WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Спорт: проблема человекоразмерности

Автореферат докторской диссертации по философии

 

 

На правах рукописи

 

Барабанова Виктория Борисовна

СПОРТ: ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКОРАЗМЕРНОСТИ

09.00.11 – социальная философия

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Нальчик – 2009

Диссертация выполнена в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет.

Официальные оппоненты:     доктор философских наук профессор

Тхагапсоев Хажисмель Гисович

доктор философских наук профессор

Герасимов Георгий Иванович

доктор философских наук профессор

Маршак Аркадий Львович

доктор философских наук профессор

Ведущая организация:             Ростовский государственный медицинский

университет    

 Защита состоится «25» сентября  2009 г. в  13.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.076.07  в  Кабардино-Балкарском государственном  университете им. Х.М. Бербекова  по адресу (360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173, ауд. 247).

С  диссертацией можно ознакомиться в библиотеке  Кабардино-Балкарского государственного  университета.

Автореферат разослан  20 августа   2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                           Кумыков А.М.                                          

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. К началу третьего тысячелетия нашей эры общество приобре­ло богатый опыт в изучении различных областей человеческой жизнедеятельности. Создаются новые теории, объясняющие соци­альные явления и факты. Человек не только в процессе научного познания, но и в обыденной жизни, в своем стремлении к выжи­ванию впитывает эти явления и факты, и они становятся досто­янием дальнейшего общественного развития, социального "обмена веществ", которые осуществляются человеком в виде широкого спектра взаимодействий.

Однако в центре всех преобразований остается сам человек в его многообразных отношениях с миром природы и сотворенным миром «второй природы»,  т.е. обществом. Современная цивилизация в значительной степени преобразует как  окружающую  среду,  социальные  институты организации человеческой жизнедеятельности, так  и самого человека.   Все это с неизбежностью влечет за собой самые значительные изменения во всех сферах жизнедеятельности, поскольку сегодня практи­чески вся совокупность социальных связей и феноменов базиру­ется на качественно новых нормах, ценностях, правилах.

Особое внимание при этом привлекают те сферы, которые наиболее тесно связаны с созданием условия для полноценного воспроизводства человека во всем богатстве его сущностных сил. Нет сомнения в том, что особое место в этом ряду занимают физическая культура и спорт, виды деятельности, выступающие в качестве средства преобразования природы человека как общественного индивида.  Очевидно, что необходимость более тщательного философского анализа сущностных характеристик спорта становится всё более острой.

Бесспорно, спорт – явление крайне амбивалентное и противоречивое. Спорт рассматривается как сфера общественной жизни, в рамках которой формируются и проявляются лучшие человеческие качества, происходит становление человека как духовно-телесной целостности. Вместе с тем становится всё более явственной способность спорта создавать и негативные стимулы для развития личности. В спорте человек раскрывает и «измеряет» свои физические и ментальные возможности, однако в нём содержится также и опасность выхода за пределы этих возможностей, за границы допустимого для индивида напряжения сил.

Внимательное осмысление данного, достаточно значительного блока проблем, позволяет разобраться в особенностях современной фазы развития спорта, сложностях  противостояния мировоззренческих установок, ценностей, регулятивов и практик, характеризующих спортивную жизнь сегодня.  Сама логика анализа проблем, особенностей и тенденций развития  спорта как специфической социальной практики требует обращения к более широкому – социокультурному  контексту.

При этом следует учитывать, что современное состояние общества, культуры, различных элементов социокультурного целого, в том числе спорта, в значительной мере связано со становлением человеко-машинной среды обитания, порождающей  технократизм. Поэтому изучение феномена спорта на стадии его современного существования требует также и  осмысления данных явлений как своего рода фона, специфических факторов  влияния на направленность развития спорта.

Таким образом, назревающий, а как считают некоторые аналитики и представители спортивного мира, динамично растущий кризис современного спорта, сущность которого, по-видимому, заключается в тенденции нарушения им пределов человеческой размерности, является весомым побудительным фактором исследования данного феномена, определения перспектив его развития и, главное – выявления тех средств, применение которых оздоровит и гуманизирует сферу спорта.

Именно с этой точки зрения весьма актуальной становится проблема, требующая всестороннего и как можно более детального исследования, - проблема приближения современного спорта к границам человекоразмерности и, что самое важное, возрастания опасности их преодоления. Этим и определяется актуальность избранной темы диссертационной работы.

Степень научной разработанности проблемы. Нельзя сказать, что проблема, в том аспекте, на который указывает тема данного диссертационного исследования, имела содержательную проработку ранее. Изучение разнообразных составляющих этой проблемы имеет свою, достаточно насыщенную историю.

Прежде всего, речь идет о человекосообразности основ самой природы  физической культуры и спорта. С этой точки зрения,  привлекают внимание работы  философов мирового масштаба, Х. Ортега-и-Гассет и Й. Хейзинга,  в которых  утверждается возможность постижения сущности спорта (культуры в целом) через исследование феномена игры, а также посредством выявления роли и значения глубинной жизненной активности человека – спонтанной и необязательной, не имеющей внешней цели и указывающей на избыточную полноту человеческих возможностей. Более конкретное описание спорта как естественной игровой деятельности принадлежит американским исследователям А. Ингхэм и Дж. Лоу.

С другой стороны, анализируя социальные практики спорта как пространство развертывания сущностных сил человека Ж. Эбер (1925 г) и  А.Ц.  Пуни (1959 г.) указывают на тот социальный механизм, который, по сути дела конституируя спорт в качестве соревновательной формы человеческих взаимоотношений, в условиях возрастающего разрыва между целями и средствами современной соревновательной практики,  актуализирует проблему человекоразмерности спорта. При этом возникает и проблема переосмысления взаимоотношения физической культуры и спорта (во всяком случае, в его коммерческой форме).

Спорт как формализованная состязательность, имеющая легитимный статус, является актуализацией онтологической сущности состязательности в социальном и культурном бытии. Спортивная состязательность способствует не только увеличению физиологических показателей тела, но и развивает полноценную личность, способную контролировать борьбу своих страстей и желаний. Спортивный аспект исследования состязательности представлен работами В.М. Выдрина, С.С. Гурвича, Л.В. Жарова, Н.В. Кудрявцевой,  Л.И. Лубышевой, Г.Г. Наталова, Ю.В. Николаева, Ю.М. Николаева, Н.А. Пономарева, Н.И. Пономарева, В.А. Пономарчука, Ю.П. Сегала, П.С. Стеновой, В.И. Столярова, И.Г. Тышковской, Ю.А. Фомина и др.

В современной научной литературе о спорте, стали появляться немногочисленные работы, авторы которых, |подчеркивают необходимость развития социологии и философии спорта. Об этом пишут  ученые Липец Ю.,  Мылик М.,  Ласкене С,  Чингене В, Лэш К  Морган У, Элиас Н, Алкемаер Т, Айзенберг К,  Паначев В.Д., Фомин Ю.А., Любецкий Н.П., Пономарев И.М.,Алешина С.Н.

Обостряется и проблематика, связанная с рассмотрением места человека в современном спорте и степени соотношения разных сторон его природы в дихотомии пар «биологическое – социальное», «физическое – духовное» и т.п. Отечественная философия спорта стремится преодолеть узость подобных трактовок, связанную с тем, что индивид в них выступает в основном как носитель только лишь физических качеств. С.В. Дмитриев, Л.И. Лубышева, Р.А. Пилоян, Ю.М. Николаев, основываясь на идее биосоциальной природы человека, анализируют возможность сохранения в современном спорте способность формировать личность как духовно-телесную целостность.

В тоже время осмысление мировоззренческой категории телесности, а также исследование парадигм ее определения в сознании человека разных исторических эпох и типов культур наиболее полно и объемно осуществлено Быховской И.М., Визитеем Н.Н., Жаровым Л.В., Круткиным В.Л., Подорогой В.А., Яременко С.Н..

Есть еще одна тема в области исследований феномена спорта, приковывающая достаточно большое внимание ученых. Она объединяет те работы, которые посвящены определению места данного феномена в системе культуры, выявлению его связей и соотношений с физической культурой. Здесь есть свои проблемы, предпочтения и дискуссии, участниками которых являются многие из названных выше авторов. К ним относятся: Выдрин В.М., Глотов Н.К., Игнатьев А.С., Лотоненко Д.В.. Достаточно неожиданные идеи высказывают Быховская И.М., Лубышева Л.И., Матвеев Л.П, Наталов Г.Г., Столяров В.И..

Следует отметить, что российская социально-гуманитарная мысль достаточно активно и с разных сторон исследовала тенденции изменения сущностных сторон спорта как социальной практики в свете тенденций трансформации взаимоотношения «природа – социум – культура – человек».

Так философско-методологические аспекты данной проблемы нашли отражение в работах И.В. Бестужева-Лады, Л.П. Буевой,  В. Гумбольдта, Д.И. Дубровского,    А.Г. Здравомыслова, Э.В. Ильенкова, И.С. Кона, В.П. Кузьмина,  В.А. Лекторского, В.А. Мансурова, В.В. Орлова, Г.П.  Щедровицкого, В.А. Ядова и др.

С позиций общепсихологических аспектов к этой проблеме имеют отношение работы Л.И.  Божович, Е.И.  Головаха, А.М. Кухарчук,  Т.В.  Кудрявцева,  В.С.  Мухиной, А.Б.  Орлова, П.А. Шавир, И.Г. Шендрик и др.

Анализу  места  и  роли  физической  культуры  и  спорта  в  организации  досуговой    и  рекреационной  деятельности,  реализации  творческого  потенциала,  развития  сущностных  сил  индивида  посвящены  работы Г.Е. Зборовского,  Л.Н. Когана, Г.П. Орлова, В.С. Цукермана и  др

Нет сомнения в том, что любое исследование феномена спорта осуществляется во имя понимания особенностей современного этапа его развития, определения его дальнейших перспектив. Большинство из аналитиков спорта заостряют своё внимание на данной проблеме. При этом описываются основные модели современного спорта (Баринова И.В., Столяров В.И., Курило С.И.), его основные противоречия (Боген М.М., Власов Ю.П., Сараф М.Я.), в том числе антитезы олимпийского сознания (Егоров А.Г., Ефременков К.Н., Гостев Р.Г., Гуськов С.И., Петлеванный Г.Ф.), тенденции развития (Бальсевич В.К., Люшен Г., Матвеев Л.П., Ратов И.П.), поднимается проблема гуманизации спорта (Столяров В.И., Черкесов Ю.Т.,  П. де Кубертен).

Основные коллизии, возникающие в области современного спорта, так или иначе, связаны с технократическими тенденциями, особенно мощно проявляющими себя в обществе на нынешнем этапе его развития. Н.А.Бердяев в работе «Человек и машина», размышляя об особенностях человеко-машинного общества, обратил внимание на антигуманистичность техники на то, что в технической цивилизации даже спорт может стать средством разрушения человека. Современные авторы (В.А.Кутырёв, И.И. Михайленко,  В.С. Степин, И.Т. Фролов, С.С. Хоружий и др.) указывают на кризисные и катастрофические черты современной цивилизации и на необходимость обращения к сфере антропологии в их анализе.

Конечно же, в теоретическом анализе каждого из многообразных аспектов широкого проблемного  поля, связанного с осмыслением современного спорта,  включены и различные стороны человекоразмерности социальной практики спорта. Здесь следует отметить особое значение работ Н.Н. Визитей, В.И. Столярова, для философского осмысления этой стороны спорта.  В широком списке литературы, посвященной теоретической рефлексии физической культуры и спорта в современном мире, пока еще нет исследования, в котором была бы раскрыта проблема понимания спорта, как способа проявления и определения человеческой размерности в широком контексте – понимании мира как человекоразмерного бытия.

Между тем, все очевидней становится потребность:

во-первых, к подобного рода восприятию мира,

во-вторых, - к созданию способов определения человеческой размерности, и, собственно, к развитию спорта, как специфического средства «измерения» человеческих возможностей и способностей.

На основе предыдущего анализа актуальности и степени разработанности проблемы человекоразмерности спорта, как уже ставшей и развивающейся социальной практики можно прийти к выводу о том, что:

-во-первых, человекоразмерность, не концептуализирована в качестве самостоятельного социального явления, позволяющего во многом определить состояние и тенденции развития спорта, как пространства развертывания сущностных сил человека.

во-вторых, далеко не все стороны институциализации спорта в современном обществе, и, особенно в условиях трансформации общественного уклада в России, однозначно исследованы и теоретически отрефлексированы на уровне социально-философского знания.

в-третьих, остается значительной исследовательской лакуной проблема человекотворческой роли спорта в условиях его детерминации, как вида социальной практики, тенденциями коммерциализации и профессионализации.

Совокупность указанных обстоятельств объясняет постановку проблемы и выбор темы данного диссертационного исследования.

Цель и задачи исследования.  Цель исследования заключается в разработке социально-философской концепции соразмерности спорта как институциализированной социальной практики современного общества и сущностных сил человека, составляющих ядро его взаимодействия с обществом и природой на пути его собственного развития.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

– проанализировать существующие  в современной социально-гуманитарной мысли подходы к определению взаимодействия человека, природы и культуры в современном обществе;

– концептуализировать понятие «человекоразмерности» и определить основные теоретические индикаторы возможной модели человекоразмерных отношений;

– выявить принципы анализа степени человекоразмерности социальной практики человека;

– рассмотреть спорт в качестве институциализируемой социальной практики человека в условиях современного общества;

– показать внутреннюю противоречивость положения человека в пространстве спорта;

– проанализировать социокультурный потенциал спорта как социальной практики;

– рассмотреть принципы построения социокультурных оснований спорта;

– выяснить специфику западной культуры как ареала спорта;

– рассмотреть феномен спорта в восточной культуре;

– обозначить тенденции развития спорта на разных социокультурных основаниях и степень его человекоразмерности;

– исследовать культурные смыслы спорта в качестве потенциала его человекоразмерного развития;

– показать возможности гуманизации спорта как социальной практики в качестве фактора оптимизации его человекоразмерности.

