WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Личностная детерминанта социального порядка: аксиологический аспект

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

 

ДЖЕРЕЛИЕВСКАЯ ИРИНА КОНСТАНТИНОВНА

 

 

ЛИЧНОСТНАЯ ДЕТЕРМИНАНТА СОЦИАЛЬНОГО

ПОРЯДКА: АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

 

Специальность 09.00.11 – социальная философия

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

МОСКВА

2009

 

Диссертационная работа выполнена на кафедре философии  ГОУ ВПО

«Российский государственный торгово-экономический университет»

Научный консультант:                    доктор философских наук, профессор,

                                                               Баркова Элеонора Владиленовна

Официальные оппоненты:             доктор философских наук, профессор

Андреев Эдуард Михайлович

                                                                доктор философских наук, профессор

                                                                Овчинников Герман Константинович

                                                                доктор философских наук, доцент     

                                                                Токарева Светлана Борисовна

Ведущая организация:                     Военный университет Министерства обороны         

Российской Федерации, кафедра философии и     

религиоведения

Защита состоится  25 марта 2010 г. в    часов в аудитории 209 на заседании диссертационного совета Д 446.004.03  при  ГОУ ВПО «Российский  государственный торгово-экономический университет» по адресу: 125993, г.Москва, ул. Смольная, д.36.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Российский государственный торгово-экономический университет».

Автореферат разослан      «______» февраля 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук                                                                           Мамедова  Н.М.                                                            

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Одним из главных вызовов человеческому сообществу в начале ХХI века становится противостояние универсализации стандартов социального порядка современного мира, с одной стороны, и стремления к сохранению ценности личностного бытия, с другой. Основанием сложившейся на его основе социокультурной ситуации, особенно в условиях современного системного мирового кризиса, является неконструктивность доминирующих типов связей ценностно-культурных оснований  человеческого мира с разнообразными информационными и технико-технологическими системами – факт, признанный как отечественными, так и зарубежными исследователями .

Вследствие этого на фоне глобализации,  становящейся  большим испытанием для жизнеспособности ценностей локальных культур и сообществ, формируется парадоксальная ситуация: процессы организации и регулирования общества, призванные сформировать основания социального порядка, ведут  к  росту  социального хаоса. В результате этого возрастают деструкции не только в экономических и политических процессах, но и в самих основаниях воспроизводства личностного бытия, становящегося все более хрупким и ненадежным. А потому ускоренными темпами происходит смещение места человека на периферию современного социального порядка и соответствующих ему институтов. Тенденции неконструктивности личностной детерминации социального порядка,  выражающиеся, прежде, всего,  в дефиците личностей, масштаб деятельности которых соответствовал бы сложности стоящих задач и был бы основан на приоритете высших ценностей, в первую очередь, ответственности и долга, отчетливо обозначились в начале  ХХI века.

В таких условиях актуализируется социальный заказ на социально-философские исследования, в которых предлагаются инновационные модели конструктивных связей общего и единичного, устойчивого и изменчивого, объективного и субъективного, институтов и ценностей, традиционного и инновационного,  но главное - развитие потенциала личностной составляющей в условиях стремительно  меняющегося современного мира. 

Ответом на этот социальный заказ в отечественной социально-философской мысли стала проблематизация условий самоопределения человечества, наций, стран, отдельных людей, а также аксиологических оснований жизненного пространства человека, возможностей обеспечения  его  устойчивого развития в условиях радикальных трансформаций мирового общественного порядка, полилинейности развития коммуникаций и распадающейся системы  традиционных ценностей. Рефлексия сложившегося в первое десятилетие ХХ1 века социального порядка дала основания И.Валлерстайну для вывода: «социальная система заходит в тупик, из которого миру будет очень трудно выбраться. …В настоящее время мы находимся на развилке системных процессов. Вопрос уже не в том, каким образом капиталистическая система сможет исцелить свои раны и возобновить наступление. Вопрос в том, что придет на смену этой системе. Какой порядок вырастет из окружающего нас хаоса?»

Поиск нового типа самоидентификации  закономерно привел к оживлению интереса к классической проблеме мировой и отечественной социально-философской мысли – проблеме связи личности и общества и концептуализации парадигм, обосновывающих  возможные  оптимальные модели современной личностной детерминации социального порядка, способствующие минимизации глобальных угроз в современном кризисном мире. Важным и недостаточно изученным аспектом здесь является аксиология личностного бытия в ее отношении к современному социальному порядку, вычленение концептуальных оснований и их продуктивных компонентов, которые обусловливают возможность «диалога» внутреннего и внешнего мира личности, связанного с его выбором, самосознанием, способностью к сохранению ценностей и переориентации на новое  ценностное сознание.

Актуальность данного диссертационного исследования обусловлена также 

необходимостью критического анализа концепций, авторы которых, исходя из  релятивных аспектов социального пространства, утверждают, что  традиционное личностное бытие – продукт проекта Просвещения – исчерпано, а Ренессансная концепция личности не выдержала проверки временем. В условиях релятивизации социальных связей  «эры индивида», бытие личности и ее проекции на выстраивание социальных отношений отличается нестабильностью, высокой степенью неопределенности и динамизмом. Это стало источником новой проблемы – проблемы  формирования  связей первичных традиционных ценностей, на базе которых формируются исходные глубинные установки личности – социальные, национальные, религиозные, с вторичными – творчески-инновационными  ориентирами. В новой социальной ситуации в отличие от  жесткого противопоставления, характерного для различных концептуально-методологических подходов ХХ века, уже первичная социализация осуществляется на основе ее адаптации к нелинейно развивающейся коммуникативной среде, что требует обоснования допустимых сегодня границ меры социализации/индивидуализации и развития индивидуализма, как условия создания  «справедливого» социума, в котором будет  «обеспечен тщательно выверенный баланс между автономией личности и общественным порядком, а основу последнего представляет не столько принуждение, сколько убеждение» .

Глобализация обусловила выход содержания общественных порядков за пределы национальных и территориальных границ, заложив их трансграничные характеристики и соответствующие им пространства личности. Радикальную трансформацию претерпели процессы аккультурации – исходные механизмы  интериоризации социальных идеалов, ценностей, норм поведения личности, составляющих основу ее культуры. Но культура - всегда результат не только мирового, но и локального национального и регионального развития, в пространстве которого оформляются уникальные, имеющие свои границы, типы мироотношений. Это неизбежно ставит вопрос о доминантах и  конфигурациях граничного и трансграничного, традиционного и инновационно-постиндустриального измерения в самой модели личностной детерминации. Такая связь возможна лишь на культурно-ценностной  основе, при которой личностные воздействия на процессы изменений социального порядка будут источником преодоления крайностей как фундаментализма и традиционализма, с одной стороны, так и межкультурно-универсалистских установок, с другой. Укрепление смысложизненных ориентаций, направленных на общественное благо – условие преодоления дезориентации в мире ценностей и сохранения собственных корней. Только в этом случае личность может противостоять социальному хаосу, сохраняя меру внутренней устойчивости и вариативности в современных рискогенных ситуациях.

Кризис личности при одновременном технико-технологическом успехе, получивший по известному  выражению Ф.Фукуямы, название «великий разрыв», стал предметом поисков зарубежными и отечественными исследователями  условий конструирования нового социального состояния. При многообразии существующих по этому поводу мнений можно выделить  доминирующую линию - необходимость сохранения идеалов и утверждения ценностно-смысловых ориентиров для раскрытия духовного потенциала личности в социуме. Таким образом, открывается  актуальность проблемы оснований и проекций  развития личностной детерминации социального порядка в современных условиях.

Другим важным аспектом, который остается недостаточно изученным в современной отечественной науке, является аксиология личностного бытия в контексте связей в нем социального хаоса и социального порядка, а также анализ ценностно-содержательного воздействия личности на упорядоченность и смену социальных порядков. В основных направлениях философии ХХ века -  философской антропологии, марксизме, экзистенциализме, фрейдизме, персонализме, постмодернизме - раскрыт ряд характеристик личностного бытия, таких, как переживание пограничных ситуаций,  свобода, творчество, понимание,  смыслообразование в их проекциях на проблему хаос/порядок в обществе. Однако, в некоторых из них - личностно-ориентированных - индивид, личность, человек  мыслится вне социальных отношений, которые выступают здесь как внешние или принудительные, а активность личности и ее свобода направлены в большей мере на упорядочение внутренних смыслов и ценностей, на самопознание и самореализацию, чем на актуализацию конструктивных связей с обществом. В других – социально-ориентированных - социальные отношения подчиняют личность, как это происходит в марксизме, механически встраивая ее в социальное пространство. Конструктивная связь между обществом и личностью в этом аспекте, как она выступает в современных моделях социального порядка, оказывается  раскрытой недостаточно конкретно.

Проблематика личностной детерминации социального порядка особенно актуальна для современной России, где в последние два десятилетия происходит множество разнонаправленных процессов. Среди них – противоречивость в содержании общественного сознания и самосознания, где под влиянием глобализации динамично формируются установки на общецивилизационные формы самоопределения, а с другой стороны, в ней растет национальное самосознание, тяготение к истокам культуры и православия, что выступает предметом многочисленных дискуссий о перспективах развития России.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования обусловлена:

  •  потребностью в дальнейшей концептуализации отечественной социальной философии; необходимостью постановки в ней крупных, практически значимых проблем, к числу которых относится содержательная конкретизация связей личности и общества, сакрального и конкретно-исторического,  инновационного и традиционного, уникальных ценностей и институтов на основе тенденций  информационного общества, переживающего кризис;
  •  потребностью в концептуализации практики социального управления  в контексте развития  личностной детерминанты социального порядка в условиях  социальной неустойчивости России и современного мира;
  •  отсутствием специального систематического исследования социально-аксиологических концепций связей личности и организации общества, потребностью в критическом анализе и реконструкции  ряда   категориальных схем и теорий, раскрывающих отдельные  связи и типы личности и социума;
  •  необходимостью выявления  ресурсов России, важных для преодоления кризиса и ее социального реформирования. К числу важнейших из таких ресурсов относится потенциал личности  интегрального типа, сформированный на основе глубинных традиций  русской и мировой гуманистической культуры.  

Степень научной разработанности проблемы. В современных социально-философских исследованиях проблема аксиологического прояснения условий, содержания и перспектив личностной детерминации социального порядка еще не стала предметом систематического анализа. Однако анализ взаимосвязей личности и общества имеет значительную историко-философскую традицию. В известном смысле, можно сказать, что вся социальная философия и теоретическая социология, исследующие социальный процесс в его целостности, есть проблематизация личности, взятой в аспекте ее  деятельности и опыта преобразования социальной реальности.

Проблема социального порядка в связи с кризисом современного мира, включая и мир личности, стала очевидной благодаря трудам Э.А.Азроянца, А.Д.Базыкина, К.Г.Березовского, Л.Е.Бляхера, З.Баумана, И.Валлерстайна, Э.В.Гирусова Г.Г.Гольдина, Ю.А.Кузнецова, А.И.Неклессы, Л.О.Терновой, Дж.Сороса, Д.Ю.Стиглица, Ф.Фукуямы, Е.Н.Хохриной, А.Этциони и др .      Конституирование личностью социального порядка, раскрытие потенциала личности и культуры в развертывании современной глобализации, опасность личностных деструкций для всего человечества, формирование устойчивости социума выступают в качестве ведущих тем в социальной философии, обнаруживая свой междисциплинарный характер. Они находятся в центре исследований в социологии, политологии, философии культуры, социальной психологии, социального управления, социальной антропологии . В отечественной литературе активно обсуждаются пути и проблемы модернизации России; спектр мнений при этом воспроизводит оценки, характерные для общественного сознания, тяготеющие к полюсам западничества и славянофильства .

Тема личности  в ее связи с организацией общества включает в себя широкий спектр  исследований, раскрывающих ее сущность, природу, ценностные ориентации и измерения: смысл и интерес, свободу и творчество, межличностные коммуникации, нравственные, эстетические и религиозные установки. Неразрывно связана с ними  проблематика духовности личности, ее интенциональности, формирования смысловых позиций и мировоззренческих ориентаций.

Особую значимость для методологии диссертации приобрел опередивший свое время  социокультурный подход П.А.Сорокина и разработанные им концепции ценностей и типологии культуры, открывающие перспективу осмысления многомерной модели, в которой осуществляется на основе ценностей взаимодействие личность – культура - общество, возможна  оценка современности и прогноз будущего .

Категория жизненного мира, открытая в трансцендентальной феноменологии Э.Гуссерля как мир трансцендентального субъекта, важна в контексте диссертации для понимания пространства личностной детерминации социального порядка. . В работах представителей персонализма (Ш.Ренувье, И. Ройса,  Э.Мунье) личность рассматривается  как обособленная духовная инстанция, как индивид,  всегда действующий автономно. В работах классиков экзистенциализма – А.Камю, Ж.-П.Сартра, М.Хайдеггера, К.Ясперса и др .  личность понимается как особая сфера существования, также отделенная от общества и опирающаяся лишь на свои собственные основания – свободу, трансцендирование, различные экзистенциалы.

Связи между Я и ТЫ стали предметом внимания М.Бубера , раскрывшего разные типы этой связи как основы конституирования социального порядка.

