WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ СОЦИАЛЬНЫХ ИЛЛЮЗИЙ

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

ШУКШИНА ЛЮДМИЛА ВИКТОРОВНА

 

 

 

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ СОЦИАЛЬНЫХ ИЛЛЮЗИЙ

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Специальность 09.00.11 — социальная философия

 

 

 

 

 

Саранск 2010


Работа выполнена на кафедре философии для естественно-научных и инженерных специальностей ГОУВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва»

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор

Савкин Николай Степанович

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Добрынина Валентина Ивановна

доктор философских наук, профессор

Мамедов Низами Мустафа оглы

доктор философских наук, профессор

Гагаев Андрей Александрович

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

                         

                   

                            

Защита состоится «____»  ___________ в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.03 при ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва» по адресу: 430005. г. Саранск, ул. Б. Хмельницкого, 39-а, 3-й этаж, конференц-зал.

С диссертацией можно познакомиться в библиотеке  ГОУВПО «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва».

Автореферат разослан «__» ____________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук

доцент                                                                                   В.М. Сидоркина

 

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Для философской классики вопросы реальности существования внешнего мира, объективности его познания всегда были вопросами первостепенной важности.

Сегодня ясно, что существует вовсе не одна, а много разных реальностей, это не только та реальность, с которой имеет дело наука, но и реальность повседневной жизни, обыденного знания. Есть субъективная реальность. Есть реальность идеальных объектов культуры: научных и философских теорий, произведений искусства межиндивидуальных отношений, коммуникаций (с нею иногда связывают мир интерсубъективности). Наверное, можно говорить сегодня о проявлении виртуальной реальности как особого типа межчеловеческой коммуникации.

Живя в мире, сотканном из множества противоречий, современный человек не может не задуматься над тем, существуют ли по-прежнему сколько-нибудь четкие границы между реальным и иллюзорными мирами. Привычная в недавнем прошлом позиция, согласно которой разные типы реальности никак не коррелируют друг с другом, сегодня кажется недостаточной. Становится ясно, что познать социум, индивида только рациональными способами невозможно, и здесь на первый план выступает феномен социальных иллюзий.

В силу своей метафизической фундаментальности иллюзии выражают сущность человека. Иллюзии не даны раз и навсегда, они одновременно  подвластны и неподвластны времени. Иллюзии определяются социумом, их трансформируют постоянно меняющееся общество, культурная среда, каждая эпоха предлагает новые ракурсы  проявления данного феномена. Наиболее актуальным обращение к философскому осмыслению социальных иллюзий делают стремление познать социум, реальность, кризис идентичности в современном сообществе, поиск своего «Я», непрерывно меняющаяся социокультурная ситуация, смена форм поведения и ценности.

Философа социальные иллюзии интересуют в контексте наличного бытия, как способ существования человека в мире, как конкретное смыслообразование, как фактор, мешающий развитию социума и отдельного индивида. Социальные иллюзии – это не случайный продукт сознания, это некие социально-психологические коды, раскрывающие не только социально-психологические особенности личности, но и специфику социума, того социального времени и окружения, в котором индивид живет.

Начиная с самой зари цивилизации человек постоянно попадал под влияние иллюзий. Во имя иллюзий совершались революции, перевороты, войны, создавались произведения искусства. Все они – результат исканий человека, его несбывшихся надежд, вынуждающих его создавать все то, что составляет величие нашей цивилизации, вершину искусства. Давать человеку надежду, без которой он не может существовать – главное назначение иллюзий. Ученые разных направлений с большим рвением старались уничтожить иллюзии. Но, уничтожая их, они опустошали источники вдохновения, творчества, силы и надежды человека.

Предложенная тема и выводимые из нее категории, интеграция понятий создают специфический научный контекст, который может быть соотнесен со сферами социальной философии, психологии и гносеологии. Опорными категориями в данном контексте выступают «социальные иллюзии», «экзистенциальные ценности», «реальность», «социум». Именно вокруг них и в связи с ними возникают проблемы познания реальности и социума, взаимодействия рационального и иррационального в их познании, социально-психологических факторов, обуславливающих появление социальных иллюзий, их основных механизмов и влияние на личность и социум.

Предлагаемая тема диссертационного исследования актуальна в связи с ростом в информационном обществе иллюзорности бытия, жизни. Социальные иллюзии в настоящее время воспроизводятся и функционируют  во всех социальных системах. Масштабы социальных иллюзий расширяются за счет средств массовой информации, Интернета, мобильной связи. Наблюдаются усиление манипуляции сознанием и воздействия на подсознание, распространение идеи Апокалипсиса, самоуничтожения человечества, происходит расширение виртуальной реальности, стирающей грани действительности.

Большинство авторов сходятся во мнении, что социальные иллюзии тормозят развитие общества и индивида, мешают движению вперед, вносят дисбаланс в общественное развитие и в целом оказывают негативное влияние на отдельную личность и социум. Мы считаем такой односторонний подход к рассмотрению данного феномена неверным. Природа социальных иллюзий сложна, многогранна, неоднозначна хотя бы потому, что определяется множеством факторов и детерминантов. Это и составило профиль исследовательских притязаний автора диссертации, который делает попытку рассмотреть социальные иллюзии как социально-психологический феномен, являющийся по своей сущности экзистенциальной  ценностью не только для отдельного индивида, но и для социума в целом.

Степень разработанности проблемы. Проблема исследования социальных иллюзий сложна и неоднозначна. Во многом успех ее решения определяется совместными усилиями специалистов различных гуманитарных специальностей: философов,  психологов, социологов, педагогов. Однако на сегодняшний день исследований, посвященных данной проблеме, недостаточно. Нет ясности в определении указанного феномена, его терминологии. Одни ученые считают, что иллюзии – это  неадекватное представление о предметах, явлениях, окружающем мире; другие рассматривают социальные иллюзии как ложные идеи человека, человеческие верования и связывают их с религией. Наиболее часто иллюзии отождествляют с заблуждениями, мифами, утопиями. Мы полагаем, что социальные иллюзии – это облегчающий самообман, ложное осознание человеком тех или иных социальных, психологических процессов и явлений.

Данный феномен часто рассматривают через такие сопряженные понятия, как заблуждения, мифы, утопии, главной особенностью которых также является ложное осознание действительности. Большинство ученых не разделяют эти понятия, считают их синонимами, на самом деле их объединяет то, что все они могут возникать и репродуцироваться как стихийно в результате грез, надежд, самообмана, так и в процессе сознательной деятельности. Однако, заблуждения проявляются в знании или высказывании, а иллюзии – в реальности и бытии. Заблуждения противоположны истине, а иллюзии – реальности.  Заблуждения - это следствия незнания, а иллюзии – результат невозможности понять истину и особенности восприятия человека. Утопии – это рациональные представления о наилучшем общественном устройстве, идеальный социальный проект, сконструированный чисто умозрительным путем. Поскольку утопии – идеал желаемого общества, подобную «единственно верную» картину мира можно считать мифом. Миф – это существующий в сознании человека «свой» образ мира, включающий в себя как истинные, так и ложные представления.

В процессе исследования использовались труды отечественных и зарубежных мыслителей, прямо или косвенно оказавшие влияние на формирование концепции диссертации и рассматривающие феномен социальных иллюзий в русле разных наук. В философии к этой проблеме обращались представители разных эпох: Античности (Платон, Аристотель); Средневековья (Августин Аврелий, Ф. Аквинский (Thomas Aquinas), У. Оккам); Возрождения (Н. Кузанский, Т. Мор, М. Лютер, Кампанелла); Нового времени и Просвещения (Р. Декарт, Ф. Бэкон, Гоббс, Д. Локк, Б. Спиноза, К.А. Гельвеций, П.А. Гольбах, Г.В. Лейбниц); представители немецкой классической философии (И. Кант, Г. В. Ф. Гегель, Л. Фейербах, Ф. Энгельс).

Вопросы социальных иллюзий нашли отражение в трудах философов экзистенционалистов (А. Шопенгауэр, А. Камю, Г. Марсель, Ж.-П. Сартр, М. Хайдеггер, С. Кьеркегор, К. Ясперс); русских философов (Я.А. Берман, Н.А. Бердяев, Н.Я. Грот, В.Я. Данилевский, Н.А. Добролюбов, Ф.М. Достоевский, К.Н. Леонтьев, Н.О. Лосский, В.В. Розанов, В.С. Соловьев, Л.Н. Толстой, С.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, Н.Ф. Федоров, Н.Г. Чернышевский); философов постмодернистов (Р. Барт, Ж. Бодрийяр, Ш. Бодрийяр); социологов (В.Х. Беленький, А. Ослон, А.С. Панарин, Ж.Т. Тощенко, С.В. Харченко, В.Я. Ядов); психологов (Г.С. Абрамова, Р.Р. Гарифуллин, Е.П. Ильин, А.В. Курпатов, Т. Рибо, С.Л. Рубинштейн, В.Э. Франкл, З. Фрейд).

Большое значение для исследований имеют труды, раскрывающие многомерность познания существующей реальности (Н.С. Автономова, Э. Я. Баталов, Б.Н. Бессонов, С.А. Белоусова, А.А. Гагаев,  Е.Н. Ищенко, И.Т. Касавин, М.К. Мамардашвили, В.В. Налимов, Б.И. Пружинин, В.П. Пяткин,  В.Л. Рабинович, Н.С. Савкин,  Н.И. Учайкина, О.А. Феофанов, В.П. Филатов, С.В. Черненко, А.А. Яковлев).

Особое внимание в диссертации уделено источникам, представляющим важнейшие аспекты повседневности (В. Берман, Ф. Бродель,  Э. Гуссерль, Е.В. Золотухина-Аболина, И.Т. Касавин, Н.Н. Козлова, Т. Лукман, Г.П. Любимов,  Б.В. Марков, Н.Л. Новикова, Е.Д. Руткевич, В.Н. Сыров, М.П. Шубина, С.П. Щавилев, А. Щюц); мифа (А. Бастиан, Н.А. Бердяев, Р. Барт,  М. Вебер, И.В. Гете, Э. Дюргейм, С.В. Кара-Мурза, Э. Кассирер, А.Н. Кольев,  Дж. Кемпбелл, Г. Лебон, А.Ф. Лосев, К. Маркс, Е.М. Мелетинский, С. Московичи, М. Мюллер, М.Ю. Смирнов, Ж. Сорель, Ж. Тард, Э. Тейлор, К. Флад, К. Хюбнер,  Ф. Шеллинг, Ф. Энгельс, Н. Элиаде, К. Ясперс); влияние фольклора на социальные иллюзии (И. Больте, А.В. Запорожец, Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева, Ю.М. Лотман, Е.М. Неелов, А.И. Никифоров, Ю.М. Петрова, В.Я. Пропп,  Т.В. Цивьян); влияние бессознательного и архетипа на иллюзорное мировосприятие (А. Адлер, Г. Гегель,  И. Кант, Л. Леви-Брюль, Г.В. Лейбниц, С. Московиче, Ф. Ницше, Л. Фейербах, А. Фрейд, З. Фрейд, К. Хорни, А. Шопенгауэр, К.Г. Юнг).

Необходимым в исследовании было привлечение трудов, в которых исследуются основные детерминанты социальных иллюзий и проистекающие из них парадоксальность сознания и поведения (Н.А. Бердяев, И. Ильин, М.О. Мнацаканян, В.Н. Лосский, Н.Е. Тихонова, О.И. Шкаратан); установки (Г.Г. Дилигенский, И. Кон, У. Липпман, А.В. Маренков, Г. Оллпорт, Д.Н. Узнадзе, А.Фрейд П.Н. Шихерев); направленность личности (К.А. Абульханова, К.М. Гуревич, Ф. Ницше, А.М. Раевский, Ф.Франкл, В. Штерн, Э. Эриксон); социальное самочувствие (Дж. Девис, Г. Лебон, А.П. Назаретян, Л.Е. Петрова, Р.Л. Росноу, Ж.Т. Тощенко, С. Харченко); доминанты (В.П. Зинченко, С.В. Каликанов, А.А. Ухтомский); эмоции (П.К. Анохин, О.В. Артемьева, Л. Бовенс, Л.М. Веккер, К. Изард, К. Квинн, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, А.Г. Фортунатов).

