WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Социальная справедливость в российском обществе: социально-философский анализ

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

Сажин Александр Викторович

 

Социальная справедливость в российском обществе: социально-философский анализ

 

09.00.11 – социальная философия

                           

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

                                    

Краснодар – 2010


Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Ляушева Светлана Аслановна

 

доктор философских наук, профессор

Нарыков Николай Владимирович

 

доктор философских наук, профессор

Пусько Виталий Станиславович

Ведущая

организация:

Московский государственный социально-гуманитарный институт

          Защита состоится «5» июля 2010 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 203.017.01 по философским и социологическим наукам при Краснодарском университете МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128, зал диссертационного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Краснодарского университета МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128).

Автореферат разослан  «_____»  мая   2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                               С.Г. Черников


Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В настоящее время «в стране происходят глубокие общественные переделки и рыночные преобразования социальных сегментов и ресурсов, определяющих социальную структуру» . Социально-экономические и социально-политические реформы в современной России и формирование на их основе устойчивых институтов в виде развитого гражданского общества и правового государства напрямую связаны с необходимостью сущностного развития и практической реализации принципов социальной справедливости. При этом проблема справедливости заключается не в том, как сделать всех общественных субъектов равными в уравнительном и социалистическом смысле, а как достичь меритократического социального неравенства, т. е. как связать экономические различия между доходом и собственностью, которая принадлежит людям, с их навыками, индивидуальными усилиями и результатами профессионального труда. В этом смысле социальная справедливость означает, что люди получают то, что заслуживают на основе оценки и использования некоторых общепринятых в обществе принципов, согласованных с нормами морали и нравственности.

Необходимость достижения справедливого неравенства в российском обществе приводит к постоянным культурным и ценностным конфликтам между либерализмом и демократией, между принципами нравственности и свободы, справедливости и рынка. Наличие в обществе социальной справедливости укрепляет «уверенность людей в преемственности их самоидентификации и в постоянстве окружающего социального и материального мира, в котором они действуют» . Однако социальная справедливость в российском обществе слишком блокирована корпоративными или групповыми фильтрами. Узкий коридор индивидуальных возможностей для развития экономической самостоятельности и гражданской инициативы делает малоперспективными усилия низкостатусных групп подняться выше. Эти трансформационные процессы еще продолжаются и сопровождаются деформацией существующих в общественном сознании представлений о справедливости или несправедливости современного общественного устройства и структурированной социальной реальности.

Хотя либеральная идеология со свободной рыночной экономикой стала основой социально-экономического развития России в XXI в., принципы социальной справедливости по-прежнему являются важным инструментом согласования рыночных принципов и ценностей общества социального благополучия (среди которых особо выделяются защищенность, обеспеченность и солидарность). Принципы социальной справедливости вполне могут выступить консенсусной основой инновационного реформирования России, обеспечивая устойчивое формирование современного поликультурного и солидарного общества, пространства рационального диалога культур, этнических и религиозных групп и народов. Наличие в государстве идеологии социальной справедливости гарантирует всеобщее обеспечение минимально приемлемых и достойных условий жизни. Только гуманное и справедливое общество может обеспечивать жизненные условия, достаточные для защиты социально уязвимых и опекаемых групп, для преодоления и смягчения жизненных трудностей, поддержания гражданской солидарности и полноценной жизнедеятельности людей.

Эффективное взаимодействие активного гражданского общества и сильного и стабильного государства ? важнейшее условие укрепления основ справедливого социума, формирования у людей правового сознания, чувства гражданственности и патриотизма.

Хотя социальная политика в индустриально?развитых странах носит многопрофильный характер, она во всех случаях подразумевает реализацию принципов социальной справедливости. Их реализация помогает создавать современное поликультурное, эффективное и солидарное общество, пространство равноценного диалога цивилизаций, культур, наций и государств. Социальная справедливость обеспечивает общественную устойчивость и инновационное развитие, однако, в российском обществе соответствующие ценности практически не реализуются в общественно-политической практике. Кроме того, в отдельных регионах они отличаются этнокультурной и конфессиональной спецификой.

Соединение справедливости, нравственности, духовности и культуры с учетом социально-экономических и культурно-исторических процессов развития России в XXI в. необходимо для преодоления острых социальных проблем российского общества, которое по-прежнему проходит структурно-трансформационный и посткризисный этап. Развитие общества социальной справедливости будет способствовать научному, экономическому и культурному прогрессу, укреплению институтов частной собственности и гражданского общества, дальнейшему развитию рыночной российской экономики. Подобные задачи актуализируют необходимость системного социально-философского изучения социальной справедливости. Также необходимо философское осмысление функций и факторов справедливости, специфики идентификационного отражения вопросов справедливости в общественном сознании, роли и значения социальной справедливости в формировании и развитии регионального социума.

Степень научной разработанности темы.  Вопросы социальной справедливости изучают в рамках теологии, философии, этики, политологии, социологии и других социально-гуманитарных наук.

 В анализе вопросов социальной справедливости с начала XIX в. выделяются две основные философские школы: эгалитарная (дистрибуционная) и ректификационная. В рамках первого направления (Дж.Оппенгейм, М. Сандель, А. Силвер, Н. Фролих, М. Уолцер и др.) социальная справедливость рассматривается как потенциальная возможность достижения индивидами равного или примерно равного статуса. Поскольку люди отличаются по природным способностям, профессиональным навыкам, склонностям и индивидуальным интересам, наличие или отсутствие в обществе социальной справедливости – это скорее индивидуальная проблема отдельных людей, а не общественный недостаток. Так как граждане изначально не равны по природным способностям и интересам, проблема социальной справедливости ставится философами не как вопрос о том, как сделать всех равными в социалистическом смысле, а как достичь справедливого неравенства, т. е. как сделать различия между людьми ситуационными и меритократическими. Однако в реальных условиях достижение дистрибутивной справедливости практически невозможно, поскольку эгалитарные принципы на практике сложно реализовать.

Невозможность достижения дистрибутивной справедливости часто служит источником социальных конфликтов и высокой степени общественной напряженности (М. Вензель, Н. Даниэльс, М. Дойч и др.).

Эгалитарная и дистрибутивная концепция по-прежнему популярна среди отечественных ученых, особенно тех, кто изучают моральные вопросы формирования социальной справедливости (Т.А. Алексеева, Н. Архангельская, В.Е. Давидович и др.). По мнению российских исследователей (Д.Б. Дондурей, В.С. Магун, С.А. Медведев), справедливость для общественного национального сознания по-прежнему важнее свободы и прав человека. Социальная справедливость непосредственно связана с основными правами и свободами граждан, особенно те, которые в свою очередь, связаны с реализацией права собственности, социальным обеспечением, распределением доходов, поскольку только из справедливости вытекает моральная обязанность для людей подчиняться правовым нормам.

Достижение социальной справедливости возможно только тогда, когда соблюдаются социально-трудовые и экономические права всех людей. В этом русле вопросы социальной справедливости изучают современные российские юристы А.Т. Боннер, В.И. Новоселов и др., понимая соответствие меры прав и обязанностей субъекта, меры воздаяния и ответственности за действия и соблюдение принципов юридического равенства всех членов общества. Социальная справедливость, по мнению специалистов в области философии права, влияет на стабильность юридической практики, единство понимания и применения правовых норм, контрольно-надзорную деятельность правоохранительных органов.

