WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Методологическая функция социальной философии в изучении юридического лица как субъекта права

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

Мельникова Татьяна Витальевна

 

 

МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ В ИЗУЧЕНИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

КАК СУБЪЕКТА ПРАВА

 

Специальность 09.00.11 – Социальная философия

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

 

Красноярск 2009

Работа выполнена на кафедре философии и социальных наук Сибирского государственного аэрокосмического университета имени академика М.Ф. Решетнева.

Научный консультант:                   доктор философских наук, профессор

Чуринов Николай Мефодьевич

Официальные оппоненты:    доктор философских наук, профессор

Пфаненштиль Иван Алексеевич

доктор философских наук, профессор

Грякалов Алексей Алексеевич

доктор юридических наук, профессор

Корноухов Валентин Егорович

Ведущая организация:                   Сибирский юридический институт

МВД России,  г. Красноярск

Защита состоится « 12 » ноября 2009 г. в _____ на заседании диссертационного совета ДМ 212.249.01 при Сибирском государственном аэрокосмическом университете имени академика М.Ф. Решетнева по адресу: 660014, г. Красноярск, проспект имени газеты «Красноярский рабочий», 31, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Сибирского государственного аэрокосмического университета имени академика М.Ф.Решетнева.

Автореферат разослан «_____»___________2009 г.

И.о. ученого секретаря

диссертационного совета                                           В.Д. Лаптенок

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Актуальность темы диссертационного исследования определяется необходимостью поиска решения проблемы роли права и государства в обществе.

Методологическая функция философии в области философии права реализована в незначительной степени. В частности, это заключается в том, что в науке изучается, а на практике реализуется, как правило, правопонимание в значении степеней свободы его субъектов. Так, политический электорат, опираясь на теоретические обоснования современной российской юриспруденции,  обосновывает концепцию права, преимущественно, в направлении наибольшего сближения Российского права с правом Западной цивилизации. Такое обоснование подкрепляется провозглашением в Российских законах основных ценностей Западной цивилизации: правового государства, верховенства закона, принципа формального равенства, свободы воли и т.д.

Вместе с тем, концепция права Запада, по мнению западных исследователей, находится в состоянии кризиса. Оказалось, что указанная концепция, претендовавшая на звание универсальной, не способна на должном уровне способствовать решению наиважнейших проблем в государствах, не относящихся к числу западных государств. Более того, эта концепция устарела и для самого Запада. Возникла напряженность в правовых концепциях стран Запада, что влечет за собой правовой нигилизм в западной цивилизации, выражающийся в увеличении количества  совершаемых правонарушений, в том числе преступлений.

В этой связи является актуальным изучение методологической функции социальной философии в правоведении вообще и применительно к изучению юридического лица как субъекта права, в частности, в соответствии с различными методологическими традициями и реально функционирующими в жизни обществ моделями мира. Особую значимость приобретает концепция, зародившаяся в исследованиях древнегреческих мыслителей и оформленная в трудах Аристотеля - о совершенстве (гармонии) государственно-правовых явлений. Данная концепция актуализирует проблему совершенствования социальных отношений, включая правоотношения, и вызывает к жизни ту модель мира, в соответствии с которой любые проблемы, в том числе государственно-правовые, раскрываются с точки зрения принципа всеобщей связи явлений (диалектическая методологическая традиция). Это космическая модель мира.

Правовые явления изучаются и в соответствии с другой моделью мира – универсалистской, которая получила фундаментальную реализацию в римском праве. Центральным принципом этой модели мира является принцип  антропоцентризма, в связи с которым раскрываются степени свободы субъектов права. Развертывание права в таком случае осуществляется по пути увеличения или уменьшения количества степеней свободы, а также их ограничений. В дальнейшем в условиях Западной цивилизации изучение правовых явлений осуществлялось в соответствии с реалистской и номиналистской методологическими традициями метафизики.

Так, в практической юриспруденции было выявлено, что методологическая функция философии всегда реализуется в рамках соответствующей модели мира. Тем не менее в правоведении методологическая функция социальной философии нередко недооценивается. В современной юриспруденции не выявлено то, что право реализуется в плане той или иной модели мира, а также контексты права в зависимости от методологической традиции и модели мира. В связи с этим правоведы нередко оказываются в затруднительном положении, когда исследователи все правовые явления, не соответствующие Западным концепциям права, аргументируют как проявления отсталости того или иного общества, называя такие общества «нецивилизованными».

Изучение теоретической и практической юриспруденции с учетом методологической функции социальной философии является актуальным и существует крайняя необходимость в том, чтобы результаты данного изучения были реализованы в качестве общетеоретической базы в правотворчестве, правопонимании, применении права, а также в работе различных правовых институтов.

В частности, является очевидной актуальность различия в реализации методологической функции философии в зависимости от принятой модели мира, космической или универсалистской, на примере такого субъекта права, как юридическое лицо. Изучение этой конкретной проблемы показывает общую связь методологической функции философии с наукой правоведения и юридической практикой. 

Данная точка зрения является тем более актуальной, что, несмотря на большое количество теорий юридического лица, существующих в науке, проблема юридического лица не может быть признана как решенная. Юридическое лицо в большинстве случаев изучается исследователями в соответствии с универсалистской моделью мира. Такое положение в правоведении зачастую отражается и в законодательстве и, как правило, не влечет за собой удачные решения проблем.

Недостаточная проработанность проблематики юридического лица в весьма существенной мере вызвана тем, что законодатель в соответствии с методологическими традициями, соответствующими универсалистской модели мира,  оставляет многие важные вопросы, требующие разрешения в отечественной теоретической и практической юриспруденции в условиях, когда отечественное общественное правосознание исторически складывалось в соответствии с другой моделью мира, согласно которой объективно актуализировалась методологическая функция иной философской традиции и шло вразрез с заимствованными результатами теоретической и практической юриспруденцией Западной цивилизации и не получив необходимой философской рефлексии, насаждается в законодательном порядке, на усмотрение провозглашенного в Российской Федерации гражданского общества, что влечет зачастую правовой нигилизм и злоупотребления в обществе предоставленными законом правами. Широко известны такие способы «реализации своих прав» как корпоративные захваты, недружественные поглощения и т.п. А.В. Чуясов пишет: «Сегодня в России из всех сделок в сфере слияний и поглощений примерно 20% происходит через корпоративные конфликты, но законно, и от 5 до 8% - путем криминальных захватов, имеющих под собой псевдозаконодательную основу»1.

Основная концепция диссертационной работы состоит в том, чтобы показать методологическую функцию социальной философии в правоведении, в том числе при изучении юридического лица как субъекта права. Выявлено, что в современном обществе правовые явления изучаются в соответствии с одной из двух моделей мира: космической или универсалистской. Космической модели мира соответствуют принципы единства мира и всеобщей связи. Универсалистской модели мира соответствуют принципы дуализма и антропоцентризма. Каждая из моделей мира предполагает использование определенной философской методологии: соответственно, диалектической и метафизической. При этом исследователи в большей или меньшей мере реализуют диалектическую методологическую традицию или одну из двух метафизических методологических традиций: реалистскую или номиналистскую.

Вместе с тем, в ряде правоведческих исследований, где авторы не придают существенного значения данным традициям, объективно реализуется эклектический метод, применение которого влечет за собой утрату методологической функции социальной философии в правоведении.

Степень разработанности проблемы. Основным аргументом в пользу выбора данной темы исследования является то, что, несмотря на множество работ, посвященных в целом или частично изучению юридического лица, как отечественных, так и зарубежных авторов, до сих пор методологическая функция философии в области философии права, в общем, и юридического лица, в частности, реализована слабо.

Диссертант отмечает, что понятие «модель мира» используется представителями         частных    наук  и      искусств:    Г. А. Кирпичниковым, В. Е. Жвирблис, Т. В. Цивьян,      Р. М. Грановской,  В. А. Пищальниковой, С. Л. Слободнюк и другими. В философских      исследованиях (А. М. Кумин, В. В. Миронов, Н. М. Чуринов) также постепенно вводится понятие модели мира. На формирование космической модели мира оказала глубокое влияние античная философская мысль. Идея космоса разрабатывалась такими древнегреческими мыслителями, как Анаксимандр, Парменид, Гераклит, Эмпедокл, Анаксагор, Платон, Аристотель. Диссертант анализирует некоторые системы теоретизирования, соответствующие диалектическому методу, который лежит в основе космической модели мира. Это исследования,         в        частности,  представителей         «серебряного      века». Н. А.         Бердяева, Л.  П.  Карсавина,  Н.  О.  Лосского,   Е. Н.  Трубецкого,     Г. В. Флоровского;    современных            исследователей  В. О. Аболонина,         М. А. Некрасова, Д. И. Рожанского, Н. М. Чуринова. Универсум как модель мира изучается диссертантом на основе учений древнегреческих философов - киников Антисфена и Диогена, римских философов Эпиктета, Сенеки, Марциала Марка, Петрония Арбитра Гая, а также на основе отдельных положений римского права, дошедших до наших дней, в частности в Институциях Гая. Диссертант анализирует способствующие познанию универсалистской модели мира метафизические системы теоретизирования, разработанные российскими исследователями Х1Х в. Н. А. Бердяевым, П. И. Новгородцевым, Б. Н. Чичериным, а также некоторыми современными исследователями: С. В. Климовой, Д. А. Ивайловским.

Раскрытию содержания понятия права в соответствии с принципами единства мира и всеобщей связи, характеризующих космическую модель мира, способствует анализ учений древнегреческих философов Платона и Аристотеля, современных исследований Н. М. Чуринова,  Ю. И. Гревцова, С. А. Дробышевского, Р. И. Ивановой, И. Е. Малькова, и других исследователей. Содержание понятия права в соответствии с принципами антропоцентризма и дуализма в универсалистской модели мира диссертант изучает, анализируя Институции Гая, исследования И. Бентама, Дж. Бруно, Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Иеринга, И. Канта, К. Маркса, Савиньи, Б. Спинозы, Пухта, А. Токвиля, а также русских философов и правоведов Н. Н. Алексеева, Н. А. Бердяева, И. А. Ильина, Б. А. Кистяковского, П. И. Новгородцева, Л. И. Петражицкого, И. А. Покровского, Л. А. Тихомирова, Е. Н. Трубецкого, современных исследователей А. А. Алова, Л. И. Антоновой, Н. Г. Владимирова, Д. А. Керимова, Д. И. Луковской, П. Е. Недбайло, В. С. Нерсесянца, И. С. Самощенко, Л. С. Явича.

Понятие субъекта права в соответствии с космической моделью мира диссертант раскрывает, используя труды дореволюционных исследователей М. Ф. Владимирского-Буданова, И. А. Ильина, И. А.Покровского,                 А. Н.   Радищева, В. С. Соловьева; исследователей ХХ-ХХ1 вв.                      Ю. А. Агешина, С. С. Алексеева, С. Ф. Анисимова, Л. Е. Ароцкера,                 Е. И. Вознесенской, Ю. Зархина, С. Л. Зивса, Н. Латышевой, В. П. Малахова, Э. Ратинова, М. С. Строговича и других. Предпосылки исследования субъекта права в качестве участника социального отношения имеют место в учениях ряда представителей социологической юриспруденции (диссертант анализирует концепции Е. Эрлиха, С.А. Муромцева, А. Леви-Брюль.              Р. Паунда).

Теоретическая основа изучения субъекта права в универсалисткокй модели мира подготовлена исследованиями русских и зарубежных представителей науки прошлых веков Н. Н. Алексеевым, Н. А. Бердяевым,  Г. В. Ф. Гегелем, Т. Гоббсом, Н. Кузанским, Г. В. Лейбницем,                         И. А. Покровским, Ж. - Ж. Руссо; современными исследователями                  В. С. Нерсесянцем, С. А. Денисовым, В. Д. Зорькиным, В. В. Лапаевой,         Л. С. Мамут, Е. Н. Пименовой, О. М. Степаняном, Е. А. Флейшиц,                 В. А. Четверниным и другими.