В марксистской философии личность и мир ее ценностей, таких как  социальная справедливость, свобода, социальное равенство, солидарность и т.д. -  исследуются в контексте общественных отношений – с позиций историзма, диалектического материализма, предметной деятельности. Здесь можно выделить работы Г.С.Батищева, Б.Н.Бессонова, Л.П.Буевой, Л.В.Выготского, Э.В.Ильенкова,  В.Е.Кемерова, Е.В.Золотухиной, М.К.Мамардашвили, А.Т.Москаленко, В.Ф.Сержантова, С.В.Тихоновой, .В.Г.Федотовой и др .

В русской религиозной философии, в трудах В.С.Соловьёва, Е.Н.Трубецкого, С.Н. Трубецкого, Н.Н. Розанова,  С.Н.Булгакова, П.А.Флоренского, Н.А.Бердяева, И.А.Ильина, Л.П.Карсавина, В.В.Зеньковского  Н.О.Лосского,  С.Л.Франка личность раскрывается в различных аспектах, среди которых особенно важны смысло-жизненные позиции, сохраняющие сакральное измерение личности, и его влияние на социальный порядок,  всеединство, софийность,  духовно-нравственные ориентации на временное  и на вечное. .

С точки зрения  бихевиоризма, психоанализа, марксизма, структурного,  деятельностного, акмеологического, социально-когнитивного и других подходов, анализ личности получил развитие в психологических   исследованиях ее социальных ценностей и черт. Здесь исследуются различные проекции ее существования и роли в обществе. Это работы таких авторов как   Г.Ю.Айзенк А.Бандура, Р.Кеттел, Д.Келли, А.Маслоу, Г.В.Олпорт, К.Роджерс, В.Франкл, К.Хорни, Э.Эриксон, К.Г.Юнг. Из отечественных ученых самый заметный вклад в исследование проблемы личности в контексте человеко- и социознания  внесли  Б.Г.Ананьев, А.Г.Асмолов, Г.В.Арефьева, А.А.Бодалев, Б.С.Братусь, А.А.Деркач, М.И.Дьяченко, Н.В.Кузьмина, А.Н.Леонтьев, В.Н.Мясищев,. В.А.Петровский, К.Н.Платонов, В.И.Слободчиков, Л.М.Фридман .  

Категория  социального порядка выражена в исследованиях менее универсально. Однако и здесь выработана логика, воспроизводящая историю, истоки которой восходят к  античности – учениям Платона и Аристотеля. Однако предпосылкой научно-философского освоения темы можно считать миф. Как показали исследования К.Леви-Стросса, Е.М.Мелетинского, М.Элиаде и др. , в структурах мифологического сознания уже были развиты представления о роли организации порядка жизни, органичности связи человека с миром, который больше, чем он сам, но который зависит  от его отношения.

Проблемы социального порядка в связи с осмыслением роли таланта, неповторимости мышления и поведения, творческого подхода к социальному миру на основе идеалов начали активно обсуждаться  гуманистами эпохи Возрождения и в Новое время (Л. Валла, Дж.Локк,  Н.Макиавелли, Дж. Вико, Т.Гоббс, Ж-Ж.Руссо, М.Монтень, Э.Роттердамский). В Новое время проблема базируется на  рассмотрении социального порядка как основы политической системы, появления государства как результата  общественного договора, что обеспечивает переход общества от естественного состояния к гражданскому,  и выступает гарантом устойчивости общественного организма. Позже она восходит к системному анализу социального порядка, в котором находят свое место и фактор культуры, и текстово-символические формы, и способ производства, и соотношение социальных ролей. В современной социальной философии социальный порядок преимущественно рассматривается как тип организации объективной социальной реальности, выступающей условием устойчивости, внутреннего равновесия общественной системы, благодаря чему она сохраняет свою предсказуемость.

Однако в этих исследованиях отсутствует отрефлексированное представление о границах меры взаимной представленности личностного начала в социальном порядке и наоборот. Это характерно  для классической и современной социологии, где проблемы социального порядка исследовали П.Бергер, П.Бурдье, М.Вебер, Э.Гидденс, Э.Дюркгейм, Г.Зиммель, Ф.Знанецкий, Ч.Х.Кули, Т.Лукман, Дж Г. Мид,  Р.Мертон, Т.Парсонс, У.И.Томас и др .

Так, уже в Х1Х веке становится очевидной опасность  «заорганизованности», которая неизбежно влечет за собой ницшеанский тип  представления о жизни,  связанного с отрицанием трансцендентального идеализма с его классическим идеалом должного и всех традиционных ценностей. На основе философии иррационализма обосновывается нигилистическое мировидение, в котором сверхчеловек устанавливает социальный порядок.

Распространению новых форм иррационализма и представлениям о власти бессознательного Оно, как задающего структуры личности и социального порядка, способствовало учение З.Фрейда. И хотя сам порядок в парадигме фрейдизма базируется на биологических, а не социальных основаниях, он в значительной степени  породил  ценности культуры авангарда и литературы «потока сознания», которые  через общественное сознание оказали влияние на социальный порядок всего ХХ века и его понимание. Бессознательные смысловые позиции человека как определяющие социальный порядок  в разных аспектах были раскрыты и представителями неофрейдизма ( В.Одайник, Э.Фромм, К-Г.Юнг и др) .

Представителями  номинализма как подхода к связи личности с социумом  выступают Ф.Хайек и К.Поппер , сформулировавший  принцип методологического индивидуализма, согласно которому социальный порядок рассматривается с точки зрения ожиданий и установок индивида.

Научно-рациональное обоснование устойчивости общественной системы получает в концепциях социального порядка, разработанных в социальной синергетике, где порядок обеспечивается законами системной самоорганизации Это - работы В.И.Аршинова, О.К.Астафьева, В.П.Бранского, В.В.Васильковой, А.С.Кармина, Е.Н.Князевой, С.П.Курдюмова, А.П.Назаретяна, И.Р.Пригожина, Е.А.Седова, И.Стенгерса и др .. Однако здесь субъект практически «выключен» из  социального процесса, а социальный порядок возникает на основе  самоупорядочивания нелинейных процессов, через преодоление хаоса.

Трансформации связей личности и социума, обусловленные становлением постстиндустриального и информационного общества, исследовали  в трудах, ставших классикой ХХ века, Д.Белл, Э.Тоффлер, Н.Н.Моисеев,  Й.Масуда, М.Кастельс, А.Н Чумаков, В.Л. Иноземцев и др . Основным фактором, «центрирующим» социальный порядок, выступает здесь информация, формирующая основные социальные институты и отношения,  именно для закрепления условий своего максимально свободного и быстрого обращения в обществе.

В аспекте, по-видимому, наиболее перспективного ноосферно-экологического подхода как основы анализа  устойчивости общества рассматривают проблему связи личности и организации общества В.И.Вернадский, Э.В.Гирусов, А.А.Горелов, Н.М.Мамедов, Н.Н.Моисеев, Ю.В.Олейников, А.Л.Романович, А.Д.Урсул, Е.Н.Хохрина .

Анализ пространства социального порядка характерен для концепций Р.Будона, П.Бурдье, Э.Гидденса,  Ю.Хабермаса, М.Хоркхаймера, из отечественных исследователей – Я.Ф.Аскина, В.Г.Виноградского, В.Б.Устьянцева и др .

Антропологический подход к исследованию общественного устройства представлен в трудах Р.Мертона, А.Печчеи, К.Юнга, в трудах российских ученых –  С.Лурье, О.А.Лосевой, Г.Ф.Сунягина, Е.Ярской.

Важным направлением в развитии концепции социального порядка стал  культурологический подход, в котором именно духовная  культура  задает  внутреннюю структурную нормативность общества в историческом, социально-организационном, системно-структурном, этническом и других аспектах (А.С.Ахиезер, М.С.Каган , Ю.М.Лотман, С.В.Лурье, О.Шпенглер) .

Проблема выстраивания социального порядка как центрированного речевыми личностными практиками в контексте социокультурных трансформаций нашла свое осмысление в работах представителей постмодернистского и постструктуралистского  направления: Ж.Бодрийяра, Ж.Делеза, П.Козловски, Ж.Лакана, М.А.Можейко, М.Фуко ..

Для осмысления сущности аксиологического подхода важную роль играют идеи, восходящие к трудам В.Виндельбанда и Г.Риккерта – представителей неокантианской философии, впервые показавших связь ценностей с миром нравственных абсолютных, вечных и безусловных истин. Утверждая свободу, полагали они, человек сам строит в себе мироустройство. Эти идеи стали отправным пунктом для В.П.Барышкова,, Б.Н.Бессонова, Г.П.Выжлецова, М.С.Кагана, Э.В.Ильенкова, Д.А.Леонтьева, С.Н.Мареева, Л.М.Путиловой, А.Я.Яценко и др , , которые исследовали онтологические основания ценностного отношения к миру и разработали коммуникативные и субстанциональные подходы к изучению ценностного мира культуры и человека.

Таким образом, в научной литературе преобладают либо исследования социального порядка на основе его механизмов, преимущественно, внеличностного и внекультурного (информационного, системно-организационного, технического и т.п.) порождения, либо он задается бессознательными проекциями, основания которых являются биологическими, либо, напротив, личность «от себя»,  и «в себе» конституирует порядок своей жизни и смысла своего бытия.  Отсутствуют современные концептуальные обоснования границ меры, нарушение которых ведет современный мир либо к крайнему нигилизму, либо к безличностному социальному порядку, тогда как использование аксиологического подхода, с нашей точки зрения, позволяет дать такое обоснование.

Целью диссертационной работы является целостное социально-аксиологическое исследование пространства воздействия личности – ее  наличных и непосредственно не проявленных качеств - на процессы формирования, трансформации и сохранения социального порядка современного общества;  изучение условий минимизации рисков в бытии современного мира, а также анализ меры ценностно-субъективного и организационно-объективного в пространстве личностной детерминации социального порядка, в пределах которой возможна система ценностей, направленных на преодоление антропологического и социального кризиса современной России.

Основными задачами, решение которых необходимо для достижения данной цели, являются:

  • логико-концептуальное раскрытие истории и основных этапов развития  аксиологических представлений о взаимосвязи личности и организации общества;
  • выявление эвристического потенциала системно-аксиологической методологии П.А.Сорокина и построение на ее основе сложноорганизованной саморазвивающейся модели личностной детерминации социального порядка;
  • обоснование продуктивности субстанциальной концепции аксиологии как инструмента анализа личностной детерминации современного социального порядка и раскрытие конструктивной роли иерархии ценностей, норм и концепта «смысл жизни» в пространстве этой детерминации;
  • разработка аксиологической концепции  личностной детерминации социального порядка как  основного фактора  сохранения и развития личности и общества   гуманистической направленности в рискогенной кризисной среде;
  • исследование многомерности пространства личностной детерминации социального порядка, его наличных и непосредственно не проявленных   структур; постановка вопроса о глубине, духовном центре, сакральном измерении, связи в нем  хаоса и порядка, о месте культуры и иерархии  нормативно-ценностных и символических компонентов в этом пространстве; выделение и систематизация  связей в системе «личность-культура-общество», конституирующих социальный порядок как многоуровневое образование, содержащее в качестве констант социальный, индивидуальный и сакральный уровни;
  • обоснование природы и значимости сакрального начала в пространстве социального порядка как смыслообразующей  категории и онтологического основания пространства личностной детерминации;
  • исследование  деструктивных тенденций в организации общественной жизни и обоснование перспективности становления интегрального типа социального порядка и соответствующего ему типа личностной детерминации в современной России;
  • обоснование  ценностей делиберативной (ориентированной на общее благо),   и консенсусной (предполагающей возможность свободного обсуждения любой проблемы между равными),  моделей социального управления, используемых на основе действия, ограниченного нравственными принципами, как необходимых взаимодополнительных подходов в реализации  личностной детерминации социального порядка в условиях современной России.

Объект исследования – социальный порядок как система взаимосвязей личность – культура – общество.

Предметом исследования являются аксиологические основания условий, содержания и перспектив личностной детерминации  социального порядка в ситуации неопределенности и неустойчивости  рискогенной среды. 

Основная гипотеза  данного диссертационного исследования состоит в том, что в условиях нарастания социального хаоса и духовного кризиса бытия личностная детерминация социального порядка возможна на основе ценностей интегрального типа, органически включающего в себя необходимые и достаточные константы, уровни и элементы. Исходные содержательные параметры этого типа разработаны П.А.Сорокиным. Модель такой  детерминации – одно из направлений обеспечения границ развития личностного бытия и социального порядка, сохраняющих меру человеческого в современном социокультурном пространстве, и необходимая концептуальная компонента поиска новых стратегий  развития России в условиях глобализации и выработки новых принципов социального управления.

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составляют концептуальные положения классической и современной   отечественной и зарубежной социальной философии, теоретической социологии, философской антропологии, а также элементы психологии и культурологии. Основными методологическими принципами, на которые опирается диссертант, выступают принципы единства социального и исторического познания, системности, историзма, моделирования,  взаимосвязи объективного и субъективного в общественной жизни, принцип дополнительности. При этом диссертант опирается на аксиологический подход к личностной детерминации социального порядка, а вследствие этого - и к феномену личности и общества. Активно используются общенаучные методы анализа и синтеза, обобщения и интерпретации научных данных. Многоплановость и сложность темы диссертационного исследования потребовали привлечения историко-философских материалов и обращения к концепциям социального управления.

