WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Глобализация как форма организации исторического процесса

Автореферат докторской диссертации по философии

 

 

На правах рукописи

 

 

 

 

Яценко Михаил Петрович

 

Глобализация как форма организации

исторического процесса.

 

Специальность 09.00.11 –социальная философия

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург-2010


Работа выполнена на кафедре философии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена»

Научный консультант:                 доктор философских наук, профессор

Кушелев Виталий Анатольевич

Официальные оппоненты:           доктор философских наук, профессор

Арефьев Михаил Анатольевич

                                                        доктор философских наук, профессор

Крылова Нина Васильевна

доктор философских наук, профессор

Гелих Олег Яковлевич

Ведущая организация:                  Балтийский государственный технический университет (ВОЕНМЕХ) им. Д.Ф. Устинова, кафедра культурологии и глобалистики

Защита состоится «24 » декабря 2010 года, в     часов на заседании диссертационного совета д. 212.199.24 по защите докторских и кандидатских диссертаций Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена по адресу:197046, Санкт-Петербург, ул. Малая Посадская, д.26, ауд. 317.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, по адресу: 191186,               г. С.Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, корп. 5.

Автореферат разослан «___» ___________ 2010 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент                                                     А.М. Соколов


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

В настоящее время, несмотря на продолжающиеся коллизии интересов, идейно-политические противостояния, экономическое соперничество, геополитические и военно-стратегические столкновения, все отчетливее проглядывает тенденция к нарастанию единства человечества в рамках всей планеты. Это связано с необходимостью всемирного сотрудничества в целях нейтрализации глобальных вызовов, угрожающих выживанию человечества как биологического вида.

Начало ХХI в. представляет собой переломный момент истории человечества, и все более явными становятся такие аспекты его развития, которые не укладываются в сложившиеся представления о всемирной истории, социуме и цивилизации в целом. Исследователи констатируют переход не просто на новый этап глобализации и виртуализации исторического развития, а в новое системное состояние социума. Формируются принципиально новые, отличные от существующих до сегодняшнего дня и признаваемые в качестве всеобщих, существенные, необходимые и достаточные характеристики социальной эволюции в целом.

Полноценный анализ глобализации как формы исторического процесса с точки зрения философско-мировоззренческой проблематики невозможен вне понимания места и роли гносеологии в современной науке, поскольку анализируемая нами познавательная ситуация до настоящего времени не имела прецедента ни в истории науки, ни в истории философии. Это связано с тем, что сущностные характеристики процессов глобализации в их категориальном раскрытии до сих пор не были актуализированы в рамках специальных и масштабных исследований современных проблем. Данная гносеологическая ситуация имеет два аспекта: 1) основные представления о глобализации длительное время были подчинены концептуально-идеологическому противостоянию материализма и идеализма и потому значительно упрощали исследовательскую ситуацию, что сказалось на современном мышлении; 2) в силу стремительно усложняющихся социокультурных параметров современной науки на первый план в качестве инновационных предметных областей исследования вышли науковедение и методология науки, однако они подменили собой подлинно социально-философский уровень исследования науки, хотя в определенной мере и были связаны с ним.

Актуальность диссертационного исследования можно рассматривать со следующих позиций.

Во-первых, в современных условиях, как никогда ранее, актуальна проблема адекватности научной теории и научной истории естественноисторическому процессу, однако пока уровень и качество исторического знания не отвечает этим задачам.

Во-вторых, без познания исторического прошлого невозможно осмысление современных процессов, поскольку история является основой для самоопределения и осознания идентичности, как отдельной личности, так и любой человеческой общности.

В-третьих, в условиях глобализации наблюдается опасное размывание истории в различных жанрах, приведшее к падению ее значения как базиса для гуманизации и гуманитаризации общества, что становится угрожающим в условиях глобализации.

В-четвертых, история предоставляет возможность адекватно определить роль каждого народа в истории и на этом основании сохранить свои традиции, что особо актуализируется в ситуации нарастающего глобализационного давления, проявляющего себя, в частности, как попытка универсализации мирового сообщества,

Таким образом, актуальность и практическая значимость вопросов, связанных с глобализационными процессами, трансформации  истории, ее сущности и их недостаточная научная разработанность позволили выявить проблему и избрать темой исследования «Глобализация как форма организации исторического процесса».

Степень разработанности темы. Кроме указанных причин, доводом в пользу данного исследования может служить определенная степень зависимости результатов научных работ от реализации глобальных процессов, что породило множество разнообразных и противоречивых книг научно-популярного характера.

Диссертантом были проанализированы исследования, которые находятся на стыке различных научных направлений. Это связано со спецификой диссертации, в которой ставятся и предпринимаются попытки решения комплекса проблем, имеющих отношение не только к особенностям исторического познания, затрагивая широкий круг гносеологических вопросов, но и социально-философскую проблематику.

Поскольку в диссертации исследуется глобализация как формы исторического процесса, то и анализ степени разработанности данной темы включает в себя, с одной стороны, анализ истории, а, с другой – собственно феномена глобализации.

Исследование глобализации как формы исторического процесса предполагает определенный алгоритм рассмотрения проблемы, связанной с ролью истории в мировом сообществе, что требует рассмотрение основных подходов. Историософский вектор диссертационного исследования включает в себя анализ степени разработанности данной темы по следующим направлениям.

Первое направление – это работы ведущих философов различных научных направлений (Аристотель, Р.Декарт, И.Кант, Г.Гегель), посвященные проблемам гносеологии истории как специфического  научного направления, в которых раскрываются разные аспекты актуализации исторического прошлого. Кроме того, зарубежные (М.Вебер, Г.Гадамер, Д.Коллингвуд, К.Поппер, Б.Рассел), а также отечественные (В.Ф.Асмус,.А.Барг, А.А.Гулыга, А.Я.Гуревич) исследуют особенности исторического сознания, т.е. онтологические аспекты прошлого.

Большую роль в раскрытии сущности исторической гносеологии во всех ее проявлениях сыграли работы известных современных философов, таких, как Э.М.Чудинов, В.С.Шмаков, Т.И.Ойзерман, М.А.Барг, Е.Б.Черняк, В.И.Павлов, Ю.И.Семенов и др.

Второе направление. Среди данных исследований максимальное внимание уделялось тем ученым, которые оставили значительный след в исследованиях по философии истории: Коллингвуд Р.Дж., Кроче Б., Тойнби А. Дж., Трелъч Э., Февр Л., Фукуяма Ф., Шпенглер О., Элиаде М., Ясперс К. и другие. Вместе с тем, для решения задач, поставленных в диссертации, большое значение имел анализ работ российских ученых, акцентировавших свое внимание на проблемах социально-философской проблематики, а также философии истории. В первую очередь был проанализирован ряд работ российских философов, которые занимались проблематикой влияния истории на современность: Л.П.Карсавин,  И.О.Лосский, Н.А.Бердяев, В.В.Зеньковский, А.Ф.Лосев, П.А.Сорокин, И.А.Ильин и др.

Третье направление. В исследованиях современного состояния исторической науки автор опирается на работы методологического характера. Принципиальное значение в данном отношении имели исследования, связанные с методологическим аспектом исторического познания, в частности, работы Е.М.Жукова, А.М.Коршунова, Ю.В.Петрова, Э.В.Ильенкова, И.С.Кона, А.И.Ракитова, А.И.Уварова и других.

Определенное место в анализе источников исследования занимают профессиональные научные и научно-методические издания, где диссертантом были проанализированы статьи, которые имеют отношение к теме исследования (В.Ф.Асмус, К.В.Хвостова, С.С.Хоружий, В.А.Кутырев и др.). На данном базисе диссертантом проводился анализ важных для раскрытия темы статей известных отечественных и западных философов.

Четвертое направление. Большое значение имел также анализ исследований философов и историков, которые анализируют различные аспекты исторического познания с позиций сегодняшнего дня, в частности, касающиеся структуры исторического сознания: В.Ж.Келле, Г.С.Померанц, В.А.Лекторский, В.С.Шмаков, В.И.Кудашов, В.Д.Калашников, Т.И.Ойзерман, А.С.Ахиезер и др. Нельзя не упомянуть целый ряд серьезных  исследователей новой волны, которые основательно изучают процессы, происходящие в различных «секторах» социального пространства, в той или иной степени используя исторические аналогии. В частности, о ситуации и в области демографии (В.Тишков), об исследовании так называемой политической элиты (О.Крыштановская), о состоянии общественного мнения (Ю.Левада. Е.Башкирова), о социальных изменениях в конкретных сферах (М.Горшков), о российском социально-политическом процессе (А.С.Панарин) и др.

В определенной степени диссертанту приходилось анализировать особенности взглядов на роль истории в условиях протекания глобализационных тенденций

В свою очередь, изучение различных интеграционных процессов, которые в той или иной степени раскрывают содержание идеологии глобализации, и ее влияние на общественную жизнь представлено в трудах как отечественных, так и зарубежных исследователей. Широта данной тематики обусловливается разноплановостью и амбивалентностью подобных процессов, в связи с чем, возникает необходимость классификации источников исходя из различных спектров проблематики глобализации.

Проблема глобализации принадлежит к числу тех проблем, которые сегодня находятся в поле пристального внимания представителей как отечественной, так и зарубежной общественной мысли.

Процесс формирования различных концепций глобализации в предметном поле социальной философии осложняется комплексным характером глобализации, ее полиструктурной и многофункциональной природой. Тем не менее, накопленный теоретический и эмпирический материал, опыт реальной социальной политики в условиях глобализации создают необходимые предпосылки для ее системной рефлексии и выведения регионализации на уровень самостоятельного направления социальной философии. В этом плане диссертант исходит из тезиса, в соответствии с которым эффекты глобализации  зависят от социального, политического и экономического контекста, места и времени и, в то же время, максимально опираются на историческое прошлое.

Перспективным является такое направление анализа, в соответствии с которым эффективность исследования процессов глобализации как формы исторического процесса зависит от социального, политического и экономического контекста, места и времени. В соответствии  с этим, в диссертации выделены основные группы исследователей заявленной проблемы.

К первой группе исследователей мы относим сторонников глобализации, которые рассматривают ее как форму модернизации. Практически нет ни одного крупного отечественного или западного исследователя, который в той или иной мере не затрагивал бы данную тему: М. Кастельс И. Валлерстайн, Дж. Стиглиц и У. Бек, 3. Бжезинский и Н. Хомский, Дж. Сорос и Ж. Бове, команданте Марко и Ж. Атали, П. Друкер и Дж. Кьеза, Э. Ласло и Ф. Майор. В отдельных работах зарубежных ученых данной группы ставятся конкретные проблемы, решение которых предполагает серьезный анализ идеологии глобализации (К. Раслер, В. Томпсон, Ф. Фукуяма, Д. Сорос, А. Дж. Тойнби, А. Этциони, Р. Коллинз, Р. Глоссон, Д. Бентли, Д. Медоуз, С. Браун, П. Дж. Бьюкенен).

Вторая группа исследователей представлена ведущими представителями  мировой науки, представляющими глобализацию как естественно-насильственный процесс. В процессе анализа работ философов и историков, которые раскрывают различные аспекты специфики современных социальных процессов как следствия реализации глобалистской идеологии  были установлены ее особенности.  Принципиальное значение в этом отношении имеют работы ведущих российских исследователей: М. Г. Делягина, Н. С. Розова, Н. Н. Савельева, В. С.Степина, Н. М. Чуринова. Обращение к работам В. П. Казначеева, А. Н. Кочергина, В. Г. Немировского, А. Д. Урсула было вызвано необходимостью анализа теоретико-методологических аспектов роли вестернизации в общественном развитии. Эти ученые интерпретируют глобализационные процессы как эффективный инструмент установления «нового мирового порядка», согласно которому право диктовать волю и управлять миром будет принадлежать только субъектам глобализации. Наиболее ярко выразили эту точка зрения  в своих трудах В.Л. Иноземцев, А.С. Глазьев, А.С. Панарин, И.А.Пфаненштиль. В частности, рассмотрению проблематики, связанной с социальными трансформациями, посвящены работы таких ученых, как У. Бек, И. Валлерстайн, Г.-П. Мартин, Дж. Сорос, Т. Фридман, X. Шуманн, а также - Э.А. Азроянц, B.C. Васильев, А.Б. Вебер, О.Т. Богомолов, М.Г. Делягин, Э.Г. Кочетов, А.Д. Некипелов, А.И. Неклесса, Ю.М. Осипов, Н.Н. Савельев, Д.Е. Сорокин, А.И. Уткин, Ю.В. Шишков и др.

Третья группа исследователей современного мироустройства исследуют глобализацию в диалектическом плане. Различные аспекты подобного подхода  представлены в работах ряда зарубежных авторов (А. Бланкенагель, Д. Грей, Д. Лукач, У. Пройсс, Л. Фробениус, С. Хантингтон и др.) и отечественных (А.Г. Дугин, А.Н. Медушевский, Ю.Н. Оборотов и др.). Кроме того,  серьезный вклад в данном направлении сделали  также следующие представители различных научных направлений: А.Г. Богомолов и А.А. Галкин, Г.Г. Делигенский и Ю.А.Красин, А.Д. Некипелов и А.В. Бузгалин, М.И. Войейков и Н.М. Римашевская А.И., Уткин и М.Г. Делягин, В.Л. Иноземцев и В.Г. Федотова, В.П. Култыгин и А.С. Панарин, В.К. Левашов и И.Б. Орлова, К.Г. Ашин и В.Ж. Келле, В.А. Коптюг и Н.Н. Моисеев и многие другие .

Четвертая группа исследователей интерпретирует глобализацию как тотальную вестернизацию. Наиболее полно данная точка зрения выражена в работах С. Амина, Л. Бентона, А. Гилпина, А. Каллиникоса, Н. Глейзера. Последний, в частности, пишет: «Глобализация – это «распространение во всемирном масштабе регулируемых Западом информации и средств развлечения, которые оказывают соответствующий эффект на ценности тех мест, куда соответствующая информация проникает» .

В данном контексте актуализируется проблема  соотношения глобализации и интернационализации как внешне близких процессов.  Интернационализацию часто рассматривают либо как предшествовавшую глобализации стадию развития мировой цивилизации (А.Г. Володин, Г.К. Широков), либо - как этап или форму последней (Г. Шахназаров), либо - интернационализация и глобализация используются в качестве синонимичных понятий (А.В. Бузгалин, А. Колганов). Однако все ученые в данном вопросе сходятся, по крайней мере, в одном: интернационализация есть закономерный этап становления системы мировых капиталистических отношений, которая проводится на глобалистской основе.

Понятие глобализации и различных ее проявлений раскрывается в трудах российских исследователей: М. Г. Делягин, Н. С. Розов, Н. Н.Савельев, Н. М.Чуринов, И. А. Пфаненштиль и др.

