WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Бизнес и власть в современном российском обществе:социально-философский анализ

Автореферат докторской диссертации по философии

 

 

На правах рукописи

АЛЕЙНИКОВ

Андрей Викторович

 

БИЗНЕС И ВЛАСТЬ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

 

Специальность  09.00.11- социальная философия

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени доктора философских наук

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

2 0 10

 

Диссертация   выполнена    на кафедре конфликтологии философского факультета  ФГОУ ВПО « Санкт-Петербургский государственный университет»

Научный консультант   -     Доктор политических наук, профессор

                                               СТРЕБКОВ Александр Иванович

Официальные оппоненты     -    Доктор философских наук, профессор

                                                   ОСИПОВ Игорь Дмитриевич

                                                   - Доктор философских наук, профессор  

                                                    ПОЛАТАЙКО Сергей Николаевич  

                                                    - Доктор политических наук, профессор

                                                ЗАВЕРШИНСКИЙ Константин Федорович                                                                        

 

Ведущая организация – Московский гуманитарный университет

 

Защита состоится «_____»____________2010г. в ____часов на заседании Совета Д.212.232.05 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Менделеевская линия, д.5, ауд._____.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М.Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

  Автореферат разослан «_____»______________2010 г.

                                 

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат философских наук, доцент                                        А.Б.Рукавишников

I.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ.

Актуальность исследования.  Для современного российского общества проблемы, связанные с взаимодействием бизнеса, государства и зарождающегося гражданского общества, имеют особую социальную и научную актуальность. Специфика развития бизнеса как важнейшей процессуальной стороны сложных социальных систем, является значимым фактором политической эволюции гражданского общества и государства в современной России. В условиях становления многофункциональной и социально-ориентированной рыночной экономики, динамика социально-политических интересов бизнеса, неизбежно придает взаимодействию государственных, гражданских и экономических институтов характер соперничества за влияние на принятие общезначимых решений. В подобном социальном контексте особое значение приобретает критика сложившихся и разработка новых социально-философских концепций бизнеса,   призванных выявить его смысл  как специфических структур сопряженности политики и экономики, социальной природы и роли этих  структур в эволюции современного общества.

Конфликтный диалог бизнеса, публичной власти и граждан по поводу использования общественных ресурсов, реализующийся в социально-экономической политике, превращается тем самым в весьма принципиальный объект исследований для зарубежной и отечественной социальной философии.  Становление бизнеса в трансформирующемся обществе можно рассматривать как оформление его в качестве специфического социального института, обеспечивающего структурную взаимосвязь, сопряженность социально-экономических и политических интересов многообразных и относительно независимых групп гражданского общества,  от генезиса и согласованности действий которых в значительной степени зависит уровень комплексности всего социума и легитимности публичной власти. Институциональный и организационный дизайн политических отношений государства, гражданского общества и бизнеса предопределяет эволюционный, антикризисный потенциал любого сложно-дифференцированного общества.  В условиях социально-экономической и культурной непредсказуемости глобализирующегося мира именно от социально-политических факторов коэволюции политических и бизнес-структур в значительной мере зависит способность социума преодолеть кризисные явления и выйти на более сложный уровень социального функционирования. Тем самым бизнес выступает не только формой экономической деятельности, а социальной структурой сопряженности, позволяющей разрешать и локализовывать конфликты, инициировать новые возможности для комплексной эволюции общества. Это особенно значимо для современной России, стоящей перед выбором - ускоренная комплексная модернизация или авторитарно-бюрократическая адаптация, при которой бизнес трансформируется в компоненту олигархических структур, а общество – в периферию глобализации.

. Только публичная легитимация бизнеса в глазах общественности и социально-политическая, национальная направленность его капитализации способны придать бизнес-институтам импульс инновационности и преодолеть социальный синдром их перманентной коррупционности, основанной на симбиозе частных интересов бюрократических и экономических элит.

Формирование социально-философского знания о бизнесе как элементе многомерной социальной действительности, осложнено отсутствием конвенциональных и концептуально обоснованных исследований, поставленных в диссертации проблем, спецификой институционального дизайна российского предпринимательства, конфликтным характером системной трансформации российского социума. Интерес к философскому анализу бизнеса обусловлен, с одной стороны, необходимостью социального конструирования целостного, синтетического знания, которое бы объединило узкоспециализированные исследования, ведущиеся в экономике, политологии, социологии. С другой стороны,потребностью решения вопроса о предпосылках и условиях возникновении современного российского бизнеса, «источниках предпринимательского духа» и условиях, обусловливающих его.

Уровень абстракций и существующий категориальный аппарат, применяемый в рамках гуманитарных и социальных наук, не позволяет в полной мере уяснить смысл социального генезиса и динамики институтов отечественного бизнеса. Выход видится в обращении к материалу, накопленному социальной философией, способствующему систематизации наиболее распространенных ракурсов исследования бизнеса, выделению из них наиболее работоспособных и конструировании на этой основе целостного представления об этом социальном явлении. Именно такой подход позволит добиться, не зависящего от политической конъюнктуры и перемен, понимания роли бизнеса в становлении гражданского общества, а также дистанцироваться от укоренившегося общественного мнения о бизнесе как аморальном и неэффективном социальном институте.

Артикулированные С.Н. Булгаковым социально-философские вопросы: «Как возможно хозяйство? Каковы его априорные предположения или предусловия?  Каков философский смысл и значение основных хозяйственных функций?» остаются весьма актуальными для теоретических исследований генезиса современного российского предпринимательства. В ситуации переходности, нестабильности и кризиса ответ на них приобретает особое экзистенциальное значение, поскольку все участники экономических коммуникаций особенно остро ощущают конечность и рискованность своего бытия в нестабильном мире. Весьма часто существующие в политологии и социологии нормативные теории не в состоянии аргументировано обосновать природу и смысл проблем, возникающих в процессе институционализации российских бизнес-сообществ. В российской социокультурной среде бизнес-деятельность приобретает новые формы, не укладывающиеся в известные образцы и модели, а отношения общества, бизнеса и власти приобретают качественно иную композицию и превращенную систему смысловых координат. Натуралистическая модель экономической реальности, доминирующая в публичном дискурсе современной России, нередко трансформируется в идеологическое обоснование политического авторитаризма власти в экономике и социального инфантилизма предпринимательства.

В реалиях современного общества социальная философия бизнеса призвана не только обосновать значимость социокультурных факторов поведения субъектов экономической деятельности, а исследовать институциональную и коммуникативную природу бизнес-структур. Структурная сопряженность бизнеса и власти является необходимым атрибутом социального порядка,  качественным индикатором цивилизованности практик политического целедостижения и   основанием согласованного взаимодействия сложноорганизованного социума. Включенность социального пространства бизнеса в многообразие социальных полей современного общества посредством его сопряженности с институтами публичной власти является необходимым условием продуцирования экономических инноваций. В связи с этим исследование взаимовлияния влияния экономических и политических структур на динамику социальных трансформаций - одно из перспективных и динамично развивающихся направлений современной социальной философии.

Фактически во всех значимых работах последнего десятилетия, выполненных в рамках предметного поля социальной философии и теоретической социологии так или иначе затрагивается вопрос о роли политических факторов в успешной социализации бизнеса. Проблема научной концептуализации феномена предпринимательства и актуализация исследовательского интереса к процессу его институционализации в значительной степени связана с падением инструментальной эффективности политических институтов, традиционно отвечавших за реализацию функций целедостижения в экономической сфере и неудачами институциональных инноваций в процессе социально-политического реформирования. Значимость исследования  структурной сопряженности бизнеса и власти представляется особенно очевидной в связи с проблемами становления новых для России институтов гражданского общества и потребностью в теоретическом осмыслении причин малой эффективности заимствованных институциональных форм в обеспечении социальной интеграции.

Принципиально значимым в этой связи является теоретическое конструирование адекватного  понятийного аппарата и  содержательное наполнение множества неразработанных теоретических и эмпирических лакун в этой предметной области социально-философских  исследований. Кроме того, процессы постсоветского развития предпринимательства  и эволюция его отношений с властью  эндогенны по отношению к общему многоуровневому процессу российской модернизации. Следовательно, изучение  трансформаций социума  в России и его результатов  невозможно без изучения логики и факторов генезиса структурной сопряженности бизнеса и власти. Все это и определяет актуальность настоящего исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Социально-политическая институционализация современного российского бизнеса, проявляющаяся в многообразных социальных конфликтах бизнеса с государством и обществом, актуализирует потребность в социально-философской артикуляции и интерпретации социальных факторов, детерминирующих данный процесс. Ф.И.Шамхалов отмечает, что «в экономической сфере общественной жизни существует целый комплекс вопросов, которые невозможно адекватно понять и оценить без выявления и анализа их социокультурных, мировоззренческих и социально-философских оснований. Речь идет, к примеру, о таких ее аспектах, как характер и особенности соотношения общества в целом со сферой экономики; источники и закономерности возникновения, развития и основные характеристики экономической сферы в отличие от других сфер общественной жизни; основные принципы ее функционирования; соотношение профессионального и морально-этического начал в экономике и т.д. Особо значение в данном контексте имели разработка и принятие в научном сообществе основных трактовок, идей, концепций и теорий, в совокупности составивших основу философии и этики бизнеса» .

Методология разработки философских оснований анализа социальных и духовно-нравственных аспектов становления и развития предпринимательства связана в первую очередь с именами М.Вебера и В.Зомбарта .

В представляемом диссертационном исследовании теоретическое моделирование влияния социально-политических факторов на изменения в социально-экономических и политических институтах современного общества основывается на работах П.Бурдье, Д.Норта, М.Олсона,  К.Поланьи, О.Уильмсона, Н.Флингстина, С.Хантингтона и др. , заложивших методологические основания многофакторного анализа институциональной динамики. Особую значимость имеют  подходы П.Бурдье и Д.Норта, позволяющие выявить новые динамичные и статические параметры в институционализации социального, экономического, политического и др.  пространств, оформление которых предполагает взаимодействие и взаимосвязь формальных и неформальных социально-политических структур и факторов. Диссертант, применяя отмеченные методологические подходы, стремится акцентировать на том, что предметная область исследования отношений бизнеса и власти не должна редуцироваться к изучению формальных институтов и публичных практик.

Применительно к реалиям исторической эволюции бизнеса в условиях глобализации диссертанту представляется перспективным системно-теоретический инструментарий  Н.Лумана, позволяющий комплексно освещать структурные изменения, происходящие внутри сферы экономических коммуникаций в связи с процессами ее адаптации к изменениям во властных коммуникациях. Структурная сопряженность бизнеса и власти в различных социальных системах  может быть по-разному институционально оформлена, а  определенные институциональные ограничения, которые  не способствуют конкурентоспособности бизнеса в рамках одной структурной сопряженности, могут порождать неожиданные конкурентные преимущества в другой.

Разнообразные модели институциональных изменений в связи с эволюцией гражданского общества представлены в работах таких авторитетных исследователей как А.Аузан, В.Витюк, Т.Ворожейкина,  К.Завершинский, В.Ледяев, Ю.Красин, В.Марахов, С.Перегудов,   А.Хлопин, Э. Арато, Э. Геллнер, Д.Кин, Дж. Л. Коэн, Р. Патнэм, А. Селигман,  И.Шапиро, Ф.Шмиттер и др.