Предпосылки формирования реалистской методологической традиции имеют место уже в античной философии, включая школу пифагорейцев, а также учение Платона о царстве познаваемых разумом идей. К числу исследователей ХХ в., рассматривавших явления окружающей действительности в соответствии с реалистской методологической традицией, относятся абсолютные идеалисты (в частности Ф. Х. Брэдли,        Б. Бозанкет, Дж. Ройс), идеалисты-персоналисты (Б. П. Баун и другие), неореалисты (Р. Б. Пери, У. П. Монтегю), представители конструкционистской теории (Прайс), представители прагматической теории (Джемс), и другие исследователи. В работе осуществляется анализ теории естественного права и феноменологической школы права, которые разработаны в соответствии с реалистской методологической традицией. Современные исследователи продолжают развивать указанную методологическую традицию, разрабатывая различные теории идеального права. В частности, к таковым относится теория идеальных источников права, формулируемая В. П. Кулаповым, В. А. Рудковским,                             А. В. Кузьминым. Теория правового государства, актуализирующая изучение права в качестве общественного идеала, разработана Дж. Локком и Монтескье. Современные исследователи, в частности В. М. Сырых,               Д. Е. Григоренко, Л. Н. Черноусова, А. А. Френкин, А. К. Черненко, внесли в развитие этой теории соответствующий вклад. Государство в качестве общественного идеала исследовали П. И. Новгородцев, Дж. Роллз, и другие.

Юридическое лицо как идеальную сущность изучали представители различных теорий юридического лица. При этом наиболее популярной является теория фикции, основы которой были сформулированы папой Иннокентием 1У и развиты канонистами и легистами. Эта теория получила дальнейшую разработку в трудах западноевропейских исследователей, особое значение среди которых занимают исследования Савиньи. Эту теорию поддерживают и современные российские исследователи: Е. А. Богатых,       Е. В.Богданов, М. Г. Ионцев, Е. А. Суханов, Г. В. Цепов и другие. Юридическое лицо в качестве идеальной сущности представлено в работах представителей других теорий юридического лица, авторами которых являются российские исследователи: С. И. Аскназий, С. Н. Братусь,              А. В. Венедиктов, Г. М. Генкин, О. С. Иоффе, В. А. Ойгензихт, Ю. К. Толстой; а также североамериканской теорией естественного лица, раскрытой в трудах М. Хортвица. 

Учению о праве как описании его материальной сущности предшествовали разработка номиналистской методологической традиции, одним из представителей которой является Р. Бэкон. В развитии номиналистской методологической традиции особую роль сыграли теории   Л. Витгенштейна, Р. Карнапа, У. В. О. Куайна, Ж. - Ф. Лиотара, М. Шлика, исследования Г. Д. Бермана и Т. И. Хилла. Некоторые проблемы изучения прецедентного права в соответствии с номиналистской методологической традицией были затронуты в трудах Р. С. В. Каннигема, Г. Хогеса,                 Р. Миллера и Дж. Джентца, Р. Паунда и других исследователей. 

Юридическое лицо в качестве материальной сущности исследовали, в основном, зарубежные ученые: Бринц, Белау, Р. Оунс, А. Шниман и другие, а также некоторые российские исследователи: И. А. Покровский,                      Н. С. Суворов, Е. А. Суханов. В соответствии с номиналистской методологической традиции некоторыми российскими исследователями      (В. В. Долинской, Т. В. Кашаниной, В. В. Лаптевым, Д. В.Ломакиным и другими) изучается корпорация.

Отдельные аспекты субъекта права, в том числе юридического лица, как социального отношения освещены в работах дореволюционных российских исследователей И. Д. Беляева, М. Ф. Владимирского-Буданова, Н. Н. Алексеева, А. И. Каминка, Л. И. Петражицкого, К. Победоносцева,       И. А. Покровского; современных исследователей Т. Е. Абовой,                       Н. В. Акчуриной, О. А. Герасименко, В. П. Грибанова, О. А. Красавчикова, А. П. Угроватова, В. С. Якушева.

Юридическое лицо в системе субъектов права, представляющих социальные отношения, исследуется в работах Н. Н. Алексеева,                      Д. И. Мейера, И. А. Покровского, И. Т. Тарасова, Ю. К. Толстого, Л. Г. Олеха и других исследователей.

Развитию субъектов права в целом, и юридического лица, в частности, посвящены работы Т. Е. Абовой, Н. В. Акчуриной, М. Александрова,            А. В.Алексеева, С. С. Зенина, А. Лаппо-Данилевского, О. А. Новикова, И.Функа, В. А. Михальченко и В. В. Хвалей и других исследователей.

Отдельным аспектам проблемы правового нигилизма посвящены работы Н. А. Бердяева, А. И. Герцена, И. А. Ильина, Б. А. Кистяковского,     П. И.Новгородцева, В. С. Соловьева, А. И. Панюкова, М. И. Абдуллаева,       Р. С.Байниязова, Л. Ю. Грудцыной, Т. Ю. Коршуновой, В. Н. Косарева,        А. А.Прокуратова, К. Е. Сигалова и других исследователей.

Для обоснования концепции диссертант использует и эмпирический материал: Российское и Западное законодательство, судебную практику.

Анализ работ по теме диссертации дает основание сделать следующие выводы:

  1. несмотря на значительное количество работ, посвященных различным аспектам права, тем не менее, в этих работах право изучается вне зависимости от модели мира, в которой происходят процессы законотворчества, реализации и применения права, в связи с чем не учитывается и соответствующая той или иной модели мира методологическая функция философии;
  2. не изучено явление юридического лица в системе философских моделей мира: космической модели мира и универсалистской модели мира.

Объектом исследования является субъект права.

Предметом исследования является методологическая функция социальной философии в изучении юридического лица как субъекта права.

Цели и задачи исследования. Целью диссертационной работы является исследование  методологической функции социальной философии в изучении юридического лица как субъекта права.

В соответствии с поставленной целью в работе выдвигаются следующие задачи:

1) исследовать содержание понятия моделей мира в философии;

2) раскрыть содержание понятия права в системе космической модели мира и в системе универсалистской модели мира;

3) изучить субъекты права в космической модели мира;

4) изучить субъекты права в универсалистской модели мира;

5) исследовать явление права как общественный идеал;

6) осуществить методологический анализ юридического лица как идеальной сущности – фикции;

7) раскрыть понятие права как описания материальной сущности;

8) осуществить методологический анализ юридического лица как материальной сущности – имущества;

9) изучить юридическое лицо как социальное отношение.

10) показать юридическое лицо как социальное отношение среди других социальных отношений, раскрывающихся как субъекты права;

11) изучить процесс развития юридического лица как субъекта права;

12) изучить основные причины правового нигилизма в том, что касается юридического лица.

Теоретико-методологическая основа исследования. В соответствии с предметом и целью исследования изучение юридического лица осуществляется на основе диалектического и метафизического методов.

Решение исследовательских задач ведется на базе общенаучных методов анализа и синтеза, индукции и дедукции, логического и исторического, а также общенаучных исследовательских подходов – информационного, системного, сущностного, структурно-функционального и деятельностного.

Научная новизна исследования.

1) установлено, что в зависимости от используемых методов, принципов и подходов выделяются две модели мира: космическая и универсалистская. При этом модель мира выступает в качестве характеристики определенной системы теоретического познания. Космическая модель мира формулируется в соответствии с диалектическим методом и соответствующими ему принципами: всеобщей связи явлений, единства мира, отражения и т.д. Универсалистская модель мира формулируется в соответствии с метафизическим методом и принципами дуализма, антропоцентризма, а также предполагает аксиологический исследовательский подход;

2) показано, что согласно космической модели мира правовые и внеправовые социальные нормы должны гармонировать друг с другом, и таким образом, чтобы внеправовые нормы находили завершение в правовых нормах, а последние – во внеправовых социальных нормах. При этом создание, реализация и применение правовых и внеправовых социальных норм гарантируется различными социальными институтами, которые в той же мере, как и социальные нормы, в процессе функционирования должны гармонировать друг с другом и взаимно дополнять друг друга. Создание, реализация и применение социальных норм, и в том числе норм права, по логике космической модели мира направлены на обеспечение совершенствования общественных отношений;

3) доказано, что в рамках универсалистской модели мира положение норм права среди других социальных институтов зависит от того, какое положение среди социальных институтов, гарантирующих реализацию социальных норм, занимает государство. При этом поскольку социальные нормы выступают как общественно значимые ценности, постольку нормы права всегда занимают определенное место среди актуальных социальных норм в наличной шкале ценностей. Поскольку полнота мира раскрывается ценностями и потребностями, постольку нормы права, занимая то или иное место среди социальных норм как системе ценностей, гарантируют соответствующие степени свободы субъектов права;

4) установлено, что право как социальное отношение является элементом полноты космической модели мира. При этом субъект права выступает как сторона социального отношения, предполагающая в качестве противоположной стороны объект права, вследствие чего субъектом права может быть более или менее совершенная личность, раскрывающая себя в системе наличных общественных отношений. При этом субъект права в системе космической модели мира характеризуется следующими определениями: субъект права является участником всей совокупности общественных отношений: как правовых, так и внеправовых; субъект права предполагает фиксированную совокупность правовых отношений, в которых обнаруживается наличный уровень их совершенства, что позволяет субъекту права в своей мере быть субъектом, совершенствующим эти отношения; субъект права использует, исполняет и соблюдает правовые нормы с учетом действующих в обществе актуальных внеправовых социальных норм. С другой стороны, внеправовые социальные нормы реализуются субъектом права с учетом актуальных норм права; субъект права характеризуется определениями духовной и светской власти. Согласно космической модели мира институциональность светской власти, обеспечивающая реализацию норм права, предполагает гармоничное сочетание и взаимодополнение с институциональностью духовной власти, обеспечивающей реализацию внеправовых социальных норм;

5) показано, что право как степень свободы субъекта права является элементом полноты универсалистской модели мира. Субъектом права является более или менее свободная личность, вследствие чего субъект права оказывается способным регулировать степени свободы в процессе правотворчества, правоприменения и реализации права. При этом субъект права в системе универсалистской модели мира характеризуется следующими определениями: положение субъекта права зависит от принятого соотношения духовной и светской властей (верховенство духовной власти над властью светской; верховенство светской власти над властью духовной); субъект права предполагает фиксированную совокупность степеней свободы среди степеней свободы, задаваемых внеправовыми социальными нормами; степени свободы субъекта права в плане универсалистской модели мира нацелены на удовлетворение потребностей и реализацию интересов в системе принятых в обществе ценностей, имеющих индивидуальное или общественное значение; субъекты права различаются по количеству и качеству степеней свободы и соответственно эти субъекты обладают возможностями в процессе правотворчества, правоприменения и реализации права;

6) установлено, что согласно универсалистской модели мира институциональность светской власти, обеспечивающей реализацию норм права зависит от положения этой институциональности по сравнению с институциональностью духовной власти:

- верховенство духовной власти над властью светской по принципу дуализма предполагает раскрытие духовной власти как сущности, а светской власти – как существования. Подобное соотношение сущности и существования раскрывается на основе изначально реалистской методологической традиции;

- верховенство светской власти над властью духовной в соответствии с указанным принципом предполагает раскрытие светской власти как сущности, а духовной власти – как существования. Подобное соотношение сущности и существования раскрывается на основе изначально номиналистской методологической традиции;

7) показано, что в соответствии с универсалистской моделью мира происходит развертывание степеней свободы как по количеству, так и по уровню ограничений, накладываемых на каждую степень свободы законодателем и другими субъектами, создающими право. В соответствии с универсалистской моделью мира имеет место реалистская методологическая традиция, согласно которой в качестве сущностей (репрезентантов) выступают идеальные (абстрактные) сущности. С позиции реалистской методологической традиции правовое государство выступает как трансцендентальный, т.е. примышленный субъект (репрезентант). Государство как трансцендентальный субъект (абстрактная сущность) восполняется произвольным составом социальных институтов (репрезентация), призванных обеспечивать создание, реализацию и применение норм права в соответствующих сферах общественной жизни. Данное понимание состава институционального состава государства получает обоснование в консервативной политологической традиции. Крайним вариантом реализации правового регулирования общественной жизни в соответствии с данной традицией является тоталитаризм;