Объектом исследования выступает спорт как социальная практика человека в современном обществе.

Предметом исследования является человекоразмерность в качестве  сущностной характеристики спорта как социальной практики человека.

Гипотеза исследования. Социальная практика спорта в современном обществе, в условиях которого институциализация спорта все более детерминирована тенденциями ориентации ее на профессионализацию и коммерциализацию спорта,  выводят такого рода спорт за рамки физической культуры, ориентированной на более полное проявление  сущностных сил человека. Преобладание не столько соревновательной, сколько достиженческой стратегии, при которой конечный результат и процесс его обретения теряет связь с развитием сущностных сил человека, поскольку нарушатся гармония между гуманистической сущностью спорта и теми способами и средствами, которые кладутся в основу достижения результата, приводят к утере человекоразмерности спорта как социальной практики. Это требует пересмотра принципов организации, как спорта, так и его взаимодействия с физической культурой в пользу сохранения целостности их социокультурной предназначенности, способствующей  более полному раскрытию сущностных сил человека.

Теоретическую и методологическую базу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых, посвященные широкому кругу вопросов и охватывающие проблемное поле исследований в областях: социальной философии, истории философии, спортивной науки, теории и истории культуры, культурной антропологии, семиотики, эпистемологии.

Особую роль в достижении поставленной цели сыграли такие общенаучные методы, как объективности, всеобщей связи, восхождения от абстрактного к конкретному, метод единства исторического и логического, а также использовалась культурантропологическая методика исследования.

Цели и задачи проводимого исследования побуждали обращаться к известным, имеющим достаточно длительную историю развития, и большое число сторонников концепциям: биосоциальной природы человека, состязательности, как одной из форм человеческих отношений, игры, как формы культуры, универсальности человеческой природы, культуры, как человекотворчества.

В организации исследовательского материала реализованы принципы и подходы институционального, аксиологического, системно-деятельностного анализа явлений.

Решающее значение для проведенного исследования сыграли работы Петрова М.К. и Мамардашвили М.К., в которых впервые (по крайней мере, в отечественной литературе) была поставлена проблема человекоразмерности и намечены её основные контуры. Идеи Петрова М.К. об универсалистском и специализирующем характере развития европейской и традиционной, восточной культур стали стимулом к выявлению и определению их смыслополагающих оснований.

Для конкретных целей анализа, использовались базовые понятия, теоретические конструкции и выводы, содержащиеся в трудах ведущих отечественных и зарубежных ученых, прежде всего Быховской И.М., Визитея Н.Н., Гагонина А., Гагонина С.,  Григорьевой Т.П., Драча Г.В., Маркаряна Э.С., Ортеги-и-Гассета Х., Пелипенко А.А., Сафронова И.А., Столярова В.И., Хоружия С.С. и др..

Научная новизна исследования состоит в следующем:

– проанализированы существующие  в современной социально-гуманитарной мысли подходы к определению взаимодействия человека, природы и культуры в современном обществе;

– концептуализировано понятие «человекоразмерность» и определены основные теоретические индикаторы возможной модели человекоразмерных отношений;

– выявлены принципы анализа степени человекоразмерности спорта как  социальной практики человека;

– рассмотрен феномен спорта как культурного явления, связанного с диалектикой «условного – реального», имеющего в своей основе состязательность, в качестве институциализируемой социальной практики человека в условиях современного общества;

– показана внутренняя  противоречивость положения человека в пространстве спорта;

– проанализирован социокультурный потенциал спорта как социальной практики;

– рассмотрены принципы построения социокультурных оснований спорта;

– выяснена специфика западной культуры как ареала спорта;

– рассмотрен феномен спорта в восточной культуре;

– обозначены тенденции развития спорта на разных социокультурных основаниях и степень его человекоразмерности;

– исследованы культурные смыслы спорта в качестве потенциала его человекоразмерного развития;

– показаны возможности гуманизации спорта как социальной практики в качестве фактора оптимизации его человекоразмерности.

Положения, выносимые на защиту:

1. Характер взаимодействия  в современных условиях природы, общества и человека все более подтверждает утверждение о том, что  сущность человеческой природы характеризуется вечным стремлением выйти за пределы самого себя и своего мира, пытаясь, при этом, обойти законы природы и истории. Эта характерная особенность человеческой природы, являющуюся и закономерностью выстраивания его отношений с окружающим миром, ставит проблему дуализма трансгрессивного творчества: оно позитивно, так как расширяет сферу само­реализации человека, и негативно, ибо разрушает зачастую уже со­зданное. Именно здесь заложено основание проблематизации человекоразмерности мира, создаваемого самим человеком в виде своих социальных практик, одной из которых и является спорт. Очевидно, что главная опасность, которая может возникнуть перед человеком, перешедшим некоторые рубежи, которые, возможно, переходить нельзя, - это опасность вступления в нечеловекоразмерный мир, в котором столкнутся культура, природа и человек.

2. Неустранимой характеристикой социальных реалий в самом широком смысле этого слова, выступающей на правах условия осуществимости любой коллективной деятельности является человекоразмерность, как необходимость определения той меры, в какой человек владеет своим естественным   и искусственным (культурным) достоянием, насколько он овладел не только своими силами, но и факторами их развития, содержащимися в культуре. При этом человекоразмерность имеет два аспекта  измерения: во-первых, мир рассматривается как реальность, ограниченная возможностями человека; во-вторых, ограниченности самого человека, не безграничности его возможностей («человеческая вместимость» (М.К. Петров)). 

3. Сущностная сторона  человекоразмерности в области спорта, состоит в определении степени соотнесенности предельно выраженных естественно данных и культурно модифицированных телесных свойств индивида, возможностей оперативного интеллекта, а также, безусловно, психических характеристик личности (прежде всего воли, упорства, настойчивости, терпения) и нравственных качеств (например, чувства ответственности, долга, товарищества – особенно если речь идет о командных видах спорта и некоторые др.), соотнесенных по принципу гармонии и не нарушающих целостность человека.

4. Спорт  как культурное явление продолжает выступать частью более обширной сферы – сферы физической культуры, которая призвана преобразовывать  природную плоть человека в его культурно-оформленную телесность, то есть трансформировать морфологические характеристики тела в соответствии с наличным культурным идеалом. Посредством спорта физическая культура выполняет функцию определения человекоразмерности. Для физической культуры эта функция является одной из составляющих её основной функции развития и совершенствования человеческой телесности. Для спорта же она является главной, выражающей его природу. Благодаря спорту становятся очевидными, зримыми те физические и ментальные возможности, которыми обладает человек.

5. Спорт, сформировавшийся в лоне античной культуры и сохранивший свои социокультурные основания,  опирается на принципы универсализма и активизма, которые  лежат в основе всего многообразия конкретных смыслов спортивной деятельности, задают ее пафос  и ценностный строй. По своей основной интенции такой  спорт является пространством развертывания сущностных сил человека, сохраняя природно заданную его целостность стремится к испытанию  и расширению  человеческих возможностей.

6. Отношение «Я – Другой» в спорте  многопланово, оно включает в качестве Другого не только соперника, но партнера, судью и зрителя. Однако центральным Другим все же выступает соперник. В отношении соперника спортсмен находится в состоянии состязательности, которая внутри себя способна раздваиваться на «позитивный полюс» -соревновательность ( взаимополагание себя и Другого) и негативный – конкурентность ( самоутверждение за счет Другого). Оба момента находятся в динамическом соотношении, выдвижение одного из них на первый план создает негативный (конкурентный) или позитивный (партнерский) модусы спортивной коммуникации.

7. Современный спорт вплотную подошел к пределам «человекоразмерности», он дает максимальные нагрузки для тела и духа, что позволяет считать его одним из ареалов Антропологической границы ( термин С.С.Хоружего). За пределами этой границы – выход в «иное» по отношению к нормальной человеческой жизни : в смерть, в травму, в кризис самосознания. Нарушение человекоразмерности вносит  в спорт момент антигуманности, разрушительности.

8. Романтическая концепция олимпизма видит в спорте область холистического (целостного) развития человека, ориентированного на коммуникацию, строящуюся по законам честности и справедливости. Идеалы олимпизма человекоразмерны и гуманистичны. Однако современный спорт нарушает принцип холизма,  он раскрывает физические и психические способности человека выборочно и односторонне, с ориентацией на социальную конъюнктуру и профессиональную систему норм. Наличие конкурентного момента в спорте позволяет ему органично вписаться в современное рыночное общество, жертвуя правдой и справедливостью ради коммерциализации и прагматических интересов;

9. Современному спорту свойственна  ориентация на технократические идеалы, машинерию, предполагающую возможность переделывать и перекраивать человеческую телесность искусственным путем, создавать «квазичеловека» на базе использования сверхсовременных технологий. Здесь вновь нарушается человекоразмерность, составляющая  гуманистическую конституенту спортивной деятельности.

10. Современный спорт сохраняет разницу социокультурных оснований, которые имеют различный потенциал человекоразмерности. С одной стороны –  спорт, олицетворяющий состязательность в области физических и психических возможностей человека, является типичным феноменом западной культуры, носящей активистский, агональный характер. Культ успеха наряду с культом тела  выступает важнейшей ценностью, мотивирующей спортсмена, который стремится всегда к максимальному результату, означающему победу.  С другой – спорт как сложные практики духовно-телесного совершенствования, основанные на особом типе мировоззрения, связывающем воедино человека и одухотворенную природу – феномен восточной культуры..

11. Перспективы гуманизации спорта связаны в наши дни с необходимостью следования олимпистской идеи холизма – идеала целостного человеческого развития  на базе ценностей честности и справедливости. Эти ценности должны быть приняты  и руководить поведением не только спортсменов, но также судей и болельщиков. Гуманизация спорта предполагает также существование не только «большого», но и массового спорта, способного вовлечь в честную и доброжелательную состязательность миллионы людей.

Научно-теоретическая  значимость исследования определяется, прежде всего, новизной постановки проблемы и выводами, полученными в процессе работы над ней.  Впервые к социальному пространству спорта применена концепция его человекоразмерности, позволяющая выявить степень соотнесенности тенденций развития спорта и потребности в развитии сущностных сил человека как целостной личности. Достигнутые в ходе осмысления темы результаты, позволяют углубить теоретические представления об основных характеристиках феномена спорта, более точно ,определить его место в онтологическом и смысловом пространствах культуры, выявить составляющие и тенденции развития современного спортивного мышления и практики спорта. Открывается возможность концептуализации и систематизации междисциплинарных знаний о данном явлении культуры.

Практическая  значимость исследования. Проведенное исследования заключается в том, что на основе его положений могут быть системно рассмотрены важнейшие проблемы развития спорта и выработаны конкретные рекомендации по осуществлению государственной политики в данной области на различных уровнях. Появляется возможность определения, а затем и практической реализации таких стратегий развития спорта, в которых как можно ярче проявилась бы его гуманистическая природа.

Материалы диссертационного исследования могут послужить основой  преподавания гуманитарных дисциплин в институтах и академиях физической культуры, послужить разработке различных спецкурсов.

Апробация диссертационного исследования. Содержание и  основные идеи диссертации обсуждались и докладывались: на 18 научно-практических конференциях разного уровня ( в частности на

международных научно-практических конференциях «Глобализация и регионализация в современном мире».( Ростов н/Д, 2001 г.); «Инновационные технологии использования средств физической культуры, спорта и туризма как  факторы государственной социальной политики» (Дивноморск, 2002г.);«Строительство-2002».( Ростов н/Д, 2002-2003г.); Физкультура, спорт и туризм: сегодня и завтра».  (Дивноморск ,2003-2004-2005г. );«Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук.»  (Ростов – н/Д ,2008г.);«Cоциализация молодежи Юга России в 21 веке». (Ростов – н/Д ,2008 г.).«Инновационные процессы преобразования физической культуры, спорта и туризма» (Ростов н/Д, 2006,2007,2008,2009, г.Новомехайловка);

всероссийских научно-практических конференциях -«Экстремальные ситуации и предельные возможности человека».(Ростов н/Д, 2002 г.);

межвузовских научно-практических конференциях-«Организация  и методика учебного  процесса, физкультурной и спортивной работы».( Москва, 2002, 2004,2006,2008г).

По теме диссертации опубликована монография» , 61 статья и доклады общим объемом более 20 п.л.

Личный вклад автора. Завершение исследования всегда сопровождается подведением итогов определение степени соответствия результатов проведенной автором работы ее целям, уяснение того, что удалось сделать для осмысления избранной темы, насколько «приоткрылась» неведомая ранее область человеческого бытия (ибо то, что изведано, не может быть объектом изучения). Настоящая работа является самостоятельным исследованием. Личный вклад автора заключается в применении концепции человекоразмерности, позволяющую выявить степень соотнесенности тенденций развития спорта и потребности в развитии сущностных сил человека как целостной личности.  Результаты собственных исследований и анализ  обобщения теоретических и литературных данных позволили более глубоко проанализировать тенденций развития современного спорта как институциализированной социальной практики с позиций его гуманизации,  как действенного фактора оптимизации его человекоразмерности. Выработаны  конкретные рекомендации для реализации таких стратегий развития спорта, в которых  проявилась бы его гуманистическая природа.