Исходное и ключевое место в диссертационном исследовании занимает методология и теория социокультурной динамики П.А.Сорокина, в которой формирование разных типов общества определяется культурно-ценностными компонентами, доминирующими  в различные исторические периоды жизни общества. Это позволило построить целостную модель личностной детерминации социального порядка и развить обоснованный П.А.Сорокиным феномен  «интегральной культуры», сочетающей в себе истины веры, разума и чувств, и способной формировать  через взаимодействие личности, культуры и общества гуманистически ориентированный социальный порядок.

Использован междисциплинарный подход в той мере, в какой он конкретизирует направленность социально-философского исследования. Так, для исследования внутреннего пространства  личности была применена методология анализа ценностно-смысловой вертикали, предложенная  Б.С.Братусем; ее совмещение с концепцией социокультурной динамики П.Сорокина позволило выявить и исследовать особое многомерное  пространство личностной детерминации социального порядка и показать  гуманистический смысл социального порядка интегрального типа.

Научная новизна диссертационного исследования определяется обоснованием необходимости выделить наряду с классическими проблемами и категориями социальной философии - личность, общество, организация общества, социальный порядок - проблему специфики субстанциально-ценностного отношения и взаимообусловленности личностного бытия и социального порядка. Для этого в исследовании впервые обоснована новая модель пространства связи личности и социума  в условиях нарастающего социального хаоса. В частности, были  получены  следующие результаты:

1. Разработана методология, концепция и модель  личностной  детерминации социального порядка.

2. Выявлены сущностные содержательные характеристики, константы, уровни, элементы пространства личностной детерминации социального порядка; подчеркнута роль в нем глубины, духовного центра и иерархии нормативных и символических компонентов.

3. Исходя из традиций русской религиозной философии подчеркнуто значение сакрального пространства  как онтологического основания пространства личностной детерминанты социального порядка; при этом сакральность  понимается как синтез субъективной реальности и универсальных жизненных смыслов,  приобретающих характер ценностных ориентиров и побудительной силы для личности; сакральность удерживает глубину и придает устойчивость и целостность пространству личностного воздействия на социальный порядок; основанием деструктивных тенденций в пространстве личностной детерминации  является изменение смысла сакрального, его переход от духовных к инструментально-социальным и политизированным формам  выражения.

4.  Аргументирована эвристичность методологии, основы которой разработаны в концепции П.А.Сорокина о триаде личность – культура – общество, позволившей  показать связь и автономность социального порядка по отношению к каждому из элементов этой триады, с одной стороны, и его зависимость от ценностно-смысловой доминанты этого взаимодействия, с другой стороны.

5. Выявлены ценностные особенности основных типов социального порядка, рассмотрен социальный порядок интегрального типа как порядок гуманистической направленности, в пространстве  которого  взаимосвязь личность-общество реализуется на нескольких уровнях –  вечных ценностей,  относительных ценностей и институционально; возникает оптимальное соотношение внешней (социальной) и внутренней (ценностно-смысловой) структур в пространстве личностной детерминации социального порядка.

6. Показана диспропорция в пространстве личностной детерминации современного социального порядка, являющаяся следствием доминирования внешней, социальной структуры над структурой внутренней  – ценностно-смысловой. Этот дисбаланс обеспечивает социальную мобильность личностей, но одновременно ведет к атрофии внутренней глубины личностного пространства, а вместе с тем и потребности  личности в гуманистически ориентированных социальных изменениях.

7. Определена стратегия и показана перспективность социального управления   на основе делиберативной и консенсусной моделей в границах нравственных ценностей  как форм оптимизации движения современной России в направлении социального порядка интегрального типа.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В процессе формирования и развития социального порядка и его структур существенное значение имеет аксиологическая сторона, в которой выражена специфика и направленность воздействия личности на объективные и субъективные характеристики этого порядка.  Личностная детерминация социального порядка обусловлена способностью личности трансцендировать, выходить за границы  сложившегося порядка; а потому сохранение автономности личности, ее культуры и ценностей выступает как гарантия жизнеспособности общества, его возможности отвечать на новые риски и вызовы времени. Ценностное   (конструктивное или деструктивное) воздействие личности на содержание и характеристики социального порядка   порождает соответствующие свойства его внутреннего и внешнего пространства, которые коррелируют с характеристиками внутреннего пространства личности, ее глубиной, сакральным центром и иерархией норм.  Освоение ценностного аспекта является условием развития всех других сторон социального порядка, поскольку оно имеет инновационно-опережающий характер, «обгоняя» все другие стороны и развивая общество изнутри, а не средствами внешних регуляторов.

2. Пространство личностной детерминации социального порядка имеет субстанциональную основу и проявляется в не снимаемых в ходе исторического развития уровнях: вечное – временное, абсолютное – относительное, хаос – порядок, иррациональное (вера) – рациональное (знание). Тенденция релятивизации  в осмыслении этого пространства, характерная для современной социальной философии,  ведет к  деструктивным изменениям и личности, и  общества.

3. Социальный порядок выражает специфику организации общественной жизни; он объективно существует как общая социальная форма интеграции субъектно-смысловых и  объектно-предметных овеществленных процессов и отношений, в которой происходит центрирование и распределение статусов субъектов (людей, социальных групп, общностей), ценностей, процессов. Складываясь на основе актуальной деятельности и потенциала личности и общества, социальный порядок наряду с внешне проявленными системно-организационными  характеристиками  включает в себя латентное пространство и соответствующие им принципы регулирования.

4. Ценностно-смысловая направленность и глубина взаимодействий личности и организации общества опосредована системой  взаимосвязей ценностей в триаде «личность – культура – общество», в силу чего  социальный порядок выступает как многоуровневое образование, в котором мир личности различным образом  проявляется  на каждом из уровней -  социальном, индивидуальном  и  сакральном. Развитие социального порядка осуществляется личностью на основе ее духовно-нравственного потенциала, выступающего как качественная определенность внутреннего ценностно-смыслового пространства личности, активизирующая его постоянную связь с сакральным миром.

5. В пространстве личностной детерминации социального порядка модусы вечности и временности как константные ценности личностного и общественного бытия выступают измерениями смысловых позиций этого   пространства:  личность обеспечивает свое «человеческое измерение» и способность активно воздействовать на социальный порядок тогда, когда во  внутреннем  пространстве-времени социального порядка сохраняется отношение к вечности, выходящее за рамки конкретно-исторических условий и эмпирических  процессов. Это определяет место личности в социальном пространстве: она может быть выше своего общества, но может быть и ниже его.

6. Пространство личностной детерминации социального порядка имеет свой «верх» - вечные  нравственные ценности, идеалы человечества, определяющий типы отношений личности к сакральному, социальному и природному миру, к другим людям и самой себе.  Оно предполагает как внешнюю социальную структуру, являющуюся в основном продуктом социализации, так и внутреннюю, содержащую ценностно-смысловые образования, обеспечивающие целостность и устойчивость пространства личности. Через духовную, ценностно-смысловую  взаимосвязь с сакральным миром пространство личности не только сохраняет и развивает свою внутреннюю структуру, но и  воздействует на социальное пространство, привносит в него экзистенциально-личностные неповторимые ценности.

7.  Проекция методологии П.А.Сорокина на  аксиологию личностной детерминации  социального порядка показывает, что индивидуализация как  доминанта в освоении системы «личность – культура» актуализируется только в пространстве  интегрального социального порядка, в основании которого лежат ценности универсальной культуры. В случае преобладания духовной культуры отсутствует  развитие социальной и организационной культуры, под влиянием которых формируется внешняя социальная структура личности, институционально обеспечивающая действия личности, поддерживая свободу ее выбора в практической деятельности. Когда преобладающей является чувственная культура, то  отсутствует   сакральный уровень, в свете которого только  и возможна  субъектность как духовный опыт личности.

8. Начиная с эпохи Реформации,  на Западе проявляется показанная Э.Фроммом тенденция смещения ценностных ориентаций личности с «бытия» на «сущее», вследствие чего стало уменьшаться воздействие сакрального измерения на социальное пространство и его человеко-центрирование.  Радикально изменяется и смысл сакрального: он переходит от субъектно-духовных к инструментально-социальным формам  своего выражения в социальном порядке. В современном пространстве личностной детерминации социального порядка эти формы, сохраняясь,  трансформируются в его новых измерениях, прежде всего, в постиндустриализме  и новых ценностных ориентациях личности, связанных с ее коммуникативными стратегиями и информационной культурой.

9. Россия традиционно тяготеет  к расширению культурно-субъектного начала в социальном порядке и  его «углублению», поскольку воспроизводит на разных этапах своего исторического развития  черты интегральной культуры. Русскими религиозными философами был сформулирован проект общественного устройства, в котором определяющая роль принадлежит культурно-субъективному фактору – личностному пространству выражения   духовно-нравственного  потенциала, а потому личностной основе социального порядка. 

10.  Современный социальный порядок и в России, и в мире в целом характеризуется  разбалансированностью, одной из причин которой является нарушение границ меры развитости ценностно-смыслового и социального в пространстве личностной детерминации социального порядка. Это обусловлено ценностями доминирующей культуры чувственного типа с характерным для нее гедонизмом и активизацией, прежде всего,  социального уровня, а потому социальный статус и личности, и культуры низок, а невостребованность сакрального измерения нарушает связь личности с вечностью, выступающей  гарантом ее свободы и субъектности,   блокируя ее способность  трансцендировать, Индивидуальный уровень  пространства социального порядка этого типа продуцирует не индивидуальность, а индивидуализм. Социальная и культурная политика не выполняют своих инструментальных функций в развитии личности и социального порядка, выступают фактором роста социального хаоса в пространстве личностной детерминации  социального порядка, препятствуя поиску новых моделей личностной идентичности, конкретизирующей допустимые границы индивидуализации/социализации  и направления освоения ценностей интегрального типа социального порядка в условиях современного динамизма, полилинейности и кризиса.

Теоретическая и практическая  значимость диссертации определяется тем, что она открывает новое направление в социальной философии, выявляя  потенциал личностного бытия как основы устойчивости в системе распадающихся связей и рисков, способных привести человечество к глобальной катастрофе. Ответом на данный вызов могут стать новые формы  личностной детерминации социального порядка. Выводы, полученные в диссертации, инициируют поиск новых философских оснований понимания процессов  в современном российском социуме и являются элементом новой социально-философской картины мира, его социального порядка в контексте новейших тенденций современной цивилизации. Концепция личностной детерминации социального порядка существенно конкретизирует концепцию социального, его специфику, субстанциальные  и релятивные основы, его пространство и время. Сегодня особенно актуальной становится проблема опережающего развития социальной сферы общества, и теоретическое развитие результатов диссертационного исследования  в этом аспекте является перспективным. Результаты исследования  способствуют сближению предметных областей социальной философии, социальной онтологии, философской антропологии, философии культуры и социального управления.

Развитие методологии  П.А.Сорокина позволило сделать вывод о возможности  укрепления статуса личности в системе современного социального порядка. Раскрытие сложной структуры пространства личностной детерминации социального порядка  и роли в нем ценностно-смысловых образований позволяет выявить новые аспекты социоантропогенеза, нормативно-регулятивную функцию нравственно-культурных и других ценностей, раскрыть конструктивную роль гуманизма в определении  перспектив современного бытия.   

Практическая значимость работы определяется возможностью применения ее результатов в широком диапазоне различных видов деятельности.

Они могут быть использованы:

  • для разработки новых  моделей и технологий социального управления, его связи с нормативной направленностью личностной и социальной детерминации, т.е. идущей не только от общества к личности, но и в обратном направлении  Прояснение характеристик экзистенциального пласта социального бытия открывает новые горизонты как для осмысления роли личности в современном социальном порядке, так и для  формирования в современной России  института личности;
  •        в преподавании курса социальной философии и ряда тем в учебных курсах социологии, теории управления, политологии, культурологии,  педагогики. Полученные результаты позволяют разработать ряд спецкурсов, раскрывающих социальные и культурно-ценностные аспекты личностных проекций на социальный порядок, раскрывая возможности сакрального центра и  возвышения в нем нормативных параметров;
  •  в разработке педагогических технологий и моделей, позволяющих формировать принципы социализации и инкультурации личности с учетом раскрытия творческого потенциала, в которых на первый план выдвигаются уже не просто отдельные моральные требования и мировоззренческие модели, но само бытие индивида как ценность и  социальная норма, которая должна быть реализована в обществе и встроена в социальный порядок.  Именно приоритет онтологического над формируемыми педагогическими установками сознания позволяет обосновать и сами эти нравственные установки как связи и проявления бытия личности в обществе. Вследствие этого социализацию личности следует рассматривать и осуществлять не как  инструментальное включение личности в мир, но как Встречу личности с миром и его собственным порядком, в котором присвоение норм этого порядка должно быть скоординировано с чертами и глубинными свойствами человеческой субъективности.

Таким образом, результаты исследования позволяют разработать технологии трансформации социального порядка в направлении его гуманизации через развитие культуры личности и самоорганизации - условий развития гражданского общества в России.

Апробация работы. Положения, результаты и выводы исследования, содержащиеся в диссертации, докладывались  на заседаниях  кафедры философии РГТЭУ.

