WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Эколого-информационное общество как этап развития глобальной цивилизации

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

 

 

                              Куйбарь Владимир Иванович

 

             «ЭКОЛОГО-ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО» КАК

                 ЭТАП РАЗВИТИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

                               (мировоззренческо-методологический аспект)

                                 Специальность: 09.00.11 – социальная философия

                                                                  Автореферат

                         диссертации на соискание ученой степени доктора

философских наук

 

 

 

 

 

 

                                                Иркутск 2011

                   Работа выполнена на кафедре философии, религиоведения и

теологии ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет»

 

Научный консультант:           доктор философских наук, профессор

Абрамов Юрий Федорович

Официальные оппоненты:    доктор философских наук,  профессор

Постников Анатолий Николаевич

    

доктор философских наук, профессор

Чебунин Александр Васильевич

                                                      доктор философских наук,  профессор

Базаров Андрей Александрович

 

Ведущая организация:            ФГБОУ ВПО «Иркутская государственная

сельскохозяйственная  академия»

Защита состоится 2 марта 2012г. в 10 часов на заседании диссертационного совета по философии Д.212.022.01 при ФБГОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а.

С диссертацией можно ознакомится в научной библиотеке ФБГОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу: 670000, Бурятия, г. Улан-Удэ, ул Ранжурова 5, ауд. 1110.

Текст автореферата размещён на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ  http://www.vak.ed.gov.ru        декабря 2011г.

Автореферат разослан           января 2012г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат философских наук, доцент                                     Рандалова О.Ю.          

 

                  

                      ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования определяется процессом становления эколого-информационной цивилизации и стремлением общества утвердиться в нише новых реальностей мира, преодолеть кризисные явления, вызванные техногенными последствиями цивилизационного развития. Глобальный цивилизационный кризис на рубеже тысячелетий, проявляющийся во всех областях человеческой деятельности, обусловлен двумя основными причинами. Во-первых, Земное сообщество вступило, по выражению Эрвина Ласло, в «эпоху бифуркаций», порожденную интерференцией многих циклических социокультурных процессов на неустойчивой «границе самоистребления»,  границе экстенсивного развития техногенной цивилизации. Во-вторых, набирают темп глобальные процессы самоорганизации нового «эколого-информационного общества», ноосферные механизмы которого смогут не только повлиять на устойчивость цивилизации, стать гарантами сценария мягкого выхода из планетарного кризиса, но и выступить альтернативой дальнейшего развития техногенной цивилизации. В любом случае кризис характеризуется гибелью многих «параметров порядка», ростом объема дисциплинарных знаний, информации и коммуникативных связей, в следствии чего возрастает необходимость целостного восприятия мира, как в научном познании, так и в обыденной жизни.

Все эти проблемы и противоречия требуют осмысления, но прежде всего смены ценностей современной  цивилизации, пересмотра ряда понятий, поиска новых подходов, принципов, схем и др. Проблема перехода к устойчивому развитию с целью предотвращения экологической катастрофы, вне всякого сомнения, превосходит по своей грандиозности все прочие, с которыми когда-либо сталкивалось человечество, ибо никогда еще не было такого гигантского разрыва между масштабами проблемы и возможностями ее решения. За четыре десятка лет, начиная с 60-х гг. XX в., когда началась «кристаллизация» глобальной экологической проблемы в научных публикациях, человечество, несомненно, продвинулось в осознании интеллектуального поля проблемы, но физически почти ничего не смогло сделать. Имеющиеся отдельные позитивные результаты ничтожны в сравнении с тем увеличением разрушительного воздействия на биосферу, которое было обеспечено техногенной цивилизацией за этот период.

В научном постижении проблемы устойчивого развития пока продолжается процесс накопления разнообразия. Это происходит, главным образом, за счет междисциплинарного взаимодействия экономики, социологии, истории, математики. Но наиболее заметны многочисленные попытки философских обобщений незавершенных разработок естественнонаучных дисциплин. Среди них особое место занимает философский анализ синергетического видения проблемы и связанных с ним возможностей решения задач управляемости развитием цивилизации. Вместе с тем, поиски общего решения проблемы перехода к устойчивому развитию и управляемости этим развитием в глобальном, да и в региональном масштабах, пока не вселяют оптимизма, так как получаемые практические результаты и их обобщения не являются достаточными: на современном этапе кризис развивается и нарастает, значительно опережая частные решения.

Сегодня ясно, что для успешного решения проблемы устойчивого развития цивилизации, необходима новая мировоззренческая основа и новый методологический инструментарий. Становление нового этапа развития цивилизации должно учитывать все новые формы трансформации общества: глобальную, региональную, эколого-информационную и информационно-виртуальную как составные части ноосферогенеза. Именно такой подход может сыграть положительную, синтезирующую роль в создании общей теории устойчивого развития.

Степень научной разработанности проблемы исследования. Необходимость в общей теории устойчивого развития цивилизации, интегрирующей в себе познавательные ресурсы многих отраслей знания, т.е. в междисциплинарно-общенаучной теории, была осознана в конце XX в. В этом направлении многостороннему анализу  подвергся первоначально процесс глобализации.

Проблемы глобализации и устойчивого развития современного общества рассмотрены в работах Ю.Ф.  Абрамова, В.А. Абрамовой, Э. Азроянца, З. Баумана, У. Бека, И. Бертолсана, Н. Бимса, О.В. Бондаренко, А.В. Бузгалина, Н.П. Ващекина, А.Б. Вебера, Ю.Д. Гранина, Л.Е. Гринина, Т. Дайми, М.Г. Делягина,  Д.В. Иванова, Ю.А. Израэля И.В. Ильина, В.Л. Иноземцева, П.А. Калиничкеко, С.Ю. Кашкина, В.К. Левашова, В.А. Лося, И.И. Лукащука, В.В. Мантатова, Л.В. Мантатовой, Д. Маршала, В.А. Михайлова, А.С. Панарина, Л.М. Синцерова, Дж.Ю. Стиглица, М. Уотерса, А.Д. Урсула, М.А. Чешкова, А.Н. Чумакова и др . Воззрения данных ученых позволили осуществить анализ глобализации как исторически обоснованной формы развития общества.

Следует отметить, что на сегодняшний день нет четкого научного определения понятия «глобализация», которое настолько широко, что вызывает трудности его философской рефлексии, о чем подробно говорится во многих статьях фундаментального труда начала XXI в.: «Глобалистика: энциклопе-дия» .

Вероятно, глобализация представляет собой многофакторный процесс создания экономических, финансовых, коммуникационных и информационных сетей, которые пронизывают все пространство Земного сообщества и интегрируют цивилизацию по названным направлениям в единую целостную систему.

В современных моделях глобализации особое место занимает понятие ноосферы, сегодня она понимается как этап развития мировой цивилизации, на котором обеспечен приоритет разума и императивов безопасного устойчивого развития, а ноосферные исследования приобретают сугубо практическое значение. Ноосферный путь цивилизационного развития предложен и обоснован в работах Н.П. Ващекина, В.И. Вернадского, Э.В. Гирусова, Э. Леруа, М.А. Мунтяна, А.П. Назаретяна, Г.В. Платонова, Г.С. Розенберга, А.И. Субетто,  П. Теяр де Шардена, А.Д. Урсула, и др . Однако, принимая теоретическую значимость этих концепций, нельзя не отметить их оторванность от общей практики глобализации, поэтому вопросы глобализации должны рассматриваться с учетом ноосферной ориентации, которая развивается поэтапно: как информационная, эколого-информационная и информационно-виртуальная составляющие цивилизационного процесса.

Если синтезировать множество определений глобализации как объективного, закономерного исторического процесса, протекающего в определенных формах в зависимости от доминирующих идеологий, но отличающегося содержательно новыми характеристиками в современную эпоху, то они могут быть сведены к качественным переменам в динамике истории,  к движению общества и связанными с этим  новыми социальными характеристиками, указывающими на новые возможности и новые угрозы для всего человечества .

Разработка вопросов, связанных с проблематикой глобализации, стимулировали интерес к другим формам организации цивилизационного процесса в историческом плане.

Общая теория цивилизации, развитая в трудах К. Маркса, Ф. Г. Моргана, П. Сорокина, А.Дж. Тойнби,  О. Шпенглера, Ф.Энгельса  в полной мере может служить методологическим базисом для исследования процессов глобализации, регионализации и экологизации. Обобщение различных научных идей цивилизационного развития  способствовали  обоснованию  возможности вариативного развития социума. при котором большую роль начинают играть процессы регионализации.

Дело в том, что параллельно с уплотнением глобального пространства уплотняются  пространства региональные  и локальные, где уже с разной силой и масштабами действуют различные факторы. В зависимости от доминирования тех или иных причин отдельные зоны повышают свою стабильность, другие, наоборот, входят в зону нестабильности и повышенного риска. Теоретический анализ регионализма как явления и процесса впервые, наиболее полно, проведен в исследовании Р. Страссолдо .

Таким образом, на основе положений общей глобалистики возникает теория глобальной регионализации, позволяющая рассматривать более компактные модели устойчивого развития, замкнутые экологические циклы и др. При этом также следует учитывать возможность ноосферного варианта развития более компактных областей. Представляется, что глобальный регионализм является одной из возможных форм саморазвития современного общества. Наибольшее развитие это направление получило в работах В.А. Абрамова, Ю.Ф. Абрамова, И.И. Арсентьевой, О.В. Бондаренко, Н.Н. Волниной,  В.И. Дворцова В.В. Мантатова, Н.Я. Калюжновой, И.А. Кардоновой, Т.Н. Кучинской В.Л. Пфаненштиль, А.М.Таймулина и др .

Для понимания сущности различных проявлений процессов  глобализации и регионализации, диссертант обращается к работам  отечественных философов А.Д.Урсула и А.П.Федотова разрабатывающих идею единства мира в информационном плане.

В этом ключе, определяющее значение для понимания процессов устойчивости и управляемости цивилизационным развитием имеет концепция информатизации общества, в основе которой лежит использование такого ресурса, как информация. Понятие «информация», в качестве научного понятия начало формироваться в 20-х гг. XX в. в трудах Р.Хартли и К.Сциларда, предложивших методы исчисления количества информации. С развитием теории связи в конце 1940-х – 50-х гг. Л. Брюллиэном, Н. Винером , Дж. фон Нейманом, Дж. Пирсом и К. Шенноном была создана математическая теория информации и показана её связь с энтропией.

В конце1960-х гг. началось философское осмысление феномена информации, проводившееся с позиций «ленинской теории отражения», в рамках которой был поставлен вопрос о природе, сущности информации, был предложен ряд определений информации, но ни одно из них не удовлетворяло всем требованиям. Сложилось два подхода к феномену информации – функциональный и атрибутивный. Оба подхода исходят из факта существования информации в объективной действительности, основное различие заключается в решении вопроса о наличии информации в неживой природе. Согласно функциональному подходу (Д.И. Дубровский, Н.И. Жуков,  А.М. Коршунов, Э.Л. Семенюк, В.С. Тюхтин, Б.С. Украинцев и др .) информация рассматривается как кибернетическая категория,  информация, иными словами, свойственна обществу, живым существам и кибернетическим устройствам. Сторонники атрибутивного подхода (Ю.Ф. Абрамов, Б.В. Ахлибинский, Л.Б. Баженов, Б.В. Бирюков, В.С. Готт, И.С. Нарский, И.Б. Новик,  Л.А. Петрушенко, В.И. Сифоров,  А.Д. Урсул,  Н.М. Чуринов и др .) считают, что информация является  свойством всех материальных, а также отражающих их идеальных, а не только кибернетических систем.

Наряду с этим, с начала 1970-х гг. рядом исследователей активно разрабатывалась идея общей теории информации – информологии (Э.П. Семенюк,  В.И. Сифоров,  А.Д. Урсул  и др.), развивались научные представления об: информационной картине мира, информационном движении, информационном пространстве и времени, информационной среде, инфоноосфере, информациогенезе, информационном поле, информационном взаимодействии и об информационном подходе к познанию (Ю.Ф. Абрамов, О.В. Бондаренко, Ю.М. Горский, В.З. Коган, В.А. Колеватов, А.Н. Кочергин, И.Б. Новик, А.П. Суханов, А.Д. Урсул Н.М. Чуринов,и др).

Изучение феномена информации, его связей и отношений в физических терминах, в рамках физической картины мира, привело к необходимости более широкой постановки вопроса – следует познавать не информацию, а информационную реальность. Это понятие было введено в науку в 1986 г. Н.М. Чуриновым . Вскоре оно стало использоваться многими исследователями, в том числе, Н.П. Ващекиным, В.П. Котенко И.Б. Новиком, А.Д. Урсулом, и др. Формирование системообразующего понятия «информационная реальность» позволяет по-новому взглянуть на проблемы философских концепций  информационного общества, предложеных Д. Беллом, В.Л. Иноземцевым, М. Кастельсом, Ё. Масудой Т. Стоуньером, Э. Тофллером, А.Д. Урсулом, Ф. Уэбстером, и др .

Исходя из темы исследования потребовалась разработка вопросов, свя-

занных  с проблематикой не только глобальной регионализации  и информатизации, но и с экологизацией и виртуализацией  взаимодействий в обществе.

Экологическая составляющая проблем цивилизации развивалась М.И. Будыко, Э.В. Гирусовым, В.Г. Горшковым, В.И. Данилов-Данильянцом, К.С. Лосевым, Г.И. Марчуком, Н.Н. Моисеевым, А. Кингом, Б .Коммонером, Ю. Одумом, Т.В. Платоновым Э. Фроммом, И.А. Шиловым, Б. Шнайдером, и др . Сопоставление информационной и экологической составляющих цивилизационного развития требует дополнительного философского осмысления. Термин «эколого-информационное общество» в научный оборот введено А.Д.Урсулом , а первое монографическое исследование философских оснований понятия «эколого-информационная реальность», играющей важнейшую роль в современной концепции развития эколого-информационной цивилизации, было осуществлено сибирскими учеными в 2001 г. .