В пятую группу входят  исследователи, которые связывают возникновение глобализации, прежде всего, со снятием всевозможных барьеров на пути развития экономики и культуры. А. Этциони, Р. Коллинз, Р. Глоссон, Д. Бентли, Д. Медоуз, С. Браун, П. Дж. Бьюкенен. Во многих трудах разных авторов данной группы глобализация и регионализация понимаются разнопланово. Для некоторых исследователей (Э. Валлерстайна и др.) она суть объективный процесс слияние национальных экономик в единую общемировую систему. С их точки зрения, в основе идеологии глобализма лежит коммуникационное сближение, планетарная научная революция, межнациональные социальные движения, реализация телекоммуникационных технологий, интернационального образования. Идеология глобализации становится реальностью, когда возникает открытость мира, когда высокие технологии входят в быт и когда либерализация в сфере экономики и политики превращается в главный принцип организации общественной жизни .

Для шестой группы исследователей характерны попытки отхода от традиционных направлений постижения современной общественно-политической реальности посредством монолинейного, формационного подхода к истории (А.И.Уткин,  А.Г.Яковлев, Т.В.Мусиенко, В.И.Пантин, Ю.И.Семенов и др.). Вместе с тем, значительная когорта исследователей во многом опираются на солидный методологический базис советской школы: А.Г.Дугин, А.С.Панарин, А.А.Кара-Мурза, О.А.Андреева, А.Н.Чумаков и др. Определенный результат был получен диссертантом в результате анализа работ философов и историков, которые рассматривают различные аспекты специфики современных социально-политических процессов, так или иначе характеризующие регионализм. Проблемы формирования общественного порядка, который минимизировал бы негативные последствия глобализации в будущем, в условиях ноосферы разрабатывались в трудах русских философов «космистов»: В.И.Вернадского, В.С.Соловьева, Н.А.Умова, Н.Г.Холодного, А.Л.Чижевского и др. В своих работах они воссоздавали космическую модель мира, характерную для древнегреческого мировоззрения, принципиальными концептуальными положениями которой является целостность мирового сообщества, построенного по законам гармонии и минимизации социальных конфликтов, особенно мирового, геополитического масштаба. Для понимания исходных положений, характеризующих сущность различных проявления процессов глобализации, диссертант обращается к работам отечественных философов (А.Д.Урсул, К.К.Колин, А.П.Федотов и др.), разрабатывающих идею единства мира в информационном плане.

Принципиальное значение для выбора темы исследования имеет концепция Н.М. Чуринова, в которой разрабатывается двухпроектный подход к анализу социальных процессов, а также анализируются виды социального прогресса. Кроме того, диссертантом были детально проанализированы статьи, регулярно публикуемые в научном журнале «Теория и история», многие  из которых имеют отношение к теме исследования. В частности, прорабатывались работы,  связанные с проблемами философии истории, посвященные анализу исторического сознания, исторического времени и т.п. (А.Л.Андреев, Н.И.Дроздов, А.К.Панюков, В.Д.Калашников, В.Ю.Колмаков и др.)

Все эти подходы, естественно, учитываются в диссертационном исследовании.

Таким образом, анализ указанных работ и статей дает основание сделать следующие выводы:

  • Неоднозначность протекания глобализационных процессов, с одной стороны, и возрастание роли истории в свете решения проблем гуманизации и гуманитаризации общества, с другой, предполагает более пристальное внимание именно к мировоззренческой сущности истории.
  • Несмотря на приверженность многих ученых к диалектическому методу, концептуальные разработки многих философов, исследующих феномен глобализации, характеризует методологическая непоследовательность.
  • Если проблемы, связанные с методологией истории, в значительной степени поставлены и предложены пути их решения в современных условиях, то роль истории в процессе изменения социокультурной парадигмы в свете глобализационных процессов  пока изучена недостаточно.
  • Требуется конкретизация и классификация проблем гносеологии истории для более четкого определения дальнейших путей развития философии истории в условиях усиливающихся универсалистских тенденций, в первую очередь глобализации, что приводит к игнорированию социокультурной самодостаточности субъектов мирового сообщества.

5. Несмотря на обилие различной научно-популярной литературы, проблемы места  и роли  истории в современном глобализирующемся мире освещены  пока не в полной мере, что представляет возможность идеологам насильственной глобализации интерпретировать историческое прошлое народов в своих интересах, с помощью отработанной веками силовой интерпретации истории.

Объектом исследования являются история.

Предметом исследования выступает процесс формирования системы исторического знания в условиях глобализации.

Цель исследования — определить адекватность современных глобализационных тенденций естественноисторическому процессу.

В соответствии с поставленной целью в работе намечено решение следующих задач.

  • Исследовать, как проявляет себя прошлое, облаченное в определенные формы; т. е. формализацию исторического прошлого с учетом специфики субъект-объектных отношений.
  • Доказать, что реконструкция исторического прошлого как принципиальное направление постижения действительности, часто проводится под влиянием современной идеологии глобализации.
  • Проанализировать онтологические аспекты исторического прошлого, которые по-разному проявляются в различных философских направлениях и представляет собой базис для формирования ангажированной  картины истории, что часто используется  для оправдания насильственной глобализации.
  • Показать, что учет аксиологических особенностей истории может выступать в условиях глобализации основой  для сохранения социокультурной идентичности народов.
  • Осветить особенности метафизического метода в историческом познании глобализации.
  • Доказать, что историческое знание в условиях глобализации подвергается значительной трансформации, что связано с политикой навязывания ценностей западного общества, позиционируемых  как общечеловеческие ценности.
  • Исследовать механизмы активного вмешательства в процесс познания истории, что приводит к формированию своеобразного психологического детерминизма, когда представители различных научных школ используют теоретическую базу своих учений для создания ангажированной исторической картины в интересах субъектов глобализации.
  • Проанализировать, каким образом в современном мире проявляется силовая интерпретация истории для реализации насильственной  глобализации.
  • Рассмотреть особенности применения диалектических методов в изучении исторического прошлого и привести доказательства их эффективности в противодействии насильственной глобализации, идеологией которой является односторонний, недиалектический подход к изучению прошлого.
  • Показать особенности диалектики исторического процесса, как необходимого условия для анализа сущности современной глобализации.
  • Исследовать этапы, сущность и принципы становления основных направлений исторического знания, а также особенностей познания в истории России на фоне глобализационных тенденций, когда наша страна рассматривается в качестве объекта глобализации.
  • Осветить перспективы современного исторического познания с учетом того факта, что насильственная глобализация – это временная победа потребительского общества, на смену чему должны прийти альтернативные проекты мирового развития, учитывающие исторические традиции всех социумов.

Научная новизна исследования заключается в формулировке, как проблемы, так и конкретных задач, обеспечивающих достижение поставленной цели.

  • Доказано, что современные процессы глобализации в своей основе выступают как объективные процессы, являющиеся следствием общественного прогресса, следствием научно-технической революции, однако необходимо различать естественные и насильственные методы проявления  глобализационных процессов.
  • Показано, что глобализационные процессы входят в состав субъективных факторов и объективных условий исторического развития каждого общества, развертывая его специфику, характер устойчивости или направляя его к гибели.
  • Доказано, что в качестве объективных условий устойчивого развития в основных сферах общественной жизни глобализационные процессы, делают возможным своевременно элиминировать отклонения от нормы естественноисторического процесса; обеспечивая тем самым устойчивое историческое развитие общества и выступая, таким образом, гарантом выживания человечества.
  • Показано, что процессы глобализации, основанные на фальсификации исторического прошлого народов, формируют историческую картину прошлого в интересах определенных субъектов глобализации, что создает базу для давления на самодостаточные культуры и народы, вплоть до утраты ими своей национальной, религиозной и социокультурной идентичности.
  • Показано, что устоявшаяся теория и практика вестернизации является средством целенаправленной деформации исторического процесса для оправдания агрессивной политики субъектов насильственной глобализации по отношению ко всему «незападному миру», что также взято на вооружение идеологами насильственной глобализации, а потому кризис западноцентристской политики является закономерным следствием процессов глобализации, выступающим в качестве противодействия естественной, исторически обоснованной глобализации.
  • Доказано, что одной из причин кризиса западноцентристского взгляда на мир, которая все больше выдвигается на первый план, становится неизбежное соперничество между субъектами глобализации, поскольку в основе их политики находится утилитаристский принцип развития, что характерно для прогресса индивидуалистических обществ, но противоречит истории и традициям коллективистских обществ.
  • Выделены основные тенденции глобализации, такие как интеграция и унификация обществ на основе виртуализации социальных связей и отношений в противовес истории, с последующим выделением наднационального мегаобщества, состоящего из атомизированных масс.
  • Доказано, что стабильность функционирования социальных систем находится в прямой зависимости от характера процессов глобализации, от способности системы придать процессам глобализации необходимое содержание, не допустить развертывания данных процессов в нежелательном для себя содержании и направлении, то есть соответствовать объективной исторической картине.
  • Показано, что идея всеединства занимает важнейшее место в российской научной и философской системе теоретизирования и позволяет исследовать глобализационные процессы и лежащие в их основе закономерности как нераздельное целое на базе истории, в противовес теории и практике однополярного мира.
  • Установлено, что история выполняет мировоззренческую и методологическую функцию, способствуя раскрытию глобализационных процессов в системе всеобщей связи явлений, и устанавливает актуальную связь между социально-философским знанием и знанием естественнонаучным, определяя характер практической деятельности по альтернативному философии однополярного мира направлению освоения глобализационных процессов.
  • Доказано, что глобализационные процессы при их успешном, теоретическом и практическом освоении могут послужить раскрытию положительного исторического потенциала укреплению устойчивости их развития, уменьшения опасностей военных, террористических и иных опасных угроз и вызовов человечеству, корректировке социального опыта традиционного исторического сознания применительно к новым условиям общественной жизни, развития производительных сил и производственных отношений и т.д.
  • Показано, что вестернизация и навязывание единой западной цивилизационной модели губительно для эволюции человечества – диалог между различными объектами глобализации, типами общества, культуры и веры может творчески развиваться только при уважении к чужой религиозной и культурной идентичности, основанной на законах истории.
  • Установлено, что развитие исторической науки в условиях глобализации вводит новый вектор познания, т.е. формирование исторического  знания приобретает качество взаимного влияния субъекта и объекта друг на друга, которое проявляется, в частности, в давлении на объекты насильственной глобализации, исходя из заранее заданных выводов, противоречащих.
  • Аргументируется мнение, согласно которому в условиях глобализации необходимо выявление новых концептуальных элементов, которые обеспечивают эффективное развитие субъектов глобализации на базе традиционных, исторически сложившихся  ценностей.
  • Показано, что историческое познание на базе диалектического подхода является адекватным для познания истории России и предоставляет реальную возможность возрождения традиций и совершенствования нашего общества, являясь эффективным противовесом насильственной глобализации.
  • Доказывается, что без постижения и адекватной интерпретации прошлого сфера национальной безопасности России будет неполной, так как имеется социальная  детерминированность исторического познания – прошлое воспринимается через мировоззренческие установки настоящего, и в том числе исходя из современных задач, поставленных глобализацией. В данной связи возникает необходимость нового подхода к пониманию предмета исторического исследования, заключенного в континуум прошлого, настоящего и будущего.
  • Установлены акиологические особенности постижения российской истории, выступающие как имманентные качества, определяющие национальные ценности, которые находят актуальное социально-политическое выражение в национальных интересах.
  • Доказано, что историческое познание является важной и актуальной социально-философской проблемой, так как оно обладает эвристической мировоззренческой сущностью, обеспечивающей должный уровень духовно-культурной защищенности от внутренних и внешних угроз личности, общества и государства. Высшим отличием исторического познания и его уникальностью является то, что результатом познания является социальная реальность, которая не относится к актуальному общественному бытию. Историческое познание не является сугубо  теоретической частью, так как обладает важным праксиологическим качеством и имеет тесную связь с общественной практикой.

Положения, выносимые на защиту.