8) выявлено, что в соответствии с реалистской методологической традицией право выступает как общественный идеал (репрезентант), способный заместить собою все другие социальные нормы (репрезентации). При этом нормы права создаются как социальные нормы, призванные заместить собою все другие социальные нормы. В соответствии с универсалистской моделью мира и реалистской методологической традицией юридическое лицо выступает как трансцендентальный, т.е. примышленный  субъект (фикция) в составе компонентов правового государства консервативного типа. Юридическое лицо как трансцендентальный субъект восполняется произвольным составом органов юридического лица, призванных обеспечивать деятельность юридического лица, формулировать его свободу воли как определенную степень своей свободы. В соответствии с реалистской методологической традицией свобода воли юридического лица может формулироваться только в терминах действующих норм права и в своих собственных интересах и ценностях;

9) выявлено, что в соответствии с номиналистской методологической традицией право выступает как формы описание материальных (телесных) сущностей – прецедентов. При этом нормы права создаются как некоторые формы, наполняемые произвольным содержанием, возвышающимся над содержанием других социальных норм. В соответствии с универсалистской моделью мира имеет место номиналистская методологическая традиция, согласно которой в качестве сущностей (репрезентантов) выступают материальные (телесные) сущности (репрезентант). С точки зрения номиналистской методологической традиции государство выступает как материальная (телесная) сущность, т.е. аппарат, предназначенный для создания, реализации и применения права. Правовое государство как материальная (телесная) сущность обеспечивает минимальное количество степеней свободы других социальных институтов общества, оно освобождается от компетенций своих институтов во всех сферах общественной жизни, кроме политико-правовой сферы. При этом последняя в жизни общества выступает как сфера, где реализуются и применяются только нормы права. Данное понимание институциональности правового государства получает обоснование в либеральной политологической традиции. Крайним вариантом реализации правового регулирования общественной жизни в соответствии с данной традицией является либертаризм.

10) показано, что в соответствии с универсалистской моделью мира и номиналистской методологической традицией юридическое лицо выступает как материальная (телесная) сущность (целевое или персонифицированное имущество). Юридическое лицо принимается как материальная (телесная) сущность, предполагающая возможность произвольного описания его степеней свободы. В соответствии с номиналистской методологической традицией норма права (репрезентация) формулируется как наличное волеизъявление юридического лица по отношению к прецеденту, детерминированное его интересами и ценностями;

11) установлено, что в соответствии с космической моделью мира субъект права – это социальное отношение, детерминируемое действующим правом и иными социальными нормами в той мере, в которой данные социальные нормы находят свою законченность в действующем праве. Юридическое лицо – это субъект права среди других субъектов права, которые раскрывают его как определенное социальное отношение, диалектически отрицающее его как субъекта права. Юридическое лицо – это социальное отношение, определенность которого задается действующим правом и другими специфицирующими его социальными нормами, в частности, корпоративными нормами;

12) показано, что в соответствии с космической моделью мира действующее право детерминирует систему социальных отношений, раскрывающихся в качестве различных субъектов права. Каждый субъект права как социальное отношение детерминируется соответствующими нормами права, а также специфицирующими каждое данное социальное отношение внеправовыми социальными нормами, находящими свою законченность в нормах права. В соответствии с космической моделью мира субъект права, в том числе и юридические лица, выступают как социальные отношения, целое совокупности которых оказывается большим, чем сумма указанных социальных отношений или, одно из данных социальных отношений является большим, чем целое, а также в случае рассогласованности норм права сумма данных социальных отношений выступает как большее, чем целое;

13) выявлена зависимость правовых и внеправовых социальных норм, детерминирующих социальные отношения, раскрывающиеся как субъекты права и в том числе юридические лица, от наличных в данной исторической эпохе объективных условий и субъективных факторов общественной жизни. В той мере, в какой получают развитие нормы права и внеправовые социальные нормы, детерминирующие социальные отношения, раскрывающиеся как субъекты права, в том числе и юридические лица, получают развитие и сами субъекты права, в том числе  юридические лица. Субъекты права, в том числе и юридические лица как социальные отношения, имеют два основных направления: прогресс, т.е. развитие указанных отношений от менее совершенных к более совершенным, и регресс, т.е. развитие указанных отношений от более совершенных к менее совершенным;

14) доказано, что в соответствии с космической моделью мира в нормах права находят свою законченность внеправовые социальные нормы. В этом значении правовой нигилизм – это нигилизм, как по отношению к нормам права, так и нигилизм к внеправовым социальным нормам, которые находят свою законченность в нормах права, а также нигилизм по отношению к социальным институтам, обеспечивающим реализацию норм права и внеправовых социальных норм. Правовой нигилизм может представлять собой своеобразный протест против принижения значения внеправовых социальных норм или показатель того, что нормы права вошли в конфликт с актуальными внеправовыми социальными нормами.

15) установлено, что в соответствии с универсалистской моделью мира, когда нормы права принимаются как социальные нормы, способные заместить внеправовые социальные нормы, правовой нигилизм выступает как неуважение к нормам права и обеспечивающих их исполнение институтам государства.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Методологическая функция социальной философии в изучении юридического лица предполагает, что различимы два основных подхода к определению понятия юридического лица: познание юридического лица в качестве социального отношения и познание юридического лица как субъекта, наделенного определенной степенью свободы;
  2. Юридическое лицо как социальное отношение познается посредством использования диалектического метода, предполагающего всеобщую связь явлений;
  3. Юридическое лицо как субъект, наделенный определенной степенью свободы, изучается в соответствии с метафизическим методом;
  4.  Понятия юридического лица соответствуют различным методологическим традициям: юридическое лицо в качестве социального отношения – диалектической методологической традиции, юридическое лицо как субъекта, обладающего той или иной степенью свободы – номиналистской и реалистской методологическим традициям;
  5. Юридическое лицо как субъект, наделенный определенной степенью свободы актуализирует тот или иной вариант универсалистской модели мира, юридическое лицо как социальное отношение актуализирует космическую модель мира;
  6. Юридическое лицо как социальное отношение – это правоотношение, завершающее внеправовые социальные отношения, которые, в свою очередь, специфицируются этим правоотношением;
  7. Юридическое лицо в соответствии с реалистской методологической традицией – это идеальная сущность (фикция);
  8. Юридическое лицо в соответствии с номиналистской методологической традицией – это материальная сущность (имущество);
  9. В соответствии с космической моделью мира в той мере, в какой получают развитие нормы права и внеправовые социальные нормы, детерминирующие социальные отношения, раскрывающиеся как субъекты права, в том числе и юридические лица, получают развитие и сами субъекты права, в том числе  юридические лица;
  10. В соответствии с универсалистской моделью мира происходит развертывание степеней свободы как по количеству, так и по уровню ограничений, накладываемых на каждую степень свободы законодателем и другими субъектами, создающими право.

Теоретическое и практическое значение диссертации. Теоретическая значимость полученных в диссертации результатов определяется возможностью их использования для проведения исследований в рамках проблематики социальной философии, соответствующих версий философии права.

Практическая значимость результатов состоит в возможности использования результатов исследования при разработке законодателем общей концепции совершенствования законодательства о юридических лицах.

Сформулированные в диссертации исследовательские подходы, предложения и выводы могут быть использованы в педагогической практике для чтения таких учебных курсов как «Социальная философия», «Философия права», «Методологическая функция философии в правоведении», «Модели мира в правоведении» и т.д.

Апробация диссертационного исследования. Диссертация обсуждена и одобрена кафедрой  философии Сибирского государственного аэрокосмического университета имени академика М.Ф. Решетнева.

Результаты проведенного исследования использовались автором в учебном процессе при чтении лекций и проведении семинарских занятий по курсам методологии науки, социальной философии в Сибирском государственном аэрокосмическом университете, по курсу «Философия права» в университете штата Нью-Йорк г. Онеонта (США).

Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, нашли отражение в опубликованных автором работах, а также в его выступлениях на следующих научно-практических конференциях: на конференции «Философия социального развития и ресурсы коллективной памяти», г. Нижний Новгород – в 2009 г., на конференции «Человек. Культура. Общество» (МК-66-49), г. Пенза – в 2009 г.; на Всероссийской научно-практической конференции «Экономика и управление в современных условиях», Красноярск, в 2005-2008 гг.; на межвузовской научно-практической конференции «Проблемы правового регулирования предпринимательской деятельности в условиях реформирования естественных монополий и государственного управления», Красноярск, 2005 г. и 2008 г.; на конференции «Вопросы теории и практики российской правовой науки (МК-64-55), г. Пенза – в 2005 г.; на международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе», г. Красноярск, на УШ Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых (с международным участием) «Наука и образование», г. Томск; на международной научно-практической конференции «Социально-экономическое развитие общества: система образования и экономика знания», г. Пенза; на межрегиональной научно-практической конференции, г. Красноярск – в 2004 г.; на научно-практической конференции юристов в г. Палм Спрингс (США) - в 2002 г.; на международной научно-теоретической конференции «Молодежь Сибири – науке России» - в 2000, 2001, 2003 гг.; на Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Лингвистическое образование и межкультурная коммуникация: проблемы концепции, пути решения» - в 2001 г.

Объем диссертации и ее структура определяются целью исследования и последовательностью решения задач исследования. Диссертация включает в себя введение, три главы (двенадцать параграфов), заключение и список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень разработанности проблемы, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, формулируется научная новизна, а также основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Субъекты права в системе адекватных моделей мира» формулируется проблемное и понятийное поле исследования, изучаются предпосылки исследования: методологическая функция философии в правоведении и субъекты права.

В первом параграфе «Понятие модели мира» исследуется содержание понятия модели мира.

Диссертант отмечает, что понятие «модель мира» - относительно новое понятие, которое в настоящее время получает все большее распространение в частных науках, а также в искусствах. Не избежала необходимости введения понятия модели мира и философия. В. В. Миронов, отождествляя понятия «модель мира» и «картина мира», выделяет «мифопоэтическую», «вещественно-субстратную», «субстанциональную» «функциональную» модели мира, которые исследователь называет локальными . А. М. Кумин различает идеалистическую и материалистическую модели мира .                  Н. М. Чуринов выделяет две модели мира: универсалистскую и космическую .

Понятие «модель мира» вошло в науку как одно из важнейших уточнений процесса реализации методологической функции философии в научном познании. Согласно данному уточнению, реализация методологической функции философии зависит: во-первых, от той модели мира, в рамках которой реализуется философское значение и, соответственно, научное знание; а во-вторых, от того, нейтрализована ли эклектикой и эклектическим методом методологическая функция философии в научном познании, тем самым выводя философию и науку из области их результативности и практической значимости.

Во-первых, философия как методология науки и, в том числе, социальная философия как методология социального познания, в плане принципа единства мира развертывает потенциал научной методологии, направленный на достижение единства научного знания; в плане же принципа дуализма развертывает потенциал научной методологии, направленной на обеспечение конвенциализма и плюрализма в содержании научного знания. Однако, очевидно, что принцип единства мира и принцип дуализма в рамках одной и той же модели мира реализованы быть не могут и, следовательно, методологическая функция философии и, в том числе, научной философии может быть удовлетворительно реализована в рамках соответствующих указанным принципам моделям мира.

Во-вторых, реализация методологической функции философии в научном познании предполагает необходимость того, чтобы философская теория выступала как реализация определенного философского метода, и в этом смысле сама философская теория представала, как развернутый в определенном отношении философский метод. В-третьих, философская теория, будучи развернутым философским методом, выступает в своем отношении как определенное воплощение полноты соответствующей модели мира. Однако для науки в философской теории научное знание находит законченность своей полноты за пределами науки, тем самым показывая, что единство философии и науки обнаруживает новый аспект полноты актуальной модели мира. В-четвертых, модель мира, принимаемая в научном познании, позволяет различить в процессе научного познания философский, общенаучный и частнонаучный уровни научного познания и показать, что данные уровни научного познания неотделимы друг от друга.