Понятия «виртуальность», «виртуальная реальность», «виртуализация  общества» в их связи с категорией «информация» развивались в работах А.М. Бабаева, М.А. Вуса, Д.В. Галкина, А.А. Грицианова, Е.П. Елькина,А.Ф. Иванова, Д.В. Иванова, Э.В. Каракозова, И.Д. Карпенко, М. Кастельса, И.Г. Корсунцева,  В.П. Котенко, М.М. Кузнецова, А.А. Молдована, Н.Д.Носова, В.Н. Паринова, Б.Л. Пукшанского, А.Ю. Севальникова, Т.Д .Стерледева, С.С. Хоружиго, Р.М. Юсупова, и др . В диссертации это понятие трансформируется в понятие «информационно-виртуальная реальность».

Формирование  концепций глобальной регионализации, информатизации,  экологизации  и виртуализации в предметном поле социальной философии осложняется комплексным характером этих процессов, их полиструктурной и многофункциональной природой. В этом плане диссертант считает, что наиболее эффективной  рефлексией на проблемы устойчивого развития эколого-информационного общества как этапа развития цивилизации, с учетом развернувшихся в нем названных процессов,  может быть построение его модели на основе синергетической парадигмы эволюции общества и природы.

Основы синергетического подхода изложены как в общенаучных, так и прикладных работах С.П .Капицы, Е.Н. Князевой,  С.П. Курдюмова, К. Майнцера, Г.Г. Малинецкого И. Пригожина, Г.И. Рузавина, Г. Хакена, Д.С. Чернавского, П. Шустера, М. Эйгена,  и др . Социальную синергетику развивают В.Л. Бранский, В.В. Василькова, В.А. Михайлова. Именно синергетический подход позволяет строить в познании модели «устойчивости» и управляемости цивилизационного развития в целом.

В настоящей диссертационной работе предпринята попытка построения целостной научно-философской картины развития современного «эколого-информационного общества». Стремление решить названную задачу и определило проблему исследования, которая заключается в создании научно-теоретического описания нового типа общества и синергетической модели его«устойчивости» и управляемости. Результаты проведенных исследований имеют определенное эвристическое значение и позволяют оперировать понятиями о важных сторонах глобальной реальности: экологической и информационной, тем самым расширяя философско-мировоззренческие основания научной картины мира.

Объект исследования. Объектом исследования выступает эколого-информационная сфера современной глобальной цивилизации.

Предмет исследования. Предметом исследования являются теоретические представления об эколого-информационной реальности как одной из важнейших сторон познания современного цивилизационного процесса.

Гипотеза Появление новых видов объективных реальностей (информационной, экологической) как результата осознанной деятельности человека и развития новейших социальных и технологических практик в рамках информационной и экологической сторон действительности позволяет считать эколого-информационное общество этапом развития цивилизации, приводя к подвижкам в мировоззренческих и методологических основаниях научно-философской картины мира.

Цель исследования. заключается в выявлении сущности эколого-информационного глобализма как характеристики цивилизационного развития, а также в поиске решения проблемы устойчивого развития цивилизации.

Задачи исследования. Для реализации указанной цели, а также для проверки гипотезы предполагалось решить следующие задачи:

1. Раскрывая диалектическую природу глобализации, обосновать новые общенаучные понятия: «регион», «регионообразующий фактор», «глобальная регионализация».

2. Конкретизировать и уточнить философско-категориальный статус понятий «информация» и «информационная реальность» в контексте их роли в обосновании концепции устойчивого развития эколого-информационного общества.

3. Определить эколого-информационную составляющую процесса глобализации как переходного этапа становления новой цивилизации.

4. Уточнить онтологические основания и социально-философские импликации понятия «информационно-виртуальная реальность» и её категориальный статус.

5. Расширить возможности построения новой модели постижения эколого-информационной и информационно-виртуальной реальностей на основе философской концепции диалектического реализма.

6. Вскрыть сущность информационных и негэнтропийных механизмов цивилизационного развития.

7. Выявить возможности синерго-гомеостатического подхода к исследованию процесса становления эколого-информационного этапа развития цивилизации.

8. Осуществить методологический анализ основных понятий, принципов и закономерностей синергетики как основы управляемости развитием эколого-информационного общества.

Теоретико-методологические основания исследования. Теоретическая основа диссертационного исследования представлена целым спектром философско-теоретических представлений о взаимодействии  общества и природы. Это, прежде всего, концепция диалектики природы и цивилизационного развития Ф. Энгельса, теории цивилизационного развития  (К. Маркс, Г. Морган, П. Сорокин, А.Дж. Тойнби, О. Шпенглер, Ф. Энгельс,), концепции системной научно-философской картины мира (Э.В. Гирусов, Н.Н. Моисеев, А.И. Субетто, А.Д. Урсул), единства социального и природного в общественном развитии (В.И. Вернадский), динамического и экологического равновесия (В.И. Данилов-Данильянц, К.С. Лосев, Ю. Одум, Н.Ф. Реймерс), концепции целостного мировоззрения(В.А. Балханов, С.Ю. Колчигин), концепции устойчивого развития(В.В. Мантатов, Л. Милбрайт, Р. Норгарт, Д. Нортон и др.), философии информационной цивилизации(Р.Ф. Абдеев, А.И. Ракитов), теории  информационного общества (Д. Белл, В.Л. Иноземцев, Ё. Масуда, М. Кастельс, Т. Стоуньер, Э. Тофллер, А.Д. Урсул, Ф. Уэбстер), концепция ноосферного пути развития цивилизации (В.И.Вернадский, Э.В. Гирусов ,Э. Леруа, А.П. Назаретян, А.И. Субетто,  П.Теяр де Шарден, А.Д. Урсул,), теории социальной синергетики(В.В. Василькова, Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, и др), идеи глобалистики и виртуалистики. Все приведенные теоретические основания являются базисом исследования  возможных путей развития эколого-информационного общества.

Методологическая основа исследования включает материалистическую диалектику, конкретно – её принципы детерминизма, системности, развития (через противоречия), всесторонности рассмотрения, взаимосвязи исторического и логического, всеобщего и особенного развития, всеобщей связи явлений, структурно-организационного разнообразия, а также используется информационный подход к познанию, системный подход дополненный синергетическим мировидением и  представлениями о возникновении нового как негэнтропийном взаимодействии и взаимопереходе порядка и хаоса.

Кроме того, в работе использованы следующие общенаучные методы: сравнительный анализ и концептуальный синтез, индукция и дедукция, экстраполяция, аналогия, метод гипотетических допущений, понятийное и математическое моделирование.

Прогностическая функция философии будет максимально проявляться при исследовании глобальной регионализации, информатизации,  экологизации  и виртуализации как альтернативных путей развития человечества на основе системно-диалектического  метода, т.е. когда различные формы мирового развития выступают как взаимообусловленные.

Научная новизна исследования. В процессе исследования получены  результаты, новизна которых заключается в следующем:

1. Дано обоснование следующих общенаучных категорий: «глобализация», «регион», «регионообразующий фактор» и «глобальная регионализация» базирующееся на диалектическом рассмотрении природы феномена глобализации, это позволяет системно (в единстве составляющих) подойти к  процессу глобальной регионализации и тем самым преодолеть элементы несостыкованности, свойственные рассмотрению этой проблемы в отдельных науках.

Центральной в данном перечне является категория глобальной регионализации как категория социальной философии, обозначающая одну из сторон социальной формы движения материи, специфический вид реальности,  который своим содержанием указывает в познании на организационный генезис общественных процессов, отношений и институтов, и поэтому, обладает собственной параметрической конфигурацией, что даёт возможность описания традиционных дискретных форм социума различного масштаба: глобальных, страновых, региональных, локальных и построения моделей  управляемости регионального масштаба.

2. Предложена новая мировоззренческая конструкция перспектив цивили-зационного развития определенная вовлеченностью в неё познавательного потенциала информационного подхода. Поэтому при решении поставленной задачи исследован и уточнен категориальный статус понятий «информация» и «информационная реальность» в контексте их максимального приоритета в обосновании устойчивого развития эколого-информационной цивилизации, а это, в свою очередь, приводит к выводу о том, что категории «информация» и «информационная реальность» во всем их многообразии, оказываются не менее общими и фундаментальными понятиями, нежели сущности, диалектика которых отображается категориальной связкой  «материальное – идеальное», и таким образом, активно «участвуют» в конструировании исходной мировоззренческой парадигмы философской картины мира.

3. В интересах исследования автором методологически «разведено» содержание терминов «информационная сторона действительности» и «информационная реальность». Первый эксплицирован как онтологическое понятие, обозначаемое в познании категорией «информационная форма движения материи», в рамках которой диалектика материального и идеального предстает как диалектика информационной энтропии и негэнтропии, а второй – как гносеологическое понятие для обозначения в познании степени развитости науки об информационной стороне действительности и философии информационной реальности, как отдельного направления научно-философских исследований.

4. Исследование эколого-информационной составляющей процесса глобализации позволило:

во-первых, обосновать исторически обусловленную необходимость возникновения эколого-информационного глобализма как второго этапа ноосферогенеза, поскольку именно экологическое общество, оптимально управляющее своим устойчивым экоразвитием, направляющее его по экологобезопасному пути, является этапом того будущего состояния человечества, которое именуется ноосферой;

во-вторых, определить состояние современной цивилизации как эколого-информационный глобализм, заданный как глобальным масштабом информатизации общества с разнонаправленностью информационных процессов, её определяющих, так и глобальностью экологических проблем;

в-третьих, ввести понятие «эколого-информационный глобализм» как общенаучную категорию, выражающую сущность современного этапа развития цивилизации.  

5. При определении онтологических оснований, социальных и логических экспликаций возникновения информационно-виртуальной реальности определен её категориальный статус. Онтологическим основанием информационно-виртуальной реальности является информационная сторона действительности, а её категориальный статус задан категориальным статусом понятия информационной реальности определяемой как разнообразие особенного в отражении, и виртуальностью – феномене, возникающем на основе специализированных технологий и создающем имитационно-модельные образы возможных состояний и событий реального мира в познающем сознании.

6. При рассмотрении возможности формирования новой модели исходной мировоззренческой парадигмы философской картины мира возникла необходимость постижения и освоения новых видов реальностей (информационной, информационно-виртуальной, эколого-информационной). При этом, опираясь на диалектику как основу, предложена новая, расширенная, трёхкомпонентная мировоззренческо-гносеологическая конструкция взаимодействующих, взаимодополняющих и взаимоконстантных реальностей: «материальная реальность – информационно-виртуальная реальность – идеальная реальность». Таким образом, эколого-информационная и информационно-виртуальная реальности, задаваемые текущей информационной фазой развития цивилизации, а в дальнейшем, возможно, и общей для них ноосферной фазой, определяют новую модель философского знания.

7. Раскрыта системообразующая роль целостного научного мировоззрения современного общества и информационных взаимодействий  в социоприродной среде,  определяющих параметры порядка и направленность цивилизационного развития. Философское осмысление и прогнозирование сценариев будущего развития общества, а также решение глобальных проблем современности, возникающих на уровне всех типов взаимодействий качественно различных форм движения материи, осуществимо в синергетической парадигме эволюции общества и природы.

8. Выявлена сущность механизма цивилизационного развития, в котором цивилизация как биосоциальная подсистема находится в противо­речивом единстве с биосферой как планетарной системой, так как биологически она включена в биосферу Земли как ее доминирующий элемент, а социально – совершенно обособленное образование. Обоснован негэнтропийный характер существования цивилизации, т.е. цивилизация – негэнтропийная биосоциальная подсистема, реальное устойчивое развитие которой обеспечено внутренним информационным и внешним негэнтропийным взаимодействием со средой обитания и постоянным ее преобразованием .

9. Доказано, что синерго-гомеостатический подход к познанию системы «общество – природа» – необходимый элемент методологии управления развитием  цивилизации, посредством которой может быть реализована зарождающаяся научно-философская концепция управляемого становления нового качества цивилизации. В синергетике как новой концепции самоорганизации развиваются принципы по главным вопросам организации и управления, основываясь на системном, информационном и гомеостатическом подходах. Философский анализ показывает, что ядром  синергетики выступает принцип самодвижения материи, а источниками самоорганизации являются внутренние противоречия системы. Это борьба таких противоположных тенденций, как хаос и порядок, устойчивость и неустойчивость, организация и дезорганизация, необходимость и случайность. Образовавшаяся новая структура цивилизационного развития в  познании диалектически отрицает старую, предыдущую: она ее «снимает», т.е. отрицает, но сохраняет с ней необходимые связи. Это важно для развития положительных тенденций новой философской концепции управляемого становления цивилизации. Философское значение результатов изучения синергетики проявляется в том, что ее идеи можно использовать не только для объяснения принципа самодвижения, но и принципа развития.

10. В рамках нелинейной динамики автором предложена качественная модель цивилизационного развития, параметрические составляющие управляемости которой содержат информационные внутренние и негэнтропийные внешние взаимодействия. Определяются возможные информационные составляющие параметров для использования их при построении моделей управляемого общества, предлагается теоретический образ эколого-информационного общества: «эколого-информационное общество» определяется как конкретно-исторический информациогенез – эколого-информационная реальность, раскрывающая единство социально-природного мира посредством диалектики социальной и природной энтропии и негэнтропии.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Понятие «глобализация» – это общенаучно-философская категория, отображающая в познании одну из сторон общемирового развития, которая в силу действия транснациональных факторов, (интернационализация хозяйственной, политической, культурной и других сторон жизни человечества) приводит к формированию новых геополитических пространств различного масштаба, что, в свою очередь, на основе информационно-виртуальных технологий открывает перед постиндустриальным сообществом свойство «прозрачности» национальных границ для большинства традиционных видов деятельности социума: производство, накопление, обмен различных видов социально-значимого продукта. Таким образом, глобализация – это исторически новая форма единства мирового сообщества, в фундаменте которой лежит новый вид объективной реальности – реальность информационно-виртуальная. Фундирующая роль названной реальности в том, что в начале XXI в. она оказывается необходимым условием для последующего развития традиционных видов реальности: материальной (производство, обмен, рынки и др.) и идеальной (знания, наука, религия, культура и др.)