Основные положения и выводы диссертации рассматривались на региональных, всероссийских и международных конференциях: Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная. 70-летию РИКа, (Москва, 2002г.); Всероссийская научно-практическая конференция «Культура регионов России» (Москва, 2003); Всероссийская научно–практическая конференция центров повышения  квалификации в сфере культуры  (Москва, 2003); научно-практическая конференции «Теория и практика управления городом Москвой. Состояние и перспективы развития» (Москва, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009); научно-практическая конференция «Проблемы подготовки, профессиональной переподготовки и повышения квалификации кадров Москвы и основные направления их решения в современных условиях» (Москва, 2005); Всероссийская научно-практическая конференция «Современное российское общество: проблемы безопасности, преступности, терроризма» (Краснодар, 2005);   Всероссийский Форум «Здоровье нации - основа процветания России». Секция  «Духовно-нравственное здоровье нации» (Москва, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009); Международная научно-практическая конференция «Личностно-развивающее профессиональное образование» (Екатеринбург,  2005);  Международноая  научно-практическая конференция «Общество- Язык- Культура: актуальные проблемы взаимодействия в ХХ1 веке» (Москва, 2006, 2007, 2008); Методологический семинар «Культура, ценности, этика, этикет  государственного гражданского служащего  г. Москвы»,  ( Москва, 2009).

Материалы диссертационного исследования использованы в реализации теоретико-методологической части инициативной НИР «Культура, ценности, этика, этикет  государственного гражданского служащего  г. Москвы», осуществляемой в рамках МГУУ Правительства Москвы. Базовые идеи диссертации апробированы в ходе лекционных курсов «Культура и этика управленческой  деятельности», а также «Социально-культурная работа за рубежом» в МГУУ Правительства Москвы.

Основные положения диссертации отражены в 30 публикациях общим объемом 65,6 п. л. Из них – три авторские монографии: «Человек в социокультурной  реальности» (М., 2005, 20 п.л.); «От культа вседозволенности к культуре самоограничения» (М., 2008, 12,5 п.л.); «Личностные основания социального порядка: аксиологический аспект» (М., 2009, 13,72 п.л.). В журналах, входящих в перечень  ВАК РФ, опубликовано 7 статей.

Структура работы определена поставленной целью и включает четыре главы, десять параграфов, введение, заключение, список использованной  литературы.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении  диссертации содержится обоснование актуальности темы исследования, охарактеризованы состояние и степень ее разработанности, сформулирована цель, определены задачи, объект, предмет и гипотеза  исследования, его методологическая и теоретическая база, научная новизна диссертации, изложены основные положения, выносимые на защиту, охарактеризованы теоретическая и практическая значимость диссертационной работы, формы ее апробации.

Первая глава «Социальный порядок как  ценностно-смысловая реальность бытия  личности и общества» состоит из трех параграфов и посвящена анализу логико-методологических оснований социального порядка в контексте социальной онтологии, а также выявлению аксиологической  специфики системы связей пространственно-временных отношений в структуре социального порядка.

В первом параграфе «Концептуализация проблемы социального порядка в философской и социологической мысли» дается развернутый анализ основных исторических этапов  развития концепций социального порядка, ставится проблема возможности возвышения социального порядка над личностью или личности над социальным порядком.

На первом – космологическом - этапе предпосылки аксиологической рефлексии социального порядка обнаруживаются в развитых мифологических структурах, исследованных К.Леви-Строссом, М.Элиаде, Е.Мелетинским и др., выявившими  зарождение в образных формах представлений о целостности и гармонии мира и противоречивости бытия человека как особой части этой гармонии. Ценности культуры здесь ориентированы на сохранение  сакрального характера всеобщей гармонии, с одной стороны, и  невозможности ее сохранить с другой стороны, поскольку человек  по своей природе нарушает заведенный в природе порядок.

Поиск ценностей, направленных на построение идеально-должного порядка общества, присутствует уже в концепциях античной философии  (Платон, Аристотель), где поставлена проблема соотношения моделей общества и человека, обоснована внутренняя связь и отличия их ценностей – нравственных, политических, эстетических; прояснена необходимость для человека существовать в формах социального порядка и возможность их трансформировать.

В контексте второго – антропоцентрического – ренессансного этапа освоения социального порядка, показанного на материале «Государя» Н.Макиавелли, раскры-то представление о социальном порядке как политическом типе организации общества, созданном исключительно личностью правителя, (его трезвым расчетом, моральными ценностями, включая личную смелость), который, ориентируясь на высокие цели процветания государства, любыми средствами добивается успеха. В этой парадигме снимается дистанция между личностью и типом организации общества.

Предотвращение социального хаоса и вражды личностей с их частным интересом средствами безличного высшего порядка впервые раскрыл Т.Гоббс, положив начало третьему – социоцентрическому – этапу, показавший в «Левиафане» потребность в том, чтобы направлять волю граждан в интересах общества. Субъектом управления в этой логике становится уже не личность, а государство. Личностная детерминация социального порядка носит политико-правовой характер,  поскольку источником власти, центрирующей организацию общества, выступает воля граждан, дающих согласие на власть над ними государства.  Однако возникает вопрос, поставленный еще  Платоном и Аристотелем:   каким образом социальный порядок способен возвышаться над людьми, приобретая как бы автономное существование? Как осуществляется объективация нормативности и как из исходного номинализма формируется реализм, объективность общей социальной организации?

Поиск ответа на этот вопрос предопределил развитие социально-философских подходов, связанных с решением проблемы обусловленности социального порядка воздействиями личностей;  введение  новых категорий таких, как просвещенный личный интерес, деятельность,  система общества, его структура,  символы, ценности и смыслы, бюрократическая машина и другие, в соответствии с которыми, как показано в тексте, трансформировалось решение проблемы  взаимосвязи личности и социальной организации общества.

Деятельность субъекта как исходная категория четвертого – деятельностного – этапа вводит в понимание содержательности общественной жизни и способа ее организации идею внутреннего развития (И.Кант, И.Г. Фихте, Г.В.Ф. Гегель.). Социальный порядок, хотя и возникает неосознанно и принудительно по отношению к личности, создается в деятельности и оказывается рациональным и объяснимым. Но конкретные личности здесь скорее выступают как средства осуществления истории, а не ответственные за нее субъекты, а потому действительное и разумное совпадают.

Частичное восстановление исторической роли личностей в рамках деятельностной парадигмы связано с логикой марксистского подхода к проблеме  личностной детерминации социального порядка, развернутой в историческом времени. К.Маркс и Ф.Энгельс показали, что люди, осваивая общественную практику и материальное производство в социально-классовых формах, оказываются способными преодолеть свою частичность, создавая социальные формы организации жизни на основе тождества общественной системы и общественной деятельности субъектов. Однако нормы и ценности личности в логике материалистического понимания истории представлены как полностью зависимые от содержания общественных процессов, а потому являются продуктом общества, а не личности.   Общественный порядок в своей системной форме представлен в концепции общественно-экономических формаций, которые объективно и последовательно складываются на основе способа материального производства, а личность оказывается производной от общественных отношений.

«Неразумность» социального порядка как основа философско-иррационалистических подходов  второй половины   ХIХ в. акцентирует внимание на различиях между личностью и социальным порядком. Личность здесь - не субъект, влияющий на организацию общества, а лишь рефлексирующий проводник воздействий различных иррациональных сил, определяющих поведение индивидов. Наиболее последовательно иррациональные основы социального порядка проявляются в «философии жизни», которая начинаясь от А.Шопенгауэра, Ф.Ницше, отрицающего традиционные христианские ценности морали как основы порядка общества, проявляется в трудах   Г.Зиммеля, А.Бергсона, в концепциях фрейдизма и неофрейдизма.   В концепции позитивизма  (О.Конт) личность также не обретает субъектной роли, общественный порядок складывается как бы независимо от нее.

Во второй половине ХIХ в. утверждается мнение  о том, что социальный порядок включает как объективное, так и субъективное начала (Э.Дюркгейм). Позднее, в конце Х1Х – первой половине ХХ века,  развивая это положение, социальная философия выходит на проблему социальной рациональности (Ф.Теннис, Г.Зиммель, М.Вебер). В противоположность Э.Дюркгейму  М. Вебер считает, что в качестве субъекта выступает не общество, а только отдельный индивид, социальное действие которого выступает источником  существования социума. Социальная реальность охватывает не только отношения между индивидами, но и их внутренние мотивации – смысловую направленность социального действия. Через смыслиндивидуального социального действия объясняется, почему индивиды принимают социальный порядок: смысл соединяет осознанный выбор индивидов и одновременно с этим  подчиняет действиям других индивидов через ориентацию на свое собственное поведение и действие.

Основой формирования социального порядка выступают субъективность, формы ее социального, культурного, языкового, смыслового проявления.  Центральной и сквозной становится проблема человека как личности в философии ХХ века, порождая новые смысложизненные ориентации  и направления, такие как феноменология, экзистенциализм, философия культуры, антропология и исследуя проблемы интенциональности, общения, интерсубъективности, понимания и др.  (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, А. Шюц и др.). Одновременно углубляется анализ общества через понятия «социальное действие», «социальная роль», «социальная норма» и – как интегральный образ общества – «социальная система». (Т.Парсонс, Р.Мертон и др.)  Совокупность ролей, ролевых действий и ролевых ожиданий в социальной системе – важное условие формирования социального порядка.

Важное место в параграфе уделено упоминаемой выше концепции П.А.Сорокина, Исследование  понятия «устойчивый социальный порядок», использованное им  для обозначения  гуманистического характера социальных связей, показало эвристическую перспективность исследования в рамках этой методологии  ценностных оснований личностной детерминации социального порядка.

Во втором параграфе «Социальный порядок как   ценностно-смысловая целостностьь» осуществлен опыт развития логики П.А.Сорокина, что позволило  рассмотреть  системные основания социального порядка и поставить вопрос о формировании его целостной инновационной модели.

Организация общества при первом приближении предстает как система суммарных взаимодействий двух основных  подсистем - «личность-культура» и «общество-культура».  Конкретизируя структуру взаимодействий  личности и культуры, автор на основе концепции   М.С.Кагана  о формах взаимодействия выделяет  три уровня: социальный, индивидуальный и сакральный. В каждом из них вычленена системообразующая ценностно-смысловая доминанта, в соответствии с которой  раскрываются  в конкретно-историческом типе общества  характеристики личности. Так, первый уровень  взаимодействия направлен на социализацию индивида; второй - на  индивидуализацию, третий – уровень обретения жизненных смыслов – на позицию «стать выше» и социального, и природного, и самого себя. Это значит, что социальный  порядок может быть представлен как сложноорганизованная система, т.е. целостное многоуровневое и многокомпонентное образование, в котором ценности личности и  культуры по-разному проявляются на каждом из уровней.

В структуре взаимозависимостей культуры и общества также выделяются связи различной функциональной направленности: социально-организационной, социально-коммуникативной  и  духовной. Анализируя аргументы дискуссии о «чрезмерной» социальной роли культуры  в современном обществе, автор делает вывод о том, что названные  функции  в системе социального порядка могут быть представлены не в  равной мере. В современном порядке доминантой выступает социально-организационная функция культуры и соответственно социальный уровень взаимосвязи личность-культура. Социальный порядок, таким образом, предстает не как  жесткая схема со своими константами, а как подвижное образование, предполагающее  наборы взаимосвязей как в подсистеме «личность–культура», так и в подсистеме «общество-культура», в соответствии с чем  возникают ценностно-смысловые модусы бытия личности  и пространства ее воздействий на эти структуры социального порядка. Эволюция социального порядка, рост в нем гуманистического начала  предполагает преодоление его одномерности, выход за границы ныне преобладающего социального уровня и формирование новых ценностей на основании трансцендирования личностей.

В третьем параграфе «Пространственно-временные отношения  в структуре социального порядка: аксиологическое измерение» осуществлен анализ  структуры социального порядка в логике пространства-времени. Исходя из того, что социальный порядок включает в себя  объективно-системное и субъективно–культурно-ценностное начала, в пространстве социального порядка выделяются два уровня: внешний – системно-организационный и внутренний – ценностно-смысловой.  Опираясь на концепцию  «аутопойесиса» (о самопроизводстве социальных систем через возникновение новых функций или снятие функций уже невостребованных.) Н.Лумана , автор  показывает, что внешнее пространство социального порядка  организовано на основе выделенных функций и подчинено сохранению устойчивости общества. Но вместе с тем система активно приспосабливается к изменению среды через модификацию своих структур. Поэтому она имеет и собственное внутреннее время, в котором всегда сохраняется отношение к целям системы, как образу или форме будущего, на которое ориентирована система.  

 В том случае, когда цели выражают высокие интересы и конструктивные ценности,  время всей системы,  подчиняется времени культуры и развертыванию образа высшего блага - Истины, Красоты и Добра. Но когда общественные  цели  подчинены ритмике и экономическому времени, тогда в пространстве социального порядка  значительно ограничиваются культурные пространственно-временные отношения. Система социального порядка, таким образом, при этих условиях может оказаться «выше» личности и ее  свободы, как бы присваивая себе  субъектные функции.

Пространство социального порядка, взятое в аксиологическом аспекте, с  субъектной стороны выступает как нормативно-символическая реальность,  представленная ценностями и нормами культуры, и, прежде всего, моральными, религиозными, эстетическими. Пространство и время социального порядка здесь выражают всеобщие формы символической и смысловой реальности, ее ценностное содержание и целевые установки. В них моделируется внутренняя структура личности, в которой выражена свобода, трансцендирование, творчество. Именно в ценностно-смысловом пространстве-времени субъекты, отделяясь от предметной организационной и информационной среды,  могут определять свою дистанцию по отношению к ним. Чем более сложноорганизованной и универсальной является культура с ее конструктивными ценностями, лежащая в основании социального порядка,  тем более разнообразным по личностно выраженным позициям становится пространство этого порядка. Именно  многомерностью культуры  задается иерархическое соотношение  объективного и субъективного, системного и ценностно-смыслового начал  в структуре социального порядка. Оценивая с этой точки зрения дегуманизацию современного общества, автор связывает причины ее воспроизводства с  деформацией в иерархической связи между субъективной и объективной сторонами в  пространстве-времени социального порядка. Когда  приоритеты субъективно-культурно-ценностного пространства и времени  вытесняются на периферию, подрывается статус личности и потенциал ее встроенности в структуры социального порядка, вследствие чего растет неустойчивость и незащищенность и личности, и общества.