Комплекс теоретических исследований, направленных на изучение многообразных социальных факторов институционализации бизнес-сообществ в условиях социальных трансформаций, можно тематизировать по следующим проблемным основаниям. Для современного отечественного обществоведения характерен интерес к изучению теоретико-методологических моделей институционализации бизнеса в современном российском обществе. Так, подобная проблематика разрабатывается М.Афанасьевым, А.Богатуровым, Т.Борисовой, Р.Капелюшниковым, А.Кивой, А.Олейником, А.Ослундом, Я.Паппэ, В.Полтеровичем, И.Семеновым, А.Сергеевым, А.Шаститко, А.Яковлевым, Е.Ясиным и др . Обобщение теоретических подходов указанных исследователей позволило уточнить вопросы вариативности концептуализации феномена бизнеса в современном российском обществе. Но при этом достаточно очевидно отсутствие теоретической конвенциональности в трактовке содержания базовых понятий и самого института предпринимательства. Весьма размыты теоретические рамки описания институциональной специфики бизнес-сообществ, нередко подменяемые характеристикой функциональных параметров и мотивационной структурой предпринимательской деятельности.

Другая группа отечественных и зарубежных исследователей концентрирует свое внимание преимущественно на проблемах формирования социального качества бизнес-сообществ (М.Вилисов, Р.Гайнутдинов,  С.Перегудов, В.Римский, Ст.Фортескью,  и др.) и его интеграции в многообразные социальные пространства (С.Аникеев, Р.Апресян, П.Бунич, Г.Василевский, В.Волков, Г.Газимагомедов, А.Зудин, А.Либман, В.Радаев, Г.Ханин, Г.Явлинский и др.).   Анализ теоретических положений указанных работ позволил сформироватьболее целостное представление о социальных функциях и проблемных точках в эволюции российского бизнеса. Однако вопросы о социально-философских аспектах институционализации бизнес-сообществ и конкретных механизмах их интеграции в гражданское общество остаются, как правило, на периферии исследовательских интересов.

Опираясь на теоретические модели социальной интеграции бизнес-сообществ, ряд ученых анализируют более частные проблемы их институциональной эволюции, обращая внимание на взаимосвязь социальной ответственности и экономической эффективности бизнеса, специфики его культурной и национальной идентичности (Т.Бутова, Е.Галицкий, С.Евтюхов, З.Дыльнова, Т.Зантария, П.Кирьян, B.Комаровский, В.Кондрачук, С.Литовченко, Р.Павлова, Д.Розенков, А.Фетисов, А.Чирикова  и др.).

Проблематика влияния социально-политических факторов на развитие взаимоотношений российского общества и бизнес-сообществ разрабатывается такими авторами, как Ш.Валитов, М.Лазарев, Н.Лапина, Д.Максимов, В.Мальгин,  М.Негрова, Э.Панеях, П.Толпегин, М.Шабанова и др. К этой же группе исследований можно отнести работы последних лет, в которых детально изучается роль государственных институтов в процессе консолидации российских бизнес-сообществ (Л.Абалкин, С.Барсукова, И.Иванова, В.Киселев, Н.Римашевская, И.Рогачева, А.Соколова, А.Фетисов, Д.Хоффман, А.Шохин и др.). Существенное значение для темы исследования имеют работы О.Гаман-Голутвиной, О.Крыштановской, А.Понеделкова, коллектива авторов сектора социологии власти и гражданского общества Социологического института РАН под рук. А.Дуки, посвященные анализу эволюции, функций и взаимодействия российских элит. Особое место занимают исследования феномена «власти-собственности» (Е,Гайдар, И.Ефимчук, Р.Нуреев, С.Кордонский, Н.Плискевич, А.Рунов, С.Цирель и др.),опирающиеся на традиции оригинальных философских концепций хозяйства и собственности в российской научной мысли .

В исследованиях современных мыслителей, рассматривающих теоретические модели и основные парадигмы трансформации российского общества ( А.Ахиезер, О.Бессонова, А.Володин, А.Замалеев, М.Ильин, С.Каспэ, С.Кирдина, А.Панарин, И.Пантин, Ю.Пивоваров, Л.Сморгунов, В.Федотова, Л.Шевцова и др.), так или иначе затрагиваются различные аспекты факторов социогенезиса предпринимательства.

Однако все вышесказанное не исчерпывает всех проблем, связанных с социальным генезисом бизнеса в России, факторами его становления,  поиском оптимального использования потенциала  цивилизованного диалога с властью в традиционном обществе для разрешения ценностных и транзитивных конфликтов. Теоретический инструментарий исследования социогенезиса бизнеса в современной России до последнего времени оставался довольно скудным, а значительная часть работ вообще не опирается на какую-то общую концептуальную основу. Они носят описательный характер, а выбор критериев для сравнения остается субъективным, обусловленным конкретными исследовательскими задачами. С каждым годом накапливается все более обширный эмпирический материал. Однако бессистемное нагромождение фактов, невозможность прямого сопоставления результатов многочисленных исследований, разная терминология и методология сильно затрудняют обобщения более высокого уровня, на котором осмысливаются типы структурной сопряженности бизнеса, власти и общества или национальные модели социализации бизнеса. Надо признать правоту суждений К.С.Пигрова в отношении политической науки, которая не может дать завершенный анализ взаимодействия бизнеса, власти и общества, в силу того, что она является не гиперрационалистической, а деланием «кое-как», уклонением от трудностей с наименьшим ущербом путем применения прагматических методов.

Необходимость рассмотрения тематики, заявляемой в диссертационной работе, связана также с тем, что генезис российского бизнеса в его социально-философском измерении является наименее изученным процессом. В настоящей диссертации делается попытка восполнить существующие в социальной философии и теоретической социологии пробелы.

Социальная значимость теоретического исследования  структур сопряженности  власти и бизнеса актуализирует поиск и использование новых исследовательских подходов к интерпретации самого феномена предпринимательства. Очевидно, что в условиях эпистемологического плюрализма речь не может идти о конструировании неких универсальных моделей бизнес-реальности и, соответственно, социальных функций бизнеса. Потребность существует в разработке междисциплинарных когнитивных моделей сопряженности бизнеса и власти. К тому же разработка междисциплинарных когнитивных моделей политико-зкономической реальности - это не только насущная, но и вполне реальная исследовательская задача с учетом интенсивности изучения феномена предпринимательства и его политической институционализации в последние десятилетия. В этом плане социальная философия бизнеса концентрирует главное внимание на таких категориях, как эволюция социальных систем, структурная сопряженность, динамическая равновесность, гибкая социальная связь, социальное партнерство, гражданское общество и т.п. Подобный исследовательский акцент при критическом обзоре научной разработанности проблемы обусловливает актуальность избранной темы и позволяет более отчетливо артикулировать специфику объекта и предмета представляемого диссертационного исследования.

Объект исследования – процесс социального генезиса и становления бизнеса в условиях системной модернизации современного российского общества.

Предмет исследованиясоциально-философское измерение факторов эволюции бизнеса как формирующегося института структурной сопряженности рыночной экономики и демократии.

Цель исследования ? социально-философский анализ политических предпосылок и факторов эволюции бизнеса и раскрытие диалектики его формирования в качестве института демократической модернизации российского общества.

Целевая установка исследования реализуется посредством постановки и решения ряда взаимосвязанных исследовательских задач:

- определения теоретико-методологических параметров социально-философского исследования факторов формирования бизнеса как института социальной сопряженности в функциональных, комплексных обществах;

- философской концептуализации феномена активности бизнес-сообществ в связи с процессом становления структур гражданского общества как условия эффективной модернизации;

- раскрытия значения комплексного факторного анализа генезиса бизнеса как института гражданского общества и структуры сопряженности экономической и политической сферы;

- социально-философского анализа специфики исторического генезиса и становления предпринимательства в постсоветской России;

- выявления сущностного содержания и специфики социально-экономической институционализации российского бизнеса в условиях посткоммунистических трансформаций властной сферы;

- обоснования основных теоретических моделей, социальных форм и роли социально-политической институционализации современного российского бизнеса для модернизации общества;

- рассмотрения процесса становления социальных практик партнерства бизнеса и публичной власти как важнейшего фактора инновационной активности граждан и комплексных структурных изменений в современном российском обществе.

При решении перечисленных исследовательских задач автор исходил из гипотезы: препятствием перехода российского общества к демократии и эффективному социальному рыночному хозяйству является отсутствие структурной сопряженности динамики реформирования политической и экономической систем. Такого рода согласованность предполагает редукцию социального патернализма или эгоизма социальных акторов к социальным формам взаимосвязанной функциональной автономии. Гибкая согласованность политических и экономических процессов в сложносоставных обществах, предполагающая функциональную автономию политики и экономики, обеспечивается посредством такого компонента социальной сопряженности, как институт бизнеса. Поскольку структурные изменения и переход к рыночной экономике, осуществляется политическими способами и преимущественно посредством бюрократических структур, постольку это блокирует инновационный потенциал экономической системы и ее адаптацию к реалиям глобализирующегося мира. Российские бизнес-сообщества не выступают устойчивым коммуникативным звеном между политической и экономической сферой, что перманентно трансформирует экономическую конкуренцию в политическую конфликтность и усиливает ее коррупционную или партикулярную, клановую составляющую. Это в свою очередь блокирует эволюцию власти в сторону демократических практик.

Дальнейшие институциональные преобразования, модернизация российской политики и экономики должны быть сфокусированы на социальном конструировании бизнеса как института их структурной сопряженности. Социальные реформы призваны содействовать трансформации бизнеса в эффективный коммуникативный институт социально-политических взаимодействий и социальных инноваций. Возрастание инновационной экономической и иной активности в российском обществе, появление у акторов адекватной современности ценностно-нормативной мотивации, предполагает социальную трансформацию бизнеса в институциональный компонент гражданского общества.

Теоретико-методологические основания исследования. В основании диссертации лежат фундаментальные категории и принципы социальной философии: объективность и всесторонность, единство диалектического анализа и синтеза, а также исторической конкретности и онтологии целостности.

В диссертационном исследовании использованы разработки, положения и выводы ведущих российских и зарубежных ученых, специализирующихся на изучении процессов институциональной трансформации политико-правовых и социально-экономических систем переходных обществ, в том числе фундаментальные работы современных отечественных философов, нацеленных на концептуализацию предметного поля социально-философского изучения бизнеса.

Теоретический анализ базировался на принципах социально-философского анализа и включал использование исследовательских стратегий и гносеологических методов теоретической социологии политики и политической экономии. 

Методологическую основу исследования составляют принципы структурно-функционального, институционального и неоинституционального подходов, методы сравнительного и системного анализа. Эвристический потенциал этих подходов позволил изучить и выявить специфику социально-политических факторов генезиса и динамику становления российского предпринимательства как эффективного и социально-ответственного института гражданского общества.

Структурно-функциональный подход предоставляет возможность исследовать процесс социальной институционализации  российского бизнеса на различных уровнях его функционирования и во взаимосвязи экономических, политических и социальных функций бизнес-сообщества. Институциональный и неоинституциональный подходы позволили проанализировать особенности конфликтной динамики институциональных структур российского предпринимательства в условиях радикальных политических и экономических реформ. Применение метода сравнительногоанализа дало возможность охарактеризовать общее и особенное в эволюции бизнес-структур на различных этапах постсоветской трансформации российской государственности. С помощью системного анализа раскрывается значимость взаимосвязи процесса экономической институционализации бизнеса и социально-политической интеграции института предпринимательства в гражданское общество.

Эмпирическую основу диссертационного исследования составили качественные и количественные социально-политические и социально-экономические исследования,  часть из которых осуществлена при участии автора (экспертный опрос «Социально-политические факторы становления бизнеса в России», апрель 2008 года). Соискателем широко использовались материалы и результаты исследований ведущих социологических научно-исследовательских центров Российской Федерации в аспекте генезиса социально-экономических структур современного российского бизнеса и специфики их взаимодействия с институтами государственной и муниципальной власти.

Основные результаты и научная новизна диссертационного исследования.

В результате проведенного соискателем исследования получены теоретические результаты, подтверждающие выдвинутую гипотезу, составляющие основу авторской  концептуальной позиции, представляющие научную новизну и характеризующие его личный вклад в приращение социально-философского знания:

1. Социально-философский анализ концептуального инструментария изучения социально-политических факторов становления российского бизнеса позволил автору выделить в качестве исходной теоретической посылки исследования процесса институционализации предпринимательства, изучение содержания политико-правовых обязательств и социальных ограничений экономической активности бизнеса, предопределяющих его социально-политическую нацеленность на производство социально значимых товаров, услуг и форм гражданской солидарности.