Если правовая суть категории справедливости среди юристов понимается в целом одинаково (Н.Н. Вопленко и др.), то ее природа вызывает споры. Некоторые философы отрицают юридический характер данной категории и рассматривают ее исключительно как этический критерий правоприменения (Л.П. Гринберг, В.М. Семенови и др.). Однако другие исследователи (в частности, Е.П. Шикин) отмечают, что социальная справедливость – это категория, формирующаяся на основе оценки соответствия юридических норм и актов правовой и политической практике их применения. Она во многом совпадает с законностью, поэтому быть законным – значит соответствовать нормам социальной справедливости применительно к юридической практике и реализации основных прав и свобод.

В 1990-е гг. термин «социальная справедливость» стал привычным для общероссийского политического дискурса. Более того, он получил адекватное отражение в государственной идеологии и официальных правительственных документах, хотя фундаментальных социально-философских исследований этой проблематики пока явно недостаточно. Происходящая в России социально-экономическая трансформация общества усилила интерес к вопросам социальной справедливости.

Вопросы справедливости в контексте существующего неравенства изучают Т.В. Дыльнова, С.И. Григорьев, В.Г. Немировский. Эти ученые также исследуют коллективные реакции на возможную несправедливость в форме организации общественных движений, коллективных протестов и политических волнений.

Некоторыми вопросами социальной справедливости и формирования государственной политики в этой сфере занимаются лидеры основных политических партий, общественных организаций и движений (Г.А. Зюганов, С.Ю. Глазьев, В.В. Жириновский и др.).

В рамках ректификационных теорий (которые еще иногда называют «корректирующими» или «коммуникационными») социальную справедливость философы изучают как набор реципрокальных действий, восполняющих неравномерное распределение благ или в той же самой (в форме реституции) или другой, но эквивалентной форме (компенсационной). Ректификационная справедливость часто аппелирует к чувству мести или возмездия, основным содержанием которой является идея меры и адекватного воздаяния за содеянное (В. Рансиман и др.).

С ректификационной точки зрения справедливость основывается на формально-правовых процедурах, посредством которых приобретаются или передаются социальные и экономические блага. Подобное понимание социальной справедливости близко общеэкономическим трактовкам как возможностям реализации права на труд и справедливое вознаграждение (А.А. Алпатов, Е. Герасимова , А.Л. Темницкий и др.) или проведение экономических реформ, в особенности реформы системы налогообложения (К. Викселл, Дж. Микула и др.).

Перечисленные работы не исчерпывают всех проблем, связанных с формированием социальной справедливости в России, ее отражением в общественном национальном и региональном сознании, поиском оптимальных стратегий укрепления социальной справедливости в условиях регионального социума со сложной этнической и поликонфессиональной структурой. Необходимость рассмотрения этой тематики связана также с тем, что развитие социальной справедливости в социально-философском измерении является недостаточно изученным процессом. В настоящей диссертации делается попытка восполнить существующие в социальной философии концептуальные пробелы и методологические недостатки.

Объектом исследования выступает российское общество как система отношений, норм и ценностей, направленных на обеспечение справедливого и устойчивого порядка в условиях трансформирующейся и неопределенной глобальной социальной среды.

Предметом исследования является социальная справедливость в российском обществе в условиях экономических трансформаций, а также стратегии восстановления и укрепления отношений социальной справедливости между различными общественными группами.

Целью данного исследования является изучение социальной справедливости в российском обществе, культурно-исторических и идеологических факторов его формирования, а также процессов ценностной трансформации в транзитивных и неопределенных условиях. Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие исследовательские задачи:

  • проанализировать существующие социально-философские подходы к анализу социальной справедливости;
  • выявить специфику социальной справедливости в системе общественных отношений;
  • концептуализировать сущностные основания социальной справедливости в глобальном обществе;
  • исследовать структурообразующие функции социальной справедливости в рамках современной общественной системы;
  • выделить культурно-исторические факторы формирования социальной справедливости;
  • проанализировать идеологическую специфику и факторы формирования социальной справедливости в российском обществе;
  • изучить характер трансформации ценностей социальной справедливости в транзитивный постперестроечный период;
  • изучить повседневные представления о характере существующей в российском обществе социальной справедливости и соответствующих структурных проблемах, а также идентификационные измерения отношений социальной справедливости;
  • концептуализировать сущностное значение и роль антикоррупционных действий, необходимых для восстановления отношений социальной справедливости в условиях преодоления мирового финансового кризиса; 
  • установить региональную специфику представлений о социальной справедливости, существующих в общественном сознании, а также этнические и конфессиональные аспекты отношений справедливости на Юге России; 
  • изучить сущностную роль социальной справедливости в формировании и развитии современного регионального социума;
  • предложить культурно-идеологические и духовно-нравственные стратегии восстановления социальной справедливости в полиэтничной, поликультурной и поликонфессиональной среде Юга России.

Теоретико-методологическая база исследования. Диссертационная работа выполнена в рамках фундаментальных категорий и принципов социальной философии, которые в методологических аспектах основываются на диалектических принципах единства и всесторонности рассмотрения социально-философского явления. Большую роль при проведении диссертационного исследования оказали труды российских философов и социологов (А. Аузана, Т. Заславская, Ж. Тощенко, Г. Осипова, В. Радаева и др.) в области социальной политики, борьбы с коррупцией, развития гражданского общества, общенациональной идеологии и анализа перспектив реформирования экономической, политической и социально-трудовой сфер.

Теоретико-методологические основы заключаются в использовании всех основных методов исследования, включая логический анализ, диалектический синтез, корреляционный анализ, а также специальных дисциплинарных методов, которые применяются в теории рационального выбора, транзитологии, конфликтологии, философии и социальной психологии. Специфика социальной справедливости на Юге России анализировалась с учетом основных достижений отечественного регионоведения.

Научная новизна исследования заключается в концептуальной социально-философской разработке проблемы социальной справедливости в российском обществе, сохранение и укрепление которой необходимо для системного реформирования социально-экономической и социально-политической сферы и обеспечения стабильности общества на основе объективного учета основных интересов всех его слоев. В конкретно-содержательном плане приращение научного знания, полученного в ходе проведения диссертационного исследования, заключается в следующем:

  • проанализированы основные социально-философские подходы к анализу социальной справедливости в российском обществе, под которым понимается система существующих в повседневном сознании ценностей и представлений людей о характере распределения в обществе экономических и социальных благ, а также о специфике взаимодействий гражданского общества, людей, бизнеса и государственных органов, детерминированных историческими и культурными особенностями развития государственной системы и институционально закрепленных в виде норм и законов;
  • выявлена социально-философская специфика социальной справедливости в системе неустойчивых транзитивных экономических, культурных и политических общественных отношений;
  • концептуализированы сущностные основания социальной справедливости в гражданском обществе, которые носят субъектный и повседневный характер;
  • исследованы структурообразующие функции социальной справедливости по смягчению общественных противоречий, укреплению гражданственности и мобилизации основных групп в рамках современной общественной системы;
  • выделены культурные ценностные основы, а также обусловленные исторической спецификой развития российского общества факторы, способствующие укреплению социальной справедливости;
  • проанализированы духовно-идеологические факторы, под воздействием которых происходит трансформация восприятия российского общества как справедливого или несправедливого в сознании его граждан;
  • исследован трансформационный характер происходящих изменений в значимости, роли и влияния ценностей социальной справедливости в транзитивный постсоветский период;
  • изучены существующие в общественном сознании повседневные представления о характере, наличии и/или отсутствии социальной справедливости в основных сферах российского общества (политической, экономической, правоохранительной, культурной), соответствующих структурных проблем, мешающих формированию общества справедливости, а также исследованы идентификационные измерения социальной справедливости;
  • впервые концептуализированы сущностное значение и идеологическая роль антикоррупционных действий со стороны как гражданского общества, так и государственных органов с тем, чтобы модернизировать социально-экономическую систему и укрепить духовно-нравственную веру в социальную справедливость и справедливое общество в условиях необходимости преодоления мирового финансового кризиса; 
  • установлены региональная и территориальная специфика общественных представлений о социальной справедливости, а также этнические и конфессиональные аспекты восприятия справедливости на Юге России; 
  • изучена сущностная роль социальной справедливости в формировании и развитии современного регионального социума в постсоветский транзитивный период;
  • предложены культурно-идеологические и духовно-нравственные стратегии и методы восстановления и укрепления социальной справедливости в полиэтничной, поликультурной и поликонфессиональной среде Юга России.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В современных социально-философских науках проблема достижения социальной справедливости в обществе обычно рассматривается как сущностный результат существующих в государстве культурно-исторических условий, но отчасти справедливость является результатом сделанного государственными лидерами идеологического выбора и принятых ими социально-политических решений. Социальная справедливость ? это система существующих в повседневном сознании ценностей и представлений людей о характере создания, накопления и распределения в обществе экономических и социальных благ, а также о специфике взаимодействий гражданского общества, людей, бизнеса и государственных органов, детерминированных историческими и культурными особенностями развития государственной системы и институционально закрепленных в виде норм и законов.