С  этой же целостностью и границами меры в соотношении субъективно-личностного и объективно-институционального, по мнению диссертанта, связываются такие аксиологические свойства пространственно-временных отношений в структуре социального порядка как нормативность и глубина, на значение которой впервые обратил внимание О.Шпенглер . Благодаря  переживанию глубины пространства в содержании социального порядка открывается упорядоченность и осмысленность. Тем самым проявляется  возможность освоения людьми данной культуры, а вместе с тем – и как условие этого – особая направленность видения реальности: видение  смысла ее  глубины. Глубина пространства социального порядка, проявляющаяся в иерархии нормативных компонентов, приобретает функцию причины, задающей мировосприятие в контексте данной культуры. Глубина, в свою очередь, связывается с наличием сакрального измерения пространства социального порядка и универсальностью культуры, наличием в ней  сакрального уровня. Она позволяет поддерживать связь общественной жизни с вечностью и таким образом  сохранять пространство и время свободы субъектов. Утратив свободу выбора своего поведения, индивид становится непричастным на уровне личностных смыслов к устойчивости социального порядка.

 Зависимость между  сакральным измерением социального порядка, глубиной его пространства-времени и способом бытия личности имеет универсальный характер, позволяющий сделать вывод о востребованности значительного расширения  внутреннего ценностно-смыслового слоя социального порядка для преодоления тенденции к снижению статуса гуманистически-ориентированной личности и культуры в современном обществе.

Вторая глава «Культурные основания субъектно-личностного начала  в структуре социального порядка» включает два параграфа и посвящена   конкретизации содержания,  структурных компонентов – констант и конкретно исторических определений,  характеризующих пространство личностной детерминации социального порядка.

В первом параграфе «Сакральное и его роль в центрировании пространства личностной детерминации социального порядка» конкретизируется структура исследуемой системы, раскрывается смысл, место и функции сакрального центра как наиболее глубокого слоя, кодирующего высшие ценности культуры и общества.    Для этого осуществлен  анализ определений организации социальной реальности на основе различных теорий ценности (В.П. Тугаринова, М.С. Кагана, А.Г. Здравомыслова, Л.В.Баевой, В.С.Бакирова, Л.Н. Столовича, О.Г. Дробницкого, Г.П. Выжлецова и др).  Как мера единства личности и культуры ценность проявляется по-своему в каждом исторически определенном социальном порядке. Ценности культуры выражают символически объективированное  пространство личности, которое  раскрывает меру освоения индивидом  человеческого способа бытия, аценностно-смысловой вектор существования личности выступает  как основа ее человеческого способа бытия.

      Системообразующую функцию в пространстве личностной детерминации социального порядка выполняет сакральный центр – абсолютное начало и высшая концентрация  Истины, Добра и Красоты. В зависимости от ориентации личности на этот центр, ее мир может расширяться, обретая  сакральное измерение, но  может свертываться, если  оно утрачивается. Критерий, позволяющий судить о трансформации границ пространства личности, проходит между ценностными ориентациями личности  на сущее или бытие. Опираясь на результаты исследования Э.Фромма , автор показывает трансформацию роли сакрального центра в европейской культуре ХУ1-ХХ вв. и ее связь с  процессами развития личности и типа организации общества. Начиная с эпохи Реформации, проявляется тенденция  к смещению ценностных ориентаций  с «бытия» на «существование», что привело к утрате сакрального измерения  и человеко-центрирования общественного развития.  Радикально изменяется и смысл сакрального: он переходит от субъектно-духовных к инструментально-социальным формам существования и выражения. Уровень культуры всегда соответствует уровню зрелости личности, т.е. сакральному измерению ее пространства как меры ее автономности по отношению к  обществу. Это означает, что культура настолько раскрывает личность, насколько личность способна выявить через культуру свои исторически сформированные и постоянные качества. 

Критический анализ теорий социального действия М.Вебера и социальной коммуникации Ю.Хабермаса позволил реконструировать категориальные основания теорий социального порядка, в которых отсутствует сакральный центр как фактор устойчивости пространства личности и социального порядка. Наиболее перспективным направлением  реформирования современного общества является такая трансформация ценностно-смыслового  измерения социального порядка, которая позволяет личности приобщаться к смыслам сакрального и соединять его с социальной действительностью..

Во втором параграфе «Культурно-ценностные основания  социального порядка интегрального типа» получает развитие аксиологический анализ проблемы типологии социальных порядков и соответствующих им типов личностно-ценностных проекций.

Развитие  методологии концепции, в которых исследуется уже не статика, а социокультурная динамика (П.А.Сорокин, А.С. Ахиезер) дает возможность уточнить статус ценностей как детерминант социального порядка. В диссертации   подчеркивается, что они, как условие личностной детерминации общественного порядка, выполняют важнейшую функцию – функцию меры  единства личности, общества и культуры,  т.е. как развивающейся специфической ценностно-смысловой целостности, которая предопределяет направленность развития, саморазвертывания личности и все компоненты социального порядка. Анализ выделенных, в соответствии с  теорией П.А.Сорокина,  трех типов социального порядка показывает, что лишь один из них, основанный на интегральной культуре, способен обеспечить целостность и устойчивость пространства этого порядка.

Так, в контексте  духовной, идеациональной  культуры личность получает связь с трансцендентным началом, что означает обретение социальным порядком глубины и «наполнение» его человеческой субъективностью. Индивиды открывают свой внутренний мир, черпают смыслы в сакральном пространстве, но не могут их соединить с социальной действительностью, поскольку остаются  оторванными от  чувственного, деятельно-практического освоения природы и общественной жизни. Свою субъективность они направляют на служение Богу, т.е. в сферу трансцендентного. В контексте чувственной культуры, напротив, нарушается связь личности с сакральным началом. Следствием этого становится   сокращение  в пространстве социального порядка роли личностного пространства и его смыслов. С одной стороны, это ведет к усилению системно-объектного начала; с  другой стороны, -  к   утрате культурой ее человеческого центрирования: мера человеческого перестает быть единственной и универсальной в выражении культурных процессов. Это означает не только изменение содержания сакрального – перевод его к инструментально-техническим формам выражения, но и  потерю онтологического статуса самой культурой, изменение ее роли  в обществе.

Лишь социальный порядок, основанный на интегральной культуре, обеспечивает целостность пространства социального порядка.  Интегральная культура проявляет себя как многоуровневая, универсальная культура, обеспечивающая разнообразие субъектно-личностного пространства, на основе которого формируются и выделяются его нормативные компоненты.

 Анализ преобладающего типа культуры, а потому и типа социального порядка в истории России, осуществленный в диссертационном исследовании (на  материале работ русских религиозных философов, а также П.А.Сорокина, А.С.Ахиезера, В.М.Межуева),   показал, что  Россия традиционно тяготеет  к расширению культурно-субъектного начала в социальном порядке и  его «углублению», поскольку воспроизводит на разных этапах своего исторического развития  черты интегральной культуры. По мнению диссертанта, русскими религиозными философами был сформирован проект общественного устройства, в котором определяющая роль принадлежит не сфере материального производства, не государству, не социальным институтам,  а культурно-субъективному фактору – личностному пространству выражения   духовно-творческого потенциала.  За противоположностью Запада и России русские мыслители видели, по мысли Г.Флоровского, не этническую, расовую или  национальную несовместимость, а антитезу «принуждающей власти и творческой свободы» и еще глубже – антитезу «разума и любви».

Третья глава «Аксиология личностного бытия в сохранении и развитии  социального порядка» содержит три параграфа и имеет целью выявление  потенциала личности, необходимого и достаточного для сохранения и развития социального порядка.

В первом параграфе «Многомерность пространства личности и ее связей с обществом» показано, что пространство личности задается  системой отношений человека к сакральному и окружающему миру, другим людям, самому себе.  Используя подход, предпринятый В.Б. Устьянцевым к структурированию пространства личности ,  диссертант отмечает, что оно содержит два взаимосвязанных уровня – внешний и внутренний, их содержание раскрывается в особых структурах.   Внешняя структура направлена на деятельное освоение личностью социального пространства, а внутренняя - связана с пристрастным отношением человека к действительности: на ее основе происходят преобразования действительности в сознании, а потому здесь особое значение приобретают ценности и смыслы.

Личностное пространство проявляется  в движении от внутреннего мира личности к сакральному миру и от сакрального мира через ценностно-смысловые внутренние структуры личности к внешним пространственным формам. Именно связь с сакральным миром через  ценностно-смысловые образования  поддерживает ее трансценденцию и тем самым делает уникальным и неповторимым пространство каждой личности, охраняя ее субъектность.

Современное социальное пространство в целях собственной целостности и устойчивости  стремится унифицировать и стандартизировать пространство личности. В силу ослабления связи  с сакральным миром внешняя структура пространства личности поглощает и преобразовывает внутреннюю структуру. В результате этого внутренний мир личности деформируется. Возникает проблема  -  возможна ли альтернатива этому процессу или человечество должно  утвердиться в мысли,  что во имя общественного порядка  оно должно принести в жертву человеческую свободу?

В контексте этого вопроса диссертант  анализирует  различные подходы к феномену пространства личности и его связей с социальным пространством, развитые во второй половине ХХ века. Это, в первую очередь, -   социально-деятельностный, экзистенциальный и религиозно-духовный подходы и приходит к следующему  выводу.

Во-первых, в социальном подходе, восходящем, прежде всего к воззрениям К. Маркса и Ф.Энгельса, пространство личности не имеет своего собственного бытия, оно формируется данным обществом. Этот подход оказывается одним из важных принципов формирования индустриального общества.

Представители экзистенциального  подхода (Ж.-П.Сартр,  А.Камю, К.Ясперс, М.Хайдеггер и др.), наоборот, предполагают, что пространство личности самодостаточно, а общество выступает   как отчуждающая его система, либо как бытие, сформированное на основе собственных свойств личности.  Этот подход соответствует  современному западному обществу с его установкой на  индивидуализм.

Духовно-религиозный подход раскрыт в работах В.С.Соловьева, Н.А.Бердяева, С.Л.Франка, Н.О.Лосского, Л.П.Карсавина и др. Здесь личность осознается через «призму» социума, который выступает как особое образование, не похожее ни на западную модель общества, ни на рационально-социалистическое устройство. Оно проявляется в формах служения, духовно-нравственной связи, соборности, лишенных каких-либо опосредствований со стороны вещей. Поэтому личность сохраняет и проявляет свое индивидуальное содержание, и в то же время оказывается в контексте духовно-нравственного пространства, в котором ее побуждения и установки остаются понятными и для других индивидов, так как это духовно-нравственное бытие выступает как истинное не только для меня, но и для других.  По мнению диссертанта, заслугой русских религиозных мыслителей стало то, что они показали субстанциальность личности, объективность ее бытия как проявление духовности. Более того, они попытались выяснить основания различения между личностью как духовной субстанцией и индивидуальностью, в которую эта субстанция воплощена. 

Во-вторых, в результате проведенного анализа обозначилось различие  в философском понимании роли свободы личности в общественном устройстве в западной и русской традициях. Западное общество, с одной стороны, начиная с эпохи Просвещения, видит свойства общества как производные от индивида. Даже системное рассмотрение общества, в котором индивиды встроены в  системные роли  и отношения, сохраняет  тенденцию номиналистического подхода к обществу,  предполагающего учет свойств индивидов: социальные действия, условия общения, потребности, интересы.  С другой стороны, здесь очевидны постоянно усиливающиеся тенденции сокращения ценностно-смыслового начала в социальном пространстве. Как замечает  З.Бауман, «путь к вечности для современного западного человека  полностью перекрыт и ему только остается сосредоточиться на своей земной жизни, на своем телесном существовании, найти в нем смысл и ценность...Будь счастлив без сознания своего бессмертия – вот, что предлагается в новой жизненной установке».

В трудах  русских религиозных философов, напротив, с большой остротой  выражено чувство  личности, «не согласной быть штифтиком мирового механизма, частью целого, средством для целей установления мировой гармонии...Русский человек не принимает результатов прогресса, принудительной мировой гармонии, счастливого муравейника, когда миллионы будут счастливы, отказавшись от личности и свободы».

Главной целью  второго параграфа «Ценностно-смысловая структура  пространства личности как основание  ее конструктивной связи с   обществом» является  анализ внутренней структуры пространства личности в процессе ее взаимосвязи с обществом, и диссертант обращается к психологическим концепциям.

Исходной позицией анализа является концепция  Д.А.Леонтьева о личностных ценностях как осознанных и принятых человеком общих смыслах его жизни, которые выступают как конституирующие единицы личности, определяющие главные и относительно постоянные отношения человека к основным сферам жизни – к Богу, к миру, к другим людям, к самому себе.   В работе отмечается, что личностные  ценности  обеспечивают регулирующее и стабилизирующее действие, благодаря особой организации, имеющей иерархический характер.