Структура диссертации определяется замыслом и логикой последовательного решения основных задач исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, содержащих  двенадцать параграфов, заключения и списка литературы из 261 источника.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, анализируется степень ее разработанности в современной научной литературе, характеризуются объект, предмет, цель и задачи. Определена методологическая и теоретическая база исследования, новизна работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Глава первая – «Теоретико-методологические основания исследования человекоразмерности спорта как социальной практики» - построена на понимании того, что значимость спорта неизмеримо возрастает на фоне новых реалий современной жизни. Во-первых, это связано с тем, что спорт как специфическая форма организации жизнедеятельности человека все больше становится составной частью «лифта социальной мобильности», позволяя существенно изменять социальный статус. Во-вторых, спорт по-прежнему выполняет функции оформления образа жизни человека, что делает его одной из содержательно значимых и расширяющихся социальных практик современного общества. В- третьих, физическая культура и спорт, в силу своих специфических особенностей, заключающихся в первую очередь в сущностной вписанности в природу человека, конструирующих особую социокультурную практику выступают в качестве имманентной части культуры, как органической среды жизнедеятельности человека. В-четвертых, если говорить о спорте как о феномене культуры, то, безусловно, следует иметь в виду его роль в становлении «человека гармоничного», в единстве разных сторон своей природы, в оптимальном сочетании физических и ментальных возможностей. Любое нарушение оптимального взаимодействия этих сторон содержит в себе  опасность выхода за пределы допустимого на данном этапе развития      напряжения  сущностных сил, что вызывает дисгармонию и неизбежные негативные последствия. Происходит нарушение одной из сущностных сторон взаимодействия человека с миром – его человекоразмерности.

В первом параграфе «Общество, культура, человек: проблема соразмерности» анализируются причины рождения нечеловекоразмерной цивилизации и определяется роль культуры в удержании человекоразмерного жизненного пространства. В культуре представлен всеобщий, специфический имен­но для человека характер его связи с природой, возвы­шающий его над особенностями чисто природного бытия и прямо совпадающий со становлением его общественного бытия, с его существованием как общественного субъекта деятельности. Иными словами, культура и есть природа в ее специфически человеческой   (общественной)   значимости и ценности в отличие от природы, лишенной еще этого значения. Это позволяет говорить о такой всеобщей характеристике культуры как ее целостность, что чрезвычайно важно при установлении системного качества человекоразмерности.

Диссертант придерживается точки зрения тех авторов, которые утверждают, что культура по природе своей является сложной, динамической, самораз­вивающейся и самоуправляемой системой. Реальное бытие культуры есть постоянный, непрекращающийся  переход трех модальностей культурной «субстанции»:

  • человеческой модальности, поскольку культура есть совокупность

    внутренних качеств человека, сформировавшихся "сущностных сил" - потребностей, способностей и умений, благо­даря которым он обретает определенные знания, ценностные установкии идеалы ("модели потребного будущего", по формулировке Н.А.Бернштейна);

  • процессуально-деятелъностной модальности, поскольку духовное

    содержание человека опредмечивается в определенных способах его деятельности и затем определенными способами распредмечивается: в этой своей модальности культура выступает как общая "технология" челове­ческой деятельности;

  • предметной модальности, поскольку связь опредмечивания и распредмечивания осуществляется благодаря «застывшему», отложившемуся в плодах  деятельности, то есть, своеобразным «следам культуры» – произведениям техники, науки, искусства, филосо­фии, идеологии, религиозной и иной обрядности, политическим и право­вым институтам, т.е. произведениям "второй природы.

С этой точки зрения, можно сделать выводы социокультурногог плана, весьма значимые для предлагаемого исследования, начиная с того, что в культуру общества входит своеобразная «техноло­гия человеческой деятельности» (внебиологически, социально выработанные способы, средства и механизмы ее) и заканчивая тем, что  потребность человека в развитой социокультурной среде, какой обладает современный город, вошла в противоречие с его природной жизнью. Приобретение личностных социокультурных качеств, со­циальный прогресс человеческой личности стал сопровождаться деградацией его природы. 

Положение дел усугубляется еще и тем, что «…сумма научного знания не составляет адекватный образ человека, ибо она не может удовлетворить экзистенциальные и нравственные потребности индивидов. Перед лицом накопленного знания возросла тяга человека к выяснению своей природы, и поиску смысла собственного существования, который начинают усматривать в его сопряженности со смыслом существования Вселенной» .

Таким образом, проблема взаимодействия различных компонентов природной заданности человека как «космобиопсихосоциального един­ства» остается, острой и по сей день. Но без ее решения в исследовательском поле вряд ли возможны рассуждения о взаимодействии человека и различных сфер жизнедеятельности общества. Более того, именно поэтому, сегодня острота проблем развития человека актуализировала всю систему социально-гуманитарного знания, ибо эта проблема разреши­ма не на уровне абстрактного подхода к ней, а только в рамках социокультурного контекста.

Одним из стержневых тезисов избранного в данном исследовании подхода, является то, что сущность человеческой природы характеризуется вечным стремлением выйти за пределы самого себя и своего мира, пытаясь, при этом, обойти законы природы и истории. «Благодаря этим актам трансгрессии, благодаря этой уст­ремленности вперед, благодаря своеобразной «жадности» к творчеству человек создает новые измерения бытия, творит новые материальные и духовные ценности, развивает технику, науку, искусство, мораль­ные кодексы и социальные организации и институты» .

Подчеркивая эту характерную особенность человеческой природы, являющуюся и закономерностью выстраивания его отношений с окружающим миром, следует помнить, как справедливо подчеркивают авторы,  еще и о том, что трансгрессивное творчество носит двоякий характер: оно и позитивно, так как расширяет сферу само­реализации человека, и негативно, ибо разрушает зачастую уже со­зданное. Именно здесь заложено основание проблематизации человекоразмерности мира, создаваемого самим человеком в виде своих социальных практик, одной из которых и является спорт

Во втором параграфе «Человекоразмерность как характеристика

общественной практики» весь исследовательский материал исходит из принципа, сформулированного еще Протагором о том, что, человек – мера вещей, следовательно его сущностные силы и выступают основными критериями степени человекоразмерности,  того пространства, в котором самоосуществляется человеческая сущность. Здесь прослеживается генезис самого понятия от античности, в которой действительность открывает себя человеку в виде сущего как единства мысли и бытия, через преодоления Нового времени, когда сущее начинает интерпретироваться и оцениваться человеком. Он становится субъектом познания и практического преобразования мира человек обретает уверенность в том, что его потенциал формирования человекоразмерного мира безграничен.  Основания для этой уверенности человек начинает искать не только в своих личностных качествах. Главным в этих основаниях становится убежденность в принципиальной универсальности человеческих возможностей, в способности освоить сознанием весь круг природных и социальных явлений и воздействовать на них практически.

Ярчайшим же проявлением экспансии активизма в условиях современности,  меняющим характер взаимоотношения человека и мира, становится создание и расширение технической среды обитания человека, возникновение человеко-машинного общества, формирование и укрепление технократических тенденций его развития.

При этом происходит новая трансформация качества человекоразмерности мира. Объём его восприятия человеком начинает определяться не собственными возможностями (как в Античности), и не устремлениями (Новое время) самого человека, а воздействием искусственной, технической системы. Показания приборов, решения, принимаемые самопрограммируемыми компьютерными устройствами, не просто расширяют, а уже и формируют человеческое восприятие. Возможно одним из первых мыслителей, возвестивших об опасности ударов, которые техника может нанести по человекоразмерности мира, стал Н.А.Бердяев. Он связывает создание человеко-машинного мира с выполнением человеком своего активного призвания в мире, с его «актуализмом», который, как пишет мыслитель, «есть правда».

Н.А.Бердяев предвидит возможность утраты миром своей человекоразмерности. И он отмечает, что даже современный спорт, занятие, в сущности, необходимое человеку, способен только усилить эту тенденцию. «Человеческая душа, - пишет учёный, - не может выдержать той скорости, которой от неё требует современная цивилизация. Это требование имеет тенденцию превратить человека в машину. Процесс этот очень болезненный. Современный человек пытается укрепить себя спортом и этим борется с антропологическим регрессом.  Нельзя отрицать положительного значения спорта, который возвращает к античному, греческому отношению к телу. Но самый спорт может превратиться в средство разрушения человека, может создавать уродство вместо гармонизации, если не подчинить его целостной, гармонической идее человека»2

Таким образом, проблема человекаразмерности спорта как социальной практики человеческого сообщества становится не только актуальной теоретически. Она несет в себе  такой же практический потенциал, как высокоинтеллектуальные технологии или нанотехнологии.

В диссертации под человекоразмерностью понимается неустранимая характеристика социальных реалий, которая выступает на правах условия осуществимости любой коллективной деятельности» (М.Л. Петров). Причем проблема человекоразмерности фактически расслаивается им на два аспекта. Согласно первому, мир рассматривается как реальность, ограниченная возможностями человека. Вторая сторона проблемы человекоразмерности раскрывается в идее ограниченности самого человека, не безграничности его возможностей. Рассматривая её, М.К.Петров ставит вопрос о «человеческой вместимости».

Другой известный философ – М.К. Мамардашвили связывает проблему человекоразмерности с необходимостью определения той меры, в какой человек владеет своим естественным   и искусственным (культурным) достоянием, насколько он овладел не только своими силами, но и факторами их развития, содержащимися в культуре. Последние, считает М.К. Мамардашвили, обусловлены «разрешающими возможностями человеческого материала», вместе с тем они «что-то» впервые конструируют в нём «в качестве таких «разрешающих мер»1.

То есть  человек по­стоянно движется к своей сущностной богатой целостности. Иными словами, движение к целостности есть постоянный процесс, постоянное субъективное приближение конкретной личностью к активно выявляемой ею внутренней целостности и бо­гатой сущности человека. Если же говорить о размещении целостности человека в мире социальных практик, то следует вернуться к идее всесторонности его развития, поскольку именно эта идея конструктивно размещает человека в мире и соизмеряет мир как условие развития самого человека с его сущностными силами.

Третий параграф « Спорт и проблема человекоразмерности» - посвящен обоснованию главной идеи исследования, краткая формулировка которой вынесена в название данного фрагмента диссертации. Спорт рассматривается как способ выявления и манифестации границ человеческого бытия в той области, которая связана с развитием телесности. В спорте индивид раскрывает свои природные способности и необходимые для их проявления социальные характеристика в максимальном выражении, «измеряет» себя.

Определение того места в культуре, которое может быть занято только спортом, связано с осмыслением, прежде всего, предметного содержания спортивной деятельности.

Надо отметить, что в отношении данной проблемы в спортивной науке, как впрочем, и в массовом, обыденном сознании сложились две позиции, два рода представлений.

Согласно одним из них, спорт рассматривается, как сфера развития физических способностей, удовлетворения потребностей в двигательной активности, демонстрации мускульной силы, скорости и ловкости движений, совершенства навыков и мастерства1. Узость подобных, достаточно традиционных, трактовок спорта, связанную с тем, что индивид в них выступает,  как носитель физических качеств, стремится преодолеть современная философия спорта, развивающая идею биосоциальной природы человека, которая, благодаря и посредством спорта, раскрывается во всей полноте и целостности духовно-телесных проявлений2.

Подобные представления не вполне соответствуют реальной спортивной практике. В рамках последней, акцент все же смещается на развитие физических данных и двигательных способностей. Далеко не всегда спортивная деятельность наполняется высоким духовным содержанием, в ней присутствуют также и «низкие», отвергаемые обществом способы деятельности – диктат грубой силы, жестокость, насилие, подкуп, обман.

Возникает вопрос: в полной ли мере адекватно отражают как первый, так и второй подходы всё богатство и специфику объективного содержания спортивной деятельности? По-видимому, как теоретическому сознанию, так и практическому опыту не удается зафиксировать тот конституирующий элемент, стержневой признак, наличие которого определяет все аспекты бытия спорта.

Представляется, что, для того чтобы решить эту проблему, надо вообще выйти из рамок анализа, задаваемых названными выше подходами, и избрать принципиально иной ракурс рассмотрения. Предлагаемый в диссертации новый подход заключается в осмыслении спорта как  важнейшей сферы самореализации человека. С нашей точки зрения спорт выступает как один из способов определения очень важных для человека параметров человеческой размерности, границ человеческой природы. Доказывается, что спорт является областью и средством выражения некоторых предельных проявлений тела и духа человека, что именно в этом следует усматривать его содержательную, субстанциональную характеристику.

Ведь в спорте действительно реализуются предельные на сегодняшний день проявления человека, осуществляется выход за определённые рамки «обычного» в человеческой жизни, повседневного и рядового. При этом потенциал человека не просто реализуется: он обнаруживается, открывается как самим спортсменом, так и соучастниками спортивного события. Становится очевидным то, что ранее (на тренировках, в беседах с тренером и т.п.) только предполагалось. К тому же, предельные проявления и открытия возможностей человека, осуществляемые в спорте, принципиально отличаются от великих достижений человеческого гения в других областях жизнедеятельности. Последние индивидуальны, не запланированы и не предполагают повторений, в то время как в спорте прорывы за рамки горизонта обычного не только множатся (снижаясь при этом в своём статусе до уровня нормального, привычного и доступного для многих), но и целенаправленно преодолеваются новым, более мощным прорывом. Меру (то, чем измеряют) надо иметь возможность использовать всегда, когда в том есть потребность, поэтому она должна выражаться с помощью стандартных, а не уникальных форм. Но именно потому, по-видимому, что спорт фиксирует эту меру, его можно рассматривать как способ определения человекоразмерности.

Надо учитывать, что последнее (определение человекоразмерности) осуществляется на двух уровнях: индивидуальном и общечеловеческом.

Прежде всего, индивид (спортсмен) определяет в соревновании собственную размерность – что в силах он сделать и чего сделать не в состоянии, что способен преодолеть, а чего нет. И здесь необходимо остановиться на важной особенности данного аспекта проблемы. Индивидуальная спортивная деятельность имеет специализацию. А, следовательно, максимизация одних способностей может осуществляться за счет угнетения других. Но даже, если, определяя размерность индивидуальных способностей, сил, умений, спортсмен проявляет себя как целостное существо, он осуществляет выход на уровень «предельной» реализации только некоторых возможностей человека как определенного вида живых существ. К максимальной эксплуатации определенных, востребованных наличной конъюнктурой способностей, спортсмена толкает «достиженческий» характер современного спорта.