2. Бизнес рассмотрен как специфический вид человеческой деятельности, реализующейся посредством социальной коммуникации, предполагающей взаимосвязь процессов получения информации, сообщения и понимания в экономической и политической сфере. Бизнес-коммуникация, основанная на личной ответственности за результаты своей деятельности и мотивируемая стремлением к прибыли, является формой социальной игры, где успех измеряется  не  только технологическими и управленческими достижениями, но и демократической перестройкой социально-политических структур.

3. Теоретически обоснована социальная природа бизнеса как фактора институциональных трансформаций и изменений в общественном сознании. Экзистенциальное основание бизнеса - личная ответственность за выбор способов самореализации в экономическом пространстве и связанные с этим социальные риски, ведут к необходимости демократической реконструкции системы политических институтов и ценностных схем обоснования социально-политической значимости бизнес-деятельности. Это особенно важно в  транзитивных социально-исторических условиях и для российского социума, где традиция  авторитарной связи предпринимательства и власти, препятствует  формированию самосознания бизнеса и  ведет к симуляции его политической активности,  потере на социальном уровне мотивации к инновационной деятельности, необходимой для реальной модернизации российского социума.

4. Разработанный в диссертации теоретический аппарат использован для исследования процесса становления структур гибкой сопряженности бизнеса и власти, основанной на  подвижном коммуникативном равновесии экономического индивида и общества, социально-ответственном прагматизме, сопротивлении концентрации прав собственности в институтах публичной власти. При этом выявлены различия между социальными группами предпринимателей  в российском обществе, качественно различающиеся по критерию близости и характеру взаимоотношений с государством.

5. Концептуализированы сущностные особенности современной российской социальной системы, важнейшим фактором эволюции которой  является нерасчлененность власти и собственности. Власть-собственность рассмотрена как форма общественного устройства, при которой обладание богатством детерминировано отношениями субъекта собственности с властью. Положение бизнеса  в большей степени зависит от  места в иерархии государственной власти соответствующей группировки, чем от располагаемого ими имущества и эффективности. Доминирующим типом собственности в системе власти-собственности является  общественно-служебная собственность, основными субъектами прав которой являются чиновники и  близкие к властным структурам кланы.

6. Комплексное исследование и систематизация социально-политических факторов активности бизнес-сообщества на основе парадигмальных параметров их институционализации позволяет рассматривать авторскую концепцию  генезиса российского бизнеса как института гражданского общества в качестве теоретического основания для оформления нового научно-значимого направления социально-философских исследований, связанного с разработкой оптимальной национальной модели взаимоотношений бизнеса, власти и общества.

7. Использование факторного анализа социально-политических условий становления российского бизнеса в качестве института гражданского общества позволило выявить базовые тенденции трансформации политической активности сообщества российских предпринимателей и определить основную причину конфликтности в отношениях власти и бизнеса. Эта конфликтность обусловлена отсутствием в политико-правовой институционализации механизма согласования экономических интересов бизнес-сообщества с социальной направленностью институциональных изменений в современном гражданском обществе и государстве.

8. В результате разработки авторской модели градации основных социально-политических факторов динамики бизнес-структур выявляется специфика  исторического генезиса российского бизнеса в постсоветский период и делается вывод о том, что государство посредством политико-административной консолидации политических элит и использования неформальных институтов властного доминирования добилось переформатирования социального контракта власти с бизнесом. Это проявляется в отказе бизнес-сообществ от гражданской активности в обмен на включение в систему управления и коррупционные сети государственно-бюрократических институтов.

9. Обосновано положение о том, что в условиях достигнутой политико-административной консолидации и преодоления последствий глобального социально-экономического кризиса возникает потребность в отказе от старой формулы «лояльность в обмен на стабильность» и формировании новой институциональной модели взаимодействия власти и бизнеса. В рамках этой модели на первый план выходит последовательная интеграция бизнес-структур в институты гражданского общества посредством государственной политики формирования социального рыночного хозяйства. В работе раскрыты экономические, политико-правовые и социальные особенности, а также инновационные преимущества подобной институциональной трансформации для превращения предпринимательства в актора гражданских инноваций.

10. На основе изучения социальных практик партнерства бизнеса и власти, нацеленных на формирования социально-политических предпосылок институционализации социального рыночного хозяйства, показано, что в условиях трансформационного процесса развитие некоммерческих предпринимательских ассоциаций является важнейшей предпосылкой институциональной интеграции бизнеса в структуру гражданского общества и обретения им социального капитала для влияния на процесс демократизации общества.

11. В процессе исследования становления социальных практик партнерства бизнеса и публичной власти как важнейшего фактора гражданской институционализации предпринимательства обоснован вывод о том, что среди институциональных факторов становления цивилизованного предпринимательства в современной России наиболее существенную роль играют социальные практики формирования предпринимательской корпоративной социальной ответственности. Наличие такого рода социальных практик выступает индикатором цивилизованной социально-политической эволюции бизнеса и роста гражданского потенциала его влияния на процесс перехода российского общества к национальной модели правового демократического социального государства.

Положения, выносимые на защиту

1. Анализ различных теоретических подходов к выявлению социально-политических факторов формирования современного бизнеса  в рамках социально - философской науки приводит к выводу о том, что именно в условиях развитых демократических институтов публичной власти и адекватных им компонентов гражданского общества происходит институционализация бизнеса как значимого социально-политического института. Бизнес из сугубо экономического института, связанного преимущественно с производством и реализацией соответствующих товаров и услуг, превращается в социально-политический институт гражданского общества, при непосредственном участии которого происходит формирование эффективного социального рыночного хозяйства и осуществляется корпоративная социально-ответственная консолидация бизнеса с функционально многообразными сообществами граждан.

2. Социально-философское исследование моделей взаимодействия бизнес-сообщества и публичной власти позволяет заключить, что бизнес в качестве социально-политического института гражданского общества представляет собой структуру взаимодействия, в рамках которой предприниматели на нормативно-правовой основе удовлетворяют потребности населения в социально значимых товарах и услугах на основе социального рыночного хозяйства. При этом риски  социально-политических конфликтов по поводу использования экономических ресурсов минимизируются посредством публичной политики поддержки многообразных частных некоммерческих организации, выступающих связующим звеном между бизнесом, гражданским обществом и государством.

3. Значимость факторного анализа социально-политического генезиса бизнеса как института гражданского общества обусловлена тем, что именно общественные факторы являются объективными детерминантами социальных процессов. В совокупности общественных факторов, влияющих извне и изнутри на процессы цивилизованного становления и развития бизнеса, следует выделить системные факторы, оказывающие на него комплексное воздействие. Они дополняются сферальными и структурными факторами, с главенствующей ролью  социально-политических детерминант и стимулов, а также относительно самостоятельным воздействием на генезис бизнеса  политических, политико-правовых и собственно социальных факторов. При этом в комплексе социальных факторов становления и развития бизнеса в современном обществе основную роль играют институциональные факторы корпоративной социальной ответственности, которые умножают и стимулируют гражданскую эволюцию бизнеса в направлении конструирования социального рыночного хозяйства.

4. На основе социально-философского анализа процесса генезиса российского предпринимательства  можно сделать вывод о его развитии  в двух основных социокультурных измерениях и двойственности его социальной позиции. Одна группа российских предпринимателей была связана с государством, его протекционистской поддержкой и обслуживанием его потребностей, развивала крупную промышленность и торговлю, транспорт, а также обслуживающие их финансовые учреждения. В целом для этой группы характерно слияние предпринимательской элиты с бюрократическим государственным аппаратом.  Она порождена им, сращена с ним и обслуживает его. Вторая группа - это  слой негосударственного "низового" предпринимательства и не интересного власти мелкого и среднего бизнеса, тесно связанного  с индивидуальной инициативой. Предприниматели этой группы обслуживают нужды населения и ориентированы на локальные рынки,  их активность проявляется как зачастую внеправовое и во многом неорганизационное нормотворчество, а инновации, как правило, не санкционированы властью формальным образом.

5. Доминирование системы власти-собственности в России обусловлено особенностями и традициями отношений предпринимательства и власти, российским менталитетом, где важную роль играли формы коллективного труда под надзором госуларства, мешавшие появлению и развитию интересов частной собственности.  Обладая монополией на  выполнение верховных экономических и  стратегических функций, власть  выдвигает бизнесу условия, в основе которых лежит необходимость выполнения  обязательств перед ней для сохранения за собой прав на владение и пользование объектом собственности.  

6. Социально-политическими стимулами исторического генезиса и становления предпринимательства в постсоветской России являются многочисленные политические и политико-правовые факторы. Среди них самое весомое влияние на формирование и институционализацию российского бизнеса оказали: уровень политической стабильности и политического доверия, специфика режима взаимодействия официальной власти с политической оппозицией и общественным мнением в целом, характер политико-управленческой деятельности институтов государственной и муниципальной власти, содержание нормативно-правового обеспечения предпринимательской деятельности в трансформационный период.

7. Взаимоотношения бизнеса и власти в России характеризуются определенным качанием инверсионного маятника от жесткой централизации и авторитарной власти к иммитационной демократизации и  внедрению рыночных институтов.  Практика трансформации собственности в России  подтверждает устойчивость института власти-собственности. Приватизация, которая планировалась как способ преодоления доминирования государства в экономике, на практике лишь закрепила ранее сложившуюся систему.

8. Становление современного российского бизнеса как социально-политического института находится на начальной стадии. Институциональная эволюция российского бизнеса в постсоветской России свидетельствует о том, что предпринимательство было ориентировано не столько на разработку институциональных параметров рыночно-конкурентных стратегий, сколько на борьбу за доступ к государственным ресурсам посредством конструирования неформальных сетей и использования личных связей во властных структурах для контроля над конкурентами. Это обусловило увеличение коррупционных платежей на всех уровнях управления и, как следствие - неэффективное использование ресурсов. Проведенная приватизация государственной собственности привела к оформлению коррупционной модели институциональных взаимоотношений между бизнесом и властью.

9. В постсоветский период прослеживаются три основных модели институционализации взаимоотношений крупного бизнеса и власти. В начале 1990-х годов доминировала модель «свободного предпринимательства», которая в конце этого десятилетия трансформировалась в модель «захвата государства», затем переросшую в «олигархическую». В настоящее время в результате утверждения вертикали исполнительной власти сложилась и укрепляется «бюрократическая» модель взаимоотношений бизнеса и государства. Существующий в современной России институт предпринимательства все больше тяготеет к корпоратистской (неокорпоратистской) модели, в которой государство выступает в  качестве важнейшего конституирующего элемента отношений не только между основными группами интересов в политике, но и между бизнес-агентами. Подобная система ведет к концентрации собственности и усилению неформальных механизмов согласования интересов бизнеса и власти.

10. При анализе отношений бизнеса и власти в современном российском обществе, исходя из концепции двойного баланса Д. Норта, можно отметить, что экономическая и политическая система  общества стремятся принадлежать к одному социальному порядку. Политическая система ограниченного доступа не сможет сочетаться с экономической системой открытого доступа, поскольку политический контроль над входом на рынок не даст развиваться экономической конкуренции. Сосуществование экономической системы ограниченного доступа с политической системой открытого доступа также невозможно, а концентрация экономической ренты позволит элите подорвать политическую конкуренцию. В связи с этим невозможно провести фундаментальные реформы одной из этих систем без реформирования  второй.