2. Понятие «регион» следует рассматривать как общенаучную категорию, обозначающую конкретно-историческую территориально-социоприродную целостность, обладающую свойством ресурсной (природные и социальные ресурсы), технологической и этнокультурной самодостаточности для расширенного социального воспроизводства, эта целостность является минимальной «единицей» развертывания ноосферогенеза, интегрирующая все качества будущей Ноосферы.

3. Понятие «регионообразующий фактор» – это категория социальной теории, которая обозначает совокупность генеральных социальных качеств субъектов региональных сообществ, влияющих в своем объеме на уровень конкурентоспособности территории и связаны с принципом «разрешения и запретов», предоставляемых территорией самодостаточному оседлому социуму. Познание законов диалектической взаимосвязи регионообразующих факторов, которые в теории воспроизводят качества устойчивой безопасности и конкурентоспособности территории, составляет предмет зарождающейся регионологии, и позволяют категорию «глобальный регионализм» интерпретировать как понятие, обозначающие в познании исторически новую стадию развития цивилизации которая, соответственно, порождает и исторически новую форму структурации социально-территориального мира в масштабе Земного сообщества.

4. «Глобальная  регионализация» – это категория философской науки, обозначающая одну из сторон социальной формы движения материи, специфический вид объективной действительности,  который своим содержанием обязан диалектической природе глобализации, указывает в познании на организационный генезис общественных процессов, отношений и институтов, и поэтому, обладает собственной параметрической конфигурацией описания традиционных дискретных форм социума различного масштаба: глобальных, страновых, региональных, локальных, муниципальных и др.

5. Категории «информация» и «информационная реальность» в их разнообразных видах оказываются не менее общими и фундаментальными понятиями, нежели сущности, диалектика которых отображается категориальной связкой «материальное – идеальное», и таким образом «участвуют» в конструировании исходной мировоззренческой парадигмы философской картины мира. Информационная реальность определяется как разнообразие особенного в отражении.

6. Состояние современной цивилизации характеризуется как эколого-информационный глобализм, заданный как глобальным масштабом ин-форматизации общества с разнонаправленностью определяющих её информационных процессов, так и глобальностью экологических проблем. При этом понятие «эколого-информационный глобализм» – общенаучная категория, которая выражает сущность современного состояния развития цивилизации, определяемая как новая конкретно-историческая стадия информациогенеза – эколого-информационная реальность, раскрывающая единство природного и социального мира посредством диалектики природной и социальной энтропии и негэнтропии.

7. Понятие «информационно-виртуальная реальность» – это философ-ская  категория,  обозначающая в познании разнообразие особенного в отражении, создающая на основе специализированных технологий имитационно-модельные образы возможных состояний и событий реального мира посредством передачи разнообразия в сенсорную систему человека. Категории «эколого-информационная реальность» и информационно-виртуальная реальность», задаваемые в познании информационной фазой развития цивилизации, а в дальнейшем и общей для них ноосферной фазой, при необходимости их постижения могут определять новую модель основы философского знания, разворачивая её в понятийную теоретико-философскую конструкцию: «материальная реальность» – «информационно-виртуальная реальность» – «идеальная реальность». Но это лишь перспектива.

8. Понятие «цивилизация» возможно представить как негэнтропийную биосоциальную систему, развитие которой определено взаимодействием со средой обитания и ее преобразованием. Процесс развития цивилизации, по своей диалектической природе представляет собой информационную и негэнтропийную формы движения материи, поскольку информационные обмены определяют социальную составляющую развития, а негэнтропийные – природную, что и выражает онтологическую сущность негэнтропийных биосоциальных систем. Информационный тип движения материи, соотнесенный через понятие «развитие» с понятием «цивилизация», позволяет оценить статус, масштаб и современное состояние проблемы развития цивилизации, а также обозначить возможный путь ее разрешения.

9. В рамках синергетического подхода посредством принципов организации, особенностей функционирования и законов взаимодействия энтропийных и негэнтропийных систем, в теории возможно обосновать не только методологию развития эколого-информационных систем, но и сформулировать представления о путях их управляемости. В результате качественного нелинейного анализа процесс устойчивого развития эколого-информационной системы  представляется как процесс уменьшения энтропии этой системы, определяемый скоростью поглощения негэнтропии из внешней среды и скоростью взаимодействия внутренних информационных потоков. Именно здесь и возникают «информационные параметры порядка», что, в свою очередь, предполагает некую возможность управляемости этой экосистемой в целях достижения её устойчивости.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Разработка проблем, представленных в диссертации, способствует формированию целостного мировоззрения о состоянии современной эколого-информационной цивилизации, созданию теории глобального регионализма как одной из возможных парадигм её существования, развитию теории и практики эколого-информа-ционного общества.

Исследован вопрос о теоретико-синергетическом подходе к развитию эколого-информационной цивилизации и параметризме в управляемости этим развитием на основе качественной модели эколого-информационного общества. Выводы исследования позволяют обозначить проблему изменения мировоззрения, которая возникла перед философией в связи с включением в её аппарат таких новых понятий и категорий, как «эколого-информационный глобализм», «глобальный регионализм», «эколого-информационная реальность» и «информационно-виртуальная реальность».

Результаты  исследования могут быть использованы:

а) для дальнейшего изучения направлений развития современной циви-лизации, поиска предпосылок и условий становления её нового качества;

б) для согласования выводов гуманитарного и естественнонаучного познания при решении задач развития цивилизации.

Материалы диссертации могут быть полезны в практике преподавания философии, социологии, экологии, информатики, регионоведения и других наук. Методологические принципы и основные положения диссертации составляют основу курса по безопасному устойчивому развитию эколого-информа-ционной цивилизации, читаемому автором в Иркутском государственном университете, и способствуют разработке новой системы образования на принципах устойчивого развития.

Достоверность результатов исследования. Достоверность результатов исследования обеспечена совокупностью исходных методологических и теоретических положений, использованием диалектического, теоретико-информационного и синергетического подходов к решению поставленной проблемы их адекватностью объекту, предмету и задачам исследования.

Апробация результатов исследования

1. Основные положения и результаты диссертационного исследования

опубликованы в трех монографиях и восьми статьях Перечня ведущих рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук.

2. Выводы и результаты исследования были доложены на трех региональных и трех международных и всероссийских конференциях:

«Проблемы социальной и административной консолидации Байкальской Сибири», всероссийская научная конференция 22-25 апреля  2008 г., г. Иркутск;

«Проблемы Земной цивилизации» (Поиск  решений проблем выживания, безопасности и развития земной цивилизации в условиях всеобщей глобализации и интеграции), II Всероссийская научно-практическая конференция 3 – 5 декабря 2009 г., г. Иркутск;

«Глобальные и региональные проблемы устойчивого развития мира», международная конференция ЮНЕСКО 8 – 11 июля 2010 г., г. Улан-Удэ.

3. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на заседаниях и методологических семинарах  кафедры философии, религиоведения и теологии  ИГУ.

4. Диссертация обсуждалась и была рекомендована к защите на заседании кафедры философии, религиоведения и теологии ИГУ 29 июня 2011 г. (протокол № 12).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

                      ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень её научной разработанности, формулируются цель, задачи и гипотеза исследования, определяются теоретико-методологические основания исследования, оценивается научная новизна результатов работы и раскрывается её теоретико-практическая значимость.

Первая глава диссертации «Диалектическая сущность феномена глобализации», посвящена выявлению, уточнению, определению и обобщению основных понятий современного цивилизационного развития и раскрывает содержание нового понятия «глобальная регионализация» через диалектическую природу глобализации.

В первом параграфе «Глобализация: проблемы и противоречия» анализируется процесс глобализации, выявляются его составляющие, дается определение глобализации. Глобализация означает возникновение общих, или, по меньшей мере, сходных по содержанию проблем для различных регионов мира. Эти проблемы, не имеющие аналога в прошлом, получили наименование глобальных. Как отмечал президент Римского клуба А. Печчеи, они «сцепились друг с другом, подобно щупальцам гигантского спрута опутали всю планету… Число нерешенных проблем растет; они становятся все сложнее, сплетение их все запутаннее, и их щупальца с возрастающей силой сжимают в своих тисках планету» . Наконец, сам процесс глобализации становится еще одной общепланетарной проблемой, от решения которой во многом зависит будущее человечества, поэтому требуется его всестороннее исследование.

Глобализация, возникшая изначально в экономической и политической областях, постепенно охватила все сферы человеческой жизнедеятельности, в том числе  экологическую и информационную. В самом общем виде глобальные проблемы можно разделить на три большие группы:

первая – проблемы, касающиеся отношений человека и среды его обитания;

вторая – проблемы, связанные с основными социально-политическими противоречиями человечества;

третья – проблемы, фиксирующие внимание на отношениях между человеком и обществом.

В исследовании особое внимание уделяется тому факту, что современная цивилизация входит в противоречие с фундаментальными законами природы. В первую очередь, это проявляется в глобализации социально-экологических проблем. Как отмечает А.Д. Урсул, «ХХ век стал веком столкновения современной цивилизации с природой. Оно принимает разнообразные формы в крупных регионах и затронуло в той или иной степени все страны» . Это позволяет говорить об эколого-информационной стороне действительности как определяющей.

Поскольку в современной науке нет общепризнанного понимания как, собственно, содержания понятия «глобализация», так и его теоретико-методологической «истории», то в самом общем виде глобализацию можно определить как коренную трансформацию ранее имевших место процессов интернационализации хозяйственной, культурной и политической жизни человечества, т.е. их резкое ускорение и глубокое качественное преобразование. Иначе говоря, это начавшийся переход человечества к более крупным системообразующим общественным единицам, сначала – регионального, затем – глобального масштаба.

Еще одной стороной феномена глобализации в конце XX – начале XXI в. является развитие глобальных информационных технологий, становление информационно-виртуального мира, в рамках которого происходит «перемещение» жизнедеятельности из реального пространства в виртуальное. Такие перемещения описаны Ю. Хабермасом, М. Кастельсом, Ф. Уэбстером, В.Л. Иноземцевым, поэтому диссертант полагает, что понятие «глобализация» – это не только мировой капитал, мировой рынок, «прозрачность» национальных границ и возникновение наднациональных структур, институтов и отношений, оно в своём информационно-виртуальном содержании – важнейший фактор, влияющий на философскую картину мира, в рамках которой науке приходится говорить не только о материальной и идеальной реальности, но и о реальности виртуальной, что, разумеется, требует переосмысления фундаментальных основ этой картины.

Итак, следует признать, что в процессе глобализации рождаются новые типы действительности, выступающие продуктом соответствующих видов деятельности человека. Их анализ требует применения нового понятийного аппарата и методологического инструментария. Без этого невозможно концептуализировать новые отношения и формирующиеся социальные структуры, проникнуть в сущность процесса и выработать новые смыслы, способные отразить специфику глобализирующегося мира. Перспектива глобальной трансформации мирового развития такова, что предполагается формирование единой управляемой системы устойчивого социально-экологического развития. В диссертации предложена концепция согласованного социального и экологического взаимодействия, дается авторское определение глобализации.

Необходимо также отметить, что неоднозначность научных трактовок глобализации в значительной мере объясняется тем, что этот процесс содержит в себе противоположные тенденции – интеграцию и дезинтеграцию, т.е. диалектическое противоречие, которое служит основой саморазвития процессов регионализации, придает им глобальный характер.

Во втором параграфе «Концепция ноосферы и перспективы ноосферогенеза» рассматривается становление ноосферы как возможной модели устойчивого развития и как необходимой основы решения всех глобальных проблем, и прежде всего информационной и экологической. Соответственно, необходима дальнейшая философская разработка данной проблемы и механизмов ее решения.

В истории человечества с известной долей условности можно выделить три качественно различных способа взаимодействия общества и природы, которые определись, в первую очередь, соотношением бытия и мышления: палеолитический (первичный, собирательский), неолитический (сушествующий, производственный) и будущий – коэволюционный, на базе которого может быть реализовано развитие ноосферной проблематики. Для третьего, решающего этапа взаимосвязи сознания и бытия должен быть характерен приоритет сознания, что и определяет ноосферное состояние процесса устойчивого развития и взаимодействия общества и природы.

Таким образом, в соответствии с подобным представлением системной взаимосвязи доминирующего интеллекта и способа взаимодействия общества и природы можно отметить, что в отличие от двух предшествующих доноосферных этапов социоприродной эволюции, где сознание отставало от бытия (будучи его отражением, причем неполным и потому слабым стимулятором его развития), на новом этапе оно должно опережать и определять бытие. В этом заключается ноосферная специфика взаимосвязи бытия и сознания, что оправдывает само наименование ноосферы как сферы разума.

Разумеется, современное сознание далеко от ноосферного состояния, но отдельные его элементы в виде вариантов концепции устойчивого развития и становления ноосферы все же имеются. С этих позиций можно предположить, что ноосферное развитие проходит ряд ступеней, в ходе появления которых реализуется системная целостность и творческий потенциал сферы разума. В диссертации показано, что первой ступенью является информационная, следующей за ней должна быть экологическая. Кроме того, нельзя сводить все учение о ноосфере лишь к фактору сознательного рассудочного управления протекающими на Земле процессами. Само понятие «управление» предполагает несравненно более сложный диапазон действий, чем попытку вторжения в любой из идущих процессов, в частности должны учитываться процессы самоорганизации в природе и социуме.