Выявление тех параметров размерности (границ ментальных и физических способностей), которые являются характеристиками человека как родового существа, происходит в ходе спортивной деятельности как совокупном процессе, осуществляемом коллективным субъектом. В силу этого уже не отдельное спортивное соревнование или выступление того или иного спортсмена, а спорт как таковой, как феномен культуры, является процессом, средством, с помощью которого человек определяет границы своей «вместимости». При этом спорт - это в широком смысле слова эксперимент, в котором человек исследует сам себя, себя «измеряет».

Сущностная сторона  человекоразмерности в области спорта состоит в определении степени соотнесенности предельно выраженных естественно данных и культурно модифицированных телесных свойств индивида, возможностей оперативного интеллекта, а также, безусловно, психических характеристик личности (прежде всего воли, упорства, настойчивости, терпения) и нравственных качеств (например, чувства ответственности, долга, товарищества – особенно если речь идет о командных видах спорта и некоторые др.), соотнесенных по принципу гармонии и не нарушающих целостность человека

Причем, по-видимому, спорт является одним из лучших способов определения человеческой размерности. Он, безусловно, представляет собой один из ареалов Антропологической границы (термин С.С.Хоружия1). На границах этого ареала – запредельные и неадекватные как для тела, так и для духа нагрузки, а внутри него сквозь бытие (тренирующегося или соревнующегося спортсмена) просматривается инобытие – посредством сигналов, посылаемых организмом о приближении критической ситуации. В любой момент спортсмен может перешагнуть через это границу (причем не только в «большом», но и «массовом» спорте). При этом произойдет переход в Иное бытия – в сферу болезней, кризисов самосознания, психических надломов. Именно пребыванием вблизи Антропологической границы определяется, прежде всего, место спорта в онтологическом пространстве культуры и его высокий статус в системе культурных ценностей. Гуманистическая интенция спорта состоит в том, чтобы приближаться к границе возможностей не ломая человека как физическое и психическое существо.

Во второй главе «Спорт как пространство социальной практики человека» осмыслением идеи предельности человеческого потенциала и спорта, как одного из важнейших способов определения этого потенциала, теоретический анализ направлен  на раскрытие  сущностную природу спорта и определяя его место в системе других культурных явлений и процессов дают возможность наиболее точно проявить его социальные характеристики как реальной социальной практики значительной части народонаселения.

Первый параграф «Институциализация спорта: состояние и тенденции» - фиксируются различные точки зрения, традиционно оформившиеся на понимании того, что соревновательность – одна из эмпирически фиксируемых характеристик спортивной деятельности, - начинает рассматриваться как системообразующий признак спорта, то есть его феноменальному свойству придаётся субстанциональное значение. На базе его фиксации российская спортивная наука создаёт теоретическую модель рассматриваемого объекта.

Поскольку соревновательности придается столь большое значение в осмыслении природы спорта, постольку необходимо разобраться в её собственной природе и вычленить её основополагающие признаки. Надо выявить особенности спортивного соревнования, уяснить, чем оно отличается от сходных явлений – от состязания и конкуренции - в спорте, а также в других областях. Состязание, соревнование и конкуренция (при всех негативных оттенках смысла, который обычно вкладывается в последнее из данного перечня понятий) относятся к тем способам деятельности, созданным человеческой культурой, которые обладают абсолютной значимостью.

Безусловно, все названные явления – состязание, соревнование, конкуренция – имеют определенное общее основание, некую связь, субстанцию, проявлением которой они становятся, и в полной мере воплощенную в состязании. Эта субстанция есть процесс развертывания человеческой сущности, который и в онто-, и в филогенезе невозможен без установления связей между индивидами, характеризующихся не только взаимных полаганием, но и взаимоотрицанием.

Таким образом, спорт как специфическая социальная практика человека, в процессе которой происходит «развертывание сущностных сил», является еще и пространством синтеза разнохарактерных деятельностей, а точнее, видов деятельности, каждая из которых предполагает другую. Фактически соревновательность и конкурентность   выстраивают два разных вида коммуникации в спортивной среде: товарищеский, партнерский и конкурентно-враждебный, не чурающийся  прямой агрессии. Этот второй, конкурентно-агрессивный тип коммуникации насаждается и поддерживается коммерциализацией современного спорта. Поэтому для подлинного развития спортивной жизни и деятельности необходимы именно соревновательные (как антитеза конкурентных) отношения.

Заметим кстати, что здесь лежит та грань, за которой,  вероятно может разрушаться целостность человека, рождая нечеловекоразмерность спорта, который одновременно утрачивает свою социокультурную природу.

Расширение сферы соревновательных отношений ведет и к развитию спорта. Данного рода отношения, возникая, организационно оформляются и институализируются, – так возникают новые виды спортивной деятельности. Таким образом, мы видим, что соревновательность есть очень важная характеристика спорта – в высокой степени организованного процесса. Ведь организационный момент – неотъемлемый признак соревновательности.

Говоря о специфике соревнования и о том, как это явление пересекается с другим культурным феноменом – спортом, - необходимо обратить особое внимание на такую характеристику, выделяющую соревнование среди других форм состязаний и конкуренции, как высокая степень организованности и формализация соревнований вообще и спортивных соревнований в частности. Ведь спорт есть область жизнедеятельности, носящая в высокой степени организованный характер.

В тоже время стремление к осмыслению спорта как феномена культуры привели на данном этапе исследования к его описанию с помощью двух понятий: соревнования и игры. Надо сказать, что в российской теории спорта подобная позиция имеет место, однако, будучи высказанной, достаточно давно, активно не развивается. Представляется, что в определении спорта следует соединить оба признака - соревновательный и игровой, но не механически, а синтетически. Это позволит рассмотреть спорт как специфический вид соревновательно-игровой деятельности. Но при этом надо иметь в виду, что соревновательность и игра являются моментами формы, а не содержания деятельности, формальными, а не содержательными, субстанциональными характеристиками.

Во втором параграфе «Человек в контексте современного спорта» рассматривается неоднозначность взаимодействия физической культуры и спорта не столько в институциональном плане, сколько с позиций социокультурного феномена социальной практики российского общества.

Как видно из проведенного анализа различных подходов, установление отношений между спортом и физической культурой представляет собой достаточно сложную проблему. И все же для того, чтобы более точно определить место спорта в онтологическом пространстве культуры, особенности данного рода отношений установить необходимо. А для этого, в первую очередь, следует выявить научный (культурологический) смысл понятия «физическая культура», освободив его при этом от тех значений, которые вкладываются в используемое в обыденной речи и идеологизированных текстах слово «физкультура».

В сущности, культура есть механизм общественного воспроизводства, а потому выступает как целостное образование, поддающееся какому-либо членению и разделению на фрагменты только в очень условной форме в ходе теоретического исследования. Поэтому теоретически физическую культуру можно рассматривать в качестве особого вида культуры, хотя деятельностно-практически выделить ее в отдельную область и обособить от других сфер культуры вряд ли возможно

На самом деле, на уровне культурологического анализа использование понятия «физическая культура» должно – и позволяет - осуществить объёмное отражение в сознании различных процессов совершенствования телесной и духовной (в специфическом ракурсе рассмотрения) организации человека. В ходе этих процессов безличные, естественные, природно-телесные характеристики человеческого существа приобретают личностные характеристики.

В начале данных процессов человек выступает просто как живой организм, биологическое тело, далее – превращается в субъекта деятельности. Двигательная активность этого субъекта организуется. Телесность начинает выступать как определённый тип единства природного и социального, как чувственное, но обладающее сверхчувственными характеристиками (вследствие социокультурных трансформаций ) образование.

Таким образом, физическую культуру (в философской предметности)  надо рассматривать как область культурных явлений, связанных с развитием человеческой плоти в человеческую телесность (имеющую надбиологический субстрат) и включением природного индивида в мир культуры. При этом следует учитывать, что физическое существование любых культурных явлений сопряжено с телесным бытием людей, их физическим состоянием. Поэтому к последнему следует относиться как к специфической культурной ценности, его улучшения и совершенствования необходимо добиваться.

Спорт, входя в состав физической культуры, сам по себе  выступает как комплексное явление, обладающее различными формами бытия и очень сложной структурой.

Являясь определённым способом деятельности, спорт выступает не только в поведенческих, но и в других, присущих культуре формах: символических, знаковых, вербальных, идеальных, вещных, он включает нормы, ценности, систему социальных ролей и институтов.

Спорт многомерен. Он представляет собой сложное, гетерогенное и неоднородное явление, включает много подразделений, видов, направлений. Всё это многообразие позволяет индивиду «определять» себя и «измерять» свои возможности, в зависимости от того, каких физических кондиций он достиг, какими он обладает задатками и способностями, в какой степени они развиты, как он овладел необходимыми мастерством и техникой. Именно благодаря своей гетерогенности, дифференцированности на уровни и виды, спорт может включить в свою сферу всех желающих, независимо от состояния здоровья, пола и возраста, а не только избранных.

Между тем имеются существенные отличия между спортом и остальными компонентами физической культуры (как впрочем, и между ними самими). Во-первых, соревновательность в этих сферах не выступает в качестве  формообразующего средства деятельности. Во-вторых, и это главное, все рассматриваемые виды деятельности имеют различное предметное содержание.

Если вся физическая культура в целом и в каждой своей сфере включает в себя способы деятельности, осуществляющей социальное преобразование тела человека, развитие двигательных способностей, физическое совершенствование и становление определённых личностных качеств, то спорт имеет другую предметность, вследствие чего выступает в качестве совершенно особого средства этой деятельности.

Посредством спорта физическая культура выполняет функцию определения человекоразмерности. Для физической культуры эта функция является одной из составляющих её основной функции развития и совершенствования человеческой телесности. Для спорта же она является главной, выражающей его природу. Благодаря спорту становятся очевидными, зримыми те физические и ментальные возможности, которыми обладает человек.

Завершая эту часть исследования, в которой рассматривалась проблема соотношения спорта и физической культуры, необходимо еще раз подчеркнуть, что исходным в ее решении является принцип соотношения части и целого. Представляется, что данные явления (физическую культуру и спорт) нельзя рассматривать как разнокачественные. Это, во-первых, неверно по существу, а во-вторых, может привести к редукции значения обоих явлений в общественном сознании и, как практическое следствие, - к периодическому вытеснению из области функционирования культуры либо спорта, либо других сфер физической культуры.  По-видимому, место спорта в онтологическом пространстве культуры определяется, прежде всего, его способностью выявлять границы предельной реализации возможностей, которыми обладает человеческая телесность.

Культура трансформирует природные силы человека, переводя их в иное измерение, сообщая им иной способ существования, осуществляя человекотворчество и обеспечивая тем самым воспроизводство всего общества в целом. Физическая культура сохраняет и развивает человеческую телесность. Спорт участвует во всех этих процессах, демонстрируя высшие достижения человека в развитии его физических, ментальных, личностных качеств.

В третьем параграфе – «Социокультурный потенциал спорта» определяется вклад спорта в осуществление культурой своей человекосозидающей функции. Утверждается, что выявление и демонстрация предельных возможностей, которыми обладает человеческая телесность, является частью процесса человекотворчества. Анализируются потребности, побуждающие человека к измерению своих физических и ментальных сил, проводимому на основе соревновательно-игрового метода. Рассматривается система функций, посредством которых реализуется основное предназначение спорта его сущность.

Исходным материалом данной части диссертации является предположение, что исследование, развиваемое в направлении функционального анализа, вынуждено обращаться к мотивационно-потребностным сферам человеческой жизнедеятельности, а, следовательно, в какой-то мере, и к психологическим измерениям спорта. Ведь именно потребности порождают функции, а уж для выполнения той или иной функции возникают структуры (функция первична, а структура вторична, по Никласу Луману). Поэтому для ответа на вопрос о том, какие возникают собственные и воплощаются общекультурные функции в ходе  функционирования и развития спортивной деятельности, следует выяснить, какие стороны многообразных потребностей человека удовлетворяются в спорте.

На наш взгляд, побуждающим фактором спортивного состязания, имеющим экзистенциальное значение, является свобода, характеризующая жизнедеятельность человека как родового субъекта. Однако признание данного обстоятельства означает, в свою очередь, и   признание того, что человек неизбежно будет осваивать и расширять пространство своего бытия, раздвигать его рамки. Только несвободный индивид, - связанный ограничениями, исходящими как извне, так и изнутри, - не сможет и не посмеет выйти за пределы означенного.

Но уж если человек посмел это сделать – значит, он обрел свободу, реализовал своё предназначение – быть субъектом свободного творчества, совершил акт самореализации. Поэтому потребность выйти к границам возможностей, да и, собственно, само движение к ним, являются существенными моментами процесса человекотворчества. Таким образом, безусловно, надо признать, что в спорте заложены возможности реализации человекосозидающей функции культуры.

Именно поэтому победа в соревновании, которая осознаётся как выход и на границы собственных возможностей, и на тот уровень реализации человеческого потенциала вообще, на который не смог подняться никто иной, переживается остро эмоционально. Она осмысливается как акт самопознания, самораскрытия себя. Происходит рождение нового «Я» индивида, связанного с самосознанием им себя как более совершенного существа.

Спорт психологичен, ибо многое в нём построено на стремлении к самоутверждению определённого типа людей. Не поэтому ли спорт становится областью концентрированного эгоцентризма и не этим ли объясняются те негативные явления в сфере спорта, которые так тревожат общественность. Имеется в виду комплексы агрессивных психических и поведенческих актов, аморальных поступков и асоциальных практик, субъектами осуществления которых весьма часто являются именно представители спорта.

Однако спорт – слишком сложное явление, чтобы его можно было сводить к какому-то единственному исходному принципу (потребности, ценности, форме взаимодействия). Связи данного феномена с другими явлениями и областями культуры настолько разнообразны, что из них нельзя выделять только одну, но все же эти связи следует иерархизировать.