11. В современном российском обществе  присутствуют необходимые ценностные и коммуникативные предпосылки для активации роли бизнеса  в  осуществлении модернизации: индивидуалистические и прагматические установки и этика успеха; ценности коллективизма и солидарности; этика служения и традиционная способность к мобилизации. Успех преобразований зависит  от формирования новой коммуникативной системы, в которой уровень идентичности включал бы в себя творческий созидательный индивидуализм и установку на солидарность и сотрудничество,  а роль государства как главного фактора создания социально ориентированной рыночной экономики сочеталось бы с  политической оппозиционностью бизнеса, этикой служения и консенсусом разных социальных слоев.

12. Необходимым фактором реализации российским бизнесом своих гражданских функций является ускоренный переход к политике утверждения оснований социального рыночного хозяйства с российской спецификой и стимулирования возникновения некоммерческих предпринимательских ассоциаций как институтов представительства интересов бизнеса в гражданском обществе и во власти. Создание социального рыночного хозяйства на основе расширения системы корпоративной социальной ответственности и социальных практик партнерства бизнеса и публичной власти позволяет эмансипировать российский бизнес от влияния неправовых институций, обеспечивает консолидацию и стабильность формирующегося в стране гражданского общества, минимизировать социальные риски в будущем.

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в комплексном освещении влияния социально-политических факторов на процесс трансформации современного российского предпринимательства в значимый институт гражданского общества, что позволяет углубить социально-философское понимание специфики протекания этого процесса в транзитивных обществах. Положения и выводы диссертации содействуют разработке методологического инструментария для исследования процесса институционализации гражданского общества в России и позволяют прогнозировать оптимальные тренды в эволюции национальной модели взаимоотношений бизнеса, власти и общества.

Практическая значимость работы.  Материалы и результаты проведенного исследования могут быть применены в практической деятельности органов власти и бизнес-сообщества при осуществлении ответственной социально-экономической политики, направленной на формирование партнерских отношений бизнеса, власти и гражданского общества в условиях реализации курса на инновационное развитие общества. Положения и выводы, сформулированные автором по результатам проведенного исследования, могут быть использованы в процессе оптимизации практики взаимодействия институтов бизнес-лоббизма и структур НКО с органами государственной и муниципальной власти. Материалы исследования могут быть также использованы в вузовском преподавании теоретических и эмпирических учебных курсов по специальности «Социальная философия» и «Социология», при разработке и исполнении спецкурсов по проблематике гражданского общества и социальных технологий взаимодействия предпринимательских структур с государственными и общественными организациями.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования отражены в монографических и статейных публикациях автора, в том числе в 14 статьях в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов докторских диссертаций по философии, обсуждались в ходе межвузовских, всероссийских и международных конференций, регулярно докладывались  на теоретических семинарах на кафедре конфликтологии СПбГУ;

Диссертация была обсуждена на заседании кафедры конфликтологии философского факультета  СПбГУ  21 января 2010 г. и рекомендована к защите.

Структура диссертации. Работа состоит из двух разделов, пяти глав, введения, заключения, списка литературы и двух приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении диссертации освещается научная актуальность выбранной темы, характеризуется степень ее разработанности, определяются объект, предмет и гипотеза, ставятся цель и задачи исследования, рассматриваются его научная новизна и практическая значимость, указываются теоретико-методологическая основа и эмпирическая база.

В разделе I «Социально-философские основания изучения бизнеса как института структурного сопряжения экономики и политики в современном обществе» анализируются социально-политические факторы формирования современного бизнеса, освещаются социально-философские подходы к изучению бизнеса как социально-политического института гражданского общества, основные формы и модели взаимодействия институтов бизнеса и власти в современном мире.

В первой главе «Теоретико-методологические аспекты исследования бизнеса как базового социального института современного гражданского общества» осуществляется социально-философский анализ специфики и основных признаков гражданского общества, освещаются основные подходы к изучению бизнеса как социально-политического института гражданского общества и рассматриваются важнейшие формы и модели взаимодействия институтов бизнеса и власти в современном обществе.

В главе отмечается, что в современной научной литературе по  теории гражданского общества существует многообразие подходов к определению природы и структуры гражданского общества. Среди них доминируют установки рассматривать гражданское общество как совокупность социальных образований: групп, коллективов, организаций, ассоциаций, объединённых специфическими экономическими, этническими, культурными, религиозными и другими интересами, реализуемыми вне сферы деятельности государства. Гражданское общество призвано на практике обеспечивать: права и свободы человека и гражданина; реальные возможности для саморазвития и самореализации каждой личности; самоуправляемость и самостоятельность граждан и их формально-юридическое равенство; идущий "снизу" коллективизм и гражданскую солидарность, а также высокий уровень гражданской культуры

Гражданское общество являет себя через совокупность негосударственных отношений, где политические партии и общественно-политические организации выступают связующим звеном между ним и государственными структурами. Речь идет о совокупности как социальных отношений и институтов, относительно независимых от государства и способных на него воздействовать, так и самоконструирующихся и самомобилизующихся организаций и ассоциаций граждан, которые защищены необходимыми законами от произвола власти. В нем в качестве социальных субъектов выступает совокупность свободных автономных индивидов, способных осознавать и осуществлять свои гражданские права и обязанности, объединенных гражданской политической культурой, социальной солидарностью и чувством социальной ответственности . Опираясь на научные результаты Дж.Хеллмана , диссертант предлагает следующий фрагмент модели социальной реальности, позволяющий концептуализировать  проблемы реформируемого гражданского общества и предложить наиболее убедительные и социально приемлемые варианты их решения,  конституировать набор социально востребованных и допустимых стратегий  взаимодействия различных социальных институтов. Во-первых, главным препятствием и сдерживающим фактором экономических преобразований в условиях транзитивных обществ являются социальные группы, в чьих руках сосредоточены выгоды от реформ при распределении издержек от них по всему социуму. Темпоральные различия между реализацией отдельных элементов множества реформ создают возможность извлечения транзитной ренты посредством арбитражных операций между  «длинной» и «короткой» волями социума к изменению социальной действительности. По мере исправления деформаций экономического устройства, чем «длинней» воля, разрыв между выигравшими и проигравшими от реформ сокращается, а современность становится (в терминологии К.С.Пигрова)  больше, протяженней, «просторней», тем больше свобода. Во-вторых, чем медленнее осуществляются реформы, тем больше возможностей для извлечения транзитной ренты у их первоначальных  бенефицариев, тем больший объем социальных издержек возлагается на большинство социума. Стратегией чиновников-предпринимателей, занимающих инсайдерские позиции, является затягивание преобразований, сохранение диспропорций и максимизация ренты. В-третьих, смена режима, основанного на сращивании экономической и политической власти на другую модель «приятельского капитализма», с перераспределением прав для «своих», порождает новую транзитивную ренту или стремление конвертировать ее в постоянную, используя достигнутое ресурсное преимущество для долговременного закрепления своего господства, используя, в том числе, методы деформации политико-экономических институтов. В-четвертых, демократия не означает отказа от принуждения бюрократических и олигархических структур к выполнению универсальных правил игры, в противном случае эти структуры начинают использовать силу государства для реализации своих интересов. При этом, как будет показано в последующих главах исследования, «захват государства» бизнесом  отнюдь не противоречит продолжению реформ в политической сфере. Возникает фундаментальная проблема совмещения принципов свободы и управления, разрешаемая в социально-философском аспекте через понимание демократии в единстве порядка и свободы, как принципа социального порядка, определенной системы переговорных практик.

Таким образом, бизнес как социальный институт возникает только тогда, когда складываются условия и предпосылки для свободного распоряжения собственностью, не ограничиваемые препятствиями внеэкономического характера. В таких условиях уже невозможно принудительными мерами ограничить честную конкуренцию. Иными словами, гражданское общество вырабатывает наиболее оптимальную и жизнеспособную для себя форму деятельности по управлению собственностью и ее использованию с целью удовлетворения многообразных общественных потребностей. Такая предпринимательская деятельность и является бизнесом. Это - одна из форм социально-организующей творческой деятельности, фактор развития социальных связей и взаимодействий. Производя средства удовлетворения общественных потребностей, он продуцирует эффективный спрос на них, вплоть до создания самой потребности в них. Максимы бизнеса (извлечение из всего выгоды, достижение результата как критерий успеха, концентрация средств эффективного достижения цели) вряд ли можно отделить от базовых ценностей человеческой деятельности. С учетом сказанного, постулируя понимание бизнеса как несение бремени риска и неопределенности, зачастую превращающееся в «безрассудную предприимчивость», можно предложить некоторые его первоначальные признаки. Во-первых, бизнес - это предельно рационализированный вид деятельности, целенаправленно и последовательно избирающий средства достижения цели  с приоритетной мотивацией на достижение экономического успеха в хозяйственной деятельности. Такая деятельность не предусматривает хаотичных действий и неоправданных данных рисков, ибо ценой всего этого могут быть убытки или даже банкротство. Во-вторых, бизнес – атомизированный (автономный), построенный на независимых индивидуалистических решениях вид социальной деятельности, максимизирующий функцию полезности, задачу достижения собственного блага, чья рациональная эгоистичность, обращенная внутрь себя, позволяет выходить за пределы привычного социального поля, позиционироваться вне рамок традиционалистских социальных связей. При этом осуществление такой рациональной эгоистичности по достижению собственного блага весьма жестко зависит от способности бизнеса угадывать запросы потребителей и предлагать для их удовлетворения необходимые товары и услуги. В-третьих, бизнес – наиболее предсказуемый актор социально-политического процесса в своих экономических предпочтениях и реакциях на изменения в макро (микро) среде, обладающий наибольшей компетенцией, знаниями и информацией о функционировании институциональной среды спроса и предложения, способный не только к формулировке и жесткой «калькуляции» своих потребностей и своей выгоды, но и к инициативному конструированию путей их удовлетворения и достижения. В-четвертых, бизнес – наиболее восприимчивый  с точки зрения политического управления объект регулирующего влияния со стороны власти, воздействие на который может быть минимизировано расширением или ограничением ресурсных возможностей. При этом властное воздействие может выходить за рамки обычных и одобренных культурой методов, приобретать латентную социально-политическую форму. В диссертации показано, что в современном мире наиболее продуктивный характер имеют плюралистическая и корпоратитская (неокорпоратистская) модели сопряженности бизнеса как института гражданского общества с государством. Эти модели сложились в разных странах в специфических культурных, социально-экономических условиях. В их рамках бизнес добивается наиболее благоприятных для него политико-правовых условий для развития и реализации своей социально-экономической миссии через намеренные и ненамеренные институциональные образования.