Методологическое конструирование ноосферы связано с сущностным переосмыслением мировоззренческих основ классического гуманизма, культуры, нравственности и обществоведческих наук. Например, по мнению А.И. Субетто, императив выживаемости человечества в XXI в. – это есть императив гуманизации его бытия, но уже на основаниях «тотальной неклассичности будущего бытия человечества, … ставящей в центр своих ценностей управляемость со-циоприродной эволюцией» . Вполне очевидно, что это указывает на связь зарождающихся ноосферных процессов и процессов формирования эколого-информационного общества. Систему формирующихся ноосферных ценностей можно условно разделить на уровни. Низшие уровни – материальные блага, социальные и культурные ценности. Высший уровень иерархии – экологические ценности или новый ноосферный закон. Он ограничивает и контролирует низшие уровни иерархии, и в этом смысле он выступает как «сверхценность», как мера всех вещей. Без действия этого ноосферного закона любые проявления социальной активности чреваты опасными последствиями.

Диссертантом поддерживается мнение о том, что становление ноосферы является единственной альтернативой самоуничтожению, деградации человечества и дальнейшей формой развития глобализации. Безусловно, «формирование ноосферы – это этап развития мировой цивилизации, на котором обеспечен приоритет разума и императивов устойчивого развития. Приоритет гуманистического и экологического, возможно, сделает процесс производства менее эффективным и менее динамичным, но зато более экологичным, приблизив его во многом к функционированию «природных» объектов» .

В третьем параграфе «Понятие «цивилизация» как методологиче-ское основание познания глобальных процессов» конкретизируется понятие цивилизации как средство анализа эколого-информационных глобальных преобразований в обществе.

Трансформация понятия цивилизации рассматривается в исторической перспективе. Большое значение для развития научной теории цивилизации имеет труд Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Разработка Ф. Энгельсом проблемы цивилизации шла по пути углубления материалистического подхода к истории.

Понятие «цивилизация», используемое в социальных теориях, включало в свое содержание не только понятие о материальной и духовной культурах, но и представление о состоянии общественных отношений, их значении для человека и общества. Нет оснований и сейчас отказываться от включения состояния материальной и духовной культур, системы общественных отно­шений, надстроечных явлений, а также семейных отношений в характеристику цивилизации. Вместе с тем, представляется, что любой отдельный компонент общества выступает лишь частным внешним проявлением более глубокого сущностного процесса. Глубинным же, сущностным критерием развития цивилизации, по мнению диссертанта, является позиция человека по отношению к различным типам взаимодействия в обществе и природе, с которыми он сталкивается в ходе своей деятельности. Другими словами, в определенном отношении понятие цивилизации антропоцентрично, т. е. в конечном счете выражает силу власти человека над окружающими его природными и социальными силами. Оно, в то же время, содержит в себе ценностный аспект, связанный с такими понятиями, как социальный прогресс, гуманизм. Мысль о том, что овладение и управление окружающими силами есть признак цивилизации, была высказана уже Морганом и широко разрабатывалась классиками марксизма-ленинизма.

Понятие «цивилизация» выполняет в социально-философском познании особые функции, которые позволяют отличить его от других, близких ему понятий, например, общественно-экономической формации и культуры. Понятие цивилизации на первый план выдвигает социальность человеческого мира, которая отграничивает его от мира природы и образует плацдарм человеческого прогресса со всем многообразием возможностей, но все более отдаляющийся от рационального взаимодействия с природой. Цивилизация начинается с развития социальных связей и взаимодействий и через их качественные трансформации идет к новым формам общества, меняя при этом и формы социо-природных взаимодействий.

Современное состояние этого вопроса можно представить следующим образом. Понятие цивилизации, подобно многим другим в общественных науках, многозначно, но можно фиксировать его достаточно устойчивое содержательно-смысловое ядро, включающее ряд характерных моментов. Во-первых.существенным моментом содержания понятия цивилизации становится оппозиция «социальное – природное». Во-вторых, понятие цивилизации служит исследованию как глобальных, так и региональных черт социально прогресса. В третьих, в понятии цивилизации находят отражение интегративные тенденции социального прогресса, а основу действия этих тенденций составляет развитие новых форм общества, информационной и экологической.

Особый интерес представляет неоднозначность социологических цивилизационных теорий, описывающих и объясняющих эволюцию человеческого общества. В диссертации проводится анализ цивилизационных теорий Ф. Энгельса, Г. Моргана, О. Шпенглера, А. Тойнби и П. Сорокина. Все это разнообразие теорий и концепций периодизации человеческой истории подталкивает к тому, чтобы попытаться привести их к некоему «единому знаменателю».

Наиболее интересным представляется подход предложенный В.Ф. Ануриным . Он считает, что наиболее продуктивной для такой концептуализации могла бы стать система критериев, разработанная Раймоном Ароном в  работе «Индустриальное общество: Три эссе по идеологии и развитию».  Опираясь на разработанные Ароном критерии индустриальногообщества, В.Ф. Анурин предлагает установить восемь важнейших параметров социальных институтов, присущих каждому из четырех типов обществ – примитивному, традиционному, индустриальному и постиндустриальному (информационному), а в  нашем случае, в ноосферной перспективе – эколого-информационному. Выделение наиболее информативных из них, имеющих наибольшую социальную значимость, дает возможность произвести сравнение обществ по одинаковым, сравнимым между собою параметрам, а также выявить конкретные социальные изменения, вызываемые теми или иными глобальными трансформациями не вообще, а в конкретных, и притом однородных, сферах общественной жизнедеятельности, и позволит использовать их как методологические критерии. Следует также помнить, что эти параметры могут стать «параметрами порядка» описания устойчивости и управляемости цивилизационного развития (в синергетическом понимании).

В четвертом параграфе «Глобальный регионализм – форма саморазвития современного общества» определена альтернативность дальнейшего бытия цивилизации, проявляемая в диалектике двух противоположных тенденций глобализации. Первая тенденция – консолидация мирового сообщества перед угрозой глобальных проблем, вторая – очевидная конфронтация различных общественных систем, обостряющая всю совокупность глобальных проблем. Результатом анализа является определение понятий «регион», «регионообразующий фактор» и «глобальная регионализация».

Диссертант полагает, что рассматривать эти две противоречивые тенденции более продуктивно, исходя не из оппозиции «интеграция – дифференциация», а из целеполагания человечества – устойчивое безопасное развитие. Таким образом, данное диалектическое противоречие глобализации: консолидация – деструктуризация мирового сообщества, интерпретируется как соотношение глобального и регионального.

Показательно, что на общенаучном уровне никто не отрицает единства глобального, регионального и локального. Но на уровне конструирования ноосферных концепций, технологий, методик региональный аспект практически игнорируется. Ноосферные понятия и категории, равно как и концепция устойчивого развития, соотносятся исключительно с глобальными масштабами. Поэтому до настоящего времени не определена общенаучная природа регионологического знания. Однако следует признать, что анализ и решение большинства мировых проблем с позиций глобального универсализма в настоящее время пока невозможны. Глобальные проблемы требуют интерпретации на региональном уровне в соответствии с неповторимыми и уникальными особенностями региона. Такой подход обеспечивает вхождение отдельного специфического региона в ткань глобальных общественных отношений и диалектическое решение проблемы соотношения «глобальное – региональное».

Регионализм возникает и развивается в рамках глобально-исторического направления и тем самым оказывается связанным с идеями ноосферы, с осмыслением глобальных проблем современности, с анализом новой картины мира, в которой механистическо-детерминистская картина заменяется синергетически-эволюционной. Ноосферные процессы обладают свойством тотальности и осуществляются на локальном, региональном и глобальном уровнях. Ноосферогенез на локальном уровне не имеет достаточной степени социализации, поэтому диссертантом делается вывод о том, что начиная с  регионального уровня проявляются все основные качества ноосферы, а регион является минимальной единицей ноосферогенеза.В диссертации показано, что в данный момент одной из наиболее важных тенденций развития современного мира выступает регионализация, которая проявляется в локализации, формировании границ между территориально-социоприродными комплексами, возникновении самодостаточных  экономических и политических образований. Процесс формирования новых регионов сопровождается перестройкой их отношений с государством, внутри которого они возникли, и одновременно – изменением отношений с соседними территориями как внутри государства, так и за его пределами. Следовательно, регионализация изменяет и геополитическую, и геоэкономическую структуру мира.

Таким образом делается вывод о том, что регион – это определенная территория, отличающаяся относительной целостностью, единообразием геологических, физико-химических свойств (воздух, вода, ландшафт, растительность), некоторой общностью био- и экосистем. Регион может входить в территориальную структуру одной или нескольких стран, одного или нескольких субъектов федерации. В целом регион – взаимосвязь природного и социального в их единстве и динамике.

Развивая концепцию регионологии, диссертант показывает, что в ее основу должна быть положена концепция регионообразующих факторов. К наиболее часто употребляемым регионообразующим факторам относят географические, экологические, энергетические, экономические, политические, социальные, этнические, конфессиональные демографические т.е. те которые обозначают совокупность генеральных качеств  и свойств субъектов региональных сообществ, влияющих в совокупности на уровень конкурентоспособности территории.

В рамках обсуждаемой проблемы диссертантом высказывается мнение, что глобализация – это ещё и начавшийся переход к новым, нежели государство, системообразующим социально-территориальным «единицам» – либо глобального, либо регионального масштаба. Возникает глобальная регионализация как одна из ведущих тенденций социального развития Земного сообщества. Глобальная регионализация в начале постиндустриальной эпохи понимается автором как «форма – тенденция», постоянно нарастающей с середины XIX в. мировой капитализации социума, как одна из возможных форм саморазвития современного общества, исторически новая стадия развития цивилизации которая, соответственно, порождает и исторически новую форму структурации социально-территориального мира в масштабе Земного сообщества .

Через понятие «глобальная регионализация» раскрывается диалектическая природа глобализации. Содной стороны, регионализация, носящая надгосударственный характер, обнаруживается в стремлении к интеграции отдельных территорий, входящих в состав различных государств. С другой – процессы регионализации развернулись внутри национальных государств. Названные тенденции самым непосредственным образом сказываются на способах конструирования новейшей сферы научного знания – теории глобальной регионализации, в основу которой положена концепция регионообразующих факторов.

Диссертант приходит к выводу о том, что глобальную регионализацию можно рассматривать через представления о новых формах трансформации общества, обусловленных появлением новых реальностей. Это прежде всего эколого-информационная  и информационно-виртуальная реальности, которые сами требуют глубокого анализа.  

Вторая глава диссертации «Природа эколого-информационного глобализма», содержит материал, раскрывающий механизмы процесса эколого-информационной глобализации, концентрирует внимание на необходимости серьезных уточнений понятий информации, информационной стороны действительности и информационной реальности. Понятие «эколого-информа-ционный глобализм» определяется как общенаучная категория.

В первом параграфе «Понятия « информация» и «информационная реальность»: методология познания раскрывается генезис понятий информации и информационной реальности, уточняется их категориальный статус.

Философский подход к проблеме информации сыграл свою обще­методологическую роль. И хотя уже на философском уровне стало ясно, что информация связана с развитием, выражая его существенную сторону,  до сих пор ее роль в обществе почти не изучена, до конца не оценена. Только на подступах к информатизации общества вдруг обнаружилось, что информация является тем фактором, тем ресурсом, который в дальнейшем общецивилизационном устойчивом развитии приобретет решающее значение.

Такой подход проясняет глубинные основы формирования инфор­мационного общества. При этом основными проблемами дальнейшего развития мировоззренческой картины этого процесса являются формирование философской концепции и понятия информации. Что касается философского статуса информации, то в отечественной литературе информация до сих пор считается лишь общенаучным понятием, хотя были предложения в пользу признания этого понятия  философской категорией, тем более что понятие «информационная форма движения материи» является философской категорией .

Информация, удовлетворяя всем требованиям философской категории, не только отражает всеобщие формы бытия, их связи и взаимообусловленности, но и является фактором развития от низшего к высшему в природе, обществе и познании, поэтому категория информации во всех ее многообразных видах, оказывается не менее общим и фундаментальным понятием, нежели категории «материя» и «сознание», и таким образом активно «участвует» в развитии исходной мировоззренческой конструкции научно-философской картины мира.

В настоящее время наиболее разработанной является концепция информации как отраженного, передаваемого разнообразия в любых процессах и объектах. Трактуемое таким образом общее определение понятия исходит из идеи о сущностной связи отражения и разнообразия. Подобная трактовка обладает рядом достоинств. Во-первых, она позволяет научное понятие «информация» уточнять на общефилософском уровне посредством философских категорий «отражение», «различие», «тождество», «разнообразие», «развитие», «самоорганизация», «порядок», «качество», «содержание», «форма», «определенность», «неопределенность», «причина», «связь», «отношение», «единичное», «особенное», «всеобщее» и др. Во-вторых, она открывает широкие возможности с единых методологических позиций взглянуть на все многообразие характеристик информационной стороны действительности, т.е. в определенном аспекте преодолеть одну из значительных трудностей, с которыми сталкиваются другие концепции информации, например, концепция информации как снимаемой неопределенности.

Обобщая существующие естественнонаучные традиции и соответствующие методологические концепции, диссертант полагает, что допустимо констатировать в науке существование двух вариантов определения понятия информации: общенаучного и философского. В первом варианте под информацией предлагается понимать порядок распределения в пространстве и во времени вещества и энергии, являющийся  разнообразием в отражении. Во втором, общефилософском варианте информацию можно определить как разнообразие особенного в отражении.

Общим для этих определений выступает представление об информации как о такой стороне отражения, которая в самом общем виде может быть теоретически вычленена посредством следующей категориальной философской структуры: «тождество – различие – разнообразие – определенность – неопределенность – единичное – особенное –всеобщее». При этом её логико-теорети-ческое вычленение обуславливается диалектическими парами «тождество – различие» и «определенность – неопределенность». Первая пара снимается категорией «разнообразие», вторая пара – категорией «особенное».

Таким образом, непризнание понятия информации философской категорией можно объяснить лишь данью традициям. Кроме того, автор полагает, что термин «информация» в зависимости от контекста проблемы в одних случаях выступает в качестве общефилософской категории, в других как социально-философская категория, общенаучное понятие, понятие частных наук .