Вопросы манипуляционного воздействия в информационном обществе и его влияния на возникновение социальных иллюзий рассматривались в трудах К.З. Акопяна, А.В. Захарова, Н. Берхина, Ж. Бодрийяра, Ш. Бодрийяра, М. Кастольс,  С.Ю. Ключникова, М. Леви, М. Маклюэна, А.А. Потебни, М.С. Старчеуса, П.А. Флоренского, И. Хейзинги, П.М. Якобсона; онтологическая составляющая любви и счастья затрагивалась в раблтах Аристотеля, Р.Г. Апресяна, М.М. Бахтина, С.Н. Булгакова, Вольтера, Л.Я. Гозмана, А.А. Гусейнова, О.Н. Лосского, Д.С. Милля, Ф. Ницше, М.С. Пек, С. Петрушина, С.Л. Рубинштейна, В.С. Соловьева, П.А. Сорокина, А.А. Ухтомского,  Л. Фейербаха, Г. Флобера, Э. Фромма).

Специальных работ, посвященных исследованию феномена социальных иллюзий, его оснований, детерминантов, условий и факторов, влияющих на их возникновение, их ценности в экзистенциальном пространстве, практически нет, что делает данное исследование актуальным.

Итак, объектом настоящего исследования являются социальные иллюзии и их генезис в обществе.

Предмет исследования – специфика функционирования и механизм действия социальных иллюзий как специфической экзистенциальной ценности.

Цель исследования – создание общей модели функционирования социальных иллюзий как специфической экзистенциальной ценности в социальном процессе и жизнедеятельности личности.

Данная цель предполагает решение следующих основных исследовательских задач:

1. Обосновать специфику философского дискурса  по проблеме социальных иллюзий:

  • ретроспективно проследить становление проблемы социальных иллюзий в истории философии;
  • раскрыть понятие социальных иллюзий, их структуру и функции;
  • создать общую модель социальных иллюзий;
  • обосновать феномен социальных иллюзий как экзистенциальной ценности.

2. Раскрыть теоретические основания  социальных иллюзий:

  • смоделировать связь повседневно-обыденного сознания и социальных иллюзий;
  • выявить социально-экономические и социокультурные основания  социальных иллюзий;
  • обосновать архетипически-бессознательные основания социальных иллюзий.

3. Выявить основные детерминанты возникновения социальных иллюзий:

  • осуществить анализ социально-психологических оснований социальных иллюзий;
  • обозначить наличие доминантной основы в механизме функционирования социальных иллюзий;
  • описать механизмы их действия.

4. Показать основные технологии создания социальных иллюзий:

  • проанализировать манипулятивные воздействия информационного общества как условие возникновения  социальных иллюзий;
  • выявить связь искусства и социальных иллюзий;
  • обосновать классификацию и смоделировать экзистенциальное пространство   социальных иллюзий.

Гипотеза исследования: социальные иллюзии генерируются психофизиологией и средой, и, будучи формой незнания вариантов социальной реальности, содержат и истину, и заблуждения, а также  форму идеала.

Социальные иллюзии необходимы для концентрации энергии человека и его сопротивления фрустрационному воздействию среды. Социальные иллюзии способствуют адаптации к среде рас, этносов, коллективов людей и представляют собой позитивную ценность, но только в том случае, если мера заблуждения не превышает некоторого порога, при превышении которого действия личности приобретают неадекватный или бредовый характер, ведущий к катастрофам – как личностным, так и социальным.

Философское основание исследования: философский реализм и социокультурный детерминизм в исследовании социальных иллюзий.

Теоретические основания исследования: теория человека как биосоциального существа, как существа в информационном мире, имитирующего реальность сознательно и бессознательно, вводящего других людей в заблуждение в целях использования их для достижения своего выживания и выгод (отрицание категорического императива И. Канта), теория возможных миров Н. Гудмена, теория конструирования повседневности и обыденности П. Бергера и Т. Лукмана; теория информационного общества и средств массовой коммуникации М. Маклюэна, теория доминанты, контрастных и ассимилятивных иллюзий в психофизиологии А.А. Ухтомского, теория заинтересованного познания св. Фомы Аквинского, Р. Декарта, Ф. Бэкона, классические теории истины Платона (соответствие вещей понятиям и идеям) и Аристотеля (соответствие понятий и идей вещам), теория коллективного бессознательного К. Юнга, теория психопатий 3. Фрейда.

Методологические принципы исследования:

    • Синтез философского, социологического и психологического подходов: принцип соответствия или связи предыдущих теорий социальных иллюзий как истинного момента интеллектуальной и экзистенциальной активности человека (гносеология, эмоции, воля, терапия, оценка), инструмент ориентировочно-исследовательского рефлекса, деятельная природа социальных иллюзий, торможение-ускорение как экзистенциальная ценность, постижение себя, мира, других, оценка диссонансов, идеалов, и материальной реальности, познание истины и заблуждений, реагируя на то, что думают, заблуждаясь, люди (иррациональность), реализация потребностей, интересов, в том числе форм конформности и алиенативности, изоморфность социальных иллюзий форме жизни и всеобщему.
    • Принцип подведения социальных иллюзий под механизм психофизической дуги и дуги сознания, системы безусловно-условных рефлексов и доминанты.
    • Принцип рационального и иррационального единства сознания и социальных иллюзий.
    • Принцип социокультурной детерминации систем социальных иллюзий.
    • Принцип классификации социальных иллюзий по сферам общества.

Методика исследования: анализ иллюзий в когнитивном, эмоциональном, ролевом, терапевтическом, архетипически-этнокультурном аспектах, имея основанием форму повседневного и обыденного сознания как категорию генезиса, функционирования, объяснения и понимания социальных иллюзий.

Метод исследования:

1.  Исходный синтетический принцип:

Социальные иллюзии – экзистенциальная ценность, имеющая когнитивный, эмоциональный, волевой, терапевтический, архетипически-этнокультурный инвариант. Формируя систему истин-заблуждений с определенной мерой вероятности, социальные иллюзии способны осуществлять адаптацию личности к реальности в коллективной социальной среде. Социальные иллюзии – форма познания и действия личности в возможных  социальных реальностях.

2. Основная аналитическая система:

а)       Социальные иллюзии – выражение сущности человека в деятельности, способное осуществлять самозаблуждение и заблуждение других для выживания и реализации своих целей. Это социально-психологическое качество как ухода от реальности, так и формирования своей реальности, вид интеллектуально-ценностной активности самоформирования, воли к действию, борьбе за идеалы. Осуществляя идентификацию и идентичность, социальные иллюзии как экзистенциальная ценность жизни продуцируют избыточную энергию, дающую возможность сопротивления среде в стремлении жить лучше.

б) Классификация социальных иллюзий по сферам общества.

    • Вторичные аналитические системы: а) детерминанты генеза социальных иллюзий: повседневное и обыденное сознание; социокультурные основания, бессознательные архетипы социальных иллюзий; б) социально-психологические факторы генеза социальных иллюзий, доминантная система.
    • Субстанциональный синтетический принцип: механизм действия социальных иллюзий в социальном процессе.
    • Абстрактный принцип: технологии конструирования социальных иллюзий в обществе (манипулирование, искусство, субъективное экзистенциальное пространство человека).

Результаты проведенного исследования содержательно могут быть выражены в следующих положениях:

1. Историографический анализ проблемы социальных иллюзий показал, что объектом исследования в большинстве случаев являются концепции истины и заблуждения, а предметом – объективные и субъективные механизмы формирования социальных иллюзий, переживание их человеком, отношение к ним – их принятие или отвержение.

Общенаучное содержание социальных иллюзий заключается в мере истины и заблуждения, а социальный момент состоит в субъективном (коллективном и личном) отношении к иллюзиям, и понимании того, насколько человек их принимает, руководствуется ими в жизни и использует в своей практической активности.

Категориальной формой представления социальных иллюзий являются такие формы общественного сознания, как заблуждение, миф, утопия и собственно иллюзии.

Заблуждение своим источником имеет движение мысли от следствия к основанию, чувства и конструктивную мощь разума, специализации в познании, редукции, форму заинтересованного познания человека в социальности (идеология и т.п.). Но и заблуждения, как показывает историография, составляют часть практических мировоззрений и ведут к позитивной социальной практике.

2. Социальные иллюзии есть форма аксиологического, ложного сознания и самосознания, содержащая маловероятную истину, а также веру в истину других людей, что и позволяет иллюзии служить прочным основанием действия в социальной практике.

Структура социальных иллюзий такова: когнитивная структура (отражение в модели доминанты и ценностей); эмоциональная структура (психофизиологическая реакция индивида и социальной личности); волевая структура (волевая активность, произвольное поведение на основе идеала); терапевтически-компенсаторная структура; коммуникативная структура (совместимость людей по иллюзиям, позволяющая им глубже познавать друг друга в тождестве). Удельный вес структур в конкретных системах иллюзий различен и зависит от практической жизнедеятельности человека.

Функции социальных иллюзий: экзистенциальная (познавательная, мировоззренческая, регулятивная, смыслопорождающая, аксиологическая, защитная); рефлексивная (саморазвитие и мобилизация энергии); креативная (редукция к всеобщему и уникальному высшему).

3. Разработана общая модель социальных иллюзий.

В социопсихологическом и гносеологическом аспектах общее в социальных иллюзиях – доминантный комплекс желаемого и нежелаемого будущего, адекватный определенной ценностной установке субъекта социальной иллюзии. Этот доминантный комплекс осуществляется в а) структуре социальных иллюзий, б) функциях социальных иллюзий и жизнедеятельности человека.

Формой реального бытия социальных иллюзий в психике социального человека является их система или классификация. Общественное бытие может быть представлено как социально-экономическое, социально-политическое, социально-демографическое, тектолого-праксиологическое, социокультурное, социоприродное и социально-расово-этническое. Этому общественному бытию соответствуют и классы социальных иллюзий, продуцируемых в социальной деятельности человека.

4. Социальная иллюзия есть форма рефлексии целостности жизни в условиях фрагментарной жизни во времени и пространстве. Иллюзии есть внутренний ресурс человека.

5. Одна из основных реальностей человека – повседневность (вся жизнедеятельность в практическом аспекте) и обыденность (вся жизнедеятельность, исключая труд), они непосредственно порождают систему социальных иллюзий, выступая в них в меньшей мере формой истины, а в большей мере – теми ожиданиями, в которые люди верят. Поэтому в повседневности и обыденности человек руководствуется не истинным положением вещей, а тем, что об этом думают другие люди, которые разделяют определенные иллюзии. Социальные иллюзии есть форма опосредования всей системы коммуникации людей, и они есть форма рационального мышления.

6. Социально-экономическими основаниями социальных иллюзий выступают отношения обоснования справедливости и правильности существования общества, в котором имеются социальные классы собственников и работников, процессы фетишизации и опредмечивания социально-экономических явления в социальной практике.

Социокультурными основаниями социальных иллюзий выступают: а) символическая природа культурных феноменов и коннотативная деятельность человека на основе естественных и искусственных языков; б) культурные феномены, содержащие большой объем символизма и коннотативных интерпретаций: мифология, коллективные архетипы сознания рас и этносов, фольклора, идеология, институционализированная мифология современных обществ, собственность, справедливость, мораль и т. п.

7. Социальные иллюзии принадлежат личности, но входят в коллективные архетипические структуры сознания рас и этносов, образуют классы иллюзий, разделяемые всеми социальными группами определенного народа. В Европе таковыми, например, являются иллюзии относительно собственности, демократического типа власти, естественных прав человека, Я-концепции, а в России – это иллюзии относительно государственной собственности, типа правления, прав этносов, Мы-концепции и идентификации. Такой же архетипический характер носят иллюзии любви и счастья.