Во второй главе «Институт бизнеса в пространстве сопряженности социально-экономических и политических факторов структурных изменений в современном обществе» на основе идей Н.Лумана отмечается, что эволюция системных свойств и операциональной замкнутости при сохранении целостности ведет к формированию структурной сопряженности такой системы с окружающей средой. Сопряженность определяет диапазон возможностей относительно автономных социальных систем, операций, а сопряженность экономики и политики является гибкой, когда политика и экономика имеют свои коды эволюции, а не жестко соподчиняются. Взаимосвязь реализуется через налоговую политику, правовое регулирование, а бизнес является посредствующей структурой. Развитие бизнеса является фактором трансформаций и изменений в общественном сознании, в наборе традиционных и культурных ценностей, идеологических и духовных оснований общества, его социальной структуре. При анализе отношений бизнеса и власти диссертант,  исходя из концепции двойного баланса Д. Норта, показывает, что экономическая и политическая система  общества стремятся принадлежать к одному социальному порядку. Политическая система ограниченного доступа не сможет сочетаться с экономической системой открытого доступа, поскольку политический контроль над входом на рынок не даст развиваться экономической конкуренции.   Уровень и формы конкуренции в экономике  определяются деятельностью государства, которое устанавливает  законодательные антимонопольные ограничения, обладает механизмами, способными ограничить или усилить  недобросовестную конкуренцию, формируя определенные «правила игры» на экономическом поле, в ряду которых самыми значимыми  являются условия конкуренции. Собственники, как правило, стремятся к исключению из процессов политической конкуренции своих оппонентов, чтобы не допустить к установлению правил экономической конкуренции тех, кто может воздействовать на ее результаты невыгодным для  них образом. В диссертации представлена  содержательно оригинальная и концептуально проработанная попытка систематической реконструкции возможных моделей соотношения политической и экономической конкуренции: «ассиметричная конвергенция», при сбалансированном уровне экономической и политической конкуренции. . Для неё характерно сужение властью властью политической субъектности  определенных  социальных слоев,  формирующих соответствующие правила экономической конкуренции для меньшинства. Институционализируя собственную социальную базу, власть включает ее в пространство  добросовестной политической конкуренции,  конструирует организационный дизайн  политических структур, устанавливающих правила добросовестной экономической конкуренции для большинства. Тем самым государство,  беря на себя определенные патерналистские социальные функции,  повышает уровень жизни  в целом и снижает угрозу нестабильности устоявшихся политических институтов. При этом  возможен вариант имитационных демократических установлений в целях самосохранения  властной элиты и установление правил недобросовестной политической конкуренции,  обеспечивающей сохранение  властных полномочий  по клановому или иному принципу  во имя сугубоэкономических интересов,  прикрытых фиктивным  законодательством при  фактическом действии правил недобросовестной экономической конкуренции (институционально-бюрократическая олигархия) и «симметричная дивергенция»,  при которой расбалансированы  действующие условия реализации принципа политического плюрализма и  экономические интересы власти. Бизнес осуществляет захват государства, используя здоровую политическую  конкуренцию и  приводя к власти своих представителей  для создания необходимых на данный момент условий экономической конкуренции (институционально-экономическая олигархия). Поле политической конкуренции сужается до  уровня,  удобного и выгодного бизнесу.  Политическая субъектность бизнеса при смене политического режима (курса, лидера, клана) мешает государству и вызывает недовольство пришедшей к власти бюрократической  олигархии. Равноудаляя  бизнес от власти, бюрократическая олигархия перераспределяет собственность экономических олигархов в  свою пользу,  устанавливая новые правила политической конкуренции при отсутствии нормальной конкуренции в бизнесе. Выделенные модели, безусловно, корректнее было бы описывать как «идеальные типы» по М. Веберу, поскольку реальные социальные и политические пространства всегда характеризуются сосуществованием «непреднамеренных результатов преднамеренного действия» (в терминологии Ф.А. фон Хайека). В конечном счете, Й.Шумпетер убедительно доказал, что суть любого предпринимательства, в том числе и политического,  ?  не в адаптации к спросу, а в создании спроса. Следовательно, согласно авторской концепции диссертанта, конкурентное политическое пространство может быть в неиммитационной форме образовано только спросом со стороны экономических интересов власти, а реальная экономическая  конкуренция между бизнес-агентами стимулирует создание институциональной среды, минимизирующей спрос на псевдоконкурентность в политической сфере.В работе,  с позиций системного подхода выделяются ключевые комплексные и социально-политические факторы генезиса бизнеса в современном мире. В главе отмечается, что под обществеными факторами социодинамики понимаются многообразные преимущественно внешние по отношению к объектам такого воздействия детерминанты и, в первую очередь, движущие силы  социальных процессов, институтов, практик, событий и проблем, играющие роль определенных усилителей (множителей) или внешних причин (движущих сил) позитивного либо негативного свойства. В совокупности общественных факторов, умножающих извне и изнутри процессы цивилизованного становления и развития бизнеса, выделяются главным образом системные факторы, оказывающие на него комплексное воздействие. Их дополняют сферальные и структурные факторы. Среди сферальных, главенствующую роль играют социально-политические факторы, в рамках которых относительно самостоятельное воздействие на генезис бизнеса оказывают политические, политико-правовые и собственно социальные факторы. При этом в комплексе собственно социальных факторов становления и развития бизнеса в современном обществе основную роль играют институциональные факторы корпоративной социальной ответственности, которые создаются и существуют исключительно на инициативных и добровольных началах и на основе действующих правовых норм. Они как бы из среды самого предпринимательства умножают и стимулируют позитивную эволюцию бизнеса в направлении социального рыночного хозяйства.

В диссертации в качестве комплексных факторов современного генезиса бизнеса в России выделяется:  процесс глобализации, в условиях которого государство превращается в «ностальгическую фикцию» и полностью девальвируется с точки зрения экономики, ибо глобальные процессы ведут к размыванию экономических границ под воздействием инвестиций, информационных технологий, индустрии, а также индивидуального потребления. Глобализация оказывает неоднозначное воздействие на становление российского бизнеса; обусловленная глобализацией постсоветская модернизация российского общества; характер общественного строя (общественно-экономической формации), возникший в условиях постсоветской модернизации в 1990-е годы. В  «нулевые годы» вышеназванная общественная система переросла в бюрократическую модель семейно-кланового капитализма, являющуюся сырьевой периферией Запада и выступающую весьма неблагоприятной социальной средой для становления цивилизованного предпринимательства в стране .

 Социально-политические факторы в диссертации подразделяются на политические и социальные в собственном смысле слова. В первую группу входят как собственно политические, так и политико-правовые факторы. К первым относятся тип государственного устройства, политическая стабильность общества, политическое доверие и политические установки граждан, политический имидж, рейтинг и репутация руководителей всех уровней, характер политического режима и связанный с ним государственно-политический строй; уровень бюрократизации власти,  политико-управленческая деятельность институтов государственной и муниципальной власти, развитость политических партий и партийной системы в целом, демократизм электорального законодательства и избирательной системы страны, режимы взаимодействия власти с политической оппозицией и общественным мнением и др. Самые благоприятные условия для оптимального функционирования и развития бизнеса создает в современных условиях демократическое социальное правовое государства в любых его моделях (либеральной, консервативной, социал-демократической и др.).

Наряду с собственно политическими в этой группе выделяются также политико-правовые факторы, среди которых высоким потенциалом позитивного влияния обладает качество нормотворческой деятельности и издаваемых законов по проблемам функционирования и развития предпринимательства, устойчивость и предсказуемость нормативно-правовых основ функционирования предпринимательства и, в особенности - состояние правоприменительной деятельности, связанной со строгим исполнением действующего законодательства и своевременным пресечением экономических преступлений. Также весомое значение имеет уровень политико-правовой защиты бизнеса от административного произвола чиновников и правоприменительных органов, состояние работы по противодействию коррумпированности административно-бюрократического аппарата и налоговому прессингу. Благоприятный инвестиционный климат в предпринимательской среде обеспечивается эффективным механизмом правового регулирования, позволяющим защитить права и инвестиции предпринимателей, оградить их от произвола чиновников и нечистоплотных конкурентов. При этом в цивилизованном обществе судебно-правовой механизм, создаваемый для исполнения законодательства и обеспечивающий эффективное судопроизводство, проникнут демократическим духом и  уважением к достоинству человека, способствует развитию «процедурного права»,  внедряет демократическую «философию» в судах и административных инстанциях.

В разделе II «Социальные факторы генезиса и структурирования российского бизнеса»   анализируется специфика институционального генезиса российского капитала и бизнеса под воздействием социально-политических факторов в ходе социокультурной эволюции. Отдельно рассматриваются институциональные факторы генезиса российского бизнеса как социально-политического института современной России, включая динамику становления российской модели бизнеса под воздействием государственной промышленной политикой в направлении социального рыночного хозяйства (СРХ). Специально освещается роль некоммерческих предпринимательских ассоциаций в  обеспечении институционального представительства интересов бизнеса и формировании российской модели корпоративной социальной ответственности.

В третьей главе «Особенности исторического генезиса российского капитала и бизнеса» анализируется динамика зарождения бизнеса в условиях  особенности становления и формирования предпринимательства в постсоветской России в контексте согласования интересов бизнеса, общества и государства, а также освещаются ключевые политические факторы генезиса российского бизнеса. В работе рассмотрены особенности исторического генезиса российского капитала и бизнеса под воздействие власти и различных политических и правовых факторов за последние два десятилетия. По мнению автора,  Россия  является примером экономики властных группировок, или общества ограниченного доступа, для которого характерны: сдерживание насилия путем распределения привилегий между элитами; введение ограничений на доступ к бизнесу; доминирование политических факторов в социально-экономическом развитии; условно сильная защита прав собственности элит и относительно слабая защита прав собственности субъектов, не принадлежащих к элитам («правовое государство для элит»).

 Тот факт, что российские процессы модернизации чаще всего являются результатом директивы «сверху», чем эволюционного развития «снизу», подчеркивается многими учёными. Так, С.Н. Булгаков писал, что западное развитие отличается от отечественного тем, что «шло со строгой исторической преемственностью и постепенностью без трещин и обвалов» .  С. М. Соловьёв отмечал, что «в течение нескольких лет нельзя было переменить утвердившихся веками привычек и взглядов; учреждением магистратов нельзя было вдруг обогатить купцов, вдруг приучить их к широкой, дружной и разумной деятельности; выучивши волею-неволею служилого человека грамоте, цифири и геометрии, нельзя было вдруг вдохнуть в него сознание гражданских обязанностей» . Ключевой характеристикой социальной системы признаётся нерасчлененность власти и собственности, при которой обладание богатством детерминировано отношениями субъекта собственности  с властью. И.Т. Посошков в  «Книге о скудости и богатстве» пишет о временном, «пожалованном» характере прав собственности помещиков на землю и крестьян: «Под всеми ими земля вековая царева, а помещикам даётся ради пропитания на время того ради и царю воля в ней большая и вековая, а им меньшая и времянная» ; «Крестьянам помещики не вековые владельцы... а прямой им владелец всероссийский самодержец» . Категория власти-собственности характеризует зависимость прав собственности от должностного статуса,   обусловленную монополизацией должностных функций, при которой высокое положение в социальной иерархии наделяет человека властью и правами собственности, а не наоборот. Доминирующим типом собственности в системе власти-собственности является так называемая общественно-служебная собственность, основными субъектами прав которой являются чиновники и члены власть предержащих группировок.  В системе власти-собственности, в отличие     от системы     частной     собственности,     отношения     между экономическими агентами строятся не на контрактной основе, а на основе (в терминологии К.Поланьи)  редистрибуции (перераспределения)  - такой формы организации движения ресурсов в обществе, когда экономические блага группы оказываются в распоряжении её верхушки, чтобы впоследствии быть распределенными между членами группы по её воле. Обмен ресурсами жестко контролируется государством, перераспределяющим социальные блага и обеспечивающим получение ренты избранными социальными группами. Доминирование системы власти-собственности обусловлено особенностями социально-экономического развития России, в которых важную роль играла необходимость коллективного труда. Неустойчивость института частного предпринимательства в России, неартикулированность его интересов и ценностей, слабость самого института частной собственностью всегда связывали именно с высокой экономической активностью государства. С влиянием государства связывают обычно и такие особенности деловой культуры, как бюрократизм, медлительность, негибкость, а в конечном итоге — чиновничье безразличие к эффективности работы. В формировании системы взаимоотношений между институтом предпринимательства и обществом определяющую роль играет социокультурная традиция: она определяет место предпринимательства на шкале социально значимых ценностей, статус экономической деятельности, соотношение между индивидуальными достижительными ориентациями и ценностями солидарности и служения общественному благу и т.п. Динамики всех этих ценностей и норм и определяет формы взаимоотношения между бизнесом как социально-культурной подсистемой и обществом в целом. Так, российская традиция обусловила специфические сложные взаимоотношения между предпринимательством и обществом и такие особенности их регуляции, как беспрецедентное развитие предпринимательского меценатства. Таким образом, для России характерна политико-экономическая система, основанная на доминировании государственной собственности и «пожаловании» прав пользования и распоряжения ею властью поданным на временной и условной основе.  Редистрибутивная экономика, унитарное политическое устройство и коммунитарная идеология институализируют «верховную условную собственность» (концепция С.Г.Кирдиной), при которой в  формальных и неформальных ограничениях фиксируется право власти в отношении объектов собственности, находящихся во владении и пользовании основных социальных субъектов. Верховная власть определяет условия, выполнение которых обязательно для тех, кому собственность передаётся во владение и пользование. Взаимоотношения бизнеса и власти в России характеризуются определенным качанием инверсионного маятника от жесткой централизации и авторитарной власти к иммитационной демократизации и  некоторому внедрению рыночных институтов, при безусловном доминировании первых над вторыми. Попытки трансформация собственности в переходной российской экономике лишь подтвердили устойчивость института власти-собственности (или условной верховной  собственности)   в  российских  условиях.   Приватизация,   которая формально была задумана как попытка отойти от доминирования государства в экономике, на практике лишь закрепила давно сложившуюся систему.