  • В каждой конкретной ситуации одновременно наличествуют разные актуально-потенциальные и потенциально актуальные трактовки историчности и, соответственно, с ним различные формы организации исторического знания, эксплицируемые различными типами рациональности. Разные структуры исторической реальности (события, процессы, ситуации) предполагают использование различных форм познания.
  • Характер и методология исторического познания определяются содержанием соответствующих исследовательских задач, а различные формы подачи исторических событий не исключают, а дополняют друг друга в зависимости от  конкретных задач, объектов и источников. Применение этих моделей предполагает широкое использование внеисточниковой информации, почерпнутой как из других наук, так и из критически переработанного здравого смысла, что дает возможность определиться с проблемой исследования глобализации как формы исторического процесса.
  • Реконструкция исторического прошлого представляет собой субъект-объектные отношения, в которых предпринимается попытка восстановления прошлого на базе конкретной концепции, характерной для данного философского направления. При реконструкции исторического прошлого репрезентация и отражение могут рассматриваться в качестве альтернативных познавательных стандартов, своеобразных «матриц гносеологии», характеризующих противоположные представления о взаимоотношении познания и реальности. В условиях ускорения глобализационных процессов ярко проявляются попытки идеологов глобализации использовать реконструкцию исторического прошлого для оправдания концепции  навязывания всему мировому сообществу «системы общечеловеческих ценностей», которые по сути представляет собой стандарты потребительского общества западного типа.
  • Исследование онтологических аспектов истории дает возможность не только более основательно постигать особенности становления глобального общества, но и использовать в качестве основы для понимания настоящего и прогнозирования будущего. История играет принципиальную роль в воспроизводстве «коллективной памяти», создавая связи в историческом производстве интересов формирования личности с целым рядом базовых исторических категорий (этнос, мировое сообщество, цивилизация), что дает возможность различать естественные и насильственные глобализационные процессы.
  • Глобализация напрямую связана с аксиологической составляющей истории, поскольку от ценностных критериев зависит не только масштабность истории, но и определение критериев  прогрессивного развития. Решить проблемы аксиологического несоответствия и дискретности знания в процессе исторической реконструкции можно в значительной мере при помощи ценностной шкалы, сложившейся на конкретном этапе развития общества. В условиях глобализации ведущим становится аксиологический подход, при котором историческое прошлое рассматривается исходя из произвольной шкалы ценностей, часто неприменимой в системе другой социальной парадигмы.
  • При использовании метафизического метода, где господствует  произвольно  принятая шкала ценностей, что особенно проявляется в историческом познании, история рассматривается не как наука, а скорее как искусство, т. е. такая дисциплина, которая имеет дело не с закономерностями, а с неповторимыми событиями и выдающимися личностями. В соответствии с метафизической концепцией истории, формулировка основных определений культуры призвана удовлетворять потребности неповторимого, уникального, индивидуального, а цивилизация определяется как нечто воспроизводящее потребительское, общепринятое, что, естественно, проявляет себя особенно ярко в условиях глобализации. Историческое познание в системе индивидуалистического общества  соответствует канонам метафизического подхода, согласно которому отношение к прошлому вполне соответствует либеральным ценностям западного общества, в частности, свободы слова, когда история трактуется произвольно, в зависимости от идеологической и политической позиции изучающего, что активно используется идеологами глобализации.
  • Причиной и одновременно следствием протекания современных процессов насильственной глобализации становится трансформация  не только исторического материала, но и гносеологических механизмов истории. Вот почему реально противодействовать неконструктивному давлению глобализма возможно только на базе объективных  исторических исследований, основанных на традициях конкретного общества, поскольку ценностное осмысление исторических явлений на базе глобалистской идеологии реально снижает возможность достижения истинности в историческом познании. Именно в условиях нарастающего глобализационного давления гуманитарную составляющую образования необходимо существенно усилить, ведь она, способствуя самопознанию человека, образует защиту от манипуляции им, инспирированную идеологами глобализации и возможную только в условиях потери исторических корней.
  • Одним из следствий метафизического подхода к истории является психологический детерминизм, согласно которому: результаты исторических исследований формируют политические интересы, что особенно активно используется для оправдания глобализации. Именно психологический детерминизм ярко демонстрирует принципиальные отличия между двумя методическими подходами, когда в соответствии с признанными  стандартами выделяются репрезентативная и отражательная теории познания. Психологический детерминизм – постоянный спутник процесса гуманитарного познания, однако именно на примере исторической гносеологии в условиях глобализации он проявляется максимально и может стать как основой для решения  геополитических задач, так и провоцирования  конфликтов, потенциальным носителем которого становится насильственная глобализация.
  • Силовая интерпретация исторического прошлого осуществляется вследствие гипертрофированного психологического детерминизма. Результатом силовой интерпретации истории в условиях глобализации является фальсификация исторического прошлого, которая проводится в интересах определенной политической группы, поскольку характер и методология современной исторической гносеологии определяются субъективным содержанием соответствующих аксиологических установок исследователя. Силовая интерпретация  истории всегда имеет заказчика и приводит к далеко идущим последствиям, которые моделируются историей, переходя в настоящее и будущее.
  • Диалектический метод в познании истории формировался параллельно с метафизическим  и основные этапы развития диалектических принципов в познании истории проходили на фоне противодействия метафизическому  методу изучения истории. Основные гносеологические процедуры (объяснение и т. п.), используемые  в историческом диалектическом подходе работают по другой, чем в метафизическом проекте, схеме. Современные исторические реальности (события, процессы, ситуации) разного уровня предполагают использование различных моделей описаний. Одно из условий выбора пригодной модели определяется тем уровнем, который занимает объясняемое явление в рассматриваемой системе, взятой как целое, что играет особую роль в анализе глобализации.
  • Использование  диалектического похода к историческому прошлому, анализ его как информационного процесса приводит к осознанию того, что информатизация культуры является объективной внутренней исторической необходимостью, а исторический процесс в целом приобретает новую качественную определенность. Интегрирование достижений человеческой жизнедеятельности и их преобразование, накопление в виде информации наследуемых достижений позволяют совершенствовать общественную систему, при которой глобализация рассматривается как единственно возможный вектор развития человеческого сообщества. Поскольку общество создало для себя своеобразную временную ритмику протекающих исторических событий и процессов, как и исторического процесса в целом, есть основание говорить о социальном и историческом времени как об особой социально-временной структуре. В соответствии с диалектической концепцией объективная диалектика цивилизации и культуры раскрывает преемственность в развитии и совершенствовании общественных отношений.
  • Истоки и развитие диалектических взглядов на историческое прошлое России позиционируют российскую историческую школу как самостоятельную, черпающую свои воззрения из традиций российского общества. Кроме того, диалектический подход при изучении истории является характерным для России, поскольку основывается на российском менталитете и традициях. Доказательством оригинальности и самостоятельности русской исторической школы является, в частности, учение русского космизма, которое имеет принципиальное значение для современного этапа развития мировой цивилизации, выступая альтернативой современной насильственной глобализации.
  • Общий ход развития мысли присущ всем народам, вовлеченным в движение истории; он  постоянен и непрерывен, имея тенденции к росту, хотя в отдельные периоды истории может замедляться. Он также содержит как общечеловеческие, так и индивидуальные черты, присущие каждому отдельному этносу, однако в основе всего – единая природа человека. Вместе с тем, современная глобализация как форма организации исторического процесса предполагает «конец истории», что принципиально противоречит диалектике исторического процесса.

Научно-практическая значимость исследования заключается в том, что предпринята попытка научного анализа проблем, возникающих в процессе исторического познания. Разработанные и принятые в исследовании критерии, используемые для анализа эффективности развития приоритетных направлений исторического познания, доказывают свою правомерность и могут найти применение в образовательном процессе при разработке учебных курсов и спецкурсов по социальной философии, истории и других гуманитарных дисциплин. В частности,

Апробация работы

  • Основные выводы исследования докладывались и обсуждались на международных, всероссийских, краевых конференциях и семинарах: Международной конференции «Новые образовательные технологии в стратегии развития общества» (Новосибирск, 2000); Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы философии в системе университета» (Красноярск, 2003); Учебно-историческое познание как основа возрождения духовного смысла отечественного образования // Новые образовательные технологии в стратегии духовного развития общества – Материалы Международной конференции. Новосибирск, 2000; Особенности учебного исторического познания в меняющихся геополитических условиях как следствие глобализации // Повышение качества непрерывного профессионального образования: Материалы Всероссийской научно-методической конференции с международным участием. – Красноярск:, 2006;  Глобализация как форма организации исторического процесса: становление и перспективы. – V Российский философский конгресс Наука. Философия. Общество Российское философское общество Администрация Новосибирской области, Новосибирский государственный университет, Институт философии и права СО РАН. – Российский философский конгрессе. – 25-28 августа 2009 г г. Новосибирск Интерпретация истории как реконструкция прошлого в условиях глобализации //– Материалы 8-й Всероссийской научно-теоретической конференции «Россия в глобальном мире» – 11-13 мая 2010 г. – С-Петербург, 2010 и др.

2. Основное содержание исследования отражено в трех монографиях, учебных пособиях и других публикациях диссертанта.

3. На базе диссертационного исследования осуществляется проект «РУСЛО» (региональная учебно-справочная литература оригинальная) по изданию нетрадиционных пособий  гуманитарного цикла на исторической основе. На данный момент издано 4 книги.

Структура диссертации. Структура диссертации определяется целью работы, последовательностью решения поставленных задач и состоит из введения, трех глав, включающих двенадцать параграфов, заключения и списка использованных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень разработанности проблемы, формулируются объект и предмет исследования, его основные цели и задачи, указываются его новизна, теоретическая и практическая значимость, характеризуется апробация исследования и определяется его структура.

В первой главе «ИСТОРИЯ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН» исследуются проблемы, связанные анализом роли истории в социальном жизни мирового сообщества, в частности, решаются задачи, характеризующие различные стороны проявления исторического прошлого, его формы, а также аксиологическая сущность истории как основы для идеологических концепций современности. 

Диссертант подчеркивает, что траектория истории не может быть описана в простых линейных формулах и она сложное разнонаправленное и разноуровневое движение, в котором участвуют многие действующие субъекты и факторы, изменяющиеся по законам своего собственного развития и во взаимодействии которых нет предопределенности. История человечества представляет собой сложную самоорганизующуюся систему, познание которой в эпоху глобализации требует нового историософского синтеза.

В диссертации анализируется три основных методологических подхода к изучению исторического процесса, под которым понимается последовательная смена явления и состояний человеческого общества в ходе мировой развития. Эти три методологические подхода, по мнению диссертанта, позволяют рассматривать развитие человеческого общества во всей его сложности, многообразности и, вместе с тем, в единстве и целостности глобального социального организма.

Первый из них представляет собой взгляд на общество как на естественноисторическое явление, которое живет и развивается по вполне объективным, не зависящим от воли людей и не определяемых их интеллектом законам, скоординированными с фундаментальными законами эволюции природы. Этот подход не означает абсолютного абстрагирования от учета сознательной деятельности людей. Она подразумевается, но не рассматривается в данном случае как решающий или результирующий фактор изменения состояний общественного организма. В основе данного подхода лежат идеи Гегеля. Именно он обнаружил и показал фундаментальный для социальной теории факт несовпадения сознательно поставленных целей деятельности людей  т социальных  последствий их действий. Как утверждает Гегель, сознательно поставленные людьми цели в ходе их реализации практически всегда рождают незапланированные социальные последствия, иногда прямо противоположные ожидаемым. Это свидетельствовало и продолжает свидетельствовать о наличии в обществе объективных закономерных тенденций, обусловливающих переход обществ от одного состояния к другому, часто не сообразуясь с деятельностью субъектов исторического процесса.

Второй методологический подход состоит в анализе истории как результата целенаправленных действий людей, то есть основным предметом исследования становится сам субъект исторического творчества и способы его влияния на ход событий и основное содержание исторического процесса. Такая постановка вопроса выводит исследователя на проблемы соотношения объективных и субъективных начал в истории, на изучение роли личностей и масс в историческом действе, выявление значения в нем идей и т.д. Выделение деятельностного аспекта анализа исторического процесса, дополняя первый подход, подводит исследователя к разработке методологических проблем соотношения объективного и субъективного, включая проблему активности субъекта исторического действия, определение конкретных условий деятельности и роли случайности в истории, что позволяет исследовать законы общественного развития не только в теоретическом виде.  

Третий подход связан с изучением истории индивидуального развития людей. В диссертации акцентируется внимание на том факте, что, с одной стороны, познание истории не является самоцелью, поскольку вне человека история не имеет смысла, как нельзя вообразить без него и сам исторический процесс. С другой стороны, важно учитывать тот самоочевидный факт, что если люди делают историю, то и история в определенном смысле влияет («делает») на людей. Таким образом, история может раскрывать свой смысл только тогда, когда она раскрывается как история собственно развития человека. М. Мамардашвили справедливо отмечает, что «история – ответственное поле драмы человеческого существования, на которое человек решается, лишь идя на чудовищный и тяжкий и никогда не гарантированный в смысле успеха труд души, на внутренний труд, на внутреннюю работу» . Диссертант доказывает, что данный подход особо актуализируется в условиях глобализации.

В первом параграфе «ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» на базе анализа истории как социального феномена рассматриваются формы организации современной исторической науки для исследования глобализации как особой формы организации исторического процесса.

В исследовании показано, что история может пониматься в разных ракурсах. Не отрицая того, что экономическая деятельность, так же как деятельность политическая, и в широком смысле культурная взаимосвязаны, взаимодействуют и взаимно детерминируют друг друга, возникает необходимость освещения истории как особого информационного процесса. В этом отношении принципиальное значение имеет оформление исторического знания.

Познание истории и развитие истории оказываются в таком случае двумя сторонами  одного и того же процесса.

В соответствии  со своими познавательными нуждами современная историческая теория восстанавливает научную ценность элементов самых разных теорий истории.

Диссертант прослеживает процесс становления исторического знания, которое постепенно становилось средством поиска возможных вариантов дальнейшего развертывания общественных процессов, а инструментом этого поиска является мышление в его операционно-процедурном исполнении. Историческое знание организуется в проекты, прогнозы в соответствии с возможными альтернативами развития ситуации на основании избранных приоритетов.

В диссертационном исследовании особо подчеркивается, что историческое знание в классическом типе рациональности организуется в дисциплинарные систематики знания и выступает как конгломерат дисциплин. Оно классифицируется по различным основаниям, например по объекту: его географической или хронологической локализации; тематической локализации.

Диссертант исходит из того, что историческое познание подвержено двум основным предрассудкам, особо актуализирующимся в условиях протекания глобализационных процессов.

Во-первых, довольно распространенным является мнение, что история относится к описательным наукам, а они не способны по самой своей природе давать знания о законах возникновения, функционирования и развития изучаемого объекта, поэтому их относили к числу второстепенных. Этот научный предрассудок был не только закреплен, но и философски обоснован В.Виндельбандом, Г.Риккертом и их последователями. Тем не менее, как показано в данной части диссертации, история в состоянии давать устойчивые знания, которые становятся основой для мировоззренческих установок.

Во-вторых, ведущей отличительной чертой исторического познания считается его исключительная или преимущественная эмпиричность. Однако, как показывает автор,  это справедливо только для начального этапа исторического познания, ведь по мере превращения профессионального исторического познания в науку в нем все яснее вырисовывались фрагменты теоретического знания.

Для того чтобы понять и объяснить эти изменения, диссертант акцентирует внимание на трех факторах, определяющих: отношение исторического знания к своему специфическому объекту; внутренний механизм построения исторического знания; взаимодействие его с другими формами познания.

Диссертант останавливается также на комплексе вопросов, связанных с новыми возможностями разрешения проблемы синтеза теоретического и эмпирического уровней исторического познания и знания, возникавшей и остро обсуждаемой в классической рациональности. Открываются, например, новые возможности в разрешении проблемы междисциплинарного синтеза знания. Проблема, как освещается в диссертации, состоит в поисках синтеза, симбиоза гетерогенных знаний в единое образование. В неклассической и постнеклассической рациональности эти проблемы разрешаются посредством новой трактовки знания: в состояниях событийного характера всякие знания принимают актуальную форму бытия, их со-в-местное существование, а «сплавленность» их друг с другом обеспечивается смыслом.

В работе обосновывает тезис, согласно которому «историчность» знания измеряется событийным временем и может быть понята как его другая динамика, отличная от линейной, и  «картина истории» в таком случае определяется экзистенциальными состояниями сознания (ментальность эпохи, дух времени и т.д.). Познавательные интенции сознания входят в ткань истории, и при этом состояния социальной реальности становятся историческими в той мере, в какой ситуация содержит в себе акт возникновения нового в  ней.

Как показано в диссертации, динамика исторического знания неизбежно становится нелинейной, и, естественно, в этом случае историческое знание не формализуется и не организуется в виду строгих теоретических схем. Поэтому историки в научном исследовании, как правило, имеют дело с концепциями или с доконцептуальными формами существования знания, отличающихся от жестких схематик своей мобильностью и индивидуальностью, способностью эксплицировать содержательно изменяющиеся состояния социального бытия. А это, в свою очередь, требует, дополнить картину познания как процесса конструирования знания аналитическим мышлением и организационных структур актуальным феноменолого-экзистенциальным его измерением и нелинейной динамикой, которые разрабатываются в неклассической и постнеклассической рациональности, что особо проявляет себя в современной глобально реальности.