Исходя из методологии, разработанной в теоретической модели ценностно-смысловой иерархической структуры личности Б.С.Братуся, диссертант   делает вывод о том, что  ценностно-смысловая иерархия  выражает глубину пространства личности. С учетом этой глубины, содержащей просоциальный и трансцендентный уровень ценностно-смысловой сферы, можно говорить о   величии личности и  высоких деяниях (устремленных к общечеловеческим идеалам) и одновременно отличать низость личности и низкие поступки, то есть определяемые  сугубо прагматическими, эгоцентрическими смыслами.

Между тем внутреннее  пространство личности, согласно Б.С.Братусю,  определяется  еще  одним фактором – «степенью присвоенности, генерализованности смыслового содержания» , которая колеблется от неустойчивых, ситуативных смысловых содержаний до личностных ценностей как осознанных и принятых человеком наиболее общих, генерализованных смыслов его жизни. Развитие внутренней структуры пространства личности, как доказано в диссертационном исследовании, связано с формированием нравственно-ценностного отношения к жизни и предполагает одновременное движение от эгоцентрических устремлений   к общечеловеческим представлениям, смысловой идентификации с миром, и от нестойких, эпизодически возникающих отношений к устойчивым и осознанным ценностно-смысловым ориентациям, сквозному жизненному смыслу.

Устойчивость пространства личности, таким образом, определяется не успехами индивида, не социальной ролью, не его продуктивной деятельностью самой по себе, амножеством и разнообразием ценностно-смысловых пространственных структур  и нравственно-ценностным отношением к жизни. Данная точка зрения означает, что культура, теряющая сакральное измерение, утверждающая  господство  лишь эмпирической и рациональной истины,   оказывается, по большому счету, не в состоянии обеспечить развитие внутреннего ценностно-смыслового мира личности. В этом случае внешняя структура пространства личности приобретает значение исключительно фактора   принуждения, поскольку она не опирается на ценностно-смысловые образования внутренней структуры.

Совмещение  модели Б.С. Братуся  с изложенной ранее концепцией социокультурной динамики П. Сорокина дало возможность определить устойчивость пространства личности  в контексте каждого типа культуры – духовного, чувственного и интегрального. Наиболее устойчивый тип, по  мнению диссертанта, возникает в интегральной культуре, «схватывающей» бытие человека целостно, в триединстве реальностей – чувственной, рациональной, трансцендентальной. Пространство личности обретает глубину, то есть направленность движения от эгоцентрических устремлений к верхнему, духовному уровню смысловой сферы. Через это восхождение к высшему уровню смысловой вертикали личность делается причастной к общему благу. Ее преобразовательная деятельность обретает осмысленный характер,  регулируется нравственными ценностями, поэтому служит устойчивости социального пространства.

В настоящее время, как полагает диссертант, преобладает тип  личности, сформировавшийся в условиях доминантной чувственной культуры, наполненной гедонистическими ценностями. Основной особенностью пространства этого типа личности является «исчезновение глубины», связанное с «заниженностью» ценностно-смысловой вертикали.  Это значит, что в своей жизнедеятельности индивид руководствуется исключительно смыслами личной выгоды или, в лучшем случае, -  выгоды своего окружения, группы, клана, корпорации.  Одновременно уменьшается и степень  присвоенности смыслового содержания, преобладают ситуативные смыслы. Личность, оставаясь в границах себя, не трансцендируя,  утрачивает ценностно-смысловое отношение к жизни. Высказывается предположение, что это и есть   массовый человек(К. Юнг, Хосе Ортега-и-Гассет, А. Грамши), основной особенностью которого является «замкнутость души», лишающей его возможности выйти за свои пределы, «переселиться в своего ближнего» .

В результате проведенного исследования диссертант приходит к мысли, что существующая парадигма формирования и  сохранения социального порядка  деструктивна, поскольку она связана с усилением значения внешней (социальной) структуры пространства личности, следствием чего является атрофия внутренних ценностно-смысловых пространственных структур. На уровне смыслов личность отчуждена от общественной жизни и потому заключает в себе потенциальную  угрозу социальному порядку.. Это обстоятельство, в свою очередь,  провоцирует усиление давления на личность со стороны общества путем усиления ее зависимости т.е. сокращения ее свободы.

Третий параграф «Духовно-нравственный потенциал личности  как фактор личностной детерминации социального порядка» в своем содержании  нацелен на раскрытие потенциала личности, который помогает ей противостоять давлению общества и дистанцироваться от него. Этот потенциал, получивший в диссертационном исследовании название «духовно-нравственного»,  по мысли диссертанта, играет важнейшую роль в поддержании связи внутренних пространственных структур личности с сакральным миром независимо от социума. Вследствие этого личность сохраняет субъектность и способность осознанно влиять на социальные изменения.

На основе анализа философских концепций духовности в европейской традиции, восходящей к идеям Сократа, Платона, Аристотеля, в восточной – к Конфуцию и в русской, выраженной в трудах религиозных философов, строится система, которая характеризуется следующим. Во-первых,  в европейской традиции, при всем  разнообразии точек зрения,   духовность всегда связывается  с выходом за пределы эгоцентрических интересов и предполагает, что смысложизненные ориентиры человека укоренены в системе надиндивидуальных ценностей. Духовность  сопряжена с усилиями человека, направленными на самого себя, внутрь себя, на свое самосозидание и самотворчество. Объяснительный принцип мотивации этих усилий, начиная с Нового времени, смещается к самому человеку, его позиции гражданина и необходимости жить с другими в согласии. (Р.Декарт, Г.В.Лейбниц, К.А.Гельвеций, Ж.-Ж. Руссо, Д.Вико и др.) Тем самым закладывается тенденция к «занижению» смысла сакрального и «замыканию» личности в границах социума, что впоследствии выступает  препятствием ее трансценденции. Одновременно ослабевает нравственная составляющая духовности. Именно вследствие этого  со временем формируется представление (широко бытующее в настоящее время) о некоторых видах деятельности, как о духовной деятельности (занятия искусством, наукой и т.д.). Более того, возникает понятие «духовное производство» (К. Маркс), обозначающее сферу общественного производства и в смысловом плане слабо связанное с традиционной концепцией духовности.

Во-вторых,  различие в европейской и русской традициях  духовности состоит в понимании свободы человека и как следствие этого – в различном понимании принципов общественного устройства. Одинаково воспринимая свободу как основополагающую ценность,   в европейской традиции  суть проблемы свободы видится исключительно в завоевании еще большей свободы безотносительно нравственных границ. В русской традиции свобода всегда обусловлена нравственностью. Именно в развитии нравственности как основании свободы состоит суть русской духовности. Поэтому, как полагает диссертант, русским философам удалось решить сложнейшую задачу, перед которой стоит современное человечество, соединить свободу человека с необходимостью  духовно-нравственного его саморазвития.

Исходя из понимания духовно-нравственного потенциала личности как качественной определенности пространства личностной детерминации, характеризующейся многообразием ценностно-смысловых отношений, их иерархизированностью, наличием общего смысла жизни, диссертант анализирует взаимосвязь этого потенциала со свободой, творчеством и индивидуальностью. Он приходит к выводу о том, что индивидуальность и индивидуализм  являются продуктами разных  по типу социальных порядков. Отмечается, что современный социальный порядок воспроизводит индивидуализм, а индивидуальность возможна лишь в контексте социального порядка интегрального типа.

Четвертая глава «Ценностная трансформация личностной регуляции - основа оздоровления социального порядка современной России» состоит из двух  параграфов, ее цель – обоснование условий преодоления социального хаоса и культурно-ценностного раскола в современной России на гуманистической основе, осмысление направления изменений в содержательности основных институтов общества, конкретизация процессов социализации и индивидуализации.. В этом контексте задается проблемное поле разрешения противоречий и обеспечения личностно-ценностного воздействия, обеспечивающего  развитие самосознания, духовное саморегулирование и сохранение целостности современной  России.

Первый параграф - «Ценностный плюрализм и проблема выбора  в современном российском обществе». Опираясь на разработанную общую модель, в которой органически связаны два необходимых уровня социального порядка – системно-функциональный и культурно-ценностный, автор показывает их диспропорцию, отсутствие должной гармонии, необходимой для развития общества и формирования ценностей личности на основе интегрального типа.  В этой связи, раскрывая разрывы в ценностях поколений, что подтверждают результаты приведенных в параграфе социологических исследований , отсутствие у молодежи, установок на труд, ценность социальной справедливости, ориентаций на социальные идеалы, автор приходит к выводу об отсутствии адекватного центрирования в пространстве личностной детерминации социального порядка, необходимости восстановления его глубины.

Восстановление социальной нормативности и реформирования общества и культуры, однако, носит конкретно-исторический характер и имеет свои социокультурные основы, обусловленные спецификой национальных и религиозных традиций. Так, анализ концепций общественных трансформаций, проведенный в диссертационном исследовании на материале работ А.С.Панарина, Т.И.Заславской, Л.В.Никифорова,  З.Т.Голенковой и др, показал что для России исходным и «неработающим» пока  остается экзистенциально-духовный, культурный пласт ее бытия.  Между тем, русское общество, как показал А.С.Ахиезер, традиционно отставало в своем развитии от духовной культуры как его инновационной стороны, задававшей социальные стандарты, смысловые позиции личности, модели будущих социальных отношений.  В различные периоды российской истории духовность выступала как сложный социально-культурный, нравственно-религиозный феномен, который обладал собственными особенностями воздействия на общественную жизнь и развитие личности, выработку новых общественных идеалов. Духовность в российской общественной жизни и сегодня играет роль внутреннего фильтра, который регулирует освоение различного рода инноваций разными слоями  российского общества.

Опираясь на идею Ш.Эйзенштадта о важной роли критически мыслящих личностей и их ценностей в формировании и развитии социального порядка, автор указывает на возможность формирования в этом случае альтернативных представлений о социальном порядке. Поскольку трансформации осуществляются в соответствии с определенными волнами подъема и спада, во время которых, как утверждает А.С.Панарин , активизируются конкретные субъекты с их мировидением,  автор обращается к изучению тех мировоззренческих оснований, с которыми разные авторы связывают надежды на наиболее продуктивное реформирование России. Такими моделями выступают роль элит, коммуникаций, экономики. Однако согласно мысли, отстаиваемой в диссертации, все они  не фиксируют  достаточного внимания на духовно-культурном потенциале России  в то время, как  драматизм современной российской социокультурной ситуации обусловлен тем, что, с одной стороны,  бесконечно тяготея к духовности как пространству трансценденции, она на протяжении последних трех столетий не имела в пространстве социального порядка единого универсального центра духовности, способного поддерживать целостность пространства нации и  ее идентичность.

Раскол общественного самосознания одновременно выявил и различные векторы российской духовности. Одно из них тяготело к национально-самобытным и религиозным основам видения и трактовки реальности, формируя соответствующие ценности, а другое – к рационально обоснованным ценностям и преобразованиям, вершиной которых стало развитие в России марксизма и всех действий, которые происходили на его основе. Этот раскол  - характерная черта и современной ситуации.

Между тем, постиндустриальная эпоха вызвала к жизни новые ценности и, как следствие этого, постиндустриальное измерение личностной детерминации социального порядка, который в значительно большей степени, чем раньше зависит от личности. В этих условиях возникают и риски, обусловленные тем, что   контекст взаимодействий личности и общественного устройства задается игрой, что приводит и к новым формам социальной несправедливости. Духовность становится инструментальной, не сохраняя сакральный центр пространства личности и общества, что обусловливает потребность в новых формах совмещения ценностей постиндустриальной личности и самобытных традиционных представлений  об общественном устройстве России.

Во втором параграфе «Самоидентификация личности в развитии нового социального порядка в современной России» показаны деструкции в личностном бытии и процессах социализации и индивидуализации в современной России и мире, требующие осмысления и устранения в новых моделях общественной жизни.   Поиск новых парадигм возможен при условии понимания того, как в современных условиях возможна целостность личности. Исходя из анализа на основе концепции, предложенной  Е.О.Труфановой о связях индивидуальной идентичности, формирующейся в ходе социального взаимодействия,   диссертант раскрывает ее зависимость от баланса внешней социальной и внутренней ценностной структур личностного пространства, а также  глубины этого пространства, и показывает последствия разрушения этого баланса. Следствием  этого разрушения, как доказал Э.Фромм  в феномене «бегства от свободы» , являются модификации авторитарного и конформистского типа личностей, несущих угрозу общественному порядку.

 Так, ценности личности конформиста обусловлены его стремлением зависеть от социального порядка, механически встраиваясь в него, тогда как авторитарная личность ориентирована на желание властвовать над другими. Однако в той и другой ориентации очевидна позиция социальной безответственности.