Диссертант показывает, что модели мира воспроизводятся и формируются на теоретическом и эмпирическом уровнях научного познания, когда в ходе практического освоения действительности на деле познается, какая модель мира оказывается наиболее плодотворной при наличном стечении объективных условий и субъективных факторов его деятельного самоутверждения. И в этом значении для формирования актуальной модели мира оказываются продуктивным или принцип всеобщей связи, в соответствии с которым в явном или в неявном порядке сказывается на специальных последствиях деятельность человека и общества, или принцип антропоцентризма, согласно которому принимается, что негативные последствия от деятельности общества можно блокировать или даже не принимать во внимание, следуя, прежде всего, потребительским и даже эгоистическим стандартам в процессе жизнеустройства общества.

Автор диссертации доказывает, что еще, по крайней мере, со времен Платона и Аристотеля начали складываться представления о субстанциональном, сущностном исследовательском подходе и в этом смысле философия в своей познавательной функции выступает как сущностное постижение действительности. Однако в контексте принципа единства мира в творчестве Эпикура формулируются предпосылки теории познания как теории отражения. В свою очередь, в творчестве софистов и киников в плане принципа дуализма намечаются первые предпосылки теории познания как теории репрезентации, когда материальное и идеальное раскрывались как две независимые друг от друга сущности, способные лишь представлять друг друга. Так уже в Древней Греции наметились две основные версии сущностного исследовательского подхода, ассоциирующегося с принципом единства мира, согласно которому гносеологически предмет познания представлял как сущность – прообраз, а образ – как существование сущности прообраза. В плане же принципа дуализма материальное и идеальное представляли в соотношениях сущности и существования.

В период с 1 в. до н.э. по 1 в. н.э. римскими теоретиками из наследства Древней Греции были извлечены и прошли своеобразную творческую обработку работы софистов и киников, стоиков, скептиков и эпикурейцев, а также работы Аристотеля и Хрисиппа по формальной логике и т.д. Диссертант доказывает, что указанная творческая обработка заимствованного у древних греков материала происходила столь тенденциозно обработку, что концептуально можно предположить, что она (обработка) осуществлялась в соответствующей жизни римского общества моделью мира, отличной от той модели мира, в рамках которой были написаны труды древних греков. И, как полагает диссертант, данные и ряд иных предпосылок способствовали различению двух основных эмпирически и теоретически сложившихся моделей мира в философии античности: греческая космическая модель мира и римская универсалистская модель мира.

Если космическая модель мира в соответствии с принципом всеобщей связи явлений предполагает гармонизацию отношений, то универсалистская модель мира в соответствии с принципом антропоцентризма предполагает ту или иную совокупность степеней свободы субъекта.

Автор диссертационной работы доказывает, что в настоящее время в науке выделяются три основные методологические традиции, раскрывающие сущностный исследовательский подход. Во-первых, это диалектическая методологическая традиция, имеющая в основе принцип единства мира и теорию познания как теорию отражения. Результаты познания в таком          случае - неотделимые от сущности существования. Во-вторых, это неореалистская методологическая традиция, основанная на принципе дуализма и теории познания как теории репрезентации. Предполагается, что репрезентант выступает в качестве некоторой идеальной (абстрактной) сущности, восполняемой материальным существованием. В-третьих, это неономиналистская методологическая традиция, согласно которой, в соответствии с принципом дуализма и теорией познания как теорией репрезентации, в качестве репрезентанта выступает материальная сущность, которая существует в различных репрезентациях по поводу этой сущности. Неореалистская и неономиналистская методологические традиции являются метафизическими версиями сущностного исследовательского подхода .

Во втором параграфе «Право в космической модели мира и в универсалистской модели мира» диссертант раскрывает содержание понятия права в системе космической модели мира и универсалистской модели мира.

Диалектический метод, соответствующий космической модели мира, позволяет рассматривать право во всеобщей связи явлений, в первую очередь, в отношениях с внеправовыми социальными нормами. Поскольку в определенный момент времени ощущается недостаточность, несовершенство механизмов реализации внеправовых социальных норм, это несовершенство восполняется правовыми нормами. Таким образом, внеправовые нормы  находят завершение в правовых нормах.

С другой стороны, принцип всеобщей связи явлений означает, что внеправовые социальные нормы, в свою очередь, находят завершение во внеправовых социальных нормах. Наличие или отсутствие такого завершения является в то же время критерием совершенства правовых норм. Если указанное завершение отсутствует, имеют место несовершенные правовые нормы, сделать более совершенными которые можно, завершив их, в частности, путем их изменения. Реализуется принцип развития вещи. При этом как право является отражением внеправовых социальных норм, так и внеправовые социальные нормы отображают правовые явления. Реализуется принцип единства сущности и существования. 

Диалектический принцип историзма означает, что невозможно создать идеальную систему социальных норм, раз и навсегда данную. Изменение общественных отношений влечет необходимость в изменении содержания правовых норм. В связи с этим, создание социальных норм, в том числе норм права, их реализация и применение, по логике космической модели мира направлены на обеспечение совершенствования общественных отношений.

Исследование содержания понятия права в соответствии с универсалистской моделью мира всегда было тесно связано с понятием справедливости. По причине того, что универсалистской модели мира свойственен антропоцентристский подход к окружающему миру, «проблема о природе справедливости» в связи с правопониманием в рамках универсалистской модели мира также решается, исходя из ценностей и потребностей субъектов права. При этом в зависимости от  методологической функции социальной философии в правоведении могут быть выделены два основных философских подхода к понятию справедливости в праве.

Диссертант показывает, что первый подход основан на тесной связи понятий справедливого и полезного. Справедливый закон – это полезный закон. Изменение понятия о полезном влечет несправедливость действующего закона, и, как результат, – его замену другим законом, соответствующим новым представлениям о справедливости и полезности.

Так, по мнению Дж. Бруно, в обществе нельзя допустить закон, не предназначенный приносить пользу человеческому общежитию . При этом несомненно полезным является такой закон, который обеспечивает мирное сосуществование членов общества, то есть примиряет представления о полезном различных групп населения. Решение проблемы согласования интересов различных членов общества через установление правовых норм гарантирует государство.

Категория полезности предполагает наличие определенных социальных ценностей. При этом отношение ценного и полезного – это отношение абстрактного и конкретного. Ценности – это идеальные объекты. В свою очередь, интересы (полезности) – это воплощенные в действительной жизни ценности. Полезное является ценным.

В иерархии интересов в целях их согласования необходимо выделить  наиболее важные интересы, без которых общество не может существовать и потому подлежащие защите независимо от принадлежности человека к той или иной социальной группе. Эти интересы и являются ценностями.

Подход к правопониманию, согласно которому содержание понятия права определяется через его полезность, что предполагает наличие определенной шкалы правовых ценностей, соответствует реалистской методологической традиции, предполагающей существование общего «вне и до вещи». Примерами подобного подхода к правопониманию является естественно-правовая доктрина и историческая школа права.

В соответствии с реалистской методологической традицией имеет место дуализм социальных норм: право регулирует определенную область общественных отношений, все прочие из которых регулируются внеправовыми социальными нормами. При этом внеправовые нормы должны соответствовать нормам права. То есть право является идеальным средством регулирования общественных отношений.

Автор диссертационной работы доказывает, что в рамках универсалистской модели мира содержание права может быть рассмотрено в соответствии с иной методологической традицией – номиналистской, предполагающей существование общего «после и вне» вещи.

В этом случае право – это некоторая материальная сущность, потребность в которой подлежит обоснованию.  В то же время та или иная интерпретация права зависит от воли лица, которое призвано право интерпретировать.

В описании содержания любой правовой нормы закреплены потребности тех субъектов, которые сумели отстоять свои интересы в ходе процесса интерпретации. Вместе с тем, этот процесс имеет и еще одну функцию: посредством интерпретации в массовое общественное сознание внедряется идея ценности той или иной правовой нормы. В частности, используются различные теоретические обоснования потребностей в той или иной правовой норме.

В связи с тем, что задача права в соответствии с данной методологической функцией социальной философии в изучении права – интерпретация правовых правил поведения, в соответствии с номиналистской методологической традицией внеправовые социальные нормы – это явления, фактически не связанные с правом. Отсюда следует, что также имеет место дуализм норм права и внеправовых социальных норм.

Диссертант отмечает, что при изучении права в соответствии с универсалистской моделью мира место правовых норм могут занимать и другие социальные нормы. Например, в теократическом обществе место правовых норм здесь занимают нормы религии. Именно в последних согласуются представления членов общества о полезном и закрепляется определенная шкала ценностей, призванных обеспечить такой консенсус.

В третьем параграфе «Субъекты права в системе космической модели мира» диссертант изучает субъекты права и социальные отношения между ними.

Субъектами права в  юриспруденции называют лиц, обладающих правосубъектностью. Диссертант показывает, что формирование системы права в обществе одновременно влечет за собой формирование определенной правосубъектности. И в зависимости от уровня развернутости в обществе системы права раскрывается количественная и качественная стороны правосубъектности. В свою очередь, наличная система права выступает как система актуализации той или иной модели мира. В частности, поскольку развертывается система права, постольку и в необходимой мере актуализируется космическая модель мира и в той же мере развертывается соответствующий сегмент полноты данной модели мира. В связи с этим, как полагает автор диссертации, характер правосубъектности зависит от того, в рамках какой модели мира осуществляется продуктивное самоутверждение общества. И, следовательно, в пределах соответствующей модели мира формируются и количественные и качественные стороны правосубъектности.

В древнерусских памятниках права сформулировано понятие субъекта права, определяющим качеством правосубъектности которого является членство в общине. Содержание понятия субъекта права детерминировано его качествами  участника социальных отношений, реализуемых общиной.

Указанная традиция воспринята современными исследователями. Например, С. С. Алексеев пишет: «Для субъекта права характерны следующие два основных признака. Во-первых – это лицо, участник общественных отношений (индивиды, организации)… Во-вторых – это лицо, которое реально способно участвовать в правоотношениях, приобрело свойства субъекта права в силу юридических норм» .

В данном случае субъект права выступает в одно и то же время и как участник правоотношений, и как участник внеправовых социальных отношений, т.е. реализуется космическая модель мира.  Диссертант рассматривает это положение применительно к отдельным группам общественных отношений, выделяемым в зависимости от социальных норм, которые регулируют эти отношения. В работе рассматриваются существующие в науке различные подходы к определению места общественных отношений, регулируемых обычаями, нормами морали, нормами религии, нормами идеологии.

Из приведенного в диссертации анализа указанных подходов следует, что в соответствии с диалектической методологической традицией и космической моделью мира субъект права является участником всей совокупности общественных отношений: правовых, религиозных, складывающихся в результате реализации норм морали, обычаев. Реализация права субъектом осуществляется с учетом действующих в обществе актуальных внеправовых норм, а реализация внеправовых социальных норм – с учетом норм права. Это означает, что использование прав, исполнение обязанностей и соблюдение запретов, применение права субъектом права позволяет обнаружить уровень совершенства как правовых, так и внеправовых общественных отношений.

Несовершенство социальных отношений является основанием совершенствования, с одной стороны, внеправовых отношений посредством права и, с другой стороны, правоотношений посредством внеправовых социальных норм. При этом субъект права в соответствии с диалектической методологической традицией выступает как сторона этих отношений, предполагающая в качестве противоположной стороны объект права.

Одним из фундаментальных принципов космической модели мира является принцип всеобщей связи, согласно которому в плане диалектики непосредственности и опосредованности актуализируются, в первую очередь, непосредственность связей и опосредствованность отношений, в том числе и непосредственность общественных связей и опосредствованность общественных отношений. При этом субъекты права раскрываются как субъекты, в которых нормами права закрепляется в качественном и количественном значениях соответствующие общественные связи и общественные отношения. Данные связи и отношения составляют определенный сегмент полноты космической модели мира.