Исследуя систему взаимоотношений в системе «история-глобализация», автор диссертации подчеркивает, что современное состояние исторической гносеологии является результатом того, что постоянно происходит сложный процесс дифференциации исторического познания и возникновение исторической науки. В философии истории выделяются как бы два направления: один образует знания, обращенные к исторической реальности, другой – знания, выявляющие логическую структуру и методологические основания самого исторического познания. 

Таким образом, основные пункты современной научной формулировки принципа историзма автор определяет следующим образом.

Во-первых, объектом исторической науки является история, понимаемая как прошлое развитие человечества, подчиняющегося особым объективным законам.

Во-вторых, развитие общества отличается от развития природы: историческое развитие есть прежде всего развитие целеполагающей деятельности людей и, следовательно, включает в себя на всех уровнях и этапах сознание.

В-третьих, эмпирическую базу исторического познания составляют факты, построенные на основании научного критического исследования исторических и археологических источников; принцип историзма требует выявления и описания максимально полного набора фактов, необходимых для решения каждой конкретной исторической задачи.

В-четвертых, события и процессы объективной исторической реальности детерминированы, несмотря на попытки игнорировать причинную обусловленность социальных процессов субъектами насильственной глобализации.

В-пятых, все исторические события, ситуации и процессы  различаются по степени их значимости, по вкладу в историческое развитие, и именно в этом разрезе должны рассматриваться процессы современной глобализации.

В-шестых, возникновение, развитие и исчезновение исторических явлений происходит в объективном времени и пространстве, которое имеет региональные особенности.

Во втором параграфе «РЕКОНСТРУКЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОШЛОГО КАК ОДИН ИЗ АСПЕКТОВ ПОЗНАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ» ставится задача исследования социально-философской проблематики истории, являющейся сферой наиболее активного воздействия идеологов насильственной глобализации, где реконструкция исторического прошлого выступает как один из аспектов познания социальной действительности.

Диссертант исходит из того, что определяющими факторами развития исторического знания являются его внутренний механизм и отношение к специфическому объекту. Под внутренним механизмом подразумевается набор процедур и операций, которые применяются в процессе создания исторического знания и, по существу, задают структуру исторического исследования. Кроме того, важным основанием является своеобразное отношение исторического знания к своему объекту, который сам является специфическим. В связи с этим, по мнению диссертанта, принципиальным становится проблема познания современности на базе реконструкции исторического прошлого. Под реконструкцией понимается восстановление чего-нибудь по сохранившимся остаткам, описаниям, опираясь на соответствующую научную базу. Кроме элементарно-антикварного подхода, целью которого является эстетическое восприятие, в диссертации отмечается два познавательных аспекта, оба равно научных: источниковедческий и исторический. Диссертант особо подчеркивает, что в познании прошлого при помощи вещественных его остатков следует отличать познание их от познания самого прошлого, что особо характерно для современности.

Для исторической реконструкции, по мнению диссертанта, важно учитывать, каким образом ведется трансляция знаний об историческом прошлом, т. е. в первую очередь необходимо определить законы, по которым ведется историческое описание. Система описания является историческим описанием, если: 1) объект знания представляет собой историческую реальность или определенным образом выделенные во времени и пространстве ее фрагменты; 2) предметом знания является целенаправленная общественно значимая развивающая деятельность; 3) в описании фиксируются детали и информация, необходимые для объяснения этой деятельности, ее классификации, типологии, систематизации и т. д.; 4) полные, частичные и индивидуальные описания удовлетворяют определениям описаний как  особой познавательной структуре. Исторические описания, понимаемые таким образом, выступают как особая элементарная клеточка исторического познания, как внешняя материальная, доступная чувственному восприятию форма знаний о прошлом человечества.

Диссертант утверждает, что реконструкция исторического прошлого ведется изначально с учетом плюрализма, однако в познавательном отношении практикуемая у нас форма плюрализма опасна тем, что она блокирует поиск истины, под предлогом, что философия истории якобы не дает истинного знания. Это неизбежно ведет к существенному снижению научного уровня философско-исторической продукции, что характерно для современности.

В диссертации акцентируется внимание на специфике реконструкции исторического прошлого, которая по сравнению с обычным социальным экспериментом состоит в том, что в процессе реконструкции включается новое звено-модель, выполняющее двуединую роль – средства и предмета. Тем не менее, историческая реконструкция не заменяет действительные объекты социального познания. Эта специфическая особенность исторической реконструкции создает условия  для расширения социального экспериментирования по отношению к различным общественным явлениям – комплексным, многосторонним, длительным по времени, которые не могут быть изучены средствами обычного эксперимента. Несмотря на свою роль в процессе социального познания, историческая реконструкция основывается на методологических функциях наиболее общей теории общественного развития, что, как правило, максимально используется в глобализационной идеологии.

Диссертант останавливается на анализе механизм сличения реконструированной исторической картины и действительности, который работает как определенный механизм обратной связи, в соответствии с которым человек меняет оценки, если они постоянно приводят его не нужным ему результатам, к состоянию постоянного дискомфорта с окружающим миром или самим собой. Этот механизм как бы устанавливает отношения корреспонденции между внутренним миром человека, реальностью его сознания и исторической реальностью; он действует как механизм нравственных рассуждений, которые предметом своего суждения имеют не столько сам объект, сколько отношение к нему.

Таким образом, реконструкция исторического прошлого, автором диссертационного исследования рассматриваться через призму различных познавательных стандартов, характеризующих противоположные представления о взаимоотношении познания и реальности, а также о конструкции самых познавательных механизмов.

Социально-философская проблематика исторического познания, максимально полно проявляющая себя реконструкции исторического прошлого, по мнению диссертанта, является сферой наиболее активного воздействия идеологов глобализации, при котором  реконструкция исторического прошлого как один из аспектов познания социальной действительности выступает в качестве подтверждения универсалистских притязаний субъектов глобализации.

В третьем параграфе «ИСТОРИЯ: ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОЗНАНИЯ» исследуются онтологические основы исторического знания, учитывая ее особый социальный статус, что необходимо для выяснения вопроса: насколько глобализация вписывается в естественноисторический процесс.

Это направление диссертации особо актуализируется в связи с тем, что исследовательские методы при их ангажированном использовании позволяют рассматривать глобализацию как неизбежный этап унификации мирового пространства в ее глубинном бытийном смысле.

Исследование онтологической сущности истории предполагает учет того факта, что любая классификация исследований по способу конструирования исторических пространств оставляет открытым вопрос о выборе критериев для выделения пространств (территорий) социальных взаимодействий, происходящих в прошлом. Понятно, что такими критериями могут быть культурная или религиозная общность (цивилизация), единое экономическое или политическое пространство (империя, герцогство, государство, провинция), общность, заданная природными условиями (Междуречье, Средиземноморье, Кавказ), наконец – «место жительства». Каждый тип территориальной истории имеет свои древние традиции в европейской мысли, идущие со времен античности.

Диссертантом доказывается, что с учетом пространственного аспекта традиционно дифференцируется четыре основных уровня исторических исследований:

а) всемирная история (история всего «мира», или «человечества»);

б) региональная история (история больших территорий, выходящих за пределы государственных границ, история отдельных цивилизаций или культур);

в) страновая история (включая историю народов и национально-государственных образований);

г) локальная история (от дома или улицы до поселков и городов, штатов, графств, провинций и т.д.).

Через весь параграф проводится тезис о том, что онтологические аспекты  истории тесно связаны с пониманием сущности исторического сознания, которое  представляет собой один из элементов общественного сознания и занимает самостоятельное и весьма ответственное место в системе мировоззрения общества и индивида. Диссертант подчеркивает, что оно не ограничивается знанием фактов истории, не отождествляется с представлением об историческом опыте, тем не менее, включает их в свое содержание. Важнейшим его компонентом является также обобщенный исторический опыт и вытекающие из опыта уроки истории, которые, к примеру, свидетельствуют о том, что современная глобализация не является уникальным явлением.

Диссертант исходит из того, что для понимания сущности глобализации как формы исторического процесса важно учитывать недостаточно декларируемый факт: допущение «плюрализма» метафизических оснований само по себе проблематично. Утверждение множественности различных классов бытия и разных родов сущего – уже не иерархически соподчиненных внутри единого «пространства бытия» по качеству и «количеству бытия» (как то было в платоновско-аристотелевской, включая средневековую, традиции) – изначально ставит под вопрос возможность единой универсальной метафизики.

Историческая проблема, согласно убеждению автора, ориентирует историка на поиск определенных длительностей неизменного функционирования субъектов истории в качестве ее объектов, но она же ставит перед историком онтологическую проблему определения «начала» и «конца» этих длительностей. Так, решение второй антиномии исторического знания с логической последовательностью упирается в решение первой антиномии. Выделение «начала» и «конца» какого-либо исторического периода не может быть навязано историку извне по аналогии, поскольку является свойством  самого исторического объекта. Однако именно на данном базисе возникают концепции «конца истории» (Ф. Фукуяма) и т.п. недиалектические подходы к прошлому и настоящего.

Исследуя онтологические основы исторического прошлого, автор диссертации акцентирует внимание на том факте, что проявление разума в истории, логики исторического действия имеет свою материальную причину в действительности человеческого поведения. Их физическое существование оказывается тем субстратом, на котором основывается действительность истории. Понятие современности, с точки зрения диссертанта, является для философии истории не совсем определенным не только потому, что существуют разные, противоречащие друг другу трактовки тематической области – понятие имеет проблематизирующий характер, поскольку через разработку происходит самоопределение философии глобального мира. Первая коррекция версии историчности, без которой была бы немыслима философия современности (философия жизни, фундаментальная онтология, бахтинская версия исторической поэтики) связана со спекулятивной диалектикой. Задача ее состояла в том, чтобы не только представить связность определений, в которых мыслится и выражается значение сущего, но развить эти определения из чистых категорий логики.

В диссертации особо акцентируется внимание на распространенной парадигме историчности, которая аппелировала к таким социальным субстанциям, как нации, классы, политические движения. Эти субстанции являлись историческими образованиями, задавали движение общества и придавали смысл этому движению. Исходя из этого, политика  мыслилась как выражение исторической правды в том или ином вопросе, однако историческая политика доживает свой век, поскольку в современном мире  уже все чаще встречаются ситуации, когда субъектам истории уже неважна историческая правда, даже в тех или иных текущих политических конфликтах. Все чаще сталкиваемся с ситуацией, когда пытаются доказать бессмысленность  в поисках тех или иных закономерностей, поэтому, как показывает автор, представляется возможным сказать, что историческая рациональность в основном исчерпала себя как способ смыслообразования.

Таким образом, диссертант приходит к выводу, что онтологические аспекты истории, т. е. ее особый «бытийный» статус является основой для анализа современности, а игнорирование его ведет к ангажированности в исследованиях, что особенно важно в условиях таких мировых трансформаций, как глобализация.

В параграфе «ИСТОРИЯ КАК АКСИОЛОГИЧЕСКИ ОРИЕНТИРОВАННОЕ ПОЗНАНИЕ ПРОШЛОГО» ставится задача исследовать ценность истории, а также – в чем состоит цена исторического прошлого для последующих поколений.

Сложность аксиологического подхода к историческому прошлому связана с тем, что история не располагает простым основным элементом, аналогичным элементу естественных наук – будь то в понимании атомистики или энергетики, – перед ней все время сложные величины, в которых полнота, элементарных психических процессов вместе с известными  природными условиями всегда соединяются в жизненное единство или тотальность.

Диссертант особо подчеркивает, что каждый тип пространственной конструкции не предполагает лишь какой-то один уровень теоретизирования, тем не менее, структурирование исторического пространства подразумевает использование определенных теоретических концепций, каждая из которых аксиологически ориентирована.

По убеждению диссертанта, аксиологический подход, основанный на различении системы ценностей при использовании метафизического и диалектического методов исследования прошлого, предоставляет возможность показать оптимальные пути соединения традиций и новаций в любом социальном познании.

Согласно исследованию, раскрытие тезиса о наличии аксиологического основания у истории предполагает выход за пределы простого постулирования данного положения к обоснованию несводимости аксиологии к онтологии. Кроме того, для углубленного понимания проблемы исторической реконструкции, по мнению диссертанта, необходимо разобраться в том, как соотносятся между собой категории “гносеология” и “аксиология”. В исследовании доказывается, что взятое как единое целое в отношении к бытию, сознание наделяется гносеологическими, праксиологическими и аксиологическими функциями, поскольку оно и отражение действительности, и ценностный мир субъекта. В этой связи особого внимания требует и термин «когнитивный», потому что, несмотря на расширительное употребление данного понятия в последнее время, сущность его от этого не стала весомее. В диссертационном исследовании автор склоняется к тому, что термин «когнитивный» может покрывать довольно широкий диапазон употребляемых для обозначения логических, и психологических, сознательных и бессознательных, рациональных и интуитивных, факторов, которые участвуют в формировании исторического познания.

По мнению диссертанта, понимание аксиологических особенностей истории в условиях глобализации невозможно без исторической имагологии – относительно новой междисциплинарной области, превращающейся в самостоятельную научную дисциплину, которая имеет особое методологическое значение для исследования взаимовосприятия стран, народов и государств в условиях их конфликтного взаимодействия. Основные понятия – имагема или национальный образ, национальные стереотипы, которые всегда имеют четкую аксиологическую окраску, что часто нивелируется в условиях глобализационных процессов.

Автор убежден, что аксиологическая составляющая исторического пространства помогает любому гражданину осознанно выбрать мировоззренческие ориентиры, решить для себя проблему культурной и национальной идентичности, определить свое место в социуме и свое собственное отношение к процессам, происходящим  в нем. Тем более, что в не только в постсоветских странах, в ситуации продолжающейся системной трансформации, кризис идентичности проявляется  наиболее разрушительным образом.

В процессе диссертационного исследования автором диссертации также доказывается, что аксиологическая составная истории напрямую связана с глобализацией, поскольку от ценностных критериев зависит не только подбор материала в пользу соответствующей концепции, но также масштабность истории и определенные критерии прогрессивного развития. В частности, идеологи глобализации рассматривают историческое прошлое, используя произвольно принятую аксиологическую шкалу, характерную для данного субъекта познания. Диссертант доказывает, что если исходить из постулата, что история является изначально аксиологически ориентированным прошлым, то это дает возможность исследовать пути оптимального соединения традиций и новаций в историческом познании с учетом  разграничения двух походов: метафизического и диалектического.

Во второй главе «ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ» анализируются различные подходы к исследованию глобализационных процессов с привлечением исторического прошлого как определенной основы для доказательств закономерности насильственной глобализации современности.

Как показывает диссертант, современная история, и не только Запада, тесно связана с понятием «глобализация». Автор основывает свой исследовательский подход на различении естественной глобализации, включающей всеохватные информационно-коммуникационные технологии и т. п., и искусственной глобализации, навязываемой идеологами США и другими странами «западной демократии» без учета их исторического пути (национальные особенности, традиции и т.п.