8.  Генезис социальных иллюзий обусловлен психофизиологически и социально. Психофизиологическими носителями социальных иллюзий выступают  социокультурные модели потребностей и интересов, аттитюды, установки, ценностные ориентации и мотивации. Основной механизм их формирования и развития – модель контрастных и ассимилятивных иллюзий, а другую сторону этого механизма образуют целевая функция познания и та ценность, которую она удовлетворяет. Масштаб иллюзий человека обусловлен мерой мифологизации жизни общества в целом, но динамика иллюзий предполагает, что серьезные отклонения от социальной и естественно-научной истины рано или поздно, но приводит к социальным катастрофам. Динамика иллюзий в отличие от истины содержит огромный потенциал непреднамеренных предметных и ментальных последствий.

9. Психическим субстратом иллюзий выступает доминантный комплекс безусловно-условных рефлексов, содержащих целевую функцию правильного поведения (согласно иллюзиям), являющуюся основанием совместимости  суждений отдельной личности с суждениями других личностей в коммуникации, исходя из совместимости их вер.

Правильно не то поведение, которое соответствует истине, а то, которое учитывает совместимость веры отдельного человека с верой и ожиданиями других людей, как бы далеко от истины ни были их веры.

10. Механизм действия социальных иллюзий двоякий: а) социально-аксиологический, или оценка, рассмотрение вещей, их соответствия понятию (иллюзии), но в аспекте глубины диссонанса с оценками других людей («осуществление ожиданий моих и другого»); б) психологический: вытеснение, идентификация, идентичность, интроекция, проекция, рационализация.

11. Иллюзии а) формируются естественным образом (непроизвольно); б) сознательно конструируются социальным человеком.

12. Технологии конструирования социальных иллюзий весьма разнообразны. В феноменологическом аспекте социальные иллюзии конструируются любыми технологиями СМК, реализующими свои функции. В аналитическом смысле можно выделить технологии манипуляции: а) материальные (создание институтов); б) знаково-символические (тексты), в) технологии властного действия; г) технологии суггестивного воздействия на личность; д) технологии создания массовых иллюзий. Манипуляции с социальными иллюзиями человека способствуют его адаптации к социальной среде, развивают такие свойства психики, как терпимость, лояльность, но со временем социальные иллюзии способны вызвать деформацию личности, развитие инфантильности у человека, его неадекватности в реагировании на изменения в социальной среде. Опасность иллюзий возрастает в условиях быстро меняющихся обществ. В целом масштаб иллюзий и манипуляций вызывает тормозящий эффект.

      • Социальные иллюзии в своей динамике и классификации образуют экзистенциальное пространство иллюзий. Экзистенциальное пространство иллюзий составляют: классификация ценностей, принимаемых личностью (личные классификации), основные антропологические отношения человека к жизни: теоретические, практические, художественные, религиозные, поведенческо-обыденные, смысложизненные эмоции и аффекты. Социальные иллюзии опосредуют все эти структуры человеческого сознания.
      • Искусство понимается нами как общественная техника чувств и развитие чувственной стороны рационального мышления человека. В этом смысле иллюзии в искусстве есть художественные истины, система образов катарсического действия, вызывающая рост моральной очищающей активности, самосознания человека. Исследование показало, что классическое искусство (музыка) программирует глубину сопереживания и исследования реальности, а «неклассика» актуализирует лишь гедонистический импульс, фрагментацию мышления и поведения человека.
      • В целом социальные иллюзии есть форма необходимой гипотезы человека о жизни и мера того, насколько эта гипотеза оказывается востребованной жизнью. Но гипотезы занимают свое место в развитии сознания и практики человека и если их доля увеличивается, то это приводит к деформации личности и социальной практики.

Научная новизна исследования определяется прежде всего тем, что в данной работе предпринята попытка философского осмысления феномена социальных иллюзий как экзистенциальной ценности, а также:

  • в обосновании синтеза философских и психологических концепций по проблеме социальных иллюзий на основе понятий доминанты А.А. Ухтомского;
  • в развертывании понятия социальной иллюзии как истинно-ложного суждения и оценки, формирующейся естественным и искусственным путем и выполняющим специфические функции в социальной практике;
  • в определении и характеристике структурных компонентов социальных иллюзий (когнитивного, эмоционального, волевого, терапевтического);
  • в обосновании основных функций социальных иллюзий (экзистенциальной, рефлексивной, креативной);
  • в создании модели социальных иллюзий как необходимой экзистенциальной ценности символических универсумов, сущность которой состоит в совместимости гипотез о жизни различных людей, основывающихся не на соответствии истинному положению вещей, а о том, что об этом положении вещей думают люди и насколько эти представления совместимы без обращения к понятию истины. Сделан вывод о том, что модель социальных иллюзий может быть представлена следующими составляющими: как выражение сущности человека, как категория человеческой деятельности; как социально-психологическое качество субъекта; как специфический целенаправленный вид активности; как состояние, переживаемое субъектом в связи с осмыслением, переживанием категорий бытия, нравственности;  как материально-выраженный продукт деятельности, активности человека, оказывающий влияние на личностное, индивидуальное развитие и являющееся результатом творческого начала в человеке;
  • в выявлении связи повседневно-обыденного сознания и социальных иллюзий. Иллюзии циркулируют из мира повседневного бытия в пространство воображаемого и возвращаются обратно. Перемещаясь таким образом, иллюзии внедряются в повседневность и повседневность получает дополнительные характеристики как положительные, так и негативные, «обрастая» новыми фактами, становясь, таким образом, своеобразным хранилищем накопленных групповых представлений, а повседневность - хранилищем иллюзий;
  • в обосновании базисных оснований социальных иллюзий, к которым автор относит социально-экономические и социокультурные. Социально-экономические основания находят свое отражение в обосновании справедливости и правильности существования общества, а социокультурные основания в отражении символической природы культурных феноменов и конотативной деятельности человека на основе естественных и искусственных языков;
  • в анализе архетипически-бессознательных оснований социальных иллюзий, которые находят свое отражение в глубоких слоях психики человека и проявляются в его влечениях, мотивах, стремлениях;
  • в выявлении основных социально-психологических оснований социальных иллюзий, которые определяются не только природой человека, особенностями его внутреннего мира, но и особенностями социума;
  • в обозначении доминантной основы социальных иллюзий вследствии чего осуществляется активность, избирательность восприятия и способ реагирования человека на поступающие из социума воздействия и сигналы;
  • в описании основных механизмов социальных иллюзий, которые проявляются в социально-аксиологическом и психологическом аспектах;
  • в анализе основных технологий конструирования социальных иллюзий и влияния на их создание информационного общества. Социальные иллюзии могут формироваться как естественным путем, так и сознательно конструироваться человеком, путем следующих манипуляционных технологий: материальных, знаково-символических, технологий властного действия, технологий суггестивного воздействия на личность;
  • в обосновании того, что искусство (музыка) оказывает влияние на формирование социальных иллюзий. Однако, это влияние по глубине различно. Выступая посредником в общении с другими реальностями, разные виды искусства приобретают некоторые свойства этих реальностей и даже способны объяснить мироустроение общественной и душевной жизни;
  • в моделировании экзистенциального пространства социальных иллюзий и их классификации.

Научно-практическая значимость диссертации определяется прежде всего, результатами философского анализа концепта социальных иллюзий в социуме в целом и индивида. Работа носит комплексный междисциплинарный характер и представляет интерес для философов, социологов, психологов и специалистов других областей, занимающихся проблемами исследования социальных иллюзий, заблуждений, истины, реальности. Теоретическая значимость работы состоит в том, что она нацелена на выявление положительного потенциала социальных иллюзий и рассмотрение их как экзистенциальной ценности. Инструментальную значимость имеют авторские определения границ и содержания понятий «социальные иллюзии», «модель социальных иллюзий», «структура социальных иллюзий», «функции социальных иллюзий».

Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследования опубликованы в монографиях, статьях и тезисах выступлений, перечисленных в конце автореферата. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры философии ГОУВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева», различные проблемы освещались автором на ряде научных конференций, проходивших в г. Саранске, Пензе, Самаре, Воронеже, Тамбове, Москве.

Структура диссертации подчинена логике исследования и включает введение, четыре главы (13 параграфов), заключение и библиографический список.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываится актуальность и значимость для современного философского дискурса поднимаемых проблем, определяется их разработанности, формулируются цель и задачи диссертации, характеризуются ее методологические основания и источники, резюмируются  основные моменты  научной новизны, выводится концепция  исследования в виде положений, выносимых на защиту, отмечается практическая значимость полученных результатов.

Первая глава «Социальные иллюзии как предмет философского анализа» посвящена обоснованию принадлежности феномена социальных иллюзий философскому дискурсу. Решение этой задачи потребовало уточнения авторской позиции в вопросах, имеющих в современном обществознании дискуссионный характер. В соответствии с этим глава включает четыре параграфа.

В первом параграфе «Постановка проблемы социальных иллюзий в истории философии»  обозначены основные подходы в исследовании данного феномена в историко-философском аспекте. Автор рассматривает понимание иллюзии в древнегреческой философии, в Средние века, в Новое время, в философии XIX - XX вв. Социальные иллюзии понимаются в истории философии как комплексный феномен, в основе которого – ложное осознание социальной и психологической, всеобщей индивидуальной реальности, как форма рационально-иррационального представления реальности, выражающаяся в формах заблуждения, мифа, утопии.

Источником социальных иллюзий является заинтересованный разум: человек воображает, что хочет вообразить, и познает, что хочет познать (св. Ф. Аквинский, Р. Декарт, Ф. Бекон). Но в экзистенциальной философии социальные иллюзии понимаются как экзистенциальный, антирациональный смысл жизни: самопознание, самоопределение себя именно в тех иллюзиях, которым человек подвержен. В этом смысле социальные иллюзии есть заблуждения, так как они имеют ничтожно малую вероятность своего осуществления, но служат основой веры в них людей и неуничножимости в позитивной ценности в них. Веруя в них, человек продуцирует энергию сопротивления социальной несправедливости и борьбы за лучший мир. Каждая эпоха создает свои иллюзии, которые придают ей целостность.

Истина – постулат, который приобретает ценность тогда, когда приводит к успеху, заблуждение – это суждение, которое приводит к неудаче, а социальные иллюзии – это экзистенциальная ценность, продуцирующая рост энергии личности и ее оптимизм, как бы плохо личности ни приходилось.

В параграфе приводятся обзор и анализ различных научных школ и направлений, характеризующих данный феномен. На протяжении всей истории философской мысли проблема иллюзий постоянно ставилась учеными-философами, тесно соприкасаясь с философской категорией истины. В период Античности иллюзия, или заблуждение, понималась как отклонение от мысли. Такой взгляд был общим для материалистов и идеалистов. Но первые под иллюзией имели в виду отклонение от объективной реальности (Эпикур, Гольбах, Гельвеций), а вторые – от мира идей (Платон) и божественных предначертаний (Ф. Аквинский, Газали), абсолютной идеи (Г.В.Ф. Гегель). В Средние века господствовало определение иллюзии как дьявольского наваждения. В Новое время возникла тяга к практическому познанию окружающего мира. Ф. Бэкон выделяет источники иллюзий в нас самих и мире вокруг нас. По его мнению, истина – дочь времени, а не дочь авторитета. Он подвергает критике магов и алхимиков, создающих собственные иллюзии. Достигнуть истинного знания невозможно, если не найти средств для устранения субъективных помех, которые философ называет идолами или призраками, сковывающими человеческий ум, разум, это своего рода иллюзии, происходящие из человеческой природы и препятствующие истинному познанию.