С другой стороны, субъекты права, которые обнаруживают соответствующее богатство связей и отношений между собою, выступают двояко: 1) как субъекты общественных связей; и 2) как субъекты общественных отношений. При этом субъекты права, развертываясь в качестве субъектов общественных связей, самоутверждаются в формах властной активности, поведения, деятельности на правовом поле, т.е. в сфере действия норм права и способности институтов государства обеспечивать реализацию норм права. В то же время, как показывает диссертант, субъекты права, развертываясь в качестве субъектов общественных отношений, самоутверждаются как институциональность государственной власти, как институциональная оформленность гражданского общества, оппонирующая государству.

При этом диссертант показывает, что совершенство общественных отношений в соответствии с космической моделью мира влечет за собой  гармонию социальных институтов, обеспечивающих создание, применение и реализацию социальных норм в компетенциях духовной и светской властей.

В четвертом параграфе «Субъекты права в универсалистской модели мира» диссертант изучает субъекты права и реализуемые ими степени свободы.

Автор работы показывает, что понятие субъекта права как субъекта, реализующего степени свободы, сформировалось в римском праве, которое как право универсальное было приспособлено для регулирования общественных отношений, складывающихся между субъектами с различающимися, порой противоположными, интересами.

Цель правового регулирования в таком случае могла быть достигнута лишь посредством принятия аксиомы принципа свободы субъекта права. Соответственно, человек, не обладавший свободой, субъектом права не признавался. По римскому праву содержание правосубъектности зависело от степеней свободы члена общества в различных областях общественной жизни: политической, экономической, семейной. При этом количество и качество степеней свободы устанавливает право.

Этот подход воспринят современными исследователями. Например,     Г. Дж. Берман пишет, что по западной традиции права правовая система – «это стройная система мероприятий, одна из главных целей которой – дать руководство разным отделам правительства, равно как и людям вообще, относительно того, что разрешено и что запрещено» .

В данном случае реализуется универсалистская модель мира, в соответствии с которой формируется соответствующее многообразие субъектов права и само наличие системы права выступает как форма актуализации указанной модели мира. Субъекты права раскрываются как определенные секторы полноты универсалистской модели мира.

Указанный подход соответствует принятому в западном обществе принципу антрпоцентризма. Диссертант доказывает, что в соответствии с принципом антропоцентризма, в качестве фундаментальных определений общественной жизни в рамках универсалистской модели мира выступает та или иная шкала ценностей, по отношению к которым субъект права должен располагать необходимыми, закрепленными нормами права степенями свободы, а также необходимыми и закрепленными нормами права ограничениями данных степеней свободы. Данные степени свободы субъекта права выступают в своей совокупности как система полноты универсалистской модели мира.

При таком подходе свобода властвующих является минимально ограниченной, в то время как свобода тех, кем повелевают, имеет ограничения, зависящие от интересов стоящих у власти членов общества. Властвующие обладают степенями свободы в большем количестве и более высокого качества, чем управляемые.

Степени свободы властвующих субъектов также различаются. В условиях принципа разделения властей каждый государственный орган имеет определенную степень свободы, и цель права, в связи с этим, сделать ее равной для каждого из государственных органов.

Диссертант доказывает, что специфика правосубъектности членов общества в рамках универсалистской модели мира может развертываться двояко, а именно, по либеральному варианту, когда государство освобождается от максимально возможного количества сфер и институтов общественной жизни, или по консервативному варианту, когда происходит огосударствление максимально возможного количества сфер и институтов общественной жизни. В зависимости от того, по какому варианту (либеральному или консервативному) развертывается система права, по адекватному варианту раскрываются возможности оппонирующего государству гражданского общества.

Во второй главе «Юридическое лицо в универсалистской модели мира» диссертант изучает юридическое лицо как субъект права в соответствии с универсалистской моделью мира.

В первом параграфе «Право как общественный идеал» диссертант исследует явление права как общественный идеал.

Изучение права в качестве общественного идеала - основного ориентира организации общественной жизни - методологически подготовлено развертыванием реалистской версии сущностного исследовательского подхода, согласно которому всякий общественный идеал выступает как сущность – репрезентант, подлежащий его восполнению в соответствующих существованиях – репрезентациях. Предполагается, что право выступает как совокупность норм права, способных заместить собой все остальные социальные нормы. И жизнь общества в соответствии с нормами права представляет собой восхождение к общественному идеалу. При этом право как общественный идеал – репрезентант, согласно принципу дуализма, т.е. в соотношении материального и идеального, раскрывается как идеальное - как фикция, следование которой в определенной мере гарантируется государством.

Нормы права в системе права как общественного идеала раскрывают установленные государством степени свободы субъектов права и определенные ограничения степеней свободы субъектов права, нарушения которых пресекается государством. В свою очередь, степени свободы субъектов права предполагают соответствующую принципу антропоцентризма совокупность ценностей, составляющих полноту принятой универсалистской модели мира и по отношению к этим ценностям государство устанавливает степени свободы субъектов права и ограничивает степени свободы. Установление и ограничения степеней свободы субъектов права, осуществляемые государством, могут быть детерминированы как возможностями государства (в той мере, в которой оно может гарантировать реализацию норм права), так и содержанием текущей исторической эпохи, требующей или увеличения числа степеней свободы субъектов права или, напротив, уменьшения их числа, а также или устранения ограничений степеней свободы или, напротив, установления новых ограничений степеней свободы субъектов права. Динамика состава степеней свободы и ограничений степеней свободы субъектов права, устанавливаемых государством, показывают как, соответственно, свертывается и развертывается принятая модель мира, как изменяется применительно к системе права характер ее полноты.

Обеспечение гарантий реализации права как общественного идеала предполагает необходимость максимизации масштабов государства, огосударствления максимально возможного числа социальных институтов и даже целых сфер общественной жизни, например, экономической, политической и даже социальной в узком смысле и духовной сфер. Преувеличение значения для жизни общества норм права всегда в той же мере влечет за собой максимизацию институтов государства при возрастающей опасности тоталитаризма.

Диссертант доказывает, что учение о праве – общественном идеале берет начало в Римском праве. Право как общественный идеал – это идеальный образец поведения субъектов права. Одной из концепций правопонимания, сформулированной в реалистской методологической традиции, является естественно-правовая доктрина, согласно которой положительное право должно соответствовать праву естественному, представляющему собой некоторый идеал.

Автор диссертационной работы показывает, что естественно-правовая доктрина не единственное учение о правопонимание, сформулированное в рамках реалистской методологической традиции. В соответствии с последней разработаны, например, «Чистая теория права» г. Кельзена, а также учения об идеальных источниках права.

Диссертант изучает научные концепции идеальной государственной организации с соответствующим ей идеальным правом: теорию правового государства, концепцию «государства всеобщего благоденствия» Дж. Ролза , и т.д.

Во втором параграфе «Юридическое лицо как идеальная сущность – фикция» диссертант осуществляет методологический анализ юридического лица как идеальной сущности - фикции.

Среди субъектов права имеют место различные их виды. Одним из важнейших видов субъектов права является юридическое лицо. При этом, как доказывает диссертант, характер разрешения проблемы юридического лица зависит от того, какая методология принимается в качестве руководства к действию, хотя многое зависит от того, какая методологическая традиция в данном обществе является наиболее укорененной и объективно какой модели мира самоутверждение общества оказывается наиболее эффективным. Однако данное обстоятельство, как правило, не принимается во внимание.

Диссертант показывает, что в системе укорененности юридической догматики, адекватной неореалистской версии сущностного исследовательского подхода, неореалистской методологической традиции и универсалистской модели мира разрешение проблемы юридического лица может быть таким, что юридическое лицо должно представать в качестве идеальной сущности – фикции, т.е. в качестве репрезентанта, воспроизводимого тем или иным инситуциональным содержанием существования юридического лица, т.е. репрезентацией данного репрезентанта. Например, в российской науке, как Х1Х-ХХ вв., так и в современной,  является достаточно распространенной теория юридического лица – фикции, согласно которой, по словам Л. И. Петражицкого, «действительным реальным субъектом права может быть только отдельный человек. Но позитивное право может для известных целей перевести правоспособность и на нечто такое, что не является реальным лицом, фингировать наличие лица там, где его в действительности нет. Такие фингированные, т.е. вымышленные для целей права субъекты, существующие только в качестве «отвлеченного понятия», а не в действительности… и суть юридические лица» .

Автор диссертационной работы доказывает, что отечественные исследователи предпочитают неореалистскую методологию, и в ее системе рассуждают совершенно правильно, хотя, очевидно, не учитывают ту модель мира, в которой наиболее эффективно самоутверждается наше общество, поэтому указанная концепция фактически оказывается неадекватной жизни общества России.

Существует ряд других теорий юридического лица, разработанных российскими исследователями в реалистской методологической традиции. Это теория коллектива, по которой в качестве восполнения идеальной сущности юридического лица выступает коллектив физических лиц; теория государства, изучающая юридическое лицо как репрезентант, предполагающий необходимость его восполнения государством; теория директора, согласно которой фикция юридического лица восполняется таким его органом, как директор, и другие.

Диссертант показывает, что в североамериканской правовой действительности одной из самых распространенных теорий юридического лица является теория «естественного лица», согласно которой юридическое лицо выступает в качестве самоуправляемого организма. При этом его деятельность de jure отличается от деятельности акционеров, директоров и служащих. В исследуемой теории имеет место предельная степень идеализации субъекта права. Дуализм идеальной сущности юридического лица и материального его существования в теории «естественного лица» достигает наибольшей напряженности.

Как полагает автор диссертационной работы, свобода воли юридического лица формулируется, в первую очередь, в терминах действующих норм права. Кроме того, юридическое лицо может определять свободу воли в своих собственных интересах и ценностях. В частности, в рамках, установленных законом, юридическое лицо вправе определять состав органов, которые будут обеспечивать деятельность юридического лица, формулируя его свободу воли.

В третьем параграфе «Право как описание материальной сущности» диссертант раскрывает понятие права как описания материальной сущности.

Изучение права как описания субъекта права, принимаемого в качестве материальной сущности, подготовлено развертыванием номиналистской версии сущностного исследовательского подхода, согласно которой субъект права как материальная сущность – репрезентант подлежит свободному, произвольному описанию (трактовке, комментарию) на основе языка правоведческой науки. При этом всякое описание субъекта права выступает как репрезентация данного репрезентанта и, соответственно, нормы права по принципу дуализма, будучи эмпирически установленными социальными нормами, оказываются истинными в той мере, в какой они имеют определенные прецеденты.

Нормы права в системе описания субъектов права, принимаемого в качестве материальной сущности, раскрывают закрепленные государством и эмпирически установленные степени свободы субъектов права. При этом государство принимает в качестве норм права только те степени свободы, реализацию которых оно способно гарантировать. И, соответственно, государство принимает во внимание ту совокупность ценностей, по отношению к которым им гарантирована реализация степеней свободы субъектов права. Данные ценности составляют определенный сегмент полноты универсалистской модели мира.

Автор диссертационной работы доказывает, что в силу эмпирически установленных степеней свободы субъектов права выявляется тенденция минимизации необходимых степеней свободы субъектов права и возможность передачи отдельных степеней свободы под контроль других социальных институтов и гарантии реализации этих степеней свободы средствами других социальных институтов. Так аргументируется экономическая свобода, когда государство в наибольшей мере стремится освободиться от экономических функций. Принижение значения для жизни общества норм права всегда в той же мере влечет за собой минимизацию институтов государства при возрастающей опасности либертаризма.

Диссертант показывает, что правопонимание как описание материальной сущности уходит корнями в Римское право, по которому источниками права являлись не только акты различных государственных органов, устанавливавшие общеобязательные правила поведения (законы, сенатусконсульты, конституции императоров, эдикты магистратов), но и ответы юристов. Содержание правовой нормы формировалось посредством описания существующих общественных отношений «знатоками права» и судьями.

Одной из концепций правопонимания, сформулированной в номиналистской методологической традиции является позитивистская теория правопонимания, в соответствии с которой право представляет собой систему установленных государством действующих норм, не нуждающихся в каких-либо обоснованиях. При этом в качестве материальной сущности выступает норма права, существование которой представлено толкованием ее содержания, осуществляемое различными государственными органами.

