской мысли XIX-XX вв.

Эта установка позволила использовать в диссертации философские методы, прежде всего диалектику в её идеалистическом варианте в значении «научного развёртывания мысли» (Гегель) в единстве принципов развития, исторического и логического, восхождения от абстрактного к конкретному, причинно-следственной связи (детерминизма), системности, а также устойчивости, неизменности сущностей, гармонии, локально-единичным (конкретно-личностным) подходом к объективной реальности. На этой основе в диссертации выявлены закономерности философского процесса, обусловленность концепции философской традицией, зависимость развития философской мысли по этому вопросу от остроты социально-политических и духовно-нравственных противоречий в российском обществе в конце XIX – начале ХХ века. Следуя принципу историзма, автор использовала методологическое сопоставление «довеховского» периода развития концепции смысла жизни с последующим, переломным моментом которого был революционный процесс в России (1917-1922 гг.), и тем самым достичь единства исторического и логического. 

Используя принцип системности, автор решала задачу реконструкции концепции смысла жизни в русской религиозной философии как взаимосвязи элементов (аспектов) в системе отношений человек-мир-Бог. Системный подход применялся и к исследованию процесса формирования концепции, этапов её развития, и к соединению в единое целое различных моделей (типов) понимания смысла жизни.

Исследование ценностно-смысловых параметров личности и культуры обусловило использование дескриптивного метода феноменологии, описывающего сознание, конституирующего смыслы, наш образ мира, и герменевтического метода для реконструкции духовных явлений в системе соответствующих категорий, культурно-исторической интерпретации и текстологического анализа. В герменевтике базовой является идея «духовной реальности» в том значении, которое ей придавали С.Франк, И.Ильин и другие русские религиозные философы.   

В ряду специальных методов, выработанных в сфере историко-философской науки и использованных в диссертации, следует назвать: аналитический метод реконструкции философских концепций через выявление фундаментальных установок и особенностей «философских миров» их авторов; синтетический метод сравнительного анализа в сопоставлении различных подходов в трактовке данной темы, с учётом общей эволюции мировоззрений философов с последующим историко-философским синтезом, что позволило найти общее и особенное в концепции смысла жизни, традиционность и новаторство, в конечном итоге – достичь объективности исследования. Изучение опытно-мистического пути обращения к Истине каждого представителя русской религиозной философии предполагало использование биографического метода.

Разработке историко-философской методики анализа источников способствовало изучение монографии А.И. Дырина, обосновавшего правила аргументации, трактовки суждений, «реконструкции» и цитирования, раскрытия смысла терминов и образов.

Правомерность использования автором понятия «концепция» обосновано современным его пониманием в философской науке, что отражается в следующих позициях: 1) равнозначность понятию «история философии»: историко-философские концепции есть теоретические модели закономерностей развития философии, трактовки объективной истории философской мысли, что и делает историю философии наукой; 2) концептуальность как системность, единство: русская религиозная философия отличается определённым способом понимания, трактовкой смысла жизни, имеет руководящую идею (трансцедентизм), в содержании которой выражается сущность религиозно-идеалистического мировоззрения. Поэтому для автора было совершенно оправдано обратиться к реконструкции этой концепции; 3) по определению, коммуникативная природа концепций, в  отличие от теоретической завершённо-дедуктивной формы построения, не исключает, но предполагает присутствие «философских миров» отдельных представителей указанного направления, как «архипелаг островов» единого смысла и не противоречит утверждению о принадлежности их к одной концепции.

Источниковой базой диссертации были труды В.С.Соловьёва, К.Леонтьева, В.В.Розанова, Н.Я.Грота, А.И.Введенского, Н.И.Кареева, Л.М.Лопатина, С.Н. и Е.Н.Трубецких, Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова, С.Л.Франка, П.А.Флоренского, И.А.Ильина, Л.И.Шестова, П.Б.Струве, Б.П.Вышеславцева, Г.П.Федотова, Ф.А.Степуна, Н.О.Лосского, В.В.Зеньковского, Г.В.Флоровского, а также богословско-философские сочинения М.М.Тареева и В.И.Несмелова, литературное и философско-публицистическое творчество Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого. 

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, шести глав и заключения.

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, степень её изученности, определяются цель и задачи.

В первой главе «Идейно-теоретические предпосылки формирования концепции смысла жизни в русской религиозной философии» решается соответствующая задача определения этих предпосылок. С этой цельюв первом параграфе «Методологические основы исследования» даётся определение понятий «смысл» и «смысл жизни», устанавливаются принципы и методы исследования, которые вытекают из особенностей  религиозно-философского подхода к смыслу жизни; определяется отношение религиозно-идеалистической православно-христианской концепции русских философов к другим подходам к смысложизненной проблеме, прежде всего, к позитивистско-натуралистическому; исследуется логическая обоснованность христианского решения. 

Во втором параграфе «Проблема смысла жизни в русской культуре» и в третьем параграфе «Проблема смысла жизни в философской и философско-богословской мысли Росси на рубеже XIX-XX веков» проводится анализ принципов, характерных для русской духовности. На основе исследования идей Г.Сковороды, А.Радищева, масонства, святителя Тихона Задонского, Паисия Величковского определены основные типы отношения к миру (что составляет содержание проблемы смысла жизни человека), характерные для XVIII века и получившие дальнейшее развитие в XIX и в начале ХХ века в творчестве В.Г.Белинского, Н.В.Гоголя, А.И.Герцена, Н.Г.Чернышевского, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, Л.М.Лопатина, В.В.Розанова, Н.Я.Грота, А.И.Введенского, Н.И.Кареева, В.С.Соловьёва, В.И.Несмелова, М.М.Тареева в рамках оппозиции трансцендентный - имманентный «парадигм» (алгоритмов) смысла жизни человека, с некоторой степенью условности называемые линиями Достоевского, Чернышевского и Толстого. Прослеживается, как в процессе своего развития религиозно-философская мысль, преодолевая просветительство, морализм, позитивизм, пантеизм, приходила к обоснованию православно-христианской позиции в единстве антроподицеи, теодицеи и культуродицеи.

Во второй главе «Социально-исторические предпосылки концепции: критический анализ русскими религиозными философами утопического смысла жизни в теории и практике революционной интеллигенции» изучено влияние политической и идеологической борьбы в русском обществе на формирование концепции смысла жизни, что отражено в сборнике статей «Вехи» и других работах, в которых даётся характеристика мировоззрения революционной интеллигенции, раскрывается иррационально-религиозная, смысложизненная основа социалистических идей, культурно-исторические условия формирования утопического сознания. Проанализирована оценка русскими религиозными философами противоречивого смысла Октябрьской революции как главного события русской истории ХХ века.

В третьей главе «Гносеологический аспект концепции смысла жизни» выясняются позиции русских религиозных философов относительно возможности рационального познания смысла жизни человека: условий, цели и предназначения познавательной деятельности, отношение к различным теоретико-познавательным стратегиям, обоснование необходимости верующего разума как пути богопознания и самопознания в достижении достоверного знания об истинном Смысле.   

В четвёртой главе «Космологический аспект концепции: смысл бытия мира и человека» исследуется картина мира, открывающаяся верующему разуму русских философов. Поиск ответа на вопрос о смысле мирового бытия находится в плоскости проблем происхождения мира, его развития, природы и предназначения человека в перспективе его смерти или бессмертия, в противопоставлении принципа креационизма эволюционизму.

В пятой главе«Нравственный смысл жизни человека» анализируется обоснование русскими религиозными философами нравственности духовностью – смыслом жизни, их представление о месте нравственных норм и добродетелей, в которых выражается правильное отношение к счастью, страданию, смерти.

Шестая глава «Социальный аспект концепции смысла жизни» раскрывает взаимосвязь смысла жизни личности и народа (общества).

В первом параграфе «Служение обществу как смысл жизни» исследуются взгляды религиозных философов на связь смысла жизни личности с образом жизни (трудовой деятельностью), укладом (семьёй, общественно-государственным устройством), рассмотренной через призму категории «служение».

Во втором параграфе дан анализ русскими религиозными философами советского смысла и образа жизни как некоей тоталитарной «анти-утопии» на основе оценки ими тенденций развития экономики, социальных отношений и культуры.

В третьем параграфе «Смысл жизни человека в контексте национальной и мировой истории» раскрыты историософские идеи русских философов, утверждавших связь понимания человеком цели собственного существования с достижением конечной цели человечества, а также местом русского и других народов в этом процессе.

В Заключении подводятся итоги исследования, определяется его теоретическая и практическая значимость.

Научная новизна работы:

1. В результате историко-философского анализа определена особенность религиозно-философской трактовки смысла жизни в русской философии, заключающейся в целостности, универсальности, включающей все аспекты бытия человека, в единстве смысла, образа, уклада жизни и типа личности. Выявлена идейно-теоретическая обусловленность концепции смысла жизни православно-христианской (трансцендентной) культурной традицией, раскрыто место русской религиозной философии в идейной борьбе с противостоящими ей позитивистско-натуралистической (имманентистской) и отвлечённо-религиозной, идеалистической (трансцедентальной) линиями.

2. Определены социально-исторические условия формирования концепции смысла жизни в русской религиозной философии, связанные с идейным противостоянием деятельности религиозной и революционной интеллигенции, осмысленная как борьба принципиально различных подходов к смыслу жизни человека. Тем самым в теоретическом исследовании была определена взаимосвязь двух частей концепции – критической и позитивно-апологетической, представлена целостная логико-метафизическая (вертикальная) и историко-философская (горизонтальная) реконструкция основных идей концепции смысла жизни.