Согласно диссертационному исследованию, в культурно-историческом плане процесс глобализации, протекающий одновременно и параллельно с процессом эволюции мирового рынка, имеет, однако, самостоятельное содержание. Культурный прогресс в мире идет от стихийно складывающихся родовых (клановых) культур к племенным культурам, от них – к локальным  культурам в рамках союза племени или полиса, к региональным культурам держав, к национальным культурам национальных государств. В конечном счете этот процесс ведет к формированию единой культуры обобществившегося человечества. Этот процесс, во-первых, законосообразен, он предполагает постепенность и преемственность; во-вторых, он происходит поэтапно, причем каждый из этапов всегда исторически обусловлен и подготовлен; в-третьих. Хотя он и допускает отдельные случаи культурной экспансии, в целом, в силу своей законосообразности, он не допускает полного произвола в «подстегивании», в несвоевременном, неназревшем ускорении процесса синтеза культур. Политико-экономический процесс развития общества формирует условия, в которых протекает процесс обобществления культуры. Политико-экономический процесс может гармонизировать, или находиться  в противоречии с ходом культурного прогресса, но он не составляет существо или содержание последнего. 

В диссертации показано, что историческое познание представляет собой динамическую систему: в процессе развития его содержание и структура усложняются, изменяется его познавательный статус. В частности, диссертант особо подчеркивает, что само понятие история традиционно раскрывалось как эмпирическое исследование былого, установление подлинных фактов, событий случившегося, в результате чего история отождествлялась с методом и целью работы историка, т.е. способом узнавания. В условиях глобализации эта ситуация усугубляется особенностями информационного общества, представляющего множество технических возможностей для формализации прошлого под стандарты конкретного общества, в ущерб историческим основаниям.

Автором констатируется, что в современных условиях внимание историков больше сосредоточено не на выявлении новых возможностей исторического познания и условий творческой активности пишущих историю, а на «негативных последствиях» стирания грани между историей и литературой, между объективной истиной (факты доказываются ссылками на источник) и субъективным вымыслом (вольной интерпретацией фактов не подкрепленных источниками). Дело здесь не только в нежелании  историков отказываться от привычного понимания своего «ремесла», но и в боязни потерять профессиональный суверенитет, лишиться власти историка-идеолога, что характеризует, как показывает автор, западную историческую науку, обслуживающую глобалистику.

Философия истории между тем выступает как методология изучения исторического процесса, она имеет дело с исторически длительными промежутками времени, исследуя человеческую жизнь в целом, то есть рассматривает исторический процесс с точки зрения его всемирного характера, единства, всеобщности и целостности. Единство исторического процесса обусловлено целым рядом факторов. Важнейшими из них являются:

  • природное, биологическое единство происхождения людей  (физический облик, генетические характеристики);
  • сущностное социальное единство людей и народов (несамодостаточность отдельного человека или этноса, совместная деятельность на основе разделения труда и обмен его результатами);
  • интеллектуальное единство (наличие сознания и членораздельной речи для осмысления и негенетической передачи информации);
  • непосредственное общение пространственно близких и разделенных сообществ людей (по некоторым данным, экономический и культурный обмен уже во втором тысячелетии до н.э. осуществлялся в радиусе 8 тысяч километров. К VIII веку н.э. связи такого рода охватили всю Европу, Азию и Африку).

Современный европоцентричный мир основывает свое видение прошлого и настоящего на ведущих идеях Г. Гегель рассматривал исторический процесс через духовное и разумное начало – «абсолютную идею», «мировой разум» или «мировой дух». История,  по его мнению, является обнаружением духа в том виде, как он вырабатывает знание о том, что он есть  в себе, и подобно тому, как зародыш содержит в себе всю природу дерева, вкус, форму плодов, так и первые проявления духа виртуально содержит в себе всю историю. «Всемирная история есть дисциплинирование необузданной естественной воли и возвышение ее до всеобщности и до субъективной свободы» . Однако современные глобальные процессы, многие из которых носят насильственный, неконтролируемый характер, предполагают, по мнению автора диссертации, комплексный подход к изучению истории и современности, избавленный от культа безграничной свободы и основывающийся на новых принципах мироустройства.

В диссертации обращается особое внимание на тот факт, что экономический критерий общественного прогресса, заданный К.Марксом, уже не дает ответов на вызовы истории и современности. Тем не менее, подобный подход, характеризующий мировую историю как чередование общественно-экономических формаций, каждая из которых представляла собой человеческое общество на определенном этапе его развития, отличавшееся от предыдущих прежде всего производственными отношениями, составлявшими его базис в периодизации истории, продолжал оставаться популярным и во второй половине ХХ столетия. Его применение связано с именами творцов теории постиндустриализма – Д.Беллом, Э. Тоффлером, Р.Ароном и др. В их концепции процесс общественного развития делится на три этапа, связываемые прежде всего с характером доминировавших в экономике видов и типов техники и технологии – доиндустриальный, индустриальный и постиндустриальный. Но все чаще обществоведы разных стран высказываются против засилья экономикоцентричного подхода к трактовке истории, который явно недостаточен для объяснения многих исторических феноменов. Диссертант приводит аргументы, свидетельствующие о несостоятельности экономикоцентризма и неспособности методологических подходов, основанных на подобных концепциях адекватно оценить, как историческое прошлое, так и современный глобализирующийся мир.

В диссертации исследуются  и другие, альтернативные подходы, которые в большей степени дают возможность исследовать современный  Во второй половине XIX века в противовес линейно-прогрессистским теориям развития, появляются циклические модели исторического процесса, то есть начал складываться опыт дискретного подхода к истории. Одним из первопроходцев на этом пути стал Н.Я.Данилевский в своей книге «Россия и Европа», изложивший теорию культурно-исторических типов. История полифонична и не сводима к единой, общеобязательной для всех стран и народов «магистрали», полагал этот русский ученый. Он сформулировал вывод, что прогресс заключается не в фиксации момента определенного единства истории, а в принципиальной многосторонности, многоплановости человеческой культуры, в которой выделил 10 «полноценных» ее исторических типов.  Цикл развития каждого из них включает в себя продолжительный период роста и относительно короткую эпоху – время существования цивилизации, раз и навсегда истощающей жизненную силу культурно-исторического типа .  Взгляды Данилевского на исторический процесс были развиты русским мыслителем К.Леонтьевым. Человечество, отмечает он, живо до тех пор, пока способны к произрастанию и развитию самобытные национальные культуры. Вместе с тем он считал, что ни один народ не является историческим эталоном и не может заявлять о своем культурном или ином превосходстве.

В первом параграфе «МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИСТОРИИ КАК ОСНОВА НАСИЛЬСТВЕННОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ» ставится задача показать, что проявлениями метафизического подхода в историческом познании является особый гносеологический механизм, для которого в условиях глобализации характерны  особые субъектно-объектные  отношения.

В современном мире разные структуры исторической реальности, например события, процессы и т. п., предполагают использование различных моделей приобщения к истории. Одно из условий выбора пригодной модели определяется тем уровнем, который занимает рассматриваемое явление в данной системе, взятой как целое, и на этом основании могут возникать специфические отрасли: политическая история, военная история и т. д. В системе каждого единства теории и истории формируются собственные, аутентичные подходам типы социальных проектов, идеалы истинности (образ или репрезентация-фикция). Одно единство отображает естественноисторический процесс, другое – репрезентирует его в зависимости от того, какой принцип является ведущим.

Диссертант доказывает, что у каждого из двух подходов существуют свои определенные философские основания, что отражается на соответствующей модели мироустройства. Модель мира предполагает противоречивую природу науки в форме альтернативных проектов науки. Эта противоречивость выражается через соотношение «аристотелевский – софистский» (по происхождению того или иного проекта науки), «космический – универсалистский» (по отношению к моделям мира), «диалектический – метафизический» (по методу философского познания), «образ – репрезентация» (по способу постижения мира) .

Для понимания сути глобализации диссертант исходит из тезиса, что история должна соответствовать тому типу общества, в котором она разрабатывается. Соответственно, в контексте метафизического подхода история имеет частный характер, являясь презентацией – никак не соотносимой с объективной реальностью логической конструкцией, представляющей действительность в соответствии с частными (индивидуальными, групповыми, классовыми и т. п.) интересами.

На базе метафизического подхода распределяются функции исторической дескрипции и исторической репрезентации, где центральной проблемой истории как предмета теоретического осмысления является вопрос о том, как историк репрезентирует прошлую реальность. Здесь только сам исторический текст имеет значение. Репрезентация заставляет реальность развернуть в себе бесконечность ее различных слоев; и реальность приспосабливают к любым нашим решениям исследователя. Репрезентация часто составляется из дескрипций, но дескрипции обладают над репрезентацией логическим приоритетом, потому что в дескрипции всегда можно различить референта, а в репрезентации его нет. Автор показывает, что никогда нельзя с абсолютной точностью определить в историческом тексте то, что относится исключительно к репрезентированной реальности (как это возможно в дескрипции), и то, что приписано ей историком. Репрезентация есть всегда репрезентация об этой реальности, однако сама репрезентация объективно привязана к определенным слоям реальности, сквозь и дальше которых она не способна проникнуть. При этом особенность исторической репрезентации состоит в том, что она связана с «пропозициональной установкой» историка: он верит, что репрезентация рассматриваемого исторического  явления, события, периода и т. д. разумна и правдоподобна. Он может не иметь серьезных эмпирических оснований для этой веры, но все-таки верит в то, что рассматриваемая репрезентация есть лучший способ соединения языка (исторического текста) и некоего аспекта исторической реальности. В результате, то, что приписывается этому историческому явлению, событию или периоду, будет истинно на основе того значения, которое данная репрезентация предлагает ему придать. Поэтому историк должен придерживаться своего рода «срединного пути» между попытками эмпириков втиснуть всю историческую репрезентацию в жесткие рамки дескрипции. Диссертант уверен, что только если историческое содержание обеспечено формой, оно может быть обработано в практике исторического исследования.

Представители метафизического подхода позволяют себе большую свободу в интерпретации прошлого, поскольку:

  • являются сторонниками «свободы воли», что, накладываясь на конкретные события, репрезентует ту или иную сторону мира;
  • считают, исходя из этого, мир (и, соответственно, историю) принципиально непознаваемым;
  • допускают смешение (взаимозамену) понятий, характеризующих научные и ненаучные познавательные структуры, т. е. эпистемологические и гносеологические;
  • исходя из посылки о ведущей роли Запада в определении цивилизованности (правильности) современной жизни, соответственно оценивают и прошлое той или иной страны, личности и т. д.

Диссертант доказывает, что насильственная глобализация представляет собой следствием метафизического подхода к истории, однако в системе «история-глобализация» существуют разные точки зрения. Некоторые считают, что глобализация, по сути, это – весь исторический процесс развития совокупного социального организма, направленный на достижение его предельной целостности. Эта точка зрения вызывает возражения диссертанта, поскольку в ней видится утверждение наличия в истории какого-то целевого предназначения, что противоречит диалектическому взгляду на историю. Вместе с тем, возможна и другая позиция, суть которой проявляется в том, что смысл истории следует искать не в проекции на нее какой-либо цели, а в том, что исторический процесс – это накопление человечеством на протяжении веков и тысячелетий опыта, который составляет фундамент объективной общности, целостности человечества как в аспекте цивилизации, так и в аспекте культуры. Этот совместный опыт накапливался благодаря множественным взаимовлияниям, взаимоотражениям, но и взаимоотторжениям, подавлениям, поглощениям, которые происходили на длительном пути исторического развития. В разные периоды истории эти процессы разворачивались в разных сферах жизни человечества – в религиях, языках, искусстве, политике, технологиях и производстве. Для человечества, цивилизации и культуры последствия этих процессов, тянувшихся иногда столетиями, были часто грандиозны и глобальны.

Историческое познание в условиях глобализации, согласно диссертационному исследованию, обладает определенными отличительными чертами, которые особенно активно используются сторонниками насильственной глобализации. Понимание роли истории в этом процессе предполагает учет того факта, что согласно метафизической концепции культура выступает как продиктованная необходимостью удовлетворения потребностей персональная формулировка идеалов жизнедеятельности, а цивилизация – как характеристика общепринятых потребительски существующих стандартов жизни общества. Согласно же другой – диалектической концепции – единство цивилизации и культуры раскрывает содержание определенной стороны объективной диалектики общественной жизни. Глобализация приводит к искривлению объективного исторического процесса.

Диссертант приходит к выводу, что в соответствии с метафизической концепцией, формулировка основных определений истории призвана удовлетворять потребности неповторимого, уникального, индивидуального, а цивилизация определяется как нечто воспроизводящее потребительское, общепринятое, что, естественно, проявляет себя особенно ярко в условиях глобализации.  

Во втором параграфе «ТРАНСФОРМАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ» показано, что в условиях глобализации происходит трансформация исторического знания в той мере, в какой оно реализуются в рамках определенной модели мира, что дает одностороннее представление об обществе как субъекте исторического процесса и о содержании социальной реальности вообще.

Центральным для понимания отношения исторического познания к исторической реальности, как следует из исследования, является вопрос о достоверности или истинности исторического знания. Методология исторических исследований оформляется в особый тип теоретического знания, осуществляющий рефлексию над самой этой исследовательской деятельностью. Она выявляет рациональные основания и принципы познавательной  деятельности историка, исследовательские процедуры, приемы, методики, в том числе их специфику, вытекающую из особенностей конструирования объекта, а также анализирует структуру произведенного знания и оценивает его, исходя из существующих критериев научности.

В схеме общих структур знания философия истории представляет метаметодологический уровень исторического познания и знания, так как осуществляет рефлексию над деятельностью методологов истории, поэтому дисциплинарная структура исторического познания построена по принципу возведения рефлексивного мышления в степень. Роль методологического и философско-исторического знания прежде всего понимается диссертантом с позиций его прагматической, функциональной значимости в системе исторического познания. Результаты его оформляются в отдельное систематизированное знание. Его объективированные формы вырастают из доминирующей на данный момент дискурсивной практики научного исследования и выступают некоей принудительной силой диктующей выбор метода исследования. В результате, проявляется стремление упразднить другое измерение дискурса: его событийность и случайность и обеспечить производство знания, соответствующего сложившимся критериям научности, понимаемой как оправдание западного варианта глобализации как единственно возможного пути развития мирового сообщества.