Наиболее универсальным оказывается понятие «информационная реальность». В диссертации понятие информационной реальности относится, прежде всего, к гносеологическому разделу философии информационной  действительности. Что же касается онтологического аспекта названной проблемы, то она охватывается категорией «информационная форма движения материи», и лишь затем, когда исследователь приступает к ее познанию, он в силу потенциальной неисчерпаемости этой формы движения вынужден оперировать понятием «информационная реальность». Уточняя методологические позиции автора и обобщая трактовки категории «действительность», данные в современной справочной литературе , можно заключить, что это понятие в научной философии обозначает объекто-актуальное наличное бытие всего многообразия мира. Действительность в метафизическом смысле – бытие всего сущего, а действительное бытие сущего в философском познании является как тотальная диалектика материального и идеального, реализующая определенные исторические возможности саморазвития мира.

Информационная же сторона действительности мира определяется категорией информационной формы движения материи, в рамках которой диа-лектика материального и идеального в познании предстает как «диалектика информационной энтропии и негэнтропии, представляет собой реальность единства мира в информационном плане – информационную реальность»

Иными словами, термин «информационная реальность» относится автором диссертации к степени развитости науки об информационной стороне действительности и философии информационной реальности как отдельного направления научно-философских исследований. Близкий подход реализован в работах петербуржских авторов .

В самом широком смысле, оставляя за информацией меру отражения, можно сказать, что информационная реальность как раз и есть разнообразие особенного в отражении. Вместе с тем, философия стремится к универсальному осмыслению информационной действительности, к постижению ее общих принципов в связи с деятельностью и природой человека. Она вырабатывает определенный взгляд на информационные процессы и информационную сферу как факторы исторически и социально обусловливающие мировоззрение. В этой связи, в рамках концепции основного вопроса философии, встаёт задача определить свое отношение к информационной действительности, ибо последняя представляет для философии совершенно особый интерес, поскольку выступает и как знание, приобретенное особыми способами и сформулированное в особой форме, т.е. как специфическое средство познания информационной стороны действительности мира вообще и как представления о информационной реальности.

Таким образом, с философскими проблемами информационной реальности связан еще и существенный в мировоззренческом отношении факт установления неполноты той картины действительности, которую дает классическая наука, а стало быть, и обслуживающей её «конструкции» основного вопроса философии. Этот аспект продуктивней рассматривать в плане взаимодействия разных типов реальностей и на основаниях неклассической и постнеклассической науки, однако этот вопрос требует самостоятельного, глубокого исследования, и потому автор лишь высказывает названную идею.

Во втором параграфе «Информационный глобализм», на основе анализа теории и практики информационного общества сформулировано обобщенное определение: информатизация общества – это устойчивая тенденция социального развития, это не только процесс, но и закономерность  общественного развития.

При обсуждении концепций информатизации общества выявилось преобладание информации над техническими, управленческими, вещественно-энергетическими и, вообще, материальными ресурсами. Это преобладание – суть закономерностей развития названного общества. Информационные факторы являются не количественными, а упорядочивающими (закономерностями порядка), хотя могут быть выявлены и их количественные составляющие, что в дальнейшем позволит развить синергетическое видение проблемы. Особо следует подчеркнуть, что все социальные взаимодействия в обществе носят информационный характер, т.е. параметризм, возникающий на этой основе, поможет «оживить» известные концепции информационного общества и строить модели цивилизационного развития.

Изучение закономерностей информационного движения даст возможность выявить верхние пределы темпов становления инфосферы и на этой основе составить прогнозы развертывания информатизации как глобальной тенденции  становления информационного общества в планетарном масштабе. Поисковые прогнозы, особенно на отдаленную перспективу, нуждаются в опоре на более всеобъемлющую систему закономерно­стей глобального процесса информатизации, т.е. информационного глобализма. Появляется своего рода информационно-технологический детерминизм развития, где информационные факторы играют приоритетно-определяющую роль, перестраивая все остальные. Тем самым цивилизация, реализуя свое информационное единство, обретает единство и в окончательном выборе пути устойчивого развития, и в экологическом единстве, и в безопасном развитии других направлений.

Одно дело, если информационное общество мыслится как конечный результат процесса информатизации, и другое – когда оно рассматривается как ступень в процессе перехода к устойчивому развитию и ноосферогенезу. Именно информация может претендовать на приоритетно-доминирующий фактор развития сферы разума, управляющий ее духовной и материальной компонентами. И конечно, прав П. Кууси, утверждая, что именно «информация является движущей силой человеческого эволюционного процесса» , тем более на этапе истории, который связывают с переходом к устойчивому развитию и становлению ноосферы. Всё это позволяет диссертанту заключить, что одна из важнейших сторон состояния современного общества характеризуется как информационная глобализация, заданная как глобальным масштабом информатизации общества с разнонаправленностью определяющих её информационных процессов, так и глобальностью иных проблем этим порождаемых.

В третьем параграфе «Эколого-информационный глобализм: необходимость философского осмысления» проведен анализ возможностей синтеза теорий  информационного общества, концепции устойчивого развития и экологических проблем в целях определения эволюционной заданности возникновения эколого-информационного глобализма как самостоятельного этапа ноосферогенеза.

Проблема устойчивого развития – это проблема формирования новой цивилизации. Иными словами, требование устойчивого развития предполагает смену цивилизационных ориентиров, изменение «направления развития» современного информационного общества, это изменение диссертант связывает с формированием новой, эколого-информационной цивилизации. Если человечество сумеет перейти на путь биосферосовместимого развития, предполагающего дальнейшее безопасное устойчивое развитие и, вместе с тем, сохранение биосферы, то только в этом случае появляется возможность выхода из экологического кризиса.

«Старое» общество, слегка изменив часть своих структур, институтов, отношений и функций, не сможет в полной мере решить проблемы экологии, а новый методологической подход к выработке концепции выхода из экологического кризиса не может быть привязан к отраслям науки. Он должен исходить из системно-эволюционного рассмотрения, основанного не на приоритетах тех или иных наук, а на фундаментальной сущности направлений решения экологической проблемы и, прежде всего, её философском осмыслении.

Глобальные эколого-информационные проблемы, как полагает автор, могут быть решены в едином системном ключе ноосферной и  синергетической методологий. Приняв в качестве исходного методологического принципа сохранение биосферы, необходимо все другие направления и формы эконоосферных трансформаций согласовывать с этим приоритетным принципом. Очевидно, что наибольшие возможности использования естественных (адаптивных) факторов дает более высокая форма движения материи – информационная, поскольку она аккумулирует в себе результаты предшествующего прогресса материи. Следующей ноосферной трансформацией должна стать экологическая.

Появление экологической ступени ноосферы – более длительный и менее вероятный процесс, чем становление информационного общества, даже в глобальном масштабе. Эконоосфера в этом смысле ближе к утопии, чем к реальности. И тем не менее, исследовательская мысль вправе рассмотреть эту возможность экоразвития и попытаться в дальнейшем оценить реальность такого устойчивого движения цивилизации, без которого дальнейший путь в ноосферу в принципе невозможен.

В диссертации показывается, что вне зависимости от этапов становления ноосферы техногенная стадия цивилизации в своей постиндустриальной фазе породила феномен эколого-информационного глобализма, который становится доминирующим в концепции устойчивого развития. Таким образом, расширяя понятийный аппарат данной проблемы, диссертант вводит понятие эколого-информационного глобализма как общенаучной категории, которая выражает сущность современного этапа в развитии цивилизации, потому что содержание этого этапа определяется феноменом глобальной регионолизации, суть которой в информатизации и  экологизации общества.

По мнению диссертанта, в целях раскрытия эволюционной этапности ноосферогенеза необходимо вначале, понятие «эколого-информационное общество», интерпретировать как понятие, обозначающее новую конкретно-историческую стадию информациогенеза – эколого-информационную реальность, раскрывающую в познании единство природного и социального мира посредством диалектики природной и социальной энтропии и негэнтропии (информации), а затем найти информационные параметры социальных взаимодействий и негэнтропийные параметры взаимодействий с природой на каждом этапе ноосферогенеза.

Третья глава диссертации «Концепция информационно-виртуа-льной реальности как инструмент познания процессов общественного развития», раскрывает сущность процессов трансформации общества, имеющих в основании виртуализацию его институтов.

В первом параграфе «Информационно-виртуальная реальность: философский анализ» раскрываются онтологические основания информационно-виртуальной реальности как особого вида среды, отчужденной от субъекта деятельности, дается ее определение, вводится понятие глобальной виртуализации и рассматривается диалектика материального и идеального в виртуальной реальности.

Сопоставляя различные подходы к описанию реальностей разного уровня, можно считать, что это лишь различные инструменты для изучения чего-то общего, единого, т.е. окружающего мира (его иерархичности). Поскольку онтологически нет ограничений на количество уровней иерархии реальностей, то еще одним типом среди реальностей мира является виртуальная реальность.

Пытаясь найти общие точки соприкосновения в разных подходах, можно предположить, что физическая (технологическая) реальность – это материальная порождающая основа, константная реальность для информационной реальности, которая в свою очередь, создавая информационные потоки (например, в сознании человека), является константной реальностью для виртуальной реальности.

Понятие виртуальной реальности в социальном статусе строится на теории информационного общества. Определение феномена виртуальности через понятие «образ», сделанное М. Кастельсом, открывает перспективу разработки теории виртуальности и  позволяет рассматривать виртуализацию как процесс социальный, как процесс изменения общества в целом, т.е. виртуализация общества основана на замещении социальной реальности образами. При этом следует заметить, что при сопоставлении различных реальностей, генерирующих образы для виртуальной реальности, проявляется их общее, связующее звено – информационная компонента. Происходит совмещение понятийинформационной реальности как разнообразия особенного в отражении (см. гл. 2, §1) и виртуальности как познавательно-модельного отображения информационной стороны действительности с помощью определённых технологий и технических средств позиционирования информационных продуктов.

Диссертант пытается ответить еще на один вопрос: какова же диалектика материального и идеального в виртуальной реальности? В настоящее время все трактовки виртуальной реальности можно свести к трём подходам в понимании. Во-первых, предельно широкое: под виртуальной реальностью понимается вся реальность, т.е. реальность вообще виртуальна, поскольку субъект взаимодействует не столько с объективным миром, сколько с представлением о нём, т.е. виртуальная реальность – набор мыслительных конструкций. Во-вторых, понимание виртуальной реальности формируется в контексте современных информационных технологий. Здесь виртуальная реальность создаётся компьютерными сетями и программным обеспечением и понимается как кибернетическое пространство, заполненное образами. Виртуальная реальность в таком случае – набор симуляторов. В-третьих,  понимание возникает применительно к когнитивным и социальным моделям, абстрактным понятиям и категориям, художественному вымыслу и образам фантазии, а также снам, мечтам, измененным состояниям сознания, которым не всегда соответствуют реальные физические процессы. В этом случае виртуальная реальность не соотносится с определенным  характером своего проявления и определенным носителем. Наверное, необходимо учитывать все три понимания виртуальной реальности.

Таким образом, виртуальная реальность – это понятие, обозначающее специфический «срез взаимовстроенности» разных видов реальностей, она включает и материальный, и идеальный компоненты. Виртуальная реальность существует и как «часть» природной реальности, и как особая модификация технической реальности, и как духовный компонент, и может включать другие виды реальностей(социальная, экологическая и д.р.). Виртуальная реальность – это сложное системное явление, в ней в снятом виде присутствует природное, социальное и человеческое. Однако составным аспектом виртуальной реальности всегда является информационная реальность. Таким образом, целесообразно говорить о информационно- виртуальной реальности.

Виртуальная реальность как вид бытия синтезирует в себе свойства многих других реальностей. Так, например, виртуальная реальность обладает рядом свойств объективно-идеального бытия, так как ее актуальное существование возможно только благодаря компьютерным системам. Вместе с тем, она обладает свойствами субъективно-идеального бытия, потому что ее актуализация, т.е. наличное существование для данного субъекта, определяется им же. Наряду со свойствами идеального бытия в виртуальной реальности воспроизводятся и свойства материального бытия: воздействие виртуального бытия на органы чувств человека практически полностью идентично воздействию реальных материальных объектов. Поэтому виртуальная реальность не имеет своей собственной сущности, хотя бы относительно независящей от других форм бытия. Ее существование является результатом взаимодействия и взаимодополняемости материальных и идеальных форм бытия.

В конечном итоге, можно было бы связать принципиальное наличие информационно-виртуальных процессов в Мире с существованием либо идеального, либо материального, что возвращает исследователя к исходному пункту философского анализа – фундаментальной дихотомии мироздания на материальное и идеальное, как предельной структурированности его природы. Но наиболее продуктивной, как представляется диссертанту, может оказаться не двухкомпонентная модель мироздания (материальное и идеальное), а расширенная, трёхкомпонентная конструкция взаимодействующих, взаимоконстантных, взаимодополняющих реальностей: «материальная реальность» – «информационно-виртуальная реальность» – «идеальная реальность».

Развивая эту гносеологическую конструкцию, можно заключить, что философия информационно-виртуальной реальности в значительной степени содействует становлению и развитию  концепции диалектического реализма, которая, в свою очередь, как мы полагаем, наиболее пригодна для разрешения проблем современной философской познавательной сферы. Отсюда диалектический реализм – это гносеологическая доктрина, создаваемая научной философией в качестве инструмента рационального постижения всех без исключения видов реальности вне зависимости от того, какая из сущностей мира (материальная или идеальная) избирается в виде предмета познания.

Современный этап глобализации ( последняя четверть XX – начало XXI в.) – время развития глобальных информационных технологий, становления эколого-информационной и информационно-виртуальной среды, время, когда понятие «информационно-виртуальная среда» оказывается в одном ряду с категориями «материя» и «сознание», «материальное» и «идеальное» в единой философско-научной картине мира. Возникает исторически новая основа  единства мирового сообщества – глобальная  виртуализация, в фундаменте познания которой оказывается новый вид объективной реальности – реальность информационно-виртуальная.