Анализ становления российского бизнеса как социально-политического института приводит к выводу о том, что этот процесс пока еще находится на начальной стадии. В работе отмечается, что взаимодействие власти и бизнеса в контексте становления предпринимательства и формирования частной собственности, по сути, начиналось еще в дореволюционной России в конце XIX – начале XX вв. В то время сформировалась лишь внешне схожая с частной собственностью форма владения, которая не всегда была защищена от произвола власти.  В советский период эти ростки предпринимательства были уничтожены. Возрождение бизнеса началось только во второй половине 1980-х годов, когда была предпринята попытка формирования государственно-монополистического капитализма. В 1990-е годы последний переродился в «криминально-олигархический капитализм». И хотя ваучерная приватизация формально разрешила противоречие между государством, народом и предпринимательством, но она не способствовала обособлению бизнеса от власти, которые и поныне остаются взаимосвязанными. При  этом как формирование власти, так и становление бизнеса было встроено в своеобразную иерархию, где слои-страты бизнеса соответствовали слоям-стратам бюрократического аппарата.

В четвертой главе «Социально-политические и материальные факторы генезиса института бизнеса в современной России » исследуется динамика становления и формирования российской модели бизнеса. В контексте государственной экономической политики  выделяются особенности институционального генезиса российского бизнеса в аспекте формирования социального рыночного хозяйства. 

К собственно социальным факторам становления бизнеса преимущественно в стратификационном и институциональном смысле слова относятся, во-первых, уровень развития социальной структуры и  стратификационной дифференциации общества, а также социальной сферы и НКО в составе гражданского общества. В качестве социально-институциональных факторов диссертант рассматривает институты корпоративной социальной ответственности бизнеса, которые в цивилизованном общества функционируют на инициативных началах и на основе действующих правовых законов. В работе отмечается, что складывающееся в современной России предпринимательство все больше тяготеет к корпоратистской модели, в которой государство выступает в  качестве важнейшего конституирующего элемента отношений не только между основными группами интересов в политике, но и между бизнес-агентами, и играет активную дирижистскую роль. Эта роль выражается не столько в «арбитраже», сколько в конкретном «ручном»  реальном политическом управлении не только государственными корпорациями, но и негосударственными предприятиями и компаниями. Вместе с тем, поскольку российская власть как моносубъект вытесняет всех других акторов из социально-экономического и политико-правового пространства и превращает их в свои придатки, постольку в современных условиях значимость и успешность бизнеса определяется уже не только его продуктивностью и  образцовостью его достижений в социально ответственной деятельности (КСО), а в большей мере это зависит от принадлежности предпринимателей к «придворному ансамблю» компаний или аффилированностью бизнеса с «кремлевской» или иной группой политиков и чиновников.

В этих условиях в России сложилось, и последовательно сменили друг друга три основных модели взаимоотношений крупного бизнеса и власти. Если в начале 1990-х годов определенно доминировала своеобразная модель «свободного предпринимательства», то в конце этого десятилетия ей на смену на короткое время пришла модель «захвата государства», плавно переросшая в «олигархическую» модель. В настоящее время в России в результате утверждения вертикали исполнительной власти сложилась и укрепляется «бюрократическая» модель взаимоотношений бизнеса и государства. Государство путем судебного преследования некоторых руководителей крупнейших финансово-промышленных структур и экспансии  в экономику, добилось переформатирования социального контракта власти с бизнесом. Это выразилось в отказе последнего от политических претензий в обмен на включение в систему бюрократического управления и экономических интересов в России и за рубежом, включая плоскую шкалу налогообложения, преференции близким компаниям, продавливание политическими методами внешних бизнес-интересов и сделок и др. Важно отметить, что при этом основная часть российского среднего и малого бизнеса  из этой системы взаимоотношений оказалась исключена, ибо права собственности в таких условиях оказались гарантированы лишь тем владельцам активов, которые находятся в тесных личных связях с государственными чиновниками, получающим свою долю доходов в бизнес-структурах, стабильность которых они политически обеспечивают. В результате эволюция отношений бизнеса и власти в России вылилась в получение небольшим числом властных структур своей доли ренты за счет осуществления ручного управления и обоюдного контроля на основе принципа «взаимных заложников». Подобная система не могла не привести к концентрации собственности, гипертрофированному усилению неформальных механизмов согласования интересов бизнеса и власти.

В итоге сложилась известная ограниченность и подчас невозможность реального управления предпринимателями собственными активами без использования административного ресурса и согласования с «заинтересованными органами». Это обусловливает повышенную рискованность тех инвестиций, которые не учитывают реальных отношений власти и бизнеса по поводу распоряжения собственностью. В особенности инвестиционный риск возрастает при игнорировании теневых силовых компонентов административного ресурса. Важнейшим социально-политическим фактором институциональной трансформации российского бизнеса является политическое решение проблемы его субъектности. Обладая важнейшим стратегическим потенциалом, он не имеет или имитирует собственные политические амбиции и чаще всего непосредственно включен  структуры власти. Характерно, что на подобную социально-историческую специфичность российского бизнеса обращал внимание Макс Вебер в своих статьях о России 1905–1906 годов: «Крупный капитал и банки были единственной стороной, помимо самого чиновничества, кто был заинтересован в господстве бюрократии под прикрытием псевдоконституционализма… крупные капиталисты, конечно, всегда будут против Думы вместе с бюрократией, они пожертвуют при этом всеми своими формальными правами» . Российский бизнес возник по политической воле государства и на основе разрушения огосударствленной экономики, что создает особый тип социальной архитектуры отношений труда и капитала, собственника и менеджмента, бизнеса и власти. Отсутствие свободной конкуренции, не связанной с откровенным аппаратно-государственным протекционизмом, силовым или криминальным «способом производства», тормозит формирование массового «самостоятельно делового человека» (в терминологии Ф.М.Достоевского). Нравственная нелегитимность российского бизнеса, активы и ресурсы которого воспринимаются обществом лишь как знак социального статуса, основание неадекватного образа жизни, приводят к трактовке бизнеса как «деятельности по деланию денег» любыми, в том числе аморальными и нерыночными средствами.

По мнению автора, оборотной стороной подобных отношений власти и бизнеса явилась разросшаяся коррупция, ставшая колоссальным препятствием в деле институциональной трансформации российского бизнеса в направлении формирования национальной модели социального рыночного хозяйства.  Властный аппарат из регулятора  и контролера за соблюдением законности превращается в «корпоративный клан»,  члены которого мотивированы преимущественно личным обогащением, а представители крупного бизнеса действуют в качестве квазиполитического субъекта. Таким образом, российский бизнес и деполитизирован, и гиперполитизирован одновременно. Деполитизацию в этом контексте можно понимать как  симулирование участия  бизнеса в политических процессах, демонстративную отстраненность от борьбы за власть. С другой стороны, происходит гиперполитизация бизнеса представляющая собой тенденцию его использования  в качестве  аргумента и инструмента политической элиты для решения внутриполитических и преимущественно межгосударственных проблем.

 В пятой главе «Институт бизнеса в механизме структурирования социальных конфликтов в современном российском обществе»  исследован процесс формирования корпоративной социальной ответственности бизнеса в качестве фактора утверждения партнерских отношений бизнеса и власти.  В диссертации на основе социально-философского анализа институциональной динамики и генезиса российского бизнеса показано, что взаимодействие института бизнеса и общества меняется на разных этапах развития социума и выделяются два этапа формирования взаимоотношений между ними. На первом основной идеологической и нравственной проблемой является  оправдание, легитимизация бизнеса в глазах общества. На втором этапе, когда предпринимательство достаточно утвердилось в обществе и приобрело необходимый стратегический статус, происходит переход от его "самооправдания" к  формированию представлений о социальной ответственности бизнеса. Бизнес начал утрачивать характер индивидуальной инициативы, и свобода конкуренции стала все более ограничиваться  политическим неравенством возможностей субъектов рынка. С одной стороны, бизнес  преследует собственные интересы, опираясь на ценности успеха, прагматизма, личной инициативы. С другой стороны, его стратегические позиции и стратегические ресурсы не позволяют ему  пренебрегать отношением общества.