Основываясь  на концепции социального порядка, представленной  П. Бергером и Т. Лукманом , автор полагает, что современный социальный порядок,  или то, что называется правовым государством, в основании которого лежит чувственная культура, блокирует процесс идентификации личности, подменяя индивидуальность конформизмом, чему способствуют и массовая культура и СМИ как  инструменты социального порядка. В частности, они фрагментируют, разрывают пространство личности посредством продуцирования множественных Я-образов. Важнейшим инструментом и профилактики, и  преодоления кризисов идентичности, по мысли диссертанта,  выступает высший, сквозной жизненный смысл, который  собирает отдельные фрагменты и множественные Я-образы и «склеивает» их в единое целое. Отсюда вывод: процесс самоидентификации личности в современной России будет успешным  при условии  локализации в социальном пространстве высшего смысла, задающего ценностно-смысловое развитие внутреннему миру личности

Указывается на два разнонаправленных процесса идентификации в современной России.  С одной стороны, усиливается значение религиозной традиции как фактора культурной идентификации. Человек объявляет себя принадлежащим к определенной религиозной традиции, хотя возможно и не в полной мере осознает ее вероучения, не участвует в обрядах и не входит в религиозную общину. Самые общие показатели культурной религиозности составляют около 80 % населения России. С другой стороны,  на уровне политических решений осуществляется процесс минимизации значения духовно-нравственной мотивации в общественной жизни, то есть происходит процесс продвижения  исключительно западной секуляризованной модели поведения, и таким образом разрушаются русские ценностные основания жизни. Между тем, основываясь на результатах исследования российского демографического кризиса, проведенного Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования , диссертант показывает, что фактор цивилизационной идентичности российской государственности наряду с фактором духовно-нравственного состояния общества, являются определяющими для  рождаемости, смертности и продолжительности жизни россиян.

Поэтому работа по формированию в России правопорядка, в контексте  ее движения к социальному порядку интегрального типа, по мнению, диссертанта, недостаточна. Она должна быть сопряжена с дополнительными мерами. Их сущность заключается в воссоздании универсального духовного центра и иерархии нормативных компонентов в социальном  пространстве современной России. С учетом этого рассмотрены  различные идеи, способные консолидировать современное российское общество на основе смыслообразующего центра, конституирующего «русскую идею». По убеждению диссертанта,  наиболее приемлема концепция нормативности социального порядка интегрального типа, предложенная П.А.Сорокиным,  включающая в себя, основные нравственные нормы, имеющие абсолютный характер и восходящие к мировым религиям, и относительные - вторичные нормы, имеющие. изменчивый характер и являющиеся продуктом разума людей. В контексте развития такого реформирования появляется гуманистическая перспектива «углубления» пространства социального порядка и обогащения его личностно-экзистенциальными свойствами.

Особая роль на этапе движения России к социальному порядку интегрального типа отводится социальному управлению, универсальной ценностной максимой которого становится развитие внутреннего ценностно-смыслового мира личности. По мысли диссертанта, это позволит возвысить социальный статус и личности, и культуры в пространстве социального порядка, воспрепятствовать их восприятию в качестве инструментов новой волны модернизационных процессов в России. Одновременно речь идет  о распространении консенсусной и делиберативной моделей социального управления, т.е. моделей, ориентированных  на общее благо, согласование интересов и сотрудничество.

В заключении диссертации представлены итоги исследования, теоретические обобщения и выводы, имеющие практическое значение, намечаются перспективы дальнейших исследований.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

  • Джерелиевская И.К. Человек в социокультурной реальности. – М,: Российск. академия образования. Моск. психолого-социал. ин-т. 2005. 20 п.л.
  • Джерелиевская И.К. От культа вседозволенности к культуре самоограничения. – М.: Моск. городск. ун-т управления Правительства Москвы. 2008. 12,5 п.л.
  • Джерелиевская И.К. Личностные основания социального порядка: аксиологический аспект. – М.: Моск. гос. открытый ун-т. 2009. 13,72 п.л.

Публикации в научных журналах, рекомендованных ВАК

для опубликования основных результатов исследования

4.  Джерелиевская И.К.СМИ и трагедия общества // Мир образования – образование в мире. 2005, №4.  0,7. п.л.

5. Джерелиевская И.К. Государственная социокультурная политика в зеркале борьбы с терроризмом // Социально-гуманитарные знания. 2005, № 6. 1,3 п.л.

6.Джерелиевская И.К., Джерелиевская М.А. Нравственные нормы хозяйствования в теории и практике // Общество и право. 2005, №3. 1,0 п.л.

7.Джерелиевская И.К. Социальные отношения и социальный порядок – продукт культуры // Социально-гуманитарные знания. 2008, № 3.  1,2 п.л.

8.Джерелиевская И.К. Символическая среда и социальный порядок // Социально-гуманитарные знания». 2008, № 5. 1,0 п.л.

9.Джерелиевская И.К. Духовно-культурное основание гуманистического социального порядка // Вестник ВолГУ. Сер.7: Философия. Социология и социальные технологии. 2009. Вып. 1(9). 1,0 п.л.

10.Джерелиевская И.К. Социальный порядок и отчуждение личности // Социально-гуманитарные знания. 2009, № 4. 1, 0 п.л.

Научные статьи, тезисы докладов

11. Джерелиевская И.К. СМИ как инструмент разрушения отечественной символической среды // Сб докл. Всороссийск науч.- практ. конфер., посвящен.. 70-летию РИКа (14- 15 мая 2002г.) М.: РИК. 2003. 0,3 п.л.

12.Джерелиевская И.К. Духовная личность в социокультурном  контексте.// Актуальн. проблемы наук о культуре и искусстве. Сб. статей аспирантов – М.:

АПРИКТ. 2003. №4. 1 0.п.л.

13.Джерелиевская И.К. Социокультурная политика как составляющая модернизации современной России // Сб. докладов Всероссийск.  науч.-практ. конференции .«Культура регионов России». – М.:АПРИКТ. 2003, 0,5 п.л.                                                                                   

14. Джерелиевская И.К. К вопросу о концепции развития системы постдипломного образования в отрасли культуры: социокультурный подход // Ориентиры культурной политики. – М.: 2003, №4. 1, 0 п.л.

15. Джерелиевская И.К. Концепция развития системы постдипломного образования // Мир образования – образование в мире. – М.: 2003, №3.  0,5. п.л.                                                    

16. Джерелиевская И.К. Социализирующая функция системы повышения квалификации. / Сб. докладов Всероссийск. науч.–практ. конфер. центров                                     повышения  квалификации в сфере культуры. – М : АПРИКТ. 2003. 0,5 п.л.                                       

17 Джерелиевская И.К. Социокультурный подход к управлению и подготовке кадров // Сб. докладов науч.-практ. конференции «Теория и практика управления территорией. Состояние и перспективы развития». – М.: МГУУ Правительства Москвы,  2005. 0,5 п.л.

18.Джерелиевская И.К. Место культурообразующих дисциплин в подготовке управленческих кадров. // Сб.докл. науч.-практ. конференции «Проблемы подготовки, проф. переподготовки и повышения квалификации кадров Москвы и основные направления их решения в современных условиях». – М.:  МГУУ Правительства Москвы, 2005  0,5 п.л.

19.Джерелиевская И.К., Джерелиевская М.А. Средства массовой информации как инструмент деформации общественной символической системы и проблема психологической безопасности. // Мат. Всероссийск. науч.-практ. конференции «Современное российское об-во: проблемы безопасности, преступности, терроризма». – Краснодар: Краснодарская Академия МВД России. 2005. 1,1 п.л.

20.Джерелиевкая И.К., Джерелиевская М.А. Личностно-ориентированные модели образования как фактор развития непрерывного образования //. Тр. МГУУ Правительства Москвы. – М.: 2005, № 5. 1, 0 п.л.

21.Джерелиевская И.К., Джерелиевская М.А. Непрерывное образование в русле личностно-ориентированной модели. // Всероссийск. Форум «Здоровье нации - основа процветания России». Мат. секции «Духовно-нравственное здоровье нации». – М.: МГУ им. М.В.Ломоносова. 2005. 0,4 п.л..

22.Джерелиевская И.К. Личностно-ориентированные модели образования в контексте теории социокультурной динамики П.Сорокина // Международная научн.-практич. конф. «Личностно-развивающее проф. образование». – Екатеринбург, 17-18  ноября 2005 г. 0,4 п.л.

23. Джерелиевская И.К. Социокультурный подход к управлению и теория социокультурной динамики П.Сорокина. // Мат. науч.-практ. конференции МГУУ Правительства Москвы «Теория и практика управления городом Москвой: состояние и перспективы развития». – М..МГУУ  ПМ. 2006. 0,5 п.л.

24. Джерелиевская И.К. Природа и проявление глобального кризиса образования. // Сб. тр. Первой Международной науч.-практ. конференции «Общество- Язык-Культура: актуальные проблемы взаимодействия в ХХ1 веке» (Москва, 18 октября 2006 г.) – М.: МИЛ, 2006. 0,4 п.л.

25.Джерелиевская И.К. Социокультурный контекст формирования духовной личности // Тр. МГУУ Правительства Москвы. – М.: 2006, №8.  1,0.п.л.

26. Джерелиевская И.К. Ценностно-смысловой аспект социального управления. //  Тр. МГУУ  Правительства Москвы. – М.: 2008, №13. 1,0 п.л.

27.Джерелиевская И.К. Проблема социального порядка в философской и социологической литературе . // Тр. МГУУ Правительства Москвы. – М.: 2009, № 14. 1,3 п.л.

28.Джерелиевская И.К., Джерелиевская М.А. Культурные и психологические основы активных групповых форм обучения. // Тр. МГУУ Правительства Москвы. –М.: 2009, №14. 0,8 п.л.

29.Джерелиевская И.К. Социокультурный подход к социальному управлению: достоинства и опасности. // Мат. методолог. семинара «Культура, ценности, этика, этикет государственного гражданского служащего г. Москвы». – М.: МГУУ Правительства Москвы. 2009. 0,6 п.л.

30.Джерелиевская И.К. Духовный потенциал личности как фактор устойчивого социального порядка в мегаполисе. // Мат. научно-практической конференции «Теория и практика управления городом Москвой: состояние и перспективы развития». – М.: МГУУ Правительства Москвы. 2009. 0,6 п.л.

См.: Флиер А.Я. Неизбежна ли культура? (О границах социальной полезности культуры); Пелипенко А.А. Культура как неизбежность (о субъектном статусе культуры); Резник Ю.М. За пределами культуры и социальности: проблема трансперсональности.// Личность. Культура. Общество. 2009. Т.ХI. Вып. 1. №№46-47, - С.90-120

См.: Луман Н.Дифференциация. М.: Изд-во «Логос», 2006. -  С. 173

  См.:Шпенглер О. Закат Европы.  Новосибирск: Наука, 1993. -  С. 237

См.: Фромм Э.Иметь или быть?  М.: «ПРОГРЕСС». 1990, - С.150-151

:Флоровский Г.В. Из прошлого русской мысли. М.: Аграф. 1998.- С.40

  См.: Устьянцев В.Б. Посткнижная культура в жизненном пространстве личности и общества. //Смысл жизни личности в эпоху посткнижной культуры. - Саратов,. 2003, С.7-8

Бауман З. Индивидуализированное общество. М. 2002 , - С.301

  Бердяев Н. Русская идея. СПб: Издательский дом «Азбука-классика». 2008, - С.110,111.

См.: Леонтьев Д.А.Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. – М.: Смысл. 1999.-  С.231

См.: Братусь Б.С. Аномалия личности. М.: Мысль. 1988, – С.100-109

Там же. – С.103

  :Ортега – и –Гассет Х.  Восстание  масс // Психология  масс. Самара: Издательск. Дом «БАХРАХ». 1998,- С.232

Например: Петров А.В Ценностные предпочтения молодежи: диагностика и тенденции изменений // СОЦИС. 2008. № 7 -  С.85-89.

См.: Эйзенштадт Ш. Революции и преобразования обществ. Сравнительное изучение цивилизаций .  М.: Аспект Пресс, 1999 -. С. 202

  См.:Панарин А.С. Россия в циклах мировой истории. М.: Изд-во МГУ, 1999.- С. 36.

  См.:Труфанова Е.О. Идентичность и Я.// Вопросы философии. 2008. № 6,- С.95

См.: Фромм Э. Бегство от свободы; Человек для себя. Мн.: ООО «Попурри», 1998. – С.179

См.: Бергер П., Лукман  Т. Социальное конструирование реальности. М.:  «МЕДИУМ».. 1995, –  С.147 -150

  См.:Филатов С.Б., Лункин  Р. Н. Статистика российской религиозности: магия цифр и неоднозначная реальность. //СОЦИС,  2005, №6, -  С.36

  См.: Сулакшин  С. С. Российский демографический кризис. От диагностики к преодолению М.: 2006.. - С. 106

См.: Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. СПБ. 2000, - С.479

См.: Наука. Философия. Общество. Материалы V Российского философского конгресса. Т.1. – Новосибирск: Параллель, 2009.

  Валлерстайн И. Динамика (незавершенного) глобального кризиса: тридцать лет спустя  // Международная конференция «Возвращение политэкономии: к анализу возможных параметров мира после кризиса» (11 – 12 сентября 2009 г.). М.:Ин-т общественного проектирования, 2009. - С. 8

  Этциони А. От империи к сообществу: новый подход к международным отношениям. – М. 2004. – С.38.