Сопоставляя рассмотренную ранее эколого-информационную реальность и информационно-виртуальную реальность, диссертант отмечает, что общей для них является новая фаза освоения обществом информационной формы движения материи, которая в дальнейшем может перейти в ноосферную фазу его развития, т.е. возможно именно здесь и необходимо искать «параметры порядка» и, прежде всего, информационные параметры порядка управляемости новыми тенденциями трансформации общества.

Во втором параграфе «Виртуализация современных общественных институтов» раскрыты процессы трансформации общественных взаимодействий на примере виртуализации основных общественных институтов.

Превращение в последние десятилетия XX в. социальной реальности в виртуальную связано с возрастанием  в жизни людей роли различного рода симуляторов – образов социальной реальности, замещающих саму социальную реальность. При этом необходимо учитывать, что виртуализация общества – это набор разнообразных процессов с однонаправленными тенденциями. Выбирая несколько сфер жизнедеятельности общества, таких как экономика, политика, культура, диссертант рассматривает процессы их виртуализации.

В наибольшей степени виртуализация проявилась, пожалуй, в экономике. Реклама создает образ товара и фирмы, его производящей, и уже образ, а не сам товар обращается на рынке. Поэтому, фиксируя эти новые экономические тенденции, можно к традиционным концепциям цены добавить функцию от образа стоимости («виртуальный рынок»). Тогда  следует признать, что наряду с товарным рынком существует рынок виртуальный. Виртуализация такого экономического института современного общества, как рынок, т.е. возникший «виртуальный рынок», дает нам первый возможный информационный параметр трансформации (или управляемости) общества, например, количественную оценку замещения традиционного рынка виртуальным. Виртуализация еще одного ключевого института – фирмы, связана с симуляцией труда. Образ фирмы обеспечивает успех образу товара. Поэтому экономический смысл приобретают именно те аспекты организации труда и функционирования предприятия, которые направлены на создание образа фирмы.  Виртуализация товара предполагает новую организацию труда, включающую во все большей степени новые информационные и коммуникационные технологии, что, собственно, виртуа-лизирует труд. Наконец, виртуальным в современной экономике становится не только производство и предложение товара на рынке, но и спрос, т.е. деньги. Деньги, вещественный заменитель товаров, превращаются в права заимствования. Современная система кредитования замещает в экономике реальные деньги (бумагу, металл) возможностью денег.

На этой основе диссертант заключает, что в новейшей экономике симулируются ее базовые компоненты – производство товара, организация труда, обладание деньгами, и, как следствие, виртуализируются такие социальные институты, как рынок, фирма (корпорация), финансы, давая соответственно параметрические формы контроля.

Следующим примером виртуализации разумно избрать политику. Политические институты, как известно, решают проблему обладания властью. Можно сказать, что базовые компоненты политических практик симулируются, вызывая тем самым виртуализацию политических институтов – выборов, рейтингов, партий.

Наконец виртуализация искусства ведет к экспансии симуляций художественных практик в киберпространстве. Приобщаться к искусству теперь можно и через экран телевизора или монитора, посещая соответствующие Web-страницы храмов искусства. Internet становится хранилищем «культурных ценностей», упрощая потребление образов их реальных прототипов. Таким образом, виртуализация произведений искусства, их создания (производства) и доступа к ним не только дает информацию о форме и содержании этих произведений, но и компенсирует посредством создания симуляций и образов недостаток или полное отсутствие реальных эстетических практик восприятия культурных ценностей современной цивилизации (мало кто реально наблюдал тот или иной шедевр произведения искусства, но «все» знают о его непреходящей ценности).

В заключении автор подчеркивает, что, обозначив основные элементы виртуализации таких социальных институтов, как экономика, политика, культура, вполне возможно говорить о введении параметрических количественных форм описания процесса генерации образов в этих сферах, а стало быть использовать параметрический подход в описании информационно-виртуальных форм трансформации общества при его переходе к устойчивому развитию.

В третьем параграфе «Взаимодействие субъекта деятельности и информационно-виртуальной реальности»  подвергнуто анализу существование субъекта в информационно-виртуальной среде с фиксацией возникновения отраженной виртуальной реальности в сознании, которая в свою очередь формирует практическую деятельность человека.

По мнению многих исследователей в науке созданы предпосылки для преодоления традиционной трактовки субъекта в его связи лишь с объектом.

Основные векторы развития субъекта деятельности – это проблемы выживания, самореализации и познания, решению которых подчинено все его существование во всех формах. Источниками информационно-виртуальной реальности могут быть как внешние обстоятельства, так и внутренние состояния субъекта, в том числе познавательная деятельность субъекта, его психические ощущения и соматические состояния, а также ментальные состояния, т.е. информационно-виртуальная реальность – это особая акцидентальная форма бытия субъекта.

Цивилизация людей по сути своей виртуальна. Поэтому феномен информационно-виртуальной реальности не есть изобретение постиндустриального (информационного) общества, связанное с использованием компьютеров, а является одним из важных и неотъемлемых свойств цивилизованного развития вообще. Человек как субъект существует в информационно-виртуальной реальности, являющейся для него средой обитания. В другой среде он существовать не может. Важно, чтобы к нему регулярно поступали информационные сигналы, которые он мог бы идентифицировать как смыслы и образы, вызывающие соответствующие эмоции.

Диссертант показывает, что возможно существование множества онтологически разных и независимых друг от друга виртуальных систем, которые непосредственно не зависят от аналогичных категорий в физическом мире, в котором живет человек, а также что субъект способен создавать виртуальные системы со статусом бытия, включающим категории пространства и времени. Конкуренция субъектов в этом случае постепенно перемещается из пространства естественных ресурсов в пространство искусственных форм, порождаемых технологиями. Характерным признаком настоящей и грядущих эпох является тотальная информатизация бытия, особенно в ее виртуальных формах, из чего диссертант заключает, что субъект деятельности – устойчивая саморазвивающаяся информационная структура. В результате саморазвития биологических форм, возникают специализированные информационные отношения, которые и реализуются в виде субъектов деятельности виртуальной природы. Итак, наряду с миром объективным, естественным появился и развивается мир субъективный, искусственный (виртуальный). В обществе появилась и стала активно циркулировать отраженная искусственная, динамичная, субъективная реальность – информационно-виртуальная реальность, или отраженный субъективный мир. А при наличии соответствующих адекватных механизмов передачи информации отраженная субъективная реальность активно взаимодействует с субъективным миром человека, влияя на него, создает данную отраженную виртуальную реальность.

В философско-онтологическом плане важно то, что мир субъективный виртуальный, воспринятый субъектом, легко входит составной частью в сознание субъекта и становится основой познавательной и практической деятельности человека или сообщества. Следовательно, от качества информационно-виртуального мира во многом зависит сознание воспринимающего его субъекта и характер его преобразующей деятельности. Это дополняется утверждением диссертанта о том, что информационно-виртуальная среда и происходящая в ней трансформация общества – результат интеллектуальной деятельности субъекта, в отличие от эколого-информационной среды, которую познающий субъект осваивает как данность.

Четвертая глава диссертации «Проблемы устойчивого развития эколого-информационного общества: параметрический подход», содержит анализ негэнтропийных взаимодействий общество – природа и информационных социальных взаимодействий, а также возможностей синерго-гоместатического подхода к созданию управляемых моделей цивилизационного развития.

В первом параграфе «Синергетический тип мировоззрения» и негэнтропийная  сущность механизма цивилизационного развития раскрываются мировоззренческие основания новой науки, позволяющие описывать цивилизационное развитие как негэнтропийную систему.

В связи с увеличением и усложнением глобальных проблем складывается новый тип науки, который приближает нас к идеалу единой науки, синтезирующей естественнонаучные и гуманитарные методы познания. причем не на основаниях традиционной классической науки, имеющей известные ограничения, и не на основаниях неклассической науки, еще не включающей субъект во взаимодействия, а в соответствии с универсальным принципом постнеклассической науки. Междисциплинарные методы постнеклассической науки ориентированы на изучение сложных самоорганизующихся систем различной природы, а потому и на сближение и диалогическую интеграцию естественнонаучного, социогуманитарного и технического знаний, образующих общенаучную парадигму социологизации знаний.

Решение глобальных проблем современности, возникающих на уровне взаимодействий качественно различных форм движения материи, осуществимо в синергетической парадигме эволюции общества и природы.

Использование методов нелинейной динамики, компьютерного моделирования позволило вывести прогнозирование деятельности человека и его результатов на более высокий уровень, сделать его более эффективным. Решение проблемы философского осмысления и прогнозирования сценариев будущего развития общества во многом зависит от исходных концептуально-методоло-гических оснований, позволяющих рассматривать человека с его миром, системой ценностей, общество и природу как определенную самодостаточную целостность с наличием ментального механизма эволюции, управляющих средств и обратных связей.

Целостное понимание мира с точки зрения синергетики позволяет представить взаимодействующие общество и природу в виде динамической системы, обладающей рядом свойств и характеристик: система диссипативна, т.е. открыта и испытывает непрерывный  энтропийно-негэнтропийный обмен; эволюция системы «общество – природа» зависит не столько от начальных условий, сколько от особенностей фазового пространства ( возможных путей развития) и структур аттракторов ( целей развития); возможен вполне определенный набор путей, соответствующий имеющимся немногочисленным структурам-аттрак-торам; переход из одного устойчивого состояния в другое возможен под изменением внешних условий или внутренних свойств системы; эволюция динамической системы «общество – природа» направлена на образование новых устойчивых и управляемых структур.

Для формирования синергетического мировоззрения и его дальнейшего

использования необходимо обосновать негэнтропийную  сущность механизма цивилизационного развития, в котором цивилизация как биосоциальная подсистема находится в противо­речивом единстве с биосферой как планетарной системой, так как биологически она включена в биосферу Земли как ее доминирующий элемент, а социально – совершенно обособленное образование. т.е. цивилизация – негэнтропийная биосоциальная подсистема, реальное устойчивое развитие которой обеспечено внутренним информационным и внешним негэнтропийным взаимодействием со средой обитания и постоянным ее преобразованием.

Для обоснования такой формы существования цивилизации диссертант  использует информационный, системно-диалектический и синергетический подходы, позволяющие сформировать тезис о двух типах движения энтропийном и нгэнтропийном, относительно результируещего  направления (или к порядку, или к хаосу). В мире эн­тропийного движения(механическая, физическая и химическая формы)  все определяется внешними условиями и внутренним ресурсом взаимодействия как вероятностью существования системы. Негэнтропийный тип движения - движение от простого к сложному - наблюдается в биологической, социальной и информационной формах. Это способность сис­тем к усложнению, трансформации и аккумуляции находящихся вовне энер­гии и вещества, сохранению собственных параметров в изменяющихся внеш­них условиях, соответствие им.

Кон­кретная негэнтропийная система изначально обладает собственным конечным периодом существования, в течение которого она репродуцирует собственные подобия и посредством которых обретает возможность продолжения сущест­вования, активно противостоит изменяющимся внешним условиям.

Негэнтропийная система поддерживает ди­намическое постоянство собственных параметров в изменяющихся условиях среды. В этом состоянии (пусть это форма движения, выражающая процесс становления) изменяется статус, качество понятия «информация», которая из меры упорядоченности (разупорядоченности) системы превращается  в «программу ее развития», обретает «ценность». Существование(бытие) и развитие цивилизации как явление неотделимо от «живого». Это форма противостояния Хаосу, форма активного Порядка в диалектике его взаимодействия с Хаосом.

Таким образом, равновесие и взаимообусловленность  Порядка и Хаоса как основания  существования и изменения Мира выражается через отношение двух типов движения материи. В рассмотрении они конкретизируются как последовательность механической, физической, химической, «органический», биологической, социальной и информационной ее форм. Причем, каждая по­следующая включает в себя предыдущие и не сводима к ним, т.е. содержит в себе новое системное качество.

Во втором параграфе «Синерго-гомеостатические основания построения моделей устойчивого развития эколого-информационного общества» проанализированно применение синергетического подхода к описанию взаимодействий общества и природы, выражаемое через понятия «порядок», «хаос», «самоорганизация».

Существуют особенностями в исследовании самоорганизации систем, в частности необходимо учитывать флуктуации, которые проявляются в процессах незамкнутости, неравновесности, неустойчивости, необратимости. По мнению специалистов в области синергетики Е. Н. Князевой и С. П. Курдюмова, сейчас важно вести изучение самоорганизации систем не в рамках противоположностей материального и идеального, а именно в русле изучения «мостика» между неживой и живой природой, т.е. рассматривая систему «общество –  природа» как единый самоорганизующийся цикл.

Система в синергетическом понимании представляется как целостное незамкнутое множество элементов, где структурные взаимосвязи элементов носят как линейный, так и нелинейный характер, причем система открыта, т.е. постоянно сохраняет взаимодействия с внешней средой. Нелинейные, функционa-льные зависимости между элементами представлены гораздо шире в окружающем мире и являются интегративными по сравнению с линейными связями. Целостность элементов и связей в системе обусловливает возможность появления синергeтического эффекта, который явно отсутствует у каждого элемента в отдельности. Поэтому системы живой и неживой природы должны рассматриваться в единстве как целостная многоуровневая система. Именно в этом случае очень интересны методологические возможности новой науки синергетики в отношении самоорганизующихся социальнo-природных систем. Но возникает проблема отсутствия полной формали­зации изучаемого синергетического феномена на философском уровне. В обилии синергетических направлений и школ описание самоорганизующихся систем пока существует только на языке математики.