3. Проанализирован гносеологический аспект концепции – выявлена особенность православно-христианской гносеологии русских философов – цельность как единство самопознания и богопознания, истинного знания и праведной жизни; раскрыты условия познания истины о смысле жизни в ситуации экзистенциального кризиса, характеристики (категории, аксиомы) духовного опыта, веры как смысложизненной конструкции, принципы решения проблемы смысла жизни человека - халкидонский догмат, синергия, освящение жизни в Церкви.

4. Выявлено, что смысл жизни человека в мире связывается в русской  философии с религиозно-идеалистическим пониманием бытия как полноты жизни вечной, в достижении которой состоит призвание человека; с христианской картиной мира, осмысление которой обусловлено креационной идеей; с пониманием сущности человека как образа Божия, целостно-иерархической его природы и творческого назначения; с утверждением правильности аскетического отношения к природной жизни.

5. Раскрыто нравственное содержание смысла жизни и понимание христианской нравственности как процесса самотворчества личности в свете евангельских заповедей, устанавливающих правильное отношение к миру. Выявлено смысложизненное значение основного противоречия морали, объединения в заповеди любви нравственного смысла жизни и смысла нравственности, цели и средств, этики счастья и долга, что обосновывается в русской философии христологически, экклезиологически и аскетически.

6. Выявлено, что основополагающее положение русской религиозной философии о достижении единства личности и общества в принципе служения, реализующем нравственный смысл жизни человека, его долг, обусловлено приоритетом вечных духовно-нравственных ценностей. Выявлен теоретический вклад отечественной философии в критический анализ сущности идеократического государства, искажающем смысл жизни человека в обществе.

Раскрыты принципы понимания истории русскими религиозными философами (эсхатологизм, провиденциализм, иррациональность), в которых устанавливается зависимость всех исторических событий от человеческой свободы, смысложизненного самоопределения. Определён подход к периодизации истории в соответствии с приматом в обществе культуры или цивилизации. Исходя из этого, конкретизирован смысл жизни в контексте определения смысла национальной и мировой истории человечества в движении к всеобщей цели - Царству Божьему. Обоснование основных положений, выносимых на защиту

Из проведенного в диссертации исследования источников автор приходит к следующим теоретическим выводам, оценкам, практическим рекомендациям.

I. В результате историко-философского анализа определена обусловленность концепции смысла жизни в русской философии православно-христианской (трансцендентной) культурной традицией с характерной для неё целостностью, включающей все аспекты бытия человека, в единстве смысла, образа, уклада жизни и типа личности. Формирование концепции смысла жизни проходило в идейной борьбе с противостоящими ей позитивистско-натуралистической (имманентистской) и отвлечённо-религиозной, идеалистической (трансцедентальной) линиями.

В истории философии смысл жизни соотносился с проблемой  предназначения человеческой земной жизни. При этом обычно различают два концептуально выраженных подхода: в ценностях земного бытия (имманентный) и в неких запредельных (трансцендентных) ценностях. Используя классификацию мировоззрений Н.Лосским, Б.Вышеславцевым, В.Зеньковским, автор диссертации проводит типологизацию подходов к смыслу жизни, акцентируя уникальность трансцендентного подхода, присущего последователям Достоевского и В.Соловьёва. Этой линии в таком случае противостоят различные имманентистские системы с характерным эволюционизмом, рационализмом (объясняющим непрерывность эволюционных переходов), прогрессизмом, умалением или отрицанием онтологического смысла человеческой жизни и смерти. Кризисное состояние новоевропейской цивилизации объяснялось русскими религиозными философами подменой абсолютного блага божественной жизни относительными земными ценностями, которые оказались недостижимы по причине рассогласованности личного интереса и общего блага в условиях ослабления или утраты стремления к абсолютному благу.

Общий подход в концепции смысла жизни – обоснование онтологического единства личности и общества, что представлено во взаимосвязи категорий смысл жизни (высшая ценность-цель), образ жизни (культура), уклад жизни (государство и семья) и психотип личности (сплав характера и мировоззрения). В диссертации выявлена оригинальность позиции русских религиозных философов, проявившаяся в возврате к христианским принципам, философски интерпретированным в категориях Богочеловечества, софийности, всеединства, в которых выражалось стремление к грядущему объединению Божественной полноты с миром в символе Креста, в котором они видели разрешение трагедии бессмысленности «одномерного» бытия.

Религиозной тотальности методологически соответствует целостный когнитивно-ценностный подход, который подтверждается категориальным пространством проблемы смысла жизни:  1) природа, сущность чего-либо; 2) разумное основание, оправдание; 3) потенциальность; 4) идеальное содержание вещи (идея); 5) цель, назначение; 6) одухотворение тела для достижения посмертного воскресения (Флоренский); 7) центр, средоточие; 8) метафизическая глубина; 9) закон, порядок, строй  (Премудрость); 10) Бог, как самая подлинная и глубочайшая Тайна бытия, Христос, Боговоплощение; 11) совершенство, красота как воплощённый смысл, икона; 12) благодатный свет; 13) вечное благо бытия как полнота жизни; 14) софийное единство (тождество) бытия и мышления; 15) Логос (Loqos-ность), всеединство, вселенская связь мира с Высшим бытием; 16) мудрость, тайна Божия; 17) освящёность (посвященность Богу), обожение человека, святость; 18) молитвенное делание; 19) крест, крестоношение; 20) Литургия; праздник, радость;  21)любовь - полнота радости, блаженство и счастье; 22) конец, предел роста (эсхатологизм), Страшный суд как окончательное раскрытие смысла - суд, суждение, оценка; 23) вечность, Царство Божие; 24) догмат, раскрывающий истину о Боге; 25) духовность как качество жизни.

Проведенное исследование показало, что в ту или иную эпоху русской истории проблема смысла жизни человека,  представление о высшем благе - сверхцели получает различное решение, но определяющим является период становления и расцвета русской цивилизации (X-XVII вв.) и основных принципов отношения к миру, характерных для русской духовности. Прежде всего – это идеал святости жизни, аскетическое отношение к миру, утверждение необходимости и возможности его духовного преображения. В философской терминологии этот принцип представлялся как «мистический реализм», принимающий эмпирическую реальность, но онтологически и аксиологически рассматривающий её иерархически подчинённой божественной.

В петровские времена появился раскол в целостном отношении к миру, что обнаружилось в существовании церковной, православно-христианской философской мысли, которой противостояли: протестантствующий (деистический или атеистический) натурализм и утилитаризм государственной пользы; не церковный мистический натурализм и морализм.

В XIX веке эти тенденции получили дальнейшее развитие и оформление в рамках оппозиции трансцендентный - имманентный - трансцедентальный «парадигм» (алгоритмов) смысла жизни человека, с некоторой степенью условности называемые линиями Достоевского, Чернышевского и Толстого. В антропологическом и социальном аспектах эта оппозиция нашла своё преломление в противостоянии христианского реализма социалистическому или моралистическому утопизму. Развитие «смысложизненной» проблематики в религиозно-философской мысли России конца XIX – первой половины ХХ века разделяется нами на довеховский и послевеховский. В свою очередь, первый этап включает: 1) противостояние Достоевского революционно-демократической идеологии шестидесятников (70-е годы); 2) статьи и лекции в логико-психологическом аспекте (80-90-е годы); 3) идеи В.Соловьёва о всеединстве и богочеловечестве, придавшие проблеме смысла жизни человека тотальный характер. Следуя этой традиции, концепция получила универсально-синтезирующий характер на богатом конкретно-историческом материале (первая половина ХХ века). Историческим и теоретическим рубежом здесь является выход сборника статей «Вехи» (1909 г.), в котором русские религиозные философы размежевались с революционной интеллигенцией, призывая её к отказу от разрушительнойидеологии, лишённой подлинной смысложизненной перспективы.

 Своеобразная ценность русской религиозной философии видится во взаимодействии и полемике с различными течениями общественного сознания русского общества в конце XIX- начале ХХ века, каждое из которых представляло ту или иную парадигму смысла жизни человека, основываясь на принципах богочеловечества - человекобожества, реализма - утопизма, созидания - революционного разрушения. Разделение целостного  миросозерцания, параллельное существование несовместимых систем ценностей выявило основное противоречие в истории отечественной философской мысли: рассмотрение смысла жизни человека преимущественно как духовно-нравственной (антропологической) проблемы или сведение его к политической борьбе. В качестве ответа «линии Достоевского» на преимущественно социальный подход проблеме смысла жизни придавалась широкая социально-культурная перспектива.

II. Социально-исторические условия, в которых формировалась концепции смысла жизни, были связаны с идейным противостоянием деятельности религиозной и революционной интеллигенции, осмысленным как борьба принципиально различных подходов к смыслу жизни человека и представленным в концепции во взаимосвязи критической и позитивно-апологетической частей.

Следуя установке В.Соловьёва о том, что «недостаточно одного изложения истины, а необходимо и беспощадное обличение неправды», особенно в вопросах смысложизненных, решение которых имеет прямые практические последствия – благополучие или бедствия людей, религиозные философы были озабочены подменой истинного смысла жизни ложно-утопическим. Исходя из этого, смысл жизни определялся ими достаточно тавтологично и заключался в том, чтобы жить осмысленно, храня себя от ложной идеологии. С.Булгаков, Н.Бердяев, С.Франк, И.Ильин, Б.Вышеславцев, Ф.Степун, Г.Флоровский, Г.Федотов в определении природы утопической идеологии  революционной интеллигенции сосредотачивались на изначальной иррационально-религиозной, смысложизненной основе и как таковой противостоящей христианской истине в её полноте. Раскрывая религиозно-утопическую суть социалистической идеологии, они отвергали и её мнимую антитезу - капиталистическую идеологию, буржуазные ценности.