2. Социальная справедливость стабилизирует неустойчивые транзитивные экономические, культурные и политические отношения, предоставляя всем общественным субъектам, несмотря на их индивидуальные различия, адекватно равные доли или незначительно скорректированные индивидуально распределенные блага, воплощенные в экономических перераспределениях, обеспечиваемых государственными органами, а также государственной идеологией, культурными и исторически возникшими и обусловленными ценностями справедливости.

3. Сущностные основания социальной справедливости проявляются в ее субъектном, повседневном и комплексном характере. Субъектность связана с необходимостью для социально незащищенных групп и отдельных индивидов предпринимать активные действия для получения и/или увеличения причитающейся им доли в процессе распределения национального богатства. Комплексность социальной справедливости означает ее зависимость, а также системное воздействие на развитие экономической, политической, духовной и культурной сфер общества. Социальная справедливость основывается на процессах согласования основных интересов и повседневных потребностей всех общественных слоев, включая опекаемых и маргинальных групп. 

4. Наличие в обществе социальной справедливости в сущностном отношении смягчает резкость существующих социально-экономических, политических противоречий и культурно-ценностных разрывов между богатыми и бедными, между всеми основными политическими и экономическими группами. Социальная справедливость способствует идеологическому укреплению гражданственности, развитию духовно-нравственных основ в отношениях между государственными органами, бизнесом и гражданскими организациями в рамках современной общественной системы.

5. Социальная справедливость зависит от культурного контекста общественного развития и прежде всего от наличия в обществе культуры справедливости, основой которой является транспарентность, готовность к компромиссу, партнерству и уважению социально-экономических прав человека. Это позволяет государственным органам совместно с бизнесом и гражданскими организациями добиваться согласованных решений по основным экономическим, политическим и социальным вопросам. Культура справедливости формируется как результат консенсусного разрешения острых противоречий между основными политическими, этническими и социальными группами в периоды радикальных исторических трансформаций.

6. Восприятие гражданами общества как справедливого или несправедливого зависит от сознательного государственного конструирования и признания национальной идеологии справедливости. Идеология обеспечивает духовно-нравственные рамки эффективного адресного разрешения ключевых социальных проблем как со стороны государства, так и негосударственных субъектов и местных сообществ, реализующих социальные, экономические, политические и культурные инициативы.

7. Во время транзитивных культурных и аксиологических трансформаций доминирующие общественные ценности подвергаются аномийной дезинтеграции до тех пор, пока в обществе не сформируется, не легитимизируется и не закрепится новый символический и ценностный консенсус по вопросам, методам и способам достижения социальной справедливости. Общественное большинство должно признавать важность ценностей справедливости для сохранения успешности системных социально-экономических преобразований.

8. Общественное сознание в целом расколото по поводу восприятия справедливости проводимых социально-экономических реформ, а также эффективности рыночных преобразований. Большая часть российских граждан склонна к тому, чтобы видеть в особенностях транзитивной эпохи как определенные достижения, так и серьезные потери. При этом в общественном сознании сочетаются такие противостоящие друг другу требования, как увеличение социальных выплат и установление достойной минимальной заработной платы при одновременном сохранении низких налогов. Наиболее значимыми дифференцирующими основаниями в оценке справедливости устройства современного российского общества являются факторы материального благосостояния людей и их социально-территориальная идентичность. Обеспеченные слои городского населения менее восприимчивы к социальной справедливости, поскольку их общественное положение менее уязвимо для проявления несправедливости.

9. Для укрепления социальной справедливости в российском обществе необходимо преодоление высокого уровня коррупции, которая делает невозможным эффективную конкуренцию и модернизационное развитие в условиях мирового финансового кризиса. Антикоррупционные меры со стороны государства должны включать в себя законодательное укрепление прав собственности и контрактных обязательств, четкое законодательное разделение функциональных ролей собственников, акционеров и менеджеров, повышение информационной транспарентности, идеологической и духовно-нравственной устойчивости, а также инвестиционной привлекательности российской экономической системы.

10. Структурирование представлений о социальной справедливости в общественном сознании жителей Юга России происходит в ходе модернизационного развития традиционных сообществ коллективистского и солидаристского типа. Для традиционных групп справедливость воспринимается в контексте замкнутого пространства патерналистских этнических и конфессиональных ценностей, что обусловлено негативным историческим опытом взаимодействия народов Юга России с государством и их фактической дискриминацией в течение многих десятилетий. Ослабление традиционных ценностей приводит как к возрастанию общественной инертности, так и к повышенной лояльности регионального общественного сознания к социально-политическим радикальным и девиантным группам.

11. Разрешение региональных конфликтов, вызванных модернизационными процессами в социально-политической и социально-экономической сферах, невозможно без построения справедливого социума, что зависит от скоординированных и конструктивных общественных действий со стороны всех региональных субъектов на основе взаимных компромиссов, толерантности, партнерства и согласия. Дефицит справедливости на региональном уровне должен быть преодолен посредством повышения качества функционирования систем управления, социально-экономического обеспечения, а также повышением экономической эффективности производственных секторов.

12. На Юге России необходимо развивать общерегиональные социально-экономические проекты в соответствии с принципами социальной справедливости. Справедливость должна быть выстроена не только на уровне отдельных конфессиональных или этнических групп, но и на уровне всех субъектов путем повышения уровня социальной защищенности людей, а также посредством развития существующих в общественном сознании духовно-нравственных представлений о социальной справедливости. Региональные органы власти должны вырабатывать и принимать законодательные нормы по смягчению социально-экономических диспропорций как между регионами, так и в их пределах.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Теоретическая значимость диссертации состоит в обосновании самостоятельного направления социально-философского анализа социальной справедливости. Практический смысл работы заключается в том, что ее результаты и выводы будут способствовать формированию системной социальной политики на региональном и федеральном уровне, направленной на обеспечение социальной справедливости в отношениях между властью и обществом и преодоление негативных тенденций в социальной и ценностной сферах в условиях мирового финансового кризиса.