Автор диссертационной работы доказывает, что прецедентное право представляет собой образец правопонимания в соответствии с универсалистской моделью мира и номиналистской методологической традицией. При этом прецедент  выступает как репрезентация конкретных общественных отношений (репрезентантов) – материальных сущностей. Репрезентация общественных отношений актуализируется свободой воли судьи и свободой воли лица, которое обращается в суд за защитой своих прав.

Фундаментальным выражением реализации права как описания материальной сущности является метод, который Ж. - Ф. Лиотар назвал «языковые игры» . Этот метод означает, что материальная сущность может быть представлена посредством самых различных репрезентаций, зависящих от выбора субъекта, ее осуществляющего.

В четвертом параграфе «Юридическое лицо как материальная сущность – имущество» диссертант осуществляет методологический анализ юридического лица как материальной сущности – имущества.

Диссертант доказывает, что разрешение проблемы юридического лица может раскрываться на пути развертывания языка юридической науки, как языка описания тех или иных субъектов права, когда принимается, что субъект права может подлежать описанию с различных сторон и может предстать, например, в качестве юридического лица. При этом в соответствии с принципом дуализма описание субъекта права предстает как репрезентация субъекта права, и одновременно юридического лица, т.е. репрезентанта. Особое внимание придается разнообразным качествам языка описания (амплификация, коннотация, реминисценция и т.п.), поскольку указанные описания выступают как нормы права. Последние, во-первых, фиксируют, что данный субъект права является юридическим лицом. Во-вторых, нормами права определяются степени свободы юридического лица и совокупность тех ценностей, по отношению к которым реализуются степени свободы юридического лица.

Формулировка норм права по отношению к юридическому лицу осуществляется на основе эмпирически подтвердивших свою продуктивность формулировок норм права, а также на основе данных, реализуемых в правоведении индуктивной логики и индуктивных теорий, в своем отношении раскрывающих возможность универсалистской модели мира.

Автор диссертационной работы показывает, что понятие юридического лица как материальной сущности - целевого или персонифицированного имущества имеет предпосылки в римском праве, в котором  имело место описание имущественной массы, обособленной от имущества физических лиц, посредством конструкции юридического лица, потребность в которой существовала в связи с таким обособлением.

В номиналистской методологической традиции разработаны в Х1Х в. теория целевого имущества (А. Бринц) и теория персонифицированного имущества (Г. Белау). В частности, в соответствии с теорией целевого имущества правами может быть наделена не абстрактная сущность, а материальная сущность, репрезентация которой осуществляется посредством описания тех или иных ее целей.

Как полагает диссертант, что цель юридического лица – имущества определяется учредителями (участниками) юридического лица, осуществляющими обособление имущества и реализующими право на свободу предпринимательских объединений и другие свободы. Вместе с тем, задача права обеспечить мирное сосуществование всех членов общества предполагает ограничение указанных свобод интересами других членов общества. Такое ограничение осуществляется законодателем, судьей и т.п., исходя из содержания правосознания этих субъектов. То есть юридическое лицо в номиналистской методологической традицией принимается как материальная (телесная) сущность, предполагающая возможность произвольного описания его степеней свободы.

Как доказывает автора диссертационной работы, крайне актуальной идея имущественного содержания юридического лица является для прецедентных правовых систем, например, Англии и США. Наиболее знаменитое определение корпорации как материальной сущности дано главным судьей Верховного Суда США Дж. Маршаллом в знаменитом деле по иску Дармотского колледжа (1819): «Корпорация – искусственное создание, невидимое, неосязаемое и существующее лишь в созерцании права. Будучи только творением права, она обладает только тем имуществом, которое закрепил за ней устав… Самое важное – бессмертие и, если так можно выразиться, индивидуальность имущества посредством которого постоянное существование многих людей рассматривается как одно и люди могут действовать как единственный субъект» .

Диссертант полагает, что имущество как репрезентант юридического лица (репрезентация) означает ограничение ответственности учредителей юридического лица, имущество которых обособлено от имущества юридического лица.

Третья глава «Юридическое лицо в космической модели мира» посвящена изучению юридического лица, выступающего в качестве социального отношения.

В первом параграфе «Юридическое лицо как социальное отношение» диссертант изучает содержание понятия юридического лица как социального отношения.

Автор диссертационной работы доказывает, что в соответствии с принципом всеобщей связи полнота космической модели мира раскрывается совокупностью связей и отношений и потому юридические лица выступают в данном случае как социальные отношения, предполагающие в качестве своего иного соответствующие социальные связи. В соответствии же с принципом единства мира нормы права выступают как образы действительности, отображающие указанные социальные связи и отношения, реализацию которых гарантирует государство.

Диссертант показывает, что для изучения юридического лица в системе космической модели мира уже намечено множество предпосылок как в работах отечественных, так и в работах зарубежных исследователей и их недоработки в своей мере доказывают, что дальнейшее изучение юридического лица как социального отношения, адекватного космической модели мира, является весьма перспективным.

В частности, О. Гирке не только различает человеческий субстрат юридического лица, но и показывает наличие образующих юридическое лицо внутренних отношений между физическими лицами - членами корпорации .      Р. Иеринг хотя и не определяет юридическое лицо, основанное на членстве, в качестве системы общественных отношений, однако отводит им немаловажную роль – формирования воли юридического лица .

Положения, сходные с изложенными, содержатся и в исследованиях ряда российских исследователей Х1Х - начала ХХ вв. (Н. С. Суворова,                      Н. Л. Дювернуа, Л. И. Петражицкого). Предпосылки изучения юридического лица в качестве правоотношения, детерминированного внеправовыми социальными отношениями, имеют место и в советской науке в исследованиях С. Н. Братуся, В. П. Грибанова, В. С. Якушева. В частности, В. П. Грибанов полагает, что вопрос о сущности юридического лица - это «вопрос о тех реальных общественных отношениях, которые находят выражение в фигуре юридического лица» .

Подобный подход имеет место и в исследовании О. А. Красавчикова, автора теории социальных связей. Согласно концепции исследователя юридическое лицо представляет «определенное социальное образование», «систему социальных взаимосвязей» .

Автор диссертационной работы полагает, что из практики деятельности юридических лиц следует вывод о том, что юридическое лицо как правоотношение детерминировано социальными отношениями, урегулированного внеправовыми социальными нормами. В частности, к числу последних относятся активная жизненная позиция физических лиц, которые являются субъектами социального отношения, выступающего в качестве юридического лица; союзность; общинность, коллективизм.

Особенность юридического лица как социального отношения состоит в содержании этого отношения. Несоответствие социальных отношений, выступающих в качестве юридического лица, необходимости общественных отношений создает отрицательный образ организации.

По мнению диссертанта, определенность юридического лица - социального отношения задается действующим правом и другими специфицирующими его социальными нормами, в частности корпоративными нормами. В связи с этим «корпоративные правовые нормы» и «корпоративные нормы» – понятия разноплановые. Корпоративные нормы, в отличие от правовых норм устанавливаются не государством, а участниками внутренних отношений в юридическом лице, хотя и являются формально-определенными, а также охраняются государством. Этот вывод применим к иным внеправовым нормам, установленным участниками внутренних отношений и содержащихся в учредительных документах, положениях и т.д.

Во втором параграфе «Юридическое лицо в системе субъектов права» диссертант показывает юридическое лицо как социальное отношение среди других социальных отношений, раскрывающихся как субъекты права.

Понятие «юридическое лицо» в своем отношении является диалектическим снятием понятия «субъект права». Подобным образом все установленное законом многообразие субъектов права в системе космической модели мира диалектически снимает понятие «субъект права». При этом во всей совокупности субъектов права диссертант различает две группы субъектов права: сформировавшихся на основе космической модели мира и сформировавшихся на основе универсалистской модели мира, соответственно, на основе принципа единства мира и принципа всеобщей связи, или – на основе принципа дуализма и принципа антропоцентризма.

В каждой из двух групп в совокупности субъектов права своя природа и своя специфика. И каждая из двух групп субъектов права должна изучаться в соответствии со своей спецификой и со своей природой. Если субъекты права в системе универсалистской модели мира по своему стандарту естественности (конкуренция, война всех против всех и т.п.) в принципе раскрывают соответствующую сферу конфликтности в обществе, то субъект права в системе космической модели мира по своему стандарту естественности (соревнование, гармония социальных отношений и т.п.) – раскрывают соответствующую сферу усовершенствования социальных отношений и связей. При этом юридические лица, соответствующие каждой модели мира, оказываются различными по своей функциональности и подлежат изучению с позиций соответствующих методологий.

Диссертант исследует связь юридического лица с другими субъектами российского права: с физическими лицами и публичными образованиями (Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями) - и показывает, что в науке при исследовании места юридического лица среди других субъектов права сосуществуют реалистская и номиналистская методологические традиции, с одной стороны, и диалектическая методологическая традиция, с другой стороны.

В связи с тем, что в соответствии с космической моделью мира внеправовые социальные нормы находят свою законченность в правовых нормах, социальные отношения, регулируемые государством на основе норм права, являются завершением иных общественных отношений, регулируемых другими социальными институтами на основе внеправовых социальных норм. Субъект права, который выступает в качестве социального отношения, детерминируется соответствующими нормами права, а также специфицирующими каждое данное социальное отношение внеправовыми социальными нормами, находящими свою законченность в нормах права.

Эта завершенность социальных норм обеспечивает гармонию общественных отношений, раскрывающихся в качестве субъекта права, в том числе юридического лица. Правовой характер социальное отношение приобретает лишь в случае необходимости – когда санкции внеправовой социальной нормы недостаточно, для того чтобы обеспечить реализацию внеправового социального отношения.

Вопрос о модели мира, в которой изучается система субъектов права, играет решающую роль при разрешении различных проблем правового регулирования, в том числе о правовом статусе субъекта права, включая юридическое лицо.

В частности, диссертант рассматривает имеющую место в цивилистике дискуссию о времени приобретения юридическим лицом правоспособности и дееспособности. В российской науке господствует мнение о том, что правоспособность и дееспособность юридического лица возникают одновременно - с момента его государственной регистрации. Этот исследовательский подход основан на принципах юридической догматики - метода, входящего в состав инструментария реалистской методологической традиции. С другой стороны, юридическое лицо в качестве социального отношения, детерминированного соответствующими нормами права, образуется до момента государственной регистрации организации в качестве юридического лица.

Анализируя проблему органа юридического лица, диссертант доказывает, что орган юридического лица в соответствии с диалектической методологической традицией и космической моделью мира – это часть социального отношения, выступающего в качестве юридического лица. В таком случае сумма социальных отношений, которые раскрываются в качестве субъектов права, в том числе в качестве юридического лица оказывается меньше, чем целое, а в случае рассогласованности норм права сумма данных социальных отношений выступает как большее, чем целое. С другой стороны, гармония общественных отношений означает, что одно из социальных отношений является большим, чем целое.

В третьем параграфе «Юридическое лицо как развивающийся субъект права» диссертант изучает процесс развития юридического лица как субъекта права.

Диссертант доказывает, что в системах каждой из двух моделей мира (универсалистской и космической) проблема развития субъекта права решается по-своему, специфически. В условиях универсалистской модели мира развитие субъекта права решается двояко (как уход от либертаризма – либеральный вариант развития и как уход от тоталитаризма – консервативный вариант развития). В условиях же космической модели мира развитие субъекта права происходит как совершенствование общественных отношений и связей в том случае, когда развитие субъекта права реализуется по линии прогресса и, напротив, деградация субъекта права влечет за собой развитие субъекта права  по линии регресса.