Феномен социальных иллюзий нашел отражение и в экзистенциализме, где человек рассматривался как конечное существо, «заброшенное» в мир, постоянно находящееся в проблематичных, абсурдных ситуациях, собственных иллюзиях, которые и являются для индивида своеобразным лекарством. Лишиться иллюзий, по мнению философов-экзистенциалистов, значит понять бессмысленность собственного существования и существования общества.

К причинам возникновения иллюзий обращались и социалисты-утописты, выделяя среди них главную – частную собственность. Они рассматривали иллюзии как временное явление, а не как «муку совести».

В русской философской традиции определение иллюзий тесно связано с поисками истины. А. Н. Радищев, Ф. М. Достоевский, К. Н. Леонтьев,                Н. А. Бердяев считали, что идеал истины можно найти только через духовность и правду. Если истина не связана с добром, справедливостью, то это ущербная истина и даже вообще не истина, а заблуждение, иллюзия. Истина откроется любви, поэтому, если ты не подчиняешься обрядам церкви, ты нарушаешь любовь, а нарушая любовь, ты лишаешься возможности познать истину, и, следовательно, все остальное – заблуждение, обман, иллюзия.

Во втором параграфе «Философское понятие социальных иллюзий: структура и функции» обосновываются понятие, структура и функции данного феномена. Автор характеризует социальные иллюзии как гипотезу о будущем, социопсихологическую и ценностную установку, неадекватную рефлексию, моделирование условий выживания, идентификацию и идентичность с определенными потребностями и установками, представляемую мифологиями, заблуждениями, утопиями, оценками. Социальные иллюзии – это не простой обман чувств, а маловероятная гипотеза о будущем в экзистенциальном универсуме. Это особый вид общественного сознания индивида, который активно воздействует и преобразует социум и реальность в целом. Социальные иллюзии вырастают из действительности и воздействуют на нее.

Феномен социальных иллюзий включает когнитивный (подобие действительности), эмоциональный (продуцирование энергии и информации избыточного характера), волевой (доминантная концентрация усилий создающая направленность личности, ее действия), терапевтический компоненты (рационализация аффектов и оформление их энергии в осуществление победы) – которые, выступая в единстве, дополняют и обогащают друг друга. Удельный вес каждого компонента определяет особенности проявления иллюзий у различных субъектов и их личностные особенности.

Выявление сущности социальных иллюзий и их структурных компонентов позволяет сделать следующие выводы:

– развитие социальных иллюзий осуществляется в контексте общего развития индивида в социуме, человек сам является предметом иллюзий, создает и разрушает их;

– движущией силой развития иллюзий выступает несоответствие между реальным и идеальным, между возможностями, желаниями и потребностями индивида, между тем, каков субъект и каким бы он хотел или должен стать, чего хочет или хотел бы добиться в жизни;

– возникновение социальных иллюзий, их разновидностей во многом зависит от того, что вкладывает человек в понятие «смысл жизни». Поиск «смыслов» происходит в диалектике наделения смыслом социума, окружающего мира и поиска собственного смысла. При этом в разных сферах общественной жизни человек осмысливает бытие разными средствами: в искусстве – через образы, нравственные понятия, в науке – через систему понятий и приемы мышления.

Автор выделяет также функции социальных иллюзий: экзистенциальную, рефлексивную, креативную. Их основное содержание выражается в дополнительной ориентации и приспособлении субъекта к социуму.

В  третьем параграфе «Модель социальных иллюзий» уточняется, что человек как имитирующее существо и как существо, вводящее других в заблуждение, создает иллюзии ради своей цели выживания, господства, и иерархии, при этом актуализируя маловероятные возможности или гипотезы. Социальные иллюзии находят свое выражение в особой концентрации энергии для реализации достижения цели и выживания. Осуществляя экзистенциальные потребности в любви, творчестве, счастье, социальные иллюзии дают возможность человеку противостоять системам угнетения в эволюции и истории и формируют особые состояния души и духа человека, способного адаптироваться к негативным ситуациям и изменять их. То есть социальные иллюзии  – момент необходимый и позитивный в социальном процессе, который активно формируется социумом и людьми для процессов поддержания жизни. Автор считает правомерным представить следующие составляющие модели социальных иллюзий.

Первая составляющая – это выражение  сущности человека и принципы его жизнедеятельности, посредством которых отражается  особый способ существования субъекта, выражающийся во внутренней, органической связи его с человеческой культурой, Бытием, социумом. Это своего рода собственный образ Бытия человека (у каждого он свой) в соответствии со своими установками, ценностями, реалиями.

Вторая составляющая модели – это психическое качество личности, проявляющееся в стремлении индивида посредством иллюзий различного класса или  через иллюзии идти к саморазвитию и самоактуализации. Будучи специфическим человеческим качеством, иллюзии позволяют представить, предположить, предопределить содержание тех событий, явлений, процессов, чувств, наделить их собственными смыслами и стремиться к ним. Подобная активность позволяет субъекту развить свою внутреннюю реальность, выстроить пространство своей души, приблизиться к тем качествам, которые бы позволяли свободно и в соответствии с потребностями направлять свои усилия по поиску смысла собственной жизни и самоактуализации. В этом случае социальные иллюзии выступают как процесс познания человеком своей человеческой сущности, сущности социума, как осознание того, что и через ложное представление действительности или другого индивида происходит открытие субъективной реальности, Бытия.

Третья составляющая модели социальных иллюзий это – специфический вид активности субъекта, связанный с освоением и познанием тех образцов, норм, культурных ценностей, которые близки человеку в контексте собственной жизни и в применении к себе. Социальные иллюзии в этом случае выступают как своеобразное отражение того, к чему человек стремится и чего он желает достичь. Этот вид активности приводит к образованию своеобразного продукта человеческого ума, желаемого образа окружающего мира, предмета размышлений человека о проблемах, ценностях, традициях, идеях, принципах.

Мы полагаем, что другой важной составляющей модели социальных иллюзий  является  состояние индивида, которое помогает ему выработать собственное отношение к бытию, миру, событиям, другим людям. В основе этого состояния  лежит познание, которое, с одной стороны, выступает как движущая сила развития, а с другой – как активность, направленная на стремление совершенствовать мир вокруг себя и свою личность. Иллюзия в этом случае есть состояние человека, которое помогает ему защитить себя, свой внутренний мир; это то состояние, которое способно вести личность к развитию и совершенствованию.

Социальные иллюзии побуждают индивида соответствовать идеалу, стремиться к нему, искать смысл собственной жизни, стараться реализовать себя в соответствии с этим смыслом. Через иллюзии человек способен стать тем, кем он желает стать в реальной жизни. Несмотря на распространенный тезис о том, что социальные иллюзии тормозят развитие, они являются важным фактором развития в социальном и личностном аспектах.

В основе большинства социальных иллюзий лежит переживание человеком индивидуальных, собственных ценностей, которые могут касаться как личностных, так и социальных проблем и аспектов, и тогда социальные иллюзии можно считать активностью, при помощи которых человек стремится к достижению цели, осмыслению реальности и преобразованию социума и самого себя.

В четвертом параграфе «Экзистенциальная ценность социальных иллюзий» автор делает вывод о том, что в социальных иллюзиях формируется гипотеза о том, что а) свойственно идеальной природе человека, б) не невозможно, а невозможно сейчас и при этих условиях, но осуществимо в принципе, что имеет пусть малую, но вероятность реализации. В этом смысле социальные иллюзии ускоряют и тормозят эволюцию (содержа элемент заблуждения, который может приводить и приводит при накоплении к социальным катастрофам и реформам).

Большинство исследователей отводят иллюзии негативную роль, и считают, что иллюзии тормозят общественное, социальное развитие, мешают человеку добиться успеха. Мы же придерживаемся точки зрения  о том, что иллюзия – это одна из важнейших жизненных ценностей  человека, выражающая его устремления и  чаяния. Социальные иллюзии способны не только  тормозить развитие  как личностное, так и социальное, но и повышать человеческий потенциал, что проявляется в расширении границ возможного,  преодолении пределов нынешней ситуации, сотворении своего будущего.

Мы определяем иллюзию как ложное  восприятие, как некое желание, которое осуществить и воплотить в жизнь пока невозможно, как желание успеха и позитивного результата, как личностную позицию, аттитюд, как элемент жизненной структуры и состояние бытия.

Иллюзии во многом определяют поведение человека и его личность, так как именно уровень воспринимаемой индивидом  вероятности достижения той или иной цели обуславливает эмоциональное состояние  личности и ее поведенческие усилия. Социальные иллюзии – это целенаправленное желание блага, успеха, которое во многом характеризует эмоциональную составляющую, поведенческие усилия, силу воли и желания человека. Они позволяют индивиду концентрировать свои желания, генерировать собственные планы и способы достижения цели.

Иллюзия есть внутренний ресурс человека, она - в центре его бытия,  это шаг к будущему, к поставленной цели, к выходу из трудной ситуации. Это своеобразное чувство возможного. Мы выделяем следующие признаки, характеризующие социальные иллюзии: ложное восприятие и осознание индивидом той действительности, в которой он находится;  желание некоего блага и позитива; уверенность человека в достижении данного блага; отсутствие объекта желания (того, чего человек еще не имеет); при этом достижение желаемого связано с определенной трудностью; иллюзии обращены в будущее; их всегда сопровождают надежда и вера.

Трактуя понятие иллюзии как процесс эмоционального переживания, можно обратить  внимание на более острые и драматические ситуации, связанные с потенциальным бессилием и потенциальной безнадежностью, вызываемыми неспособностью индивида изменить обстоятельства своей жизни. Иллюзия принимает подобные человеческие испытания в качестве                          интегральной части бытия и, в то же время, делает возможным креативный процесс. Вот почему для человека, переживающего иллюзии, границы возможного всегда шире. 

Иллюзия – это нерастраченная активность человека, она утверждает бытие, придает ему смысл, отрицает абсурдность жизни, отвергает неплодотворность и пораженчество.

В феномене иллюзии соединены чувства и когнитивные установки, диспозиция личности и реальное ее поведение. Таким образом, иллюзия представляет собой чувство возможного, возникающего при ожидании человеком достижения какого-то важного и труднодоступного блага, и является не только ценностью, но и необходимым условием для активного действия. Вместе с тем иллюзия может проявляться и как психологическое состояние человека, общности и даже нации.

Утешается ли человек иллюзией, лелеет ли он ее, живет ли он только ею, он открыт будущим возможностям. Он доверяет процессу созревания временной последовательности, понимая: реальность складывается таким образам, что рост, развитие и достижение целей возможно. Ростки, элементы будущего всегда содержатся в настоящем. Вот почему иллюзия способна переориентировать существующее положение дел, чтобы превзойти пределы нынешней ситуации и создать будущее уже сегодня. Недаром в иллюзии можно видеть готовность личности к тому, чего еще нет, что еще не родилось. Человек, утративший или лишенный иллюзии, чувствует, что его время израсходовано, не движется, а если и идет, то бесцельно, и настоящее не несет никаких элементов развития будущего. Закрытость времени не позволяет проектировать будущее.

Адаптивная способность человека во временной протяженности выражается в его терпении. Ибо нетерпеливая личность пытается принудить время, взорвать его или поменять временной порядок насильственно, а надеющаяся же личность не пытается изменить протяженность времени. Между тем как раз наличие терпения, этой формы моральной энергии, в структуре иллюзии способствует креативным процессам. Однако если терпение, равно как и иллюзия, не вовлечено в созидательный процесс, то он может быть приведен в упадок.

Иллюзия помогает подготовить будущее, поэтому она не может быть только пассивным ожиданием. Говорить об инертной, вялой, неактивной иллюзии означало бы вносить противоречие в само ее определение. Будучи динамической составляющей человеческой жизненной структуры, иллюзия представляет собой внутреннюю активность. Именно иллюзия зажигает дух человека, сообщает ему энергию, подстегивая даже обстоятельства. Она является активным ожиданием будущего, которое открывается перед человеком. Нередко люди оставляют то, что уже достигнуто, чтобы добиваться чего-то нового, несмотря на то, что это может быть переходом из ситуации определенности в ситуацию неопределенности.