Диссертант показывает, что поскольку будущее неразрывно связано с прошедшим, то субъекты глобализации часто используют историю как основу для формирования соответствующей идеологии, при помощи которой пытаются оправдать различные проявления искусственного глобализационного давления. В частности,  идеологи глобализации довольно часто используют постулаты марксизма, поскольку методы попыток унификации мирового пространства довольно схожи, в частности:

1) единство исторического процесса и неизбежность прогресса;

2) объективность процесса, его независимость от воли и сознания людей;

3) стадиальность этого процесса, прохождение человечеством в целом ряда «научно» установленных стадий (формаций);

4) экономоцентризм, представление о производительных силах и производственных отношениях как о движущих силах прогресса и факторах, определяющих все остальные проявления нашей жизни;

5) преимущественное внимание к проблемам эксплуатации и любым формам протеста;

6) насилие как основной метод решения социальных проблем и основной механизм прогрессивного развития.

Согласно диссертационному исследованию, стадиальность исторического процесса базируется фактически на идее единства человечества, которая пока не доказана, оставаясь аксиомой, принятой рядом исследователей, и, по убеждению диссертанта, привести подобные доказательства довольно проблематично.

В данной части диссертации последовательно доказывается тезис, согласно которому для идеологов глобализации социально-историческая действительность есть результат символического конструирования. Иными словами, исток глобального мира усмотрен в начале истории, что делает символически легитимным господствующий проект. При этом господство символического предстает столь очевидно и мощно, что наводит на мысль о критической массе глобальной информации – возникает опасность «большого взрыва» .

Особенно ярко в работах идеологов глобализации проявляются попытки использования реконструкции исторического прошлого как основу для подачи  трансформированной исторической картины, которая становится основой для навязывания западной системы ценностей всему миру. Автор диссертационного исследования приходит к выводу, что в условиях глобализации происходит трансформация исторического знания, что провоцирует потенциальные фальсификации исторического прошлого в угоду идеологии унификации мирового пространства.

Таким образом, современные процессы глобализации в той мере, в какой они осуществляются сознательно, реализуются в рамках определенной модели мира, что дает одностороннее представление об обществе как субъекте исторического процесса и о содержании социальной реальности.

Основной задачей параграфа «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ В ПОЗНАНИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА – БАЗИС НАСИЛЬСТВЕННОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ» является анализ вариантов активного вмешательства в процесс познания истории на конкретных примерах этого явления.

Как показано в данной части исследования, психологический механизм в историческом познании приобретает черты детерминизма, поскольку становится одним из базисов для идеологов глобализации, основывающих свои универсалистские теории на основе собственных стандартов социального прогресса (утилитаристский прогресс).

Согласно исследованию, теоретическое знание опосредованно связано с действительностью, так как воспроизводит ее не в непосредственно-чувственных, или эмоционально-созерцательных формах (как, например, практически-обыденное или стихийно-эмпирическое познание), а в формах мыслительных, интеллектуально преобразующих. Естественным следствием такого положения явился полный отрыв друг от друга теории и истории, что в конечном счете стало наиболее благоприятным условием для фальсификации истории, в результате чего Россия, например, выступает в качестве страны «с непредсказуемым прошлым». Автор показывает, что особый психологический детерминизм в постижении истории формируется во многом на герменевтическом уровне, создавая определенную психологическую позицию у ученых, исследователей истории..

Как следует из диссертации, наличие психологического детерминизма проявляется также в том, что субъекты глобализации часто используют прошлое как основу для оправдания любой своей позиции, ведь глубочайший смысл идеи глобализации – это неопределенный, неуправляемый и самостоятельный характер всего, что происходит в мире, что дает возможность оправдывать конструирование управленческих структур надгосударственного уровня, мотивируя это отсутствием центра управления.

Психологический детерминизм в познании исторического прошлого проявляется  в действиях национальных элит, действующие в русле конкретных и осязаемых групповых, классовых и корпоративных интересов, прикрывают их громкими лозунгами, призванными повлиять на массы, никак не участвующие в процессе реального управления страной.

Именно психологический детерминизм, как показывает диссертант, подтверждает известную мысль о том, что у историков огромная власть, однако многие из них вновь творят прошлое, меняя его так, чтобы оно соответствовало соответствующим идеологическим установкам, поэтому они не меньше изменяют и будущее. Дело в том, что полнота знания предлежит историку как идеал, большое приближение к которому всегда возможно и необходимо. Историк должен не только сознавать все несовершенство своего знания, бесконечную удаленность свою от необозримого океана действительности, но и быть уверенным как в возможности бесконечного приближения к идеалу, так и в том, что это стяженное его знание подлинно и абсолютно ценно.

Таким образом, в  процессе исследования автором констатируется, что политика глобализации как научная парадигма неолиберальной идеологии западного мира вырабатывается ангажированными экспертами. Истинные глобалисты в лице транснациональных корпораций осуществляют контроль над производством знания.

В четвертом параграфе «СИЛОВАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ИСТОРИИ КАК ОПРАВДАНИЕ НАСИЛЬСТВЕННОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ» доказывается, что силовая интерпретация истории является закономерным следствием насильственной глобализации, которая игнорирует многообразие мира, основываясь лишь на ценностях вестернистского характера.

Силовая интерпретация истории является следствием гипертрофированного культивирования аксиологического фактора в познании исторического прошлого, который особенно ярко проявляется в современных условиях, когда идеологи глобализации активно используют прошлое для оправдания своей политики по устройству унифицированного мира.

В результате исследования диссертантом определяется авторский подход, согласно которому под силовой интерпретацией истории понимается такая гносеологическая ситуация, когда субъект познания не только не в состоянии выбрать свою концепцию  постижения исторического прошлого, но и фактически все ее познавательные параметры задаются помимо его воли. В результате подобных процедур нарушается весь естественный гносеологический механизм, характерный для объективных исторических исследований, что и является одним из следствий реализации метафизического подхода в науке.

Силовая интерпретация истории основывается на действии субъективных факторов и психологического детерминизма в историческом познании, однако диссертантом отмечается определенная специфика ее проявления, а именно:

1) если субъективный фактор, предполагающий психологический детерминизм в историческом познании, срабатывает, в первую очередь в условиях различных подходов к интерпретации  существующих источников и СМИ, то силовая интерпретация является следствием изначально ангажированной позиции исследователя, в основе которой, как правило, изначально целенаправленный подбор источников;

2) психологический детерминизм  в познании истории в основном носит ограниченный характер, силовая же интерпретация истории приводит к принципиальной фальсификации в научной и образовательной сферах деятельности, что приводит к стратегическим последствиям;

3) психологический детерминизм складывается произвольно как следствие субъект-объектных отношений и зависит от возраста, менталитета и т.п. исследователя, в то время как силовая интерпретация носит целенаправленно глобальный характер;

4) психологический детерминизм срабатывает в первую очередь на уровне микроистории, а силовая интерпретация – это целенаправленная репрезентация, т. е. следствие гипертрофированного европоцентризма, приводящего к ангажированным искажениям в изучении всей мировой истории.

Именно силовое навязывание исторической картины, по убеждению автора диссертации, является одной из принципиальных особенностей, характеризующих метафизический взгляд на прошлое, поскольку  в основе ее лежит произвольная аксиологическая шкала, предоставляющая возможность любому автору формировать картину исторического прошлого по своему усмотрению, что часто приводит к фальсификации истории. Для метафизического бытия науки характерна абсолютная обособленность науки и научного знания от всех других областей человеческого познания (ненаучного и т. д.).

Диссертант показывает, что благодатной почвой для формирования силовой интерпретации истории является именно индивидуалистический проект соотношения научной теории и научной истории. В нем центральное место отводится деятельности правителей, полководцев, функционированию государств в рамках претворения в жизнь общественных договоров, политических программ, законодательных актов и т. д., а также внедрению социальных технологий, позволяющих реализовать данные акты, программы, договоры и т. д.

В процессе диссертационного исследования автор доказывает, что почвой для силовой интерпретации исторического прошлого может служить принцип верификации, который включает:

а) возможность сведения (редукции) сложных синтетических предложений к элементарным;

б) возможность проверки элементарных предложений на опыте;

в) интерсубъективность верифицируемого (т. е. должна быть возможность осуществления верифицируемости несколькими наблюдателями).

Таким образом, диссертант доказывает, что результатом силовой интерпретации истории является фальсификация исторического прошлого, которая проводится в интересах определенной политической группы, поскольку характер и методология современной исторической гносеологии определяются субъективным содержанием соответствующих аксиологических установок исследователя. Одним из следствий силовой интерпретации истории является искажение объективной исторической картины в угоду культа западного потребительского образа жизни, порождающий невиданное глобализационное давление во всем мире.

В третьей главе «ДИАЛЕКТИКА ИСТОРИИ В ПРОТИВОДЕЙСТВИИ НАСИЛЬСТВЕННОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ» показано, что альтернативой насильственной глобализации, которая во многом является следствием ангажированной исторической картины мира выступает диалектический подход к истории, гарантирующий сохранение исторических традиций всех социумов.

Ведущей идеей данной главы является доказательство того факта, что историческое познание является отражением прошлого во всех его многообразных проявлениях. Это прошлое образует историческую реальность, которая существует объективно, вне отражающего его сознания и выделяющегося из него профессионального исторического познания.

В диссертации показано, что цивилизация выполняет несколько взаимосвязанных функций. Прежде всего, она несет в себе начало объединения, универсальности и претендует на эталон универсальности на фоне других человеческих общностей. Вместе с тем цивилизация обеспечивает преемственность в исторической эволюции, механизмы, скрепляющие общество, в связи с чем определяются следующие основные функции цивилизации, которые отвечают за процессы ее развития и выживания: интеграция разрозненных компонентов жизни данной большой человеческой общности; их дифференциация и специализация как часть процесса развития; обеспечение преемственности в длительном историческом времени; регуляция отношений между личностью и обществом. Кроме того, цивилизации проявляют  себя как некая стратегия выживания, стратегия самоорганизации человеческого времени-пространства и огромных человеческих общностей.  Зарубежные и отечественные ученые в конце ХХ века предпочитают пользоваться цивилизационным подходом в анализе исторических фактов и процессов. Он избавляет их от необходимости отдавать дань экономической или материальной обусловленности деятельности человека, позволяет выдвигать на первый план самого человека, его потребности, знания, умения, культуру, идеологию .

В первом параграфе данной главы «ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МЕТОД В ИСТОРИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ – АЛЬТЕРНАТИВА ГЛОБАЛИЗАТОРСКИМ ПОДХОДАМ К ПРОШЛОМУ» освещаются особенности диалектического подхода к историческому прошлому, как оптимального, поскольку он учитывает интересы не только субъектов, но и объектов глобализации.

Диссертант исходит из концепции, согласно которой наряду с метафизическим осмыслением единства научной теории и научной истории формируется и другой взгляд на научную историю и научную теорию – диалектический, согласно которому их единство рассматривается как образ, адекватно раскрывающий содержание естественноисторического процесса, подчиненного действию собственных законов и закономерностей вне и независимо от сознания исследователей. Данный взгляд предполагает наличие иной теории познания, а именно: теории познания как теории отражения. Диалектический подход предполагает иное, чем при метафизической методологии, соотношение научной теории и научной истории.

В соответствии с данным подходом, диссертант выделяет главные теоретические признаки (характеристики) диалектического метода:

1. Он основывается на таком понятии модели мира, которое включает в себя соотношение «образ – прообраз» и непосредственно входит в теорию сущности науки;

2. Существование науки обосновано не только практикой (материальным производством), но и культурой, внутренними законами развития познавательной деятельности;

3. Наука в себе самой раскрывает сущность как единство совокупности дефиниций о том, что такое научное знание, научная деятельность и научная организация.

Функции и значение исторического познания в современном обществе имеют два диалектически взаимосвязанных подхода. Первый охватывает историю исторического познания, а также механизмы его социальной детерминации, т. е. круг вопросов, входящих в компетенцию социологии исторического познания. Этот подход учитывает, как развивается историческое познание в различные эпохи, какие социальные задачи перед ним ставятся, как влияют на него общественно-экономические, этнические и культурные механизмы. Второй подход связан с изучением внутренней структуры исторического познания, его специфически познавательного отношения к объективной действительности, включая способы его построения,  и отличия от других форм познания.

Как следует из диссертации, реализация исторического познания по западному образцу своеобразна, поскольку сочетает «рыночную привлекательность» с набором институциональных фикций, что особенно наглядно демонстрирует современный этап глобализации. История человека превращается в историю таких безличных сущностей, как социальные институты, формы развития государства, смена ментальностей.

В условиях глобализации за основу берется гегелевская концепция философии истории носит универсальной характер, поскольку ее венцом выступает идея всечеловеческой, или универсальной, истории. Из противоположностей и борьбы между нациями выкристаллизовывается диалектически скрытое единство человечества.

Таким образом, как показано в диссертации, диалектический метод в познании истории формировался параллельно с метафизическим,  и основные этапы развития диалектических принципов в познании истории проходили на фоне противодействия позитивистским методам изучения истории. Современные исторические реальности, характеризующие глобализацию, различного уровня предполагают использование различных моделей описаний. Одно из условий выбора пригодной модели определяется тем уровнем, который занимает объясняемое явление в рассматриваемой системе, взятой как целое.

Задача параграфа «ОБЪЕКТИВНАЯ ДИАЛЕКТИКА ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА» – анализ тезиса, согласно которому социальное знание, основанное на признании объективной диалектики исторического процесса, является реальным противодействием насильственному, неконструктивному глобализационному давлению в современном мире.

Из диссертационного исследования следует, что прошлое образует историческую реальность, которая существует объективно, вне отражающего его сознания и выделяющегося из него профессионального исторического познания. Для понимания сущности диалектики исторического процесса важно акцентировать свое внимание на том факте, что в отличие от реальности природы реальность общества обладает рядом особенностей, которые  подробно анализируются в работе.

Диссертанту важно показать, что сущность глобализации необходимо исследовать с учетом определенных  категорий, в частности акцентируется внимание на том факте, что переход «единичного и случайного» во «всеобщее» отнюдь не редкость в истории, а скорее даже правило. В истории – и не только человечества с его культурой – всегда происходит так, что явление, которое впоследствии становится всеобщим, изначально возникает именно как единичное исключение «из правила», как аномалия, как нечто частное и частичное. Иным путем вряд ли и может возникнуть хоть что-либо новое. История имела бы весьма мистический вид, если бы все новое в ней возникало разом, сразу как «общее» для всех без исключения, как внезапно воплощающаяся «идея» .

В диссертации показано, что начало разработки диалектического проекта принадлежит Аристотелю, который первый отметил, что на практике могут быть реализованы два основных пути развития государственного устройства:

1) «путь совершенствования государственного устройства, учитывающего естественность общественного развития страны (принцип совершенства);

2) путь произвольного проектирования государственного устройства и претворения проекта в жизнь согласно принципу свободы воли» .

Данный аспект постижения истории приобретает особую значимость в условиях глобализации, когда произвольно проектируются заданные социальные структуры, оправдывающие себя, в лучшем случае, в западной системе ценностей.