В этих системах развития оказываются и юридические лица, когда в условиях универсалистской модели мира нужно отойти от опасностей, которые влечет за собой крайняя версия либерализма – либертаризм, и необходимо в той или иной мере сократить число степеней свободы юридического лица или увеличить количество ограничений на те или иные степени свободы юридического лица, либо, напротив, когда нужно уйти от консерватизма в его крайней версии тоталитаризма, и необходимо увеличить число степеней свободы юридического лица и сократить число ограничений, накладываемых на ту или иную степени свободы юридического лица. Гражданское общество в определенной мере способствует или переходу общества от консервативной системы права к либеральной ее системе, или, напротив, переходу от либеральной системы права к консервативной системе.

В условиях космической модели мира юридическое лицо развертывается в системе совершенствующихся общественных отношений и связей или регрессирует в системе деградирующих общественных связей и отношений. При этом или усиливается значение юридического лица в жизни общества или, напротив, юридическое лицо утрачивает в большей или меньшей мере свое значение в жизни общества.

Философскую проблему развития юридического лица как субъекта права диссертант изучает, анализируя процесс развития указанного явления в российском обществе и в мевероамериканском обществе.

Автор диссертации показывает, что как исторически, так и в настоящее время в отношении проблемы развития юридического лица в науке могут быть выделены два основных подхода.

Первый подход заключается в том, что степени свободы субъектов права, определяющих деятельность юридического лица, ограничиваются правилами корпоративной этики. Подобный подход разрабатывается исследователями в соответствии с принципами дуализма и антропоцентризма, т.е. с использованием метафизической методологии.

Другой подход к правовому регулированию общественных отношений, выступающих в качестве юридического лица, основан на принципах единства мира и всеобщей связи, т.е. на диалектической методологии.

Развитие юридического лица происходит и в связи с техническим прогрессом.  Вместе с тем, научно-технический прогресс ставит юридическое лицо перед выбором способа осуществления деятельности. Осваивать космос с целью извлечь как можно больше прибыли в настоящий момент времени или таким образом, чтобы сохранить его  незагрязненным; осуществлять производство товаров, не заботясь о том, что будет с отходами производства, за утилизацию которых нужно вносить плату, или, получив прибыль в меньшем размере, позаботиться об окружающей природной среде.

В первом случае основной целью развития юридическое лицо ставит потребительский интерес; во втором – социальный прогресс, предполагающий развитие общественных отношений, выступающих в качестве юридического лица от менее совершенных к более совершенным.

В четвертом параграфе «Юридическое лицо и правовой нигилизм» диссертант изучает основные причины правового нигилизма в том, что касается юридического лица.

Диссертант доказывает, что в целом правовой нигилизм имеет место и в обществах, самореализация которых происходит в условиях универсалистской модели мира, и в обществах, самореализация которых происходит в условиях космической модели мира, о чем свидетельствует количество и качество имеющих место преступлений и других правонарушений в соответствующих странах. Положения о правовом нигилизме нередко приобретают политический или объективный контекст применительно к случаям либертаризма, тоталитаризма или к случаям деградации общественных связей и отношений. Объективному анализу положения дел в области правового нигилизма в значительной мере препятствует и неразличение моделей мира, в которых самоутверждается общество так, что стремление заимствовать чужые стандарты правопонимания, которые общество не может принять и отчуждает их, нередко принимается как правовой нигилизм.

Диссертант доказывает, что всякое юридическое лицо функционирует в определенной исторической эпохе, когда актуализируется то или иное отношение к праву и к тем, кто формулирует и детерминирует то или иное сочетание норм права, когда нормы права потворствуют одним социальным группам и одновременно ставят в нелицеприятное положение другие социальные группы, поскольку принятие законов сопровождается практикой лоббирования, господства тех или иных политических пристрастий, сочетанием политических сил в законодательной власти и т.п. И в этой ситуации деятельность юридического лица детерминирована соответствующей исторической эпохе совокупностью объективных условий и субъективных факторов, которые определяют его положение в обществе. И, следовательно, от этого зависит характер его (юридического лица) функционирования.

В современной российской науке имеют место два подхода к определению причин правового нигилизма в российском обществе. Причем преобладает концепция тех исследователей, которые видят его корни в том, что в Российской Федерации до сих пор не создано правовое государство .

Вместе с тем, из современных научных исследований следует и наличие иного подход к причинам российского правового нигилизма.           Н. М. Чуринов отмечает: «Верховенство норм права над другими социальными нормами фактически означает, что нормами морали можно пренебречь. Это западный, протестантский стандарт. На Западе этот стандарт прижился. В России же «диэтизация общества» стала актом незримой трагедии общества, актом его падения…» .

Диссертант доказывает, что правовой нигилизм свойственен любому обществу. Риск совершения преступления членами общества, организованного в правовое государство не ниже, чем в обществе, которое основано на гармонии правовых и внеправовых социальных норм. Вместе с тем, его причины раскрываются различным образом - в зависимости от модели мира.

Как показывает автор диссертационной работы, в соответствии с космической моделью мира правовой нигилизм - это нигилизм, как по отношению к нормам права, так и нигилизм к внеправовым социальным нормам, которые находят свою законченность в нормах права, а также нигилизм по отношению к социальным институтам, обеспечивающим реализацию норм права и внеправовых социальных норм. С этой точки зрения правовые нормы не самодостаточны, их необходимо рассматривать в единстве с внеправовыми социальными правилами поведения. В соответствии с универсалистской моделью мира, когда нормы права принимаются как социальные нормы, способные заместить внеправовые социальные нормы, правовой нигилизм выступает как неуважение к нормам права и обеспечивающим их исполнение институтам государства.

Правовой нигилизм российских юридических лиц, несомненно, имеет место. Одной из причин такого положения дел, как доказывает диссертант, является неадекватное условиям российского общества правовое регулирование.

В заключении обобщаются результаты диссертационного исследования и излагаются наиболее важные в теоретическом и практическом значении выводы.

 

Основные положения диссертационной работы отражены в следующих публикациях:

  1. Монографии.

1. Мельникова, Т. В. Основные типы общества и правосознания: Монография / Т. В. Мельникова - Красноярск: САА, 2001 – 103 с.

2. Мельникова, Т. В. Теория юридического лица: Монография /            Т. В. Мельникова - Красноярск: САА, 2002. – 208 с.

3. Мельникова, Т. В. Право юридического лица (корпоративное право) в системе российского права: Монография / Т. В. Мельникова - Красноярск: СибГАУ, 2004. – 240 с.

4. Мельникова, Т. В. Правовое регулирование внутренних отношений в юридическом лице: Монография / Т. В. Мельникова - М.: Изд. Группа «Юрист», 2008. – 264 с.

5. Мельникова, Т. В. Субъект права: Монография / Т. В. Мельникова – Красноярск: СибГАУ, 2008. – 220 с.

6. Мельникова, Т. В. Методологическая функция социальной философии в изучении юридического лица как субъекта права: Монография / Т. В. Мельникова – Красноярск: СибГАУ, 2009. – 256 с.

П. Издания, входящие в перечень рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК.

1. Мельникова, Т. В. Корпоративное право как новая учебная дисциплина / Т. В. Мельникова // Философия образования. – 2004. - № 2. –    С. 184-193.

2. Мельникова, Т. В. Сущность возмещения убытков как меры корпоративно-правовой ответственности / Т. В. Мельникова // Вестник КрасГАУ. - 2006. - Вып. 10. – С. 350-355.

3. Мельникова, Т. В. К вопросу о субъектном составе корпоративного отношения / Т. В. Мельникова // Вестник КрасГАУ. - 2006. – Вып. 11. –        С. 291-295.

4. Мельникова, Т. В. К вопросу о корпоративно-правовой ответственности юридического лица / Т. В. Мельникова // Вестник СибГАУ. 2006. – Вып. 2. – С. 187-190.

5. Мельникова, Т. В. К вопросу о характере внутренних отношений в юридическом лице / Т. В. Мельникова // Российский юридический журнал. -2006. - № 2. – С. 116-124.

6. Мельникова, Т. В. Учредительный договор как юридический факт / Т. В. Мельникова // Известия российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки: Научный журнал. – СПб., 2008. - № 10. С. 216-221.

7. Мельникова, Т. В. Некоторые аспекты правовой природы ликвидации юридического лица / Т. В. Мельникова // Известия российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки: Научный журнал. – СПб., 2008. - № 10. С. 221-226.

8. Мельникова, Т. В. Правовой нигилизм и проблемы образования /      Т. В. Мельникова // Философия образования. – 2009. - № 2. – С. 36-41.

Ш. Издания, опубликованные за рубежом.

1. Melnikova, T. Comparative Forms of Doing Business in Russia and New York State – Proprietorships, Partnerships, And Limited Partnerships /                  T. Melnikova, R. Rothenberg // American Business Law Journal. - 2003. - Vol. 40.

2. Melnikova, T. To the Problem of Corporation Legal Liability /                 T. Melnikova // Scientific Notes. – Boston, 2005. - Vol. 1. – P. 142-146.