Иллюзия противостоит небытию. Имеющиеся иллюзии позволяют человеку не принимать безысходность, фатальность ситуации,

Во второй главе «Теоретические основания социальных иллюзий» решается проблема воздействия повседневности на формирование социальных иллюзий, а также анализируются социокультурные основания  данного феномена и влияние бессознательного и архетипов на иллюзорное мировосприятие.

В первом параграфе «Повседневность и социальные иллюзии» автор полагает, что повседневность – это целостный социокультурный жизненный мир, предстающий в функционировании общества как естественное, самоочевидное условие человеческой жизнедеятельности. Повседневность – это мир обыденной жизни, где люди рождаются и умирают, радуются и страдают, это привычки, стереотипы, правила, мышление и переживания людей, их поведение, деятельность, регулируемая нормами и социальными институтами. В повседневном субъективное переживание противопоставляется объективным структурам и процессам, типические практические действия – индивидуальным и коллективным деяниям, подвижные формы рациональности – идеальным конструкциям и точным методам.

Повседневность есть прежде всего способ конституирования реальности. Это особый код, который возникает в сознании индивида при необходимости практически решить ту или иную проблему. Код повседневности отвечает на вопрос «как?» и основная функция повседневности – адаптация (полезность). Работа структуры повседневности есть совокупность процедур конфигурации и реконфигурации. Таким образом, повседневность предстает в виде своеобразной машины по производству значений, созданию и преобразованию всевозможных объектов.

Повседневность – один из способов освоения мира или способов человеческой активности. Определение структуры повседневности предполагает совокупность универсальных отношений в разнообразных продуктах повседневной активности. Подобные взаимосвязи формируют особые миры, в которые погружается человек. В отношении пространства эта взаимосвязь идет не вширь, а вглубь, когда за внешними символическими формами скрываются глубинные внутренние коды. Человек, находясь в социуме, аккумулирует его в своем внутреннем мире. Повседневность осознается индивидом или целенаправленно воспроизводится им, а в отдельных случаях может намеренно воспроизводиться в целях манипулирования сознанием и поведением человека.

Повседневность, подразумеваемая как повседневный образ жизни – тот окружающий нас мир, в котором рождаются иллюзии и заблуждения. Повседневность и иллюзии являются полюсами человеческого мира, то есть мира конкретных ситуаций, в которых живет человек. В нем все идеалы становятся лишь средством решения частных проблем, и именно в этом обыденном мире происходит рождение иллюзий.  В пространстве повседневности происходит переплетение различных порядков. Создается единая сеть пространств, в которой одно переходит в другое и между ними нет четких разделяющих границ. Иллюзии циркулируют из мира повседневного бытия в пространство воображаемого и возвращаются обратно. Перемещаясь таким образом, иллюзии внедряются в повседневность, и она получает дополнительные характеристики – как положительные, так и негативные, «обрастая» новыми фактами. Иллюзии становятся своеобразным хранилищем накопленных групповых представлений, а повседневность – хранилищем иллюзий. Поэтому изучение иллюзий вне пространства повседневности не может быть полным и всесторонним, но вместе с тем изучение иллюзий дает возможность наиболее полно конструировать представления об обыденном мире.

Во втором параграфе «Базисные основания социальных иллюзий» анализируется влияние данного феномена на возникновение социальных иллюзий. Мы полагаем, что к базисным основаниям социальных иллюзий следует отнести социально-экономические и социокультурные основания.

Социально-экономическими основаниями социальных иллюзий выступают отношения обоснования справедливости и правильности существования общества, в котором имеются социальные классы собственников и работников, явления фетишизации и опредмечивания социально-экономических процессов в социальной практике, что находит свое отражение в противоречиях между частной и общественной сторонами жизни, индивидуальными и общественными интересами человека.

С одной стороны, нормы морали, принцип справедливости требуют действия человека на их основе, с другой стороны, экономические интересы подталкивают к их нарушению. Индивидуальные, частные интересы нередко диктуют игнорирование общественных норм. Но общественная жизнь настоятельно требует их соблюдения. Человек не может избежать того, что его жизнь и деятельность в социуме протекают в условиях взаимосвязи субъектов между собой и с обществом, т.е. того, что они носят одновременно и частный, и общественный характер. Деятельность человека  – часть общественного процесса, распределение же и присвоение ее результата основаны главным образом на частных факторах.

Все большая дифференциация людей по экономическим функциям нарушает равновесие и гармоничность интересов. Объективные, спонтанно сложившиеся процессы и условия экономической жизни вообще и распределительных отношений в частности являются, прежде всего, основами несправедливого распределения благ, что приводит к возникновению социальных иллюзий.

Человек вынужден обращаться даже с собой как с товаром, который он старается продать повыгоднее, руководствуясь принципом рынка – наивысшей эффективности. Человек и человечество заблуждаются, запутываются при ценностной ориентации. Люди обычно далеки от истины в представлениях о многих общественных явлениях, суть которых весьма сложна, глубоко затаена «в недрах многопластовых слоев» событий. В человеческом восприятии социальные явления отображаются весьма искаженно. Люди желают добра, истины, справедливости, но часто не могут разобраться в том, что верно и что неверно, что хорошо и что плохо. Их нередко вводят в заблуждение сограждане, партии, правительства, шарлатаны, теоретики и др., кому трудно возразить, не имея соответствующих знаний, что также приводит к возникновению социальных иллюзий.

К социокультурным основаниям социальных иллюзий автор относит традиционные мифы, социальные мифы, религиозные мифы, коллективные архетипы, институционально создаваемые социальные мифы. Это те конструкты, на которые опираются люди, осуществляя руководство обществом, гарантируя людям уровень жизни и выживания. В мифе, как нигде, ярко иллюстрируется представление о том, что рациональная идея может иметь иррациональные источники. Миф есть представление в значительной мере иллюзорное, но в силу своей этической и художественной привлекательности оказывающее большое воздействие на массовое сознание. Иногда миф есть способ заместить в сознании невыносимый достоверный образ страшной действительности условным образом, с которым можно «ужиться».

Иррациональная природа мифа была известна еще Платону. Он рассматривал миф как возможность образно иллюстрировать философские построения, а несовершенный миф – как обман. Иррациональное с очевидностью присутствует в мифе. С одной стороны, его можно объяснить психическими состояниями или социальными явлениями, а с другой – можно попытаться проникнуть в лабораторию мифосоздателя. Оба подхода адекватны для своих задач, и оба могут быть применены. Параллельное использование метода демифологизации тех или иных легендарных или сказочных сюжетов и метода ремифологизации (возвращения к языку мифа и закономерностям мифологического восприятия) позволяет расшифровать миф. Применение только логических подходов будет означать уничтожение объекта исследо­ваний, а приверженность исключительно к иррациональным подходам ведет к саморазрушению субъекта.

Представление о ремифологизации социального опыта позволяет найти выход из тупика последовательной рационализации. Процесс ремифологизации обеспечивает создание условий для преодоления кризиса мировоззрения, распада «картины мира», помогает восстановить представления о счастье, добре, красоте и зле, найти новые методы для объяснения социальной действительности и Бытия.

Автор полагает, что важным основанием социальных иллюзий является фольклор или народное творчество, которое сопровождает человека всю жизнь. Фольклор порожден действительностью, но не содержит никаких прямых следов того, какая именно действительность, какая эпоха его породила; каждый жанр характеризуется особым отношением к действительности и способом художественного изображения; каждый вид отношения фольклора к действительности состоит в том, что вымышленный сюжет содержит явные черты историко-бытовой жизни народы. К другим важным особенностям фольклора следует отнести необычность событий и динамику действия.

Характер необычности и чудес присущ многим жанрам фольклора: былинам, сказкам, легендам. Особый мир представляет собой детский песенный фольклор (колыбельные, потешки, прибаутки, игровые песни). Колыбельные песни как самый «ранний» жанр в развитии социальных иллюзий, позволяют построить символическое, иллюзорное представление о мире и на этой основе заложить культурную программу освоения мира. Сказочные фольклорные тексты колыбельных песен на каждом возрастном этапе решают свои задачи. Главная из них – оградить ребенка от опасности, так как он мал, не готов к жизни, создать для него иллюзию покоя и доброты в мире фольклорных песен. Таким образом, закладывается система отношений в пространстве мира людей, определяются цели жизни, а также ее границы и ее конечность. Когда ребенок становится старше, к ней присоединяется рассказывание сказок. В волшебных сказках заданы полярные образцы поведения людей и эталоны доброго, бескорыстного отношения к людям и внешнему миру. Сказки, т.е. повествование о вымышленных, воображаемых событиях, при этом используют для «выстраивания» у детей желаемого «морально правильного» поведения в реальных ситуациях нравственного выбора и установления на этом основании мифологической, иллюзорной модели мира, которая описывается с помощью системы универсальных семиотических оппозиций (свой – чужой, внешний – внутренний, близкий – далекий и др.). С помощью такой системы человек строит модель мира и осознает самого себя.

В третьем параграфе «Бессознательное и архетип как основание иллюзорного мировосприятия» автор анализирует влияние этих категорий на образование социальных иллюзий, полагая, что существенным источником социальных иллюзий являются бессознательные архитипы рас и этносов, которые никогда не умирают, но активизируются в ситуациях выживания и активно используются собственностью и властью для обоснования статус-кво. Часто к бессознательному относятся так, как будто это и есть главный источник инфернальных идей. На самом же деле бессознательное – это лишь некая часть природы человека, которая, с одной стороны, может быть источником истины, вдохновения, творчества, созидания, а с другой – может нести в себе разрушительные силы. Бессознательное – это сокровищница, из которой сознание черпает по своему выбору в силу своего понимания Добра и Зла, это природный, целесообразный процесс, который может нарушать или восстанавливать целостность души. Роль бессознательного во многом определяется состоянием сознания.

Бессознательное, по К.Г. Юнгу, есть то общее, что не только объединяет индивидуумы друг с другом в народ, но и связывает их с людьми давно прошедших времен и с их психологией. И в этом проявляется связь человеческой природы с мифологией, которая представляет собой плоть от плоти человеческого естества На основе мифологии впоследствии формируются социальные иллюзии, элементом конструкции которых является набор архетипов. Из них бессознательное собирает свои образы и формирует иллюзорные представления. К.Г. Юнг ввел в широкий научный обиход понятие «архетипы», подразумевая под ними трансцендентные по отношению к сознанию реальности, вызывающие к жизни комплексы представлений, которые выступают в виде мифологических мотивов. Это не сам опыт прежних поколений, но его «осадок». Глубины бессознательного содержат клад, из которого всегда черпало человечество, из которого оно извлекало своих богов и демонов и все те сильнейшие и могущественные идеи, без которых человек перестает быть человеком. Архетипы – выкристаллизованные в сформированной праопытом картине мира характеристики мифологических образов и доминирующих в мифе законов, переживаемых через коллективное бессознательное. Архетип – это модель, которая определяет строй человеческой мысли. Она объективна, поскольку задана традицией более глубокой, чем освоенная обществом культурная традиция. Архетип – самый общий и универсальный образ, влияющий на возникновение иллюзий.

Архаические пласты психики, подобно окаменевшим горным породам, сами по себе лишены голоса. Но поскольку душа «подключена» к Универсуму, низшие ее структуры постоянно насыщаются мощными токами вселенской энергии и могут «заговорить». В случаях психической репрессии в человеке проступают не только детские, но и животные черты. Высшие духовные ценности устойчивы и универсальны, потому что укоренены в архаических слоях души. Они способны притягивать к себе «энергию», информацию и служат точками кристаллизации художественных мифологических, иллюзорных образов. Архетипов, согласно К.Г. Юнгу, бесконечное множество. Особенно смыслоемкие, мощные архетипы определяют формирование харизматичных личностей, целых народов. Архетипы представляют собой точки зрения или позиции, управляющие поведением человека, его психическими процессами.