Огромное влияние на развитие концепции смысла жизни оказал феномен большевизма, который оценивался религиозными философами как идеология захвата власти и насильственного управления, игнорирующая историческую Россию, знание которой только и может сделать социальное переустройство успешным. Причину  распространения большевизма И.Ильин, Ф.Степун находили не столько в социально-политической сфере, сколько в духовной – в мировоззренческом расколе общества, превращении значительной части народа в толпу, революционную массу. При сопоставлении с ситуацией в других европейских странах 20-40 –х годов, И.Ильин убеждался в глубоком духовном кризисе и извращении истинного смысла жизни личности и национального бытия в европейском человечестве в целом. Однако в отличие от Европы, реализовавшей религиозный смысл жизни в протестантской трудовой этике и буржуазном предпринимательстве, в русском обществе начала ХХ века, как полагали Г.Федотов, Н.Бердяев, Ф.Степун, П.Струве, сосуществовали пять его типов: 1) религиозно-реалистический 2) религиозно-эскапический 3) религиозно-натуралистический 4) буржуазно- натуралистический 5) революционно-утопический («интеллигентский»). Объединяя первые три, получим: религиозный (с различными оттенками), буржуазно-мещанский (практический атеизм) и псевдо-религиозный, который победил в 1917, просуществовав семьдесят лет. 

Концепция русских религиозных философов получила свою конкретизацию в контексте национальной истории первой половины ХХ веке, центральным пунктом которой была Октябрьская революция. С.Булгаков, Ф.Степун, И.Ильин, Б.Вышеславцев, Н.Бердяев, С.Франк оценивали её как мировоззренческий, духовный раскол, в котором противостояли друг другу противоположные подходы к смыслу жизни человека – христианский и антихристианский; как Высший Суд и в то же время как абсурд и бессмысленность разрушения не только традиционного смысла, но и формы жизни - государства, семейного уклада, национального характера.

 III. В познании полноты смысла жизни русские религиозные философы утверждают: цельность как единство самопознания и богопознания, истинного знания и праведной жизни; экзистенциальный характер условий познания истины о смысле жизни; характеристики (категории, аксиомы) духовного опыта; веру как смысложизненную конструкцию; принципы - халкидонский догмат, синергия, освящение жизни в Церкви.

Общий подход в русской религиозной философии к проблеме познания истины человеческой жизни состоит в утверждении веры как умозрительной конструкция по осмыслению мироздания и жизни человека, исходящей из Истины существования Бога как Первопричины бытия, Абсолютного Блага (сверхцели) и богосообразности человеческой личности, находящейся в поиске смысла жизни. Вера как практика жизни включает нравственную программу с установкой любви, аскетическим отношением к жизненным благам (потребностям) и религиозный культ.

Поиск ответа на главный вопрос человеческой жизни рассматривается как процесс обращения к Богу в кризисной ситуации опытного обнаружения абсурда, бессмыслицы жизни, утраты главных ценностей (жизни, радости, достоинства), крушения привычного образа жизни, надежд на успех и счастье. На основе опыта личного откровения С.Франк, Н.Бердяев, П.Флоренский, С.Булгаков представили динамику духовной жизни как пути обретения смысла жизни. К выводу о взаимообусловленности религиозных и смысложизненных поисков пришёл  И.Ильин, который познание смысла жизни называет «религиозным актом», методом соединения с Богом. В свою очередь, смысл жизни становится содержанием религии. Наряду с религиозным поведением человека в экзистенциальной ситуации, С.Франк, Н.Бердяев, С.Булгаков выделяют и типичные варианты подмены смысла жизни относительными ценностями в позитивизме, прагматизме, гедонизме и идеализме (эскапизме).

В решении проблемы смысла жизни религиозная гносеология отмечена  ориентацией на познание всего того, что составляет духовную реальность. В свою очередь, такое познание предполагает:

- онтологизм: познание истинного смысла жизни есть тождество познающего субъекта с божественным бытием, точнее, приобщение к нему не только умом, но и всем существом, всей жизнью, т.е. постижение верой. Стремление всё сопрягать с Высшим, Абсолютом – Троицей как источником  бытия упорядочивает, направляет и одухотворяет жизнь человека, избавляет от суеты - абсолютизации относительного, временного, которое, напротив, должно обосновываться, «оправдываться» религиозно. Из этого следует: фундаментализм – стремление во всём доходить до начала, конца, сущности и тотальность - способность охватить бытие в целом, мир видимый и невидимый. Смысл понимается как Божий замысел о том, что должно быть, который открывается разуму человека в процессе изучения видимого мира и невидимого (самопознания), являясь «теофанией». Утрата религиозной веры, убеждённости в объективность и силу Правды рассматривается как причина того, что жизнь делается непонятной, фрагментарной и бессмысленной;

- аксиологизм - рассмотрение вопроса о познании смысла жизни человека в аспекте его ценностно-целевой деятельности: субъект познания – целостный человек, в соборном единстве Церкви; познание Христа-Истины приводит к высшей ценности - совершенной, вечной жизни; вопрос о смысле-истине ставится одновременно как вопрос об абсолютной ценности, благе – для человека это сама жизнь в совершенной полноте, в пределе – бессмертная. Существует особый метод познания Истины – в богоподобной (аскетической) любви, в которой средство и цель совпадают. Такая постановка преодолевает рационалистический формализм, поскольку осмысленно-разумной становится не просто целесообразная деятельность человека, но та, которая приводит к абсолютному благу;

- идеальность: идеал – Христос, евангельские заповеди; человек как духовно-нравственная личность; жизнь свободная, вечная, блаженная;

- нравственная обоснованность: важнейшее условие и цель познания смысла жизни - свобода от греха, целомудрие. Грех определяется онтологически как противление Истине, премудрости – данному Богом закону любви, ибо смысл и цель мирового бытия – единение в любви, и познаётся он через любовь, в преодолении обособленного самоутверждения, отчуждённого существования, в которой человек не знает смысла жизни и своего подлинного Я;

- антиномизм - творческость, открытость, непредрешённость, ситуативность, как опытно-религиозный путь, который есть переживание объективной встречи с Христом. В общем, постижение смысла динамично.

IV. Смысл жизни человека в мире связывается в русской  философии с религиозно-идеалистическим пониманием бытия как полноты жизни вечной, в достижении которой состоит призвание человека; с креационной идеей христианской картиной мира; с пониманием сущности человека как образа Божия, целостно-иерархической его природы и творческого назначения; с утверждением правильности аскетического отношения к природной жизни.

Смысл жизни человека в мире связывается в русской  философии с религиозно-идеалистическим пониманием бытия как сверхчувственной реальности, полнотой жизни вечной, в достижении которой состоит призвание человека и связан с ответом на вопрос о происхождении мира, с трактовкой развития или как бесконечной эволюции, или как движения, имеющего начало и конец. В соответствии с телеологическим пониманием  происхождения мира и его развития противопоставляются принципы креационизма и эволюционизма, христианская картина мира как антропоцентричная, системно-иерархичная, софийная, эстетичная эволюционистской картине мира как безличной и потому бессмысленной. Из определения сущности человека как образа Божия, понимания его целостно-иерархической природы следовало утверждение правильности аскетического отношения к природной жизни.

Философски разрабатывая догматические положения православно-христианской космологии, русские мыслители опирались на учение восточной патристики об  идеях – «логосах» как замысле Бога о мире: как нетварные энергии, они  вне  мира, но в то же время являются его нормами, целью, мерой - носителями смысла. Поэтому в мире всё логично, закономерно, целесообразно, причинно (детерминировано). Смысл мирового бытия рассматривается Е.Трубецким, П.Флоренским и С.Булгаковым в русле софиологии – учения о взаимоотношении Бога, человека и мира. София как образ Смысла - Логоса есть вместе с тем божественный замысел, идеальный первообраз, божественные энергии, что выражает идею «мир в Боге». С.Франк усматривает всеединство смысла мирового бытия в первоначале Сущего как источнике жизни, бытия, открываемого в божественных энергиях, разумном «свете славы», к которому человек приобщается своей мыслью. Смысл жизни и место человека в изменчивом, несовершенном мире рассматривается им через призму категорий  временное – вечное, тленное – нетленное, смерть – бессмертие, в судьбе «мирового тела» и телесности человека: всё временное не считается существом бытия, имеющее самостоятельную силу, а лишь его неполнотой и ущербностью.

В решении проблемы смысла жизни человека в мире Б.Вышеславцев, С.Булгаков, Е.Трубецкой, С.Франк исходят из святоотеческой антропологии в понимании сущности и природы человека. Понятие «образ Божий»  представлен ими в нескольких аспектах: гносеологическом (средство богопознания), онтологическом (совокупность качеств, присущих человеческой природе) и нравственно-целеполагающем (подобие). Высоким происхождением и предназначением человека – в творчестве объединять духовный и вещественный миры - объясняется сложность, составность его природы. На основании принципа целостности отвергается как спиритуализм, так и материализм, объясняется цель и смысл жизни - «обожение», святость, в которых  соединяется природное с божественным. Путь к святости одновременно становится «распинанием» естественного эгоистического человека, «себяотвержением». 