Определив при этом основные (внешнюю функцию спорта, а также его собственную, выражающую его сущность и предназначение) можно выделить и другие весьма значимые функции, которые возникают у спорта при его использовании в той или иной социокультурной среде, анализ которых позволяет более полно раскрыть его природу. В диссертации осуществляется анализ функций социально-психологической стабилизации, социализации, миротворчества, присущих культуре в целом, но находящих своеобразное воплощение в спорте. Рассматриваются специфические для данного феномена культуры функции: эталонная, «достиженческая» и «статусная».

Глава третья – «Смыслопораждающие основания спорта в дискурсе человекоразмерности» -  посвящена анализу ещё одного аспекта проблемы человекоразмерности. Если в предыдущей главе исследование было связано с осмыслением идеи предельности человеческого потенциала и спорта как одного из важнейших способов определения этого потенциала, то в данной части диссертации объектом внимания становится проблема ограниченности (существующей объективно) самого мира возможностями человека.(обе стороны этой проблемы выявлены М.К.Петровым)1. Тем не менее отмечается, что отношение к миру как человекоразмерному бытию (как установка, то есть явление субъективное, но отражающее объективную характеристику бытия) надстраивается над смыслопорождающими основаниями именно западной, а не восточной культуры. Обоснование данного утверждения позволяет прийти к заключению, что потребность в определении границ «человеческой вместимости», выявлении меры развитости человеческих свойств и проявлений, пределов реализации возможностей, вложенных в человека природой и культурой, также соотносится со смысловым пространством западной культуры.

Исследование спорта как своеобразного «отклика» или «ответа» на некие вызовы, посылаемые западной (европейской) культурой, позволяет осуществить интеграцию обоих аспектов проблемы человекоразмерности. При этом выявляются главные отличия базовых смыслогенетических принципов, а также  парадигм соматического сознания западной и восточной культур, делается сравнительный анализ феноменов спорта и восточных единоборств.

В первом параграфе « Принципы универсализма и активизма как социокультурные основания спорта» - утверждается, что предельные основания спортивной деятельности следует в первую очередь искать в базовых слоях культуры, – в которых формируется отношение индивида к миру и самому себе как выделенной части этого мира. В глубине культурных первосмыслов содержатся неотрефлексированные и неартикулированные побуждения к занятию спортом, складываются или разрушаются соответствующие приоритеты, формируются положительные или отрицательные значения и оценки спортивной деятельности.

Представляется, что данного рода предельные смыслопорождающие  основания культуры в целом и спорта в частности можно было бы обозначить как «принцип универсальности человека» или «принцип универсализма» и  порождаемый, обусловливаемый им «принцип активизма». В сознании и поведении индивида эти принципы реализуются как установки на развитие всего многообразия способностей, задатков и умений индивида, как своеобразные «разрешения» использовать всё это многообразие в различных видах деятельности, стремление к преобразованию любых объектов (в том числе окружающего мира, самого себя), кажущихся несовершенными.

В сфере спорта принципы универсализма и активизма выступают в качестве генераторов особого рода активности, связанной с работой человека над своей телесностью ради преодоления собственного несовершенства, выявления своих возможностей, самоопределения и самоутверждения.

Вместе с тем в смыслопорождающих основаниях спорта необходимо выделять два уровня: уровень означенных выше культурных первосмыслов и уровень мировоззренческих ориентаций, складывающихся на базе телесного сознания определённой эпохи. Последнее включает представления людей о теле, духе и их взаимоотношениях, а также указания на приоритетность, значимость тех или иных сторон этих взаимоотношений, на  способы и механизмы их формирования и совершенствования.1 По-видимому, спорт необходимо рассматривать как проекцию наложения ключевых смыслообразований культуры на имеющие исторически-конкретное содержание ценностно-нормативные комплексы телесного сознания. Базовые культурные принципы ориентируют на то, чтобы человек занялся спортом, телесное сознание «подбирает» аргументы в пользу необходимости этих занятий, связывает эти обоснования с социокультурным контекстом эпохи, объясняет, почему спорт нужен человеку и какие цели последний может и должен преследовать, будучи вовлеченным в данного рода сферу деятельность. Таким образом, первосмыслы культуры осуществляют «побуждающую» функцию, универсалии соматизма – объясняющую (истолковывающую).

Значительная часть данного параграфа посвящается исследованию принципов универсализма и активизма как смыслопорождающих оснований европейской или западной (в данном контексте различия не выявляются) культуры. Рассматриваются условия формирования данного рода культурных первосмыслов, основные этапы их рационализации и практической реализации.

Развивая мысли М.К.Петрова о двух путях цивилизационного развития - универсализирующем, характеризующем развитие европейской культуры, и специализирующем, избранным Востоком1,  - автор исследует процесс отображения базовых смысловых содержаний европейской культуры в различные формы её существования. Показывается, как, актуализируясь на разных этапах её развития, принципы универсализма и активизма воплощались в различного рода смыслообразы (Прометея, Фауста), мировоззренческие универсалии (бытия, бога, человеческой универсальности), представления о человеке как «мере всех вещей», творце, субъекте истории и т.п.. Они принимали форму установок на преобразование мира и его приспособление к потребностям человека, лежащих в основе как развития науки, так и возникновения различного рода общественных движений, побуждали европейца к эскалации активности. Исследуются различные (основные) формы подобного рода эскалации, этапы осмысления принципа универсализма.

Отмечается, что в роль активного субъекта действия европейский человек начал входить (но ещё не стал таковым) уже в гомеровской Греции. В частности, утверждается, что категория бытия в античной философии явилась исходной формой рефлексии над основаниями возникающего, универсалистского, по направленности своего развития, типа культуры, реализующего интенцию преобразования мира и человека, творчества новых программ деятельности и активного их претворения в жизнь.

Следующие шаги в осмыслении принципа универсализма просматриваются в средневековой христианской культуре. Они связаны, в первую очередь, с открытием «сродства» человека с богом.

Новый виток в рационализации первосмыслов европейской культуры совершила эпоха Возрождения. На базе развертывания идеи свободы воли человека произошло формирование мировоззренческой категории «универсальность личности», возникла интеллектуальная рефлексия по её поводу. В этот период европейской истории принцип активизма становится составной частью нового мировоззрения. Он начинает служить обоснованием идей гуманистов (человек-творец, способен изменить себя и мир), различного рода утопистских движений (обоснование возможности и необходимости изменить мир, исправить недостатки существующего строя и т.п.). В качестве особенно яркой формы экспансии активизма выступает Реформация (воплощение идеи преобразования, т.е. «ре- формы»)

Опираясь на идеи М.Хайдеггера, по убеждению которого человек в Новое время стал подлинным субъектом, поднял «собственную жизнь до командного положения всеобщей точки отчёта»1, автор делает вывод о том. что в активизм европейской культуры обретает абсолютное выражение именно в данную эпоху. Новоевропейский человек становится субъектом формирования автономной области правосознания. Он уже не ищет в запредельном мире санкций на формирование правовых отношений, полагая, что сам может и должен определять свое бытие и устанавливать себе законы. Стремление к преобразованию мира, к «подтягиванию» его до неких идеалов проявляет себя также в возникновении и развитии европейской науки. Установки на «испытание» природы, совершенствование с помощью знания государства, морали, систем воспитания и т.п. вводятся в систему базовых методологических и мировоззренческих первоначал, определяют контуры норм и идеалов науки (например, в качестве бэконовского лозунга «Знание – сила!»).

Как теоретически обоснованная, всесторонне проработанная и логически выверенная рефлексия по поводу принципов универсализма и активизма рассматривается в диссертации марксистская версия идеи универсальности человека. Отмечается, что марксизм, как целостное учение, явился вполне адекватным воплощением эскалации активизма и мировоззренческих установок, созданных ещё античностью, в том числе её философией, «удвоившей» мир на мыслимое («подлинное») бытие и земное (вечно становящееся, несовершенное). Поэтому, исходя из контекстов исследования, марксизм можно рассматривать не только как систему новаторских идей, благодаря которым осуществляется принципиально новое осмысление действительности, но и как учение, воспроизводящее устойчивые традиции мышления, артикулирующее привычные смысловые комплексы.

Надо учитывать, что энергия активизма, пропитавшая философско-социологические воззрения К.Маркса и Ф.Энгельса, подчинила себе также и большинство философских построений Х1Х и ХХ веков, воплотилась во  многих социально-политических движениях ХХ века.

Основываясь на проведенном исследовании делается вывод о том, что для становления достаточно автономной и имеющей соответствующую аксиологию сферы спорта, та или иная культура (западная или восточная, а также те или иные их подтипы) должна создать определенные механизмы стимуляции, иначе может произойти разрушение этой сферы, если она уже образовалась, или же она не возникнет вовсе, а первичные, неразвитые формы спортивной деятельности трансформируются в какие-то иные образования.

Европейская культура создаёт подобные механизмы, в первую очередь,  на уровне базовых смысловых структур. Конечно, эти структуры нельзя рассматривать в качестве специализированных средств развития спорта или феноменов, осуществляющих прямую и непосредственную детерминацию этой сферы. Смысловые первоначала культуры вообще скрыты от сознания и реализуются скорее в переживаниях, в отношениях к миру, выступая как контуры этих отношений или импульсы к ним (хотя, конечно, это не значит, что их нельзя обнаружить и рационализировать, - что делает, например, философия).

Во втором параграфе «Западная культура как ареал спорта» - осуществляется исследование спорта как феномена западной культуры: рассматриваются модификации спортивного мышления и практики спорта в различные исторические эпохи. Показывается, как, благодаря чему происходила канализация потока психической и социокультурной активности индивидов в область спорта или изгнание из неё. В каких направлениях трансформировалось отношение к деятельности, направленной на развитие тела, коррекцию его форм, шлифовку движений, от чего зависело отношение к соревновательности,  как способу организации данного вида деятельности, выделения и фиксации наивысших достижений в ней.

Опираясь на работы И.М.Быховской1, автор диссертации предлагает в основу исследования исторических трансформаций спортивного мышления и практики спорта положить принцип выделения и взаимоперехода холистической и дихотомической парадигм соматического сознания. При этом указывается на необходимость установления связи данных парадигм и их разновидностей с принципами универсализма и активизма, определяющими общие векторы развития европейской (западной) культуры, формирующими особый тип человека, стремящегося знать, каковы резервы его организма, психики и интеллекта, потенциал их развития и границы оптимума, желающего насладиться, способностью расширить эти границы.

Обнаруживается, что соединение смыслопорождающих принципов европейской культуры с установками, ценностными ориентациями и представлениями соматического сознания холистического типа (в котором телесность рассматривается в единстве с духовностью) способствовало расширению сферы спорта. Последняя вырастала в замкнутую на себе, суверенную область человеческого бытия, при этом формировалось отношение к спорту как к одной из самых значительных ценностей культуры. Особенно это проявилось в античной агонистике (прежде всего, в доклассический период), а также, как будет показано в дальнейшем, в современном олимпизме (в культуре Возрождения в незначительной степени, ибо холистическое мышление развивалось лишь в среде гуманистически ориентированных интеллектуалов).

Однако противоположная холистической, дихотомическая парадигма соматического сознания, в той её версии, в которой производится абсолютизация духовности и уничижение телесности (заключенной, в частности, в христианстве, и в рационализме Нового времени), в конечном счете, обернулась стагнацией спортивной жизни, формированием негативных ценностных ориентаций по отношению к спорту. И, по-видимому, только усиливающаяся в истории актуализация смыслопорождающих оснований культуры, не позволила спорту исчезнуть вовсе, раствориться в других явлениях культуры, не дала неразвитым формам спортивной деятельности трансформироваться в какие-то иные образования.

С другими же вариантами дихотомического мышления, возникшими на рубеже ХУШ-Х1Х веков и основанными на утверждении приоритета природного, естественно-чувственного в человеке над приобретенным и социальным, связывалось формирование ещё одной тенденции. «Улавливая» импульсы, посылаемые смыслопорождающими принципами европейской культуры, данная версия соматизма, выразила себя в обосновании необходимости совершенствования человеческой телесности, развития двигательных навыков, расширения сферы спортивных соревнований.  Мировоззренческой основой расширения и институционализации сферы спорта стала при этом такая аксиология тела, которая не предусматривала одухотворения последнего, «возвышения» посредством духа. Не удивительно, что к процессу развития спорта подключился сразу же практический, коммерческий интерес, громко заявляющий о себе также и в современном спорте.

Таким образом, историю спорта можно рассматривать как переход мировоззренческих оппозиций, складывающихся на базе различных типов соматического сознания. Стороны этих оппозиций выражали себя в ценностно-позитивном и негативном воззрениях на спор. В его восприятиях, как способа обретения необходимой полноты совершенных качеств личности либо, как средства достижения материального благополучия, в отношениях к данному виду деятельности как к полезному или недопустимому, в выдвижении спорта в центр общественного внимания или перемещении на его периферию.

В практике спорта данным мировоззренческим оппозициям соответствовали свои контроверзы. К ним относились тенденции на расширение данной сферы жизнедеятельности вплоть до распространения её влияния на другие области и, напротив, на сужение, переход её на латентный уровень существования и подчинение другим формам многогранного бытия человека, её развитие, стагнация или деградация, её институционализация или дезорганизация.

Но при всех трансформациях, даже в своих латентных формах, спорт сохранял себя, ибо его существование связано с базовыми смысловыми основаниями европейской (западной) культуры. Он служил самоопределению человека, ощущающего себя универсальным субъектом деятельности, источником и носителем активной, преобразующей мир энергии, служащим мерой всех вещей, создающим человекоразмерный мир.