При анализе научной картины эколого-информационного общества диссертант отмечает, что на постоянном уровне должен поддерживаться не какой-то один параметр, не стабилизованное состояние, а протяженный во времени процесс изменения (в формализованном виде представимый как канализированная траектория, которая притягивает близлежащие траектории движения) с его долгоживущими переменными. Эти долгоживущие переменные (например, климат региона, наличие или отсутствие полезных ископаемых, национальные традиции и др.), которые являются параметрами порядка  гомеостаза, подчиняют себе систему посредством совокупности отрицательных обратных связей, тем самым обеспечивая границы безопасного функционирования. При этом следует отметить, что любой эволюционный процесс выражен чередой смен оппозиционных качеств –  состояний порядка и хаоса в системе, которые соединены фазами перехода к хаосу (гибели структуры системы ) и выхода из хаоса (самоорганизации системы). Из этих четырех стадий лишь одну можно считать стабильной – стадию порядка, её мы относим к гомеостазу системы (зачастую она наиболее протяженная по времени). Остальные три так или иначе связаны с хаосом и относятся к кризису. Таким образом, гомеостатика является составной частью синергетики.

Занимаясь поиском универсальных (синергетических) закономерностей существования устойчивых структур и их распада, осознавая при этом принципиальную невозможность обеспечения безопасного «управляемого» развитие цивилизации в целом или отдельной территории(региона) с точно заданными целями, диссертант отмечает, что можно вести речь только о «направляемом» развитии, т. е. о возможности поддерживать желаемые тенденции и преодолевать возникающие кризисы и катастрофы. Другими словами, для того чтобы реализовать то, что называется безопасным «устойчивым развитием», управление процессами развития эколого-информационного общества может быть только адаптивным. Адаптивность управления означает способность управляющей системы целенаправленно воздействовать на объекты управления без разрушения их целостности в переходном или устоявшемся состоянии.

Объективной основой применения принципа адаптивного управления (можно его называть и принципом направляемого развития) как методологического принципа стратегии устойчивого развития эколого-информационного общества  является возможность достижения одного и того же конечного (планируемого) состояния при различных начальных условиях благодаря учету внутренних закономерностей самоорганизации (информационные составляющие) и взаимодействию с окружающей средой (негэнтропийные составляющие).

Таким образом, безопасное устойчивое развитие эколого-информацион-ного общества предстает как синхронизация процессов структуризации и функционирования природной, социальной (эколого-информационной среда) и духовной, интелектуальной (информационно-виртуальная среда) подсистем эколого-информационной системы, обеспечивающая оптимальный режим развития эколого-информационного общества посредством механизмов самоорганизации и адаптивного управления, т.е механизмов, описываемых синергетикой и гомеостатикой соответственно.

  • Диссертант, обобщая существующий научный материал, выделяет четыре основных этапа при создании любой работающей модели произвольной системы и в результате качественного нелинейного анализа подобной модели приходит к заключению, что процесс устойчивого развития эколого-информацион-ного общества представляется, возможно, как циклический или периодический (режим бегущей волны). Здесь интересна аналогия с периодичностью природных явлений. Все это уже дает основания говорить об «устойчивости» и «управляемости» развития эколого-информационного общества.

В условиях неопределенности познавательная продуктивность синерго-гомеостатического подхода к решению проблем устойчивого развития очевидна: операционально-количественное описание процесса устойчивого развития требует достаточно строгого детерминированного языка, как в плане описания возникновения нового, так и в плане описания удержания и сохранения достигнутого позитива.

В третьем параграфе  «Формирование в научном познании  концепций управляемых моделей мира» проведен анализ параметров модели мира предложенной А.П.Федотовым.  

Серьезной проблемой для моделирования динамики развития социально-экономических систем и решения задач по их управлению  являются исходные данные. Для того чтобы заставить работать компьютерные системы на нас, нужно иметь достоверные точные данные, характеризующие различные стороны жизни социума (информационные параметры) и окружающей среды (негэнтропийные параметры). Пока этого практически нет ни в региональном масштабе, ни в глобальном.

На сегодняшний день наиболее известной моделью системной динамики является модель мирового развития «Мир-3», разработанная группой исследователей Массачусетского технологического института под руководством Д.Медоуза для изучения долгосрочных тенденций глобального развития с 1900г. по 2010г. Расчеты в рамках данной модели, рассматривающей взаимосвязь экономических, демографических, социальных, экологических и технологических факторов развития, несмотря на варьирование основных переменных параметров, показали неизбежность кризиса (меняются только сроки), вызванного истощением невозобновляемых природных ресурсов.

Методы системной динамики Дж. Форрестера, математические теории иерархических многоуровневых систем, кибернетические модели и концепция органического роста М. Месаровича и Э.Пестеля, методы и теории упрощения, равновесия, гомеостаза и конвергенции, использованные в докладе Д. Медоуза, принципы планетарной взаимозависимости, гуманистического социального порядка и планирования, представленные в докладах Римскому клубу, подготовили почву, подвели ученых и политиков не только к безусловному признанию необходимости рассмотрения социального аспекта мирового развития, но и поставили вопрос о системном изучении процессов формирования глобального общества.

По-видимому, признание и успех, а также выполнение рекомендаций, базирующихся на результатах моделирования сложных социо-природных систем, зависит в первую очередь от превращения модели в средство эффективной, компетентной коммуникации не только ученых, но и правительств, политиков, бизнесменов. И, конечно, от степени качественной и количественной адекватности модели и реальности, в том числе от правильности выбора синергетических параметров «порядка» и гомеостатических параметров «сохранения целостности».

В качестве примера в диссертации проведен анализ системы обобщенных параметров и созданной профессором А.П.Федотовым на их основе модели управляемого мира – который приводит  диссертанта к выводу о том, что  точность прогноза и характер тенденций развития общества в этой модели остаются проблематичными, поскольку трудно безоговорочно согласиться со всеми положениями концепции А.П.Федотова. В первую очередь это касается моделирования процессов управления без учета нелинейной динамики, т.е. связи между переменными в обобщенных параметрах линеаризированны (в природе линейные связи не наблюдаются) Но, надо признать, что его подход содержит рациональное зерно, позволяя новые теоретико-методологические установки воплощать в устойчивые параметрические формы.

Остается надеяться, что именно синергетические теории позволят науке расширить (в рамках принципиально возможного горизонта) пределы прогноза и создать адаптивные системы управления устойчивым развитием.

В четвертом  параграфе «Диалектика устойчивости и изменчивости в процессах развития эколого-информационного общества: поиск параметров»  сделана попытка построения модели эколого-информационного общества, основанной на представлениях синергетики и нелинейной динамики.

Наука «управлять» должна ориентироваться на поиск и выделение в функционировании и развитии эколого-информационных систем главных, ведущих переменных, своего рода параметров квазициклической самодостаточности, к которым подстраиваются все остальные степени свободы  отдельной подсистемы. Именно соответствующее воздействие на эти параметры призвано обеспечить адекватность поведения управляемых эколого-информационных систем управленческим усилиям субъектов.

Развивая параметрические возможности синергетического подхода прежде всего необходимо ввести в ту или иную систему обобщенных параметров мира их информационные составляющие или использовать только их, поскольку только они носят негэнтропийный характер и могут вывести систему на устойчивое состояние (в синергетическом понимании).

Все версии и концепции информационного общества в той или иной мере имеют своим теоретическим источником концепцию постиндустриального общества, разработанную в 70-е гг. ХХ столетия американским социологом Даниэлом Беллом. Информационным обществом Белл называет такое общество, в котором есть научный потенциал, и существует способность трансформировать теоретические знания в конечный продукт (высокие технологии, социальные структуры, человеческий капитал и т.д.). Один из основных аспектов его теории – это ключевая роль теоретического знания (информации). Таким образом, создавая комплексный обобщенный информационный параметр устойчивого развития, диссертант считает, что можно одним из его аспектов считать трансформацию теоретических знаний.

Большинство теоретиков постиндустриального общества так или иначе выделяют информационную составляющую социального прогресса. У Э. Тоффлера это «третья волна», несущая «подлинно новый образ жизни», «выводящая общество за пределы концентрации энергии, денежных средств и власти». Возможно введение параметра, описывающего внутрисоциальное информационное движение.

Близка к концепции «трех волн» теория информационной экономики Т. Стоуньера. Он подчеркивает роль информации как стратегического ресурса развития, как основного капитала общества, и «более того, информацию, подобно капиталу, можно накапливать и хранить для будущего использования». Тогда рассматривая запасенную информацию как некий потенциал, его также необходимо включить составной частью в обобщенный информационный параметр, например как информационный потенциал общества.

Следующей задачей должно стать построение траектории движения системы как решение некоего уравнения. В процессе математического моделирования больших систем (каковой и является эколого-информационное общество) была выработана концепция иерархии упрощенных моделей. Сначала идет проработка и моделирование отдельных подсистем изучаемой системы, а потом объединение этих частей в единую модель, причем строятся простые и даже очень простые модели этих подсистем, но отражающие ключевые механизмы явлений протекающих в них. Такие простейшие модели, как правило, называют базовыми. Из них, как из кирпичиков можно строить максимально реалистичное описание изучаемых объектов и процессов.

Диссертант приходит к заключению, что каждая базисная подсистема в процессе самоорганизации может, так сказать, «делегировать» свой ключевой параметр порядка в общий набор параметров, который позволит если не управлять (в силу временного разделения процессов самоорганизации базисных подсистем), то хотя бы контролировать тенденции изменения состояния всей системы.

Наиболее адекватной научная картина эколого-информационной реальности, как одной из возможных среди реальностей мира, должна пониматься как некий набор вещественно-энергетических, информационных и виртуальных перехлестывающихся систем, организаций и структур, находящихся в различных стадиях бытия или становления, т.е. на различных этапах устойчивости, хаоса или  переходов от одного к другому. Это в свою очередь предлагает для них диалектическое единство: либо (на этапе устойчивости) гомеостатичность и иерархичность, либо (на этапе хаоса и перехода к нему, т.е. изменчивости) нелинейность, незамкнутость, неустойчивость, необратимость. Эти предположения делают традиционные философские подходы еще более критичными. Целесообразней рассматривать проблему как взаимодействие целого и частного, при этом каждая выделенная подсистема (любой природы) может рассматриваться как самоорганизующийся цикл. Поэтому для формирования научной картины эколого-информационной реальности в целом, как некой многомерной системы, необходимо выделить прежде всего ее подсистемы, а затем пространственно-временные взаимосвязи между этими подсистемами.

В результате качественного нелинейного анализа процесс устойчивого развития эколого-информационного общества представляется, как параметрический процесс, и если ставить задачу управляемости и безопасности этого развития, то необходимо позаботиться, чтобы эти параметры имели больше негэнтропийных (информационных, экологических) составляющих, нежели энтропийных.

В заключении подводятся итоги исследования, суммируются основные положения и намечаются возможные направления дальнейших  исследований данной проблемы.

Публикации по теме диссертации. Основные положения и результаты исследования нашли отражение в следующих публикациях автора:

                                              МОНОГРАФИИ

1. Куйбарь В.И. Философские основания понятия «Эколого-информа-ционная реальность». Теоретико-методологические очерки / В.И. Куйбарь, Н.В. Шкроб. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2001. – 154 с.

2. Куйбарь В.И. Научная картина эколого-информационного общества. Методология устойчивого развития / Ю.Ф. Абрамов, О.В. Бондаренко, В.И. Куйбарь. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та,  2004. – 64 с.

3. Куйбарь В.И. Эколого-информационный глобализм и устойчивое развитие цивилизации. Теоретико-методологический аспект / В.И. Куйбарь.  – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та,  2005. – 162 с.

 НАУЧНЫЕ СТАТЬИ В ЖУРНАЛАХ, РЕКОМЕНДОВАННЫХ ВАК

1. Куйбарь В.И. К вопросу о виртуальных формах социальных взаимодействий в информационном обществе / В.И. Куйбарь // Вестник Красноярского государственного университета. Гуманитарные науки. – Красноярск, 2006. –  №6. – С.22-27.

2. Куйбарь В.И. Параметрическая основа управляемости и устойчивого развития эколого-информационных систем / В.И. Куйбарь // Вестник Иркутского государственного технического университета. – Иркутск, 2007. – Т.1, №1(29). – С. 136-142.

3. Куйбарь В.И. Глобальная регионолизация: к обоснованию понятия / Ю.Ф. Абрамов, В.И. Куйбарь // Социально-гуманитарные знания.– 2008. – №1.– С. 242-250.

4. Куйбарь В.И.  Глобальная регионализация как один из факторов формирования философии диалектического реализма (теоретико-методологический эскиз) / В.И. Куйбарь // Вестник Бурятского государственного университета. Философия, социология, политология, культурология. – Улан-Удэ, 2009. –  №6а. – С. 52-55.

5. Куйбарь В.И. Понятие «информационно-виртуальная реальность» как фактор развития концепции основного вопроса философии / В.И. Куйбарь // Вестник Читинского государственного университета.– Чита, 2009. – №5(56).– С. 196-202.

6. Kuibar V. I. Survival of civilization through the negentropic form its existence / V. I Kuibar //Journal of Siberian Federal University. Humanitis & Social Sciences. – 2010. №3(1). – С. 116-124.

7. Куйбарь В.И. Категория «информационно-виртуальная реальность»  как фактор развития  научно-философского знания (теоретико-методологический аспект) / Ю.Ф. Абрамов, В.И. Куйбарь // Вестник Бурятского государственного университета. Философия, социология, политология, культурология. – Улан-Удэ, 2010. – №6. – С. 44-50.

8. Куйбарь В.И. Познание информационной реальности и концепция  диалектического реализма (теоретико-методологтческий аспект) / Ю.Ф. Абрамов, В.И. Куйбарь // Вестник Иркутского государственного технического университета. – Иркутск, 2011.– №5(52). – С. 213-217.

                                МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИЙ

1. Куйбарь В.И. Экологическая цивилизация как способ выхода из экологического кризиса / В.И. Куйбарь // Studium I : материалы ежегод. науч.-практ. конф. студ. и соискателей, г. Иркутск, 22 апр. 2000г. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2000. – С. 53-58.