Наиболее ярко персоналистические особенности русской философии представлены в творчестве Н.Бердяева, который, подчёркивая сверхприродность, универсальность личности, выделяет два пути для природного индивидуализма: объективация и трансцендирование. Наряду с характерным для Н.Бердяева христианским гуманизмом,  в диссертации отмечается некоторый  романтизм и мистицизм,  противоречивость его концепции.

Смысл земной жизни конкретизируется в проблеме смысла смерти, борьба и победа над ней представляется основной задачей жизни человека. В диссертации она рассматривается под разным углом зрения – познавательным, нравственным и онтологическим. В последнем случае смерть связывается русскими религиозными философами с состояниями телесности человека, решается целостно, антиномично и персоналистично, в контексте определения христианства как религии Воскресения и духовного преображения. Вполне закономерно вопрос о смысле жизни и судьбе телесности перемещается Е.Трубецким, С.Булгаковым, П.Флоренским в эстетическую сферу, в которой этот смысл явлен конкретно-чувственно. Из анализа европейского искусства  выделяется то или иное отношение к телу: аскетическое, натуралистическое и спиритуалистическое.

V. В концепции русских религиозных философов смысл жизни имеет нравственное содержание, а христианская нравственность понимается как процесс самотворчества личности в свете евангельских заповедей, устанавливающих правильное отношение к миру. Решение проблемы смысла жизни связано с выходом из основного противоречия морали между сущим и должным, с объединением в заповеди любви цели и средств, этики счастья и долга, что обосновывается в русской философии христологически, экклезиологически и аскетически.

Из анализа духовной ситуации первой половины ХХ века И.Ильин, Н.Бердяев, С.Франк сделали вывод о господстве зла в России и во всём цивилизованном обществе по причине секуляризации морали и её фактического разрушения в марксизме и ницшеанстве. Эта динамика привела Н.Лосского, Б.Вышеславцева, С.Франка, С.Булгакова, П.Флоренского, Е.Трубецкого, И.Ильина к необходимости обоснования морали абсолютными ценностями, а именно: Бог в Его Троичной жизни, Царствие Божие и личность человека.  Стремление к нравственному смыслу жизни получает в их концепциях онтологический  характер: это есть выстраивание собственной личности в Церкви, в творческом утверждении найденного смысла в делах любви. В заповеди любви утверждается непротиворечивость и полнота христианской этики, объединяющей нравственный смысл жизни и смысл нравственности, цель и средства, побеждающей главное зло – грех и смерть, обессмысливающих существование человека.

В русской религиозной этике отношение к материальному миру, своему телу, другим людям и к Богу, являясь содержанием смысла жизни, представлено в принципе аскетического подвижничества. С этих позиций традиционно критически оценивается этический натурализм в варианте гедонизма, эвдемонизма, утилитаризма с использованием как логических, так и психологических аргументов: нравственность, не ведущая к действительному бессмертию и нетлению как смыслу жизни человека, приводит к безнравственности. Верно и обратное: только бессмертная и нетленная жизнь есть совершенное добро, но она же есть и совершенное благо(получие). Так решается противоречие между деонтологией и эвдемонией, другими словами, между любовью к ближним и любовью к себе.

С.Франк, Н.Бердяев, П.Флоренский, отмечая основные  принципы христианской этики, указывают на парадоксальность переоценки привычных ценностей успешной жизни в соответствии с приоритетным значением сверхчувственного мира, что конкретизируется ими в понимании спасения как несения своего креста, в осмыслении страдания.

Основным нравственно-психологическим препятствием положительного решения проблемы смысла жизни для религиозной философии всегда был  факт активности зла и неизбежность смерти, что явно нарушает всеединство смысла, подвергает сомнению существование благого Бога. Формулируя этот центральный вопрос теодицеи, в диссертации подчёркивается своеобразие христианского понимания бессмертия человека, отличного от идеалистического (точнее, теософского) подхода языческих и монотеистических религий, а тем более от материализма и позитивизма. Своё завершение теодицея получает в рассуждениях П.Флоренского, Е.Трубецкого, Н.Бердяева об аде и рае - эсхатологическом завершении нравственного самотворчества человека, в характеристике ада как эгоцентрического состояния сознания, не достигшего цельности и потому разорванного и фантастического. Если утрата смысла жизни приводит человека, по их логике, в ад, то реализация смысла жизни, достижение «первоценностей» уже во временной жизни переживается человеком как минуты райского блаженства.

Нравственный смысл жизни конкретизируется в добродетелях и нравственном идеале. Основные этические добродетели христианства, которые выражают отношение к жизни и понимание её смысла - смирение, совесть – понимаются Н.Лосским, Н.Бердяевым, И.Ильиным не только этически, но онтологически, как исправление природы человека, обновление и освобождение. В лице Иисуса Христа русскими философами утверждается  онтологическое основание и полнота личности человека. Христианское понимание смысла человеческой жизни соответствует идеалу святого, достигшего цельности души, целомудрия. Нравственное созидание личности строится упомянутыми философами на фундаменте евангельских заповедей, суть которых – смирение и самоотвержение (самоограничение) как условии реализации основных ценностей, определяющих смысл жизни человека: свободы, любви, творчества, счастья (блаженства), бессмертия. Противопоставляя свою позицию секулярной этике, отвлечённой от христианского смысла жизни, они утверждали обоснованность нравственных ценностей в христианстве христологически, экклезиологически и аскетически. Другими словами, обновлённый человек, избавившись от страхов и вожделений, получает возможность бесконечного совершенства, но эта перспектива зависит от его активности, подвижничества.

VI. Выявлено, что основополагающее положение русской религиозной философии о единстве личности и общества в принципе служения как реализующем нравственный смысл жизни человека, его долг, основано на христианской идее соборности, на приоритете вечных духовно-нравственных ценностей. Отклонение от этой нормы - буржуазный индивидуализм и социалистический коллективизм, искажающие смысл и образ жизни человека в обществе, объединяющем ценности семьи, Родины, Церкви.

Принципы понимания истории (эсхатологизм, провиденциализм, иррациональность) устанавливают зависимость исторических событий от человеческой свободы, смысложизненного самоопределения. Периодизация истории осуществляется в соответствии с приматом в обществе культуры или цивилизации. Исходя из этого, конкретизирован смысл жизни человека в контексте определения смысла национальной и мировой истории в движении к всеобщей цели - Царству Божьему.

В концепции русских философов социальная онтология связывается с религиозно-философской антропологией и её принципами: сотворения человека по образу Троицы – не только как личности, но и как социума (семьи); греховной повреждённости как причины социального отчуждения; Церкви как  модели семьи, общества и государства, в которых господствует дух любви и братства.

Принципиальное единство личности и общества как основной вопрос социальной онтологии содержится в идее В.Соловьёва о богочеловеческой природе общества - органическом соборном единстве «мы» в «живой вере» и в идее всеединства - вездеприсутствия абсолютного божественного Духа как основы иерархического единства всех сфер социального бытия. Последователи В.Соловьёва стоят на позиции универсализма, соборности общественного бытия, противопоставляя своё понимание как материалистической (объективистской) его трактовке, так и идеалистической (субъективистской). Смысл жизни личности в обществе – служение общему благу и абсолютному Богу для спасения (Франк).

Классификация сфер социальной деятельности с определением в ней первичного (базисного), смыслового начала решается П.Флоренским с упором на сакральную деятельность, С.Булгаков нравственное начало распространяет на сферу экономики, отвергая социологизм - понимание истории как «естественно-исторического процесса», сведение смысла жизни личности и общества к развитию производительных сил.

Социальный аспект содержания смысла жизни человека как отношения духовного и материального исследуется В.Соловьёвым, С.Булгаковым, И.Ильиным, Н.Бердяевым, П.Флоренским в феномене труда как сферы реализации религиозно-нравственного смысла жизни. Определение ими сущности труда, его функций, условий успешности направлено против  редукционизма концепции трудового происхождения и «деятельностной» природы человека преимущественно как производителя и потребителя благ.  Нами отмечается, что подход к экономической сфере с нравственных позиций исторически оправдан.

Смысл жизни человека реализуется в социальных общностях – в семье и народе, аккумулирующих ценности любви, долга, ответственности. В контексте спасения тема семьи концептуально представлена в философии любви В.Соловьёва, в ортодоксальных взглядах С.Булгакова и И.Ильина на святость христианского брака, в котором достигается целостность человеческого существа, воспитывается личность, способная искать и находить во всём высший смысл. В семейном воспитании И.Ильин делает упор на воспитании патриотизма, который в его концепции становится социальной проекцией смысла жизни. По этой логике, сознательным и истинным патриотом может быть только христианин. Не разделяя родину и государство, И.Ильин обосновывал, что государство – не только политический союз, т.е. «организованная сила» власти и управления, но и духовно-нравственное единство зрелых граждан, обладающих государственным правосознанием и национальной идеей. В свою очередь, государство обязано воспитывать в человеке правильное понимание смысла жизни как служения, поднимая частную волю гражданина на государственный уровень. В таком случае достигается социальный идеал солидарного и справедливого общества, в котором преодолеваются противоречия между властью и народом, индивидом и обществом (государством).

Концепция смысла жизни конкретизировалась в русской религиозной философии на основе оценки революции 1917 года и советского смысла и образа жизни как трагедии, мученичества русского народа, отстаивавшего истинный смысл жизни.