1У. Другиепубликации

  1. Мельникова, Т. В. Понятие «космическое право» и космическое правосознание / Т. В. Мельникова // Информационная реальность и цивилизация: Сб. науч. тр. Вып. 2 / Под ред.                           проф. Н. М. Чуринова. – Красноярск: САА, 1998. – С.95-101.
  2. Мельникова, Т. В. Типы общества и правосознания /                  Т. В. Мельникова // Тезисы международной научно-теоретической конференции студентов, аспирантов и соискателей учебных заведений Красноярского края «Молодежь Сибири – науке России». Красноярск: СИБУП, МАН, 2000. –      С. 178-180.
  3. Мельникова, Т. В. Теория российских товариществ /                Т. В. Мельникова // Тезисы международной научно-теоретической конференции студентов, аспирантов и соискателей учебных заведений Красноярского края «Молодежь Сибири – науке России». - Красноярск: СИБУП, МАН, 2001. – С. 80-81.
  4. Мельникова, Т. В. Теория российских обществ /                        Т. В. Мельникова // Тезисы международной научно-теоретической конференции студентов, аспирантов и соискателей учебных заведений Красноярского края «Молодежь Сибири – науке России». - Красноярск: СИБУП, МАН, 2001. – С. 77-79.
  5. Мельникова, Т. В. Национально-специфические особенности в решении проблем российского юридического лица// Сборник тезисов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Лингвистическое образование и межкультурная коммуникация: проблемы концепции, пути решения» / Т. В. Мельникова //Красноярск: СибГТУ, 2001. С. 60-62.
  6. Мельникова, Т. В. Общетеоретические предпосылки теории юридического лица / Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2002. - № 1. –    С. 163-173.
  7. Мельникова, Т. В. Юридическое лицо как субъект права /        Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2002. - № 1. – С. 173-182.
  8. Мельникова, Т. В. Теория юридического лица и информационное общество / Т. В. Мельникова // Формирование информационного общества в ХХ1 веке: Материалы науч. конф. – Красноярск: СибГАУ, 2002. – С. 82-84
  9. Мельникова, Т. В. Правовая система государства и теория юридического лица / Т. В. Мельникова // Право: теория и практика. - 2003. - № 15. – С. 32-40.
  10. Мельникова, Т. В. Право юридических лиц (корпоративное право) как отрасль права / Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2003. - № 2. – С. 206-212.
  11. Мельникова, Т. В. Юридическое лицо как особый субъект права  Т. В. Мельникова // Сб. материалов межрегиональной научно-практической конференции/ Сост. Пац В. Ю., Сувейзда В. В., СИБУП, КРО НС «Интеграция. Красноярск, 2003. Часть П. – С. 49-50.
  12. Мельникова, Т. В. Юридическое лицо как организация физических лиц / Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2003. - № 3. С.190 -198
  13. Мельникова, Т. В. Теория отрасли права и право юридического лица / Т. В. Мельникова // Право: теория и практика. - 2004. - № 4. – С. 43-46.
  14. Мельникова, Т. В. Корпоративное законодательство /               Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2004. - № 3. – С. 193-199.
  15. Мельникова, Т. В. Принципы права юридического лица /         Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2004. - № 3. – С. 199-205.
  16. Мельникова, Т. В. Новая наука – «Право юридического лица (корпоративное право)» / Т. В. Мельникова //  Юридические науки. - 2004. - № 2. – С. 40 – 45.
  17. Мельникова, Т. В. К вопросу об уголовной ответственности юридического лица / Т. В. Мельникова // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе. Сборник материалов международной научно-практической конференции (5-6 февраля 2004 г.). Ч. 1 – С. 174-178.
  18. Мельникова, Т. В. Система права юридического лица /             Т. В. Мельникова // Сб. материалов межрегиональной научно-практической конференции/ СИБУП, КРО НС «Интеграция. Красноярск, 2004. – С. 183-188.
  19. Мельникова, Т. В. Принцип управления юридическим лицом по общему согласию физических лиц, образующих юридическое лицо / Т. В. Мельникова // Сб. материалов межрегиональной научно-практической конференции/ СИБУП, КРО НС «Интеграция. Красноярск, 2004. – С. 190-193.
  20. Мельникова, Т. В. Корпоративное право – новая учебная дисциплина / Т. В. Мельникова // Проблемы повышения качества подготовки специалистов: науч.-метод. сб. – Красноярск: СибГАУ, 2004. С. 167-172.
  21. Мельникова, Т. В. К вопросу о понятии корпоративного законодательства / Т. В. Мельникова // Экономика. Психология. Бизнес. Региональный межвузовский журнал.  - 2004. - № 4. С. 80-89.
  22. Мельникова, Т. В. Корпоративное право в системе правовых учебных дисциплин / Т. В. Мельникова // Социально-экономическое развитие общества: система образования и экономика знаний: Сборник статей Межд. научно-практ. конф. – Пенза, 2004. – С. 104-107
  23. Мельникова, Т. В. К вопросу о действии и применении корпоративного законодательства / Т. В. Мельникова // УШ всероссийская конференция студентов, аспирантов и молодых ученых (с международным участием) «Наука и образование» (19-23 апреля 2004 г.): Материалы конференции: В 6 т. Т.4 История и право. - Томск: Центр учебно-методической литературы Томского государственного педагогического университета, 2005. – С. 195-200.
  24. Мельникова, Т. В. Юридическое лицо как сторона потребительского правоотношения / Т. В. Мельникова // Проблемы повышения эффективности региона: межвуз. Сб. науч. тр. Под общ. ред.        д-ра проф. Г.П. Белякова. – Красноярск: СибГАУ, 2005. – С. 324-327.
  25. Мельникова, Т. В. Корпоративное право и теория отрасли права / Т. В. Мельникова // Гуманитарный выбор: научно-методический сборник. Под ред. В.И. Замышляева; Красноярск: СибГАУ, 2005. – С. 135 – 140.
  26. Мельникова, Т. В. Юридическое лицо как межотраслевое понятие / Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2005. - № 1. – С. 229-233.
  27. Мельникова, Т. В. К вопросу о правовой природе корпоративной ответственности / Т. В. Мельникова // Экономика. Психология. Бизнес. Региональный межвузовский журнал.  - 2005. - № 8-9. – С. 229-239.
  28. Мельникова, Т.В. Принудительная реорганизация как мера корпоративно-правовой ответственности / Т.В. Мельникова // Вопросы теории и практики российской правовой науки: Сборник статей Межд. научно-практ. конф. – Пенза, 2005. – С. 96-98.
  29. Мельникова, Т. В. К вопросу о принудительной ликвидации юридического лица / Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2005. - № 2. – С. 200-206.
  30. Мельникова, Т. В. Меры корпоративно-правовой ответственности физических лиц, образующих юридическое лицо /                Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2005. - № 2. – С. 206-211.
  31. Мельникова, Т. В. К вопросу о понятии управления корпорацией / Т. В. Мельникова // Экономика и управление в современных условиях. Всероссийская научно-практическая конференция. - Красноярск, 2005. – С.26-33.
  32. Мельникова, Т. В. К вопросу о сущности возмещения убытков как меры юридической ответственности / Т. В. Мельникова // Проблемы правового регулирования предпринимательской деятельности в условиях реформирования естественных монополий и государственного управления. Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции. Красноярск. Филиал НОУ ВПО «Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права» в г. Красноярск, 2005. –   С. 156-160.
  33. Melnikova, T. Compensation of Losses Problem as a Measure of Cooperate  Legal Liability / T. Melnikova // Scientific Notes. – Krasnoyarsk, 2006 - Vol. 4. – P. 148-154.
  34. Мельникова, Т. В. К вопросу о понятии корпорации, участвующей в международных предпринимательских отношениях /              Т. В. Мельникова // Международный менеджмент и маркетинг в вузе: Глобальные возможности ХХ1 века: вузы-компании-выпускники: Тез. докл. международ. конф. По результатам проекта ТЕМПУС ТАСИС «Международный коммерческий менеджмент в Красноярске – INCOMANK» CD JEP-22059-2001 (17-18 марта 2005 , г. Красноярск) СибГАУ. Вып. 2. – Красноярск, 2005. – С. 124-125.
  35. Мельникова, Т. В. Объекты корпоративных правоотношений / Т. В. Мельникова // Проблемы повышения эффективности региона: межвуз. сб. науч. тр. СибГАУ. - Красноярск, 2006. – С. 287-290
  36. Мельникова, Т. В. К вопросу о корпоративных действиях как объектах корпоративных правоотношений / Т. В. Мельникова // Право. Личность. Культура: сб. науч. ст. преп. и асп. юрид. фак-та КрасГАУ. -Красноярск, 2006. – Вып. 4. – С. 96-100.
  37. Мельникова, Т. В. Характер корпоративных правоотношений / Т. В. Мельникова // Теория и история. - 2006. - № 2. – С. 136-143.
  38. Мельникова, Т. В. Виды легального перераспределения корпоративного контроля в акционерных обществах / Т. В. Мельникова // Экономика и управление в современных условиях. Материалы всероссийской научно-практической конференции. СИБУП. – Красноярск, 2006. Ч. 2. – С. 26-29.
  39. Мельникова, Т. В. К вопросу об объектах внутреннего отношения в юридическом лице / Т. В. Мельникова // Вестник СГАП. - 2007. - № 2. – С. 137-145.
  40. Мельникова, Т. В. Действие и применение законодательства о юридических лицах / Т. В. Мельникова // Основные тенденции развития российского законодательства: материалы межвуз. научно-теоретич. конф. СибГАУ. Красноярск, 2007. -  32-37.
  41. Мельникова, Т. В. К вопросу о правовой природе устава юридического лица / Т. В. Мельникова // Проблемы правового регулирования предпринимательской деятельности в условиях реформирования естественных монополий и государственного управления: Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции. – Красноярск, 2007. – С. 60-64.
  42. Мельникова, Т. В. К вопросу о последствиях неоднократного или грубого нарушения правовых актов юридическим лицом /                         Т. В. Мельникова // Право и политика. - 2008. - № 3. – С. 614-617.
  43. Мельникова, Т. В. Еще раз о правовой природе устава юридического лица / Т. В. Мельникова // Хозяйство и право. - 2008. - № 5. – С. 54-60.
  44. Мельникова, Т. В. К вопросу о правовом статусе полного товарищества / Т. В. Мельникова, Р. Розенберг // Основные тенденции развития российского законодательства. Материалы межвузовской научно-теоретической конференции. - Красноярск, 2008. – С. 32-37.
  45. Мельникова, Т. В. Учредительный договор как юридический факт / Т. В. Мельникова // Право. Личность. Культура. Сборник статей преподавателей и аспирантов юридического факультета КрасГАУ. – Красноярск, 2008. - Вып. 5. – С. 70-74.
  46. Мельникова, Т. В. Основные этапы развития правового регулирования внутренних отношений в юридическом лице в дореволюционной России / Т. В. Мельникова // История государства и права. -2008. - № 13. – С. 14-17.
  47. Мельникова, Т. В. Исключение участника юридического лица как способ защиты гражданских прав / Т. В. Мельникова // Российский судья. - 2008. - № 6. – С. 35-38.
  48. Мельникова, Т. В. Некоторые вопросы правосубъектности юридического лица / Т. В. Мельникова // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2008. - № 7. – С. 105-108.
  49. Мельникова, Т. В. К вопросу о правовой природе актов органов юридического лица / Т. В. Мельникова // Арбитражный и гражданский процесс. - 2008. - № 6. – С. 46-48.
  50. Мельникова, Т. В. К вопросу о понятии корпоративного правоотношения / Т. В. Мельникова // Предпринимательское право. - 2008. - Специальный выпуск. – С. 2-6.
  51. Мельникова, Т. В. Правосубъектность совета директоров (наблюдательного совета) / Т. В. Мельникова // Современное право. - 2008. - № 8. – С. 99-102.
  52. Мельникова, Т. В. К вопросу о субъектном составе внутреннего отношения, связанного с обеспечением функционирования  юридического лица / Т. В. Мельникова // Российский юридический журнал. - 2008. - № 6. – С. 91-99.
  53. Мельникова, Т. В. Основные этапы развития законодательства о внутренних отношениях в юридическом лице в советский период российского общества / Т. В. Мельникова // История государства и права. - 2008. - № 15. – С. 27 – 29.

Подписано в печать             Формат 60х84/16

Объем            п.л. Тираж 100 экз. Заказ № _________

Отпечатано в отделе копировально-множительной техники

Сиб. гос. аэрокосмического ун-та им. акад. М.Ф. Решетнева

660014, г. Красноярск, просп. им. газ. Красноярский рабочий, 31

Ролз, Д. Теория справедливости / Д. Ролз – Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1995. – 535 с.

Петражицкий, Л. И.  Теория права и государства в связи с теорией нравственности / Л. И. Петражицкий - СПб.: Изд-во «Лань», 2000. – С. 313.

Лиотар, Ж - Ф. Состояние пост-модерна / Ж - Ф Лиотар – М.: Институт экспериментальной социологии, СПб.: Алейтейя, 1998. -  160 с.

4 Wheaton 518, 636.

Цит. по Суворов, Н. С. Об юридических лицах по римскому праву /            Н. С. Суворов - М.: Статут, 2000. – С. 99.

Цит. по Суворов, Н. С. Об юридических лицах по римскому праву /            Н. С. Суворов - М.: Статут, 2000. – С. 297-298.

Грибанов, В. П. Юридические лица / В. П. Грибанов - М.: Изд. МГУ, 1961. - С. 9.

Красавчиков, О. А. Юридические факты в советском гражданском праве / О. А. Красавчиков. - М.: Госюриздат, 1958. – С. 129.

Например, Байниязов, Р. С. Правосознание и российский правовой менталитет/ Р. С. Байниязов // Правоведение. - 2000. - № 2. - С. 31-40.

Чуринов, Н.М. Идеология прагматизма/Н.М. Чуринов Теория и история. 2008. № 1. С. 6

1 Чуясов, А.В. Механизмы незаконного поглощения предприятий/А.В. Чуясов// Право и экономика. 2007. № 3. С. 9

Кузнецов, В. Г. Философия. Учебник / В. Г. Кузнецов, И. Д. Кузнецова, В. В. Миронов, К. Х. Момджян – М.: ИНФРА-М, 1999. – С. 165-168.

Кумин, А. М. Две модели устройства материального мира (“общепризнанная” и предлагаемая: идеалистическая и материалистиеская) / А. М. Кумин. - http://www.creationlab.ru/article/art_art/2008/art_Kumin2.htm.

Чуринов Н. М. Два проекта науки и их модели мира // Информационная реальность и цивилизация: Сб. науч. тр. Вып. 2. / Н. М. Чуринов - Красноярск, 1998. - С. 11-12.

Чуринов, Н. М. Общество совершенное и общество свободное / Н. М. Чуринов // Теория и история. – 2009. № 1. - С. 28.

Бруно, Дж. Изгнание торжествующего зверя. О причине, начале и едином / Дж. Бруно -  Мн.: Харвести, 1999. – С. 104.

Алексеев, С. С. Общая теория права: в 2-х т. Т. 2 / С. С. Алексеев. – М.: «Юридическая литература», 1981. – С. 138-139.

Берман, Г. Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. Пер. с англ.  / Г. Дж. Берман. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – С. 23.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.