2. Куйбарь В.И. К методологии проблемы устойчивости региона (синерго-гомеостатический подход) / В.И. Куйбарь // Studium II : матералы ежегод. науч.-практ. конф. студентов и соискателей, г. Иркутск, 28 апр. 2001г. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2001. – Ч. 2. – С. 195-198.

3. Куйбарь В.И. Эколого-информационные факторы безопасного устойчивого развития региона / В.И. Куйбарь // Studium III: материалы ежегод. науч.-практ. конф. студ. и соискателей, г. Иркутск, 28-29 мая. 2002г. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2002. – С. 115-119.

4. Куйбарь В.И. Об общефилософском характере категории «информационно-виртуальная реальность» (логико-методологический аспект) / В.И. Куйбарь // Проблемы социальной и административной консолидации Байкальской Сибири: материалы Всероссийской науч.-теор. конф., г. Иркутск, 22-25 апр. 2008г. – Иркутск: Оттиск, 2008. – Ч. II. – С. 3-7.

5. Куйбарь В.И. Философские проблемы информационной реальности  / В.И. Куйбарь // Проблемы земной цивилизации. Поиск решения проблем выживания, безопасности и развития земной цивилизации в условиях всеобщей глобализации и интеграции: межвузовский сб. науч. тр. II Всероссийской науч.-практ. конф., г. Иркутск, 3-5 дек. 2009г. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. техн. ун-та, 2009. – Вып.23. – С. 45-50.

6. Куйбарь В.И. Познание глобальной регионализации как детерминанта становления концепции диалектического реализма / Ю.Ф.Абрамов, В.И. Куйбарь // Глобальные и региональные проблемы устойчивого развития мира: материалы Международной конференци ЮНЕСКО, г. Улан-Удэ, 8-11 июля. 2010 г. –  Улан-Удэ: Изд-во Вост-Сиб. гос.технол. ун-та, 2010. – С. 11-15.

                                      НАУЧНЫЕ РАБОТЫ

1. Куйбарь В.И. Эколого-информационное общество и стратегия его устойчивого развития / В.И. Куйбарь., А.Н. Трухин // Вестник Русско-Азиатского института.–Иркутск, 2000. – №2. – С. 4-18

2. Куйбарь В.И. Эколого- информациионное общество: природа и перспективы развития. Конспект лекций / Ю.Ф. Абрамов, В.К. Душутин, В.И. Куйбарь – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та,  2000. – 106 с. .   

3. Куйбарь В.И. Субъект деятельности и виртуальная реальность / В.И. Куйбарь., А.Н. Трухин // Вестник Восточно-Сибирского института экономики и права. – Иркутск, 2001. – №1(3). – С. 3-16.

4. Куйбарь В.И. Методологические проблемы синергетико-гомеоста-тического подхода к концепции «устойчивого развития» эколого-информа-ционной реальности / В.И. Куйбарь // Социально-экономические проблемы трансформационного этапа современной России: межвузовский сб. науч. тр.– Иркутск: Изд-во Вост.- Сиб. ин-та экономики и права, 2001.–Вып. 1. – С. 21-23.

5. Куйбарь В.И. К вопросу о субстациональном исследовательском подходе и акцидентальности различных реальностей мира / В.И. Куйбарь // Россия на пороге XXI века: социально-экономический аспект: межвузовский сб. науч. тр.– Иркутск: Изд-во Вост.- Сиб. ин-та экономики и права, 2001. – Вып. 2. – С. 32-41.

6. Куйбарь В.И. Теоретико-методологические проблемы построения моделей развития региона / О.В. Бондаренко, В.И. Куйбарь // Вестник Восточно-Сибирского института экономики и права. – Иркутск, 2002. – №2(5). – С. 29-39.

7. Куйбарь В.И. Формирование научной картины эколого-информа-ционной реальности / В.И. Куйбарь // Вестник Восточно-Сибирского института экономики и права. – Иркутск, 2003. – №1(6). – С. 53-59.

8. Куйбарь В.И. Определение набора информационных параметров порядка для построения моделей управляемых социо-природных систем / В.И. Куйбарь // Вестник Восточно-Сибирского института экономики и права. – Иркутск, 2004. – №1(7). – С.144-152.

9. Куйбарь В.И. Безопасность как необходимый компонент устойчивого развития региона / В.И. Куйбарь // Вестник Восточно-Сибирского института экономики и права. Научный журнал. – Иркутск, 2006. – №1(9). – С. 172-177.

10. Куйбарь В.И. Глобальный регионализм – парадигма современной цивилизации / В.И. Куйбарь // Вестник Восточно-Сибирского института экономики и права. Научный журнал.– Иркутск, 2007. – №1(10). – С. 209-220.

11. Куйбарь В.И. «Глобальная регионализация» как предмет теоретико-методологического познания (социально-политический аспект). / Ю.Ф.Абра-мов, В.И. Куйбарь // Известия Иркутского государственного университета. Сер. «Политология. Религиоведение». – Иркутск, 2007. – Вып 1. – С.45-54.

12. Куйбарь В.И. Негэнтропийная форма существования цивилизации. / В.И. Куйбарь // Вестник Восточно-Сибирского института экономики и права. Научный журнал.– Иркутск, 2008. – №1(11). – C. 187-193.

13. Куйбарь В.И. Философские проблемы информационной реальности / В.И. Куйбарь // Третьи университетские социально-гуманитарные чтения 2009 года.: материалы в 2т. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, , 2009. –Т.1. – С.134-141.

14. Куйбарь В.И. Учение об информационно-виртуальной реальности как одно из оснований концепции диалектического реализма / В.И. Куйбарь // Известия  Иркутского государственного университета. Сер. «Философские науки». – Иркутск, 2010. – №1(11). – С. 33-42.

Абрамов Ю.Ф. Формирование общенаучного характера понятия информации. Логико-гносеологический аспект: автореф. дис.  канд. филос. наук. М.,1979.

Куйбарь В.И . Учение об информационно-виртуальной реальности как одно из оснований концепции диалектического реализма // Известия  Иркутского государственного университета. Сер. «Философские науки». – Иркутск, 2010. – №1(11). – С. 33-42.

Философская энциклопедия. В 5 т. / под ред. Ф.В. Константинова. – М.: Советская энци-клопедия, 1970; Философский энциклопедический словарь. / гл. ред. Л.Ф. Ильичёв.– М.: Советская энциклопедия, 1983; Новая философская энциклопедия. В 4 т. / под ред. В.С. Стёпина.– М.: Мысль, 2001; Философский энциклопедический словарь. – М., 2010.

Чуринов Н.М. Реальности: физическая и информационная. – Красноярск: Изд-во САА, 1995. – С. 153.

Философские проблемы современной научной и технической реальности: Учебное пособие / под ред. В.П. Котенко. – Спб.: ГЭТУ, 1999; Котенко В.П. Теоретико-методологические основы информационной реальности. Проблемы информатики: философия, науковедение, образование // Известия СПбГЭТУ «ЛЭТИ». – СПб., 2007. – С. 3-36.

 Кууси П. Этот человеческий мир. – М., 1988.– С. 348.

См: Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества – М.: Весь мир, 2004. – 188с., Бартелсон И. Глобализация и столкновение идентичностей – М.: Национальный общественно-научный фонд,  2003. – 304с., Бек У. Что такое глобализация. Ошибки глобализации – ответы на глобализацию – М.: Прогресс-Традиция, 2001. – 304с., Гранин Ю.Д. «Глобализация» или «Вестернизация» // Вопросы философии. – 2008. – №2. – С.3-15., Даими Т. Однополярная глобализация как цивилизационная угроза // Глобальный дискурс: сб. статей. – Сумы: НТД «Унив. кн.», 2003. – С.7-13., Панарин А.С. Стратегическая нестабильность в ХХI веке.. – М.: 2003., Иноземцев В.Л. Вестернизация как глобализация и «глобализация» как американизация  // Вопросы философии. – 2004. – №4. – С.58-69.

Глобалистика: энциклопедия / гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков. – М.: Радуга, 2003. –  1328 с.

См: Ващекин Н.П., Мунтян М.А, Урсул. А.Д. Постиндустриальное общество и устойчивое развитие – М.: Изд-во МГУК, 2000. – 239с., Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. (Синергетика исторического прогресса) – М.: Наследие, 1996. – 183с., Платонов Г.В. Диалектика взаимодействия общества и природы – М., 1989. – 256с, Субетто А.Н. Ноогенез и образование: реализация неклассического гуманизма и императивов перехода человечества к цивилизации образовательного общества // Ноогенез и образование / Под ред. А.М. Буровского, – Т.1. – Красноярск, 1996.

Мантатов В.В. Теория устойчивого развития: онтология и методология. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2009. – 148c.

Strassoldo R. Globalism and Localism: Theoretical Reflection and Some evidence – London,1992

См: Абрамов Ю.Ф., Кардонова И.А. Глобальная регионализация: содержание и особенности познания. Экономико-политический аспект Иркутск: ИГУ, 2005. – 55с., Абрамов Ю.Ф., Арсентьева И.И.  На пути к глобальному регионализму – Иркутск:ИГУ, 2005. – 180с., Абрамов Ю.Ф.,  Бондаренко О.В., Лапшин А.Н., Мантатов В.В., Регион: научное понятие и реальность. Теоретико-методологические– Иркутск: ИГУ, 2001. – 218с., Дворцов В.И. «Регионы – системы» как новое геоэкономическое инфраструктурное деление – проблемы становления // Безопасность Евразии. – 2005. – №2. – С.443 - 445.

Винер Н. Киберентика и общество. – М.: Иностранная литература, 1958. – 200с.

См: Жуков Н.И. Философский анализ понятия «информации» // Вопросы философии. – 1974. – № 12. – С. 92-104., Украинцев Б.С. Информация и отражение // Вопросы философии. – 1963. №.2., Тюхтин B.C. Теория отражения в свете современной науки. – М., 1971.

Урсул А.Д. О природе информации // Вопросы философии. – 1965. №3.,Урсул А.Д. Природа информации (Философский очерк). – М., 1968.,Урсул А.Д. Информация и мышление. – М., 1970.,Урсул А.Д. Информация. Методологические аспекты. – М., 1971.,Урсул А.Д. Информация // Философский словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989. С. 222.

Чуринов Н.М. Реальности: физическая и информационная.– Красноярск: САА, 1995.– 233с.

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования  – М.: Академия, 1999. – 956с.. Стоуньер Т. Информационное общество: профиль постиндус-триальной экономики. – М.: Прогресс, 1986., Тофлер Э. Третья волна. – М.: АСТ, 1999.

См: Будыко М.И. Эволюция биосферы– Л.: Гидрометеоиздат, 1984. – 488с., Гирусов Э.В. От экологического знания к экологическому сознанию // Взаимодействие общества и природы: Философско-методологические аспекты экологической проблемы. – М.: Наука, 1986.– С.144-158., Данилов-Данильян В.И. Возможна ли «коэволюция природы и общества»? // Вопросы философии. – 1998. – № 8. – С.15-26., Марчук Г.И. Программа биосферных и экологических исследований Академии наук СССР на период до 2015 года / Г.И.Марчук // Экологическая альтернатива.– М.: 1990. – С. 626-636.. Моисеев Н.Н. Информатика: новые пути познания законов природы и общества // Вестник АН СССР. – 1985. – № 5., Одум Ю. Экология. В 2 т. / Под. Ред.В.Е. Соколова. – М.: Мир, 1986. – Т.1.– 326с.

Урсул А.Д. На пути к информационно-экологическому обществу // Философские науки 1991. – №5. – С. 25-33;

Куйбарь В.И.,Шкроб. Н.В. Философские основания понятия «Эколого-информационная реальность». Теоретико-методологические очерки – Иркутск: Изд-во ИГУ, 2001. – 154 с.

См: Севальников А.Ю. Онтологические аспекты виртуальной реальности. // Виртуалистика: экзистенциональные и эпистемологические аспекты. – М., 2004. – С. 208–242. Иванов Д.В. Виртуализация общества – СПб.: Петербургское востоковедение 2002. – 224с. Грицианов А.А., Галкин Д.В., Карпенко И.Д. Виртуальная реальность // Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. – Минск: Книжный Дом, 2003. – С.171-173.

См: Князева Е.П. Синергетическое расширение антропного принципа /Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. – М.: Прогресс-Традиция, 2000. – С.80-106., Курдюмов С.П. Нестационарные структуры, динамический хаос, клеточные автоматы /  Новое в синергетике. Загадки мира неравновесных структур. – М.: Наука, 1996. – С.95–164., Малинецкий Г.Г. Джокеры, русла или поиски третьей парадигмы /Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. – М.: Прогресс-Традиция, 2000. – С.215-242., Пригожин И. И. Стенгерс И. Порядок из хаоса: новый диалог человека с природой. – М.: Прогресс, 1986. – 432с. Рузавин Г.И. Синергетика и диалектическая концепция развития // Философские науки. – 1989. – № 5. – С.11-21., Чернавский Д.С. Проблема происхождения жизни и мышления с точки зрения современной физики.// Успехи физических наук.– 2000. Т.170. № 2. – С.157-183., Хакен Г. Информация и самоорганизация. Макроскопический подход к сложным системам. – М.: Мир, 1994., Хакен Г. Синергетика. Иерархия неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. – М.: Мир, 1985. –368с.

 Печчеи А. Человеческие качества. – М., 1980. – С.7.

Урсул А.Д. Экологическое будущее России // Россия: стратегия развития в ХХI веке. – М., 1997. – С. 47.

Субетто А.Н. Ноогенез и образование: реализация неклассического гуманизма и императивов перехода человечества к цивилизации образовательного общества // Ноогенез и образование / под ред. А.М. Буровского. Т.1. – Красноярск, 1996. – С. 93.

Урсул А.Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации.– М.: Луч, 1993.– С. 174.

  Анурин В.Ф. Динамическая социология: учебное пособие – М.: Академический проект, 2003. – С. 149.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.