С этих позиций И.Ильин, Н.Бердяев доказывали, что господство утопической идеологии, разрушение основных форм осмысленного существования человека – Церкви, семьи, частной собственности, права проходило в условиях установления особой формы государства – диктаторского (не правового), тоталитарного (псевдо-религиозного) с господствующей кастой чиновников, в котором человек лишался возможности, основания самостоятельно, свободно определять смысл своей жизни и которая неизбежно обессмысливалась под давлением  ложной идеологии. Г.Федотов исследовал эволюцию идеократического государства в СССР и  ревизию социалистической идеи в сторону технократизма в сталинскую эпоху. Так ещё в 20-х годах русские философы, находившиеся за рубежом, предвидели эволюцию коммунистической мессианско-интернациональной идеи, определявшей смысл жизни некоторой активной части общества в 20-х годах, в национально-государственную, технократическую с тенденцией движения к буржуазно-мещанским ценностям, указывая на то, что, несмотря на видимое противоречие, предлагаются, в конечном счёте, одни и те же материальные ценности как высшее благо и смысл жизни человека и общества. Реальную альтернативу этой ложной, по их мнению, системе ценностей они видели в христианском смысле жизни, на котором основывался русский социально-культурный архетип.

Свои выводы они обосновывали на анализе социально-экономической и культурной сфер жизни советского общества, фактах антисоциальности социализма, трагического противоречия между фактической «народностью» власти и антинародностью её политического курса, между видимостью и существом, идеологическими декларациями и реальными жизненными ценностями. Не отрицая несомненные научно-технические достижения советской России, русские философы отмечали их цену, т.е. средства, которые обессмысливали поставленные цели. Исходя из промыслительности русской истории в целом, они делали вывод, что не сами технические достижения, но истина о христианском смысле жизни и приоритете абсолютных ценностей над относительными была оплачена огромными жертвами. С этих позиций советская цивилизация рассматривалась ими как совершенно особая религиозная эпоха русской истории.

Национальное возрождение Г.Федотов, Н.Бердяев, И.Ильин, Ф.Степун связывают с возвращением интеллигенции в Церковь, с «оцерковлением»  культуры, предлагая не просто отбросить всё, что сделано в Советской России, но преобразить начатое с позиций истинного демократизма, что вне христианства неосуществимо. Решающим, таким образом, становится не внешний политический строй жизни, который сам зависит, как доказал И.Ильин, от уровня правосознания, а «внутренний уклад, строй и характер человека», что закладывается в церковной, государственной и семейной дисциплине.

Из анализа состояния европейской и советской культуры ХХ века в русской философии делается вывод о приходе технической цивилизации, несущей нарастание трагизма и бессмысленности в истории. Смысложизненная типологизация соответствует примату в обществе культуры как явления духа, поиска истинного (сакрального) смысла жизни или цивилизации, связанной с прогрессом преимущественно научно-техническим и социально-политическим под знаком утилитаристской идеи счастья, комфорта, потребления.

Использование В.Соловьёвым религиозно-идеалистической трактовки категорий развития, исторического времени для конкретизации смысла жизни человека в контексте национальной и мировой истории было воспринято С.Франком, Н.Бердяевым, С.Булгаковым. Исходя из веры в существование метафизических основ истории, они утверждают её иррациональность, зависимость всех исторических событий от человеческой свободы, религиозно-нравственного самоопределения. Смысл своей жизни отдельный человек сознаёт в контексте национального самосознания, через историю своего народа, составляющего соборную индивидуальность. Чтобы существовать осмысленно и полноценно, каждый человек должен знать и любить традиции и религиозные святыни своего народа,  понимать его историческою судьбу, особое предназначение в истории.

По этой логике процесс личного смыслоопределения с необходимостью включает ответ на вопрос о высшей цели существования человеческого рода, о конце всемирной истории. В конечном счете, делается выбор одного из двух теоретических вариантов – или бесконечного прогресса в достижении социального идеала, или преображения в Царствии Божием. Отказавшись от просветительского прогрессизма как утопии, русские философы смогли  подняться над эмпирическими фактами и увидеть их в эсхатологической перспективе «конца времен», Суда над человечеством. В парадоксальной логике трансцендентного смысла истории неудачи мировой истории становятся самой большой её удачей, поскольку учат верить и постигать христианский смысл жизни. Русская философия истории отстаивает позиции провиденциализма - «чудесности», а не закономерности, объясняя смысл и цели истории через Промысел – осуществление божественного замысла о спасении человечества. Cмысл истории представляется  религиозным философам трагичным, поскольку в ней перемешано добро и зло, а победы и достижения во всех областях культуры относительны и противоречивы, но главное - не спасают от смерти. Поэтому подвижничество, добровольное крестоношение рассматриваются как религиозное преодоление роковой трагедии человеческого существования; напротив, мещанское самодовольство, упоение радостями жизни - как временный самообман.

III. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И АПРОБАЦИЯ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в реконструкции концепции смысла жизни в русской религиозной философии, представленной в единстве критической и позитивной частей, в прослеживании процесса её формирования в течение столетия. Проведенное исследование даёт возможность получить более глубокое представление в целом о смысле жизни как центральной философской проблеме, специфике её решения в отечественной философской мысли, отражающей особенности национального менталитета. Теоретическая значимость исследования обусловлена важностью изучения творчества русских религиозных философов, которые успешно разрешали проблему смысла жизни, доказав глубокую взаимосвязь смысла, образа и уклада жизни в христианской культуре.

Практическая значимость диссертации связана с тем, что проблема смысла жизни человека, составляя ядро мировоззрения, 1) определяет государственную идеологию и политику, 2) состояние культуры и образования, 3) обосновывает систему ценностей личности. Из этого следует, что христианский смысл жизни, концептуальное обоснование истинности которого явилось исторической заслугой русской религиозной философии, должен стать базисом идеологической программы консолидации нации, которая существенно ослаблена внедряемой идеологией быстрого обогащения, потребления, гедонизма и прагматизма. Имея необходимые условия (ресурсы, многочисленное население, технологические идеи) для процветания, страна испытывает дефицит смысла, сверхцели, ясно артикулированных в речах её элит. Существенного дополнения нуждается система высшего образования в плане ориентации на развёрнутые курсы изучения отечественной религиозно-философской традиции, истории русской цивилизации. Главное, без ответа на мировоззренческий вопрос о смысле жизни человека воспитательно-образовательный процесс не может быть успешен, и поэтому каждый предмет должен быть построен на фундаменте абсолютного смысла. В конечном счёте, личность, воспитанная на основе традиционных духовно-нравственных ценностей, должна утвердиться в понимании абсолютной ценности жизни, семьи, Родины, в способности разумно пользоваться своей свободой.   

 Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии и учебные пособия:

  1. Спор о жизненном пути: проблема смысла жизни в русской религиозной философии конца XIX – первой половины ХХ века. - МГОУ, 2005.  - 476 с. 27 п.л.
  2. Проблема человека в философии:  МГОУ, 2006. Учебное пособие к спецкурсу. – 62 с. 5,2 п.л.
  3. Формирование концепции смысла жизни в русской религиозной философии  конца XIX- первой половины ХХ века. Книга 1. Монография. - М., МГОУ, 2011.- 210 с. 8,72 п.л.
  4.  Концепция смысла жизни в русской религиозной философии конца XIX – первой половины ХХ века. Книга II. Монография. - М., МГОУ, 2011.- 282 с. 12,19 п.л.

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах:

  1. Критика гуманистического понимания смысла исторического процесса в русской религиозной философии // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». - №3.-2005. – М.:Изд-во МГОУ. – С.167-172. - 0,7 п.л.
  2.  Определение базисного начала сфер социальной деятельности в русской религиозной философии // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки».–№3.-2005.-М.: Изд-во МГОУ.-С.173-181. -1 п.л.
  3. Смысл жизни человека как проблема антроподицеи в русской философско-богословской мысли начала ХХ века //Вестник МГОУ. Серия «Философские науки».-№4-2006.-М.: Изд-во МГОУ.- С.133-141. - 0,7 п.л.
  4. Религиозно-нравственное учение о  смысле жизни человека в творчестве Ф.М.Достоевского // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». - №1. – 2008. – М.: Изд.-во МГОУ.- С.100-106. - 0,5 п.л.
  5. Русские религиозные философы о возможности философии в познании смысла жизни, или Об особенностях предмета и метода русской религиозной философии // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». - №1. – 2010.– М.: Изд-во МГОУ. - С.8-13. - 0,7 п.л.
  6.  Концепция образования в русской религиозной философии конца ХIX – первой половины ХХ века и проблемы современного сотрудничества школы и церкви // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». - №1. – 2010. – М.: Изд-во МГОУ.- С.34-38. - 0,7 п.л.
  7. Методологическое исследование проблемы интеллигенции в русской религиозной философии начала ХХ века // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Философия». - №2. – 2010. М.: Изд-во РУДН. - С.78-87. - 0,7 п.л.
  8. Философия хозяйства и идея христианского социализма С.Н.Булгакова //Социально-гуманитарные знания. - №1. – 2011. М. С.231-242. - 0,6 п.л.
  9. Христианский смысл жизни как мировоззренческая основа решения этических проблем современных биомедицинских технологий // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». - №1. – 2011. – М.: Изд-во МГОУ.- 1 п.л.
  10. Человек-в-мире: русские религиозные философы о смысле мирового бытия // Философия и культура. - №2. – 2011. М.: ИФ РАН. - 1 п.л.