Основные идеи и положения диссертации могут быть использованы в научной и методической работе во многих областях социально-философского знания: философии справедливости, философии ценностей, социальной философии, при разработке и чтении курсов по философским проблемам формирования социальной справедливости, а также стратегий его восстановления. Основные выводы диссертации могут быть использованы в качестве методологического материала для дальнейших исследований трансформации социальной справедливости в условиях глобализации, а также посткризисных модернизационных преобразований.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на межвузовских, региональных и международных конференциях, в частности:  на III Российском философском конгрессе «Рационализм и культура на пороге III тысячелетия» (Ростов-на-Дону, 2002гг.), на II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы» (Москва, 2003 г.), на III Всероссийском социологическом конгрессе «Глобализация и социальные изменения в современной России» (г. Москва, 2006 г.), межрегиональной научно-практической конференции «Социализация молодежи Юга России в ХХI в.» (Ростов-на-Дону, 2007 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Диалог культур в изменяющейся России» (Ставрополь, 2007г.), IV Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения» (Ростов-на-Дону, 2008 г.), Международной научной конференции «Регионы Юга России: вызовы мирового кризиса и проблемы обеспечения национальной безопасности» в ИППК ЮФУ (Ростов-на-Дону, 2009 г.), Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом» (Ростов-на-Дону, 2009 г.).

Всего опубликовано 23 научные работы, в том числе результаты диссертационного исследования представлены в монографиях, брошюрах и статьях в научных сборниках и журналах (в т.ч. в изданиях, которые входят в список ВАК) в 16 работах, общим объемом около 26,5 п. л.

Структура и объем работы. Структура работы определяется целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, содержащих двенадцать параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы. Общий объем диссертации составляет 250 страниц машинописного текста.

Основное содержание РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор проблематики диссертационного исследования, его актуальность, характеризуется существующая степень разработанности проблемы темы диссертации в социально-философской и социально-гуманитарной литературе, формулируются цель, задачи, объект и предмет исследования, представляются элементы научной новизны и научные положения, выносимые на защиту, уточняются методологические основы исследования, его теоретическая и практическая значимость, а также проведенная апробация исследования, структура и объем диссертационной работы.

В главе 1 «Теоретико-методологические основы изучения социальной справедливости» рассматриваются основные теоретико-методологические проблемы, возникающие в ходе социально-философского и системного изучения специфики социальной справедливости в российском обществе, роль и значение социальной справедливости в системе общественных отношений, субъектные, повседневные и сущностные основания, подразумевающие активную деятельность основных общественных субъектов по изменению социально-экономического устройства и достижению справедливого общества.

В параграфе 1.1 «Социальная справедливость в социально-философских исследованиях» подробно освещаются основные социально-гуманитарные и социологические подходы, теории и концепции, существующие в отечественной и западной научной мысли, посвященной проблеме достижения, укрепления и защиты социальной справедливости в условиях необходимости обеспечения общественной устойчивости и инновационного и модернизационного развития российского общества.

По мнению диссертанта, соединение справедливости, нравственности, духовности и культуры с учетом социально-экономических и культурно-исторических процессов развития России в XXI в. необходимо для преодоления острых социальных проблем нашего общества, которое проходит структурно-трансформационный этап. Формирование общества социальной справедливости будет способствовать научному, экономическому и культурному прогрессу, укреплению институтов частной собственности и гражданского общества, дальнейшей модернизации рыночной экономики.

Анализ концептуальной эволюции проблематики социальной справедливости показывает, что в современной социальной философии проводится сущностное различие между дистрибутивной и коррекционной справедливостями. Первая имеет дело с дистрибуцией социальных благ и потенциальной возможностью достижения общественными субъектами равного или примерно равного статуса в обществе, а вторая занимается ректификацией (исправлением) существующей несправедливости. Формирование справедливого общества в России должно происходить в контексте обеспечения как справедливой дистрибуции социально-экономических, политических и культурных благ, так и постоянного исправления существующей в стране структурной несправедливости и разрывов в уровне жизни между богатыми и бедными группами общества.

В параграфе 1.2 «Социальная справедливость в системе общественных отношений» анализируются структурные особенности социальной справедливости в системе общественных отношений.

Социальная справедливость в системе общественных отношений представляет собой набор демократических и гуманистических принципов, в соответствии с которыми происходит формирование индивидуальных убеждений и групповых обязательств по самоограничению эгоистичного и разрушительного для других членов общества поведения.

Справедливость, по мнению диссертанта, снижает издержки на развитие экономической системы, поскольку позволяет не только обеспечить долговременные доверительные отношения, но и повысить информированность общественных субъектов о проблемах, возможностях, перспективных идеологических направлениях развития и духовно-нравственных интересах друг друга. Признавая общество справедливым, экономические агенты совершают больше честных и прозрачных сделок в расчете на долговременные позитивные блага. И наоборот, в обществе, которое граждане признают несправедливым, существуют серьезные проблемы в структурном социально-экономическом развитии.

Рассматривая роль социальной справедливости в обществе с точки зрения основных положений теории рационального выбора, автор подчеркивает, что справедливость служит экономической и рациональной основой защиты политических и гражданских прав и свобод. Наличие в обществе норм и ценностей социальной справедливости обеспечивает минимально гарантированные условия жизни для поддержания жизнеобеспечения и деятельного существования человека, что способствует экономическому росту и увеличению общего национального богатства.

Исследовав философско-правовые аспекты, автор делает вывод, что социальная справедливость в своем системной выражении направлена на соединение прав всех граждан на свободную экономическую деятельность с их правом как граждан участвовать в распределении благ, полученных от роста всеобщего благосостояния, социальной и экономической мощи, а также от формирования атмосферы демократической политико-правовой жизни общества, складывающейся на основе реального претворения в жизнь требований законности, норм правового государства, принципов и правил распределения государственных и общественных ресурсов.

В параграфе 1.3 «Сущностные основания социальной справедливости» анализируется роль субъектности и сущностные особенности социальной справедливости.

Только справедливое общество может обеспечить социальные условия, достаточные для защиты социально уязвимых и опекаемых групп, для преодоления и смягчения возможных жизненных трудностей, возникающих в процессе жизнедеятельности людей и поддержания гражданской солидарности. Для обеспечения справедливых общественных условий необходимы как беспристрастность процедурных решений в государственно-административной сфере («процедурная справедливость»), так и равное обращение государственных субъектов со всеми социальными агентами («формальная справедливость»).

Рассматривая концепции Дж. Роулса, диссертант считает, что структурная проблема обеспечения как процедурной, так и формальной справедливости заключается в оправдании как всеобщей и повсеместной свободы экономической деятельности, в результате которой накапливается несправедливое богатство и появляется несправедливое распределение экономических благ, так и во всеобщем законодательном и административном ограничении свободы рыночного распределения с тем, чтобы некоторые экономические блага доставались и самым обездоленным социальным слоям. Тем самым право граждан участвовать в экономической деятельности сопровождается обязанностями государства активно вмешиваться в экономические процессы регулирования и редистрибуции между социальными субъектами с тем, чтобы снижать остроту структурных противоречий.

В сущностном основании справедливости можно выделить действующих общественных субъектов, включая их действия и решения, а также господствующие в обществе ценности и правила (институты, конвенции, практики, убеждения и обязательства и т.д.) относительно того, что является, и что не является несправедливым.

Субъектность, по мнению автора, представляет собой направленную активность одного индивида или группы на другую группу. Совершающий указанное действие при этом воспринимается как субъект, а другая группа – как объект. Социальная субъектность подразумевает «развитый эгоизм», т.е. стремление субъекта к рассчитанной максимизации собственной выгоды и способность к сознательному удовлетворению общих потребностей, способностей к самореализации и саморазвитию в условиях конкурентной борьбы. В параграфе уточняется, что субъектность включает в себя необходимость рефлексивного осознания и внутреннего принятия индивидами как характера, так и процессуальной реализации общности целей и потребностей в социальной справедливости как таковой. Субъектность предполагает в том числе и аутопойезис (т.е. системное самовоспроизведение норм и ценностей справедливости). Даже если некоторые группы отходят от следования линии поддержания социальной справедливости, предполагается, что они будут заменены другими субъектами.