Первобытные сообщества жили в условиях, когда архетип был предельно обнажен, а общество представляло собой живую память предков, которая угадывалась во всех окружающих предметах и явлениях. Мистический опыт структурировал пространство и время, создавал условия для единения и т.д. В дальнейшем история человечества замкнула память предков в бессознательном. Появились собственные «картины мира», которые часто наполнены разнообразными иллюзиями, вырывающимися из глубин бессознательного. 

Бессознательное отчетливо проявляется в страхах, надеждах, переживаниях, в сновидениях и невротических тенденциях личности. Его влияние присутствует и в сознательном состоянии, когда сознание взаимодействует с эмоциональными побуждениями личности.

В третьей главе «Детерминанты возникновения социальных иллюзий» исследуются основные составляющие, влияющие на развитие социальных иллюзий доказывается, что социальные иллюзии детерминируются социальными, этнокультурными, физиолого-психологическими, биологическими, химическими факторами.

Парадоксы сознания и личности, общности и общества имеют глубокие социально-психологические основания и детально проанализированы автором в параграфе «Социально-психологические факторы, влияющие на возникновение социальных иллюзий». У каждого народа, общества есть свои, особые и характерные только для них парадоксальные явления, процессы, ситуации, которые формируют их «собственные» иллюзии. В возникновении иллюзий помимо сознания большая роль отводится бессознательным инстинктам, чувствам, влечениям, эмоциям, а также национальному характеру и ментальности народа.

Будучи родственными, установка и аттитюд отнюдь не аналогичные понятия. Если при изучении аттитюда главное внимание уделяется его функциям в социальных отношениях и социальном поведении людей, то установка исследуется прежде всего с точки зрения ее роли и места в структуре психики. Аттитюд чаще рассматривается как явление сознания, выражаемое в языке, в вербальном поведении, а установка имеет неосознанный характер.

С одной стороны, установки и аттитюды обладают двумя главными функциональными свойствами. В общепсихологическом смысле функция установки состоит в том, что она обеспечивает человека способностью реагировать на ситуацию и внешние объекты на основе прошлого опыта. Установки обеспечивают устойчивость личности, ее диахроническое единство. Вместе с тем тот опыт, который формирует обыденные установки, более или менее постоянно присутствует и воспроизводится в жизни любого человека. Знания, черпаемые из этого опыта, могут противоречить друг другу, вызывать конфликты, но они способны систематически подкреплять установки или вносить в них необходимые по жизни модификации.

С другой стороны, установки способны выполнять специфическую роль компенсатора когнитивного дефицита. Они моделируют реакцию людей не только на знакомые, но и на неясные, непонятные социально-психологические ситуации, минимизируя риск и опасность, содержащиеся в таких ситуациях. Закрепленное в установках отношение к определенным социальным явлениям, ситуациям, их оценка служат основанием возникновения различного рода социальных иллюзий и заблуждений, которые в свою очередь позволяют поддерживать связь индивида с социальной средой, формировать мотивационно-психологические связи, психически, интеллектуально или практически реагировать на исходящие от нее импульсы личности.

Под направленностью личности автор понимает динамические тенденции, которые в качестве доминирующих мотивов обусловливают деятельность человека, исходя из ее целей и задач, и во многом так же обусловливают возникновение иллюзий. Составляющими направленности являются смысловой компонент, характеризующий ее предметное содержание, и динамический компонент, так называемое «напряжение», связанное с источником направленности, к которому и можно отнести иллюзию.

Направленность личности обычно соотносят с системой устойчиво доминирующих мотивов, определяющих ее целостную структуру. Эта система детерминирует поведение и деятельность человека, ориентирует его активность. От направленности личности зависит ее облик в социальном плане и то, какими именно нравственными нормами и критериями она руководствуется, какими иллюзиями живет.

Очевидна социальная природа иллюзий, поэтому важным фактором, влияющим на ее возникновение и формирование, является социальное самочувствие индивида.

В отечественной науке можно выделить несколько подходов к толкованию социального самочувствия, которое определяется через понятие удовлетворенности человека различными сторонами жизни. Можно также отметить существование тенденции к отождествлению понятий «социальное самочувствие» и «интегральная удовлетворенность жизнью». Сторонники данного подхода рассматривают социальное самочувствие как своего рода отражение образа жизни и для полноты его измерения стараются учитывать различные сферы жизнедеятельности (трудовую, бытовую, социально-политическую). Если жизненного удовлетворения нет, то индивид «уходит» в иллюзии, таким образом зачастую защищая себя от действительности, либо посредством ее  ставит перед собой новые задачи.

Соотношение системных и личностных  качеств во многом определяет поведение, позицию личности в социуме. Пока в группе сохраняются и преобладают нормативные отношения, личность способна сглаживать экстремистские настроения большинства, принимать взвешенные решения и не поддаваться иллюзиям. Когда же начинают преобладать свойства толпы, мышление личности радикально меняется. Важным механизмом в возникновении иллюзий в этот период является «циркулярная реакция» или «эмоциональное кружение», под которыми понимается передача эмоционального состояния на психологическом уровне контакта между организмами. Возникают всевозможные контакты, в результате которых их участники приходят или не приходят к согласию. «Эмоциональное кружение» стирает индивидуальные различия, снижает роль личностного опыта, индивидуальной и ролевой идентификации, здравого смысла. Индивид чувствует и поведенчески реагирует, «как все», как большинство. Происходит эволюционная регрессия: актуализируются низшие, филогенетически более примитивные пласты психики. У человека, охваченного «эмоциональным кружением», повышается восприимчивость к импульсам, источник которых находится внутри толпы и резонирует с доминирующим состоянием, одновременно снижается восприимчивость к импульсам извне. Соответственно усиливаются барьеры против всякого рационального довода.

На возникновение социальных иллюзий особое влияние оказывают длительность жизни слуха, а также величина и особенности аудитории.

Слухи, отвечающие актуальным потребностям и настроениям, побуждают людей к немедленным действиям, тем самым влияя на ход политических и исторических событий, порождая политические, исторические иллюзии. Другие слухи затрагивают интересы ограниченных социальных групп, третьи являются основанием для возникновения национальных иллюзий и т.д.

Стереотипизация также является социальным фактором в возникновении социальных иллюзий. Под влиянием информации о событиях в сознании человека складываются упрощенные образы, стандартизированные представления об окружающем  мире, «картинки в наших головах», или стереотипы. Но, основанные на внешнем, поверхностном, знании о явлениях, они могут быть ложными и иллюзорными.

Разрушить стереотип полностью никогда не возможно, реальность обычно никогда не преобразуется кардинальным образом, практически всегда наблюдается только частичное её изменение. Психика человека неспособна с одной стороны, отказаться от когда-либо усвоенных программ жизнедеятельности, а с другой – не может сразу на «чистом» месте построить нечто новое, никак не связанное с предыдущим жизненным опытом. Возникает некий дисбаланс, приводящий к возникновению различного рода иллюзий.

Эмоция как дифференцированная оценка разных ситуаций,  наиболее тонко показывающая ее значение для  индивида, может быть не только способом оценки предстоящей ситуации, но и механизмом заблаговременной подготовки к ней, а также механизмом закрепления положительного и отрицательного опыта. Возникая при достижении или не достижении цели, эмоция служит положительным или отрицательным подкреплением поведения деятельности индивида и фактором, влияющим на возникновение его собственных иллюзий. Аффект как более острая форма проявления человеческих эмоций также выступает фактором возникновения иллюзорных представлений индивида. Поэтому, находясь в состоянии аффекта, индивиды могут легко создавать для себя различного рода иллюзорные представления; а  долго не реализованная, не нашедшая «выхода» иллюзия может привести к аффекту. Существенными факторами, детерминирующими социальные иллюзии являются: масштаб депривации личности в социальном пространстве, тревога, отчаяние, ненависть, зависть, фрустрации, а также меры социального неравенства в обществе.

Во втором параграфе «Влияние доминанты на возникновение иллюзий» автор рассматривает роль этого феномена доминанты в возникновении социальных иллюзий.

А.А. Ухтомский предложил учение о доминанте как главном принципе работы нервных центров и организации поведения человека. Центральным психофизиологическим механизмом познания истины и заблуждения, в мозге человека является механизм доминанты. Выступая физиологическим органом мозга, он формирует  как адекватное познание, так и систему психологических оснований иллюзий, а также процессы формирования ассимилятивных и контрастных иллюзий на базе когнитивных диссонансов и ценностных отклонений в познании. На основе доминанты осуществляются отражение, конструирование и концентрация энергии человека, формирование необходимой и избыточной информации, необходимой для системы истины и  заблуждения.

За счет накопления возбуждения доминантный центр приобретает повышенную «отзывчивость» – чувствительность по отношению к сигналам, поступающим извне. Благодаря этому доминанта является центром максимального восприятия энергоинформационных потоков, поступающих из среды. Однако восприятие невозможно без определенной степени концентрации и избирательности. Принцип доминанты является физиологической основой акта внимания и предметного мышления, которое и обеспечивается за счет параллельного торможения всех других физиологических психологических, мыслительных процессов с одновременной концентрацией на наиболее существенном и важном для данной доминанты. В этом смысле доминанта определяет избирательность восприятия и способ реагирования человека на поступающие воздействия и сигналы, являясь, по выражению А.А. Ухтомского, «условием  удачи реакции».

Концентрация и избирательность действия отражают важнейшую среди прочих составляющую симптомокомплекса доминанты – векториальность. Векториальность обеспечивает возможность целенаправленной активности организма в среде – в мире. «Векториальность, определенность движения и является результатом доминанты…», – пишет ученый.  «Отсутствие доминанты в себе влечет неспособность организовать опыт с различением главного и частей, а стало быть, и неспособность усмотреть в опыте организованное единство» , –  так формулирует А.А. Ухтомский ключевое свойство доминанты.

Автор диссертации полагает, что доминанта способна представлять сознанию  определенным образом оформленную картину мира (не всегда реальную, правдивую, истинную, часто иллюзорную) которая отражала бы векториальную  направленность, «нужду», «интерес», активность  конкретного индивида и его доминанты и которая бы удовлетворяла его потребности и желания. Поскольку индивид простирает свою активность в мир, то ее механизмы, как и механизмы нашего тела – это не механизмы первичной конструкции, – полагает А.А.Ухтомский. Они могут быть только  интрацеребральными, интрателесными, интраиндивидными. Человек деятельно идет навстречу среде, «борется за внешние связи со средой», поэтому механизмы его активности столь же интраиндивидны, сколь и экстраиндивидны, следовательно механизмы взаимоотношения с социальной средой могут создавать не только реальные, но и иллюзорные картины мира.

С того времени как философы, психологи, историки стали задумываться над природой того или иного  социального явления возникает закономерный вопрос о механизмах его возникновения. Под механизмом мы понимаем «систему движений или событий, а также устройство или приспособление, посредством которого совершаются эти движения». Кант учил: «не положив в основу механизм природы в качестве гипотезы исследования, нельзя получить никакого настоящего познания природы» . Поэтому в третьем параграфе «Механизмы социальных иллюзий» автор анализирует и рассматривает сознательные и бессознательные механизмы, способствующие возникновению социальных иллюзий.

В большинстве случаев социальные иллюзии несут в себе защитную, адаптивную, замещающую функцию, обеспечивая тем самым адаптацию и приспособление личности в фрустрирующих ситуациях, поддерживают ее душевное состояние, создают иллюзию удовлетворения и спокойствия.

Одним из важных универсальных механизмов формирования социальных иллюзий является механизм вытеснения, который может выступать как самостоятельно, так и во взаимодействии с комплексом других механизмов, лежащих в их основе.