Статьи и тезисы в других научных журналах и в материалах научных конференций:

  1. Учение о человеке Григория Паламы. // Вопросы философии. - М.: Народный учитель, МПУ, 2000, №7. -  0.6 п.л.
  2. Спор о жизненном пути:  проблема смысла жизни в русской философско-религиозной мысли начала ХХ века. //  Вопросы философии.- М.: Народный учитель, МПУ, 2001. Вып.10. – 0,6 п.л.
  3. СЛ.Франк об основаниях прекрасного в контексте христианской онтологии // Всероссийский  философский конгресс.- Ростов, 2002. Сб.№9. - 0,1 п.л.
  4. К вопросу о смене технократической парадигмы деятельности. //Шевченковский  сборник. Донецк,2002. (В соавторстве).   - 1 п.л.
  5.  С.Л.Франк об онтологических основаниях прекрасного. // Вопросы философии. - М.: МГОУ,2002. Вып.13. – 1 п.л.
  6. Экономика как нравственная категория в философии Вл. Соловьёва //Сб. научных трудов Дон ГАУ: «Социально-гуманитарные проблемы менеджмента: Серия «Государственное управление».Вып.19..-Донецк, 2003. -  0,25 п.л.
  7. Философия хозяйства С.Булгакова // Схiд. Аналитико-информационный журнал №1 (51). - Донецк, 2003. – 1,25 п.л.
  8. Религиозный смысл философии (по работам И.А.Ильина). - Философия. Наука. Культура. - МГУ ИППК. Вып.4. 2004. - 0,3 п.л.
  9. Религиозно-нравственное учение Л.Н.Толстого о смысле жизни.// Философия. Наука. Культура. -  МГУ ИППК.  Вып.3. 2004. - 0,6 п.л.
  10. Христианство и картезианство: очевидность как критерий истины //            Декартовские чтения. Материалы первой межвузовской конференции «Образование, наука и общество в ХХI веке» - М.: МИЭТ, 2005. - 0,2 п.л.
  11. Категории человеческого бытия в гуманистической и христианской антропологии. Философия и будущее цивилизации // Тезисы докладов и выступлений  IV Российского философского конгресса (М., 2005 г.).Т.4.–0,1 п.л.
  12.  О правовом государстве и православной государственности (по работам  русских религиозных философов) // Материалы конференции. Институт бизнеса и политики. Москва, 2005. Секция: Религия в системе политической культуры России: история и  современные тенденции. - 0,3 п.л.
  13. Потребности и интересы человека в контексте смысла его жизни. // Вопросы философии, науки и  образования. №4.-М.,МГОУ, 2005. (0,7п.л.)
  14. Философия перестройки как феномен разрушения культуры  научной рациональности в эпоху глобализации // Социально-гуманитарные  проблемы менеджмента: Материалы 3 Международной научной конференции. Донецк,  ДонДУУ. 2006.- 0,3 п.л.
  15.  Русская классическая философия о социальной революции в контексте смысла русской и мировой истории // Материалы научно-практической конференции «Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины в системе профессиональной подготовки выпускника ВУЗа». В 2-х ч. ГПИ ФСБ России. 2008. Ч.1.  - 0,7 п.л.
  16. Христианская антропология как теоретическая основа психиатрии //  Философские проблемы биологии и медицины: Выпуск 3: Традиции и новации: Сборник материалов 3-й ежегодной научно-практической конференции. – М.: Изд-во «Принтберри», 2009. – 0.25 п.л.
  17.  Проблема определения смысла государства в русской классической философии // Материалы IV Международной научно-практической конференции «Социально-гуманитарные проблемы менеджмента». Донецкая государственная академия управления, 2009. – 0,5 п.л.

Всего по теме диссертации опубликовано 31 работа, общим объёмом 69,46 п.л. Из них – 47,9 п.л. – три монографии и 27 научных статей, в том числе 10 статей – в рецензируемых научных журналах.

См. напр. Гумницкий Г.Н. Смысл жизни, счастье, мораль. – М.:Знание, 1981.-64с. Автор исходит из определения понятия «смысл», который был дан А.И.Введенским, решая дилемму: смысл жизни вне неё, но и в ней самой - через отношение средств и целей, блага личного и общего; Косенко Г.Ф. Критика религиозной концепции смысла жизни (на материалах русского православия): Автореф. дисс. … канд.филос.н. М., 1971.-20с; Капранов В.А. Нравственный смысл жизни и деятельности человека. (Критика религиозно-идеалистических концепций). – Л.:Изд-во Ленингр. унив., 1975. – 149 с. Работа примечательна проведенной автором типологизацией смысложизненных и ролевых ориентаций личности вне социально-классового деления; Ласковая Л.П. Борьба марксистской философии против утонченных форм религии в годы столыпинской реакции.: Автореф. дисс. … канд.филос. н. - М.: МОПИ, 1968 – 28 с; Матюшин Г.Г. Категория совести в коммунистической и христианской этике.: Автореф. дисс. … канд.филос.н. – М.: МОПИ, 1964. – 19 с. В работе присутствует критическая оценка этики В.Соловьёва наряду с обоснованием абсолютной несовместимости христианского и коммунистического понимания совести и смысла жизни; Пикулык Н.Ф. Проблема смысла жизни в духовной культуре Древней Руси XII-XVII вв.: Автореф. дисс. … канд.филос.н. Киев,1987.-16 с. Это исследование, сделанное  в преддверии 1000-летия крещения Руси, ставит задачу выявления «генетических истоков современной советской социалистической культуры». Примечательно, что традиционные христианские ценности рассматриваются внеконфессионально. В русле тенденциозного и поверхностного разоблачения «богоискательства» русских религиозных философов написаны работы: Прокофьев В.П. Коммунистическая и религиозная этика о смысле жизни. М., 1973; Семенюк В.А. Критика христианского учения о смысле и высшей цели человеческой жизни.: Автореф. дисс. … канд.филос.н. Минск, 1968.

Миронов А.В. Категория смысла жизни в коммунистической и христианской этике.: Автореф. дисс.… к.ф.н..- М.: МОПИ, 1972. – 25 с.

Зеленкова И.Л.Проблема смысла жизни в русском этическом иррационализме конца XIX – начала ХХ века (критический анализ).: Автореф. дисс. .. канд. филос.н. Л., 1978. -24 с. Основные идеи этой работы получили своё дальнейшее развитие в книге: Зеленкова И.Л.Проблемы смысла жизни и опыт историко-этического исследования. Минск, 1988.

Кувакин В.А. Религиозная философия в России: Начало ХХ века. – М.:Мысль, 1980. – 309 с.

Фролов И.Т. О смысле жизни, о смерти и бессмертии человека: (Научный, реальный гуманизм и нравственно-философские искания в истории русской культуры). М.,1985.-64 с.; Разработка проблемы смысла жизни и предназначения человека была продолжена под его же руководством в сборниках: Человек в системе наук /Отв. ред. Фролов И.Т. Сост. Филиппова Е.В.; АН СССР. Всесоюзн. междунар. центр наук о человеке. – М.: Наука, 1989. – 504 с.; О человеческом в человеке /Под общ. ред. Фролова И.Т. Сост. Филиппова Е.В. – М.: Политиздат, 1991. – 384 с.; Влияние идеологии «нового мышления» заметно также в работах: Соина Р.С. Толстой о смысле жизни: этические искания и современность //Вопросы философии. – 1985. - №11. – С.124-32.; Шердаков В.Н. Смысл жизни как философско-этическая проблема // Философские науки. – 1985. - №2. – С.41-50.

Дубко Е.Л., Титов В.А. Идеал, справедливость, счастье.- М.:МГУ, 1989.-191 с. Как иллюстрация нравственных проблем ими представлены этические учения о смысле смерти и бессмертии. Примечательно, что, по мнению авторов, надежда на бессмертие «актуальна для тех, кто утратил себя», по этой логике ими оправдывается эвтаназия.

Трубников Н.Н. О смысле жизни и смерти. М., 1996. С. 88. 

Смысл человеческой жизни. Диалог мировоззрений: Материалы симпозиума, 28-29 мая 1991 г. – Нижний Новгород: Изд-во Волго-Вятского кадрового центра, 1992.–128 с.; Смысл жизни: опыт философского исследования /Отв. ред. Делокаров К.Х.; Рос акад.упр. М., 1992. – 146 с.; Смысл человеческого бытия. Владимир, 2002. – 267 с.; Смысл жизни личности в эпоху посткнижной культуры. Саратов,2003-220 с.; Смысл жизни и акме: 10 лет поиска: Материалы VIII-X симп. В 2 ч. /Рос акад. образования, Психол. ин-т. – М.: Смысл, 2004. – 252 с.

Вишев И.В. Проблемы жизни, смерти и бессмертия человека в истории русской философской мысли. М., 2005. 

Гаврюшин Н.К. Русская философская симфония (Предисловие) /Смысл жизни: Антология. М.,1994. С.7-18; Гаврюшин Н.К. Самопознание как таинство (Предисловие) / Русская религиозная антропология. Антология. Т.1.М.1997.С.7-43; Гаврюшин Н.К. Вехи русской религиозной эстетики (Предисловие) / Философия русского религиозного искусства XVI-XX вв. Антология. М.,1993. С.7-33; А.Ф.Замалеев. Фазисы русской нравственности / Смысл жизни в русской философии. Конец XIX – начало ХХ века. СПб., 1995.С. 5-16; Безносов В.Г. Русская философия конца XIX- начала ХХ в. о смысле жизни и назначении человека. Там же. С. 342-371.