Автор делает вывод, что развитие социальной справедливости невозможно без укрепления духовно-нравственного потенциала основных социальных субъектов (политических партий, общественных движений, профсоюзов и пр.), поскольку именно активно действующие субъекты, которые сознательно из внутренних побуждений придерживаются ценностей справедливости, могут способствовать тому, что власти будут следовать процедурным и формальным нормам социальной справедливости в государственных органах (судах, исполнительных и законодательных органах власти и т.д.), что является основой свободного и правового развития российского государства.

В главе 2 «Социальная справедливость: функции и факторы формирования» анализируются основные структурообразующие функции, культурные и исторические факторы формирования социальной справедливости в современном обществе. Отдельно концептуально анализируется идеологический «фон» социальной справедливости в условиях глобализирующегося и трансформирующегося общества.

В параграфе 2.1 «Функции социальной справедливости в современной общественной системе» представлен социально-философский анализ изменения структурообразующих функций социальной справедливости в гражданском обществе с учетом смены экономических паттернов с аграрного и традиционного на индустриальный, модернизационный и инновационный.

В параграфе подчеркивается, что глобальный конфликт по поводу того, что именно является справедливым в существующем мировом порядке и каковы должны быть его духовные, идеологические и ценностные составляющие, еще не разрешен во многом потому, что и в западных, и в восточных странах функции справедливости воспринимаются по-разному в зависимости от культурно-исторических условий.

Рассматривая работы сторонников структурного функционализма, диссертант уточняет, что функции справедливости заключаются в стабилизации и поддержании устойчивого состояния общественной системы, позволяющей ей эффективно функционировать и развиваться в условиях внешних и внутренних вызовов. Справедливость необходима для сохранения общественной солидарности, гражданских и политических свобод демократии в сочетании с конкурентоспособной модернизацией экономической, инфраструктурной и политической структур общества, поэтому обладает объективной эволюционной и исторической функциональностью. Она облегчает достижение благосостояния, смягчает нарастание оппортунистических и эгоистических социальных проявлений.

Реализация функций социальной справедливости помогает создавать современное поликультурное, эффективное и солидарное общество, пространство равноценного диалога цивилизаций, культур, наций и государств. Ключевым элементом политики функционального воплощения социальной справедливости является система социальной защиты, подкрепленная идеологией достойной жизни и свободного развития граждан, институциональными гарантиями прав частной собственности, сторон и принципов свободы контракта и системами налогообложения.

Целенаправленную социальную политику, по мнению диссертанта, не должны заменять отдельные мероприятия, направленные на поддержание рыночных механизмов. Современное российское общество нуждается в системном реформировании институтов социальной политики с целью повышения эффективности социально-экономических преобразований, жизненного уровня населения и сохранения социальной стабильности. Такое распределение должно происходить в соответствии с принципами общественного распределения и доступности основных благ для всех групп населения, гармонизации гражданских, социальных и межэтнических отношений и нейтрализации социально-психологических патологий (наркомании, религиозного экстремизма, бытовой преступности и т.д.).

Диссертант полагает, что большую роль в реализации функций социальной справедливости должна играть деятельность Общественной палаты Российской Федерации, которая является постоянно действующей площадкой для согласования гражданских позиций и экономических интересов всех сторон, заинтересованных в развитии социально-экономической политики в России на основе добровольности и равноправия в достижении договоренности без ущемления интересов какой-либо из сторон на основе взаимных уступок, самоограничения, компромиссов, консенсуса. Общественной палате совместно с экспертными сообществами следует вырабатывать свои рекомендации и предложения по направлениям совершенствования политики в области социальной справедливости и формирования общества благосостояния.

В параграфе 2.2 «Культурно-исторические факторы формирования социальной справедливости» рассматриваются культурные и исторические основы формирования социальной справедливости.

Культурная специфика проблемы социальной справедливости состоит в том, что в рамках отдельных культур, культурных условий и верований могут отрицаться очевидная несправедливость или, наоборот, ставиться под сомнение социальные и экономические действия, направленные на восстановление справедливости в обществе.

Автор рассматривает социально-философские концепции культурного релятивизма, которые исходят из кросс ? культурной оценки норм и ценностей справедливости, и подчеркивает, что ценностные основы справедливости носят реляционный и культурно – корреляционный характер (Р. Фокс, Л. Уайт и др.). По мнению сторонников культурного релятивизма, культурные черты постоянно меняются, поэтому к проблеме социальной справедливости в разных культурных контекстах нужно подходить с разными стандартами, поскольку у каждого народа свой путь социально-экономического развития, который никогда не будет точной копией модернизационного развития других стран. Различные этнические, культурные, национальные и другие группы, как правило, обладают собственным представлением о том, что является и что не является справедливым в соответствии с существующими и признаваемыми культурными нормами и ценностями. Эти культурные различия невозможно свести к социальным факторам, таким как различия в уровне образования, разница в социально-экономическом статусе и пр. Во многих этнических сообществах социальная справедливость рассматривается как проблема в межличностных отношениях.

В российском обществе культурно-исторической основой социальной справедливости должны стать традиции общинности, коллективизма, патернализма и соборности, которые в социально-психологическом отношении основываются на таких дореволюционных народных традициях, как артельность, соборность,  взаимопомощь, социальная сплоченность, активная включенность в жизнь сообщества, сакральное и патерналистское отношение к государству, представление о справедливости как об уравнительном отношении и др. Многие из этих традиций возникли в ходе исторического развития православия и общинной культуры. Община способствовала развитию ценностей индивидуального самоограниче­ния и самоотдачи, поскольку считалось, что общинные интересы важнее и выше частных собственнических интересов отдельных людей. В российской общине, частично замещающей государство, сформировались коллективистские ценности, которые способствовали ограничению хозяйственной, предпринимательской и личной свободы и инициативы наиболее активных общественных субъектов. В то же время община воспитывала у своих членов демократические и гражданские ценности поиска взаимного согласия между социальными субъектами, ориентации на постоянное проведение переговоров с целью логического и нравственного убеждения других сторон, прояснения индивидуальных и групповых позиций в ходе дискуссий и достижения консенсуса по наиболее важным решениям, затрагивающим интересы всех. Воспринимаемая людьми справедливость общинного уклада частично сглаживала остроту материальных проблем и неблагоприятные оценки повседневной жизни человека.

По мнению диссертанта, в российском обществе еще не выработана институционализированная культура справедливости, которая должна основываться на сильной гражданской активности и вовлеченности. В пределах такой культуры ценятся солидарность, гражданственность, сотрудничество и честность, а люди доверяют друг другу, рассчитывая на то, что все сограждане будут вести себя законопослушно. Политические лидеры в обществах, в которых господствует культура справедливости, отличаются относительной честностью, верят в демократическое правление, стремятся заключать компромиссы со своими политическими противниками и вовлечены в публичную политику в соответствии с политическими условиями равенства и справедливости. В параграфе 2.3 «Идеологические факторы формирования социальной справедливости» анализируются идеологический фундамент и идеологические факторы, влияющие на формирование общества социальной справедливости.

Социальная справедливость не только производное от культурных и исторических условий, но одновременно и продукт идеологии, и детерминант идеологического развития общества. Именно через национальную идеологию гражданами воспринимается социально-экономическая и политическая трансформация. Идеология представляет собой социальную форму выражения ценностных установок, социально-политических и социально-экономических потребностей и интересов, в том числе и в общественной сфере достижения социальной справедливости.