В России концепция "социального служения" предпринимательства имеет глубокие исторические корни. Российские промышленники и купцы долго не могли завоевать общественное признание и добиться соответствующего их финансовым возможностям влияния из-за непрестижности коммерческой деятельности и осуждения эксплуатации наемных рабочих. Поэтому они стремились добиться общественного признания с помощью "внеэкономических" действий, пользующихся в обществе высоким престижем. Особая приверженность российских предпринимателей идее социального служения объясняется еще и тем, что одной из наиболее значимых основ нравственного сознания в России была общая для всех, структурированная по сословиям идеология служения. Специфичные  практики легитимации, характерные для российской  цивилизации, отражают специфический симбиоз конфликтующих социальных структур, сложившихся в ее социальном пространстве и определивших векторы дальнейшего политико-культурного развития.  Проблема модернизации российского социума состоит не столько в отсутствии активных  акторов, сколько в неприятии обществом новых форм деятельности, их осуждения как разрушительных для культуры и социальности. Для отношений «бизнес-общество» в России характерна   высокая степень сложности и противоречивости  социальных, культурных, институциональных структур, что усиливает рассогласование протекающих процессов модернизации. Н.А.Бердяев писал, что «Россия — самая не буржуазная страна в мире; в ней нет того крепкого мещанства, которое так отталкивает и отвращает русских на Западе… Русский человек с большой легкостью духа преодолевает всякую буржуазность, уходит от всякого быта, от всякой нормированной жизни» . На этот же аспект обращает внимание и современный исследователь И.Д.Осипов, полагающий, что в российском « обществе, с одной стороны, существовала сильная традиция осуждения  личного обогащения  и  “мещанства”. Но с другой стороны, практическая житейская сметка и умение добиться достатка, всегда уважались в России. Однако ценности прагматизма и личной инициативы не стали столь доминирующими в России, как в западной культуре. Они взаимодействовали с другими культурными ценностями, например, ценностями государственного служения и социальной справедливости» . Обращение к социальной ответственности обусловлено не столько личным гуманизмом, сколько пониманием ее реальной выгоды для стабильного и процветающего бизнеса. На этой основе формируются и современные представления о социальной роли и ответственности предпринимательства. В современной России  центральной проблемой является вызревание самих социальных классов и групп, способных обеспечить формирование цивилизованного гражданского общества. В качестве таких общностей могут рассматриваться социальные субъекты новой политической элиты и среднего класса общества, которые пока только формируются в условиях известного дефицита доверия к органам политической власти и нарождающимся гражданским институтам на фоне низкой политической активности населения. Сказанное в полной мере относится и к социально-ответственной деятельности предпринимателей, которая, как правило, не столько добровольно инициируется самими деловыми людьми, сколько стимулируется властью и организованным воздействием трудящихся. В диссертации обосновывается необходимость теоретического рассмотрения корпоративной социальной ответственности бизнеса  с позиций комплексного подхода (системности). С этой точки зрения она представляет собой добровольный вклад компаний в социальное развитие на всех уровнях сверх требований действующего законодательства, в особенности в случаях, когда это не соответствует их производственному профилю. С другой стороны, комплексный подход предусматривает истолкование КСО как упорядоченной совокупности социальных субъектов и институтов социально ответственной деятельности бизнеса, принципов и методов этой деятельности,  а также конкретных моделей социально ответственной деятельности предпринимателей. В диссертации отмечается, что в рассматриваемом отношении социальная ответственность бизнеса проявляется в разных аспектах. В формально-юридическом плане она выражается в своевременной уплате всех налогов. В корпоративном аспекте социальная ответственность бизнеса предполагает активное инвестирование средств в развитие социальной сферы. В  технологическом отношении речь идет о выпуске социально значимой продукции и услуг, а в территориальном измерении уместно говорить об участии бизнеса в местных и региональных социальных проектах. Наконец, что касается распределительно-благотворительной области, то здесь социальная ответственность бизнеса реализуется в готовности «делиться» своими прибылями и оказывать помощь нуждающимся группам населения своими инициативными мерами. Например, это может выражаться в выплатах повышенных стипендий лучшим студентам или выделении грантов талантливым ученым, творческим  личностям и др. В диссертации подчеркивается значение менеджериальных и социетальных принципов осуществления корпоративной социальной ответственности. К первым относятся основополагающие правила организации и функционирования предпринимательского сообщества в области КСО, следование которым обеспечивает ее соответствие стандартам научного управления социально-экономическими процессами и способствует эффективности и действенности мерам социально-ответственной деятельности бизнеса. Это принципы конкретности, основного звена, оптимальности, соответствия  юридическим нормам (конституционности), обратной связи, прозрачности (транспарентности) и комплексного характера (системности) социально ответственной деятельности. К социетальным относятся такие принципы, как,  приоритет социальных прав и свобод человека;  социальная справедливость;  социальная солидарность;  социальное партнерство;  принцип социальной компенсации и социальных гарантий; наконец, принцип субсидиарности. Каждый из вышеназванных принципов предполагает необходимость исполнения определенных правил и установлений, следование которым делает КСО более эффективной, действенной и цивилизованной. Также в работе рассмотрены ключевые методы социально-ответственной деятельности бизнеса, которые представляют собой конкретные способы осуществления КСО во взаимодействии с такими сторонами данного процесса, как население, наемный персонал предприятий и их профсоюзы как полномочные представители работников, работодатели (собственники) и официальная власть. В совокупности современных методов чаще других применяются программно-целевой метод реализации КСО, который выражается в специальной разработке и реализации конкретных целевых программ социально-ответственной деятельности конкретного субъекта предпринимательской деятельности, в отношении определенных территорий, граждан или социальных групп. В работе отмечается, если в развитых странах основными мотивами социально ответственной деятельности предпринимателей являются привлечение и удержание персонала, эффективное управление затратами, создание имиджа, налоговые послабления, спасение планеты и давление властей, то в современной России дело обстоит иначе.  Социальная ответственность предпринимателей все еще рассматривается не только бизнесом, но и властью в качестве своеобразных «отступных» за приватизацию, в ходе которой государственная собственность, зачастую за бесценок, передавалась частным владельцам, что делает сомнительной ее легитимность в глазах населения. Власть, демонстративно отделяя бизнес от публичной политики, подвергает сомнению безусловную правомерность предпринимательской активности Поскольку многие российские предприниматели подчас живут «между советским прошлым и рыночным настоящим», постольку так и не сформирована не только национальная модель корпоративной социальной ответственности бизнеса, но также не созданы необходимые институциональные предпосылки для этого, не сформирован устойчивый механизм взаимодействия власти и бизнеса. Конструируя интеграцию бизнеса в общество и государство, социально ответственная власть ограничивает не его свободу по управлению собственностью, предполагающую рациональное осознание национальных интересов и собственной ответственности за их реализацию, но его волю, то есть произвольные действия, в том числе с использованием властного потенциала, по ограничению свободы других экономических агентов. Условием исполнения российским бизнесом своего социально-политического назначения является ускорение перехода страны от пронизанной коррупцией сырьевой экономики к социальному рыночному хозяйству с российской спецификой на основе сложения потенциалов и усилий власти, бизнеса и гражданского общества. Меры по созданию социального рыночного хозяйства эмансипируют российский бизнес и снимают его зависимость от неправовых институций и групп влияния, обеспечивают консолидацию и стабильность формирующегося в стране гражданского общества, минимизируют социальные риски и потрясения в будущем. В этом отношении развертывание КСО сопровождается позитивными социально-экономическими последствиями для общества, власти и самого бизнеса.

Заключение и выводы исследования

На основе теоретико-методологического анализа субстанциональных оснований процесса генезиса предпринимательства можно заключить, что именно в условиях развитых демократических институтов публичной власти и адекватным им структур гражданского общества происходит институционализация бизнеса как значимого социально-политического института. Он из сугубо экономического компонента материального базиса, связанного преимущественно с производством и реализацией соответствующих товаров и услуг, превращается в социально-политический институт гражданского общества, при непосредственном участии которого происходит формирование эффективного социального рыночного хозяйства и осуществляется корпоративная социально-ответственная консолидация бизнеса с функционально многообразными сообществами граждан.

Комплексное исследование и систематизация социально-политических факторов становления зрелых форм предпринимательской активности позволяет рассматривать бизнес как институт гражданского общества, представленный устойчивыми структурами взаимодействия предпринимателей, в рамках которой на нормативно-правовой основе удовлетворяются потребности населения в социально значимых товарах и услугах на основе социального рыночного хозяйства. При этом риски  социально-политических конфликтов по поводу использования экономических ресурсов минимизируются посредством публичной политики поддержки многообразных частных некоммерческих организаций, выступающих связующим звеном между бизнесом, гражданским обществом и государством.

Анализ детерминант социально-политического генезиса бизнеса позволяет выделить наряду с системными факторами его социальной динамики, также сферальные и структурные. Среди последних главенствующую роль играют социально-политические факторы, в рамках которых относительно самостоятельное воздействие на генезис бизнеса оказывают политические, политико-правовые и собственно социальные факторы. В комплексе социальных факторов становления и развития бизнеса в современном обществе основную роль играют институциональные факторы корпоративной социальной ответственности, которые умножают и стимулируют гражданскую эволюцию бизнеса в направлении конструирования социального рыночного хозяйства. Факторный анализ социально-политических условий становления российского бизнеса позволил выявить базовые тенденции трансформации политической активности сообществ российских предпринимателей, которые проявляются в отсутствии политико-правовой институционализации механизма согласования экономических интересов бизнес-сообществ с социальной направленностью институциональных изменений в обществе и государстве.

Становление современного российского бизнеса как социально-политического института находится на начальной стадии. Эволюция российского бизнеса в постсоветской России свидетельствует, что предпринимательство было ориентировано не столько на разработку институциональных параметров рыночно-конкурентных стратегий, сколько на борьбу за доступ к государственным ресурсам посредством конструирования неформальных сетей и использование личных связей во властных структурах для контроля над конкурентами. Это обусловило не только рост увеличение коррупции на всех уровнях управления, но и неэффективное использование ресурсов. Социально-политическими детерминантами подобного исторического генезиса и становления предпринимательства в постсоветской России являлись:  политическая нестабильность и низкий уровень политического доверия, политико-административный режим взаимодействия официальной власти с политической оппозицией и общественным мнением, коррупционный характер политико-управленческой деятельности институтов государственной и муниципальной власти, низкий уровень нормативно-правового обеспечения предпринимательской деятельности в трансформационный период. В настоящее время в результате утверждения авторитарной вертикали исполнительной власти сложилась и определенно укрепляется «бюрократическая» модель взаимоотношений бизнеса и государства. Существующий в современной России институт предпринимательства все больше тяготеет к корпоратистской модели, в которой государство выступает в  качестве важнейшего конституирующего элемента отношений между основными группами интересов в политике и играет активную роль. Подобная система ведет к концентрации собственности и усилению неформальных механизмов согласования интересов бизнеса и власти. Специфика  исторического генезиса российского бизнеса в постсоветский период привела к тому, что государство посредством политико-административной консолидации политических элит и использования неформальных институтов властного доминирования добилось переформатирования социального контракта власти с бизнесом, включив его в систему управления и коррупционные сети государственно-бюрократических институтов.

В условиях достигнутой политико-административной консолидации возникает насущная потребность в складывании новой институциональной модели взаимодействия власти и бизнеса и последовательной интеграции бизнес-структур в институты гражданского общества посредством государственной политики формирования социального рыночного хозяйства.  При этом социальные практики партнерства бизнеса и власти, нацеленные на формирования социально-политических предпосылок институционализации социального рыночного хозяйства и развитие некоммерческих предпринимательских ассоциации, являются важнейшей предпосылкой институциональной интеграции бизнеса в качестве института гражданского общества и обретения им социального капитала для влияния на процесс демократизации в обществе. В этом отношении создание социального рыночного хозяйства на основе расширения системы корпоративной социальной ответственности и социальных практик партнерства бизнеса и публичной власти, позволяет эмансипировать российский бизнес от влияния неправовых институций, обеспечивать консолидацию и стабильность формирующегося в стране гражданского общества, минимизировть социальные риски в будущем. Среди институциональных факторов становления цивилизованного предпринимательства в современной России наиболее существенную роль играют социальные практики формирования предпринимательской корпоративной социальной ответственности. Наличие такого рода социальных практик выступает индикаторами цивилизованной социально-политической эволюции бизнеса и роста влияния его гражданского потенциала на процесс перехода российского общества к национальной модели правового социального государства.

III. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. МОНОГРАФИИ:

1. Алейников А.В. Становление бизнеса как социально-политического института     современной России. – СПб.: Издательский дом С.-Петерб. Ун-та, 2008. – 250 с. (14,65 п.л.).

2. Алейников А.В., Рябев В.В.  Генезис бизнеса как социально-политического института гражданского общества современной России. – Мурманск: Изд-во МГТУ, 2008. – 184 с. (10,58 п.л./ 8 п.л.).

2. СТАТЬИ В ВЕДУЩИХ РЕЦЕНЗИРУЕМЫХ ЖУРНАЛАХ ПО ПЕРЕЧНЮ ВАК:

По философии

3.Алейников А.В. Российский бизнес: логика институциональной трансформации ( социально-философские аспекты анализа).// Человек и труд, 2010, №1, с.49-52. (0,6 п.л.).

4. Алейников А.В. Генезис бизнеса в современной России: социально-философский аспект.// Этносоциум и межнациональная культура, 2009, №8(24), с.145-154. (0,8 п.л.).

5. Алейников А.В. Анализ генезиса бизнеса в России: проблемное поле. // Власть, 2009, №12, с.9-14. (0,8 п.л.).

6. Алейников А.В. К проблеме политико-социологического анализа генезиса российского бизнеса.// Власть, 2008, №5, с. 9-14. (0,8 п.л.).

7. Алейников А.В. Российский бизнес: политическая логика институциональной трансформации.// Известия РГПУ им. А.И.Герцена, 2008, №10 (57), с. 187-198, (1,0 п.л.).

8. Алейников А.В. Социально-исторические особенности институциональной трансформации бизнеса в современной России.// Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки, 2008, №1 (57), с. 312-320, (1,0 п.л.).

9. Алейников А.В. Институциональный дизайн национального бизнеса как предмет исследования и практическая проблема российской политики.// Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Философские науки, 2007, №2, с.118-127, (1,0 п.л.).

10. Алейников А.В. Политические факторы структурирования и развития бизнеса: анализ российских иллюстраций. .// Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Философские науки, 2007, №3-4, с. 158-170, (1,25 п.л.).

11. Алейников А.В. Социодинамика институционализации взаимодействия бизнеса и власти: теоретические аспекты практических проблем.// Труд и социальные отношения, 2008, №3 (45), с. 124-133, (1,0 п.л.).