Семаева И.И. Традиции исихазма в русской религиозной философии первой половины ХХ века.  М., 1993. Некрасова Е.Н. Живая истина. Метафизика человеческого бытия в русской религиозной философии ХХ века. М., 1997. Красиков В.И. Метафизика самоопределения. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1995.-220 с. Грунт Е.В. Смысл жизни как проблема европейской философии: (Историко-философский анализ. Античность- конец XIX в.): Автореф. дисс. … д-ра филос. наук. Екатеринбург, 1997.-42 с. Осипов А.И. Православное понимание смысла жизни. Киев, 2001.; Венцлер Л. Понятие смысла жизни в философии Владимира Соловьёва и Евгения Трубецкого. Формальная структура и содержание. - Вопросы философии.- 2007. - №7. К историко-философским исследованиям, в которых представлена литература широкого диапазона, относится книги: Владимиров В.В. Смысл русской жизни. М.,2006. Определив основной подход к проблеме смысла и образа жизни через культурно-исторические типы, автор обращается к русскому характеру и духовно-нравственным ценностям русской культуры, которая, по его мнению, имеет общечеловеческое значение; Коваль Б.И. Смыслы жизни (мнения и со-мнения). М., 2001. Представлена эволюция в понимании нравственного смысла жизни человек в истории европейской философии, анализируется советский образ жизни, его двойственность, проявившейся в расхождении коммунистической идеологии и житейского здравого смысла.

Лосский Н.О. История русской философии. М., 1994. С.441.

Евлампиев И.И. История русской метафизики в XIX-XX вв. Русская философия в поисках абсолюта. СПб., 2000..С.7; Щедрина Т.Г. Архив эпохи: тематическое единство русской философии. М.2008.

Гидиринский В.И. Введение в русскую философию: Типологический аспект. М., 2003; Дробжев М.И. Проблема человека в русской религиозной философии XIX-первой половины ХХ века. – Тамбов: Изд-во ТГУ, 2000. – 320 с.; Сабиров В.Ш. Русская идея спасения: жизнь и смерть в русской философии. – СПб., Изд-во СПб. ун-та, 1995. – 151 с.

Русская философия: Словарь /Под общ. Ред. М.Маслина. М., 1999. С. 56—57, 161-163, 256-257, 283-289, 398-400, 484-485, 491-493, 522-523, 533-534, 576-580, 588-590, 591-592.

Этика в России / Этика: Энциклопедический словарь. М, 2001. С.586-589.

Ермичев А.А. С.Л.Франк – философ русского мировоззрения / Франк С.С. Русское мировоззрение. СПб.,  1996. С.5-36.

Батищев Г.С. Найти и обрести себя // Вопросы философии. – 1995.-№3.- С.109-129;  Библер В.С. Что есть философия? (Очередное возвращение к исходному вопросу).-Вопросы философии. – 1995. - №1. – С.159-183; В поисках смысла /Сост. Мачехин А.Е. Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Олма-Пресс, 2004.-911 с. Книга примечательна уже тем, что включает изречения около 1300 мыслителей, пословицы, афоризмы, шутки, легенды, поучительные истории, строки из стихов и песен.; Гайденко П.П. Природа в религиозном мировосприятии. - Вопросы философии.- 1995.- №3.С.43-52;.Дёмина Л.А. Парадигмы смысла.- М.: Изд-во МГОУ, 2005.- 210 с.; Жизнь как ценность (РАН, Ин-т философии; Отв. Ред. Фесенкова Л.В.). М., 2000.-270 с.; Звензловский А.С., Чигарёв В.М. Есть ли смысл у жизни. Аспекты бытия. М.,2001; Игнатов В.Ю. Смысл человеческого существования: Опыт философии нравственности. Барнаул, 2000; Карпунин В.А. Воля к бытию: Онтологический импульс. СПб., 2004; Коган Л.А. Жизнь и бессмертие. - Вопросы философии.-1994.-№12.-С.39-49; Курашов В.И. Философия: человек и смысл его жизни. Казань, 2001; его же: Экология и эсхатология. - Вопросы философии. 1995.-№3.-С.29-36.; Кутырев В. И. Человек в мире: Типы смысложизненных ориентаций - Общественные науки. – 1990. - №2. – С.119-133; Малыгин Г.С. Смысл жизни и жизнь смысла. Иркутск, 1998; Налимов В.В. В поисках иных смыслов. – М.Прогресс, 1993.-262 с.; Размышления о смысле жизни. - М.:Диалог- МГУ, 2000. – 80 с.; Ремезов С.Д. Раздумья о смысле бытия. Пенза, 2002.-262 с.; Сержантов В.Ф. Человек, его природа и смысл бытия. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1990.-360 с.; Тартаковский М.С. В поисках здравого смысла. – М.: Моск. рабочий, 1991.-335 с.; Тузов Н.В. Философия теории единой идеи. – М: Мысль, 1994.-253 с.; Фетисов В.П. Возвращение в мир: Книга обо всём и ни о чём. – Воронеж: Воронеж. Гос. лесотехн. акад, 2000.-148 с.; Человек: Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии. М., 1995; Чудновский В.Э. Смысл жизни и судьба человека - Общественные науки и современность.-1998.-№1.-С.175-183.

Воронцова И.В. Русская религиозно-философская мысль в начале ХХ века. М., 2008; Гвальковская И.В. Православная академическая антропология:  В.И.Несмелов и М.Тареев: Автореф. дисс. ... канд. филос. н. Екатеринбург, 1991. – 21 с.; Горбунова И.Г. Этическая концепция Л.М.Лопатина: Автореф.дисс. … канд.филос.н. СПб., 2004.-17с.; Добин А.В. Проблема человека в философии В.И.Несмелова: Автореф. дисс. .. канд. филос.н. СПб., 1996. – 21 с.; Евсеев В.А. Проблема смысла жизни в философии В.С.Соловьёва (социально-философский аспект): Автореф. дисс. … канд.филос.н. Архангельск, 2002;  Загребин М.В. Проблема насилия в философском наследии Ильина: Автореф. дисс. … канд.филос.н. М., 1996; Карасёв Л.В. О символах Достоевского. - Вопросы философии.-1994.-№10.-С.90-104; Кнабе Г.С., Карасёв Л.В. Онтологический взгляд на русскую литературу.- Вопросы философии.-1996.-№9.-С.186-189; Киселёва М.С. Мера и вера (знание о жизни и смерти у древних славян и книжников Киевской Руси). - Вопросы философии.-1995.-№8.-С.103-122.;Костиков В.В. «Не будем проклинать изгнанье…»: Пути и судьбы русской эмиграции. М.: Международные отношения, 1996. – 426 с.; Кудрявая Н.В. Лев Толстой о смысле жизни: Образ духовного и нравственного человека в педагогике Л.Н.Толстого – М.: РИО ПФ «Красный пролетарий», 1993.–176с. В исследовании отсутствует ссылка на анализ учения Толстого русскими религиозными философами; Лосев А.Ф. Владимир Соловьёв и его время. М., 1990; Малинин В.А. История русского утопического социализма. Вторая половина XIX  - начало ХХ веков. – М.: Наука, 1991. – 272 с.; Мокина Н.В. Проблема смысла жизни и её образное воплощение в поэзии Серебряного века. Саратов,2003;. Работа интересна сопоставлением метафор и философских категорий, в которых передаётся смысл жизни; Нижников С.А.. Философия И.Канта в отечественной мысли. М., 2005; Пишун С.В.  Православная персоналогия и духовно-академическая философия XIX в. – М..Прометей, 1996.- 431 с.; Пугачёв О.С. Введение в иммортологию: историко-философский и этический анализ. Пенза 2001. Заслуживает внимания трактовка жизни как «суперреального первопринципа» и «света смысла», с позиции чего всё находит своё объяснение; Сабиров В.Ш., Соина О.С. Идея спасения в русской философии. СПб., 2010. Русская философия рассмотрена в процессе преодоления ницшеанства и марксизма в концептуализации идеи спасения как смысла жизни; Фёдоров А.А. Эволюция европейской мистической традиции и её отражение в русской философской мысли (последняя треть XVIII – первая половина XIX вв.).: Автореф. дисс. … д-ра.филос.н. Н.Новгород, 2003. – 44 с; Черная Л.А. Антропологический код древнерусской культуры. М., 2008. Историко-философский процесс в России представлен как смена смысложизненных кодов: тело-душа-разум.

Гайденко П.П. Владимир Соловьёв и философия Серебряного века М.,2001; Графова Е.С. Двойственная природа человека в философии В.Соловьёва (философско-антропологический анализ): Автеф. дисс. … канд.филос.наук. СПб., 2005. -20 с.; Кизюн Г.В.Проблема любви в философии В.Соловьёва и его «школы»: Автореф.дисс. … канд.филос.наук. М., 2003.-31 с.; Надольская Е.В. Концепция смысла истории В.С.Соловьёва и её значение для русской религиозной философии истории первой половины 20 в.: Автореф. дисс.  канд.филос.наук. Тверь, 2004.- 20 с.

Лосев А.Ф. Владимир Соловьёв и его время. М.,1990.

Полторацкий Н.. Приложение / Ильин И.А. Собрание сочинений: Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней. М., 2001.С.243-525; Белов В.И.. Предисловие / Ильин И.А. Одинокий художник. М., 1993. С.6-16; Смирнов И.Н. Жизненный и творческий путь И.А.Ильина /Аксиомы религиозного опыта. М., 1993. С.3-33. Суть расхождений философов Серебряного века и И.Ильиным видится в последовательно православной, патриотической и государственной позиции последнего.

Долгов К.М. Думы о добре и красоте // Булгаков С.Н. Тихие думы. М., 1996. С.420-432. Роднянская И.Б. С.Н.Булгаков – публицист и общественный деятель // С.Н.Булгаков. Сочинения в 2-х т. Т.2. М., 1993. С.3-12; Сидорина Т.Ю. Кризис ХХ века: прогнозы русских мыслителей. М., 2001. 