Национальная идеология, по мнению диссертанта, формируется в ходе сотрудничества на основе взаимного согласования интересов различных социальных групп с целью решения текущих и стратегических задач. Идеология – это набор идей, убеждений и понятий (воображаемых, действительных, нормативных), цель которых – объяснить, оправдать или критиковать существующий социальный порядок. Общественная идеология не может объяснить все происходящее в мире, а только предоставляет рекомендации и репрезентационные «правила совместного проживания».

Социальная справедливость выступает как особая идеологическая форма отражения интересов и потребностей людей, объективных социально-экономических условий.

Автор подчеркивает, что причины идеологического кризиса в российском обществе состоят не только в недостаточном уровне развития ценностей самоограничения и кооперации, но и в нехватке социальной справедливости. Характерной особенностью современной политической жизни является рост идеологического нигилизма в общественном сознании. Идеология справедливости в соответствии с политикой социально ответственного и благополучного государства может такой нигилизм преодолеть. Именно наличие идеологии справедливости позволяет обществу ограничить институты государственного насилия, государственного контроля и принуждения, воплощением которых на организационном и институциональном уровнях выступают, например, милиция, суды и тюрьмы.

Идеология справедливости пересекается с культурой и идеологией открытого общества, восприимчивого для внешних культурных воздействий, основой которых является готовность к компромиссу, партнерству и уважению культурных, политических, конфессиональных и социально-экономических прав других людей.

Диссертант полагает, что идеология справедливости как система распространенных в общественном сознании идеологических норм и ценностей представляет собой общественно-идеологическое явление, которое соединяет политические и правовые, нравственные и эстетические, а также иные ценности, создающие единую базу для формирования справедливого гражданского общества, в котором социальные ориентиры модернизационного развития преобладают над его экономическим характером. Идеология справедливости позволяет государственным органам совместно с бизнесом и гражданскими организациями добиваться согласованных и консенсуальных решений по основным и актуальным экономическим, политическим и социальным вопросам. Однако и сама такая идеология является, по мнению диссертанта, продуктом отношений между политической элитой и гражданским обществом. Именно в нехватке справедливости в отношениях между ключевыми социальными, экономическими и политическими субъектами в России заключается одна из причин, по которой до сих пор государственные власти не смогли политически оформить общенациональную идеологию и закрепить ее на законодательном уровне.

В главе 3 «Социальная справедливость в общественном сознании россиян» проводится анализ рефлексивного отражения норм и ценностей социальной справедливости в сознании граждан российского общества. Отдельное социально-философское внимание в главе уделено вопросам дальнейшего развития эффективных идеологических и общественных действий, призванных снизить высокую коррупциогенность существующей российской экономики и социально-политической сферы общества.

Параграф 3.1 «Ценностная деформация социальной справедливости в переходный период» содержит в себе социально-философский анализ общественных процессов ценностной деформации социальной справедливости в транзитивный период.

Как известно, ценностные представления о справедливости характеризуются противоречивостью и мозаичностью. Они содержат в себе относительно устойчивое ядро, связанное с социально-культурным и историческим кодом общества, ценностями равенства, транспарентности и партнерства. С помощью ценностей социальной справедливости постоянно происходит реконструирование политического и социального поля властных и гражданских взаимодействий в России, перераспределение политического влияния и значимости отдельных субъектов социально-экономического пространства.

Как показывают такие негативные социально-политические действия, как организованный московскими властями снос дачных домов в поселке «Речник» в январе ? феврале 2010 г., справедливость в России во многом носит избирательный характер. Диссертант полагает, что современное политическое и экономическое устройство не воспринимается гражданами как справедливое. Существующий законодательный порядок не воспринимается как легитимный. Отсутствие в обществе доверия, предвзятость и неадекватность взаимных оценок между общественными субъектами, низкий уровень профессионализма как в сфере бизнеса, так и в сфере государственного и муниципального управления препятствуют развитию социальной справедливости в стране. Осуществляемые государственными и административными властями отдельные правовые и гражданские инициативы на пути становления России как высокотехнологичного и инновационного государства часто взаимно мешают друг другу, и поэтому социальные, политические и экономические реформы в сфере укрепления социальной справедливости реализуются не в полной мере и с большим трудом.

В параграфе анализируются идеологические причины деформации ценностей социальной справедливости в российском обществе в постсоветский период. По мнению диссертанта, частично эти причины  уходят в советское время отчуждения людей от политической жизни, отсутствия гражданского интереса, слабой информированности об экономических решениях, принимаемых правительством. Высокая степень терпимости к общегосударственным проблемам сочеталась с двоемыслием и двойными стандартами – своеобразным «негативным социальным компромиссом», заключенным между правящими элитами и населением. Трансформационные изменения сопровождались деформацией существующих в общественном сознании представлений о справедливом и несправедливом вообще, а также о справедливости и/или несправедливости современного социального устройства и структурированной социально-политической и социально-экономической реальности.

Неустойчивость восприятия гражданами справедливого и/или несправедливого общественного порядка практически не изменилась в постсоветский период, что связано с процессами социальной люмпенизации, криминализации, алкоголизации и наркотизации населения. За годы реформ выросли целые поколения с низкой ценностной культурой, проблематичной гражданской идентичностью и деструктивными социальными ценностями.

Автор делает вывод, что сглаживание ценностных противоречий приведет к качественному улучшению современной общественной структуры и к построению более справедливого общества. Для этого необходимы постоянная дискуссия и обмен мнениями между различными заинтересованными общественными субъектами по вопросам социальной справедливости.

В параграфе 3.2 «Социальная справедливость в общественном сознании: идентификационные измерения» проведен социально-философский анализ структурных социально-экономических проблем, отраженных в общественном сознании российских граждан в виде ценностной дихотомии «справедливость и/или несправедливость».

Отношение российского общества к радикальным рыночным преобразованиям является амбивалентным, поскольку в трансформационных преобразованиях в 1990-е – 2000-е гг. произошла существенная девальвация как привычных советских идентификаций, так и стратификационных основ советского периода.

Результаты проведенного при участии автора социологического опроса показывают, что существует взаимосвязь между территориальной идентичностью человека (проживанием его в городе или на селе) и меритократической трактовкой социальной справедливости («индивиды должны получать то, что заслуживают»). В целом ее разделяют до половины всех опрошенных.

Результаты опроса показывают, что одними из ценностных оснований суждений о справедливости выступают понятия «труд», «трудовой вклад», «трудовые заслуги». Данная позиция была представлена в закрытом сложном вопросе в различных артикуляциях: а) «справедливость – это когда успехи человека в жизни соответствуют его личным трудовым затратам» (59,6 %) и б) «справедливость – это когда те, кто трудился всю жизнь, обеспечены в старости» (эта позиция набрала 62,9 % голосов респондентов).

В суждениях городского и сельского населения характерными являются следующие когнитивные отличия: большая акцентуация сельским населением меритократического императива, в особенности, его ценностной части, связанной с уважением к труду. Сельские жители настроены более толерантно, чем городские – здесь фактически отсутствуют те, кто поддерживают идею справедливости как борьбы с «врагами народа». Такие особенности жизненных позиций сельчан  определяются как характером сельского труда (как правило, тяжелого и утомительного), так и спецификой самой социальной среды (необходимость рассчитывать только на свои силы, практическая невозможность субсидирования индивидов, не входящих в родственные группы, более низкий удельный прибавочный продукт на душу населения), а также историческим опытом отношений с государственными институтами (фактическая дискриминация крестьян в течение многих десятилетий, «остаточное» финансирование социальной инфраструктуры села, высокая доля среди сельских жителей лиц, сталкивавшихся с государственными карательными институтами, и соответствующая лояльность к девиантам и т.д.).