Диссертант показывает, что современное историческое знание тесно связано с самосознанием, которое имеет диалогический и полифонический характер и обладает следующими признаками. Первый признак связан с тем, что в рамках традиционной модели мира истории через оппозиции «прошлое – настоящее», «настоящее – будущее» идет диалог поколений. Второй признак связан с многоголосием мира истории.

Таким образом, согласно диалектике, понимание того, что исторический процесс в целом приобретает новую качественную определенность: интегрирование достижений человеческой жизнедеятельности и их преобразование, накопление в виде информации наследуемых достижений позволяют совершенствовать общественную систему, при которой современная глобализация не рассматривается как единственно возможный вектор развития человеческого сообщества. Отсюда следует, что поскольку общество создало для себя своеобразную временную ритмику протекающих исторических событий и процессов, как и исторического процесса в целом, есть основание говорить о социальном и историческом времени как об особой социально-временной структуре. В соответствии с диалектической концепцией, как освещается в диссертационном исследовании, объективная диалектика цивилизации и культуры раскрывает преемственность в развитии и совершенствовании общественных отношений, что явно разоблачает методы, связанные с насильственной глобализацией.

В третьем параграфе «ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ В РОССИИ В УСЛОВИЯХ СМЕНЫ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ» ставится задача осветить особенности роли истории в России в условиях смены идеологической парадигмы и показать, каким образом диалектический подход к историческому познанию дает возможность воспринимать глобализацию в различных ее проявлениях.

Согласно диссертационному исследованию, светская власть в жизнеустройстве России оказалась более слабым звеном, чем власть духовная. И в этом отношении имеют место две основные тенденции:

1) западническая тенденция – невежественное копирование чужих проектов светской власти, подверстывание отечественных политических форм под чужие стандарты.

2) многовековая, многотрудная отработка национального проекта светской власти, а именно власти советов, т. е. власти, формируемой по принципам избрания владык православной церкви – по принципам выборов по жребию .

Для понимания сущности связи истории и глобализационных процессов современности, как утверждает диссертант, важно учитывать и тот факт, что согласно русской исторической гносеологии, образ хотя и отличен от действительности, но не оторван от нее, а составляет с ней одно целое – «выражение действительности». Здесь содержится, с одной стороны, момент реальности (ведь, чтобы быть выраженным, надо сначала просто быть) и внешний, явленный образ. Тем самым «выражение действительности» синтезирует моменты внутреннего и внешнего, сущности и явления, которые реально существуют или существовали, как происходит в истории.

По мнению диссертанта, гносеологическая сторона адекватности концепции управления российским обществом культуре и цивилизации России отвечает требованиям методологических стандартов коллективистского общества (диалектический метод, диалектическая методология). Поскольку единство противоположностей российской культуры и цивилизации предстает в качестве предмета управления обществом в данный момент его развития, постольку данная концепция адекватна культуре и цивилизации России в их диалектической целостности. На основании подобных подходов автором формулируются следующие особенности восприятия истории в российском сознании:

1. Исследование адекватности концепции управления обществом культуры и цивилизации России производится в рамках диалектического метода. Этот метод предполагает раскрытие культуры и цивилизации коллективистского общества в качестве единства противоположностей в рамках диалектического противоречия. В данном отношении понятие культуры предстает в качестве характеристики неповторимости коллективистского общества России, а понятие цивилизации – в качестве характеристики его институциональной оформленности.

2. Диалектика культуры и цивилизации, будучи одним из оформлений совершенства, предполагает необходимость совершенствования общественных отношений. Единство российской культуры  и цивилизации актуализирует концепцию управления обществом, которая основывается на объективной диалектике культуры и цивилизации России. Управление обществом адекватно цивилизации и культуре российского общества в той мере, в какой в данной концепции учитывается специфика отечественной культуры и неотделимой от нее цивилизации, когда цивилизация выступает как явление культурно обоснованное, а культура – как явление цивилизованное.

3. Различными аспектами актуализации в жизни общества России стандарта совершенства общественных отношений являются: традиция общинности (соборности, коллективизма), традиции власти советов, как организации власти социального авангарда общества, авторитет духовной власти, находящейся в гармоническом сочетании со властью светской. Отражение в адекватной концепции управления российским обществом основ его цивилизационной жизни предполагает отражение в данной концепции основ неотделимой от цивилизации русской культуры..

Диссертант приходит к выводу, что развитие диалектических взглядов на историю части российских историков демонстрируют отечественную историческую школу как самостоятельную, черпающую свои воззрения из традиций российского общества. Доказательством оригинальности и самостоятельности русской исторической школы является учение русского космизма, которое имеет принципиальное значение для современного этапа развития мировой цивилизации.

В четвертом параграфе «ГЛОБАЛИЗУЮЩИЙСЯ МИР И ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ ИСТОРИИ»  доказывается, что эвристически мировоззренческая сущность исторического познания находит наиболее полное выражение, выступая как один из факторов опосредованно детерминирующий политические процессы в обществе, что является значимым для реального противодействия насильственной глобализации.

Теория цивилизаций является одной из самых авторитетных  среди тех научных парадигм, которые используются для интерпретации мировой истории на современной этапе. С. Хантингтон определяет цивилизации как наиболее высокую форму культурной общности людей, как  «самые крупные человеческие племена» . Согласно Ф. Броделю, цивилизация представляет собой «культурный ареал», «собрание культурных характеристик и феноменов» определенной социальной общности людей.

Очередная интеграция осуществится, по мысли диссертанта, на другом уровне и на ином принципе – принципе глобальной универсализации. Действительно, для любого нелинейного движения характерно взаимодействие центростремительной и центробежной силы при доминанте то одной, то другой. Мировая история полна примеров подобного поведения различных культур и обществ. Для них кризис моет быть не только движением к концу собственной истории, но и началом новой интеграции, новой сущности и нового сочленения с мироцелостностью. Равным образом и во всемирной истории могут довлеть поочередно  интеграционные и дезинтеграционные моменты.

В диссертации особо подчеркивается, что человечество еще не сталкивалось с такой моделью истории, основанной на стохастичности, то есть непредсказуемости даже основных направлений ее развертывания, в связи с чем до сих пор неясен и сам вопрос, сумеет ли оно выжить в мире, испытывающем жесткие экономические и социальные перегрузки глобальных интеграционно-дезинтеграционных тенденций.

Показателем дезорганизации социальной системы выступает энтропия как возможность нарушения равновесия в обществе. Источником энтропии в историческом процессе могут быть различные природные катаклизмы, действия отдельных субъектов истории (людей, социальных групп, слоев, политических элит, лидеров), глобальные процессы (демографические, экологические, информационно-технологические, антропогенные).

Пригожинская парадигма исторического процесса особенно ценна тем, что акцентирует внимание на наиболее характерных для современной стадии развития ускоренных социальных изменений неустойчивых, разнообразных, неравновесных, нелинейных отношениях.  Синергетическая теория позволяет объединить диалектический и метафизический подходы к осмыслению исторического процесса в единое целое, предусматривающее возможность линейно, циклической, спиралевидной (прогрессивной, регрессивной и одноуровневой) эволюции и даже остановки (застоя) социума во времени.

В диссертации исследуется, как  меняется предназначение теорий, в  которых  предпринимаются попытки анализа и обобщения исторического бытия народов и всего человечества. Новые модели, идеи и концепции выдвигаются не столько для того, чтобы оспорить прежние или обозначить рубежи непознанного, сколько в качестве самостоятельной ценности, комплекса научно-аргументированных идей, формы исторической ориентации современного общества. В них превалирует стремление к поиску масштабов, границ применимости выдвигаемых теоретических моделей, связанных с определенными проектами развития цивилизаций на локальном и глобальном уровнях.

В начале данной части диссертационного исследования автор анализирует широко распространенный подход, согласно которому развитие человечества характеризуется принципиальным единством. Этот подход нашел выражение в эволюционистской парадигме, и к одному из ее вариантов с некоторой долей условности можно отнести формационную теорию. Классическая концепция модернизации также основывается на версии эволюционистского подхода, который недостаточно чувствителен к вариативному изменению истории.

Автор показывает, что важное направление диссертационного исследования состоит в том, что эволюционной парадигме противостоят мультилинейные теории, сторонники которых подчеркивают вариативность моделей, этапов развития. Данный подход нашел яркое выражение в теории локальных цивилизаций, обращающей внимание на особенности динамики отдельных цивилизаций или культур. В основе другого подхода лежит идея множественности цивилизационных законов; при этом, однако, фактически элиминируется идея единства истории, исчезают тенденции развития человечества.

В значительной мере вследствие неадекватности Западной модели глобализации потребностям выживания современно человечества его современное состояние можно определить как «цивилизованный» слом или особого типа переходное состояние, где жестко сопряжены относительно новые и весьма опасные процессы: экологический, демографический, антропологический, социально-политический, финансово-экономический, этический, религиозный и другие кризисы. Именно обращение к истории, учет исторического опыта каждого социума должен помочь формировать универсальную глобальную модель мира.

По мнению диссертанта, единство истории как полное единение человечества никогда не будет завершено: история замкнута между истоками и целью, в ней действует идея единства. Человек идет своим великим историческим путем, но не завершает его в реализованной конечной цели. Единство человека – граница истории, а это значит: достигнутое завершенное единство было бы концом истории. История – движение под знаком единства, подчиненное представлениям и идеям единства, однако завершенное единство не может быть выражено ясно и непротиворечиво даже в идеале.

В основе подобных представлений, констатирует основоположник теории цивилизаций, лежит тезис об унификации мира на базе западной экономической системы как закономерном итоге единого и непрерывного процесса развития человеческой истории . Однако, по мнению А.Урсула, такой подход приводит к грубым искажениям фактов и сужению исторического поля .

Диссертант показывает, что человеческое общество не  сводимо только к экономическим и политическим его формам. Культура народов намного глубже и фундаментальнее этих двух исторических слоев. При таком рассмотрении истории почти полностью игнорируются особенностями развития неевропейских народов. 

К исходу ХХ века наметилось постепенное схождение двух школ цивилизационных трактовок истории. Процессы социокультурной агрегации и самооформления больших групп людей стали восприниматься как нечто универсальное, общечеловеческое, но по-разному интерпретируемое в различных регионах и странах. Новое теоретическое прочтение понятия «цивилизация» было соотнесено с опытом всемирной истории в ХХ столетии, согласовано с выработанной мировым обществоведением новой научной картиной мира. Цивилизационная реальность, связанная со стремлением упорядочить человеческий жизненный мир, всегда исходила из некоторых базисных характеристик человеческого бытия и биологических аспектов человеческой натуры. В этой связи можно утверждать, что поиски отдельными группами людей собственного  культурного места в мире имеет смысл и становятся продуктивными лишь тогда, когда связаны с развитием процессов многосторонней межцивилизационной коммуникации. 

На этом основании в исследовании формулируется несколько тезисов, выходящих за пределы классических представлений об историческом знании и способах его экспликации в иных систематиках:

  • об уникальности исторического знания, характерной для различных эпох с «особыми обстоятельствами» и «индивидуальным смыслом» (Гегель);
  • о нелинейной динамике исторического знания; о динамике социальной реальности, определяемой настоящим временем;
  • о людях, творящих социальную реальность как историю;
  • о самосотворяющейся истории через порождение смыслов в уникальных ситуациях настоящего;
  • об организации исторического знания как открытой системы;
  • о потенциальной глобальности истории, как постоянному стремлению встраиваться в более масштабные исторические конфигурации;
  • о диалектическом единстве глобальной и региональной (локальной) истории как особой целостности, проявляющейся как реализация диалектического принципа всеобщей связи явлений.

Все указанные положения приобретают особую значимость в условиях глобализации.

Попытки выявления смысла всемирно-исторического процесса были связаны, прежде всего, со стремлением  преодолеть или узаконить субъективизм и интерпретации глобальных и более частных событий мировой истории.  Так, например, известные идеологические протагонисты – классический либерализм и марксистский коммунизм – в одинаковой степени основывались на экономическом детерминизме общественной жизни, но обе упомянутые идеологии в конце XX  столетия оказались в состоянии кризиса, но это вовсе не означает, что они уходят из духовной и общественной жизни современного человечества. Скорее следует ожидать их обновления в свете изменившихся исторических реалий и дальнейшее использования в идейно-политической борьбе различных общественных сил до тех пор, пока жизнь социума будет характеризоваться дихотомной добра и зла, богатства и бедности, свободы и рабства.

Таким образом, как освещается в диссертации, социальная миссия истории в условиях глобализации резко возрастает. Этот процесс, согласно диссертационному исследованию, постоянен и непрерывен, имея тенденции к росту, хотя в отдельные периоды истории может замедляться и содержит как общечеловеческие, так и индивидуальные черты, присущие каждому отдельному этносу, однако в основе всего – единая природа человека. В условиях глобализации история может и должна стать во главе гуманизации и гуманитаризации мирового сообщества и рассматриваться как таковая, что в состоянии выполнять прогностическую функцию

Выводы.

  • Реконструкция исторического прошлого представляет собой субъект-объектные отношения, в которых предпринимается попытка восстановления прошлого на базе конкретной концепции, характерной для данного философского направления. При реконструкции исторического прошлого репрезентация и отражение могут рассматриваться в качестве альтернативных познавательных стандартов, своеобразных «матриц гносеологии», характеризующих противоположные представления о взаимоотношении познания и реальности. В условиях ускорения глобализационных процессов ярко проявляются попытки идеологов глобализации использовать реконструкцию исторического прошлого для оправдания теории навязывания всему мировому сообществу «системы общечеловеческих ценностей», которые по сути представляет собой стандарты потребительского общества западного типа.
  • Исследование онтологических аспектов истории дает возможность не только более основательно постигать ее особенности, но и использовать как основу для понимания настоящего и прогнозирования будущего. История играет принципиальную роль в воспроизводстве «коллективной памяти», создавая связи в историческом производстве интересов формирования личности с целым рядом базовых исторических категорий (этнос, мировое сообщество, цивилизация), что дает возможность различать естественные и насильственные глобализационные процессы.

Глобализация напрямую связана с аксиологической составляющей истории, поскольку от ценностных критериев зависит не только масштабность истории, но и определение критериев  прогрессивного развития. Решить проблемы аксиологического несоответствия и дискретности знания в процессе исторической реконструкции можно в значительной мере при помощи ценностной шкалы, сложившейся на конкретном этапе развития общества. В условиях глобализации ведущим становится аксиологический подход, при котором историческое прошлое рассматривается исходя из произвольной шкалы ценностей, часто неприменимой в системе другой социальной парадигмы.