См.: Березовский К.Г. Трансграничное взаимодействие в начале ХХ1 века: Монография. – М.:Интердиалект, 2008; Международный порядок в начале ХХ1 века: Монография /Под общ. ред. Г.Г.Гольдина и Л.О.Терновой. – М.: Интердиалект, 2008; Бляхер Л.Е. Социальный хаос: философский анализ и интерпретация. // Дисс. на соиск. уч.степ. докт. филос.н. – Владивосток, 1998; Валлерстайн И .Миросистемный анализ: Введение. – М.: Территория будущего, 2006; Валлерстайн И. Конец знакомого мира: социология ХХ1 века – М.: Логос, 2003; Бауман З. Индивидуализированное общество. – М.: Логос. 2002; Бауман З. Свобода – М.: Фонд Либерал миссия. Новое изд-во. 2006: Стиглиц Д.Ю.Ревущие девяностые. Семена развала .- М.: Совр. экономика право.2005; Сорос Дж. Мир на пороге глобального кризиса. – М.:Альпина Бизнес Букс 2008; Азроянц Э.А. Глобализация: катастрофа или путь к развитию? Современные тенденции мирового развития и политические амбиции.- М.: Новый век. 2002.

  См.: Мирзаян Г. Стратегия созидающего хаоса // Эксперт. 2009. № 13;  Богатырева Т.Г. Глобализация и императивы культурной политики современной России. – М. ТЕИС, 2002; Лукьянова И.Е. , Овчаренко В.А. Антропология: Учебное пособие. – М: Инфра-М,  2009.

См.: Андреев Э.М., Худяков С.И. Культура и общество.(Культура как фактор консолидации и развития в трансформирующемся  обществе) – М.:Серебряные нити. 2007; Бабурин С.Н. Кризис: Россия спасет мир? –М.: АСТ: Астраль. 2009: Дискин И.Е. Прорыв. Как нам модернизировать Россию. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2008.

См.: Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. – М.:Политиздат, 1992; Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. – СПб: Изд-во Русск. Христианск. гуманитарного Ин-та. 2000.

См.: Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. – М.: Акад.Проект. 2009. Гуссерль Э.Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология.- СПб: Университет: Владимир Даль.2004..

См.: Мунье Э.Манифест персонализма. – М.: Респ. 1999; Ренувье Ш.Новые идеи в философии. Непереод. изд. под ред. Н.О.Лосского и Э.П. Радлова Сб.1. Современные метафизики. – М.: 1914.

См.: Сартр Ж.-П. Проблемы метода. – М.: Прогресс. 1994; Хайдеггер М. Бытие и время. -  Спб: Наука. 2007: Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Политиздат. 1991

См.: Бубер М. Два образа веры. - М.: Республика. 1995

См.: Батищев Г. С Введение в диаектику творчества. – СПб: Русск. христианск. гуманитарн. ин-т.  1997; Бессонов Б.Н. Человек. Пути формирования новой личности. – М.: Мысль. 1988; Буева Л.П. Комплексные проблемы человека.  – М.: ФО СССР. 1989; Выготский  Л. С. Проблемы развития психики. // Собр. соч.: В 6 т. Т3 – М: «ПЕДАГОГИКА». 1983; Ильенков Э.В. Философия и культура. – М.: Политиздат. 1991; Кемеров В.Е. Социальная философия. Учеб. для студент. вузов.- М.: Акад.Проект. 2004; Золотухина –Аболина Е.В. Философия и личность. – Ростов н,/Д. Изд-во Ростов. Ун-та. 1983; Мамардашвили М.К. Необходимость себя. /Лекции. Статьи. Философские заметки. /Под общей редакцией Ю.П. Сенокосова. – Изд-во «Лабиринт», М.: Лабиринт. 1996; Москаленко А.Т., Сержантов В.Ф. Смысл жизни и личность. – Новосибирск: «Наука», 1989. Тихонова С.В. Пространственные структуры «Пост»: человек в глобализирующемся мире. – Саратов: Саратов. гос. соц.-эконом. ун-т. 2005; Федотова В.Г.Человек и духовность – Рига: Зинатне. 1990.

      См.: Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности: Избранные труды / Ред.-сост. Л.И.Новикова и И.Н.Сиземская. – М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 1999; Булгаков С.Н. Героизм и подвижничество// Вехи. – М. 1990 Зеньковский В.В. История русской философии В 2.т.- Л. 1991; Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта. В 2 т.- М. 1993. Карсавин  Л.П. О личности.// Религиозно-философские сочинения. Т.1. – М. 1992; Лосский Н.О. История русской философии. – М.1991;  Розанов  В.В. Сочинения. - М. 1990; Соловьев В.С. Избранное.- М.: Терра-Книжн. клуб.-2009; Трубецкой Е.Н. Смысл жизни.- Paris: Лев. – 1979; Флоренский П.А.У водоразделов мысли. Собр соч : В 2 т. – М. 1990; Франк С.Л. Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия..- М.: АСТ Хранитель. 2007.

См.: Психология личности. В 2 т. Хрестоматия. – Самара: Изд. Дом «БАХРАХ» 1999; Первин Л., Оливер Дж. Психология личности: Теория и исследования. – М.: Аспект Пресс. 2000; Хьелл Л., Зигерт Д. Теории личности. – СПб: Питер, 2003..

  См.: Леви-Стросс К Путь масок.- М.: «Республика». 2006.;Леви-Стросс К. Мифологики: человек голый. – М.: FreeFly. 2007; Мелетинский Е.М. От мифа к литературе. – М.: РГГУ. 2000;.; Элиаде М. Аспекты мифа – М.: Акад. Проект; Королев: Парадигма. 2005..

17 См.: Валла Л. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. – М.: Наука. 1989; Мишле Ж. О системе и жизни Вико. – Харьков: А.Д.Карчагин. 1896. – 51 с.; Макиавелли Н. Государь: – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс; Харьков: Изд-во «Фолио», 2001; Монтень М.Опыты. – М.: Изд-во «Правда».1991; Гоббс Т. Левиафан – М.:Мысль.2001.

См.: Американская социологическая мысль. Тексты. Сост. Е.И.Кравчеко. – М.: Изд-во МГУ. 1989; Бергер П. Личностно-ориентированная социология. - М.: Акад. Проект. 2004;Бергер П.,Лукман Т. Социальное конструирование реальности. –М.: «Аcademia-центр» «Медиум». 1995; Бурдье П. Социология политики: . – М.: Socio-Logos. 1993; Вебер М Избранные произведения -. М.: Прогресс. 1991; Гидденс Э. Устроение общества. - М.: Академический проект, 2003; Луман Н., Глобализация мирового сообщества: как следует системно понимать современное общество. // Социология: поиск новых направлений развития на пороге XXI века.- Барнаул, 1998;Луман Н.Введение в системную теорию. М.: Логос. 2007; Мертон Р.Социальная теория и социальная структура. – М.: АСТ Хранитель. 2006; Парсонс Т  О социальных системах.- М.: Акад. Проект. 2002 Дюркгейм Э. Социология: ее предмет, метод, предназначение. – М.:Тверь: Книжн. клуб. 2008; Зиммель Г. Как возможно общество? // Социологический журнал. 1994. №2; Кули Ч.Х. Человеческая природа  и социальный порядок.- М.: Идея –Пресс. 2001.

См.:Одайник В. Психология политики. – СПб: «ЮВЕНТА» 1996; Фромм Э. Душа человека.- М.: Республика, 1992; Фромм Э.  Иметь или быть? -  М.: Прогресс, 1990; Фромм Э. Человеческая ситуация. –Изд-во «Смысл». 1995; Юнг К.Г. Сознание и бессознательное. – М.: Акад. Проект 2009.

См.: Хайек Ф.А. Дорога к рабству.  – М.: Фонд Либерал миссия: Новое изд-во. 2005; Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 т.- М.:Феникс, Международн. фонд «Культурная инициатива». 1992.

  См.: Аршинов В.И. Этос науки. – М.: Академия. 2008; Астафьев О.К. Социология синергетики. Учеб пособие. М.: МАКС Пресс. 2008; Бранский В.П. Глобализация и синергетический историзм. Синергетическая теория глобализации. - СПб: Политехника. 2004;  Кармин А.С. Философия.. – М.: Питер.2009.  – 558 с.; Курдюмов С.П. Синергетика. Мат. конференции «Самоорганизация и синергетика»; Назаретян А. П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. (Синергетика социального процесса) / Курс лекций. - М.: Объединение «Книжник». 1995; Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. – М.: URSS. 2009. – 229 с.; Пригожин И.Р., Стенгерс И.  Порядок из хаоса. – М.: URSS. 2008

См.: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М.:Academia/ 2004; Белл Д. Эпоха разобщенности: размышления о мире ХХI| века. – М.: Свободная мысль. 2007;; Иноземцев В.П. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. – Учеб. пособие. – М.: Логос, 2000; Иноземцев В. Л. Социология Даниела Белла и контуры современной постиндустриальной цивилизации // Вопросы философии; – 2002, №5; Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество, культура. – М.: Гос.ун-т Высш.шк. экономики. 2000; Тоффлер Э. Метаморфозы власти: знание, богатство и сила на пороге ХIХ века. – М.: АСТ. 2009; Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира: монография. – М.: Проспект. 2009.

См.:Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. – М.:Айрис-пресс. 2008;Гирусов Э.В.Философское осмысление судеб цивилизации. В 2 т.- М.: Ин-т философии РАН. 2001; Горелов А.А. Глобализация и будущее России. – М.: Альянс. 2009; Мамедов Н.М. Наука и образование в интересах устойчивого развития. –М.: Моск. гос. акад. делов. администрирования. 2006;  Моисеев Н.Н. Как далеко до завтрашнего дня. – М.: Экология и жизнь. 2007. – 511с.; Олейников Ю.В. Экология взаимодействия общества с природой (философ. анализ)- М.: Изд-во Рос. соц. ин-та. 2008; Урсул А.Д. Устойчивое развитие, безопасность, ноосферогенез. – М.:РАГС.2008; Хохрина Е.Н. Философские проблемы выживаемости человечества в контексте глобального экологического кризиса. – Самара: СамИИТ. 2001.

См.: Будон Р.Место беспорядка. Критика теорий социальных изменений. – М.:Аспект – пресс. 1998; Бурдье П. Социальное пространство: поля и практика. – М.:Ин-т эксперимент. социологии. 2006: Bourdieu P. Les structures sociales l’economie. – Paris. 2000; Гидденс Э. Ускользающий мир. – М.: Весь мир. 2004; Хайдеггер М. Бытие и время. -  Спб: Наука. 2007; Horkheimer M. Traditionelle und kritsche Theorie:Funf Aufsatze. – Frankfurt. 1992; Аскин Я.Ф. Методологические функции философских категорий. Межвузовск. науч. сб.- Саратов. Изд-во Сарат. ун-та.1989.–149с.; Виноградский В.Г. Социальная организация пространства. Философ.-социолог. анализ. – М.: Наука. 1988; Устьянцев В.Б. Жизненное пространство человека: ценностные и институциональные начала //Современная парадигма человека. Саратов. Изд-во Сарат. ун-та. 2000.

См.: Мертон Р. К. Социальная теория и социальная структура. – М.: АСТ Хранитель. 2006;  Юнг К. Символы трансформации.- М.: АСТ.2009.; Юнг К. Матрица безумия. – М.:Алгоритм: Эксмо. 2006; Лурье С.В. Историческая этнология. - М.: Гаудеамус: Акад. Проект. 2004; Сунягин Г.Ф. Социальная философия как философия истории. СПб: Изд-во Санкт-Петербургск. гос. ун-та. 2008; Ярская –Смирнова Е.Р. Визуальная антропология: настройка оптики.- М.: Вариант. 2009

См.: Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта. – В 2 т. Новосибирск: “Сибирский хронограф”, 1997; Каган М. С. Философия культуры - СПб: ТОО ТК «Петрополис». 1996; Лотман Ю. М. Культура и взрыв. – М.: Гнозис; Прогресс. 1992; Лурье С.В. Психологическая антропология: история, современное состояние, перспективы. – М.: Акад.проект: Альма Матер. 2005; Шпенглер О. Закат Западного мира.  В 2 т.– М.: Акад. Проект. 2009.

См.: Бодрийяр Ж. Общество потребления, его мифы и структуры. – М.: Республика: Культурная революция. 2006: Делез Ж. Анти-Эдип. Капитализм и шизофрения.- Екатеринбург: Фактория. 2007; Козловски П. Культура постмодерна.- М.: Республика, 1997; Козловски П. Общество и государство. Неизбежный дуализм. М.: Республика. 1998; Фуко М. Интеллектуалы и власть. – М.: Праксис. 2006

  См.: Виндельбанд В. Философия культуры и трансцендентальный идеализм // Избранное. Дух и история.- М.: Юристъ. 1995; Риккерт Г.   Науки о природе и науки о культуре. М.: Республика. 1988..

См.: Барышков В.П.Аксиология личностного бытия. – М.: Логос. 2005; Бессонов Б.Н. Социальные и духовные ценности на рубеже II -  III тысячелетий. Учеб. пособие. – М.: Норма. 2006; Выжлецов В.П. Аксиология культуры. – Спб., 1996; Выжлецов В.П Философия ценностей и вызов ХХ1 века // Философия и вызов ХХ1 века. – СПб, 1996; Ильенков Э.В. Философия и культура. Сборник. – М.: Политиздат. 1991; Каган М.С. Философская теория ценности. – Спб, 2004; Леонтьев Д.А.Комплексная гуманитарная экспертиза: Методология и смысл. – М.: Смысл. 2008; Мареев С.Н. Классическая философия и «философия науки»: Монография. – М.: Изд-во СГУ. 2009;. Путилова Л.М. Самопознание как индивидуальный опыт  ментальной рефлексии. – Волгоград: Изд-во ВолГУ. 1988.

См.: Каган  М .С. Философия культуры. СПб.: ТОО ТК «Петрополис». 1996. – 416 с.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.