Экономическая идентичность во многом предопределяет характер отношения человека к проблеме справедливости. На вопрос: «Испытывали ли вы когда-нибудь несправедливость по отношению к себе со стороны окружающих?» 23,8 % малообеспеченных, 26,2 % представителей базового слоя, 17,1 % среднего и 15,4 % наиболее обеспеченных ответили, что испытывали довольно часто. Позицию «иногда» выбрали 57,1 % малообеспеченных, 64,3 % базового слоя, 48,8 % среднего слоя и 38,5 % богатых. А позицию редко выбрали 9,5 % малообеспеченных, 9,5 % базового слоя, 24,4 % среднего слоя и 46,2 % богатых. Согласно представленным распределениям, обеспеченные слои населения оказываются менее восприимчивыми к социальной несправедливости, поскольку их общественное положение является менее уязвимым для того, чтобы служить объектом разного рода несправедливости. Материально обеспеченные группы более рационально оценивают роль ценностей и принципов справедливости в обществе, для менее обеспеченных респондентов социальная справедливость воспринимается в контексте идеала человеческих отношений.

В параграфе подробно рассматривается проблема так называемых «антифакторов справедливости». Основными раздражителями для респондентов являются бюрократия и чиновничество. На втором месте находится утрата нравственности и морали. На третьем – общественная пассивность и безразличие. Если по первой позиции между горожанами и сельскими жителями установился более или менее очевидный консенсус, то высокое положение двух других позиций обеспечивается во многом более активной поддержкой сельчан. По мнению диссертанта, сельское население как более традиционное относится критично к установившемуся в обществе уровню нравственности и морали.

Автор делает вывод, что общественное сознание в отношении вопросов социальной справедливости характеризуется ценностно-когнитивной амбивалентностью. У одних и тех же социальных групп, слоев (и даже отдельных людей) сочетаются такие противостоящие друг другу требования к государству, как увеличение социальных выплат и установление достойной минимальной заработной платы при одновременном сохранении низких налогов для обеспеченных граждан.

В параграфе 3.3 «Восстановление социальной справедливости в условиях мирового финансового кризиса: трансформирующая роль антикоррупционных действий» рассматривается проблема непрозрачности транзитивной социально-экономической системы.

В современной России отсутствуют четкие, точные, формальные, легко понятные и широко распространенные правовые практики, а существующие законодательные нормы являются крайне коррупциогенными. Коррупция деформирует экономические стимулы и негативно воздействует как на относительно обеспеченные, так и на бедные слои населения, порождая презрение к закону, поскольку делает закон объектом экономических операций с целью извлечения частной выгоды.

Антикоррупционное регулирование должно быть направлено на укрепление конкурентной среды посредством повышения степени понимания широкими кругами общественности выгод борьбы с коррупцией. Для борьбы с коррупцией важен принцип «одного окна» - когда получать необходимые согласования для вынесения окончательного решения должен ответственный государственный орган, а не заявитель. Принцип «одного окна» также нацелен на устранение дублирующих административных полномочий разных государственных служащих в рамках одного государственного органа, устранение ответственности нескольких государственных служащих за одно административное решение, а также ликвидацию пробелов в законодательных нормах и ведомственных инструкциях.

Антикоррупционные мероприятия со стороны государственных властей в России должны включать в себя ряд политических мер. Основным методом общественного взаимодействия государственных органов и гражданских организаций в сфере антикоррупционной борьбы является метод координации долговременных целей, который включает фиксирование общих социально-экономических принципов, установление количественных и качественных индикаторов в качестве средства для сравнения наилучшей антикоррупционной практики, перевод этих принципов в социально-политическую практику.

Автор делает вывод, что для решения проблемы социальной справедливости в России подлинная, а не формальная демократия должна выступать в качестве институциональной основы. Только свободные и транспарентные выборы могут стать надежным заслоном коррупциогенным процессам. Транспарентные выборы ? это социально-политическая основа общества справедливости, которое должно объединить в себе задачи модернизации и широкой социальной защиты нуждающегося населения.

В главе 4 «Региональное измерение социальной справедливости» исследуется региональная традиционная и ценностная специфика социальной справедливости. Отдельное внимание в главе уделено социально-философскому анализу наиболее подходящим в посткризисный период социально-экономическим и социально-политическим стратегиям, которые способствуют формированию более справедливого общества в регионах Юга России.

Параграф 4.1 «Социальная справедливость на региональном уровне: этнические и конфессиональные аспекты» посвящен анализу этнической и конфессиональной специфике социальной справедливости.

Социальная справедливость как система полиструктурных отношений, направленных на достижение равенства доходов и условий жизни, отличается культурной, этнической и конфессиональной спецификой, которая воплощается в конкретной территориальной и региональной среде. То, что признается справедливым в одном регионе или территориальном пункте, может не признаваться таковым в соседней области, крае или городе, в другом социуме, культурной или этнической группе с отличающимися конфессиональными традициями, историей и идеалами.

Автор рассматривает аксиологические особенности традиционной культуры: нечеткое разделение норм и законов, существующее в индивидуальном и групповом общественном сознании, провинциализация и локализация повседневного мира традиционных сообществ, связанного с переключением внимания людей на цели непосредственного экономического выживания.

В традиционных социумах социально-культурные и гражданские ассоциации практически не развиваются, а служение обществу заменяется патерналистскими и семейными связями, демонстрирующими циничное отношение к демократическим и правовым принципам. Поскольку люди в традиционных социумах живут в аксиологических рамках патерналистского характера, инвариантными основаниями которых выступают ценности равенства и надежности, их не очень беспокоят вопросы социальной справедливости в государстве вообще, если они не связаны непосредственно с процессами, происходящими в их сообществах. Социально-психологическая локализация и соответствующие локальные жизненные установки частично предохраняют людей от фрустрации и излишней депривации при столкновении с государственными и муниципальными органами.

Диссертант считает, что доминирующее положение в традиционном сознании занимает идея справедливости по сравнению с идеями автономного закона, конституционного порядка, демократии, правового государства или права. Вместо договорных отношений на основе закона, характерных для западных обществ, господствуют корпоративные начала, на основе этнической, религиозной или клановой идентичности и неформальных межгрупповых связей, закон и право как источники государственного принуждения заменяются неформальными способами разрешения конфликтов (например, кровной мести), индивидуальная уголовная, гражданская, политическая и экономическая ответственность каждого социального субъекта – круговой порукой, в которой за человека несет ответственность некоторая социальная группа взаимосвязанных между собой людей (например, клан).

Распределение в регионах Юга России материального богатства характеризуется крайней неравномерностью, что обостряет чувство социального неравенства в контексте распространенных социально-психологических установок на справедливость и честность вознаграждения человека за труд и трудовые результаты. В представлении многих этнических групп неравенство, несправедливость и социально-политическое угнетение являются синонимами. Наличие больших групп людей, чей уровень жизни резко отличается в худшую сторону от уровня жизни большинства, в недопустимое социальное явление. Несправедливыми считаются как неравенство возможностей для проявления творческих способностей каждого общественного субъекта, так и неравенство доходов и условий жизни, а также, к примеру, политические и административные барьеры для занятия государственных и муниципальных должностей.

В параграфе 4.2 «Роль социальной справедливости в формировании и развитии регионального социума» речь идет о  роли и значения социальной справедливости в формировании и развитии регионального социума.

По мнению диссертанта, в условиях противоречивых тенденций регионального развития, которые сохраняют значительный потенциал социально-политической напряженности и социально-экономических рисков, справедливость играет двойственную роль. Она служит идеологическим фоном выработки системы убеждений и взглядов, а также укрепляет экономическую сферу.