Считается, что вытеснение чаще действует на бессознательном уровне, т.е. не только этот механизм удерживает некое психическое содержание от достижения сознания, но и само его действие лежит за пределами осознанного. То, что было вытеснено, продолжает в результате подавления и торможения активно существовать в другой форме – форме  иллюзии .

Идентификация определяется нами  как эмоционально-когнитивный механизм социальных иллюзий. Это бессознательный механизм «отождествления себя с другим субъектом, группой, образцом. Это механизм, с помощью которого индивид присваивает себе качества другого человека, преображает себя целиком или частично по его образцу .

Данный механизм, лежащий в основе социальных иллюзий, является феноменом субъективного уподобления, оказывающим влияние на самосознание индивида. Возможна идентификация с любимым человеком – и тогда возникает иллюзия взаимной любви. Возможна также идентификация с великой, значимой личностью, которая приводит к иллюзии полного понимания, доступности и иллюзии неадекватного восприятия и может служить стимулирующим фактом индивидуального развития личности, а в патологии  перейти в манию величия .

Другой важный механизм, на основе которого возникают социальные иллюзии – интроекция. Как особый механизм активности человека она рассматривается в тесной связи с идентификацией. Нередко интроецируется тот объект, который утрачен: эта утрата заменяется интроекцией объекта на свое Я, что ведет к созданию таких социальных иллюзий, как надежда, ошибка восприятия, иллюзия любви, взаимопонимания и т.д.

Использование механизма самоограничения во многих ситуациях жизни оправдано, так как он  обеспечивает ситуативную адаптированность личности, что также можно считать одним из механизмов социальных иллюзий. Рационализация – это следующий механизм, влияющий на возникновение социальных иллюзий.

Суть рационализации как механизма, способствующего возникновению социальных иллюзий, состоит в том, что человек изобретает вербализованные и на первый взгляд, логичные суждения и умозаключения для ложного объяснения, оправдания своих фрустраций, выражающихся в виде неудач, беспомощности, привации или депривации. Выбор аргументов для рационализации – преимущественно подсознательный процесс. В значительно большей степени подсознательна мотивация процесса рационализации. Реальные мотивы процесса самооправдания часто остаются неосознанными, так как индивид  «изобретает» мотивировки, аргументы, создает собственные иллюзии, предназначенные для оправдания своих действий, психических состояний и фрустраций.

Механизм рационализации свойственен как индивидуальным, так и групповым социальным иллюзиям. Наиболее активно он используется тогда, когда человек уже фрустрирован, например, если он уже нарушил общепринятые нормы морали и, будучи в достаточной мере социализированным, переживает внутренний конфликт или когнитивный диссонанс. Эту разновидность рационализации мы называем актуальной, поскольку она мотивирована необходимостью освобождения от фрустрации, которую актуально переживает индивид. Однако, как мы полагаем, человек может предвидеть, предвосхищать наступление фрустрирующих ситуаций. Предвидение такого конфликта может мотивировать развертывание в психике человека иллюзорных представлений и заблуждений. Так при индивидуальных иллюзиях механизм рационализации служит актом самооправдания, самозащиты индивида, его самоуважения, положительного представления о себе, желания сохранить свое лицо «перед собой» и значимыми для него людьми. Мы полагаем также, что данный механизм тесно взаимодействует с механизмами идентификации и интроекции, составляя с ними единый защитно-адаптивный комплекс.

Особую модификацию рационализации составляет механизм социальных иллюзий, именуемый  идеализацией себя, других людей, каких-либо общественных явлений, чувств и т.д. На его основе создаются всевозможные иллюзорные представления и заблуждения.

Механизмом формирования социальных иллюзий является и проекция. Основу проекции составляют сильные, неудовлетворенные потребности. Проекция – это причина того, что многие люди видят реальность такой, какой они хотят ее видеть, или какой им выгодно видеть. Механизм проекции  продуктивен в определенных пределах. Так, проекции, лежащие в основе исторических иллюзий, позволяют индивиду принимать близко к сердцу, воспринимать как лично-значимые, глубоко изучать и познавать широкомасштабные, исторические и культурные феномены: войны, революции, эпохи, движения, создавая для себя, иллюзию нахождения в данной исторической эпохе или историческом событии. Другая историческая эпоха становится более понятной, когда мы проецируем на нее наши переживания. Благодаря механизму проекции возникает также поэтическая иллюзия, которая позволяет индивиду глубоко, образно воспринимать природу, видеть ее хмурой, счастливой, гневной, таинственной, безмятежной.

С другой стороны, выход проективных механизмов за пределы принятых социальных норм чреват созданием всевозможных массовых психозов. Например, образ «внутреннего врага», «вредителя», «шпиона», возникающий в какой-то мере стихийно, при помощи механизма проекции может служить оправданием всевозможных действий со стороны правящей элиты, власти. Таким образом, влияние механизма проекции на формирование социальных иллюзий неодинаково. Мы полагаем, что данный механизм лежит в основе исторических, политических иллюзий, иллюзий культуры, искусства, оказывает большое влияние на манипулирование массовым сознанием, например, при помощи искусства, СМИ, политики.

Еще одним механизмом формирования социальных иллюзий выступает перенос. Этому механизму подвержены внушаемые, чувствительные люди, для которых первостепенным является не анализ явления, ситуации, а отношения с другими, значимыми людьми. Перенос – это механизм формирования социальных иллюзий, при котором эмоциональное значение чувства, придаваемое одной идее или личности, переносится на другую идею или личность. Не всегда данное эмоциональное отношение или чувство адекватно, поэтому и те иллюзии, в основе которых находится механизм переноса, могут быть как адекватными, так и неадекватными. Данный механизм может влиять на возникновение межличностных, исторических иллюзий, иллюзий восприятия и т.д.

К сознательным механизмам социальных иллюзий, на наш взгляд, следует отнести фантазию и мечту.

В четвертой главе «Технологии создания социальных иллюзий» рассматриваются технологии создания и экзистенциальное пространство социальных иллюзий.

В первом параграфе «Манипулирование в информационном обществе  как условие возникновения социальных иллюзий» автор диссертации подчеркивает, что социальные иллюзии формируются как естественным образом (в обществе и личности) – путем самообмана, самоубеждения, самоформирования, так и субъективно-конструктивным образом – когда общество, институты власти активно осуществляют формирование заблуждающегося сознания в целях использования масс для сохранения власти и статуса «верхушки».

На сегодняшний день СМИ выступают в роли фабрики грез и иллюзий. С помощью масс-медиа образуется своеобразный суррогат обыденного мира, сотканный из представлений о реальности, которые имеются у каждого человека и тех представлений, которые черпаются из СМИ. Телевидение, пресса уподобляются «двуликому Янусу». Так, с одной стороны, масс-медиа создают особую реальность   и   внушают   людям   мысль   о   том,   что   они   живут   в   обычном, неменяющемся мире. В результате человек спокоен, когда думает об основных «новостях» в области политики, экономики, мира, он в курсе всех имеющихся проблем. Иными словами, СМИ создают иллюзию доверия жизни, того доверия, которого большинству людей не хватает. Но, с другой стороны, чтобы отвлечь человека,  заинтересовать  его, ему   предлагают  такой  «актуальный материал», который позволяет человеку жить в истонченной социальной ткани,   не   замечая   имеющихся   проблем.  Тем самым одна иллюзия порождает   другую.

Однозначно определить роль иллюзий в информационном обществе невозможно. Если иллюзия лопнет, исчезнет – волны социальной истерии и хаоса возникнут и забушуют с удвоенной силой. Если же иллюзия сохранится –  плотность иллюзорного фона в социуме вырастет настолько, что человек будет жить не в подлинной  реальности, а  в искусственно сконструированном мире. Все это определяет не только направленность личности, но и особенности самих иллюзий.

Определенное воздействие на процесс развития личности в целом и  психики в частности оказывает современная реклама. Рекламодатели нередко утверждают, что реклама является непосредственным проводником новых демократических начал в обществе и предоставляет гарантию выбора. На самом деле реклама нередко освобождает человека от необходимости мыслить самому. У личности, часто пользующейся услугами рекламы, постепенно снижается уровень внутренней и внешней активности. Используя элементы гипнотического внушения и техники «внедрения в подсознание», властные структуры стали многообразными выразителями односторонних интересов. Личностью, которая не способна и не желает критически мыслить, пассивна, не очень сложно управлять, манипулировать ее сознанием и дальнейшим  развитием. Политико-экономическая элита давно осознала силу рекламы в создании иллюзий и ее значение в формировании послушной личности.

В современном обществе распространение, развитие СМИ изменяют ситуацию, в результате чего формируются новые потребности и интересы личности. Если еще каких-нибудь полвека назад уровень потребностей большинства людей, особенно в нашей стране, лишь ненамного опережал имеющийся у них потенциал   возможностей, то в настоящее время СМИ нередко порождают такие потребности,   которые   не   могут   соотноситься   с   настоящими   возможностями большинства индивидов. Это сказывается на процессе создания иллюзий. Особое значение данное влияние, вырабатывающее непомерно большие запросы, имеет для молодых людей.  Если оно не корректируется в процессе  общения личности в семье, в учебном коллективе, в коллективе сверстников, в процессе образования, то может способствовать выработке значительно завышенного уровня притязаний, и если они не удовлетворяются – привести к возникновению иллюзий.

Во втором параграфе «Влияние искусства на возникновение социальных иллюзий» проведенное исследование подтвердило очевидность влияния искусства на человека и создания под его влиянием разного рода социальных иллюзий. Искусство существенно влияет на динамику социальных иллюзий: классическое проясняет их, вызывая критическое отношение человека к себе, а неклассическое, усугубляет меру ложного в социальных иллюзиях, вызывая гедонистическую ориентацию человека. Классика заставляет задуматься о своих иллюзиях и критически отнестись к себе, а не классика уводит в «наркотический» мир иллюзий, адаптируя человека к тому, что есть, и тем самым ускоряет его деградацию. В процессе взаимодействия человека и искусства рождается особая эмоция «художественного сопереживания самому себе», в результате чего происходят анализ и переоценка личностного опыта, появляется желание понять себя, осмыслить свои связи и взаимоотношения с людьми, окружающим миром. Такое осмысление возможно лишь тогда, когда человек «переносится», «уходит» из реального мира в мир грез и иллюзий, посредством которых он воспринимает и осознает все шире и возвышенней. Иными словами, мы полагаем, что посредством искусства человек получает именно то, чего он ждет и что он ищет.

Искусство способно влиять на психоэмоциональное состояние человека, изменять его самоощущение, духовные перспективы, внутренний взгляд на настоящее, прошлое и/или будущее. Такое изменение возможно как в процессе текущего воздействия произведения искусства, так и отсроченного во времени.

Однако можно выделить парадокс в воздействии произведения искусства на человека. Так, с одной стороны, возможности художественных произведений, искусства очень велики. С другой стороны, сложность человеческого мировосприятия, понимания жизни, ее переживания – несоизмерима с теми возможностями, которые дает искусство. Особенность искусства заключается еще и в том, что понять, истолковать, «вычерпать» до конца смысл того или иного художественного произведения невозможно. Поэтому оно вновь и вновь притягивает к себе.

Следует выделять еще эмоциональную рефлексию, которая тесно связана с самоощущением личности, ее желанием решить те или иные проблемы. Именно искусство посредством погружения в несуществующую реальность, т.е. иллюзию, выступает объяснительным принципом для понимания сложного противоречивого мира и его проблем. Результатом такого взаимодействия может быть смысловое содержание и по отношению к произведению искусства и по отношению к личности человека, к решению его проблем.

Тот факт, что человек под влиянием искусства, музыки может испытывать сильнейшие потрясения, свидетельствует о важной мифологической составляющей данных феноменов. В традиционных культурах музыка и искусство в целом – части единого сакрального мифа, определяющего многие стороны жизни общества. Вероятно, отсюда берет свое начало миф о великой силе искусства, оказывающего безусловное влияние на все живое. Выступая посредником в общении с другими реальностями, разные виды искусства приобретают некоторые свойства этих реальностей и даже способны объяснить мироустроение общественной и душевной жизни. Не случайно П. Флоренский назвал музыку «формулой мировой жизни».