  • Причиной и одновременно следствием протекания современных процессов насильственной глобализации становится трансформация  не только исторического материала, но и гносеологических механизмов истории. Вот почему реально противодействовать давлению глобализма возможно только на базе объективных  исторических исследований, основанных на традициях конкретного общества, поскольку ценностное осмысление исторических явлений на базе глобалистской идеологии реально снижает возможность достижения истинности в историческом познании. Именно в условиях нарастающего глобализационного давления гуманитарную составляющую образования необходимо существенно усилить, ведь она, способствуя самопознанию человека, образует защиту от манипуляции им, инспирированную идеологами глобализации и возможную только в условиях потери исторических корней.
  • Силовая интерпретация исторического прошлого является следствием гипертрофированного психологического детерминизма в гносеологии. Результатом силовой интерпретации истории в условиях насильственной глобализации является фальсификация исторического прошлого, которая проводится в интересах определенной политической группы, поскольку характер и методология современной исторической гносеологии определяются субъективным содержанием соответствующих аксиологических установок исследователя. Силовая интерпретация  истории всегда имеет заказчика и приводит к далеко идущим последствиям, которые моделируются историей, переходя в настоящее и будущее.
  • Использование  диалектического похода к историческому прошлому, анализ его как информационного процесса приводит к осознанию того, что информатизация культуры является объективной внутренней исторической необходимостью, а исторический процесс в целом приобретает новую качественную определенность. Интегрирование достижений человеческой жизнедеятельности и их преобразование, накопление в виде информации наследуемых достижений позволяют совершенствовать общественную систему, при которой глобализация рассматривается как единственно возможный вектор развития человеческого сообщества. Поскольку общество создало для себя своеобразную временную ритмику протекающих исторических событий и процессов, как и исторического процесса в целом, есть основание говорить о социальном и историческом времени как об особой социально-временной структуре. В соответствии с диалектической концепцией объективная диалектика цивилизации и культуры раскрывает преемственность в развитии и совершенствовании общественных отношений, где глобализацинные процессы опираются на общемировой опыт.
  • Общий ход развития мысли присущ всем народам, вовлеченным в движение истории; он  постоянен и непрерывен, имея тенденции к росту, хотя в отдельные периоды истории может замедляться. Он также содержит как общечеловеческие, так и индивидуальные черты, присущие каждому отдельному этносу, но в основе всего – единая природа человека. Вместе с тем, современная глобализация как форма организации исторического процесса предполагает «конец истории», что принципиально противоречит диалектике исторического процесса.

Истоки диалектических взглядов на историческое прошлое России демонстрируют российскую историческую школу как самостоятельную, черпающую свои воззрения из традиций российского общества. Кроме того, диалектический подход при изучении истории является характерным  для  России, поскольку основывается на российском менталитете и традициях. Доказательством оригинальности и самостоятельности русской исторической школы является, в частности, учение русского космизма, которое имеет принципиальное значение для современного этапа развития мировой цивилизации, выступая альтернативой современной глобализации.

                              

В Заключении диссертации подводятся итоги исследования, формулируются теоретические выводы и практические рекомендации, а также  определяются перспективы дальнейшего научного изучения темы.

Основные положения диссертации были освещены в следующих публикациях:

Монографии

  • Аксиологические особенности гносеологической сущности истории. – Монография – Красноярск, 2003 (13,4 / 6,7 п.л.) (в соавторстве).
  • Историческое познание в условиях глобализации. – Монография. – Красноярск: ИПЦ КГТУ, 2006 (30,0 п.л.).
  • Глобализация как форма организации исторического процесса. – Монография. – Красноярск: ИПК СФУ, 2008 (19,7 п.л.).

Учебные пособия

  • Расширение мира личности в «Школе Мира Миров» (из опыта работы). Часть 2. Авторская образовательная технология ОАЗИС. – Учебное пособие. – С-Петербург: «Тускарора», 2004 (6,4 / 3,2 п.л.) (в соавторстве).
  • Философия Часть 1. Учебное пособие для студентов. Красноярск: ИПК СФУ, 2010. (4,3 п.л.).
  • Философия. Учебный комплекс. Часть 1. Учебное пособие для студентов. М.: Проспект, 2010 (9,2 п.л.).

                                                              Статьи из списка ВАК

  • Учебное историческое познание в условиях глобализации // Философия образования. – Новосибирск: Изд-во ГЦРО, 2006. – №2 (0,6 / 0,3 п.л.) (в соавторстве).
  • Глобализация как форма исторического процесса и аксиология истории в России // Журнал СФУ. Сер. «Гуманитарные науки».–2009.–№3 (0,6 п.л.).
  • Глобализация как объект изучения (исторический аспект) // Журнал СФУ. Сер. «Гуманитарные науки».– 2009. –№2(3) (0,8/0,4 п.л.) (в соавторстве).
  • Исторические аспекты глобализации // Философия образования. – Новосибирск: Изд. ГЦРО, 2009. –  №4(29) (0,5 п.л.).
  • Исторические аспекты глобализации как управляемого процесса // Известия Российского государственного университета им. А.И.Герцена. №110: научный журнал. – СПб., 2009 (0,7 п.л.).
  • Глобализация как форма организации исторического процесса // Известия Российского государственного университета им. А.И.Герцена. №111: научный журнал. – СПб., 2009 (0,8 п.л.).
  •  Глобализация как форма исторического процесса и аксиология истории // Научные проблемы гуманитарных исследований. – Пятигорск, 2010. – №9.

Статьи и материалы конференций

  • Историческое прошлое как основа для формирования мировоззрения // Интеллектуальные и материальные ресурсы Сибири. – Материалы 2-й региональной научно-практ. конф. 21-23 окт. 1997 г. – Иркутск, 1997 (0,3 п.л.).
  • Путешествие в прошлое и будущее // Учительская газета – Граждановедение. – 1997. – №10(62) (0,7 п.л.).
  • Эго с большой буквы. // Учительская газета – Граждановедение. – 1997. – №12(64) (0, 6 п.л.).
  • Формирование мировоззрения и история // «Диалог культур народов России, Сибири  и стран Востока». – Доклады науч.-теорет. конференции 17 октября 1997 г. (0,2 п.л.).
  • Отказ от европоцентризма как ведущая тенденция исторической педагогики начала XXI века // «Диалог культур народов России, Сибири  и стран Востока». – Доклады науч.-теорет. конференции 15 октября 1998. (0,4 п.л.).
  • Программирование образовательного эффекта в процессе реконструкции исторического прошлого // Интеллектуальные и материальные ресурсы Сибири. – Материалы 2-й региональной научно-практ. конференции 21-23 октября 1998 г. – Иркутск, 1998 (0,3).
  • «Презентация истории» как пропедевтический курс в образовательной системе «школа-педагогический вуз» // Актуальные проблемы высшего педагогического образования. – Тезисы докладов конференции НИР преподавателей филиала ИГПУ. – Усть-Илимск, 1999 (0,3 п.л.).
  • Программирование образовательного эффекта в процессе реконструкции исторического прошлого (система УИДИ+ВАМ) // Актуальные проблемы высшего педагогического образования. – Тезисы докладов конференции НИР преподавателей филиала ИГПУ. – Усть-Илимск, 1999. – (0,3 п.л.).
  • Пути повышения активности учащихся в процессе исторической реконструкции // Актуальные проблемы высшего педагогического образования. – Тезисы докладов конференции НИР преподавателей филиала ИГПУ. – Усть-Илимск, 1999 (0,3 п.л.).
  • Символы в учебном историческом познании // Актуальные проблемы высшего педагогического образования. – Тезисы докладов конференции НИР преподавателей филиала ИГПУ. – Усть-Илимск, 1999 (0,3).
  • Региональные аспекты формирования социокультурного мировоззрения в работе с одаренными детьми // Психолого-педагогические проблемы одаренности: теория и практика. – Доклады международной конференции 15-17 декабря 1999 г. – Иркутск, 1999 (0,2 п.л.) (в соавторстве).
  • Оригинальное пособие по истории для абитуриентов // Преподавание истории в школе. – 2000. – №1 (0,2 п.л.).
  • Пропедевтический курс «Презентация истории» // Преподавание истории в школе. – 2000. – №3 (0,2 п.л.).
  • Учебно-историческое познание как основа возрождения духовного смысла отечественного образования // Новые образовательные технологии в стратегии духовного развития общества – Материалы Международной конференции. – Часть 1. – Новосибирск, 2000 (0,3 п.л.).
  • Оценка уровня подготовленности в учебном историческом познании // Школьные технологии. – М.: Школа-Пресс, 2002 – №6 (0,2 п.л.).
  • Нетрадиционные пути определения результативности в учебном историческом познании // Расширение мира личности в «Школе Мира Миров» (из опыта работы). Часть 1. СПб.: «Тускарора», 2003 (0,4 п.л.).
  • Глобализация, новый мировой порядок или фашизм // Теория и история. – Красноярск: СИБУП, 2003. – № 3 (0,4 п.л.) (в соавторстве).
  • Раскрытие творческой природы учащегося в «Школе Мира Миров» // Расширение мира личности в «Школе Мира Миров» (из опыта работы). Часть 1. СПб.: «Тускарора», 2003 (0,3 п.л.).
  • Философия истории в условиях глобализации // Актуальные проблемы философии в системе университета – Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Красноярск, 2003 (0,4 п.л.).
  • Онтологический переворот: субъекты и объекты глобализации // Теория и история. – Красноярск: СИБУП, 2004. – № 1 (0,4 п.л.) (в соавторстве).
  • Психологический детерминизм и силовая интерпретация в познании истории // Теория и история. – Красноярск: СИБУП, –2004. – № 2 (0,6 п.л.) (в соавторстве).
  • Особенности исторического познания  в условиях глобализации // Управление и экономика: теория и практика: Сб. науч. тр. №1. – Красноярск: «Гротеск», 2005 (0,2 п.л.)
  • Особенности учебного исторического познания в меняющихся геополитических условиях как следствие глобализации // Повышение качества непрерывного профессионального образования: Материалы Всероссийской научно-методической конференции с международным участием: В 2 ч. – Ч. 1. – Красноярск: ИПЦ КГТУ, 2006 (0,2 п.л.) (в соавторстве).
  • Геополитическая картина мира в условиях глобализации // Управление и экономика: теория и практика: Сб. науч. трудов. – Красноярск: ООО «Платина», 2006. – Вып. 2 (0,2 п.л.) (в соавторстве).
  • Глобализация в историческом познании // Вестник Красноярского государственного технического университета. – Вып. 41. – Культура и образование – Красноярск: ИПЦ КГТУ, 2006 (0,2 п.л.) (в соавторстве).
  • «Благожелательный гегемонизм» глобализации // Теория и история. – Красноярск: СИБУП, 2006. – № 1 (0,4 п.л.) (в соавторстве).
  • Глобализация и историческое познание // Труды КГТУ: Научно-технический журнал Красноярского государственного технического университета. – № 1. – Красноярск, 2006 (0,2 п.л.) (в соавторстве).
  • Реконструкция исторического прошлого как силовая интерпретация истории в условиях глобализации // «Философия человека и процессы глобализации» Сборник научных статей. – СПб.: Издательство РХГА, 2007 (0,2 п.л.) (в соавторстве).
  • Реконструкция исторического прошлого и силовая интерпретация истории // Управление и экономика: теория и практика: Сб. науч. тр. Вып. 3. – Красноярск: Изд-во «Гротеск», 2007 (0,2 п.л.) (в соавторстве).
  • Глобализация как форма организации исторического процесса // «Философия человека в условиях глобализации» –  Сборник научных статей. – СПб.: Издательство РХГА, 2008 (0,3 п.л.).
  • Проблемы и перспективы глобализационных процессов современности // Духовно-исторические чтения: материалы научно-практической конференции. – Красноярск-Шира   29 июня-3июля 2009 г. Вып.14 / СФУ, Гуманитарный институт. – Красноярск: ИПК СФУ, 2009 (0,4 п.л.). 
  • Глобализация как форма организации исторического процесса: особенности становления // Россия в глобальном мире. – Материалы научно-практической конференции 5-7 мая 2009 г. г. С.Петербург.– С.-Петербург, 2009 (0,3 п.л.).
  • Глобализация как форма организации исторического процесса: становление и перспективы // Наука. Философия. Общество. – Материалы V Российского философского Конгресса. – Том 3. – Новосибирск: Параллель, 2009 (0,2 п.л.).
  • Интерпретация истории как реконструкция прошлого в условиях глобализации // Россия в глобальном мире. – Материалы 8-й Всероссийской научно-теоретической конференции 11-13 мая 2010 г. – С-Петербург, 2010 (0,3 п.л.).
  • Познание глобализации как формы исторического процесса // Вестник развития науки и образования. – 2010. – №2 (0,6 п.л.).
  • Реконструкция прошлого и силовая интерпретация истории в условиях глобализации // Научная жизнь. – 2010. – №2 (0,4 п.л.).

Калашников, В. Д. Научная теория и научная история / В. Д. Калашников // Теория и история. – 2002. – № 1. – С. 56.

Ващекин Н.П., Мунтян М.А., Урсул А.Д. Постиндустриальное общество и устойчивое развитие. М., 2000. С. 80-133.

Ильенков, Э. В. Философия и культура / Э. В. Ильенков. – М.: Изд-во полит. лит., 1991. – С. 338–339.

Чуринов, Н. М. Совершенство и свобода / Н. М. Чуринов. – Красноярск, 2001. – С. 28.

Чуринов, Н. М. О государстве и идеологии / Н. М. Чуринов // Теория и история. – 2004. – № 3. – С. 12–13.

Хантингтон С. Столконовение цивилизаций // Полис. 1994. №1. С. 54.

Тойнби А. Постижение истории. М., 1991. С. 38.

Урсул……….

См.: Гегель Г. Философия истории. СПб., 1993. С. 147-148.

Маркс К. Философско-экономические рукописи // Маркс К., Энгельс Ф. соч. 2-ое изд. Т. 46. Ч. 1. С. 100-101.

Данилевский Н.Я. Россия  и Европа. М., 1993

Князев, Н. А. Философские основы проектного анализа науки / Н. А. Князев // Теория и история. – 2004. – № 3. – С. 140.

Грякалов А.А. Контекст глобализации и философия события // Глобализация: pro et contra: Материалы Международной конференции «Глобализационный вызов истории на рубеже тысячелетий: приоритеты российской культуры и искусства». СПб.: Астерион, 2006.  С. 23.

  Бжезинский 3. Великая шахматная доска / З.Бжезинский. – М, 1998; Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы / В.Д.Иноземцев – М, 2000; Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление / А.И.Уткин. - М.: Логос, 2001; Богомолов О.Т. Анатомия глобальной экономики / О.Т.Богомолов. – М.: Академкнига, 2004.

Практика глобализации: игры и правила новой эпохи // Под ред. М.Г.Делягина. М., 2000. С.103.

Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление / А.И.Уткин // Свободная мысль – XXI. – 2000. – №11. С.34.

Мамардашвили М. Проблемы человека в философии // От человеческом в человеке. Сб. ст. М., 1991. С. 21.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.