Аксючиц В.В. Идеократия в России. М., 1995; Зайцев В.А. Русский человек на рубеже эпох: Русская религиозная философия конца XIX-ХХ века о человеке. Кострома, 2000; Иоанн (Снычёв), митрополит. Русская симфония. Очерки русской историософии. СПб.,1998; Ермичев А.А.Федор Августович Степун: христианское видение России / Степун Ф.А. Чаемая Россия. СПб:, 1999.С.446-467; он же. С.Л.Франк–философ русского мировоззрения/С.С.Франк. Русское мировоззрение. СПб,, 1996.С.5-36.

См.: Бондарева Я.В. Христианское содержание философии Н.А.Бердяева.: Автореф. дисс. … к.ф.н..  М., 1997. 22с.; Волкогонова О.Д. Образ России в философии Русского Зарубежья. М.,1998; Гайденко П.П. Владимир Соловьёв и философия Серебряного века. М.,2001; Доронченков А.И. Эмиграция «первой волны» о национальных проблемах и судьбе России. СПб.,2001; Кондратьев В.П. Утопия и утопическое сознание: опыт социокультурного анализа.: Автореф. дисс. …канд.филос.н. Тула, 1998.–20 с.; Кошарный В.П. Революция как проблема русской религиозно-философского сознания первой половины ХХ в. (историко-философский анализ).: Автореф. дисс. … канд.филос.н.  М.:МГУ, 1995.-20 с. Митрофанов Г.Н. Россия ХХ века – «Восток Ксеркса» или «Восток Христа. Ростов-на-Дону, 2004. 

Антонов К.М. Философия религии в русской метафизике XIX-начала ХХ века. М., 2009; Карпунин В.А. Воля к бытию: Онтологический импульс. Спб., 2004; Князев В.М. Метафизика духа в русской религиозной философии конца XIX- начала ХХ века.: Автореф.дисс. … д-ра филос. наук.- Екатеринбург, 2000.; Курабцев В.Л. Онтологизм / Русская философия: Словарь М., 1999. С.349; Некрасова Е.Н. Метафизика человеческого бытия в русской религиозной философии ХХ века.: Автореф. дисс. … д-ра филос. наук. М., 1998; Нижников С.А. Метафизика веры в русской философии: М.,2001; Пелевин И.Б. Проблема смысла жизни в философии Е.Н.Трубецкого.: Автореф. дисс.… канд. филос.наук. М.,2001.–20 с.; Семаева И.И. Традиции исихазма в русской религиозной философии первой половины ХХ века. М., 1993; Силантьева М.В. Экзистенциальная диалектика Н.Бердяева как философский метод.: Автореф. дис. … канд.филос.наук. М.,2005. Торнцев А.С. Философская антропология Л.Лопатина.: Автореф. дисс. .канд.филос.наук.СПб., 2005.-20 с.

Антонов К.М. Философия религии в русской метафизике XIX-начала ХХ века. М., 2009.

Антонович А.В. Религиозно-философская антропология В.В.Зеньковского и Киприана (Керна): Автореф. дисс. … канд.филос.наук. СПб., 2009. – 23 с.; Гаврюшин Н.К. Этюды о разумной вере. Минск, 2010; Лебедева Е.В. Проблема телесности в философии С.Н.Булгакова.: Автореф. дисс. ... канд.филос.н. -М.: МГОУ, 2002. – 23 с. Попова Т.А. Философско-антропологические идеи русского космизма ХХ века (историко-философский анализ.: Автореф. дисс. … канд.филос.н. – М.:МГОУ, 2003. – 21 с.; Силуянова И.М. Современная медицина и православие. М., 1998; Её же : Антропология болезни. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2007. – 304 с.; Тимошенко С.Л. Религиозно-философская антропология С.Л.Франка.: Автореферат дисс. ... канд.филос. н. – М., 1997. – 20 с.; Хоружий С.С. София – Космос – Материя: устои философской мысли отца С.Булгакова // Вопросы философии. 1989. №12; Чуковенков Ю.А. Генезис христианской православной антропологии: Автореф. дисс. … д-ра филос.наук.-М.,2004.- 48 с.; Шестоднев против эволюции. В защиту святоотеческого учения о творении (Сборник статей). Под ред. Даниила Сысоева. М.: Паломник, 2000. – 303 с.

Воркачев С.Г. Счастье как лингокультурный концепт. – М.: Гнозис,2004.-237 с.; Джидарьян И.А. Представление о счастье в российском менталитете /РАН Ин-т психологии. – СПб.: Алетейя, 2001.-242 с.; Стрелец Ю.М. Должен, потому что можешь. (Смысл жизни человека в этическом измерении). – Оренбург: ОГУ, 2000; Рижский М.И. Книга экклезиаста: В поисках смысла жизни. – Новосибирск: Наука, 1995.-225 с.; Человек: образ и сущность: Ежегодник /РАН. ИНИОН.1998; Этика: новые старые проблемы: Сборник научных трудов: К 60-летию А.Гусейнова /Отв. ред. Апресян Р.Г. – М.: Гардарики, 1999.- 255 с. Представляют интерес статьи: Ю.М.Бородай. Цена беспредельной свободы – кантовский императив в сопоставлении с этическими принципами Достоевского, Флоренского (с.30-53); О.В.Артемьева. Мораль в жизнеучении Льва Толстого; Е.Д.Мелешко. Понятие непротивления и способы его истолкования в истории культуры - нравственный смысл жизни в учении Толстого (с.149-191).

Свешников Владислав, протоиерей. Основы христианской этики. М., 2000.

Антонович А.В. Религиозно-философская антропология В.В.Зеньковского и Киприана (Керна): Автореф. дисс. … канд.филос.н. СПб., 2009. – 23 с. Бродский А.И. Обоснование морали в русской философии XIX-ХХ веков (логико-эпистемологические аспекты): Автореф. дисс. … д-ра филос.н. –СПб., 2000; Кизюн Г.В. Проблема любви в философии В.С.Соловьёва и его «школы».: Автореф. дисс. … канд.филос.н. – М, 2003. – 31 с. Коробков Ю.Е. Русская религиозная антропология второй четверти ХХ в. и её православные истоки: Автореф. дисс. … канд.филос.н.-М., 2003; Лебедев Б. Духовное производство человека: (Проблема человекотворчества в традиции русской религиозной философии и в социально-философской методологии К.Маркса).: Автореф. дисс. … д-ра филос. н. – Новосибирск: Новосиб. Гос.ун-т, 1995. – 38с.; Лебедева Е.В. Проблема телесности в философии С.Н.Булгакова.: Автореф. дисс. .. канд.филос.н. – М.: МГОУ, 2002. – 23 с.; Малов А.В. Проблема насилия в философии Владимира Соловьёва (историко-философский анализ).: Автореф. дисс. … канд филос.н. – Новогорск, 2001. – 25 с.; Мартеева Л.В. Моральная концепция В. Соловьёва: историко-философский анализ.: Автореф. дисс…. канд.филос.н. – М., 2001. – 22 с. Мочалов Е.В. Анализ антропологической проблематики в русской философии всеединства XIX-ХХ вв.: Автореф. дисс. … д-ра филос. наук. – Саранск, 2003.-37 с.; Плетнёва Н.В. Учение о добре и зле в философии Н.А.Бердяева: Автореф. дисс. … канд.филос.н.- М.,2002. -21 с.; Пономарёв Н.В. Религиозно-философская антропология П.Флоренского в контексте мистико-православной традиции: Автореф. дисс. … канд.филос.н.- М.,2004. -22 с.; Попова О.С. Проблема трагического в философии И.Ильина: Автореф. дисс. … канд.филос.н..-Краснодар, 2004 – 20 с.; Попова Т.А. Философско-антропологические идеи русского космизма ХХ века (историко-философский анализ.: Автореф. дисс. … канд.филос.н. – М.:МГОУ, 2003. – 21 с.; Самохина А.А. Проблема человека в произведениях И.А.Ильина доэмигрантского периода: Автореф. дисс. канд филос.н. – М., 1996. – 25 с.; Тимошенко С.Л. Религиозно-философская антропология С.Л.Франка: Автореферат дисс. .. канд.филос.н. – М., 1997. – 20 с.; Чуковенков Ю.А. Генезис христианской православной антропологии.: Автореф. дисс. … д-ра филос.н.-М.,2004; Хоружий С.С. К феноменологии аскезы.– М.:Изд.-во гуманитарной литературы, 1998. – 352 с.

Болотоков В.Х., Кумыков А.М. Выдающиеся представители русской социально-философской мысли первой половины ХХ века. М., 2002; Горидько М.И. Проблема природы и противоречий национальных отношений в творческом наследии мыслителей русского зарубежья (20-40 гг. ХХ века).: Автореф. дисс. ...канд.филос.н.- М., 2000. -27 с. Довгий Т.П. Историософская концепция России в творчестве Г.П.Федотова.: Автореф. дисс. … канд.филос.н. – М., 1996. – 26 с.; Дырин А.И., Дырин И.А. Патриотическая идея и военная доктрина для будущей России в литературе русского зарубежья первой половины ХХ века. М., 2008; Желтикова И.В. Специфика историософии в русской религиозной философии (Конец XIX – начало ХХ века.: Автореф. дисс. … канд.филос.н. – М., 1999. – 21 с.; Шапошников Л.Е. Очерки русской историософии XIX-ХХ вв. Н.Новгород, 2002. 

Дырин А.И. Философские исследования и разработки: Избранное. - М.: Современные тетради, 2004. – 606 с. Здесь: С.51-76.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.