Проблема социальной справедливости связана с исторически сложившимися структурными диспропорциями в развитии региональных субъектов, уменьшением этнокультурного разнообразия в постсоветский период, сложностями перевода сырьевой и аграрной региональной экономики на инновационный и постиндустриальный путь развития (для которого отсутствуют как квалифицированные кадры, так и соответствующие финансовые институты), многочисленными конфликтными ситуациями этнического и конфессионального характера (наиболее заметным по своим негативным последствиям для миграционной и экономической ситуации на Юге России стал вооруженный конфликт в августе 2008 г. в Южной Осетии), наличием большого количества на региональном уровне так называемых «административных навесов», т.е. своеобразных бюрократических детализированных барьеров.

Постепенное формирование общества справедливости, которое может существовать без использования взаимного насилия, – это историческая закономерность, как и закономерности развития глобализации, рыночной и информационной экономики, правового государства и т.д. Индивидуальный и групповой эгоизм в современном обществе – это нарушение хода естественного исторического развития человечества. Со временем региональные элиты будут вынуждены предпочесть справедливость монополизму и безудержному ограблению населения под прикрытием рыночных лозунгов.

На пороге второго десятилетия XXI в. и правящими элитами, и политической оппозицией, и гражданским обществом в целом осознается необходимость модернизационного реформирования российской системы с тем, чтобы свести межрегиональные разрывы в качестве жизни граждан и инновационной оснащенности основных промышленных секторов к минимуму. Решить эти задачи невозможно, если региональные власти не признают одной из ключевых задач создание общества справедливости, которое должно носить постиндустриальный характер.

В параграфе 4.3 «Стратегии восстановления социальной справедливости на Юге России» анализируется социальная справедливость как основа устойчивого развития Юга России и построения «экономики солидарности», но стратегии и гражданские инициативы, которые способствуют построению справедливого общества, еще не проработаны на социологическом уровне.

При анализе стратегий восстановления, развития и имплементации социальной справедливости в социально-политическую и социально-экономическую реальность Юга России необходимо принимать во внимание как «фоновые» факторы, влияющие на восприятие регионального социума как справедливого, так и внутренние и структурные “проблемные точки” в социально-экономической и социально-политической сферах. Недооценка чувствительности населения к трансформационным изменениям в ключевых сферах может привести к резкой радикализации общественных настроений, как это происходило в регионе во время монетизации льгот. Недостаточно продуманные действия разрывают единство социально-экономической сферы, приводят к эскалации существующих социальных противоречий и понижают ответственность органов управления перед обществом. К рискогенным социальным факторам можно отнести современный этап реформ ЖКХ, который в основном сводится к резкому повышению тарифов с января 2010 г.

Построение общества справедливости ? один из главных инструментов регионального развития по преодолению социально-экономических препятствий, не позволяющих бедным и малообеспеченным слоям населения осуществлять вертикальную социальную мобильность.

Социальная справедливость в едином поликультурном пространстве Юга России невозможна без транспарентности для общества всех политических решений и действий, включая мониторинг действий государственных органов по обеспечению соблюдения и защите прав человека. На основании мониторинга можно будет рассчитать бюджетную нагрузку и степень загруженности как системы социально-экономического обеспечения региона в целом, так и ее отдельных сущностных элементов, что позволит оптимизировать систему регионального управления, убрать избыточные или пересекающие друг друга коррупциогенные функции и создать более справедливый региональный социум. Модернизационные меры без учета принципов и ценностей социальной справедливости окажутся малоэффективными.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и рекомендации, указываются не рассмотренные еще социально-философские аспекты проблемы социальной справедливости в российском обществе, требующие дальнейшего системного социально-философского изучения.

Всего опубликовано 23 научные работы объемом около 30 п.л., в том числе результаты диссертационного исследования представлены в 16 работах, общим объемом около 26,5 п. л.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии

  1. Сажин А.В. Социальная справедливость в российском обществе. Ростов-на-Дону: «Социально-гуманитарные знания», 2010. 11 п.л.
  2. Сажин А.В. Справедливость в современном обществе: социальные функции и факторы развития. Ростов-на-Дону: «Наука-Пресс», 2007. 5,25 п.л.

В изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России

  1. Сажин А.В., Мирзоян Г.В. Социальное партнерство как предмет  современных социально-гуманитарных исследованиях // Научная мысль Кавказа. 2006. Доп.1. 0,6 п.л./0,2 п.л.
  2. Сажин А.В., Мирзоян Г.В. Общественно-историческое развитие и проблема социальной справедливости // Научная мысль Кавказа. 2006. Доп.1. 0,6 п.л./0,3 п.л.
  3. Сажин А.В. Типология социальной справедливости в современных социально-гуманитарных исследованиях// Социально-гуманитарные знания.  2008. № 12. 0,5 п.л.
  4. Сажин А.В., Магомедов М.Г. Институциональные возможности восстановления социального доверия в российском социуме // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 12. 0,6 п.л./0,2 п.л.
  5. Сажин А.В. Социальная справедливость в общественном сознании жителей Ростовской области // Социально-гуманитарные знания. 2009. № 7. 0,5 п.л.
  6. Сажин А.В., Мирзоян Г.В., Дюжиков С.А. Социальное партнерство как структурный элемент общественной системы // Социально-гуманитарные знания.  2009. № 7. 0,6 п.л./0,2 п.л.
  7. Сажин А.В. Виды социальной справедливости в современном обществе // Поиск. 2010. № 1. 0,44 п.л.

 

Брошюры

  1. Сажин А.В. Социальная справедливость в современной России: региональное измерение. Ростов-на-Дону: «Наука-Пресс», 2007. 1,5 п.л.
  2. Сажин А.В. Факторы формирования социальной справедливости. Ростов-на-Дону: «Наука-Пресс», 2008. 1,6 п.л.
  3. Сажин А.В. Социальная справедливость в восприятии и установках жителей ростовской области (результаты социологического исследования). Ростов-на-Дону: «Наука-Пресс», 2009. 2,6 п.л.
  4. Сажин А.В. Социальная справедливость: теоретические основы исследования. Ростов-на-Дону: «Наука-Пресс», 2009. 1,6 п.л.

Статьи, тезисы

  1. Сажин А.В. Роль справедливой оценки в системе антикризисного управления // Экономические реформы в России. Труды IV Международной конференции. СПб.: Нестор, 2001. 0,1 п.л.
  2. Сажин А.В., Шереметьев М.Ю. Региональное восприятие социальной справедливости в общественном сознании российских граждан // Путь в науку: Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук. Вып. 9. Ростов н/Д: Изд–во «СКНЦ ВШ», 2009. 0,2 п.л./0,1 п.л.
  3. Сажин А.В. Социальная справедливость в общественном сознании жителей Ростовской области // Кавказ ? наш общий дом: Сб. тезисов и докладов Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом». (Ростов-на-Дону, 17–19 сентября 2009). Ростов н/Д: Изд-во «СКНЦ ВШ», 2009. 0,2 п.л.

Социальная стратификация российского общества. М, 2003. С. 55.

Szfraniec K. 2004. The Polish Systems Residue or the Question on the Role of the Countryside and the Peasantry in the Process of Systematic Transformation// Polish Sociological Review. Vol. 3, P. 219 – 244.

Герасимова Е. Право на труд и на справедливые и благоприятные условия труда // Социальные и экономические права в России: Сб. докладов российских неправительственных организаций за 2001 год. М, 2002.

Темницкий А. Л. Справедливость в оплате труда как ценностная ориентация и фактор трудовой мотивации // Экономическая социология. Социология труда. М., 2005. С. 82?89.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.