12. Алейников А.В. Институциональная трансформация взаимодействия бизнеса и власти в политическом процессе России.// Аспирантский вестник Поволжья, 2007, №3-4 (12), с.115-121, (0,8 п.л.).

13. Алейников А.В. Эволюция взаимоотношений бизнеса и современного российского общества: политологический анализ. // Известия РГПУ им.А.И.Герцена, 2008, №11 (66), с. 129-144, (1,0 п.л.).

14. Алейников А.В. Политический дизайн институциональной трансформации российского бизнеса.// Власть, 2007, №10, с. 60-66, (0,5 п.л.).

15. Алейников А.В. Конфликтологическое измерение взаимодействия бизнеса и власти в современной России // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6, 2008, вып.4, с.81-88, (1,0 п.л.).

16. Алейников А.В., Стребков А.И. Конфликтология для ХХ1 века.// Знание. Понимание. Умение. 2008, №2, с.112-120, (1,0 п.л./ 0,5 п.л.).

По  социологии, политологии  и экономике

17. Алейников А.В. Социально-политические факторы институциональной трансформации российского бизнеса// Вестник РГТЭУ, 2008, №3 (24), с. 151-159, (0,6 п.л.).

18. Алейников А.В. Анализ проблем социализации бизнеса в современной России в контексте политической теории.// Право и политика, 2008, №4, с. 808-822, (1,5 п.л.).

19. Алейников А.В. Институциональная трансформация взаимодействия бизнеса и власти в политическом процессе России: теоретические аспекты.// Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История, политология, экономика, 2007, №8 (39), с. 156-159, (0,4 п.л.).

20. Алейников А.В. Политические факторы становления бизнеса в современном российском обществе.// Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12, 2008, вып.1, с. 165-175, (1,0 п.л.).

21. Алейников А.В. Политические факторы институциональных изменений бизнеса в условиях постсоветской России.// Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология, 2007, №3, с.18-27, (0,8 п.л.).

22.  Алейников А.В. Российский бизнес как объект теоретического осмысления: институциональные траектории в социально-политическом пространстве // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология, 2008, №2, с. 41-54, (1,0 п.л.).

23. Алейников А.В. О некоторых проблемах институционализации взаимодействия бизнеса и власти в современной России.// Российское предпринимательство, 2008, №7, с. 9-13, (0,4 п.л.)

3. ПУБЛИКАЦИИ В НАУЧНЫХ ИЗДАНИЯХ, РАЗДЕЛЫ МОНОГРАФИЙ И В СБОРНИКАХ НАУЧНЫХ КОНФЕРЕНЦИЙ

24. Алейников А.В. Институциональные механизмы взаимодействия бизнеса и власти в России: социально-философский аспект.// Государство, политика, социум: вызовы и стратегические приоритеты развития. Сб. статей, ч.II, Екатеринбург, УрАГС, 2009, с.175-178 ( 0,3 п.л.).

25. Алейников А.В. Институциональный дизайн российского бизнеса: проблемы политического конструирования и гражданской консолидации.// В поисках гражданского общества. НовГУ им. Ярослава Мудрого – Великий Новгород, 2008, с. 220-235, (1,0 п.л.).

26. Алейников А.В., Милецкий В.П.  Политическая логика институциональной        трансформации взаимодействия российского бизнеса и власти.// Политическая социология: теоретические и прикладные проблемы: сборник научных статей. - СПб.: Издательский дом С.-Петерб. Ун-та, 2007, с. 84-98 (1,0 п.л./0,5 п.л.).

27. Алейников А.В.  Российский бизнес: политическая логика институциональной трансформации.// Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып.3. Часть 2. М.: ИНИОН РАН, 2008, с. 279-285, (1,0 п.л.).

28. Алейников А.В. К вопросу о диалектике политического конструирования институционального дизайна российского бизнеса.// Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС, 2007, т.3, №3, с. 145-164, (1,25 п.л.).

29. Алейников А.В. Проблемы теоретического анализа социодинамики российского бизнеса.// Научные труды Московского гуманитарного университета, 2007, вып.86, с. 40-49, (0,7 п.л.).

30. Алейников А.В. Налаживание конструктивного диалога между бизнесом, властью и обществом. // Научные труды Московского гуманитарного университета, 2008, вып.87, с. 3-12, (0,7 п.л.).

31. Алейников А.В., Стребков А.И.  Конфликтология для ХХ1 века. // Научные труды Московского гуманитарного университета, 2008, вып.90, с. 131-142, (1,0 п.л./ 0,5 п.л.).

32. Алейников А.В. Бизнес и социальное переустройство современной России: к постановке проблемы (социологический анализ).// Россия сегодня: гуманизация социально-экономических отношений. Материалы международной практической конференции. Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. Гуманит. ун-та, 2008, с.110-117, (0,5 п.л.).

33. Алейников А.В. Генезис бизнеса как социально-политического института в современном российском обществе.// Власть и общество в России: традиции и современность. Материалы 4 всероссийской научной конференции. Т.2. Рязань, 2008, с. 72-78, (0,4 п.л.).

34. Алейников А.В.  Социальная сфера: проблемы взаимодействия бизнеса и власти ( теоретические аспекты).// Россия как социальное и правовое  государство: в поисках оптимальной модели. Материалы всероссийской научно-практической конференции. Майкоп. Изд-во АГУ, 2008, с.188-194, (0,4 п.л.).

35. Алейников А.В. Институциональные траектории генезиса бизнеса в современном российском обществе.// Неклассическое общество: векторы развития. Материалы всерос.  научн.-практ.конф. Владимир, 2008, с. 111-115, (0,3 п.л.).

36. Алейников А.В. Российский бизнес: трансформация социальной включенности (методологические зарисовки).// Вопросы структуризации экономики. Материалы всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы социально-трудовых отношений». Махачкала, 2008, с. 37-43, (0,4 п.л.).

37. Алейников А.В. К вопросу о социодинамике взаимодействия бизнеса и власти в современной России.// Экономика, социология и право. 2007, №11, с.47-72, (1,25 п.л.).

38. Алейников А.В.  Политические мотивы институциализации бизнеса в России.// Психология власти – 2008. Материалы 2 международной научной конференции. Спб, 2008, с. 130-132, (0,2 п.л.).

39.Алейников А.В. О логике политического конструирования трансформации российского бизнеса. // Дискурсология: методология, теория, практика. Доклады второй международной научно-практической конференции. Т.1. Екатеринбург, 2007, с.118-122, (0,4 п.л.).

40. Алейников А.В. О политических проблемах деполитизированных стратегий современного российского бизнеса.// Новый политический цикл: повестка дня для России. Международная научная конференция. Тезисы докладов. М., РАПН, 2008, с. 11-13, (0,2 п.л.).

41. Алейников А.В. К вопросу о политических факторах институциональной трансформации российского бизнеса.// Трансформация политической системы России: проблемы и перспективы. Международная научная конференция. Тезисы докладов. М., РАПН, 2007, с. 12-14, (0,2 п.л.).

42. Алейников А.В. Политический дизайн институциональной трансформации российского бизнеса.// Тезисы докладов третьей всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: Социальные процессы в современной России: традиции и инновации». Т.2. М.КДУ, 2007, с. 213-216, (0,2 п.л.).

См.: Розмаинский И.В. Основные характеристики семейно-кланового капитализма в России на рубеже тысячелетия: институционально-посткейнсианский подход // Экономический вестник Ростовского государственного университета.2004.Т.2. №1; Косалс Л. Клановый капитализм в России.// Неприкосновенный запас, 2006, №6 (50).

Вехи. Интеллигенция в России. М.: Молодая гвардия, 1991. С.52.

Соловьев С. Чтение и рассказы по истории России. М.: Правда, 1989, С.625.

Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве. М.: Наука, 2004, С.65.

Там же, С.254.

Вебер М. О России: Избранное. М.: РОССПЭН, 2007, сс.70-71

Бердяев Н.А. Судьба России. М.: ИМА-ПРЕСС, 1990, С.9.

Осипов И.Д. Власть и предпринимательство в культуре России.// Предприниматель и успех: Сб.статей/ Под ред. К.С. Пигрова, СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006, С.31.

Булгаков С.Н. Философия хозяйства. -  М.: ТЕРРА, 2008, С. 90

Шамхалов Ф.И. Философия бизнеса. М., Экономика, 2010, С.5.

Вебер М. Избранное: протестанская этика и дух капитализма. М.,  2006. Weber M. Economy and Sociaty. An Outline of Interpretive Sociology / Ed. By G.Roth and C.Wittich. Berkeley: University of California Press, 1978, Зомбарт В. Буржуа: Этюды по истории духовного развития современного экономического человека. // Зомбарт В. Собр.соч. в 3-х т.т. Спб, 2005, т.1.

См.: Бурдье П. Социология политики. М., 1993; Бурдье П. Практический смысл. СПб., 2001; Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. СПб., 2007; Луман Н. Власть. М., 2001; Луман Н. Эволюция. М., 2005; Луман Н. Дифференциация. М., 2006; Луман Н.. Введение в системную теорию.  М., 2007;  Норт Д.С. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.,1997; Олсон М. Логика коллективных действий: Общественные блага и теория групп. М., 1995; Поланьи К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени. СПб., 2002; Уильмсон О. Экономические институты капитализма. Фирмы, рынки, «отношенческая контра-ктация». СПб., 1996; Флингстин Н. Рынки как политика: политико-культурный подход к рыночным  институтам// Экономическая социология. Т.4. №1, январь 2003; Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. М., 2004; Хантингтон С. Третья волна: демократизация в конце ХХ  века. М., 2003.

Одно из важных для авторского дискурса достижений в изучении современного российского бизнеса представлено в : Паппэ Я.Ш., Голухина Я.С. Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993-2008 гг. М.: Изд .дом ГУ ВШЭ, 2009.

См. напр.: Русская философия собственности ХVIII-XX вв. СПб, 1993.

Пигров К.С. Социальная философия. СПб.: Изд-во С-Петерб.ун-та, 2005, С.27.

См. Андренов Н.Б. Философия и методология экономики. Чита, 1998, Бережной И.В., Вольчик В.В. Исследование экономической эволюции института власти - собственности. М., 2008., Вилков Н.О. Философия богатства. Тюмень, 2000, Зарубина Н.Н. Социология хозяйственной жизни. Проблемный анализ в глобальной перспективе.М.,2006., Колпаков В.А. Социально-эпистемологические проблемы современного экономического знания ( экономическая наука эпохи перемен). М., 2008, Орлов В.И. Философия бизнеса в обществах переходного типа. М., 2004, Осипов И.Д. Власть и предпринимательство в культуре России.// Предприниматель и успех: Cб.статей/ Под ред. К.С.Пигрова, Спб, 2006, Осипов И.Д. Власть и предпринимательство в России: историко-культурный аспект взаимоотношений.// Формирование системы цивилизованного лоббизма в России. Спб, 2006, Помпеев Ю.А. История и философия отечественного предпринимательства. Спб, 2003, Сухарева Н.И. Философско-культурологические основы предпринимательства. Красноярск, 2000,  Федотова В.Г., Колпаков В.А., Федотова Н.Н. Глобальный капитализм: три великие трансформации. Социально-философский анализ взаимоотношений экономики и общества. М., 2008, Шамхалов Ф.И. Философия бизнеса. М.,2010.

См.: Алейников А.В., Рябев В.В. Генезис бизнеса как социально-политического института гражданского общества современной России. Изд-во Мурм. гос. тех. ун-та. Мурманск. 2008. С.9-38.

Hellman J. Winners Take All: the Politics of Partial Reform in Postcommunist Transitions// World Politics.1998. Vol.50, №2. P.203-234.

Луман Н. Дифференциация. М.: Издательство «Логос», 2006, с.с.207-219.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.