В третьем параграфе «Феномен спорта в восточной культуре» - выясняется, принадлежит ли данный феномен не только западной, но и  восточной культуре, и вообще, мог ли он возникнуть и развиваться на Востоке. Ставятся вопросы: можно ли рассматривать такое яркое явление культуры, как боевые искусства Востока в качестве модификации спорта или оно имеет самостоятельное значение? Возможно ли противопоставление восточных единоборств, возникших на базе синтеза буддистской и даосско-конфуцианской традиции, и спорта?

Однако уже на подступах к этой проблеме возникло предположение о том, что смысловые основания восточной культуры не рождают импульсов к занятию спортом. Её мировоззренческие категории, глубинные смыслы, структурирующие социальный опыт, универсалии мышления, отражающие отношение к человеку как «природо-» или «мироразмерному» бытию, формируют иные, в сравнении с западной культурой, побуждения, не ориентируют на самоопределение человеком себя через выявление границ человеческой размерности. Особенностью восточного мышления является «настроенность» на определение размерности природы, а не человека – ведь для того, чтобы «вписаться» в мир, определить возможности своего существования внутри границ природного бытия, надо именно эти границы выявить.

Речь в данном случае идет в равной мере о трех основных онтологических, антропологических, ценностно-нормативных и поведенческих системах, представленных индо-буддизмом, конфуцианством и даосизмом, специфицирующих восточную культуру. Эти системы выступают как вполне самостоятельные, организованные и самодостаточные целостности.  При всем их своеобразии им присуще определённое единство, важнейшим показателем которого  является именно отношение к природе, Космосу, Вселенной как образцам и меркам для любого действия, процесса или явления, составляющих мир человека.

Подобные целеориентиры были созданы в недрах культуры, определяются её глубинными первосмыслами, которые, в свою очередь, сформировались вследствие движения её по особому, специализирующему (а не универсализирующему, как европейская культура) пути развития. Необходимость воспроизведения уже сложившихся программ жизнедеятельности предписывается в ней так жестко, и является столь неумолимой, что перестаёт восприниматься, как что-то рукотворное, исходящее от человека, а, следовательно, выступает как нечто естественное - природное – и первичное по отношению к человеку. Отсюда – и природоразмерность восточной культуры. Последнее можно, по-видимому, рассматривать не только, как её внешнюю характеристику, но, прежде всего, как культурообразующий принцип, симметричный, но противоположный принципам человекоразмерности и универсализма в западной культуре. В то же время, очень важный, для культуры Востока принцип «недеяния», можно рассматривать в качестве противоположного принципу активизма, базовому для западной культуры.

В основу духовно-физического развития индивида на Востоке закладываются, таким образом, иные, чем на Западе, целеориентиры, используются специфические приемы и методы. Данного рода деятельность получает другое, по сравнению со спортивной, содержание, не связанное с выявлением предельных возможностей человеческой телесности. Игра-соревнование не является её необходимым и обязательным формальным признаком. Восточные единоборства вообще вряд ли можно рассматривать в качестве разновидности спорта. Они скорее представляют собой некое синкретичное образование, сплав религиозно-метафизических и этических концепций, боевых искусств и динамической медитации. Однако можно ли только противопоставлять восточные единоборства западного феномену спорта, не усматривая в них каких-либо сближающих элементов? Безусловно, нет.

И спорт, и восточные единоборства относятся к области физической культуры. Они являются её самостоятельными и самодостаточными подсистемами, но при этом выполняют особые функции - в процессе деятельности, имеющей собственные содержание и формы.

Физическая культура Востока не создала спорта (как способа определения человеческой размерности). Она справилась с задачами,  связанными с трансформацией данного природой тела человека в социально организованную телесность. Она сформировала систему способов деятельности, в рамках которой человек получил возможность раскрывать себя, как всё более совершенное существо, достигать всё больших высот в физическом и духовном (в их единстве) развитии. Индо-буддийская и китайско-конфуцианская культурная традиция ассимилировала, своеобразно развила и модифицировала возникшие в глубокой древности предпосылки спортивной деятельности, которые были связаны с обнаружением человеком в себе избыточных сил, могущих быть расходованными не только, для достижения непосредственных утилитарных целей. Если европейский ключ открыл возможность проверки этих сил и обретенных умений в игре-соревновании, создав ситуацию самоопределения, а через это и самоутверждения, то восточная культура выработала особый способ гармонизации взаимоотношений духовной, физической, психической сторон жизни индивида.

В главе четвертой « Гуманизация спорта как социальный механизм сохранения человекоразмерности» - обрисовываются важнейшие аспекты проблемы возможного преодоления современным спортом границ человекоразмерности. Опасность подобного рода преодоления усматривается в развитии в современном спортивном мышлении мировоззренческого комплекса рекордистского типа и в появлении в связи с этим таких модификаций спортивной практики, которые способствуют лишь  одностороннему развитию человека – «частичного» Homo sporticus. Возникает перспектива превращения спорта в фактор деградации личности, разрушения человека.

Корни данной проблемы глубоки, они заключены в эскалации активизма, в принципе, характеризующей западную культуру и обретающей на техногенной цивилизационной основе свои специфические, новые формы. Эти формы связаны со становлением социотехнического, человеко-машинного общества, в котором начали мощно развиваться технократические черты и тенденции.  Именно эти процессы составляют сегодня общую социальную основу формирования, как общественного соматического сознания, так и форм спортивного мышления и практики спорта. Максимизация этих тенденций в социосфере ведет к становлению в рамках человекоразмерного мира черт «машиноразмерности», а в сфере спорта - к преодолению им границ человекоразмерности.

Поэтому решение проблемы гуманизации спорта в глубинных своих основаниях связывается с трансформацией формирующих её смысловых содержаний современной культуры (прежде всего, приоритетов и нормативно-ценностных ориентаций технократизма). Вместе с тем необходимо осуществлять более частные в общекультурном значении, но важные, для спорта меры сознательного и целенаправленного воздействия на данный вид общественной практики.

В первом параграфе – «Современный спорт: тенденции развития и пределы человекоразмерности» - как и в предыдущих разделах диссертации, спорт рассматривается как проекция культурных смыслов, однако акцент делается на тех из них, которые порождают современность и порождаемы ею. Особое внимание уделяется системе идей олимпизма, являющейся в значительной мере фактором развития современного спорта. Выделяются его основные черты, важнейшей среди которых является восхождение спорта на уровень самосознания. Другой значимой особенностью является развитие в современном общественном сознании не только диахронии, но и синхронии во взаимоотношениях противоположных типов соматического мышления, выражаемых в возникновении альтернативных направлений в развитии спортивной практики. И, наконец, всё более важной чертой становится появление тенденции выхода спорта, реализующего, в сущности, стремление человека определить меру своих физических и ментальных сил и способностей, за пределы этой меры.

К предпосылкам становления этого явления могут быть отнесены социальные, экономические, идеологические движения и процессы, сформировавшие облик современного общества, но возникшие ещё в ХУП-ХYIII веках и связанные, прежде всего, со  становлением его индустриальных основ. Эти движения и процессы явились формами экспансии активизма европейской культуры, побуждающей западного человека к энергичному внедрению в самые разные области бытия, в природные и социальные процессы, с целью их преобразования,  выявления и преодоления всякого рода несовершенства, приспособления к постоянно изменяющимся потребностям индивида и социума. Их отражением стали ценности рационального и утилитарного отношения человека к своему телу и использованию возможностей, скрытых в нем. Такое новое отношение к телу привело к возникновению гимнастических, спортивно-игровых систем, поощрению академического спорта.

Надо отметить, что влияние на спорт процессов, связанных с развитием машинной индустрии, не было непосредственным. Оно осуществлялось скорее вследствие возникновения идейно оформивших эти процессы определенных систем воззрений (теоретических и обыденных): протестантской этики, системы идей либерализма и демократизма. Так, в занятиях спортом нашли выход свойственные протестантизму целеустремленность и настроенность на победу. Возникновение и развитие учения о правах и свободах человека во многом способствовали эмансипации телесного сознания от оков представлений о теле как «темницы души». Так в недрах дихотомической парадигмы, в течение многих веков (и эпох) определявшей развитие телесного сознания, стало «пробуждаться» холистическое мышление.

Преодолением неклассической философией Х1Х века характерного, для рационализма расчленения человека на телесную и духовную составляющие и подчинения первого начала второму также был задан импульс возрождению холистического соматического сознания. Примечательно, что это «новое» рождение холистической парадигмы телесного сознания способствовало пробуждению самосознания спорта, привело к становлению спорта, как рефлексивной системы.

Это пробуждение полноценно осуществилось в системе идей и практике олимпизма - важнейшего духовного движения эпохи, рассматриваемого в диссертации как важнейший смыслообразующий фактор развития современного спорта. Надо при этом отметить, что Олимпийские игры и всё, что с ними связано, стали ярким воплощением принципов универсализма и активизма, побуждающих человека к «игре» со своими силами, преобразованию им самого себя,  влекущих индивида к расширению спектра своих возможностей, их демонстрации и сравнения с чужими достижениями.

Вместе с возникновением олимпизма спорт стал рефлексивной системой. Мировоззренческие оппозиции в спорте постепенно обрели более или менее четкое теоретическое оформление, воплотились в философско-социологические и культурантропологические концепции. Появилась возможность фиксировать, осмысленно оценивать и прогнозировать процессы развития спорта, вступая в контакты со СМИ, воздействовать на массовое спортивное сознание.

Олимпийская идея не заполняет всего пространства мировоззренческих ориентаций, ценностей и регулятивов спорта. Ей противостоят другие идеи, принципы и установки, связанные с соматическим сознанием иного типа. В данном случае речь идет о дихотомическом телесном сознании, причем о тех его разновидностях, в которых главенствующее значение придается природному, физическому началу в человеке. На этой идейной почве произрастают и стереотипы мышления о спорте только как средстве физического развития. Достижение победы в соревнованиях, спортивная карьера, рекорд рассматриваются как показатели успешности деятельности в данной сфере общественной жизни.Развиваются «достиженческие» ценностно-целевые установки и ориентации. В силу высокой зрелищности бесконечной гонки за рекордами начинают пересекаться области интересов спорта и коммерции.

В мировоззренческом контексте, созданном синхронией развития противоположных парадигм соматического сознания, формируются альтернативные типы рефлексии по поводу спорта. Для  доминирования их, автор использует термины «романтизм» и «прагматизм», уже применяемые ранее в литературе в качестве характеристик типов олимпийского сознания1. При этом надо отметить, что эстетический термин «романтизм» позволяет диссертанту объяснить часто наблюдаемую и удивляющую нас неожиданность перехода спортивного мышления от оптимистически-возрожденческого к пессимистически-кризисному восприятию спорта.

Представляется, что имеется общая цивилизационная основа становления романтической и прагматистской рефлексий по поводу спорта – развитие техногенной цивилизации. Самосознание спорта по-разному, нередко противоположным образом, трактует и оценивает  происходящие в обществе и его спортивной сфере процессы и явления, но не может абстрагироваться от ценностей и приоритетов данного типа цивилизации, акцентирующей значение материальных сторон человеческого бытия.

Особое внимание в диссертации обращается на то, что современное общество характеризуется развертыванием технократических тенденций, которые могут реализоваться в возникновении нечеловекоразмерного мира, - развиваемого по меркам технического устройства и отводящего человеку отнюдь не главную роль.  Этот процесс находит яркое воплощение и в развитии современного спорта. Все более значимой и все чаще артикулируемой становится опасность  в нем тенденций, ведущих, собственно, к самоотрицанию спорта, когда человек будет не «измерять самого себя», а «переделывать», искусственным образом создавая «квазичеловека», - на базе использования сверхсовременных технологий во имя своих зрелищных удовольствий и коммерческих интересов.

Во втором параграфе « Спорт как проекция культурных смыслов» - показано, что данная проблема является проекцией глубинных, но в современную эпоху определенным образом модифицированных социокультурных смыслов, а также «разделительной» натуралистической парадигмы соматического сознания, которая в технократизме находит питательную почву.

На базе принципов универсализма и активизма, характеризующих западную культуру, формируется определенный тип отношения человека к миру – как к человекоразмерному. Такое понимание мира требует, в свою очередь, определения границ человекоразмерности, что отчасти (т.е. в своей области, специфическими методами и средствами) и осуществляет спорт. Однако, как показано в диссертации, человекоразмерность есть исторически изменяющаяся характеристика мира.

В Античности мир человекоразмерен, т.к. человек обладает способностью вос-принять этот мир, в Новое время – т.к. сущее начинает раскрываться не только теми сторонами, которые присутствуют в круге восприятия человека1, а  всеми своими свойствами и характеристиками, ибо оно становится  предметом практического воздействия. В современную эпоху происходит новая трансформация качества человекоразмерности мира. Объём его восприятия человеком начинает определяться не собственными возможностями (Античность) и не устремлениями человека (Новое время), а воздействием на него искусственной, технической системы. Инициатива во взаимодействии со средой все более переходит к технике. Возникает проблема становления в рамках человекоразмерного мира некоего «машиноразмерного» бытия!

Ученые видят опасность в том, что из-за «контринтуитивности» и «контррациональности» сверхсложных нелинейных человеко-машинных систем сам человек становится вынужденным отказаться от приоритета в них. «Он не справляется, срывается, нервничает, не успевает. Он – их самое слабое звено. Всё больше ситуаций, в которых надо ставить «защиту от дурака». Но дураками перед лицом сверхсложности становятся все люди. Фактически, это «защита от человека»2. Указывается на перспективы утраты человеком самотождественности.  Превращения его в «ресурс», «фактор» развития, провозглашается его «смерть» (например, западный постмодернизм). Одним из первых мыслителей, возвестивших об опасности ударов, которые техника может нанести по человекоразмерности мира, стал Н.А.Бердяев1.

Человеко-машинная среда обитания, ценности и приоритеты технократизма формируют своего рода фон, смыслообразующий контекст, специфические факторы или, напротив, препятствия для развития спорта. В этой среде сам спорт превращается в фактор деструктивный по отношению к культуре, не способствующий её гармонизации.