Архетипическая константа входит в культурное сознание современного человека. Становится очевидным, что чем большее культурное пространство человек освоил, тем больше его убежденность в том, что разные виды искусства  выводят его в сферу духовного. И тем сильнее у человека неосознанное ожидание духовного преображения, веры в невозможное, в свои силы при решении тех или иных проблем. Миф о великой силе искусства (музыки, живописи) укоренен в социокультурном пространстве очень глубоко, он стал частью реальности. Как и положено мифу, в нем должное тесно переплетается с возможным, они становятся неразделимыми, предопределяя тем самым возникновение иллюзий и их воздействие на человека. Это воздействие включает в себя элементы таинства и тайны, которые способны помочь человеку не только посетить иные реальности, но и возвратиться к самому себе, в сферу собственно человеческого существования во всем богатстве его драматизма и совершенства.

В третьем параграфе «Экзистенциальное пространство социальных иллюзий» автор делает вывод о том, что иллюзии коренятся не только в сознании человека, но и в его отношении к миру, системе ценностей, в механизмах социальной регуляции поведения, формах и способах мировидения. Пространство социальных иллюзий необычайно богато, это то пространство, в котором человек живет, которое он познает и которое для него является социально значимым, сконструированным. Именно оно способно  формировать и собственную реальность, и собственные «миры» человека. Социальное пространство отображает не только реальность сложившегося бытия, связанного с возрастанием сложности, интенсивности контактов, интегрированностью и одновременно изолированностью человека, но и иллюзии, которые помогают человеку преодолеть трудности, преграды, дают ему возможность развиваться.

Социальные иллюзии присутствуют во всех сферах человеческого бытия; в политике, экономике, праве, культурном, образовательном и информационном пространстве. Эти социальные пространственные образования – результат человеческой деятельности, общественных отношений и социума в целом. Сами пространства могут качественно меняться и влиять друг на друга; причем меняется не только их реальность, но и их иллюзии, которые во многом определяются историческим временем, эпохой, личностными особенностями, социальными приоритетами. Исходя из этого, можно выделить большое количество видовсоциальных иллюзий: политические, национальные, личностные, гендерные, педагогические, иллюзии восприятия, исторические иллюзии, иллюзии менталитета и т. д., что делает необходимой их классификацию. В качестве классификационных признаков социальных иллюзий, на наш взгляд, можно предложить следующие основания или критерии:

-по субъектам – иллюзии состояния личности и иллюзии различных общностей (групп, коллективов, классов, народов, масс, рас, общества);

-по уровню нормативности – нормативные, пограничные и отклоняющиеся от нормы (аномальные, патологические);

-по временным параметрам – кратковременные, длительные, постоянные;

-по приуроченности к источнику – ситуативные, актуальные, субъективные;

- по тональной окраске –  нейтральные, минорные, мажорные;

-по уровню осознанности – осознаваемые, малоосознаваемые и бессознательное;

-по уровню контролируемости – спонтанные, неконтролируемые, контролируемые;

-по уровню напряженности – приводящие к стрессу, приводящие к разрядке и релаксации;

-по направленности психических функций субъекта, состояния – по отношению к другим, по отношению к деятельности, иллюзии общения;

-по сферам общества – экономические иллюзии, социальные иллюзии, политические иллюзии, иллюзии в духовной сфере.

На основе проведенного эмпирического исследования сделан вывод о том, основными иллюзиями бытия человека являются иллюзия счастья и иллюзия любви.

В заключении, автор резюмирует, что человек живет в мире, сотканном из множества социальных иллюзий. Они настолько глубоко укоренились в нашем сознании, что мы перестали их осознавать. Социальные иллюзии буквально пронизывают жизнь индивида, его деятельность, социум. Они могут быть как продуктивными, так и непродуктивными.

Проблема изучения феномена социальных иллюзий междисциплинарна. Для ее решения необходимы усилия не только философов, но и социологов, психологов, педагогов, биологов. Их общая задача – научить нивелировать, преодолевать непродуктивные социальные иллюзии и управлять продуктивными, использовать в полной мере их позитивный потенциал. Овладение умением управлять социальными иллюзиями, использовать их и преодолевать – сложный процесс. Однако оно позволит глубже познать реальность индивида и мира, в котором мы живем. Феномен социальных иллюзий таит много нерешенных вопросов. Их дальнейшее исследование – дело будущего. Понять скрывающиеся за ними смыслы – одна из задач социальной философии.

СПИСОК ОСНОВНЫХ РАБОТ,                                                ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

  1. Механизмы социальных иллюзий // Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития / [Н.Б. Андронов, Е.Ю. Положенкова, А.М. Страхов и др.]; под общ. ред. проф. О.И. Кирикова. – Воронеж, 2007. –  Кн. 14. – С. 49–60.
  2. Социальные иллюзии: детерминанты и основания. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. – 148 с.
  3. Социальные иллюзии: генезис и технологии создания (в печати). – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2009. – 128 с.

Статьи в журналах ВАК и сборниках научных трудов

  1. Иллюзорное сознание и его функции // Интеграция образования. – 2006. – № 4 (45).  – С. 149–153.
  2. Социально-психологические факторы, влияющие на развитие социальных иллюзий // Вестник Тамбовского государственного университета. – 2007. – № 6 (50). – С. 120–125.
  3. Модель социальных иллюзий // Аспирантский вестник Поволжья. – 2008. – № 1/2. – С. 75–78.
  4. Философское понятие, структура и функции социальных иллюзий // Вестник Тамбовского государственного университета. – 2008. – № 2 (58). –      С. 296–301.
  5. Влияние искусства на возникновение социальных иллюзий // Регионология. – 2008. – № 3. – С. 171–180.
  6. Социальные иллюзии как экзистенциальная ценность // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. Серия «Философия». – 2008. – № 4 (17). – С. 151–159.
  7. Генезис социально-философского осмысления проблемы социальных иллюзий // Среднерусский вестник общественных наук. – 2008. – № 2. – С. 48–58.
  8. Социальные иллюзии как предмет философского анализа // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2009. – № 1 (9). – С. 13–20.
  9. Бессознательное и архетип как основание иллюзорного мировосприятия // Вестник Читинского государственного университета. – 2009. – № 6 (51). – С. 137–142.
  10. Философско-психологические основания исторического мышления // Актуальные проблемы общества. Философия. Психология. Культура. – Саранск, 1998. – С. 63–65.
  11. Гносеологический аспект рефлексии как метод гуманитарного познания // Космизм и новое мышление на Западе и Востоке: материалы Международной научной конференции. – СПб., 1999. – С. 370–373.                     (в соавторстве с Курносиковой Е.А.)
  12. Представление об иллюзиях в античной философии // Духовное развитие региона: состояние и перспективы: материалы региональной научной конференции (Саранск, 15–16 ноября 2006 г.) / отв. ред. Н.С. Савкин. – Саранск, 2006. – С. 105–110.
  13. Философские представления Ф. Бэкона о социальных иллюзиях // Духовное развитие региона: состояние и перспективы: материалы региональной научной конференции  (Саранск, 15–16 ноября 2006 г.) / отв. ред. Н.С. Савкин. – Саранск, 2006. – С. 110–115.
  14. Источники педагогических иллюзий // Интеграция региональных систем образования: материалы V Международной конференции, Саранск, 2–3 октября 2006 г. – Вып. 5: в 2 ч. / отв. ред. проф. Н.П. Макаркин. – Саранск, 2006. – Ч. 1. – С. 111–113.
  15. Педагогические иллюзии в среде студентов – будущих педагогов // Интеграция региональных систем образования: материалы V Международной конференции, Саранск, 2–3 октября 2006 г. – Вып. 5: в 2 ч. / отв. ред. проф.      Н.П. Макаркин. – Саранск, 2006. – Ч. 2. – С. 30–38.
  16. Философские основания социальных иллюзий // Гуманитарий. – 2006/07. – № 6. – С. 136–142.
  17. Иллюзорное сознание: особенности и функции // Философия в XXI веке: международный сборник научных трудов / под общ. ред. проф.             О.И. Кирикова. – Вып. 12. – Воронеж, 2007.– С. 83–89.
  18. Взаимосвязь доминанты и социальных иллюзий. Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития // Международный сборник научных трудов / под общ. ред. проф. О.И. Кирикова. – Вып. 14. – Воронеж, 2007. – С. 141–149.
  19. Истины и иллюзии экзистенционализма // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник научных трудов / под общ. ред. проф. О.И. Кирикова.– Вып. 37. – Воронеж, 2007. – С. 350–357.
  20. Социальные иллюзии в структуре виртуальной реальности // Генезис категории виртуальной реальности: материалы международной научной конференции (15 февраля 2008 г.) / под ред. А.В. Захряпина и др. – Саранск, 2008. – С. 306–310.
  21. Влияние установок и направленности личности на возникновение социальных иллюзий // Традиции и воспитание: материалы Международной  научно-практической конференции, Саранск, 24–26 октября 2007 г. – Саранск, 2008. – С. 350–353.
  22. Психологические факторы, влияющие на возникновение социальных иллюзий // Высшее гуманитарное образование XXI: проблемы и перспективы: материалы III Международной научно-практической конференции. – Самара, 2008. – С. 368–371.
  23. Социокультурные компоненты и их влияние на возникновение социальных иллюзий // Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций: материалы III Международной научно-практической конференции, 10 октября 2008 г. / отв. ред.: Н.В. Вязовова,       И.В. Смолярчук. – Тамбов, 2008. – С. 64–74.
  24. Философские аспекты социальных иллюзий [Электронный ресурс] // Интернет-журнал «Студиум». – 2008. – № 2 (7). – Режим доступа: http://www.sarki.ru/ studium/publication2.htm
  25. Опыт изучения феномена социальных иллюзий // Материалы V Всероссийской научно-практической конференции «Философия отечественного образования: история и современность». – Пенза, 2009. – С. 67–70.
  26. Иллюзорные составляющие юношеской любви // Интеграция региональных систем образования: материалы VI Международной конференции,  Саранск, 11–12 декабря 2008 г. – Вып. 6: в 2 ч. – Саранск, 2009. –Ч. 2. – С. 124–128.
  27. Влияние фольклора на возникновение социальных иллюзий  // Интеграция региональных систем образования: материалы VI Международной конференции, Саранск, 11–12 декабря 2008 г. – Вып. 6: в 2 ч. – Саранск, 2009. – Ч. 2.  – С. 131–135.
  28. Экзистенциальная ценность социальных иллюзий // Ценности гуманитарного образования в поликультурном социуме: материалы Всероссийской научно-практической конференции (Саранск, 29–31 октября 2009 г.). – Саранск, 2009. – С. 446–451.
  29. Человек в мире социальных иллюзий // Психология человека в современном мире. Том 5. Личность и группа в условиях социальных изменений (материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Отв.ред. А.Л. Журавлев. - М.: Издат-во «Институт психологии РАН», 2009. - С. 85-91.
  30. Влияние информационного общества на возникновение социальных иллюзий // Ценности гуманитарного образования в поликультурном социуме: материалы Всероссийской научно-практической конференции (Саранск, 29–31 октября 2009 г.). – Саранск, 2009. – С. 40-46 (в соавторстве с Беляевой Ю.А.).

   Ухтомский А. А. Заметки на полях книг // Ухтомский А. А. Заслуженный собеседник… С.439.

   Там же.

   Кант И. Соч. Т. 3. С. 330.

   Самосознание и защитные механизмы личности,. Самара, 2006. С. 656.

   Философский энциклопедический словарь.  М, 1997. С. 433.

   Введение в психоанализ: социокультурный аспект.  СПб., 1999.  С. 123.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.