Важнейшей особенностью технократического сознания является абсолютизация значения материального, наполненного техническими устройствами, всё более комфортного, благодаря постоянному совершенствованию вещей, стремительно обновляющегося мира. Этот тип сознания рассматривает в качестве важнейших детерминант общественной жизни технику, производство новых знаний, товаров, услуг и удовольствий. Соответственно развивается бесконечное стремление к новому, новация сама по себе становится ценностью. Общественное сознание реагирует на это культом рекордов. Погоня за ними наиболее выраженный характер обретает в спорте, который в силу собственной специфики создает богатую питательную среду для развития «достиженческих» ценностно-целевых комплексов.

Вследствие сращивания данного рода комплексов с ценностями и приоритетами технократического сознания, возникает специфический тип спортивного мышления и практики спорта, для которых человек является только средством завоевания основной цели – победы. Из спортсмена тренеры, хозяева команд, дельцы спортивного шоу-бизнеса «изготавливают» рекорды (в буквальном смысле слова – в кабинетах значимых в спорте лиц, в кулуарах спортивной власти, посредством подкупа и шантажа).

Побуждения, руководствуясь которыми индивид включается в активные  занятия спортом, всё в большей мере соотносятся с культом рекордов и со стереотипами «победоцентристского» сознания. Смысл победы при этом воплощается не столько в идее самоопределения индивида, выявления его природных способностей, степени овладения мастерством, умения максимально реализовать свой духовный потенциал, сколько в достижении того уровня общественного признания, которое влечет за собой материальное благосостояние и карьеру вне спортивной сферы жизни. 

Разрушается условность мира спорта: он перестаёт быть бескорыстно привлекательной игрой-состязанием. При этом субъект спортивной деятельности утрачивает способность переключаться с практической жизни на эту игру, - он не «играет», а делает карьеру. Да, впрочем, и само состязание утрачивает игровой характер, в значительной мере переставая быть непредсказуемым (опять же, вследствие организации «договорных» соревнований).

Превращение спорта и действующего в нём индивида только лишь в средство достижения  каких-либо иных – внеспортивных - целей, несовместимых с сущностью спорта, обусловливает эксплуатацию данного вида деятельности и её субъекта, в том числе самоэксплуатацию. Гонка за рекордами выражается в «планировании» побед, в постановке перед спортсменом сверхзадач и требований, часто несовместимых с его возможностями и состоянием здоровья, в готовности самого спортсмена или его тренера пойти на всё ради успеха. Спортсмены, принимая различные лекарственные вещества, механизм действия которых не вполне известен, и наращивая объемы этого потребления, вынуждены экспериментировать со своим организмом, выходить за границу допустимых как для тела, так и для духа  нагрузок.

Происходит, по сути, гипертрофирование установки на определение спортсменом пределов своих возможностей, безусловно, содержащейся в смысловых глубинах принципа «победы». Вместо реализации этой установки развивается практика преодоления спортом границ человекоразмерности.

 

 Третий параграф «Гуманизация спорта – фактор оптимизации человекоразмерности» посвящен поиску возможностей преодоления кризисных явлений в современном спорте путем его гуманизации, как сущностной, так и организационной сторон. При этом, следует учитывать, что если изъять из спорта его ведущий содержательный признак – служить способом фиксации меры развитости человеческой телесности (учитывая, конечно, что телесность – есть социальная характеристика человека, подразумевающая неразрывную связь с духовностью),- то исчезнет спорт как таковой, как явление культуры.

Именно поэтому вызывает сомнение гуманизация, осуществляемая путем отказа от конкурентной соревновательности. Подобное решение проблемы гуманизации спорта противоестественно, для него самого и является проявлением своеобразного «насилия» по отношению к данной сфере общественной жизни и виду деятельности. В сущности, оно представляет собой запрет, объявление «вето» на реализацию содержательных и формальных характеристик спорта. В конечном счете, гуманизация спорта связана, с торжеством отношения к человеку, как целостности, телесные и духовные проявления которой представляют собой неразрывное единство.  Но вся проблема в том, что такое отношение является, безусловно, сердцевиной бесконечно отдалённого идеала.

В настоящее время большая доля усилий МОКа, международных спортивных федераций, внимание общественности сосредотачивается на борьбе с допингом. Расширяются возможности активизации этой борьбы, в значительной степени связанные с формированием общественного мнения, склоняющегося в сторону установления пределов искусственного форсирования тех процессов (протекающих внутри человеческого организма и психики), которые ведут к рекордам. Но помимо проведения запрещающей деятельности, направленной против искусственного взращивания спортивных результатов, необходима активизация работы и в позитивном направлении. Однако технократическое сознание создает препятствия для её проведения.

Дело в том, что имеются разработки новых, более отвечающих требованиям современности, моделей и методик тренировочного и соревновательного процесса. Интересна, в частности, концепция, в основу которой положена установка, но то, чтобы реакция организма спортсмена на получаемую нагрузку не выходила за пределы оптимума. Российская наука формулирует интересные предложения относительно необходимости такой организации тренировок и соревнований, при которой спортсмену будет засчитываться результат только в случае выполнения двигательных действий в рамках оптимальной работы организма1.

Безусловно, проведение подобного рода состязаний и подготовка к ним требуют больших усилий и мощного технического обеспечения. Но главным препятствием, для массового внедрения данных и подобных им идей являются все же стереотипы спортивного мышления, содержащие установку на то, что спортсмен обязан «выжать» из себя победу, даже пренебрегая посылаемыми организмом сигналами о неадекватности нагрузки его силам.

Отсюда следует заключение о необходимости преодоления данных стереотипов. А для этого, необходимо достижение более глубокое понимания (на уровне теоретического, а затем массового сознания) сути процветающего в технократическом обществе принципа «победы», хотя и в неявной форме, но ориентирующего спортсмена на преодоление пределов своих возможностей. Те трактовки, которые даются понятию «победа» технократическим сознанием чрезвычайно опасны, в них заложена идея возведения нового спортивного результата, рекорда, победы над соперником в ранг цели и смысла спортивной борьбы. Подобные идеи влекут спортсмена, тренера, «болельщика», всех причастных миру спорта в сторону преодоления границ человекоразмерности. Теоретическому мышлению необходимо, как можно дальше проникнуть в смысловые глубины этих трактовок, показать их связи с технократическим сознанием, с одной стороны, и с кризисными явлениями в современном спорте – с другой.

Должна быть более отчетливо проявлена смысловая оппозиция принципа победы другим принципам спортивного мышления и практики спорта. В частности, принципу «честной игры»1. Последний ориентирует на недопустимость применения таких средств и приемов, которые могут обеспечить победу даже нечестным путем, а потому его воплощение в практику спорта может дать многое, для преодоления кризисных явлений в данной сфере общественной жизни.

Среди практических мер, связанных с гуманизацией спорта, должны выделяться те, что связаны с развитием кондиционного, общедоступного спорта, в частности, созданием организационных условий его развития и соответствующей мотивации.

С течением времени становится всё более очевидным, что именно «массовый» спорт в наибольшей степени становится выражением гуманистической сути рассматриваемого феномена. Именно здесь раскрываются возможности актуализации смыслов и намерений соматического сознания холистического типа. В этой разновидности спорта целевой результат спортивной деятельности не сводится к достижению рекорда, а воплощается в том, что способствует физическому и личностному развитию, повышает общую жизнеспособность и здоровье индивида.

Наконец, важным направлением гуманизации спорта становится внесение ясности в сферу правового обеспечения его профессионально-коммерческой разновидности. Но для этого надо, прежде всего, определить саму область её существования, принципы функционирования, допустимые формы спонсорской помощи, коммерческой деятельности, уровень ответственности перед государством и обществом и т.п.

В конечном счете, решение задачи гуманизации спорта связано с осознанием и преодолением опасных перспектив реализации технократической парадигмы мышления и порождаемых ею форм практики. Кроме того, должны быть найдены такие стратегии развития спорта, в которых в наибольшей степени проявлялась бы его гуманистическая природа. Главное, необходимо четкое осознание того, что определяющим направлением развертывания этих стратегий должно стать возвращение спорта к выявлению границ человекоразмерности и их фиксации, общественность должна объявить «вето» на преодоление этих границ.

В Заключении говорится о том, что проведенный анализ в рамках исследования  проблемы человекоразмерности спорта показал:  что, для формирования отчетливого и позитивного знания о специфических особенностях спорта,   как явления культуры, природы коллизий, возникающих в данной сфере общественной жизнедеятельности, перспектив её развития, необходимо рассмотрение данного феномена в социокультурном контексте прошлых и современной эпох.  В исследовании данного феномена культуры сложился ряд концептуальных схем, не позволяющих полноценно освоить те проблемы, которые возникают в современном спортивном движении. Из преодоления таких, определённым образом программирующих сознание и отношение к спорту, схем его осмысления и выросло данное исследование.

Дальнейшие исследования спорта, безусловно, должны быть связаны с как можно более глубоким изучением проблемы гуманизации спорта и с определением способов её разрешения. Здесь особо выделяется задача выявления и актуализации таких стратегий развития спортивной практики, в которых в наибольшей степени проявлялась бы гуманистическая природа спорта и которые выступали бы как предельно адекватные формы материального бытия холистического сознания.

Материалы диссертации  достаточно полно изложены в 61 публикации автора (в том числе – в 5 ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, в 1 авторской монографии (объем в 8 п.л.) в  материалах 18 международных конференций. Общий объем в  20 п.л.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ НАИБОЛЕЕ ЗНАЧИМЫЕ РАБОТЫ АВТОРА:

 

1.Монографии

1. Барабанова В.Б. «Спорт проблема человекоразмерности». Ростов н/Д.  Издательство РГУ. 2004.- 8 п.л.

2.Статьи в ведущих рецензируемых ВАК журналах:

2. Барабанова В.Б. Васильева О.С. Олимпийская парадигма и развитие  современного спортивного мышления. «Физическая культура: воспитание; образование; тренировка». - 2004.- №2. C. 2-5.-0,4 п.л.(0,2п.л.)

3. Барабанова В.Б.  О технократизме и гуманизации  в спорте: реалии и перспективы. Гуманитарные и социально- экономические науки.- 2004.-  №2.   C.191-194.-0,4 п.л.

4. Барабанова В.Б. Спорт в системе жизнедеятельности человека.     Гуманитарные и социально- экономические науки.-2005.№1.C. 57-59.- 0,4 п.л.

5. Барабанова В.Б. Васильева О.С. О соотношении спорта и физической культуры. Физическая культура: воспитание; образование; тренировка». - 2005.- №2. C.61-63.-0,5 п.л. (0.2 п.л.)

6. Барабанова В.Б . Философско- исторические и культурологические аспекты спорта. Гуманитарные и социально-экономичекские науки.-  2005.-  №2.С.61-64.-0,5 п.л.

7. Барабанова В.Б.  Социально-гуманитарный аспект спорта.   Гуманитарные и социально-экономичекские науки.  – 2005.-  №4.С.112-115.-0,5 п.л.

8. Барабанова В.Б. Место спорта в системе культурных ценностей. Гуманитарные и социально-экономичекские науки. 2006.-№1.С.102-104.-0,4 п.л.

9. Барабанова В.Б.  Соревновательно-игровая природа спорта. Научная мысль  Кавказа.      Доп.выпуск  - 2006.№ 2. C. 26-30.-0,5 п.л.

10. Барабанова В.Б.   Спорт  как проекция культурных смыслов. Философия права .-2007. № 2.   С.81-84.-0.4 п.л.

11. Барабанова В.Б.  Проблема  выхода за пределы человеческой размерности. Философия права.- 2007.№ 3.  C.53-57. 0,5 п.л.

12. Барабанова В.Б. Васильева О.С.   Интерпретация спорта в базовых смысловых структурах различных культур. Философия права.-2007. №4. 

C. 112-116- 0.4 п.л.( 0.2 п.л.)

13. Барабанова В.Б.  Предпосылки  факторы, и основные черты развития современного спорта. Философия права.- 2008.№2.                                                                                                                C.58-62.- 0,45п.л.

14. Барабанова В.Б.  Человекоразмерность в спорте как потенциал социальных технологий. Философия права.-2008. № 6.C. 86-90.- 0,5 п.л.

15. Барабанова В.Б.  Личность спортсмена в социокультурной среде. Философия права.-2009.  В печати.0,4 п.л

Публикации в других научных изданиях

16. Барабанова В.Б. Новые подходы к формированию физической культуры и спорта на занятиях в вузе.// Материалы международной  научно-практической конференции: «Физкультура, спорт и туризм: сегодня и завтра».  Ростов н / Д 2003.-С. 52-55. -0, 4 п.л

17. Барабанова В.Б. Мировоззренческие категории «тело» и «дух» в теории и практике современного спорта . Научная мысль Кавказа. Приложение. 2003. № 6 .C.50-57.- 0,45 п.л.

18. Барабанова В.Б Мировозренческие оппозиции в спорте. Научная мысль Кавказа. Приложение . 2003. №10.C. 42-49.-0,45 п.л.

19. Физическая культура, спорт и гуманизм. Научная мысль Кавказа. Приложение.  2003. №11.C.53-60.-0,4 п.л.                                      

20. Барабанова В.Б. Об общественной значимости спорта. Научная мысль Кавказа. Приложение.  2003. №12.-C. 47-55.-0,4 п.л.

21.  Барабанова В.Б.   Парадигма технократизма и гонка за рекордами в спорте. // Материалы международной  научно-практической конференция«Физическая культура спорт и туризм», Ростов н/Д, 2004. C.242-245.-   0,5 п.л.

22. Барабанова В.Б. Восточные боевые искусства и спорт, близость и различия. Научная мысль Кавказа. Приложение.  2004. № 6. C.23-25.-0,4 п.л.

23. Барабанова В.Б .  Смыслопорождающие основания европейской культуры.  Научная мысль Кавказа. Приложение.  2004. № 8. C.17-24.-0,4 п.л.

24. Барабанова В.Б Актуальные вопросы гуманизации спорта. Научная мысль Кавказа. Приложение.  2004. № 10. C. 35-42.-0,4 п.л.

25. Барабанова В.Б.  Правовой  аспект физической культуры и спорта. Гуманитарные и социально- экономические науки,   2004.  №3. C.201-202.- 0,4 п.л.  

26. Барабанова В.Б. Гендерный аспект в современном спорте.// Научные труды XX Международной научно-практической конференции «Инновационные  преобразования физической культуры, спорта и туризма»   Ростов – н/Д ,2007. Том 2.С.269-273.- 0,3 п.л

27. Васильева О.С.   Барабанова В.Б.   Физическая культура, как  многофкторное средство  становления будущих специалистов.// Научные труды XX Международной научно-практической конференции «Инновационные  преобразования физической культуры, спорта и туризма»   Ростов – н/Д ,2007.- Том 2.C.280-282.-  0,3 п.ч.( 0,1 п.ч.).

28. Барабанова В.Б The necessity of development of humanistic potential in modern sport of  high results.  European Journal of  Natural  History.  2008. № 3.                                   C.115-118.- 0,3п.л.

29. Барабанова В.Б Проблема человекоразмерности спорта как социальной практики //  Путь в науку: Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук» . Выпуск  8. Ростов-н /Д , 2008.- C.15-21.-0,3 п.л.

30.Барабанова В.Б Человек в контексте современного спорта//  Фундаментальные исследования. Москва, 2009. № 2. С.59-63.-0,4 п.л.

31. Барабанова В.Б.  On ratio of   spots  and physical culture . European Journal of  Natural  History.  2009. № 2. С.75-76.-0,3 п.л.

32.Барабанова В.Б. Спорт против наркотиков.// ХIIМеждународная научно-практическая конференция «Инновационные преобразования в сфере физической культуры спорта и туризма». Ростов–н/Д, 2009.-0,4 п.л.

33. Барабанова В.Б. Адаптивная физическая культура и спорт как опыт социализации. ХII Международная научно-практическая конференция «Инновационные преобразования в сфере физической культуры спорта и туризма». Ростов–н/Д, 2009.-0,4 п.л.

34. Барабанова В.Б. О влиянии экологических факторов на  физическую работоспособность человека.  ХII Международная научно-практическая конференция «Инновационные преобразования в сфере физической культуры спорта и туризма». Ростов–н/Д, 2009.-0,4 п.л.

3.Тезисы и доклады выступлений на научных конгрессах симпозиумах и  конференциях.

35. Барабанова В.Б. Аксиология физической культуры (гуманизиру-ющий глобализм спор-тивной  деятельности)//. «Глобализация и регионализация в современном мире».  Материалы  международной научной конференции. Ростов н/Д, 2001.-C.70-73.-  0,2  п.л.

36.Барабанова В.Б. Спорт и предельные возможности человека//.«Экстремальные ситуации и предельные возможности человека».  Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ростов н/Д, 2001.-C.116-118  -   0, 2 п.л.

37. Барабанова В.Б. Мотивационно-ценностные аспекты развития физической  культуры. Сб. материалов Международной научно-практической конференции  «Инновационные технологии использования средств физической культуры, спорта и туризма как  факторы государственной социальной политики» . Ростов н/Д, 2002.С.56-58. – 0,2 п.л.

38. Барабанова В.Б. Социальные аспекты физической  культуры.  Сб. материалов Международной научно-практической конференции  «Инновационные технологии использования средств физической культуры, спорта и туризма как  факторы государственной социальной политики» . Ростов н/Д, 2002.С.58-61. – 0,3 п.л.

49.  Барабанова В.Б. Олимпизм - история и современность.// Материалы международной научно-практической конференции «Строительство-2002». РГСУ, ДТИ, Ростов на-Дону, Изд-во РГСУ, 2002.C.9- 12. -   0,3 п.л.

40. Барабанова В.Б. Спортивная культура; источник  интериоризации .// Материалы международной научно-практической конференции «Строительство-2002». РГСУ, ПГС, Ростов н/Д, Изд-во РГСУ, 2002.с.111-112.- 0,2 п.л.

41. Барабанова В.Б. Общительность и агрессивность в командном взвимодействии  спортсменов .//   «Организация  и методика учебного  процесса, физкультурной и спортивной работы».Часть III . Материалы VII межуниверситетской научно-методической конференции. Москва, 2002. С.131-133.- 0,2 п.л.

42. Барабанова В.Б. Мотивационно-ценностные аспекты развития физичес-кой  культуры .//   «Инновационные технологии использования средств физической культуры, спорта и туризма как  факторы государственной социальной политики» .Сборник статей. Ростов н/Д, 2002. C.56-58.- 0,2 п.л.

43. Барабанова В.Б.    Физическая культура как составная часть здоровья.// Материалы международной научно-практической конференции «Строительство-2003» Изд-во РГСУ ,  ИПГС,  Ростов н/Д  2003.C.221-222.-0,2 п.л.

44. Барабанова В.Б.  Социально-психологические основы физического развития и воспитания студентов в вузе.//     Материалы международной  научно-практической конференции «Строительство- 2003». Изд-во РГСУ,ИПГС, Ростов-н/ Д  2003.С.219-220.- 0,2п.л.

45. Барабанова В.Б.   Васильева О.С. Место спорта в культуре.// Материалы международной  научно-практической конференция «Физическая культура спорт и туризм», Ростов н/Д, 2004.C.245-248.-0,2 п.ч.(0,1 п.л)

46. Барабанова В.Б. Васильева О.С.  Комплексные тренировки как метод улучшения физического состояния студентов. Материалы VIII межуниверситетской научно-методической конференции «Организация и методика учебного процесса», Москва, 2004 .Часть III.C.7-8.- 0,2 п.ч.(0,1 п.л)

47. Барабанова В.Б. Васильева О.С. Современный спорт актуальные проблемы развития . //  Материалы VIII международной научно-практической конференции: «Физическая культура, спорт  и туризм сегодня и завтра «.    Ростов н/Д,  2005.  Том 1. C.32-34 -  0,2  (0,1 п.л.)

48. Барабанова В.Б.  Социально-психологический анализ функционирования и развития спортивной деятельности. // Материалы  VIII международной научно-практической конференции:  «Физическая культура спорт  и туризм сегодня и завтра»  Ростов н/Д, 2005. Том 2. C .70-71.-0, 2 п.л.

49. Барабанова В.Б.  Спорт как способ определения человекоразмерности.// Материалы  VIII международной научно-практической конференции:  «Физическая культура порт  и туризм сегодня и завтра»    Ростов н/Д, 2005. Том 2.C.71-73-0,2 п.л.

50. Барабанова В.Б.  Соревновательно-игровая характеристика.//   Материалы международной научно-практической конференции: «Физическая культура спорт  и туризм сегодня   и завтра». Ростов н/Д, 2005. Том  2.C.6  -7.-0,2 п.л.

51. Барабанова В.Б. СМИ, реклама, спонсорство – как содействие развитию спорта и физическая культура. //Научные труды 1Х Международной научно-практической конференции «Инновационные процессы преобразования физической культуры, спорта и туризма». Tом 1, Ростов н/Д, 2006.C.34-36.-0,2 п.ч.

52. Барабанова В.Б. Плавание – как жизненно важный навык и введение его в программу.// Научные труды 1Х Международной научно-практической конференции «Инновационные процессы преобразования физической культуры, спорта и туризма». Ростов н/Д, 2006. Tом 1. C.153-154.- 0,2 п.ч.

53. Барабанова В.Б. Нетрадиционная система оздоровления организма гимнастика Цигун, йога и использование их в учебном процессе ВУЗов.// 1Х Международная научно-практическая конференция «Организация и методика научного процесса, физкультурно-оздоровительной и спортивной работы».    Москва. 2006. Часть 1.C.119-120.- 0,2 п.л.

54. Барабанова В.Б. Проблема генетического допинга в спорте высших достижений. Научные труды XX Международной научно-практической конференции «Инновационные  преобразования физической культуры, спорта и туризма»  Ростов – н/Д ,2007. Tом 2.C.275-278.- 0,3 п.л.

55. Барабанова В.Б.Социальная  роль и участие женщин в спорте.// Научные труды XX Международной научно-практической конференции «Инновационные  преобразования физической культуры, спорта и туризма»     Ростов – н/Д ,2007. Tом 2.C.273-275.-0,2 п.л.

56. Барабанова В.Б. О здоровье спортсменов высокого класса после завершения спортивной карьеры.// Научные труды XI Международной научно-практической конференции «Инновационные преобразования в сфере физической культуры спорта и туризма».  Ростов – н/Д , 2008. Том 1.C.10-12.- 0,2п.л.

57. Барабанова В.Б. Социализация спортсмена после окончания спортивной карьеры.// Научные труды. XI Международной научно-практической конференции «Инновационные преобразования в сфере физической культуры спорта и туризма».  Ростов – н/Д , 2008. Том 1.C.5-8.- 0,3п.л

58. Барабанова В.Б. Фитнес как философия и стиль жизни. //Научные труды XI Международной научно-практической конференции «Инновационные преобразования в сфере физической культуры спорта и туризма».  Ростов – н/Д  2008. Том 2.С.10-12. -0,2п.л.

59. Барабанова В.Б. Место и значение   спорта в системе современного мировоззрения.// Научные труды. XI Международной научно-практической конференции «Инновационные преобразования в сфере физической культуры спорта и туризма».  Ростов – н/Д , 2008. Том 2.C.173-174.- 0,2п.л.

60. Барабанова В.Б. Исследования быстрой утомляемости студентов в процессе учебных занятий и устранение негативных факторов средствами физической культуры и спорта.// XI Международная научно-практическая конференция . Москва. Часть 1. 2008.C.312-314.- 0,2 п.л.

61.Барабанова В.Б. Актуальность исследования проблемы человекоразмерности в современном спорте . // ХII Международная научно-практическая конференция «Инновационные преобразования в сфере физической культуры спорта и туризма». Ростов–н /Д, 2009 .0,2 п.л.

 

1 Быховская И.М. Человеческая телесность в социокультурном измерении: традиции и современность, М.: Радуга, 1993; И.М. Быховская. Homo somatikos: аксиология человеческого тела. М.: Эдиториал УРСС, 2000.

1 Егоров А.Г., К.Н.Ефременков, Г.Ф.Петлеванный. Многообразие олимпизма и динамика олимпийского образования.// Теория и практика физической культуры. 2000. № 9. С.26.

1 См.: Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993. С.48.

2 Кутырёв В.А. Человек ХХ1 века: уходящая натура…// Человек. 2001. № 1. С.10.

1 Бердяев Н.А. Человек и машина. // Вопросы философии. 1989. № 2..

1 Черкесов Ю.Т. Как обезвредить спорт.// Теория и практика физической культуры. 1996. №.3.

1 Столяров В.И. Гуманистическая теория спорта и проблема её практического использования в спортивном и олимпийском движении. // Спорт для всех. 1999. № 4.

  Волков Ю.Г., Поликарпов В.С. Многомерный мир современного человека. М., 1998. С.14

Волков Ю.Г., Поликарпов В.С. Человек как космопланетарный феномен. Ростов-на-Дону 1993. С.71

2 Бердяев Н.А. Человек и машина. // Вопросы философии. 1989. № 2.. С.155.

1 Мамардашвили М.К. Наука и культура. // Методологические проблемы историко-научных исследований. М., Наука, 1982. С.41.

1 См.: Матвеев А.П., Непопалов В.Н. Физическая культура: физкультура или развитие человека // Теория и практика физической культуры. 1994. № 9; Пономарев Н.И. Спорт – феномен культуры. Л.: Изд. ГДОИФК им. П.Ф.Лесгафта. 1987.

2 Дмитриев С.В. Отражение духовного мира в двигательных действиях человека.// Современные проблемы теории и практики физической культуры: взгляды, идеи, концепции. Сб.тр.. СПб.: ЛГПИ, 1997; Лубышева Л.И. Концепция формирования физической культуры человека. М.,:ГЦОЛИФК, 1992; Николаев Ю.М. Теория физической культуры: базовые концепции и основополагающий категориальный аппарат. // Теория и практика физической культуры. 2002. № 3; Пилоян Р.А. Мотивация спортивной деятельности. М.: Физкультура и спорт, 1984; Столяров В.И., Быховская И.М., Лубышева Л.И.. Концепция физической культуры и физкультурного воспитания (инновационный подход) // Теория и практика физической культуры. 1998. №5.  и др..

1 Хоружий С.С. Человек и его три дальних удела. Новая антропология на базе древнего опыта.// Вопросы философии. 2003. № 1.

1 Петров М.К. Человекоразмерность и мир предметной деятельности.// Человек. 2003. № 1.

1 См. работы, посвященные данной проблеме: Визитей Н.Н. Физическая культура личности. Кишинев: Штиинца, 1986; Жаров Л.В. Человеческая телесность: философский анализ. Ростов н/Д.: Изд-во Рост.ун-та, 1988; Круткин В.Л. Онтология человеческой телесности. Ижевск, 1994; Питирим, Митрополит Волокаламский и Юрьевский. Тело, душа и совесть // О человеческом в человеке. М.: Политиздат, 1991; Подорога В.А.. Мир без сознания (проблема телесности в философии Ф.Ницше) // Проблема сознания в современной западной философии: Критика некоторых концепций. М.: Наука, 1989; Подорога В.А.. Феноменология тела. М.: Магистериум, 1995; Телесность человека: Междисциплинарное исследование. М.: Изд-во МГУ, 1991.

1 Петров М.К. Самосознание и научное творчество. Ростов-на-Дону: 1992; Петров М.К. Эпонимическая характеристика.// Философия в пространстве культуры. Россия и Запад. Ростов-на-Дону: РГУ, 2001.

1 Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993. С.51.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.